Москва пригласила Турцию в космос

Роскосмос решил воспользоваться сближением России с Турцией. Там надеются, что Анкару заинтересуют не только российское оружие, газопроводы и атомные электростанции, но и наши космические возможности. Роскосмос предложил Турции трехстороннее сотрудничество с Казахстаном на Байконуре. Однако специалисты сомневаются, что в данном случае Россия сможет извлечь большую выгоду.

Турция может подключиться к совместному проекту России и Казахстана по использованию космодрома Байконур, заявил генеральный директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин.

«Роскосмос готов предоставить свои ракеты, чтобы Турция могла выводить свои космические аппараты. Причем это необязательно и даже не нужно делать с турецкой территории. Вместо этого мы могли бы сделать проект на три страны и воспользоваться уникальной инфраструктурой Байконура. Участниками такого проекта были бы Турция как страна, которая организует эти пуски, Россия, которая оказывает содействие в передаче технологий, и Казахстан, который предоставляет свой уникальный космический порт. Я думаю, это хорошая перспектива», – сказал он в опубликованном в среду интервью агентству Anadolu.
«Байконур – это Казахстан, дружественная и для Турции, и для России страна, близкий народ, тюркоязычный, – подчеркнул Рогозин. – Мы с моими казахскими друзьями уже говорили на эту тему. И если Турция сочтет необходимым для себя создавать ракетные технологии, то мы готовы помогать двигателями, передачей определенных технологий».

Говоря о передаче технологий в рамках расширения сотрудничества, Рогозин «на первое место поставил навигационные технологии ГЛОНАСС». «Вы знаете, что Россия обладает глобальной уникальной навигационной системой, которая дает высокую точность и имеет гражданское применение, например, для создания беспилотных транспортных машин, для контроля транспортных потоков, для контроля любых грузов, которые проходят через территорию страны. Можно было бы поставить вопрос о размещении на территории Турции наземных станций ГЛОНАСС, которые позволят сделать сигнал еще более точным. Поставить эти станции в морских портах Турции, в аэропортах», – сказал Рогозин.
Россия готова «передавать соответствующие технологии, готовить турецких специалистов в (российских) высших учебных заведениях для того, чтобы Турция своими силами могла осваивать данные технологии».
Россия по-прежнему готова подготовить турецкий экипаж к полету на Международную космическую станцию в 2023 году, когда Турецкая Республика будет отмечать 100-летие со дня основания.

«Скоро будет большой юбилей турецкой нации. Мы считаем, что времени на подготовку экипажа Турции достаточно, чтобы в 2023 году отправить первого турецкого астронавта на Международную космическую станцию. Сразу после посещения господином Эрдоганом авиасалона МАКС мы провели дополнительные консультации с турецкими коллегами, подтвердили свое предложение, попросили зафиксировать его в протоколе встречи и ждем ответной реакции. Уверен, что она будет позитивной», –заявил гендиректор госкорпорации.

Что касается запусков, то речь идет, судя по всему, о коммерческих запусках маленьких спутников типа «кубсат» с помощью российских ракет, говорит научный руководитель Института космической политики Иван Моисеев. Россия как раз организует запуск небольших спутников «кубсат» на ракете «Союз-2» с разгонным блоком «Фрегат». Проект стартует во втором квартале 2020 года с космодрома Байконур. Первым клиентам, которые решат воспользоваться новой услугой, будут предложены специальные сниженные цены на запуск «кубсатов».
Однако Россия могла бы организовать запуск маленьких спутников для Турции с любого космодрома, не обязательно с Байконура, а там, где удобней, считает Моисеев. Предложение Рогозина делать пуски исключительно с Байконура, по его мнению, сомнительно.
«Рогозин мало ориентируется в космонавтике. Он полагает, что еще кто-то, кроме Казахстана, даст денег на развитие Байконура. Мы постоянно кому-то предлагаем строить на Байконуре, то саудитам, то туркам. Но если они вложат несколько миллионов и создадут стартовый комплекс, то вернуть эти деньги будет сложно. Какая Турции радость от того, что на Байконуре будет стартовый комплекс? Взамен Турция ничего не получит. Бесплатно запускать спутники ей никто не будет, потому что запуском занимается другая организация. Третьим странам нет смысла вкладывать деньги и развивать космодром на территории чужой страны. Лучше свой строить, если он нужен, но в большинстве случаев, как в турецком варианте, он не нужен», – рассуждает Моисеев.

У Турции давно были планы построить собственный космодром. Однако до дела так и не дошло. «Построить собственный космодром может себе позволить далеко не каждая страна. Это – чрезвычайно дорого, даже если не ориентироваться на немыслимые затраты России на строительство Восточного. А построив, придется еще и ежегодно нести эксплуатационные расходы, которые имеют смысл только если у вас обширная собственная космическая программа плюс спрос на коммерческие пуски», – говорит эксперт-аналитик «Финама» Алексей Калачев. Сегодня есть 10 стран, которые могут запускать спутники в космос, и этого более чем достаточно – заказчиков меньше, чем предложений.
Поэтому, по мнению Калачева, кооперация с Россией и Казахстаном для Турции, наоборот, была бы экономически выгоднее. Россия, которая платит за аренду Байконура 115 млн долларов в год, тоже выиграет от привлечения в проект нового партнера, так как сможет разделить расходы, да и сам космодром будет использоваться с большей эффективностью.

«Самый удобный для Турции проект, если она собирается заниматься космосом, это создать совместный с Россией коллектив, который вместе разработает что-то интересное для двух стран. Но об этом речи пока не идет. Второй вариант – сделать самим спутник, турки это умеют, уже делали, и запустить с помощью другой страны, например, с помощью России», – считает Иван Моисеев.
Если Турция получит интересное предложение от России, то в условиях напряженных отношений с США, ей действительно неплохо было бы сотрудничать с более дружественной космической державой – Россией. Современная инфраструктура экономически развитой страны, в том числе Турции, немыслима без элементов, размещаемых на околоземной орбите. Это и телекоммуникационное оборудование, и спутники связи, и элементы систем глобального позиционирования. Это также приборы для научных исследований: наблюдением за ближним и дальним космосом, а также за состоянием погоды на поверхности Земли. В конце концов, это могут быть военные спутники и разведывательная аппаратура, замечает Калачев.
Россия может подзаработать на коммерческих запусках для Турции. Стоимость проекта спутника формата «кубсат» составляет от 500 тыс. долларов до 1 млн долларов, указывает Моисеев. Однако цена запуска может быть разной.

«Стоимость спутника зависит от его сложности и функционального назначения, а стоимость запуска – от его веса. Грубо говоря, доставка оборудования на орбиту ракетой-носителем может обойтись заказчику от 50 до 200 млн долларов. Еще примерно в такую же сумму обойдется и создание спутника», – говорит Калачев.
На полете турецкого космонавта на МКС Россия может заработать еще десятки миллионов долларов. «Запуск на МКС астронавта на длительный срок стоит 80 млн долларов. За эти деньги мы запускаем европейцев, японцев, американцев на МКС. Если срок пребывания на МКС одна-две недели, то есть запуск в туристических целях, то это дешевле. Точных цифр никогда не называют, но это примерно 60-70 млн долларов», – говорит научный руководитель Института космической политики.

«Это самое крупное по финансам сотрудничество. Сейчас практически на старте космонавт из Объединенных Арабских Эмиратов, а в перспективе – полет турецкого космонавта. Других пока нет, но у нас есть свободное кресло. Поэтому нам выгодно запустить кого угодно»,

– говорит Моисеев. По его словам, Роскосмос отправил в космос семь туристов, которые заплатили собственные деньги. Один турист летал даже дважды. Но в случае с Турцией за полет платит государство. Это скорее имиджевый шаг Анкары – на 100-летие со дня основания Турецкой Республики.

Что касается размещения на турецкой территории оборудования системы глобального позиционирования ГЛОНАСС, то это плюс для всех сторон. «Чем больше разных систем покрывает территорию, тем точнее позиционирование пользовательских устройств, которые способны поддерживать несколько разных систем. Ни о какой монополии ГЛОНАСС в Турции, конечно, речи быть не может. Я бы на это не рассчитывал. Для ГЛОНАСС в этом случае важнее не столько доходы, сколько продвижение своей системы по планете», – считает Калачев.

Однако надо понимать, что решить проблемы в российском космосе только за счет одной Турции – не получится. В последние годы иностранных заказчиков на коммерческие запуски Роскосмосом даже маленьких спутников днем с огнем не найти. Поэтому для Роскосмоса турецкий заказчик будет означать не только дополнительный заработок, но и восстановление имиджа и шанс привлечь других заказчиков. Потому что много пусков от Турции вряд ли стоит ждать, считает Моисеев.

«Главная проблема в том, что у России много ракет, пусковых установок и космодромов, однако практически нет иностранных заказов на коммерческие пуски. За последние лет пять ушли от 10-15 крупных дорогих запусков для иностранцев до одного-двух в год. Это резкий спад», ­– говорит собеседник.

В первую очередь, по его словам, это связано с жесткой конкуренцией с американской SpaceX, которая захватила рынок своими дешевыми и удобными ракетами.
Во-вторых, повлияли политические события последних лет, западное противостояние России. Третья причина – это снижение надежности российских пусков из-за всех известных аварийных запусков от «Протона» до «Союза» на старых ракетах, которые летают 50 лет. «Когда такие ракеты падают – возникают большие вопросы к надежности запусков. А это коммерческое дело – никто не хочет рисковать своими деньгами», – говорит эксперт.
«Как только SpaceX начал перетягивать канат, мы снизили цены на запуск на «Протон-М» с 80 до 65 млн долларов, но это не помогло. Потому что, кроме цены, у SpaceX еще есть такие преимущества, как оперативность запуска и вдвое ниже стоимость страховых платежей, которые исходят из-за надежности запусков. Вернуться на этот рынок будет тяжело даже с учетом сотрудничества с Турцией», – заключает Моисеев.

Текст: Ольга Самофалова
18 сентября 2019,

Источник — vz.ru

Россию «уходят» с Каспия

Савин А. С.

Не пора ли России сформулировать свои интересы в прикаспийском регионе и жестко их отстаивать вместо того, чтобы выдавать желаемое за действительное, подписывая незначащие конвенции? Очередное поражение в регионе может крайне негативно повлиять на прикаспийские регионы самой России и Поволжье.

АЛЕКСАНДР САВЕЛЬЕВ

Каспий, еще исторически недавно считавшийся внутренним советско-иранским морем (или даже озером) постепенно, но неуклонно становится морем международным.

После распада СССР прибрежных стран стало не две, а пять (Россия, Иран, Азербайджан, Туркменистан и Казахстан), при этом России достался самый короткий участок береговой линии — 695 км против 2320 км, например, у Казахстана.

Каждое из прикаспийских государств стремится к закреплению своих интересов в регионе с опорой на глобальных игроков, которые, в свою очередь, исходят из соображений глобальной конкуренции.

При этом, несмотря на то, что четыре из пяти прикаспийских государств представляют собой часть постсоветского пространства и входят в СНГ, противоречия между ними достаточно сильны — достаточно сказать, что переговоры по статусу Каспия длились около 20 лет и закончились в 2018 году подписанием Конвенции, которая является скорее протоколом о намерениях, поскольку по важнейшим вопросам содержит отсылки к пока не заключенным двусторонним и многосторонним соглашениям.

Иными словами, стороны договорились договариваться и дальше. И это после двадцатилетних переговоров, при том, что четыре из пяти стран состоят в общем интеграционном объединении — СНГ.

Исключительно богатый запасами углеводородов регион, да еще находящийся на перекрестке торговых путей, транспортных коридоров Восток-Запад и Север-Юг, не мог не привлечь самого серьезного интереса глобальных игроков: США, ЕС и Китая. По формуле Бжезинского «против России и за счет России».

Разумеется, при полном согласии постсоветских государств — членов СНГ.

Первым стартовал Азербайджан. В консорциум по строительству и эксплуатации нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан вошли англичане, американцы, французы, даже японцы, но не российские компании. Это был первый нефтепровод в бывшем СССР, построенный в обход и в конкуренции с Россией. Изначально убыточный, политический проект превратился в экономически оправданный после начала прокачки через нефтепровод казахстанской и туркменской нефти. Примерно в то же время США объявили Каспий зоной своих национальных интересов.

Это был первый пропущенный Россией удар.

По мере возрастания экономической мощи и экспортных амбиций Китая, возрастала его потребность в углеводородах, росло и понимание необходимости альтернативных транспортных коридоров.

Одним из первых приоритетных партнеров Китая еще до объявления инициативы «Пояс и путь» стал богатый минеральными ресурсами и имеющий выход к Каспию Казахстан. Это выглядело достаточно логично, особенно с учетом протяженной сухопутной границы между КНР и Казахстаном. Однако очевидно, что любой проект на постсоветском пространстве без участия России или хотя бы без учета интересов России конкурентен по отношению к России.

Сейчас в Казахстане проходят выступления против «китайской экспансии». Конспирологи говорят, что это — следствие отставки Назарбаева и сложного транзита власти, однако, влияние Китая на Казахстан очевидно и не может ограничиваться только экономическими рамками. Политическое обеспечение значительных инвестиционных проектов не то что неизбежно, а первично.

Не лучше дела в Туркменистане. Эта потенциально богатейшая «закрытая» страна закредитована КНР на более чем 10 млрд долл и поставляет около 80% своего экспорта энергоносителей в Китай. Но сообщений о росте благосостояния населения из этой бывшей советской республики не поступает. Нет и подтвержденной информации о каких-либо прорывных проектах сотрудничества с этим государством (тоже, напомним, постсоветским и членом СНГ).

На днях поступила информация о грандиозной сделке между Китаем и Ираном. Общий объем инвестиций в нефтегазовую отрасль Ирана определяется в 280 млрд долл. Обложенному санкциями Ирану инвестиции нужны как воздух, но не значит ли это, что вскоре Иран будет занимать прокитайскую позицию, в том числе и на Каспии?

Влияя на Иран, прагматичная КНР одновременно резко усиливает свои позиции в регионе, в том числе в прикаспийском, получает дополнительный аргумент в торговой войне с США и ослабляет Индию, свою давнюю соперницу — без Ирана проект Север-Юг гораздо менее эффективен.

А что же в России? Неужели не понимают, что различные глобальные центры силы вытесняют нас из стратегического региона?

Или полагаются на союз с Арменией, которая действительно является, в силу присутствия там 102-й базы, неким осложняющим контекст элементом? Но новые власти Армении уже доказали свою непредсказуемость. А что может быть хуже непредсказуемого союзника?

Не пора ли России сформулировать свои интересы в прикаспийском регионе и жестко их отстаивать вместо того, чтобы выдавать желаемое за действительное, подписывая незначащие конвенции? Очередное поражение в регионе может крайне негативно повлиять на прикаспийские регионы самой России и Поволжье.

Источник — REGNUM

ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА В ВОСТОЧНО-АЗИАТСКОМ РЕГИОНЕ В КОНЦЕ XIX ВЕКА

Максим Васильев

В статье рассматривается сложное геополитическое противостояние Российской империи и западных держав в Восточноазиатском регионе в XIX веке. На конкретных примерах сравниваются модели воздействия России и Запада на такие страны как Китай и Японию, которые являлись заложниками борьбы мировых держав. Автор доказывает, что политика англосаксов в этом регионе была направлен не только на установление колониальной экспансии, но и на сдерживание России и недопущение нашей державы к выходу в восточные моря.

После того как отгремели многочисленные сражения наполеоновских войн, и в Европе установился мир и спокойствие, глобальное противостояние мировых держав вступило в новую фазу. Серьезное усиление России в европейской дипломатии, её территориальное увеличение и экономическое развитие серьезно беспокоили наших главных конкурентов – англичан. Весь последующий век тонкая и часто эффективная политика англосаксов была направлена на сдерживание России и недопущение сухопутной державы к выходу в моря. Для этого использовались два излюбленных метода западной политики – подталкивание к войнам с Россией других государств и стимулирование внутреннего социального взрыва в нашей стране. Череда русско-турецких и русско-иранских войн XIX века есть ничто иное, как результат противостояния наших держав. Если мы внимательно изучим историю этих военных конфликтов, разберемся в хитросплетениях дипломатии, то всегда сможем найти следы английского влияния. Крайне редко англосаксы вступают в большую борьбу, жертвуя своими войсками или флотом, их излюбленный способ воздействия это тайная дипломатия и финансовое воздействие на правительства других стран. Война чужими руками, создание точек напряженности и управляемого хаоса – вот оружие западной политики. И нужно признаться, в этом Великобритания преуспела, продемонстрировав всему миру, что такой циничный и жестокий метод может раз за разом приносить свои плоды.

Во второй половине XIX столетия противоречия России и Англии наметились в трех направлениях. Первое – желание России усилиться на Балканах и Закавказье, взяв под свой контроль стратегически важные проливы Босфор и Дарданеллы, что позволило бы нам не только контролировать регион, но и иметь возможность оперативного выхода Черноморского флота в Средиземное море. Для сдерживания нашей страны использовались Турция и Иран, а также горские народы Кавказа, активно воюющие с русскими войсками английским оружием. Второе – усиление России в Средней Азии, покорение Хивинского, Кокандского и Бухарского ханств и выход к границам Афганистана. Российская империя успела обойти Великобританию и первой взять под свой контроль эти территории. В противном бы случае, Средняя Азия превратилась бы в колонию англичан и была бы экономически разоряема ими. Третья зона противоречий связана с территориями Восточной Азии.

Со второй половины XIX века внимания целого ряда держав было приковано к Китаю – огромной стране, богатой природными ресурсами, но потерявшей былую мощь и силу.

Китай переживал сложные времена, и во многом был вынужден подчиняться воли англичан. Вторая опиумная война 1856 – 1860 годов имела две главных цели англичан: сделать Китай полуколонией и мировой торговой площадкой, а также вытеснить Россию из этого региона. Так, еще в 1854 году иностранные державы потребовали от китайского руководства пересмотреть Нанкинский договор с Россией и изменить границы. После того как Китай отказался это сделать, военная агрессия Запада была неизбежна. Поводом для начала войны стал арест властями Гуанчжоу британского судна «Эрроу», которое было заподозрено в контрабанде и транспортировке наркотиков. Совсем скоро войну Китаю объявила Франция. Предлогом стало убийство французского миссионера в провинции Гуанси. Объединенная эскадра англичан и французов достаточно легко разгромила китайский форт Даго в 1858 году и практически безнаказанно высаживала свои десанты на территории Китая. На первом этапе боевых действий против китайцев действовали и военные корабли США. Слабо вооруженная китайская армия была просто не в состоянии дать отпор мощнейшим державам мира. Единственной страной, относительно дружественно настроенной по отношению к Китаю была Российская империя. Не смотря на то, что Россия также преследовала свои цели в этом регионе, российская дипломатия предлагала Китаю равноправный диалог, не основанный на диктате военной силы. В сложившихся обстоятельствах в 1858 году русские дипломаты убедили руководство Циньской империи заключить Айгунский договор, по которому Россия получала право на левый берег Амура и контроль над Уссурийским краем. Но сам по себе Айгунский договор мало что давал России, необходимо было утвердиться на этих территориях и удержать их. Именно в этих целях в 1859 году генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев-Амурский, обходя на корабле берега залива Петра Великого, обратил особое внимание на хорошо укрытую бухту и приказал основать на её берегах пост, который назвал Владивостоком. А 20 июня 1860 года сорок солдат третьей роты 4-го Восточносибирского линейного батальона под командованием капитан-лейтенант А.К. Шефнер и прапорщика Н.В. Комарова разбили в удобном месте палаточный городок где был поднят русский трехцветный флаг. Через месяц после первой высадки на берег в бухту Золотой Рог пришел винтовой корвет «Гридень» под командованием капитан-лейтенанта Г.Х. Эгершельда. Корвету была поставлена задача нести охрану поста Владивосток и обеспечивать гарнизон необходимыми припасамиi.

Важнейшую роль в усилении России в Дальневосточном регионе сыграл Н.Н. Муравьев-Амурский. Именно этот исторический деятель одним из первых понял стратегическое значение дальневосточных территорий, за которые разворачивалась большая борьба во второй половине XIX века. Так, 25 июля 1859 года он сообщал в Иркутск генерал-майору Михаилу Корсакову следующее: «Бухту Посьета мы отмежёвываем себе и границу проводим до устьев Тюмень-Улы, которая составляет границу Кореи с Китаем. Не хотелось бы захватывать лишнего, но, оказывается, необходимо: в бухте Посьета есть такая прекрасная гавань, что англичане непременно бы её захватили при первом разрыве с Китаем… При устье реки Суй-Фуна, немного северо-восточнее бухты Посьета, множество прекрасных заливов. Вообще всё это пространство морского берега, от Посьета до Поворотного мыса, вёрст на 200, изобилует прекрасными заливами и гаванями, столь привлекательными для морской державы, что англичане (если бы это оставалось китайским) всё захватили бы, тем более что в 1855 году они все эти места видели, описали и даже карты издали»ii. Именно это обстоятельство заставляло Россию проявить максимум усилий, как в военном, так и дипломатическом плане. Именно Муравьев-Амурский будет автором идей строительства Транссибирской железнодорожной магистрали и создания Тихоокеанского флота. Все эти идеи реализуются в среднесрочной перспективе.

Но в 1859 году проблема пребывания России на этих приграничных территориях усугублялась еще и тем, что китайцы достаточно долго отказывались ратифицировать Айгунский договор, что порождало множество споров и трудностей в вопросе разграничения территорий. Направленный в Пекин для подписания окончательных договоренностей о границе, граф И.П. Игнатьев, натолкнулся на мощный протест со стороны китайских дипломатов. Китайской стороной было заявлено, что Айгунский договор был самовольной ошибкой чиновников, которые уже наказаны императором, а сам документ не имеет никакой юридической силы. Переговоры зашли в тупик, в результате чего русскому посланнику пришлось тайно покинуть Пекин и примкнуть к англо-французской делегации. В это время западные союзники продолжали делить Китай.

В 1860 году англо-французские войска встретились в Гонконге и высадились в Бэйтане, затем союзные войска заняли Тяньцзинь, был разграблен Летний императорский дворец Юаньминъюань. Этот дворец был настоящей сокровищницей, в которой маньчжурские богдыханы собрали ценности и произведения искусства всех императорских династий Китая. Союзники тут же сочли дворец своим военным трофеем и начали его грабёж. Поначалу экспроприацию проводили централизованно, чтобы разделить ценности поровну между Англией и Францией. Однако в дальнейшем европейские солдаты и офицеры приступили к грабежу ценностей «самостоятельно». Объём и стоимость похищенных ценностей не поддаются учётуiii. Пекину также угрожала участь разорения, ставился вопрос о сохранении правящей династии. Именно в этих условиях проявился талант И.П. Игнатьева. Подходя к Пекину, русский посланник всячески стремился защитить местное население от бесчинств французов и англичан. И чем сильнее было мародерство союзников, тем больше симпатии китайцев склонялись на русскую сторону. Именно русский посол уговорил европейских интервентов не уничтожать династию и защитил Пекин от разграбления, выступив посредником в переговорах. Китайцы, в свою очередь, попросили графа И.П. Игнатьева смягчить притязания европейцев, которые требовали немедленной выплаты за погибших, наказания виновных, уничтожения до основания Летнего дворца. Игнатьев обещал содействие по девяти пунктам из 10. И гарантировал полную безопасность китайским дипломатам при подписании всех договоров. Все данные обещания русский посол в дальнейшем исполнил. Вторая опиумная война и агрессия европейских коалиционных войск заставила китайское правительство уступить воле Запада. 12 и 13 октября 1860 года в Пекине князем Гуном были подписаны трактаты с англичанами и французами. В соответствии с Тяньцзинским договором Англия, Франция и США получали свободное право торговли по всему Китаю, в Пекине открывались иностранные миссии, а сами миссионеры получали практически неограниченные права, снижались пошлины для иностранных торговцев и легализовалась опиумная торговля. Под управление Англии отходила южная часть Цзюлунского полуостроваiv. Когда европейцы покидали Пекин, началась секретная часть русско-китайских переговоров. Китайская сторона в сложившихся обстоятельствах и в знак благодарности русскому послу за спасенный Пекин согласились принять русские требования. В окончательном варианте Пекинского трактата от 2 ноября 1860 года подтверждался Айгунский и Тянцзинский договора и устанавливалась новая пограничная линия от устья Уссури до реки Ту-мынь-дзян на границе с Кореей. Также, оговаривались равные и свободные торговые отношения между государствами. Чуть позже, весной 1861 года, была согласована карта разграничения территорийv. Н.Н. Муравьев-Амурский писал министру иностранных дел России князю А.М. Горчакову следующее: «Все сомнения рассеяны, теперь мы законно обладаем и прекрасным Уссурийским краем, и южными портами, и приобрели право сухопутной торговли из Кяхты, и учреждения консульств в Урге и Кашгаре. Все это без пролития крови, одним уменьем, настойчивостью и самопожертвованием нашего посланника, а дружба с Китаем не только не нарушена, но скреплена более прежнего. Игнатьев превзошел все наши ожидания…»vi.

Пекинский трактат, подписанный в тайне от наших «западных партнеров» был одним из колоссальных успехов русской геополитики и большой неожиданностью для англичан.

Усиление России в Китае и установление контроля над Японским морем существенно нарушило планы Великобритании и Франции. Известно, что захватывая китайские территории, англичане планировали зимой 1860 года высадить десанты для занятия пролива Посьет, который находится вблизи Владивостока. Как показала история опасения и прогнозы Н.Н. Муравьева-Амурского были совершенно справедливы. Россия смогла опередить англичан всего на пару месяцев. 2 октября 1860 года к берегам Китая подошла сводная русская эскадра из Средиземного моря, взяв под охрану новые русские земли и прикрыв Владивостокvii. В такой ситуации англичане сразу отказались от идеи с морским десантом. Борьба за влияние в регионе мировых держав вступила в новую фазу. Поняв, что побережье Японского моря для Англии потеряно, наши «западные партнеры» сконцентрировали свои усилия на создании среднесрочных и долгосрочных проблем для России на её границах. Попыткой реванша за Пекинский договор стало масштабное восстание националистов в Польше 1863 года. Эмигрантские польские организации, которые базировались в Лондоне и Париже подняли антирусский мятеж, который начался с резни спящих русских солдат. Требования мятежников были традиционны – территориальный распад России, отделение от нее стратегически важных территорий, имеющих удобный выход в моря. Лозунг поляков о восстановлении своего государства «От моря до моря» подразумевал отделение от России Белоруссии, Украины и части балтийского побережья. В результате подавления восстания русские войска потеряли 4500 человек, поляки около 30 тысяч. Такая война на уничтожение была выгодна только нашим геополитическим конкурентам, так как отвлекала Россию от других задач, истощала её ресурсы и давала возможность оказывать дипломатическое давление. Более того, Англия и Франция поддерживали повстанцев ложными обещаниями, давая им надежду на иностранное вмешательство в конфликт, по примеру Крымской кампании. Технология «управляемого хаоса», так активно применяемая в наши дни, закладывалась и оттачивалась еще два столетия назад. Правительство Франции, Англии и Австро-Венгрии сразу же в ультимативной форме потребовали уступок польским повстанцам, что являлось грубым вмешательством во внутренние дела нашей страны. Более того, английские и французские представители обратились ко всем европейским державам с приглашением принять участие в давлении на Россию по польскому вопросу. Французский министр иностранных дел писал по этому поводу: «Дипломатическое вмешательство всех кабинетов оправдывается само собой в деле общеевропейского интереса, и они не могут сомневаться в спасительном во всех отношениях влиянии единодушной манифестации Европы»viii. Однако не все державы откликнулись на этот призыв. Например, Швейцария и Бельгия уклонились от участия в манифестации, а в Берлине заявили английскому посланнику, что согласие на его предложение поставило бы его в противоречие с самим собой. Дипломатическое давление на Россию не привело к ожидаемым результатам, восстание было подавлено, а русское правительство не уступило. К этому времени окончательно было покончено и с религиозным радикализмом на Кавказе. В этой ситуации Запад измелил тактику давления. Теперь за основу был взят политический террор и подготовка революции в России руками народниковix.

Расшатывать ситуацию внутри Российской империи силами народников удавалось лишь до прихода к власти императора Александра III, который достаточно эффективно и быстро сумел стабилизировать ситуацию и покончить с политическим терроризмом. Запад потерял на время возможность использовать эти рычаги воздействия на русское правительство, а сама Россия получила возможность существенно усилиться в Восточноазиатском регионе. При Александре III русско-китайские отношения вышли на новый уровень. В 1881 году в был подписан договор «Об урегулировании пограничных вопросов» по которому был решен ключевой вопрос о передаче Китаю Кашгарской провинции (западный Китай, Синьцзян). Суть проблемы заключалась в том, что в 1876 – 1877 годах в результате восстания местных мусульман в Кашгарской провинции была свергнута китайская власть. Повстанцы провозгласили образование независимого исламского государства Йеттишаар. В этой ситуации Китай обратился с просьбой о помощи к России на основании чего были введены русские войска в Кашгарскую провинцию, а силы повстанцев разгромлены. В 1881 году, согласно Петербургскому договору, Россия вывела войска из Кашгарской провинции, вновь передав её Китаю. Помимо решения вышеизложенного вопроса, была окончательно определена российско-китайская граница в районе реки Черный Иртышx. Сторонником сближения с Китаем был и министр финансов России С.Ю. Витте. Так по его инициативе в 1895 году был учрежден Русско-Китайский банк, а в следующем году заключен Договор «О союзе и постройке Китайско-Восточной железной дороги» (КВЖД). Статья 1 договора предусматривала военный союз, который должен был вступить в силу в случае нападения Японии на Россию, Китай или Кореюxi. Также, этот договор предусматривал строительство железнодорожной ветки «Чита – Харбин – Владивосток». Данная ветка имела большое значение для двух стран как в военно-стратегическом, так и в экономическом плане. Главным успехом России тихоокеанском регионе стало подписание «Русско-китайской конвенции о Ляодунском полуострове» в 1898 году, в результате чего Россия получила в аренду на 25 лет Порт-Артур и его торгового соседа порт Дальний. Отдельно оговаривалось, что Порт-Артур будет открыт только для русских и китайских кораблей. С одной стороны это открыло дорогу русскому флоту к берегам Желтого моря, с другой, приобретение Порт-Артура стало отправной точкой будущей войны России с Японией. Важно отметить, что именно японцы, оказывая военное давление на Китай, рассчитывали получить в аренду этот порт и разместить в нем свои военные корабли. Державы моря не могли смириться с таким усилением России, приобретающей возможность такого оперативного использования своего Тихоокеанского флота. Классическое противостояние моря и суши продолжалось.

Если стимулирование национального вооруженного сопротивления и терроризма в России было ближайшей ответной реакцией Запада на упрочнение позиций России в Средней и Восточной Азии, то в долгосрочной перспективе для ослабления нашей страны на Дальневосточных рубежах стала планомерная подготовка другого государства для войны с нами. И такой страной, которая стала послушной марионеткой Запада в большом геополитическом противостоянии, была Япония.

Но прежде чем эта страна станет ударным кулаком Запада в Тихоокеанском регионе, нужно было сломить национальное сопротивление японцев, открыть границы этой страны, сменить правителя и загнать государство в долговую зависимость. Для достижения своих целей западным державам понадобилось около сорока лет.

В 1860 году в Японии возникли массовые антиевропейские восстания, которые привели к изгнанию иностранцев. Самураи убили представителя английского консула, затем был убит представитель американского консульства, затем английский купец, были обстреляны иностранные суда. Так как главное острие  национального движения было направлено против Англии, английское правительство взяло на себя инициативу карательной операции. Начались военные действия против Японии. Англичане обстреляли столицу княжества Сацума – город Кагосим а в мае 1864 года объеденная эскадра Англии, США, Франции и Голландии регулярно обстреливали побережье княжества Тёсю. Через два года такого силового давления на Японию, была заключена новая конвенция о импортных тарифах, которая усугубила экономическое положение в Японии. А с 1868 года западные державы всемерно поддержали 15-летнего императора Мейдзи, правление и реформы которого кардинально изменят страну и войдут в историю под названием «Революция Мейдзи». За несколько десятилетий Япония сумела создать и перевооружить новую армию, по европейскому образцу, построить современный флот, развить свою экономику. Только за период с 1868 по 1885 годы в Японии было введено в строй около 1300 промышленных предприятий. Всех этих успехов новое японское правительство смогло добиться только благодаря огромным американским и английским кредитам, выделяемым на развитие этой страны. Также европейские державы активно делились с японскими партнерами новейшими технологиями и военными инструкторами. К 1870-м годам японскими войсками фактически командовали американские советники. Практически весь броненосный флот Японии к началу ХХ века был построен на верфях Англии, на верфях Англии и США строились крейсера и миноносцы. Японскую армию учили немецкие и американские инструкторы. Любопытен и тот факт, что финансировали Японию те же банки, которые поддерживали деньгами революционеров в России: банк «Кун, Лееб и Ко», связанный с Варбургами и Ротшильдами, также причастны к финансированию японцев Рокфеллеры и Морганы. Причем такая финансовая помощь Японии еще и приносила экономическую выгоду, так как выдаваемые кредиты моментально уходили обратно на Запад в качестве оплаты закупаемых вооруженийxii. Таким образом, Япония достаточно быстро растратила значительную долю своего суверенитета и была вынуждена выполнять волю своих заморских кураторов, чем они неоднократно пользовались.

С 1880-х годов Япония для европейских держав неоднократно становилась своеобразным ударным кулаком при достижении экономических и политических целей. Так, американцы и англичане подтолкнули Японию начать боевые действия против Кореи в результате которых корейцы были вынуждены пойти на значительные уступки агрессору, и подписать неравноправный Инчхонский договор, который предоставлял японцам право беспошлинной торговли. К  1882 году США, Англия и Германия, использовавшие Японию как военный таран, заключили с Кореей аналогичные договоры. В 1894 года японские вооруженные силы с подачи своих западных кураторов напали на Китай без объявления войны. Китайский флот и китайское войско потерпели сокрушительное поражение на юге и северо-востоке Кореи, на Ляодунском полуострове, в результате чего Китай был вынужден пойти на мирные переговоры, уступив Японии Ляодунский полуостров, Тайвань и острова Пэнхуледао, а также, должен был уплатить контрибуцию 360 млн. иен. Но в этот конфликт активно вмешалась Россия и вынудила японцев вернуть Ляодунский полуостровxiii. При поддержке России удалось свергнуть прояпонское правительство в Корее и ограничить военное присутствие японцев в этой стране. Комплекс сложившихся противоречий между Россией и Японией был грамотно использован нашими геополитическими конкурентами, столкнув обе державы в большой войне на истощение, в результате которой ни одна из стран не добьется ожидаемых результатов, зато европейские державы и США в полной мере будут довольствоваться плодами своей геополитической комбинации.

i Основание Владивостока // История.РФ. URL: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/ osnovaniie-vladivostoka (дата обращения 31.03.2019).

ii Волынец И. Кому мы обязаны присоединением Дальнего Востока и почему либералы стараются забыть этого человека? // Военное обозрение. URL: https://topwar.ru/40071-komu-my-obyazany-prisoedineniem-dalnego-vostoka-i-pochemu-liberaly-starayutsya-zabyt-etogo-cheloveka.html (дата обращения 31.03.2019).

iii Волынец А. Третья «опиумная» война: битва за Пекин. URL: https://warspot.ru/7064-tretya-opiumnaya-voyna-bitva-za-pekin (дата обращения 31.03.2019).

iv Бутаков А., Тизенгаузен А. Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840–1842, 1856–1858, 1859 и 1860 годах. М., 2002.

v Ткачев А. Китайский гамбит дипломата Игнатьева // Военное обозрение. URL: https://topwar.ru/85647-kitayskiy-gambit-diplomata-ignateva.html (дата обращения 31.03.2019).

vi Густерин П.В. Е.П. Ковалевский – дипломат и востоковед // Вопросы истории. 2008. № 8. С. 148-150.

vii Широкорад А.Б. Россия – Англия: неизвестная война. 1857 – 1907. М., 2003.

viii Там же.

ix Васильев М.В. Народничество в России как оружие геополитической борьбы. URL: https://mcito.ru/publishing/best_article/2019/participants.html (дата обращения 31.03.2019).

x Парамонов В., Строков А. Российско-китайские отношения: историческое наследие URL: https://mashinavremeni1.ru/blog/43164301258/Rossiysko-kitayskie-otnosheniya:-istoricheskoe-nasledie (дата обращения 31.03.2019).

xi Алексеев М. Советская военная разведка в Китае и хроника «китайской смуты» (1922-1929). М., 2016.

xii Самсонов А. О чём не пишут в учебниках про русско-японскую войну // Военное обозрение. URL: https://mcito.ru/publishing/best_article/2019/participants.html (дата обращения 31.03.2019).

xiii История Японии. XIX век. URL: http://japan.limarevvn.ru/3.htm (дата обращения 31.03.2019).

https://www.geopolitica.ru/article/geopoliticheskaya-borba-v-vostochno-aziatskom-regione-v-konce-xix-veka

Times of India: Путин приглашает индийцев помочь ему в Приморье и Арктике

© РИА Новости, Алексей Даничев 

Индийское издание явно гордится солидной ролью, которую российский президент Путин отводит участию их древней страны в развитии российского дальнего Востока. Сказывается впечатление от Восточного экономического форума. Правда, индийцы все-таки немного преувеличивают, когда говорят, что «экономика ЕС буксует, а Восток поднимается». А вот для отношений России с ЕС и Востоком это описание было бы верно.

Times of India (Индия): чем важен визит премьер-министра Нарендры Моди на Дальный Восток

04.09.20192810Редакционная статья

Основные положения:

— Дальневосточный федеральный округ с его природными богатствами вдвое превосходит Индию по площади, однако его население составляет всего 8 миллионов.

— Богатый ресурсами регион открывает большие возможности перед Индией, где царит нехватка энергии.

— Вкладываясь в Дальный Восток, индийские компании смогут закрепиться на рынке, где не придется конкурировать с западными фирмами.

Нью-Дели — В среду Нарендра Моди стал первым индийским премьер-министром, посетившим российский город Владивосток. Моди принял участие в Восточном экономическом форуме и провел двустороннюю встречу с Владимиром Путиным. Позднее они посетили судостроительный завод «Звезда».

Долгое время экономическое и политическое сотрудничество с Россией концентрировалось на ее европейской части, разворачиваясь главным образом в Москве и Санкт-Петербурге. Однако экономика Евросоюза буксует, а Восток поднимается, и Путин решил сфокусироваться на Дальнем Востоке. Дальневосточный федеральный округ с его природными богатствами вдвое превосходит Индию по площади, однако его население составляет всего 8 миллионов человек. Развитие региона оставляет желать лучшего. Таким образом, России нужна помощь Азии. А чтобы не впасть в чрезмерную зависимость от Китая, Путин пытается заручиться в Тихоокеанском регионе поддержкой других инвесторов.

У Индии на Дальнем Востоке большие возможности

Этот богатый ресурсами регион открывает перед Индией, где царит нехватка энергии, большие возможности. Индия, со своей стороны, может предложить скудно населенному региону России столь необходимую рабочую силу. Вкладываясь в Дальный Восток, индийские компании получат выход на рынок, где им не придется конкурировать с западными фирмами. Наконец, страны рассматривают перспективы совместной добычи углеводородов на континентальном шельфе Арктики и на российском Дальнем Востоке.

Вектор на Дальный Восток — попытка Москвы укрепить свое влияние в Тихоокеанском бассейне. В интересах Нью-Дели и Москвы сплотиться в вопросе безопасности Тихоокеанского региона.

«Индия — мощная держава в Индийском океане, и у нее есть интересы в Тихом океане. Россия — мощная тихоокеанская держава, и у нее есть интересы в Индийском океане», — отметил министр иностранных дел Субраманьям Джайшанкар.

Двусторонние отношения Москвы и Нью-Дели

Встреча Путина и Моди станет двадцатой российско-индийской встречей на высшем уровне. Ожидается, что лидеры подпишут пакет соглашений о сотрудничестве в области обороны, торговли, энергетики и промышленности.

Политических разногласий между странами нет, поэтому обсуждаться главным образом будут вопросы экономические. Товарооборот между Россией и Индией составляет 11 миллиардов долларов, и страны нацелены увеличить обоюдные инвестиции и укрепить сотрудничество в энергетическом секторе.

О прочности российско-индийских связей можно судить уже по тому, что Индия — вопреки желаниям США — согласилась приобрести российские ЗРК С-400 на сумму в 5 миллиардов долларов.

В 2015 году Россия и Индия заключили договор на 1 миллиард долларов о совместном производстве военных вертолетов Ка-226 в рамках инициативы «Сделано в Индии», однако реализация сделки многократно откладывалась. В марте этого года Индия и Россия запустили совместное производство автоматов АК-203. Встреча двух лидеров, по всей вероятности, придаст этим начинаниям столь необходимый импульс.

Кроме того, ожидается, что Моди и Путин обсудят предложение о создании зоны беспошлинной торговли между Индией и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Эта организация, куда, помимо России, входят Казахстан, Киргизия, Армения и Белоруссия, появилась на свет в 2015 году для содействия экономическому развитию стран-членов. Ожидается, что эта уже обсуждавшаяся инициатива придаст толчок экономическим связям Индии с ЕАЭС.

Наконец, переговоры могут коснуться обострения отношений Индии с Пакистаном из-за Джамму и Кашмира.

Восточный экономический форум

В рамках трехдневного Восточного экономического форума, который начался 4 сентября, пройдет свыше 70 мероприятий, которые призваны укрепить международное сотрудничество в Тихоокеанском регионе и ускорить развитие российского Дальнего Востока.

Премьер-министр Моди станет почетным гостем форума. Также ожидается прибытие министров из ряда стран, включая Китай, Южную Корею, Северную Корею, Сингапур и Индонезию.

https://inosmi.ru/politic/20190904/245764278.html

Россия готова сотрудничать с Турцией по проекту ТFX

Об этом сообщил глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Дмитрий Шугаев

Emre Gürkan Abay,Olga Keskin   |28.08.2019

Россия готова сотрудничать с Турцией по проекту ТFX

МОСКВА

Россия готова обсудить с Турцией сотрудничество по проекту ТFX (разработка турецкого истребителя пятого поколения).

Об этом сообщил журналистам глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) России Дмитрий Шугаев на авиасалоне МАКС-2019.

«У Турции есть проект TFX и мы в части индустриального сотрудничества, готовы обсуждать с ними и эти темы. Более того, лидеры наших стран выразили желание расширить сотрудничество в сфере оборонной промышленности. Наша страна и наша промышленность в принципе готовы», — сказал глава ФСВТС.

По его словам, Россия также может поставить Турции авиационные двигатели и средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ).

Кроме того, глава ФСВТС прокомментировал тему возможных поставок российских истребителей Су-35 или Су-57.

«Россия и Турция провели консультации по поставке истребителей Су-35 или Су-57. Анкара проявила к ним большой интерес. Рано говорить о каких-то контрактных переговорах. Во-первых, нет еще заявки, даже формально еще ничего не оформляли. Будут переговоры с моим турецким коллегой — главой управления оборонной промышленности при президенте Турции Исмаилом Демиром»,- сказал Шугаев.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%B3%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D1%81-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B5%D0%B9-%D0%BF%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B5%D0%BA%D1%82%D1%83-%D1%82fx-/1567143

МИД Ирана бьется за Конвенцию по Каспию

Зариф бьется за Конвенцию по Каспию

Без ратификации парламентами прикаспийских стран подписанной в Актау 12 августа 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря никакие практические действия в этом регионе в новых условиях невозможны. Казахстан, Азербайджан и Туркмения эту процедуру уже выполнили, а в Иране и России она должна быть завершена до конца 2019 года. Но в Иране все непросто, и этот документ подвергается в парламенте жесткой критике со стороны консерваторов и некоторых религиозных деятелей.

Когда министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф во время визита в Норвегию на встрече с представителями иранской диаспоры заявил, что, «пока он жив, никто не посмеет отобрать хоть каплю Каспийского моря у иранцев», уточняя, что «никто не смеет претендовать на иранскую сухопутную и морскую территорию, в том числе на его законную часть Каспийского моря», стал ясно, что он с кем-то остро заочно полемизирует. Но с кем, и кто сейчас замахивается на «иранские сухопутные и морские территории»?
Заявление Зарифа прозвучало после завершившегося недавно в Туркмении Первого Каспийского экономического форума с участием всех прикаспийских стран, после чего во многих СМИ появились победные отчетные реляции. Первоначально казалось, что мы имеем дело с отголосками полемики, вспыхнувшей на этом форуме относительно перспектив реализации Транскаспийского газопровода (TANAP), по которому газ из Туркмении по дну Каспийского моря должен поставляться в Азербайджан, а далее через Турцию в Европу. Россия и Иран выступают против этого проекта, заявляя об экологических угрозах Каспию. Но позже стало ясно, что все нынешние размышления о TANAP — это все равно, что делить шкуру еще не убитого медведя. Ведь без ратификации парламентами прикаспийских стран подписанной в Актау 12 августа 2018 года Конвенции о правовом статусе Каспийского моря никакие практические действия в этом регионе в новых условиях невозможны.

В Казахстане, Азербайджане и Туркмении эта процедура уже состоялась, в Иране и России она должна быть завершена до конца 2019 года. Но в Иране все непросто, и этот документ подвергается в парламенте жесткой критике со стороны консерваторов и некоторых религиозных деятелей. Даже находящийся в эмиграции принц Реза Пехлеви раскритиковал иранское правительство за «каспийскую сделку», архитектором которой называют Зарифа. Его обвиняют чуть ли не в «национальном предательстве», обвиняют в пренебрежении интересами страны, настаивают на 50%, а не определенной 10% части Каспийского моря. И утрясти ситуацию за счет закулисных договоренностей пока не удается. Выступая 29 июля в парламенте, Зариф вынужден был сделать главный акцент на том, что «Иран не поступится своей территорией и будет жестко отстаивать исторически принадлежащие стране воды Каспийского моря».

Однако как долго будет продолжаться этот процесс в Тегеране сказать сложно, хотя бы потому, что иранский министр почему-то не акцентирует внимание на том, какая в итоге доля каспийского пространства будет принадлежать Ирану, станет ли в итоге она составлять 20%, как ранее настаивал Тегеран. Сложность еще и в том, что эта проблема в Иране очень политизирована. Есть силы, которые сравнивают Конвенцию с Туркманчайским договором 1828 года между Персией и царской Россией, в силу которого территория (ханства северного Азербайджана) была присоединена к России. Раздаются призывы не переносить иранско-российский альянс на сирийском направлении на Каспийский регион и т. д. Зариф оказывается в сложном положении. Поскольку его обвиняют в прозападных настроениях, имея в виду активное участие в подготовке с «шестеркой» ядерного соглашения.

Генерал от инфантерии Иван Паскевич и принц Аббас Мирза на подписании мирного договора в Туркманчае. 1828
А заодно утверждают, что на Каспии он следует чуть ли не в фарватере российской политики. При этом за скобки выводится то, что прикаспийским странам давно пора переходить от слов к делу и начинать развивать транспортную систему региона сообща, координируя свои действия на пятисторонней основе. Но проблема в том, как именно исторически и на метальном уровне Иран воспринимает не столько Россию, сколько соседние Туркмению и Азербайджан. С ними у Тегерана существуют определенные проблемы по разработке месторождений каспийского шельфа, расположенных на смежных участках морского дна Каспия. Поэтому парламентская битва в Иране за ратификацию Конвенции больше отражает существующее в стране непростое внутриполитическое противостояние, нежели разные оценки складывающейся геополитической ситуации.

В этой связи иранское издание Alef считает, что Зариф в острой дискуссии с политическими оппонентами должен упор делать на том, что «одно из достоинств подписанного документа — это то, что он не дает странам вне региона права использовать бассейн и акваторию для военного и иного судоходства и запрещает им создавать здесь морские военные базы. Равно как и то, что все пять стран не допускают, чтобы какая-то иная страна использовала бы акваторию, прибрежные зоны, а также небо для агрессии против какой-либо страны Каспийского бассейна». Остальные проблемы, по мнению этого издания, «вполне решаемы на основе двусторонних или трехсторонних соглашений между Ираном, Азербайджаном и Туркменией». Что дальше? Некоторые иранские эксперты полагают, что «сегодня вероятность успешной ратификации иранским парламентом «конституции Каспия» довольно высока».
Но другие считают, что «отдельные общественно-политические силы могут попытаться максимально осложнить и затянуть на неопределенное время процесс ратификации Конвенции». Так что будем ждать дальнейшего хода событий.

24 августа 2019
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

Каспий тихо становится русским

Итоги первого Каспийского экономического форума показали доминирование именно российской повестки

Александр Запольскис
25 августа 2019

Иран запустил участок международного транспортного коридора «Север – Юг»

Россия и Индия ускорят создание коридора «Север-Юг»
Как Россия незаметно вводит в строй свой «Шелковый путь»
11-12 августа в Туркмении состоялся первый Каспийский экономический форум. В его работе приняли участие делегации пяти ведущих государств региона: России, Казахстана, Туркменистана, Ирана и Азербайджана. Он стал непосредственным результатом подписания Каспийской конвенции и очередным этапом развития механизмов сотрудничества прикаспийских стран.
Однако за обтекаемыми формулировками официальных дипломатических заявлений кроется целый ряд весьма разнообразных моментов. Некоторые из них можно считать позитивными. Например, весьма вялое внимание к саммиту со стороны западной прессы.

Еще каких-то 3-5 лет назад Каспий там преподносился чуть ли не как главный нервный узел планеты и ключевой регион обеспечения Европы углеводородами в ближайшем будущем. Опирающийся на добычу в Каспийской море проект «Южного газового коридора» позиционировался как полная замена российскому газу. Дело оставалось за малым – замкнуть добычу остальных прикаспийских стран на Азербайджан и далее – на трубопровод TANAP.
Требовалось лишь подвинуть Россию и Иран, что тогда подавалось как задача уже практически решенная. Но результат оказался иным. Фактически базовая концепция Каспийской конвенции и итоги форума полностью опираются не на прозападный, а как раз на российско-иранский подход к проблеме. Так что есть все основания считать, что в геополитическом противостоянии в регионе верх одержала Москва, а отсутствие истерики в западных СМИ означает фактическое признание очевидного со стороны наших геополитических конкурентов.

Они обычно истерят лишь когда считают достижимым добиться если не полного, то хотя бы частичного пересмотра результатов. Когда поражение выливается в разгром, они стараются дружно смотреть в другую сторону и не отсвечивать. А тут вроде как важнейший саммит прошел – и тишина. Разве что короткую заметку выпустили на Euronews. Впрочем, оно и понятно – нет у них методов против «Кости Сапрыкина».

В Туркменистане столкнулись два принципиально разных подхода. Казахстан, Туркменистан и Азербайджан, пусть и с некоторыми нюансами, выступали за развитие, в первую очередь, энергетических проектов. Все остальное как бы очень зыбко, а газ уже есть, и его хотят покупать в Европе. Значит главное – труба, а прочие вопросы могут подождать. Сколь угодно долго.

В свою очередь, Москва и Тегеран, в гораздо меньше степени зависящие от каспийских углеводородов, настаивали на комплексном развитии всех возможных отраслей и направлений. В первую очередь, для стимулирования роста взаимной торговли, расширения туризма, развития рыбного промысла в Каспийском море, а также формирования фундаментальных предпосылок для создания логистического коридора «Север-Юг», позволяющего создать надежную эффективную транспортную инфраструктуру от российских портов в Ленинградской области до иранских портов в Оманском заливе.

Последнее особенно важно по целому ряду долгосрочных глобальных причин. Такой транспортный коридор решительно снизит интересность Суэцкого канала и вообще сократит протяженность логистической линии из Индийского океана в Западную Европу, куда традиционно направляются 3/4 грузов. Автоматически изменится и международное значение Ирана. Это сегодня его можно называть страной третьего мира где-то на периферийной границе Ближнего Востока и Центральной Азии. Когда через его порты пойдут упомянутые выше грузы, мнение Тегерана неизбежно станет куда более важным.
Так вот, на первом Каспийском саммите победил российско-иранский подход. В первую очередь, участники решили развивать каспийские порты, совершенствовать дорожную инфраструктуру и формировать условия по облегчению трансграничного движения товаров и услуг. Каспий тихо становится русским. И это хорошо.

Источник — iarex.ru

Турция: почему Эрдоган сделал ставку на разворот к России (FT, Великобритания)

© РИА Новости, Валерий Мельников

Почему Турция решила покупать ракеты С-400 из РФ, отказавшись даже от американских F-35? Автор британской газеты приводит все мнения, кроме тех, которые критикуют США и Лондон. И проговаривается: несмотря на участие в «арабской весне» на стороне Запада, Эрдоган нажил себе врагов в США. Вот и ответ: англосаксы стали нетерпимыми к своим союзникам, они давно уже не демократы. Потому Эрдоган и ушел.

Договор на поставку оружия, который турецкий президент заключил с Россией, ставит под угрозу позицию Турции в НАТО, а также ее отношения с США. Окупится ли этот риск?16.08.20192183Лаура Пайтел (Laura Pitel), Айме Уильямс (Aime Williams), Генри Фой (Henry Foy).

Чем ближе день, когда в Турцию должны привезти российские системы ПВО С-400, тем больше предостережений слышит в свой адрес президент страны Реджеп Тайип Эрдоган. Американские чиновники и аналитики предупреждают, что, если эти поставки будут продолжаться, у Дональда Трампа не останется иного выбора, кроме как ввести санкции, которые навредят хрупкой турецкой экономике. Но хотя за последние недели на авиабазу около столицы Турции Анкары прибыло 30 самолетов с пусковыми установками и машинами обеспечения ракетных комплексов, санкции так и не ввели. Все были очень удивлены этим. «Никто не ожидал такого исхода, — говорит Асли Айдинтасбас, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. — Эрдоган ввязался в большую авантюру, и это окупается — пока».

Сейчас наблюдатели задаются вопросом, сойдет ли Турции, члену НАТО, с рук смелое решение заключить соглашение на 2,5 миллиарда долларов с заклятым врагом альянса, или же расплата просто наступит позже. Картину еще усложняет хаотичная политика, которую традиционно ведет администрация Трампа. Прошлым летом президент в Твиттере спорил с Анкарой по поводу Эндрю Брансона (Andrew Brunson), американского пастора, которого в Турции отправили под следствие, и этот спор едва не поверг страну в финансовый кризис. Год спустя он выступил в защиту решения Эрдогана о покупке С-400, поскольку США не хотят продавать Турции свои системы «Пэтриот» (Patriot). Тем не менее, даже если на стороне Эрдогана будет сам президент, этого недостаточно, чтобы оградить Турцию от последствий его шага, который многие в Вашингтоне считают началом опасного стратегического сдвига в сторону Москвы. Пентагон уже исключил Турцию из программы F-35, возглавляемой США, что может иметь долгосрочные последствия для турецких вооруженных сил и их будущего сотрудничества с НАТО. А еще есть опасность, что Конгресс США, который необычно единодушен в своей антипатии к турецкому президенту, напряжется и позаботится о том, чтобы его деловые отношения с Россией не остались безнаказанными. «Эрдогану удалось отложить кризис, — говорит Айдинтасбас. — Но не думаю, что опасность полностью миновала».

Турция впервые публично объявила о своих планах купить С-400 — грозную российскую ракетную систему класса «земля-воздух» — в 2016 году, в тревожные месяцы после неудавшегося военного переворота. Эрдоган, подозревающий, что США приложили руку к попытке его свергнуть, сблизился со своим коллегой Владимиром Путиным, несмотря на их глубокие разногласия по поводу конфликта в Сирии. Через пару месяцев они тайно подписали соглашение, что турецкие вооруженные силы — вторые по величине в НАТО — получат два полка ракетных систем С-400, созданных, чтобы сбивать американские реактивные самолеты. «Люди подумали, что это шутка, — сказал чиновник, который работал над этим вопросом. — Когда первое изумление прошло, и по мере того, как Эрдоган закапывался в это дело все дальше, все больше стал разгораться гнев». Пентагон забеспокоился, что приобретение Турцией С-400 ставит под угрозу F-35, самолет пятого поколения, который должен стать основой воздушных операций НАТО. Министерство обороны США позаботилось о том, чтобы, если Турция продолжит покупать у России оружие, ее лишили возможности получать самолеты с технологиями стелс компании «Локхид Мартин» (Lockheed Martin). Была и другая серьезная проблема. В 2017 году Конгресс принял закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций», известный под аббревиатурой CAATSA. Его подписали потому, что Трампа обвинили в связях с Россией и хотели, чтобы он не мог чувствовать себя свободно в отношениях с ней. Но последствия его для стран, заключающих сделки по оружию с Россией, тоже скоро стали ясны. «Я подумал: черт возьми, ее [Турцию] раздавят санкциями, — говорит Аарон Стейн (Aaron Stein), руководитель программы по Ближнему Востоку в Филадельфийском научно-исследовательском институте внешней политики. — Комитет Сената США по вооруженным силам, Джон Маккейн (John McCain [покойный сенатор-республиканец]) — все они говорили, насколько это серьезно». Многие сенаторы и неофициальные посредники по очереди предупреждали Эрдогана о возможных последствиях такой сделки.

Но турецкий лидер не пожелал изменить курс. Россия, увидев возможность заручиться поддержкой полезного союзника и посеять раздор между членами НАТО, ускорила поставки, отдав приоритет заказу Турции перед заказом Китая. «А почему нет?» — сказал высокопоставленный российский чиновник, который назвал эту сделку частью стратегии Москвы по увеличению своего влияния на регион. «Мы должны играть какую-то роль на этой арене, и нам нужно определиться с приоритетами». По мере приближения даты поставок, иностранные инвесторы, чьи деньги необходимы турецкой экономике, нервничают все больше. В 2018 году Турция сильно пострадала из-за валютного кризиса, который сбил почти 30 % стоимости лиры. Они опасаются, что новые санкции приведут к еще более болезненному падению. Управляющие хеджевыми фондами и кредитные аналитики внимательно изучали CAATSA, пытаясь предугадать действия Трампа, который по закону должен выбрать как минимум пять из 12 возможных мер для человека, «заключающего серьезную сделку» с российским оборонным и разведывательным сектором. Они пытаются предсказать, начнет ли Трамп с чего-то легкого, например, с отказа выдавать американские визы, или предпримет что-то, что может навредить турецкой финансовой системе.

Эрдоган всегда утверждал, что Трамп не будет подвергать Турцию санкциям из-за ее геостратегической важности, ведь она находится между Европой и Ближним Востоком. Незадолго до запланированных поставок он сказал, что просто попросит американского президента не прибегать к карательным мерам. «Это же так просто, мы ведь друзья, мы стратегические партнеры», — сказал он. Это заявление встретили насмешливо. Но затем во время встречи этих двоих на саммите Большой двадцатки в Осаке, американский президент, казалось, доказал его правоту. Трамп повторил жалобу Эрдогана, которую американские чиновники уже давно оспаривают, что администрация Обамы поступила с ним «очень несправедливо», когда Анкара пыталась купить ракетную систему «Пэтриот» несколькими годами ранее. «Ему нужна была ракетная система для обороны, — сказал Трамп. — Поэтому он обратился к России, ведь иначе он ее получить не мог». На следующий день один из заголовков в проправительственной газете «Сабах» (Sabah) гласил: «Никаких санкций». Американские чиновники были обескуражены. Стейн говорит, что Пентагон был «ошеломлен» решением президента так сильно отклониться от официальной линии. «На своей пресс-конференции с Эрдоганом Трамп сошел с ума», — сказал он.

Спустя две недели — за несколько дней до третьей годовщины неудавшегося переворота — первые партии С-400 поступили на авиабазу в Анкаре. Эрдоган назвал эту покупку «самой значительной в нашей истории». Прошло уже больше месяца, а никаких признаков санкций так и нет. Лира набрала целых 6% по отношению к доллару за несколько недель после первой поставки 12 июля. Некоторые аналитики считают, что Трамп не хотел вводить санкции против Турции, пока они с США все еще пытались уговорить ее не нападать на союзных Вашингтону курдов на севере Сирии. «Американские угрозы оказались в основном пустыми словами, — говорит Соли Озел (Soli Ozel), профессор международных отношений в стамбульском университете Кадир Хас. «Турция еще раз сделала ставку на свое стратегическое значение, и, похоже, это окупилось. Тем не менее, несмотря на то, что Турция преисполнилась национальной гордости, отказавшись подчиниться даже под угрозой санкций, страна столкнулась с другими последствиями своего решения. Не прошло и недели с того момента, как в Турцию прибыли первые С-400, как Пентагон объявил, что она не получит заказанные ею 100 истребителей F-35. Представители США заявили, что отстранят турецкие компании от производства таких деталей истребителей, как лопасти ротора, компонентов шасси и дисплеи панели управления в кабине. Это сильно ударит по растущему оборонному сектору Турции. «В долгосрочной перспективе местная оборонная промышленность ожидала получить от этих контрактов сумму от 12 до 15 миллиардов долларов, — говорит Арда Мевлутоглу (Arda Mevlutoglu), турецкий консультант по оборонной промышленности, — Теперь она не получат ничего».

Более серьезное последствие состоит в том, что турецкие военно-воздушные силы остаются без самолета, который должен был стать главным элементом их будущих операций. Самолет давал возможность «не только укрепить военно-воздушную часть армии, но и все вооруженные силы», говорится в отчете стамбульского исследовательского центра «Эдам». Из-за потери F-35 и приобретения С-400 встала под вопрос способность Турции участвовать в операциях НАТО. Альянс «попытается вести себя конструктивно и развивать отношения там, где это возможно», — сказала Рейчел Эллехуус (Rachel Ellehuus), бывший высокопоставленный сотрудник Пентагона. «Если подумать о практических аспектах, таких как совместимость и или наша способность выполнять обязательства по коллективной обороне, обмениваться разведывательными данными или действовать на авиабазе Инджирлик (на юге Турции), то хорошие рабочие отношения могут стать невозможными». Даже если Трамп захочет, неясно, сможет ли он защитить Турцию в долгосрочной перспективе. В соответствии с законом CAATSA, для того чтобы отложить санкции, Конгресс каждые 180 дней должен представлять доклад, свидетельствующий, что Турция «существенно сокращает» свои бизнес-связи с Россией. Проблема для администрации Трампа состоит в том, что в Конгрессе обе партии сильно недовольны Турцией. Гнев на Эрдогана накапливался годами, подкрепляемый рядом ссор, например, по поводу задержания сотрудников американского консульства в Турции или из-за резких слов Эрдогана в адрес Израиля. В то же время США хотят предостеречь другие страны, включая Саудовскую Аравию и Индию, которые планируют покупать С-400. Джоан Шахин (Joanne Shaheen), сенатор-демократ, которая постоянно выступает за то, чтобы наказать Турцию не только за покупку С-400, но и за задержание пастора Брансона и прочие причины беспокойства США, говорит, что приобретение страной российской ракетной системы — «критический момент для внешней политики США».

Она хочет, чтобы Трамп ввел «многоуровневые санкции», которые усугублялись бы по мере того, как Турция будет получать все новые поставки, и говорит, что «президент должен разработать конкретные контрольные показатели и проинформировать Конгресс о том, как он намерен заставить Турцию и прочие страны больше не покупать российские системы вооружений, которые вредят интересам национальной безопасности США. Также обеспокоенность выразили несколько видных республиканских сенаторов, в том числе Джим Риш (Jim Risch), председатель комитета Сената по иностранным делам и Джим Инхоф (Jim Inhofe), председатель комитета Сената по вооруженным силам. Похоже, администрация ищет новый компромисс. «Могут последовать дальнейшие санкции, но, честно говоря, мы бы просто хотели, чтобы С-400 не попал в эксплуатацию», — сказал в конце июля Майк Помпео (Mike Pompeo). Эрдоган сказал, что технику активируют не раньше апреля 2020 года, что оставляет время для переговоров. Тем не менее, обе партии стремятся к тому, чтобы разработать отдельное законодательство, которое обязало бы президента наказать Турцию, когда Конгресс вернется с каникул в начале сентября. Если за такой закон отдадут голоса две трети Конгресса, Трамп не сможет наложить вето. Есть и другие потенциальные подводные камни. Интенсивные переговоры на прошлой неделе, по-видимому, предотвратили, по крайней мере временно, конфликт между США и Турцией из-за Сирии, но обе стороны глубоко не согласны по поводу будущего контролируемой курдами части страны. Учитывая глубокую антипатию к Турции в Вашингтоне, некоторые аналитики задаются вопросом, разумно ли поступила Анкара, сложив все яйца в одну корзину, то есть положилась на то, что Эрик Эдельман (Eric Edelman), бывший посол США в Турции, называет «авторитарным братством» (an authoritarian bromance) между Эрдоганом и Трампом. Асли Айдынтасбас говорит, что в следующем году во время предвыборной кампании, когда г-н Трамп будет бороться за еще четыре года у власти, Турция может сильно пострадать. «Анкара все поставила на Трампа, — говорит она. — Кто знает, что будет происходить в Америке? Он может уйти».

Лира растет, потому что угроза санкций отступила — пока

Турецкая лира пережила драматический подъем за последние три месяца. Эту валюту, торгуемую на уровне TL5.5 по отношению к доллару, сильно подстегнул Джей Пауэлл (Jay Powell), председатель федеральной резервной системы, чья миролюбивая позиция подогрела интерес инвесторов к более рискованным активам развивающегося рынка. И уменьшение вероятности санкций США также помогло им не испугаться предостережений о новом кризисе. Инвесторы опасались, что после того, как начнутся поставки в Турцию российской зенитной ракетной системы С-400, у Дональда Трампа не останется иного выбора, кроме как ответить санкциями, даже если они будут мягкими. Память о турецком валютном кризисе прошлого лета, который начался, когда президент США ввел по большей части символические санкции, требуя освободить задержанного американского пастора, все еще оставалась у них в памяти. «Если бы я был инвестором в Турции, я бы не захотел видеть такую информацию в заголовках газет», — сказал один портфельный менеджер в апреле. Экономисты предупредили, что новый спад курса лиры стал бы сильно давить на турецкие корпорации, у которых много долгов в иностранной валюте, а также на банковский сектор страны. Но поскольку Трамп не слишком хочет наказывать Турцию, а Федеральная резервная система США запускает глобальный поиск доходности, турецкая валюта пока пожинает с этого плоды. С того момента, как С-400 начали прибывать в Анкару, лира набрала 6 % по отношению к доллару. На этот процесс не повлияло даже увольнение главы Центробанка Турции в прошлом месяце, равно как и резкое повышение процентной ставки на 4,25 пунктов несколькими неделями позже. Феникс Кален (Phoenix Kalen), директор по стратегии развивающихся рынков в Société Generale, сказал в недавней заметке для клиента, что риск санкций, по-видимому, «подавлен». И добавил: «Вряд ли мы увидим повторение кризиса турецкой лиры, случившегося летом 2018 года».

Sina (Китай): способна ли РЛС метрового диапазона обнаружить F22? Американские военные взрывают российские радары после их испытания

© РИА Новости, Рамиль Ситдиков

Америка начала создавать стелс-самолеты раньше других стран, она задавала тенденции развития вооружения и изменяла порядок ведения войны, пишет «Сина». Но почему она продолжает скупать по «справедливой цене» или «подбирать в качестве трофеев» российские радары? Все дело в том, что радары российского производства сыграли важную роль в развитии технологий.

Sina (Китай): способна ли РЛС метрового диапазона обнаружить F22? Американские военные взрывают российские радары после их испытания

14.08.20192719523

США начали создавать стелс-самолеты раньше всех других стран, один за другим мир удивляли такие летательные аппараты, как F-117A, B-2 и F-22. Они задавали тенденции развития вооружения и изменили порядок ведения войны.

Но на каждое действие найдется противодействие, Россия и другие страны уже давно начали создавать средства сдерживания американских самолетов-невидимок. Самым ранним примером подобного оборудования стал радар метрового диапазона для обнаружения стелс-самолетов. Неужели США не подозревали, что датчики российских радаров могут обнаружить их самолеты-невидимки? Конечно, они знали об этом, и приняли необходимые меры.

Расположенная на берегу озера Грум-Лейк в штате Невада зона 51 известна на весь мир своей загадочностью и таинственностью: здесь американские военные пытаются противостоять российским радарам, взяв за основу принцип «знай противника и знай себя — тогда и будешь непобедимым».

У северных ворот зоны 51 есть место, предназначенное для «использования зарубежного оборудования» (foreign materiel evaluation, FME), там находится немало радиолокационных систем российского производства. Это оборудование попадает туда двумя путями: его «подбирают» в качестве военного трофея или покупают по «справедливой цене» у стран, которые им пользуются.

В рамках проекта по «использованию зарубежного оборудования» радары российского производства сыграли важную роль в развитии технологий, применяемых в испытательном образце самолета «Локхид Хэв Блю» (Lockheed Have Blue), F-117, крылатой ракете-невидимке «Сеньор Пром» (Senior prom) и других стелс-самолетах и ракетах, а также в измерении эффективной площади объекта, ведении электронной войны и технике подавления ПВО.

В сентябре 2018 года вооруженные силы США заявили о покупке у Украины радаров 36Д6М1-1, применяемые в зенитно-ракетном комплексе С-300. В январе 2019 года украинский транспортный самолет Ил-76 приземлился в международном аэропорте Солт-Лейк-Сити штата Юта, он был разгружен при помощи оборудования национальной гвардии ВВС США. Вероятно, самолет доставил радиолокационные системы, однако остается неизвестно, какие именно.

Стоит отметить, что радары, которые США получают от Украины и других стран, были сконструированы в СССР. В XXI веке российская электронная промышленность ушла далеко вперед, радиолокационная система нового поколения «Небо-М» постепенно входит в систему раннего предупреждения ПВО, это значит, что США будет непросто заполучить новейшие российские разработки по обнаружению «невидимок».

Что же Америка делает с ненужными радарами? Их разбирают для изучения или устанавливают на испытательных полигонах, таких как «Китайское озеро» (China Lake), где по ним выпускают высокоскоростные противорадиолокационные ракеты AGM-88 HARМ. 

https://inosmi.ru/military/20190814/245634418.html

Казань как мать городов русских

Дмитрий Михайлин
медиаменеджер

Из городов России за последние годы радикальнее всех изменилась Казань.

Изменились, собственно, все города, и большинство – в лучшую сторону. Но Казань даже не изменилась, а заменилась – как будто кто-то приподнял, стряхнул пыль, выбросил все ненужное, почистил-обновил, добавил, где надо, домов и улиц – и вернул на место. Изменился не внешний вид города, изменилась его структура, кристаллическая решетка – Казань стала совсем другим элементом в периодической системе городов.

Не могу сказать, что я в восторге от всего. Некоторые здания взорвал бы, не задумываясь. Например, чудовищный театр кукол, напоминающий одновременно дешевое казино в Лас-Вегасе и дорогой бордель в Анталии. Кто-то справедливо назвал этот стиль – «цыганский шик». Или торговый комплекс «Кольцо» в самом центре – в нем, кажется, собраны все существующие архитектурные пороки, плюс изобретены собственные.

Тем не менее мне нравится то, что происходит в Казани. Деньги, вынутые из федерального бюджета (татары – лучшие в мире специалисты в этом вопросе) на мифическое тысячелетие, загадочную универсиаду и прочие необязательные мероприятия типа чемпионата мира по водным видам спорта, не говоря про ЧМ по футболу – пошли впрок.

Сделать надо еще больше, чем сделано – очевидно, например, что городу не хватает нескольких мостов, катастрофическая ситуация с парками (их практически нет), только начали осваиваться набережные – при наличии двух рек, одна из которых ни больше ни меньше Волга. Но направление, повторюсь, задано верное.

Собственно, это не мое мнение, а туристическая статистика – в прошлом году Казань посетило столько людей, сколько не посещало никогда за всю ее историю – 3 миллиона 200 тысяч. Ок, вычтем с запасом 200 тысяч, предположив, что это следствие футбольного чемпионата, все равно три миллиона – более чем серьезная цифра. Чтобы сопоставить: в одном из самых посещаемых городов мира, Барселоне, в прошлом году было девять с небольшим миллионов туристов.

Когда гулял по Казани – а это мой родной город, я здесь родился, закончил тот самый университет – посетила странноватая мысль. А если бы не 70 лет советской власти и не разруха 90-х – то как бы сейчас выглядели наши города? Если бы не палили деньги на разрушение храма Христа Спасителя, строительство бассейна, разрушение бассейна, а потом восстановление храма – а просто строили бы бассейны и храмы? Если наши города за последние 20 лет так радикально изменились – что бы было, если бы они просто, без авралов и потрясений, развивались вот те 80 лет?

Ведь в той же Казани – я только сейчас это осознал – за все советские годы не построено ни одного (!) красивого, да просто архитектурно интересного здания. Это не говоря о том, что многие дореволюционные снесены или разрушились сами собой. Все хорошее, что есть в городе – это либо до, либо уже после. Ну, может, есть пара исключений вроде Татарского театра имени Камала или финансового института, но это именно исключения, к тому же, будем откровенны, это совсем не архитектурные шедевры, город и без них выглядел бы точно так же.

Есть, конечно, фактор войны, когда города едва ли не стирались с лица Земли. В этом смысле показателен Великий Новгород: потрясающей красоты и древности храмы (только вдуматься – Софии Новгородской скоро тысяча лет) – и практически пустыня вокруг. Ни одного (!) здания, помимо храмов и кремля, представляющего хотя бы минимальный интерес. Видно, что люди там стараются, пытаются создать хоть какую-то среду, но сложно ее создавать, не имея основы.

Но, с другой стороны, война ведь была на меньшей территории страны, на той же Средней Волге или на Русском Севере – ее не было. А многое до недавних пор выглядело так, как будто была.

И в любом городе, куда ни приедешь, это восстановлено, это реконструировано, это отреставрировано, это воссоздано по старым чертежам. А если бы не запускали так, что сейчас приходится отстраивать города заново, а наоборот – только строили и строили, не кварталы хрущевок и брежневок, а полноценные здания – то как бы сейчас выглядела эта страна?

Есть подозрение, что совсем не так, как сейчас.

Советская власть оперировала большими категориями – индустриализация, панельное домостроение – быстрее, дешевле, запустить производство, расселить людей. Это, в общем, объяснимо, и это не претензия, а констатация. А претензия в том, что почти сто лет никто не думал о той самой городской среде, и она предсказуемо разрушилась. А «окружающая среда» и «городская среда» – понятия не случайно схожие. Речь об экосистеме пространств, в которых живет большинство населения страны. То, что человек видит, ощущает и использует, выходя из дома – в очень многом определяет его мироощущение. И мы только сейчас по большому счету начали всем этим заниматься. Тогда как другие – в той же Европе – и не прекращали, у них – за редкими исключениями типа Германии – не было этого перерыва без малого в век.

Возникли, правда, другие вызовы – вроде повсеместного сайдинга, заборов из профилированного железа и безумного хаоса вывесок, чем особенно страдают маленькие города. Но есть и прекрасные примеры, когда все сделано и продолжает делаться по уму – Коломна, Рязань, Ханты-Мансийск, Кострома, Вологда, Красноярск, это те города, что с ходу пришли в голову, как образцы правильного, на мой взгляд, городского развития. Москву и Петербург не берем – бюджетные возможности несопоставимы с той же Рязанью.

Но если выделить какой-то один город, то рекордсменом по своему собственному перезапуску стала, конечно, Казань.

Как, вы еще не были в Казани? Срочно поезжайте. Надо же как-то догонять Барселону.

Источник — Взгляд

Индия купит у России ракеты «воздух-воздух» средней дальности Р-27

Браво выбору: что стоит за индийским контрактом по покупке Р-27
Москва поставит Нью-Дели крупную партию ракет, несмотря на жесткую конкуренцию и противодействие со стороны США

Антон Лавров

Контракт на поставку Индии большой партии российских ракет «воздух-воздух» средней дальности Р-27, о котором было объявлено на этой неделе, станет не просто успехом РФ в борьбе за высококонкурентный рынок вооружений. Это еще и политическая победа, так как своим решением индийское руководство открыто нарушает антироссийский санкционный режим, установленный США. «Известия» разобрались, чем обусловлен выбор российского оружия в условиях сильной конкуренции.

Часть пакета

Выбор именно Р-27 для усиления ВВС может показаться странным. Эта ракета не самая совершенная ни в индийском арсенале, ни в ассортименте российского ВПК. Еще недавно сообщалось, что Нью-Дели активно ищет альтернативы нашим ракетам воздушного боя.

Ситуация прояснилась, когда стало известно, что, по данным Jane»s Defence Weekly, сделка на Р-27 стала лишь частью более крупного пакета контрактов ВВС Индии на приобретение около тысячи российских ракет «воздух-воздух». Помимо приблизительно 300 Р-27 они хотят купить такое же количество Р-73E и 400 Р-77 на внушительную сумму $700 млн, 215 из которых будут потрачены на Р-27.

Русское качество: как Индия и Пакистан воюют нашим оружием
Конфликтующие страны остаются крупнейшими клиентами отечественного ВПК

В конце мая Индия объявила о планах за два года адаптировать для Су-30МКИ израильские ракеты средней дальности I-Derby ER. Они оснащены активной радиолокационной головкой самонаведения. Это заявляется как главное преимущество таких ракет перед Р-27. Но о включении Derby в текущую срочную закупку никаких сведений нет.

Между США и Пакистаном

Вряд ли является простым совпадением то, что о крупном индийском контракте объявлено вскоре после первых поставок компонентов ЗРК С-400 в Турцию. Индия рассчитывает, что реакция Вашингтона на контракт с Москвой окажется такой же или еще более мягкой, чем в случае с Анкарой.

Уже понятно, что закупка Индией большой партии российских ракет «воздух-воздух» средней дальности Р-27 имеет прямое отношение к обострившемуся в начале этого года индо-пакистанскому конфликту. В феврале смертник на заминированном авто атаковал автобус с индийскими полицейскими в штате Кашмир. Жертвами атаки стал 41 человек. Последовавшее резкое обострение отношений между странами вылилось в молниеносный вооруженный конфликт. Впервые за десятилетия произошел массовый воздушный бой между индийскими и пакистанскими истребителями.

Тогда войны избежать удалось, но отношения между странами по-прежнему находятся на точке замерзания. Летом правительство Индии одобрило экстренное выделение дополнительных средств армии, ВВС и флоту на закупку современных боеприпасов. Они должны пойти на укомплектование запасов, достаточных каждому виду войск не менее чем на 10 дней интенсивных боевых действий.

Aero India 2019: что Россия может предложить для ОПК Индии
Сотрудничество двух стран определят совместные проекты

На все случаи боя

В зависимости от модификации ракеты Р-27 имеют пассивную (Р-27П1 и Р-27ЭП1), полуактивную (Р-27Р1 и Р-27ЭР1) или тепловую головку самонаведения (Р-27Т1 и Р-27ЭТ1). Все они предназначены для боя на средней дистанции, вне зоны визуальной видимости противника. По современным воззрениям, именно от ракет этой категории зависит возможность завоевания господства в воздухе при боях современных истребителей.

Нет официальных данных, какую именно модификацию выбрала Индия. Скорее всего, в состав законтрактованной партии войдут сразу несколько типов. У Р-27 нет одного какого-то самого совершенного варианта. Каждый из них эффективен в разных тактических ситуациях, и в боевом снаряжении истребителя обычно их комбинируют.

Хоть они и не самые новые, Р-27 все еще составляют основную часть ракет средней дальности и в российских ВКС. Но в конце этого года должны начаться поставки модернизированных и импортозамещенных вариантов Р-27 с измененными головками самонаведения и улучшенной энергетикой, которые увеличат их боевую эффективность и продлят срок службы.

Газовый шлейф: почему американцы против продажи Турции российских ЗРК
Новые системы ПВО помогут Анкаре укрепить позиции в регионе

Вероятность того, что Индия получит именно такую новейшую версию ракеты невелика. Срочный характер закупки без конкурса и проведения испытаний заставляет предположить приобретение уже хорошо знакомых и опробованных ими в реальных условиях модификаций. Вполне возможно, что нынешняя партия ракет предназначена прежде всего для вооружения индийских МиГ-29, которые не адаптированы для применения российских Р-77 или израильских Derby.

Возвращение к Москве

Сама по себе закупка Р-27 у России стала небольшой сенсацией. Индия стремится оснастить свои лучшие истребители самыми совершенными современными ракетами для боя на средней и малой дальностях. В сегменте ракет этого класса «Рособоронэкспорту» приходится соревноваться и с украинскими производителями.

Поездка на южные моря: что предложит Россия вооруженным силам Малайзии
Чем отечественный ВПК представлен на выставке LIMA»19

Первый заключенный с Россией контракт на Р-27 был подписан Индией еще в 1990-е годы. Тогда партию из 200 ракет закупили для состоящих на вооружении индийских ВВС МиГ-29. Но потом министерство обороны страны предпочло украинского производителя. Известно о закупках двух партий. Во второй половине 1990-х годов прошлого века для индийских Су-30МКИ были приобретены 436 ракет. Уже в новом тысячелетии, в 2012 году, был заключен дополнительный контракт на 360 ракет Р-27 украинского производства, загрузивший мощности предприятий страны до конца 2013 года.

Лишь теперь, спустя почти четверть века, Индия возвращается к российскому производителю. Это говорит о сомнении Нью-Дели в способности Киева производить крупные партии таких ракет. Особенно после разрыва промышленных связей между ВПК Украины и России.

Источник — Известия

Военная разведка США следит за Россией и Китаем. Америку пугает альянс Кремля и Пекина

© Фото: Central Intelligence Agency

Ирина Дронина

В американском городе Аспен, штат Колорадо, c 17 по 20 июля 2019 года состоялся 10‑й форум по безопасности США (The 10th Aspen Security Forum). На нем присутствовали высокопоставленные представители НАТО, Пентагона, промышленности, финансового сектора и средств массовой информации. Организатором мероприятия традиционно стал Институт Аспена, считающийся одним из мозговых центров страны.
Форум был создан 10 лет назад и инициировался как площадка для общественных дебатов и дискуссий. Все годы основной темой обсуждений был терроризм, который до сих пор является экзистенциальной проблемой и остается в повестке дня и сегодня. Но текущий год, по словам директора Aspen Strategy Group Николаса Бернса, характеризуется трансформацией глобального баланса сил и серьезными вызовами национальной безопасности Америки со стороны двух великих держав – России и Китая.
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, открывший форум выступлением с красноречивым названием «НАТО – 70 лет. Альянс в кризисе?», призвал продолжить сдерживание Москвы и Пекина.

Особое место в обсуждениях заняли выступления представителей разведсообщества. Директор Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США генерал‑лейтенант Роберт Эшли предупредил участников мероприятия о возрастающем противостоянии Вашингтону со стороны двух великих держав – РФ и КНР. Он заявил, что эти страны занимают первую строчку списка угроз безопасности США. Русские оправились после распада Советского Союза и теперь находятся в центре следующего витка конкуренции, характер ее определяется новым оружием и технологиями, считает глава РУМО.
Разведывательное сообщество США с учетом РУМО включает, согласно сведениям официального сайта разведсообщества, 17 ведомств, таких как подчиненное непосредственно президенту Америки Центральное разведывательное управление, Агентство национальной безопасности, Федеральное бюро расследований и др., и все они наблюдают за Россией и Китаем.

Профессиональный разведчик считает, что настоящее время характеризуется как период большой конкуренции, и в условиях гибридной войны Америка, по его мнению, скоро начнет терять пока еще сохраняющееся лидерство. В это же время Китай и Россия демонстрируют способность воздействовать на спутники, имеют радары дальнего обнаружения. Ведется электронная война и разворачивается космическое оружие. Американская разведка сообщает о российском и китайском гиперзвуковом оружии. «Мы будем наблюдать их развертывание в ближайшие два года, – сказал генерал‑лейтенант – Мы следим за их развитием и пытаемся собирать данные о таких системах».
Директор РУМО назвал Россию экзистенциональной угрозой безопасности Америки, полагая, что те, кого загоняют в угол, способны на непредсказуемые поступки. А в российском арсенале несколько тысяч ядерных боеголовок, и в ближайшее время наибольшую опасность представляет именно Россия. Китай же лидирует в сфере экономики и в долгосрочной перспективе тоже представляет серьезную угрозу для США.
При этом генерал‑лейтенант заявил, что ни Иран, ни Китай, ни Россия не хотят войны, и вспомнил слова Эйзенхауэра, что лучший способ выиграть третью мировую войну состоит в том, чтобы ее предотвратить.

Два экс‑начальника разведывательных служб – Джон Маклафлин, бывший исполняющий обязанности и заместитель директора Центрального разведывательного управления США, и Джон Скарлетт, бывший начальник Британской секретной разведывательной службы, подводя итоги форума, подтвердили, что Китай имеет шансы опередить США, а экономики этих стран будут оказывать влияние на весь мир. Кроме того, Поднебесная планирует полностью модернизировать свои вооруженные силы к 2035 году, а к середине текущего столетия выйти на один уровень с Америкой. Россия по уровню экономики находится в другой категории, но в случае оказываемого на нее давления может представлять непосредственную угрозу или вызов, и это понимают в Белом доме и Пентагоне.

Марк Эспер, 24 июля 2019 года официально вступивший в должность министра обороны США, также назвал Россию «стратегическим противником» Америки, заявив, что противостояние можно наблюдать в арктической зоне, Африке и Латинской Америке. Американская газета New York Times (NYT) 23 июля 2019 года написала: «Мировая система и американское влияние в ней встанут с ног на голову, если Москва и Пекин сблизятся еще больше». Это может угрожать Вашингтону, считает NYT и пишет: «Сейчас Китай и Россия сближаются еще больше, а это говорит о том, что постоянная система их взаимоотношений может создать сложные проблемы для Соединенных Штатов». В долгосрочной перспективе обе страны будут представлять еще более серьезную опасность, пишет американское издание.

Контакты РФ и КНР президент России Владимир Путин высоко оценил в Послании Федеральному собранию в феврале 2019 года и сказал, что связи с Китаем будут «содействовать укреплению безопасности и благополучия России». Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров подчеркнул, что между Россией и Китаем «выстроено крепкое политическое взаимодоверие».
Некоторые эксперты выражали опасения по поводу роста потенциала китайской армии вблизи сибирских и дальневосточных рубежей РФ. Была проведена системная оценка рисков сближения и партнерства с КНР, включая военно‑техническое сотрудничество, и их определили как значительно меньшие, чем считали ранее. Москва решилась даже на продажу комплексов ПВО С‑400 и истребителей Су‑35.

Россия, после распада СССР опираясь на китайские заказы, сохранила свою оборонную промышленность. Китайская Народная Республика благодаря военно‑техническому сотрудничеству с РФ смогла радикально преобразовать свои вооруженные силы. В настоящее время Китай является основным российским торговым партнером, занимая первое место, а в китайском рейтинге импортеров наша страна находится на 10‑м месте, поставляя топливно‑энергетические товары, металлы, древесину и изделия из нее, удобрения и продукцию агропромышленного комплекса. На российский рынок идут китайские текстильные изделия, машины и оборудование, транспортные средства и электроника. Между странами увеличиваются объемы расчетов в рублях и юанях, взаимный интерес представляют «золотые» соглашения с золотопромышленными корпорациями. В будущем Россия может стать одним из мировых лидеров транзита на пути между Европой и Азией. Строительство морской транспортной инфраструктуры в Арктике, научные экспедиции, совместные проекты в сфере добычи углеводородов, например проект «Ямал СПГ», способствуют освоению арктических районов и укреплению связей между двумя странами. В ООН оба государства выступают за сохранение права вето за пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН, стремятся к развитию и расширению состава Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), углублению деятельности БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР).

Проблемы доверия, о которых говорят эксперты, при благоприятных условиях взаимовыгодного сотрудничества могут нивелироваться. По информации комитета Совета Федерации по обороне и безопасности РФ, соглашение о военном сотрудничестве, которое планирует заключить Москва и Пекин, может касаться обмена технологиями и использования Китаем элементов систем ПВО РФ на Дальнем Востоке, что свидетельствует о высокой степени взаимодоверия.

Источник — nvo.ng.ru

Позиция России по Идлибу — угроза астанинскому процессу

Ситуация в Идлибе станет серьезным испытанием для отношений Турции и России

Prof. Dr. Cengiz Tomar,Ülviyya Amuyeva

Режим Башара Асада поставил перед собой задачу во что бы то ни стало обеспечить контроль над последней из зон деэскалации в Сирии и захватить Идлиб.

Армия Башара Асада прибегает для этого к той же тактике, что и в других районах Сирии, а именно наносит массированные удары по населенным пунктам, заставляя население покидать свои дома.

Еще одной целью бомбардировок и обстрелов районов северо-запада Сирии является намерение Башара Асада вернуть контроль над крупной автотрассой M4, соединяющей Дамаск и Алеппо.

Кроме того, союзники Асада нацелены на захват трассы M5, которая начинается от сирийско-турецкой границы и идет в направлении Иордании и Саудовской Аравии.

Эти трассы, считающиеся самыми крупными транспортными артериями Сирии, пересекаются в районе Серакиб провинции Идлиб. Без контроля над ними добиться скорого восстановления экономики запада Сирии невозможно.

Кроме того, в случае падения Идлиба в руках сирийской оппозиции не останется подконтрольных районов к западу от реки Евфрат (если не считать зон проведения операций “Щит Евфрата” и “Оливковая ветвь”).

Также Асад получит психологическое преимущество в многолетнем конфликте.

Собственно говоря, армия Асада уже могла бы захватить Идлиб при поддержке России. Однако на пути Дамаска встали Турция и астанинские договоренности по зоне деэскалации.

Москва, заключившая с Турцией контракт на поставку ЗРК С-400, все еще не одобряет план масштабного наступления на Идлиб.

В то же время Россия не предпринимает шагов по прекращению ударов, которые наносятся по Идлибу под предлогом наличия в этом районе террористов и радикальных группировок.

Идлиб теперь можно считать “лакмусовой бумагой” в отношениях Анкары и Москвы.

Наступление на Идлиб срывается из-за турецко-российских отношений и давления международного сообщества на Москву.

Многое зависит от того, как долго Россия будет закрывать глаза на авиаудары и обстрелы, которые приводят к массового бегству жителей зоны деэскалации к сирийско-турецкой границе.

Уже сегодня ясно, что режим Асада хочет устранить преграду на своем пути в лице трехмиллионной оппозиции на западе Сирии.

Позиция России по Идлибу сегодня — это угроза астанинскому процессу.

Проректор Международного казахско-турецкого университета имени Ахмета Ясеви, профессор Дженгиз Томар.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D1%83-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0-%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%86%D0%B5%D1%81%D1%81%D1%83/1540265

Участие Турции повышает конкурентоспособность F-35

Компоненты для F-35, произведенные в Турции, устанавливаются на все самолеты пятого поколения

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15014#!

Китай и перспективы реинтеграции России

Сопоставление всплеска провокаций в так называемом «глобальном треугольнике» — Россия, Китай, США, наблюдаемого после саммита «Группы двадцати» в Осаке, с маневрами в «малом треугольнике» — Китай, Великобритания и США и обострением ситуации на Дальнем Востоке, подводит к нескольким выводам

ВЛАДИМИР ПАВЛЕНКО

Сопоставление всплеска провокаций в так называемом «глобальном треугольнике» — Россия, Китай, США, наблюдаемого после саммита «Группы двадцати» в Осаке, с маневрами в «малом треугольнике» — Китай, Великобритания и США и обострением ситуации на Дальнем Востоке, подводит к нескольким выводам.

Первый. Тщательно разработанный мировой концептуальной элитой проект переноса «глобального центра» в АТР не увенчался успехом. Проверять эмпирически не решились, сдали назад, не дожидаясь весьма опасных последствий, которые, по всей видимости, просматривались в анализе модераторов, ибо им известно много больше, чем нам, простым смертным. И риски были сочтены непропорциональными, не стоящими возможных «достижений».

Что за риски? Очень просто: у англосаксонского Запада, несмотря на явное искушение, не нашлось вменяемых аргументов для оправдания дальнейших заигрываний с Китаем. Победила, видимо, точка зрения тех, кто считает, что Пекин, особенно при Си Цзиньпине (основы этой концепции на Западе формировались еще при Ху Цзиньтао), не станет «таскать каштаны из огня» в чуждых и чужих ему интересах. Поэтому «заказчики» нынешней модели глобализации (Запад — экологически чистый и благоустроенный научно-интеллектуальный центр, Китай — мировая фабрика) сейчас не знают, как с ней поступить.

Первоначальный вариант «для своих» не проходит, Китай перехватывает инициативу. Стало быть, «нести» дальше нельзя, а бросить жалко, как тот чемодан без ручки. Допустить, чтобы Пекин приватизировал глобализацию в своих или более широких международных интересах (для них между тем и другим разницы нет) невозможно. Поэтому начинаются войны, пока торговые и технологические, перемежающиеся с попытками договориться, и провокации, вроде инцидента над Японским морем.

Заодно становится понятной фабула внешнего контекста, в который был помещен внутриэлитный кризис в КНР времен последнего транзита власти в 2012 году. Попытка «аппаратного путча», устроенного группой Чжоу Юнкана — Бо Силая сильно напугала тогда западные столицы. Лондон и Вашингтон ослабили давление и не стали препятствовать смене во власти условных «либералов» из «комсомольской группы» твердым партийным правлением Си Цзиньпина потому, что перспектива воцарения Бо Силая, успешно «проданная» Западу китайскими политтехнологами и правоохранителями, показалась им куда менее предсказуемой и потому опасной.

Именно из-за этого Запад тогда сам «подтолкнул» Бо Силая к падению. Англичане раздули скандал вокруг убийства своего бизнесмена Нила Хейвуда, причастность к которому имела супруга Бо — Гу Кайлай, а американцы «по максимуму» воспользовались бегством в их консульство в Чэнду (Сычуань) «правой руки» низвергнутого «хозяина Чунцина» Ван Лицзюня.

Самое интересное, что Запад вольно или невольно «попал» на собственные технологии. В тех же США не раз случалось так, что третий кандидат, встревая в двухпартийный финальный расклад, фактически манипулировал результатами, обеспечивая победу не главному лидеру, а тому, к кому благоволили элиты, этого третьего выдвинувшие. Хрестоматийный пример (были и посовременнее, и не один) — судьбоносные выборы 1912 года.

Тогда проведение пулом олигархов в победители будущего основателя ФРС Вудро Вильсона было обеспечено участием с противоположной стороны олигархической же креатуры экс-президента Теодора Рузвельта, благодаря которому был «растаскан» электорат действующего главы государства Уильяма Тафта, который, не будь Т. Рузвельта в списке, гарантированно у Вильсона бы выигрывал.

Второй вывод. Теперь, как говорится, «задним числом», можно понять, что ревизия модели преемственности власти, внедренной Дэн Сяопином, начатая как раз в 2012 году, осуществлялась в расчете на «Большую Игру» с Западом. Напомним, что утративший на XVIII съезде КПК партийную власть генсек ЦК Ху Цзиньтао, без проволочек, в соответствии с предсъездовскими договоренностями, в марте 2013 года, на сессии ВСНП, отдал Си Цзиньпину и государственную власть председателя КНР, и военную — главы Центрального военного совета (ЦВС).

Очень похоже, что сама эта модель преемственности, с учетом той унии, которую Дэн заключил в конце 70-х годов с Западом против СССР, скорее всего и вводилась, чтобы, прикрывшись «прогрессом демократии», особенно выигрышным на фоне откровенного загнивания позднего брежневского руководства КПСС, облегчить Западу принятие соответствующих решений. Запад до конца этого «не догоняет» и сейчас, иначе Тереза Мэй, покидая премьерский пост, не скандалила бы в адрес Пекина по вопросу о «демократии» в Сянгане (Гонконге). И не апеллировала бы к недостижимым ей лаврам Маргарет Тэтчер, при которой в 1984 году принималось решение о будущей судьбе этого знакового мегаполиса.

Надо признать, что Дэн ту партию настолько профессионально разыграл, «как по нотам», что та же Мэй и сегодня, мало что соображая в незападных раскладах, ставит его в пример Си Цзиньпину. Забывая, что это в западных системах действует киссинджеровская двухпартийная модель «лояльной оппозиции». В незападных же транзит власти концептуальными центрами осуществляется по другой схеме, внутри самого ядра, как правило, либо однопартийного, либо административного, загримированного под «деполитизацию».

И в этом как раз нам, с нашими советскими традициями «управляемой демократии», понять китайцев куда проще, ибо эти традиции и эту «внутрипартийную» модель ручного, концептуального управления властным транзитом они заимствовали как раз у КПСС. Только пошли дальше, творчески и более умело лавируя с ее помощью на практике.

Также сейчас понятно, что эквивалентом осознания Западом этой ситуации стал пересмотр подходов к будущему Китая западными концептуальными «think tanks». Когда в 2015 году Си Цзиньпин в Лондоне вместе со склонившей перед ним голову в знак признания как минимум «ровней» Елизаветой II, продвигали уходящий ныне в прошлое проект «золотой эпохи» двусторонних отношений, подвижки пошли и на непубличном уровне.

Влиятельнейшая НКО Фонд братьев Рокфеллеров (Rockefeller Brothers Fund) во главе с еще здравствовавшим на тот момент Дэвидом Рокфеллером, известная тем, что обнародует и регулярно уточняет кулуарно сформированные приоритеты глобальных элит в виде своих программ и «пилотных регионов» («pivot regions»), поменяла тогда «виды» на Китай. Если посмотреть скриншоты соответствующего сайта до и после тех событий, то легко убедиться, что перед провозглашением «золотой эпохи» там значился проект «Южный Китай», а после этого — просто «Китай».

Дьявол, как всегда, кроется в деталях, и ясно, что в Лондоне Си в 2015 году снял с повестки дня западный проект раздела Поднебесной на Север и Юг, уходящий корнями в завершающий период Гражданской войны 1945-1949 годов, предшествовавший образованию КНР. Кстати, именно Дэн Сяопин тогда блестяще спланировал и осуществил операцию китайской Красной армии по форсированию Янцзы, за которую чанкайшисты мечтали зацепиться, чтобы с опорой на Запад сохранить власть на правобережье, поделив страну надвое.

И вовлечение в этот проект Запада было нешуточным: один британский военно-морской флот, вошедший в Янцзы, пользуясь ее океанской судоходностью, чего стоил! Но Дэн переиграл всех; начисто проигравшему свою ставку, разгромленному «генералиссимусу Чану» пришлось существенно поумерить амбиции и на фоне растерянности Запада бежать на Тайвань.

Третий вывод. Все, о чем мы уже упоминали ранее, учитывает все расклады вокруг Китая, всю борьбу за и против него в британской и американской элитах. Но оставляет в стороне «российский вопрос». Си Цзиньпин пришел к власти в 2012 году, но лишь ближе к концу его первой легислатуры, то есть к подступам к XIX съезду КПК (октябрь 2017 г.), похоже, китайской элитой был сделан окончательный выбор. Не между Лондоном и Вашингтоном — такой выбор тоже есть, и он был сделан в пользу США совсем недавно; можно сказать, что «вчера», в Осаке. А между Россией и Западом. В пользу России.

Однако движение к этому выбору осуществлялось давно, в том числе в рамках кампании по борьбе с коррупцией, в которой основной, можно сказать нокаутирующий, удар («дело Сунь Чжэнцая») наносился по «комсомольской» элитной группе «реформаторов». Главный же информационный шум, выполняя отвлекающий маневр, концентрировался вокруг обсуждения перспектив «выживания» «группировки» предшественника Ху Цзиньтао — Цзян Цзэминя, из которой в свое время вышел и Си Цзиньпин, перешедший в 2007 году на должность зампреда КНР с руководства шанхайской парторганизацией.

Эта внутриполитическая борьба еще не окончена: «лакмусовой бумажкой» станет политическая и личная судьба нынешнего вице-премьера Госсовета КНР Ху Чуньхуа. Именно его аппаратная молва выводила в несостоявшиеся теперь, после конституционных изменений 2018 года и устранения Сунь Чжэнцая, «преемники» Си Цзиньпина. Уточним «лакмус»: вопрос состоит в том, войдет ли Ху Чуньхуа, приведенный во власть другим Ху — Цзиньтао, в состав Посткома Политбюро ЦК КПК на XX съезде в 2022 году.

Если да, то сохранит ли свои позиции Ли Кэцян, или Ху-молодой его в этом качестве сменит? А если не удержатся ни Ли, ни Ху, какими будут кадровые решения по постам двух «вторых лиц» — премьера Госсовета и зампреда КНР? Такими же неожиданными, как на прошедшем XIX партсъезде, где заместителем председателя КНР Си Цзиньпина стал экс-глава Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины (ЦКПД) Ван Цишань?

Но поскольку уже практически предопределено сохранение Си Цзиньпином власти как минимум до 2027 года, до XXI съезда КПК, и помешать этому «комсомольская» оппозиция не может, да и не возьмется, то можно предположить, что российско-китайское сближение — это надолго. И что это не тактический, а стратегический выбор нынешнего партийно-государственного руководства Поднебесной. Инцидент в небе над Японским морем, в котором китайские военные летчики не дрогнули, а проявили твердость духа и профессиональное мастерство, это лишь подтверждает.

Что все это означает с точки зрения геополитики? На наш скромный взгляд, создание в Евразии, в ответ на агрессивные поползновения Вашингтона, «оси» взаимодействия Москва — Пекин, к которой подтягиваются и другие: КНДР на Востоке, Индия — на Юге, на Западе — Иран и Турция. Плюс достижение договоренностей с Трампом, который в своем нажиме на Китай явно перегнул палку, создав очень неприятный расклад.

Когда Пекину, на фоне объективного стремления зацементировать ситуацию в «глобальном треугольнике» с помощью сближения с Россией и сохранения статус-кво с США, пришлось ситуативно Трампу противостоять, по сути, двигаясь в сторону его внутренних оппонентов из «глубинного государства».

Сейчас, после Осаки, статус-кво восстанавливается, именно поэтому и снижается китайский интерес к «золотой эпохе» с Британией. Новый расклад оставляет США и англосаксонскому миру в целом пространство за пределами Евразии, влияние в котором англосаксы получают тоже отнюдь не монопольное. В отличие от Трампа — тем он Китаю объективно и выгоден — глобалисты из демпартии, не раз выступавшие ситуативными попутчиками Пекина по глобализации, на такой расклад никогда не согласятся. Ну, а московско-пекинская «ось» Евразии, части которой между собой соединены маршрутными транзитами «Пояса и пути», Евразия без американцев, — это для КНР наилучший вариант.

Если учесть активную разработку интеграционных тенденций на Корейском полуострове, а также беспрецедентное сближение между Москвой и Анкарой, то вполне можно предположить, что рано или поздно, но единственными зацепками англосаксонского Запада в Азии останутся Япония, Израиль и, возможно, Саудовская Аравия. Хотя последнее — не факт. И это как резюме: геополитические амбиции Запада, заключающиеся в контроле над Евразией или в отсутствии такового в создании в ней территории хаоса (по Бжезинскому, «евразийских Балкан»), сталкиваются с очень серьезными трудностями.

Однако понимая, что срыв проекта «глобальный центр» в АТР для Запада является настоящей катастрофой, какие шаги он предпримет? Здесь самое время вспомнить даже не о факте Brexit, а о крахе — вместе с Т. Мэй — «мягкого» варианта расставания Британии с Европой по принципу «уходя — оставаться». Ушла в итоге сама Мэй, уступив пост стороннику жесткого разрыва с ЕС Борису Джонсону. И перемены в верхах британского политического истеблишмента, как показал недавний визит в Лондон Дональда Трампа, инициированы британской концептуальной властью, центры которой группируются вокруг Букингемского дворца.

А сам Трамп не стесняется выказывать респект и поддержку Б. Джонсону, но при этом при молчаливой поддержке Елизаветы и определенной части ее окружения монополизирует англосаксонские связи с Китаем. А также возможно с Россией, но об этом мы узнаем только по поведению нового британского премьера, которое даст косвенный ответ на вопрос о мотивах, которые подтолкнули Т. Мэй к встрече с Владимиром Путиным в Осаке (и о содержании которой мы узнаем лет через двадцать, и то, не факт) .

Но в любом случае, важно что? В упомянутом «новом раскладе» США и Великобритания стремительно отходят от Европы, чему, помимо приведенных, можно отыскать и множество иных подтверждений, например конфликт Д. Трампа с Эммануэлем Макроном и растущая фронда к США со стороны Ангелы Меркель. Европа же, обособляясь от англосаксов, в своей континентальной части начинает концентрироваться вокруг франко-германской «оси».

Об этом нагляднее всего свидетельствуют новые назначения в руководстве ЕС, отражающие фактический компромисс между Германией и Францией, проштампованный европейскими институтами. При этом как Кристин Лагард (по линии международных финансовых институтов), так и Урсула фон дер Ляйен (по линии НАТО) в этой схеме выглядят связующим звеном и инструментом сохранения контроля над Старым Светом со стороны Вашингтона. До определенного момента.

Когда и как такой момент наступит? И насколько такого контроля хватит при дальнейшем англосаксонском обособлении — отдельный вопрос. И ясно, что сценарий российско-китайского альянса, контролирующего значительную и важнейшую часть Евразии, никак не устраивает глобалистов, расчет которых состоял в другом альянсе — китайско-британском.

Таким образом, Европа с одной стороны, остается последним внушительным плацдармом глобалистской секты англосаксов в Евразии, если не считать таковыми японский и южнокорейский «непотопляемые авианосцы», гонконгскую «поляну борьбы» с Китаем и польско-украинскую — с Россией. А с другой, с ростом влияния в Старом Свете правых и крайне правых, за которыми незримо маячит Ватикан, единственной пуповиной, связывающей между собой островную и континентальную Атлантику, остаются ЕС и НАТО. Насколько их хватит — это отдельный вопрос.

В этой «промежуточной» ситуации неустойчивого равновесия, возможно, вырисовываются два сценария. Один — сохраняющийся глобалистский. Позиции его пусть и подорваны крахом проекта управляемого англосаксами «глобального центра» в АТР, но он по-прежнему обладает и жизнеспособностью, и ресурсами, и пока еще инерцией. Второй сценарий, условно именуемый «многополярным миром» (хотя этот термин не вполне отвечает его содержанию), — это раздел Атлантики по Ла-Маншу.

В первом случае интенсивные маневры Запада на китайском направлении при одновременной попытке изолировать Россию будут продолжены; во втором динамика будет иной, возможно, куда более для нашей страны комфортной. И чем крепче и прочнее связи между Москвой и Пекином, чем теснее переплетение интересов двух столиц и взаимосвязь их интеграционных проектов, тем надежнее и в Китае, и в России купируются центробежные тенденции.

Для нас это особенно важно, ибо в отличие от унитарной КНР, в Российской Федерации разные ее части ориентированы на различные внешние рынки, а реинтеграцию «большой страны» еще только предстоит осуществить. «Невидимая рука рынка», которой молятся либералы, здесь не помощник, особенно на фоне перемен в англосаксонском мире, на который они тоже молятся. И без китайской поддержки или, по крайней мере, молчаливого согласия, воссоздать единую страну, по-настоящему встав с колен, и двинуться вперед, будет проблематично.

Источник — REGNUM

Путин отменил часть санкций в отношении Турции

Президент России подписал указ «Об отмене некоторых специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики»

Ülviyya Amuyeva,Ekip   |

Президент России Владимир Путин подписал указ «Об отмене некоторых специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики».

В указе, опубликованном на официальном портале правовой информации, в частности, дается поручение «Министерству иностранных дел Российской Федерации в установленном порядке направить Турецкой Республике уведомление о частичном возобновлении действия Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Турецкой Республики об условиях взаимных поездок граждан РФ и граждан Турецкой Республики от 12 мая 2010 года».

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BE%D1%82%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BB-%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C-%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B9-%D0%B2-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8/1541126

Кто станет первым зарубежным покупателем российских Су-57

© Sputnik / Алексей Филиппов

Александр Хроленко

Возможно, желание заменить американские истребители пятого поколения российскими Су-57 может возникнуть у Анкары, пишет военный обозреватель Александр Хроленко.

Выход российского истребителя пятого поколения Су-57 в серию означает, что в ближайшее время этот самолет потеснит конкурентов на мировом рынке. И первой в ряду вероятных покупателей может оказаться Турция, которую Соединенные Штаты лишают доступа к проекту F-35.

Российский вице-премьер Юрий Борисов 17 июля анонсировал серийное производство и серийные поставки истребителей пятого поколения Су-57 в войска уже в 2019 году (на первом этапе Минобороны РФ получит 76 машин).

Возможно, на фоне дальнейшего обострения отношений с США после приобретения Турцией высокотехнологичных зенитных ракетных систем С-400 и у Анкары может возникнуть желание заменить американские истребители пятого поколения российскими Су-57. Однако руководитель госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов сегодня заявил, что Россия готова поставить Турции многоцелевые истребители Су-35, если у Анкары будет такое желание.

Тяжелый истребитель Су-35С создан для превосходства в воздухе, имеет выдающиеся характеристики, завоевал достойную репутацию в боевых действиях на Ближнем Востоке. Есть версия, что значительное количество американских крылатых ракет «Томагавк» не долетели до цели в Сирии 7 апреля 2017 года, потому что были сбиты российскими Су-35С. Такой самолет востребован на мировом рынке, и все же до пятого поколения чуть не хватает малозаметности. В турецкой истории это может сыграть решающую роль.

Лучшее – враг хорошего

После начала поставок в Турцию компонентов российских ЗРС С-400 Белый дом сообщил, что участие Анкары в американской программе F-35 теперь невозможно: «Программа не может сосуществовать со сбором разведывательных данных в интересах России, касающихся ее продвинутых возможностей».

Американские специалисты утверждают: с помощью дислоцированных на турецкой территории ЗРС С-400 Россия получит информацию об уязвимостях самолетов F-35, якобы невидимых для радаров. И это может поставить под угрозу всю триллионную программу производства истребителей пятого поколения. Президент США Дональд Трамп подтвердил, что Турция не сможет купить истребитель F-35. Пентагон добавил, что в результате Анкара потеряет 9 миллиардов долларов.

Что ж, современная и эффективная система ПВО – ПРО дорогого стоит. А попытка держать американские «невидимки» на расстоянии от российских зенитных ракетных систем свидетельствует о технологическом поражении США (там, вероятно, просто боятся, что С-400 вскроет неочевидные пока уязвимости F-35, и увеличит мировой спрос на российское оружие).

В этой сложной ситуации лишь генсек НАТО Йенс Столтенберг проявил мягкость, и заявил: «Турция останется ключевым членом альянса, несмотря на свое решение о покупке российской системы противоракетной обороны С-400». И для такой позиции имеются основания, к примеру, соседние члены альянса — Болгария, Греция, Словакия — успешно используют ЗРК С-300. Конфликт технологий отсутствует, российские комплексы включены в систему воздушного наблюдения НАТО.

Как бы то ни было, Анкара рассчитывала получить 100 истребителей F-35, вложила в программу США не один миллиард долларов, и решение Соединенных Штатов меняет систему военно-политических координат. Очевидно, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган заранее взвесил все возможные приобретения и потери для своей страны — до того, как российские самолеты начали доставлять на авиабазу в провинции Анкара компоненты четырех дивизионов ЗРС С-400. Наверняка существует запасной вариант развития военно-воздушных сил Турции.

Первым делом – «Сухие»

Когда турецкую долю истребителей F-35 американцы продадут нуждающимся союзникам и партнерам, руки Эрдогана окажутся совершенно свободны для приобретения авиатехники на мировом рынке. Правда, выбор истребителей пятого поколения невелик. Китай покупает Су-35 у России, и пока лишь разрабатывает собственные истребители пятого поколения J-20 и J-31 (с российскими двигателями).

Совместное российско-индийское производство Су-30МКИ и совместная разработка перспективного многофункционального истребителя пятого поколения Fifth Generation Fighter Aircraft (FGFA) — изначально не предусматривали полную передачу российских технологий и продаж самолетов третьим странам.

Вполне предсказуем прогресс военно-технического сотрудничества Анкары с Москвой. По словам лидера партийной фракции в Госдуме РФ Владимира Жириновского, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган во время личных встреч заявлял о готовности выйти из НАТО.

Как минимум, в среднесрочной перспективе турецкая система ПВО может потребовать интеграции С-400 с зенитными ракетными комплексами средней и малой дальности российского же производства. И если сегодня перспектива поставок в Турцию российских истребителей Су-57 кажется невероятной, можно посмотреть в прямом эфире столь же невероятную доставку компонентов С-400 на турецкую авиабазу.

Возвращаясь к заявлению главы «Ростеха» Сергея Чемезова о готовности российской стороны поставить Турции многоцелевые истребители Су-35, можно предположить, что мы наблюдаем тонкое продолжение военно-политического диалога, который поколением 4++ не ограничивается.

Читать далее: https://uz.sputniknews.ru/columnists/20190718/12036679/Kto-stanet-pervym-zarubezhnym-pokupatelem-rossiyskikh-Su-57.html

Москва и Анкара ведут консультации в сфере производства С-400

АА

Военно-техническое сотрудничество Москвы и Анкары демонстрирует положительную динамику

Emre Gürkan Abay,Ekip 

Москва и Анкара проводят консультации в сфере лицензионного производства элементов зенитных ракетных комплексов (ЗРК) С-400. Об этом сообщил агентству «Анадолу» гендиректор госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов.

По его словам, «Ростех» ускорил поставки в Турцию ЗРС С-400 «Триумф» по просьбе турецкой стороны.

«Подобная практика на мировом рынке военно-технического сотрудничества (ВТС) является редкостью. Но российская промышленность подтвердила свои возможности, и мы идем четко в графике работ. Первые поставки элементов системы были осуществлены в текущем месяце», — сказал Чемезов. ​

По словам гендиректора, ведутся переговоры о помощи России и в вопросе создания Турецкой Республикой национальной системы ПВО и ПРО большой дальности.

Чемезов также назвал Турцию одним из ключевых партнеров России.

«Уровень двусторонних отношений, в том числе в сфере промышленности, растет. Военно-техническое сотрудничество Москвы и Анкары демонстрирует положительную динамику», — констатировал глава «Ростеха».

По его словам, благодаря плотному и конструктивному диалогу между политическим руководством двух стран и деловым контактам промышленных кругов и ведомств успешно предотвращаются попытки вмешательства в сотрудничество со стороны конкурентов.

«У нас есть ряд совместных проектов по разработке перспективных авиационных и вертолетных комплексов, комплектующих к бронетанковой технике, послепродажному обслуживанию поставленного вооружения. Кроме того, Турция проявляет интерес к новейшим российским боевым модулям, средствам ПВО разной дальности, а также к противотанковым комплексам», — сказал Чемезов.

Глава корпорации подчеркнул, что высокий уровень ВТС России и Турции – это хороший фундамент для расширения спектра взаимодействия в гражданской сфере.

«Мы готовы к различным форматам технологического сотрудничества, в том числе в таких наукоемких сферах, как авиакосмическая отрасль, вертолетостроение, энергетика», — сказал Чемезов.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BC%D0%BE%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%B0-%D0%B8-%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D0%B0%D1%80%D0%B0-%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D1%83%D1%82-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%81%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D1%81-400/1538093

Россия — США: кто победит в информационно-психологической войне?

России в ближайшие годы необходимо во что бы то ни стало выдержать информационно-психологическое и политическое давление извне и изнутри, перестать ориентироваться преимущественно на Запад, ожидать от него «дружбы», уступок и соглашений.

Как известно, в нынешней гибридной войне, развязанной «коллективным Западом» против России, есть три главные составляющие. Первая составляющая — экономические войны, вторая — «горячие» локальные и региональные конфликты и третья, сейчас наиболее важная, — информационно-психологические войны (именно информационно-психологические, а не просто информационные, так как их цель — воздействовать на психологию противника).

Если в экономических войнах (разнообразные санкции, экономический шпионаж, торговые и финансовые войны) и в «горячих» региональных конфликтах (Сирия, Донбасс) Россия более или менее успешно противостоит США и их союзникам, то в области информационно-психологических войн она пока что проигрывает Западу. Причем не только на чужой территории, но и на своей собственной, российской. А это чрезвычайно опасно, учитывая, что Соединенные Штаты всерьез, последовательно и методично работают над подготовкой социального взрыва, «цветной революции» и государственного переворота в России в начале 2020-х годов (конкретно в 2021-2022 годах, до и после очередных выборов в Госдуму).

Тем, кто считает это фантазиями и выдумками, можно напомнить следующие факты. Во-первых, предыдущая («белоленточная») попытка переворота и «цветной революции» в России была предпринята в конце 2011 — начале 2012 года, как раз перед и после выборов в Госдуму. Эта попытка проходила под лозунгами борьбы против фальсификации результатов выборов и за объединение всех «прогрессивных» сил (от либералов-западников до матерых националистов и анархистов) против «авторитарного режима».

Тогда это не получилось, но репетиция была серьезной, и многие ее участники вскоре сыграли немалую роль в киевском майдане, в организации государственного переворота на Украине в 2013-2014 годах.

С тех пор прошло почти десять лет, и многие идейные вдохновители и организаторы «белоленточной революции», а также их юные последователи опять бодры, веселы и готовы к труду и обороне. И снова намечается трогательный союз между либералами, анархистами и националистами с участием нацистов и террористов. Тем более, что социальная ситуация в России оставляет желать много лучшего из-за экономической и финансовой политики правительства.

Во-вторых, для тех, кто не в курсе, еще в 2009 г. Джордж Фридман, руководитель агентства «Стратфор», который который активно участвовал в организации майдана и госпереворота на Украине, написал книгу под весьма многозначительным названием «Следующие 100 лет. Прогноз на XXI век». В этой книге Джордж Фридман, в частности, написал, что в ходе новой холодной войны (напомним, что в 2009 г. никакой новой холодной войны еще не было!) вскоре после 2020 года Россия распадется так же, как она распалась в 1917 и в 1991 году.

Разумеется, Фридман скромно умолчал о том, что США и другие западные страны помогут России распасться, как они помогали ей распасться в 1917 и в 1991 годах. Он даже указал на те болевые точки России, которые вызовут ее распад при любом ослаблении центральной российской власти в результате организованных смут и «цветных революций»: это Северный Кавказ, Поволжье, Сибирь, Беларусь, Центральная Азия.

Более того, Фридман также «спрогнозировал» борьбу за власть в Китае после 2020 года с участием множества «региональных лидеров», в результате которой Китаем реально будут управлять внешние силы. В этом свете последние события в Гонконге представляются всего лишь очередной хорошо организованной репетицией. Излишне говорить, что Фридман писал не о «прогнозах», а о реально разрабатываемых в США планах по дестабилизации и расчленению России и Китая сразу после 2020 года.

В-третьих, внутренняя дестабилизация в России и в Китае — это, по мысли американских стратегов, только прелюдия к дальнейшим региональным войнам, которые приведут к расчленению и России, и Китая, смягчат политическую конфронтацию внутри самих западных стран и обеспечат господство США в мире на весь XXI век.

Джордж Фридман так прямо и писал: США будут править миром весь XXI век, который станет для Соединенных Штатов «золотым веком», а на роль региональных лидеров вместо России и Китая будут претендовать Польша, Мексика, Турция, Япония. Бред? Нет, не бред, а вполне реальные расчеты американских «партнеров» и прочих «вершителей судеб мира».

Но вернемся к информационно-психологической войне против России, к ее крайней важности в современных условиях. Почему же Россия пока проигрывает эту войну? На мой взгляд, главная причина в том, что Россия в этой войне не наступает, а только обороняется, причем обороняется, так сказать, «на своей территории».

Достаточно включить большинство российских телеканалов, и мы будем долго слушать и смотреть, как в России все плохо, как она во всем отстает, какие чудовищные преступления творил Сталин, какая ужасная была Советская власть и после Сталина, как Российская империя и СССР угнетали несчастных эстонцев, латышей, литовцев, поляков, венгров, чехов, словаков, румын, украинцев, молдаван, грузин и тому подобное.

Как будто Центральная Россия не была разорена для того, чтобы поднимать «национальные окраины» и «братские социалистические страны», как будто против СССР не сражались в составе дивизий СС, полицейских и карательных формирований многочисленные представители европейских стран! Как будто в советских республиках и в странах Восточной Европы после Второй мировой войны не были построены сотни и тысячи заводов, фабрик, школ, университетов, больниц. Как будто Польша, Украина, Литва и другие не получили благодаря СССР огромные территориальные приращения!

И почти ни одного слова, как англичане травили газами русских на Севере во время Интервенции и Гражданской войны (мой родственник в Вологодской области лично это испытал на себе). Как те же англичане планомерно и самоотверженно пестовали и вооружали Гитлера против СССР. Как американцы во время Второй мировой войны помогали не столько СССР, сколько нацистской Германии, где вовсю работали филиалы крупнейших американских корпораций вроде «Форд», «Стандарт Ойл», «Дженерал Моторс» и др. Как же, союзники навеки! Вот только, как говорится, не нужно самых лютых врагов, если имеешь таких союзников.

Зато на многих телеканалах безумное, бесконечное количество перестрелок, убийств, криминала, там сплошные погони, сцены ничем не оправданной (даже с точки зрения сюжета и здравого смысла) жестокости, пыток, насилия и кровавых потасовок, в которых полицейские ведут себя точно так же, как преступники. Как будто сценаристы и режиссеры сериалов не знают, что делать с героями, если их не похищают, не пытают, не шантажируют, не арестовывают несколько раз в неделю.

В результате у самих россиян, которые смотрят эти сериалы, возникает впечатление, что в их стране живут одни преступники, а правды можно добиться только орудуя направо и налево автоматом Калашникова или пистолетом. Так формируется образ страны у самих российских граждан, словно по заказу милого дядюшки Сэма.

А что в интернете? Достаточно заглянуть в русскоязычный интернет, и мы увидим, как там наряду с ценнейшей информацией о том, кто из медиа-персонажей где и как именно раздевался, вовсю поганят маршала Жукова, доказывают, что спасшую все человечество Великую Победу завоевали не мы, а США и их союзники. По-видимому, особо важную роль тут сыграли Гондурас, Уругвай, Новая Зеландия и другие страны, формально числившиеся в антигитлеровской коалиции, или героически сражавшаяся в 1940 г. против Гитлера Франция. Что на Западе царит сплошное райское благолепие, а Россия — это просто «Рашка» — и так далее и тому подобное.

И все это читают подростки и молодые люди, у которых мозги еще не сформировались и не окрепли, которые из-за обвала системы школьного и высшего образования почти ничего не знают о реальной истории, культуре и географии своей страны и других стран, которые живут преимущественно в выдуманном, «фейковом», виртуальном пространстве и не понимают, что хотят сделать с ними и с их страной.

Не понимают, что они первыми падут жертвами в случае распада России и превратятся в презираемых всеми недочеловеков, годных только на то, чтобы прислуживать «высшей расе» господ и выполнять самую грязную работу. Они не знают, что хотел сделать с Россией и русскими Гитлер по плану «Ост», и не ведают, что этот план последовательно пытаются воплотить в жизнь после Второй мировой войны американские политики, генералы, разведчики и «аналитики» вроде Джорджа Фридмана.

Кстати, украинские СМИ под чутким руководством американских кураторов довольно грамотно ведут информационно-психологическую войну против России, успешно зомбируя и собственное население, и часть российской «либеральной общественности». В этой связи становится понятным, что имел в виду Зеленский, рассказывая, как он будет вести информационную войну в Донбассе. А именно: Зеленский будет говорить о мире, встречаться с Путиным и вешать всем лапшу на уши, а тем временем украинские войска усилят обстрелы, деморализуют ополченцев и совершат в нужный момент прорыв, штурмуя Донецк и Луганск.

Мне могут возразить, а как же RT и «Спутник», которые успешно и эффективно вещают (в том числе в интернете) на множество стран, включая западные? Но дело в том, что они вещают на другие страны (что, разумеется, очень важно и необходимо), а в самой России их роль очень невелика. И не может одна Маргарита Симоньян со своими сотрудниками вести глобальную информационно-психологическую войну за всю Россию, тем более, что на нее и на RT далеко не случайно совершаются постоянные нападки в Великобритании, Франции, США и других западных странах, а в самой России разные политические животные пытаются физически вывести ее из строя.

Итак, нужно перестраивать информационную политику, особенно ориентированную на молодежь и на среднее поколение. Нужно сделать эту политику более жесткой и наступательной, перестать посыпать голову пеплом и непрерывно говорить только о нынешних бедах и мнимых прошлых преступлениях России.

Нужно перестать объявлять советский период российской истории «черной дырой»: в конце концов, если бы не Советский Союз, мир сейчас был бы сплошным концлагерем, а «высшая раса» арийских господ управляла бы рабами всех стран и народов. Нужно доказывать своей, российской, молодежи, что ее не было бы на свете, если бы мы проиграли Великую Отечественную войну, и что ее не будет на свете, если мы проиграем нынешнюю глобальную гибридную войну.

Разумеется, это не отменяет необходимости обоснованной и аргументированной критики власти в России, действий федеральных и особенно местных чиновников, которые, мягко говоря, далеки от совершенства и нередко прямо вредят России, ее гражданам. Но есть критика действий чиновников или представителей силовых структур, включая предложения и действия по изменению системы управления экономикой, и есть стремление уничтожить Россию под видом насаждения в ней западных (по сути -оккупационных) норм и порядков. Это, как говорится, две большие разницы.

Нужно, наконец, понять и осознать, что против нас (и не только против нас, но и против других народов) ведется беспощадная информационно-психологическая война не на жизнь, а на смерть, война как будто бы без обстрелов и крови, но оттого еще более опасная. До тех пор пока мы это не поймем и не осознаем, мы сможем только ужасаться вслед за Татьяной Голиковой огромной убыли населения России.

Но дело тут не только в большом количестве умерших (хотя это и важно, качество здравоохранения необходимо резко повышать, особенно качество подготовки врачей, включая и их внимание к людям), но прежде всего в том, что в России рождается все меньше детей. А это прямой результат не только демографических волн, но и информационно-психологической войны.

Пропаганда в СМИ и в Интернете однополых отношений, «свободы от детей» (childfree), бесплодных трансгендеров, пропаганда самоубийств и диких развлечений среди подростков, пропаганда абортов среди женщин, пропаганда порнографии и растления детей, пропаганда отказа от прививок, ведущая к распространению опаснейших инфекционных заболеваний у детей и взрослых, — все это «достижения» информационно-психологической войны. И если не противодействовать этим «достижениям», нас может постичь катастрофа.

России нужно выстоять в информационно-психологической войне, не только отвечая ударом на удар, но и опережая противника. Пора перестать благодушно относиться к проявлениям русофобии на телевидении и в интернете, пора в информационном плане жестко и беспощадно бороться не только с международными террористами, но и с их истинными покровителями — спецслужбами США и Британии.

Напомню, что «Аль-Каида» (организация запрещена в России) была создана в 1988 году благодаря финансовой поддержке и обильному снабжению оружием западными странами афганских моджахедов, а «Исламское государство» (организация запрещена в России) было создано в 2013 г. в результате вторжения войск США и Британии в Ирак и при поддержке разведслужб США.

Пора по полной разоблачать прошлые и нынешние заговоры против России. Не спускать таким персонажам, как Тереза Мэй, Борис Джонсон или Джо Байден, их клеветы и провокаций в наш адрес. Для этого важно создавать и поддерживать по-настоящему информативные и реагирующие на информационные диверсии сайты и блоги в интернете, нужна интеллектуальная мобилизация российских граждан, образованность, ответственность и высокий профессионализм российских журналистов, а также других людей, работающих в интернете. Пока что всего этого нам явно не хватает.

Время работает против США, нынешней модели Евросоюза, против мирового глубинного государства. Постепенно, но неотвратимо происходит перемещение центра тяжести мировой экономики и политики с Запада на Восток, из Атлантики в Азиатско-Тихоокеанский регион.

России в ближайшие годы необходимо во что бы то ни стало выдержать информационно-психологическое и политическое давление извне и изнутри, перестать ориентироваться преимущественно на Запад, ожидать от него «дружбы», уступок и соглашений. Ничего этого в ближайшие годы не будет, и с этим придется смириться. Как говорил Александр Невский, «надо крепить оборону на Западе, а друзей искать на Востоке», но при этом уклоняться от слишком тесных объятий.

Ориентироваться нужно на самих себя, на свой опыт, на свою историю и культуру, на свои традиции и ценности. Учиться надо у всех, но действовать при этом по-своему, сохраняя свою самостоятельность и отбивая постоянные информационно-психологические атаки.

Игорь Василевский

Источник — REGNUM

Парламенты РФ и Турции подписали протокол о сотрудничестве

АА

Свои подписи под документом поставили Валентина Матвиенко и Мустафа Шентоп

Ali Cura,Abdulrahman Yusupov  

Председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко и глава ВНСТ Турции Мустафа Шентоп подписали «Регламент межпарламентской комиссии высокого уровня по сотрудничеству между Федеральным Собранием России и Великим национальным собранием Турции».

Документ был подписан по окончании встречи Матвиенко и Шентопа в Москве.

В ходе переговоров Мустафа Шентоп отметил, что в 2020 году исполняется 100 лет парламенту Турции, а также установлению дипломатических отношений между двумя странами. Он пригласил главу СФ принять участие в праздновании памятных дат. «Российско-турецкие отношения имеют особое значение для Турции и занимают важное место». И парламентарии должны адаптироваться к высокому темпу руководителей двух стран, сказал спикер.

Кроме этого в преддверии празднования установления дипотношений турецкий парламентарий предложил провести выставку, отражающую весь период взаимных отношений.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B-%D1%80%D1%84-%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BB-%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5/1521759