В Турции и Азербайджане чтят героев Кавказской исламской армии

В двух братских странах готовятся мероприятия, приуроченные к 100-летней годовщине создания армии, освободившей Азербайджан от большевиков и армянских банд.

В Турции и Азербайджане в текущем году пройдут мероприятия, приуроченные к 100-летней годовщине создания Кавказской исламской армии, освободившей Азербайджан от армянских банд и большевистских формирований.

По данным агентства «Анадолу», тема организации мероприятий, посвященных героизму Кавказской исламской армии, нашла отражение в итоговой декларации шестого заседания Совета стратегического сотрудничества высокого уровня Азербайджан-Турция, организованной в октябре 2017 года в Баку с участием президентов Реджепа Тайипа Эрдогана и Ильхама Алиева.

В МИД Турции прошло совещание с участием представителей соответствующих учреждений и структур с целью планирования мероприятий.

Кавказская исламская армия была создана в период Первой мировой войны по приказу Энвер-паши, занимавшего на тот момент пост министра обороны Османского государства и направлена на Кавказский фронт.

После того, как Азербайджанская Республика и Дагестан обратились за помощью к Османскому государству, Кавказская исламская армия под командованием Нури Паши (Киллигиля) двинулась в сторону Азербайджана.

25 мая 1918 года войска достигли города Гянджа. Численность войск быстро росла благодаря поддержке местного населения и вскоре достигала 12 тысяч человек.

От большевистских формирований и армянских банд были очищены такие районы Азербайджана, как Гейчай, Сальян, Агсу и Кюрдемир, а — 15 сентября 1918 года Кавказская исламская армия во главе с Нуру Пашой освободила Баку.

В ходе боев за Баку погибли 1130 военнослужащих Кавказской исламской армии.

В Баку, Шеки, Шамахи, Гёйчайском районе, Кюрдемирском, Нефтчалинском и Губинском районах установлены памятники солдатам и офицерам Кавказской исламской армии, отдавшим жизни при освобождении Азербайджана.

http://aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B5-%D1%87%D1%82%D1%8F%D1%82-%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%B2-%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%B8/1026396

Выдуманная история о «Цор»

azerbaycan-mapПредставляем вниманию читателей «Этноглобуса» ОТЗЫВ доктора философии по истории, доцента, декана факультета международных отношений и регионоведения Бакинского Славянского университета Ширинбея Гаджиали оглу Алиева

на диссертацию Ш.М.Хапизова “Поселенческая культура  дагестанцев Цора в контексте этнокультурной истории (ХVIII–ХХI вв.)” 

  1. Неправильно составлена структура диссертации. Название диссертации совпадает с названием второй главы. Таким образом, первая и последняя главы диссертации не соответствуют теме диссертации. Исследование культурных поселений в этих главах неполноценно. Во введении не показаны хронологические рамки диссертации. Название диссертации хоть и ограничено XVIII- XXI веками, однако автор совершенно не придерживается выбранных хронологических рамок. Например, третий параграф первой главы называется «Этнокультурные процессы в Цоре в XVII–XX вв.» (стр.35)
  2. Диссертант отмечает рост напряженности в крае в последние годы. Это оттого, что диссертанту не выгодно признать ускоренные темпы развития в самом стабильном регионе. Однако, на той же странице автор, отмечая, что впоследствии землетрясения 2012 года разрушилось более 6 тыс. домов, с горечью приходит к выводу, что таким образом был уничтожен фонд архаических жилищ и на их месте возведены новые однотипные дома (стр.4). На самом деле после стихийного бедствия, азербайджанское государство в самые кратчайшие сроки заново построило самые современные дома и безвозмездно передала их в эксплуатацию всем пострадавшим гражданам.
  3. Обсуждение диссертации в Азербайджане, научные дискуссии позволили бы создать реальную историческую картину. Однако, он, исследуя в основном аварцев Азербайджана свои «исследования» опубликовал преимущественно в Армении, Иране и Грузии, а не в Баку, в Азербайджане. Диссертант опубликовал 4 научные статьи в Ереване, 4 раза выступал на международных конференциях в Армении. Все это доказывает, что  диссертант далек от объективности и исторической действительности, стремясь к провоцированию сепаратизма.
  4. Неправильно и неточно определен предмет исследования. Представления диссертанта о предмете исследования запутаны, противоречивы. Предмет исследования, пишет он, «Алазанская долина, более известная в Дагестане как Цор” (səh.4-5), «разделенный государственными границами между Азербайджаном и Грузией, является одним из наиболее сложных с точки зрения этнического состава и наименее изученных регионов традиционного проживания этнических дагестанцев в Закавказье». Хотя Дагестан, как всем известно, еще более сложный регион.

При этом диссертант, стремясь ввести в научный оборот новое географическое название «Цор», не приводит какие-либо исторические свидетельства о нем. По непонятным причинам диссертант в целях и задачах исследования отмечает, что «географические рамки ограничены территорией левобережья р. Алазани, начиная от гор. Кварели и кончая границей Кахского и Шекинского районов АР» (стр.6), совершенно забыв о «Цор». В новизне работы подчеркивается, что «в научный оборот вводится географическое название Цор, как обозначение Алазанской долины» (стр.13). Как признается сам автор, азербайджанские аварцы (стр.71) проживали в основном на Южном склоне Кавказских гор и в горных долинах. На Алазанской долине исторически проживали же азербайджанцы/мугалы и ингилойцы. Расселение аварцев на Алазанской долине в XIX  веке непосредственно связано с колонизационной политикой Российской империи. Например, после восстания 1830 года жителям Джар не разрешили вернуться в свои селения, и они вынуждены были поселиться в соседних селах, в т.ч. в Даначи.  В целом, после знакомства с диссертацией не ясно, какой регион конкретно автор понимает под названием Цор. Если Цор – Алазанская долина, то почему автор в диссертации все время рассматривает в основном  Южные склоны гор Кавказа?! В тоже время диссертант подразделяет Цор на две части: на составляющие южные склоны Кавказских гор северную гористую часть и южную низменную. При описании этих частей с топографической точки зрения, подразделяет Цор на три части: горную, среднюю и низменную (стр. 24-25). Какое отношение первая часть имеет к Алазани! Далее диссертант Цор делит  на 3 зоны: гористую, которую местные жители называют Голода, предгорье Эхеди (возвышенность) и равнинную Битди  (стр. 69). Две первые зоны не имеют никакого отношения к Алазанской долине.

  1. В первом параграфе первой главы диссертации  диссертант делает неудачные попытки объяснения этимологии топонимии «Цор». Автор ссылаясь на различных авторов идентифицирует Цор то с Закавказьем, то с Грузией (Цебе Цор, Наха Цор и Жаниб Цор),  то с Джар, то с Джаро-Белоканы, то Закатальским округом. Одним словом, диссертант просто даже сам не может определить пределы звучащего по-аварски Цор и ищет выход в догадках: “Обозначая долину реки Алазани, аварцы вполне могли использовать термин цIури (цIоро)….” (стр. 22-24.)
  2. Наконец, непонятно, почему диссертант отвергает общеизвестные принятые топонимы, гидронимы, этнонимы, ойкономы, оронимы и др., вместо этого использует названия из диалекта небольшого сообщества. Почему он не признает Джаро-Белокан и Джар-Тала, славная история и культура которых общепризнаны в кавказоведении и в чем нужда в вымысле новых географических названий?!
  3. Диссертант во втором параграфе первой главы пытается исследовать ранние этапы этнической истории региона. В первую очередь он не соглашается с тем, что дагестаноязычное население Алазанской долины является пришлым этническим элементом (стр.26), ищет их корни в регионе периоды хурри-урарту и Мидии. Затем, основываясь на греческих источниках указывает, что лпины, силвы предки аварцев и стремится локализовать эти роды на Алазанской долине (стр. 28-29)

Таким образом, выходит, что до Аварии и Хунзаха, стоящие у истоков этнических аварцев лпины, расселялись на Алазанской долине. Диссертант в то же время, искажая сведения о древних автохтонных родов гел/her Алазанской долины, стремится приписать их к лпинам (стр.32). Кроме того, диссертант пытается связать с аварцами и чилбов, стоящих у этнических корней цахур.

Считая свое дело выполненным диссертант обходит два тысячелетие молчанием, переходит к XVII веку. При этом вообще не рассматривает вопрос переселения горцев на Алазанскую долину в позднее средневековье. В то время как нужно было остановиться именно на этом. Диссертант в следующем параграфе частично рассматривает вопрос переселения аварцев в Кварели и Лагодехи и в итоге приходит к выводу о том, что аварцы в Азербайджане автохтонные, в Грузии же пришлые полукочевники (стр. 39-41). Несомненно, он делает это ради того, чтобы не обидеть грузинских коллег, с которыми тесно сотрудничает.

  1. Диссертант в третьем параграфе первой главы рассматривает походы шаха Аббаса и переселение населения города Загама в Мазандаран. Утверждает, что переселенные в Иран были грузины и ассимилированные аварцы. Диссертант сведения Искандера Мюнши о тейпах «инисел/енисел» живущих в Загаме, связывает с аварцами. (стр. 36). При этом, он забывает о существовании автохтонного этноса ингилойцев и доказанном в историографии связях тайпов «инисел/енисел» с ингилойцами. Диссертант пытается доказать ложными фактами свою теорию переселения аварцев, отрицая еще один исторический факт. Этот факт состоит в том, что в походах шаха Аббаса в Кахетию участвовали горские тейпы, в т.ч. аварцы. После разрушения города-крепости Загам по воле шаха Аббаса со временем регион перешел под контроль Джаро-Балаканских джамаатов. С этой точки зрения переселение аварцев шахом Аббасом в Иран является абсурдом.
  2. Диссертант не уделяет должное внимание доминирующим в XVIII – середине XIX вв. в регионе Джаро-Белоканскому джамаату и Илисуйскому султанству, будто бы Закатальский округ не существовал в этом регионе.
  3. Диссертант в четвертом параграфе первой главы в своей своеобразной манере поясняет демографические и языковые процессы. Якобы в Азербайджане проживает 160-170 тыс. аварцев (səh.47), при этом диссертант, не стесняясь, представляет этнических азербайджанцев аварцами. Диссертант, подвергая сомнению итоги переписей населения в разные периоды (даже в советское время), пытается убедить нас в собственных цифрах, не подтвержденных какими-либо источниками, а потому ложными.
  4. Диссертант подвергает сомнению существование автохтонного этноса ингилойцев. По его мнению, в регионе проживают только грузины (стр.72, 77). Например, анонимный автор XIX века (М.М.-цев) повествует именно об ингилойцах, но автор представляет ингилойцев грузинами (стр. 45). Даже в прошлом веке офицер Российской империи точно называет этнос ингилойцами, но диссертант вновь допускает серьезную ошибку, выдавая их за «местных мусульман-грузин» (стр. 76).
  5. Диссертант пытается исследовать поселения, дома и др. по этническому признаку, что не принято в этнографии. Одинаковый тип поселений, домов и пр. присущ всем этносам региона и различать их по этническому признаку невозможно. Можно лишь говорить о свойствах, присущем всему региону.
  1. На стр. 23 диссертант, ссылаясь на статью Б.М.Гусейновой, изданную в 2008 году в Махачкале, сравнивает «город» Джар с Баку начала ХIХ века, при этом, представляет Джар еще более большим населенным пунктом, чем город Баку. Если бы диссертант сравнивал Джар с Хунзахом и Махачкалой были бы еще понятны его «благие намерения».
  1.  На стр. 92 диссертант совершает ошибку, идентифицируя, опираясь на грузинские источники, основанную в 1830 году село Нухбик с построенной в VIII веке в Кахетии (Тушетии) крепостью Нухбати. Что свидетельствует о дилетантстве научного сотрудника, претендующего на научную степень.
  2. Большинство таблиц (географические и демографические) в приложении к диссертации не имеют никакого отношения к диссертации. На самом деле диссертант должен был составить историко-этнографические таблицы, связанные с поселенческой культурой: типы поселений, жилища, дороги, хозяйственные постройки и др.
  3. Включенные в приложение таблицы №№ 7, 8, 9 (стр. 210-225) составлены не правильно. Не указаны даже источники статистических данных. Таблица № 9 состоит сугубо из вымыслов диссертанта, т.к. содержит абсолютно фальсифицированные цифры. Это позволяет ему раздуть численность аварцев в Азербайджане за счет других этносов. Численность азербайджанцев сведена к минимуму. В таблице автор преднамеренно или может непреднамеренно (у диссертанта скудная информация о регионе, дилетантски относится к научному аппарату, поэтому его представления ошибочны) преподносит ингилойцев — один из коренных этносов региона как грузин. Диссертант ложно представляет ингилойские селения Алиабад, Мосул, Ититала, Енгиан, Шотавар, Тасмаллы и др. полностью, а мугалские селения Кепенекчи, Верхиян (Бехмедли), Кюрдемир, Тураджлы и др. частично населенные грузинами (?). Население Гах-Ингилой, Гахбаш, Ингилой-Кетюклю, Алибейли, Мешебаш, Алатемир и др. селений христиан-ингилойцев показано как грузинское, но автором не указано, что в конце XIX века в результате политики насильственной христианизации, грузинофикации, насильственной ассимиляции, искусственным образом был создан новый этнос и религиозная конфессия. Разве диссертанту не известно о том, что Алазанская долина никогда не входила в состав этнической территории грузин?
  4. На стр. 180 список информаторов абсолютно фальсифицирован. Имена всех 49 человек, приведенных в списке без фамилии и отчества. Диссертант признавая, что он не встречался с большинством из них, забывает, что у живущих в Азербайджане аварцев есть фамилии с окончание «ов», «ев» и все они обязательно имеют отчества. С этнографической точки зрения Ф.И.О. должны быть полностью указаны.
  5. В списке литературы раздел иностранной литературы (стр.202-205) оформлен неправильно. Произведения, изданные на азербайджанском, аварском, английском, французском языках, приведены в списке на языке оригинала. Однако грузинские источники написаны на русском языке. Это свидетельствует о незнании автором грузинского языка и одновременно доказывает, что он не использовал их непосредственно сам. В таком случае диссертант должен был использовать переводы грузинских источников на доступном ему языке.

В целом каждая глава, параграф, даже абзац и строчка спорные, не отражает объективную реальность. Диссертант со своим субъективным подходом пришел к тенденциозным выводам, которые не обоснованы и совершенно не выдерживают научную критику.

Диссертация Ш.М.Хапизова “Поселенческая культура дагестанцев Цора в контексте этнокультурной истории (ХVIII–ХХI вв.)” написана на слабом научном уровне, не соответствует требованиям ВАКа и автор не может быть удостоен искомой степени кандидата исторических наук.

 

При содействии Ватикана армяне стали распространять лжедокументы

roma_PapaПри содействии Ватикана армяне стали распространять лжедокументы и лжеисторию о существовании «Великой Армении», заявил Report научный сотрудник Института прав человека Национальной академии наук Азербайджана (НАНА), историк Ризван Гусейнов, комментируя недавнее заявление Папы Римского Франциска о признании так называемого «геноцида армян».
«Армянский вопрос истоки свои берет из Ватикана. В рамках политики католической церкви, а конкретно в XVI — XVII вв. и в начале XVIII века был создан своего рода план якобы воссоздания Армении, территории которой охватывали Османскую Турцию и Сефевидский Азербайджан. Тогда Ватиканом была придумана концепция для фальсификации древних источников Азербайджана», — заявил Р.Гусейнов.
Он отметил, что католическая церковь поддержала создание так называемого общества «мхитаристов» во главе с неким Мхитаром, которому руководством острова Сен-Лазар была представлена церковь и большое количество рукописей, на основе которых они сфабриковали нынешнюю концепцию так называемой «Великой Армении».

«Под эгидой Ватикана эти лжедокументы и лжеистория стали распространяться в странах Европы, и затем стали одним из катализаторов «армянского национал-освободительного движения» в XIX — начале XX вв.», — заявил историк, добавив, что Ватикан ничего все равно не добьется, кроме как раздора и противостояния.
Р.Гусейнов особо подчеркнул, что сегодня, в отличии от Ватикана, Запад и его лидеры мягко дают понять армянской стороне, что так называемый «геноцид» не имел места, избегая употребления этого термина.
Он выразил мнение, что в данном случае Ватикан пытается спровоцировать Турцию на какие-либо жесткие меры для нагнетания напряженности между мусульманским и христианскими мирами.
«В этом контексте ни один армянский ученый или политик не отозвался на призыв Турции приехать в турецкие архивы и поработать с ними. Когда я в ходе посещения этих архивов поинтересовался  вопросом о наличии материалов о пресловутом «геноциде армян», турецкие коллеги четко дали понять, что, фактически, факт «геноцида» не подтверждается ни одним серьезным документом ни в одном архиве мира и нигде не фиксировано», — сказал сотрудник института.
Р.Гусейнов добавил, что сам Ватикан имеет в своей истории много темных пятен, в том числе и деятельность инквизиции в средние века, крестовые походы и «массовые акции геноцида» в Латинской Америке среди местного населения от рук конкистадоров.
«Как может церковь, которая имеет столько пятен в своей истории, говорить что-то о процессах, в которых мягко говоря ничего не смыслит?! Поэтому получается так, что нет ни одной толики правды в словах Папы Римского, который часто ратует за межрелигиозный культурный диалог, за единение различных народов и представителей различных вер. В реальности он делает все для того, чтобы осложнить ситуацию, в том числе между Турцией и армянством», — резюмировал историк.

Азербайджан, Турция и Казахстан являются лидерами тюркской интеграции

Матанат Насибова.

Сравнительно недавно в Анкаре состоялось мероприятие, посвященное 20-летию независимости тюркских республик бывшего СССР при участии президента Турции Абдуллы Гюля, а в последней декаде октября текущего года в Астане ожидается саммит тюрко-язычных государств, сообщил в интервью АМИ Новости-Азербайджан, политолог Ильгар Велизаде.

— В чем идея предстоящего саммита?

— Начиная с 1992 года по сегодняшний день это уже 11-ый по счету саммит тюркоязычных государств, на котором предстоит обсуждение важных вопросов и проблем тюркской интеграции, в частности — вопросам укрепления экономического сотрудничества между странами-участницами.

Если вспомнить, то в начале 90-х годов после развала СССР в странах постсоветского пространства активно шел процесс этнической самоидентификации, в связи с чем каждая страна старалась возвращаться к своим этно-культурном истокам, реанимируя забытые прежде традиции и праздники. Прежде эти процессы пресекались на корню, и теперь целая группа стран, имеющих общие исторические корни, пытались как-то скоординировать эти процессы в рамках единого региона.

Инициатором и катализатором этого процесса стала Турция, которая выступила за объединение тюркских стран. С учетом того, что турецкая модель государства была интересна для новых независимых государств, Турция стала движущей силой тюркской интеграции. Однако наряду с тюркской идентичностью все эти страны имели и общую исламскую идентичность. И данным обстоятельством активно воспользовался Иран, также пропагандируя свою модель государственности, привлекательную для влиятельных религиозных групп и движений оппозиционного толка в странах Центральной Азии и Азербайджане.

Такое развитие событий приводило к заочной дуэли между Тегераном и Анкарой, в которой бесспорно выиграла последняя, поскольку этнический фактор был более превалирующим, а новые политические элиты не захотели брать за основу иранскую модель государства. Таким образом, турецкая светская государственная модель оказалась предпочтительнее. В этом собственно и причина зарождения тюркского единства. Со временем политические интересы участников тюркской интеграции стали более активно выходить на первый план, и, как оказывалось, они не совсем совпадали с интересами собственно Турции. Поэтому позже контуры тюркского единства и процессы тюркской интеграции стали постепенно меняться. Если сравнивать их с началом 90-х годов, то можно сказать однозначно, что на сегодняшний день они значительно поменялись. Тем не менее, и по сей день тюркские государства пытаются выстроить какую – то единую модель, или единую схему поведения. Поэтому можно сказать, что основной задачей форума является определение единого вектора развития процесса тюркской интеграции в изменившихся условиях. В этих условиях становится более актуальным сосредоточение на реализации конкретных направлений сотрудничества. Среди них наиболее актуальным является экономическая интеграция.

Надо сказать, что и сама Турция изменилась за эти двадцать лет. Если раньше у Азербайджана, Туркменистана, Казахстана, Узбекистана было не достаточно своих финансовых ресурсов, экономических возможностей, то сегодня каждая из этих стран является самодостаточным государством, каждая имеет свой политический вес, и, соответственно, представление о своем месте в тюркском единстве. Сейчас уже бесспорная роль одного лидера не признается, и можно говорить о многовекторности этого процесса. Несмотря на то, что сама Турция по-прежнему играет заметную роль в данном проекте, имеются региональные центры силы, у которых свое отношение к интеграционному процессу, и которые также стараются продвигать свои принципиальные позиции.

– Какие именно?

— Допустим, в Центральной Азии, Казахстан является бесспорным лидером всего Центрально-Азиатского региона, и в этом случае, мы можем говорить о возможной двухполюсности тюркской интеграции. Это значит, что Анкара представляет собой западный полюс тюркской интеграции, в то время как Астана представляет восточный полюс.

При всем этом Астана является инициатором многих процессов в Центрально- Азиатском регионе и многих процессов тюркского сотрудничества. Например, идея межпарламентской ассамблеи тюркоязычных государств была выдвинута президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и активно поддержана Турцией, Азербайджаном и Кыргызстаном. То есть тюркские страны сами являются инициатором многих процессов в тюркском пространстве, особенно Астана и Анкара, которые выступают в качестве активных членов тюркского объединения.

— А какая роль отведена Баку?

— Баку выступает в середине этой самой связки, в качестве связующего звена между западной и восточной частью тюркского объединения. Здесь важно знать, что Азербайджан, Туркменистан и Турция относятся к западной группе тюркских народов, точнее к кыпчагам, а казахи, узбеки, киргизы относятся к восточной части тюркских народов, то есть к огузам.

Азербайджан — как страна прикаспийская находится на стыке ареалов проживания западной и восточной ветвей тюркского этноса. Поэтому без преувеличения можно сказать, что сегодня три страны Турция, Казахстан и Азербайджан являются двигателями тюркской интеграции.

— Вы отметили активность в этом процессе и со стороны Туркменистана. В чем она проявляется?

— Туркменистан в этом процессе действительно заметно усилил свои позиции, хотя до сравнительно недавнего времени он держался в стороне от этих процессов. Сегодня все мы имеем возможность наблюдать, как Туркменистан расширяет свое политическое поле деятельности, становясь активным участником и тюркского интеграционного процесса. Об этом свидетельствуют встречи и договоренности на уровне официальных лиц Туркменистана и стран – участниц объединения.

— Пока мы наблюдаем, как позиции стран все больше сходятся в единой энергетической плоскости сотрудничества, в частности, в вопросе присоединения к Транскаспийскому газопроводу…

— Это стало намного очевиднее после того, как спецпредставитель ЕС сделал официальное предложение Казахстану принять участие в проекте Набукко и присоединиться к Транскаспийскому трубопроводу. В этом вопросе из стран региона кровно заинтересованной стороной является и Турция, поскольку она же является страной транзитером.

В свою очередь Азербайджан также связывает большие надежды с развитием транспортного коридора и поддерживает идею транскаспийского трубопровода. Поэтому предложение ЕС о присоединении Казахстана к этому проекту является солидной основой для развития энергетического сотрудничества между тюркскими странами.

В свою очередь если Казахстан присоединится к транскаспийскому газопроводу и даст свое принципиальное согласие на его реализацию, то у Азербайджана появится возможность осуществлять свои газовые поставки в Китай. Поэтому взаимодействие между Анкарой, Астаной и Баку является принципиальным. В связи с чем можно утверждать, что сегодня происходит формирование нового геополитического пространства с конкретными экономическими и политическими контурами.

— Что вы можете сказать о культурном сотрудничестве…

— В рамках политической организации действует еще и гуманитарная организация «Тюрксой» со штаб квартирой в Анкаре. «Тюрксой» в рамках своей деятельности выдвинул конкретные проекты, в частности, создание общетюркской энциклопедии, работу над единым алфавитом. Я хочу сказать, что это все очень важные идеологические моменты в работе объединения.

Насколько мне известно, есть планы относительно создания антологоии тюркской литературы, где будут помещены труды писателей, поэтов из всех тюркских стран. Кстати, среди участниц Тюрксой есть и тюркоязычные республики Российской Федерации — Татарстан, Башкортостан и даже Якутия.

Это говорит о том, что развитие гуманитарного сотрудничества в рамках тюркской интеграции архи важно, в связи с чем акцент на гуманитарное сотрудничество практически не уступает по значимости проектам политического значения.

Курды Творить — значить жить

Зумруд Рагимова, кандидат филологических наук, курдовед

Ахмеде Гапо – видный курдский писатель, фольклорист, общественный деятель, организатор и руководитель Курдского Культурного Центра Ронаи ( Рассвет ), основатель и редактор газеты на курдском языке Денге курд (Голос курда), член Объединения Писателей и Объединения Журналистов Азербайджана.

Родился 20 мая 1934 года в селе Шыран, Кемерлинского (нынешний Арташат) района (Армения). В репрессивные сталинские годы (1937 год) родители и все родственники маленького Ахмеда с другими курдскими семьями были депортированы в Киргизию. А через 10 лет (1947 год) когда вышел Указ Сталина разрешающий репрессированным народам вернуться к родным очагам, часть курдов в количестве пяти тысяч человек решили обратно вернуться в Армению.Но когда они вошли в Азербайджан, Армения узнав об этом , обратилась к Москве и курдам запретили въезд . Поэтому эшелон с курдами остановили на станции Евлах и оттуда их распределили по разным районам Азербайджана.

Отец Ахмеда — Гапо со своей семьёй переселился в село Чинли – Болуслу Касум-Исмайловского ( Гёранбойский )района Азербайджана. Давно перешагнувший школьный возраст Ахмеду пришлось пойти в школу поселка 28 апреля (нынешний Аран) Евлахского района, который находился в 5 км от дома и путь этот он проходил пешком. 1960 году он поступает в азербайджанский сектор Ереванского Педагогического Института. 1964 году окончив институт, там же он начал свою трудовую деятельность в газете Рия таза (Новый путь).

В1970 году А.Гапо вместе с семьёй переезжает в Баку и поступает на работу в качестве редактора Главного управления по охране государственных тайн в печати при Совмине Азербайджанской ССР (Главлит).Вплоть до закрытия этого учреждения (1998) А.Гапо работал здесь на должностях редактора, завотделом и секретарём партийной организации. В те годы, работая в области цензуры, А. Гапо рискуя карьерой и бросая свою жизнь в опасность, закрыв глаза на антисоветские моменты в произведениях некоторых азербайджанских писателей и поэтов, помог их публикации. Например, книга Х. Р. Улутюрка Куда катится этот мир ? Роман И.Гусейнова Идеал, Книга Ш.Назирли Генералы Азербайджана, несколько произведений Б. Вагабзаде, Н.Гасанзаде и т.д. увидели свет благодаря рискованности А.Гапо. Из за того, что А.Гапо давал разрешение этим книгам выйти в свет, у него возникали проблемы с госорганами.

После приобретения независимости Азербайджаном в 1991 году, на государственном уровне дали разрешение открытию национально-культурных центров малочисленных народов. В том же году в качестве аксакала курдов ( Ш. Аскеров в то время жил в Кельбаджаре) А.Гапо создав инициативную группу из трёх человек(он сам, Байраме Фати, Адиле Джамал) разработал Устав Курдского Культурного Центра, представил её в Министерство Юстиции Азербайджана. После утверждения Устава со стороны Минюста, было проведено учредительное собрание общества, на котором А.Гапо был избран первым председателем Курдского Культурного Центра Ронаи.

Став первым председателем центра, А.Гапо добился выхода в свет газеты на курдском языке Денге курд (1992), который стал органом этой организации. Два года А.Гапо возглавлял ККЦ Ронаи и был главным редактором газеты Денге курд, а после того как дали разрешение выходу в эфир программ на языках малочисленных народов, в Азербайджанском Государственном теле-радио комитете в программе Араз (1993), продолжил свою деятельность в качестве зав.отделом Программ на курдском языке. По сей день работает там.

2005-2009 годы он снова работал редактором газеты Денге курд.

Работая на вышесказанных должностях в качестве организатора-руководителя, а также будучи знатным писателем, А.Гапо сыграл неоценимую роль в развитии курдского языка и культуры в Азербайджане. Несмотря на свои 75 лет, он продолжает служение этому пути с ещё большим рвением. Можно сказать, что почти все книги, учебники, учебные пособия, разговорники и словари, выпущенные на курдском языке за последние 20 лет в Азербайджане, были редактированы им и допущены к печати.

Свою творческую деятельность А. Гапо начал ещё в студенческие годы в Ереване, напечатав первые свои рассказы в курдоязычной газете (Рия таза). Ещё в 1965 году, когда трудно было печатать художественные произведения (идеологические заслоны, проблемы с включением в план издательства и т. д.), увидела свет в Ереване первая книга А. Гапо Адар (Март). Книга была составлена из первых рассказов автора. Вторая книга Амир гул вадыда (Цветы жизни) тоже была напечатана там же, так как в Баку тогда не было опыта издания книг на курдском языке.

Большие романы и повести А.Гапо уже увидели свет в Баку. Повесть Бавери ( Надежда ) в 1990 году, а роман Бирин (Рана) в 1996 году были выпущены издательством Азернешр большими тиражами. В 2000 году с большим тиражом издательством Гянджлик была издана собрание фольклора курдов Карибарен геле курд (Курдские народные жемчужины). А также вышли книги- В 2002 году Гесре хуне (Кровавые слёзы),2007году Ревийе бемал ( Бездомный путник), 2010 году Хамилдарен жийане ( Люди обогащающие жизнь). В этих книгах собраны повести,рассказы, воспоминания и переводы с азербайджанской литературы.

Лаконизм, простота и образность языка его рассказов, повестей и романов являются отличительной чертой писателя . Произведения большого знатока курдского фольклора и языка А.Гапо так притягивают к себе, что все они читаются на одном дыхании. Здесь надо особо отметить, что в современной курдской литературе в отличии от поэтов, которые создают прекрасные образцы поэзии, очень мало писателей, которые пишут романы и повести на очень высоком художественном уровне. Их можно буквально посчитать пальцами одной руки. И не случайно то, что видные курдские журналисты и писатель Темуре Халиль считают Ахмеде Гапо одним из аксакалов современной курдской литературы. В иракском Курдистане были переизданы на курдском языке три его произведения.

Как-то я спросила его: — Что Вам даёт творчество? На что Ахмаде Гапо ответил- -Творить –значить жить.

А.Гапо как со своей общественной деятельностью, также произведениями помогал сближению курдского и азербайджанского народов. Некоторые его рассказы были переведены на азербайджанский язык и опубликованы в серьёзных журналах. Он также перевёл на курдский произведение народного поэта и писателя Азербайджана С. Таира

Две любви, две пули и добился его изданию.

Труд Ахмаде Гапо был высоко оценён азербайджанским государством. Президент Азербайджана наградил его медалью Тарагги. Он получает пенсию госслужащего. В энциклопедии Азербайджанские писатели ХХ века ему посвящена отдельная статья. А. Гапо в своём творчестве воспевает высокие идеалы и всегда стремится к ним.


Источник – Kurdistan.ru