Пережив «арабскую весну», марокканская монархия вновь оказалась под ударом

На протяжении нескольких месяцев Марокко сотрясают массовые манифестации. Граждане требуют от властей социально-экономических реформ, активизации борьбы с коррупцией и так далее. Центром протестной активности стала историческая местность Риф (провинция Аль-Хосейма) на севере королевства. Власти с оппозиционерами не церемонятся. Последний митинг закончился побоищем — 72 полицейских и 11 демонстрантов получили ранения. Такого накала страстей страна не видела с 2011 года, когда в Северной Африке бушевала «арабская весна». Есть ли в Марокко предпосылки для повторения событий шестилетней давности — разбиралась «Лента.ру».

Тихая весна

В 2011-м пламя революции, вспыхнув в Тунисе, быстро перекинулось на соседние страны. Однако Марокко, в отличие от, например, Египта, «арабскую весну» пережило относительно спокойно, поскольку король Мохаммед VI проявил себя правителем более мудрым, чем прочие лидеры региона. Сразу после начала массовых волнений монарх выступил со специальным обращением к подданным. Он пообещал продолжить структурные реформы, начатые его отцом Хасаном II, подчеркнув, что главная цель его правления — обеспечить достойную жизнь всем марокканцам, особенно малоимущим. Слова были тут же подкреплены делами: на продуктовые дотации направили более 20 миллиардов долларов, что позволило удержать цены на основные продукты питания — молоко, хлеб, масло и сахар. Кроме того, власти пошли на повышение зарплат госслужащим — главным образом мелким чиновникам, многие из которых были активными участниками протестов. В результате число недовольных сильно сократилось.

Вскоре король объявил и о политических преобразованиях. Летом того же года в стране был проведен референдум о внесении изменений в конституцию. Поправки в основной закон страны поддержали практически все марокканцы. В частности, с тех пор премьер-министр выдвигается партией, победившей на парламентских выборах. Премьер получил право распускать парламент и назначать министров. Но монарх остался главнокомандующим вооруженными силами, а также был официально провозглашен «высшим религиозным авторитетом» страны. Кроме того, король сохранил за собой контроль над спецслужбами и право назначать глав регионов.

В общем, накал страстей в марокканском обществе удалось погасить, но, как выяснилось, лишь на время.

Новая смута

Реформы оказались чисто косметическими. Денег в казне на продовольственные дотации и повышение зарплат чиновникам не хватало, а покрыть дефицит из других источников не удавалось. Вся власть по-прежнему была сосредоточена в руках короля, контролировавшего регионы при помощи лояльных политических партий. Многие подданные почувствовали себя обманутыми.

Особенное напряжение возникло в депрессивном северном регионе Марокко Аль-Хосейма. Новую волну протестов запустила трагическая смерть торговца рыбой Мухрина Фикри 28 октября 2016 года. Полицейские конфисковали его товар (это была меч-рыба, лов которой в тот период был запрещен) и выкинули его в контейнер мусоровоза. Хозяин в отчаянии бросился спасать свое добро, забрался в кузов и был раздавлен механизмом, прессующим отходы. Один из очевидцев снял это на мобильный телефон и выложил видео в интернет. Общественному возмущению не было предела.

На похороны торговца пришли тысячи человек. Вечером в Аль-Хосейма и ряде других городов, включая столицу Рабат, состоялись массовые митинги протеста. Манифестанты скандировали «Преступники, убийцы, террористы!», «Мы все — Мухрин», «Нам надоело унижаться» и так далее. Полиция предпочла не вмешиваться, столкновений удалось избежать.

Власти пообещали разобраться в случившемся и наказать виновных. Однако министр внутренних дел Марокко Мухаммед Ассад сразу возложил часть ответственности на потерпевшего. «Он не подчинился требованию полицейских остановиться на КПП. Его пришлось ловить. В машине было найдено много запрещенной к промыслу рыбы. Поэтому и решили его товар уничтожить», — заявил глава МВД. Хотя он не отрицал, что его подчиненные могли превысить полномочия.

Мятежный регион

Отношения между центральными властями страны и населением Рифа всегда были сложными. Местные жители считают себя если и не отдельной народностью, то некой общностью, «рифанцами». Они сражались против испанских колонизаторов в начале XX века, проводили акции протеста против властей в 1950-е и 1980-е, выходцы из Рифа были главными активистами в волнениях 2011 года.

В ходе нынешних событий разрозненные группы протестующих объединились в организацию Hirak («Движение»), а возглавил ее Насер Зефзафи, чьи предки и старшие родственники также были видными гражданскими активистами.

Лидеры Hirak нашли простой и эффективный способ заручиться поддержкой населения. «Они объехали места компактного проживания племен и различные общины региона, жители поклялись на Коране никогда не предавать их малую родину», — рассказала социолог из университета Бородо Кенза Афсахи (Kenza Afsahi).

По ее словам, жители Рифа считают, что власти в Рабате не уделяют развитию их региона должного внимания: инфраструктурные проекты не завершены, больниц и учебных заведений не хватает, уровень безработицы высокий, молодежь вынуждена уезжать на заработки в другие города. Как заявил Зефзафи, Hirak в Рифе выражает протест всего марокканского народа против унижения, маргинализации и нищеты. Досталось от оппозиционера и королю: «Монарх не святой. Мы уважаем его, но можем и обязаны критиковать его», — сказал лидер протестного движения.

Снежный ком

29 мая Зефзафи был задержан полицейскими после того, как ворвался в мечеть во время пятничной молитвы и прервал речь имама, призывавшего к сотрудничеству с правительством и королем. Оппозиция тут же обвинила власти в похищении человека: сподвижники Зефзафи несколько дней не знали, где он находится. Позже выяснилось, что лидера Hirak отвезли в Касабланку в отделение Национального бюро юридических расследований (контрразведка страны). Ему были предъявлены обвинения в попытке помешать проведению религиозного обряда, а также в подрыве государственной безопасности и госизмене. Вместе с ним под стражу были взяты несколько десятков активистов; многих уже судили и приговорили к различным, но небольшим — до полутора лет — срокам тюремного заключения.

Оставшиеся на свободе оппозиционеры тут же призвали сторонников вновь выйти на улицы. В Рифе и других регионах прошли массовые манифестации с требованиями освободить Зефзафи и других политических заключенных.

Страсти накалились до такой степени, что Аль-Хосейма была блокирована силами правопорядка, стычки с активистами и митингующими происходили практически ежедневно, и противостояние грозило перерасти в серьезные столкновения. Однако 3 июля стало известно, что власти решили вывести из города большую часть полицейских, как говорилось в официальном сообщении, для «обеспечения права подданных на свободное выражение мнения и обеспечения других свобод». По слухам, так распорядился лично Мохаммед VI, до этого момента публично в происходящее не вмешивавшийся. Страсти немного улеглись, хотя отдельные манифестации и выступления продолжались.

Король говорит

Несмотря на острый характер борьбы, оппозиция и Hirak ни разу не выступили открыто против короля. Невзирая на кризис, монарх сохраняет авторитет в Рифе, жители которого добиваются, чтобы он непосредственно вмешался в ситуацию, а не действовал через министров и других чиновников. То есть выступил в роли судьи. «Мы не сепаратисты, мы принадлежим к марокканскому народу, мы любим нашего короля», — гласил один из лозунгов на недавней манифестации.

30 июля в Марокко отмечается один из главных государственных праздников — День трона, учрежденный в 1999 году в честь восшествия на престол нынешнего монарха. По традиции глава государства должен обратиться к подданным с ежегодным посланием. Многие надеются, что король проявит снисхождение и помилует осужденных активистов, а заодно предложит варианты решения накопившихся проблем. Нового витка противостояния, похоже, в Марокко не хочет никто.

Михаил Куракин

Источник — Lenta.ru

Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (13-19 февраля 2012 года)

 

 

 

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе были связа-ны с Сирией и Ираном. Генеральная Ассамблея ООН подавляющим боль-шинством голосов 16 февраля приняла предложенную Египтом резолюцию «Положение в Сирийской Арабской Республике», в которой осуждаются «продолжающиеся массовые и систематические нарушения сирийскими властями права человека», но при этом не говорится о насилии, совершаемом сирийской вооруженной оппозицией. Россия и Китай проголосовали против этого документа. Иран на прошедшей неделе объявил о новых значительных достижениях в деле реализации национальной ядерной программы.

Не снижается напряженность обстановки в Сирии. В различных районах страны продолжаются боевые действия между правительственной армией и силами вооруженной оппозиции. Как и прежде, наиболее масштабное и ожесточенное вооруженное противостояние имеет место в городах Хомс, Хама и прилегающих к ним районам в центральной части САР, в северо-западной провинции Идлиб и южной провинции Деръа. На прошедшей неделе боевики оппозиции предприняли попытки овладеть городами Идлиб и Деръа, но были отбиты правительственными войсками. Продолжаются, хотя и с меньшей интенсивностью, бои в некоторых пригородах Дамаска. 18 февраля два корабля ВМС Ирана прибыли в сирийский порт Тартус. Ирак принял решение усилить охрану границы с САР (603 км) с целью воспрепятствовать контрабанде оружия и переходу боевиков в соседнюю страну. 17 и 18 февраля оппозиция провела в некоторых городах страны (Дамаск, Алеппо, Дер-эз-Зор и др.) демонстрации с требованиями отставки президента САР Б. Асада. Ранее, 16 февраля Б. Асад сообщил, что на 26 февраля назначен обще-национальный референдум по принятию новой конституции страны. По словам Б. Асада, руководство САР «следует по пути реформ в соответствии с четким временным графиком», в то время как действия оппозиции и ее зарубежных покровителей преследуют цель разделить страну. Координационные комитеты оппозиция призвали население бойкотировать конституционный референдум.

Важной задачей разведывательных ведомств США в настоящее время является сбор информации о действиях властей САР в отношении оппозиции. Кроме того, американская разведка следит за деятельностью «Аль-Каиды» в Сирии. БПЛА ВС США совершают полеты над территорией САР с целью контроля за перемещениями правительственных войск, ведется перехват радиопереговоров сирийской армии. США используют ИСЗ и другие технические средства наблюдения для того, чтобы предотвратить расхищение химического и биологического оружия противниками Б. Асада или представителями исламистских групп. В то же время в Пентагоне признали, что пока никаких подозрительных передвижений вблизи хранилищ оружия замечено не было. Американские военные считают, что сирийские власти делают все возможное, чтобы защитить ОМП от попадания в руки противников правящего режима. По оценке главы Разведуправления МО (РУМО) США генерала Р. Бэрджесса, «после 10 месяцев волнений режим и оппозиция в Сирии пришли к патовой ситуации. Однако режим остается единым. Несмотря на случаи дезертирства и перехода на сторону вооруженной оппозиции, сирийская армия в целом по-прежнему является жизнеспособной, единой и эффек-тивной силой». Причем оппозиционному Сирийскому национальному совету (СНС) «еще только предстоит превратиться в ясную или единую альтернативу режиму Асада». По словам генерала, СНС до сих пор «был не в состоянии объединить сирийцев вокруг стратегии свержения режима» в Дамаске.

Продолжается международное политическое давление на сирийское руководство, которое осуществляют главным образом ряд арабских стран и ведущие государства Запада. Именно они добились принятия Генассамблеей ООН резолюции с осуждением действий властей САР, хотя этот документ и не имеет обязательной силы. Активно, но пока безрезультатно обсуждается вопрос о направлении в Сирию международных миротворческих сил. 19 февраля своего посла из Дамаска отозвал Египет. Сирию посетил зам. главы МИД КНР Чжей Цзюнь, имевший встречу с президентом Б. Асадом. По итогам своего визита китайский представитель заявил, что Пекин «поддерживает процесс реформ в Сирии и связанные с ним важные шаги», выступает против военной интервенции в САР и реализации сценария силовой смены политического режима. Россия подтвердила, что «насилие в Сирии должно быть прекращено всеми сторонами, а необходимые решения могут быть найдены только в результате ведомого самими сирийцами и открытого для всех политического процесса».

На прошедшей неделе Иран объявил о новых достижениях в деле реализации национальной ядерной программы. В частности, было сообщено об изготовлении стержней из урана, обогащенного до 20 процентов, для исследовательского реактора в Тегеране и введении в строй новых, более современных каскад центрифуг для обогащения урана на объектах в Куме и Натанзе. В то же время США предполагают, что заявления о реализации новых ядерных проектов скорее связаны с внутриполитической ситуацией в ИРИ, чем с конкретными техническими достижениями, и представляют собой попытку отвлечь внимание от последствий санкций для иранской экономики. По мнению главы РУМО США генерала Р. Берджесса, в Тегеране не собираются сами начинать или провоцировать вооруженный конфликт в регионе. Вместе с тем, Иран «может перекрыть Ормузский пролив — по крайней мере, временно», и «нанести ракетный удар по силам США и их союзникам в регионе, если подвергнется нападению». Кроме того, Иран «может предпринять попытку использовать по всему миру работающие на него террористи-ческие элементы». Глава Пентагона Л. Панетта считает, что Иран пока не принимал решение о том, чтобы приступить к производству ядерного ору-жия. Власти США ввели санкции в отношении министерства информации /безопасности/ ИРИ, т. к. «эта ключевая разведывательная организация поддерживает террористические группировки». Иран 19 февраля объявил о прекращении поставок нефти британским и французским компаниям.

Тегеран подтвердил готовность к скорейшему возобновлению переговоров по иранскому «ядерному досье» и к конструктивному сотрудничеству с Евросоюзом. Об этом говорится в послании секретаря Высшего совета национальной безопасности ИРИ С. Джалили, направленном Верховному представителю ЕС по иностранным делам и политики безопасности К. Эштон. Госсекретарь США Х. Клинтон и К. Эштон 17 февраля выразили «осторожный оптимизм» по поводу возможности возобновления переговоров с Ираном о его ядерной программе.

На минувшей неделе Израиль обвинил Иран и поддерживаемую Тегераном ливанскую группировку «Хизбалла» в попытках организации и совершении терактов против израильских диппредставительств в Индии, Грузии и Таиланде, что иранцы категорически отвергают.

В столице Пакистана Исламабаде на минувшей неделе прошла третья с 2009 г. встреча президентов Афганистана Х. Карзая, Ирана М. Ахмадинежада и Пакистана А. А. Зардари. Главы соседних стран обсудили вопросы региональной безопасности, борьбы с терроризмом и возможности расширения экономического сотрудничества. А. А. Зардари заявил, что Пакистан не позволит давлению со стороны западных стран сказаться на ирано-пакистанских отношениях и полностью поддержит ИРИ в случае агрессии со стороны других государств. Пакистанский президент также подчеркнул важность, которую в Исламабаде придают совместному с Ираном проекту строительства газопровода, что позволит ежедневно поставлять 21,5 млн кубометров иранского газа в Пакистан.

Правительство Пакистана временно разрешило поставки через территорию страны пищевых продуктов для войск НАТО в Афганистане. Об этом сообщил министр обороны Пакистана А. Мухтар. Разрешение на перевозку грузов будет действовать в течение ограниченного периода времени и касается исключительно транзита скоропортящихся продуктов.

16 февраля президент Афганистана Х. Карзай заявил, что власти страны вместе с представителями США принимают участие в предварительном переговорном процессе с движением «Талибан». Кроме того, правительство Афганистана передало администрации Б. Обамы свои предложения и рекомендации по переговорам о примирении с талибами. 18 февраля Х. Карзай встретился в Пакистане со священнослужителем, тесно связанным с талибами, М. С. Хаком. В то же время представитель «Талибана» отметил, что движение не собиралось и не собирается вести никаких переговоров с афганскими властями, т. к. считает Х. Карзая «иностранной марионеткой и человеком, не способным самостоятельно принимать решения».

Власти Египта 19 февраля объявили, что новый президент страны будет избран до конца июня с. г.

Руководство Партии свободы и справедливости (политическое крыло «Братьев-мусульман») заявило, что если США пойдут на сворачивание финансовой помощи Каиру, то Египет пересмотрит мирный договор с Израилем. По словам лидера партии М. Мурси, военная помощь является частью мирного договора Египта с Израилем, гарантом которого выступают США. В то же время Вашингтоне подчеркнули, что рассматривают военную помощь АРЕ как «инвестицию в безопасность и стабильность не только Египта, но и всего региона, особенно Израиля», а с принятием решений, ведущих к свертыванию этой помощи, спешки пока нет.

Ливия 17 февраля отметила первую годовщину начала восстания против режима М. Каддафи. Однако в стране до сих пор отсутствует стабильность. По заявлению правозащитной организации «Международная амнистия», «вооруженные группы боевиков угрожают безопасности и стабильности в Ливии», а многочисленные вооруженные отряды бывших повстанцев, сражавшихся против М. Каддафи, превратились в уголовные банды, действующие в основном на западе страны. Тем временем бывшие высокопоставленные лица из окружения Каддафи, бежавшие из Ливии, создают для борьбы с новой властью. «Общенациональное ливийское народное движение».

На фоне ухудшения отношений Израиля и Кипра с Турцией происходит израильско-кипрское сближение, вызванное как общими экономическими интересами в связи с обнаружением на их шельфе огромных запасов природного газа, так и заинтересованностью двух стран в развитии сотрудничества в сфере безопасности. 16 февраля Кипр с визитом посетил премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху. На переговорах с президентом Кипра Д. Христофиасом обсуждалось сотрудничество в энергетике, сельском хозяйстве, здравоохранении. Был подписан договор о сотрудничестве в спасательных операциях. Д. Христофиас заявил, что сотрудничество Кипра и Израиля не направлено против третьих стран.

В Бахрейне на прошедшей неделе проходили массовые демонстрации шиитской оппозиции против политики правящей в стране суннитской династии Аль Халифа. Акции протеста сопровождались жесткими столкновениями с полицией. Демонстрации были приурочены к первой годовщине шиитского восстания в феврале 2011 г.

Судан и Южный Судан при посредничестве Африканского союза договорились завершить в течение трех месяцев демаркацию границы между двумя государствами. К настоящему времени стороны уже согласовали около 90 проц линии прохождения границы, но спорными остаются пять участков и территорий.

В Кувейте завершено формирование нового правительства. Как и предполагалось, его возглавил шейх Дж. аль-Мубарак ас-Сабах. Министром обороны назначен бывший глава генштаба ВС эмирата шейх А. аль-Халед ас-Сабах. Свои посты сохранили глава МВД А. аль-Хумуд ас-Сабах и министр финансов М. аш-Шимали.

17 февраля революционный совет палестинского движения ФАТХ принял решение выдвинуть кандидатуру М. Аббаса на пост главы Палестинской национальной администрации на второй срок на предстоящих в мае 2012 г. выборах. Аббас занял этот пост в 2005 г. Ранее 76-летний М. Аббас неоднократно заявлял, что не собирается баллотироваться на новый срок.

Приложение

О мароккано-алжирских отношениях

Марокко и Алжир являются крупнейшими странами Арабского Ма-гриба, и от состояния отношений между ними во многом зависит общее положение дел в этом регионе. Два государства традиционно соперничают за лидерство в северо-западной части Африки, кроме того, между ними до настоящего времени не урегулированы территориально-пограничные проблемы. Все это делает мароккано-алжирские отношения сложными, способствует их периодическому обострению. С середины 1970-х гг. главным камнем преткновения между Марокко и Алжиром является проблема Западной Сахары. В 1975 г. переговоры между Марокко, Мавританией, Алжиром и Испанией о будущем этой испанской колонии не привели к достижению взаимоприемлемой договоренности. В ноябре 1975 г. Испания, Марокко и Мавритания подписали соглашение о передаче власти в Западной Сахаре с 26 февраля 1976 г. временной мароккано-мавританской администрации. С другой стороны, поддерживаемый Алжиром Фронт ПОЛИСАРИО (Народный фронт освобождения Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро, образован в 1973 г.), объявил 27 февраля 1976 г. о создании Сахарской Арабской Демократи-ческой Республики (САДР).

В Рабате оккупацию Западной Сахары объясняли тем, что это территория является исконно марокканской землей. В то же время Алжир не выдвигал претензий на Западную Сахару, а свою помощь, в т. ч. военную, Фронту ПОЛИСАРИО объяснял необходимостью оказания поддержки праву западносахарцев на самоопределение. За всем этим отчетливо просматривалось желание АНДР не допустить усиления Марокко за счет присоединения к королевству богатой природными ресурсами и занимающей важное стратегическое положение территории. Кроме того, алжирцы были убеждены, что после захвата Сахары Марокко попытается поглотить Мавританию, а затем возобновит претензии на территории Западного Алжира. Поэтому АНДР любой ценой хотела пресечь марокканскую экспансию и, добившись утверждения в Западной Сахаре дружественного правительства, получить кратчайший выход к побережью Атлантического океана. В условиях усиливавшихся политических и экономических трудностей в конце 1980-х гг. Алжир приостановил помощь Фронту ПОЛИСАРИО, но руководящие органы САДР и военные формирования Фронта (до 6 тыс. чел.) продолжают размещаться на алжирской территории в районе Тиндуф вблизи стыка границ АНДР, Марокко, Мавритании и Западной Сахары. Война в Западной Сахаре завершилась в сентябре 1991 г., когда при посредничестве ООН Марокко и Фронт ПОЛИСАРИО достигли договоренности о прекращении огня.

До настоящего времени участники конфликта не достигли успехов в решении практических вопросов о будущем статусе сахарской территории и регулярно обвиняют друг друга в создании препятствий на пути ее решения. Рабат обвиняет Алжир в оказании помощи сепаратистам из Фронта ПОЛИСАРИО. Марокко заявляет, что предоставление Западной Сахаре статуса широкой автономии в составе королевства является единственным путем решения вопроса, т. к. территориальная целостность страны, включая сахарские территории, «не подлежит обсуждению». Жесткость позиции Рабата по сахарской проблеме обусловлена тем, что от ее решения во многом зависит устойчивость королевского режима, т. к. в стране существует консенсус всех политических сил по решению проблемы «восстановления исторических границ Марокко». Вместе с тем, все острее встает вопрос о том, насколько целесообразен избранный курс: присоединение Западной Сахары и эксплуатация ее природных богатств не только не принесли стране процветания, но и стали очень тяжёлым бременем для Марокко, поскольку истощают силы королевства в плане экономическом, политическом и в вопросах безопасности.

Алжир считает, что судьбу сахарской территории должен решить референдум с участием ее коренного населения. Алжирцы поддерживают идею переговоров между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО «без выдвижения предварительных условий», но с учетом возможности реализации права сахарцев на самоопределение. Кроме того, алжирское руководство настаивает на том, чтобы западносахарская проблема была вынесена за рамки двусторонних отношений с Марокко, т. к. ее решение является делом ООН. В целом неурегулированность ситуации вокруг Западной Сахары сохраняет потенциальную опасность для стабильности в Северо-Западной Африке.

Марокканская военная доктрина определяет в качестве наиболее вероятного противника Алжир, а алжирская — Марокко. Между двумя странами периодически разворачивается гонка вооружений. Так, после подписания Алжиром в 2006 г. соглашений с Россией о закупке крупных партий вооружений Марокко заключило США контракт на поставку истребителей F-16, а во Франции были заказаны новые корабли для королевских ВМС.

В то же время история мароккано-алжирских отношений показывает, что руководители обоих государств не стремятся резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния. В Рабате и Алжире неоднократно заявляли о «невозможности какой-либо войны между двумя братскими странами», но при этом алжирцы отмечают, что «война — это тот выбор, к которому прибегнет Алжир только в одном случае – при нарушении его границ, унаследованных от эпохи колонизации». В настоящее время проблема окончательной демаркации границ между двумя странами не является столь острой, как пытаются представить некоторые аналитики. Марокко и Алжир подписали соглашения по этому вопросу, но они не были ратифи-цированы марокканским парламентом.

Марокко и Алжир регулярно заявляют о необходимости нормализации двусторонних отношений и периодически предпринимают шаги в этом направлении, однако этот процесс идет очень трудно, со сбоями. Так, в 2004 г. Марокко аннулировало визовый режим для граждан Алжира, который был введен марокканскими властями в 1994 г. после того, как был совершен теракт против иностранных туристов в Марракеше. В 2006 г. Алжир сделал ответный шаг в этом вопросе, но не стал открывать сухопутную границу с Марокко, закрытую в 1994 г. Марокко призывает к открытию сухопутных границ между двумя странами. Алжир не отрицает, что он также стремится к этому по гуманитарным, политическим и экономическим соображениям. Однако Алжир хочет, чтобы этот шаг произошел в рамках урегулирования всего комплекса двусторонних отношений. Причем алжирцы выступают против иностранного участия в деле нормализации отношений с Марокко.

События в Ливии в 2011 г. привели к очередному осложнению в дву-сторонних отношениях. Марокко обвинило Алжир в предоставлении наем-ников и оружия режиму М. Каддафи, что Алжир отрицал.

У Алжира и Марокко имеются важные совместные интересы, прежде всего экономические. Так, через марокканскую территорию проходит газопровод Алжир — Западная Европа, в успешной работе которого заинтересованы оба государства. Две страны совместно участвуют в различных международных проектах, в т. ч. военно-политической направленности. В первую очередь, это относится к Евро-Средиземноморскому сотрудничеству. Так, Марокко и Алжир участвуют в группе «5 + 5» (5 стран Магриба + Испания, Италия, Мальта, Португалия и Франция).

В последнее время отмечается определенное улучшение в мароккано-алжирских отношениях. В январе 2012 г. Алжир с официальным визитом посетил глава МИД Марокко С. Д. аль-Османи. И хотя этот визит не привел к заметным практическим результатам, сам его факт рассматривается как позитивный шаг, способствующий сближению между двумя странами после долгих лет напряженности. Новый премьер-министр Марокко А. Бенкиран заявил, что диалог с Алжиром является единственным путем решения проблемы Западной Сахары, но одновременно подтвердил приверженность правительства «защите территориальной целостности» королевства. В Алжире также заявляют о необходимости «искренности и взаимного доверия между соседями». Позитивные подвижки в мароккано-алжирских отношениях позволили провести 18 февраля в Рабате первую за долгие годы встречу глав внешнеполитических ведомств стран-членов Союза арабского Магриба (САМ) – Алжира, Мавритании, Марокко, Ливии и Туниса. Сообщается и о возможном созыве саммита САМ до конца 2012 г.

По мнению экспертов, «обе стороны едины во мнении, что необходимо преодолеть трудности, мешающие нормализации отношений двух стран, такие, как проблема Западной Сахары, и сосредоточиться на развитии двусторонних экономических отношений, а также на возрождении идеи объединения стран Магриба, которая находится в застывшем состоянии. Алжир и Марокко хорошо понимают важность сотрудничества ради стабильности региона Магриба, ради укрепления и развития экономических отношений между странами этого региона». Вместе с тем, учитывая тяжелый груз сложных проблем в двусторонних отношениях, процесс их налаживания будет трудным, длительным и не прямолинейным.

источник — Институт Ближнего Востока