Казахстан стремится к финансовому лидерству в Евразии

Правительство Казахстана приступило к реализации Дорожной карты по развитию финансового рынка

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14817#!

Страсти по Китаю или Большая Евразия

Любая конфликтная ситуация в мире решается за столом переговоров, если в это не вмешиваются США

Ростислав Ищенко, aurora.network, 9 марта 2019

Что гадалка не нагадает
В конце XIX века европейцы увлеклись Востоком. Дальним Востоком, поскольку с Ближним они были хорошо знакомы со времен крестовых походов. А тут вдруг Европа открыла для себя китайскую и японскую цивилизации. Увлечение это принесло много полезного для развития европейской (и российской, в частности) китаистики и японистики, но закончилось печально. Уже в первые годы ХХ века европейцы впали в коллективное помешательство и начали ожидать «вторжения орд с Востока», «нового Великого переселения народов» и т.д. В Европе один за другим возникали кризисы, гремели итало-турецкая, две балканские войны, вот-вот должна была вспыхнуть Первая мировая, но в светских салонах говорили, а газеты писали о «желтой опасности», предрекая очередную гибель цивилизации.
Нечто похожее мы сейчас наблюдаем и в России. Несмотря на то, что очевидная военная опасность исходит от США и части (уже не всех) их европейских союзников, скорее, даже от части европейских элит, готовых в своем глобалистском проамериканизме переступить любые «красные» линии, в обществе любят поговорить о «китайской угрозе», о слабости России на Дальнем Востоке, о несопоставимости экономических и демографических потенциалов России и Китая. Некоторые эксперты даже уверенно прогнозируют победу Пекина как над США, так и над Россией и его последующую глобальную гегемонию, которой не будет конца.
Китай вряд ли будет отвлекаться на непродуктивный конфликт с Россией, рискуя ударом в тыл со стороны США.Китай вряд ли будет отвлекаться на непродуктивный конфликт с Россией, рискуя ударом в тыл со стороны США
Периодически эта тема прорывается и в СМИ, поэтому будет нелишним разобрать реальность развития российско-китайских отношений по конфронтационному сценарию.
«На сегодня Россия и Китай являются союзниками в противостоянии агрессивной американской политике. Их взаимозависимость очень велика – они обеспечивают друг другу надежный тыл»
Но, может быть, в будущем, когда США ослабеют, Китай действительно окажется активным соперником России в борьбе за влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе?
Начнем с того, что поражение какого-то государства не означает его исчезновение с мировой политической карты (как это некогда произошло с Ассирией). Государство остается, пусть и сильно ослабевшее. Тем не менее, при желании восстановление военно-политического потенциала занимает считанные годы.

Экскурс в историю: Германия, Япония и Россия в кратчайшие сроки срывали планы закулисы
Гитлер начал открыто восстанавливать полноценные армию, авиацию и флот только в 1935-1936 годах. В 1938 году германской военной мощи боялся Муссолини, который к тому времени уже полтора десятилетия наращивал военный потенциал Италии. Еще через два года (в 1940 г.) Германия за шесть недель разгромила на поле боя французскую армию, считавшуюся на тот момент лучшей в мире, заодно, по ходу дела, принудила к капитуляции Голландию, Бельгию и сбросила в море английский экспедиционный корпус, бежавший из Дюнкерка, бросив все тяжелое вооружение.
За пятнадцать лет Япония создала современную армию и флот.За пятнадцать лет Япония создала современную армию и флот
Реставрация Мэйдзи, превратившая Японию из отсталого феодального государства, вооруженного, оснащенного и обученного по нормам XVII века, в буржуазную монархию, датируется 1868-1889 годами, то есть к созданию современных армии и флота Япония приступила лет за пятнадцать до русско-японской войны, в ходе которой, не без напряжения, но без особых проблем, нанесла поражение армии первоклассной военной державы тогдашнего мира.
Это не единичные случаи. Аналогичным образом Россия, в которой после Первой мировой и Гражданской войн экономика была практически уничтожена, а армия значительно уступала по боевым возможностям вооруженным силам тех же Англии, Франции, Японии, уже к средине 1930-х годов (за десять лет) смогла создать мощные современные вооруженные силы, опиравшиеся на собственную промышленность.
Россия после «перестройки» также казалась в экономическом и военном плане уничтоженной практически навсегда. Восстановление армии началось в 2002-2003 годах, весьма медленными темпами, но в 2008 году Россия уже за пять дней, не имея на ТВД перевеса в силах, кроме военно-морских и ВВС, разогнала вооруженную и обученную западом грузинскую армию, бросив заодно вызов США, чьи корабли демонстрировали флаг у грузинских берегов. В 2014 году, по прошествии десяти лет с начала восстановления, армия России сорвала планы США в Крыму, причем операция была проведена настолько эффективно, что в Пентагоне и Белом доме сообразили, что произошло, когда реагировать было уже поздно.
«Срок в 10-15 лет можем считать достаточным для военного возрождения потерпевшего поражение современного государства. С учетом того, что ведется гибридная, то есть без прямых военных действий, война, основные активы в виде предприятий, научных центров и т.д. не страдают. Поражение признается политически – за счет ухода из бывших сфер влияния, ограничения своей военно-политической активности и т.д»
Таким образом, даже потерпевшие поражение в борьбе за мировую гегемонию США останутся серьезным фактором в мировой политике: их элиты будут так или иначе склонны к реваншу, а возрождение в качестве мощного военно-политического игрока, при благоприятных условиях, может произойти в считанные годы. Поэтому Китай вряд ли будет отвлекаться на непродуктивный конфликт с Россией, рискуя ударом в тыл со стороны США.
С уходом из региона американцев исчезает и проблема Южно-Курильской гряды.С уходом из региона американцев исчезает и проблема Южно-Курильской гряды

Южно-Курильская гряда нужна только Вашингтону
При этом надо иметь в виду, что у Китая и России на Дальнем Востоке есть еще один традиционный общий противник – Япония. Причем Токио проще найти точки соприкосновения с Москвой, с которой ему, по сути, нечего делить. С уходом из региона американцев исчезает и проблема Южно-Курильской гряды, которая нужна только Вашингтону – для поддержания искусственной напряженности в российско-японских отношениях. Наоборот, в отсутствие США Японии нужны хорошие отношения с Москвой, как гарантия безопасности от возможных амбиций Пекина, чтобы получить такие гарантии Япония будет готова отказаться от своих претензий на острова. При этом и Китай, имеющий в качестве противовеса вечного соперника в лице Японии, заинтересован в сохранении с Россией конструктивных, дружественных отношений.
Но может быть, у нас есть с Пекином настолько непримиримые противоречия, что Китай готов будет презреть все опасности ради реализации своих стратегических целей? Рассказывают, например, о китайских «планах» по оккупации и аннексии не то Приморья с Приамурьем, не то всей азиатской части России (всего Зауралья). Подтверждают это активностью в регионе китайского бизнеса и постепенным увеличением численности постоянного китайского населения.
«Однако, если посмотреть на рост китайского экономического и демографического присутствия в Юго-Восточной Азии, мы поймем, что северное направление для Китая приоритетным не является»
Более того, традиционно китайская и японская экспансии направлялись в так называемую «зону риса» (Филиппины, Индонезия, Юго-Восточная Азия, юг Индии, Цейлон), а в середине века китайские военно-торговые экспедиции добирались даже до Восточной Африки. А вот из Сибири японцы в 1922-1925 годах ушли сами, хоть СССР не имел сил их выбить. Даже создал буферное демократическое государство в виде Дальневосточной республики. Японцам просто понадобились ресурсы для экспансии в Китай, поход в «зону риса» сибирской глуши был признан Токио контрпродуктивным.

Японцы из Вдадивостока ушли сами.Японцы из Вдадивостока ушли сами
Япония в начале ХХ века могла спокойно удержать Хабаровск и Владивосток, даже оккупировать Петропавловск-Камчатский, но это связало бы основные силы Японской империи в противостоянии со стремящимся к реваншу СССР до тех пор, пока общая международная обстановка не позволила бы Москве вернуть военный контроль над данными территориями. При этом порты Владивостока и Петропавловска-Камчатского, равно как и Хабаровск в качестве континентальной базы на Амуре, крайне важны для России. Она будет бороться за них, пока жива, то есть не на жизнь, а на смерть. Для Японии и Китая они не имеют никакого значения. У них своих портов хватает.

Китайцы совсем не стремятся осваивать Сибирь
Теоретически Китай способен создать на Дальнем Востоке достаточный перевес в силах и средствах, чтобы занять Приморье и Приамурье, но нанести России окончательное военное поражение он будет не в состоянии. Для этого надо провести армию почти десять тысяч километров вдоль единственной линии снабжения, завязанной на Транссибирскую магистраль (Байкало-Амурская проходит за горными хребтами, и выйти на нее не так просто). Причем двигаться войскам необходимо по практически безлюдной местности, исключающей какую-либо опору наступления на местные ресурсы. При этом войну надо вести с ядерной, ракетно-космической державой, способной наносить удары на всю глубину территории любого противника.
Ради чего? Ради сибирского леса? Так его проще купить, для этого страны и торгуют. Ради нефти Тюмени и газа Ямала? Так до них не добраться – очень уж далеко.

Сибирский лес на пути в Китай.Сибирский лес на пути в Китай
«Войны обычно ведутся, когда желаемое нельзя получить иным путем, но Россия спокойно торгует с Китаем, не объявляя никаких эмбарго, и планирует только наращивать объемы торговли»
Если посмотрим на динамику движения китайского населения, то увидим, что оно стремится к океанским портам южного и восточного Китая. Это логично. Там сосредоточен основной бизнес, там рабочие места, там более высокие доходы. В массе своей китайцы совсем не стремятся осваивать Сибирь. Если бы она была пустая или принадлежала бы какой-нибудь Украине, то, может быть, Пекин и пришел бы к выводу о необходимости поставить регион под свой непосредственный контроль. Но зачем сталкиваться с дружественной державой из-за того, что тебе не очень надо, когда у тебя вокруг конкуренты, желающие забрать себе то, что тебе жизненно необходимо.

Экономика Китая без торговли не протянет и года
Китай – торговое государство. Его экономика и социальная стабильность рушится без внешней торговли. Ему нужны безопасные торговые пути. Россия непосредственно связывает его с Европой. ЕС, в условиях конфронтации с США, для Китая – перспективный замещающий рынок. Ядерная Россия надежно защищает торговые пути, проходящие через ее территорию, а также Северный морской путь. Даже если все это просто отдать Китаю, у него в ближайшие лет двадцать не будет ни достаточных ресурсов, ни достаточных технологий, чтобы все это защищать и контролировать.
Кроме того, все китайские силы сейчас направлены на обеспечение своего доминирования в южных морях. Через Южно-Китайское море, Аравийское море, Красное море и Персидский залив проходят южные пути китайской торговли, выводящие Пекин на Ближний Восток и в Европу, через Средиземное море. Этот путь контролируют российские базы в Сирии.
В Южно-Китайском море и Индийском океане интересы Китая сталкиваются с вьетнамскими, индийскими, индонезийскими. Индия – традиционный конкурент и соперник Китая, развивающийся по аналогичной с ним схеме. И индийский флот способен прервать китайские торговые пути в Индийском океане. Причем понятно, что США с удовольствием поддержат китайско-индийскую конфронтацию, поэтому с Индией Пекину также необходимо договариваться. Поэтому Индия является членом ШОС, но Индии, даже в рамках ШОС, нужны гарантии защиты ее интересов, которые далеко не всегда совпадают с китайскими. Честным посредником здесь может выступить только Россия.
Через Афганистан, Пакистан, Иран и Среднюю Азию идут континентальные пути, безопасность которых без России также невозможно обеспечить.
Таким образом, Россия:
во-первых, прямо или косвенно контролирует все морские и континентальные торговые пути, связывающие Китай с ЕС.
Во-вторых, обеспечивает надежный тыл в противостоянии с США, которое, даже будучи завершенным, может в любой момент возобновиться.
В-третьих, является лучшим возможным посредником и гарантом в налаживании отношений с такими сложными для Китая партнерами, как Япония и Индия.
При этом в Приморье и Приамурье нет ничего такого, что заставило бы Китай начать войну с державой, способной в течение получаса уничтожить не отдельного противника, а цивилизацию (не путать с человечеством, которое может выживать вне рамок цивилизации). Наконец, совместные проекты по созданию Большой Евразии (единого экономического пространства – от Лиссабона до Куала-Лумпура) обещают высокие прибыли всем участникам процесса, а работать они могут, только если открыты находящиеся под российским контролем торговые пути.

Большая Евразия.Большая Евразия
Практически все, что выпускает ее промышленность, Поднебесная делает на экспорт, внутренний рынок пока развить до необходимых размеров не удалось и никогда не удастся, какие бы амбициозные планы ни строило китайское руководство. Торговая держава всегда зависит от экспорта готовой продукции и импорта сырья. То есть если даже планировать военный конфликт с Россией, то это должен быть блицкриг, который невозможен в силу географических причин: любая армия, наступающая с Дальнего Востока, остановится от недостатка снабжения раньше, чем достигнет жизненно важных центров России, а ведь надо учесть еще и силу сопротивления Российских вооруженных сил, следовательно, внутренняя дестабилизация заставит Китай прекратить конфликт раньше, чем им будут достигнуты решительные цели.

Москва и Пекин уже давно достигли компромисса
Собственно, именно невозможность нанести друг другу решительное поражение делает Китай и Россию естественными союзниками. В политике всегда в первую очередь учитываются не планы, которые имеют свойство изменяться, а возможности. Так вот, помимо того, что России и Китаю очень выгодно сотрудничать, им еще и очень невыгодно воевать, поскольку достижение решительной победы невозможно ни одной из сторон, зато пользу из конфликта всегда извлекут третьи страны.
Москва и Пекин достигли компромисса путем переговоров.Москва и Пекин достигли компромисса путем переговоров
Но, может быть, между Россией и Китаем возможна длительная политическая конфронтация без перехода к военным действиям? Теоретически возможно все. Но на практике, если политическая позиция не может быть подкреплена реальной силой, любая конфликтная ситуация решается за столом переговоров. Уровень же взаимной заинтересованности не позволяет затевать скандалы из-за пустяков, тем более что в наиболее болезненном (территориальном) вопросе, Москва и Пекин уже давно достигли компромисса.
Таким образом, никаких оснований опасаться Китая в ближайшее десятилетие у России нет. Случай смены режима – при помощи государственного переворота по украинской модели, ведущий к полному подчинению политики страны интересам США, мы выносим за скобки, поскольку и Россия, и Китай все-таки не Украина.
Все сказанное не означает, что наши отношения будут легкими и безоблачными. Китайцы никогда не упускают свою выгоду и торгуются отчаянно (в том числе и в политике), но торговать, не воевать, к тому же мы умеем ждать, когда торгующийся сам устанет.

Источник — aurora.network

На Евразию приходится около 80% всех международных конфликтов и локальных войн

Евразийское противоборство

В настоящее время США и их союзники по блоку НАТО в борьбе за овладение природными ресурсами и новыми рынками сбыта целенаправленно и последовательно реализуют политику неоглобализма. Особенно жесткое геополитическое противоборство разворачивается на материке Евразия. В контексте современных геологических прогнозов, предупреждающих мир о грядущих изменениях географического облика Земли и, как следствие, геополитической карты мира, оно приобретает особое значение. Северная Евразия и Арктика становятся главным притягательным субъектом мировой политики.

Материк Евразия

Дело в том, что на самом большом материке планеты имеется разнообразный географический ландшафт, богатейшая фауна и флора, сосредоточена основная часть всех мировых природных ресурсов. Здесь находится «главная кладовая Земли» – Сибирь. Евразия располагает наиболее разветвленной сетью континентальных транснациональных коммуникаций, развитым технологическим потенциалом. На континенте проживает большинство населения планеты, представители пяти евразийских цивилизаций (индуистской, конфуцианской, исламской, западно-христианской, православно-славянской (восточно-христианской) из общего числа 7-8 мировых цивилизаций.

Между тем сегодня на Евразию приходится около 80% всех международных конфликтов и локальных войн. При этом большинство из них спровоцировано или привнесено извне. Нынешняя геополитическая экспансия Запада продиктована стремлением ТНК создать на материке Евразия новые, более безопасные, географические плацдармы для обеспечения жизнедеятельности представителей трансконтинентальных политических элит и функционирования инфраструктур их обслуживания. Речь здесь идет о влиятельных международных организациях (ООН, НАТО, ОБСЕ, ПАСЕ и др.), а также о правящих верхушках и их семьях, которые призваны быть проводниками и защитниками интересов Запада в конкретных государствах Евразии. Общая численность таких прозападных элементов, являющихся составной частью мировой политической и экономической элит, колеблется от 2 до 7% от численности населения конкретной страны.

Планы атлантистов

В настоящее время наибольшую опасность для евразийской стабильности и безопасности представляют действия США и Великобритании, которые стремятся во что бы то ни стало изменить геополитическую конфигурацию государственно-политических сил и установить контроль над континентальными ресурсами, коммуникациями и ключевыми государствами Евразии. По «стратегическому предвидению» Збигнева Бжезинского, так переводится на русский язык его книга 2012 года – «Strategic Vision», необходимо поддерживать сложный баланс сил на Востоке.

Уже добившись определенных результатов на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке, в Центральной Азии и на Кавказе, Соединенные Штаты Америки и Великобритания стремятся и дальше наращивать свой успех. Продолжается движение НАТО на Восток. Усиливается американское военное присутствие в регионе. Активно ведутся необъявленные торгово-экономические и финансово-информационные войны против неугодных режимов. Расширяется сеть неправительственного влияния на развитие событий в различных регионах Евразии.

Не без западного влияния волна революционных событий прокатилась по странам Северной Африки. Жертвами вмешательства во внутренние дела стали Тунис, Египет, Ливия и др. В настоящее время жесткое геополитическое противоборство развернулось вокруг Сирии, на очереди Иран. Постоянно дестабилизируется обстановка в Кавказском регионе, где Грузия и Азербайджан принимают активное участие в продвижении интересов США и их союзников по НАТО. Серьезную угрозу для безопасности континента представляет перманентный арабо-израильский конфликт.

В отношении Центральной Азии атлантические планы подразумевают полную переориентировку на США стран, которые традиционно входили в орбиту влияния России – это среднеазиатские государства. Если еще и бывшие республики СССР в Центральной Азии войдут в орбиту США, то вкупе с американским контролем над Афганистаном кольцо вокруг Исламской республики Иран замкнется. В результате увеличится эффект от внешнего давления и торгово-экономической блокады, может быть проведена быстрая военная операция против ИРИ.

Китайская геополитическая карта

Одновременно с планами переформатирования геополитической карты обширного региона от Суэца до Тибета предпринимаются усилия по нейтрализации геополитического потенциала ведущих государств континента, и прежде всего Китая, России. Вокруг КНР ведется «двойная игра». С одной стороны, США и Великобритания рассматривают «геостратегическое сотрудничество» с Китаем в качестве эффективного инструмента установления контроля над всем материком Евразия, решения глобальных финансово-экономических проблем. С другой стороны, ведется целенаправленная работа по дестабилизации внутриполитической обстановки в Китае, подрыву основ его территориальной целостности. Подобраться к КНР удобнее всего как раз через контроль над государствами Средней Азии, а также СУАР и Тибет, которые географически примыкают к этому региону и где сильны сепаратистские настроения в пользу отделения от Китая.

Закрепившись в Центральной Азии, США и Великобритания не без оснований рассчитывают взять под прямой контроль Малаккский пролив, который наряду с Тайваньским и Ормузским проливами имеет геостратегическое значение для Пекина. Через Малаккский пролив, соединяющий Тихий океан с Индийским, в Китай поступает около 80% потребляемой нефти. В планах атлантической геостратегии остаются сценарии разжигания индо-пакистанского вооруженного конфликта. В связи с этим Китай всячески стремится не допустить развития подобного сценария в обширном регионе своих традиционных интересов. Китайцы строят пакистанский порт Гвадар, где планируют разметить свою военно-морскую базу.

В целях сдерживания геополитических амбиций Китая создаются предпосылки обострения китайско-индийских отношений. В Вашингтоне и Лондоне хорошо осознают, что нынешний уровень торгово-экономического сотрудничества, при котором товарооборот достигает уже 20 млрд долларов, создает хорошие предпосылки для сближения Пекина и Дели в политической сфере. Индия уже является наблюдателем в составе континентального политического блока ШОС, где сильно влияние Пекина. В силу этих и других причин США и Великобритания намерены складывающийся стратегический альянс с Нью-Дели использовать в качестве противовеса Пекину, набирающему влияние в Евразии и мире. Ратификация сенатом США ядерного соглашения с Индией практически означает признание ядерного статуса страны, что фактически делает ее членом клуба, в состав которого входят лишь пять держав – постоянных членов Совета безопасности ООН – США, Россия, Великобритания, Франция и Китай. Одновременно достигается цель перехода под контроль Вашингтона процесса военного строительства в Индии и, как следствие, военно-дипломатической политики этого государства.

Новые геополитические проекты

В целях изменения всей геополитической конфигурации на материке Евразия имеются планы реализации новых геополитических проектов и создания военных баз НАТО, а также не сняты с повестки дня задачи разжигания этно-религиозных и межцивилизационных конфликтов, провоцирования «цветных революций», появления на мировой карте ранее непризнанных и вообще несуществующих государств. Здесь, в частности, речь может идти о дезинтеграции отдельных государств, уязвимых с точки зрения государственной состоятельности, к их числу относятся и некоторые республики бывшего СССР. Из прессы известно о существовании проектов возникновения таких государственных образований, как Курдистан, Белуджистан, Пуштунистан и др. Таким образом, достигается главная цель – дестабилизация обстановки в обширном регионе Центральной Азии. По взглядам атлантических геостратегов, именно во многом с помощью инициированного ими управляемого хаоса можно будет запустить процессы переформатирования геополитической карты Евразии по западным лекалам.

Из прессы хорошо известно о геополитических планах Турции, которая является «южным флангом» НАТО, возрождения Османской империи. Этим обусловлена нынешняя военно-политическая активность Турции вокруг Сирии. Вместе с тем современной турецкой геостратегии противостоят планы создания государства «великий Курдистан», в состав которого могут войти не только территории Ирака, Сирии, Ирана, но и Турции. Таким образом, разворачивается глобальный сценарий дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке.

«Ключевая страна» Востока

В силу природно-климатических, географических, геоисторических, геополитических и других причин «ключевой страной» не только Центральной Азии, но и всего материка остается Афганистан. Современный Афганистан объективно оказался в эпицентре глобальных проблем еще и потому, что с недавних пор превратился в главный источник мировой наркоугрозы. На территории этой мусульманской страны производится более 90%героина и опиума. Со времени ввода в страну войск НАТО в 2001 году урожаи опийного мака в Афганистане выросли почти в 40 раз.

Ситуация в Афганистане самым негативным образом влияет на развитие событий вокруг этой мусульманской страны и на всем евразийском континенте. Из сообщений СМИ уже известно о планах дестабилизации обстановки вокруг Афганистана и геополитического переустройства обширной территории на мусульманском Востоке от Суэцкого канала до китайского Синьцзяна и от Аравийского моря до Каспийского моря. В частности, речь идет о дестабилизации обстановки в Иране, Пакистане, балканизации других регионов Ближнего Востока, Центральной Азии и Кавказа.

Кризис западно-христианской цивилизации

Острые межцивилизационные процессы сегодня протекают в европейской части континента Евразия. Сегодня здесь наблюдается дальнейшее обострение геополитического противоборства между основными евразийскими цивилизациями, в частности западно-христианской, исламской и православной (восточно-христианской). В последнее время заметно осложнились отношения внутри самой западно-христианской цивилизации. Сегодня открыто конкурируют евроатлантический вектор в лице США, Великобритании, Израиля и др. и евроконтинентальная тенденция (Франция, Германия, Италия) нынешней общеевропейской интеграции.

В интересах блокирования геополитического потенциала ведущих европейских стран предпринимаются и другие усилия по изменению геополитической конфигурации и расстановки сил на Балканах, в Восточной и Северной Европе. В частности, последовательно реализуются планы отторжения Косово от Сербии в интересах создания «великой Албании». По имеющимся оценкам, нельзя исключать того, что и в других балканских странах, в частности Македонии, Греции и Черногории, в обозримом будущем будет разыграна «мусульманская карта».

Ведущим странам Старого Света не особенно нравится политика США, направленная на расширение состава НАТО. Вступление новых членов существенно подрывает в этой организации позиции таких стран, как Германия, Франция, Италия, ведет к обострению отношений в рамках ЕС, не способствует активизации российско-европейского диалога.

Миграционная угроза

В настоящее время продолжает обостряться миграционная проблема на евроазиатском континенте, что ведет к эскалации конфликтов на межнациональной почве. В наибольшей степени миграция угрожает ведущим странам Европы и Азии. В известной мере результатом роста мигрантов в европейских странах стал отказ от провозглашения христианских ценностей в общей конституции ЕС.

Несмотря на предпринимаемые меры общее количество приезжих продолжает возрастать. При этом новые жители европейских стран не ассимилируются, расселяются компактно, в повседневной жизни в большей степени придерживаются своих традиций и правил поведения. По оценкам специалистов, во многом именно благодаря сохранению и поддержанию тесных общинных этнорелигиозных связей мигрантам удается быстро адаптироваться к местным условиям, добиться хороших успехов в бизнесе и других сферах. Ситуация усугубляется стремительным старением и снижением рождаемости у представителей европейских и русской наций.

По информации СМИ, в отношении России, которая стала жертвой миграции после распада СССР, реализуются планы по изменению этно-социального состава страны в пользу выходцев из южных стран СНГ. Так, в частности в российской столице, численность русско-славянского населения сократилась до 30%, уровень нелегальной миграции кратно превышает число зарегистрированных гастарбайтеров и других мигрантов. В современной России историки сравнивают нынешние миграционные процессы со временами трансформации христианской Византии в мусульманскую Османскую империю.

Противоборство на постсоветском пространстве

Жесткое межцивилизационное противоборство в Евразии наиболее наглядно проявляется на постсоветском пространстве. Планы англо-американской геостратегии в отношении этого региона евразийского континента предусматривают прежде всего изменение конфигурации политических сил и формата власти во многих странах СНГ, и в первую очередь в России. Речь идет о перекройке государственных границ новых суверенных стран, создании новых военно-политических союзов антироссийской направленности. При этом геополитические оппоненты исходят из того, что установление контроля над постсоветским пространством и территорией России открывает дорогу к установлению нового мирового порядка в планетарном масштабе.

В который раз в российской истории свои территориальные претензии к России выдвинул целый ряд стран. Норвегия претендует на полярный шельф в Баренцевом море; Дания, Германия, Финляндия, Япония, Канада, США и др. – на Арктику; Япония – на Курильские острова; Китай – на амурские пойменные острова; Грузия – на главный Кавказский хребет, половину Карачаево-Черкессии, г. Сочи; Туркмения, Казахстан, Азербайджан – на раздел Каспийского (Хазарского) моря; Эстония – на часть Ленинградской и Псковской областей; Латвия – на часть Псковской области; Финляндия – на западную Карелию, северо-запад Ленинградской области, арктический порт Печенгу и ряд островов в Финском заливе; Польша, Германия, Литва – на Калининградскую область; Украина – на Краснодарский край, Воронежскую, Курскую, Белгородскую и другие территории. И это не полный перечень претендентов поживиться за счет отдельных территорий российского жизненного пространства. В российской истории аналогичные претензии уже выдвигались к стране, в частности, в 1917 году. Существует немало прогнозов, подтверждающих, что и в XXI веке Россию ожидают нелегкие времена.

В наши дни ареной геополитического противоборства вокруг России стало практически все постсоветское пространство. Разновекторные интеграционные процессы здесь приняли характер жесткого интеграционного противоборства. С одной стороны, это бывшие советские республики, которые продолжают ориентироваться на Россию. Речь идет, прежде всего, об Армении, Белоруссии, Казахстане, Киргизии, Узбекистане, а также о таких государственных образованиях, как Абхазия, Приднестровье, Южная Осетия. В то же время в орбиту антироссийской стратегии оказались вовлечены страны Балтии, Грузия, Украина, Азербайджан.

В настоящее время продолжается геополитическая борьба вокруг Союзного государства Белоруссии и России. На Западе продолжают «бояться» возрождения большой России. Между тем Республика Беларусь остается практически единственным союзным государством России на западном направлении. Лишь Минск не входит в антироссийские союзы. В связи с этим Запад не оставляет планов по дестабилизации обстановки в Белоруссии и смены власти в этой стране, обострению белорусско-российских отношений. Одновременно предпринимаются скоординированные шаги по недопущению российско-украинского диалога. Таким образом, планируется окончательно заблокировать интеграционные процессы восточнославянских стран, не допустить возрождения территории «Исторической России».

Наряду с планами окончательно подорвать православное триединство белорусов, русских и украинцев сегодня США и их союзники преследуют цель изолировать Российскую Федерацию от ведущих стран Западной Европы.

В стремлении реализовать свои стратегические планы Запад исходит из того, что только целенаправленное сдерживание морально-психологического, экономического и военно-политического возрождения России позволит им окончательно выиграть геополитическую войну на всем постсоветском пространстве и на континенте Евразия в целом. При этом особое значение придается недопущению создания Евразийского союза на постсоветском пространстве под эгидой России.

В целом нынешнее состояние нестабильности и конфликтности в Евразии чревато непредсказуемыми последствиями для судеб мира и требует от ведущих евразийских стран объединения усилий, большей консолидации и солидарности в деле противодействия вмешательству извне, обеспечения безопасности на самом большом континенте планеты Земля. В современных условиях Россия, Китай и другие ведущие государства Евразии должны исходить из необходимости сформировать структуру обеспечения системы коллективной безопасности на материке, которая могла бы стать важной составной частью международной системы безопасности.

11 ноября 2012 г.

Источник — Торгово-промышленные ведомости
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1352634120

США будут воздерживаться от прямой конфронтации с Ираном

Дуга нестабильности»: будут ли ее переформатировать?

Елена Касумова, доцент кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана:

— Переформатирование евразийского пространства началось гораздо раньше появления неоконсервативных теорий конца ХХ века. Это — распад СССР и Югославии, возникновение на территории этих стран военных конфликтов, включая карабахский. Понятно, что такое развитие событий прогнозировалось и реализовывалось при непосредственном участии тех сил, которые мы привычно называем Западом. Другое дело, что победа в холодной войне укрепила в американском истеблишменте ложную веру в безграничность своих возможностей. А помножьте ее на мессианскую идею глобального лидерства Америки — и вы получите то, что мы сейчас имеем: хаос или, по меньшей мере, потерю стабильности в странах «арабской весны», фиаско «цветных революций», заметное снижение политического веса США и их союзников, появление новых вызовов и рисков. Прежде всего, в лице т.н. политического ислама. А это значит, что концепция евразийского «переформатирования» по западным лекалам полностью обанкротилась. Как это не печально, но мир вступает в «войну цивилизаций», в которой у Запада есть противник в лице исламских радикалов, но нет надежных союзников.

Поэтому я думаю: кто бы ни стал президентом США — Обама или Ромни — американцы будут строить свою политику в контексте, близком к теории Збигнева Бжезинского, которую он еще раз повторил в свой последней книге «Стратегическое видение: Америка и кризис мирового порядка». Говоря очень коротко, речь идет о выстраивании альянса Запада и России «от Ванкувера до Владивостока» с включением Турции в эту систему отношений. Уже сегодня Вашингтон старается сблизить позиции с Москвой и по иранской проблеме, и по будущему Афганистана. Конечно, можно говорить только о контурах подобного альянса, но, на мой взгляд, американской администрации сейчас даже выгодна жесткая позиция России по Сирии и Ирану. Она отодвигает угрозу широкомасштабной войны в этих странах, в которую США совершенно не хотят ввязываться. Этот новый аспект российско-американских отношений необходимо учитывать постсоветским государствам, которым вовсе необязательно для позиционирования себя «стратегическим союзником» одной из сторон, становиться в оппозицию другой стороне. Кстати, поражение Саакашвили тоже убеждает в этом.

Ризван Гусейнов, политический аналитик, журналист:

— Я думаю, что в ближайшие год-полтора в странах Магриба и Ближнего Востока напряженность в виде «арабских весен» и революций будет спадать или идти самотеком. Это связано с тем, что Запад на первом этапе добился свержения правящих режимов в некоторых арабских странах и установления полного контроля над энерготранзитными потоками на стыке между Европой, Азией и Африкой. И до президентских выборов в США, и после них внимание американского истеблишмента будет приковано к внутренней политике, а значит особых подвижек и потрясений на евразийской «дуге нестабильности» не предвидится.

Ныне все внимание сосредоточено на Сирии, где сейчас идут тяжелые бои, настоящая гражданская война. По всей видимости, США постараются «поднажать» с проектом свержения Башара Асада, и в этом вопросе главную роль играет Турция. Дело в том, что у Штатов уже нет прежней уверенности в том, что удастся свергнуть режим Башара Асада, в связи с чем, эту задачу «перепоручили» Турции, на которую и будут вешать всех собак в случае неудач на сирийском фронте. Настойчивая поддержка Сирии со стороны России и Китая на данном этапе блокирует попытки Запада решить судьбу сирийских властей.

Что касается Ирана, то и в этом вопросе Запад вынужден будет довольствоваться методом экономических и финансовых санкций.

Я уже сказал, что после президентских выборов 2012 года от США еще некоторое время не следует ожидать активной политики на Ближнем Востоке, в Малой Азии и на Кавказе. Дело в том, что США и натовский альянс намерены вывести коалиционные войска из Афганистана, а этот процесс может занять не менее года, а то и больше. В результате, в течение 2013-2014 гг. можно прогнозировать некоторый спад американской активности на евразийской дуге. Однако этот спад послужит для подготовки первого этапа американской интервенции в Иран, а также обострения ситуации на Южном Кавказе и в Прикаспийском регионе, которые, возможно, начнут искрить наподобие «арабской весны» 2011-2012 гг.

Александр Васяк, генерал-майор, военный эксперт:

— О том, что Америка слабеет, как и весь НАТО, говорит не только такой авторитет, как Збигнев Бжезинский. Действительно: мощной силой становится политический ислам, Китай превращается в реальную сверхдержаву, а Россия никак не встраивается в систему международных отношений, предлагаемых миру Западом. Но значит ли это, что Соединенные Штаты откажутся или хотя бы заметно скорректируют свою позицию по переформатированию Большого Ближнего Востока? Не думаю. Реальная мощь Соединенных Штатов определяется колоссальными военными ресурсами и фактическим контролем над состоянием мировых финансов. Это — резерв прочности, который на данный момент практически неисчерпаем. А, главное, любые просчеты в политике на «дуге нестабильности» реально не угрожают интересам национальной безопасности США, в отличие, к примеру, от Западной Европы, куда устремились миллионы беженцев с африканского континента. Ну, и надо понимать, что свои национальные интересы США далеко не всегда отождествляют с интересами стран НАТО, не говоря уже о других государствах.

Никто не оспаривает тот факт, что США придется искать новые формы отношений с привычными геополитическими игроками — Россией, Китаем, теми же суннитскими монархиями. Очевидно и то, что планы мировой гегемонии в рамках концепции глобального лидерства Америки провалились, хотя Соединенные Штаты пока остаются самым мощным центром силы. Их потенциал позволяет им оказывать давление на всех политических акторов процессов, протекающих на Большом Ближнем Востоке.

Я согласен с теми, кто считает, что Запад уже «приговорил» режим Асада. Надо полагать, что ближайшие полгода будут потрачены на его «добивание» с тем, чтобы потом вплотную заняться Ираном. Этот факт вовсе не означает прямую интервенцию в Иран. Скорее, он подразумевает дальнейшее удушение Тегерана санкциями с вероятным нанесением «показательного» удара по ядерным объектам этой страны. Такая атака не станет поводом для раскручивания новой большой войны на Ближнем Востоке. Более того, она не приведет к падению правящего режима с последующей «вестернизацией» Ирана. Но она может стать отрезвляющим «ушатом холодной воды» для амбициозного Тегерана.

Значит ли сказанное, что Вашингтон будет осуществлять именно такой, близкий к силовому, сценарий геополитических преобразований на всей «дуге нестабильности»? Вовсе нет, но он вполне вероятен.

Алексей Синицын, главный редактор NET-FAX — NET-ФАКС:

— Есть такой медицинский термин «шеррингтонова воронка», который можно применить и в политологии. Он обозначает неадекватную реакцию, вызванную тем, что мозг получает слишком много сигналов, чтобы дать на них правильные ответы. События на «дуге нестабильности» породили слишком много вызовов, которые застали США и Западную Европу врасплох. Вспомним, хотя бы реакцию исламского мира на фильм «Невинность мусульман» и убийство американского посла в Ливии. Поэтому какая-то коррекция внешнеполитического американского курса обязательно последует. Но реализуется ли она в рамках концепции Бжезинского о создании нового альянса Запада с Россией? Вряд ли. Лимит «перезагрузки» уже достигнут: Россия не пойдет на дальнейшее сокращение ядерных арсеналов, а США никогда не откажутся от ПРО. Кстати, и Турция, которой Бжезинский выделяет особое место в своем гипотетическом альянсе, явно охладела к идее вступления в Евросоюз. Она стремится занять лидирующее место в исламском мире.

Очевидно, что «приговорив» Сирию, США будут максимально долго воздерживаться от прямой конфронтации с Ираном. Надо учесть, что он является серьезным противовесом суннитским монархиям, которые сейчас выступаютвдохновителями, координаторами и спонсорами арабских революций.

Конечно, перед американцами стоит сейчас очень сложная задача — уйти из Афганистана так, чтобы оставить эту страну и всю Центральную Азию под своим контролем, в том числе и военным. Поэтому лодку государственности стран Кавказа и Прикаспия еще года два никто раскачивать точно не будет. Во всяком случае, не будет это делать демонстративно, как это было во время «цветных революций» в Грузии или на Украине. Прогнозировать развитие событий на евразийской дуге после 2014 года просто невозможно, потому что она обязательно «подарит» новые риски и угрозы. Но зато можно уверенно утверждать: чем более взвешенно по отношению к своим большим «стратегическим союзникам» будут относиться мусульманские постсоветские страны, чем больше они будут дистанцироваться от политики, проводимой богатыми арабскими монархиями, тем больше шансов, что в каспийском регионе удастся избежать серьезных политических потрясений, не говоря уже о его «переформатировании».

NET-FAX — NET-ФАКС