Газовый шлейф: почему американцы против продажи Турции российских ЗРК

Новые системы ПВО помогут Анкаре укрепить позиции в регионе

Тимур Ахметов

НАТО в апреле исполнилось 70 лет — солидный возраст для любой международной организации. Кажется, однако, что за столь долгий срок США так и не научились видеть в Турции полноценного союзника по альянсу, у которого могут быть свои интересы. В ожидании поставки российских ЗРК С-400 в Турцию в июле этого года стороны пытаются найти общий язык, но американские партнеры Анкары по привычке разговаривают языком ультиматумов. В ситуации разбирались «Известия».

И вашим, и нашим

«Турция должна определиться, хочет ли она остаться в самом успешном за всю историю мира военном союзе или подвергнуть риску безопасность этого сотрудничества», — заявил недавно вице-президент США Майк Пенс. Не менее Белого дома обеспокоены появлением у Турции стратегического вооружения, способного потенциально угрожать альянсу, и американские парламентарии.

Пушков прокомментировал планы Эрдогана на российские ЗРК С-400 и С-500

В переговорах со своим строптивым союзником американская сторона указывает, что Анкара не должна одновременно эксплуатировать самолеты пятого поколения F-35 и ЗРК С-400 в силу того, что радары российской системы могут поставить под угрозу раскрытия ряд технологий, делающих американский самолет особенно ценным в предстоящих конфликтах: оперативный обмен данными о боевой обстановке с центральным пунктом командования на поле боя и возможность сохранять низкую заметность в борьбе с ПВО потенциального противника.

Турецкая сторона, понимая обеспокоенность американцев, предлагает создание технической комиссии, задачей которой было бы устранение любых опасений Вашингтона. В ответ американцы продолжают нагнетать ситуацию, угрожая Турции не только полным исключением из программы F-35, но и введением санкций и прекращением военно-технического сотрудничества по другим оборонным проектам.

Реакция США, возможно, указывает на существование растущего недоверия и даже опасений политических элит США относительно долгосрочных планов Турции расширить сферу своих интересов в регионе.

Послание к евреям

«Военные базы США — это не союзничество, а оккупация»
Депутат бундестага Вальдемар Гердт — об отмене санкций против России, поездке в Крым и хаосе в Европе

Изменение глобального баланса сил не в пользу США заставляет американцев пересмотреть степень их вовлеченности в дела Ближнего Востока и Средиземноморья. Акцент делается не только на поиск более эффективных методов демонстрации силы в исключительных случаях, как показала недавняя отправка атомного авианосца к берегам Ирана. Особое значение для глобального доминирования США приобретает оборонно-наступательный потенциал региональных союзников США, связанных с американской политической системой не конъюнктурными интересами, а культурным и идеологическим наследием.

Прежде всего, речь идет о гарантиях безопасности Израиля. Администрация США не ограничивается содействием сближению монархий Персидского залива и Тель-Авива на почве общих антииранских настроений. США вносят значительный вклад в развитие израильского оборонного потенциала и энергетической безопасности. Подобная поддержка в практическом плане выражается в передаче Израилю эксклюзивного экспортного варианта F-35, а также в продвижении сотрудничества в Восточном Средиземноморье с Грецией и Республикой Кипр в области добычи природного газа.

Продай оружие: смогут ли Россия и Турция наладить сотрудничество
Как в дальнейшем будет развиваться военное сотрудничество двух стран

Параллельно с этим Турция пытается по ряду критических для интересов США вопросов придерживаться самостоятельной позиции, которая не всегда находит одобрение в Вашингтоне. Например, стремление Анкары к независимой внешней политике на Ближнем Востоке фактически ведет к ослаблению американской санкционной блокады против Тегерана. США не может не беспокоить и упорное желание Турции поддерживать в регионе движение «Братьев-мусульман», которых Вашингтон вслед за монархиями региона вот-вот объявит террористической организацией.

Неудивительно, что в Израиле сегодня говорят о нежелательности передачи Турции самолетов пятого поколения F-35. Будущее оружие стратегического сдерживания может оказаться неэффективным в случае регионального конфликта с вероятным участием Турции или протурецких сил. Возможность изучить поведение этих самолетов в критических ситуациях наряду с эффективным применением С-400 может ограничить свободу действий израильских ВВС.

Израильские ВВС открыто действуют в турецкой зоне влияния вблизи Алеппо, что указывает на вероятность повторения несанкционированного вторжения израильтян в воздушное пространство Турции (как это было в 2007 году во время бомбардировки сирийского ядерного реактора). Такой инцидент очевидно приведет к дипломатическому кризису между Анкарой и Тель-Авивом. Турция вряд ли будет искренне готова идти на диалог с Израилем по военно-политическим вопросам, учитывая активную поддержку израильтянами курдского национализма.

Предотвратить бурю

Устрашение строптивого: Вашингтон давит на Анкару за связи с Москвой
Встреча Путина и Эрдогана пройдет на фоне растущего конфликта Анкары и Вашингтона из-за покупки российских С-400

По всей видимости, в США понимают важность делать превентивные шаги, не дожидаясь, пока Турция получит российские средства противовоздушной обороны и интегрирует их в активно развивающийся военно-морской флот. Сдерживающей силой для Турции должна, по замыслу Вашингтона, послужить трансформация механизма экономического сотрудничества между Грецией, Кипром и Израилем в систему взаимных гарантий безопасности.

Начало разведки запасов природного газа турецким судном «Фатих» в спорных водах Средиземного моря спровоцировало критику не только со стороны Греции, Кипра и ЕС, но и США. Похоже, что Турция не намерена дожидаться разрешения кипрского вопроса, от которого и зависит демаркация международных морских границ.

Российские ЗРК С-400 могут придать Турции необходимую уверенность в деле отстаивания своих национальных интересов. Причина разногласий между Вашингтоном и Анкарой из-за российских комплексов ПВО лежит не в технических деталях как таковых, а в растущем недоверии между двумя союзниками по НАТО, оказавшихся сегодня не готовыми делить влияние в регионе. На фоне ослабления боевого потенциала турецких ВВС, подвергшихся масштабным чисткам после попытки переворота в июле 2016 года, российские средства ПВО, способные закрыть большую часть исключительной экономической зоны Турции в Средиземном море, могут серьезно усилить позиции Анкары.

Очевидно, что России как одному из ведущих мировых экспортеров оружия стоит внимательно следить за тем, чтобы экономически выгодные сделки не подрывали существующие основы военно-стратегического паритета в регионе. В столь важном деле необходимо знать покупателя в лицо: хорошо понимать его долгосрочные политические планы и иметь гарантии того, что оружие не будет использоваться против коренных интересов самой России где бы то ни было.

Источник — Известия

Путин, Меркель и Макрoн обсудили Сирию

Президент РФ провел телефoнный разговор с лидерами ФРГ и Франции

Dmitri Chirciu,Abdulrahman Yusupov 

Президент РФ Владимир Путин провел телефонный разговор с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и французским лидером Эммануэлем Макроном, в ходе которого проведён обстоятельный обмен мнениями по сирийской проблематике. Об этом сообщает пресс-служба Кремля.

Согласно информации, президент России проинформировал коллег о предпринимаемых совместно с Турцией мерах по стабилизации обстановки на северо-западе Сирии.

Как сообщается, особое внимание уделено перспективам формирования и запуска Конституционного комитета, в том числе с учётом договорённостей, достигнутых на состоявшемся в октябре 2018 года в Стамбуле четырёхстороннем (Россия-Турция-ФРГ-Франция) саммите.

Условлено о продолжении координации усилий в русле политического урегулирования сирийского кризиса на основе резолюции 2254 СБ ООН, в соответствии с принципами обеспечения суверенитета и территориальной целостности Сирии.

Лидер договорились о дальнейших контактах на различных уровнях. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%B8-%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D1%80o%D0%BD-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D1%8E-/1483963

Российский «Газпром» берет Туркмению на баланс

Компания может заключить пятилетний контракт на покупку газа

«Газпром» ведет с Туркменией переговоры о заключении пятилетнего контракта на закупку газа, заявил заместитель главы Минэнерго РФ Анатолий Яновский. По его словам, объемы закупок могут быть выше, чем 1 млрд кубометров в квартал, о которых «Газпром» сообщил в апреле. Заключение контракта с Туркменией позволит «Газпрому» дотянуть до ввода Харасавэйского месторождения в 2023 году — текущий дефицит пиковых добычных мощностей на фоне рекордных экспортных поставок становится все более очевидным.

«Газпром» обсуждает заключение с Туркменией пятилетнего контракта на закупку газа, заявил журналистам заместитель главы Минэнерго Анатолий Яновский. По его словам, поставки по нему могут начаться во второй половине года, а объемы, не исключено, будут близки к тем, что поставлялись до 2016 года (10 млрд кубометров в год). В «Газпром экспорте» отказались от комментариев. В апреле «Газпром» сообщил о возобновлении контрактных отношений с Туркменией, прерванных в одностороннем порядке с 2016 года. До середины года «Газпром» закупит 1,15 млрд кубометров туркменского газа, однако дальнейшие перспективы отношений остались неясны. Также «Газпром» и «Туркменгаз» отказались от взаимных претензий в рамках арбитражного разбирательства, инициированного «Газпромом» в 2016 году.

«Газпром» традиционно закупал газ в Туркмении, поставки были налажены еще во времена Мингазпрома СССР, однако с кризиса 2008 года, ударившего по спросу на газ как в России, так и в Европе, закупки начали быстро снижаться. В 2016 году «Газпром» вообще прекратил их, аргументировав это тем, что цены на газ в Европе упали так сильно, что, реэкспортируя туда туркменский газ, «Газпром» несет убытки, поскольку Туркмения свою закупочную цену снижать отказалась. Тогда же «Газпром» подал иск в Стокгольмский арбитраж, оценив свои потери за несколько лет в $5 млрд.

Как «Газпром» сделал паузу в споре с Ашхабадом
Переговоры о возобновлении закупок в Туркмении интенсифицировались осенью 2018 года, после того как у «Газпрома», видимо, возникли сложности с поддержанием добычи в августе-сентябре (см. «Ъ» от 13 сентября). Источники «Ъ», близкие к компании, подтверждают, что на фоне экспортных рекордов (поставки в традиционно провальном по потреблению августе шли на уровне зимних месяцев) и необходимости летних ремонтов скважин у «Газпрома» тогда возникли проблемы с добычей на старых месторождениях Надым-Пур-Таза.

Алексей Миллер, глава «Газпрома», 10 октября 2018 годаАлексей Миллер, глава «Газпрома», 10 октября 2018 года
Мы хорошо знаем большие возможности Туркменистана и в то же время видим растущие рынки, на которые традиционно поставляется газ. Поэтому конъюнктура на сегодняшний день является очень и очень хорошей.

В этом году «Газпром», несмотря на снижение как экспорта, так и внутреннего спроса, наращивает добычу (на 2,1%, или 4,2 млрд кубометров на середину мая), чтобы оставить больше газа в подземных хранилищах и иметь пространство для маневра летом.

С этой точки зрения пятилетний срок контракта с Туркменией выглядит неслучайным: именно в конце 2023 года «Газпром» рассчитывает начать ввод Харасавэйского месторождения на Ямале с выходом в 2027 году на полку добычи в объеме 32 млрд кубометров. До 2023 года у компании в зоне единой системы газоснабжения не будет новых действительно крупных добывающих месторождений. Вместе с тем договоренности с Туркменией означают также, что в «Газпроме» действительно считают, что рекордный экспорт в Европу в 2018 году -200 млрд кубометров — не был случайным и спрос как минимум останется на этом уровне.

«Газпром» преодолел полосу падения поставок
Помимо высоких показателей экспорта, цены на газ в Европе также в целом увеличились, что позволит «Газпрому» зарабатывать на перепродаже туркменского газа, полагает Мария Белова из Vygon Consulting. Она также подчеркивает, что у Туркмении нет особенных альтернатив: если она не продаст газ России, он просто останется в земле. По мнению эксперта, со стратегической точки зрения «Газпром» должен быть заинтересован в сохранении нормальных контрактных отношений с Туркменией, поскольку у страны четвертые по размеру в мире запасы газа (19,5 трлн кубометров, по данным BP), относительно недорогие в разработке. Хотя едва ли поставки туркменского газа в Россию когда-нибудь достигнут уровня в 70-80 млрд кубометров, обозначенных в контракте от 2002 года, в долгосрочной перспективе «Газпром» мог бы использовать этот газ для поставок в третьи страны, например в Иран и Индию.

Юрий Барсуков
Газета «Коммерсантъ» №83 от 17.05.2019, стр. 1

Источник — коммерсант

О блужданиях России: заметки публициста

Недавно мне вспомнилось стихотворение Сергея Михалкова «Где очки?». Наши дети выросли на нем. Все помнят зачин: «Что стряслось у тети Вали? – У нее очки пропали…». Далее идет забавное описание безуспешных поисков очков. Их венчает неожиданная концовка: «И старушка увидала, что не там очки искала. Что они на самом деле у нее на лбу сидели».

Глядя на сегодняшних российских политиков, политологов, обществоведов, культурологов и практических деятелей разных сфер производства и человеческих отношений, нельзя не подивиться ироничной прозорливости старшего Михалкова. У нас не только очки, но все зрение у людей вдруг «пропало». Мы не способны сейчас ни видеть реальный мир, ни делать правильные выводы, ни находить верное решение насущных проблем, ни приступать к столь необходимому делу. При этом «очки» у нас находятся на нужном месте, но они розовые, и мы боимся их снять и увидеть мир таким, каков он есть на самом деле.

Это удивительно! Как «стряслось», что российская нация, обладающая народным здравым смыслом больше любой другой нации в мире, в наши дни стыдится своего здравого смысла, тщательно прячет его в бабушкиных сундуках, забрасывает их на антресоли и на всякий случай убирает лесенку, чтобы дети ненароком до него не добрались?!

Какую бы сферу нашей жизни мы сейчас ни взяли – политику, общественную жизнь, культуру, духовную сферу, – везде царят мифы, легенды, толки-перетолки и наглые небылицы, именуемые для приличия «фейками». И везде здравый смысл изгоняется из общества с бешеным криком и срамным позором.

О гонителях здравого смысла мы сегодня знаем буквально ВСЕ: их имена, место жительства, номера телефонов, электронные адреса, банковские счета, социальный статус, зарубежные приобретения, элитарное обучение за границей их детей и даже конкретные должности, которые они при этом занимают. МЫ – это не столько каждый из нас, простых граждан (хотя и мы что-то знаем), сколько следственные органы, законодательные структуры, чиновники всех мастей. Мы все знаем, но тихо ропщем, что-то невнятно говорим и даже иногда возвышаем голос против творимых безобразий. И все остается так, как 28 лет назад, когда гонители здравого смысла, словно мальчик-с-пальчик, были посажены нам на шею.

Эти мальчики-с-пальчики за неполные 30 лет росли, росли и выросли в крупных и жирных мальчишей-плохишей. Эти сластены вальяжно сидят на нашей шее и тихо шепчут нам на ухо разные сказочки – частично добрые, сладкие, несбыточные, но в большинстве своем – ужасные. Ужасными сказками рисуется наше прошлое и наше настоящее, которое якобы может стать таковым без сладких сказок гонителей здравого смысла. В сладкие же сказки облекается наше будущее – беспредельно свободное, до отвала сытое, а главное – полное разнообразных удовольствий и вовсе лишенное надоедливого и обременительного труда.

В сказаниях древних бретонцев существовала легенда о волшебнице – фее Моргана, живущей на морском дне и обманывающей путешественников призрачными видениями. Эта легенда легла в основу научного термина фата-моргана, обозначающего сложный мираж, при котором на горизонте возникают изображения предметов, лежащих за горизонтом, но сильно искаженные и быстро меняющиеся. В просторечии фатой Моргана именуется нечто иллюзорное, призрачное. У тюрков же фатой именуют нарядное украшение невесты.

Все эти определения фаты Моргана имеют прямое отношение к тому призрачному покрывалу, которое набросили на реальную действительность и на наши умы либеральные волшебники. Вот уже около 30 лет эти сладкоголосые «феи» уводят нас куда-то далеко-далеко за горизонт, маня несбыточными грезами, ублажая миражами всеобщего благоденствия и завлекая, подобно мифическим сиренам, в невозвратно гибельные места.

Пожалуй, самой гибельной идеей либеральной фата Морганы с конца 80-х годов прошлого века явилась мысль о разгосударствлении политической, экономической, социальной и духовной жизни как панацее личностного успеха и народного благополучия.

Наиболее эффективным инструментом разрушения сначала советского, а потом и российского государства был избран метод дебюрократизации управленческого аппарата. Именно таким путем последовательно и целенаправленно сносились одно за другим союзные министерства и ведомства. Последним, самым крепким и могучим, было уничтожено Министерство иностранных дел СССР.

Оно казалось настолько несокрушимым, что для его расшатывания понадобились аппаратные «перебежчики» из самого МИД СССР, а для полного уничтожения – «троянский конь» в лице главы МИД РСФСР Андрея Козырева. Последний расставил на ключевые посты в объединенном ведомстве блатных мальчиков, которые принялись «демократизировать» дипломатический процесс. Внутри страны приоритет стал отдаваться так называемой «народной дипломатии», за рубежом все свелось к уступке интересов страны в угоду «добрым» отношениям. В итоге МИД России растерял весь свой престиж, и понадобились опыт, профессионализм и упорство Евгения Примакова и Сергея Лаврова для восстановления авторитета одного из главных государственных учреждений страны.

Когда сегодня вновь возникают разговоры о том, что мощному развитию страны препятствуют исключительно «бюрократы», у российских граждан возникают недобрые предчувствия, что либералы во власти до такой степени запутались в собственных миражах, что жаждут вернуть страну и народ в «святые девяностые». В те разгульные времена, когда народ был нищим и бесправным, хозяйство страны стремительно разваливалось, власть шельмовала граждан, а либеральная «демократия», словно весенний разлив, выбивала у государства одну опору за другой.

Когда в 1964 году свергали Никиту Хрущева с высших государственных и партийных постов, брежневское окружение обвинило его в «волюнтаризме». Имелось в виду, что он единолично навязывал партии и народу необоснованные и неразумные решения. Культуры и образования Хрущеву, действительно, не хватало, и он частенько «рубил с плеча». Нынешняя наша либеральная элита в культурном и образовательном плане ни в какое сравнение не идет с малограмотным пропагандистом кукурузы. Но и в волюнтаризме она намного превосходит его.

Либеральный волюнтаризм – наихудший вид злоупотребления непродуманными решениями. Любой властитель в России, начиная с Ивана III и кончая Никитой Хрущевым, принимая то или иное решение и «навязывая» его (иначе оно не могло быть выполнено!), вполне сознавал свои права, но и свою персональную ответственность.

В либеральном же волюнтаризме, прикрываемом фиговым листком иллюзорной демократии, персональные права и личная ответственность размыты до такой степени, что теряют свой истинный смысл. Правят все, и никто ни за что не отвечает.

Для либерального волюнтаризма характерно полное отсутствие здравого смысла и меры ответственности не только перед Богом и людьми, но и перед реальной действительностью и жесткими законами земного бытия. Вспомним приказ № 1 Временного правительства по армии в самый разгар Первой мировой войны. Было абсолютным безумием из ложных побуждений устраивать развал дисциплины в воюющей армии и одновременно призывать солдат к продолжению войны. Но именно это и было проделано находящимися у руля страны либералами 100 лет назад и будет осуществлено ими сейчас, – дай им только волю!

Сердобольные разговоры либеральных доброхотов о якобы «неадекватности» жертв советского народа в Великой Отечественной войне, бездарности советского командования, безжалостности в отношении блокадников Ленинграда, жестокости Сталинградской битвы не имеют ничего общего с подлинным гуманизмом. Их цель подла и бесчеловечна. Плевать им на историю, честь страны и достоинство народа, а также на происки и алчность врага. Главное для них – идеологически и морально подготовить руководство страны и народные массы к полной капитуляции перед нацелившимися на Россию США.

Вот уже почти 30 лет либералы всех мастей во имя этой подлой цели исподтишка расшатывают устои Российского государства. Не имея пока возможности подмять под себя силовые структуры, они по-разбойничьи хозяйничают в экономической сфере, жестко контролируют ключевые социальные институты, дезорганизуют образование, здравоохранение и культуру, злобно нападают на Русскую православную церковь. При этом они почти не скрывают враждебные для страны намерения, действуют дружно, сплоченно и, по существу, безнаказанно.

Особенно вредоносна для страны и народа деятельность либеральной элиты в сфере экономики. Именно здесь громче всего звучат призывы к перманентной либерализации государственного управления и конечному выводу государства из сферы бизнеса. И все это прикрывается исключительно благими намерениями. Но это блеф и лукавство. Уже сейчас, при минимальном участии государственных органов в регулировании внутренних процессов в сфере бизнеса, Россия не выходит из кризисного состояния. Дальнейшее устранение государства из этой сферы неизбежно приведет к коллапсу.

Подобно Древнему Риму времен упадка и разложения, граждане нашей страны сегодня, по сути, отданы на откуп дельцам и мошенникам. По общему признанию компетентных людей, ведение честного бизнеса в России невозможно.

Возьму на себя смелость утверждать, что и как такового бизнеса в западном понимании у нас нет. А есть увертливое предпринимательство, лавирующее между Сциллой хищнической вседозволенности воротил и Харибдой многожильной налоговой удавки для среднего и мелкого бизнеса. У представителей последнего не остается ничего другого, как ловчить, скрывать реальные доходы и выкручиваться от наездов рэкетиров-дельцов и коррумпированных чиновников.

По данным Верховного суда РФ, в 2018 году по статье о получении взятки (в сумме порядка 1 миллиона рублей) в нашей стране были осуждены 2167 человек. За мелкое взяточничество (порядка 10 тысяч рублей) привлечены к ответственности 3722 человека. За дачу взятки осуждены более 1,5 тысячи человек. За «посредничество» привлечены к ответственности 270 человек. Следует подчеркнуть, что все эти люди были, что называется, схвачены за руку. И таковых оказалось в общей сложности более 7,5 тысячи человек. Но если учесть, что ловля за руку – весьма непростое дело и что попадаются только те, кого «сдали» их подельники, то можно прийти к выводу, что весь наш «бизнес» поражен болезнью взяточничества, мошенничества и криминала.

Однако все эти так называемые «дела» мелких и средних предпринимателей буквально блекнут на фоне громких криминальных процессов таких воротил российского бизнеса, как Сергей Полонский, братья Магомедовы, отец и сын Арашуковы, Михаил Абызов. Всем им инкриминируется мошенничество в особо крупных размерах, причем у некоторых из них – с разного рода отягчающими обстоятельствами. По каждому из этих процессов проходят миллиардные суммы. Но названные лица представляют собой лишь верхушку мошеннического айсберга. Намек на его «подводную часть» дает недавний арест трех полковников ФСБ, ответственных за борьбу с мошенничеством и попавшихся именно на мошенничестве.

Сколько бы мы ни выдергивали из общей массы отдельных взяточников, взяткодателей и их посредников и какие бы ни устраивали показательные процессы по отдельным представителям либерально-буржуазной элиты, мы ничего не изменим в России, если не вырвем корень зла. А корень нынешнего российского зла состоит в том, что в 1991 году мы вместо плавного и разумного реформирования советской системы, по сути, отдались на волю врагу, предав не только свой политический строй, но и самих себя, всю Россию, ее народный дух и общечеловеческий смысл существования. Тогда-то, при внешнем управлении США, страна была отдана, по сути, на растерзание либерально-буржуазным мстителям, не простившим большевикам и народу свое позорное поражение в 1917 году.

Но либералы рано хоронят Россию. Наша страна богата не только природными ресурсами, на которые зарятся наши извечные враги. Более значимы духовные богатства России – наши страстотерпцы-люди, наша уникальная история, наша православная духовность и наша великая культура, которая, словно спасительный круг, помогает нам выбраться из любой беды.

На каждую беду у нас существует особое заклинание, таящееся в имени и деяниях того или иного подвижника, выводившего когда-то нашу страну и народ из аналогичной невзгоды.

Вот и сейчас, в нашем либеральном мороке, для спасения из нашего призрачного полубытия к нам спешит на помощь, вставая во весь свой огромный рост, забытый нами и оплеванный либералами великий поэт Нововременья Владимир Маяковский. Приходит он к нам как никогда актуальный, непримиримый ко лжи и беспощадно здравомысленный. Чего стоят сегодня его обращение: «Профессор, снимите очки-велосипед!», его метод общения – «как живой с живыми говоря», его желание рассказать о времени и о себе «весомо, грубо, зримо», его призыв к матросам – «Разворачивайтесь в марше! Словесной не место кляузе».

Не секрет, что рассадником бездумного прозападного либерализма была в дореволюционной России именно петербургская профессура, которая с живыми людьми пыталась говорить на мертвом книжном языке. На этом же мертвом для народа языке сейчас говорят с простыми людьми и наши либералы, вставляя для разнообразия и не всегда к месту англо-американские словесные обороты. А потому и нам надо восстать из пепла и заговорить о нашем времени и о самих так, чтобы слова проникали не только в мозг, но и доходили до глубин души.

Россия засиделась в невестах. Вот уже почти 30 лет либералы держат страну в невестах, надев на ее голову нарядную фату и закрыв ее лицо туманящей вуалью. Россия-невеста уготована ими для самого дорогого для них жениха – богатого и алчного дядюшки Сэма. Но что-то не срастается у наших добрых и многомудрых сватов-либералов. Вечно молодая Россия никак не хочет идти замуж за старого и скаредного заморского «дядюшку». За эти десятилетия фата поблекла и обветшала, а вуаль покрылась густым слоем пыли. России надоело ходить в невестах. Она хочет скинуть этот дурацкий свадебный наряд и снять с глаз отгораживающую ее от мира вуаль.

Сегодняшняя Россия жаждет объять мир пытливым взглядом, хочет жить полной жизнью и сама выбирать себе не только «мужа», но и вообще тот образ жизни, который ей по душе. Но это очень не нравится ее покровителям-либералам. Выясняется, что ревнители свободы – либералы под свободой понимают только собственную свободу, а народу хотят отмерять лишь сотые доли подлинной свободы. Да и то только по специальному рецепту и весьма дозировано.

Следовательно, на данном этапе пути российского народа и либерально-буржуазной элиты полностью расходятся. Элита рвется на Запад, и вряд ли стоит ей препятствовать в этом.

Пусть едет на Запад и сама сливается с ним в брачном экстазе. Народ же, как всегда, не мыслит своей жизни вне России. А потому надо, чтобы он сам и его Родина жили в ладу друг с другом и выстраивали свою жизнь не по чужим лекалам, а по собственному разумению.

Александр Афанасьев
16.05.2019

Источник — Столетие.Ру

Вашингтон и Тегеран играют на обострение. Европа поставлена перед сложным выбором

Вашингтон и Тегеран играют на обострение

Президент Ирана Хасан Рухани, объявивший о прекращении выполнения Тегераном ряда обязательств по ядерной сделке, заявил, что дает 60 дней европейским странам на переговоры. Речь идет о выходе Ирана из ограничений по запасам обогащенного урана и тяжелой воды. Рухани также заявил, что Тегеран направил пять писем странам — членам соглашения по иранской ядерной программе о приостановке выполнения части обязательств. В этой связи министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф уточнил, что «это станет реакцией на неспособность других участников соглашения, в частности Европейского союза, противостоять давлению США».

Ход со стороны Тегерана прогнозируемый и носит, как видим, адресный характер. Но его последствия могут иметь неоднозначные последствия. Когда президент США Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из ядерной сделки с Ираном, европейские союзники Вашингтона, включая и Великобританию, выступили с призывом сохранить соглашение, считая его «принципиально важным с токи зрения региональной безопасности». Берлин предупреждал о «рисках отката назад и возникновении новых военных рисков». Париж уточнял важные нюансы: не исключал присоединения к санкциям, но только в случае, если «Тегеран нарушит, даже частично, условия сделки». Однако до сих пор нет доказательств нарушений соглашения со стороны Ирана, что, по его мнению, должно стимулировать ЕС сохранять с ним торгово-экономического сотрудничество в условиях американских санкций.

Действительно, Брюссель озвучивал планы, анонсировал вступление в силу «блокирующего статута», который обяжет европейские корпорации игнорировать антииранские санкции со стороны США, первая часть которых вроде бы вступила в силу. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини говорила, что «работают экспертные группы, которые занимаются целым рядом вопросов, в том числе и по сохранению поставок иранских энергоносителей, поддержанию контактов в банковской сфере, наращиванию инвестиций, сотрудничества в сфере инфраструктуры и транспорта, помощью в улучшении делового климата в Иране и защиты интересов европейских экономических субъектов в Иране». Но судя по нынешней реакции Тегерана, Брюссель не спешил делать конкретные шаги на этом направлении, сохраняя свою позицию всего лишь на уровне, по словам Могерини, «намерений, а не конкретных мер».

При этом она открыто предупреждала, что «из-за ограничений на торговлю с США Иран будет искать другие источники доходов и вернется к урановой и плутониевой программам». И все равно Брюссель явно выжидал, а ставка Тегерана на раскол союзников американцев на этом направлении не срабатывает. В таких условиях Вашингтон и Тегеран стали играть на обострение. Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон заявил, что Вашингтон направляет на Ближний Восток авианосец «Авраам Линкольн» и целевую группу бомбардировщиков в ответ на «тревожные и эскалационные заявления и предупреждения из Ирана», хотя не обозначил, какие именно «тревожные» сигналы спровоцировали такое военное развертывание. По версии американского издания The American Conservative, «Израиль предупредил Болтона, что Иран вот-вот нанесет удар по американским интересам в Ираке».

Тегеран считает, что таким образом в Вашингтоне приступила к действиям так называемая «группа Б», в которую входят такие близкие к Трампу люди, включая Болтона, как премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Зайеда. Помимо того, государственный секретарь США Майк Помпео, отменив визит в Берлин, «неожиданно» прибыл с визитом в Багдад, где провел переговоры с главой иракского правительства Аделем Абдулом Махди. По данным телеканал Al Arabiya, Помпео обсуждал «рост активности соседнего с Ираком Ирана». Говоря иначе, пишет The New York Times, «Вашингтон, угрожая Ирану войной, вбивает клин между Европой и Ираном, ставя Брюссель перед сложным выбором: либо присоединиться к санкциям в отношении Ирана, либо оказаться по другую сторону баррикад».

На наш взгляд, в настоящее время американцы вряд ли решатся на вооруженную эскалацию с Ираном, но «напугать» Европу они в состоянии. Во всяком случае, просматривается следующий сценарий: заставить ЕС изменить свое отношение к ядерному соглашению под предлогом заявлений Тегерана о прекращении выполнения части обязательств по ядерной сделке, загнать Брюссель в ситуацию между молотом и наковальней, балансируя на грани серьезной эскалации. Выход отсюда один: создать механизм предотвращения кризисных ситуаций, обозначить границы допустимого. Возможно, что к этому подталкивают и Россию, у которой, по оценке израильских экспертов, «есть собственная повестка дня в Сирии и амбиции в регионе». От Москвы будут добиваться ответа, с кем она, сразу две страны — Иран и Израиль. Посмотрим, что из этого выйдет.

Станислав Тарасов, 8 мая 2019,

Источник — regnum.ru

Россия призвала не сворачивать экономические связи с Ираном

МИД РФ прокомментировал введение новых санкций против Исламской республики Emre Gürkan Abay,Abdulrahman Yusupov

МИД России подверг критике новые антииранские санкции США и призвал международное сообщество не сворачивать экономические связи с Исламской республикой, в т.ч. закупку иранской продукции, в первую очередь энергоносителей.

Во внешнеполитическом ведомстве подчеркнули, что в Москве с пониманием восприняли решение ИРИ о приостановлении выполнения части её добровольно принятых обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД).

«Осуждаем действия США, которые не только год назад вышли из СВПД, а затем демонстративно и вызывающе в нарушение резолюции СБ ООН 2231 ввели односторонние ограничения против Ирана», -сказано в пресс-релизе.

В МИД РФ обвинили Вашингтон в попытках применять меры экономического и политического давления, чтобы побудить и другие государства не выполнять упомянутую резолюцию, воспрепятствовать их нормальному экономическому сотрудничеству с ИРИ.

В документе выражена готовность РФ и дальше сотрудничать с Тегераном как в рамках СВПД, так и для продвижения других двусторонних проектов. «В частности, намерены продолжить работы по перепрофилированию бывшего уранообогатительного предприятия в Фордо под производство стабильных изотопов, а также по строительству АЭС «Бушер»»,-отмечается в коммюнике.

Кроме того, в МИД РФ указали на необходимость кардинально ускорить запуск специального платежного механизма «Инстекс», призванного содействовать обслуживанию торговых сделок с Ираном.

Президент США Дональд Трамп подписал в среду указ о введении санкций в отношении добычи и производства металлов в Иране.

Ограничительные меры коснутся производства железа, стали, алюминия и меди в Исламской республике.

Ранее президент Ирана Хасан Рухани заявил, что если интересы Тегерана в рамках ядерной сделки не будут учтены, то Иран в течение 60 дней возобновит обогащение урана.

Восьмого мая 2018 года президент США Дональд Трамп объявил о выходе Вашингтона из ядерной сделки с Ираном и введении первого этапа санкций против этой страны. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%87%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%B2%D1%8F%D0%B7%D0%B8-%D1%81-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%BC/1474726

Россия готовится развязать войну против Турции

Дамаск уже анонсировал дату начала боевых действий в Идлибе

Любовь Шведова
Материал комментируют:
Олег Гущин

В Казахстане проходит очередной раунд переговоров астанинского формата. Речь о созданной Россией, Турцией и Ираном площадке для решения проблемы гражданской войны в Сирийской арабской республике. 25-26 апреля в столице Казахстана высокопоставленные чиновники упомянутых стран вместе с представителями самой Сирии и прочими гостями обсуждают будущее САР и наличие возможностей для вывода ее из кризиса. Встречу можно назвать заурядной — их уже было большое множество, но толку это пока не принесло. Как не принесли пользы и переговоры в рамках «женевского формата», поддерживаемого ООН и странами Запада. Сирия как была в состоянии войны, так и остается, причем некоторые ее проблемы на этом фоне только усугубляются. Например, риски распада на отдельные территорией — есть самопровозглашенная Рожава и есть северо-запад, занятый Турцией. Но вот, кажется, последнюю проблему в ближайшем будущем намереваются решить.

Так, на днях сирийский генерал и военный эксперт Хайсам Хассун заявил, что после астанинской встречи должна возобновиться военная операция Сирийской арабской армии и российских ВКС против сепаратистов. В данном случае целью является занятый боевиками оппозиции Идлиб, который в прошлом году уже собирались штурмовать, однако по просьбе Анкары было решено отказаться от силового метода. И до сих пор реальное решение проблемы так и не найдено.

И вот сирийский генерал заявляет, что скоро начнется операция. По факту это означает войну против Турции, которая всеми силами старается сохранить Идлиб в таком виде, в котором он сейчас есть. Для нее операция против местных боевиков грозит серьезными последствиями. Во-первых, потеря престижа. Эрдоган давно позиционирует себя как защитник «угнетенных мусульман», в данном случае это касается сирийской оппозиции.

Если Дамаск начнет войну, и Эрдоган не остановит ее, то претендовать на роль лидера в исламском мире Турция уже не сможет. Во-вторых, все это грозит Анкаре очередной порцией беженцев. Сотни тысяч, а том и миллион сирийцев в обязательном порядке постараются проникнуть в соседнее государство, так как бежать просто-напросто больше некуда. Это создаст новые проблемы для экономики Турции, которая и так далеко не в самом лучшем состоянии. Так что если Россия действительно планирует войну, то ей придется воевать не столько против оппозиции, сколько против Турции. Ведь именно по интересам последней это нанесет самый болезненный удар.

Российский востоковед и политолог Олег Гушин полагает, что на самом деле сейчас операция маловероятна.

— Без одобрения со стороны Турции и без четкой координации с ней эта операция просто невозможна, если, конечно, Москва хочет сохранить хорошие отношения с Анкарой. Судя по всему, она хочет, так что вряд ли возможно что-то другое. Потому что, если это будет делаться без Турции, то для нее обернется, конечно, не кризисом, но массой неприятностей. Беженцы, которых и так полтора-два миллиона, прибудут в еще большем количестве. Их надо кормить, ставить палатки для них и так далее. Это все очень недешево. Но с другой стороны, от этого «гнойника» под мышкой у Турции обязательно надо избавиться. Для нее это тоже ничем хорошим не грозит — в Идлибе множество неконтролируемых вооруженных бородатых мужчин, которые ничего, кроме как воевать, не умеют. Надо как-то решить. Права, пока неизвестно, как. Но думаю, что если операция действительно начнется, то какой-то вариант уже найден. Это на самом деле будет решаться даже не на самом высоком уровне — не выше генерал-майоров, я думаю.

«СП»: — Может ли это произойти по сценарию юго-запада? Тогда большое количество людей, бежавших от войны, собрались у границы с Иорданией, однако королевство запретило проход. После окончания операция Сирийской арабской армии все люди были расселены по территории республики.

— С Иорданией — это несколько другая история. Беженцы и боевики просто поняли, что иорданцы будут стрелять, поэтому никто и не рискнул. Турки вряд ли будут способны пойти на столь жесткие меры — это нанесет удар по их возможности в будущем перетянуть на себя роль лидера мусульманского мира. Да и турки куда более цивилизованные люди, нежели иорданцы, по крайней мере, так себя позиционируют. Нет, тут нужно что-то другое. В любом случае, если начнется операция, мы узнаем, что стороны договорились. Но сейчас мало реальных причин для того, чтобы зачистка Идлиба началась.

Источник — СвободнаяПресса

Обратный эффект шантажа: появится ли в Турции военная база России


© AFP 2019 / STR

Александр Хроленко

Появление в Турции ЗРС С-400, строительство АЭС «Аккую» и присутствие ВМФ России в Средиземноморье – отдельные проекты, не угрожающие региональной стабильности, безопасности Турецкой Республики или целостности НАТО.

Растущее ближневосточное влияние Москвы в перспективе может трансформироваться в строительство новой военной базы РФ в Средиземноморском регионе. Дискуссии экспертов на эту тему с привязкой к Турции остаются наиболее горячими. Имеются ли на то основания?

Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

© ALEXANDER NEMENOV / VARIOUS SOURCES / AFPДрузья в дефиците: почему Эрдоган нужен Путину, а Путин – Эрдогану?

В турецкой прессе появились новые предположения о связи строительства АЭС «Аккую» в портовом городе Мерсин (Восточное Средиземноморье) с гипотетическим появлением здесь российской военно-морской базы. Благо Мерсин имеет великолепную портовую инфраструктуру, и удобно расположен – в 70 километрах от авиабазы НАТО «Инджирлик», в 175 километрах от главного сирийского порта Латакия и в 190 километрах от российской авиабазы Хмеймим в Сирийской Арабской Республике.

Масла в огонь подливает активизация военно-технического сотрудничества Анкары и Москвы, приобретение Турцией российских зенитных ракетных систем (ЗРС) дальнего радиуса действия С-400 на 2,5 миллиарда долларов. После недавнего визита в Москву турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что поставки С-400 могут состояться до июля 2019 года.

Никто не может требовать от Турции отказаться от покупки у России С-400 — Эрдоган >>

Планы расширения подобных оружейных сделок вызывают огромный интерес мировой общественности, жесткую критику и ультиматумы Вашингтона. И все же появление в Турции ЗРС С-400, строительство АЭС «Аккую» и присутствие ВМФ России в Средиземноморье – отдельные проекты, не угрожающие региональной стабильности, безопасности Турецкой Республики или целостности НАТО.

Президент Эрдоган на критику партнеров реагирует спокойно: «Почему одна из сильнейших стран НАТО не может иметь сильную систему ПВО?».

Вопрос риторический. Важнейшая составляющая военного сотрудничества Анкары и Москвы – не создание проблем третьим странам, а борьба с террористическими группировками, которые создают угрозы региону.

Система координат

На Западе считают, что Анкара постепенно уходит с орбиты Вашингтона, и вынуждена делать военно-политические уступки Москве. Однако сближение позиций Турции и России началось в июле 2016 года, после грубой попытки внешней коррекции – неудавшегося государственного переворота и физического уничтожения президента Эрдогана. Параллельно состоялись аресты на военной базе «Инджирлик», которая находится под крышей США и НАТО.

Причина охлаждения отношений с американскими партнерами вполне прозрачна. Российские зенитные ракетные системы С-400 – тоже не парадокс, а вполне закономерный и логичный шаг в укреплении ПВО Турецкой Республики. Заметим, Вашингтон десятилетиями не поставлял Анкаре ЗРК Patriot, несмотря на просьбы и высокую платежеспособность союзника. Отныне с помощью дивизионов С-400 Турция намерена пресекать вредоносные совместные с Отрядами народной самообороны (YPG) операции Центрального командования США в регионе, и свести к нулю возможности внешнего блокирования турецких войск с воздуха.

Идти против России или не существовать – политолог о целях США насчет Ирана >>

Турецкое издание Sözcü намекает, что на фоне строительства атомной электростанции в скором времени на турецкой территории появится российская военная база, ведь сопутствующие порт и терминал могут применяться Россией в военных и разведывательных целях. Схема выглядит крайне нереалистично.

Неподалеку от турецкого порта Мерсин, в Сирии уже имеются российские военные базы Тартус и Хмеймим, где можно под прикрытием эшелонированной системы ПВО много чего разместить, включая крылатые ракеты морского и воздушного базирования.

При необходимости, бесполетную зону над «Инджирликом» российские системы С-400 могут создать из Тартуса (в 235 километрах). А если предположить, что Генштаб ВС РФ когда-нибудь разработает план уничтожения самого большого в Европе американского склада ядерного оружия в Европе (в 25 подземных бункерах базы «Инджирлик» хранятся до 100 ядерных бомб B-61), для реализации плана также не требуется сближение вплотную.

Искусственное нагнетание напряженности неуместно, прежде всего, потому, что сотрудничество Турции и России по разным направлениям экономически взаимовыгодно – сегодня и на перспективу.

Реальная политика

Турции больше других стран досталось огорчений и беженцев после инициированной Соединенными Штатами военной интервенции в Сирии. Очень сложно удержаться на орбите бесконечных геополитических потрясений и унижений, источником которых является Вашингтон.

Однако американцы не собираются менять ковбойских привычек. Пентагон заявил, что покупка Анкарой С-400 ставит под угрозу дальнейшее участие турецкой стороны в программе по созданию новейших американских истребителей-бомбардировщиков F-35, и чревато исключением страны из НАТО. Госдеп США обещает применить против Турции санкции в соответствии с законом «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA).

Вашингтон будет вынужден принять факт покупки Турцией российского вооружения >>

Когда американцы прямо шантажируют Анкару, они достигают прямо противоположного результата. Ни одна иностранная военная база не принесет столько вреда Вашингтону в Средиземноморье, сколько уже принесла грубая и пренебрежительная к «аборигенам» внешняя политика США. И ранее упомянутый аргумент – совместный проект F-35 тоже не безупречен: продажи принудительно растут, а самолеты по 100 миллионов долларов за штуку перманентно падают.

И последнее. Информация о вероятном размещении в Турции российской военной базы уже появлялась ранее – в 2016 году глава МИД Турции говорил о готовности предоставить Москве свою базу. И с тех пор она должна была найти хоть какое-то реальное подтверждение. Но увы, неочевидна целесообразность этой идеи. Пожалуй, эффектный политический ход Анкары адресован исключительно американским партнерам, для которых абсолютно неприемлема потеря стратегической авиабазы «Инджирлик», самой восточной базы Командования ВВС США в Европе.

Зарубежные военно-морские (и авиационные) базы – показатель статуса страны, и условие устойчивого развития экономики, безопасного освоения ресурсов Мирового океана. И, безусловно, Россия заинтересована в возрождении системы зарубежного базирования ВМФ. В перспективе возможно возвращение военных баз на Кубу, во Вьетнам и в Египет, но это совсем другая история.

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/expert/20190411/419995034/Obratnyy-effekt-shantazha-poyavitsya-li-v-Turtsii-voennaya-baza-Rossii.html

Смысл и значение «Великого китайского файрвола»

Максим Алексеев
эксперт Института развития Интернета.

На сегодняшний день китайская программа «Золотой щит» представляет собой пример развертывания самой масштабной системы контроля за всю историю существования Интернета. «Великий китайский файрвол» (неофициальное название программы: Great Firewall of China, производное от Great Wall of China – Великая Китайская стена) решает две основополагающие задачи, поставленные партийным руководством: обеспечивает полную блокировку неугодных иностранных интернет-платформ, проводит мониторинг и цензурирование внутренней критики. Мы можем долго обсуждать исключительно тлетворное влияние и абсурдность попыток абсолютного контроля над интернет-пространством, но не менее конструктивным будет анализ реальных последствий внедрения китайского файрвола и обоснований его необходимости с точки зрения центрального руководства Коммунистической партии Китая (КПК). Мы должны рассматривать целесообразность существования китайского файрвола сквозь призму истории формирования китайской государственности, а также оценивать существующие внешнеполитические и экономические процессы, которые затрагивают деятельность КНР в сфере кибербезопасности.

Краткая история стены

В результате масштабных экономических преобразований Дэн Сяопина в 1980-х Китай постепенно стал полноправным участником мировой финансовой системы. Вместе с хлынувшими в Китай иностранными инвестициями началось активное распространение западных культурных продуктов и ценностей. Дэн Сяопин суммировал этот процесс своей максимой: «Если вы откроете окно для притока свежего воздуха, вы должны ожидать, что с воздухом прилетят и мухи!»

В 1989 году Компартия Китая столкнулась с одним из крупнейших внутриполитических кризисов за всю историю своего существования. События на площади Тяньаньмэнь, также известные за пределами континентального Китая как бойня на площади Тяньаньмэнь, поставили под угрозу сохранение власти партии. Масштабные демонстрации и массовое недовольство деятельностью партии стали итогом двух параллельных процессов: сворачивания обширных программ социальных льгот и гарантий – так называемой железной рисовой миски – в рамках рыночных реформ Дэн Сяопина и усиления поддержки курса на либерализацию политической системы как среди партийных элит под предводительством генерального секретаря ЦК КПК Ху Яобана, так и среди образованного населения, в особенности студенчества. Хотя официальная пропаганда заявляла о 242 погибших, недавно рассекреченные дипломатические сводки Великобритании говорят о том, что волнения потенциально унесли жизни более чем 10 тыс. граждан КНР. Волнения привели к сворачиванию курса на политическую либерализацию. Ху Яобан был снят со всех постов, а партия взяла уверенный курс на борьбу с «буржуазной либерализацией».

В 1994 году в страну пришел Интернет и вместе со стабильным двузначным ростом ВВП стал активно распространяться по территории КНР. Помня угрозу режиму, которую временно создали события на площади Тяньаньмэнь, центральные власти быстро осознали необходимость контроля над интернет-пространством, в результате чего в 1998 году была начата разработка системы «Золотой щит» (также известного как «Великий китайский файрвол»), а в 2003 году система была развернута по всей стране. Основные функции «Щита» – обеспечение постоянной блокировки ряда западных платформ (в частности, Facebook, Google, Twitter, YouTube), а также мониторинг деятельности граждан КНР в Интернете и цензурирование неугодного материала.

Истоки киберсуверенитета

Важно понимать, что для Китая суверенитет не является исключительно теоретическим концептом. Это вполне осязаемая реальность. На протяжении своей истории Китай утрачивал и возвращал как право проводить независимую внутреннюю и внешнюю политику, так и контроль над обширными регионами своей великой территории. В начале XIX века Китай мог похвастаться самым большим ВВП в мире – он уверенно обходил все европейские державы. По итогам «века позора» – периода, который в китайской историографии начинается с поражения в первой опиумной войне в 1842 году, а заканчивается, согласно официальным источникам КПК, в момент образования Китайской Народной Республики (КНР) в 1949-м – Китай утратил экономическое могущество и был основательно отброшен назад в своем развитии.

Несмотря на различные интерпретации причин стремительного упадка китайского могущества, большинство историков сходятся во мнении: одной из основных причин «века позора» было критическое отставание китайской технологии от стран Запада. Сегодняшняя одержимость правительства КНР устранением любых проявлений технологического отставания от Запада многими оценивается именно в историческом контексте былых военных поражений, таких как поражение в первой опиумной войне, когда 20 тыс. британских солдат и моряков успешно противостояли 200-тысячной армии Китайской империи. Генеральный секретарь КПК Си Цзиньпин регулярно в официальных заявлениях напоминает, что именно технологическая безопасность является основой будущего благополучия КНР.

Реально говорить о возвращении Китая на мировую политическую арену можно только в 1980-х, когда в результате реформ Дэн Сяопина экономика стала расти небывалыми темпами. В контексте утраченного в ходе «века позора» политического суверенитета для КНР его утрата – не просто страшилка для внутреннего потребителя, а реальный риск, имеющий под собой исторические основания.

Новая реальность – новый Интернет

Учитывая экономические успехи Китая последних лет, благодаря которым он занимает первое место по ВВП, рассчитанного по паритету покупательной способности, неудивительно, что дебаты вокруг контроля над китайским Интернетом разгораются с новой силой.

Успехи арабской весны, мгновенно смывшей казавшиеся стабильными режимы Хосни Мубарака и Бен Али, а также избрание президентом США Дональда Трампа, решительно настроенного на защиту интересов американских производителей, поставили КНР перед вызовами новой политической реальности.

По итогам 2018 года китайский ВВП вырос на 6,6%. Хотя такой показатель может казаться успехом для развитых стран, важно понимать, что это самый низкий показатель роста китайской экономики за 28 лет. Последний раз КНР демонстрировала такой темп роста в 1990 году. Многие эксперты говорят о постепенном закате китайского экономического чуда. Несмотря на то что за время бурного роста китайской экономики более 500 млн человек было выведено из крайней бедности, на данный момент как минимум 30 млн китайцев живут в невыносимых условиях. Стремительное замедление экономического роста создает базу для появления радикальных настроений среди населения.

Торговая война с США и введение пошлин на китайскую промышленную продукцию создают дополнительное давление на экономику, которое вносит свой вклад в атмосферу недоверия между правительствами двух ведущих сверхдержав.

Эти классические политико-экономические вызовы формируются в условиях новой технологической реальности. Да, правительство КНР неоднократно обвинялось в спонсировании кибератак американских и европейских технологических предприятий с целью завладения промышленными технологиями и ноу-хау. В то же время правительство США едва ли можно назвать самым ревностным стражем законов в области кибербезопасности, так как эксперты связывают США с кибератаками иранских государственных учреждений в 2010 году, целью которых было саботировать ядерные разработки Тегерана. Подобная атака также была предпринята против КНДР. Информация о том, что Агентство национальной безопасности (АНБ) США активно задействовало свои ресурсы для слежки за главами 35 государств, также объясняет беспокойство китайских властей. Учитывая геополитические обострения в отношениях Китая и США, стремление партийных элит сохранить относительный контроль над Интернетом кажутся более обоснованными, особенно на фоне официальной национальной киберстратегии США, одним из приоритетов которой заявляется «создание лучших в мире сил кибербезопасности».

Цифровизация Китая

В XXI веке Китай – один из основных импортеров технологий – превратился в мировую фабрику по производству инноваций. Китайский протекционизм в рамках «Золотого щита», который технически закрыл доступ в страну западным интернет-гигантам, привел к созданию местных лидеров. Tencent, Alibaba/Taobao, Baidu, Weibo – все эти компании успешно копируют многие наработки своих западных конкурентов и адаптируют их к внутреннему рынку. Учитывая размер внутреннего потребления и его потенциальный рост за счет дальнейшей интернетизации западных регионов страны, эти компании вполне способны успешно сохранять темпы роста за счет внутренней экспансии, хотя в ряде случаев уже готовы соревноваться с американскими конкурентами.

В 2017 году китайские технологические компании подали 48 882 патентных заявления. Китай все еще отстает от США с 56 624 заявками, но уже уверенно обходит Японию, Германию и Южную Корею. При этом, по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, Китай является единственной страной в мире с двузначным ежегодным приростом в количестве патентных заявок: в 2017 году он составил 13,4%. Если такие темпы сохранятся, ожидается, что Китай обойдет США к 2021 году.

Стремительная цифровизация и технологическое развитие Китая делает вполне закономерным и обоснованным стремление китайских властей защитить свои разработки, а также обеспечить безопасность своей финансовой системы, в особенности на фоне возрастающей геополитической напряженности в отношениях с США. На наших глазах Китай совершает стремительный рывок в цифровое пространство, где вскоре сможет на равных конкурировать с технологическими гигантами США. Из 20 крупнейших по капитализации технологических компаний 9 находятся на территории Китая.

Успехи КНР в создании цифровой экономики могут обернуться серьезными рисками в случае неспособности государственных структур эффективно регулировать интернет-пространство. На данный момент более 40% мировых онлайн-транзакций проходят в Китае. В дальнейшем эта цифра ожидаемо будет расти. Согласно официальным планам китайского руководства, к 2020 году доля интернет-транзакций должна достигнуть 38 млрд юаней (5,5 млрд долл.). Это накладывает на правительство дополнительную ответственность за сохранность сбережений и личных данных своих граждан.

При этом нужно учитывать тесную взаимосвязь китайских цифровых гигантов и государства. Хотя в рамках «социализма с китайской спецификой» государственный аппарат в целом дистанцируется от прямого контроля над крупными корпорациями, партия сохраняет определенные рычаги давления на крупные компании. В советах директоров каждой крупной китайской компании можно обнаружить видных представителей Китайской коммунистической партии. Различные революционные технологии, которые внедряются правительством Китая на государственном уровне, являются результатом деятельности формально независимых частных китайских корпораций. Один из самых ярких примеров взаимодействия государства и частных компаний – создание системы социального кредита.

Система социального кредита задумана китайским партийным руководством как способ «построения гармоничного социалистического общества», она имеет сходство с традиционными системами кредитного рейтинга, но также распространяется на ряд других показателей. Низкий социальный кредит может привести к определенным ограничениям для нарушителя, в том числе запрету на использование внутренних авиалиний и железнодорожного транспорта. Хотя в ряде западных публикаций система описывается как антиутопия, парадоксально, но она находит поддержку среди китайских граждан. В недавнем исследовании Свободного университета Берлина более 80% респондентов заявили о поддержке законодательных инициатив по введению социального рейтинга, считая это адекватным ответом на атмосферу недоверия в обществе. При этом среди богатых и образованных городских жителей система находит наибольшую поддержку. Хотя программа представляет собой государственную инициативу, исполнителями выступают крупнейшие компании частного сектора, среди них цифровые гиганты Tencet и Alibaba.

Подобный подход используется и в остальных пилотных проектах: будь то всеобщая государственная система распознавания лиц или школьная система мониторинга поведения учащихся. Корпоративно-государственное партнерство является основным двигателем крупномасштабных преобразований в государственном секторе, в результате чего частные структуры получают доступ к колоссальному количеству данных о китайских пользователях.

Хотя обилие информации в руках частных компаний не несет в себе прямых рисков, учитывая аффилированный статус интернет-гигантов, следует понимать, что попадание этих массивов данных в руки спецслужб других государств может создать колоссальный рычаг давления на китайские элиты. Такая перспектива становится более реальной в контексте обострившихся отношений между КНР и США. Особенно учитывая, что говорить о каком-либо паритете в области кибербезопасности между странами крайне преждевременно. Американские корпорации стоят у истоков создания концептов и передовых разработок в области кибербезопасности, а технологические институты США продолжают штамповать признанных мировых экспертов в этой области. В этой гонке КНР априори отведена роль догоняющего.

Отдельно стоит отметить большую готовность китайских граждан делиться своими данными и низкую компьютерную грамотность как среди населения, так и среди партийных функционеров. Согласно докладу аналитической компании Kleiner Perkins Caufield & Byers, более 38% китайских пользователей готовы делиться персональными данными и не видят в их сохранности особой ценности. Традиции китайского коллективизма продолжают оказывать влияние на поведение граждан, даже если дело касается цифровых данных. Личные данные сотен тысяч китайских граждан можно приобрести за менее чем 1 тыс. долл., к чему в прошлом году в городе Ухань привлек внимание молодой художник Денг Юфенг, устроив экспозицию с личными данными 346 тыс. своих сограждан.

Недавний арест Соединенными Штатами Америки топ-менеджера Huawei был особенно болезненно воспринят в Пекине на фоне нынешней геополитической напряженности. Учитывая тесную связь между китайскими корпорациями и правительством КНР и их совместную работу над крупными цифровыми проектами, попадание китайского топ-менеджмента в американскую правовую систему может восприниматься как политически мотивированное. Учитывая публичный статус китайских технологических гигантов и их частичную зависимость от американских рынков, вполне можно себе представить ситуацию, в которой внешние силы могут попытаться получить доступ к данным китайских граждан через давление на управленцев китайских компаний.

Предварительные итоги

Мировая сеть должна сохранять свой статус площадки для свободного обмена идеями, подходами и мировоззрениями. При этом интерпретировать усилия правительства КНР по мониторингу и контролю своего цифрового пространства исключительно в плоскости внутренней политики значит всецело игнорировать экономические, технологические и внешнеполитические аспекты развития Китая последних лет. Страна, заявляющая свои права на лидерство в технологической сфере, обязана позаботиться о платформе, которая обеспечит безопасность ее достижений.

Взрывной технологический рост является одним из основных драйверов китайской экономики – значит, финансовое благополучие граждан КНР теперь жестко сопряжено со способностью государства защитить и ускорить этот рост. Масштабные цифровые проекты, активно внедряемые КНР на государственном уровне, могут стать первой жертвой цифровых атак, которые не кажутся столь фантастическими на фоне возрастающей геополитической напряженности между Пекином и Вашингтоном. В этом контексте китайский «Золотой щит» – один из гарантов цифрового суверенитета и дальнейшего экономического процветания страны.

Источник — НГ

Тегеран «рубит окно» в Средиземное море, договорившись лишь с Дамаском и Багдадом

Виктор Сокирко

Идея не нова — Иран давно уже присматривается к планам создания собственной военно-морской базы на Средиземноморском побережье. Другого варианта, кроме использования одного из портов именно Сирии (хоть по географическим, хоть политическим соображениям) попросту нет. Поэтому сообщение о том, что Иран арендует с 1 октября порт города Латакии в собственных целях, было вполне ожидаемым. Предполагается, что подобное соглашение было подписано президентами Башаром Асадом и Хасанам Рухани во время февральской встречи в Тегеране. И уже сейчас началась логистическая подготовка причалов и портовой инфраструктуры к заезду новых «хозяев».

Естественно, что оценивать подобное событие мы будем исключительно с точки зрения на выгодность или невыгодность его для России. В этой ситуации, как водится, есть и свои подводные камни. Один из них — совершенно очевидно, что президент Сирии Асад плавно выходит из-под влияния Москвы, уже не так часто как прежде совещается с российским президентом Владимиром Путиным и не просит военной помощи. Это нормальное явление для Ближнего Востока, когда падишах начинает забывать о тех, кто помог защитить дворец и все выше поднимает голову, над которой уже не рассекают сталью воздух острые ятаганы.

В общем, с Путиным Асад не посоветовался, решив, что коль была трехлетней давности договоренность с Рухани, то нет смысла по прошествии времени напоминать о ней сейчас. Башар Асад все увереннее чувствует себя в последнее время в президентском кресле и становится более самостоятельным политиком, что тоже вполне объяснимое явление. Естественно, что для Сирии сейчас крайне важно восстановление связей с соседями — Ираком, Ливаном, Иорданией, Турцией и Израилем.

С первыми тремя все относительно ясно и понятно, особых конфликтных ситуаций нет. С Турцией сложнее — там и территориальные споры, и разное отношение к Курдской рабочей партии (Курдистан находится на территории обеих стран), и последствия нынешней гражданской войны в Сирии. В качестве некой третьей сдерживающей силы выступает именно Россия.

С Израилем — вообще все плохо. И хотя военные действия за Голанские высоты не велись уже сорок лет, Сирия считает их своей незаконно захваченной территорией. Плюс авиация Тель-Авива регулярно проводит ракетные удары по территории Сирии, целясь, якобы, в находящихся там иранских военнослужащих.

Иран, несмотря на отсутствие общей сухопутной границы с Сирией, является главным союзником Дамаска на Ближнем Востоке, а его военнослужащие из состава КСИР (Корпус Стражей исламской революции) в количестве не менее 12 тысяч человек принимали (принимают) участие в боевых действиях на стороне правительственных войск. Понятно, что Асад с готовностью идет на контакты с Ираном, в том числе, по предоставлению военно-морской базы на территории своей страны. Возможно, держа в уме и то обстоятельство, что иранские средства ПВО, которые разместят в Латакии для прикрытия военных объектов, будут сбивать и израильские самолеты. Чего не делает сейчас Россия.

Россия поставила армии Сирии зенитные ракетные комплексы С-300 и обучила работе с ними сирийские экипажи. Предполагалось, что С-300 «Фаворит» во многом изменят стратегию противовоздушной обороны Дамаска. Тем более что в Сирию были поставлены наиболее «продвинутые» комплексы — С-300ПМУ-2, способные уничтожать аэродинамические цели на дальности от 3 до 200 километров, баллистические — на дальности от 5 до 40 километров. При этом обнаружение целей происходит на удалении в 300 километров.

Насколько известно, на сегодняшний момент в Сирии находятся 3 дивизиона зенитных ракетных комплексов С-300 «Фаворит» (по 8 мобильных установок в каждом). Для того чтобы создать «пояс» ПВО вокруг Дамаска и ряда прилегающих аэродромов, этого вполне достаточно, но не для отражения масштабных воздушных налетов на территории всей страны. При этом утверждается, что Россия создает в Сирии полноценную классическую ПВО, которая будет включать в себя систему ракетного огня дальнего и ближнего радиусов, прикрытие ЗРК, а также «всевысотное» радиолокационное поле.

Но сейчас сложилась такая ситуация, что российские военные советники в Сирии могут лишь обучать своих коллег мастерству противовоздушного боя, не вмешиваясь в сам ход боевых действий. А те силы российских ПВО, которые прикрывают базы в Тартусе и Хмеймиме, отвечают только за безопасность своих военных объектов от воздушного нападения. В противном случае — русские сбивают американцев или израильтян — скандал с последствиями не минуем. Вероятно, что и сирийским военным не дают возможность сбивать самолеты Израиля из комплексов С-300, чтобы не спровоцировать конфликтную ситуацию. Или, что еще хуже, сбить гражданский пассажирский самолет где-нибудь на подлете к ливанскому Триполи.

Понятное дело, что Дамаск крайне не доволен такой «беззубой» позицией Москвы и готов привлечь Тегеран, который уж точно с израильскими самолетами церемониться не будет. Тем более что на вооружении иранской армии стоят российские комплексы С-300ПМУ-1, которые будут использоваться для прикрытия военных объектов.

Для России более широкое вовлечение какой-либо третьей стороны, пусть даже дружественного Ирана, имеет еще и чисто имиджевое значение, ведь считается, что именно Москва является основным гарантом стабильности и будущего мира в Сирии. Усиление роли Тегерана приведет к утрате таких позиций. Серьезно пострадают и российско-израильские отношения, ведь Тель-Авив будет считать, что любой удар со стороны находящихся в Сирии иранских военных согласован с Москвой, которой, на самом деле, не так просто «попридержать» Тегеран.

Есть и другой, не озвучиваемый план Москвы, которая на самом деле могла санкционировать подобную сделку между Дамаском и Тегераном, и не стала препятствовать возможности размещения иранской военно-морской базы в Латакии. Утверждения о том, что близость этого города на берегу Средиземного моря к Тартусу, где находится российская военно-морская база, и к Хмеймиму, где дислоцированы основные силы ВКС РФ, может поставить их под угрозу удара со стороны США и Израиля, не совсем корректны.

От Латакии до Тартуса — 72 километра по прямой, до Хмеймима — 24 километра, что исключает «случайность» попадания ракет, тем более, что российские объекты защищены своими средствами ПВО (ЗРК С-400, ЗРПК «Панцирь-С1» и «Тунгуска»).

Вероятно, что подобная «уступка» со стороны Москвы по размещению военно-морской базы Ирана в Сирии связана и с возобновлением планов соединения железных дорог Ирана, Ирака и Сирии в единое целое. Этот стратегический проект был начат еще до начала сирийского кризиса в 2011 году и был приостановлен по понятным причинам. Предполагалось, что таким образом Ирак и Иран получат через сирийские порты доступ к Средиземному морю, а сама железная дорога в перспективе продлится и на восток — до Китая. Сирия даже успела реализовать проект на 97 процентов, но во время боевых действий значительная часть дороги была разрушена. В Ираке не хватает всего пару километров железнодорожного полотна, а в Иране они действуют до иракской границы в районе города Басра.

Россия посредством такого железнодорожного пути также может получить возможность сухопутного выхода через Сирию в Средиземное море — через иранские морские терминалы на Каспии. Здесь видится не только возможность снабжать свои военные базы в Сирии, но и наладить более выгодный товаропоток на весь Ближний Восток.

По странному стечению обстоятельств, две эти новости — иранская база в Латакии и железная дорога между Сирией и Ираном, появились практически одновременно. Может, все логично?

Источник — СвободнаяПресса

Число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом увеличилось

Обмен заявлениями между Вашингтоном и Тегераном о признании террористическими организациями, соответственно, КСИР Иранa и ВС США резко увеличил число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом.

Как известно,до последнего времени большинством членов мирового сообщества на территории Сирийской Арабской Республики (САР) официально признавались террористическими лишь радикальные исламистские группировки типа ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ).

Кроме этого, Дамаск и Тегеран пытались навесить ярлык террористов на не желающих складывать оружия бойцов сирийской вооруженной оппозиции (ССА) и расценивали вторжение ВС Турции в северные районы Сирии как акты государственного терроризма. Эрдоган, в свою очередь, объявлял режим Асада и сирийских курдов террористами, а Лига арабских государств (ЛАГ) даже исключила асадовскую Сирию из своего состава и внесла в список террористических группировок союзников Дамаска – ливанскую «Хизбаллу». Примерно на таких же позициях были США, НАТО, монархии Персидского залива во главе с Эр-Риядом и Иордания.

Израиль считал террористическими все проиранские шиитские иностранные группировки в Сирии(«Хизбаллу», афганских, пакистанских, палестинских, йеменских, иракских наемников и добровольцев). Соответственно, иранские аятоллы называли Израиль террористическим государством.

Таким образом, после последних взаимных заявлений Вашингтона и Тегерана все участники сирийского вооруженного конфликта, за исключением группировки ВС России, оказались террористами. Эта враждебная риторика не только отодвигает сроки мирного урегулирования сирийского кризиса, но и провоцирует его дальнейшую эскалацию в регионе.

Очевидно, что озвученное в ходе очередного визита Б.Нетаньяху в Москву совместное российско-израильское предложение по созданию международной рабочей группы по нормализации ситуации в Сирии и проработки вопроса об удалении из Сирии иностранных сил было направлено на снижение напряженности в этой стране и вокруг нее.Ясно, что рано или поздно все иностранные войска должны будут покинуть Сирию. Но сроки реализации этого предложения и состав рабочей группы остаются под большим вопросом.

Формально, ВС РФ, КСИР Ирана и его иностранные шиитские сателлиты находятся в САР легитимно, по приглашению официальных властей. ВС Турции, США, Великобритании, Франции, Германии действуют без разрешения Дамаска и после завершения операции по разгрому основных сил ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» должны были покинуть страну. И хотя в условиях продолжающейся гражданской войны легитимность обеих сторон конфликта и позиция пока нейтральных курдов многими внешними игроками подвергаются сомнению, все же международное право на стороне Дамаска.

Американо-иранская чехарда со взаимными обвинениями в терроризме сводит на нет все предыдущие усилия по мирному урегулированию сирийского кризиса. Вряд ли в условиях нарастающей конфронтации и, по сути, гибридной или прокси-войны между США, Израилем, Турцией и Саудовской Аравией, с одной стороны, и Ираном, — с другой, можно найти компромисс по будущему государственному устройству Сирии. Скорее всего, эта страна надолго останется полигоном вооруженного противостояния вышеуказанных внешних сил.Фактический распад ее на три анклава (проиранский, протурецкий и курдско-американский)сохранится на неопределенное время. Вашингтон и Тегеран своими агрессивными действиями лишь загнали сирийскую проблему вглубь. В результате, все попытки мирных инициатив ООН и РФ в Женеве, Астане, Сочи или на других возможных площадках по Сирии пока не имеют никаких перспектив.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/3526-%D1%87%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5-%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0

Анкара и Москва ослабят влияние Вашингтона в Европе

Cегодня президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган собирается посетить Россию. В последние годы российско-турецкие отношения укрепились на фоне американского давления на эти страны.Турция и Россия активно сотрудничают в области экономики, туризма, реализуют крупные проекты — «Турецкий поток», АЭС «Аккую» и т.д. Мехмет Перинчек, турецкий историк, политолог, научный сотрудник Стамбульского университета рассказал корреспонденту Vzglyad.az о целях визита турецкого лидера в Россию, перспективах реализации мегапроектов – «Турецкий поток» и АЭС «Аккую».— На 8 апреля запланирован визит в Россию президента Турции Реджепа Эрдогана. Каковы цели визита турецкого лидера в Москву?

— Турция и сопредельные страны столкнулись с серьезными геополитическими проблемами. Визит Эрдогана в Россию как раз вкладывается в логику разрешения этих проблем. На первый план выдвинуто турецко-российское экономическое сотрудничество. Турция может справится с угрозами своей безопасности и экономическими затруднениями путем углубления сотрудничества и развития связей со странами Евразии, в частности с Россией. В первую очередь, это связано с сирийским кризисом, серьезной поддержкой американцами PKK и PDD. Турция и Россия должны плотно взаимодействовать по сирийской проблеме, продолжать действия по устранению угрозы, исходящей от террористической организации «Исламское государство». 

США хотят признать Голанские высоты территорией Израиля, чему противятся Турция и России, поддерживающие территориальную целостность Сирии. Этот подход требует налаживания между Анкарой и Дамаском возобновления дипломатических контактов.

Давление США чувствует не только в сирийском направлении, но и в бассейне Черного моря. США стремятся установить контроль над Черным морем. Для недопущения этого и сковывания действий США, Турция и Россия должны успешно взаимодействовать. Существуют экономические санкции против Турции и России со стороны США, что предопределяет двухстороннее экономическое сотрудничество, а также взаиморасчеты на основе национальных валют и взаимные инвестиции. 

Хотя нынешний визит Эрдогана в Россию носит характер развития культурных связей, однако распространение культуры среди двух народов преследует цель углубить взаимосвязи, включая в политике и экономике. 

— Как вы оцениваете нынешний уровень турецко-российских связей?

— Эти связи успешно развиваются, но, на мой взгляд, их потенциал еще не реализован полностью. Больше всего эти отношения пока носят прагматический характер, связанный с текущими геополитическими вызовами. Полагаю, что уже созрел момент для налаживания прочного стратегического партнерства во благо обеих стран. 

— Турция и Россия реализуют проект газопровода «Турецкий поток». Как вы оцениваете перспективы реализации данного проекта?

— Хочу обратить ваше внимание, что в планы США входит установление контроля над транзитом энергоресурсов из Центральной Азии. В этом плане реализация проекта «Турецкий поток» выдвигает на первый план вопрос обеспечения национальной безопасности Турции и России. Это проект является прочным фундаментом вышеупомянутого мною будущего стратегического партнерства Турции и России. «Турецкий поток» прочно свяжет Турцию с Россией. Это будет прочной связкой обеих народов, которая сведет на нет усилия США по установке контроля над регионом Черного моря, и в первую очередь над маршрутом транзита энергоресурсов. 

Помимо этого, «Турецкий поток» также как и «Северный поток» свяжет Евросоюз с Турцией и Россией, что ослабит влияние США на Европу и увеличит роль Анкары и Москвы в обеспечении энергобезопасности европейских стран. 

— На днях генсек НАТО Йенс Столтенберг назвал решение Турции купить у России зенитные ракетные системы С-400 вызовом для альянса. Почему официальная Анкара хочет обзавестись российским вооружением? 

— Рассматривая процессы через призму противостояния Турции с США, мы видим, что Вашингтон вооружает PKK, в то время как ВС Турции не могут получить современные американские вооружения. Это вынуждает Анкару искать других поставщиков оружия. К тому же с технической точки зрения, США могут сохранять контроль над военными технологиями, передаваемыми Турции. Учитывая отношения Турции со своими соседями, которые являются союзниками США, Вашингтон не может позволит себе это. В этом отношении Турции нуждается в военных технологиях, которые не будут подконтрольны США. 
Ракетные системы С-400 являются выгодным для Турции приобретением как с точки зрения безопасности, так и низкой стоимости по сравнению с американской системой «Патриот». Турция закупает вооружения у России, Китая и Пакистана, чтобы ослабить зависимость от США. 

— Как продвигается работа по строительству атомной электростанции «Аккую»? Что это даст Турции?

— Строительство этой АЭС носит стратегический характер для Турции. Этот проект очень необходим для турецкой экономики и является ключом для энергетической безопасности страны. Реализация подобного проекта послужит дальнейшему углублению турецко-российских связей. Введение в строй АЭС позволит развивать атомную энергетику, откроет рабочие места, создаст стимул для развития наукоемких отраслей, а также сблизит ученых из обеих стран. 

Заур Нурмамедов

http://vzglyad.az/news/134012/news.html?fbclid=IwAR0UJrBFfe9CYxkPzEjNF8cMWkF5Hq68Td7J9uxoJUj81Qai04U76FTHyHc

Студенты из России довольны обучением в Турции

АА

В преддверии официального визита президента Турции в Россию, учащиеся вузов ответили на вопросы агентства «Анадолу».

Граждане России, обучающиеся в турецких вузах в рамках программы «Стипендии Турции», дают высокую оценку гостеприимству народа Турции.

В преддверии официального визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Россию, учащиеся вузов ответили на вопросы агентства «Анадолу».

Студенты из России привлекли внимание к схожести турецкого и российского обществ, а также поделились мнением о перспективах развития связей двух стран.

Гостеприимство, патриотичность и смелость – общие черты народов

Учащаяся магистратуры Университета «Хаджи Байрам Вели» в Анкаре Александра Цыганова отметила, что между турками и россиянами есть много общего. «Народы двух стран на протяжении столетий живут по соседству, и эти отношения сблизили их», — сказала Цыганова.

По ее словам, гостеприимство, патриотичность и смелость – общие черты жителей Турции и России.

В качестве примера Цыганова привлекла внимание к вкладу советского народа в уничтожение фашизма в период Второй мировой войны, а также героической борьбе жителей Турции в годы Освободительной войны 20-х годах прошлого столетия. 


Александра Цыганова

«Хотя с момента завершения этих войн прошли десятки лет, нынешние поколения помнят о боли войны и отстаивают достижения своих дедов», — сказала Цыганова.

На ее взгляд, различия в истории, религии и культуре Турции и России не отдаляют народы двух стран. «Перекрестный год культуры и туризма РФ и Турции, объявленный лидерами двух стран, позволит жителям двух стран узнать больше о культуре двух стран», — отметила она.

В эфире российского телевидения показали более 60 турецких сериалов

Учащаяся магистратуры Университета Гази (Анкара) Альфыыа Гынныатова привлекла внимание к богатству турецкого языка.

По ее словам, многие видные представители интеллигенции, деятели культуры и науки России, проявляли интерес к изучению турецкого языка. «В 18-19-ом веках Александр Пушкин, Михаил Ломоносов и Лев Толстой наряду с французским и английским языком старались изучить турецкий язык», — сказала Гынныатова.

Далее учащаяся магистратуры акцентировала внимание на популярности турецких сериалов за рубежом, в том числе, в России.


Альфыыа Гынныатова

«Большой интерес к турецким сериалам проявляют и в России. В период с 2012 по 2019 года на российских каналах показали более 60 турецких сериалов», — сказала Гынныатова.

Сериалы вносят вклад в популяризацию турецкой культуры. Люди узнают больше о реалиях Турции, что в итоге оказывает положительное влияние на торговые и межкультурные связи», — отметила она.

По ее словам, интерес к Турции в России высок, о чем говорит тот факт, что только в Москве сегодня функционируют около 70 курсов по обучению турецкого языка.

Турция обладает специфической и необыкновенной культурой

Учащаяся докторантуры Университета «Хаджи Байрам Вели» в Анкаре Екатерина Карпанова сказала, что университетах крупных российских городов обучают турецкому языку. «Россияне любят читать о Турции, смотреть турецкие фильмы и сериалы», — констатировала она.

При этом она отметила необходимость увеличения числа переводов произведений турецкой литературы на русский язык.

Екатерина Карпанова

По ее словам, для поступления в вузы Турции, ей представили возможность выбрать иностранный язык и она не задумываясь указала на турецкий язык.

«Я очень рада, что выбрала этот язык. Не раскаиваюсь в этом. Изучение турецкого языка позволило мне войти в число участников программы «Турецкие стипендии». Очень обрадовалась, когда узнала, что буду учиться в Турции. Это непередаваемое чувство. Это большой опыт для меня. В период учебы мне представилась возможность посетить районы Турции, появилось много новых друзей. Турция обладает специфической и необыкновенной культурой. Люди всегда дружелюбны и готовы прийти на помощь»,- сказала Карпанова.

Она дала высокую оценку качестве образования в Турции, отметив, что опыт и знания, накопленные за годы обучения в докторантуре, станут для нее важным подспорьем на всю жизнь.

https://www.aa.com.tr/ru/o%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5/%D1%81%D1%82%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%8B-%D0%B8%D0%B7-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B-%D0%BE%D0%B1%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D0%BC-%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8/1444479

ЕАЭС: легпром без интеграции

Российские текстильщики во многом зависят от импорта из дальнего зарубежья

Российская легкая промышленность, градообразующая более чем в 20 субъектах Федерации, остается, что называется, на задворках интеграции в рамках ЕАЭС. Особенно это касается льняного комплекса РФ, всецело зависящего – уже которое десятилетие – от дальнего импорта не только профильной техники, но даже семян!

При этом, располагая колоссальными нефтегазоресурсами, РФ по-прежнему импортирует свыше 70% объема потребляемых химических волокон и нитей из дальнего зарубежья. А ВТО не прочь диктовать ряду стран ЕАЭС географию или объемы экспорта-импорта ряда видов текстильной продукции.

Столь нелицеприятные оценки ситуации прозвучали в ходе Российской недели текстильной и легкой промышленности, и особенно – на международном форуме «Сырьевое обеспечение легпрома», состоявшихся в Москве 19 – 22 марта.

Тигран Арутюнян, замдиректора департамента промышленной политики Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), вынужден был констатировать: «Хотя страны ЕАЭС обладают колоссальными возможностями по сырьевому и технологическому обеспечению отрасли, координация в этой сфере до сих пор не налажена, кроме считанных локальных проектов».

К примеру, доля импортного, точнее, из дальнего зарубежья, оборудования в легпроме РФ – свыше 80%; в Белоруссии – около 70%, в других странах ЕАЭС – превышает 90%.

Хотя в рамках Союза предварительно разработаны дву- и многосторонние программы по импортозамещению данного оборудования и его составляющих (запчасти, комплектующие и т.п.), эти программы, в подавляющем большинстве, не завершены. Как следствие, данное направление пока не проявляется в интеграционных проектах ЕАЭС.

Характерно и то, что на основе российского нефтегазового сырья в Белоруссии производится широкий ассортимент химволокон, химнитей (ХВН) и продуктов глубокой переработки этого сырья. Причем объемы производства в этом сегменте минимум в 1,5 раза превышают белорусские потребности.

Но в белорусском экспорте этой продукции лишь около 25% приходится на РФ. Остальное вывозится в дальнее зарубежье, где оплачивается, как отмечалось на форуме, по мировым ценам в отличие от предприятий РФ и других стран Союза. Поэтому российско-белорусская кооперация в данном секторе, хотя ее проекты давно разработаны, невыгодна предприятиям Белоруссии.

Но странное дело: российским нефтегазовым сырьем полностью «подпитывается» белорусский, а не российский легпром. В результате РФ ввозит ХВН и продукцию их переработки более чем из 20 дальнезарубежных стран (включая, например, ряд стран Персидского Залива, КНР, Турцию, Польшу, Тайвань, Южную Корею). Причем изготовленную зачастую из российского же сырья…

«Абсурдность такой ситуации очевидна, и отнюдь не первый год, – отмечает президент Российского союза предпринимателей текстильной и легкой промышленности Андрей Разбродин. – Но положение не меняется. И, пожалуй, лучшей иллюстрацией этого является «судьба» первого в РФ многопрофильного комплекса по выпуску ХВН и продуктов их переработки в Ивановской области».

Дело в том, что еще в 2012-м был разработан соответствующий проект, который правительство РФ объявило коммерческим, то есть лишенным, хотя бы частичного, госфинансирования. К финансированию проекта привлекли ВЭБ, был подписан ряд соглашений о начале сооружения комплекса. Но сроки строительства регулярно переносились с 2015 по 2017 гг. В итоге – проект ныне законсервирован на неопределенный срок. Зато аналогичный проект к настоящему времени почти на 90% реализован в Белоруссии, но, заметим, не в рамках российско-белорусской кооперации.

Кстати, в Белоруссии, по многим экспертным оценкам, фактическая доля финансовой господдержки (прямой и косвенной) в реализации проектов в обрабатывающих отраслях – максимальная по ЕАЭС: не ниже 60%. В Казахстане этот показатель достигает почти 40%; в РФ – едва превышает 30%, а в Армении с Киргизией – и того меньше.

Ну а с льняной отраслью – традиционно российской с незапамятных времен – ситуация и вовсе остается критической. По мнению замминистра промышленности и торговли РФ Виктора Евтухова, «к сожалению, на лен до недавнего времени у нас не обращали должного внимания. Считая его стагнирующей культурой в ошибочном предположении, что лен (как и хлопок) успешно и быстро замещаются синтетическими материалами. Но время и мировая практика показали ущербность такого подхода»

Как отмечалось на форуме, совокупная потребность в льняном сырье и льноволокне (используемых более чем в 20 отраслях, включая ВПК, автомобилестроение, фармацевтику, стройиндустрию, пищепром) в РФ превышает 250 тыс. тонн в год. Но российский льнокомплекс обеспечивает этот спрос лишь на 20 %. Остальное ввозится из Белоруссии и стран БЕНИЛЮКСа, КНР и Франции, Германии и Скандинавии, Канады и даже из Эфиопии…

По данным ООН (2018 г.), ежегодный сбор льна в мире в последние годы составляет 800–850 тыс. тонн. Лидер – Франция (свыше 85 тыс. тонн). В России этот показатель – не более 30 тыс. тонн. Причем на 15 – 25% больше, чем в РФ, собирает Белоруссия, где доля неиспользуемых, точнее, деградирующих льняных площадей – немногим более 10%, в то время как эта доля в РФ – около 40%.

Что касается финансовой господдержки этого сектора, то она в РФ почти вчетверо ниже, чем в Белоруссии, и более чем в 10 раз ниже, чем в КНР.

Минсельхоз России выделяет с середины 2010-х ежегодные субсидии в размере не более 15 тыс. руб. на 1 га посевной площади подо льном, но это более чем втрое меньше реальных потребностей в погектарной финансовой поддержке льноводства.

Как отметил на форуме Юрий Крупнов, советник председателя попечительского совета фонда «Льняной союз», «в отличие от Белоруссии, фактическое производство льноволокна в РФ существенно сократилось и за период 2010–2018 гг.: с 45 до 37 тыс. тонн. Сокращаются и российские площади под этой культурой». По мнению Ю. Крупнова и многих других экспертов, требуется прямая и косвенная, притом растущая господдержка всех составляющих льноводства-льнопереработки, сопоставимая с реальными потребностями отрасли.

Специалисты считают также целесообразной технологическую кооперацию – в рамках межгосударственной программы – с белорусскими производителями льна, разнообразных продуктов его переработки, профильной сельхозтехники и оборудования для глубокой льнопереработки. Тем более что, в отличие от РФ, белорусский льносеменной фонд к настоящему времени – почти на 85% национальный. И к тому же в Белоруссии постепенно развивается производство техники для всех составляющих льняного комплекса.

Наталия Мурашко, начальник управления внешнеэкономических связей «Белегпрома», также предложила разработать кооперационную российско-белорусскую программу по возделыванию и переработке льна. С белорусской стороны главным участником программы, по мнению эксперта, мог бы стать Оршанский льнокомбинат – единственный в СНГ, обеспечивающий полный цикл производства льносодержащей продукции.

Касательно других подотраслей текстильной индустрии ЕАЭС, схожая ситуация возникла в кожевенно-шерстяном секторе. С одной стороны, сохраняется (с 2017 г.) запрет на экспорт кожевенных полуфабрикатов, с другой – качество сырья здесь уже не первый год проблемное. Опять же нет общеблоковой программы по решению и этого вопроса.

Вдобавок доля мусора в условной единице российской и среднеазиатской шерсти достигает 15% и более, в то время как в сырье из Австралии, Новой Зеландии, ЮАР и Южной Америки – максимум 5%. Вот и приходится импортировать это, весьма дорогостоящее сырье, а собственное – в основном экспортировать по сверхнизким ценам.

Ситуацию с сырьем для шерстяной подотрасли прокомментировала Александра Алдушина, директор Брянского камвольного комбината: «Приходится ввозить дорогостоящее, но высококачественное сырье из Аргентины и Уругвая: в мировой табели о рангах оно на втором и третьем местах после австрало-новозеландского. В результате конечная цена на готовую продукцию неподъемна для многих, если не для большинства потребителей. Российское же сырье по-прежнему не удовлетворяет требованиям по качеству».

Словом, один из главных выводов форума такой: вопросы формирования сырьевой базы по легпрому неразрешимы без координации со всеми странами ЕАЭС.

Тем временем ВТО диктует не только внешнеторговые пошлины экс-советским и «приравненным» к ним странам. Но еще и указывает, какие товары, куда и в каком объеме экспортировать. То есть транснациональный неоколониализм поныне правит бал в мировой торговле…

Тигран Арутюнян, замдиректора департамента промышленной политики ЕЭК, вкратце рассказал автору об уникальном прецеденте: «Под давлением ВТО, членом которого Армения является с 2003 г., она с тех пор экспортировала производимые ею шерсть и кожсырье через Грузию в Турцию. С которой у Армении нет дипломатических отношений, по известным причинам. Политическая суть такой позиции ВТО, унизительной для Армении, очевидна. Что, в свою очередь, не позволяло полноценно развивать кожевенную и шерстяную промышленные отрасли Армении. Лишь недавно (в 2016 г.) это «принуждение» удалось отменить посредством мер ЕЭК по нетарифному регулированию». В 1950-х и позже США – посредством ГАТТ (предшественника ВТО) – регулировали на свой лад объемы и географию экспорта кофе, сахарного тростника и тропических фруктов почти из всех стран Центральной, Южной Америки и Карибского региона. Так что прецедент с Арменией – из той же неоколониальной серии.

Иными словами, реальный уровень взаимодействия в текстильной промышленности ЕАЭС, социальной значимой во многих регионах стран-участниц, чем-то напоминает басню И.А. Крылова по лебедя, рака и щуку…

Артем Леонов
02.04.2019

Источник — Столетие.Ру

Эрдоган и Путин проведут третью встречу с начала года

АА

В рамках визита в Москву Эрдоган примет участие в открытии Перекрестного года культуры и туризма Турции и России

Zafer Fatih Beyaz,Ülviyya Amuyeva 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган восьмого апреля посетит Москву, где встретится с президентом России Владимиром Путиным.

Эта встреча станет третьей по счету с начала года. 

Как сообщает агентство «Анадолу», в рамках визита в Москву глава Турецкого государства примет участие в открытии Перекрестного года культуры и туризма Турции и России и заседании Совета сотрудничества двух стран высокого уровня. 

Перекрестный год культуры и туризма России и Турции откроется показом в Большом театре турецкой оперы «Троя», на котором будут присутствовать Эрдоган и Путин. 

23 января 2019 года Эрдоган совершил однодневный рабочий визит в Москву, где встретился с президентом России Владимиром Путиным.

В рамках визита состоялись переговоры с участием министров и других официальных лиц двух стран. Помимо отношений Турции и России, стороны обсудили актуальные вопросы региональной и международной повестки, главным образом ситуацию в Сирии. 

14 февраля Эрдоган принял участие в четвертом по счету трехстороннем саммите лидеров стран-гарантов перемирия в Сирии. На саммите лидеры Турции, России и Ирана обсудили совместные усилия по политическому урегулированию конфликта в Сирии. 

В 2018 году Эрдоган и Путин провели 18 телефонных разговоров и семь двусторонних встреч.

Третьего апреля 2018 года президент России посетил Турцию. В ходе переговоров лидеров двух стран было принято решение о сокращении сроков поставок Турции российских ЗРК С-400.


https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%B8-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D1%83%D1%82-%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82%D1%8C%D1%8E-%D0%B2%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%87%D1%83-%D1%81-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0-/1441115

Китай помогает России раскалывать Евросоюз

Председатель Си смог очаровать Эммануэля Макрона

Китай активно скупает и раскалывает Европу. Именно так можно оценивать итоги недавнего визита Си Цзиньпиня в ряд стран ЕС. Помимо заключения колоссальных торговых контрактов, у этого визита есть и политическая составляющая – и в этом смысле действия Пекина явно играют на руку Москве. Каким образом?

Экономическая интервенция Поднебесной в Евросоюз началась давно, но до поры до времени не была особо заметна. Ведь она осуществлялась не методом беспардонного давления (как это делают американцы), а путем тихого вползания в перспективные, но страдающие отсутствием нужного количества денег проекты.

«Пробой пера» Пекина можно считать запуск в Варшаве в 2012 году формата «16+1». То есть соглашения о торгово-экономическом и инвестиционном сотрудничестве 16 стран Центральной и Восточной Европы, входивших некогда в соцлагерь (Албании, Боснии и Герцеговины, Болгарии, Хорватии, Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Литвы, Македонии, Черногории, Польши, Румынии, Сербии, Словакии и Словении) и Китая. 11 из вышеперечисленных являются членами ЕС, но тогда евросоюзное руководство не препятствовало заключению сделки. Наоборот, вздохнуло с облегчением: у самого-то «Содружества 28» финансов на поддержание экономики государств восточноевропейского балласта не было.

Китайцы умеют ждать. Практически до 2018 года Пекин вливал свои инвестиции в Европу очень осторожно, незаметными порциями, накапливая пакеты акций в транспортной сети разных стран (главным образом – паи морских портов Греции, Италии, Испании и некоторых других). А после того, как стал влиять на политику грузоперевозок в Старом Свете, решил обратить внимание и на технологические предприятия ЕС. И в этот момент очень кстати подвернулась инициатива Дональда Трампа «вернуть Америке величие». Трамп обложил поставляемые в США из Евросоюза товары высокими таможенными пошлинами, продолжая настаивать на покупке европейцами американских на льготных условиях. Европа взбрыкнула в поисках выхода – и тут подсуетилась Поднебесная.

Общий объем инвестиций китайских госкомпаний и банков в страны ЕС достиг в 2018 году 60,4 млрд долларов (немногим более 52,760 млрд евро). По сравнению 2017 годом сумма вложений выросла на 82%.

«Китай решил переключиться на Старый Свет, посчитав, что вложения в него будут безопасным и привлекательным делом, – отмечала в январе 2019-го испанская El Confidencial. – Европейские показатели еще более значительно выглядят, если принять во внимание, что общемировые прямые иностранные инвестиции Китая сократились в прошлом году более чем на 45%, до 108,2 млрд долларов (около 94,52 млрд евро). Простой подсчет показывает, что на Европу приходится 56% от общего объема средств, вложенных Пекином в различные экономики мира».

В первой пятерке стран, получивших наибольшее финансирование от Китая, четыре представляют Европу, и три из них – ЕС: Португалия, Финляндия, Нидерланды и Великобритания. В Париже и Берлине забили тревогу: деньги азиатского гиганта текли в Евросоюз, но мимо его основных «пайщиков-концессионеров» – Германии и Франции. Ангела Меркель и Эммануэль Макрон взялись активно предлагать партнеров по евроальянсу «бояться данайцев (в смысле – китайцев), дары приносящих». Лидеры ЕС предупреждают, что азиатские деньги могут расколоть единство Европы – но не предлагают практически никаких других капиталов взамен.

Остающиеся при таком раскладе на бобах Италия, Греция, Венгрия и другие государства помельче поняли, что нет резона «ждать милостей» от Евросоюза, и в открытую занялись поисками альтернатив. В списке которых на первых двух местах значились Китай и Россия.

Все дороги ведут в Рим

Выбор стран для посещения Си Цзиньпином в ходе поездки по Европе 21–26 марта случайным назвать нельзя. Италия с ее правопопулистским правительством сегодня не просто камешек в ботинке Евросоюза, но и практически центр, противостоящий оси Берлин – Париж. Использовать финансовые затруднения Рима, чтобы не просто заработать, но и укрепить свое положение в Европе и создать апеннинский плацдарм, с которого повести дальнейшее наступление на Старый Свет.

Франция «меньшее зло» из двух еэсовских грандов. Более податливое, благодаря меньшей, чем у Германии, экономической стабильности и наличию болевых точек, на которые можно давить. И влиять через Париж на Берлин.

В Риме товарищ Си подписал 29 соглашений на общую сумму 2,8 млрд евро. По нынешним временам, может, и не бог весть какие деньги. Но среди этих 29 документов есть один, не выраженный пока конкретными цифрами, но не перестающий от этого быть главным. Это меморандум о намерениях, по которому

Италия стала первым государством мировой G7, согласившимся на участие в глобальном проекте «Один пояс – один путь».

Если до этого момента «Новый Шелковый путь» распространялся на Ближний Восток, Азию и Северную Африку, то теперь его конечным (временно, конечно) пунктом становится апеннинский «сапожок». С его портами в Генуе и Триесте. Италия становится ключевой страной для поставок товаров из Европы в остальной мир и из остального мира в Европу.

Понятно, что Китай на этом не остановится, благо греческий порт Пирей и испанские морские ворота в Валенсии находятся под контролем государственных компаний КНР. Для Италии же «подпоясаться» означает получить хороший шанс выпутаться из крупных долгов (госзадолженность страны составляет 131% ее ВВП).

В остальных 28 договорах фигурируют взаимодействие в онлайн-торговле, сельском хозяйстве, банковском деле, спутниковой связи и т. д. Италия получила шанс экономически выздороветь. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что завтра за этим шансом придет немало ее товарищей по несчастью, именуемым Евросоюзом. По расчетам аналитиков Morgan Stanley, китайские банки с участием государства могут к 2027 году выделить на льготных условиях 1,3 трлн долларов странам и компаниям, желающим участвовать в проектах «Пояса и пути».

Подкупить Париж и вызвать ревность у Берлина

В Париж после этого Си въехал, можно сказать, на белом коне победителя, готового предложить свою помощь в борьбе ЕС против заокеанских рэкетиров.

Эммануэль Макрон, несмотря на всю наполеонистость своего поведения, в одиночку идти на переговоры с представителем азиатского гиганта не рискнул и позвал «пацанов со двора» – канцлера Германии Ангелу Меркель и главу Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера. Красивый такой ход: и себя увереннее почувствовать, и немецкой коллеге намекнуть, мол, мы тут о ваших экономических интересах тоже печемся. Вся европейская троица в один голос проинформировала китайского визитера, что и пояс, и путь европейцам, в принципе, нравятся. Но Пекину должно быть ясно, что «такие вопросы с кондачка не решаются».

Председатель Си все прекрасно понимал и пошел с козырей в виде предложений, от которых нельзя отказаться. Китайский руководитель подписал с концерном «Эирбас» контракт на покупку 300 широкофюзеляжных самолетов (34 млрд евро). Китай, если кто не в курсе, до недавнего времени был одним из главных клиентов американского «Боинга». В 2017 году это авиастроительное предприятие продало Поднебесной около 20% выпускаемой продукции. Но…

Таможенная война Пекина с Вашингтоном и два разбившихся боинговских MAX спровоцировали крутой вираж китайской авиасферы.

Кроме того, Париж и Пекин подписали соглашения о строительстве французами в Китае ветряной электростанции (1 млрд евро), 10 новых морских судов (1,2 млрд евро), создании франко-китайского инвестиционного фонда (1 млрд евро), поставках французской сельхозпродукции и пр. Общий объем пакета составил 40 млрд евро. После этого размякший Макрон заявил, что «подписанные соглашения вселяют надежду, что европейцы в скором будущем примут участие в глобальных проектах на территории Китая». Си предпочел воздержаться от комментариев по этому вопросу.

Нет сомнения, что Германия отсутствовала в планах вояжа китайского лидера в Европу тоже не случайно. Похоже, что Си, во-первых, рассчитывал возбудить некоторую ревность немцев к французам (как это: в них вливают деньги, а в нас нет?), а во-вторых, сформировать у Меркель понимание, что расширение работы с Китаем – объективная необходимость. Но пока в Берлине, по его мнению, еще не готовы, и потому есть смысл их немножко подтолкнуть «железной рукой к счастью» и подождать, когда «клиент дозреет».

А что с этого всего нам, России?

Китайская экспансия в той форме, в какой она происходит, России на руку. Во-первых, деньги Пекина способны укрепить отдельные государства Евросоюза, но альянс в целом не объединяют, а, наоборот, раскалывают. Ведь каждое из контактирующих с Поднебесной государств Европы действует прежде всего в собственных интересах. В обстановке, когда национальные приоритеты становятся выше общеевропейских, России намного проще взаимодействовать с конкретными странами и правительствами стран ЕС.

Во-вторых, в усиливающихся за счет китайских инвестиций государствах крепнут движения за национальную самоидентификацию. Которые, в свою очередь, все чаще выступают с идеями отменить наложенные на Россию санкции и «лучше торговать с Москвой, чем враждовать».

В-третьих, подпитываемая Китаем Европа постепенно превращается из союзника Вашингтона в его соперника. А значит, мир движется в сторону установления многополярности, одним из полюсов которой Россия планирует стать.

Владимир Добрынин
28 марта 19

Источник — vz.ru

Зачем Турции ЗРК С-400?

Zuhal Demirci,Hicran İsmayılova

АА

 

После отказа Вашингтона продать Турции системы Patriot Анкара начала поиск альтернатив, рассмотрев в числе прочих предложение о закупке российских ЗРК С-400.

Этот вопрос актуализировался в Турции на фоне кровавого конфликта в Сирии, когда союзники по НАТО оставили Анкару наедине с угрозами в сфере безопасности.

К началу 2013 года союзники Турции по НАТО разместили в турецкой провинции Адана ЗРК Patriot, а в провинции Кахраманмараш — системы SAMP-T.

Власти Турции посчитали данный шаг временной мерой, не отвечающей долгосрочным интересам страны. После этого было принято решение о разработке и производстве отечественных систем ПРО.

В то же время было принято решение о закупке передвижных комплексов С-400 российского производства.

Окончательное решение в пользу российских ЗРК было принято после того, как Вашингтон не захотел передавать Турции информацию о технических параметрах Patriot. При этом стоимость американских ЗРК оказалась высокой.

В то же время предложение Москвы удовлетворило турецкую сторону в плане технических характеристик, обмена информацией по оборонным технологиям и налаживанию совместного производства.

Эта зенитная ракетная система большой и средней дальности предназначена для уничтожения всех современных средств воздушно-космического нападения.

Российский ЗРК в первую очередь предназначен для уничтожения аэродинамических целей: самолетов, крылатых ракет, беспилотных летательных аппаратов.

По мнению аналитиков, благодаря С-400 войска противника не смогут находиться и передвигаться в радиусе действия ЗРК без риска нанесения им значительного ущерба.

Главное преимущество ЗРК С-400 — более высокая дальность. У ракеты 40Н6Е она составляет до 400 километров, а у ракеты 48N6 — до 250 километров.

Российский комплекс может вести стрельбу на 360 градусов. Дальность обнаружения РЛС у С-400 составляет 600 километров.

Каждый ЗРК обеспечивает обстрел до 10 целей с наведением на них до 20 ракет. Скорость поражаемых целей — до 4800 м/с.

Время развертывания системы из походного состояния составляет 5-10 минут.

Комплекс может применяться ночью и днем, причем в любых физико-географических, а также погодно-климатических условиях, при сильном радиоэлектронном противодействии.

В Анкаре уверены, что российские системы укрепят оборонную мощь Турции и помогут ликвидировать угрозы национальной безопасности.

Угрозы США о введении санкций в отношении Турции в случае реализации контракта по С-400 не отразились на позиции Анкары. Турецкие власти четко дали понять, что не намерены менять свои планы.

Первая поставка в рамках турецко-российского контракта по С-400 запланирована на июль текущего года. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B7%D0%B0%D1%87%D0%B5%D0%BC-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B7%D1%80%D0%BA-%D1%81-400/1412773

Россия приведет «Турецкий поток» в Сербию

Однако ЕС намерен сорвать прокладку на Балканах газопровода, подающего российский газ

Отношения между Россией и Сербией в энергетике выходят на новый уровень. Основная экспортная нитка газопровода «Турецкий поток» может пройти по сербской территории с дальнейшим выходом на Венгрию и Австрию в направлении одного из главных общеевропейских газораспределительных хабов в Баумгартене.

Контракт на строительство продолжения газопровода «Турецкий поток» в Сербии протяженностью 403 километра «Газпром» передает своему подрядчику – компании «Газстройпром». В частности, в распоряжение инжиниринговой «дочки» «Газстройпрома» – компании СГК-1 (которая до сих пор была занята сооружением газопровода «Сила Сибири» из России в Китай) переданы трубоукладчики и другая необходимая техника.

«Конкурсные процедуры по выбору подрядчика на строительство газотранспортной инфраструктуры на территории Сербии находятся в завершающей стадии. Средства на реализацию проекта предоставляются компанией – заказчиком строительства, которым является GASTRANS d.o.o. Novi Sad (51% принадлежит «Газпрому», 49% – «Сербиягазу»)»,

– сообщил представитель «Газпрома».

По словам главы компании «Сербиягаз» Душана Баятовича, строительные работы начнутся во второй половине марта 2019 года, а сам газопровод будет запущен к апрелю 2020 года.

Во время своего визита в Сербию в январе сего года президент России Владимир Путин заявил, что Москва готова инвестировать в строительство газопровода, проходящего по сербской территории, 1,4 млрд евро. По некоторым оценкам, общая стоимость проекта может составить 2 млрд евро. «Газпром» в 2019 году планирует направить на расширение газотранспортной системы Сербии для приема газа из газопровода «Турецкий поток» 58,8 млрд рублей. Одновременно, по словам Душана Баятовича, акционеры сербского участка газопровода «Турецкий поток» уже предоставили по 150 млн евро на реализацию проекта и планируют привлечь заемное финансирование.

Теперь никаких рисков для нового проекта «Газпрома» не просматривается, говорит в связи с перспективами сооружения сербского участка газопровода «Турецкий поток» аналитик компании Vygon Consulting Мария Белова. Она напоминает, что Болгария и Венгрия ранее уже провели специальные аукционы на бронирование мощностей будущих газопроводов в полном соответствии с законодательством Европейского союза: «Газпром» забронировал необходимые объемы, и аукционы признаны состоявшимися. Теперь местные системные операторы должны построить на своей территории газопроводы, стыкующиеся с «Турецким потоком», причем той мощности, которую забронировала для себя российская компания. Что же касается Сербии, то на нее регуляторные нормы ЕС не распространяются, поэтому сооружением газопровода на ее территории может заниматься российская компания, выбранная «Газпромом».

Согласно предварительным расчетам, мощность экспортной нитки газопровода «Турецкий поток» в точке его возможного выхода на границу Турции с Болгарией составит 15,75 млрд кубометров газа в год. Прогнозируемый годовой объем потребления по маршруту дальнейшей транспортировки газа выглядит следующим образом: Болгария – 3,5 млрд кубометров, Сербия – 2.5 млрд кубометров, Венгрия – 6 млрд кубометров. Оставшийся объем (3,75 млрд кубометров) будет доставлен в Австрию (согласно одному из вариантов маршрута, через Словакию).

Существенно то, что генеральный подряд на расширение болгарского участка «Турецкого потока» до границы с Сербией стоимостью 1,4 млрд евро получит Трубная металлургическая компания (ТМК). Это предприятие является крупнейшим российским производителем труб, входящим в тройку лидеров мирового трубного бизнеса. ТМК обеспечит проект трубами и уже ведет переговоры о заключении контракта на строительные работы с австрийской компанией Strabag. В самой ТМК подтверждают, что компания рассматривает возможность своего участия в тендере компании «Булгартрансгаз», которая выступает оператором болгарской газотранспортной сети и заказчиком проекта расширения газопровода «Турецкий поток» в направлении Болгарии. Планируемая протяженность болгарского участка – 474 километра.

Подрядная схема, выбранная для работ в Болгарии (привлечение компании ТМК, а не собственного подрядчика «Газпрома»), связана со стремлением участников проекта снизить политические риски. Согласно обязательным для Болгарии как страны-члена ЕС (в отличие от Сербии) нормам Третьего энергопакета, одна компания не может одновременно владеть газопроводом и качать по нему свой газ. Владеть болгарским участком газопровода будет компания «Булгартрансгаз», которая возобновила c 28 февраля приостановленный ранее тендер на строительство трубопровода от турецкой до сербской границы и продлила срок приема заявок до 6 марта.

Кроме того, в декабре 2018 – январе 2019 ггода «Булгартрансгаз» провел аукцион на бронирование будущих мощностей в газопроводе. По итогам трех этапов аукциона «Газпром» получил право в течение 20 лет поставлять 15,8 млрд кубометров газа на вход в болгарский газопровод (это эквивалентно мощности экспортной нитки трубопровода «Турецкий поток») и принимать 4 млрд кубометров (с возможным расширением до 11 млрд кубометров) на выходе на границе с Сербией.

Однако Евросоюз предпримет все усилия, чтобы сорвать прокладку по территории балканских стран газопровода, подающего российский газ. Причины точно охарактеризовало чешское издание Vaše věc: «Глава дипломатии Европейского союза, симпатичная, хотя давно ничем не выдающаяся итальянка Могерини, недавно без обиняков заявила, что Балканы входят в сферу интересов Европейского союза и России там делать нечего (когда российский министр иностранных дел Лавров спросил ее, что она имела в виду, она запнулась и сказала, что ее «недопоняли»)».

«Нежелание ЕС и НАТО сотрудничать с Россией на Балканах, неготовность воспользоваться этим сотрудничеством для урегулирования ситуации в этом всегда нестабильном регионе – вот главная причина неспокойной обстановки на Балканах. И вряд ли в будущем этот регион станет спокойным и процветающим. Кризис на юго-востоке Европы будет углубляться, и в конфликте между Западом и Востоком… будет наблюдаться лишь эскалация», – пишет Vaše věc.

ПЕТР ИСКЕНДЕРОВ | 02.03.2019 |

Источник — Фонд стратегической культуры

Закат либерализма и жесткий ответ консерватизма

Федор Лукьянов, как обычно, написал хороший текст.

Но при этом это текст дипломатически-идеологический. То есть он констатирует уже практически очевидный факт в этой сфере. Так сказать, забивает последний гвоздь в крышку гроба. Но у самого явления есть и базовая причина и о ней мне хотелось бы сказать несколько слов.

Причиной этой проблемы является то, что сломалась та «машинка», которая обеспечивала экономическую экспансию либерализма (то есть идеологии «Западного» глобального проекта). Эмиссия доллара больше не вызывает экономического роста, а накопленные долги серьезно давят на государства и обывателя. Я уже много раз объяснял, до какого размера дойдет экономический спад и спад доходов граждан стран «золотого» миллиарда по итогам кризиса, когда доходы и расходы придут в равновесное состояние (в полном соответствии с заветами либеральной экономической теории).

Повторю еще раз: для Евросоюза этот спад может достигать 50%, для США — 60% (с учетом явно завышенного ВВП). И тогда начнутся очень серьезные проблемы.

Дело в том, что «победа» либерализма была связана исключительно с доминированием в общественном устройстве «развитых» стран «среднего» класса, как людей с типовым потребительским поведением. До этого основной социальной стабильности в обществе были консервативные идеи, которые воспитывались в рамках семьи и поддерживались традиционными религиями. Понятно, что банкирам это не нравилось, поскольку консервативные идеологические модели всегда крайне негативно относятся к ссудному проценту. Но поскольку рисковать социальной стабильностью они не могли, то, пусть и скрепя сердце, вынуждены были терпеть. Да и опыт Российской империи 1917 года не давал им спокойно спать.

Ситуация изменилась только с появлением «рейганомики», то есть началом кредитного стимулирования спроса, вопрос стало можно решить. Поскольку этот механизм (построенный на рефинансирование частного долга) позволил создать устойчивый «средний» класс, превышающий половину общего населения страны и служивший «социальным» якорем, который и обеспечивал типовое поведение.

«Средний» класс, который имеет какую-никакую собственность, в отличие от бедных, но не имеет собственных ресурсов, чтобы эту собственность защищать, очень заинтересован в наличии сильного государства. Даже если оно контролируется банкирами.

Именно с этого периода (начала 80-х годов прошлого века) и начались либеральные безобразия, от гей-парадов до ювенальной юстиции. Именно это период активного расширения либеральной идеологии, которая начала победную поступь по Европе. Но в основе ее было очень простое объяснение: хотите жить по стандартам нашего «среднего» класса – поддерживайте либеральную идеологию! В реальности ведь речь шла не о педерастических ценностях, а о гарантированных (для «среднего» класса) стандартах типа «джип энд домик»!

И народ проникся! Тем более, что думать о детях и внуках стало не нужным, это же противоречит «либеральным ценностям»! Они должны думать о себе сами (если вообще появятся)! Все стали жить ради потребления и «волны счастья» захлестнули Европу, точнее, страны Евросоюза и тех, кто так жаждет к ним присоединиться!

И, естественно, никому не объяснялось, что экономическая модель, которая лежала в основе этого «процветания» носит конечный характер. Да, длинный (почти на 40 лет хватило), но – конечный. И, кстати, срок этот уже подошел к концу! Но успело вырасти два поколения «либерастов»! Которые ничего не умеют, категорически не готовы брать на себя ответственность, в том числе, заводить детей, и которым придется бороться за свою жизнь, прозябая в нищете…

Вот в чем причина нынешней остановки экспансии либерализма и его, достаточно быстрого, в ближайшей будущем, отката назад. Вот почему будет так плохо в Западной Европе, где либеральные и нищие представители бывшего «среднего» класса будут просто поглощены консервативными мигрантами, которые, хотя бы, размножаться не разучились. Вот почему уже поднял голову в Европе Восточной консерватизм, причем жесткий, с явным упором на откровенный национализм. Либерализм очень дорого обойдется Европе, особенно, Западной, весьма возможно, что некоторые ее страны навсегда исчезнут с карты мира, превратившись в «новую Африку» или «новый Халифат» (например, Норвегия и Швеция). И здесь ничего нельзя сделать, отказ от Библейских ценностей (то есть, с религиозной точки зрения, продажа души) всегда стоит очень дорого!

Так что, разумеется, Лукьянов прав. Но при этом нужно учитывать то, что будет происходить после ухода «либерализма» (точнее, представителей «Западного» глобального проекта, банкиров) с той территории, на которой они несколько десятилетий «резвились». А там, поскольку маятник всегда качается в разные стороны и доходит до конечной точки, начнут свое проявление те самые жесткие консервативные силы, которые до поры до времени сидели «в засаде», а теперь начали выходить на поверхность.

Это, в первую очередь, агрессивный национализм (фашизм), который мы уже видим на Украине и в Прибалтике и не менее агрессивный мусульманский фондаментализм. С ними будет достаточно тяжело справиться, поскольку бывшие либералы, которые будут возмущены потерей пресловутых «джипа и домика», легко попадут под соответствующее влияние. А по мере того, как будет становиться понятно, что и это не работает, голову начнет поднимать коммунизм, по который все в Европе считали, что он уже давно умер. Так что поражение банкиров с их либерализмом приведет к очень большим последствиям для мира!
25.02.19

Источник — khazin.ru

С-400: противоядие от американской зависимости


© РИА Новости, Алексей Даничев

Вред, с которым столкнется Турция от потенциальных санкции США в связи с покупкой С-400, заметно меньше того вреда, который причинит отказ от С-400, считает Мехмет Али Гюллер из «Джумхуриет». Подчиниться США в вопросе С-400 — значит потерять шанс на доведение до логического завершения начатого в 90-е годы хода по развитию национального вооружения.

Мехмет Али Гюллер (Mehmet Ali Güller)

Непосредственно перед серией контактов министра национальной обороны Хулуси Акара (Hulusi Akar) и начальника Генерального штаба Яшара Гюлера (Yaşar Güler) в Вашингтоне президент США Дональд Трамп и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провели телефонные переговоры.

Согласно заявлению администрации турецкого президента, «два лидера договорились о реализации решения США, связанного с выводом войск из Сирии, в соответствии с совместными интересами, без причинения вреда общим целям».

Какие совместные интересы и общие цели есть у Турции и США в Сирии — это, конечно, спорный вопрос, но важнее то, что до переговоров министров обороны и глав генштабов Турции и США два лидера все же пришли к соглашению на определенных условиях!

С-400 — козырь ПСР, безопасная зона — козырь Трампа

Становится понятно, что на переговорах между министрами обороны и главами генштабов в качестве более экстренной проблемы, нежели «безопасная зона в Сирии», поднималась тема С-400.

Когда мы смотрим на картину в целом, видим, что Анкара использует тему С-400 в качестве средства получения желаемого в рамках переговоров с США о безопасной зоне, а Вашингтон использует козырь уступок в отношении Анкары в вопросе безопасной зоны с целью препятствования покупке С-400.

Вне всякого сомнения, применение С-400 в качестве козыря неудивительно. Ведь, как вы помните, первый тендер выиграл Китай, но правительство Партии справедливости и развития (ПСР) аннулировало итоги тендера, использовав его в политическом торге с США, и на этот раз отдало предпочтение России.

Покупка С-400 у России, конечно, способствовала также обеспечению ПСР простора для действий в Сирии!

Вслед за этим ПСР, дабы ослабить реакцию Запада (США — ЕС) на покупку С-400, приобрела и системы противоракетной обороны у ЕС.

Этим дело не кончится, так как США выдвигают новое предложение по «Пэтриот» (Patriot), а Анкара заявляет, что «она может купить и «Пэтриот»».

В итоге, в то время как Турция собиралась приобрести одну систему противоракетной обороны, в конечном счете она может купить три разные системы противоракетной обороны у трех разных продавцов!

Четыре предупреждения Пентагона

Однако ясно как день, что США не будут довольствоваться продажей «Пэтриот» и пожелают непременно препятствовать покупке С-400…

Это открыто показывают четыре предупреждения, которые были сформулированы по вопросу С-400 в опубликованном 26 ноября 2018 года двухстраничном «Установочном резюме» как «незасекреченной» части документа, подготовленного американским министерством обороны (Пентагоном), под названием «Состояние отношений США с Турцией».

Согласно докладу Пентагона, в случае если Анкара начнет размещать С-400 на своей территории, что, согласно объявленному графику, ожидается в июле 2019 года, США должны сделать следующее:

1) применить санкции в отношении Турции в рамках 231-й статьи «закона о противодействии противникам США посредством санкций»;

2) создать риски для партнерства Турции в программе Ф-35 (F-35);

3) лишить Турцию возможности пользоваться поставками американского оружия в дальнейшем и создать риски для двустороннего сотрудничества стран в сфере оборонной промышленности;

4) осложнить взаимодействие в рамках НАТО.

Анкара не может отказаться от С-400

США могут сделать все это? Конечно, могут. Но вред, с которым мы столкнемся от реализации этих четырех пунктов, заметно меньше того вреда, который причинит нам отказ от С-400. Подчиниться США в вопросе С-400 — значит потерять шанс на доведение до логического завершения начатого в 90-е годы хода по развитию национального вооружения, на создание отечественной системы противоракетной обороны с опорой на передачу технологий С-400 и в целом на возможность действовать независимо в своем регионе.

По нашему мнению, Турция, однозначно, не должна отказываться от приобретения С-400. В противном случае нынешнее правительство ПСР сделает Турцию еще более зависимой от США, чем в то время, когда Эрдоган взял на себя роль сопредседателя проекта «Большой Ближний Восток»!

https://inosmi.ru/politic/20190225/244641667.html