Дмитрий Медведев провел переговоры в Туркмении


Президент России Дмитрий Медведев побывал в Туркменистане, уточнив с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым нюансы сотрудничества двух стран в современных экономических условиях.

«Мы очень ценим те особые дружественные отношения, отношения стратегического партнерства, которые сложились между нашими странами, — заверил российский лидер на переговорах с Гурбангулы Бердымухамедовым. — Эти отношения имеют прочную основу, договорную основу и очень хорошую динамику. И, как мне представляется, за последнее время мы также внесли в эту динамику и свой вклад».

Самый большой вклад в двустороннее сотрудничество по традиции вносит топливно-энергетический комплекс, где у сторон есть целый ряд договоренностей и проектов, которые сегодня приходится слегка корректировать. «Россия — наш давний партнер, с которым у Туркменистана сложены традиционные связи в данной области, и поэтому на основе существующих двусторонних соглашений мы готовы наращивать объемы экспорта туркменского природного газа, конечно, в Российскую Федерацию», — заявил Бердымухамедов.

Россия, правда, к этому пока не готова. Действующий контракт «Газпрома» с Туркменией предполагает ежегодные поставки газа в объеме 10-30 миллиардов кубометров. В этом году, как рассказал вице-премьер российского правительства Игорь Сечин, «Газпром», естественно, выполнит свои обязательства, но по нижней планке — 10-12 миллиардов кубометров. «Эти объемы будут уточняться, и при наличии возможностей «Газпром» будет учитывать просьбу наших партнеров. Но это вопрос корпоративных договоренностей», — добавил он.

Россия и Туркмения сошлись в оценках своих перспектив на европейском газовом рынке в ближайшие годы, в которые рост потребления газа в Европе будет постепенно расти вслед за ростом экономики. «Нам представляется тяжелым увеличивать в ближайшие годы экспортные поставки на Европу, особенно с учетом того, что там работают активно норвежские партнеры, есть другие источники поставок», — отметил Игорь Сечин. В связи с чем России и Туркмении приходится корректировать ряд совместных проектов. В частности, реконструкции и расширения Прикаспийского газопровода, по которому Ашхабад планировал направлять в Европу большие объемы своего газа. «Мы не замораживаем прикаспийский проект, — уточнил российский вице-премьер. — Мы имеем в виду реализацию всех договоренностей по нашему газовому сотрудничеству, но приоритеты будут определяться рыночной ситуацией».

В такой ситуации Туркмения вполне объективно начинает искать для себя возможности на других рынках и особенно на китайском. Российскую сторону это нисколько не смущает. По крайней мере Игорь Сечин не видит никакой конкуренции с Туркменией на китайском направлении. «Условия работы Туркмении с Китаем отличаются от наших условий, потому что китайские компании кредитуют и заходят на развитие месторождений, участвуют в инвестициях, Туркменистан участвует в строительстве газопроводов. Думаю, что параметры цены контрактов надо рассматривать в комплексе», — пояснил он.

Медленный рост мировой экономики делает невозможным реализацию ряда альтернативных газовых проектов, которые по задумке должны брать свое начало как раз в каспийском регионе. Например, идеи газопровода Nabucco, по которому каспийский газ в обход России мог бы попадать в Европу. В России ничего против газопровода вроде бы не имеют, но в перспективы его совсем не верят. «С учетом оценок туркменской стороны, европейских экспертов и мировых экспертов, текущая рыночная ситуация на газовом треке позволяет сказать, — и я об этом говорю без сарказма, — что перспектив у Nabucco нет», — заявил журналистам Игорь Сечин, предложив идеологам газопровода подождать до лучших времен. Правда, к тому времени вице-премьер России обещает запустить и «Северный поток», и «Южный поток».

Такие прогнозы нисколько не мешают российским компаниям изучать свои возможности для участия в создании новых газопроводов. Так, «Газпром» может стать участником строительства газопровода TAPI, по которому газ из Туркмении через Афганистан мог бы пойти в Пакистан и Индию. «У «Газпрома» есть разные предложения, — рассказал Игорь Сечин о возможных вариантах участия в проекте. — Их формы могут быть разными, в зависимости от того, как партнеры видят себе это сотрудничество. Возможно, как подрядчик, как проектант, как полноправный участник консорциума. Близко время, когда будет выбираться лидер проекта, и «Газпром» может поучаствовать в тендерных процедурах по этому направлению, и если компания станет полноправным участником, то будет рассчитывать и на возможность участия в работе по сбыту объемов газа».

Между тем

В январе 2011 года Дмитрий Медведев выступит на экономическом форуме в Давосе и будет главным докладчиком на первой пленарной сессии, заявил помощник президента РФ Аркадий Дворкович. Акцент будет сделан на модернизацию экономики России и сотрудничество с иностранными партнерами.

№5320 (241) от 25 октября 2010 г.

Источник — Российская газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287983700

Иран не представляет угрозу для финансовой системы Азербайджана

Т. Джафаров

США уже давно ведут политику распространения «страха перед Ираном» в соседних с Исламской республикой странах, сказал Trend директор иранского банка «Saderat» («Экспорт»), экс-министр труда и социальных отношений Ирана Мухаммед Джахроми.

Ранее в ходе визита в Азербайджан заместитель министра финансов США по вопросам терроризма и финансовой разведки Леви Стюарт заявил о необходимости разработать общие меры по защите финансовой системы Азербайджана от угрозы, представляемой Ираном, помочь защитить репутацию финансового сектора страны и привлечь инвестиции в страну.

«Как уже не раз отмечалось, Азербайджан — важный стратегический партнер США. Исходя из этого, позиции США и Азербайджана по вопросу ядерной программы Ирана необходимо сблизить», — отметил Леви. По его словам, Иран представляет угрозу не только для стран региона, но и для всего мира, а, учитывая географическую близость Азербайджана и Ирана, Баку должен быть более бдительным.

Как отметил Джахроми, в противовес требованиям США, Иран продолжает поддерживать экономическое сотрудничество с соседними странами, связанными с Исламской республикой тесными историческими и культурными узами. «Мы не считаем для себя опасными соседние с нами страны и Иран не представляет никакой угрозы для своих соседей», — сказал Джахроми.

Директор иранского банка «Saderat» Джахроми в качестве особого гостя принимает участие в III Бакинской международной конференции государств-участников СНГ «Финансовые институты — основа структурной модернизации экономик государств-участников СНГ».

По словам руководителя иранского банка, экономика региона развивается в условиях взаимовыгодного сотрудничества между соседними странами, что вызывает крайнюю обеспокоенность США. «В отношениях Ирана и Азербайджана нет никаких угрожающих факторов. Две страны, связанные историческими узами, продолжают сотрудничество», — сказал Джахроми.

США и ряд других стран Запада обвиняют Иран в разработке ядерного оружия в военных целях под прикрытием программы мирного атома. До настоящего момента Совбез ООН принял шесть резолюций, четыре из которых направлены на введение санкций против Ирана, требующих от него отказаться от обогащения урана, и две резолюции содержат предупреждения.

Девятого июня 2010 года Совет Безопасности ООН принял очередную резолюцию, которая предусматривает ужесточение санкций в отношении Тегерана в связи с его отказом свернуть работы по обогащению урана. Четвертая по счету резолюция, предусматривающая санкции против Ирана, была принята Совбезом из-за нежелания Тегерана выполнять международные требования, касающиеся прояснения ряда вопросов мирового сообщества по иранской ядерной программе, в том числе и существования военной составляющей.

источник — http://ru.trend.az/news/politics/1769934.html

Иракский газ соперничает с каспийским

Лондон отводит Баку важную роль в обеспечении энергобезопасности Европы

Нефть – одно из окон Азербайджана в мир.

Сегодня завершается официальный визит в Баку министра Великобритании по вопросам Европы, члена британского парламента Дэвида Лидингтона. Его в поездке в Азербайджан сопровождает большая делегация, в состав которой входят преимущественно бизнесмены. На встречах с руководством Азербайджана Лидингтон особое внимание уделил вопросам поставки в Европу каспийских энергоресурсов.

В первый же день визита британскую делегацию принял президент Азербайджана Ильхам Алиев. В ходе беседы были затронуты различные аспекты успешного сотрудничества между двумя странами. Особо было отмечено, что в последние годы увеличивается интерес стран Запада к сотрудничеству не только в энергетической сфере, но и в других областях.

Между тем, отслеживая итоги встреч в Баку и проведенных здесь переговоров, местные наблюдатели пришли к выводу, что одной из основных тем, интересовавших британского министра, был вопрос доставки каспийских энергоресурсов в Европу. Впрочем, этого не скрывал и сам Дэвид Лидингтон. Выступая в Азербайджанском университете языков с докладом на тему «Азербайджан и его роль в Европе», он заявил, что богатые нефтегазовые ресурсы Азербайджана играют важную роль в обеспечении энергобезопасности Европы. При этом министр особо подчеркнул, что транспортировка азербайджанского газа по Южному энергетическому коридору из Турции в ЕС является новым и важным энергетическим источником для Евросоюза и Азербайджан как производитель газа может принести на энергетическом рынке пользу другим странам региона при поиске ими новых маршрутов.

Расшифровывая слова британского министра, можно сказать, что официальный Лондон ратует за участие Баку в проекте Nabucco и приветствует подписанную недавно президентами Азербайджана, Грузии и Румынии Бакинскую декларацию, в которой дана политическая поддержка проекту прокладки нового маршрута по доставке сжиженного газа из Азербайджана в Румынию. Вместе с тем реализация этих проектов, безусловно, сделает их привлекательными для Казахстана и Туркмении, которые также заинтересованы в диверсификации маршрутов доставки своих энергоресурсов на мировые рынки.

Сомневаться в этом не приходится хотя бы на примере трубопровода Баку–Тбилиси–Джейхан. Вопреки множеству преград этот трубопровод был построен, и по нему сегодня прокачивается как нефть Азербайджана, так и Казахстана и Туркмении. Воспользоваться этим маршрутом, согласно сообщению некоторых изданий, намеревается и российская компания «ЛУКОЙЛ». В настоящее время она ведет переговоры с операторами проекта по тарифам транспортировки своей каспийской нефти. Так что интерес к южному газовому коридору вполне может быть привлекателен для стран Средней Азии и Казахстана.

Что же касается проекта Nabucco, ставшего предметом споров и обсуждений в ряде западных и российских СМИ, то он, по мнению многих экспертов, стал принимать реальные очертания. Азербайджан готов участвовать в этом проекте, причем не только в качестве поставщика газа, но и страны, имеющей разветвленную инфраструктуру для транзита голубого топлива третьих стран. В настоящее время в этом направлении ведутся переговоры. Однако, по мнению американских специалистов по энергетическим вопросам в Евразии, в газовый консорциум Nabucco гораздо быстрее вступит Ирак, чем Туркмения.

Не сомневается в этом и руководитель Центра нефтяных исследований Азербайджана Ильхам Шабан. «Ирак является ближайшим соседом Турции, и после соединения магистралей двух стран не будет никаких проблем для доставки иракского газа на европейские рынки при условии разрешения вопросов безопасности», – заявил «НГ» эксперт. При этом он отметил, что участие Туркменистана в этом проекте в ближайшей перспективе будет проблематично: помимо финансов надо решить вопросы транзита через Кавказский коридор, а также вопросы строительства транскаспийского трубопровода, по которому будет осуществляться доставка газа. По этой причине и с учетом неразрешенности вопросов статуса Каспия иракские газовые месторождения имеют ряд преимуществ перед каспийскими, считает эксперт.

Сохбет Мамедов Источник — Независимая газета

Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287693420

В Киргизии началась атака на пророссийские партии

В Киргизии началась атака на пророссийские партии

Робкие надежды на стабилизацию ситуации в Киргизии не оправдались. После прошедших парламентских выборов в республике возобновились акции протеста. На площадях каждый день митингуют люди, которые заявляют о недовольстве итогами выборов и требуют пересчета голосов. ЦИК республики отступает перед таким натиском и не оглашает результаты голосования.

«Бакиевские не пройдут! Наши дети не для этого отдавали жизни в апреле у Белого дома!» – победа на парламентских выборах партии «Ата Журт» вызвала ожесточенные протесты со стороны нескольких сотен человек. Акции протеста против результатов выборов прошли в Бишкеке, Нарыне, Баткене. В столице митингуют от нескольких десятков, до пары сотен человек, требующих пересчитать голоса и не пускать «Ата Журт» в парламент. Митингует одна и та же группа – людей, представляющихся родственниками погибших 7 апреля у Белого дома, подвозят микроавтобусами. Ровно в 16.00 акция протеста заканчивается, чтобы возобновиться на следующий день. Одновременно с этим уже восемь дней митингует примерно равное количество партии «Бутун Кыргызстан». Они утверждают, что их партия преодолела пятипроцентный порог и прошла в парламент.

Официальные итоги выборов в парламент до сих пор не оглашены, ЦИК решил сверить более 2 тыс. поступивших факсом копий протоколов с оригинальными версиями, работа идет медленно, по некоторым данным уже обнаружены «существенные расхождения». Сколько времени Центризбирком будет держать в неведении избирателей, неизвестно, в одном из интервью представитель ЦИКа заявил, что процесс обработки голосов может затянуться «хоть до Нового года».

По мнению наблюдателей, столь долгий процесс вызван не столько техническими трудностями, сколько сложной политической обстановкой – недовольных выборами в стране много, в числе проигравших – сразу несколько провластных партий, а среди выигравших – оппозиционеры.

У так называемых революционных сил есть несколько вариантов того, как не пустить соперников во власть, «правильно» пересчитать голоса; ввести в действие задним числом (такое в Киргизии возможно) закон о люстрации, запрещающий чиновникам, работавшим при прежней власти занимать госдолжности; спровоцировать массовые волнения, обвинить во всем случившемся своих политических противников и нейтрализовать их; договориться с президентом Розой Отунбаевой, которая может, соблюдая определенные процедуры, распустить нынешний состав парламента.

Реализация любого из вышеперечисленных вариантов или «коктейль» из нескольких однозначно могут привести к ожесточенному противостоянию сторонников конкурирующих партий. Местные политические тяжеловесы имеют не только политические, но и «боевые крылья» численностью если не в сотни, то в десятки вооруженных боевиков точно.

Наиболее вероятное место, где может произойти вспышка недовольства, – юг страны. Именно там нынешняя власть слабее всего контролирует ситуацию, и именно там у «Ата Журта» и «Бутун Кыргызстана» наибольшее количество сторонников. Как стало известно «НГ», власти готовятся подавить возможные беспорядки – к примеру, за последние дни из Бишкека в Ош по воздуху переброшено несколько сот солдат.

Одним из направлений, по которому проигравшие на выборах провластные партии решили действовать, – это критика России и партий, добившихся победы при ее помощи. Антироссийская риторика и крики об угрозе потери суверенитета, а также «предательстве родины» главным образом бьют по партиям «Ар Намыс» Феликса Кулова и «Республика» Омурбека Бабанова.

В организации подобных мероприятий замечены члены проамериканской партии «Ата Мекен», а также некоторые сотрудники НПО. Так, накануне в Бишкеке у посольства России прошла акция «Путин, прочь руки от Кыргызстана!». Само мероприятие оказалось весьма показательным – собравший на мероприятие десять сторонников Илья Лукашов одновременно говорил от имени всего народа Киргизии, требовал от России не вмешиваться во внутренние дела республики и тут же отмечал, что ни он, ни страна «не отказываются от российской помощи и грантов». Любопытно, что представившийся «независимым журналистом» Лукашов на самом деле является редактором финансируемого на деньги США информационного ресурса.

Помимо политических рисков неопределенность с результатами выборов влечет за собой значительные затруднения в работе госаппарата и отсутствие денежной помощи из европейских стран (деньги придут только после начала работы парламента).

В свете последних событий будущая эффективность парламентской республики по-киргизски выглядит все сомнительнее. Участники политической борьбы в стране демонстрируют все меньше качеств, необходимых для нормальной работы парламента, вместо диалога, ведущего к достижению компромиссов, они предпочитают выяснять свои противоречия на улицах.

Бишкек

Григорий Михайлов Источник — Независимая газета
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287660360

Армяне в центре противостояния двуглавого Орла, Льву и Солнцу


Гезалова Нигяр,кандидат исторических наук

(О КНИГЕ Д. БОРНОТЬЯНА ИРЕВАНСКОЕ ХАНСТВО ПРИ ГАДЖАРАХ (1795-1828).

Как известно во всей псевдонаучной проармянской литературе наблюдается тенденция развивать мысль о существовании армянских земель на территории Южного Кавказа с древних времен. Исследования проармянских ученых, которые в принципе не могут быть подкреплены никакими историческими документами и строятся на бездоказательных утверждениях или прямом искажении реальных источников, неоднократно разоблачались в нашей историографии ведущими историками Азербайджана. Тенденциозность, искажение исторической действительности принятая в трудах армянских ученых, не являются исключением в исследованиях американского ученого, армянского происхождения Д.Борнотьяна[1]. Как известно, в проармянской историографии налицо метод действия по принципу, что захвачено путем истребления, вытеснения и геноцида местного населения, — то мое, включая историю и культуру. Этот принцип активно применялся и применяется армянами в отношении исторических земель и памятников культуры Азербайджана. В связи с этим армянские ученые без зазрения совести пытаются представить мировой общественности историю исконно азербайджанских земель как историю так называемой Восточной Армении[2].

В данной статье мы рассмотрим книгу Д.Борнотьяна Иреванское ханство при Гаджарах (1795-1828)[3]. В данном исследовании автор пытается рассмотреть историю одного из Азербайджанских ханств[4] накануне российского завоевания. Автор исследует границы, административное устройство, формы землевладения в Иреванском ханстве, а также дает сведения об этническом составе ханства, развитии ремесла и т.д.

Мы не считаем нужным и возможным, в рамках данной статьи давать развернутый ответ на все те голословные псевдофакты, которые содержатся в данном труде. Ответ на эти обвинения хорошо известен любому непредвзятому историку, знакомому с историей региона. Так богатое историческое наследие Азербайджанского народа не нашло какого-либо отражения в книге Борнотьяна, хотя автор рассматривает историю Азербайджанского ханства, с преобладающим азербайджанским населением и при этом не разу не называет это ханство азербайджанским, а местное население азербайджанцами[5]. То есть автор фактически полностью игнорирует историю Азербайджанского народа населяющего данный регион.

Наше внимание привлек также тот факт, почему исследователь обращается именно к данному периоду этого ханства (1795-1828 гг.), хотя уже с 1747 г. (после смерти Надир шаха) Иреванское ханство существует как независимое владение[6]. Такая тенденция присуще почти всей армянской историографии[7], нам бы хотелось подчеркнуть основные мотивы такого подхода. Рассмотрение истории Иреванского ханства только в выше указанных временных рамках связано с тем, что именно в это время лидеры армянских общин расселенных по всему миру, стали более активно интриговать с главным экспансионистским государством в то время в регионе — Российской империей, преследуя цель создания Армянского государства. Как отмечает Борнотьян, начиная с XVII века некоторое число армян проживающих на Южном Кавказе, мечтали об автономии армян и для этого искали помощи у различных стран, хотя большинство армян, не рассчитывало на восстановления армянского государства, и не было заинтересовано в какой либо деятельности по поиску покровителя. Это были в основном известные армяне, жившие вне Иревана, в Гарабахе[8], Тифлисе, Москве, Индии и даже Бесарабии, они были главной двигающей силой идеи об автономии армян.[9] Как известно армяне это пришлый элемент на Кавказе. Значительные поселения армян на Кавказе появились только после российского завоевания. После завоевания северо-азербайджанских земель, как и всего Южного Кавказа, Российской империей, армян всячески поощряли расселяться в завоеванных российских землях.[10] Проводимая Российской империей политика заключалась в том, чтобы, опираясь на христианское население (грузин и армян), вытеснить мусульманское (азербайджанцев), рассматривая их как ненадежный элемент, тем самым, манипулируя историей целого народа.[11] Наиболее активно Россия начала проводить свою политику в регионе во время правления Екатерины II (1762-1796)[12]. Для этого была разработана целая программа, которая заключалась в разделе азербайджанских земель между Восточной Грузией и восточным Армянским царством. По этому плану эти два христианских государства стали бы буферами против мусульманских соседей, и способствовали бы усилению влияния России на Кавказе, а также обеспечивали бы безопасность ее восточных границ. Нерешительность Российской императрицы Екатерины II захватить Южный Кавказ в конце XVIII в., Борнотьян объясняет следующими причинами- то что, восточная Грузия, располагаясь на своих исторических землях, обладала лишь небольшой постоянной армией, в случае персидского вторжения Россия не могла доверять ханам (азербайджанским — Г.Н.), а армяне, рассыпанные по всему региону не имели ни центрального правительства, ни постоянной армии[13]. И действительно, армяне не обладали какой-либо формой самостоятельного управления на Южном Кавказе, тем более организованными вооруженными формированиями, так как главным занятием их в регионе была торговля.[14] Таким образом, невозможно рассматривать историю региона, где армяне не играли какой-либо политической или социальной роли, или даже до конца XVIII начала XIX вв. практически отсутствовали. Именно этим фактом мы объясняем нежелание армянских исследователей в том числе и Борнотьяна, подробно исследовать историю ханства в более ранних хронологических рамках.

В первой главе Противостояние двуглавого Орла, Льву и Солнцу- Русско-персидский конфликт за господство в Восточной Армении, кратко изложена история борьбы за господство в регионе между соседними государствами, а также русско-иранские войны в контексте международной отношений начала XIX в. Сделанные автором выводы заключаются в том, что он, следуя выше указанной концепции, рассматривает армян как важный элемент в этой борьбе за господство в регионе между соседними государствами. В подтверждение этого Борнотьян приводит такой довод что, вопрос о лояльности и нейтралитете армян занимал важное местно во внешней политике России и Персии….[15] Автор пытается представить армян как реальных игроков в этой борьбе за господство в регионе, хотя в действительности они были лишь удобной марионеткой в руках сильной Российской империи, которая пыталась утвердиться в этом регионе. То есть армяне были лишь средством для претворения в жизнь агрессивных захватнических планов России. К примеру, автор сам признает что с вступлением на престол Петра Великого, армяне превратились в важный элемент российской экспансионистской политики.[16] Далее он приводит сведения о связях армянского населения в основном Гарабаха с Петром I. Хотя в действительности речь должна идти о христианском — албанском населении Гарабаха. Любопытно, что эти христиане в письме к Петру I называли себя не армянами, а агванцами или афганцами, что является синонимом слова албан.[17] Более того, автор одного из важных источников того времени Есаи Гасана Джалала, называет Гарабах, страной Агванской (то есть Албанской), а местное христианское население агванцами,[18] естественно все эти факты игнорируются Борнотьяном.

Мы не можем также согласиться с утверждением автора, что хотя Гаджары и объявляют себя частью Турко-Огузской конфедерации которые прибыли в Персию в XII в., действительное происхождение Гаджар неизвестно[19]. В действительности многочисленные исследования вопроса о происхождении Гаджар[20], в том числе и в азербайджанской историографии, убедительно доказывают на основе обширной источниковой базы, тюркское происхождение гаджаров. Первые сведения о расселении Гаджар на территории Азербайджана (главным образом в районе Халхала), появляются уже с середины V века.[21]

В другом месте автор утверждает, что в ходе похода Ага Мухаммед хана на Южный Кавказ весной 1795 г., Иреванский хан якобы сразу подчинился Ага Мухаммед хану, так как приходился по материнской линии кузеном ему[22]. Хотя в действительности Иреванский хана в течение некоторого времени оказывал сопротивление войскам Ага Мухаммед хана, однако затем был вынужден подчиниться превосходящим силам противника.[23] Как отмечает Сайкс, Иревань сдалась, только после падения Тифлиса[24] (то есть примерно в конце сентября – Г.Н.).

Во второй главе Горная местность и Кочевники- Страна и Население автор рассматривает географическое расположение ханства, административное разделение (15 махалов), дает описание города Иревани на основе очень интересных источников, и приводит данные о составе населения ханства. В отличие от других армянских исследователей Борнотьяна, хотя бы не пытается скрывать факты. Касаясь вопроса этнического состава населения Иреванского ханства, Борнотьян ссылаясь на данные И.И. Шопена, отмечает, что численность армян в этой области до 1826 г. не превышала 20% от общего числа населения[25], точнее менее 18%. К тому же, автор отмечает, что аннексия Россией Иреванского ханства имела положительный результат для Армянского народа[26] или российское правление принесло больше выгоды армянам, чем мусульманам ханства.[27] Действительно армяне, рассыпанные по всему миру не имели собственного государства, и только благодаря российской политике в начале XIX в., на территории Южного Кавказа была искусственно создано Армянская область за счет исторических земель Азербайджана. Так регион, где большая часть населения не были армянами, стал центром созданной Россией Армянской области. На территории двух новозавоёванных ханств (Иревань и Нахичевань) была создана Армянская область[28], изначально мыслившаяся как полуавтономная этнически армянская провинция. Для этого местное азербайджанское население подвергалось вытеснению и истреблению. Также уничтожались памятники азербайджанской архитектуры, повсеместно происходила замена азербайджанских топонимов на армянские и т.д. В результате главной жертвой проводимой Россией политики на Южном Кавказе стал, несомненно именно Азербайджанский народ. Борнотьян также указывает на значительное переселение армянского населения в Иреванское ханство после российского завоевания, а также изменение названий исконно азербайджанских местностей Иреванского ханства на армянские и т. д[29]. Кроме того, автор пишет, что в Иреванском ханстве Нет никаких свидетельств о преобладающем или даже одинаковом числе армянского населения с мусульманским во время персидского правления…. только после эмиграции тысяч мусульман и прибытия примерно 45,000 армян (после 1828 г.-Г.Н.), христианское (армянское -Г.Н.) население этого ханства значительно увеличилось[30].

Несмотря на все выше сказанное, общий тон данного труда создает впечатление у незнакомого с историей региона человека о том, что речь идет об армянском ханстве, а мусульмане (азербайджанцы) не имеют к истории данного региона почти никакого отношения. Автор владеет и мастерски пользуется арсеналом приемов, позволяющих затемнить или осветлить то или иное, событие в истории региона, одновременно сохраняя впечатление объективности повествования. Так он совершено умалчивает о насильственном переселении из ханства, лишении имущества и земельных владений азербайджанского населения и передача их ново-переселенным армянам. Кроме того, он вскользь касается вопроса о значительном переселении в регион армян, почти не дает никаких сведений об изменении азербайджанских названий местностей, городов, деревень, и т.д. на армянские и в целом ни как не характеризует политику российского правительства направленного на искусственное создание здесь армянской этнической автономии.

Наиболее ярко научная методология и общественные установки Борнотьяна раскрыты в третьей главе Знамя и Крест- Армяне и армянская церковь как видно полностью посвящена истории армян в регионе. Странный выбор для автора, претендующего на объективность книги о ханстве, где по признанию самого автора менее 20% населения накануне российского завоевания были армянами. Для объективности, о которой так много пишет автор, нужно было посветить хотя бы одну главу истории азербайджанского народа, которое составляло подавляющие большинство (82%) населения в ханстве в исследуемый автором период.

Мы хотим привлечь внимание, к тому факту, что это исследование имеет цель развить мысль о существовании армянских земель на территории Южного Кавказа. Автор утверждает о якобы существовании здесь так называемой Восточной Армении. Так Борнотьян замечает, высокопоставленные лица в Персии и России признавали этот регион как часть земель исторической Армении и рассматривали себя традиционными защитниками армян[31]. При этом автор ссылается на сведения А.С.Грибоедова[32] и письмо Аббаса Мирзы к армянскому церковнику, которое якобы храниться в Матенадаране. Как известно А.С.Грибоедов сыграл не последнюю роль в претворения в жизнь переселенческой политике Российской империи и в создание армянской области на Кавказе.[33] Относительно письма Аббаса Мирзы к армянскому церковнику следует отметить, что, было бы хорошо, если бы автор ознакомил с этим источником и нас, хотя бы процитировав его в своем труде. К сожалению, доступ к источникам, хранящимся в Матенадаране, закрыт не только для азербайджанских историков, но и всей объективной мировой историографии. Возможно, в этом письме Аббас Мирза пытается привлечь на свою сторону христианскую общину в ходе русско-иранских войн.

В действительности никакой Восточной Армении, не существовало, а все так называемые армянские земли являлись неотъемлемой частью азербайджанских земель. Еще со времен правления Сефевидов (шаха Аббаса I 1587-1629) исторические земли южного и северного Азербайджана были объединены в единую провинцию Азербайджан.[34] Если бы действительно этот регион рассматривался как часть Восточной Армении, то почему тогда перед началом прикаспийского похода по указу Петра I (15 июня 1722 г.) был опубликован манифест, обращенный к населению Кавказа и Прикаспийских областей Ирана на азербайджанском, персидском и турецком языках[35], а не на армянском. Более того, как может регион, в котором до XX в. большая часть населения были азербайджанцами, почти все географические названия местностей, гор, рек, были азербайджанскими топонимами, архитектурные здания строились в азербайджанском стиле, разговорным и литературным, отчасти и официальным языком был азербайджанский, назваться Восточной Арменией. Наши доводы нашли подтверждения и в исследованиях известного американского ученого Джастина Маккарти. Он замечает что, несмотря на упорное использование, европейцами этих терминов никогда не существовало ни Османской Армении, ни Иранской Армении (или Восточной Армении) как демографически, так и территориально[36].

Другим интересным фактом является то, что Борнотьян автор многочисленных публикаций о якобы искажениях некоторых источников азербайджанскими учеными, сам пытается скрыть некоторые очень интересные данные, приводимые в камеральном описании (труд Шопен И.И. служит главным источником для автора). Так, Борнотьян приводит данные, только о восьми мечетях в городе Иревани, хотя по данным Шопена наряду с восьмью действующими мечетями существовало еще четыре развалины мечетей[37], возможно разрушенных в ходе осады крепости русскими о чем, почему-то Борнотьян умалчивает. Возможно, потому что на сегодняшний день не одна из этих мечетей не сохранились, все они, как и другие памятники архитектуры, варварски были уничтожены армянами. Кроме того, автор умалчивает о таких фактах, которые сообщаются в многочисленных источниках (в том числе и армянских[38]) начиная с XV в. Эчмиадзинского монастыря[39] стал различными способами (путем захвата, покупки, пожалования) приобретать земли у местных азербайджанцев и присоединять их к вакфному хозяйству. То есть, именно  начиная с этого времени, появляются первые  поселения армян в регионе.

Таким образом, эта автор данного труда строит свои взаимно исключающих друг друга выводы, несостоятельные и с чисто логической точки зрения, главным образом следуя армянской концепции об утверждении на Кавказе, армянского элемента.

Мы призываем ученых, особенно европейских и американских ученых, к независимому и беспристрастному изучению истории. Наша обязанность историков попытаться не допускать утверждению ложных домыслов в исторической науке, при этом мы призываем к сотрудничеству западных историков, готовых объективно исследовать проблему. На наш взгляд лучшим оружием против армянских лжеисториков является изучение истории. А точнее, самым лучшим оружием является правда.

Литература

1 Professor of History & Political Science, Iona College (USA)

2В армянской историографии к Восточной Армении относят земли Нахичеванского, Гянджинского, Гарабахского, а также Иреванского ханства. A History of Qarabagh. An annotated translation of Mirza Jamal Javanshir Qarabaghi’s Tarikh-e Qarabagh by George A. Bournoutian. 1994, p. 17; Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, Costa Mesa, 1992, p.xxviin.

3 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828.

4 Суверенные феодальные государственные образования -ханства возникли на территории Азербайджана, после смерти Надир шаха Афшара (1747).

5 Автор называет азербайджанцев, миксом (смешением) различных турко-татарских народов, которые с XII века расселились на землях Восточной Армении, Кавказской Албании и севера Персии. (Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, California and New York, 1992, p. xxv).

6Фуад Ялийев, Црфан Щясянов Иряван ханлыгы, Бакы, 1997, с.51.

7Григорян В.Р. Ереванское ханство в конце столетия (1780-1820), Ереван, 1958;

8 Азербайджанские исследователи в своих многочисленных публикациях на основе данных многочисленных источников доказывают, что христианское население Гарабаха были потомками Албан. Кроме того, необходимо отметить, что сами христианское население Гарабаха в исторических документах называли себя агван созвучно с албан. Более подробно смотри Гарабаг: Кюрекчайский договор-200, Баку, 2005 г.

9 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.91.

10Русско-иранские войны (1804-1813, 1826-1828 гг.), завершились заключением Гюлистанского (1813 г.) и Туркманчайского (1828 г.) мирных договоров, по условиям которых Азербайджанские земли оказались разделенным на две части между Ираном и Российской империей, граница прошла по реке Аракс.

11 Такая политика Российской империя начала проводиться еще при Петре I, так в ходе прикаспийского похода (1722-23 гг.) он приказал населять новозанятые области армянами и удалять магометан турецкого закона. Соловьев С. История России с древнейших времен, том 18, http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/Sol_3/index.

12 Все ханства Южного Кавказа, за исключением Грузии, находились под властью мусульманских  (азербайджанских – Г.Н.) правителей, их владения охватывали большую часть территории Южного Кавказа и имели более многочисленное население, чем Грузия. (Atkin Muriel Russia and Iran 1780-1828. Minneapolis, 1980, p.11)

13 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.69.

14 Внешняя торговля в регионе еще со времен Сефевидов в основном находилась в руках армян. Сефевидские правители считали, что христианам будет легче торговать с христианами, и для этого всячески поощряли расселению армян в регионе, а также предоставляли им особые льготы.

15Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.65.

16 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.66.

17 Т. Мустафайев Эарабаэ (Эянъя) бяйлярбяйлийи XVIII ясрин I гяринясиндя //Известия Академии Наук Азербайджанской ССР, Серия История, философия и право, 1988, №3,

18 Есаи Гасана Джалала Краткая история страны Албанской (1702-1722 г.г.), Баку, 1989, с.34-36.

19 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.5

20 The Cambridge history of Iran: From Nadir Shah to the Islamic Republic. Edited by P. Avery, G.R.G. Hambly, C.Melville, Vol. VII, Cambridge, 1993, p.104-105.

21 Tofig Najafli, Guntakin Najafli, “Role of Qajars in Azerbaijan’s political life in XVI-XVIII centuries”, p.137-147, Azerbaijan and Azerbaijanis journals №1-4, Baku, 2006.

22 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.8.

23Фуад Ялийев, Црфан Щясянов Иряван ханлыгы, Бакы, 1997, с.79-80; Atkin Muriel Russia and Iran 1780-1828, p. 20.

24 Sykes P. A history of Persia, vol. II, London, 1921, p.293.

25 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.59

26 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.62

27 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.91.

28 Сразу после захвата Ирвеанского ханства был издан  декрет об образовании Армянской Области, от 21 марта 1828 г. (АКАК, т.VII ,№437, с.487.)

29 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.60, 37-38 (сноска 10).

30Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.60

31 Bournoutian G.A. The khanate of Erevan under Qajar rule 1795-1828, p.65.

32 Активно выступал за присоединение Южного Кавказа к России и за переселение армян в данный регион.

33 Р.Ф.Сафаров Динамика этнического состава населения Иреванской Губернии в XIX начале XX века. //Известия Национальной Академии Наук Азербайджана, Серия истории, философии, и права, 2004, №4, ст.113.

34 Tadhkirat al-Muluk: A manual of Safavid administration. Translated and explained by Minorsky V., London, 1949, p. 100-102.

35 Ялиев Ф.М. Шимали Aзярбайъан шящярляри. Бакы, Елм, 1963, с.9; Lockhart L. The fall of the Safavi dynasty and the afghan occupation of Persia. Cambridge, Cambridge University Press, 1958, p. 179.

36 Justin McCarthy The population of the ottoman Armenians, http://www.tbmm.gov.tr/yayinlar/yayin1/4-McCarty(65-85).pdf

37 Шопен И.И. Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ее присоединения к Российской империи, СПб., 1852, ст.687.

38. Сименон Ереваци. Джабр. Памятная книга, зерцало и сборник всех обстоятельств Святого претсола Эчмиадзина и окрестных монастырей. Москва, 1958

39 Подробнее смотри  Г.Н. Мамедова. К вопросу о меликах и меликствах Азербайджана в XVIII в.// Известия Национальной Академии Наук Азербайджана, Серия истории,

источник -http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=730

Новая старая Турция

По инициативе правящей в Турции Партии справедливости и развития /ПСР/ 12 сентября с.г. в Турции состоялся референдум по вопросу о поправках в действующую Конституцию страны 1982 года.

Для понимания позиции основных политических сил по предлагаемым ПСР поправкам приведем некоторые характерные высказывания сторонников и противников референдума, которые провели накануне его проведения массированную пропагандистскую кампанию среди населения. Расходы на ее проведение оцениваются местными экспертами в десятки миллионов долларов.

Премьер-министр Реджеп Эрдоган, выступая перед горожанами провинции Айдын, сказал: «Айдын является для нас наследием Аднана Мендереса – борца за свободу, геройски павшего за демократию. Он вышел на политическую арену и храбро заявил, что «хватит, слово за нацией. Мы встали на этот путь, взяв на себя ответственность за это наследие. Мы говорим «да» свободе, говорим «да» сильной и великой Турции. Словно Аднан Мендерес мы восклицаем «хватит, хватит, слово и решение за нацией».

Как отметил премьер, каждое «да» на референдуме, намеченном на 12 сентября, будет означать «да» демократии, свободе, правовому государству. «Великое Национальное Собрание Турции (ВНСТ) сделало то, что выпадало на его долю. Теперь слово за вами, решение за вами», — сказал премьер-министр, обращаясь к населению Айдына.

Напомним, что Али Аднан Мендерес – известный турецкий политический деятель, премьер-министр Турции (1950-1960). По образованию юрист. В 1945 изгнан из правящей кемалистской партии, поскольку требовал демократизации, и возглавил оппозиционную Демократическую партию, выигравшую выборы 1950 года и закрепившую успех на выборах 1954 и 1957 годов. Его премьерство было ознаменовано значительным оздоровлением экономики страны, но и усилением авторитарных тенденций. В результате переворота 1960 года, организованного Джемалем Гюрселем, Мендерес был смещен со своего поста, арестован и отдан под суд по обвинению в коррупции и злоупотреблении служебным положением, приговорен к смерти и повешен.

А вот еще одно высказывание одного из ближайших соратников Р. Эрдогана. Одной из важных причин того, что Турция не может стать членом Евросоюза является рожденная военным 1980 года переворотом Конституция. Такое заявление накануне референдума сделал государственный министр и глава турецкой стороны по переговорам с ЕС о полноправном членстве страны в этой организации Эгемен Багыш. Министр, комментируя предложенные ПСР конституционные поправки, Э. Багыш сказал: «Все что связано с конституционными поправками, является для Турции вопросами первостепенной важности. Тогда как наши соседи становятся членами ЕС, мы, из-за принесенной в страну военным переворотом Конституции, все еще не можем войти в Евросоюз».

Примечательно, что необходимость референдума и внесения поправок в Конституцию поддержали и ведущие представители деловых кругов страны. Так, Ассоциация промышленников и предпринимателей Турции (ТЮСИАД) в сделанном накануне заявлении отметила насущную потребность в новой конституции. По мнению ассоциации, необходимость в новом основном законе продолжит существовать независимо от результатов референдума. ТЮСИАД считает, что новая конституция должна на первый план ставить индивидуум, содержать механизмы контроля и поддержания равновесия между ветвями власти и опираться на концепцию плюрализма. Потребность в новой конституции отмечает и Ассоциация независимых промышленников и предпринимателей (МЮСИАД). По мнению МЮСИАД, ввиду того, что благоприятных условий для полного изменения основного закона не сложилось, в поддержке граждан нуждаются хотя бы предлагаемые ПСР на референдум поправки нынешней конституции.

Министр внутренних дел Бешир Аталай встретился накануне с губернаторами провинций Ван и Хаккяри. Говоря о референдуме по конституционным поправкам, Б. Аталай заявил, что в отношении тех, кто попытается саботировать всенародное голосование и сорвать процесс или же оказывать давление на граждан, не будет терпимости и жалости. Кроме того, министр отметил, что в городах и селах были предприняты все необходимые меры, чтобы граждане голосовали в безопасности.

И вот мнение о референдуме лидера основной оппозиционной партии страны. «Турция должна избавиться от нынешнего правительства», — заявил генеральный председатель Народно-республиканской партии (НРП) Турции Кемаль Кылычдароглу, беседуя с журналистами во время поездки по стране. Отвечая на вопрос о референдуме по принятию поправок в конституцию страны, лидер НРП предположил, что его главным результатом станет «раскол общества», так как многие граждане при любом исходе голосования не признают конституцию «своей». По его мнению, значительный процент голосов против принятия поправок будет означать своеобразный «вотум недоверия» правительству со стороны народа.

К. Кылычдароглу подверг критике выдвинутую правительством «демократическую инициативу», направленную на решение межнациональных проблем страны. Ожидания, которые связывались с этим проектом, по его словам, явили собой резкий контраст более чем скромным реально достигнутым результатам. В результате — всплеск недовольства, который вылился в столкновения на национальной почве, прокатившиеся по стране в последнее время. «От правительства, приведшего общество к расколу, нужно избавляться!» — подытожил лидер оппозиции.

К. Кылычдароглу обвинил нынешнего премьера в неспособности самокритично и объективно оценивать свои действия, признавать совершенные ошибки. Одной из причин этого, по мнению лидера НРП, является значительное расширение полномочий премьера, который фактически единолично «назначил президента и председателя парламента, продолжает назначать губернаторов», что по сути противоречит Конституции. Обсуждая историю военных переворотов в стране, К. Кылычдароглу обратил внимание на то, что все они происходили в то время, когда НРП была близка к приходу к власти.

Приведенные примеры свидетельствуют о существующих в стране острых внутриполитических противоречиях, в условиях которых ПСР и ее правительство пошло на проведение референдума. Изменения в основной закон в виде пакета поправок из 24 статей и 3 временных положений были впервые официально представлены ПСР 22 марта с.г. для обсуждения в ВНСТ. Голосование в парламенте проходило постатейно, в очень острых дебатах, которые зачастую продолжались всю ночь. Для утверждения каждой конституционной поправки требовалось одобрение 330 голосов депутатов /две трети от их общего числа – авт./. В итоге законопроект в целом, за исключением поправки, усложняющей юридическую процедуру закрытия политических партий, 7 мая с.г. был принят парламентом и в соответствии с действующей Конституцией одобрен и вынесен президентом Турции А. Гюлем на референдум.

Следует отметить, что поправки в действующую Конституцию 1982 года регулярно /16 раз/ вносились и ранее. В результате изменения затронули почти треть ее статей. Однако предыдущие поправки не носили принципиальный характер и не затрагивали прописанные в ней широкие права армии и судейского корпуса, которые со дня образования республики являются важнейшими атрибутами турецкой светской государственности.

Отличительной особенностью нынешнего пакета поправок, предложенных ПСР, является их нацеленность на коренное изменение баланса сил на внутриполитическом поле в пользу контролируемых партией исполнительной и законодательной власти. Это значительно сужает прерогативы судебной системы страны, прежде всего в вопросах закрытия политических партий, усиливает гражданский контроль над армией, а также расширят ряд политических и социально-экономических прав и свобод граждан республики.

Наиболее важные для ПСР и ее правительства поправки касаются изменений принципов формирования судебных органов высшей инстанции. Прежде всего речь идет о расширении состава Конституционного суда /КС/ с 11 до 17 членов, а также Высшего совета судей и прокуроров с 7 до 22 членов. Примечательно, что расширение состава этих ключевых ведомств будет проходить за счет кандидатов из числа рядовых судей и адвокатов, не связанных корпоративными узами с приверженцами лаицизма и элитой судебного корпуса страны, негативно настроенных против ПСР и ее реформ. Важным нюансом является тот факт, что теперь, впервые в современной истории Турции, трех кандидатов в КС будет назначать парламент. Это значит, что данную прерогативу получает правящая партия, имеющая большинство в высшем законодательном органе страны. Остальных членов КС утверждает президент – выходец из ПСР. Ряд политологов уже охарактеризовали эту поправку как «смирительную рубашку» для судебной власти в стране, которая оказалась в распоряжении правящей партии.

Еще одна жизненно важная для ПСР поправка касалась усложнения процедуры закрытия политических партий. Напомним, что сегодня в соответствии с Конституцией 1982 года и Законом о политических партиях право на вынесение соответствующего вердикта предоставлено Генеральному прокурору Высшего кассационного суда. Правящая ПСР была заинтересована в передаче этого права парламенту страны, где она имеет квалифицированное большинство.

Однако эта поправка не смогла набрать при обсуждении в ВНСТ необходимые для ее вынесения на референдум 330 голосов депутатов, что нанесло ощутимый удар по уже сформировавшемуся имиджу монолитности рядов ПСР и железной дисциплине, поддерживаемой, прежде всего, ее лидером главой правительства Р. Эрдоганом. Голосование по этой поправке продемонстрировало, что в рядах партии есть депутаты, выражающие позицию, не совпадающую с ранее согласованной партийной линией /фракция ПСР насчитывает 335 депутатов/.

Кроме этого, не оправдался прогноз экспертов правящей партии на поддержку в этом вопросе других парламентских партий, которые подвергались запрету после военного переворота 1980 года. В частности, против поправки об усложнении процедуры закрытия политических партий неожиданно для многих проголосовала Партия националистического движения /ПНД/, которая сама серьезно пострадала в результате закрытия после военного переворота 1980 года.

Не менее значимые поправки направлены на ограничение влияния армии на развитие внутриполитической ситуации и определение внешнеполитических прерогатив правительства Турции. Правящая ПСР аргументирует стремление к уменьшению традиционно важной роли турецкой армии в обществе демократическими реформами, проведение которых обусловлены процессом вступления Турции в Европейский Союз. Пакет поправок в Конституцию 1982 года, в частности, впервые в истории республики предусматривает установление в отношении военнослужащих юрисдикции гражданских судов при совершении ими преступлений против безопасности государства и конституционного строя.

Кроме этого, поправки отменяют временную статью 15 Конституции, гарантирующую юридическую защиту и неприкосновенность организаторов военного переворота 1980 года, вводят положения /также впервые в истории республики/ о подсудности высших военноначальников, включая начальника генерального штаба, Верховному Суду, роль которого по закону принадлежит Конституционному Суду.

Наряду с этим, значительная часть поправок касается расширения демократических прав и свобод турецких граждан, общественных организаций страны. Речь идет о введении в структуру организаций гражданского общества института омбудсмена, предоставлении гражданам, т.е. не только организациям, но и физическим лицам, права подачи в КС жалоб, возможности заключать госслужащими трудовые договора и проводить забастовки, в т.ч. с политическими требованиями.

По оценке экспертов, именно этот блок популистских поправок существенно нивелировал важную для ПСР антиармейскую направленность, а также «разбавил» радикальную реформу высших судебных органов, что сыграло значительную роль в одобрении на референдуме конституционного пакета в целом сторонниками и других партий.

В целом «за» поправки в Конституцию 1982 года высказались 57,9 процента избирателей, принявших участие в референдуме. Необходимо отметить, что процент принявших участие в голосовании был высоким и составил 77,4 процента. На шестом по счету референдуме по изменению конституции в истории Турецкой Республики свое право голоса использовали 38 285 745 избирателей.

Эксперты оценивают этот результат как значимый успех ПСР и ее правительства. Этому во многом способствовали личный авторитет лидера партии и главы правительства Р. Эрдогана, умелое использование его сторонниками административного и финансового ресурса на местах, а также проправительственных СМИ. Сама дата референдума 12 сентября, определенная Высшей избирательной комиссией по рекомендации ПСР, как бы «случайно» совпала с 30-летием военного переворота, организаторы которого и разработали Конституции. 1982 года.

Итоги референдума показали, что Р. Эрдоган выполнил свое обещание обнародованное накануне голосования. Напомним, турецкий премьер уверенно заявил, что на общенациональном референдуме по конституционной реформе народ поддержит ее. «Наш народ, сказав на референдуме «да», закопает действующую конституцию, являющуюся продуктом военного переворота», — отметил он.

Примечательным является оценка итогов референдума корреспондентом польской газеты Rzeczpospolita Войцехом Лорензом. Он отмечает, что Турция встала на путь исламизации. «Теоретически речь на референдуме шла о распространении гражданского контроля над армией. В реальности же, армия, которая считалась защитницей светского государства, была поставлена на колени происламской правящей партией. Сегодня также речь идет и о взятии контроля над судебной системой, которая является последним бастионом светскости. После этих изменений правящая партия сможет делать со страной практически все. То, что Европейский союз одобряет такой ход развития событий — трагично. Исламизация Турции не менее опасна для Запада, чем приобретение Ираном ядерного оружия. Это раз и навсегда изменит геополитический расклад не в интересах ЕС и Запада в целом», — отмечает Лоренз.

Необходимо отметить и тот факт, что кроме ЕС президент США Барак Обама также поддержал ПСР и ее лидера. В ходе телефонного разговора в ночь на 13 сентября он поздравил премьер-министра Турции Р. Эрдогана с успешным проведением конституционного референдума. Б. Обама выразил уверенность, что итоги всенародного голосования еще больше укрепят демократию в Турции. В свою очередь, премьер-министр Р. Эрдоган поблагодарил американского президента за телефонный звонок и констатировал свою уверенность в том, что итоги референдума послужат еще большему укреплению демократии и гражданского общества в стране.

Тем не менее, в самой Турции 42,1 процента голосовавших высказались против предложенных ПСР поправок. И эта цифра серьезно беспокоит ее лидера Р. Эрдогана, так как она свидетельствует о существенном росте в стране протестного голосования не только по вопросу поправок, но и против ряда аспектов внутренней и внешней политики ПСР. Этому во многом способствовал новый лидер Народно-республиканской партии /НРП/ К. Кылычдароглу, который провел, по сравнению с другими оппозиционными партиями, прежде всего ПНД, наиболее результативную пропагандистскую кампанию, превратив ее по сути в предвыборную.

Наряду с этим, показательным стало объявление прокурдской Партией мира и демократии /ПМД/ бойкота референдуму. Причина – отказ ПСР включить в пакет поправок статьи, расширяющей права нацменьшинств. Так, если в целом по стране неявка избирателей составила 22,6 процента, то в 10 южных и юго-восточных провинциях с компактным проживание курдов она оказалась значительно выше. Например, в Диярбакыре она составила 67 процентов, а в Хаккяри – 93 процента.

Турецкие и зарубежные эксперты, анализируя итоги референдума, отмечают, что они по сути отразили существующие в турецком обществе следующие полярные точки зрения в отношении пути, по которому развивается страна под руководством ПСР с 2002 года.

1. Результаты референдума свидетельствуют, что предложенные ПСР инициативы соответствуют стандартам ЕС в области демократии и прав человека и являются закономерным результатом поступательного позитивного развития гражданского общества за последнее десятилетие.

2. Итоги плебисцита говорят об очередной удачной и весомой попытке правящей партии и ее правительства утвердиться в качестве доминирующей силы на внутриполитическом поле страны, ослаблении светских устоев республики, активном процессе ее исламизации, установлении вместо военной гражданской диктатуры ПСР.

Показательным в этом плане является недавнее высказывание проживающего в настоящее время в США лидера турецких нурджистов Ф. Гюлена, который планирует после 10-летней эмиграции возвратиться в Турцию. Его цитируют ряд турецких СМИ. «В Турции происходят позитивные события. Тем, кто говорил о возможности военного переворота в стране, сегодня закрыли рот. Я думаю о возвращении», — констатирует Ф. Гюлен, который, как известно, опасаясь ареста в связи с собранным на него досье, прежде всего военными, вынужден был выехать в США.

Одним словом, при всей полярности оценок подготовки, проведения и итогов конституционного референдума в Турции, неоспоримым является тот факт, что ПСР окончательно сняла вопрос о всеобщих досрочных парламентских выборах, сумела предотвратить эскалацию процесса обострения глубокого системного политического кризиса в Турции, существенно ослабила своих традиционных оппонентов на внутриполитическом поле, заложила хорошую основу для успешного участия в парламентских выборах в оговоренные Конституцией сроки, а именно в июне 2011 года.

А.А. Гурьев
Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287465360

Все дороги ведут в Стамбул

Турция пользуется сегодня наибольшей популярностью за все время после Османской империи. Но способна ли она одновременно угодить всем своим новым друзьям?

АНКАРА, Турция. Быть сегодня Турцией здорово. Ее экономика, которую глобальная рецессия едва поцарапала, в первом квартале текущего года выросла на 11,7 процента, а во втором на 10,3. Возрождая традиции Османской империи, Турция выступила за введение безвизового режима с Сирией, Иорданией и Ливаном, а также приближается к созданию зоны свободной торговли с ними. Кроме того, Турция это сила не только регионального масштаба, но и все чаще общемирового. Она будет скоро председательствовать в Совете Европы, она является наблюдателем в Совете по сотрудничеству стран Персидского залива, а также новым другом таких организаций как АСЕАН и Южноамериканский общий рынок Mercosur. И весь мир сегодня пробивается поближе к ее порогу. Когда я на этой неделе был в Анкаре, там находился министр иностранных дел Судана; французы, австрийцы и поляки только что завершили свои визиты. Туда регулярно совершают свои паломничества высокопоставленные политики из Ирака. Турция превратилась в чистого экспортера дипломатических услуг. «Впервые они обращаются к нам за советом», — говорит весьма американизированный заместитель турецкого министра иностранных дел Селим Энель (Selim Yenel), отвечающий за отношения с Вашингтоном.

Подобно своим собратьям из числа развивающихся держав, таких как Бразилия и ЮАР, Турция была когда-то государством, где господствовали правые. Запад во времена холодной войны мог совершенно спокойно рассчитывать на нее, держа страну на поводке. И подобно этим странам, Турция сегодня приобрела уверенность в себе и ощущает, что больше ей никому принадлежать не надо. Теперь эти государства – самостоятельная сила. Турция и Бразилия продемонстрировали это – к досаде Вашингтона – в мае текущего года, когда они договорились с Ираном о том, что он не будет производить ядерное топливо оружейной концентрации. Что любопытно, Турция, Бразилия и Нигерия входят сегодня в состав Совета Безопасности ООН, а ЮАР с Индией будут представлены там в будущем году. Просто убийственная череда развивающихся держав, позволяющая по-новому взглянуть на сегодняшний мир без гегемонов и с несколькими центрами силы.

Но в плане дипломатии Турция важнее остальных стран из этого ряда. Только Турция является в основном мусульманской страной, находящейся на Ближнем Востоке, на расстоянии вытянутой руки практически от всех кризисных зон на нашей планете. И по этой причине также крайне важен вопрос о том, какого рода силой будет Турция. Турецкие дипломаты, прекрасно осознавая, что на них смотрит весь мир, без промедлений заверяют всех и каждого, что Турция это либеральная и светская страна, и что самое главное, она с ответственностью относится к своему влиянию, оказываемому на регион и за его пределами.

Конечно, возникают вопросы в связи с быстрой чередой событий прошедшей весны. Турция сначала преподнесла ненужный подарок со сделкой по Ирану и проголосовала против выдвинутой США резолюции ООН о введении санкций против этой страны, а затем гневно отреагировала на действия израильских коммандос, которые в ходе страшно неумелой операции по захвату каравана судов, шедших из Турции в Газу, убили восемь граждан Турции. Совпадение этих событий по времени создало гнетущее впечатление, что Турция относится к Ирану как к другу, а к Израилю как к врагу. Турецкая политика «нулевых проблем с соседями» выглядит так, будто Анкара готова поссориться со своими старыми друзьями на Западе, дабы успокоить страны, находящиеся с ней по соседству, в том числе, самые отвратительные. Томас Фридман (Thomas Friedman) из New York Times написал, что Турция, похоже, очень хочет «присоединиться к фронту сопротивления Израилю, куда входят ХАМАС, «Хезболла» и Иран».

Думаю, что это чепуха. Для начала, что касается Израиля. Все, с кем бы я ни беседовал, включая самых резких критиков правящей Партии справедливости и развития (ПСР), говорят о том, что общественность была крайне возмущена этим событием. Ей постоянно говорят, что со времен Османской империи ни один мирный житель Турции не погибал от рук иностранных военнослужащих. Возмущение это настолько сильно, что ни одно турецкое правительство не сможет сохранить свою легитимность и популярность, если не потребует от Израиля извинений (другой вопрос – называют ведущие государственные и политические деятели этот инцидент государственным терроризмом или нет). Турция до сих пор ждет таких извинений. А что касается Ирана, то совершенно очевидно одно: министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу (Ahmet Davutoglu) и его команда действительно считали, что Запад одобрит заключенную ими сделку, согласно которой Иран согласился вывезти из страны для обогащения в мирных целях 1200 килограммов урана. То, что они ошиблись, в равной степени свидетельствует как о двойственности американского президента Барака Обамы в вопросе взаимодействия с Ираном, так и о глухоте и неискренности Турции.

Тем не менее, турецкие официальные лица признают, что поставили под угрозу новую репутацию своей страны, и что теперь придется проводить серьезные реставрационные работы. «Нам надо будет найти что-то яркое», — сказал мне Энель. Может быть, Турции удастся уговорить ХАМАС освободить похищенного израильского солдата Гилада Шалита? (Дай-то Бог.) Премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган несколько ослабил свое неотступное внимание к Газе и предательству Израиля, а следственная комиссия ООН в начале 2011 года может дать свою окончательную оценку инциденту с караваном судов (турки надеются, что это заставит Израиль извиниться).

Смешно говорить о том, что Турция предпочла Западу Ближний Восток или ислам. Стремление Турции стать полноправным членом западного клуба, в том числе, Евросоюза, по-прежнему является мощной движущей силой. Но Турция стремится ко многим целям, и часть из них может вступать в противоречие с другими. Страна хочет стать региональной силой в своем регионе, который с огромной подозрительностью относится к Западу, к Израилю и к Соединенным Штатам; суннитской державой, играющей роль посредника суннитов в Ливане, Ираке и в прочих местах; соучредительницей нового альянса развивающихся стран во всем мире. Но одновременно она хочет быть надежной союзницей Запада. Когда Турции приходится выбирать между этими ролями, фактор соседства одерживает верх, и тогда мы получаем голосование против санкций по Ирану. На состоявшемся на этой неделе в Брюсселе саммите НАТО, например, Давутоглу выразил сомнение по поводу противоракетной обороны, потому что любая подобная система будет нацелена на такие государства, как Иран и Сирия. А Турция отказывается считать данные страны угрозой.

Турецкие официальные лица утверждают, что они выступают за «всеобщие ценности», которые стоят в центре общественного дискурса, а то и политики на Западе. Но они, похоже, дают своим собратьям-мусульманам карт-бланш в вопросе прав человека. Широко известно, как Эрдоган попытался реабилитировать суданского президента Омара Хасана аль-Башира, заявив, что «мусульманин не может совершить акт геноцида». Эрдоган также публично поздравил иранского президента Махмуда Ахмадинежада с победой на выборах в 2009 году, которые осудили практически все, назвав подтасованными. Турецкие дипломаты говорят, что в частном порядке они разговаривают с партнерами жестко. Но автократические режимы не обращают внимания на упреки, звучащие в частном порядке.

В отличие от Китая и даже Индии, Турция не говорит о «суверенитете», защищая злоупотребляющие своей властью режимы. Она придерживается «западной» точки зрения в вопросах международного права. Ее проблема – в окружении. Если ты слишком серьезно относишься к правам человека, то ты не можешь быть региональным лидером на Ближнем Востоке. Но проблемы также связаны с нерешенным пока вопросом о характере демократии в самой Турции. Прошло восемь лет с момента прихода Эрдогана к власти, и нерелигиозные турки по-прежнему сомневаются в преданности его самого, а также ПСР делу защиты прав человека, толерантности и власти закона. Многие люди из числа беседовавших со мной считают, что проведенный недавно референдум по конституции, который уменьшил власть армии над судебной системой, свидетельствует о дальнейшем укреплении турецкой демократии. Но другие – а их также большое количество – считают референдум опасным заговором ПСР, цель которого усилить контроль партии над государством. Нерелигиозные турки опасаются, что их страна становится все более консервативной – пусть пока не в крупных городах, но в сельских районах центра страны определенно.

Со времен Кемаля Ататюрка Турция была предана своему «европейскому призванию». Однако Ататюрк был современно мыслящим деятелем, но не либералом. Один из его лозунгов звучал так: «Все для народа, несмотря на народ». И если антиклерикализм кемалистов не стал рецептом для создания либерального индивидуализма в европейском стиле, то и возрождение силами ПСР ориентированного на рынок умеренного ислама таковым тоже не является. Турецкая демократия пока не «консолидирована», как отметил один политолог.

Турция это вполне успешное государство, и у Запада есть все основания для того, чтобы приветствовать ее. Тот имидж умеренного и толерантного космополитизма, который она предъявляет ближневосточной аудитории, укрепляет не только «мягкую силу» Турции, но также глобальный мир и безопасность – по крайней мере, в долгосрочной перспективе. А это уже сам по себе весьма солидный успех. Но Турция не хочет довольствоваться ролью самой яркой звезды в находящемся во мраке окружении. Она хочет играть свою роль и на мировой арене. И такие устремления могут заставить Анкару начать поиски равновесия между соперничающими между собой ролями этой страны.

Оригинал публикации: All Roads Lead to Istanbul

Джеймс Трауб (James Traub)

(«Foreign Policy», США) Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287470460

Армения даже в роли балласта не оправдала надежд

Интервью с экспертом  Lider TV, политологом  Тофиком  Аббасовым,

— Как Вы оцениваете нынешнюю ситуацию, сложившуюся в регионе Южного Кавказа?

— Ситуацию в Южном Кавказе, как мне кажется, следует рассматривать в двух плоскостях. Первым делом необходимо учитывать, что регион вопреки нежеланию Армении и ее саботажу не замкнулся в своих границах и превратился в актора глобального интеграционного проекта. Бесспорно, лидирующая роль в этом принадлежит Азербайджану… А Армения даже в роли балласта не оправдала надежд, которые возлагали на нее третьи стороны, не заинтересованные в процветании Южного Кавказа. Таким образом можно предположить, что государства, которые вознамерились замедлить развитие Южного Кавказа, просчитались…  Вторым чередом необходимо сконцентрировать внимание на роли влиятельных государств. Им никогда не было по вкусу превращение бедных стран в самодостаточные образования. Весьма скептически они оценивают успехи новых государств. Несмотря на это, объективные реалии обязывают их повернуться лицом к тем странам, которые мобильны, склонны к динамичному развитию. Лучше все же их поддержать, чем чинить на их пути препятствия. От этого мировые лидеры возьмут больше пользы.

— Свой вопрос я задал неспроста. Ведь, как известно, на этой неделе в Баку  состоится конференция под названием «Южный Кавказ в изменяющемся  мире». Насколько успешно удается государствам нашего региона реагировать на, зачастую, кардинально изменяющуюся ситуацию в мире?

— Полагаю, Азербайджан и Грузия вполне адекватно реагируют на происходящие в мире процессы и всеми имеющимися средствами поддерживают усилия стран, групп государств и всего сообщества в борьбе за безбедную и безопасную жизнь. Но в контексте этих усилий влиятельные международные организации, отдельные государства нередко навязывают свои видения, модели и рецепты, и тем самым больше мешают, нежели помогают.  Помощь международных сил, даже если речь идет об адресных усилиях, не должна иметь прессинговый характер. Она должна учитывать особенности той или иной страны, принимать во внимание ситуационную специфичность. А самое главное, иностранные специалисты, эксперты должны принимать во внимание позицию местных представителей с тем, чтобы сотрудничество шло бы не форсированным, а естественным способом. В противном случае верх берет формализм, и от этого теряют смысл цели и задачи сотрудничества. Ну а если на повестке бывают проекты, вызванные целями кардинального порядка, то тут подавно надо воздерживаться от поспешных шагов.

— Есть ли у ведущих держав мира понимание того, что для них самих выгоднее было бы урегулирование всех конфликтов в нашем регионе для того, чтобы иметь  дело с предсказуемыми, динамично развивающимися государствами Южного Кавказа?

— Динамика является велением времени. Отвечая на ваш первый вопрос я говорил о роли держав в судьбе развивающихся стран. Кстати, конфликты в свое время во многом ими и были синициированы, чтобы привязать новые государства к себе. То есть были попытки управлять новыми государствами, даже регионами с помощью конфликтов… И сегодня мы являемся свидетелями того, с какой инерцией влиятельные государства решают проблемы других стран, как они посредничают. Позитивного в их подходах мало, если не сказать, что проку от их миротворчества попросту нет. Отсутствие рационального начала не приносит им политического капитала. И если так пойдет дальше, третий мир полностью отвернется от всевозможных «троек», «восьмерок», «двадцаток», и ринется решать свои проблемы всеми возможными средствами.  Уверен, что и в этой плоскости Азербайджан окажется в роли авангарда, ведь на то у нашей страны имеются все предпосылки…  И потом, если кому то хочется видеть Южный Кавказ в конфигурации всевозможных федераций или единого пространства, то они упорно не хотят считаться с объективными реалиями. Времена, когда великие деятели с линейкой в руках проводили границы новых образований, канули в лету. Азербайджанский народ никогда не смирится с армянской агрессией и вернет свои земли. Пора бы третьим силам тоже признать этот настрой и не стимулировать южно-кавказский сепаратизм…

— Каким Вы видите будущее Азербайджана, Армении, Грузии в случае  урегулирования существующих в нашем регионе конфликтов, а каким- в случае- если эти конфликты не будут урегулированы в ближайшие лет 10-15?

— Образно говоря,  мне кажется, что Азербайджан и Грузия — это страны, которым навязали болезнь со стороны. В случае, когда живой организм борется с недугом, очень важно больному сконцентрировать силы, прислушаться к врачевателю и одолеть недуг. То есть, когда два фактора объединяются против третьего, происходит исцеление. В данном случает сепаратизм и есть та болезнь, с которой борется регион. И уже настала пора, когда необходимо отказаться от услуг званых и незваных врачевателей, сконцентрироваться и прислушаться к собственным врачевателям… После всего пережитого не думаю, что потребуется еще 15 лет для того, чтобы избавиться от сепаратисткой опухоли на теле нашего организма. За других мы не в ответе. А за себя постоять сможем. Думаю, в этом уже никто не сомневается.

http://novosti.az/analytics/20101019/43558423.html

Ливанский вояж Ахмадинежада

Реакция на визит президента Ирана Махмуда Ахмадинежада в Ливан, кстати, первый за все его правление, была предсказуемой. Бушующее море шиитов на улицах и площадях столицы, удерживаемое в берегах под неусыпным оком спецслужб Хезболлы и шиитского движения «Амаль», было расцвечено партийными флагами, воздушными шарами, плакатами с приветствиями и здравицами в честь высокого гостя.

Однако впечатление, что «ликует весь народ», было изрядно подпорчено протестной манифестацией политиков, активистов, профсоюзных деятелей, журналистов — членов прозападного «Движения 14 марта» — и их петицией иранскому президенту. В открытом письме те, кто не скрывает своих антипатий, высказали предостережение, что приезд «посланца Тегерана» — это вмешательство во внутренние дела Ливана и попытка стравить религиозные конфессии. Подписавшиеся под документом призвали иранского президента убедить силы сопротивления «поспешить под государственное крыло».

Они же и напомнили, что визит такого уровня все-таки должен нести высокое предназначение — поддержку и упрочение суверенитета и независимости Ливанской Республики, способствовать созданию «формата совместного добрососедского проживания в регионе». Именно этими благородными устремлениями и запомнился приезд в страну в 2003 году экс-президента Мохаммада Хатами, оставивший неизгладимые впечатления в «душах всех без исключения ливанцев».

Следует признать, событие стало резонансным. И не только для региона. Вашингтон обеспокоен: чего стоят его усилия изолировать Исламскую Республику, в наказание за продолжение ядерной программы, если Ахмадинежаду оказывает торжественный и теплый прием одно из ведущих государств Ближнего Востока? Заныли и старые раны: разгневанные христиане припомнили, как удалились в тень Амин Жмайель, лидер правой фалангистской партии Катаиб, и Самир Джаджаа, председатель исполкома христианской партии «Ливанские силы» (в прошлом вооруженная христианская милиция, сражавшаяся с палестинцами). Источники не исключают, что в этой запутанной истории не обошлось без обвинений, предъявленных Тегераном вождям ливанских христиан, якобы «засветившихся» в темном деле исчезновения четырех иранских дипломатов в годы гражданской войны в Ливане.

Как никогда прежде, нынешний визит всколыхнул все политические силы, партии, движения, альянсы и группировки. Встревоженные власти выставили армейские части на всех путях, ведущих к президентскому дворцу. Двигались многотысячные манифестации палестинцев, представляющих цвета всех движений, кроме ФАТХ, в том числе и оппозиционных: ХАМАС, «Исламский Джихад», Народный фронт освобождения Палестины — Общее командование, ФАТХ аль-Интифада, палестинские беженцы из лагеря Бурж аль Баражна — все желали приветствовать высокого гостя и выразить солидарность с Исламской Республикой, все связывают с Тегераном надежды на возвращение к родным очагам. А по ту сторону ливанских границ наблюдались военные приготовления израильтян и массовые шествия еврейских поселенцев, выражавших протест визиту Ахмадинежада.

Разумеется, не обошлось, как водится в таких случаях, без порицаний «высоких договаривающихся сторон» в адрес Израиля, его курса на агрессивные вторжения на территорию Ливана, попытки попрания суверенитета республики, оккупацию ливанских, сирийских и палестинских земель. Прозвучало и осуждение израильской поселенческой деятельности и политики евреизации. И, вероятно, дорогого стоит поддержка ливанским президентом Мишелем Сулейманом права Ирана, как и любого другого государства, разрабатывать программу мирной ядерной энергетики. Сулейман напомнил Тель-Авиву о необходимости выполнять резолюцию 1701, предписывающую исход израильтян с оккупированных ливанских земель. Региональным наблюдателям показался любопытным впервые прозвучавший на таком уровне призыв сторон отличать государственный терроризм от движений сопротивления.

Региональные эксперты усматривают в визите подтверждение предположений, что вихрь ближневосточных событий «прибирают к рукам», управляют им две-три знаковые фигуры, одна из которых, несомненно, Иран. Визит подтвердил готовность Тегерана содействовать национальному единению ливанцев в их противостоянии Израилю. Тем временем над оккупированными фермами Шабаа круглосуточно барражировали боевые самолеты израильских ВВС, почти касаясь на бреющем полете плоских крыш ливанской деревушки Аль Аркуб.

(«Al Ahram», Египет)

Голос России

источник -http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=68833

Индия и Россия возрождают сотрудничество

На прошлой неделе Индия и Россия уточнили свои планы по предоставлению Индии в течение десяти лет 250 – 300 совместно разработанных истребителей пятого поколения (FGFA) и 45 многоцелевых транспортных самолетов (MTA). Индийский министр обороны подчеркнул, что эти воздушные суда станут флагманом совместных индийско-российских разработок, взяв за образец успех программу крылатых ракет Брахмос (Brahmos).

Партнерство стран в области обороны не обходится без шероховатостей. Индия уже поднимала вопрос о неоправданных задержках при поставках российских защитных систем, что привело к значительному росту расходов. Так, Индия в конце концов заплатит России 2,34 миллиарда долларов за поставку авианосца «Адмирал Горшков», окончательно запланированную на 2012 или 2013 год; в 2004 году, когда была задумана эта сделка, речь шла всего о 974 миллионах долларов. Еще один пример: Индия надеялась получить ядерную подводную лодку «Акула –II» в прошлом году, однако ее поставка отложена на март 2011 года.

И, тем не менее, обе стороны намерены поддерживать тесные связи. Российский президент Дмитрий Медведев прибудет в Индию в декабре этого года, чтобы подписать контракт о совместной разработке истребителя пятого поколения (FGFA). Российский главнокомандующий тоже планирует посетить Нью-Дели в следующем месяце; а позже, в январе 2011 года, Индию посетит командующий российским флотом. Армии двух стран проведут на территории Индии в конце этого месяца совместные учения по борьбе с терроризмом; в будущем году подобные учения пройдут на территории России.

Несмотря на важные изменения в международных отношениях после окончания «холодной войны», сближение интересов двух стран привело к стабилизации отношений между Индией и Россией. За исключением небольшого охлаждения в период президентского правления Бориса Ельцина, Нью Дели и Москва добились чрезвычайных успехов в формировании ровных отношений между странами, какими они были в советские времена.

После «холодной войны», когда нормы международной политики находятся в состоянии непрерывного изменения и заново формируются условия мировой торговли, и Индия, и Россия в течение нескольких лет боролись за определение своих отношений с другими крупными фигурами на мировой сцене. Хотя глобальный престиж и влияние Индии возросли, в стране многие по-прежнему видели в России союзника по противостоянию «униполярному мировому порядку». Самым заметным проявлением этой тенденции была попытка сформировать «стратегический треугольник» Россия-Китай-Индия. Первоначально эту идею предложил бывший российский премьер-министр Евгений Примаков во время своего визита в Индию в 1998 году. Примаков доказывал, что подобная структура могла бы стать силой, способствующей региональной и международной стабильности. Однако, поскольку каждое из государств предполагаемого «треугольника» в продвижении своих собственных интересов зависело от США, проект так и не вышел за рамки пустых разговоров.

Сейчас, когда США переживают относительный спад, Россия и Индия борются с последствиями возможной гегемонии Китая в стратегической ситуации в Азии. Хотя эта тема и не обсуждается открыто, но именно она определяет быстроту, с которой страны идут на возобновление своих отношений. Разумеется, оборона остается центральным вопросом в двусторонних отношениях России и Индии: Россия крупнейший поставщик систем вооружения для Индии. Однако связи в области обороны охватывают широкий спектр деятельности, в том числе совместные исследования, конструкторские разработки и совместное производство. В настоящее время Индия производит на своей территории некоторые российские оборонные продукты, включая сверхзвуковую ракету «Брахмос», танк Т-90 и истребитель «Сухой».

Россия согласилась на дальнейшее расширение связей с Индией в области обороны, по содержанию и по спектру, и идет на сотрудничество в таких сложных высокотехнологичных областях, где Соединенные Штаты и другие западные страны, похоже, не спешат делиться своими достижениями. Во время поездки Путина в Нью-Дели в начале этого года были подписаны важные оборонные контракты, среди них – договор на 1,2 миллиарда долларов по обеспечению 29 дополнительных палубных истребителей МиГ-29К и соглашение на дополнительные сорок истребителей Су-30МКИ для индийского воздушного флота.

Несмотря на эти достижения, привилегированная позиция России как поставщика Индии номер один в области обороны становится проблематичной, поскольку Индия сместила свои приоритеты в сторону приобретения современного высокоточного оружия, для поставок которого Россия не имеет достаточного оснащения. Уже сейчас растущие связи Индии в области обороны с Израилем и постепенное открытие американского рынка вооружений уменьшили потребность страны в системах вооружений российского производства. Индийские военные критически относятся к излишней опоре на приобретении средств обороны у России, особенно в свете затянувшегося спора вокруг переоборудования «Адмирала Горшкова».

И все же Россия остается единственным государством, готовым поделиться оборонными технологиями стратегического характера с Индией, включая авианосцы и ядерные подводные лодки. Не менее важно и то, что Россия – единственная мировая держава, которая отказалась от продаж оборонных технологий Пакистану. Сотрудничество в области мирной ядерной энергетики между двумя странами тоже набирает темпы, что видно и по комплексной сделке и договору о строительстве двух электростанций в индийском штате Тамил Наду, помимо уже сооружаемых Россией четырех реакторов.

Быстро ухудшающееся состояние с безопасностью в Афганистане также в последние годы сблизило Индию и Россию. Недавнее заявление Москвы о том, что ситуация в Афганистане «влияет на безопасность» и Индии, и России, подчеркивает сближение их позиций и интересов по этому вопросу. Их растущее сотрудничество в вопросе Афганистана пришлось на тот момент, когда растет разочарование Индии в подходе к этому конфликту западных стран. Поскольку Нью-Дели в стремлении обезопасить свои интересы ищет альтернативных политических решений, партнерство между Индией и Россией, вероятно, будет лишь укрепляться.

Харш В. Пант преподает в Лондонском королевском колледже на кафедре оборонных исследований. Он также сотрудничает с Центром научных и оборонных исследований и Институтом Индии королевского колледжа. В настоящее время сферу его интересов составляют проблемы обороны и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Оригинал публикации: India, Russia Revive a Time-Tested Partnership

(«World Politics Review», США)
Харш В. Пант (Harsh V. Pant) Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287345780

Израильские экстремисты призывают убить Ахмадинежада

2010-10-14T12:42:02+00:00
Депутат правой партии Израиля «Ихуд Леуми» Арье Эльдад, похоже, решил попасть в Книгу рекордов Гиннеса как автор самого кровожадного и экстремистского заявления наступившего XXI века. Это было бы и смешно в другой ситуации, но не в теперешней обстановке, когда накал американо-израильских угроз развязать вооруженный конфликт с Ираном почти достиг апогея. Эльдад, совершенно незаметный в Израиле политик, в одночасье сделался известным в своей стране, открыто призвав организовать покушение на иранского президента Махмуда Ахмадинежада во время проходящего его визита в Ливан. Он предложил армии и силовым структурам Израиля постараться уничтожить иранского президента, как только тот попадет в «пределы их досягаемости».

Причем самое удивительное в истории с этими чудовищными по глупости и смыслу заявлениями Арье Эльдада даже не то, что их автор является членом израильского Кнессета и принадлежит к тем, кто определяет политику Израиля. Уже сам факт его пребывания в Кнессете показывает, что в этот высший законодательный орган государства Израиль могут пробраться экстремисты террористической ориентации. Страшно другое – в израильском руководстве немало таких, как Арье Эльдад, которые могут поставить народ Израиля на грань войны с «неугодным» Ираном. И уже совсем не удивительно, что все западные средства массовой информации дружно пропустили мимо ушей эту неслыханную провокацию. Зато можно представить, если бы подобный призыв к покушению в адрес какого-нибудь израильского лидера прозвучал из уст одного из депутатов иранского меджлиса. Уж такую сенсацию, наверняка, мгновенно бы подхватила и распространила по свету дирижируемая сионистскими кругами западная пропаганда. Не удобный ли был бы повод еще раз проиллюстрировать «зловещий воинственный облик Тегерана», а еще лучше для того, чтобы ударить, наконец, по жизненным центрам и объектам Исламской республики?

Не случайно, что наряду с провокационными призывами израильских экстремистов, в американских и мировых СМИ, контролируемых произраильским лобби, с новой силой стала муссироваться ложь, будто Ахмадинежад собирался и до сих пор не отказался от идеи имама Хомейни «стереть Израиль с лица земли». Хотя, всем давно известно и мы еще раз напомним, что иранский президент в 2005 году, выступая в Тегеране на известной конференции по сионизму, лишь однажды процитировал фразу основателя ИРИ, которая звучала совсем по-другому: «Имам (Хомейни) сказал, что режим, оккупирующий Кодс (Иерусалим), должен исчезнуть с исторической сцены (сцены времени — в философском смысле)». То есть даже в самой цитате речь шла не об Израиле, как о государстве, а о сионистском режиме, оккупирующем Иерусалим. Не нужно объяснять, что понятия «государство», где проживает не только еврейский народ, но и мусульмане-арабы, и правящий «режим» — совершенно разные вещи.

Вызывает сожаление и тот факт, что мировым СМИ при этом вторят многие российские агентства и источники массовой информации, практически каждый день оболванивая мировую общественность тем, что как раз нынешнее руководство Ирана в лице Ахмадинежада призывает «стереть Израиль с лица земли». Тем же самым способом сионистские круги, которые, контролируют основные мировые СМИ, до неузнаваемости исказили и извратили слова президента Ирана о Холокосте.

В условиях накала развязанной пропагандистской войны против Ирана, заявления наподобие тех, что звучат якобы только от экстремистов типа Эльдада, вовсе не случайны. Планы вторжения или нанесения авиационно-ракетных ударов по Ирану давно разработаны, фитиль войны уже зажжен и в Пентагоне и в армии Цахал в Израиле. Как при этом должен реагировать Иран, когда с заявлением «поджигателя войны» от партии «Ихуд Леуми» Эльдада кто-то где-то словно пробует нажать особую кнопку «Пуск»? Не это ли является для России и всего мирового сообщества ярчайшей иллюстрацией того, что экстремизм и международный терроризм стали уже чуть ли не открыто официальной политикой Израиля? И встает невольно вопрос – почему, на каких основаниях именно российские СМИ должны поддерживать враждебную антииранскую кампанию? Если они замалчивают такие вопиющие факты как в случае с отвратительной выходкой Эльдада, то это воспринимается в общественных кругах Большого Ближнего Востока и во всем мире не иначе, как знак молчаливого согласия с выпадами против Ирана и ее государственного лидера.

Известно, что во всех цивилизованных странах мира гость является фигурой почетной и неприкосновенной, а уж президент, тем более. А лидер ИРИ Ахмадинежад предстанет таким гостем ливанского руководства в течение двух дней, 13 и 14 октября. В соответствии с международными правилами его самолет будет лететь по специально охраняемым воздушным коридорам. А спецслужбы Ливана призваны со всей тщательностью следить за его безопасностью, поскольку любое происшествие с президентом иностранной державы может стать несмываемым пятном на репутации собственной страны. Но слишком лакомой целью для сионистских экстремистов является фигура Ахмадинежада и так велик соблазн разделаться с ненавистным «врагом Израиля», когда он будет совсем рядом, в Ливане. Эта «террористическая идея» не новая. Не случайно, что даже во время визитов иранского президента в Нью-Йорк для участия в сессиях Генеральной Ассамблеи ООН его охраняют как зеницу ока все службы безопасности мира. А на территории США то же самое делают американская полиция и спецслужбы, поскольку этого требуют международные законы и традиции. И при этом ФБР США прекрасно работает с сотрудниками личной охраны президента Ахмадинежада, обеспечивая полную безопасность иранского лидера — независимо от того, как к нему официально относится американский президент или национальный госдепартамент.

Естественно и Ливан заинтересован предпринять исключительные меры безопасности в связи с визитом лидера Ирана, и вовсе не потому, что Ахмадинежад уникальная и, может быть, самая харизматичная личность современности, а потому что он президент суверенного государстсва. По согласованию с властями Ливана, безопасность Ахмадинежада в ходе его поездки будут обеспечивать элитные спецподразделения Корпуса стражей исламской революции, а не ливанские спецслужбы. Бойцы КСИР начиная с понедельника контролировали шоссе от бейрутского аэропорта до президентского дворца в ливанской столице. А воздушное пространство над Ливаном будет прикрыто силами противовоздушной обороны.

Так что «пещерные» призывы члена израильского кнессета убить «иранского мамонта» на подступах к Ливану или Бейруту вряд ли повлияют на безопасность Ахмадинежада. Но они демонстрирует в очередной раз, насколько агрессивно-экстремистское государство выпестовали на Ближнем Востоке Соединенные Штаты, которые уже десятилетиями до зубов вооружают и тренируют его армию, провоцируя вооруженные столкновения с арабскими соседями. Странное и истеричное заявление Эльдада также показывает, как израильские «ястребы» на самом деле патологически боятся Ирана и лично президента Ахмадинежада. Их уже бесит сам факт, что он вдруг окажется рядом с границами Израиля, в соседнем Ливане. С другой стороны визит президента Ирана в Бейрут демонстрирует, насколько сильно влияет поддержка Ирана на борьбу ливанского народа против израильских агрессоров, а также на единство исламских народов в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Кстати, депутат Арье Эльдад в своем призыве уничтожить иранского лидера еще и сравнил Махмуда Ахмадинежада с Адольфом Гитлером. Данное сравнение – уже нарушение международного права, так как Гитлер в свое время был осужден международным трибуналом как палач номер один в мире, как человек, который применял в своей практике политику геноцида в отношении многих народов мира, в том числе и в отношении еврейского народа. Эльдад договорился до того, что Холокоста не произошло бы, «если бы в 1939 году нашелся еврейский солдат, сумевший застрелить Адольфа Гитлера». Это высказывание депутата израильского парламента говорит не столько о его «политической отмороженности», сколько и о его глубоком невежестве. Поясним читателям, что уже в 1939 году в Германии не было ни одного «еврейского солдата» и не могло быть, ибо евреев в германскую армию не брали с 1935 года, как «неблагонадежных». Евреи призывного возраста лишь ставились на военный учет, но их было запрещено призывать на военную службу. А с 4 марта 1940 года верховное командование вермахта специальным приказом вовсе установило: «Евреи, как и в мирное время, к службе в вермахте не допускаются».

Однако очевидно еще и то, что давший волю своему длинному языку депутат Эльдад высказал то, о чем, видимо, тайно мечтают многие израильские экстремисты и «лжепатриоты», чтобы президент Ирана Махмуд Ахмадинежад вдруг перестал бы физически существовать. Видимо, тогда им будет спокойнее проводить политику геноцида в отношении палестинцев и воевать с соседними арабскими странами. Можно подумать, что именно таким способом можно решить все противоречия и устранить вражду между Ираном и Израилем. Хотелось бы надеяться на определенное здравомыслие израильского руководства в целом. Может этим объясняется, что обычно крайне несдержанные на язык израильские политики предпочли никак не комментировать провокационное заявление Арье Эльдада. Даже «левые» в Израиле, которые не упускают случая подвергнуть критике гораздо менее воинственные высказывания своего премьер-министра или партий «Ликуд» и «Ихуд Леуми», на этот раз тоже хранят полное молчание, словно Эльдад вообще ничего и не говорил. Это тоже крайне красноречиво. Видимо, еще не совсем наступило время и подошел удобный момент, чтобы нажать «кнопку войны», и в этом между Тель-Авивом и Вашингтоном, да и в самом Израиле, пока нет единого согласия.

Напомним, что президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад сегодня в ходе своего визита в Ливан должен посетить расположенную в полукилометре от израильской границы деревню Марун ар-Рас, где в ходе Второй Ливанской войны шли тяжелые бои между ЦАХАЛом и «Хизбаллой». В честь визита иранского президента в этой деревне построен парк «Мини Эль-Кудс». Не это ли все также привело в бешеную ярость израильских «ястребов» в лице правоэкстремистской партии «Ихуд Леуми»?

источник — http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=68794

Проекты South Stream и Nabucco могут оказаться ненужными

Неурегулированные вопросы с целым рядом стран тормозят строительство газопровода «Южный поток», к которому «Газпром» изначально планировал приступить в конце этого года (на фото — глава российской монополии Алексей Миллер)

Конкурирующие проекты по диверсификации поставок газа в Европу — Южный поток (South Stream) и Nabucco — одинаково буксуют. У каждого возникли свои причины для переноса строительства газопроводов на более поздний срок. Турция не выдает разрешение на прокладку трубы по своей эксклюзивной экономической зоне Черного моря для South Stream. А акционеры Nabucco не находят газа для заполнения трубы. Эксперты считают, что оба мегапроекта рискуют опоздать с выводом газа на рынок. К тому моменту в Европе может появиться избыток сжиженного газа.

В начале недели проект South Stream стал одной из основных тем переговоров премьеров РФ и Италии Владимира Путина и Сильвио Берлускони. Как заверил господин Берлускони, партнерам удалось убедить Турцию разрешить прокладку трубы через свои территориальные воды. В «Газпроме» рассчитывают получить от турецкой стороны разрешение на строительство South Stream в «установленный срок». Напомним, премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган еще в августе 2009 года пообещал оформить разрешительную документацию на прокладку трубопровода в эксклюзивной экономической зоне своей страны до 1 ноября 2010 года. Однако за две недели до истечения этого срока Анкара держит паузу. «В правительстве никто ничего не говорит, никакого движения по проекту нет. Разрешение быстро не выдадут»,- подтверждает президент Турецкого центра международных отношений и стратегического анализа Синан Оган.

Турция — не единственная проблема South Stream. «Еще остаются проблемы в отношении прохождения South Stream через некоторые страны,- признал в минувшую субботу Сильвио Берлускони.- И мне придется поработать с дипломатической точки зрения в отношении одной из них и убедить ее, чтобы она не выдвигала каких-либо трудностей по этому проекту». Как писал «Ъ», речь идет о Болгарии, которая требует контроля в вопросах аренды земли под газопроводом, доли в СП и транзитной ставки.

Кроме того, как рассказал источник «Ъ», близкий к оператору проекта South Stream AG, развитию проекта мешает конфликт акционеров. «Итальянцы блокируют все решения, предложенные Москвой. «Газпром» хотел снизить долю ENI за счет привлечения более лояльных партнеров, однако ENI жестко требует сохранить паритет в долях,- рассказал собеседник «Ъ».- Оптимальным решением было бы заменить итальянцев на французов или немцев, однако этот вопрос держат на контроле высшие лица РФ и Италии». В результате ENI до сих пор не дала согласия на привлечение французской EDF и немецкой Wintershall за счет снижения своей доли.

Несмотря на это в «Газпроме» рапортуют, что проект набирает обороты. «South Stream реализуется строго по графику. Мы уже закончили инженерные и рекогносцировочные изыскания в Черном море, завершили разработку ТЭО морского участка газопровода,- пояснили вчера «Ъ» в информационном управлении «Газпрома».- Национальные ТЭО South Stream на суше в странах-участницах проекта будут готовы в течение ближайших месяцев». Так, вчера глава «Газпрома» Алексей Миллер и гендиректор румынской Transgaz S.A. Флорин Косма подписали меморандум о намерениях по подготовке ТЭО South Stream на территории Румынии. В случае положительных результатов оценки в первом квартале 2011 года стороны подпишут межправительственное соглашение о сотрудничестве по этому проекту.

Строительство South Stream, обещают в «Газпроме», начнется в 2013 году, а газ европейские потребители получат уже в конце 2015-го. Впрочем, опрошенные «Ъ» эксперты напоминают, что год назад «Газпром» планировал начать строительство в конце 2010 года, и полагают, что сроки строительства могут быть снова сдвинуты. Глава Rusenergy Михаил Крутихин поясняет, что реальным показателем движения проекта будет подписание или неподписание обязывающего соглашения между акционерами в декабре 2010 года. «South Stream не хватает не только разрешений на укладку трубы, но и финансирования. Газопровод будет проходить по странам, которые после кризиса 2008 года оказались в предбанкротном состоянии, все, кроме Австрии. Поэтому возникает большой вопрос, найдут ли эти страны деньги на проект — €8-24 млрд. А поскольку Евросоюз не готов присвоить South Stream статут трансъевропейского, то рассчитывать на финансирование из источников ЕС и низкую ставку по кредитам не приходится».

С аналогичными проблемами сталкивается и конкурирующий с South Stream проект газопровода Nabucco. По информации газеты Der Standard, окончательное инвестиционное решение по нему отложено до 2011 года, так как переговоры с Азербайджаном о поставках газа затягиваются. «Мы пересматриваем график из-за ситуации с поставщиками. Акционеры ведут переговоры о контрактах на поставку газа, на основании которых будет принято окончательное инвестиционное решение»,- подтвердил представитель Nabucco.

Азербайджан готов продавать газ тому, кто даст лучшую цену. И если еще полгода назад акционеры Nabucco рассчитывали закупать в этой стране 10-15 млрд кубометров газа, то сейчас это поставлено под сомнение. Недавно Турция и Азербайджан подписали соглашение о поставках 2 млрд кубометров азербайджанского газа. «Первоначально планировали поставлять весь этот газ в Nabucco, но сейчас решили 800 млн кубометров из них продавать на внутреннем рынке Турции. То есть Nabucco остается без ресурсной базы»,- считает Синан Оган. Заполнить трубу может иракский газ. Министр энергетики курдского правительства в Северном Ираке Ашти Хаврами обещает поставками в середине 2011 года обеспечить половину мощности Nabucco.

При этом власти Турции упрекают ЕС в небрежном планировании проекта и политическом узколобии в отношении первоначального поставщика ресурсов для проекта — Ирана. «Иран — это естественная альтернатива как ресурсная база»,- заявил министр энергетики Турции Танер Йилдиц, указав, что европейцы должны быть более гибкими. «В конце концов Nabucco реализуют, но с переносом сроков строительства»,- считает турецкий эксперт. С ним согласен Михаил Крутихин, который отмечает, что спасти проект может вывод иранского газа в Европу под торговой маркой туркменского или турецкого.

В результате оба мегапроекта рискуют оказаться невостребованными с точки зрения конечных потребителей. Михаил Крутихин предполагает, что при сохранении нынешней конъюнктуры цен на европейских рынках «оба проекта могут опоздать, поскольку доля СПГ стремительно растет». «Если Катар снимет, как планировал, мораторий на добычу с северного купола месторождения Дом, то европейский рынок зальют дешевым газом»,- рассуждает господин Крутихин. Нигерия готова поставлять газ в Италию и Испанию по $163 за 1 тыс. кубометров, а Тринидад и Тобаго уже поставляет по $205 во Францию. Тогда как российский газ в среднем продается по $305-308, без учета маржи посредников. В случае сохранения этого тренда оба трубопроводных проекта, South Stream и Nabucco, подвисают и находятся примерно в одинаковом состоянии.

Глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин подтверждает, что South Stream и Nabucco идут на те рынки, которые вызывают обеспокоенность Алексея Миллера. На прошлой неделе он сообщил Владимиру Путину, что «Центральная Европа демонстрируют очень хорошие темпы роста отбора газа, в сравнении с 2009 годом. Но, к сожалению, тенденция в Южной, Юго-Восточной, Восточной Европе другая». Все опрошенные эксперты говорят о том, что в ближайшие два-три года в Европе появится так много регазификационных терминалов для сжиженного природного газа, локальных газопроводов типа Турция-Греция и интерконнектеров, соединяющих соседние страны, что Европа будет испытывать профицит природного газа. В этих условиях, отмечает Михаил Корчемкин, риск замораживания капитала в дорогих газопроводах слишком высок. Ведь миллиарды, затраченные на South Stream и Nabucco, не будут работать эффективно, потому что труба не принесет дополнительной прибыли.

Наталья Гриб, Седа Егикян

Источник — Коммерсант

Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1287033840

Достижения и проблемы ирано-казахстанского сотрудничества

В последние годы в двустороннем сотрудничестве между Ираном и Казахстаном достигнуты неплохие показатели. Несмотря на это, в Иране не раз заявляли о том, что сотрудничество с Казахстаном лишь в небольшой степени использует имеющийся в его распоряжении потенциал. Так, в 2004 г. в Казахстане работало всего порядка десяти иранских компаний, что было гораздо меньше числа компаний из Саудовской Аравии и ОАЭ. При неуклонном наращивании товарооборота, показатели экономического сотрудничества Тегерана с Астаной несравненно низки по сравнению с такими торговыми партнерами Казахстана как Россия или Турция. В ряде заявлений официальных иранских лиц заметна озабоченность по этому поводу, говорится об отсутствии в двусторонних отношениях должного динамизма, присутствуют ссылки на препятствия их развитию. Ныне закрытая реформистская газета «Салам» еще в 1997 г. отмечала стремление руководителей Казахстана к определенной дозированности в продвижении диалога с Ираном, в стремлении «…не подняться выше заранее установленной планки, действуя с оглядкой на Запад».

Впрочем, ссылки на то, что прозападная ориентация Казахстана сковывает развитие казахстано-иранских отношений, не всегда правомерны. Так, в 2004 г., став, с одной стороны, более искушенным в мировой геополитике, а с другой – завязав более тесные отношения с антиподом Ирана — США, Казахстан, тем не менее, продолжал отстаивать идею прокладки нефтепровода Иран-Казахстан, который не устраивал Вашингтон. Специальный представитель США по энергетической политике на Каспии Стивен Манн заявил тогда о том, что его страна возражает против строительства этого нефтепровода по политическим и правовым причинам, уточняя, что в коммерческом варианте есть более предпочтительные варианты. По всей видимости, Казахстан не посчитался с возражениями США по той причине, что проект разрабатывался совместно с французской компанией Total и пользуется поддержкой правительства этой страны. В Иране считают, что в ближайшие годы вопрос строительства этого нефтепровода будет успешно решен. С экономической точки зрения он наиболее эффективен. В числе преимуществ – дешевизна проекта, возможность использования существующих инфраструктур на территории Ирана, потенциальная возможность поставок нефти через систему трубопроводов как на западном, так и на восточном направлении, а также значительные потребности Ирана в закупках казахстанской нефти. Меняющаяся политическая конъюнктура, заявил, выступая на семинаре в рамках Евразийского экономического саммита в Казахстане зам. министра иностранных дел Ирана Мохаммад Хоссейн Адели, позволит обойти неприятие Вашингтоном этого проекта. Это подтвердил и президент Казахстана Н.Назарбаев, заявивший, что идею транспортировки казахстанской нефти через Иран в Персидский залив поддерживают и иностранные инвесторы, работающие в Казахстане, в том числе и американские. Запасы нефти Тенгизского месторождения позволят загрузить этот нефтепровод. Одновременно глава Казахстана дал понять, что для его страны важны разные маршруты нефтепроводов. Именно поэтому Астана поддержала в политическом плане нефтепровод Баку-Джейхан.

Иранскую сторону не удовлетворяет недостаточный, на ее взгляд, уровень участия Казахстана в совместных проектах ЭКО. Именно ИРИ принадлежала идея пригласить страны Центральной Азии к участию в этой организации буквально через несколько месяцев после распада СССР, вот почему иранские лидеры хотели бы более активного участия Казахстана в проектах этой организации, в частности, в транспортной сфере. Речь идет в первую очередь о широких возможностях, открывшихся в связи с пуском в эксплуатацию почти 15 лет назад железной дороги Мешхед-Серахс-Теджен, создавшей возможность стыковки железнодорожной сети центральноазиатских стран с магистралями ближневосточного региона. Этот проект, имевший для Ирана большую важность, замысливался в расчете на то, что создаст кратчайший путь для выхода государств Центральной Азии на западные и восточные рынки. В первые годы послу пуска этой магистрали Казахстан использовал ее главным образом для экспорта в Иран производимых в Казахстане азотных удобрений и поставок газойля. Для Ирана же важность магистрали определяется и потенциальным удобством доступа к предприятиям казахстанского уранового комплекса, представляющим интерес в свете реализации иранской программы ядерной энергетики.

Однако Казахстан, желая диверсифицировать свои транспортные пути, не хотел бы ограничиться сотрудничеством в создании транспортной инфраструктуры лишь в рамках ЭКО. В апреле 2004 г., Иран и Казахстан заявили о готовности к сотрудничеству в реализации проекта создания трансазиатской железной дороги. С инициативой создания такой магистрали выступил Казахстан. Ее задача – соединить железнодорожную сеть Ирана с сетью железных дорог Китая. Совместный проект рассматривается обеими сторонами как качественно новая ступень в казахстано-иранском экономическом взаимодействии. В случае успешной реализации этого проекта стоимостью 4 миллиарда долларов, на рубеже первого и второго десятилетий XXI в. возможно открытие сквозного железнодорожного проезда из Китая в Европу через Турцию. По этому проекту уже проведены казахстано-иранские переговоры и министры транспорта Ирана и Казахстана Ахмад Хоррам и Кажмурат Нагманов подписали соответствующий протокол.

Обе страны намерены серьезно сотрудничать и в рамках создания международного транспортного коридора, получившего название «Север-Юг». Он обеспечит доставку грузов из Индии, Пакистана, стран Персидского залива через территорию Ирана, России в Европу. Потенциальная мощность этого транспортного пути составляет примерно 15-16 миллионов тонн грузов в год, что означает сокращение расходов на доставку грузов в 1,5 – 2 миллиарда долларов в год. Кроме Ирана, Казахстана и России, о своем намерении присоединиться к этому проекту заявили Армения, Беларусь, Туркменистан, Саудовская Аравия, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Индонезия, Малайзия, Шри-Ланка и ряд европейских стран. «Север-Юг» рассматривают как важный евразийский геополитический проект. Он дает возможность наиболее рационально реализовать грузоперевозки из стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Юго-Восточной Азии в Европу. Иран в данном контексте предстает как наиболее реальный транзитный коридор. С другой стороны, формирование этого транспортного коридора выводит Центральную Азию из транспортной периферии на центральные мировые грузопотоки. Для Казахстана это сулит немалые плюсы. Участие в реализации транспортного коридора «Север – Юг» дает ему дополнительные возможности в сфере международной торговли и транзита товаров, позволяет интенсифицировать развитие наиболее перспективных для страны западных регионов. Кроме того, значение этого транспортного коридора еще и в том, что он позволяет замкнуть в единое целое национальную транспортную сеть.

В Казахстане видят значение нового транспортного коридора и в том, что он ориентирует часть грузопотоков на запад страны, в результате чего появляются возможности для пропорционального развития казахстанской экономики в региональном измерении. В рамках нового транспортного коридора первостепенное значение приобретает порт Актау, который уже сегодня соответствует новейшим требованиям современного портового хозяйства. В нем могут концентрироваться грузопотоки не только из Казахстана, но и восточных регионов России, а также тех государств Центральной Азии, которые не имеют выхода к морю – Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. В рамках транспортного коридора эти потоки могут быть продолжены отсюда в иранские порты на Каспии. Успешно формирующаяся транспортная инфраструктура имеет несомненное значение для реализации экономического сотрудничества между Казахстаном и Ираном. В рамках транспортного коридора «Север-Юг» реализуются и интеграционные проекты. Так, в стадии проработки находится проект железнодорожной сети по восточному побережью Каспия. Она соединит между собой все пять стран Каспийского бассейна – Иран, Казахстан, Азербайджан, Россию и Туркменистан. В результате казахстанские товаропроизводители получат кратчайший путь к перспективным иранским рынкам. В частности, это касается зернового экспорта Казахстана, реализация которого через порт Актау на Иран позволяет экономить примерно 15% транспортных издержек.

В июле 2010 г. в казахстанской столице прошло заседание трехстороннего комитета по строительству этой железной дороги. На нем был обсужден ход работ. Было отмечено, что на территории Казахстана от общей протяженности железной дороги в 146 км отсыпано 95% земляного полотна и уложено 18 км рельс. Общая стоимость проекта в Казахстане составляет 430 миллионов долларов, из которых уже освоено 52 миллиона долларов. Казахстан обязался к концу 2011 года завершить строительство пограничной станции Болашак и предложил открыть там контрольно-пропускной пункт. Что касается строительства на иранской территории, то завершено составление технико-экономического обоснования сегмента на территории Ирана общей протяженностью 90 км. Кстати, при содействии Ирана центральноазиатским участникам строительства будут предоставлены кредиты Исламского Банка Развития. Пока они выделены Туркменистану, но решен вопрос об их предоставлении и другим участникам проекта.

В целом, сфера железнодорожного транспорта приобретает все большое значение в сотрудничестве двух стран. По данным за 2008 г. объем экспортных и импортных грузов Казахстана составил 2,9 миллиона тонн в Иран и 77,4 тысячи тонн из Исламской Республики. Значителен и объем экспортных и импортных транзитных грузов ИРИ, провезенных по казахстанской территории — свыше 150 тысяч тонн. Объем взаимных железнодорожных перевозок еще более возрастет с введением в строй линии Узень (Казахстан) — Кызылкая — Берекет — Этрек (Туркменистан) — Горган (Иран). Соответствующее решение принято правительствами трех стран в декабре 2007 г. Протяженность линии составит 680 километров, из которых по территории Казахстана проходит 138 километров. Планируемый объем перевозок на первый год — 9,6 миллиона тонн. По состоянию на июль 2010 г. Туркменистан завершает строительство своего участка железнодорожной линии, а Казахстан на своем участке начал укладку рельсошпальных конструкций. Правительства трех стран обязались единовременном завершить строительства и ввести линию в эксплуатацию в декабре 2011 года.

Железнодорожный транспорт выполняет перевозки в Иран и через его территорию на внешние рынки одного из главных экспортных товаров Казахстана – зерна. Иран является одним из крупнейших покупателей казахстанского зерна. В 2009 г. поставки зерна в Иран из Казахстана составили почти 1 миллион тонн. Учтем при этом, что общий объем экспорта казахстанского зерна составил 3,6 миллиона тонн. В общем объеме иранского импорта зерна на Казахстан приходится примерно 80%. Для более эффективной реализации перевозок зерна, в Казахстане приняли решение создать в портах Ирана собственные терминалы для перегрузки и хранения этого экспортного товара. 19 июня 2010 г. казахстанская компания «Продкорпорация» ввела в эксплуатацию в каспийском порту Амирабад в Иране собственный зерновой терминал. Это довольно дорогостоящий проект стоимостью более 18 миллионов долларов, причем он реализован на паритетной основе двумя странами. Его пропускная способность — до 700 тысяч тонн зерна в год, а объем единовременного хранения — 53 тысячи тонн. С вводом зернового терминала значительно расширится география поставок казахстанского зерна, которое пойдет не только поставлять в Иран, но и транзитом в страны Персидского залива. Еще более мощный терминал планируется построить в другом иранском порту — Имам-Хомейни. Он будет рассчитан на единовременное хранение 200 тысяч тонн, зерна, что почти в четыре раза превышает мощность терминала в Амирабаде.

Как и в других странах СНГ, в Казахстане до сих пор до конца не отрегулированы многие вопросы реализации двустороннего сотрудничества с Ираном. Так, нередко иранские бизнесмены испытывают трудности в визовом обеспечении въезда в Казахстан. Одновременно с этим часты заявления о трудностях и в экспортно-импортных операциях с этой страной. Это связано с чрезмерной бюрократией, заполнением бесчисленного количества бумаг. В связи с этим многие бизнесмены закрывают свои дела в Казахстане. Как рассказывают сами иранские бизнесмены, любой экспорт из Казахстана затруднен дефицитом практически любых транспортных средств: от экспортных вагонов до перевалочных мощностей в казахстанских портах. Вместе с этим, иранские бизнесмены испытывают проблемы при контактах с правоохранительными органами РК. По данным прессы ИРИ, недавно одну из иранских предпринимательниц заставили снять платок с головы в аэропорту Алматы при паспортном контроле. Она объясняла, что она мусульманка и не может снять платок, тем более , что он не закрывает ее лица. На это представители служб аэропорта не обратили внимания, настаивая на своем». Как высказался один из иранских бизнесменов, «Казахстан — очень близкая к нам страна, наши народы торговали друг с другом много веков. Нам легче было бы работать с Казахстаном, если условия получения визы и работы в республике станут более дружелюбны к нам». В этом вопросе недавно наметился перелом: правительство Казахстана решило упростить процедуру выдачи виз иранским бизнесменам и туристам. На пресс-конференции в Тегеране по этому поводу недавно закончивший свою каденцию посол Казахстана в Иране Нурбах Рустемов сообщил, что подготовка необходимых оснований для торгового обмена между двумя странами по суше, морю и воздуху и реализации совместных проектов в экономической области является одними из наиболее важных факторов в расширении взаимного сотрудничества.

В.И. Месамед

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1286916600

Новая газовая стратегия Азербайджана

12 октября в Баку прошла встреча заместителей министров иностранных дел и экспертов пяти прикаспийских государств по вопросам безопасности. На встрече стороны обсудили и провели объемную работу по подготовке проекта Соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море.

Это Соглашение станет одним из ключевых вопросов предстоящего 18 ноября в Баку Саммита глав Прикаспийских стран: Азербайджана, России, Казахстана, Туркменистана и Ирана. На саммите также будет обсуждена выработка документа по определению правового статуса Каспия. Но в свете новых событий в сфере энерготранзита в регионе, вопрос определения правового статуса Каспия несколько теряет свою остроту и актуальность, поскольку со стороны Азербайджана уже вырабатывается формула регионального энерготранзитного сотрудничества, при которой нет необходимости затрагивать больную тему разделения дна и национальных секторов Каспийского моря между пятью государствами. Напомним, что фактически все эти годы не утихает спор между пятью странами из-за разделения дна и поверхности Каспийского моря. Страны пока не могут прийти к консенсусу по двум основным проблемам Каспийского сотрудничества. Первой проблемой являются спорные участки перспективных нефтегазовых месторождений между Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном. Вторым спорным вопросом является несогласие некоторых прикаспийских стран на прокладку нефте- газопроводов по дну моря. Резонным доводом является высокая угроза экологической катастрофы во всем регионе в случае аварии на подводных трубопроводах. Однако немалую роль играет и конкуренция в энерготранзите, поскольку Иран и Россия не заинтересованы в том, чтобы в обход их территорий центральноазиатские углеводороды (из Туркменистана и Казахстана) по дну Каспия транзитом через Азербайджан выходили на рынки Европы.

При этом поставка сжатого газа танкерами из-за своей технологической трудоемкости считалась не конкурентной для трубопроводов. Однако в последние год-два капризность газового рынка, неоднократные срывы договоренностей по поставкам газа, принесшие большие убытки, доказали рентабельность танкерных поставок сжатого газа, который не зависит от спада цены и потребности на «голубое топливо». Отказ страны-покупателя или срыв поставок со стороны стран-посредников приводят к большим убыткам и потерям для стран-экспортеров. «Газовые войны» и срывы договоренностей о поставках газа по трубопроводам привели к тому, что значительно повысилась рентабельность танкерных поставок. Еще более привлекательными танкерные поставки сжатого газа сделало то, что технология этого процесса все более совершенствуется и приводит к снижению затрат на транспортировку.

Руководитель азербайджанского Центра нефтяных исследований, эксперт по нефтегазовому сектору Ильхам Шабан прокомментировал последствия этой «маленькой революции» для развития энерготранзитного сектора.

«Наиболее рентабельными являются танкерные поставки сжатого газа небольшими и средними партиями на расстояние 1-1,5 тыс.км. Для того, чтобы такой способ приносил высокую прибыл необходимо в год транспортировалось не менее 8-10 млрд. кубометров газа. В этом случае танкерная поставка по всем параметрам оказывается выгоднее газопроводной», — сказал эксперт.

«Танкерная поставка газа вызывает большой интерес у Туркменистана и Казахстана, тем более, что это не вызывает никаких проблем с экологией и с другими странами Каспия возникнуть не может. Судоходство на Каспии свободное и неразрешенность правового статуса тут не помеха для танкерных поставок сжатого газа. Что касается России, то она является крупнейшим экспортером газа и собирается довести объемы экспорта и транзита газа до 200 млрд. кубометров. При этом мощности российской инфраструктуры уже сейчас с трудом обеспечивают нынешний объем транзит газа и часто возникают проблемы с поставками газа из стран-партнеров Центральной Азии. Поэтому я думаю, что Россия только будет рада, если туркменский или казахский газ, небольшими объемами в 3-4 млрд. кубометров в год будет по Каспию, через Азербайджан, Грузию и Черное море поставляться на европейские рынки. Это позволит разгрузить российские газовые магистрали и говорить России на международной арене, что она не против альтернативных поставок газа в Европу», — подытожил Шабан.

Наблюдая за развитием ситуации в Каспийском регионе, можно заметить, что если ранее существовал только один альтернативный российским маршрутам путь в Юго-Восточную Европу — посредством маршрута Азербайджан-Грузия-Турция, то теперь в свете новых договоренностей между Азербайджаном, Грузией, Румынией и Болгарией, речь идет о новом маршруте по Черному морю в обход турецкой территории. Одной из причин, по которым Азербайджан начал поиск альтернативных турецким маршрутов поставки газа в Европу, стали трения между Баку и Анкарой относительно цены транзита азербайджанского газа по турецкой территории. В рамах плана по диверсификации поставок энергоресурсов на мировые рынки, Азербайджан прокладывает два дополнительных маршрута из Каспийского региона в Европу.

14 сентября в Баку Азербайджан, Грузия и Румыния подписали соглашение о создании совместного предприятия в рамках газотранспортного проекта AGRI (Azerbaijan-Georgia-Romania Interconnector). Соглашение было подписано между компанией SOCAR, Нефтегазовой корпорацией Грузии и румынской Romqaz. Проект предполагает транспортировку азербайджанского газа по газопроводам на черноморское побережье Грузии, где этот газ будет сжижаться на специальном терминале, после чего танкерами будет поставляться на терминал в румынском порту Константа. Далее сжиженный газ будет приводиться в состояние природного газа, и с использованием имеющейся на территории страны газовой инфраструктуры направляться на удовлетворение потребностей Румынии и других европейских стран.

Вторым альтернативным маршрутом поставок азербайджанского газа в Европу будет транспортировка его в Болгарию по территории Грузии, договоренность о чем была озвучена в Софии, где находился с деловым визитом премьер-министр Грузии Николоз Гилаури. Речь идет об использовании паромной переправы между Грузией и Болгарией по Черному морю, в рамках которой начнутся танкерные поставки сжиженного газа в Европу. С этой целью Болгария модернизирует инфраструктуру и создает новые сегменты необходимой транспортно-технологической системы на своей территории.

Если несколько лет назад, сжижение газа, поставка танкерами и последующее приведение его обратно в состояние природного газа считалось нерентабельным и дорогостоящим делом, то теперь в свете новых технологических разработок такой процесс нередко оказывается даже дешевле транспортировки по трубопроводам. Это доказала прошлая зима в Европе, когда поставленный танкерами газ иногда стоил на 30-35 % дешевле «голубого топлива» поставляемого по газопроводам. Поэтому совершенно не случайно, что Азербайджан решил уделить пристальное внимание этому способу транспортировки газа.

Азербайджан имеет современную инфраструктуру по сжижению и разжижению газа как на побережье Каспийского моря, так и на грузинском побережье Черного моря. В ближайшее время завершатся все работы по созданию этой инфраструктурной сети, которая на первом этапе позволит Азербайджану транспортировать свой газ в сжиженном виде через Грузию и Черное море в страны Европы. Но в перспективе есть возможность расширения инфраструктурных мощностей для поставок газа из стран Центральной Азии.

В этой связи заметен рост интереса Казахстана и Туркменистана к расширению транзита своих углеводородов в Европу посредством маршрута Азербайджан-Грузия. Напомним, что к тому же расширение транспортировки сжиженного газа на Каспии позволяет обойти спорную тему правового статуса Каспийского моря, которая не позволяет все эти годы осуществлять проекты поставок газа по трубопроводам. Но теперь, когда видна рентабельность поставок сжиженного газа, вопрос нерешенности правового статуса Каспия перестал быть помехой для транспортировки голубого топлива из Азии в Европу через Азербайджан, Грузию и Черное море. Связующим звеном и логистическим центром этого маршрута является Азербайджан, который намерен добыть в 2011-2014 годах 223 миллиона тонн нефти и120 миллиардов кубометров газа. Эти цифры озвучил министр экономического развития Азербайджана Шахин Мустафаев на пленарном заседании Милли Меджлиса, посвященном обсуждению проекта закона о государственном бюджете страны на 2011 год.

То есть, Азербайджан не задевая интересы таких крупных поставщиков газа, как Россия и Иран, намерен расширить транзит азербайджанского, а в перспективе и центрально-азиатского газа на европейские и мировые рынки. Практичность и прибыльность этой новой газотранспортной стратегии Азербайджана — налицо, и ее как нельзя лучше характеризует перефразированная поговорка о том, что: «и волки сыты, и овцы целы, и пастуху вечная память».
Ризван Гусейнов
Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/polit/1335485.html

Кто реально угрожает безопасности Большого Ближнего Востока

В «благородном семействе» американской телекомпании CNN разразился неслыханный скандал. В благочестивую для всех верующих евреев субботу 2 октября был с «треском» уволен один из ведущих компании Рик Санчес. Поводом послужили его высказывания о том, что руководство CNN почти сплошь состоит из евреев и что евреи управляют телевидением в США.

В мировой прессе было много сообщений о том, что в реальности израильское лобби в США, владея почти всеми главными национальными информационными агентствами, издательствами и другими крупнейшими телеканалами, дирижирует из Вашингтона также и британскими, европейскими, австралийскими и даже японскими средствами массовой информации.

Само по себе это обстоятельство считается как бы общеизвестным и комментариев не вызывает. Но прессу уже давно и по праву окрестили четвертой властью и не зря существует изречение: «кто владеет информацией, тот владеет миром». К сожалению, в настоящее время в России это правило оборачивается печальными последствиями в конкретных вопросах. Вседозволенность, прикрываемая «свободой слова» и якобы демократическими принципами, погоня за сенсацией создали благоприятную почву для насаждения в российских СМИ открыто прозападного, в частности проамериканского влияния. Все пропагандистские компании, инициированные в Вашингтоне, Лондоне или Тель-Авиве, почему-то весьма охотно подхватываются ведущими средствами информации России. Более того, создается впечатление, что деятельность ряда агентств, каналов, отдельных публицистов и политологов носит явно заказной антироссийский характер. Многие частные российские информагентства и телеканалы пользуются отсутствием государственной цензуры и по понятным причинам заинтересованы в распространении взглядов заказчиков. Порой, превосходя по своему рвению иностранных коллег в «старательности», они наносят России ощутимый вред.

Это легко проследить на примере одной из наиболее «горячих» тем последних лет — иранской ядерной программы. Если отвлечься от антииранской пропаганды и рассмотреть только факты, то в ядерной программе Ирана нет ничего опасного или хотя бы предосудительного для остального мира и для России, в частности. Для этого стоит обратиться к объективной действительности, поскольку факты – вещь упрямая.

Во-первых, Иран является членом Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и членом Международного агентства по ядерной энергии (МАГАТЭ). Это членство накладывает обязательство на страны-участники гарантировать непроведение ядерных исследований военной направленности. Инспекторы МАГАТЭ регулярно посещают все иранские ядерные объекты, контролируют их, следят за работой и снимают показания всех приборов. Этот мониторинг на протяжении многих лет показал, что ядерного оружия иранские объекты не производят и, что главное, даже технологически не могут произвести. Это также верно, как то, что нельзя сделать бомбу с помощью рентгеновского аппарата, хотя он тоже имеет радиоактивное излучение.

Во-вторых, в регионе Ближнего и Среднего Востока или, как принято сейчас говорить, Большого Ближнего Востока, где находится Иран, существует государство Израиль. Достоверно известно, что в 1950-1980-е годы эта страна с помощью Запада и ЮАР разработала в ядерном центре Димона технологию создания атомных бомб. По информации ряда источников, к 1986 году израильтяне произвели около 200 ядерных боеприпасов и даже провели их испытания в южноафриканской пустыне. При этом никто не знает, сколько еще таких бомб было собрано в Израиле за последующие годы. Единственный человек, который мог это знать и рассказать миру, был израильский физик Мордехай Вануну. Он сообщил иностранной прессе о работе центра в Димоне и создании там атомных бомб, после чего был выкраден израильской разведкой «Моссад» с территории Италии и угодил в израильскую тюрьму, где просидел 18 лет, причем от звонка до звонка. С тех пор среди израильских ядерщиков не находится людей, готовых приоткрыть завесу над ядерными испытаниями Тель-Авива и получать за это тюремный срок в два десятилетия.

Кроме того, Израиль является членом МАГАТЭ, но отказался присоединиться к ДНЯО и потому не связан обязательствами не производить ядерного оружия. Инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты он не допускал и не допускает. Отказ вступить в ДНЯО Тель-Авив мотивирует тем, что этот договор создал «клуб избранных ядерных государств», куда остальные страны якобы не допускаются. Хотя в тексте ДНЯО не содержится ничего, что подтверждало бы это утверждение, а подавляющее большинство членов этого договора, примерно 95%, не только не являются «избранными ядерными государствами», но из-за бедности с трудом кормят свое население.

Исламская Республика Иран (ИРИ) — одно из немногих крупных государств мира, которое обладая значительными сырьевыми ресурсами, не подчиняется давлению извне. В Иране крупнейшие запасы углеводородов, он занимает 2-3 место в мире по запасам нефти и газа, особенно газа, поскольку газовые месторождения там еще мало разработаны. Иран находится рядом с Афганистаном и Ираком, уже оккупированными американскими и натовскими солдатами, но ведет независимую политику, отказывается отдавать нефтяные месторождения зарубежным компаниям на их условиях и не использует доллар США в качестве расчетной валюты, продавая свои углеводороды на мировом рынке. Все это вкупе с особой, лидирующей позицией ИРИ в исламском мире является стратегическим «раздражителем» в политике глобализации США и НАТО.

Для народов Большого Ближнего Востока Иран – пример миролюбивой страны. Единственная война, в которой он реально участвовал в последние десятилетия, была восьмилетняя война с Ираком, чей лидер Саддам Хусейн пытался захватить южную нефтеносную провинцию Ирана Хузестан, пользуясь неразберихой в Тегеране после исламской революции 1979 года. Эта провинция Саддаму так и не досталась. Кровопролитная война, бывшая для иранцев оборонительной, закончилась для сторон ничем. Иран крайне лояльно относится к России и, также как она, всячески противодействует международному терроризму и наркобизнесу. Он не позволяет транспортировать по своей территории наркотики, не дает исламским экстремистам использовать свои регионы для подготовки боевиков. Иран заинтересован и стремится расширить торгово-экономические связи с Россией, несмотря на то, что она, под давлением Запада, присоединилась к антииранским санкциям Совета Безопасности ООН.

В отличие от Ирана, Израиль в течение последних десятилетий воевал со своими соседями минимум шесть раз, захватив значительную часть территорий Египта и Сирии. Кроме того, израильская авиация, совершив без санкции ООН неспровоцированные налеты на ядерные центры в Ираке и Сирии, разбомбила их, лишив эти страны возможности вообще вести какие-либо работы в области ядерных технологий, включая работы над мирным атомом. Израиль еженедельно грозится разбомбить объекты атомной промышленности Ирана, однако не получил еще на это «отмашки» из Вашингтона. К тому же Израиль вооружает современным оружием Грузию, прекрасно зная, что оно будет использовано против российских солдат в Абхазии и Южной Осетии.

Несмотря на эти объективные факты, на протяжении последних 10-20 лет ведущие мировые СМИ, находясь фактически под контролем США, каждый день распространяют сообщения, упрямо и настойчиво формируя у мирового общественного мнения образ Ирана, как ядерного «монстра». В них утверждается, будто Иран вот-вот создаст атомное оружие для завоевания регионального и мирового господства, что на своих ядерных объектах он якобы вырабатывает оружейный уран, чтобы начинять атомные бомбы, и при этом отказывается сотрудничать с инспекторами МАГАТЭ, умалчивая, что его специалисты почти непрерывно находятся в Иране.

При этом позитивные или хотя бы нейтральные сообщения из Ирана мировые СМИ или не публикуют вовсе или искажают так, что они принимают противоположное значение. Между тем ежедневно в Иране, 75- миллионной стране, происходит множество интересных событий. Практически ежедневно открываются новые предприятия, линии метро, стадионы, ежедневно появляется информация о новых товарах, производимых в стране или возможностях продавать в Иран российскую продукцию. Но в мире и в российских СМИ пишут об Иране лишь выдумки про его ядерную программу.

Наряду с угрозами силового воздействия на непокорный Иран, в мировых СМИ и политических кругах долгие годы распространяется ложь, будто Ахмадинежад собирался «стереть Израиль с лица земли». Хотя, на самом деле, иранский президент, выступая в Тегеране на известной конференции по сионизму, всего лишь однажды процитировал фразу основателя ИРИ аятоллы Хомейни о государстве Израиль, которая звучала совсем по-другому: «Имам (Хомейни) сказал, что режим, оккупирующий Кодс (Иерусалим), должен исчезнуть с исторической сцены (сцены времени)». То есть даже в самой цитате речь шла не об Израиле, как государстве, а о нынешнем режиме, оккупирующем Иерусалим, а понятия «государство» и «режим» — совсем разные вещи.

Причем на деле Иран не только не может, но и не собирается, в чем его неоднократно обвиняли, «стереть государство Израиль с лица земли». Как заявлял Ахмадинежад, у Ирана нет ни ядерного оружия, ни намерения создавать его. При этом не только западные СМИ его не слышат или не хотят слышать, но, что странно, и некоторые российские тоже. Но даже если бы у Ирана каким-то чудом появилась бомба, ее все равно нельзя было бы применить, ибо это было бы для него самоубийством. От ядерной бомбардировки пострадали бы не только израильтяне — евреи, но и арабы — палестинцы, ливанцы, сирийцы и иорданцы. Комментируя заявления о том, что Иран может иметь намерения создать ядерное оружие, бывший генеральный директор МАГАТЭ Ханс Бликс недавно заметил, что такого оружия у Ирана нет, а предполагаемое намерение — не повод для бомбардировок. Ветеран МАГАТЭ попал в точку.

О целенаправленной политике по очернению Ирана говорит и тот факт, что олигархи и лидеры еврейских общин мира периодически собираются в разных странах с единственной целью — разработать согласованный и скорректированный план действий по дискредитации и изоляции Ирана во всем мире. Очередное такое собрание всех еврейских структур мира состоится 24-26 октября сего года в Берлине. Без всякого сомнения, решения, которые будут приняты лидерами и спонсорами еврейских организации, станут руководством к действиям для основных мировых СМИ и в том числе российских по дальнейшей демонизации Ирана и дискредитации российско-иранских отношений.

Сегодня российские СМИ, в значительной степени питающиеся западной «пропагандистской продукцией», все более настойчиво рисуют искаженный облик Ирана и его внешней политики. Они с готовностью публикуют любые негативные сообщения об Иране, полностью игнорируя новости о развитии экономики, о выставленных на аукционы нефтяных месторождениях, о введенных в строй предприятиях и дорогах. Фактически россиян дезинформируют, вбивая им в головы образ Ирана как мрачной архаичной страны, руководимой реакционным исламским режимом в лице «бородатых религиозных фанатиков» и агрессоров регионального масштаба.

На днях телеканал «ТВЦ» показал целую серию документальных фильмов об Иране, сделанных хоть и российскими журналистами, но в сотрудничестве с еврейским государством. На израильский след указывало даже то, что большинство кадров использованной в фильме хроники были сняты израильскими операторами, в нем лишь изредка проскакивали отдельные черно-белые иранские картинки. Закадровый текст, не подкрепленный никакими фактами и доказательствами, уверял, что Иран вот-вот произведет и испытает атомную бомбу, причем произойдет это в ближайшие месяцы. Эти фильмы «ТВЦ» по тональности и подаче очень напоминали пропагандистские поделки об «оружии массового уничтожения Саддама Хусейна», которые США распространяли по миру перед своим вторжением в Ирак. Причем уже замечено, что именно «ТВЦ» выделяется среди российских федеральных каналов антииранской направленностью. Часто в программах, где обсуждается иранская тематика, вместо авторитетных и хорошо известных специалистов-ирановедов, приглашаются такие политологи как Евгений Сатановский, Георгий Мирский, Леонид Радзиховский и многие другие, которые ни одного дня не занимались иранской проблематикой, никогда не были в этой стране и толком не представляют себе ее реалии. Но зато они говорят то, что хотелось бы услышать недоброжелателям Ирана. К великому сожалению, которое выражается многими российскими и зарубежными политологами, российские СМИ стали волей-неволей заложниками уже неприкрытой подготовки войны против Ирана.

Всякая современная война, как показывает опыт конфликтов, начинается с демонизации противника. Она является идеологическим обеспечением «справедливости» готовящегося вторжения в глазах простых людей и возможных союзников. Ведь никто не признается, что цель агрессии в чужую страну — завладеть ее нефтью, разместить на ее территории военные базы или обеспечить плацдарм для захвата еще более богатых ресурсами государств. Поэтому будущий противник всячески изображается в виде мстительного и дремучего реакционера, угрожающего соседям страшным оружием и вынашивающим планы мирового господства. Именно такими изображали американские СМИ Ирак, Югославию и Афганистан перед вторжениями в них натовских войск. Нынешние обвинения Ирану похожи на них как две капли воды.

Причем то, что, к примеру, в Ираке не оказалось и следов оружия массового уничтожения, в поисках которого напали на эту страну США и НАТО, впоследствии никого не интересовало, просто иракская нефть потекла в Соединенные Штаты. После войны в Югославии также сразу выяснилось, что режим Слободана Милошевича не занимался геноцидом косоваров. Как и то, что, наоборот, косовские албанцы, захватывая в плен молодых сербских мужчин и женщин, вырезали у живых людей, органы для трансплантации и за огромные деньги отправляли в немецкие клиники. Что касается войны в Афганистане, то и она показала, что вторжение в эту страну было нужно США не для борьбы с международным наркобизнесом и насаждением «демократизации» по американскому образцу, а для обеспечения «пояса влияния» в регионе Ближнего и Среднего Востока и подготовки возможного захвата иранской нефти. Не вызывает сомнения, что контролируемые американским и сионистским капиталом мировые информагентства и телеканалы работают на пропагандистское обеспечение войн США, американской политики, американского влияния в мире и на захват чужих ресурсов. Непонятно другое — зачем российские СМИ подыгрывают американцам в попытках демонизировать Иран, своего вполне миролюбивого соседа.

К сожалению, отношение к Ирану, сформировавшееся в результате распространения недобросовестной информации, проявилось в отказе поставить ему оборонительное оружие. Такое решение ослабляет Иран, как в свое время ослабило Югославию перед лицом натовских бомбардировок, и лишь приближает день американо-израильской агрессии против Ирана. Неужели непонятно, что в случае падения нынешнего, относительно лояльного Москве режима, пришедший ему на смену будет абсолютно прозападным и настолько антироссийским, что выходки грузинского президента Саакашвили покажутся россиянам детскими играми.

Кроме того, смена режима в Иране наверняка изменит ситуацию в Центральной Азии не в пользу России. На Каспий придет «терроризм», затем, по традиционному сценарию, под предлогом обеспечения безопасности нефтегазовых трубопроводов появятся военные флоты отнюдь не дружественных нам государств, прежний мир и спокойствие останутся в прошлом. На мировых нефтяных рынках проамериканский Иран, будет противостоять России, а западные СМИ назовут его «альтернативой» российскому влиянию. Даже приблизительные оценки показывают, что тогда упущенная для России экономическая выгода будет составлять десятки миллиардов долларов. Не говоря уже о том, сколько ей будут стоить меры по дополнительной защите своего южного «подбрюшья» от посягательств будущего, явно непартнерского окружения.

Согласно прогнозам американских аналитиков, антироссийский Иран даст два великих преимущества США и Западу. Откроется доступ к огромным и к тому же дешевым энергоресурсам этой страны, и с помощью марионеточного Ирана Запад фактически вытеснит Россию из ключевого региона Большого Ближнего Востока, из сферы ее жизненных интересов. Крайне негативное влияние всех этих факторов на мусульманские народы Кавказа и Российскую Федерацию в целом могут привести к необратимым последствиям, вплоть до обострения национализма и сепаратистских тенденций.

Это не пустые прогнозы, а реальные планы, которые уже сейчас воплощаются Западом не только с помощью манипулируемых мировых СМИ, но и большинства российских телеканалов и информагентств. Достаточно сказать, что почти все российские федеральные телеканалы имеют свои так называемые, ближневосточные представительства, призванные освещать события на Ближнем и Среднем Востоке. Однако почти все они расположены в Израиле, на 95% питаются информацией из израильских источников. В результате непосредственно проблемы населения мусульманских государств почти не затрагиваются. Именно из-за этого у российских зрителей и читателей создается впечатление, что весь Ближний и Средний Восток — это Израиль. Причем все эти «ближневосточные корпункты» содержатся за счет государственного бюджета.

Целенаправленная политика по демонизации и изоляции Ирана не только дезориентирует российскую общественность, но и накладывает серьезный отпечаток на деятельность важнейших государственных структур России. Возможно, из-за этого российское руководство крайне редко (один раз в 2-3 года, и то чисто протокольно, всего на несколько минут, на международных саммитах и форумах) встречается с лидерами Исламской республики, в то время, как общение с лидерами западных и других стран мира, напротив, происходит по нескольку раз в год. К примеру, Председатель Госдумы России Борис Грызлов и председатель комитета по международным делам Госдумы Константин Косачёв вот уже несколько лет не могут найти время для нанесения ответного официального визита в Иран. В то же время они совершают визиты в Европу и в другие страны мира практически ежемесячно, иногда по нескольку раз. В результате этого российско-иранские парламентские отношения практически приостановились. И руководители ряда министерств и ведомств России также редко и неохотно встречаются со своими иранскими коллегами. В то же время, при первой же возможности, они выезжают к своим западным коллегам, принимая подчас участие в даже малозначимых коммерческих форумах и конференциях, проводимых в Европе и в США.

Но даже на этом фоне особой активностью отличаются разного ранга израильские руководители, которые под различными предлогами, практически ежемесячно приезжают в Москву, добиваясь встреч с высшими руководителями страны. Невольно возникает вопрос — а кто же их в этом поддерживает в важнейших структурах российской власти? Вполне вероятно, что это те же самые лоббисты и «агенты влияния» организовывают эти «нужные встречи с нужными людьми и в нужное время». Они также блокируют и встречи наших руководителей с лидерами «неблагожелательных» стран, наподобие Ирана, тем самым провоцируя серьёзный перекос в отношениях России со своим ближним соседом.

В следующей статье редакция Иран.ру намерена проанализировать работу федеральных телеканалов, крупнейших российских СМИ, сознательно и целенаправленно искажающих информацию о реальной ситуации в Иране, о событиях происходящих не только в регионе Большого Ближнего Востока, но и в других частях мира, где затрагиваются жизненно важные интересы России.

источник — http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=68704

Армения решила поиграть с Азербайджаном «в войнушки»?

В последнее время в некоторых российских и армянских СМИ появились материалы различного рода экспертов на тему армяно-азербайджанского конфликта, цель которых заключается в навязывании читателям и обществу мысли, что Азербайджан должен согласиться с итогами первой Карабахской войны и не «милитаризировать» вопрос разрешения армяно-азербайджанского конфликта.

Видимо армянская сторона, всерьез обеспокоена тем, что безрезультатность 18-ти лет мирных переговоров при посредничестве МГ ОБСЕ обернется тем, что Азербайджан начнет использовать иные рычаги разрешения Нагорно-Карабахского конфликта, в том числе и силовые. Только этим можно объяснить, то, что проплачиваемые из «армянской кормушки» различного рода эксперты, стремятся взвалить вину за срыв мирного переговорного процесса на «милитаризирующийся» Азербайджан. Тем самым налицо попытка, такого рода материалами, затушевать факт молчания Армении по поводу предложенных МГ ОБСЕ еще в конце 2009 года обновленных Мадридских принципов.

В связи с этим, думаем, будет весьма своевременным дать четкий ответ на попытки армянской стороны и сидящим на их «зарплате» экспертам, поставить с ног на голову причины и следствия Карабахского конфликта.

Касательно стремления Азербайджана делать упор на силовое разрешение конфликта, отметим, что это не более чем армянские фантазии.

Уже пару месяцев как армянская сторона находится в истерике по поводу возможных поставок в Азербайджан российских ЗРК С-300, расценивая это как «угрозу национальной безопасности» Армении, хотя общеизвестно, что эти ЗРК являются оборонительными комплексами.

Однако теперь выяснилось, что согласно армянским источникам и заявлению официальных лиц у самой Армении есть российские зенитно-ракетные комплекс С-300, а по некоторым источникам и даже С- 400. К тому же С-300 расположены, вовсе не на российской базе в Гюмри, а находятся в ведении армянского Минобороны.

Этим фактом решил «похвастаться» министр обороны Армении Сейран Оганян, который на днях продемонстрировали зенитно-ракетный комплекс С-300 членам совместной консультативной группы США и Великобритании по вопросам пересмотра оборонной стратегии Армении, чем вызвали серьезное недовольство российской стороны.

Как передает армянская газета «Айкакан Жаманак», американские и британские эксперты на месте размещения «исследовали ракетные комплексы (ЗРК) С-300 и «Земля-Земля». Подобный шаг вызвал недовольство Москвы, дипломатические круги которой потребовали объяснений от армянской стороны. Согласно дипломатическим источникам издания, российская сторона намерена оценить подобный шаг армянской стороны в качестве вызова в случае отсутствия основательного пояснения».

Бахвальство Сейрана Оганяна обернулось не только проблемами с российской стороной, но и «подставило» свою собственный армянский агитпроп, который закатывал истерику по поводу того, что у Азербайджана будут С-300, а «многострадальной» Армении стратегический партнер Россия их не поставляет. Значит, получается, что опять-таки фактором нестабильности на Южном Кавказе является Армения, которая мало того, что оккупировала около 20% азербайджанских земель и отказывается продолжать мирные переговоры, но и всеми силами стремится защищать свою агрессорскую политику.

Видимо на фоне всего этого, с учетом провала армянской кампании «об угрозе Армении со стороны С-300 в Азербайджане», решено было афишировать иную идею: о «милитаризме» Азербайджана. Не важно, что эта очередная ложь не подкреплена никакими фактами, и что агрессором и милитаристом фактически является Армения – главное громко и нудно кричать везде об «угрозе» со стороны Азербайджана. Но как бы громко не кричала Армения, всем ясно видно, что на ней как  «на воре и шапка горит».

Поэтому и нет ничего удивительного в том, что на фоне 18-летней бесплодности деятельности МГ ОБСЕ, фактического отказа Армении продолжать мирные переговоры и наглой демонстрации российских ЗРК С-300, Азербайджан делает соответствующие выводы.

Азербайджанскому обществу все больше кажется, что никто из сопредседателей МГ ОБСЕ не стремится решить конфликт вокруг Нагорного Карабаха. Напротив, делается все, чтобы удержать Армению «на плаву» в прямом и переносном смысле. И декларативные заявления стран-сопредседателей МГ ОБСЕ о «признании суверенитета и уважении территориальной целостности» Азербайджана только убеждают в неискренности международных посредников.

На протяжении долгого времени, ведущие державы, негласно поддерживая Армению, фактически молча, потакают идее создания «Великой Армении», идее которой тяжело болеет армянское общество и власти.

«Великая Армения» уже давно вышла из области армянских фантазий и превратилась в официальную идеологию Республики Армения. А значит, угроза безопасности Азербайджану постоянно сохраняется. ВОТ В ЧЕМ ПРОБЛЕМА!!! То есть в два этапа (приблизительно 20% + 20%) — в период 1918-1922 гг. и 1988-1994 гг., Азербайджан потерял около 40% территорий: сначала были отторгнуты земли, признанные Парижской мирной конференцией 1919 года бесспорными территориями АДР, а затем и территории, признанные ООН.

Все страны, с которыми в 1918-1920 гг. были налажены дипломатические отношения, признали Азербайджан в границах утвержденных Версальским договором, то есть 114 тыс. кв. км. Однако военная агрессия дашнакской Армении против азербайджанского Зангезура, Гёйчи и других прилегающих территорий, затем была закреплена при установлении Советской власти в регионе. Эти земли отошли к Армении. Также при советизации ряд приграничных азербайджанских районов отошел к Армении, и в итоге территория Советского Азербайджана составила 86,6 тыс.кв.км.

Тогда же, в советское время придумали НКАО, а после развала СССР, Армения, совершив новую агрессию против Азербайджана, оккупировала НКАО (Нагорный Карабах) и еще 7 районов Азербайджана — то есть еще около 20% территорий страны. И теперь мировое сообщество в лице стран-сопредседателей МГ ОБСЕ предлагает Азербайджану «потерпеть» еще лет 20-30, в то время  как Армения продолжает оставаться реальной угрозой для Азербайджана.

В этой ситуации Азербайджаном движет не желание милитаризировать Карабахский конфликт, а стремление оградить себя от новой возможной агрессии со стороны оккупанта Армении. Это подсказывает элементарный здравый смысл, опирающийся на горький исторический опыт, помноженный на нынешнее поведение агрессора Армении, которого следует осадить и изгнать с оккупированных территорий.

Именно бесплодность деятельности МГ ОБСЕ и потакание ведущих держав стране-оккупанту Армении  становятся основной причиной роста подобных настроений в Азербайджане. С учетом вышесказанных угроз, Азербайджан сделает все необходимое для наказания зарвавшегося армянского агрессора, используя с этой целью дипломатические, экономические или военно-политические методы. И как показал международный опыт – никто в мире не способен остановить Азербайджан в этом стремлении, и эта реальность, пожалуй, более всего пугает ныне армянское руководство и общество.

Ризван Гусейнов

источник — http://www.1news.az/analytics/20101011044728471.html

Обновленная Турция движется вперед

Дженгиз ЧАНДАРС 1923 по
1989 годы Турция была скорее «замкнутой» страной. Новая Республика, построенная на определенной части развалин империи, после Первой мировой и Второй мировой войн переживала период становления. Я не только уверен, я уже длительное время хорошо знаю, что Турция давно значит больше, чем просто Турция, а смысл и влияние этого слова распространяются далеко за рамки её границ. Легкий ветерок, дующий на Эгейском побережье Турции, оборачивается шквальным ветром в глубине Центральной Азии и Памирских гор. Небольшое волнение на Средиземном море ощущается в Черноморском регионе и даже внутри Российской Федерации. За колебаниями Турции следят и на западе, на Балканах, и на востоке, и на Кавказе.

Внутренняя динамика Турции, через западную Европу достигая столицы «хозяина международной системы» — Вашингтона, становится темой для споров и тяжб между различными политиками и политическими группировками.

Страны залива и Ближнего Востока никогда не отводят свои «прожектора» в сторону от Турции. Турция всегда была «значительнее», чем просто Турция. Значение Турции всегда переходило её границы. Но не всегда это было так. Всего около 20 лет. С момента окончания «холодной войны» и до сегодняшнего дня. С 1923 по 1989 годы Турция была скорее «замкнутой» страной. Новая Республика, построенная на определенной части развалин империи, после Первой мировой и Второй мировой войн переживала период становления. Двухполюсная международная система, маргинализировала Турцию, так же как и многие другие страны. Необходимость обеспечения будущего для «молодой и новой» Турции, привела к внешней политике, ориентирующейся на оборону. Её роль на международной арене, под крылом НАТО, была ограниченной и практически невидимой.

От маргинализации, в которую попала Турция в 1923-1989 годах, её избавил Тургут Озал. Сумев заранее предвидеть неизбежное крушение «советской империи» и направление, в котором будет двигаться 21 век, Тургут Озал стал самым великим турком после Ататюрка. Сделав важнейшие шаги в направлении интеграции экономики страны в глобальную экономику, он построил фундамент современной Турции. С другой стороны, после окончания «холодной войны» приняв правильные политические решения, он вывел Турцию из положения окраины и сделал её если не «центральной страной», то во всяком случае «центром притяжения в регионе». Рациональность политики Тургута Озала была подтверждена его дальновидными политическими действиями во время войны в Персидском заливе в 1990-1991 годах. В гармонии с эрой постмодерна, начавшейся после окончания «холодной войны», Турция стала идентифицировать себя как наследницу Османской Империи. Настоящий период, стал периодом «сбора урожая», засев которого был начат в 1980 годах, продолжен в 1990, и взращен в первые пять лет 2000 годов. 47% голосов, набранных ПСР (партия справедливости и развития), выдвижение представителя «смуглых турков» Абдуллаха Гюля кандидатом на президентский пост, укрепление позиций Таипа Эрдогана, бесспорного лидера «смуглых турков» на посту премьер-министра следует рассматривать через эту призму.

Вообще-то постоянное напоминание об «основных ценностях республики», превратившееся в некое ритуальное высказывание, не имеющее наполнения, отражает предстоящие неизбежные изменения в конфигурации власти. Можно некоторое время сопротивляться движению истории, но изменить её ход невозможно. В Турции это и происходит. Турция изменилась. Изменяется и будет меняться в дальнейшем..

*** В великолепной статье в газете «Financial Times» под заголовком «Европа должна праздновать переходную веху Турции» ее автор Девид Гарднер очень точно проанализировав сегодняшнее состоянии страны пишет: «Сегодня трудно представить себе более важное геополитическое событие, чем успешное объединение демократии и ислама. Эксперимент Турции, которая пошла по этому пути, вызывает резонанс далеко за ее границами»,- и продолжает «Конечно же, за успех этого большого вызова ответственны турки. Но их партнеры в Европе и НАТО должны подхватить это».

Журналист газеты «Financial Times» проводит параллель между выдвижением кандидатуры Гюля на пост президента и результатами всеобщих выборов, прошедших 22 июля, с периодом, начавшимся в Испании после правления Франко. Журналист обращает внимание стран ЕС – противников Турции, и в первую очередь Франции : «Выдвижение Гюля, кандидатом на пост президента, после демократической победы Эрдогана, является для Турции вехой переходного периода. Это можно сравнить с реакцией испанских избирателей на попытки остатков Франкистов совершить военный переворот, когда в 1982 году с подавляющим преимуществом социалистами была одержана победа на выборах. Европа должна отреагировать на это с воодушевлением и перестать вести себя так, как будто турки все еще осаждают ворота Вены.

Утверждение, в особенности укоренившееся во Франции, о том, что Турция не разделяет ни одно из наследий Европы, является антиисторическим. Если бы только не было Византии, восточной Римской империи, классиков Греческой науки и философии, которые были переданы через Исламский мир, и Европа не была вытащена из средневековья. Эта страна (Турция), принадлежит истории Европы и Христианства также как и истории Ислама, и это ценная особенность». Эти строки объясняют геополитические процессы после 22 июля, с точки зрения Европы и Запада. Кроме этого в статье есть строки, объясняющие успех ПСР. Эти строки будет полезно почитать, и подумать над их смыслом скептикам из Турции: «До прихода ПСР в конце 2001 года, армия совершила четыре военных переворота и закрыла четыре исламистские партии за четыре десятилетия. Подавляющее количество отданных голосов (выборы 2002 года) показало, что Турция изменилась.

Космополитическая и светская элита пришла в ужас от изменений под флагом нео-исламизма. Как это произошло? Можно выделить три причины, обеспечившие успех ПСР. Первая – необходимо иметь хороший национальный проект. Когда партия Эрдогана выиграла выборы в 2002 году, правые националисты только воинственно кричали, а левые превратились в музейный экспонат. Либералы и социал-демократы, идя на поводу культа личности нескольких человек были отрезаны от консервативной части Анатолии и мало чело делали для изменения жизни обычных людей. ПСР, в отличие от них, была другим проектом. Созданная из двух запрещенных исламистских партий, ПСР в либеральной форме объединила в себе основную часть консерваторов и класс бизнесменов Турции. Эрдоган и его команда хорошо проработали свое домашнее задание. Проведя встречи с 41 000 человек по всей стране , они смогли узнать, что народ беспокоят отношения с Европой, которые находились в наихудшем положении с 1945 года, и спад экономического развития страны.

А резонансный вопрос головных уборов женщин, был на далеком 9 месте. ПСР обеспечила хорошее управление, высокий экономический рост и стабильность, открытие 2,5 миллионов новых рабочих мест, удвоило национальный доход на душу населения, увеличила внутренние инвестиции, расходы на образование и инфраструктуру.

Вторая причина победы ПСР – её проницательность в понимании необходимости социального преобразования страны. Партия собрала представителей среднего класса Центральной Анатолии, консервативных и религиозных, но в то же время динамичных и предприимчивых, избравших путь модернизации и требовавших своей доли власти у светской элиты, монополизировавшей эту власть. Третий козырь ПСР и Турции – Европа. Идея членства в ЕС, переговоры по которому наконец-то были начаты, но заморожены на данный момент, все еще популярна в Турции». О лаицистах, противниках ПСР, Девид Гарднер говорит следующее: «Подавляющее большинство светских турков прекрасно знают о том, что это не попытка хитростью установить шариат. Существует враждебное отношение классов и сопротивление к перемещению баланса сил в пользу провинциальных и сельских турок. У этих людей закостенелое мышление…». Я не привожу некоторые части статьи, которые делают ещё более осмысленным анализ автора, в связи с тем, что они могут стать основой для ненужных провокаций и нападок в виде «реваншист» и «враг армии».

Приведенных частей статьи достаточно, чтобы понять вложенный смысл. *** Суть заключается в том, что Турция переживает чрезвычайные исторические перемены. Мы слышим пульс головокружительного переходного периода. События, развивающиеся с 22 июля и до сегодняшнего дня, показывают, что Турция движется не назад, а наоборот вперед. И движение Турции вперед, вобрав в себя многолюдье Анатолии и крупных городов, богатые и глубокие массы, изменяет конфигурацию власти и ломает монополию на власть «старых элит».

Обновляющаяся и модернизирующаяся, бурлящей энергией народа Турция, благодаря геополитическому смыслу, оказывающему влияние далеко за границами страны, станет неоценимым гарантом стабильности для международной системы. Таким образом, можно сказать, что благополучное завершение головокружительного переходного периода Турции, находится под гарантией международной системы…

источник -http://www.vesti-turkey.com/author_article_detail.php?id=8

Международный терроризм угроза национальной безопасности Азербайджана

5-6 октября 2010 года в Сочи состоялась Первая Международная Встреча высоких представителей, курирующих вопросы безопасности. В ней приняли участие секретари советов безопасности, помощники президентов и премьер-министров по национальной безопасности, руководители силовых ведомств из 43 стран мира, а также заместитель Генерального Секретаря ООН. Как ранее сообщал 1news.az, Азербайджан на встрече был представлен Руководителем Администрации Президента Азербайджана, секретарем Совета Безопасности, академиком Рамизом Мехтиевым, а также заведующим отделом внешних связей Администрации Президента Новрузом Мамедовым, заведующим отделом по работе с правоохранительными органами Фуадом Алескеровым и заведующим отделом политического анализа и информационного обеспечения Эльнуром Аслановым.

Руководитель Администрации Президента Азербайджана, академик Рамиз Мехтиев выступил на Первой Международной Встрече с докладами на темы «Транснациональная преступность, взаимосвязь наиболее опасных ее видов» и «Угрозы международной информационной безопасности в условиях формирующегося глобального информационного общества: направления сотрудничества». В своем докладе на тему «Транснациональная преступность, взаимосвязь наиболее опасных ее видов» академик Рамиз Мехтиев обратил внимание участников мероприятия на основные проблемы транснациональной организованной преступности, к последствиям которой можно отнести многочисленные человеческие жертвы, наркоманию, подрыв стабильности, серьезные экономические потери и многое другое. «Одним из главных факторов, влияющих на распространение этого явления, несомненно, стал процесс глобализации, который привносит определенные изменения в жизнь отдельных народов и целых государств. Однако он же создает дополнительные возможности различным группам, преследующим преступные цели. Следует признать, что эти группы весьма эффективно используют открывшиеся перед ними возможности для расширения своей деятельности и преодоления национальных границ», — отметил академик Рамиз Мехтиев. По мнению руководителя Администрации Президента Азербайджана, одним из самых разрушительных по своим последствиям видов организованной международной преступности является терроризм как крайнее проявление экстремизма. «На нынешнем этапе мы продолжаем наблюдать процесс трансформации целевых установок, стратегии и тактики международной террористической инфраструктуры, ее сращивание с другими видами организованной преступности. В связи с применением новейших дос­тижений науки и техники, а также частым использованием террористов-смертников, современные теракты стали еще более катастрофичными по количеству жертв и масштабам разрушений… Несмотря на все международные усилия, масштабы терроризма продолжают расширяться. Непрекращающиеся теракты на Северном Кавказе, в Ираке, Пакистане, в других странах и регионах мира вызывают серьезную тревогу… Афганистан служит наглядным примером все возрастающей связи между финансированием террористических группировок и наркобизнесом. Сегодня незаконный оборот наркотиков, наряду с международным терроризмом, продолжает оставаться одним из основных видов транснациональной организованной преступности, угрожающих большинству стран мира… По оценкам экспертов ООН, преступные организации получают в год от 300 до 500 миллиардов долларов США за счет наркоторговли», — отметил академик Рамиз Мехтиев. Руководитель Администрации Президента Азербайджана также отметил, что в современных реалиях международный терроризм и наркобизнес все более тесно пересекаются с другим опасным видом транснациональной преступности – торговлей оружием. «Из числа второстепенных перешло в разряд глобальных проблем и такое явление, как нелегальная миграция, масштабы и возможные последствия которой могут представлять серьезную угрозу международной стабильности и устойчивому развитию государств. В одном ряду с нелегальной миграцией стоит и торговля людьми, негативное влияние которой распространяется не только непосредственно на ее жертвы. Она также ставит под угрозу безопасность других людей, подрывает морально-этические основы общества и служит источником огромных нелегальных прибылей, большая часть которых идет на финансирование различного рода преступной деятельности. Прогрессирующая нелегальная миграция и торговля людьми способствуют формированию новых международных криминальных сетей, контролирующих все аспекты этой деятельности. Эти сети все чаще используются не только в целях организации нелегальной миграции и торговли людьми, но и для целей, преследуемых террористическими организациями, наркобизнесом и нелегальными торговцами оружием… По причине отсутствия достоверных оценок показателей незаконной миграции и торговли людьми все еще не совсем ясно, какая доля таких преступлений становится известной властям», — сказал в своем выступлении Рамиз Мехтиев. Рамиз Мехтиев также особо подчеркнул, что параллельно имеющим более осязаемый характер угрозам существуют опасности идеологического и виртуального свойства. «Постоянно расширяющееся информационное пространство не признает государственных границ и живет по своим особым законам. К сожалению, проблемы реального мира были перенесены и в виртуальное пространство, в котором также возникли конфликтные зоны и черные рынки, ставшие местом работы для невостребованных программистов и киберпреступников. В настоящее время СМИ и особенно Интернет представляют собой не только способ получения или передачи информации, но и эффективное средство воздействия на массовое сознание и тем самым на общественно-политическую и экономическую обстановку в любой стране. С учетом действенности этого ресурса и отставания законодательства от практики, различные террористические и экстремистские организации без каких-либо препятствий размещают в Интернете различного рода призывы, ультиматумы, видеоматериалы и даже учебные пособия по сбору взрывных устройств. Международные террористические организации стремятся не только использовать научно-технические достижения, но и привлечь в свои ряды специалистов в области связи, компьютерных, информационно-коммуникационных технологий. Действия террористов рассчитаны не только на нанесение материального ущерба и угрозу жизни и здоровью людей, но и на информационно-психологический шок, воздействие которого на большие массы людей создает благоприятную обстановку для достижения террористами своих целей… Представление некоторыми журналистами этих террористов и экстремистов, либо сепаратистов как «борцов за независимость и справед­ливость», оперирование неприемлемыми в этой связи понятиями «свободы выбора и права на самоопределение» создает у некоторых малоинформированных людей определенные иллюзии», — сказал академик Рамиз Мехтиев. По словам руководителя Администрации Президента Азербайджана все перечисленные проявления транснациональной организованной преступности не обошли стороной и Азербайджан. «Выгодное географическое расположение нашей страны на пересечении торгово-транспортных и коммуникационных путей между Европой и Азией, стабильно растущая современная экономика, реализуемые масштабные энергетические, транспортные и другие проекты не только создают благоприятную экономическую среду, но и привлекают различного рода криминальные структуры, которые постоянно ведут поиск новых маршрутов и рынков сбыта и используют любые возможности для расширения незаконной деятельности и увеличения своих доходов. Поэтому закономерно, что в Концепции национальной безопасности и Военной доктрине Азербайджана международный терроризм, незаконный оборот наркотиков и оружия, нелегальная миграция и торговля людьми, наряду с продолжающейся оккупацией 20 процентов территории Азербайджана со стороны Республики Армения, названы в качестве угроз национальной безопасности страны», — сказал Рамиз Мехтиев.


Источник — http://www.1news.az/politics/20101012012848473.html

Стереотипы обыденного сознания (Часть II)

Лейла АЛИЕВА

С целью проверки устойчивости выявленных кросс-культурных особенностей восприятия нами была проведена вторая серия экспериментов. Эта серия не только включала большее количество испытуемых, но и испытуемых мужского пола. Расширение выборки за счет мужчин дает возможность не только проследить гендерные особенности восприятия, но также подтвердить или опровергнуть идею национально устойчивых особенностей восприятия. Кроме того, вопросник был модифицирован за счет того, что не значимые поступки были заменены на другие, отражающие тот или иной уклад жизни, отношение к межнациональным бракам, количеству детей в семье и др.

Процедура эксперимента была идентична описанной в первой серии с тем лишь отличием, что в ней приняли участие 120 испытуемых женского пола – студенток филологического факультета МГУ и Азербайджанского Педагогического Института Русского языка и Литературы (60 – азербайджанок и 60 – русских) в возрасте от 17 до 23 лет, не состоящие в браке); и 60 испытуемых мужского пола – студентов тех же факультетов – из них 30 русских и 30 азербайджанцев. В возрасте от 17 до 23 лет не состоящих в браке. Таким образом, общее количество испытуемых было 180 человек преимущественно из сельских районов. Кроме того, ролевая позиция Я для мужчин была заменена позицией моя сестра. Здесь следует отметить, что к сожалению наше исследование ограничивалось только восприятием женского поведения, как наиболее подвергающееся давлению в обществах. Поэтому данное исследование не дало возможность изучить, например, возможные двойные стандарты, которые применялись бы в обществе по отношению к женщинам и к мужчинам. Однако и данного материала оказалось достаточно, чтобы определить гендерные различия в оценке хотя бы только женского поведения.

Сравнение исходных матриц еще до проведения факторного анализа дало интересную картину предпочтений. Из четырех возможных вариантов партнера для построения семьи (перспективный и серьезный руководящий работник; спокойный и надежный но без полета; красивый и удачливый, но холодный; человек искусства, ведущий творческую, но беспорядочную жизнь) и азербайджанки и русские более всего предпочитают серьезного и перспективного руководящего работника. Однако азербайджанки человека искусства в качестве мужа оценивают более негативно, чем русские. Мужчины обеих выборок почти единодушны в предсказании предпочтений со стороны женщин своих культур, выбирая как наиболее предпочтительного серьезного руководящего работника, в то же время негативно оценивая красивого и холодного и человека искусства. Отношение к поступку выйти замуж за человека, которого тебе выбрали родители отличалось в двух выборках. Среди русских испытуемых, как среди мужчин так и для женщин он оказался явно неодобряемым, в то время как для азербайджанской выборки попал в категорию одобряемых.

Интересным оказалось отношение к поступку выйти замуж за представителя другой национальности и выйти замуж за иностранца и уехать жить за границу. Наиболее вероятным и одобряемым первый поступок оказался для русских женщин (65). Менее вероятным оценили его русские мужчины, затем азербайджанские женщины, и наименее вероятным оценили для женщин своей культуры азербайджанские мужчины (9).

Поступок выйти замуж за иностранца во всех выборках в большей степени коррелирует с образом презираемой женщины, что, скорее всего, объясняется влиянием советской пропаганды. Однако у русских вероятность этого поступка несколько выше, чем для азербайджанцев (русские женщины – 30, мужчины – 23, азербайджанские женщины -10, мужчины – 7). Возможно, что большее осуждение со стороны азербайджанцев объясняется вообще более негативной оценки построения семьи с представителем другой культуры, а также разрывом связей с родными, но в обеих выборках мужчины к этому поступку относятся более негативно, чем женщины.

Также проявилось сходное в двух группах отношение к количеству детей в семьях. Если для русских идеал имел бы 2 ребенка, то для азербайджанцев – эта цифра составляет почти столько же- 2.5.Если для русских мужчин и женщин эта оценка совпадает, то азербайджанские мужчины количество детей для женского идеала оценивают на одного ребенка больше, чем сами женщины. Кроме того, при общем осуждении поступка иметь отдельные от мужа денежные сбережения, мужчины более категоричны в его осуждении, чем женщины. Интересно, что в процессе заполнения вопросника русские женщины выражали свое одобрение такому поступку как считать, что одним из важных признаков мужественности является умение содержать семью На одном вопроснике даже появилась надпись Хороший вопрос! В то же время при факторизации исходной матрицы данных у русских мужчин он попал в разряд неодобряемых поступков.

Отношение к ситуации развода также выявило общее и различия. Для женщин обеих выборок кажется более естественным развод с мужем, если он изменяет или пьет, чем при отсутствии любви к нему, если он при этом хороший отец. Но в оценках последнего случая азербайджанки в два раза ниже оценивают вероятность развода, чем русские. Возможно, это отражает закрепленную в культуре систему ценностей. Интересно, что наиболее низко оценивают вероятность измены мужу в ответ на его измену для своих женщин азербайджанские мужчины (5), а наиболее высоко оценивают вероятность этого поступка для себя русские женщины (41).

Мужчины обеих выборок, однако, одинаково недооценивают вероятность своих женщин совершить вышеупомянутый поступок. Кроме того, образы значимых женщин – сестры и матери — оказываются близкими идеалам в отличие от типичной женщины данного общества.

Одним из наиболее ярких отличий в двух выборках является почти полная идентичность образов матери и сестры в ответах азербайджанских мужчин при большей дифференцированности этих образов у русских. Наиболее ярко различия во взглядах на женское поведение у мужчин в двух группах проявилось по отношению к таким поступкам, как быть в интимных отношениях с любимым до женитьбы (азербайджанцы не допускают такой вероятности ни для сестры ни для матери – 0 русские -55), выйти замуж за представителя другой национальности (азербайджанцы – 12. русские – 55). Не выйти замуж за человека, которого любишь так как этого не хотят твои родители (азербайджанцы-49, русские – 23), выйти замуж за человека искусства – азербайджанцы – 19, русские – 38), верить в предсказания судьбы – азербайджанцы- 49, русские – 28) выйти замуж за молодого руководящего работника – азербайджанцы – 68, русские – 34). Видно, что азербайджанские мужчины более строги к своим женщинам в интимно-личностном аспекте, менее терпимы к вероятности своих женщин выйти замуж за не-азербайджанца, и более одобрительно относятся к учету женщинами родительского мнения. По некоторым поступкам внутри одной выборки гендерные различия были заметными. Например, если для азербайджанских мужчин их идеал даже с меньшей вероятностью выйдет замуж за представителя другой национальности (сестра – 12, идеал – 9), то для азербайджанских женщин – наоборот – их индивидуальный идеал более интернационален, чем они сами (я -21, идеал – 31). Также если женщины допускают для себя крайне незначительную вероятность вступить в интимную жизнь с любимым до женитьбы (6), то для мужчин эта вероятность равна 0. В русской выборке русские женщины тоже оказались более открыты браку с не-русским, чем допускали это русские мужчины по отношению к своим женщинам. У русских разница между мужчинами и женщинами выявилась по отношению к помощи мужем в ведении домашнего хозяйства- женщины оценили его почти в два раза выше (75), чем мужчины (34).

Наиболее ярко отличия между русской и азербайджанской выборкой проявились в оценке вероятности таких поступков как вступить в интимные отношения до женитьбы (аз — 6, рус. — 46), считать, что лучше развестись с нелюбимым мужем, чем терпеть его ради детей (аз. — 25, рус. -51), выйти замуж за представителя другой национальности – аз. – 21, рус. -65), не выйти замуж за любимого так как этого не хотят твои родители ( аз. — 62, рус. — 20), выйти замуж за человека искусства, ведущего творческую, но беспорядочную жизнь- 21-50).

Таким образом, на основании первичных результатов – матрицы данных – выяснилось, что в двух выборках есть достаточно высокая согласованность внутри каждой, чтобы говорить о наличии принятых в данной культуре категорий оценки женского поведения. В то время были обнаружены различия – как между представителями разных культурных групп, так и гендерные различия внутри этих групп. Также было определено гендерное сходство в разных группах, где мужчины проявили себя как более консервативные по отношению к женскому поведению, чем сами женщины, независимо от национальной принадлежности.

Результаты факторизации данных азербайджанских женщин в целом подтвердили устойчивость выделенных факторов в первой серии. Здесь также выявились категории эмансипированности- традиционализма и оценки ( в данной серии появилась возможность уточнить фактор оценки как оценки широты интересов).Если в разряд эмансипированных вошли поступки, характеризующиеся активностью и независимостью , то в категорию традиционных –пассивностью, зависимостью, подавлению личных интересов. Интересно. Что в категорию эмансипированных вошел поступок выйти замуж за представителя другой национальности. В принципе, первый фактор на полюсе традиционализма отражал принятые в данной культуре в данный исторический период схемы поведения, а на полюсе эмансипированности – выходящие за рамки общепринятого поведения. Считать, что муж должен помогать в ведении домашнего хозяйства для азербайджанок являлось проявление эмансипированности также как вступить в интимные отношения до женитьбы, выйти замуж за иностранца, держать дома животных и водить машину.

Второй фактор был интерпретирован нами как оценка широты интересов или общего развития, так как наиболее важными для этого фактора оказались поступки: стремиться к высшему образованию, ежедневно читать газеты, играть на каком-нибудь музыкальном инструменте, активно участвовать в общественной жизни. Интересно, что на полюс негативно оцениваемых поступков попал – бросить профессию, которая не нравится жениху. Наиболее традиционным для азербайджанок представляется образ матери, женщины прошлого, самой себя, и в сторону меньшего традиционализма – идеалов и типичной женщины.

Факторизация матрицы ответов азербайджанских мужчин подтвердило наличие двух основных категорий, сквозь призму которых оценивается женское поведение – эмансипированности — традиционализма и оценки общего социального\ духовного развития. В целом содержание фактора 1 идентично этому фактору у азербайджанских женщин с той однако разницей, что у мужчин наблюдается сдвиг в сторону большей консервативности – к эмансипированным они отнесли увлекаться поп-музыкой, ходить в турпоходы, заниматься в художественной самодеятельности, Кроме того, признаком эмансипации с точки зрения мужчин оказалось для девушки выйти замуж за человека младше ее по возрасту, за человека искусства, а также (в отличие от женщин этой выборки) распоряжение семейным бюджетом).

Второй фактор оценки у мужчин, так же как и у женщин включал такие поступки, как регулярно ходить в театры, кино, выставки, ежедневно читать газеты, стремиться к высшему образованию и др.

Однако, если для женщин поступок опаздывать на свидания попал в разряд одобряемых, для мужчин – наоборот, в категорию неодобряемых. Таким образом, из результатов видно, что для азербайджанских мужчин идеал женщины сочетает в себе традиционализм в интимно-личностной и семейно-бытовой сфер и высокий уровень общего культурного и духовного развития, широту интересов. Другими словами, для азербайджанских мужчин презираемая женщина крайне эмансипирована и ограничена. Для женщин она не столько эмансипирована, сколько ограничена.

Факторизация данных женщин русской выборки выявила три значимых фактора – в целом схожих с азербайджанской, с третьим слабым фактором. В этой серии выявилось главное отличие между двумя группами – в азербайджанской вклад первого фактора оказался большим чем в русской выборке. В оценочный фактор у русских вошло несколько большее количество поступков, чем у азербайджанок, то есть те поступки, которые азербайджанки склонны рассматривать с точки зрения эмансипированности – традиционализма, для русских может носить чисто оценочный характер. Третий фактор был идентичен фактору открытости или общительности, который выявился и в первой серии экспериментов.

Такой поступок как выйти замуж за представителя другой национальности попал для азербайджанок в разряд эмансипированных, а для русских – в категорию одобряемых. Также большую нагрузку как показатель эмансипированности для азербайджанок, чем для русских имел поступок курить сигареты. Интересно, что если личностные идеалы русских сдвинуты слегка в сторону меньшей эмансипированности, то у азербайджанок в сторону меньшего традиционализма. Идеал русских женщин менее эмансипирован, чем типичная женщина русского общества, но в то же время не так сильно поляризован по отношению к презираемой по оси эмансипированности. У азербайджанок же идеал и презираемая женщина тяготеют к противоположным полюсам этой оси.

Факторизация матрицы первичных данных русской мужской выборки показала идентичность обнаруженных факторов выделенным факторам в русской женской выборке.

Интересно однако, что такие поступки как считать что материальное обеспечение семьи дело исключительно мужа и другие традиционные установки по поводу семейной роли мужчин ( в плане обеспечения семьи) оцениваются самими русскими мужчинами неодобрительно. В целом для русских мужчин идеал женщины почти так же традиционен как женщина прошлого, то есть идеал русского более традиционен, чем образ его сестры и даже матери, но менее традиционен, чем женщина прошлого. Для русских мужчин идеал и презираемая женщина также имели тенденцию к поляризации относительно традиционности или эмансипированности, в отличие от женщин. Выше всего после идеала оценивались позиции сестра и женщина будущего, затем — идеал общества, несколько ниже – мать и типичная женщина.

Интересно, что у женщин образ женщины с неудавшейся судьбой сдвинут в сторону традиционализма в то время как у мужчин – в сторону эмансипированности. Иначе говоря, у азербайджанских женщин образ женщины с неудавшейся судьбой не отличается особой эмансипированностью, в то время как у мужчин эти понятия связаны. Более того, с эмансипированностью у мужчин оказалось связанным и представление о презираемой женщине.

Поскольку в период проведения эксперимента испытуемым была дана возможность попытки предсказания того, каким будет поведение женщин через 20 лет, то особый интерес представляет собой сопоставление женщины наших дней с предсказанным образом. Женщина будущего ( то есть по истечению нескольких лет со времени эксперимента – уже наша современница), независимо от национальности с гораздо большей вероятностью разведется с нелюбимым мужем, в своих отношениях не будет обязательно ждать регистрации брака, не бросит любимую работу ради семьи, выйдет замуж за представителя другой национальности ( но не иностранца при этом), проявит самостоятельность от родителей при выборе мужа, будет поддерживать товарищеские отношения с мужем после развода, будет считать, что муж должен помогать в ведении домашнего хозяйства, регулярно заниматься спортом. Следует отметить, что практически по всем аспектам наши испытуемые достаточно точно предсказали направление, по которым изменялось за эти годы поведение женщин, хотя, скорее всего, и не могли предсказать резкого падения общего уровня жизни и его роли в быстром изменении традиционных схем поведения. То есть наши испытуемые предсказывали более общую, глобальную тенденцию в развитии положения женщин.

Таким образом, факторизация результатов экспериментов проведенных на двух выборках – азербайджанской и русской – выявила основные факторы выступающие аналогом глобальных оснований категоризации поведения в семейно-бытовой сфере и позволила выявить как общее, так и особенное в структуре обыденного сознания представителей данных выборок.

В общем, категориальная структура обыденного сознания в восприятии поведения женщин в семейно-бытовой сфере оказалась схожей у русских и азербайджанцев. Но для азербайджанцев первый фактор оказался более значимым не только по сравнению с ним в русской выборке, но также по сравнению с другими факторами внутри своей выборки — он как бы забивал другие категории в силу своей значимости. По сути любая высокая значимость какого-нибудь фактора (ценности, категории) сужает когнитивную сложность в восприятии социальной действительности ( очевидно этим объясняется меньшее количество выделенных факторов в азербайджанской выборке по сравнению с русской, в которой был выделен хотя и слабый, но третий фактор). Это совсем не означает, однако, что в других областях социального восприятия картина может повториться.

В данном исследовании одной из целей было выявление, помимо разницы в социальном восприятии, и этнических стереотипов, касающихся женского поведения в семейно-бытовой сфере. С этой целью в вопросник были введены помимо перечисленных выше позиции друг друга ( русских и азербайджанцев) а также по одной представительнице других регионов. Была выбрана представительница Прибалтики – как наименее известного региона – литовка, а также представительница культуры того же Кавказского региона, но несколько отличающейся в семейно-бытовом поведении и испытавшей, в отличие от азербайджанской культуры, влияние условий проживания в горной местности и потому большую выраженность кавказского образа жизни – грузинской.

Выделенные в результате факторы позволили построить семантическое пространство, в котором потом разместили позиции в соответствии с их значениями.

Продолжение следует …

Владимир Казимиров лжет по поводу причин перемирия в Карабахской войне в 1994 году

«Экс-сопредседатель МГ ОБСЕ Владимир Казимиров явно лжет по поводу условий подписания перемирия в Карабахской войне в мае 1994 года», — заявил 1news.az бывший советник президента Азербайджана Гейдара Алиева по вопросам национальной безопасности, политолог Вафа Гулузаде.

Отметим, что В.Казимиров утверждает, что в мае 1994 г. руководство Азербайджана «само просило о перемирии» Армению.

«На сей раз Баку не выдвигал никаких предварительных условий, как бывало прежде. Более того. Как бы это не было неприятно Г.Алиеву, он шёл 9 мая 1994 г. даже на соглашение о прекращении огня со Степанакертом (Ханкенди)», — пишет Казимиров, делая упор на то, что ему лучше знать, как непосредственному участнику этих событий, что тогда было.

Комментируя эти слова Казимирова, бывший советник Президента Азербайджана Гейдара Алиева по вопросам национальной безопасности, политолог Вафа Гулузаде, принимавший участие в подписании перемирия в мае 1994 года, с сарказмом отметил, что «с годами фантазия Казимирова становятся все ярче и ярче»

«Утверждения Казимирова относительно причин и хронологии подписания перемирия между Азербайджаном и Арменией полностью ложны и к тому же он не был в курсе всех событий того периода. Гейдар Алиев никого не просил о перемирии, тем более сепаратистов Нагорного Карабаха и ни кого не посылал с этой целью в Ханкенди», — сказал Гулузаде.

«Тогда в мае 1994 года Казимиров безуспешно пытался дозвониться до Гейдара Алиева, чтобы выдвинуть предложение о перемирии которое предлагалось по инициативе России. Я отвечал на звонки Казимирова и говорил, что Гейдара Алиева нет на месте, поскольку Президент не хотел говорить с ним. Дело в том, что на карабахском фронте шли ожесточенные бои, армяне несли тяжелые потери и пытались посредством российской стороны выпросить согласие Азербайджана на перемирие», — отметил политолог.

«Азербайджан активно давил армянские войска почти по всей линии фронта, чем было очень обеспокоено тогдашнее российское руководство. Поэтому и было поручено Казимирову дозвониться до азербайджанского руководства, чего как я уже отметил, он не смог сделать. Тогда Россия вынудила Армению дать согласие на перемирие с Азербайджаном, о чем и был оповещен официальный Баку. Тогда мы и дали согласие на просьбу Армении о прекращении боевых действий и подписании перемирия», — завершил Гулузаде.

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/politics/20101007035407632.html