Иранское руководство школьное образование на местных языках считает опасным

google

Месамед В.И.

В последние дни в Иране расширяется грозящая перейти в широкие протестные акты дискуссия, связанная с функционирования языков национальных меньшинств. Ее поводом стали высказывания министра просвещения ИРИ Сейеда Мохаммада Батхаи, сказавшего несколько дней назад, что нельзя вести преподавание и разговаривать на языках меньшинств в иранских школах. В некоторых регионах Ирана, продолжил министр, заметны попытки ввести школьное обучение на языках национальных меньшинств страны. «Местные языки надо учить дома, а в школах дети должны овладевать официальны языком страны, которым является фарси».

Преподавание на фарси Батхаи назвал «красной линией» исламского режима, отметив, что школьное образование на местных языках «опасно» и поэтому его введение в систему образования невозможно. Здесь нелишне отметить отношение к национальному вопросу в ИРИ. Политика клерикального руководства Ирана, особенно на первом послереволюционном этапе, игнорировала языковые и этнические признаки национальной общности, а в качестве определяющего выдвигала принцип религиозного единства. Учтем при этом, что неперсидские этносы составляют примерно половину населения страны.

Однако основатель Исламской Республики Иран аятолла Рухолла Хомейни, будучи приверженцем доминирования религиозного фактора, обосновал на иранском примере необходимость следования догме «Исламская община – единая нация», блокирующей по сути решение проблемы национального развития проживающих в Иране меньшинств, в том числе такой многочисленной как азербайджанцы. В условиях ИРИ все движения нетитульных, то есть – неперсидских, наций за свои политические и культурные права, рассматриваются как подрывающие власть центрального правительства, то есть направленные против режима Исламской Республики.

Базу для такого положения создает ныне действующая Конституция ИРИ, при составлении и принятии которой было проигнорировано абсолютное большинство поправок и добавлений, предложенных представителями национальных меньшинств. В стране много сторонников реализации национально-культурных прав национальных меньшинств, противников дискриминации по этническому признаку, хотя примеры иранской реальности, где этническими азербайджанцами являются такие лидеры страны как сам верховный лидер аятолла Али Хаменеи, бывший премьер-министр, а ныне один из лидеров оппозиции Мир-Мохаммад Мусави, многолетний глава МИД ИРИ, ныне – главный внешнеполитический советник аятоллы Хаменеи – Али-Акбар Велаяти, являются наглядным опровержением такого рода утверждений. Вместе с тем, в мае 2006 г. в стране было отмечена вспышка антиазербайджанских настроений, когда в газете «Иран» были опубликованы карикатуры на иранских азербайджанцев. В заметке под заголовком «Что делать, чтобы остановить насекомых?» Азербайджан сравнивался с помойкой, его население именовалось насекомыми, питающимися от иранцев (персов), звучали призывы уничтожить «насекомых».

Статью сопровождала карикатура, на которой мальчик-перс произносит на фарси слово «таракан», а проходящий мимо азербайджанец по-азербайджански откликается: что? Реакция властей была жесткой – газету временно закрыли, а виновных отдали под суд. В азербайджаноязычных провинциях поднялась буря протеста. Как писала пресса, «… жители Урумийе осудили действия смутьянов и издевательства над азербайджанским языком. Тысячи горожан участвовали в демонстрации, осуждающей издевательские карикатуры в газете «Иран» и действия смутьянов, организовавших в этой связи беспорядки в городе». Вот и на этот раз иранские азербайджанцы восприняли слова министра просвещения как нападки на свой родной язык. Бурная реакция исходит от многих представителей этого, самого многочисленного после персов этноса, насчитывающего, по разным оценкам, от 15 до 25 млн человек.

Так, Мусуд Пезешкиян – депутат от Тебриза, исторического центра иранских азербайджанцев, в Собрании исламского совета (парламенте страны), реагируя на «националистическое», как назвал его сайт вещающего из Баку на Иранский Азербайджан телеканала «Гуназ-ТВ», высказывание министра просвещения Ирана, сказал: «По Конституции на языке меньшинств должно вестись образование». Давая интервью местному изданию «Табризэ ман», Пезешкиян отметил, что в стране необходимо ввести обучение на родном языке не только в школах, но и в вузах. Как раз об этом, сказал депутат от Тебриза, идет речь в статье 15 Конституции ИРИ. «То, что у нас нет школ на родных языках меньшинств, ведет к разобщению, поэтому в стране должно реализоваться требование этой статьи.

Я прослежу за этим как вице-спикер парламента. В этом вопросе нужно действовать принципиально, и если такое право присутствует в главном законе страны, его надо претворять в жизнь, а не наклеивать ярлыки пантюркистов на тех, кто поддерживает включение азербайджанского языка в школьное и вузовское преподавание». Для того, чтобы прояснить ситуацию, процитируем названную статью 15 Конституции ИРИ, действующей в стране с 1979 г. Вот она: «Официальным и общим языком и алфавитом для иранского народа является персидский язык и персидский алфавит. Официальные документы и тексты, официальная переписка и учебники должны быть написаны на этом языке этим алфавитом, однако местные национальные языки могут свободно использоваться наряду с персидским языком в прессе и иных средствах массовой информации, а также для преподавания национальных литератур в школах».

На наш взгляд, трудно определять эту статью как разрешающую использование национальных языков в школьном образовании. Но в любом случае, это «националистическое и фашистское», как называют его некоторые фарсиязычные СМИ, высказывание иранского министра просвещения вызвало многочисленные протесты как азербайджаноязычного, так и говорящего на других местных языках, населения ИРИ. Однако, отмечает интернет-сайт «Гуназ-ТВ», лишь 9 из 71 депутата от азербайджаноязычных провинций страны, высказали к нему свое отношение, потребовав отставки министра просвещения ИРИ и введения азербайджанского и других языков национальных меньшинств в школьное обучение. В социальных сетях уже идет дискуссия по этой проблеме. К ней присоединилось и местное духовенство.

Имам-хатиб соборной мечети города Ардебиля аятолла Хасан Амели, реагируя на слова министра просвещения Ирана, посоветовал тому не влезать в дела, «в которых он ничего не смыслит». Назвав местные языки «божественными откровениями», аятолла Амели уточнил, что лишь Всевышний может решать судьбу того или иного языка. «Мы можем только уважать и сохранять эти божественные откровения. Именно поэтому все существующие языки должны поощряться и развиваться. Местные языки, будучи средством передачи знания, являются богатством страны, это Божье послание, и никто не может их отвергнуть или восстать против них». Амели назвал слова министра просвещения «полнейшей несуразностью»: «Мы с ними не согласны, и призываем государственных мужей ответственно подходить к тому, что они говорят, и не касаться тех проблем, в которых они ничего не смыслят». Коллега Амели на посту имам-хатиба Тебриза — Мохаммадали Але Хашем, высказался по поводу слов министра просвещения следующим образом: « Мы никогда не перестанем любить свой родной Азербайджан, и наши люди ждут того, чтобы и в вузах хотя бы некоторые предметы преподавались на нашем родном языке». Другой этнический иранский азербайджанец Мохаммад-Реза Бадамчи, являющийся депутатом Собрания исламского совета от Тегерана, нашел высказывание министра просвещения Ирана противоречащим духу и букве действующей Конституции ИРИ: «Прискорбно, что министр высказывается против нашей Конституции, еще более прискорбно, что до сих пор не дезавуировал свои слова».

Бадамчи заверил, что он поднимет затронутую проблему на заседании парламента и потребует ее досконального рассмотрения. «Мы ждем от правительства особой чувствительности по поводу выполнения конституционных требований, а также недопущения высказываний членов кабинета, идущих вразрез с Основным законом страны». Этот депутат парламента написал в Twitter, что министр просвещения не имеет понятия о базовых правах граждан страны. «Надо заставить министра просвещения прочитать Конституцию, и научить его уважать национальные меньшинства страны». Обратим внимание на реакцию члена городского Совета Тебриза Голам-Хоссейна Масуди-Рейхана. Ранее он был председателем комиссии Собрания исламского совета по просвещению. Он говорит, что уже 41 год трудится в сфере просвещения, и убежден, что конституционное право обучения на родном языке должно быть реализовано, ибо только так можно добиться глубины получаемых знаний. Владение родным языком ведет к росту ответственности человека перед его страной.

«Если нынешний министр просвещения этого не знает, он должен проконсультироваться со специалистами по языкознанию или почитать специальную литературу. По всей вероятности, министр не знает, что вопрос обучения на родном языке является одним из требований национальных меньшинств. В нынешнем составе Собрания исламского Совета есть специально фракция азербайджаноязычных депутатов. Высказывания министра просвещения – прямой укор этим избранникам народа, одна из задач которых была в том, чтобы продвигать развитие родного языка». Реализма в эту дискуссию прибавило мнение парламентария от города Урумийе Надера Газипура. Он высказал такую точку зрения: обучение на родном языке не мешает овладению языком фарси. Касаясь вызвавших дискуссию слов министра просвещения ИРИ, он назвал их проявлением «недалекого ума» и показателем того, что «человек, который делает такие заявления, не понимает, что в нынешней специфической ситуации подобного делать нельзя». В Иране существуют острые проблемы школы, где отсутствует стандартизация и не решены трудности с оплатой труда учителей. Их и нужно решать, резюмировал политик.

 

Азербайджанцы втягиваются в ирано-американский конфликт

Азербайджан-Иран: Вмешательство американского неоконсерватора грозит ввергнуть Иран в беспорядки по балканскому сценарию

Охватит ли мирные пока улицы Тебриза, центра иранского Азербайджана, конфликт по балканскому сценарию?

Американский политик пытается разжечь межэтническую напряженность в Иране. Его инициатива чревата опасными последствиями и может спровоцировать конфликт между Азербайджаном и Ираном.

Конгрессмен-республиканец от штата Калифорния Дана Рорабахер (Dana Rohrabacher) внес в сентябре предложение принять резолюцию, призывающую к самоопределению азербайджанцев, в «настоящее время живущих по разные стороны границы в Азербайджанской Республикой и Исламской Республикой Иран». Резолюция не нашла поддержки ни у кого из других конгрессменов, а если бы нашла, то не имела бы обязательной силы для администрации Барака Обамы.

Однако азербайджанские националисты в Баку и ряд лидеров иранско-азербайджанской диаспоры приветствовали означенную инициативу, назвав ее важной вехой в борьбе за свои идеалы. Некоторые даже выразили надежду, что в случае победы 6 ноября на президентских выборах республиканского кандидата Митта Ромни поддержка в пользу самоопределения различных национальностей Ирана может стать составной частью более агрессивной американской политики в отношении Исламской Республики Иран.

Но эти надежды иллюзорны, поскольку инициативы, подобные предложенной Д. Рорабахером, способны принести иранским азербайджанцам больше вреда, чем пользы.

В северо-западной части Ирана, районе компактного проживания азербайджанского национального меньшинства, на данном этапе складывается опасная тенденция. Никто не отрицает, что Иран проводит дискриминационную политику по отношению к проживающим на территории республики национальным меньшинствам, в том числе и к азербайджанцам. Хотя конституция Ирана и гарантирует право на получение образования на языке нацменьшинств, на практике это положение закона игнорируется. Другим фактором, вызывающим недовольство азербайджанцев Тегераном, выступает неспособность и нежелание, по их мнению, центральных властей заниматься решением экологических проблем на территории Иранского Азербайджана, в том числе падением уровня воды в озере Урмия и ликвидацией последствий недавнего землетрясения.

По мере ужесточения давления на руководство Ирана со стороны международного сообщества в связи с ядерной программой республики усиливается его репрессивный характер и нетерпимость по отношению к национальным меньшинствам. Нацменьшинства, в свою очередь, становятся все более и более враждебными по отношению к Тегерану. В отсутствие надежных данных, основанных на опросах населения, трудно определить накал сепаратистских настроений среди иранских азербайджанцев, но националистические протюркские настроения, похоже, находятся на подъеме.

Рорабахер и его единомышленники из числа неоконсерваторов пытаются воспользоваться этим недовольством. Но движущие ими мотивы имеют мало отношения к азербайджанскому делу. Они скорее представляют собой популярную в ряде неконсервативных кругов идею, что следует использовать любые средства кроме прямого военного вмешательства (по крайней мере, на данном этапе), помогающие подорвать Иран изнутри и подготовить почву для смены режима.

При таком подходе враг врага становится другом. Так что неудивительно, что Рорабахер выступает также одним из главных сторонников иранской группировки культового исламистско-марксистского толка «Муджахидин Халк» («Организация моджахедов народа»), являющейся непримиримым врагом Исламской Республики Иран. В октябре Госдеп США исключил эту группировку из своего списка террористических организаций.

Если и есть что-то, объединяющее всех иранцев, так это антипатия к «Муджахидин Халк». Так что наилучшим способом дискредитировать любое дело в глазах иранской общественности – это связать его со сторонниками данной организации. В этом свете инициатива Рорабахера представляется далеко не лучшей услугой иранским азербайджанцам. Скорее, ее можно назвать подарком сторонникам жесткой линии в Тегеране.

План Рорабахера может легко привести к балканизации Ирана, ввергнув страну в длительный период кровопролития и разорения. Было бы ошибкой полагать, что в этой части мира может быть реализован чехословацкий «бархатный» сценарий раздела страны. В подобной обстановке это лишь усилит влияние радикалов.

Гораздо более предпочтительным, хотя, надо признать, менее захватывающим для азербайджанских националистов способом урегулировать вызывающие недовольство проблемы является совместная работа с иранскими реформаторами над расширением социокультурных и языковых прав национальных меньшинств. Для этого, конечно, понадобятся время и терпение. Есть один продуктивный шаг, который могут предпринять в этом направлении международные игроки, и заключается он в том, чтобы подтолкнуть азербайджанских националистов и иранских реформаторов к сотрудничеству. Уровень взаимного доверия между ними на настоящем этапе пока не слишком высок.

Источник — russian.eurasianet.org