Эчмиадзин с помощью царской России все албанское этнокультурное наследие трансформировал в армянское

robert-mobili Роберт  Мобили

Старший научный сотрудник. Бакинский государственный университет.

Председатель. Албано-удинская христианская община Азербайджана.

      История христианства в Албании (Кавказской) насчитывает почти две тысячи лет. Христианские общины стали складываться здесь вскоре после начала апостольской проповеди и мученической смерти апостола Варфоломея, — что  дают возможность предположить, как апостол  лично, или через своих ближайших помощников первым насаждал семена Евангелии на территории Албании. Его пребывание в Албанополе (совр. Баку) неоспоримо, как и апостольская деятельность его ближайшего сотрудника Елисея.Благой Вести он начал в Чоле (Дербенте), потом Елисей   прибыл в область Ути (правобережье Куры), а затем — в Киш.  Древнее предание считает апостолом этого региона Елисея, — одного из 70. По другим преданиям, именно апостол Варфоломей поставил Елисея первым епископом в Гисе (совр. Шеки). Более ясное свидетельство о наличии церковной христианской  удинской общины  в  Албании дает история мученичества равно-апостольского  Св. Елисея  и его ученика Власа.  Синхронно с Римской Империей албанский   царь Урнайр, принимает   Крещение (313г.)  и христианство становится  государственной религии в Кавказской Албании.   Территория  государства была разделена на  провинции, которым соответствовали христианские епархии. Примером может служить северный регион с центром в Чоле (совр. Дербент), Кабалаки  (совр. Габала), и Партав (совр. Барда).

Историческое  развитие и формирование азербайджанского этноса  происходило на основе  слияния различных племен и народностей.  Сегодня в Азербайджане наряду с титульным этносом живут более 20  коренных национальных меньшинств. Все они составляют единый многонациональный народ Азербайджана. Среди коренных меньшинств и удины (самоназвание — уди), то есть наша  Албано-удинская христианская община,  происхождение и история которых вот уже более двух веков  привлекает внимание ученого мира.  Удинская христианская община как правопреемник Албанской автокефальной апостольской церкви  рассматриваются  в модели языково-культурно-религиозного  многообразия и терпимости,  как  феномен сохранения этноса через различные  исторические аспекты, факты, условия и характеристики интерпретации  по сравнению с другими народами.  Удины на своей исторической Родине, расселяющиеся на самом стыке   Европы и Азии, сумели сохранить в культуре, языке, религии,  старинные традиции, обычаи, представляющие огромную ценность для науки. Удины   компактно  проживающие  в  Азербайджане (Нидж, Огуз) являются предметом особой заботы государства представляющий собой  на сегодня  моделью толерантности, представленыединой монолитной   этнокультурной и этно-конфессиональной группой, материнский этнос которой  расположен в поселке Нидж, где также   живут азербайджанцы и лезгины. Согласно официальной статистики с 1960г. по 1990г.   общая численность удин имел тенденцию к устойчивому росту, что отчасти связано  с условием и  моделью  коммунистического режима. В настоящее время  из более 10000 удин за пределами Азербайджана, в основном в странах СНГ (Россия, Грузия, Украина и Казахстан)  проживает около 60% удин, процентная доля которых  имела тенденцию к уменьшению в силу целого ряда причин.

Древнейшее  пестрое население   Албании, в том числе удины — было подчинено в различное  время  великими империями и ее территория  разделялась на этно-национальные  провинции.  После распада Кавказской Албании удины, как и другие народы этой страны, начали двигаться на запад, к границам Римской империи. Удины при своем движении на запад дошли до берегов Азовского моря и здесь в бассейне реки Северского Донца стали разделяться на две направлении (север и запад). В ходе этих  передвижений и переселений албанских племен на Балканский полуостров  и  Скандинавию  уже в конце VI века происходили значительные изменения в составе населения  Албании. В то же время из-за военной и политической обстановки, Албанские  города (Чола, Партав, Кабала и др.) переживали упадок и многие епископские кафедры были перенесены в другие города или упразднены вовсе. Дополнительные свидетельства о жизни христиан на территории  Кавказской Албании дают имена ранне-христианских святых епископов, что и подтверждают археологические находки. Известны мученики первых веков христианства: святые  Варфоломей, Фаддей, равно-апостольский  Елисей,  его ученики  и др. Христианские захоронения на   территории компактного проживания удин, памятники христианского наследия, древние археологические находки, являются ярким  свидетельством наличия христианской общины в регионе современного Азербайджана. В различных районах страны фиксированы и найдены христианские базилики V-VI вв., а из актов Вселенских и Поместных Соборов известны епископы в Албании.  Сохранился полный список албанских католикосов.  Существует различия в  архитектуре  храмов, символах  креста, элементах христианства,  представителей духовных глав и католикосатская линия. Приведенные данные показывают довольно развитую церковную организацию,  богослужения, а также возникновение новых епископств при сохранении старых. Сохранились также имена иерархов которые представляли на Вселенских  Соборах, мощи которых сохранились в одноименных  монастырях.

В период арабского владычества на территории Кавказской Албании, самым серьезным испытанием для церкви было массовое принятие ислама албанцами. Исламизации населения способствовало и отсутствие христианской литературы на родном языке. В то же время в этих регионах  параллельно действовали   различные  миссии для укрепления христианства.  С распадом халифата во многих районах возводились новые монастыри, которые превращались в центры духовного обогащения, противостояния иноверию и воспитанию. Со строительством храмов и организацией духовных школ, — возрождения христианства  усиливалось. В числе наиболее важных центров был равнинный  Партав и Чола, построенный в труднодоступной гористой местности. Население его было достаточно однородно в религиозном и социальном отношении — это были христианские купцы и ремесленники. Экономическое благосостояние и городское самоуправление определили и высокий культурный уровень жизни в городе. Большую славу стяжала ее библиотека и типография. В этих городах было  более 20 храмов, которые  непосредственно подчинялся архиепископу Албанскому, а затем —  митрополии. Его упадок начался после разграбления ордой монголо-татар, которые в условиях феодальной анархии несколько раз подвергли ее сожжению. Чтобы избежать  и сохранить свою веру, отдельные группы удин-христиан  в период арабского, так и  период персидского завоевания предпочитали становиться «криптохристианами».Они имели имена и внешнее поведение мусульман, однако в семейной жизни сохраняли христианские  традиции. Наиболее типичным случаем криптохристианства  —  предгорный и горный регион южного склона Большого Кавказа.  Это явление продолжалось  и усилилась именно с концаXVII до конца XIX в. Появились в регионе  и ново-мученики.   В этот период реорганизуются митрополия и епископство, строятся новые храмы и предпринимаются систематические усилия по духовному пробуждению восточного христианства.

Колониальная политика царской России Южном Кавказе в начале XIX века,  привела разделению  территории исторического расселения удин,  то есть она была включена в состав Империи. Начались попытки подчинения христианского  населения восточной конфессии во власть Армяно-григорианской церкви  через Эчмиадзин.  Свидетельством этому является рескрипт Царя Николая I от 11 марта 1836 года подписавший  «Положения об Армяно-григорианской  церкви».  Нарастающее с IX века противостояние между Албанской и Армянской церквями привело к тому, что  после 1836 года  фактически и юридически была упразднена Албанская церковь, а ее имущество было передано армянской. После упразднения Албанской церкви  целенаправленность проводимая Эчмиадзином с помощью царской России, достигло к тому, что все албанское этнокультурное наследие  было трансформировано.  Такая  политика деэтнизации удин осуществлялась, прежде всего, строительством и демонтажем церквей для албан-христиан, которых удины в знак протеста не посещали. В период подчинения  удин  Эчмиадзинской церкви  большая часть удин перестали посещать  эти церкви, — предпочитав исповедаться дома, этим и сохранили национальную идентичность. Удины долгое время сопротивлялись этому, — произошло нарушение определенного иерархического соотношения церквей. Многие церкви были закрыты, в оставшихся богослужение велось только на армянском языке, так же как и обучение в удинских семинариях. В итоге  исходом этой политики для удин явился тот факт, что часть населения приняв ислам, — деэтнизировался; часть исповедуясь в Армянских церквях, — арменизировались; небольшая часть населения принял православию как Русскую, так и Грузинскую. Но несмотря на  все эти исторические перепитии и катаклизмы удины сегодня сохранились, сохранив свой язык, обычаи, традиции  и верность  к христианству Кавказской Албании.  Удинская церковь сегодня  является составной и неотъемлемой частью Албанской Апостольской  Церкви, а удины единственными правопреемниками этого христианского наследия. В конце ХIХ вв. предпринимались попытки перевода Священного Писания на удинский язык. Среди переводчиков первым упоминается М. Бежанов,  который перевел Ветхий и Новый Завет, используя  удинский  язык и албанскую письменность на основе кириллицы.

После  прихода к власти в России коммунистов, в стране  начались политические репрессии, преследование верующих, появился документы, запрещающий любое отправление культа. Фактически она  была объявлена атеистическим государством и юридически она содержала статьи о непризнании религии государством и о запрещении религиозных организаций, его деятельности и пропаганды. Гонения приняли массовый характер. Были разрушены сотни храмов, большинство монастырей, уцелевшие церкви и монастыри превращены в мастерские, склады и т. п. Священники были лишены сана, заключены в тюрьму или отправлены в ссылку, многие из них приняли мученическую смерть. Это было гонение в отношении всех религиозных общин  в том числе и удин.

С момента приобретения независимости   Азербайджана в рамках демократических преобразований, в стране начинается новый период истории воссоздания статуса Албанской  Церкви.  Распад коммунистического режима стал толчком в  процессе реставрации  удинских  церквей и культовых храмов в Азербайджане. Началось восстановление удинской  Церкви и всей религиозной жизни  удинского этноса  в целом. Возникла  настоятельная необходимость в самостоятельности  удинских  религиозных общин.  В решении этого вопроса важную роль сыграли удины на своей исторической Родине, удинская диаспора (община) в  странах СНГ, выступавшего за автокефалию, то есть самостоятельность  Албанской Церкви на основе  сохранившегося христианских  традиции, культуры и  богатого конфессионального наследия.  Представители удинской интеллигенции, совместно  с учеными-лингвистами и теологами перевели многие церковные тексты и основные главы из Библии на удинский язык.  Введен удинский  язык в начальных классах средних школ, в  богослужении и в  литургии. Поскольку епископат и метрополия  Албанской Церкви во второй половине XIX века был полностью упразднен, практически приходится  удинам с нуля восстанавливать храмы, института богослужения, рукоположения и канонов церковной догматики. За 10 лет восстановлено  четыре как памятники культуры и три  церкви реставрированы и отремонтированы.

Удины сегодня с религиозно-языковой и относительно изолированной  средой в местах компактного проживания (Нидж, Огуз) в Азербайджане  являются  первичным стимулом сохранения этноса, его  возрождения  и решающим фактором воздействия на национального самосознания  для всех удин в целом. Долгое время у удин не было доказательств о своей письменности и Библии на родном языке. Недавняя  находка Албанского палимпсеста  с литургическими письменами на Синае (церковь Св. Катарины) доказала о наличии у удин письменности, и  создали прочную основу для утверждения  о том, что удины уже в V-VI вв. имели свой алфавит и духовную литературу.  Это достижение доказало, что  удины со своими письменами, прошли  многовековой путь в эволюционном  развитии как в  устной речи, так и в христианстве для его дальнейшего существования  вплоть до настоящего времени. Сохранения и возрождения Албанской церкви на основе удинской общины  является одним из основных задач Албано-удинской христианской общины Азербайджана. Об этом было сказано многими  ораторами на международном научно-практическом конференции:  «Удины: вчера, сегодня  и завтра» (Нидж, 27 апреля 2012г.),  на праздничном мероприятии «Десятая годовщина возрождения   Албано-удинской христианской общины»,  посвященный  1700-летию принятия христианства как государственной религии Кавказской Албании (Нидж, Церковь Св. Елисея, 03 августа 2013г.) и «Албанская  апостольская церковь: прошлое и настоящее» (Габала, 20 июля 2016г.). Ближайшие и отдаленные, культурные, религиозные последствия, а также результаты этого события неоценимы.

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/1936-%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D1%8B-%D0%B2-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B0%D0%BB%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D1%86%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B2%D0%B8

Снимается фильм «Дербент — один из древних городов Азербайджана»

derbent-drevniy4-6 октября 2016 года Бакинский Международный Центр Мультикультурализма Фонда «Знание» при Президенте Азербайджанской Республики совместно с интернет-телеканалом Kultura+ в рамках проекта «Изучаем Кавказскую Албанию» организовали визит съемочной группы, возглавляемой старшим научным сотрудником Института права и прав человека, историком Ризваном Гусейновым в Дербент. Здесь были проведены съемки фильма «Дербент — один из древних городов Азербайджана», целью которого является рассказать широкой аудитории о древней, раннесредневековой истории и социально-политических процессах того периода в данном регионе.

Дербент являвшийся значительным городом Кавказской Албании — одного из древних государств Азербайджана, благодаря своему географическому расположению с раннего средневековья стал важным торговым перекрестком, связывающим Северный Кавказ и Восточную Европу со странами Среднего и Ближнего Востока. Дербент, занимающий особое место среди раннефеодальных городов Азербайджана, с V века взял на себя роль политико-административного, культурного и духовного центра. Известный албанский хронист Моисей Каланкатуйский в своем труде «История Албании» называл Дербент «великим городом».

В средневековых источниках Дербент, называемый «Баб-аль-Абвав», «Демиркапы», «Ширванский Дербент», «Бакинский Дербент» сдерживал походы воинственных кочевников с севера, затем превратился в поле битвы между Сасанидской империей и Хазарским Каганатом.

 

Дербент, проживший непростые этапы истории, был центром таких религий, как Христианство, затем Ислам, также здесь был распространен Иудаизм. В фильме «Дербент — один из древних городов Азербайджана», будут раскрыты страницы истории албанской церкви IV века в селе Нюгди, древней Дербентской крепости «Нарын-гала», одной из старейших в исламском мире Джума-мечети VIII века, уникальных пехлевийских надписей VII века на Дербентской стене, кладбища «Гырхляр» и других памятников истории. Эти памятники оставили неизгладимый след в истории человечества, занимая особое место в ранних этапах азербайджанского мультикультурализма.

http://www.rizvanhuseynov.com/2016/10/blog-post_10.html

 

Арменизация духовных центров Албанской церкви в Карабахе в XVIII-XIX вв.

 

alban serkovРизван Гусейнов

старший научный сотрудник Института права и прав человека НАНА, директор Центра истории Кавказа, доцент ЮНЕСКО\ЮНИТВИН

 

Издревле Карабах был одним из духовных центров Кавказской Албании и различных христианских народов. Более того, испокон веков христианское население не только Кавказа, но также Дона, части Причерноморья, Украины и Астрахани подчинялись Албанской патриархии Гандзасара в Карабахе. Согласно архивным источникам, кавказские албаны (аговане) не имели отношения к армяно-хайам, то есть к современному армянскому народу и его церкви Эчмиадзина. [3, с.993-1104]. Одним из древнейших духовных центров Албанской церкви была Амарасская патриархия, датируемая IV веком (расположена в Карабахе — ныне оккупированном армянскими ВС Ходжавендском районе Азербайджана). Относительно находящегося здесь Амараского монастыря российские источники пишут: «Амарасъ считался одною изъ древнихъ епископскихъ каѳедръ Аговании… Амарасъ же служилъ древнѣйшею резиденциею агованскихъ католикосовъ и изъ нихъ первымъ признается св. Григорисъ, похороненный тамъ же <…>» [3, с.996]

Российские источники начала XIX века опровергают попытки армян утверждать, что албаны произошли от них и являются потомками мифического прародителя армян — Гайка, что Кавказская Албания есть часть обширных территорий «древней Армении». Русские исследователи приводили в частности, мнение французского кавказоведа Сен-Мартена: «Впрочемъ Агованія, какъ это утверждаетъ Сен-Мартенъ, въ древности означала только нынѣшние Ширванъ и Дагестанъ и лишь впослѣдствии она распространила свое название на страны, расположенный на правомъ берегу р. Куры. Родство съ армянами агованцевъ, по его же мнѣнию, положительно не можетъ быть принято, край этотъ населенъ былъ множествомъ плененъ, при Страбонѣ говорившихъ на 27 различныхъ языкахъ <…> въ половинѣ X в. Агования представляла арабскому географу Ибн Гаукалю „большое множество разнородныхъ языковъ» <…>» [3, с.996].

Также, согласно трудам средневекового албанского автора Моисея Каланкатуйского, известно, что Албания имела независимый статус, автокефальную церковь и не относилась к Армении: «Агования имѣла своихъ отдѣльныхъ католикосовъ и первымъ изъ нихъ, какъ и выше было указано, считается внукъ Григория просвѣтителя св Григорнсъ. Мосе Каганкатоватци перечисляетъ вплоть до X в, т е до своего времени, 45 католикосовъ, которые со временъ Тер-Аббаса въ VI в стали титуловаться „католикосами агованскими, шинхскими и тчорскими или тчогскими». Мѣстопребываше агованскихъ католикосовъ въ разныя эпохи указываютъ въ разныхъ нѣстахъ такъ древнѣйшею ихъ резиденщею былъ Амарасъ, потомъ Дчоръ илн Дербентъ, затѣмъ, современи появленія въ сѣверныхъ частяхъ Кавказа хазаръ, Барда въ Ути, на р Тертерѣ, къ западу отъ р Куры, н наконецъ, послѣ того, какъ Барда сильно пострадала отъ наводненія, Гандзасаръ <…>» [3, с.996].

Второй по значению резиденцией албанских патриархов являлся Гандзасарский монастырь (расположен в Карабахе — в ныне оккупированном армянскими ВС Кельбаджарском районе Азербайджана), расцветший в XIII веке, в период правления князя Гасан Джалала. Относительно Гандзасара архивы пишут: «Гандзасарский монастырь: Внутренность этого портика служила усыпальнею тѣхъ агованскихъ католикосовъ, которыми послѣ истребления удскаго г Барды наводненiемъ Гандзасарскій монастырь обращень былъ въ ихъ резиденцию. Наружный и внутреннія стѣны монастыря наполнены надписями, которыя относятся къ періоду времени между второю половиною XII в и исходомъ XVI ст.» [3, с.1104].

Армянский писатель XIX века Раффи (Акоп Мелик-Акопян) в своем труде «Меликства Хамсы» относительно Гандзасара писал: «Известно, что католикосат Агванка существовал на протяжении пятнадцати веков, начиная от времен Григориса (внук святого Григора Просветителя — Р.Г.) до 1828 года. Резиденцией католикосам служили различные монастыри страны Агванк, а в последнее время — монастырь Гандзасар в провинции Хачен Карабаха» [12, с.38].

«Не следует забывать, что епархией католикосата Агванка являлся не только Карабах, но и Гандзак, Шемаха, Нуха, Дербент и другие провинции» [12, с.50].

Интересные фрагменты по Гандзасару, истории Кавказской Албании и албанам собраны в «Избранных трудах» советского арменоведа, академика И.А.Орбели. К примеру, ученый отмечает, что армяне захватили Албанию, в частности, нынешний Нагорный Карабах, Хачен [6]. Говоря о термине «северная Армения», И.Орбели в статье «Албанские рельефы и бронзовые котлы» объясняет, что под ним подразумеваются земли Албании: «<…> Северной Армении, вернее — захваченных армянскими феодалами южных областей Албании, как нынешний Нагорный Карабах, и, в частности, район, примыкающий к Гандзасару <…>» [10, с.358].

В XII-XIII вв. в Карабахе, в албанской области Арцах, возвысилось Хаченское княжество, которое, по словам И.А.Орбели, «было частью древней Албании». В статье «hАсан Джалал, Князь Хаченский», ученый отмечает, что Гандзасарский монастырь (строился в 1216-1238 гг.) был освещен в 1240 году «в присутствии католикоса Албании Нерсеса». [10, с.150Однако более точный перевод дан грузинским арменистом, академиком Зазой Алексидзе, который это место переводит, как «при патриаршестве Нерсеса, католикоса Албан» (hayrapetuthetn nersisi aluanits katolikosi). Сан патриарха в переведенной надписи говорит о том, что Албанская церковь была независима от Армянской церкви и сохраняла свою автокефалию. [5, с.14-19Так же, правитель Гасан Джалал преподнес Албанскому патриархату в Гандзасаре Евангелие с дарственной записью. По словам И.Орбели, ныне оно хранится в Эчмиадзинской библиотеке. В этой записи Гасан Джалал сообщает: «Я (hАсань Джалал Давла) <…> в лето 1261 (принес) сие святое Евангелие, разукрашенное в память боголюбивой госпожи (Мамкан) в наш светозарный святой престольный (монастырь) Албании, духовному отцу Нерсесу <…>». [10, с.155]

Согласно исследованиям академика И.А.Орбели, у основателя албанского Хаченского княжества князя Гасан Джалала Давла были братья Закария Наср Давла и Иванэ Атабег [10, с.149]. Как видим, их имена и указание на род Атабеков Азербайджана ясно дают понять, что этот княжеский род не имеет отношения к армянскому этносу. Это подтверждает известный французский кавказовед XIX века Сен-Мартен, который писал о том, что братья и окружение Гасан Джалала относились к роду Ильдегизидов — Атабеков Азербайджана [15, с.81]. Постепенно Хаченское княжество стало слабеть, однако представители рода Гасан Джалала оставались наиболее значимым среди албанской аристократии.

В XV веке Карабах входил в состав Азербайджанских государств — Кара-Коюнлу (1410-1467 гг.) и Ак-Коюнлу (1468-1501 гг.). В период правления Кара-Коюнлу произошло событие, которое отразилось на последующей истории Карабаха. Род бывшего албанского правителя Гасана Джалала (Джалалиды) в одной из областей Карабаха получил от шаха Джахан шаха Кара-Коюнлу титул «мелика» — поместного владетеля. Впоследствии владения рода Джалалилдов разделились на пять албанских феодальных княжеств — так называемых меликств Хамсе (Гюлистан, Джараберд, Хачын, Варанда, Дизаг). Подробнее коснемся личности меликов Карабаха и вообще того, что представляли собою меликства в азербайджанских тюркских средневековых державах. Армянские историки долгие годы вводят себя и окружающих в заблуждение, утверждая, что карабахскими меликами были только «знатные армянские роды». Однако известно, что этот титул давался азербайджанскими правителями многим, в том числе и мусульманским (суннитским) мелким владетелям. В частности, известны мелики не только Карабаха, но и Куткашена, Варташена, Дагестана, Лори, Сюника и других регионов Южного Кавказа.

Титул «мелик» произошел от арабского слова мюлк (الملك) «владение». Поэтому ошибочны утверждения некоторых историков о том, что слово «мелик» происходит от арабского «малик» (ملك‎‎) — «царь». Дело в том, что в исламском мире слово «малик» является одним из имен Аллаха, которое к людям употребляется не иначе, как в форме Абдул-Малик. Поэтому в средние века в мусульманском государстве название «Малик» не могло даваться людям, а тем более представителям сословия мелких округов, которыми являлись мелики. Титул «мелик» относительно пяти карабахских владетелей (меликства Хамсе) употреблялся в период Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу, Сефевидов, Надир-шах Афшара и Каджаров [1, с.229-246].

В указе Ягуба падишаха Ак-Коюнлу от 1487 года Гандзасарскому католикосу албанскому Шмавону сообщается, что Агванк (Албания) является одним из вилайетов Азербайджана«<…> пусть знаю тамиры, хакимы, даруга, родовитые, вельможные, знатные, видные люди, мелики, кендхуда и арбабы всего Азербайджана, все мутасадди дел дивана и мубашири царских дел вилайета Агванка <…>». [8, с.137]. Относительно этнической принадлежности этих меликов армянский историк Раффи в своей книге «Меликства Хамсы» отмечает, что, кроме албанского правителя Хачена из рода Гасан-Джалала, остальные четыре мелика были пришельцами в эти края: «Из пяти господствовавших в Карабахе меликских домов лишь правители Хачена были местными жителями, а остальные, как мы видели и увидим далее, были переселенцами из других мест».

«Эти края <…> когда-то являлись частью Агванского царства, впоследствии стали пристанищем армянских меликов» [11].

Из трудов Раффи становится известно, что в XVII-XVIII вв. албанский Хаченский род ослаб и разделился на пять дочерних линий, враждующих друг с другом. Воспользовавшись этой слабостью, сюда стали проникать отряды армянских разбойников, которые в итоге породнились и слились с ветвями албанского рода Гасан-Джалалов. О том, что, за исключением Хаченского правителя, остальные мелики появились здесь после переселения армян из разных местностей, свидетельствуют и другие источники [2, с.635; 4, с.60-61]. Уже в период российского владычества было арменизировано практически все албанское население Карабаха и других регионов. После упразднения Албанской церкви в начале XIX века ее архивы, книги и утварь были перенесены в армянские храмы и библиотеки, в основном, в Эчмиадзин, где большая часть албанского наследия была арменизирована. В 1909-1910 гг. наступил второй этап экспансии на албанское наследие, когда Эчмиадзин с позволения царской России уничтожил старые архивные дела и книги упраздненных албанских епархий. В статье «Албанская церковь и армянская фальсификация» председатель Албано-удинской Христианской общины Р.Мобили отмечает, что, по мнению многих исследователей, именно тогда были уничтожены еще уцелевшие архивы Албанской церкви [9].

Русский философ, видный церковный деятель Павел Флоренский (1882-1937 гг.), сын албанки из рода гюлистанских меликов Мелик-Бегляровых (по отцу русский), в своем письме к семье от 20 сентября 1916 года отмечал: «Карабахские армяне, собственно, не армяне, а особое племя, в древности они назывались албанцами, а армяне зовут их ахаване <…> сохранили особое наречие и нравы» [14, с.376]. Говоря о своей матери, Флоренский указывает на ее нежелание сказать хотя бы слово по-армянски, говорить и читать об Армении или об армянах, равно как и зайти хотя бы из любопытства или завести детей в Армянскую церковь. «Церковь армянская явно националистична и сознается армянами таковой», — подытоживает Флоренский [14, с.136-137].

О том, что изначально население высокогорной части Карабаха было не армянским, а албанским, можно узнать из писем армянских и албанских католикосов, которые вели борьбу за лидерство среди христианского населении региона. Когда в конце XVII века в Карабахе разгорелась борьба между албанским Гандзасарским патриаршеством и возникшим в монастыре «Трех младенцев» новым албанским патриаршеством, население Карабаха вынуждено было делать выбор между этими патриархами. В документе об этих событиях, ныне хранящемся в Матенадаране, карабахские христиане отмечают, что они жители Албании«Мы, архиереи, вардапеты, священники, малики, ктиторы, танутеры, купцы, земледельцы и вообще большие и малые жители страны Агванк <…>» [7, 1/40]. В тот период, на фоне слабости и раздоров между албанскими патриархами, Эчмиадзин стремился прибрать к рукам духовную власть в регионе.

А в письмах, приведенных Эчмиадзинским католикосом Симеоном Ереванци в книге «Джамбр», есть свидетельства борьбы между Армянской и Албанской церквями, а также прямые доказательства того, что армяне массово стали заселяться в Карабахе на земли албан-удин. Симеон Ереванци дал следующее небезынтересное объяснение причин заселения армянами земель албан: «По письменным и устным данным известно, что коренные агваны были переселены поганым Тамерланом (имеется в виду поход завоевателя Тимурленга (1336-1405 гг.) на Кавказ и Иран, совершенный в 1386-87 гг. — Р.Г.) в Кандагар и в настоящее время живут там <…> Незначительное число [агванов], оставшихся в своей коренной среде, в настоящее время имеют христианскую веру и называются удынами [утийцами]. <…> В результате разорения и опустошения Армянской страны армяне, уехавшие из своих местностей, рассеялись и собрались там [в стране Агванк], и сейчас многие [армяне] переезжают туда» [13, с.16].

То есть, армянский католикос Симеон Ереванци отмечает, что армяне заселяют в Карабахе земли албан-удин.

Албанские патриархи Гандзасара не подчинялись Эчмиадзину, более того малоизвестным является то, что общины христиан армяно-григорианской веры Российской империи, в том числе и тюрки армяно-кыпчаки Украины и Причерноморья некоторое время подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. Борьба между Албанской и Армянской церковью развернулась на территории Российской империи, где, в частности, в 1749 году, по указу императрицы Елизаветы I, все армяне России подчинялись албанскому Гандзасарскому католикосу. По всей видимости это было предпринято в рамках имперского плана по «восстановлению Албанского царства» на Кавказе, в связи с чем позиции и авторитет Гандзасара были укреплены и на территории России. Тогда императорским указом армянским священникам из Эчмиадзина было запрещено появляться среди народов армянского вероисповедания на территории России. Относительно этих событий армянский католикос Симеон Ереванци писал: «Но в 1198 (1749) году, при католикосе Казаре Джахкеци, из-за жестокого нрава епископа Барсеха из Параги, назначенного католикосом Казаром, [эти армяне] восстали против св. Престола и с разрешения русского царя поставили себе епархиальным начальником некоего епископа Степаноса из Гандзасарского католикосата. С тех пор ни один епископ из св. Престола (Эчмиадзина — Р.Г.) не посещал Россию, ибо это было воспрещено царем <…>» [13, с.108].

Только после смерти императрицы Елизаветы I, на фоне раскола Гандзасарского католикосата, армянский католикос Симеон в 1766 году написал слезное письмо российской императрице Екатерине II, где умолял отдать армянскую паству России под духовное управление Эчмиадзина [13, с.108-109]. В итоге мольба эчмиадзинского католикоса была выполнена, все народы армяно-григорианской веры были подчинены Эчмиадзину, который в дальнейшем стал «фаворитом» в продвижении новых военно-политических планов России на Кавказе и других регионах.

Фактически, на рубеже XVII-XVIII в Карабахе происходили драматические события, приведшие к значительному ослаблению Албанской церкви, усилению роли Эчмиадзина и ползучей арменизации албанского населения. Во второй половине XVIII века русское самодержавие перестало благоволить Албанской церкви, а в начале XIX века после российского завоевания Кавказа, указом русского самодержавия титул албанского католикоса вместе с Албанской церковью были упразднены, все ее храмы и паства были переданы в руки Эчмиадзина. Сотни и сотни албанских храмов и других памятников архитектуры были арменизированы или же полностью уничтожены. Тема дальнейшего присвоения наследия Албанской церкви и народов XIX-XX вв. раскрыта во многочисленных статьях, исследовательских трудах различных авторов, поэтому в данной статье основное внимание было уделено малоисследованному периоду арменизации албанского наследия в XVII-XVIII вв.

 

СПИСОК СНОСОК

  1.  Агаева X.X., Гусейнов Р.Н. Топоним Азербайджан в средне¬вековых и более поздних зарубежных источниках // «Özümüzü və dünyani dərketmə yolunda (elmi məqalələr toplusu)», Bakı:Elm və Təhsil.2011
  2.  Акты собранные Кавказскою Археографическою Комиссиею (АКАК), том I, (1866 г.) Тифлис — тип. Главного Управления Наместника Кавказского
  3. Акты собранные Кавказскою Археографическою Комиссиею (АКАК), Том V, (1873 г.) Тифлис — тип. Главного Управления Наместника Кавказского
  4. Арутюнян П.Т. Освободительное движение армянского народа в первой четверти XVIII в. Москва, 1954
  5. Ахундов Ф.Р., Гусейнов Р.Н. Арменизация культурного наследия Кавказской Албании на примере Гянджабасарского (Гандзасарского) монастыря в оккупированном Карабахе // «Qafqaz Albaniyasının tarixi və mədəni irsi insan hüquqları kontekstində» beynəlxal konfransın tezislər toplusu, Bakı, 2014
  6.  Гусейнов Р.Н. Кого уличают армянские и неармянские ученые в присвоении албанского культурно-исторического наследия? — erevangala500.com, 01.03.2012
  7.  Институт древних рукописей им. Месропа Маштоца — Матенадаран, фонд «Католикосский диван» (Диван католикоса)
  8.  Кулиева В.А. «Ответ на попытку А.Д.Папазян представить историю Азербайджана, как историю Армении» // «Исторические факты о деяниях армян на азербайджанской земле». Баку, «Елм», 2003, стр. 135-163, 137
  9. Мобили Р.Б. «Албанская церковь и армянская фальсификация», udi.az, 18.01.2012
  10. Орбели И.А «Избранные труды», Ереван, 1963
  11.  Раффи «Меликства Хамсы». Собрание сочинений в двенадцати томах, т. IX.- Ереван, «Советакан грох», 1987 — сетевая версия — www.e-reading-lib.org
  12. Раффи «Меликства Хамсы», перевод с армянского Л. М. Казаряна. Издательство «Наири», Ереван, 1991
  13. Симеон Ереванци. «Джамбр. Памятная книга, зерцало и сборник всех обстоятельств Святого престола Эчмиадзина и окрестных монастырей», Изд. восточной литературы. М. 1958, © текст — Арутюнян П. Т.
  14.  Флоренский П.А. «Детям моим. Воспоминания прошлых дней. Генеалогические исследования. Из Соловецких писем. Завещание». Москва, 1992
  15.  Jean-Antoine Saint-Martin. Memoires historiques et gеographiques sur l’Armenie, suivis du texte Armenien de l’his- toire des princes Orphelians, Tome II, Imprimerie Royale, 1819

Сами же армяне отмечают, что вся литература и рукописи, были переведены и изданы в 19 веке на армянский язык

 
 
 
 
 
 
 
Интервью с известным албанистом,  член-корреспондентом НАН Азербайджана, профессором Фаридой Мамедовой

— В какой степени верным является суждение, что современные азербайджанцы, прямые потомки кавказских албан?

— Да, мы являемся потомками в том числе и кавказских албан, поскольку азербайджанский народ сложился из трех мощных основополагающих этно-культурных пластов: кавказоязычного, тюркоязычного и ираноязычного. Об этом подробно указано в моей книге «Кавказская Албания и албаны».
 
Однако отмечу, что азербайджанский народ является не прямым потомком албан, их прямыми потомками являются удины, которые сохранили верность этническому самосознанию албан, сохранили албанский язык, культуру, религии и в какие другие церкви их не зазывали, они не отказались от своей веры.
 
Когда в 1836 году царская Россия упразднила Албанскую Апостольскую Церковь, для удин-албан построили в Гяндже православную церковь, с тем, что они должны пойти туда, если не хотят идти в Армянскую церковь. Но албаны-удины этого не сделали и в знак протеста этой российской политике некоторая часть их, отправлялись даже в Грузию, где приняли грузинское православие. Это был единственный знак протеста, на который они были способны в ответ на то, что упразднили их веру.
 
А другая часть оставшихся в Карабахе албан, вынуждена была пойти в Армянскую церковь.
Однако остальные 90% албан приняли Ислам, поскольку не желали принимать армянскую или православную веру. Принявшие Ислам албаны в процессе этногенеза стали составной частью азербайджанского народа.
 
Кавказская Албания – исторически самое раннее государство на территории Азербайджанской республики, народ и государство которого являются правопреемниками всего культурно-исторического наследия Кавказской Албании. Недавно было 2500-летие албанской государственности, в связи с чем были проведены мероприятия и международная научная конференция, благодаря высокой гражданской позиции чести и самоотверженности академика Арифа Мирджалаловича Пашаева.
Албанская культура и этнос, хоть и трансформировались с принятием албанами Ислама, тем не менее азербайджанский народ является носителем этой культуры созданной в результате преемственности различных религиозных систем человечества. Другими словами истоки нашей культуры берут свое начало и в зороастрийской, и в иудейской, и в мусульманской среде, в этом и есть своеобразное богатство албанской культуры. Именно поэтому азербайджанский народ может творить и джаз, и мугам, ашугскскую музыку, делать любой синтез, поскольку берет истоки и черпает вдохновение в богатом наследии своей культуры. 
 
— Видели вы своими глазами надпись албанского правителя Гасан Джалала в Гандзасарском монастыре о том, что этот комплекс возведен им для его албанского народа, что полностью опровергает попытки армян присвоить этот памятник албанской культуры?

— Надпись в Гандзасаре я видела в 1978 году, когда была там вместе с азербайджанскими учеными, при сопровождении карабахских армян  именно с этой целью. Я ехала туда, уже зная о существовании в Гандзасарском монастыре этой надписи, сделанной по приказу Гасан Джалала, где в частности сказано: «… Я построил этот собор для моего албанского народа» (по албанск. — им агуваниц азгн). Мне привозили эстампажи (копии с надписей) Гандзасарского собора, это были громадные кальки, на которых технологией с использованием угля были сделаны копии с надписей Гандзасара, в том числе и вышеупомянутой главной надписи Гасан Джалала.
 
Поэтому когда я ездила в Гандзасар, то уже знала о существовании этой надписи, исследованной, переведенной и описанной ученым Санкт-Петербургской Императорской Академии Наук И.А. Орбели еще в начале 20 века.
 
— Что послужило причиной вашей поездки в Гандзасарский монастырь в НКАО (Нагорный Карабах)?

— В 1978 году мне позвонил видный архитектор и историк Давуд Ахундов, который все сведения относительно армянской жизни получал из первоисточников – от своих высокопоставленных друзей в Ереване.  Так вот, Давуд Ахундов узнал от своих друзей в Ереване, что в Баку побывал армянский католикос Вазген I, который здесь в Совмине получил разрешение на реставрацию Гандзасарского собора, что Вазген по этому поводу отслужил службу в Армянской церкви Баку и поделился этой новостью с армянской паствой. По этому поводу Д.Ахундов спросил мое мнение – чтобы это значило? Я сказала, что это значит только одно – надо на корню это пресечь и не допустить самовольной, неконтролируемой реставрации Гандзасара, в результате которого армянские «реставраторы» уничтожат и сфальсифицируют албанские надписи монастыря.
 
Я обратилась по этому поводу к академикам Играру Алиеву и Зие Буниятову, поставила всех на ноги, в результате чего академики связались с Минкультуры Азербайджанской ССР, где нам ответили, что никто не берет на себя ответственность утверждать, что Вазген был в Баку, а тем более взял разрешение в Совмине. Тогда мы лично обратились с запросом в Совмин, где никто не взял на себя смелость сказать был тут или нет Вазген?
 
Видя, что никто не подтверждает визит Вазгена в Баку и в Совмин, академик Играр Алиев, решил, что не стоит волноваться и прекратил выяснение, и тогда я ему сказала, что сама готова ехать в Гандзасар, на что он дал добро. Я сказала Играру Алиеву, что сейчас за 15 минут докажу то, что Вазген приезжал в Баку и был в Совмине. Я пишу заявление о том, что еду в командировку в Гандзасар, спускаюсь с заявлением, для получения командировочных в бухгалтерию, где работают несколько армян. Как оказалось, они в тот период были активными прихожанами Армянской церкви и знали все новости. Я чувствовала, что они непременно отреагируют, когда узнают, куда я еду. И действительно, увидев мое заявление, армяне в один голос стали говорить: «Ой, как хорошо! А вы знаете, что Гандзасар это наш монастырь!». Затем армяне из бухгалтерии мне рассказывают все про визит Вазгена в Баку, то, что он получил в Совмине разрешение на реставрацию Гандзасара и по этому поводу собрал армян в местной церкви, где отслужив молебен, поделился с ними этой новостью. Вазген сказал, что «это безобразие, что Гандзасар разрушается», что его надо реставрировать и скоро все это будет сделано на основе разрешения из Совмина Аз. ССР. 
 
Тогда я говорю одной из армянок в бухгалтерии: «Жанна, Вы не могли бы со мной подняться к Играр муаллиму и рассказать все это ему?», на что Жанна отвечает: «Конечно!».
Она все это вновь повторила при Играре Алиеве, которому стало очень неприятно и он звонит Минкультуры и в итоге принимается решение послать делегацию специалистов и фотографа в Гандзасар.  Я ставлю условием, чтобы со мной был фотограф со вспышкой и всеми техническими приспособлениями, поскольку собор полутемный и обязательно хочу, чтобы фотограф не был армянином. Дело в том, что армянские проделки и козни я на себе до этого испытывала многие годы, будучи в Ленинграде, где работала в архивах, собирая материалы по албанистике. Поэтому понимала, что армянская сторона будет чинить нам всяческие препятствия и создавать проблемы во время поездки в Гандзасар.
 
Мне сказали, что с нами поедет известный и лучший из фотографов —  Рубенчик, однако поздно ночью, в канун нашей поездки, Рубенчик мне звонит и сиплым голосом говорит, что сильно заболел гриппом. Он сказал, что вместо себя посылает молодого талантливого фотографа, который в Гандзасар приедет не с нами, а отдельно сам и даже раньше нас. Я удивилась тому, что фотограф не едет с нами и спросила: «А он не армянин?», на что Рубенчик обиженно ответил: «Нет! Какая же Вы националистка!».  Мне все это не понравилось, но искать кого-то, уже не было времени.
 
— Какие события произошли в Гандзасаре – имели место препятствия с армянской стороны?

— Я беру с собой в эту поездку кавказоведа Рашида Геюшева и Ворошила Гукасяна (удин по национальности, лингвист и специалист по албанским надписям) и еще несколько специалистов. Рано утром мы выехали в Карабах и прибыли в Ханкенди (бывш. Степанакерт) к 9 часам утра, где долго ждали фотографа, чтобы ехать дальше в Гандзасар. А фотограф явился уже перед закатом, оказался армянином, да еще и без вспышки. С самого начала нашего приезда, как только мы прибыли в Ханкенди и объяснили цель нашей поездки, областные армянские власти переглянулись и сказали, что уж лучше завтра туда ехать, а сегодня нас будут угощать и оказывать всякие почести здесь. 
 
Я почувствовала, что нас хотят задержать и так оно и оказалось. Местные армяне знали, что завтра начнется сильный ливень, который продлится несколько дней. А пока светило солнце, нас угощали и всячески потчевали в Ханкенди, но я старалась торопить нашу делегацию и объясняла, что надо сегодня все успеть и до вечера уже быть в Гандзасаре. Только после обеда мы выехали, и прибыли в село Ванг (Ванклу), где уже были разложены яства, напитки, вина, резали баранов и готовились нас тут долго угощать. Я поняла, что готовится длинное застолье и надо как-нибудь его избежать, чтобы дотемна попасть в Гандзасар. Мне сказали, что не волнуйся – вот он на горе Гандзасар, и мол никуда он от нас не денется.
 
Тут во время застолья мы разговорились с местными жителями Ванклу, а хорошо знавший армянский язык Рашид Геюшев, стал говорить им, что это наш собор, это памятник албанской культуры и т.д. На это местные армяне сказали, что «ничего подобного, что к ним недавно приезжал католикос Вазген I, поэтесса Сильва Капутикян, писатель Зорий Балаян, президент Академии Наук Армянской ССР Виктор Амбарцумян и другие высокопоставленные лица, которые убеждали нас, что мы армяне. Поэтому чтобы вы не говорили — мы вам не поверим».

Тогда я говорю им: «опираясь на антропологию видно, что вы не армяне, у которых головы сзади приплюснуты бывают». Они меня спрашивают: «Почему?», я им: «Да потому, что в армянских семьях новорожденный ребенок спит в одной позиции лицом кверху, а мы, кавказские народы, переворачиваем детей и направо и налево, чтобы форма головы у них был круглая, симметричная».
 
Они опять отпираются, что мол все равно «мы особые армяне». Уже стало темнеть, я забеспокоилась и тороплю наших подняться в Гандзасар. Тем временем Рашид муаллим спрашивает у местных: «а кто охраняет этот важный памятник истории?», на что из толпы вышел один человек и сказал: «Я сторож». Тогда Рашид стал у него интересоваться, а за свой труд этот сторож получает зарплату или помощь от католикоса Вазгена или еще кого из Армении? Сперва сторож отпирался, утверждал, что ничего не получает, но потом, после изрядного подпития, сказал: «прошу Вазгена не трогать – он со своего пальца подарил мне большое золотое кольцо с бриллиантами». Ращид сказал: «Не верю – это все сказки!», на что сторож пошел и принес это дорогое кольцо. Тогда Рашид сказал сторожу: «А ведь за такой подарок ты тоже должен оказывать какое-то внимание Вазгену?», на, что сторож сказал, что охотится на джейранов и маралов, которых отвозит Вазгену.
 
Уже стало конкретно темнеть, мы ждем фотографа, и когда он приходит, то становится видно, что он армянин, к тому же без вспышки и вообще слабо разбирается в деле. Тогда меня успокоил один из членов нашей делегации и  сказал, что они сделают факелы, которые не хуже вспышек осветят полутемный храм. Мы сделали несколько больших факелов и взяли с собой про запас ведро керосина, после чего поднялись в Гандзасар. Местное население с хмурыми лицами вместе с нами вошло в храм, где я веду всех к надписи, находящейся лицом к нам, если зайти с центрального входа и повернуть направо.
 
Я с большой легкостью отыскала нужные места в надписи, где в середине текста как раз на уровне моего роста я прочла громко вслух для всех: «им агуваниц азгн» (для моего албанского народа). Мы подошли к жителям Ванклу собравшимся у входа в храм, и я спросила: «неужели вам неинтересно, вы же армянские буквы знаете, а там написано для «моего албанского народа»». Часть жителей Ванклу, хмуро подошла к надписи, и я показала им эти слова, после чего жители отошли в сторону и стали долго что-то тихо обсуждать. А мы пошли дальше по храму, где меняя факелы, продолжали читать надписи. Вместе с нами ходил и армянский, так называемый фотограф, который в руках ничего не имел и не фотографировал.
 
Мы вышли во внутренний двор Гандзасара, где находилось захоронение всех албанских патриархов гандзасарских и многих знатных людей из рода Гасан Джалала, живших и умерших за рубежом, но перезахороненных тут. Я спрашиваю у собравшихся местных жителей: «неужели вы никого из них не знаете, и у вас нет связей с их родственниками, живущими за рубежом?». Они мне говорят, что здесь бывала Ирен Меликова (французский тюрколог и востоковед), которую я знаю, и часто спрашивала, была она тут или нет? Это меня удивило, потому, что она мне всегда отвечала что нет, никогда не бывала в Гандзасаре и мол была бы рада со мной посетить его. Кстати, она опубликовала в известном французском журнале мою статью про Гасан Джалала.
 
Я дальше спрашиваю: «Так неужели тут среди вас нет родственников и потомков албан, восходящих к роду Гасан Джалала?». Я вижу, что уже лица у многих жителей Ванклу перестали быть хмурыми и вперед выходит молодой человек, который говорит, что он из рода Гасан Джалала. Он предлагает подняться наверх в соседнее село в гости к его 98-летней бабушке, которая может многое рассказать про своих предков и албанское наследие. Однако, к сожалению, у нас не было ни магнитофона, ни фотоаппарата, к тому же шел проливной дождь, и мы не поднялись к бабушке, хотя этот молодой человек предлагал остаться и переночевать у них.   
 
Этот молодой человек сказал, что их бабушка всегда напоминает всем им, что: «запомните, мы не армяне и никогда не были армянами и не роднились с ними и наш гасан-джалаловский род лишь изредка роднился с курдами». Мы удивленно переглянулись и еще раз пожалели, что нет времени и возможности остаться и подняться к этой бабушке. Мы потом выяснили, что говоря о курдах, эта бабушка имела ввиду братьев Иване и Захаре Мхаргрдзели, которые были у царицы Тамары один военачальником, а другой визирем. Согласно И.А.Орбели отец, мать и жена Гасан Джалала из рода Иванэ и Захаре.
 
Благодаря этому роду, албанский правитель Гасан Джалал смог сохранить политическую власть и влияние в этом регионе в тот непростой период. Благодаря родственным отношениям с родом Иванэ и Захаре, Гасан Джалал и другие владетели албанские могли рассчитывать на благосклонность и опору азербайджанских правителей.
 
Отмечу, что титул мелика у албанских правителей появился в 15 веке в период правления азербайджанского Государства Кара-Коюнлу, а именно в правление Джахан-шаха. Тогда карабахские владетели явились к Джахан-шаху в знак почтения и признания его власти, и сказали, что род Гасан Джалала разбился на пять дочерних линий. Они просили Джахан-шаха дать им всем титул, чтобы пресечь распри между пятью дочерними родами и получить прямую поддержку от Государства Кара-Коюнлу. Тогда Джахан-шах и дал титул мелика (от слова мюлк – «владение») всем пяти феодальным владетелям из рода Гасан Джалала. После этого к каждой из пяти фамилий стал прилагаться титул мелик, и появление этого термина в Азербайджане связано с Джахан-шахом.
 
— Вам известно, что ныне после оккупации армянскими ВС Нагорного Карабаха все-таки проведена полная «реконструкция и реставрация» Гандзасарского монастыря и других албанских храмов, в результате которой стерты и изменены все «неугодные» надписи и доказательства албанского происхождения этих памятников?

— По этому поводу я хочу вспомнить некоторые факты, когда в советское время я была в Ленинграде, то помню, что известный кавказовед Камилла Васильевна Тревер переписывалась с американским исследователем Робертом Хевсеном (Хьюсеном), ученый армянского происхождения Хьюснян. Тогда мне Тревер сказала, что Хевсен точно знает то ли в Гандзасаре, то ли в Карабахе где-то есть тайник, в котором спрятаны албанские рукописи, утварь и имущество албанских меликских родов. Я об этом написала тогда Рашиду Геюшеву в Баку, который организовал облет на вертолете окрестностей Гандзасара и Нагорного Карабаха. Были обнаружены несколько глубоких потаенных пещер высоко в горах, но в них ничего такого не нашли. Но я знала, что и армяне ищут где-то в стенах старых строений или в пещерах спрятанные албанские реликвии и манускрипты Гасан-Джалаловского рода. Возможно по наитию Роберта Хевсена, армянские «кладоискатели» после захвата Нагорного Карабаха и разрушили часть построек Гандзасара и окрестностей в поисках албанских реликвий. 
 
До начала распада СССР и оккупации азербайджанских земель, армянские священники все время что-то рыли и искали в арменизированных албанских храмах в Кельбаджаре и других местах Карабаха, а также и Ордубаде. Так что «поработали» над албанским наследием армянские историки и фальсификаторы дико и практически уничтожили все, что связано с Кавказской Албанией.
 
Когда в советское время я в Ленинградском рукописном Фонде нашла рукопись Моисея Каланкатуйского, хранившуюся в папке под номером Ц-59, то прочла в описании этой рукописи, что ее описала и сюда сдала Русудана Рубеновна Орбели – племянница И.А.Орбели, которая возглавляла Архив востоковедов и Кавказский кабинет ЛО ИВ АН СССР. Я ее застала, она работала, и я общалась с ней, отмечу, что сам И.А. Орбели был из рода Аргутинских-Долгоруких.
 
— Вы сказали, что на протяжении долгих лет армянские ученые создавали Вам проблемы в исследовании рукописей и хроник, относящихся к албанам?

— Отмечу, что армянские ученые и разного рода функционеры создавали постоянно мне проблемы в исследованиях. Организовывал обычно все это Карен Юзбашян, работавший в Ленинградском отделении Института востоковедения Академии наук СССР. Его подручные заранее узнавали, в каком архиве, фонде Ленинграда или другого города я собираюсь работать, и чинили всякие препоны для этого. В Ленинградском рукописном Фонде, архиве Н.Я.Марра и архиве И.А.Орбели больше всего чувствовалась «армянская оборона», но благодаря академику Зие Буниятову, его связям и помощи других добрых людей, мне удалось проводить исследования в этих фондах. В 1970-ых я поехала для работы в Ленинградский рукописный Фонд, где заведующей была Майя Пайкова. Дело в том, что Зия Буниятов имел обыкновение, будучи за рубежом в известны европейских и иных рукописных фондах, делать копии с редчайших и бесценных средневековых рукописей и дарить одну копию Ленинградскому рукописному Фонду. Поэтому Майя, считала, что в неоплаченном долгу перед Зией Мусаевичем, который сказал, что она поможет, если мне будут там чинить препятствия.
 
Приехав в рукописный фонд, я попросила найти архивы Русуданы Орбели, где особняком лежала рукопись Ц-59 купленная И.А.Орбели в Джульфе в 1910 году. Эта была «История албан» Моисея Каланкатуйского. Дело в том, что Зия Буниятов советовал мне издать критический текст Моисея Каланкатуйского, и поэтому я обрадовалась, что нашла оригинал рукописи. Я попросила заведующую сделать копию с этой рукописи, были подготовлены все необходимые справки и разрешения, после чего рукопись с курьером была послана для копирования. Мне оставалось подождать пока это будет сделано, и я решила пойти в архив Н.Я. Марра, где также хранится много редких рукописей. Здесь ко мне приставили армянку архивариуса, которая отмечала все, что я брала, а затем мне сказали, что у меня отберут все пометки и личные записи, которые я сделала, работая тут! Я очень расстроилась, поскольку поняла, что кто-то проговорился К.Юзбашяну, так и оказалось – одна из моих знакомых якобы ненароком рассказала Юзбашяну о моих намерениях приехать работать в архивах Ленинграда.
 
— То есть, по инициативе армянских функционеров, Вам изначально перекрыли возможность исследовать рукописи, доступные любому другому ученому?

— Да. Однако мир не без добрых людей, у одной моей знакомой отец работал на ответственной должности, был высоким военным чином и благодаря его протекции мне разрешили после особой проверки уносить с собой все мои записи в архиве Марра. Прошло несколько дней и мне сказали, что я могу прийти в рукописный фонд и забрать копию с рукописи «История албан» Моисей Каланкатуйского. Мне звонит Майя и рассказывает, что у нее были большие проблемы с Юзбашяном, который допекал ее, угрожал увольнением, в случае если будет сделана копия для меня, но к чести Майи она даже рискуя потерять работу, не послушала Юзбашяна и сделала копию для меня. Она сказала, что тогда пошла тогда директору Института Востоковедения АН СССР Ю.А. Петросяну, который тоже поддержал Юзбашяна и сказал, что не надо давать Фариде Мамедовой копии рукописей. Майя тут расплакалась и сказала Юзбашяну, что «Зия Буниятов постоянно дарит нам копии с бесценных рукописей, и что в ответ мы не можем дать ему копию с одной нашей рукописи?». Майя напомнила ему, что везде и у нас практикуется выдача копия рукописей, но Ю.Петросян сказал, что «всем можно, но ей (Фариде Мамедовой) нельзя давать копий».

Вообще советское, да и российское кавказоведение востоковедение и особенно архивы изначально находились под контролем людей с фамилией на «-ян» и фактически для российской науки до сих богатейшую историю и культуру народов Востока и Кавказа формирую сплошь армянские ученые, исследователи с подачи армянских же функционеров в разных архивах.
 
В итоге благодаря мужеству Майи эта рукопись все-таки была отправлена на копирование для меня и Майя сказала, чтобы я срочно пришла за копией пока еще чего не произошло. Я быстро пришла в рукописный фонд забрала копию, поблагодарила Майю и побежала покупать билет на самолет в Баку. Иду я по Невской и думаю, дай вернусь и проверю что там мне дали в копии рукописи, вдруг мне подсунули что-то другое. Возвращаюсь, проверяю в рукописном фонде по номерам и по тексту – выясняется, что мне дали копию с грузинской рукописи! При этом номер у нее тот же, что и у рукописи Моисея Каланкатуйского! Я понимаю, что Юзбашян что-то сделал в самый последний момент и видимо Майя об этом и не подозревает.

Я осталась в Ленинграде, утром прихожу в рукописный архив к Майе и показываю ей то, что мне там дали. Майе стала плохо, выясняется что, кто-то поменял рукописи местами и наклеил на них ярлыки и номер наоборот. То есть, ярлык и номер грузинской рукописи наклеен на рукопись Моисея Каланкатуйского и наоборот. Майя вспоминает, что после моего визита сюда в архив заходил Юзбашян, которому нужна была какая-то тут рукопись. Майя начинает искать рукопись Моисея Каланкатуйского и говорит, что если Юзбашян самовольно вынес ее из архива, то она поднимет шум на всю Академию наук. Однако Майя вспоминает, что вынести рукопись Юзбашян не мог, потому, что когда он выходил из архива, то столкнулся лицом к лицу с Маей, и она помнит, что в руках у него ничего не было.
 
— Значит именитый армянский ученый и советский деятель Карен Юзбашян, украл и подтасовал древнюю албанскую рукопись?

— Так оно и есть. Я и Майя начинаем искать в архиве среди рукописей – но там нет уже Моисея Каланкатуйского, в ужасе она начинает лихорадочно поднимать рукописи по всем отделам архива, нет ее и под номером грузинской рукописи, ярлык и номер которой был наклеен на копию, выданную мне как Моисея Каланкатуйского. И тут мне приходит в голову поискать среди полок с рукописями, находящимися прямо у выхода из архива. И мы находим эту рукопись М. Каланкатйского, втиснутую в одну из полок у выхода, с приклеенным к ней ярлыком и номером грузинской рукописи! Видимо Юзбашян переклеил ярлыки на рукописях и втиснул рукопись Моисея Каланкатуйского в одну из полок у выхода, чтобы в следующий раз спокойно и быстро вынести ее из архива!

Слава Богу, нам все-таки удалось сделать копию с рукописи Моисея Каланкатуйского и спасти ее саму от армянского «ученого» вандализма. По приезду в Баку на ученом совете в Академии наук я рассказала о перипетиях с этой рукописью в Ленинграде и проблемами, которые чинили мне армянские ученые.
 
С тех пор я особое внимание уделяла тому, чтобы никто не знал о том, куда я еду, какие исследования и где провожу, ибо эта информация сразу же доходила по армянской почте «кому надо» и мне чинили всякие препоны. Мне потом звонила Майя и сказала, что рукопись спасена и несмотря на то, что она приобретена Орбели еще в 1910 году никто с ней еще не работал и я первая кто ее исследует. То есть над этой рукописью еще не «поработали» армянские исследователи, в связи, с чем они и были обеспокоены. В итоге, как вы знаете, выяснилось, что книга Моисея Каланкатуйского полностью опровергла устоявшуюся в науке мысль, что армяне древнее население Кавказа и что Кавказская Албания всего лишь часть «великой Армении». Благодаря этой рукописи мы узнали, что армяне являлись всегда другим этносом, не имеющим общего с албанами.  После выхода труда Зия Буниятова относительно труда Моисея Каланкатуйского  с армянской стороны началась бешенная критика и нападки, но опровергнуть его доводы армянская наука так и не смогла и Зия Буниятов становится членкором Академии Наук Аз. ССР.
 
— Еще, с какими проблемами Вам пришлось сталкиваться со стороны армянских ученых, заправлявших в советских архивах и фондах?

— В 1960-70-ые гг. я приезжала в Ленинград работать в архивах. Как-то раз тут меня встретил академик Струве и знакомит с Анаит Периханян, чтобы она стала моим преподавателем древних языков. Периханян, покуривая из длинного мундштука, спрашивает меня: «Какие древние языки Вы знаете: греческий, латинский, древнеармянский, грузинский, пехлеви?». Я ее перебиваю, мол, не утруждайте себя, если бы я знала все эти языки, то не пришла бы к Вам. В итоге Периханян сделала так, чтобы не преподавать мне, чему я была очень рада – это мое счастье, что мне удалось избежать ее опеки и в итоге мне дали другого преподавателя древних языков.
 
Эта Периханян, якобы из просвещенного рода из Карабаха, который в 1905 году уехал из Шуши в Россию, и она взяла имя своей бабушки Пери ханум, как фамилию, чтобы скрыть свои корни. Возможно она и арменизированная албанка, поскольку откуда у армян может быть персидское имя Пери?
 
Как-то раз собираются вместе Анаит Периханян, Карен Юзбашян, Парурйр Мурадян и другие армянские «светила» и при мне, нисколько не стесняясь, говорят, что больше не допустят оплошности, благодаря которой Зия Буниятов стал членкором АН Аз. ССР и говорят, что «мы пойдем по другому пути – просто не дадим ему степень».
 
Я сижу в это время занимаюсь древнеармянским, и Периханян поворачивается ко мне и говорит: «Вы поняли Фарида, что и Вас ожидает? Чтобы Вы и не смели критиковать труды по этой теме!». Я мысленно подумала: «Спасибо – теперь то я точно знаю, что надо делать». Вообще большую часть своих изысканий и находок я сделал благодаря вот таким выпадам со стороны армянских ученых.
 
Работая в этом рукописном фонде, я часто заходила в Кавказский кабинет, возглавляемый Кареном Юзбашяном, и где постоянно сидела А.Периханян. Тут я как бы невзначай говорила, что на основе армянских источников, в первую очередь Моисея Хоренского выходит, что Армянская церковь создана не 301 году, а в 314-318 гг. Или, захожу к ним и говорю, что: «а Вы знаете, что армянского государства на Кавказе вообще не было?». Как всегда Периханян поворачивается к Юзбашяну и возмущенно произносит: «Карен?!» — мол, ты ей эти рукописи дал. На что он смущенно отвечает что «нет – это она сама». Далее я объясняю, то почему я так считаю, и Юзбашян бывает вынужден признать, что также некогда считали великие кавказоведы, в частности Л.М. Меликсет-Бек. То есть такие известные кавказоведы как Меликсет-Бек признавали ошибочность многих постулатов и датировок армянской истории.
 
Как-то раз в том же кабинете, во время моих занятий древнеармянским, сидит Периханян и другие армянские ученые, и она, как всегда покуривая, говорит мне: «Чтобы Фарида тут не доказывала, никогда ей не удастся доказать почему армянская элегия Давтака на имя албанского царя Джаваншира 8 века написана акростихом. Ведь акростих перевести на другой язык исключено». Я взяла ее слова на заметку и стала изучать акростих и элегию Давтака. Акростих этот такой вид поэзии, когда ты хочешь посвятить стих кому-то, но не хочешь, чтобы об этом знали другие и шифруешь его имя по одной букве в каждом четверостишье. К примеру, чтобы зашифровать имя Оля ты пишешь:
 
О – я букву обожаю
Л – забыть я не могу
Я – всегда я вспоминаю

Далее я выяснила, что акростих носит не только характер символов, но и обычно может содержать все буквы алфавита языка, на котором он написан. Дело в том, что элегия албанского поэта Давтака акростихом сохранилась в армянском переводе, где идет 19 куплетов четверостишьем – на первые 19 букв армянского алфавита по четверостишью, а после 19 куплета, идет по одной или две-три строки вместо четверостишья. То есть гармония ритма нарушается, и дальше строчки идут с целью показать все 36 букв армянского алфавита.
 
А когда я в руки взяла рукопись Моисея Каланкатуйского из архива Орбели в Рукописном фонде, то там нашла оригинал элегии Давтака и теперь для сравнения мне нужна была рукопись Каланкатуйского хранящаяся в Матенадаране (Армения). С этой целью я восемь раз приезжала в Матенадаран и каждый раз мне ее не давали, и выходил, глава рукописного фонда, который говорил: «рукопись больна», то есть находится в реставрации. Ясно, что все это время они исправляли рукопись, подтирали, уничтожали «неугодные» места и в итоге привели ее в такое состояние, что уже ее невозможно было демонстрировать, поскольку сразу бы обнаружились следы множественных «реставраций» по-армянски.
 
— Наверное бедную рукопись Каланкатуйского всю залили Ереванской водой и от не за километр от Матенадарана несло хлоркой и растворителями?

— (Смеется). Однозначно так, это старая армянская традиция работы с первоисточниками
Таким образом, в течение 2 с половиной лет, задерживалось написание рецензии к моей книге о рукописи Моисея Каланкатуйского, являвшейся кандидатской работой.
 
Однако Зия Буниятов настаивал на том, что пока мы живы, надо изучить полностью рукописи Моисея Каланкатуйского и издать критический текст по этому поводу. З.Буниятов пошел к президенту Академии Наук Аз. ССР Гасану Абдуллаеву, который написал президенту Академии Наук Арм. ССР Виктору Амбарцумяну официальный запрос предоставить для изучения мне хранящуюся в Матенадаране рукопись Моисея Каланкатуйского. Целых два года шла переписка Гасана Мамедбагировича с Амбарцумяном, а рукопись так и не дали.  
 
Мы уже совсем потеряли надежду получить рукопись из Матенадарана, когда Зия Буниятов однажды мне сказал: «Фарида если бы ты смогла сделать генеалогию рукописи Моисея Каланкатуйского, я бы на ее основе запросил рукопись из зарубежных фондов и библиотек Европы». Я радостно отвечаю, что первая глава моей кандидатской как раз и состоит из генеалогического описания этой рукописи и того где еще она хранятся кроме Матенадарана и Ленинградского рукописного фонда.
 
— То есть благодаря составленной Вами генеалогии рукописей Моисея Каланкатуйского удалось найти и получить ее варианты, хранящиеся за рубежом?

— Составление генеалогии рукописи это адский труд, который отнимает уйму времени и сил. Следует согласно всем имеющимся источникам и научным трудам описать, где и в какие периоды были сделаны различные рукописные варианты одного манускрипта, в каких архивах они хранятся, и показать, которая из этих рукописей самая старшая и которые сделаны позже с нее или других версий. Согласно составленной мною генеалогии, было видно, что рукопись Моисея Каланкатуйского хранится также в Британском Музее и в Парижской Национальной библиотеке. Зия Буниятов выписал эти данные и дал запрос в зарубежные архивы и через месяц-полтора нам пришел ответ и копии рукописей оттуда. И после этого у нас на руках копии четырех рукописей «История агван» Моисея Каланкатуйского, из которых две восходят к армянской редакции, а две другие более-менее сохранились в албанском первозданном варианте, в частности та которую приобрел И.А.Орбели  в Джульфе в начале 20 века.
 
В этой рукописи я стала изучать элегию Давтака, которую А.Периханян мне называла неопровержимым доказательством того, что это армянский труд. И я вижу, что в албанской рукописи элегия полная и гармоничная, состоит из 19 четверостиший, тогда как в других рукописях, подвергшихся армянской редакции, элегия состоит из 36 четверостиший – по числу букв армянского алфавита. Также относительно смысла текста — в албанском оригинале все 19 куплетов разные и не повторяются, тогда как в армянской версии, после 19 куплета одна и та же мысль опять повторяется в нескольких куплетах.
 
Затем я обращаюсь к известным московским поэтам и спрашиваю – обязательно чтобы, когда пишешь акростихом, были использованы все буквы алфавита? Они мне отвечают, что нет, не обязательно все буквы алфавита шифровать акростихом, все зависит от задумки автора, и он может выбрать те буквы, которые считает нужными. При этом мне объяснили, что если переводится, допустим акростих с английского оригинала на русский, то соответственно используются уже кириллица а не английский алфавит, чтобы читатель русский понял – важна не буква, а дух произведения передать в переводе.
 
И тогда я поняла, что изначально акростих в элегии Давтака был из 19 куплетов, а в армянской редакции его перевели и сделали из 36 куплетов, чтобы показать все буквы армянского алфавита и доказать, что якобы это армянский труд, а не албанский. Ведь при переводе с стихов на другие языки теряется первоначальный строй и гармония текста. Именно поэтому в армянской редакции и переводе элегия Давтака потеряла гармонию и смысл, ведь албанский автор написал 19 куплетов и все, а армянскому переписчику пришлось тужиться, и чтобы выйти из положения он растянул перевод на 36 куплетов – якобы по числу армянского алфавита.
 
— Чем еще можно доказать, что армяне и албаны разные этносы?

— Отец армянской истории Моисей Хоренский (автор 8 века, а не 5 века как ложно утверждают армяне) страшно опозорил армян, поскольку его книга кончается главой «Плач по армянскому народу». В этой главе он пишет, что армянские владетели и лишили свой народ государственности, постоянно предавая свой народ, прислуживая империям, жертвуя судьбой армянского народа и т.д.
 
То, что албаны и армяне разные этносы можно понять, прочитав у Моисея Хоренского фразу «вечно лживые албанцы», что подтверждает, что для него это чуждый и к тому же нелюбимый этнос.

Теперь посмотрим, что пишет отец албанской истории Моисей Каланкатуйский, отмечая, что албаны потомки рода Иафета. В Первой Книге, Главе 2, Каланкатуйский пишет, что от Торгома произошли гайи (хайи) и  всего (еще) 15 народов. А от кетарийцев, живущих в странах северных, родственных с кетурианами, происходят албаны. То есть хайи и албаны из разных колен. И везде эти народы даются отдельно, и Каланкатуйский пишет, что, когда албанский царь Джеваншир одерживал победы над арабами, византийцами или иными захватчиками, то армянские нахарары (феодалы) ему сильно завидовали. Каланкатуйский пишет, что нельзя Джеваншира сравнить с другими правителями, тем более с какими-то армянскими владетелями. Это еще раз подтверждает, что армяне и албаны, разный к тому же враждебно настроенные этносы.
 
— Что Вы можете сказать о трудах Якобсона А. Л. «Из истории армянского средневекового зодчества (Гандзасарский монастырь XIII в.)» и «Гандзасарский монастырь и хачкары: факты и вымыслы», где он утверждает, что в Гандзасаре сплошь армянские памятники?

— Якобсон полностью находился в плену у армян и не считал нужным изучать никакие источники кроме тех, что ему давали армяне. Он пишет, что «Гандзасар — шедевр армянской архитектуры, не имеющий аналогов в армянской архитектуре». Это же полный нонсенс! То есть Якобсон сам признает, что Гандзасар не имеет аналогов в армянской архитектуре и лукаво замалчивает, почему же это так. Он умышленно не углубляется в вопрос, чтобы не быть вынужденным признать албанскую принадлежность Гандзасара.  
К тому же Гандзасар построен в 12 веке, в тот период, когда в Азербайджане была стабильность и ренессанс культуры мусульманских и христианских народов. Именно тогда и правит Гасан Джалал, который строит Гандзасар, появляется целая плеяда албанских летописцев: Мхитар Гош, Вартан Аравелци, Киракос Гянджинский (Гандзакеци), Смбат Спарапет, Хетум, который один из албанских переселенцев из Гянджи в Киликию (Малая Азия), где было создано албанское княжество, ныне приписываемое армянам.
 
Что интересно – все армянские историки, лингвисты и исследователи единодушно утверждают, что этот период – 11-13 вв. был в армянской культуре периодом застоя, когда ничего не было сотворено. Дело в том, что в это время армянская знать и патриархи, боясь сельджуков, обращаются к византийскому императору с просьбой дать им земли далеко на Западе, дарят все имущество Византии и даже город Ани, лишь бы быть подальше от арены сельджукско-византийских столкновений. В этот период армяне бегут далеко на Запад, в Киликию, к Средиземному морю и на Балканы и им совсем не до творчества, а тем более на Южном Кавказе. То есть в период Ренессанса албанской культуры в 12-13 вв., армянский язык и культура не могли быть преобладающими в регионе даже части Малой Азии, а не то чтобы Кавказа.

Сами же армяне отмечают, что вся литература и рукописи, которые у них ныне есть, были переведены и изданы в 19 веке на армянский язык. А теперь всех этих вышеперечисленных албанских авторов, сохранившихся в армянском позднем переводе, ныне выдают за изначальный древний армянский оригинал. То есть весь период албанского средневекового Ренессанса приписывается армянам, а оригиналы албанских рукописей или уничтожены или хранятся в Эчмиадзине и Матенадаране.

Первым кто обратил на это внимание еще в советское время, был Зия Буниятов, который отмечал, что «Судебник» Мхитара Гоша издается как «Армянский судебник». Также труд албанского летописца Киракоса Гянджинского (Гандзакеци) написавшего Историю монгольского завоевания Кавказа,  армяне перевели и издают как «Историю Армении».
 
— Что интересно все это армяне делали безнаказанно и даже при полной поддержке советской исторической науки?

— Кавказоведение еще со времен царской России с конца 19 века было постепенно отдано в руки армянских ученых, а в советское время вообще не осталось никого, кто бы мог уличать армян в фальсификациях истории. В советское время вместо кавказоведения уже было армяноведение, которое вершило судьбу и историю кавказских народов по своему усмотрению
 
— Что Вы можете сказать о большом труде американского исследователя, армянина Роберта Хевсена (Хьюсена или Хьюсняна), который красочно описал историю армян от пророка Ноя и до наших дней и дал атлас карт того периода?

— В помпезном издании Р.Хевсена 2002 года, в разделе Исторических атласов содержится 286 карт с «древнейших времен до 21 века». Для создания этой книги были вовлечена масса армянских научных центров при американских ВУЗах, чтобы оправдать «все чаяния армянского народа», как говорится в предисловии книги. То есть издатели книги пытаются с первых страниц поразить читателя затратами на издание, его оформление и количеством разных имен, чтобы скрыть суть книги, состоящей из множества сфальсифицированных карт и источников. Это своего рода объемная цветная тара с целью пустить пыль в глаза читателям. Труд Р.Хевсена — это армянский ответ на мои исследования, доказавшие ложность армянских исторических претензий на кавказские земли.
 
К примеру, карты в атласе Р.Хевсена не соответствуют историческим реалиям и нарисованы в прямом смысле по капризу армянских заказчиков. Этот труд Хевсена не претерпел критики и не выдержал мнения известных исследователей кавказоведов, поэтому изначально не может претендовать и на толику достоверности. К тому же автор книги – Р.Хевсен вовсе не специалист по кавказоведению, а по русоведению и Ближнему Востоку. Также Хевсен высказывает благодарность советским историкам А.Арутюняну и С.Еремяну, суждения и труды которых он использовал в своей книге.

Однако следует отметить, что А.Арутюнян и С.Еремян еще в советское время отказались от этих своих суждений. В 1984 году на конференции в Тбилиси с участием ученых АН СССР, Азербайджана, Армении и Грузии, после обоснованной критики со стороны азербайджанских ученых относительно истории и ареала расселения армян, А.Арутюнян и С.Еремян признали ошибочность своих суждений и отказались от них. На этой конференции с участием ведущих кавказоведов СССР, армянские ученые были вынуждены признать, что их концепция армянской истории устарела, и они отказываются от нее. Фактически на этой конференции, советская наука признала, что ошибочно все эти годы локализовала в средневековый период ареал расселения армян на Кавказе. Было доказано, что даже империя Тиграна Великого, краткосрочно в течение 30 лет существовавшая в 1 в. до н.э. не распространялась на земли Кавказа, а только Малой Азии. То есть было признано, что армяне не являются насельниками Кавказа и переселены сюда поздний период. (Ф.Мамедова «Кавказская Албания и албаны»,  стр 199-200).
 
— Много говорят о том, что найдены в старых рукописях адреса 10 албанских храмов в Иерусалиме, что известно по этому поводу?

— Французский кавказовед Бернар Утье (удин по национальности) искал эти албанские церкви и их архивы. И он выявил несколько манускриптов, в которых написано, что это труды, изначально написанные на албанском языке и переведенные затем на армянский. У нас благодаря этим манускриптам сейчас на руках вся информация об албанских церквах Иерусалима, к тому же Бернар Утье поехал туда и уточнил информацию и месторасположение некоторых албанских храмов. 
 
Ризван Гусейнов специально для www.erevangala500.com

Этимология некоторых названий тюркско-албанского происхождения(Часть IV)


Алекпер Алекперов
Доктор философии по историческим наукам


Как свидетельствуют источники, одним из исторических названий Азербайджана был Булгар. Следует отметить, что в источниках булгары прослеживаются под различными наименованиями (barsel, askal, bulgar, b.lkan, k/utigur, onogur). Одним из наименований булгар было «Varsan/Varsak/Varsaz/Varaçan». Название в форме «Varaçan» использовано к столице Хазарского каганата /предположительно к Семендеру/ – [63, c.122], расположенному в Барселии, а также к местности, находящейся на берегу Араза/Аракса/.

Документами, подтверждающим наш вывод о применении к Азербайджану названия Булгар, является сообщение Шамсаддина Сами, который писал: «Варсан – название Азербайджана в целом или части его» (курсив мой – Алекпер)[73, c. 4683], а также армянский источник, где говорится, что «в 1221 году … татары впервые появились в стране Булгар, в стране Армении» [63, c.78-80]. Здесь под «Булгаром» имеется в виду Азербайджан]!!! Поэтому, как видно по представленному материалу, именно в этом ракурсе надо рассматривать название провинции Азербайджанской/Кавказской Албании/Агвана, Аррана мусульманских историков – «Ширван», являющейся позднеиранской калькой из тюркского «Барсель» — «страна льва». Ба(р)сели входили в состав маскутского царства [66, с.133-134]. Это уже позволяет утверждать, что ираноязычный элемент в Ширване как ныне, так в древности и в раннее средневековье, не мог представлять большинства. Это главное, чего нет в исследовании автора «Истории Гирдмана» при этимологии названий Гирдман и Курдиван. Автор гипотезы не сумел заметить и того, что М.Кaланкатуйский связывает прoисхождение албан с кетурианами [40. с. 2], чем сам подтверждает их тюркское происхождение. Но если кутигуры и утигуры — это булгары, то куманы уже кипчаки.
Идентичную картину мы встречаем в клинописных источниках. Письменные источники отмечают на территории Азербайджана в древности проживали племена, известные как Qu-tu, Qu-ti-i, Qu-ti-um, Qu-tu-um и т.д. [65, с. 35-36]. Исследователи считают, что кутии принадлежали к представителям агглютинативных языков. Но почему же при всех больших умозаключениях и лингвопараллелях, исследователи не обращают внимания на то, что при закономерности перехода «t/z» «kut» читается «kuz», что соответствует названию огузов по арабским источникам. Такая аналогия позволяет судить, что зафиксированный в письменных источниках древности топоним в форме «URU Guzana» [65, p.18; 4-я книга Царств. 17:1-7] есть фиксация древних огузов в этом ареале. Это вовсе не случайное совпадение, ибо письменные источники в соседстве с ними уже упоминают Куман. «Кумену» был центром урартского бога Тейшебы. По сообщению же Махмуда Кашгарлы одним из названий кипчаков было «kipşak/kypşak» [5, I. s. 20,30,31,32, 33, 101, 474] Так вот в ассирийской хронике Тиглатпаласара I во время VI похода «Kipşunа, Kipşa» упоминается в качестве столицы страны Куман : «… Я взял с собой мои колесницы … и осадил Кипшуну, их царский город» [37, № 2, с.274,275; 1.c.41].Значительно позже в указанном регионе «Команию» локализует и Страбон. Так, рассказывая о северных пределах Азии греческий географ отмечает: «…Тавр образует северные части Азии… /Он/ охватывает Малые долины Киликии; на одной стороне от него отделяется Аман, а на другой Антитавр, где расположены Команы, в так называемой Верхней Каппадокии. …Гора же Аман тянется вплоть до Евфрата и Мелитены, где Коммагены примыкает к Каппадокии» [Strabo XI:12:1]. Эту, т.е. «капподакийскую» Куманию Птолемей именует «Κομαν α Καπποδακιαξ».
Рассказывая о Кавказе, Плиний Старший пишет: «Дальше идет огромный Кавказский горный проход, по ошибке названный многими Каспийским. Он создан природой благодаря внезапным горным обвалам. Там, где ворота подпираются окованными железом столбами, в середине течет река с ужасным запахом. И для того чтобы помешать проникновению многочисленных народов, с одной стороны на скале построена крепость под названием Кумания» [26, с. 261].
Таким образом, сопоставление соответствующего материала позволяет провести аналогию «kuti/kuman/kumux» клинописных источников с сообщением более поздних источников о тюрках «kutiqur/kutriqur/kuman/kumux(kimak)». Очень интересно, что в сообщении Тиглатпаласара I в связи с его походом против страны Суги (Sugi), находящей в стране Хабхи, локализуемой ими по Верхнему Забу, говорится, что он одолел объединенное войско стран Hime, Lubi, Arirgi, Alumun, Nimni и народа Kurti (курсив наш – Алекпер) [48, с. 26-28], где отчетливо прослеживается тюркское слово «q/kurt», в смысле «волк». Впоследствии, как на примере с куманами, «kurti» упоминаются среди жителей Атропатены Страбоном. [Strabo XI,13:3]. Исходя из локализации Аратты, предложенной Ю.Б.Юсифовым и М.Зехтаби [77 c.196-197; 70, с. 19-37], то расположение в этом районе «ku-ma-a-e», необходимо считать закономерным явлением. Очень интересно, что в поздних источниках «kuman»-ы представлены как кипчаки/половцы, тогда как «kurti»-и, т.е. «kutrigur»-ы, как булгары. Когда произошло это разделение теперь судить трудно. Но интересно, что в раннем средневековья обряд заключения договора у кипчаков и булгар был идентичен. Вот, например, во время заключения договора в 816 г. между византийским императором Львом Армянином и булгарским ханом Омартагом: «булгарский хан подтвердил святость договора /816 г./ по обряду христиан, а император по обряду Булгар, т.е. прикасаясь обнаженного меча, рассекая псов на две части и запивая по обычаю Булгар» (курсив мой — автор) [67, с..285]. В руководстве по истории средних веков Ф.Рюс о куманах писал (!!! — автор) следующее: «Для вещего освещения союза они наполняли своею кровью и выпивали его, чтобы стать таким образом людьми одной крови; кроме того разрывали между договаривающимися сторонами собаку» (курсив мой — автор) [68,. с.38].
Обращаясь к параллели М.Хоренского Гырдман – это одна из семи провинций Ути и Партав является столицей последней, стоит обратить внимание и на такое сообщение. Изучая дохристианские верования крестьян Нагорного Карабаха, И.Петрушевский приводит очень интересное сообщение, которое подтверждает сообщение П.А.Шафарика. Этот исследователь пишет: «Проявление преследования народной веры можно видеть в одном сообщении Вардана Великого: «По его (атабека Иване Орбельяна) приказанию тело одного иерея, по имени Паркешт, было вырото из могилы и предано огню, а над могилой была зарезана собака (!!!-Алекпер)». Здесь обычно видят случай глумления над армяно-монофизитской церковью со стороны халкедонита Иване». [59, с.10] Но, как видим, этот ритуал связан с тенгрианскими традициями тюрок, что очередной раз опровергает претензии армян на Гарабаг.
В данном случае интересно сообщение письменных источников в связи с походом Тиглатпаласара I против страны Суги (Sugi), находящей в стране Хабхи, локализуемой ими по Верхнему Забу, где он одолел Kurti [48, с. 26-28]. Если мы примем во внимание сообщение Мокцевай Картлиса, то выходит так, что предки грузин «пришли в Закавказье из своей первоначальной родины, которая мыслится автором где-то на юге» [36, с.30] Принимая же во внимание наличие в качестве топонимичекого форманта суффикса «-li» (ср. Biaynili – Urartu), что естественно является метатезой от тюркского понятия «el/род, поселение (ойкос)», то в этом случае этноним «kartli», отсюда и появившееся в Х веке название Sakartvelo, что впервые зафиксировано в ”Истории царя Давида”, имеет тюркское происхождение и значит «страна картов». Во-первых, значение данного термина в труде Леонти Мровели ограничено в основном преимущественно восточной частью Грузии – Картли, где располагалось Гардабани, тогда как Западная Грузия в грузинских источниках именуется Апхаз [54, см. ком. 1]. Поэтому нет уверенности, что под название «картли» в ранних источниках фиксируются нынешние «грузины», ибо указанный термин есть искаженный вариант от слова «картли», «гюрджи» у азербайджанских тюрок. Это подтверждается прежде всего тем, что как грузинские, так и армянские хроники своим патриархом считают Тогарму/תוגרמה/, который одновременно является эпонимом тюрок-хазар ( כוזר ) и булгар (בולגר), что можно проследить по еврейским источникам [33, с.38, 49]. Наши исследования свидетельствуют, что под именем «Тогарм/Торгам» надо видеть теоним «Тürk» [20, c.3-34]. Во-первых, выше мы уже подчеркивали, что каспии и хазары – суть одно и то же тюркское племя, с именем которых связано происхождение названия Каспийского моря, которое в Бехистунской надписи Дария Гистаспа упоминается как « varkâna (в зенд. vehrkâna, у армян verkan)»[22, c.15-16] Интересно, что по Ашхарацуйцу «Вирк» — это уже Иверия/’Ιβηρία [22, c.38-39]. Комментируя происхождение название Иберия/’Ιβηρία, К.Патканов писал: « /Вирк/… Армянское название Грузии и грузин, которых впоследствии стали называть . Первоначальное значение этого имени, вероятно, в связи с vìr, муж, зенд. vîra. [22, c.39] Но если мы сопоставим форму написания армянского վրկան/vrkan и վրկ(vrk)/վրացի (vratsi)/’Ιβηρία, то последнее из них оканчивается на тюркский суффикс принадлежности «-чи», отраженный в грабаре через аффрикату «ց/-tsi» (например, армянская форма написания и произношения в грабаре — Бузандци → Բուզանդացւոյ/Bouzandatsiuoy; Хоренаци →Խորէնացւոյ/Xorenatsiuoy, или же сравните родительный падеж армянского названия Армении հայք (hayq)/Հայաստան (Hayastan) – Հայոց /Hayotsi ), т.е. в армянском «Vratsi» начальная фонема «v/b» является протезированным звуком, что характерно для тюркских языков. Исходя из вышеуказанного, а также выводов армянского цыгана К.Патканова можно заключить, что, какие бы домыслы об отсутстсвии тюрок в указанном регионе до Рождества Христова не выдвигались, в имения «Virk» (суффикс «к» участвует, как было продемонстрировано выше, в качестве антропоморфного окончания – Алекпер) присутствует тюркское понятие «ƏR/AR» в значении «Бог/муж/», дословно «страна Бога/мужа», что очередной раз подтвержджает тюркское происхождение каспиев, а вслед за этим раскрывает многие «закрытые» страницы истории народов Южного Кавказа. То, что название «kartli(kаrtuli)» тюркского происхождения и связано с культом «волка» подтверждается грузинским источникам. Так, К.Патканов приводит интересный на наш взгляд факт: «Относительно царей грузинских в их книге говорится, что Торгом после потопа пришел в область Айрарат с восемью сыновьями, из которых трое: Гайос, Картлос Кавкасос занимали первенствующее место. Завладев странами, они назвали их по именам: Гайк (Армения), Картл (Грузия) и Кавказ. Они господствовали в областях, лежавших между Понтом и Каспийским морем до времен Михрана и внука его Арбака, который женился на парфянке (!!! — Алекпер) Саакдухт /по Леонтию это «Сагдухт» — Алекпер/ из Партава (!!! — Алекпер). Эта Саакдухт будучи бесплодна, уверовала во Христа, который даровал ей сына Вахтанга, прозванного Гургасаром, что по-персидски значит волокоголовый, так как у него на шлеме спереди было изображение волка, а сзади – льва» (!!! – Алекпер) [58, с.207-208; 54, с.81-82; 13, c. 35-51]. Таким образом, грузинская хроника сама подтверждает, что мать Вахтанга Горгасала – парфянка-тюркчанка из Барды (Партава).
В прежних статьях я неоднократно подчеркивал, что под скифами однозначно прослеживаются булгары-тюрки [17, с.22-41; 58, с. 113-115] Здесь надо привести очередное подтверждение о ранее сказанном. Арабы, рассказывая про вождя саков Алп Ар Тунга — Афрасияба «Шах-наме» считают его тюрком (فراسياب بن فشنج بن رستم بن ترك — Frasiyab bn Fəşənc bn rüstəm bn türk — у Табари), а Фирдовси его упоминает как шах тюрок «شاه تركان /şah-e turkan» [44, с.109-115] М. Хоренский о Рустаме пишет, что «…парсы рассказывают о Ростоме Сагчике, уверяя, что он обладал силою ста двадцати слонов…»[66, с.59] Сравнивая сказанное о Рустаме, следует отметить, что на северо-западе Азербай¬джана имеются могилы, известные в народе как «oquz qəbirləri/могилы огузов», в которых находятся скелеты огромных размеров. Очень интересно и то, что русское слово «кумир», как и грузинское «гмири», восходящее к названию древних «киммерийцев», которых Прокопий идентифицирует с тюрками», в обоих языках значит «великан» [29, с. 375; 60, с. 382] /учитывая же нарост и выпадение согласного «к» в тюркских языках, имя «kimer» соответствует названию «(к)İmeretiya» — автор/. К тому же, это не единичный случай, когда тюрки сравниваются с великанами, например, у немцев «der Hüne» от гуннов; у чехов «обр» от авар. Наконец, разбирая имя «Сагчик» по М.Хоренскому, можно заметить, что армянский историк сам указывает на его тюркскую принадлежность, используя в его имени и тюркский суффикс принадлежности «-чи», т.е. Рустам «относящий к сакам». Все вышесказанное, позволяет утверждать, что имя «Вахтанг» — это грузинский вариант тюркского по происхождению нынешнего славянского имени «Богдан → Бог (/Бык/Баг/Ваkh) + Дан (Танры)» с антропоморфным окончанием «к». Сравните это сопоставление с именем Гауматы ««Таниоксар» у Ксенофонта, где «окс» опять же «Бык/Öküz». И, наконец, Дионисий-Загрей (Διονυσος)/Бахус/(греч. Βακχος; лат. Bacchus/вакханалия/) в греческой мифологии изображается в бычьем облике. Связь Дионисия с божественной плеядой, а также изображение его в бычьем облике доказывает, что в имени «Бакх» отражено то же самое что тюркское «Buğa», с чем и связано понятие «Бог/Бага». Тюркское же происхождение образов Минотавра и Кентавра дает право утверждать, что и в названии Загрей отражено тюркское «sığır – дикий буйвол, лось» [6, с. 454], т.е. имя «Вахтанг» читается как «Бакх/Бог/Вакх/+Тан+к». Учитывая синонимичность тюркских понятий «Baq/Ar → Бог» [20], а также протезирование согласного «v» в армянском (все тот же вышеуказанный Vratsi/Virk или же Arbak→Vrbak), то можно с уверенностью сказать, что используемое армянами имя Vartan/Vardan, тюркского происхождения и являеются синонимом имени Богдан → (v)Ar+Dan (Бык/Бог) (сравните другое синонимичное этому слову понятие «Ar+Tur(Бык)». Как видим три основных тюркских тотема «Бык/Волк/Барс» отражены и в образе Вахтанга Горгасла. Но здесь более важно, что тюркское (азербайджанское) название современных грузин как “гурджи”, где первое производно из последнего, синонимично понятию «картли» и соответствует тюркскому понятию «qurd-çi», т.е. «люди Волка» о чем свидетельствуют сами же грузинские источники с той лишь разницей, что, тогда как нынешнее грузинское «картли» оканчивается на тюркское «-li», азербайджанское (тюркское) его произношение заканчивается на «-çi». Очень интересно, что и по-мингрельски грузины именуются «корду».
Таким образом, подводя итог сказанному, можно заметить, что «Гирдман, Гардман, Гардабани, Картли» — все эти наименования восходят к одному и тому же мировоззрению, связанного с культом волка – Qurd с чем и связано название Ути. Историческая карта Азербайджана в целом является тем пособием, на основании которого можно проследить всю традицию мировосприятия тюрок, связанных с легендой об их происхождении. Это позволяет утверждать, что названия «Гирдман» и «Барсель» охватывают более огромную территорию и поэтому незачем ограничивать исторический Гирдман рамками небольшой зоны в Ширване. Этим мы привносим очередную путаницу в изучение этнических процессов на Южном Кавказе.
Резюме
Статья посвящена вопросам этногенеза тюрок Кавказ Причерноморья. К большому сожалению. Господствующий в исторической науке тенденциозный подход к истории тюрок не позволил ряду исследователей дать должную оценку реалиям, связанным с вопросами этногенеза тюрок. Так, на основании сопоставления целого ряда сообщений письменных источников и ономастического материала, отраженного в различных мифологических символах и лексемах, исследователь доказывает, что тюрки принимали самое непосредственное участие в генезисе славян, осетин, грузин и многих других народов Передней Азии.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Ağasıoğlu Firudin Azər xalqı. Çaşıoğlu.Bakı.2000
2. Bünyadov Ziya Azərbaycan VII-IX əsrlərdə. Bakı.1989
3. Cəbiyev Qafar Girdman tarixi. (IV-IX əsrlər), Şərq-Qərb. Bakı.2010
4. Qeybullayev Qiyasəddin Qarabağ (Etnik və siyasi tarixinə dair) Bakı. Elm.1990
5. Kaşğari Mahmud. Divan lüğət-it-türk. ter. Besim Atalay.İstanbul. I-III.1939-1945
6. Kaşğari Mahmud Divanü lüğat-it-türk, c.I, tər. və nəşr Ramiz Əskər. Ozan.Bakı.2006
7. Kitabi-Dədə Qorqud. Bakı. Yazıçı.1988
8. Kitabi Dedem Korkut. Drezden nüshesi. M.Ergin. Ankara.1958
9..Məmmədov T.M Qafgaz Albaniyası ilk orta əsrlərdə. Təhsil nəşriyyatı.Bakı.2006
10. Seyidov M. Azərbaycan xalqının soykökünü düşünərkən. Bakı.1989
11. Şərifli M.X. Eyni adlı orta əsr Azərbaycan şəhər və qalaları // Azərb. SSR EA məruzələri. 1966. c. XVIII, № 3
12. Xəlilov M.C. Аlbaniyanın yaşayış yerləri (IV-X əsrlər). Bakı.Xəzər Universiteti nəşriyyatı. 2010
13. Xəlilov Mübariz Qarabağ tarixi haqqında Nizaminin bilikləri.. “Nizami irsi müstəgillik idövründə” Respublika elmi konfransının materialları. Bakı, 10 iyun, 2005, Bakı-Elm-2002
14. Xəlilov Mübariz Albaniyanın qəbir abidələri (IV-X əsrlər).Bakı. Nafta-Press.2009
15..Агафангел. Крещение армян, грузин, абхазов и аланов св. Григорием. Арабская версия. Перевод.Н.Марра – Записки Восточного отделения Императорского русского археологического общества.1905, т.XVI, вып.II-III.
16. Алекперов А.Ф. О незначительной путанице русской историографии // в сб. Kitabi Dədə Qorqud dastanının 1300 illiyinə həsr olunmuş elmi-nəzəri konfransının № 1. Bakı. 1999
17..Алекпер А.Ф. О происхождении этнонима саклаб // Средневековый Восток. 2. Баку.1993. /с.22-41/
18. Алекперов Алекпер Кадусии как древнейший тюркский этнос Азербайджана // Dirçəliş – XXI əsr. Azərbaycan dövlət Quruculuğu və Beynəlxalq Münasibətlər İnstitutu.147-148/2010. /s.385-402/
19. Алекперов А. Об этническом происхождении скифов// Актуальные проблемы истории Кавказа. Материалы международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Р.М.Магомедова (Махачкала, 14-15 апреля 2010 г.) Махачкала.2010. с. 113-115
20. Алекперов Алекпер О кресте, рождестве и раскрытии их мифологической сущности; Азербайджан – это Атропатина или стран «Света»// Sosial bilgilər. İnformasiya bülleyeni. Bakı. 2000. № 8-9./с.3-34/
20a Алиев Играр О проникновении на территорию Азербайджана ираноязычных племен в конце II начале I тысячелетия до н.э. // Изв. АН Аз.ССР.сер. ИФП, 1987, № 2
21. Алиев И.Г. Очерки истории Атропатены Баку. 1989.
22.Армянская география VII века по Р.Х. (приписывавшаяся Моисею Хоренскому) Текст и перевод с присовокуплением карт и объяснительных примечаний. ИздалК.Патканов. СПб.1877,
23. Асадов Ф.М. Арабские источники о тюрках в раннее средневековье. Элм. Баку. 1993.
24. Бартольд В.В. Извлечения из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар». Приложение к «Отчету о поездке в Среднюю Азию с научною целью» 893-1894 гг. Соч. т.VIII. М.1973
25.Бейлис В.М. Ал-Идриси (XII) о Восточном Причерноморье и юго-восой окраине русских земель//Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1982 год. М.1982
26. Боднарский А. Античная география М. Географгиз. 1953.
27.Бубенок О.Б., Радiвiлов Д.А. Раннi хозари на пiвднi Схидноi Европи // Схiдний Свiт. Iнсттут сходознавства iм. А.Ю.Кримського НАНУ. 3.2010. Киiв. 2010
28. Буниятов З.М. Албаника III // Изв. АН.Аз.ССР. сер. Общ. Наук., 1964, № 4,
29. Византийские историки. пер. С. Дестуниса. СПб. 1861
30. Гамкрелидзе Т.М. Вяч. Вс. Иванов Индоевропейский язык и индоевропейцы Тбилиси. 1984. т 1.
31.Гандзакеци Киракос История Армении пер. и ком. Л.А.Ханларяна. сер. Письменные памятники Востока. М. 1976
32. Гардизи. Абу Саид ал-Хей ибн Зоххак ибн Мухаммед Гардизи. Зайн ал-ахбар. Тегеран.1347
33.Гаркави А.Я.Сказания еврейских писателях о хазарах и хазарском царстве. СПб. Типография Императорской Академии Наук, 1874.
34. Гейбуллаев Г.А. К этногенезу азербайджанцев.Баку.Элм.1991
35. Гутнов Ф.Х. Ранние аланы. Проблемы этносоциальной истории. Владикавказ. Ир. 2001
36.Джавахишвили И.А. Основные историко-лингвистические проблемы истории Грузии, Кавказа и Ближнего Востока древнейшей эпохи.// Вестник древней истории (ВДИ). 1939, № 4
37. Дьяконов И.М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту//Вестник Древней истории.1951, № 2/3
38. Еремян С.Т.Торговые пути Закавказья в эпоху Сасанидов // ВДИ, 1939, №1
39. История императора Иракла. Сочинение епископа Себеоса писателя VII века первод с армянского К.Патканьяна. Санктпетербург.1862
40. Каганкатваци Моисей История Агван Спб. 1861.
41. Каланкатуаци Мовсес История страны Алуанк. Под ред Ш.В.Смбатяна Изд. АН Арм. ССР. Ереван. 1984
42. Ковалевская В. Б. Скифы, Мидия, Иран во взаимоотношениях с Закавказьем по данным Леонти Мровели.— Вестник АН Груз.ССР. Серия истории, археологии, этнографии и истории искусства, 1975, № 3
43. Короглы Х.Г. Взаимосвязи эпоса народов Средней Азии, Ирана и Азербайджана . М. 1983
44. Короглы Х. Алп Эр Тунга и Афрасияб по Юсуфу Баласагунскому, Махмуду Кашгари и другим авторам» Советская тюркология. 1970, № 4 /с.109-115/
45. Латышев В.В. Известия древних писателей (греческих и латинских) о Скифии и Кавказе. Вып 1. СПб.1893
46. Магомедов М.Т. Образование Хазарского каганата, М. 1983
47. Мамедова Фарида Кавказская Албания и албаны. Центр исследования Кавказской Албании. Баку. 2005,
48. Меликишвили Г.А. К вопросу о древнейшем очаге урартских племен// Вестник древней истории. № 4. 1947
49. Меликишвили Г.А.Урартские клинообразные надписи. ВДИ, 1953, № 1-4, № 3, 1953
50. Меликсет-Бек Л. М. Хазары по древнеармянским источникам в связи с проблемой Моисея Хоренского. — В кн.: Исследования по истории культуры народов Востока. Л., 1960
51. Мещанинов И.И. Язык Ванских клинописных надписей. Ленинград Изд АН СССР. 1932
52.Миллер Б. Таты, их расселение и говоры (материалы и вопросы). Изд. Общества обследования и изучения Азербайджана. Баку.1929
53. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. Изд. Восточная литература. М. 1963
54. Мровели Леонти. Жизнь картлийских царей. Перевод с древнегрузинского,
предисловие и комментарии Г.В.Цулая. М., Наука, 1979.
55. Мусхелишвили ДЛ. Из исторической географии Восточной Грузии Изд. Мацниереба, Тбилиси.1982
56. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. Изд. Наука. М. 1990.
57.Отчет. – 28 января 1919 г. Господину Председателю Министру, Министру Иностранных дел Азербайджанской Республики // Изв. АН Аз.ССР. сер ист.фил.право. 1990, № 2
58. Патканов К. Ванские надриси и их значение в истории Передней Азии. Без титульного листа. Редкий Фонд Библиотеки НАН Азербайджана, сер ФП № 3160
59. Петрушевский И. «О дохристианских верованиях крестьян Нагорного Карабаха» Известия АзГНИИ. Историко-этнографическое и археологическое отделение т.1, вып.5. Баку. 1930
60. Прокопий из Кесарии Война с готами пер.С.П.Кондратьева М. 1950
61. Советский энциклопедический словарь под ред А.М.Прохова. т.11..Изд.Советская энциклопедия. Москва.1973
62. Сулейменов Олжас Аз и Я. Алматы. Жалын.1989
63. Тер-Мкртичан Л.Х Армянские источники о Средней Азии /VIII-XVIII вв./ М. 1985.
64. Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. Изд АН СССР. Москва-Ленинград.1948
65. Халилов Мубариз Реликты в миниатюре XVI века /İRS.Наследие 2004, № 1(19)
66. Хоренский Моисей. История Армениии Моисея Хоренского. Пер. Н.О.Эмина. М.1893
67. Шафарик П.А. Славянские древности . М.1848.т. II. кн. 1
68. Штрак Г.Л. Кровь в верованиях и суевериях человечества. СПб. София. 1995
69. Юсифов Юсиф К вопросу о прародине прототюрков // Azərbaycan Tarixinin problemləri, müasir tədrisi və elmi nəşrlərdə onların. Konfrans materialları.Bakı, aprel, 1995. Bakı.1995
70. Юсифов Ю.Б. Ранние контакты Месопотамии с северо-восточными странами (Приурмийская зона) // Вестник Древней Истории. 1987. т. 1. /с. 19-37/
71. Юшков С.В. К вопросу о границах Древней Албании// Известия АН СССР, т.1. М.1937
72. Ciovanni B. Lanfranchi and Simo Parola The correspondence of Sargon, part II (State Archives pf Assuria. v.V. Helsinki Un Press. 1990
73. Diktionare Universed D’Historie et de geographie par Ch.Sami Bey Fraschery. Constantinopole.1899. v.6
74. Golden P.B. The people نوكردة // Archivum Eurasiae Medii Aevi, I, Lisse, 1975/21-37/
75. Hudud al-A’Alam, “The regions of the world” a Persian geography 372 A.H.-982 A.D // tr. and exp. By V.F.Minorsky
76. Togan A.Z.V. Ibn Fadlan’s Reisebericht Leipsig.1939
77. Zehtabi M.T. Ancient History of Iranian Turks. Tabriz.1378 /879 s./

Источник — Dirçəliş, iyul- avqust 158/159, 2011 ss.387-419

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Ağasıoğlu Firudin Azər xalqı. Çaşıoğlu.Bakı.2000
2. Bünyadov Ziya Azərbaycan VII-IX əsrlərdə. Bakı.1989
3. Cəbiyev Qafar Girdman tarixi. (IV-IX əsrlər), Şərq-Qərb. Bakı.2010
4. Qeybullayev Qiyasəddin Qarabağ (Etnik və siyasi tarixinə dair) Bakı. Elm.1990
5. Kaşğari Mahmud. Divan lüğət-it-türk. ter. Besim Atalay.İstanbul. I-III.1939-1945
6. Kaşğari Mahmud Divanü lüğat-it-türk, c.I, tər. və nəşr Ramiz Əskər. Ozan.Bakı.2006
7. Kitabi-Dədə Qorqud. Bakı. Yazıçı.1988
8. Kitabi Dedem Korkut. Drezden nüshesi. M.Ergin. Ankara.1958
9..Məmmədov T.M Qafgaz Albaniyası ilk orta əsrlərdə. Təhsil nəşriyyatı.Bakı.2006
10. Seyidov M. Azərbaycan xalqının soykökünü düşünərkən. Bakı.1989
11. Şərifli M.X. Eyni adlı orta əsr Azərbaycan şəhər və qalaları // Azərb. SSR EA məruzələri. 1966. c. XVIII, № 3
12. Xəlilov M.C. Аlbaniyanın yaşayış yerləri (IV-X əsrlər). Bakı.Xəzər Universiteti nəşriyyatı. 2010
13. Xəlilov Mübariz Qarabağ tarixi haqqında Nizaminin bilikləri.. “Nizami irsi müstəgillik idövründə” Respublika elmi konfransının materialları. Bakı, 10 iyun, 2005, Bakı-Elm-2002
14. Xəlilov Mübariz Albaniyanın qəbir abidələri (IV-X əsrlər).Bakı. Nafta-Press.2009
15..Агафангел. Крещение армян, грузин, абхазов и аланов св. Григорием. Арабская версия. Перевод.Н.Марра – Записки Восточного отделения Императорского русского археологического общества.1905, т.XVI, вып.II-III.
16. Алекперов А.Ф. О незначительной путанице русской историографии // в сб. Kitabi Dədə Qorqud dastanının 1300 illiyinə həsr olunmuş elmi-nəzəri konfransının № 1. Bakı. 1999
17..Алекпер А.Ф. О происхождении этнонима саклаб // Средневековый Восток. 2. Баку.1993. /с.22-41/
18. Алекперов Алекпер Кадусии как древнейший тюркский этнос Азербайджана // Dirçəliş – XXI əsr. Azərbaycan dövlət Quruculuğu və Beynəlxalq Münasibətlər İnstitutu.147-148/2010. /s.385-402/
19. Алекперов А. Об этническом происхождении скифов// Актуальные проблемы истории Кавказа. Материалы международной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Р.М.Магомедова (Махачкала, 14-15 апреля 2010 г.) Махачкала.2010. с. 113-115
20. Алекперов Алекпер О кресте, рождестве и раскрытии их мифологической сущности; Азербайджан – это Атропатина или стран «Света»// Sosial bilgilər. İnformasiya bülleyeni. Bakı. 2000. № 8-9./с.3-34/
20a Алиев Играр О проникновении на территорию Азербайджана ираноязычных племен в конце II начале I тысячелетия до н.э. // Изв. АН Аз.ССР.сер. ИФП, 1987, № 2
21. Алиев И.Г. Очерки истории Атропатены Баку. 1989.
22.Армянская география VII века по Р.Х. (приписывавшаяся Моисею Хоренскому) Текст и перевод с присовокуплением карт и объяснительных примечаний. ИздалК.Патканов. СПб.1877,
23. Асадов Ф.М. Арабские источники о тюрках в раннее средневековье. Элм. Баку. 1993.
24. Бартольд В.В. Извлечения из сочинения Гардизи «Зайн ал-ахбар». Приложение к «Отчету о поездке в Среднюю Азию с научною целью» 893-1894 гг. Соч. т.VIII. М.1973
25.Бейлис В.М. Ал-Идриси (XII) о Восточном Причерноморье и юго-восой окраине русских земель//Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1982 год. М.1982
26. Боднарский А. Античная география М. Географгиз. 1953.
27.Бубенок О.Б., Радiвiлов Д.А. Раннi хозари на пiвднi Схидноi Европи // Схiдний Свiт. Iнсттут сходознавства iм. А.Ю.Кримського НАНУ. 3.2010. Киiв. 2010
28. Буниятов З.М. Албаника III // Изв. АН.Аз.ССР. сер. Общ. Наук., 1964, № 4,
29. Византийские историки. пер. С. Дестуниса. СПб. 1861
30. Гамкрелидзе Т.М. Вяч. Вс. Иванов Индоевропейский язык и индоевропейцы Тбилиси. 1984. т 1.
31.Гандзакеци Киракос История Армении пер. и ком. Л.А.Ханларяна. сер. Письменные памятники Востока. М. 1976
32. Гардизи. Абу Саид ал-Хей ибн Зоххак ибн Мухаммед Гардизи. Зайн ал-ахбар. Тегеран.1347
33.Гаркави А.Я.Сказания еврейских писателях о хазарах и хазарском царстве. СПб. Типография Императорской Академии Наук, 1874.
34. Гейбуллаев Г.А. К этногенезу азербайджанцев.Баку.Элм.1991
35. Гутнов Ф.Х. Ранние аланы. Проблемы этносоциальной истории. Владикавказ. Ир. 2001
36.Джавахишвили И.А. Основные историко-лингвистические проблемы истории Грузии, Кавказа и Ближнего Востока древнейшей эпохи.// Вестник древней истории (ВДИ). 1939, № 4
37. Дьяконов И.М. Ассиро-вавилонские источники по истории Урарту//Вестник Древней истории.1951, № 2/3
38. Еремян С.Т.Торговые пути Закавказья в эпоху Сасанидов // ВДИ, 1939, №1
39. История императора Иракла. Сочинение епископа Себеоса писателя VII века первод с армянского К.Патканьяна. Санктпетербург.1862
40. Каганкатваци Моисей История Агван Спб. 1861.
41. Каланкатуаци Мовсес История страны Алуанк. Под ред Ш.В.Смбатяна Изд. АН Арм. ССР. Ереван. 1984
42. Ковалевская В. Б. Скифы, Мидия, Иран во взаимоотношениях с Закавказьем по данным Леонти Мровели.— Вестник АН Груз.ССР. Серия истории, археологии, этнографии и истории искусства, 1975, № 3
43. Короглы Х.Г. Взаимосвязи эпоса народов Средней Азии, Ирана и Азербайджана . М. 1983
44. Короглы Х. Алп Эр Тунга и Афрасияб по Юсуфу Баласагунскому, Махмуду Кашгари и другим авторам» Советская тюркология. 1970, № 4 /с.109-115/
45. Латышев В.В. Известия древних писателей (греческих и латинских) о Скифии и Кавказе. Вып 1. СПб.1893
46. Магомедов М.Т. Образование Хазарского каганата, М. 1983
47. Мамедова Фарида Кавказская Албания и албаны. Центр исследования Кавказской Албании. Баку. 2005,
48. Меликишвили Г.А. К вопросу о древнейшем очаге урартских племен// Вестник древней истории. № 4. 1947
49. Меликишвили Г.А.Урартские клинообразные надписи. ВДИ, 1953, № 1-4, № 3, 1953
50. Меликсет-Бек Л. М. Хазары по древнеармянским источникам в связи с проблемой Моисея Хоренского. — В кн.: Исследования по истории культуры народов Востока. Л., 1960
51. Мещанинов И.И. Язык Ванских клинописных надписей. Ленинград Изд АН СССР. 1932
52.Миллер Б. Таты, их расселение и говоры (материалы и вопросы). Изд. Общества обследования и изучения Азербайджана. Баку.1929
53. Минорский В.Ф. История Ширвана и Дербенда X-XI веков. Изд. Восточная литература. М. 1963
54. Мровели Леонти. Жизнь картлийских царей. Перевод с древнегрузинского,
предисловие и комментарии Г.В.Цулая. М., Наука, 1979.
55. Мусхелишвили ДЛ. Из исторической географии Восточной Грузии Изд. Мацниереба, Тбилиси.1982
56. Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. Изд. Наука. М. 1990.
57.Отчет. – 28 января 1919 г. Господину Председателю Министру, Министру Иностранных дел Азербайджанской Республики // Изв. АН Аз.ССР. сер ист.фил.право. 1990, № 2
58. Патканов К. Ванские надриси и их значение в истории Передней Азии. Без титульного листа. Редкий Фонд Библиотеки НАН Азербайджана, сер ФП № 3160
59. Петрушевский И. «О дохристианских верованиях крестьян Нагорного Карабаха» Известия АзГНИИ. Историко-этнографическое и археологическое отделение т.1, вып.5. Баку. 1930
60. Прокопий из Кесарии Война с готами пер.С.П.Кондратьева М. 1950
61. Советский энциклопедический словарь под ред А.М.Прохова. т.11..Изд.Советская энциклопедия. Москва.1973
62. Сулейменов Олжас Аз и Я. Алматы. Жалын.1989
63. Тер-Мкртичан Л.Х Армянские источники о Средней Азии /VIII-XVIII вв./ М. 1985.
64. Толстов С.П. По следам древнехорезмийской цивилизации. Изд АН СССР. Москва-Ленинград.1948
65. Халилов Мубариз Реликты в миниатюре XVI века /İRS.Наследие 2004, № 1(19)
66. Хоренский Моисей. История Армениии Моисея Хоренского. Пер. Н.О.Эмина. М.1893
67. Шафарик П.А. Славянские древности . М.1848.т. II. кн. 1
68. Штрак Г.Л. Кровь в верованиях и суевериях человечества. СПб. София. 1995
69. Юсифов Юсиф К вопросу о прародине прототюрков // Azərbaycan Tarixinin problemləri, müasir tədrisi və elmi nəşrlərdə onların. Konfrans materialları.Bakı, aprel, 1995. Bakı.1995
70. Юсифов Ю.Б. Ранние контакты Месопотамии с северо-восточными странами (Приурмийская зона) // Вестник Древней Истории. 1987. т. 1. /с. 19-37/
71. Юшков С.В. К вопросу о границах Древней Албании// Известия АН СССР, т.1. М.1937
72. Ciovanni B. Lanfranchi and Simo Parola The correspondence of Sargon, part II (State Archives pf Assuria. v.V. Helsinki Un Press. 1990
73. Diktionare Universed D’Historie et de geographie par Ch.Sami Bey Fraschery. Constantinopole.1899. v.6
74. Golden P.B. The people نوكردة // Archivum Eurasiae Medii Aevi, I, Lisse, 1975/21-37/
75. Hudud al-A’Alam, “The regions of the world” a Persian geography 372 A.H.-982 A.D // tr. and exp. By V.F.Minorsky
76. Togan A.Z.V. Ibn Fadlan’s Reisebericht Leipsig.1939
77. Zehtabi M.T. Ancient History of Iranian Turks. Tabriz.1378 /879 s./

Источник — Dirçəliş, iyul- avqust 158/159, 2011 ss.387-419