Древний Азербайджан в Российской историографии (Часть I)

Алибекова Элла

Интерес к истории Азербайджана в российской историографии возник ещё в начале первой половины Х века, что было связано с грабительскими походами в Азербайджан русов, а позднее – с частыми посещениями русскими купцами и путешественниками таких городов Азербайджана как Дербент, Баку, Шемаха, Барда и др.

Походы русов через Каспийское море в Северный Азербайджан засвидетельствованы в арабских источниках.1 Сообщает о них и автор Истории Албании писавший, что с севера пришли в Албанию рузики и пробыли в Барде шесть месяцев.2

В русской летописи Повесть временных лет (XII в.) упоминаются такие страны древнего Азербайджана как Мидия и Албания.3

С XI-XII вв. взаимосвязи Ширвана с русскими княжествами становятся более тесными и приобретают не только торгово-экономический, но и политический характер. На базарах Дербента, Шемахи, Баку, Барды, Ардебиля появляются русские, а на рынках России – азербайджанские купцы. Из русских летописей, а также фольклорных материалов и, прежде всего былин, явствует, что дворцы русских князей, а с XV-XVI вв. и русского царя украшали ковры и шелка, вывезенные из Баку, Шемахи и Дербента. В XV в. Ширваншах и Московский великий князь Иван III обменялись дипломатическими миссиями. Н.И.Прокофьев отмечал, что московские и тверские купцы, узнав о предстоящем обмене послами, с разрешения Московского великого князя подготовили караван для торговой поездки Волгою в Прикаспийские страны и Персию. Собрались в путь около трёх десятков русских купцов, среди которых находился и Афанасий Никитин.4 Из сообщений последнего следует, что послом Московского князя к Ширваншаху Фаррух Ясару был назначен Василий Панин, а послом Ширваншаха в Москве – Гасанбек.5

Отметим, что, начиная с Афанасия Никитина, среди русских купцов и путешественников сложилась традиция описывать в путевых заметках всё увиденное в Азербайджане, освещать историю края.

Аналогичную миссию осуществляли прибывавшие в Азербайджан в последующие времена дипломаты и купцы, также оставившие путевые заметки. Наиболее ценными из них являются записи Ивана Брехова (1614-1615 гг.), князя Михаила Баратынского (1618 г.), московского купца Федора Котова (1623 г.), Артемия Волынского (1715 г.),6 и, особенно, полковника, историка, в последующем действительного члена Российской Академии наук П.Г.Буткова, побывавшего в Азербайджане в 1796-1797 гг. В его Записках персидского похода 1796 г. или всё, что я видел, слышал, узнал имеются ценные сведения о Северном Азербайджане, его городах, реках и т.п., а иногда и экскурсы в историю края.7 Не меньший интерес представляет Книга большого чертежа, фактически составленная в XV в. Литвиновская редакция этой книги, дополненная сведениями о Кавказе, в том числе и об Азербайджане, относится к 60-м годам XVII в. Ценность этого источника для нашего исследования заключается в том, что в нём упоминаются исторические Мидия, Атропатена и Албания.8

Интерес к истории Азербайджана ещё более усилился после прикаспийского похода Петра I, во время которого ему была подарена копия Дербентнаме.

Русская историография, благодаря многовековым экономическим, политическим и культурным связям с Азербайджаном, к началу XIX в. располагала достаточной базой для исследования его древней истории.

Определённый интерес для нашего исследования представляет работа С.Б.Броневского (1763-1830), участника похода русских войск во главе с генералом В.А.Зубовым в Азербайджан (1796), позже состоявшего на военной и гражданской службе на Кавказе, в том числе в качестве правителя дел канцелярии главнокомандующего Кавказа (1802-1808).

В предисловии к своей книге С.Б.Броневский писал, что работа будет состоять из двух частей — из истории и географии Кавказа. При написании автором были использованы наряду с материалами личных наблюдений, архивные и литературные данные. Книга, к сожалению, осталась незавершённой. Значительная часть его работы посвящена древней и средневековой истории Ширвана. С.Б.Броневский затронул также вопрос этногенеза некоторых кавказских народов. Причисляя албанцев к числу коренных или весьма древних жителей, он считал их предками лезгин.9 Работа С.Б.Броневского, являющаяся первым подробным и систематическим описанием народов Северного Кавказа и Азербайджана, вместе с тем, не свободна от неточностей и ошибок.

После завершения захвата Российской империей Северного Азербайджана (1828 г.) в русской историографии стал проявляться профессиональный интерес к истории, географии, этнографии, культуре и искусству племён, населявших Кавказскую Албанию.

Одним из первых изысканий, посвящённых Кавказской Албании явилась, опубликованная в 1835 г. статья О важности южнокавказских областей России в отношении антикварном и о Птолемее, главном писателе в рассуждении Географии сей страны,10 написанная Ф.Крузе. Фридрих Крузе (1790-1866) – профессор Дерптского университета, специалист по истории и археологии Прибалтики, по норманнскому вопросу и происхождению русов. В указанной статье отмечалось, что под сенью хранительных крыл мощного Орла Северного открыты теперь для взоров учёного изыскателя и области, лежащие на юг от Кавказа, где была первая колыбель человеческого рода – богатые поляны Иберии, Албании, Колхиды и Армении.11 В статье, написанной предположительно по заказу,12 автор, отражавший интересы определённых кругов русского общества, занимавшихся проблемами освоения присоединённых к Российской империи по Туркменчайскому договору 1828 г. областей. Ф.Крузе, изучая данные источников о перевозке в древности товаров из Средней Азии по Амударье и Куре к Чёрному морю, писал — Любопытно было бы сделать исследование: есть ли возможность ещё теперь или именно теперь, при усовершенствовании искусства проведения каналов, учредить такое водное сообщение между Киром и Фазисом.13

Описывая плодородие древней Албании, её богатство вином и плодами, огни, выходившие из земли её, а также возможность через эту область вниз по Куре, установить торговлю во внутренности Азии,14 Ф.Крузе пытался привлечь внимание официальной России к этой части Закавказья, отмечая хозяйственно-экономическое значение территории древней Албании для царской России.

Важным моментом для историографии XIX в. было осознание Ф.Крузе весомости археологических исследований для познания прошлого. Он писал, что именно археологические исследования поясняют иное даже в произведённых доселе изысканиях, и, показывая, чем была некогда эта земля, научают нас, чем она может сделаться под мудрым управлением.15

В 1835 году появились описания Нахичеванской, Елизаветпольской и других провинций, а также первый том Энциклопедического лексикона, где была опубликована довольно интересная статья анонимного автора Об Албании азиатской, древней16, в которой указывалось, что территория древней Албании включала в себя часть нынешнего Дагестана и всю Ширванскую область от Дербента до Аракса.17 В статье также отмечалось, что название Албания похоже на латинское, однако же, оно принадлежит к коренным именам этого края и ещё до римлян было известно грекам. Автор обнаруживает большую для своего времени осведомлённость и высказывает ряд интересных соображений, в частности, о северных и южных пределах Албании, о территории, занимаемой каспиями, а также о местонахождении Кабалы. Исходя из содержания статьи, можно утверждать, что автор был знаком с данными источников по истории Кавказской Албании.

В 1836 г. в Санкт-Петербурге было издано многотомное Обозрение Российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях.18 В первом томе Обозрения имеются весьма ценные сведения по отдельным аспектам истории Азербайджана. В очерках, посвящённых отдельным провинциям Азербайджана, приведены отрывочные сведения об их историческом прошлом, о территории, городах и т.д.

Интересны очерки Василия Легкобытова о Ширванской19 и Кубинской провинциях;20 Николая Фролова о Елизаветпольском округе21 и Александра Яновского о Шекинской провинции.22

В этих очерках освещены вопросы истории, географического положения, границ и населения описываемого региона. Так, Дмитрий Зубарев, описывая Карабахскую провинцию, предпринял попытку этимологизации названия Карабах и определения состава населения провинции, придя к выводу, что это население состояло из представителей древних азербайджанских племён Джеваншир, Демирчиасанлы, Джебраил, Сараджал, Кенгерли, Имирли и др.23 Он писал — Страна, называемая ныне Карабахом, известна была в древности под названием Рани. В ней был город Барда….24

Василий Легкобытов, описывая Бакинскую провинцию, отмечал, что Баку в древности назывался Хунсаром.25

Таким образом, материалы Обозрения, посвящённые отдельным округам и провинциям Азербайджана, явились надёжным подспорьем для дальнейшей научной разработки проблем о территории древних государств и локализации древних городов Северного Азербайджана. Это начинание было поддержано другими русскими исследователями, и вскоре появились новые, более содержательные труды.

К концу 30-х годов XIX в. относится исследование Эдуарда Ивановича Эйхвальда, русского естествоиспытателя, академика, члена этнографического отделения Русского Географического общества. В 1825-1826 гг. он совершил путешествие по Кавказу и посетил ряд районов Азербайджана. Наблюдения учёного нашли своё отражение в его работе.26 Автором впервые была предпринята попытка изучения происхождения удин. Э.И.Эйхвальд пытался установить родство удин с народом мордва и считал удин последними остатками финнов, пришедших на Кавказ с низовьев Волги. По мнению Э.И.Эйхвальда, удины, прежде исповедовавшие христианство, и обременённые оплатой за это подати, вынуждены были принять ислам.27 Безусловно, автор ошибался, считая удин пришедшими с севера. Последние исследования выявили, что удины, как и другие народы северовосточнокавказской семьи являются автохтонами Кавказа. Они обитали в местах своего постоянного проживания, по крайней мере, со времён мезолита или плейстоценовой эпохи.28

Новым явлением в азербайджанской историографии первой половины XIX в. явилась деятельность азербайджанского учёного Аббаскули ага Бакиханова (1794-1846), написавшего труд по истории Азербайджана с древнейших времён до 1813 г.

А.Бакиханов родился в селе Амираджаны Бакинского ханства. Первоначальное образование он получил у духовных лиц Баку и Кубы, под руководством которых в течение 20 лет изучал богословие, мусульманское право, персидский и арабский языки, а также литературу Востока. С января 1820 г. он начал службу в русской армии, а в январе 1822 г. был назначен переводчиком в чине полковника при наместнике на Кавказе, где хорошо изучил русский язык. В качестве переводчика А.Бакиханов в течение 25 лет участвовал в походах русских войск в Дагестан и Азербайджан, являлся членом комиссии по демаркации границ, согласно условиям Гюлистанского мирного договора. С 1833 по 1835 гг. А.Бакиханов занимался дипломатической деятельностью. Будучи сторонником сближения Азербайджана с Россией, он поддерживал тесные отношения с такими выдающимися представителями русской прогрессивной общественности, как А.С.Грибоедов, А.А.Бестужев-Марлинский. А.Бакиханов близко сошёлся с семьёй А.С.Пушкина, а также членами его кружка. Известны весьма лестные отзывы отца поэта – С.А.Пушкина о Бакиханове.29 В 1843 г. в качестве депутата от Кубинского и Бакинского уездов участвовал в учреждённом в то время Комитете по определению прав состояний высшего сословия в мусульманских странах Закавказского края.30

Написанное А.Бакихановым в 1841 г. фундаментальное исследование на персидском языке31, в 1844 г. было переведено на русский язык самим же автором. Труд этот явился главным историческим произведением А.Бакиханова, плодом долгой, кропотливой и напряжённой научной работы, итогом многочисленных путешествий по Ширвану, Дагестану, Грузии, Кавказскому региону. При написании автором были широко использованы письменные источники – как античные, так и восточные.

Гюлистан-и-Ирам32 – первый в азербайджанской историографии труд, в котором системно изложена история Азербайджана и Дагестана с древности до заключения Гюлистанского мирного договора (1813 г.). Во вводной главе автор даёт географический и этнический обзор Восточного Кавказа, в последующих главах в хронологическом порядке излагается история, главным образом Ширвана и Дагестана, с древних времён до Гюлистанского договора. В заключительной части исследования приводятся сведения об отличившихся учёностью и достоинством уроженцах Азербайджана.

Оценивая свою работу, А.Бакиханов писал- Я собрал, сколько мог материалов, сличил разбросанные сведения, сверил предания с памятниками и, имея в виду летописи, грамоты, монеты, надписи и разные исторические записки современников и предков, по возможности старался соблюсти условия историка – описать происшествия в связи и порядке, руководствуясь строгим беспристрастием в отношении к единоверцам своим и к родине, почитая весь род человеческий одним семейством, а шар земной – общим отечеством.33

Попытка разрешения отдельных вопросов исторической географии была предпринята им с привлечением топографических данных. А.Бакиханов справедливо считал, что древняя Албания включала в себя Ширван и Дагестан. Большое место в труде отведено исследованию албанских племён и борьбе албан против иноземных завоевателей. Не обойдён вниманием и вопрос этимологии самого названия Албания.34

Одна из серьёзных работ по Кавказской Албании принадлежит профессору А.Яновскому,35 в 1829 г. объездившему территорию исторической Кавказской Албании.

Александр Григорьевич Яновский (род. около 1798 г. — ?) в 1818 г. окончил Харьковский Университет, в 1818-1819 гг. служил переводчиком в Екатеринославской конторе иностранных поселений. В 1819 г. переехал в Петербург, где служил в Военном министерстве, в Сенате, в Министерстве юстиции и Министерстве финансов, откуда в 1828 г. был переведён на Кавказ в Казённую экспедицию Верховного грузинского правительства. В 1829 г. был командирован в Шекинскую провинцию для обозрения казённого имущества. В 40-70-х гг. Яновский жил в Петербурге, в конце 60-х гг. ушёл в отставку в чине коллежского советника. Был одним из старейших членов Русского Географического Общества.36

Источниковедческой базой исследования А.Яновского О древней Кавказской Албании, наряду с античными источниками, были и данные русской историографии. Статья А.Яновского, по определению К.В.Тревер37, явилась первым в русской историографии исследованием, в котором собраны и сопоставлены сведения античных и раннесредневековых авторов о Кавказской Албании.38 Особое место в работе отведено отождествлению имеющихся у античных авторов топонимов с существовавшими в начале XIX в. названиями городов, селений и рек.

Важно подчеркнуть, что, освещая в своём исследовании лишь ранний период истории Албании, автор справедливо отмечал, что в разные исторические периоды политические границы Албании различны, но собственно территорией Албании в древности он ошибочно считал лишь области Шеки и Ширвана. А.Яновский весьма детально проводит сопоставление упоминаемых Птолемеем 29 городов и других поселений с названиями своего времени, однако принципом его сопоставления является созвучие, а потому, как отмечала К.В.Тревер, выглядит это не всегда убедительно.39

Птолемеевские реки А.Яновский рассматривает как притоки Куры, вопреки общему мнению, что они впадают в Каспий. Центром Албании А.Яновский считал Нухинскую провинцию, в качестве доказательств приводя как внешнее сходство албанов с жителями этой провинции, так и идентичность их обрядов и характера.40

По мнению автора, Албания располагалась на левобережье Куры от Иверии до Каспийского моря. Северной границей Албании служил Кавказский хребет, однако восточные границы автором обозначены к западу от морского побережья, а не вдоль Каспийского моря – отсюда отрицание им распространения мореходства в Албании.

В работе А.Яновского имеется ряд ошибок и неточностей, например, удины упоминаются то, как жители Албании, то локализуются им на этнически смешанной границе Албании, в то время как научные исследования более позднего периода выявили, что удины составляли значительную часть населения Албании.

В отличие от других исследователей того времени, русский учёный, говоря о походе римлян через Албанию, выказывает явную симпатию к аборигенам, отмечая, что римляне по привычке всемирных победителей нанесли много вреда тамошним жителям, однако должна же быть сильная побудительная причина, заставившая албанцев напасть на римлян.41

В целом работу А.Яновского можно охарактеризовать как первое серьёзное исследование того времени, в котором наличествует ряд интересных мыслей, однако утверждения и выводы его не всегда могут быть приняты безоговорочно.

К этому же периоду относятся публикации Н.И.Богомолова по интересующей нас проблематике. Н.И.Богомолов был законоучителем Александропольского уездного училища, а впоследствии протоиереем собора Кавказской армии в Тифлисе. Н.И.Богомолов был прекрасным знатоком чеченского языка.

Ошибочное отождествление курдов со славянами

В 40-х гг. XIX в. в газете Кавказ Н.И.Богомоловым была опубликована статья, посвящённая этнической истории курдов,42 в которой ставился вопрос о происхождении курдов, об их нравах, обычаях, быте. Автор, относящий курдов к числу албанских племён, предпринял попытку этимологии этнонима албан. По мнению Н.И.Богомолова, курды были полукочевым народом, населявшим с глубокой древности большую часть Закавказской Аг-Вании. Автор безосновательно относил всю территорию Албании до Каспийского моря к Курдистану. Считая курдов славянами, он ошибочно отождествлял их с албанами и булгарами, пришедшими в район озера Ван в 118 г. до Р.Х. при армянском царе Аршаке. Автор полагал, что у курдов имелось своё царство, охватывавшее большую часть территории Персии, Ассирии и Армении, которое было ликвидировано в середине VI в. до н.э. персидским царём Киром.43

Среди работ, изданных в 40-е годы XIX в. следует выделить опубликованный в 1848 г. в Москве труд П.Ф.Сума.44 П.Ф.Сум, наряду с А.Калльем, Р.Нюэрупом, Х.Грамом и Я.Лангебеком, был представителем просветительско-абсолютической историографии Дании XVIII–XIX вв., основоположником которой в первой половине XVIII в. стал поэт и драматург Л.Хольберг.

В своём исследовании П.Ф.Сум главное внимание уделяет этнической истории, особенно подробно останавливается на описании печенегов и их происхождении. Исследователь называл их пацинаками, что, по его мнению, соответ­ствовало варианту этнонима печенег в Армянской географии VII в. Близкую точку зрения недавно в Кавказском этнографическом сборнике (IX, М., 1989) высказал В.П.Кобычев (критику см. ниже, в главе Население). П.Ф.Сум упоминает также хазар и населённые пункты, связанные с этнонимом хазар.

П.Ф.Сум в своём исследовании касается и племени кангаров, проживавших на территории древнего Азербайджана (точное время поселения их здесь неизвестно). Автором кангары отождествлялись с гандариями, проживавшими близ Самарканда. И он, возможно, отчасти был прав, ибо часть кангаров действительно проживала на территории Средней Азии и была зафиксирована в письменных памятниках VII в.45 П.Ф.Сум полагал, что кангары, вышедшие из Средней Азии, вторглись в Европу через реки Яик и Волгу.46

По мнению П.Ф.Сума, одним из гуннских племён, вторгшихся на территорию Азербайджана в первых веках нашей эры, были хазары, местом проживания которых с древности он считал Персию (Астрабад), отмечая при этом, что персами они не были. Согласно его гипотезе, в I в. н.э. хазары продвинулись из Персии на север и расположились на востоке от Волги, а затем, перейдя Волгу, расселились по западному берегу Каспийского моря до Дербента.47 Он полагал также, что сыраки (сираки) были ассимилированы хазарами.48 Тезис П.Ф.Сума бесспорно ошибочен, ибо хорошо известно, что сираки являются ираноязычным племенем.

В 60-е годы XIX в. появился ряд новых работ, написанных не столько профессиональными исследователями, сколько любителями, к числу которых следует отнести И.И.Шопена.

Иван Иванович Шопен (1798-1870), по происхождению француз, переехал в Россию около 1825 г., служил на гражданской службе на Кавказе. В 1829 г. Паскевич поручил ему составить описание присоединённых к Российской империи по условиям Туркменчайского договора (1828 г.) Эриванского и Нахчыванского ханств, переименованных в Армянскую область. В 1829-1832 гг. И.И.Шопен занимался обследованием Армянской области, в последующие годы был председателем Управления по доходам и казённым имуществам Армянской области. В 1838 г. переехал в Петербург, где служил в Министерстве государственных имуществ. Был членом-корреспондентом Статистического отделения совета Министерства внутренних дел.

Составленный И.И.Шопеном на основании собранных материалов труд вышел в свет со значительным опозданием под названием Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху её присоединения к Российской империи (СПб., 1852). Этот труд был капитальной работой, в которой приводилось основательное, детальное и разностороннее описание бывших Эриванского и Нахчыванского ханств, действительно ставшей своего рода памятником и доныне сохранившим историческую ценность. Представленная ещё в 1840 г. в Академию Наук работа И.И.Шопена получила положительный отзыв Броссе и Кеппена, ей была присвоена Демидовская премия. Собственно этнографическое содержание этого труда не велико. В 1839-1840 гг. И.И.Шопен посвятил исследованию этой территории ряд статей, которые позже вошли в его книгу. Перу И.И.Шопена принадлежит изданная под инициалами И.Ш. брошюра Некоторые замечания на книгу Обозрение российских владений за Кавказом (СПб., 1840). Из протоколов Кавказского отдела Русского Географического Общества известно, что И.И.Шопен работал над переводом известий античных авторов о Кавказе, собираясь издать соответствующий сборник, – идея, осуществлённая другими авторами значительно позже. И.И.Шопен также был автором книги Новые заметки на древние истории Кавказа и его обитателей (СПб., 1866).49

Объёмистый труд И.И.Шопена Новые заметки на древние истории Кавказа и его обитателей50 охватывает почти все географические объекты Азербайджана. Основное место в его исследовании отведено истории Армении, однако здесь также имеется специальная глава Агования, Албания и Чога. Затрагивает автор и историю Мидийского царства. В книге предпринята весьма неудачная попытка этимологизации палеохоронимов Мидия, Атропатена, Албания, а также этнонимов албан, удин и пр. Неплохо зная античные источники и литературу по кругу освещаемых вопросов, он либо редко ссылался на них, либо манипулировал ими весьма произвольно, в силу чего выводы его часто абсурдны и не имеют под собой научной основы. Неверна его трактовка хоронима-топонима Агования, а агованцев и албанцев он ошибочно считал разноплеменными народами. Территория Албании делится автором на области Агования, Лпиния и Чога (Чора), локализуемые как по обеим сторонам Куры, так и на побережье Каспийского моря. Название страны Албания он переводит как страна или царство гор.

Наличие большого количества ошибок, неточностей и абсурдных выводов значительно умаляет достоинство работы, требует осторожности в её использовании, однако, вместе с тем, его энтузиазм и попытка создания объёмного, фундаментального исследования, когда историческая наука ещё не располагала достаточной базой знаний, не может не быть приветствована и оценена положительно.

Большой вклад в развитие научной историографии России по древней истории внесли работы Петра Карловича Услара (1816-1875), с 1850 года до конца жизни служившего на Кавказе, где он вёл военную, педагогическую и научную работу, а также интенсивно изучал языки Кавказа. На военной стезе он дослужился до звания генерал-майора, а за научные изыскания получил звание член-корреспондента Российской Академии наук.

Особенно интересны для нашего исследования две работы П.К.Услара. Его статья Начало христианства в Закавказье и на Кавказе51 была опубликована в конце 60-х гг. XIX в. Главное место в статье отводится вопросу о насильственных выселениях евреев из Палестины, начиная с XIII в. до н.э., и расселении их в Армении, Иберии и отдельных районах Албании, в частности, на юго-западном побережье Каспийского моря. Ссылаясь на различные источники, он утверждал, что большая часть евреев смешалась с местным населением, другая часть сохранила свою религию и позже в период раннего средневековья распространилась среди некоторой части населения Кавказа и Поволжья.

В другой работе П.К.Услара52 имеются материалы по топонимии Азербайджана, в ней упоминаются такие топонимы, как Нахичевань, Маранд, Мугань, говорится также о племенах, проживавших в сатрапиях Ахеменидской империи, о языке албанцев, об антропологическом типе албан и других кавказских народностей. Особое место в работе занимают конфессиональные вопросы, главным образом связанные с огнепоклонничеством.

Азербайджанские и грузинские народы имеют общих предков

В первой работе автор, касаясь проблемы территории Албании, пишет, что в состав её входили земли Бакинской и Елизаветпольской губерний, заалазанская Кахетия и низменная долина Куры, а также Нагорный Дагестан, отмечая, однако, что северная граница Албании для него трудно определима.53 Во второй статье П.К.Усларом выдвигается интересная гипотеза об общем происхождении албанов и иберов. Известно, что население исторической Иберии (Картли) формировалось на базе племён и племенных групп эров, кахов и т.д., о родстве которых сообщают древнегрузинские источники.54 В этих областях в античное время была распространена единая Ялойлутепинская культура, а население этих районов принадлежало к одной антропологической группе.55 Это подтверждается исследованиями распространения групп крови в Закавказье во второй половине ХХ века, которые показали высокую степень однородности по генным частотам кахетинского и азербайджанского населения Алазано-Эгричайской долины и Шемахинской зоны. Обстоятельство это свидетельствует о том, что вышеуказанная область была территорией, населённой албанским союзом племён. Позднее одна часть населения указанной зоны вошла в состав грузинской, а другая – азербайджанской народности. Таким образом, гипотеза П.К.Услара о том, что азербайджанское и грузинское население упомянутого региона имеет общих предков, не лишена оснований.

В своём исследовании П.К.Услар касался и скифской проблемы, отмечая, что следы скифов прослеживаются в области Сакасена. Однако, следуя сложившейся в армянской историографии традиции, он ошибочно локализовал Сакасену в Армении, в то время как она находилась в районе Гянджи. В числе племён древнего Азербайджана, П.К.Услар отмечает и мюков, обитавших близ низовьев Аракса, этноним которых, как он ошибочно считал, сохранился в названии Муганской степи.56 Эта ошибка является следствием народной этимологии.57 Этногенез мюков являлся объектом внимания ряда советских учёных. К.В.Тревер считала их южными соседями албанов,58 локализуя их севернее Аракса. И.Б.Пьянков помещал их южнее Аракса,59 Э.А.Грантовский на основе историко-филологического анализа пришёл к выводу, что миков следует искать на северо-западе, недалеко от Аракса, на территории Мугани,60 академик И.Г.Алиев также территорией обитания миков считает нынешнюю Муганскую степь.61

70-е годы XIX в. ознаменованы в российской историографии выходом в свет фундаментальной работы академика Б.А.Дорна,62 явившейся результатом его поездки на Кавказ в 1860-1861 гг.

Борис Андреевич Дорн (1805-1881) – ориенталист. После получения звания приват-доцента в Лейпциге, был профессором кафедры восточных языков Харьковского Университета, затем – профессор истории и географии Востока в Институте восточных языков при Министерстве иностранных дел. В 1852 г. первым из европейских учёных занялся изучением истории Афганистана. Преподавал афганский язык в Санкт-Петербургском Университете. Б.А.Дорном были подготовлены Материалы для изучения иранских наречий, изданные в Санкт-Петербурге в 1866 г. В Учёных записках Академии наук были напечатаны его работы- Академик Фрэн и его учёная деятельность (1855, т. III, вып. 3), Азиатский музей Императорской Академии наук (1864, т. V, вып. 2) и Каспий. О походах древних русских в Табаристан (1875). Б.А.Дорну принадлежит также обзор новой коллекции восточных рукописей в Императорской публичной библиотеке, напечатанный в Журнале Министерства народного просвещения (1859, № 2).63

В труде Б.А.Дорна Каспий64 имеется дополнение, посвящённое древней Албании по Птолемею, в котором автор отождествляет птолемеевские названия албанских городов, поселений и рек с современными ему названиями, а также, что весьма важно, приводит точки зрения предшествующих ему исследователей по данному вопросу. Более критично автором использованы сообщения древних авторов о географическом положении Кавказской Албании. Б.А.Дорн территорию Албании ограничивает Сарматией (Керавнскими горами), Иберией (по реке Алазань), Арменией (у слияния Куры и Аракса) и Каспийским морем до реки Соаны. В территорию Албании он включает Шеки, Ширван и Южный Дагестан до Дербента, а также Каспиану. По его утверждению, реки древней Албании, упоминаемые в древних источниках, впадают не в Куру, а в Каспийское море. Указано им и местонахождение столицы Кавказской Албании – города Кабала. Подчеркнём, что в целом Б.А.Дорн верно определял территорию расселения албанских племён.

Заметную роль в развитии российской историографии древней истории Закавказья и Кавказа в конце XIX в. сыграли исследования В.Ф.Миллера.

Всеволод Федорович Миллер (1848-1913) – один из крупнейших русских учёных. Среднее образование получил в лучшем учебном заведении Москвы – пансионе Эннеса, где все предметы изучались на немецком и французском языках, он овладел также английским языком. В 1865 г. поступил в Московский университет на историко-филологический факультет, где изучал греческий и латинский языки, а также санскрит, специализировался по истории народов Востока и восточному фольклору. Следует отметить, что это было время, когда изучение Востока не особенно приветствовалось правительством России, а в единственном небольшом учебном заведении Москвы – Лазаревском институте – обучались, в основном отпрыски состоятельных армян.65 В 1870 г. по окончании историко-филологического факультета, В.Ф.Миллер был оставлен при университете, где прошёл подготовку к профессуре по сравнительной грамматике и санскриту. В 1874 г. он был направлен в Германию для более углублённого изучения санскрита и древней истории Востока. Через год он переехал в Прагу, где изучал чешский язык. В 1876 г. В.Ф.Миллер вернулся в Москву с готовой работой Очерки арийской мифологии I. Асвины Диоскуры, которую защитил на степень магистра. В 1884 г. он стал профессором Московского университета, в 1897-1911 гг. был директором Лазаревского Института восточных языков, а в 1911 г. получил звание академика.

В.Ф.Миллер, занимаясь вопросами сравнительного языкознания и сравнительной мифологии, иранистики и кавказоведения, этнографии и археологии, литературы и фольклора, показал себя в каждой из этих областей сильным мастером, полностью владеющим материалом, одинаково сильным в анализе и синтезе, обладающим высокой эрудицией.66 В.Ф.Миллеру принадлежит создание школы кавказоведов, объединявших как учёных, разрабатывавших вопросы кавказоведения в широком теоретическом аспекте, так и краеведов, собравших обширный материал по истории, этнографии, фольклору, археологии Кавказа.

В 1879-1886 гг. В.Ф.Миллер провёл ряд научных экспедиций на Кавказ. Он является автором около 200 научных работ, в числе которых классический труд Осетинские этюды,67 где приводятся данные о племенах (саках, массагетах, аланах). В его работах говорится и об Албании, затрагивается вопрос этимологии этнонима албан.

Автор, допуская гипотезу Мищенко о принадлежности царских и кочевых скифов к неарийцам, доказательства его считает неубедительными. Сам же он твёрд в убеждении, что среди скифов в числе других этнических элементов, присутствует элемент иранский.68 В.Ф.Миллер был одним из первых учёных, доказывавших на основании конкретного языкового материала ираноязычность скифов.69

В.Ф.Миллером была выдвинута вполне допустимая гипотеза о том, что причиной, по которой исследователи часто путают албан с аланами, могла быть допущенная переписчиком армянской географии ошибка, которую он мог сделать сознательно в виду того, что дальше упоминался народ алан, и такое повторение могло показаться ему подозрительным.70

В своих исследованиях В.Ф.Миллер касался также вопросов политической истории. Говоря о походах аланов в I в. он указывал, что они с разрешения царя гирканов (древнегрузинского царя – Э.А.) прошли через проход, укреплённый Александром Македонским железными вратами. Укрепление прохода никак не могло быть предпринято Александром Македонским, так как общеизвестно, что он никогда не был на Кавказе. Факт проникновения аланского элемента в Албанию (в область Камбисену) из Картли-Иберии в 70-е годы I в. н.э. и доминирование его в последней трети I в. н.э. подтверждается выявленными в зоне Мингечаура многочисленными катакомбными захоронения-ми, принадлежащими этим ираноязычным кочевникам. 71

Источники

1 А.Ю.Якубовский. Ибн-Мискавейх о походе русов в Берда’а в 943/44 гг. (Хиджры 332). Византийский временник, т. ХХIV, 1926, с. 74.

2 Моисей Каланкатуйский. История Албании. СПб., 1861, III, ХХI.

3 Повесть временных лет (по Лаврентьевской летописи) 1317 г., М.-Л., 1950, т. 1, с. 9, 205.

4 Хождение за три моря Афанасия Никитина 1466-1472 гг. М., 1980, Предисловие, с. 8.

5 Там же, с.46, 82.

6 См. Путешественники об Азербайджане. Баку, 1961, с.187-192,199-217, 219-236, 369-385.

7 П.Г.Бутков. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг. Т. 1-3, СПб., 1869.

8 Книга Большого чертежа. М.-Л., 1950, с. 4, 11.

9 С.Б.Броневский. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе в двух частях. Ч. 1, М., 1823, с. 4.

10 С.Б.Броневский. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе в двух частях. Ч. 1, М., 1823, с. 4.

11.Ф.Крузе. О важности южно-кавказских областей России в отношении антикварном и о Птолемее, главном писателе в рассуждении географии сей страны. Журнал Министерства Народного Просвещения, ч. 5, 1835.

12 Там же, с. 424.

13.См. К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М.-Л., 1959, с. 24.

14 Ф.Крузе. Указ. раб.

15 См.К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании, с. 427.

16 Ф.Крузе. Указ. раб., с. 430.

17 К.В.Тревер полагала, что статья могла принадлежать перу Крузе или Яновского, однако сличение текстов к такому выводу не приводит. (См. её Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М.-Л., 1959, с. 26).

18 См. Энциклопедический лексикон. Т. 1, издание Плюшара, СПб., 1835, с. 415.

19 Обозрение российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Ч. I-IV, СПб., 1836.

20 Там же, Ч. III, с. 35-174.

21 Там же, Ч. IV, с. 95-150.

22 Там же, Ч. II, с. 319-401.

23.Там же, Ч. III, с. 274.

24 Там же, Ч. III, с. 274.

25 Там же, Ч. III, с. 301.

26 Там же, Ч. IV, с. 83.

27 Путешествие профессора Эйхвальда по Каспийскому морю и по Кавказскому краю. Библиотека для чтения, ч. 25, СПб., 1838.

28 Там же, с. 180.

29 См. И.М.Дьяконов. Алародии. ВДИ, 1995, № 1, с. 116; К.Ренфрю. Разнообразие языков мира, распространение земледелия и индоевропейская проблема. ВДИ, 1998, № 3, с. 113.

30 Л.Павлищев. Из семейной хроники. Воспоминания о А.С.Пушкине. М., 1890, с. 354.

31 Кавказский этнографический сборник. Вып. I (Труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, т. XXVI). Отв. ред. М.О.Косвен. М., 1955, с. 337.

32 Абас-Кули-ага Кудси Бакиханов. Гюлистан-Ирам. Известия Общества Обследования и изучения Азербайджана, вып. 4, Баку, 1926; См. также Очерки истории исторической науки в СССР, т. 1, М., 1955, с. 641.

33 А.К.Бакиханов. Гюлистан-и-Ирам. Б., 1951

34 А.К.Бакиханов. Сочинения. Записки. Письма. Баку, 1983, с. 132.

35 А.К.Бакиханов. Гюлистан-Ирам. Б., 1951, с. 5.

36.А.Яновский. О древней Кавказской Албании. ЖМНП, ч. 52, 1846, с. 97-203.

37 Кавказский этнографический сборник. Вып. I (Труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, т. XXVI). Отв. ред. М.О.Косвен. М., 1955, с. 313.

38 Тревер Камилла Васильевна (1892-1974) – известнейший советский историк культуры, востоковед, член-корр. АН СССР. Автор фундаментального исследования по истории Албании под названием Очерки по истории и культуре Кавказской Албании (М.-Л., 1959).

39.К.В.Тревер. Указ. раб., с. 26.

40 Там же.

41.А.Яновский. Указ. раб., с. 128.

42 Там же, с. 185.

43.Н.Богомолов. Аг-Вания. Курды. Газета Кавказ, № 32, 1847.

44.Там же.

45 П.Ф.Сум. Исторические рассуждения о происхождении народов, населявших в древние века Польшу, Россию и земли между Каспийским и Чёрным морями, а также Европейскую Турцию на севере от Дуная. М., 1846.

46 См. С.Г.Кляшторный. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. М., 1964.

47 П.Ф.Сум. Там же, с. 6.

48 Там же, с. 11; п. 3, с. 14, п. 4.

49 Там же, с. 15, п. 5.

50 Кавказский этнографический сборник. Вып. I (Труды Института этнографии им. Н.Н.Миклухо-Маклая, т. XXVI). Отв. ред. М.О.Косвен. М., 1955. с. 305.

51 И.Шопен. Новые заметки на древние истории Кавказа и его обитателей. СПб., 1866.

52 П.К.Услар. Начало христианства в Закавказье и на Кавказе. Сборник сведений о Кавказских горцах, Вып. II, Тифлис, 1869, с. 1-24.

53.П.К.Услар. Древнейшие сказания о Кавказе. Тифлис, 1861.

54.П.К.Услар. Начало христианства в Закавказье и на Кавказе, с. 15.

55 В своё время Леонти Мровели предложил концепцию единого происхождения, ближайшего родства народов Кавказа. См. В.Б.Ковалевская. Скифы, Мидия, Иран во взаимоотношениях с Закавказьем по данным Леонти Мровели. Изв. АН Груз. ССР (серия истории, археологии, этнографии и искусства), 1975, № 3, с. 63.

56 М.Г.Абдушелишвили. Антропология древнего и современного населения Кавказа. Тбилиси, 1964.

57 П.К.Услар. Древнейшие сказания о Кавказе, с. 465.

58 Э.А.Грантовский. Сагартии и XIV округ государства Ахеменидов по списку Геродота (III.93). – Краткие сообщения Института народов Азии, вып. 46, Древний Восток. М., 1962, с. 237-239.

59 К.В.Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании, с. 50.

60 И.В.Пьянков. Массагеты Геродота. ВДИ, 1975, № 2, с. 57.

61 Указ. раб., с. 237-238.

62.И.Г.Алиев. Очерк истории Атропатены. Баку, 1989, с. 8.

63 Б.Дорн. Каспий. О походах древних русских в Табаристан. Издание в приложении к Запискам Российской Академии Наук, т. 26, М., 1875.

64.Большая Энциклопедия. Т. 8, СПб., б. г.

65 Б.Дорн. Каспий. О походах древних русских в Табаристан. Издание в приложении к Запискам Российской Академии Наук, т. 26, М., 1875.

66 Б.А.Калоев. Миллер – кавказовед. Орджоникидзе, 1963, с. 6.

67 В.И.Абаев. Всеволод Миллер как осетиновед. К столетию со дня рождения (1846-1948), Известия юго-осетинского научно-исследователь-ского института, вып. VI, Сталинир, 1948, с. 19.

68 В.Ф.Миллер. Осетинские этюды. Ч. I-III, М., 1881-1887.

69 Там же, ч. III. М., 1887, с. 118.

70 В.Ф.Миллер. Эпиграфические следы иранства на юге России. ЖМНП, 9, 1886. Он же. Осетинские этюды. Ч. I-III, М., 1881-1887. ; В.Ф.Миллер. Осетинские этюды. Ч. III, с. 109-111.

71. И.Г.Алиев. К интерпретации параграфов 1, 3, 4 и 5 IV главы XI книги Географии Страбона. ВДИ, 1975, № 3, с. 164; См. также И.Алиев. Сармато-аланы на пути в Иран. В кн.История Иранского государства и культуры. М., 1971; И.Алиев, Г.Асланов. Племена сармато-массагето-аланского круга в Азербайджане. В сб. Древний Восток, 2, Ереван, 1976; они же. К вопросу о проникновении на территорию Азербайджана племён сармато-аланского круга в первые века нашего летоисчисления. В сб.Материалы научной конференции по аланской археологии и истории Северной Осетии. Орджоникидзе, 1975.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=667

Запад и Россия не заинтересованы в освобождении Азербайджанских территорий

Гюльнара Инандж

Расположение на стыке двух цивилизаций Азербайджана с его природными и интеллектуальными ресурсами, превращает страну в центр геополитических противостояний и раздела сфер влияния. История повторяется, может быть в немного ином ключе, с новыми игроками. Грузинские эксперты, особенно после августовской войны 2008 г. отмечают правильность сбалансированной внешней политики официального Баку, умение лавировать между интересами соперничающих в регионе сил. Дивиденды, полученные Азербайджаном благодаря сбалансированной политики комментирует доктор философии по истории, заместитель директора института истории НАН Азербайджан Джаби Бахрамов.

-Если взять сегодняшнюю геополитическую ситуацию, то проводимая политика официального Баку полностью соответствует требованию времени. Азербайджан непростая страна, его геополитическое расположение, географическая позиция очень уязвима.

Внешняя политика Азербайджана была разработана обшенациональным лидером Азербайджана Гейдаром Алиевым и была основана на тех принципах, на тех направлениях, которые в первую очередь отвечали бы национальным интересам нашего государства. Сердцевиной той политики составляет защита национальных интересов Азербайджанской Республики во всех уровнях.

Трудно предсказать последствия отдельных внешнеполитических ситуаций, если не проводилась взвешенная политика. Если посмотреть в глубь истории, то увидим, что после раздела азербайджанского народа согласно договорам между Гаджарским Ираном и Царской Россией 1813, 1828 гг. была разработана политика, которая должна была обеспечить постоянное присутствие России на Южном Кавказе.

Для удерживания Южного хребта Кавказа под своим контролем 300 лет армяне используются как средство давления со стороны России. Армянский элемент используется как форпост не только против Азербайджана, Грузии, Турции, но и по всем странам Передней Азии.

Запад почти 1000 лет пытался найти себе опору воздействия на Османскую Империю, на пространстве где пересекаются интересы крупных держав. Когда в результате I Мировой войны в 1917 г. распалась царская Россия, западные страны, входящие в состав военно-политического блока Антанта старались добиться создания государственности для армян. Но благодаря государственным деятелям Османской Турции Анвар паши, Талят паши, Халил паши и Вехив паши не удалось создать Армянское государство за счет турецких земель. Это им удалось сделать на территории Северного Азербайджана. в этом преступном деянии особая роль принадлежит странам Антанты, некоторым турецким военным и политическим деятелям и конечно же членам Азербайджанской делегации в переговорах в Батуми.

В 1918 г. восстанавливая Азербайджанскую государственность, не было армии, опытных государственных институтов и деятелей, способных на всех областях защищать интересы страны. 18 мая 1918 г. Азербайджанская народная республика принимает решение об уступке Иревана армянам, где и была совершена не простительная, преступная ошибка. Многие историки считают, что это была вынужденной мерой, чем нельзя согласиться. На территории азербайджанского народа создается государство для народа, который изначально объявил себя врагом азербайджанцев.

Можно было уступать в разных вопросах, но в вопросах территорий нельзя было отходит из общих национальных принципов. За эти годы мы потеряли практически и юридически 46 .70 000 км. территорий.

-Прошло 19 года, но миролюбивая политика Азербайджанской Республики не возвращает нам оккупированные земли, благосклонность государств, строящих свою политику на азербайджанской нефти.

— Почти 20 лет идет война против Азербайджана. Агрессор известен, но ни Россия, ни Запад не называет виновника армяно-азербайджанского конфликта в лице Армении. Даже на самых престижных международных организациях США, Франция и Россия голосуют против территориальной целостности Азербайджана. например, 14 марта 2008 г. в Генеральной Ассамблеи ООН, когда был поставлен вопрос о территориальной целостности АР представители США, РФ и Франции проголосовали против. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ, которые эти страны являются с 1992 г. оказывают Армении финансовую поддержку. Только финансовая помощь, оказанная Армении  со стороны Администрации США составляет более 2.6 млрд. долларов. Кроме того, преступный режим в Нагорном Карабахе каждый год по решению Конгресса США получает финансовую помощь в размере 8-10 млн долларов. Все это говорит о том, сто страна объявившей сеяб оплотом демократии во всем мире нарушает  основные принципы Устава ООН, ОБСЕ и лругих международных организаций.

В 1919 г. Алимардан бек Топчубашев в Парижской мирной конференции предлагает Вудро Вилсону признать Азербайджанскую Народную Республику (АНР), заключить экономический, военный, политические договора. В ответ В.Вильсон отказываясь от предложения, отвечает, что его страна намерена подождать итоги гражданской войны в России, поведение генерала Колчака.

Бакинская нефть в международных отношениях в накануне и ходе I мировой войны сыграла одну из ведущих ролей. Однозначно можно заявить что, тогда администрация Белого Дома сыграла свою преступную роль в падении АНР. Даже через два года после создания Азербайджанской ССР в 1922 г. в Генуезской и Гаагской конференциях обсуждался вопрос азербайджанской нефти, американские нефтяные компании, в первую очередь «Стандарт ойл» открыто поставили вопрос перед президентом Соединенных Штатов «ни при каких условиях не признавать независимость Азербайджана».

Лидеры нефтяных компаний США и Великобритании до начала II мировой войны не хотели отказываться от своих планов, разрабатываемых в отношении Азербайджана. Глава английской нефтяной компании Ройалд Дейтшельд Генри Детернинк делал невозможное возможным, чтобы прибрать Бакинскую нефть в руки. Он даже был согласен сотрудничать с дьяволом. Тоже самое, делала Франция, Германия. В 30- е гг., когда к власти в Германии пришли фашисты, Гитлер дал указание Генриху Гиммлеру собрать подробную информацию о Баку и Бакинской нефти и последний посылает сюда своих эмиссаров. В фильме 17 мгновений весны есть особая фигура Мюллер, его прототип под кличкой Краузе 17 октября 1938 г. приезжает в Баку, где собирает данные Бакинской нефти. Об этом подробно пишет в книге Выстояли бы СССР и Европа против фашизма, в случае потери Бакинской нефти? Султанов Чапай ссылаясь на Л.Сергеева — Шеф гестапо Генрих Мюллер приезжал в Баку и вербовал в пятую колонну членов организации Дашнакцутюн. Из докладной записки Группенфюрера СС Г.Гимлера : После моего визита в Баку я могу констатировать, что все донесения наших агентов из армянской националистической организации Дашнакцутюн полностью подтверждаются. В частности мы можем рассчитывать на поддержку определенной группы лиц, настроенных враждебно.

Мюллер и двое его сотрудников первым делом наносят визит брату известного активиста партии Дашнакцутюн – Тейлиряна. Последний был арестован в Германии в 1921 г. за убийство турецкого гражданина Талат паши в Шарлоттенбурге, но благодаря стараниям того же Мюллера вскоре оказался на свободе. Именно его родственника Мержика Мовсесяна, проживавшего в одном из домов на улице торговой, по протекции Тейлиряна и навещал группенфюрер с целью вербовки…В архивные папки гестапо дотошно внесены имена, фамилии и адреса бакинских резидентов – членов АРФД, а также их непосредственного куратора – доктора Краузе, датированные октябрем 1938 г. Там же находится и план-схема жизненно важных, стратегических объектов и коммуникаций Баку — пишет Ч.Султанов.

Во время II Мировой войны фашисты с особой добротой принимали армянских перебежчиков. 30 тыс. армян перешли на сторону фашистов на территории Украины.

Кроме полевых батальонов , из военнопленных армян за время войны было сформировано 22 строительных, железнодорожных, транспортных и др. подразделений, обслуживающих германскую армию.

На этой территории, где немцы начали создавать специальные эскадроны смерти, военные части СС, куда были приняты 3000 армян, которые принимали непосредственное участие в уничтожении евреев. Армянскими эскадронами смерти в ходе II Мировой войны были уничтожены 17 000 евреев, более 260  партизан. Все эти преступления были известны советскому руководству. Я не соневаюсь, что все эти факты известны и нынешним руководителям РФ и США.

Карабахский вопрос поднимался в 1945, 1956, 1960, 1972, 1977 и 1988 гг. Почему именно этот вопрос постоянно поднимается, постоянно стоит на повестке дня. Армянские националисты знали, что экономический, геополитический, интеллектуальный потенциал Азербайджана велик. Если этот народ будет независимо развиваться, использовать свой национальный ресурс, то в дальнейшем Азербайджан превратиться в мощное государство. Чтобы этого не случилось, как и в прошлом веке продолжают иметь место эти преступные деяния.

-Какие дивиденды получило Азербайджанское государство в результате сбалансированной внешней политики?

-Страна добилась общественно политической стабильности, вклада крупных инвестиций в ведущие отрасли экономики, в том числе в не нефтяной сектор. Главное богатство нефть используется для защиты национальных интересов азербайджанского народа и государства. Нефть это не самоцель, а средство обеспечения государственных интересов. Успешная нефтяная стратегия позволила АР превратиться в регионального лидера.

АР строит свою военную промышленность. Эта новая отрасль в нашей экономике. Развитие нашей экономики не сравнимо с соседними государствами. Западу известно, что успешное экономическое развитие, укрепление политических позиций АР в дальнейшем создаст опасность для естественного исчезновения Армении. С исчезновением Армянского государства уходит из рук средство давления на АР и Турцию. А этого не могут позволить ни Россия, ни США и в целом Запад.

-Встречи глав государств Минской группы ОБСЕ в Канаде указывает на то, что Россия, США и Франция открыто демонстрируют притязания на раздел сферы влияния в регионе.

-Каждая из этих стран и европейские международные организации преследуют свои интересы, а не заботятся об армянском народе. Подаяния, которые даются США и Россией армянам не рассчитаны для развития армянского государства, не для процветания армянского народа, а с целью держать их под постоянным давлением, с их помощью оказывать давление на Азербайджан и Турцию.

Эти переговоры, встречи, прежде всего, носят формальный характер. АР, используя режим перемирия, проводит свою сбалансированную внешнюю политику укрепляет свою экономику и международную позицию. Но с другой стороны все еще наши земли находятся под оккупацией. Наши требования о решении конфликта в рамках международного права, что полностью на стороне Азербайджана, справедливо.

Если армянский народ и его руководство было бы мудрым, то могли бы использовать возможности соседнего Азербайджанского государства для развития Армении.

Всем известно, что Республика Армения была создана на территории Западного Азербайджана 29 мая 1918 г., после принятого решения Национального Совета АНР. Последствие такого решения на лицо. Армяне, получив возможность создать на нашей территории свою «государственность», начали враждебную политику против нашего народа.

В настоящее время на территории так называемой РА ни осталось, ни следа от коренного населения – азербайджанцев. Проводя такую политику, армяне надеялись на получение еще новых азербайджанских земель, но не получилось.

Но ситуация в которой сейчас эта страна находиться говорит о недальновидности армянской национальной политики. В справке Прокурора Эчмиадзинского Синода А.Френкеля, представленная еще в 1907 году Святейшему Синоду говориться : «…Исторические судьбы армянского народа доказали с неопровержимой точностью полную неспособность этого народа образованию самостоятельного государства, государственного организма, доказали полную несостоятельность этого народа в деле восприятия истинных начал высшей цивилизации, т.к. на протяжении нескольких тысячелетий, история не записала и одного имени в рядах светил наук и искусства.

Сегодняшняя внутренняя м внешняя политика Армении подтверждает этот факт. Они докатились до такого состоянии, что по миру просят подаяние, еще предъявляют соседям претензии. Это свидетельство о низком интеллектуальном развитии, о порочности подобной политики, что в итоге приведет к самоуничтожению.

-Азербайджану, проводя сбалансированную политику нужно ждать, о чем договорятся крупные державы?

-К сожалению это так. АР же в первую очередь учитывает свои интересы. С другой стороны этих держав не интересует вопрос территориальной целостности АР. Если вопрос Нагорного Карабах решиться в пользу Азербайджана, то естественно Южный Азербайджан, который против воли народа остался по ту сторону Аракса, будет смотреть на Азербайджанское государство иначе. С другой стороны АР уже превращается в центр всех азербайджанцев мира, тогда с этими государством будет трудно говорить как с малым государством. Этого не могут желать политики не только на Западе, но и близкие соседи на юге и севере.

Благодаря усилению экономической мощи, развития интеллектуального азербайджанского народа, разоблачения внешней политики этих держав мы скоро добьемся восстановления территориальной целостности нашей страны.  Цель их для нас ясна.

Они не хотят исчезновение инструмента давления на Азербайджан. Поэтому нам нужно усиливать свою экономику, патриотическую пропаганду, активизировать прессинг международного сообщества и организаций, чтобы народы мира поняли цели азербайджанского народа, что хотим сами и что можем дать миру.

.

Карабах: История армянского переселения в фактах (Часть Первая)

Предыстория появления армян на Кавказе

История Карабахского конфликта является небольшим эпизодом в почти 200-летней хронике соприкосновения хайского (сегодня называющего себя армянским) этноса с кавказскими народами. Активизация армянства в регионе Южного Кавказа связана с масштабной переселенческой политикой XIX-XX вв. начатой Царской Россией и затем продолженной СССР,  вплоть до развала Советского государства.При этом процесс переселения можно разделить на две фазы:

1) XIX-XX вв., когда хайский народ переселялся из Персии, Османской Турции, Ближнего Востока на Кавказ.

2) В течение XX в., когда проводились внутрикавказские миграционные процессы, в результате которых с территорий уже заселенных армянами вытеснялись автохтоны (местное население): азербайджанцы, грузины, и малые кавказские народы и тем самым создавалось армянское большинство на этих землях, с целью дальнейшего обоснования территориальных претензий к народам Кавказа.

Но прежде чем рассмотреть развитие событий на Южном Кавказе, в Азербайджане и в Карабахе, где армянство сыграло немаловажную и по большей части трагическую для кавказских народов роль, мы попытаемся сделать историко-географический экскурс на путь, пройденный хайским народом.

Первым делом бросается в глаза факт того, что ученые, исследователи, арменисты пишут только «Историю армянского народа», то есть историю этноса, а не историю страны — географического ареала проживания армяно-хаев.К примеру, грузиноведы, пишут «Историю Грузии» — территории, где изначально живут предки грузин. Азербайджановеды, пишут «Историю Азербайджана» — территории, где изначально живут предки азербайджанцев.

Отличие составления истории хайского (армянского) народа исходит из того, что на нынешний географический ареал своего проживания – Южный Кавказ, этот народ попал в силу исторических событий и геополитической борьбы мировых держав на Ближнем Востоке, в Малой Азии и на Кавказе.

В сегодняшней мировой историографии большинство ученых-исследователей Древнего Востока сходятся во мнении, что начальной родиной хайского народа были Балканы (Юго-Восточная Европа).

Корифей арменистики Н.Адонц писал: в VIII веке до н.э. во Фракии, на Балканах, объявились киммерийцы, один из «народов моря», по определению древнеегипетских письменных памятников. Киммерийцы, вступив в контакт с предками армян, затем увели их с собой на восток — в Малую Азию. Именно этим путем «попутчики» киммерийцев оказались в малоазиатской исторической области Фригии.

«Отец истории» — Геродот, указывал, что армяне являются потомками фригийцев. Русский кавказовед XIX века И.Шопен также считал, что «армяне суть пришельцы. Это — колено фригийцев и ионийцев, перешедшее в северные долины Анатолийских гор».

Известный арменист М.Абегян указывал: «предполагают, что предки армян (хаев) задолго до нашей эры, обитали в Европе, вблизи предков греков и фракийцев, откуда они переправились в Малую Азию. Во времена Геродота в V веке до н.э. еще ясно помнили, что армяне пришли в свою страну с запада».

О том, что прародина армян находится за пределами Южного Кавказа и даже Малой Азии, пишет выдающийся русский ученый И.М.Дьяконов, который на основе лингвистического анализа древнеармянского языка выявил, что этот язык является индоевропейским. Тем самым снимается выдвигаемая идея родственности языка армян с языком древнего государства Урарту располагавшегося  вокруг озера Ван в Малой Азии, где намного позже появились армяне. Дьяконов констатирует: «предок древнеармянского языка, мог быть только индоевропейским, не родственным ни хуррито-урартским языкам, ни хаттскому, ни современным кавказским языкам, ни семитским…поскольку древнеармянский язык не родственен языкам автохтонов Армянского нагорья — хурритов, урартов, ясно, что он занесен сюда извне».

К такому же выводу пришел в специальном исследовании о «докавказской родине» армян известный арменист Г.А.Капанцян отмечавший: «Местоположение страны Хайаса-Аззи нужно приурочить в основном к пространству между верховьями Евфрата (Кара-су), Чороха и Аракса» — то есть в Малой Азии, за пределами Кавказа.

Подобного мнения придерживаются американские историки Джастин и Каролин Маккартни в книге «Тюрки и армяне», французский исследователь Эрих Файгл в «Правде о терроре», и другие зарубежные ученые.

Предков армянского народа – хаев, перекочевавших с Балкан на Армянское нагорье (Восток Малой Азии), древние мидяне и персы, жившие по соседству, называли по имени своих прежних соседей — арменов, а саму территорию — Арменией. Так же стали именовать новый народ и занятую ими территорию древние греки и римляне, через которых эти названия — этноним «армяне» и топоним «Армения» распространились в нынешней исторической науке.

Говоря о быте, нравах, обычаях армян, исследователь М.Абегян отмечает большое влияние на них иранской культуры: «прежде всего, заметно в армянском языке, много уже окончательно арменизированных персидских слов… Не говоря о многочисленных собственных именах, можно насчитать приблизительно восемьсот корней слов, заимствованных из персидского языка. Они касаются различных сторон жизни и культуры, а именно: военного искусства, быта, классов и социальной жизни, ремесел, торговли, религии, растительного мира и т.д.». Здесь достаточно назвать армянские имена иранского происхождения – Аршак и Трдат, Тигран и Вардан, Артавазд и Нерсес, Арташес и Карэн, Сурэн и Ануш; топонимические окончания иранского корня типа -шен, -керт, -кан, — ван, например — Тигранакерт, Севан, Ван, Дастакерт, Пемзашен, Кировокан.

С другой стороны большое влияние на армянский язык и культуру оказали древние греки и сирийцы.

Исследователь К.Н.Юзбашян заключает: «Роль Византии в формировании армянской культуры исключительно велика… В области литературы можно настаивать если не на равенстве, то на безусловной соизмеримости греческого и сирийского влияния. Греческий язык оказал огромное влияние на развитие лексики и синтаксиса армянского литературного языка… На протяжении многих столетий судьбы армян в значительной мере определялись отношениями с двумя мирами — иранским и греко-римским, впоследствии — византийским».

В связи со сказанным стоит упомянуть, историю создания армянского алфавита: как доказано работами Г.Севака и Д.А.Ольдерогге, этот алфавит в своей основе — южносемитского происхождения и почти идентичен с эфиопской системой письма.

Русский кавказовед В.Л.Величко заметил в начале XX века: «армяне, народ неизвестного происхождения, с несомненно значительной примесью еврейской, сиро-халдейской и цыганской крови..; далеко не все, причисляющие себя к армянам, принадлежат к коренному армянскому племени. К примеру, армянский журнал «Мурч», говоря о значительной способности армян к ассимилированию других народностей, указывал в конце 50-х годов (XIX века) на наличность среди армян довольно большого процента ассимилированных цыган: Из ассимилированных цыган-армян вышли талантливые люди. Например, профессор С.-Петербургского университета Керобе Патканьян был цыганского происхождения, монах-поэт Аламдарьян — тоже, два из нынешних армянских писателей — тоже цыганского происхождения, народный поэт Ганес-оглы, сочинивший много стихов, и другие».

В связи с этим исследователь С.П.Зелинский отмечал, что армяне, появившиеся в разное время в Карабахе, не понимали друг друга по языку: «Главную разницу между армянами разных местностей Зангезура (входившего в состав Карабахского ханства) составляют наречия, на которых они говорят. Здесь чуть ли не столько наречий, сколько округов или отдельных селений».

Из вышеприведенных высказываний русских кавказоведов XIX — начала XX веков можно сделать несколько выводов: армянский этнос не мог быть автохтоном не только в Карабахе или в Азербайджане, но и на Южном Кавказе в целом.

Зангезур (сейчас входящий в состав Армянской Республики), являвшийся частью Карабаха, а также в другие зоны Азербайджана, армяне заселялись из разных стран и в различное время.

Прибывшие на Кавказ в различные периоды истории, «армяне» не подозревали о существовании друг друга, и говорили на различных наречиях, то есть в тот период не было понятия единого армянского языка.

Кавказоведы, говоря о наличии в Карабахе и Азербайджане «армян-туземцев» или «коренных армян-карабагцев» подразумевают при этом кавказских албанов не принявших Ислам и исповедовавших армяно-григорианскую веру и обармянившихся лишь 3-4 века тому назад.

Стоит привести мнение В.Л.Величко о Кавказской Албании: «Эта страна, в состав которой входили и нынешняя Елисаветпольская губерния (Гянджа), и части Тифлисской и Дагестана, была населена народами не армянского происхождения»…

Продолжение следует…

Ризван Гусейнов

http://www.1news.az/analytics/20100731014808350.html

Атака по Ирану опасна

Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью  заместителя главного редактора влиятельного израильского интернет ресурса izrus.co.il, политического эксперта Александра Гольденштейна.

-Обострение геополитической ситуации на Ближнем Востоке в начале июня с инцидентом гуманитарным конвоем Free Gaza на первый план вывел турецко-израильские отношения, прикрывая за собой более глубокие задачи. Было очевидно, что арестом гуманитарного конвоя Израиль позволяет росту авторитета Турции на Ближнем Востоке, что не в интересах официального Иерусалима. Израильские власти, опережая эти цели держав, борющихся за раздел сферы влияния в регионе пошли на демарш с гуманитарным конвоем.

-Частичная блокада сектора Газа была введена не просто так. Об этом распространяться не надо, уже много было написано по этому поводу. Правый блок, победивший на выборах 2009 года в Израиле, не может позволить премьер-министру Турции Р. Т. Эрдогану нарушать блокаду – народ выбрал правое правительство именно для того, чтобы сдерживать ХАМАС и «Хизбаллу», вести себя жестче. Демарш, в данном случае, совершил Эрдоган, а не Нетаниягу.

-В мае президент России Д.Медведев посетил Турцию и Сирию. Россия подписала соглашения с Дамаском на поставку Сирии военных самолетов, противотанкового оружия и системы ПВО. Москва также договаривается с Сирией о строительстве АЭС в этой стране.

-Глава ХАМАС Халед Машаль, постоянный собеседник главы МИД России на Ближнем Востоке возглавляет организацию, которая еще недавно публично поддерживала северокавказских моджахедов в борьбе против «русских оккупантов». Напомню, что до тех пор, пока к середине 2000-х ХАМАС не ощутил в себе силы открыто заявить претензии на власть в Палестинской автономии, ее лидеры публично поддерживали исламистов Северного Кавказа против России. Теперь же, всячески пытаясь закрепить свой «особый статус» в геополитическом раскладе вокруг арабо-израильского конфликта, Москва делает вид, будто ничего не знает о недавних связях ХАМАСа с кавказскими террористами.

Сирия не лучше. Диктаторский режим, поддерживающий террор. Однако Кремль делает вид, что ничего об этом не знает. Самое интересное, что Сирия должна РФ и бывшему СССР миллиарды, которые так не хватает простым россиянам. Но Медведев и Путин «забыли» про это, готовы поставлять Дамаску новое оружие, за которое, возможно, так же не будет уплачено. Все это делается с одной инфантильной целью – досадить американцам, и показать, что Россия все еще сильное государство. Люди нищенствуют и пьянствуют, но для решения собственных проблем у Кремля нет денег. Зато поставлять оружие диктаторам – есть.

-США и Израиль пытаются вовлечь Иран в военные провокации на Заливе, не рискуя идти на открытый конфликт с Ираном. Какие конкретные опасения существуют в случае военной операции против Ирана?

-Иран – сильная страна, никто не заблуждается по этому поводу. На мой взгляд, самое плохое, что может произойти в результате атаки по Ирану – это консолидация большей части стержневой нации вокруг правительства. Если подтачивать авторитет Ахмадинеджада, то есть шансы свергнуть его, а выводить на прямую конфронтацию – опасно.

-Вы согласны с тем, что после вывода из Газы в 2005 г. израильских войск «Хезболла» превратился во влиятельное политическое образование ?

-Израильские войска вышли из Южного Ливана в 2000 году. Для того, чтобы понять влияние «Хизбаллы», достаточно посмотреть результаты выборов. В целом, классический сценарий – став сильным политиком, Насралла частично связал себе руки. Ведь в случае нападения на Израиль он будет в ответе за инфраструктуру всей страны. Эхуд Барак уже дал понять, что в случае войны ЦАХАЛ будет уничтожать инфраструктуру Ливана. И Насралла может хорохориться, но он знает, к чему все может привести.

-Насколько сильно иранское влияние в Южном Ливане и в Газе ?

Очень сильное. Именно по этому, не исключено, что «Хизбалла» таки спровоцирует Израиль, хотя Насралле этого не хочется. У него есть кукловоды в Тегеране. Без них шиитская «Хизбалла» обречена на суннитском Ближнем Востоке.

— -Тем временем, не смотря на психологический, экономический и военный натиск против Ирана , «Хезболла» не активизирует свои действия против Израиля. Эксперты, считают, что не смотря на укрепление в секторе Газа и Южном Ливане этой организации наряду с Хамас, после вывода оттуда израильских войск «Хезболле» сейчас не выгодно проводить операции. Очевидно, что Тегеран может использовать «Хезболла» не против Израиля , а в третьих странах, например, как стратегический партнер Израиля Азербайджан.

-Тегеран будет делать все, лишь бы создать ядерную бомбу, и отсрочить удар по его ядерным объектам. Если надо – устроит резню между Азербайджаном и Арменией. Если надо – захватит самолет, как это было в случае с поимкой Абдулмалика Риги. В этом ничего удивительного нет. Однако в наше ненормальное время такие страны как Иран, Сирия, Ливия и другие диктаторские режимы с душевнобольными психопатами во главе, являются членами ООН, некоторые даже обучают других правам человека.

Комментарии излишни. Запад пытается заигрывать с дьявольскими режимами, забыв, что нельзя с дьяволом есть из одного котла – у него всегда ложка длинней…

Источник — http://novosti.az/exclusive/20100730/43495974.html

«Пропади пропадом этот режим, что заставил нас надеть чадру»

Кодированная этногенетика персов (Часть II)

Видади Камал (В.К.Мустафаев)

Название основного населения Сасанидского государства аджеми (чужеземцы), как уже говорилось выше, вероятнее всего было связано с формированием его этнонима. То есть, арабы неизвестные им этнос называли аджеми. Можно отметить, что турки-сельджуки по той же причине персов называли таджиками и татами.

В IX в. в период ослабления арабского халифата и начало его расчленения, в истории ираноязычных народов начали происходить знаменательные события. В северо-восточных окраинах халифата – в регионах ослабления его власти начались и постепенно усиливались антиарабские народные движения. Воспользовавшись этой волной, местные правители вначале приобрели фактическую, а потом формальную независимость. В результате в Центральной Азии и Хорасане, в том числе чуть позднее на юге Каспийского моря, на юге и юго-западе Ирана создались местные правительства. Саманидское государство (875-999), созданное нынешними таджиками обращало особое внимание возрождению и развитию одного из Иранских языков, то есть собственного языка, Иранской культурной, исторической традиции. Язык народа, сформировавший Саманидское государство, развиваясь, за короткий срок превратился в язык поэзии и начал проникать в близлежащие территории. Язык, сформировавшийся на территории Самании в IXX вв. назывался дари. VIIX вв. арабский являлся языком халифата, науки и религии, что ограничивало использование этого языка в рамках художественного творчества, в первую очередь поэзией. Основной элемент процесса политической организации (государствообразования) ираноязычных народов начатый с начала IX в. на разных территориях и продолжившийся до конца I половины XI в. заключался в том, что большинство из них формировались за пределами Парса, ни один из них не мог объединить территории Сасанидского Ирана в едином государстве, и ни один из них не был учрежден Сасанидским халифатом. Народ, который по языковой принадлежности называем пехлеви в VIIX вв. находилс под всесторонним влиянием в основном арабов и ираноязычных народов. Основным результатом этого этнокультурного влияния заключается в замене пехлевийского языка на язык дари. Как отмечалось в росте статуса этого языка, распространения и развитии важную роль сыграли государства ираноязычных народов в Хорасане, особенно в Центральной Азии. Один из тюркских военных полководцев и глав вилайетов Саманидского государства в 962 г. в местности Газни нынешнего Афганистана основал новое государство. Самый выдающийся представитель нового государства Махмуд Газневи поставил конец существованию Саманидского государства (999) и большую часть территорий нынешнего Ирана объединил под своей властью. Новая династия Газневи, рожденная из утробы Саманидского государства, усиливающая свое правление на географии проживания в основном ираноязычного населения, создала благоприятные условия для развития, усовершенствования и самое главное распространения в западном направлении языка дари — пропагандиста культурных традиций в Саманидском государстве. Не случайно, что именно после этого, точнее после X в. язык дари назывался персидским языком. Не известно происхождение персидского языка и причины его нового названия. Но можем сказать, что с исторической точки зрения язык принял название географии, после того как он был распространен в более широко известном вилайете Парс, нежели другие части Ахаменидских и Сасанидских династий. Результатом этого этногенетического и антропологического события должно было быть возрастание разнообразия пехлевийского народа. Распространения языка в средние века было возможным в результате распространения его носителей. И еще для этого требовались две основные условия – или количественное преимущество носителей языка или их политическая власть. В государстве Газневи имело место первое условие.

Сложно говорить об уровне антропологического различия других ираноязычных народов от пехлевидов, поэтому определить то, в чем заключается это разнообразие, сложно. Одновременно, можем отметить, что признаки восточно – ираноязычных народов на антропологических особенностях арийцев достигли уровня полного превосходства. Позднее различия, возникшие в антропологических параметрах пехлевидов и ираноязычных народов формировались в результате других этногенетических и антропологических воздействий обеих групп народов.

Огузы-Сельджуки заменившие Газневидов, открывшие перед тюрками не только Иран, также весь Ближний Восток, Малую Азию оказали важное влияние на изменение антропологических, этногенетических параметров пехлевидов.

Сельджукское государство, расположенное в центрально- иранской равнине, то есть, на территориях распространения ираноязычных народов и персидского языка, продолжая культурную традицию Газневидов создавала еще больше условий для развития и распространения персидского языка. Официальным канцелярским языком Сельджукской империи расстилавшейся от Индии до Эгейского моря, от Кавказский гор, Персидского залива до Египта был персидский язык. Великие сельджукские султаны и многочисленные сельджукские государства, султанаты, атабекства, созданные после раскола империи (1092) продолжали существующую традицию и создавали всесторонние условия для развития, укрепления персидского языка как литературно-художественного языка, особенно как поэтического языка.

Не случайно, что именно период Сельджукского государства (1040-1157) считается самым важным этапом развития персидского языка. Дело в том, что в результате покровительства и заботы, оказанной персидскому языку со стороны разного уровня государственных деятелей, во всех крупных и малых дворцах собирались персоязычные прозаики и поэты и под их влиянием даже в странах, где не проживали ираноязычные народы, например в арабском Ираке, Азербайджане, Анатолии творили авторы, порой гениальные, пишущие на персидском языке. Нужно добавить, что такое широкое распространение персидского языка не обуславливалось ни количеством говорящих на этом языке, ни его политическим господством (они не были правящим народом). Это может быть объяснено исполнением персидского языка функции письменного языка и широкого представления людей, говорящих на этом языке в вспомогательных ролях в политическом и административном управлении. Естественно, желающие работать в канцелярской работе, с другой стороны желающие познакомиться с персоязычной поэзией должны были в совершенстве знать этот язык. В соответствии с условиями того времени желающие отличиться в мире поэзии и прозы, и таким путем проникнуть к дворцу и повысить свой статус старались писать на персидском языке. В условиях, когда в малых и крупных политических центрах, где использовался персидский язык, высоко ценилась персоязычная поэзия, естественно формирование определенной социальной группы желающих изучать и писать на этом языке. Последним примером этому можно привести персидские и азербайджанские (тюркские) аятоллы и муджтехиды написавшие десятки томов религиозных книг на арабском языке. Эти люди не арабы и не живут в арабском окружении, по собственному желанию изучив арабский язык, пишут произведения на этом языке.

Некоторые персидские националистические идеологи, основываясь на распространение персидского языка в ограниченной социальной среде – правящих кругов и интеллигенции в период селджуков заявляют, что на этих территориях проживало персоязычное население. Один факт доказывает безосновательность этой претензии. Персидский язык являлся одним из официальных языков и языком поэзии в Анатолийском Сельджукском государстве никогда не входящий в ареал ираоязычных народов.

Такое широкое распространение персидского языка во всей империи оказало большое влияние на дальнейшее этногенетическое, этнокультурное положение пехлевийского народа. Как в период Ахаменидов и Сасанидов во время Сельджукской империи говорящие на персидском языке, особенно мало-мальски образованные люди рассыпались по всей империи. На этот раз не как представители правящего народа, а как первостепенные помощники правящего тюркского народа, сопровождая их распространились в огромную территорию. В итоге, как в период Ахаменидов и Сасанидов часть персоязычного населения покинули свою основную этническую территорию, на новых землях подверглись этнокультурному воздействию, ассимиляции. Пока существовало Сельджукское государство вероятность этнокультурного воздействия, в первую очередь языковой ассимиляции персидских языков в чужой этнической среде было небольшим. Но с уходом со сцены истории Сельджукского государства, особенно началом господства монголов в Среднем и Ближнем Востоке персоязычное население лишившись статуса помощников правящей элиты, были уязвимы скорой ассимиляции в чужой этнической среде.

Не было ни каких барьер препятствующих влиянию на антропологические, этнокультурные компоненты, тюрков пришедших в Иран и движущихся на запад. Но эти влияния не оказывали отрицательное воздействие на этнокультурное единство персоязычного населения, наоборот они еще более укрепляли этнокультурное единство этого населения. Потому, что тюрки, роднящиеся с персидскими семьями в соответствии с общей тенденцией того времени более быстро ассимилировались, нежели наоборот. Кроме того, многие представители правящих кругов, в основном состоящих их тюрков приобщившись к персидскому языку, входили в персоязычную группу. Этот процесс составлял основу неестественного роста персоязычного населения. Этот процесс обеспечивал этногенетическое и антропологическое разнообразие персоязычного населения. Другими словами тюрки с одной стороны свои антропологические особенности передавали генетическим путем, с другой стороны входили в состав персоязычного населения как этническая группа, позднее также путем брачных связей еще более расширяли это разнообразие. В результате продолжения Сельджукими тюрками традиционной политики обусловило своеобразные особенности тюрко-персидских отношений. Тюрки еще более расширяли этногенетическое, антропологическое разнообразие персоязычного населения, одновременно еще более укрепляли их этнокультурное единство, обеспечивали неестественный рост. Распространение персоязычного населения на широкую территорию, расселение на территории этого населения представителей других этносов, также в результате языковой ассимиляции неперсидских этнических групп и присоединение к персоязычному населению препятствовало формированию этнического сознания и этнонима этого народа. Как известно, тюрки персоязычные народы называли таджик (тазик), тат. То есть, как арабам, также тюркам не был известен эндоэтноним персоязычного населения. Люди, говорящие на персидском языке называли себя персоязычными. Значит, топоним Парс не превратился в этноним, а только участвовал в определении названии языка. Неопределенность этнического сознания и этнонима персидских языков продолжалось до последней четверти XX в., что было связано с не ограничением персидских языков только Персидской территорией. Персоязычное население не ограниченное конкретной территорией, расчлененной разными политическими границами в периоды тюрков, потом монголов, потом опять тюрков, разбросанных по всему Ирану, а потом за пределами Ирана, определяли этническую структуру общества больше на основе языковой принадлежности. Кажется, что выступление языкового фактора в роли основного показателя этнической структуры, притеснении этнонима на задний план, полиэтническая, полилингвистическая структура территории расселения персоязычного населения было связано со знанием определенной части неперсоязычных этносов персидского языка. Персоязычные предпочитали выяснять этно-языковую принадлежность (является ли персидский их этническим языком) людей, входящих с ними в контакт на персидском языке. Здесь важное значение имело формирование Иранского общества из многих ираноязычных народов и племен и использование ими языкового фактора как различительный признак между собой. Подвергание персоязычного народа этногенетическому и антропологическому воздействию по отмеченным каналам ираноязычных и неираноязычных народов еще более углубилось после сельджуков и после монголов в этом процессе главную роль сыграли азербайджанцы (тюрки). Это, в первую очередь, связано с восстановлением политического правления тюрков после монголов и если не считать короткий перерыв (правление династии Зенд (1752-(58)-1785 (94), принадлежащей племени Сур) длившейся до начала XX в. Несмотря на то, что это не отмечено в исторической литературе и осталась вне внимания исследователей, возникновение понятия персоязычный в действительности было связано с широким употреблением тюркского языка в устном общении с основными помощниками тюрков в политической власти и управлении из числа персоязычных. Политический правитель и представители народа не знающие ни какого языка, кроме родного, безусловно, в устной сфере использовали родной язык, и персы были вынуждены выучить его. Именно этот фактор создавал условия для определения этнической принадлежности входящих в контакт преимущественно на основе родного языка. Это можно иллюстрировать таким образом – I вариант – персоязычный определял этническую принадлежность собеседника говорящего с ним на персидском языке на основе родного языка. II вариант – двое общающиеся между собой на тюркском языке этническую принадлежность собеседника также определяли на основе родного языка.

Понятие персоязычный заменял значение мы, а неперсоязычные они. Для демонстрации сильнейшего этногенетического и антропологического воздействия персоязычных со стороны других народов согласно указанным двум каналам, следует привести один факт, относящийся II половине XIX в. — дворцовый историк династии Гаджаров, перс по происхождению Мухаммед Таги Лисан ол-Мюлк Сепехр в своем произведении Мусехэт-тэварих (Musexət-təvarix), Тарихи Гаджариййе (Tarixi Qacariyyə) (Тегеран, 1377, ст. 552) отмечая статистические данные о Фахли шах и его многочисленных отпрысков показывает, что во II половине XIX в. у многих иранцах можно видеть приметы, то есть антропологические особенности Фахли шаха. Также добавим, что большинство членов многочисленного правящего племени Гаджаров сосредоточились в Тегеране и рассыпались во все основные провинции, поэтому подверглись этнокультурной ассимиляции, входя в состав персоязычного населения, еще более увеличили его этногенетическое разнообразие. Зарубежные наблюдатели отмечают, что дворцовым языком Насреддин шаха и Иранской армии являлся Азербайджанский (тюркский) язык. Учитывая службу в армии и во дворце многочисленных персоязычных, можно сказать, что они говорили на тюркском (Азербайджанском) языке.

Что касается понятию персоязычный, то в вышеназванном трехтомнике не встречается понятие персидский народ, этноним перс. Однако встречается понятие Парси – то есть население вилайета Парс. Естественно, здесь отсутствует понятие персоязычный. Дворцовый историк относительно азербайджанцам также как этноним не использует понятие ни азербайджанец, ни тюрок. Если на основе заметок автора определим этническую структуру населения Ирана в период правления династии Гаджаритов, создастся следующая картина – иранцы, курды, арабы, белуджи, луры, бахтияри, туркманы, гаджары, афшары, шахсевены, гарагёзлю, талыши, кайкаи, мамасаниды, бахариты, байаты и др. Используются термины азербайджанцы, мазандаранцы, гиланцы в какой то мере носящие этническое значение, но в первую очередь отражающие территориальную принадлежность. Если учесть, что не только гаджары, но и азербайджанцы играли очень важную роль в управлении государством, особенно в защите, удивляет редкое использование понятия азербайджанцы. Понятие иранцы автором используется в двух значениях – а) в настоящем смысле этого слова, то есть принадлежность населения Ирана к Иранскому государству, Иранской политической системе, в современном смысле Иранское гражданство. Это понятие охватывало все население Ирана и не могло носить этнический груз, и актуализировался во время сопоставления населения Ирана с гражданством других стран. Было бы абсолютно бессмысленным в Иране называть кого-то иранцем, другого арабом и т.д.

б) Понятие иранец использовался в основном для отделения персов и азербайджанцев от других народов. Логично определять в одном понятии двух этнических общностей.

Автор не учитывая отсутствие разных этнонимов у персов и присутствие понятия этнонима тюрк, с этой точки зрения идентифицируя азербайджанцев с персами, или еще в то время, проявляя шовинизм, не признавали азербайджанцев как отдельный этнос, или по какой-то другой причине понятие иранцы отмечали как этноним. Использование понятия политической принадлежности в полиэтническом государстве и стране также как этноним был показателем того, что персидский народ не имел ясный этноним, и продолжалась неопределенность в области этнонима.

Если учесть, что этап формирования народа считающийся переходом от племени к нации характеризуется распространением неопределенности этнического сознания и его проявление этнонима, тогда не покажется нелогичным непринадлежность этнониму персоязычных. Действительно, нам известен только прежний этноним ираноязычных племен учредивших династию Ахаменидов – этноним ария.

Этнические процессы, разворачивающиеся в Parsua после Ахаменидов, не завершились формированием народа с единым этнонимом. Как уже отмечалось, здесь ираноязычными народами, позже больше с участием неираноязычных народов продолжался в каком то роде перманентный этнический процесс. Основным показателем этапов этого процесса было распространение или формирование новых языков. Естественно, даже на основе единого корня не могло бы быть единого этнонима у трех народов, имеющих три отдельных языка. В Parsua – Парсе этапы этнических процессов завершились формированием новых языков, поэтому языковая принадлежность выступала как основной этнический элемент. Формирование нового языка в основном происходил под внешним этнокультурным влиянием, что становилось причиной стирания прежнего этнического сознания и этнонима. Так как язык не связан с этнонимом, между названием языка и прошлым этнонимом возникало противоречие, и разрешался превращением названия языка в этноним. Как известно, пехлевийский язык после Ахаменидов превратившийся в правящий язык был широко распространен в Parsua, что обусловило название людей говорящих на этом языке пехлевидами, и название языка превратился в экзоетноним парсуанцев. Но нет данных о превращении понятия пехлеви в эндоэтноним.

После завоевания арабами Ирана пехлевийский язык заменяется языком дари и с начала XI в. называется персидским языком. Некоторые ученые отмечают, что источники и причины возникновения понятия персидского языка неизвестны. Но, очевидно, по какой то причине это понятие проявилось на основе страны Парс, среди Иранских провинций привлекающей к себе наибольшее внимание. Можно предположить, что жители Парса быстро и в широком масштабе присвоили этот язык. Этим начался процесс превращения названия персидского языка в этноним и по многим внутриэтническим и экстраэтническим причинам продолжались многие века. Нужно также отметить, что персидский экзоэтноним начал свое формирование ранее, чем эндоэтноним. То есть, соседи персоязычных начали постепенно называть их персами, когда персоязычное население именовало себя персами. Интеллигенция персоязычного населения с конца правления сефевидов и в основном в письменностях XIX в. этот народ называли иранцами. Но термин иранцы, означающий государственную принадлежность, со стороны неперсидских этнических общностей Ирана не признавался как этноним персоязычного населения, особенно в общественной мысли неперсидских народов, их национальной идеологии персоязычное население воспринимался как персидский народ. Поэтому после разоблачения понятия иранец, который подразумевает ассимиляцию других народов, в условиях коренных общественных, экономических, политических, культурных изменений, персоязычное население постепенно начало себя называть персами и этим был поставлен конец необоснованной загрузке понятия иранец этническим значением. Итак, в Конституции принятой после Исламской революции в Иране 1978-79 гг. была юридически подтверждена полиэтническая структура Ирана, самое главное, этническое, религиозное, расовое, языковое равенство. Новый режим, объявивший абсолютно новые принципы создал хотя бы в ограниченных рамках юридическую базу и фактические условия для этнокультурного развития неперсидских народов. Под влиянием этих и других факторов в произведениях персидских авторов начали появляться понятия персы, персидская нация, персидский народ. Этим, можно сказать, что завершается формирование персидской нации, самым главным показателем которого является самоназвание — эндоэтноним народа, этноним в широком смысле.

Итак, кем с точки зрения этногенетики является народ называющий себя персами?

Персидский народ с этногенетической, антропологической точки зрения состоит из древних эламов, арийцев, парфян, других восточноираноязычных, арабов, тюрков идущих с востока, монголов, азербайджанцев (тюрков), гиляков, мазандаранцев, бахтияри, луров, курдов. Другими словами, иранцы не персы, а персы в генетическом, антропологическом смысле иранцы. Нет никаких материальных оснований называть другие народы Ирана персами. В действительности, персы никогда — со времен, когда они начали присваивать персидский язык, не являлись большинством и не имели большие колонии за пределами страны Парс. Показателем этого является тот факт, что персы не смогли ассимилировать другие ираноязычные народы, населяющие Иран, даже бывшее население провинции Парс. И сейчас в провинциях Парс и Кирман широко распространены песни, написанные на пехлевийском языке. Как уже отмечалось представители народа в период Ахаменидов называющийся арийцами, во времена Сасанидов не имеющих точного этнонима, иногда обозначающиеся пехлеви, как солдаты и как гражданские чиновники рассыпались по всей империи, ассимилировались в неарийской, непехлевидской сфере. С созданием Сельджукской империи люди, говорящие на языке дари, расселились на территории империи только в лице чиновников. По неизвестной причине язык дари был назван персидским, а говорящие на нем персоязычные. Последующая этническая история названия перс есть превращение языкового понятия этническому понятию. Понятие перс сначала был принят как экзоэтноним, потом как эндоэтноним.

Таким образом, ираноязычные племена, населяющие страну Парс носили эндоэтноним ария. К концу правления династии Парфия (Эшкани) население, проживающее в Парсе назывался пехлеви. В годы господства Сасанидов это население называлось парфянами и иранцами. Можно сказать, что после Сасанидов начинается период неопределенности населения Парс с точки зрения этнонима и языка. Сначала этот язык с распространением здесь персидского по неизвестной причине исчезает, а потом после долгого отсутствия превращаясь в название персидского языка этноним, непонятно завершает свое существование. Наконец, в этническом сознании нынешних персов представление, знание о наличии народа с эндоэтнонимом перс укореняется и утверждается связь названия народа с названием языка. Нам так кажется, что ныне правящий народ персы вновь и глубоко взглянув на свою этногенетическую историю, не усердствуя в сохранении позиции правящей нации любыми способами, будут проявлять инициативу заново урегулировать национальные отношения на основе чисто человеческих, демократических ценностей и принципов. Фактически сегодня персы поступают несправедливо, деспотично в отношении к самому себе, отдельным его частям, своему прошлому.

Исторический опыт показывает, что правящая националистическая, антигуманистическая, несправедливая, бесперспективная политика везде и всегда дает абсолютно противоположные результаты. Нам кажется, что одной из причин легкого поражения многочисленных армий великих Ахаменидских и Сасанидских империй в решающих сражениях с малочисленными греко-македонскими и арабскими армиями является дискриминация в отношении народов, входящих в состав империи. История империй последних трех веков показывает, что деспотичная, несправедливая, дискриминационная политика правящего режима дает тяжелые результаты для его самого. Надеемся, что персидский народ, гордящийся своей древней и богатой историей, культурой, традицией государственностью беря уроки из истории, не создаст условия для повторения горькой практики других. Последователям персидской правящей националистической политики представляется, что, откладывая справедливое, демократическое решение национальных вопросов им удается выиграть время для ассимиляции национальных меньшинств. Мировая практика свидетельствует, что даже языковая ассимиляция не препятствует росту этнического, национального самосознания этнических общностей и требованиям своих этнокультурных, этнонациональных прав. Нам не вериться, что персоязычная интеллигенция, осознающая свое неперсидское происхождение, и в дальнейшем будут проводить дискриминационную политику против своего народа. Нельзя упускать также такое предположение, что решение национального вопроса национально-освободительным путем может подвергнуть опасности территориальную целостность и этнонациональное единство персов. То есть, нельзя сомневаться, что для спасения от мести национальных меньшинств — вчерашних гиланцев, мазандаранцев, арабов, азербайджанцев произойдет отказ от персидства, будет предоставлено преимущество историческому этническому единству.

Все сказанные и не сказанные мнения требуют урегулирования национальных вопросов в Иране согласно демократическим принципам.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=671

Обязательства пророка Мухаммеда (с.а.с) перед христианами

Исмаил Велиев

Мир становится тесен. Истощаются ресурсы, портится экология. Всюду господствуют принципы эгоистической жадности и потребительской алчности из-за чего каждый тянет одеяло на себя и чтобы оправдать своё неприглядное поведение начинают придумывать всяческие объяснения в которых виноваты, конечно же, другие. Поэтому необходим образ врага, варвара, козла отпущения. Этим и объясняется появление псевдонаучных учений Хантингтонов и ему подобных о столкновении цивилизаций и т. д…

К сожалению, эти околонаучные измышления интенсивно прокручиваются в средствах массовой информации, возводятся в ранг дискуссионных вопросов, превращаются в некое новое подобие теории эволюции Ч. Дарвина. Сегодня в образе врага цивилизации выставляется всё, что связано с исламом: фундаментализм, экстремизм, терроризм и другие страшные явления.

Однако ислам не есть нечто принципиально противоположное христианству. Напротив, ислам является таким же продолжением единой линии Истины, как и христианство есть органичное продолжение учения данного Моисеем и его последователями…

Многие христиане не знают, что начиная с 538 – го года католическая церковь издала указ об изъятии Библий у верующих. Христиане должны были жить и думать исключительно по указке наместника бога на земле — папы. Библии изымались вначале увещеваниями, затем посулами, и некоторое время спустя – пытками, казнями и аутодафе — сжиганием на кострах. Кстати, эти Библии были в то время рукописными; они были редкостью и обладатели их в большинстве были людьми не последними в обществе. Сколько таких мыслящих христиан погибло из-за верности священному писанию сегодня никто не может сказать. Однако уже лет через 30 -40 на всем обширном пространстве Европы найти и прочитать в оригинале слово божье было практически невозможно. В духовном плане наступила эпоха деспотии, тирании и тьмы.

И в это время Бог воздвигает нового пророка в пустынной Аравии. Он также потомок Авраама, и, таким образом, состоит в определённом родстве со всеми бывшими библейскими пророками. На него, безграмотного (не умевшего ни читать, ни писать) человека, возлагается задача снова явить миру свет, изложить истину, которую пытались скрыть, погрузив мир во тьму.

В Коране, поэтому нет ничего такого, чего не было бы в Библии. Коран однозначно говорит, и не раз, что он ниспослан как подтверждение всего того, что было написано до этого в Библии (можно сказать, что Коран это сжатая итоговая квинтэссенция Библии). Однако Библия писалась на протяжении почти 2000 лет, Коран же был изложен в течение жизни пророка Мухаммеда.

Общеизвестно, что когда в Мекке начались гонения на первых последователей Мухаммеда, а их было всего несколько десятков человек, пророк отослал их под покровительство христианского правителя, в Эфиопию. Почему не в Константинополь или Рим? Дело в том, что Эфиопия сохраняла свой суверенитет, Библии здесь не уничтожались, и вера христианская была, как говорится, живой. Ислам же, как учение и был призван защитить народ божий именно от Римского произвола. На землях подвластных Исламу веками жили в своей вере христиане. У них сохранились свитки со священным Писанием. Через, примерно, пол — тысячелетия в эпоху крестовых походов, многие воины-крестоносцы встречались с христианскими общинами, жившими не под игом пап и сохранивших чистоту раннего христианства. Они могли приобретать и сами свитки со священным писанием. Другие, попав в плен, знакомились и с Кораном, с религией ислама. Тысячи этих людей по возвращению в Европу шаг за шагом подготавливали почву для европейской Реформации…

Одним из древних очагов христианской веры был монастырь Святой Екатерины, основанный в 4 – ом веке у подножия горы Моисея на Синайском полуострове (он существует по сей день). Монастырь в период арабского завоевания Синая в 625 г. направил делегацию в Медину, чтобы заручиться покровительством пророка Мухаммеда. Здесь и был составлен уникальный документ – Указ Мухаммеда об отношении к христианам.

В 1517 году оригинал был выкуплен у монастыря за значительную сумму султаном Селимом I (причём с условием сделать и подарить точную копию документа). Ныне в монастыре выставлена копия, а сам подлинник, который написан на коже газели куфическим письмом и скреплён отпечатком руки Мухаммеда, хранится в Стамбуле.

Данный документ был переведён на русский язык известным общественным и религиозным деятелем Атауллой Баязитовым (1846 – 1911), советником императора по вопросам ислама, ахундом – мударрисом С-Петербургской мечети. Текст указа был помещен в книге посвященной вопросам исламской религии, изданной небольшим тиражом в 1898 г. Мы помещаем данный (надо сказать, весьма необычный!) материал как неопровержимое доказательство отсутствия антагонизма между христианством и исламом. Некоторые слова даны в непривычной нам сегодня форме (например, магометане, вместо мусульмане или исламский), но мы постарались не менять стиля автора перевода.

Указ о христианах, данный Мухаммедом.

Мухаммед, пророк, посланник Божий и проповедник всего рода человеческого, согласно с Божественным поручением, на него возложенным, написал нижеследующее, чтобы оно в силу Божьего повеления стало священным указом, узаконяющим христианскую веру, как на восточных, так и на западных окраинах земли, как в её ближайших, так и в самых отдалённых местностях в известных и неизвестных частях земли, среди образованных и среди необразованных её жителей.

Документом этим, данным им (христианам), как обещание и всенародный список, он повелевает превозносить его правосудие (т.е. закон его считать священным) и хранить его существование.

После этого каждый исповедующий Ислам, не уважающий силу этого указа, употребляющий его во зло, или прекословящий, как неверный этому завету и тем нарушающий мои приказания, будет считаться нарушителем Божьего завета и Его заповедей и клятвопреступником — всё равно, кто бы он ни был, царь ли, князь ли, или всякий другой человек из числа верных магометан.

Дав им, т.е. христианам, этот указ со следующими обещаниями и условиями, я обязал себя и всех моих верных приверженцев и последователей. Я дал им право требовать от меня и от них исполнения этих обещаний и условий в силу Божьего завещания и договора. Я поместил их под кровом Пророков, Апостолов, Святых, чтимых верными магометанами (мусульманами – ред.) как прошедших, так и будущих времён; моё же собственное покровительство и мои договоры должны быть приняты за главное и первоначальное (Бог повелевает исполнение своего завещания и повиновение законному посланному Пророку или одному из окружающих его Ангелов).

Повелеваю я охранять законы их (т.е. христиан) правосудия во всех моих областях, защищать их моими конными людьми, военачальниками и верными последователями от всякого врага близкого или дальнего, осужденного или свободного; обеспечивать их и защищать их церкви и места, предназначенные для Богослужения, жилища их монахов и места их богомолья, где бы они ни были или ни находились — на горе или в долине, в пещере или в хижине, на лугу или в поле, в деревне или в городе; оберегать их веру и их богатства, где бы они ни были и где бы ни находились — на суше или на море, на востоке или на западе; точно таже, как я сам охранял и берёг бы самого себя, свой собственный конец (вечное спасение) и свой народ, моих верных мусульман, так я желал бы оградить их моей порукой от всякого оскорбления, обиды, насилия и преследования; а пока я властен над ними, я хотел бы поддержать их моей собственной особой, моими приверженцами, последователями и людьми моего народа от всякого врага, который вздумал бы обижать меня вместе с ними.

Я обязуюсь не допускать наложения на них обременительных налогов или займов, которые не должны превышать того, что они в состоянии дать; и из-за этого они не должны терпеть ни насилия, ни притеснений. Ни один епископ не лишится своей епархии. Ни один христианин не будет исторгнут из своего монастыря, ни один богомолец не будет удержан от своего богомолья, ни один отшельник не будет потревожен в своей келье и ни одна из церквей не будет снесена для воздвижения на месте её мечети или дома для магометан и если кто-либо сделает таковое, то он нарушит Божье завещание, изменит своей вере и сделается непослушным Апостолу Бога.

Никто из епископов или монахов не будет обременён ни малейшим налогом, кроме того, что они захотят дать по своей доброй воле; — никакая пошлина не будет взиматься с богатых купцов или с пользующихся полнейшим благоденствием, ни с водолазов (за жемчугом), ни с тех, которые разрабатывают рудники и добывают из них золото, серебро и драгоценные камни. Не более двенадцати драхм должно быть взимаемо раз в год, как поголовная подать с христиан, и то, если они постоянные местные жители какого-нибудь города; никакая поголовная подать или земельный налог не должны быть взыскаемы с путешественника или проезжего, который не принадлежит к числу местных жителей страны; но те, которые владеют землями, помещики, те по справедливости должны вносить следующие пошлины Государю по примеру других (т.е. мусульман) с тем, однако, чтобы не было слишком тяжёлых налогов и вносить столько, сколько в состоянии дать, и чтобы никто из них, кто будет с малыми средствами обрабатывать землю для улучшения её плодородия и её произведений, не был угнетаем или несправедливо принуждаем платить налог, подобно другим (помещикам).

Ни один христианин не обязан выступать с магометанскими войсками против врага или для охранения границ; военные дела не должны касаться данников; они покорены, чтобы быть данниками и не быть ни кем тревожими, а магометане должны их защищать и ограждать. Они не обязаны идти на войну вместе с мусульманами с оружием и лошадьми, разве только по их доброй воле; и каждый, кто захочет в таком случае поступить в ряды мусульманского войска, должен быть принят с благодарностью, а услуги его щедро вознаграждены. Никто из магометан не должен прибегать к насилию или принуждению в отношении христиан; напротив, они должны обращаться с ними с великой скромностью и осенить их крылами милосердия и всепрощения; и где бы они ни были и где бы они ни находились, всюду должны они быть ограждены от всякой обиды и от всякого зла.

Если какой-нибудь христианин окажется виновным в преступлении, или сделает ошибку, магометане должны принять его сторону, охранять его от дерзостей и в то же время не допускать ни до какой обиды и дурного с ним обращения; они должны стараться восстановить мир между ним и его противником или положить конец ссоре удовлетворением обеих сторон. Они, т.е. христиане, не должны быть оставлены или отвергнуты; нет, нисколько. Я дал им закон Бога, дабы они имели и пользовались теми самыми преимуществами, которые даны и магометанам, и дабы магометане уважали права, дарованные христианам в силу этого указа, который должен быть уважен и исполнен. Согласно с этим священным указом они должны быть ограждены от всякой обиды и допускаемы во всякое общество, так чтобы магометане были их участниками во всех случаях.

Относительно браков с магометанами они (христиане) не должны быть принуждаемы ни справедливой силой, ни угнетением; родители девушки не должны быть принуждаемы выдавать её за магометанина, разве только они сами того пожелают; их не должно оскорблять, если они откажут жениху, или отвергнут его сватовство, или его самого; и поэтому такой брак не должен состояться, разве только они сами на него согласятся и сами пожелают.

Если христианка делается женой магометанина, то он должен уважать её расположение к её собственной вере; он не должен воспрещать ей исполнять её обряды и получать поучения от старшин её веры; он не должен принуждать её отречься от своей религии или грозить за это разводом; если он такое сделает, то он будет ослушником заповедей Бога и сделается нарушителем предписания Божия Апостола и будет считаться вероломцем перед Всевышним.

Если христианам понадобится помощь в починке или исправлении их церквей и скитов, или в чем бы то ни было касательно религии, то магометане должны им помогать и покровительствовать (и вы не должны смотреть на это как на простую помощь в их беспомощности, а как на угождение предписаниям Божия Апостола, издавшего это предписание в их пользу властию Бога). Во время войны или когда магометане будут на враждебной ноге со своими соседями, ни один христианин пребывающий среди них (магометан) не должен быть ненавидим или презираем и всякий, кто станет дурно обращаться с христианином, тот сочтётся несправедливым и упрямым против Апостола Божия и непослушным Его воле. (А Бог говорит — Будь или проповедником, или посредником).

Ни один христианин не будет противником магометан и не присоединится ни тайно, ни явно к их врагам, не приютит и не примет врага магометан ни в своём доме, ни в каком-либо месте своего Богослужения; он не поможет ни оружием, ни лошадьми, ни людьми какому-либо врагу, а также не снабдит его деньгами и не даст их ему взаймы; он не будет вести переписки и не будет иметь никакого сообщения с врагом, разве только он (этот враг) будет в деревне или в городе, где христиане будут принуждены к подобным действиям для защиты своей религии.

Они не запретят магометанину оставаться или расположиться в течении трёх дней и ночей, со всем его скотом и со всеми его спутниками в каком бы то ни было месте и они укажут ему место для его безопасного пребывания и оградят его от всякой обиды и всякого принуждения.

Если обстоятельства потребуют укрыть магометанина в каком бы то ни было христианском доме, то христиане обязаны приютить его, принять в свои жилища и поместить его в самом безопасном месте, назначенном для охранения их собственной жизни так, чтобы христиане были его участниками во всем, что может с ним случиться, пока он под их покровительством.

Они не должны указывать врагу ни на сильную, ни на слабую сторону магометан и не нарушать обязанностей, которыми они с ними связаны в силу этого документа. Следовательно, если кто либо из христиан не соблюдет или отвергнет какое нибудь из этих условий, подтверждённых и скреплённых волей первосвященников, духовных лиц и всеми христианами, то он будет лишён прав, дарованных христианам за исполнение и соблюдение этого священного завещания, скреплённого Божественной властью, после честного обещания, данного Апостолом Божиим и Его народом в исполнении всего, что содержится в этом завещании, всюду, где бы они ни были или где бы они ни находились, следовательно, Апостол Божий обязуется исполнить всё, что он обещал и назначил христианским народам, а магометане в свою очередь обязаны соблюдать и уважать силу этого документа до последней минуты.

Подписано и скреплено, согласно с Божественными предписаниями, полным отпечатком правой руки Мухаммеда, Апостола и посланника Бога.

А свидетели, подписавшиеся под этим указом, скрепляют и удостоверяют, что этот документ сделан Мухаммедом и Апостолом Божиим с христианскими народами, которые в силу этого связаны некоторыми условиями, а с другой стороны пожалованы правом пользоваться известными правами.

Писал Моавия-Бен Сафиан со слов Апостола во второй день последнего числа четвёртого месяца, четвёртого года Гиджры, в Медине и, преисполненный Божьим милосердием, он радостно скрепляет своим свидетельством этот документ, да славится Господь Бог Творец Вселенной.

Абу-Бекр-Эссиддик;

Омар-Бинуль-Хатаб;

Осман-бину Аффан;

Али бину Суфиан;

Абу-Дерда;

Абу-Зар;

Абу Храйра;

Абдулла бину Массуд;

Абдулла бину Аббас;

Хамзя бину Абдул Муталяб;

Фозайл;

Зейт бину Сабит;

Абдулла бину Зейд;

Збяйр бину эль-Авоам;

Харрас бину Зейд;

Саад бину Моад;

Сабет бину Кейс;

Асама бину Зейд;

Осман бину Матъюн;

Абдулла бину Омар эль-Асс;

Хасан бину Сабет;

Джафар бину Аби Талеб;

Ибнуль Аббас;

Талха бину Абдулла;

Саад бину Ибад;

Зейд бину Аркам;

Зухайл бину Бида;

Давуд бину Джаббар;

Абу Ама;

Абу Харис бину Озяйр;

Хассан бину Алия; Ашир бину Аймен;

Кяаб бину Малек;

Кяаб бину Кауд.

Да благословит их всех Бог.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=668

К вопросу о результатах деятельности и перспективах премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана

А.Г. Гаджиев

Следующие 8-9 месяцев станут во многом решающими для Турции, которой придется пройти главное испытание последних лет: сначала референдум 12 сентября по внесению конституционных поправок, способных оказать существенное воздействие на дальнейшую эволюцию внутреннего устройства страны, затем всеобщие парламентские выборы. В обоих голосованиях турецкие граждане фактически будут голосовать «за» или «против» действующего премьер-министра страны – Реджепа Тайипа Эрдогана. Турецкие эксперты отмечают, что если нынешнему премьеру удастся выдержать эти «тесты на доверие народного большинства», и он будет переизбран на третий срок, то лидер Партии справедливости и развития (ПСР) станет первым турецким премьер-министром, сумевшим удержаться у власти в течение столь длительного периода. Правящая партия получит окончательную возможность проводить в Турции кардинальные перемены, полагаясь лишь на собственные силы. В противном случае турецкое государство ожидают времена коалиционных правительств, напомнят о себе почти забытые «кризисы», ужесточится политическая борьба, в которой, как представляется, наиболее активное участие примут лидеры оппозиционных Народно-республиканской партии (НРП) и Партии националистического движения (ПНД). Турецкий народ, по словам политического обозревателя газеты «Миллиет» Мехмета Али Биранда, в настоящее время столкнулся со «сложной дилеммой». Чтобы понять суть этой сложности рассмотрим главные результаты, которые были достигнуты за годы правления Р.Т. Эрдогана и его команды.

В число основных заслуг «консервативного альянса умеренных исламистов и либералов», как правило, относят следующие достижения: во-первых, несмотря на то, что все еще не удалось достичь по «курдскому вопросу» желаемых результатов, Р.Т. Эрдоган стал первым премьер-министром Турции, который достаточно глубоко и широко затронул эту тематику. М.А. Биранд в своей статье под названием «Эрдоган заслуживает аплодисментов, но вызывает опасения…», опубликованной 20 июля с.г. в «Миллиет», пишет: «Одно только то, что премьер запустил, так называемый, “процесс прорывов” заслуживает бурных аплодисментов. Однако при этом он не довел начатое дело до конца, не проявил необходимой решимости, был недостаточно храбрым». Разумеется, за это его можно упрекнуть, но следует все же оценить его настойчивость и подчеркнуть, что именно благодаря ему необратимый процесс по урегулированию курдской проблемы в итоге был запущен.

Во-вторых, по вопросу переговорного процесса Турции с Европейским союзом о ее полноправном членстве за годы правления ПСР были сделаны весьма серьезные шаги. Можно заявить, что, в целом, инициативы оказались не совсем достаточными, и действующему правительству не удалось достичь желаемой скорости продвижения переговорного процесса. Однако при оценке деятельности лидеров ПСР в этом направлении необходимо учитывать полный комплекс проблем, стоящих перед Турцией в настоящее время. Эти проблемы имеют не только внутреннее происхождение и зависят не только от турецкого руководства, они довольно чувствительны к целому ряду факторов внешнего характера, а зачастую некоторые препятствия «искусственно создаются» самими же странами-членами ЕС. Тем не менее, в годы правления ПСР Турция, наконец-таки, получила статус страны-кандидата на вступление в ЕС, что, безусловно, является, главным образом, достижением сторонников объединения принципов ислама с европейско-христианскими ценностями.

В-третьих, партией власти достигнуты «прорывные» результаты по «кипрскому вопросу» и «армянской проблематике». ПСР разрушила сформированные в течение долгих лет и прочно укрепившиеся в сознании турецких граждан устойчивые стереотипы относительно основных составляющих этих проблем. В данном контексте были также внесены существенные коррективы, в том числе, и в официальную идеологию турецкого государства. В стране изменилось самое восприятие этих проблем. Власти Турции стали совершенно иначе подходить к решению данных вопросов. Увеличилось число альтернативных методов урегулирования отдельных элементов этих комплексных проблем. Стало осознаваться, что необходимо прислушиваться к мнению противоположных сторон, и выводы делать не на основе собственных взглядов, а с учетом позиций всех заинтересованных игроков. Важно, что турецкое государство стало понимать чужое мнение, которое может содержать более адекватный вариант решения того или иного спора.

В-четвертых, Р.Т. Эрдоган стал, может быть, первым премьер-министром Турции, уделившим, находясь у власти, большое внимание местным алавитам. Лидер ПСР открыто выступил против предрассудков в отношении всех представителей проживающих на территории турецкого государства национальных меньшинств. В одном из своих выступлений он заявил, что их «безобидные убеждения» не заслуживают к себе «плохого отношения» и призвал избавиться от предрассудков прошлого.

В-пятых, очень важные изменения были сделаны во внешнеполитической сфере. Если раньше турецкая внешняя политика была ориентирована строго на Запад и круг проблем, в разрешении которых она принимала активное участие, был весьма ограниченным, то сегодня Турция выступает в качестве державы, способной оказывать большое влияние на решение региональных вопросов. Турция стала серьезным игроком, за действиями которого внимательно следит международное сообщество и мировое общественное мнение.

В-шестых, за годы правления ПСР были достигнуты значительные успехи в экономической сфере. Большинство турецких экономистов признает, что в плане экономического развития во время нахождения у власти партии Р.Т. Эрдогана Турция двигалась по большому счету в «правильном направлении». Несмотря на разразившийся международный финансовый кризис, правительство ПСР сумело преодолеть социально-экономические трудности, возникшие в результате повышения уровня безработицы. Турция, благодаря экономической политике правящей партии, гораздо быстрее и относительно с небольшими потерями смогла выйти из кризисной ситуации. Таким образом, партия Р.Т. Эрдогана хоть и не достигла в полном объеме всех намеченных целей, однако сыграла главную роль в процессе превращения Турции в одну из ведущих экономик мира. Следует также отметить, что за последние годы материальное положение турецких граждан заметно стабилизировалось.

В-седьмых, некоторые эксперты полагают, что лидера ПСР нельзя назвать «популистом», поскольку он открыто излагает свою позицию, даже если это приводит к снижению его рейтинга. Это относится к позитивным чертам Р.Т. Эрдогана. Однако существует и другое мнение. Так, аналитик турецкой газеты «Сабах» Омер Ташпынар в своих рассуждениях о факторах, усиливших позиции ПСР в стране, обращает внимание на то, что восхождение популистского правительства стало возможным по большому счету благодаря «умело использованному разочарованию турок Соединенными Штатами и Европой». Мнение этого эксперта, особенно на фоне громких слов лидеров ПСР и относительно скромных действий турецких властей в отношении Израиля после событий, связанных с «Флотилией свободы», выглядит более аргументированным. Профессор кафедры международных отношений стамбульского университета «Бильги» Соли Озел по этому поводу заявил, что «популистские инстинкты» Р.Т. Эрдогана и его команды вызваны стремлением повысить роль Турции на мировой арене. Однако, отмечает профессор, в их обязанности не должна входить задача «успокоить общественное мнение». По словам С. Озела, «турецкое правительство обязано руководить внешней политикой Турции, однако вместо этого оно уделяет большое внимание “арабской улице”, что становится причиной утраты контроля над ситуацией в целом».

На негативное отношение к партии власти и ее лидера оказали определяющее, на наш взгляд, воздействие следующие факторы:

Во-первых, Р.Т. Эрдоган фактически перестал воспринимать кого-либо внутри страны всерьез. В первые годы премьерства, по мнению большинства турецких экспертов, лидер ПСР обладал следующими человеческими качествами: «он смотрел своему собеседнику в глаза, терпеливо выслушивал мнение оппозиции, получив полезные советы, тут же делал заметки и давал поручение своим подчиненным». Р.Т. Эрдоган за годы своего руководства правительством изменился почти до неузнаваемости. Сейчас это «довольно вспыльчивый, весьма жесткий и предельно прагматичный управленец».

Во-вторых, раньше нынешний глава турецкого правительства «уважал СМИ, открыто спорил и совещался с работниками прессы». Сегодня создалось впечатление, будто Р.Т. Эрдоган пытается «уничтожить СМИ, выступающие с критикой его действий». Он стремится довести до минимального уровня критику, направленную против него также и путем оказания всяческой поддержки дружественным ему средствам массовой информации.

В-третьих, премьер-министр Турции стал все чаще создавать видимость напряженной обстановки. Даже в таких ситуациях, когда правда на его стороне, он повышает голос и языком тела демонстрирует свое превосходство. Р.Т. Эрдоган утратил свой прежний подход, основанный на терпении и понимании. Следует признать, что в свое время он был подвергнут преследованию со стороны оппозиции, многие пытались отстранить его от политических дел. Однако сегодня ситуация изменилась с точностью до наоборот, и, судя по всему, Р.Т. Эрдогана уже не остановить внутренними силами Турции, а он, в свою очередь, не может (или не хочет) избавиться от своих прошлых обид. Ярким примером его «мести» служат поэтапные шаги, направленные против основных «хранителей» секуляризма в стране – «военной верхушки», НРП, высших судебных органов и т.д. В этом контексте следует рассматривать судебные разбирательства по таким громким делам как «Эргенекон», «Балйоз», Пойразкёй, Кафес и т.д., обращает также на себя внимание и фактически уже запущенный процесс по введению альтернативной военной службы. Тем не менее, в турецких СМИ все еще бытует мнение о, так называемой, «последней надежде Турции сохранить принципы Ататюрка». Напомним, 30 августа с.г. истекает срок полномочий действующего начальника Генерального штаба Турции Илькера Башбуга. Разумеется, армия, роль которой во внутриполитических процессах страны стремительно снижается, не довольна действиями ПСР и, как считают некоторые аналитики оппозиционных СМИ, в скором времени предпримет ответные меры. Осталось только, по их мнению, дождаться ухода в отставку действующего начальника Генштаба.

В-четвертых, судя по всему, «секуляризм» в Турции постепенно уходит в прошлое. «Лаицистская терпимость», особенно на общественном уровне, становится все менее значимой. Усиливается напряжение между исламистами и сторонниками светских устоев. На передний план поэтапно стала выходить религия, а религиозные деятели начали получать большие дивиденды и усиливать свое влияние на турецких граждан. Гражданам, не входящим в тот или иной мусульманский круг, становится все труднее найти работу, а отказ от ношения «тюрбана» получает негативную реакцию со стороны общества.

В-пятых, во внешней политике Турции в период правления правительства Р.Т. Эрдогана, безусловно, были достигнуты определенные успехи. Однако политика ПСР в отношении Ирана и Израиля у многих экспертов вызывает большие опасения и много вопросов. Ощущение того, что Турция сменила свою внешнеполитическую ориентацию и почти отошла от своих традиционных приоритетов имеет под собой серьезные основания. Очевидно, что сохранение нынешней внешнеполитической программы грозит ухудшением отношений с США и ЕС.

В-шестых, эффективно начатая борьба с Рабочей партией Курдистана (РПК) возвращается к своим старым методам: проблема снова стала рассматриваться только с точки зрения обеспечения безопасности. Известно, что такой подход в прошлом не привел к позитивным для турецкого государства результатам, и Р.Т. Эрдоган прекрасно это знает, однако в настоящее время действует далеко не в рамках многократно обещанных ранее методов.

В-седьмых, турецкое общество стало еще больше расколотым, в результате чего в стране сложилась довольно сложная обстановка. Кемалисты выступают за сохранение в стране статуса-кво, а сторонники «происламской с либеральным оттенком» правящей партии – за новые структурные перемены практически во всех основных сферах жизни общества. В последнее время в стране все чаще и активнее стали проводиться широкие дебаты по вопросу об адекватности конституционных поправок, выносимых 12 сентября с.г. на референдум, современным международным и внутренним реалиям. Вопросы о том, насколько президентская форма правления и федеративное устройство государства соответствуют внутри- и внешнеполитическим особенностям Турции фактически приобрели характер рассмотрения проблемы продолжения проведения политики «нео-османизма».

В заключение отметим, что турецкое общество устало и требует перемен. Избрание Р.Т. Эрдогана на третий срок может довести растущее в стране недовольство до предела. Число вопросов, по которым возникают существенные разногласия среди турецких граждан, стремительно увеличивается. Все больше турок стали объединяться вокруг единой общей цели – «сменить власть в стране». Уровень внутриполитической стабильности в Турции снижается, что не может не вызывать опасений у ее граждан в отношении дальнейших действий Р.Т. Эрдогана и его команды.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/26-07-10b.htm

Российско-иранская дорожная карта

Москва проявляет уверенность в том, что ее обещания об энергетическом сотрудничестве с Ираном не станут причиной разрыва нового партнерства с Западом. Однако сделка с Ираном может оказаться весьма несвоевременной.

Россия в последние дни подает весьма неоднозначные сигналы по поводу Ирана, и это озадачивает многих западных аналитиков. Прошло чуть больше месяца после того, как она пошла навстречу Соединенным Штатам и поддержала более жесткие санкции против Ирана. И вот теперь Москва подписала с Ираном рамочное соглашение о сотрудничестве в целом ряде областей, включая углеводороды, а также объявила, что планирует осуществлять проекты в области ядерной энергетики.

«Дорожная карта» долгосрочного сотрудничества в нефтегазовой сфере и в области нефтепродуктов, которую Россия и Иран подписали на прошлой неделе, потребует налаживания взаимодействия в транспортировке, в обмене и сбыте природного газа, а также в продаже нефтяных и нефтехимических продуктов, о чем сообщило российское министерство энергетики. Россия поможет Ирану построить завод по сжижению природного газа стоимостью 100 миллионов долларов, чтобы снабжать топливом 8000 поселков в отдаленных иранских районах. Стороны договорились провести до конца года переговоры по конкретным проектам. Они также оценят перспективы создания совместного банка для финансирования углеводородных проектов и для выработки механизмов по использованию национальных валют двух стран в двусторонних сделках.

В рамках еще одного своего зигзагообразного хода Россия, по всей видимости, помогла заключить в середине мая сделку между Турцией и Ираном при посредничестве Бразилии, а затем мощно выступила в ее поддержку. Сделка эта предусматривает обмен низкообогащенного иранского урана на более высокообогащенное топливо для использования в медицинских реакторах. Но чуть позднее Москва поддержала санкции ООН, за которые выступал Вашингтон.

Российский министр энергетики Сергей Шматко заявил на прошлой неделе, что он не видит «практически никаких ограничений» для сотрудничества с Ираном в энергетической области. «Никакие санкции не помешают нашему сотрудничеству в сфере углеводородов. Оно не противоречит ни санкциям Совета Безопасности ООН, ни нормам международного права», — сказал он после подписания в среду документов «дорожной карты» с иранским министром нефти Масудом Мир-Каземи (Masoud Mir-Kazemi). Шматко также заявил, что стороны договорились о составлении «дорожных карт» по сотрудничеству в таких областях, как ядерная энергетика и традиционная выработка электроэнергии. Российские компании «готовы поставлять нефтепродукты в Иран, это не вызывает сомнений», если коммерческие условия окажутся привлекательными.

Санкции, которые были утверждены в результате голосования 9 июня, не налагают запрет на те проекты, которые Россия и Иран договорились осуществлять в рамках «дорожной карты». Но это своего рода вызов тем дополнительным односторонним санкциям, которые ввели против Ирана США и Европейский Союз. Американские законы предусматривают карательные меры против тех компаний, которые экспортируют в Иран продукты нефтепереработки.

Российские официальные лица неоднократно заявляли, что не одобряют введение односторонних санкций. Но две недели назад российский президент Дмитрий Медведев заявил, что не исключает введение дополнительных санкций ООН, если доклад ЦРУ, в котором утверждается, что у Ирана достаточно топлива для изготовления двух ядерных боезарядов, окажется соответствующим действительности. Медведев сказал, что этот доклад вызвал у него тревогу.

Две недели назад Медведев впервые заявил, что Иран приближается к обретению «потенциала для создания ядерного оружия». На той же неделе он призвал Иран объясниться по поводу «военных составляющих» его ядерной программы. Однако в тот же день высокопоставленный руководитель из российской оборонной промышленности объявил, что контракт на поставку в Иран комплексов ПВО С-300, против которого решительно возражают США и Израиль, не аннулирован, хотя Москва и признала, что он подпадает под режим санкций.

Министр обороны США Роберт Гейтс назвал российскую политику по Ирану «шизофренией», потому что Москва рассматривает Тегеран в качестве угрозы собственной безопасности, но в то же время заключает с ним коммерческие сделки. «Похоже, Кремль снова играет за обе стороны»; «Москва пытается усидеть на двух стульях»; «Россия и Китая мечутся между Ираном и Западом» – таковы типичные комментарии, появляющиеся в западных средствах массовой информации. Недовольство Запада, как кажется, вызвано следующим: он ожидал, что поддержав новые санкции против Ирана, Россия и дальше будет следовать курсом США в рамках продолжающегося процесса перезагрузки американо-российских отношений.

Голосование России за введение санкций в прошлом месяце было частью действий по уравновешиванию улучшенных отношений с США и ее заинтересованности в сближении с Ираном. Российское вето сделало бы позицию президента Барака Обамы крайне уязвимой для нападок оппозиции в Конгрессе, которая обвиняет его в том, что он нажал на кнопку «перезагрузки» в отношениях с Москвой. Россия также почувствовала, что новое осуждение Ирана может сыграть полезную роль, подтолкнув Тегеран к тому, чтобы сделать ядерную программу более открытой.

Москва неоднократно заявляла, что у нее по отношению к Ирану совершенно иная позиция, существенно отличающаяся от американской. «Давайте смотреть правде в глаза: Соединенные Штаты Америки вообще не имеют никакого сотрудничества с Ираном. Вам и терять нечего. Иран не ваш партнер», — заявил Медведев в прошлом месяце, давая интервью американским журналистам.

Иран является важным партнером России по вопросам безопасности в Афганистане, в Центральной Азии, на Кавказе и в районе Каспия. Россия это главный поставщик оружия и технологий в Иран. За последние 15 лет она поставляла туда боевые самолеты, вертолеты, дизельные подводные лодки, танки и комплексы ПВО. Атомная электростанция в Бушере, которая должна быть введена в строй в этом году, может стать первой в ряду нескольких объектов ядерной энергетики, планируемых к строительству в Иране с российской помощью.

Две страны, которым совместно принадлежит около 20 процентов общемировых запасов нефти и 42 процента природного газа, настойчиво развивают сотрудничество в области энергетики. Два года назад они стали главными инициаторами создания форума стран-экспортеров газа, который получил название «газовая ОПЕК». Российский газовый монополист «Газпром» предложил оказать техническую поддержку и проявил готовность помочь с финансированием запланированного к строительству газопровода из Ирана в Пакистан и Индию.

Самая крупная частная нефтяная компания России «Лукойл» вышла из анаранского проекта в Иране и прекратила в апреле поставки дизельного топлива в эту страну, чтобы спасти свои инвестиции в США. Однако государственные российские компании, у которых нет деловых связей с США, не стали разрывать отношения с Ираном. В конце прошлого года «Газпромнефть», являющаяся нефтяным подразделением «Газпрома», подписала соглашение с Национальной иранской нефтяной компанией (NIOC) о совместной разработке двух нефтяных месторождений в Иране. У «Газпрома» также имеется соглашение с NIOC о разработке газового месторождения Южный Парс и о строительстве в Иране нефтеперерабатывающего завода.

И все же многое говорит о том, что российско-иранская энергетическая «дорожная карта» появилась несвоевременно, поскольку она может нанести ущерб планам Кремля перенести «перезагрузку» в отношениях с США в сферу высоких технологий. В своем обращении в начале совещания с российскими послами в июле месяце Медведев призвал налаживать «модернизационные альянсы» со странами Европы и США в целях продвижения экономической модернизации России.

Однако Москва, похоже, проявляет уверенность в том, что ее обещания об энергетическом сотрудничестве с Ираном не станут причиной разрыва нового партнерства с Западом. Безусловно, интересам Вашингтона соответствует то, что Москва поддерживает связи с Ираном, так как это дает рычаг воздействия на Тегеран и канал обратной связи с иранским руководством. Но масштабные проекты, изложенные в российско-иранской «дорожной карте», выходят далеко за рамки тактической необходимости поддержания контактов с Ираном.

Похоже, Кремль вполне серьезно воспринял предвыборное обещание Обамы решить иранскую проблему, смело протянув руку навстречу Тегерану. Последние полтора года интенсивных контактов с Обамой также могли убедить Медведева в том, что новый американский президент больше прислушивается к российским аргументам по поводу Ирана, чем его предшественник. «Он думающий человек, он думает, когда говорит» и «старается слышать партнера», заявил Медведев в ходе интервью в этом году.

Российский президент призывает своего американского коллегу изменить подход к Ирану, создав для него «систему стимулов», чтобы тот отказался от своих ядерных устремлений. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил в этом году в интервью, что решение иранской ядерной проблемы должно включать в себя полноценные гарантии безопасности для Ирана, а также широкое привлечение этой страны ко всем региональным вопросам. «Предыдущая американская администрация не хотела давать Ирану такие обещания… но я думаю, что сейчас решение будет найдено», — заявил в феврале Лавров, выступая на радиостанции «Эхо Москвы».

На майской конференции по анализу Договора о нераспространении ядерного оружия пять постоянных членов Совета Безопасности ООН выступили с заявлением в поддержку идеи о превращении Ближнего Востока в безъядерную зону, что в конечном итоге заставило бы Израиль отказаться от своего атомного оружия. Это может стать сигналом о том, что администрация Обамы шире смотрит на проблему ядерной программы Ирана.

Тем не менее, односторонние санкции США против Ирана в дополнение к карательным мерам ООН отнюдь не свидетельствуют о появлении нового мышления в Белом Доме. Если, конечно, это не маневр с целью заткнуть рты критикам Обамы внутри страны и укрепить позиции перед началом нового диалога с Ираном.

Если расчеты российского руководства верны, то такая ситуация выигрышна для Москвы. Однако если Россия ошибается по поводу Обамы, то она столкнется с болезненной необходимостью сделать выбор: либо нарушить свои обещания Ирану – в третий раз после многократного откладывания запуска Бушерской АЭС и замораживания контракта на поставку С-300, либо рискнуть своей «перезагрузкой» с США.

Владимир Радюхин
(«The Hindu», Индия) Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1280215980

Новая мода армянской диаспоры — «белый геноцид» армян


Тогрул Велиханлы

Современный сепаратизм как политическая программа и насильственное действие основывается на ложно трактуемом принципе самоопределения: каждая этническая общность должна иметь собственную государственно оформленную территорию. На самом деле такого смысла нет ни в правовой теории, ни в международно-правовых документах. Последние трактуют право народов на самоопределение как уважение существующей системы государств и право территориальных сообществ, а не этнических групп, определять систему управления согласно демократически выраженной воле населения.

Однако сепаратизм оказался столь привлекательным и внешне простым способом решения противоречий для многоэтничных государств, что в ряде случаев ему удалось мобилизовать мощные внутренние и внешние ресурсы и довести дело до разрушительных вооруженных конфликтов.

События, которые происходят на Южном Кавказе, становятся своеобразным катализатором выявления факторов, которые и до этого регулярно напоминали об опасности, угрожающей всему региону. Трудно не согласиться с тем, что новый возможный всплеск сепаратизма еще более усложнит ситуацию в вопросе безопасности региона и создаст угрозу нового конфликта, как в плане внешнего давления, так и с точки зрения возможных внутренних столкновений. Поэтому с точки зрения региональной безопасности, события, которые сегодня разворачиваются в грузинском регионе Самцхе-Джавахети, не могут не беспокоить.

Дело в том, что в настоящее время так называемая «армянская» проблема данного региона разгорается с новой силой. А стратегическое значение Самцхе-Джавахети играет особую роль в вопросе безопасности и стабильности Грузии и не только.

Проблема в том, что сепаратизм вовлекает в свою орбиту слишком много заинтересованных и безответственных действующих лиц, чтобы избирать мирную и эффективную стратегию в интересах тех, от чьего имени, казалось бы, и действуют сепаратисты. Инициаторы сепаратизма только на словах выступают радетелями «своего народа», а на самом деле гораздо чаще преследуют узко эгоистические цели.

Не важна и цена, которую должны заплатить соплеменники за реализацию проекта сецессии (лат. secessio — выход из состава государства какой-либо его части — ред.), ибо сама сецессия провозглашается священным принципом, который не подлежит обсуждению.

При этом лозунг достижения независимости сопровождается мощной пропагандой вражды к существующему государству и к остальному населению страны, а само положение субъекта сецессии рисуется в намеренно искаженном виде. К примеру, в Карабахе для самопровозглашенной сецессии использовалась советская демагогия о безоговорочном праве этно-наций на самоопределение, мифы о культурном геноциде и антиармянской демографической политике.

Однако пропаганда воздействует на население, которое лишается возможности видеть позитивные перемены в своей жизни и разные варианты решения имеющихся проблем, кроме единственного, к которому призывают сепаратисты. Миф об «освобождении от гнета» становится морально и политически единственно приемлемым, и противостоять его авторитарной жесткости простому человеку очень трудно.

Сепаратисты навязывают свою волю через силу и принуждение остального населения, которое обычно живет в мире с другими и которое волнуют более, земные проблемы обустройства принадлежащих им земельных участков и домов, а не отвоевание территорий неизвестно у кого и для кого. Эту силу сепаратисты обретают через оружие и экстремистские организации, в которые рекрутируются молодые мужчины, готовые добывать средства к существованию и утверждать свое достоинство с помощью автомата Калашникова, а не рутинным трудом.

Сепаратизм питается внешней диаспорой, которая всегда склонна эмоционально и финансово поддерживать наиболее интригующие и рискованные проекты на «исторической родине», тем более, что большинство симпатизирующих никогда на этой родине не жили и жить не собираются. Кое-где диаспора, имея высокий статус в стране проживания, может навязывать свою версию ситуации в стране сецессии и даже влиять на политику государств, добиваясь нужных резолюций, правовых актов и ассигнований. Так это было в случае с армянами в США.

Конфликт вокруг Карабаха показал, что диаспора узурпирует право на выражение «воли народа» и манипулирует конфликтом на расстоянии.

Сепаратизм использует международную озабоченность нарушениями прав меньшинств в современном мире. Мир еще по инерции принимает политическую корректность идеологии «прав меньшинств». Но, кажется, пришло уже другое время-время защиты большинства от радикализма и агрессивности меньшинства, которое иногда обладает большими ресурсами, чем большинство, для навязывания собственного сценария.

Итак, буквально на днях председатель земляческого союза «Джавахк» (так в «армянском мире» называют Джавахети), депутат от фракции Республиканской партии Армении Ширак Торосян провел пресс-конференцию в Ереване, на которой заявил, что в Джавахке грузинское руководство начало новую политику вытеснения армян, которая является «белым геноцидом».

Ну, то, что слово «геноцид» лелеет слух каждого армянина – это общеизвестный факт. Так в чем же состоит «геноцид» на этот раз уже белый? Оказывается, в Тбилиси уже утверждена программа нового учебного года армянских школ «Джавахка», где количество уроков армянского языка и литературы сокращено в два раза.

Таким образом, в результате продолжающейся политики вытеснения армянского языка, количество армянских уроков по сравнению с советским периодом сократилось в 5 раз, а с постсоветским – в 2 раза. По словам Торосяна, целью данного шага властей Грузии является искоренение армянского языка из Джавахка, что представляет собой грубое нарушение прав национальных меньшинств. «Антиармянская политика руководства Грузии переходит все границы», — заявил депутат.

Как заметил Торосян, другое «грязное» явление в Джавахке — спецслужбами Грузии подготовлен список преподавателей армянского языка и истории, говорящих о вопросах национальной идентичности, которых лишают работы без каких-либо объяснений. «Им даже запрещено работать на каких либо других должностях в Грузии», — сказал Торосян, добавив, что подобные акты направлены на искажение национального облика армян Джавахка.

«На данный момент в Джавахке внедрена такая система репрессий, аналогов которых не было даже во времена СССР при Сталине», — сказал он.

Отвечая на вопрос о том, какова роль Армении в деле изменения ситуации в Джавахке, председатель земляческого союза «Джавахк» отметил, что армянская сторона должна во время всех встреч с грузинскими властями поднимать проблему армян в этом регионе Грузии.

«То есть сделать эту проблему одним из главных вопросов повестки двусторонних отношений. Я надеюсь, что грузинские власти, в конце концов, тоже поймут, какие катастрофические последствия (!-ред.) может иметь эта политика для самой Грузии», — отметил Ширак Торосян.

По мнению депутата, власти Грузии, исходя из коммуникационной зависимости Армении от них, проводят антиармянскую политику в Дажвахке. Они открыто заявляют, что любой разговор о национальных проблемах армян Джавахка обостряет армяно-грузинские отношения.

По словам Торосяна, Грузия хочет избавиться от армян Джавахка, чтобы они не стали фактором влияния на Тбилиси в руках Армении. «Окончательное вытеснение армян из Джавахка ухудшит также положение Армении, так как не будет уже армянского фактора в Грузии, который мог бы удержать произвол грузинского руководства по отношению к РА», — отметил он

Отвечая на вопрос журналистов о том, в каком состоянии находится вопрос самого Ширака Торосяна, которого не пускают в Грузию, он отметил, что пока ничего не изменилось. «Около месяца назад из посольства США в Грузии меня пригласили в Тбилиси обсуждать проблемы национальных меньшинств в грузинском государстве. Но, все равно, грузинские власти не разрешили мне поехать в Тбилиси», — сказал армянский депутат.

От себя добавим: «И правильно делают!».

Нужно отметить, что армянские сепаратисты не раз выступали с угрозой в адрес Грузии.
Помнится, во время августовской грузино-российской войны, итогом которой явилось признание Россией «независимости» Абхазии и Южной Осетии, армянские общественные организации Самцхе-Джавахети признали «формирование федеративного государства единственно возможным вариантом развития Грузии».

Такие инициативы время от времени появлялись в Джавахке на протяжении второй половины 1990-х — начала 2000-х гг. С большей или меньшей интенсивностью, с большей или меньшей степенью радикализма.

А что декларируют армянские сепаратисты сегодня? А вот что. Они заявляют, что официальный Тбилиси пытается свести проблему Джавахети к чисто социально-экономическим проблемам. По их мнению, такая постановка вопроса ошибочна, ибо в Джавахке существуют политические проблемы. Под этим как раз таки подразумевается то, что якобы армяне не могут обучаться на родном языке, преследуются за «инакомыслие». Немаловажную роль играет и российский фактор, который служит оправданием для Грузии во внутренней политике против армян, считают сепаратисты.
Более того, по их мнению, в Армении нет ни грузинской диаспоры, ни мест компактного проживания грузин, и это также является одной из причин, по которой Тбилиси не хочет якобы акцентировать внимание на проблемах армянской общины Грузии.

Что касается положения армянского языка в Грузии, то не кто-нибудь, а сам президент Армении Серж Саркисян заявлял о целесообразности придания армянскому языку в Грузии статуса регионального.

Вице-премьер грузинского правительства, госминистр по реинтеграции Темур Якобашвили, комментируя заявления армянского президента, заявил, что «Армения пусть занимается развитием армянского языка у себя, и мы очень рады, что армянский язык является единственным государственным языком в Армении».
«Грузия — демократическая страна, и здесь защищаются права всех нацменьшинств, в том числе и армян», — отметил госминистр.

А относительно целесообразности придания армянскому языку в Грузии статуса регионального, то, как отмечают эксперты, в ближайшем будущем Грузия как государство-член Совета Европы должна принять и признать Европейскую хартию о региональных языках и языках национальных меньшинств, а также Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств.

По мнению экспертов, в Грузии, где возвращение утерянных территорий остается главной проблемой, с принятием этих двух документов в трех-четырех регионах могут задействоваться новые «мины». Но и без этих документов Саркисян уже подложил «мину», а подрывают ее уже ретивые армянские политиканы, вроде Торосяна.

От себя же добавим, что согласно той же Европейской хартии о региональных языках и языках национальных меньшинств, государство в первую очередь должно защитить те языки, которые находятся под угрозой исчезновения. С другой стороны, какие бы ни были приняты решения в рамках хартии, они не могут ограничить полноценное использование государственного языка на всей территории Грузии.

То есть хартия не может использоваться как инструмент для ограничения грузинского языка. С этой точки зрения, во-первых, армянский язык ну уж никак не назовешь языком, который находится под угрозой исчезновения, а во-вторых, мало кто сомневается, что придание армянскому языку статуса регионального полностью вытеснит в Самцхе-Джавахети государственный, то есть грузинский язык.

Итак, ситуация вокруг армянского вопроса в Самцхе-Джавахети может обостриться с новой силой в любой момент. В Армении пытаются добиться признания данной проблемы именно в политическом контексте, ибо данный регион Грузии представляет значительный интерес для стратегии основных субъектов геополитики, поскольку от политического и военно-оперативного положения данного региона во многом зависит стабильность во всем регионе.


http://vesti.az/news.php?id=48255

Пора разработать проект автономии и программу социально-экономического развития Нагорного Карабаха

Роман Темников

Наступило время собраться нашим ученым-правоведам, разработать проект автономии Нагорного Карабаха и программу социально-экономического развития Нагорного Карабаха и семи оккупированных районов вокруг него, чтобы не допустить повторения косовского сценария в отношении Нагорного Карабаха, сказал доктор юридических наук, профессор международного права Кямиль Салимов.

22 июля сего года председатель Международного суда ООН (МС) Хисаси Овада (Япония) зачитал консультативное заключение о том, что самопровозглашение Косово независимости не противоречит нормам международного права. Следует отметить, что в отличие от решений Международного суда ООН, его консультативные заключения не имеют обязательной силы, однако они могут повлечь за собой политические последствия.

«Я уже неоднократно говорил о необходимости изучения косовского сценария объявления независимости и выработки обоснования для противодействия применению косовского сценария в отношении Нагорного Карабаха. К сожалению, предложения, разработанные мною, не нашли своего подтверждения не только у официоза, но и среди местных ученых. В результате, сегодня мы уже столкнулись с конкретным фактом. И здесь совершенно прав академик Рамиз Мехтиев, оценивая профессиональную подготовку наших юристов», — заявил Салимов в интервью «Новости-Азербайджан».

По его словам, суть проблемы заключается в том, что армяно-азербайджанский конфликт носит многоуровневый характер.

«Во-первых, в уставе ООН до сих пор нет однозначного определения того, что же важнее: территориальная целостность государств или право наций на самоопределение. Отсутствие четкого толкования данных принципов приводит к неоднозначному отношению к данным принципам со стороны различных государств. Даже насущная борьба с терроризмом не может привести к заключению всеобъемлющего договора между странами мира по той причине, что эти страны никак не могут определиться с толкованием международного права. В вопросе Косово существует еще проблема превалирования политики над международным правом. В силу этого авторитет ООН, к сожалению, терпит понижение, так как глобальные вопросы, на которые не может ответить ООН, широко обсуждаются мировым сообществом. К примеру, в мире сейчас насчитывается 192 государства, Косово признали 69. Абхазию и Южную Осетию признали только Россия, Венесуэла, Никарагуа и Науру. Это же смешно, что Южную Осетию и Абхазию признали страны, находящиеся за тысячи километров от них. Это и говорит о том, что данное признание носило политический, а не юридический характер. В то же время, ближайшие соседи и союзники России не признали их, так же, как и прочие государства», — отметил Салимов.

Эксперт видит насущную необходимость в том, чтобы Азербайджан изучил косовский сценарий признания независимости и, исходя из этого, разработал план мероприятий.

«Дело в том, что, несмотря на то, что заключение Гаагского суда носит лишь консультативный характер, мы уже видели, к чему привело признание независимости Косово со стороны ряда стран – Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. С целью недопущения повторения данного сценария в отношении Нагорного Карабаха, считаю, что уже наступила пора собраться нашим ученым-правоведам и выработать необходимые предложения. Ведь задача отечественных ученых и правоведов именно и заключается в изучении проблем и предоставлении своих прогнозов, предложений. Но мы не видим этого в реальности. Чем же тогда занимается Центр стратегических исследований при президенте Азербайджана, обладающий огромным бюджетом? Почему они до сих пор не поднимают эти вопросы и не дают прогнозов?», — подчеркнул Сялимов.

Юрист-международник считает, что на сегодня Азербайджан ничего не разработал в отношении проблемы Нагорного Карабаха.

«Помимо деклараций, не принято ни одного официального документа. Сейчас в отношении Нагорного Карабаха и семи оккупированных районов вокруг него должна быть разработана госпрограмма социально-экономического развития. Необходимо обратиться во Всемирный банк с просьбой профинансировать данный проект. Понятно, что данное предложение носит популистский характер, но политика и есть популизм. Этим самым мы покажем всему миру, что не только говорить можем, но и предлагаем реальные вещи. Армяне говорят, что Азербайджан угрожает силой решить конфликт, в то время как необходимо использовать и кнут, и пряник. То есть, с одной стороны у нас должна быть готова армия для того, чтобы силой освободить оккупированные земли. А с другой стороны должны быть разработаны реальные предложения по налаживанию жизни, поднятию экономики Нагорного Карабаха. Также необходимо разработать проект автономии Нагорного Карабаха и направить его во все международные институты для оценки», — продолжил Салимов.

Он уверен, что возможность косовского сценария во многом стала возможна именно по причине того, что этого всего не сделали сербы в отношении албанцев, проживающих в Косово.

«С целью недопущения косовского сценария в отношении Нагорного Карабаха, необходимо предпринять все эти шаги. Только после осуществления всего этого, можно говорить о необходимости силой освободить захваченные земли», — отметил Салимов.

Кроме этого, эксперт полагает, что нельзя использовать в лексиконе слово война в отношении освобождения оккупированных земель.

«Дело в том, что война не бывает на своей территории. Вот если бы армянские захватчики напали бы на Казахский район республики, то это была бы война. А в районе Нагорного Карабаха имеет место смешанный конфликт: сепаратизм и внешняя агрессия. Поэтому необходимо говорить о борьбе с сепаратизмом и с оккупационными войсками», — резюмировал Салимов.

http://novosti.az/analytics/20100726/43490050.html

Армения будет поставлять российское вооружение Ирану

В отношениях России и Ирана важное место занимало военно-техническое сотрудничество. В последние годы оно было представлено, главным образом, экспортом готовой продукции, и Иран являлся одним из основных покупателей продукции российского ВПК. Россия, следуя своим международным обязательствам, поставляла в Иран продукцию оборонного назначения.

Но, Россия полностью поддержала принятие Совбезом ООН 9 июня резолюции 1929, которая содержит решение о введении четвертого с 2006 года пакета санкций против Ирана. Таким образом, Россия дала согласие на солидарное поведение с США, а это в свою очередь уже привело к тому, что отношение Ирана к России стало предельно настороженным.

Администрация Обамы также поддержала решение России воздержаться от поставок Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300, после того, как была одобрена новая резолюция СБ ООН о санкциях против Ирана.
Но, Иран является одним из немногих реальных рынков для российской относительно высокотехнологичной продукции — от оборудования АЭС до оружия, а это миллиарды долларов.

И как быть? Пожалуй, Москва нашла выход из сложившейся ситуации.
Итак, министр обороны Армении Сейран Оганян в ходе официального визита в Иран 17-18 июля обсудил вопросы двустороннего сотрудничества и международной безопасности с руководством ИРИ, сообщает пресс-служба армянского оборонного ведомства.
В рамках визита Оганян провел встречи с президентом Исламской Республики Ирана Махмудом Ахмадинежадом, министром обороны и поддержки вооруженных сил Ахмадом Вахиди, секретарем Высшего совета национальной безопасности Сайидом Джалили и министром иностранных дел Манучехром Моттаки.

В ходе встречи министров обороны двух стран были обсуждены актуальные проблемы международной и региональной безопасности, а также дальнейшие возможные процессы.
Собеседники придали важность мирному решению существующих проблем посредством переговоров, назвав сотрудничество, мир и стабильность важным предусловием в деле благосостояния и процветания народов.

Министры оборонных ведомств двух стран высоко оценили армяно-иранские дружественные отношения, выразив удовлетворение нынешним уровнем политического диалога. Стороны подчеркнули, что подобные визиты создают возможность для обсуждения различных задач, относящихся к армяно-иранским отношениям и поиском взаимовыгодных решений.

В ходе встречи с президентом Ахмадинежадом, Оганян передал приветствия и добрые пожелания от имени президента Армении Сержа Саркисяна. Стороны отметили, что армяно-иранские отношения находятся на высоком уровне, подчеркнув широкие возможности их развития.

«Во время всех официальных встреч было замечено, что армяно-иранское сотрудничество, имеющее многотысячелетнюю историю, способствует укреплению мира и стабильности в регионе», — отмечается в сообщении.
Была подтверждена позиция двух государств, согласно которой среда безопасности и стабильности является залогом обеспечения процветания и развития в регионе.

Внимание также было акцентировано на роли армянской общины Ирана в деле укрепления армяно-иранской дружбы.

В ходе визита министр обороны Армении посетил посольство армянского государства в Иране, резиденцию Иранской епархии Армянской Апостольской Церкви, встретился с представителями армянской общины Ирана.

Хотя конечно, вряд ли основной целью визита министра обороны Армении в Иран являлась встреча с армянской общиной.
Представляется, что С.Оганян решал в Тегеране вопросы реэкспорта российского вооружения в Иран. Это вполне возможно, хотя бы по той причине, что транзит оружия в Иран можно осуществить через оккупированные Арменией территории Азербайджана.
Ведь эта неконтролируемая зона создает отличные возможности для бесконтрольного транзита в Иран любых грузов. И необязательно поставлять оружие или комплектующие детали вооружения прямо из России в Иран через Армению. Все это можно изготовить и на территории самой Армении.

Интересным моментом является то, что сразу же после визита министра обороны Армении в Иран, в Ереван, с целью дальнейшего развития военно-технического сотрудничества между армянским и российским государствами, прибыла делегация, возглавляемая заместителем директора Федеральной службы военно-технического сотрудничества России Константином Бирюлиным.

Как сообщают в пресс-службе Совета национальной безопасности Армении, 19 июля делегацию принял секретарь вышеназванной структуры Артур Багдасярян. В встрече принимали участие также заместитель генерального секретаря ОДКБ Валерий Семериков, председатель Делового совета межгосударственной комиссии военно-технического сотрудничества ОДКБ Александр Ноздрачев, руководители более десятка предприятий ВПК России.

На встрече были обсуждены вопросы развития военно-технического сотрудничества и создания совместных военно-технических предприятий.
После встречи Артур Багдасарян и члены делегации посетили авиационную базу в Гюмри, ванадзорские предприятия «Слацк» и «Автоген», «Чаренцаванский станкостроительный завод», разданское предприятие «Патнеш». Скорее всего, на этих предприятиях будет изготовляться вооружение, которое в дальнейшем будет экспортироваться в Иран.

С другой стороны, Армения также не намерена сокращать импорт вооружений в ближайшее время. Об этом в интервью агентству «Интерфакс» сообщил министр обороны Армении Сейран Оганян.

По его словам, Армения, будучи членом ОДКБ имеет право на льготные закупки российского вооружения. При этом он отметил, что поскольку большая часть вооруженного оснащения армянских ВС российского производства, опыт российских военных экспертов бесценен.

«Интерес Армении, как и других государств-членов ОДКБ к сфере военно-технического сотрудничества растет из года в год, о чем свидетельствует заметное увеличение количества обращений или заявок по вопросам приобретения продукции военного назначения»,- отметил Оганян. Он подчеркнул, что военное сотрудничество Армении и России, которое отвечает стратегическим интересам двух стран, находится на высоком уровне и продолжает динамично развиваться.

Но, говоря об импорте вооружения, Оганян не имеет в виду только Россию.
В отношениях с Арменией, вопросы военно-технического сотрудничества рассматриваются Тегераном в рамках общей направленности военно-политического курса Ирана в данном направлении.

Стремясь к укреплению своих политических и экономических позиций в Армении, Иран не раз демонстрировал готовность к налаживанию такого рода сотрудничества с ним, предлагая на экспорт некоторые виды военной техники иранского производства (стрелковое оружие и боеприпасы, минометы, реактивные системы залпового огня (РСЗО), снаряжение и другое имущество.

Кроме того, в Армению идут поставки из Ирана вещевого имущества, продуктов питания длительного хранения для ВС Армении.
Ко всему прочему, Иран и Армения фактически создали инфраструктуру, имеющую оборонное и важное экономическое значение. Между двумя государствами имеется договор о сотрудничестве на случай войны. В соответствии с договором, в военное время Иран обеспечивает тыл Армении, а Ереван не допускает создания блокады территории Ирана и использование пространства армянского государства для нанесения ударов по ИРИ.

Одновременно Иран остается для Армении ключевым торгово-экономическим партнером и коммуникационным выходом во внешний мир.

Таким образом, получается, что Ереван не считается с американцами и европейцами, активно продвигающими свои геополитические интересы в регионе. Армяно-иранские отношения от этого никак не страдают, напротив, сотрудничество за последние годы существенно расширяется.

Обращает на себя внимание тот факт, что и поездка С.Оганяна в Тегеран и последующий за этим вояж делегации из руководителей российского ВПК в Ереван осуществился после поездки государственного секретаря США Хиллари Клинтон в Центральную и Восточную Европу, а также Южный Кавказ. Ведь Украина, Польша, Армения, Азербайджан и Грузия, где побывала Клинтон, входят в район, где США и Россия уже долгое время ведут политическую борьбу после окончания «холодной войны». Цель данного визита госсекретаря США состоит именно в укреплении влияния Вашингтона в этом регионе.

Что касается конкретно трех республик Южного Кавказа, то приходится отмечать, что на фоне изменчивой международной ситуации визит Клинтон носил характер «успокоения» и был нацелен на демонстрацию позиции США о дальнейшем развитии двусторонних отношений с этими странами.

Кроме того, из заявлений, сделанных во время визита госсекретарем США, можно было уяснить, что, во-первых, США намерены вмешиваться в конфликты на Южном Кавказе и проявлять здесь свою роль. Несмотря на небольшие территории трех стран региона здесь существуют нерешенные конфликты и проблемы в отношениях с соседями.

Во-вторых, Штаты намерены разыграть в регионе «карту демократии» для противостояния России. В ходе визита Клинтон много рассказывала о готовности США оказывать помощь трем странам в развитии демократии. Как отметили местные эксперты, в течение долгих лет продвижение демократических реформ неизменно являлось важным стратегическим средством США для привлечения бывших республик СССР на свою сторону и противостояния России.

В ходе своего визита Х. Клинтон, как и раньше, подчеркнула вопрос развития демократии, что свидетельствует о неизменной стратегии США в регионе, несмотря на «перезагрузку» отношений с Россией.

В-третьих, США намерены приложить всевозможные усилия для привлечения стран региона на свою сторону и НАТО. В ходе визита в Азербайджан Клинтон заявила, что необходимо укрепить сотрудничество между США и Азербайджаном в области обеспечения безопасности транспортировки энергоносителей.
Это свидетельствует о том, что Вашингтон уделяет большое внимание богатым нефтегазовым ресурсам Азербайджана и рассчитывает на стабильные поставки нефти и газа через нашу страну и регион Южного Кавказа союзникам США в Европе.
Во время поездки в Грузию Клинтон высказалась против передела сфер влияний и поддержала выбор Грузии по вступлению в НАТО.

А относительно Армении Клинтон не сделала каких-либо существенных заявлений, скорее всего, наперед зная, что Россия эту страну просто так не отпустит…

Тогрул Велиханлы

Азербайджану не стоит идти на провокации

Гюльнара Инандж

События последних лет, в том числе война 2008 г, оказали свое положительное влияние на интересы Анкары и на факт экономического, политического и идеологического проникновения Турции в регион. Влияние Турции на страны Южного Кавказа нужно рассматривать в свете отношений с Россией и США.
В эксклюзивном интервью Vesti.az напряженную ситуацию, сложившуюся в регионе, в центре которого может оказаться Азербайджан, комментирует независимый грузинский эксперт Григорий Мчеулишвили (Тбилисский Государственный Университет).

— Динамика отношений Анкары и Москвы изменилась после охлаждения отношений между Турцией и США, и в какой-то степени сближение с Россией, которое стало принимать явственные формы после 2003 г. когда Турция поссорилась с Вашингтоном в связи с Иракской операцией и вечной проблемы событий 1915 г. и когда потек «Голубой поток».

Для жителей Южного Кавказа это актуально и болезненно — не так просто оказаться в центре взаимоотношений крупных стран. Политика Турции и отношения с Россией для региона имеют двойственное значение. С одной стороны, торговые отношения между странами достигают несколько миллиардов долларов и имеют тенденцию дальнейшего роста, наряду с «Голубым потоком» стоит вопрос о «Южном потоке». Другой вопрос, кого это устраивает.

С другой стороны кроме сотрудничества присутствует геополитический, экономический, идеологический спор этих держав за Южный Кавказ, который не принимает агрессивной формы.

Турцию устраивает этот статус-кво. Анкара, признавая сильное влияние Москвы на Армению, перевесила свои отношения в сторону Грузии и Азербайджана, что проявилось в реализации БТД, газопровода БТЭ, железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, что есть подтверждение того, что Турция серьезно присутствует в регионе.

После августа 2008 года, после того, как несколько российских бомб упали вблизи грузинского отрезка нефтепровода БТД, этот баланс изменился не в пользу Турции. Кроме того, в торговых связях между державами Турция занимает позицию больше импортера, нежели экспортера. Этому дисбалансу не придавалось большого значения — он не причинял головой боли. Но во время российского вторжения в Грузию Россия предупредила, что закроет границу и не пустит турецкие грузы, если та допустит американский военный корабль с гуманитарным грузом для Грузии. Корабль был вынужден пришвартоваться в Батуми. Первый раз Турция почувствовала, что у нее нет адекватного ответа России. Если Турция объявила бы экономическое эмбарго России, то это было бы ущербно Турции, нежели России. Поэтому отношения внешне положительны и динамичны, тем не менее, это партнерство с большими вопросами и эти вопросы в случае осложнения будут подниматься.

Турция, тем не менее, смотрит на Запад, не отказывается от желания вступить ЕС. Думаю, в ЕС будут более мудро относиться к политике принятия в членство организации. ЕС — это экономическая организация и не должна превращаться в христианский клуб со всеми положительными и отрицательными аспектами. Страха перед турецкой демографией не должно быть. Турция принесет ЕС не только экономические выгоды, она также будет очень серьезным форпостом либеральных демократических идей не только на Южном Кавказе, но и в странах Ближнего Востока.

Турция — очень важный игрок, поэтому многим на Западе, в России и в самой Турции к этому вопросу нужно подходить мудро. В принципе, вижу положительной фактор турецкого влияния со всеми его сложностями.

-Сейчас ситуация очень похожа на лето 2008 года, когда американские корабли вошли в Персидский залив. Сейчас наблюдается, что Иран в ответ на натиск со стороны США и Израиля хочет перебросить напряжение на армяно-азербайджанский фронт, провоцируя военную кампанию между конфликтующими сторонами.

-Динамика военно-политических маневров может измениться и что сегодня кажется маловероятным, завтра может стать реальностью. В 2007 г. мало кто представлял, что натянутость в грузино-российских отношениях выльется в конфликт между Грузией и Россией. Многие на Западе думали, что это блеф для политических выгод. Учитывая сложности, которые США переживают в Афганистане и Ираке, с учетом серьезных экономических проблем, военная операция против Ирана считается сейчас маловероятной. В Вашингтоне учитывают геополитический калибр Ирана, серьезное государственное мышление, нелюбовь к Соединенным Штатам. В данном случае многие декларированные моменты политики президента США Барака Обамы положительны в том смысле, что США должны вернуть себе имидж soft power — мягкой силы, статус привлекательной страны, которую любят, а не боятся. Эта часть довольно сильно присутствует в политике администрации США. Вероятности военного вмешательства в Иран нет, тем более, что режим санкции против Ирана был поддержан СБ ООН.

-Возобновление военных действий в зоне Нагорно-Карабахского конфликта считаете невероятным?

— Азербайджану не стоит идти на провокации. Постоянно оказывать психологическое давление на Армению, держать ее в страхе необходимо, чтобы она помнила. Если уже 16 лет сохраняется режим прекращения огня, значит можно еще подождать и посмотреть, в чью сторону динамика повернется. Если российская экономика не будет такой сильной, если цены на нефть будут падать, значит, Россия не будет влиять на Армению. Сейчас между ними не стратегическое партнерство, а стратегическое вассалство, точнее даже, стратегическая сатрапия. Возможно, при ослаблении влияния России, у Армении будет больше возможностей для маневра. Каждая суверенная страна должна иметь возможность маневров. Главные направления внешней и внутренней политики должны решаться внутри страны. Если Армения станет независимой в полноценном смысле этого слова (нет полной независимости, даже крупные страны оглядываются на других), поддержки безоговорочной, в том числе военной, со стороны России не будет, то Армения станет более разговорчивой в отношении Нагорного Карабаха.

-С признанием России Абхазии раздел Черного моря фактически завершился. Если бы Москва в августе 2008 г. не спровоцировала Грузию на военные действия, то сейчас, может быть, в Сухуми находились бы американские военные и Россия потеряла бы 300 км. черноморского побережья. Сейчас началась борьба за раздел влияния на Каспийском бассейне. Является ли это одной из причин нынешнего военно-политического напряжения в регионе?

-Для динамики выгодно не решать проблему, использовать ее в качестве рычага давления для получения дивидендов. Возможно, с вопросом раздела Каспия как раз такая ситуация.
Каспийский вопрос только созревает и многие стороны в прикаспийских странах, великие державы не заинтересованы в ее разрешении. Иначе можно было бы найти консенсус. Пока достаточны энергетические ресурсы неспорных месторождений для наполнения действующих нефте и газопроводов БТД и БТЭ, также ее достаточно и для НАБУККО. Пока эти залежи еще не истощились, вопрос раздела Каспия не будет стоять остро. Возможно, прикаспийские страны собираются подождать и не форсировать этот вопрос.

— Не решен вопрос создания военно-морской флотилии на Каспии. Почему Россия выступает против создания на Каспии военных флотилий других приморских стран?

— Каспий — закрытое озеро и к нему труден водный доступ. Экономически выгодно сделать Каспий нейтральной зоной. Неидеальные отношения между странами Каспия, традиционное соперничество между Ираном и Россией, осложняют вопрос раздела бассейна. Сейчас экономические и геополитические интересы Тегерана и Москвы перевешивают, но это не всегда будет так продолжаться. В глобализацию можно дифференцировать любую сторону. В этом случае Турция мудро использует свое геостратегическое и экономическое влияние. Всегда мир лучше войны, за это время ресурсы используются для социальных нужд.

-Какой должна быть политика Грузии, когда стоит проблема с Ираном и сохраняется вероятность возобновления войны на Южном Кавказе?

— Пока ситуация сложная, вызовов много. Угрозы близкой войны против Грузии нет, несмотря на то, что происходят события, которые могут привести к эскалации напряженности. Повторная агрессия России по отношении к Грузии маловероятна. Это не в интересах России. Хотя интересы могут измениться – президентские выборы в России в 2012 г. , Олимпиада в Сочи, наказание Грузии за прозападную ориентацию могут быть провокаторами военной агрессии.

Стопроцентная прозападная ориентация Грузии, явно выраженная западная риторика по определению должна быть антироссийской. .Саакашвили неоднократно говорил о необходимости налаживания отношений с Россией. Однако Россия, как крупная страна, должна быть дипломатичнее своего более слабого соперника.

Это можно было рассчитать в 2004 г. когда грузинские власти пошли на серьезный риск, решив сбросить с себя ярлык постсоветского государства. Выросло целое поколение, но ярлык «постсоветский» все еще очень силен. Грузия хотела перестать быть постсоветским государством, что не могло не вызвать агрессию Москвы. Тогда динамика была иной, было очевидно, что США безоговорочно поддерживают Грузию, не могли предположить, что Иракская операция завершится крахом. Завязший в Ираке Вашингтон не смог оказать Грузии реальную помощь, которая в 2004 г. казалось реальной. Была ошибка в расчете. Грузии нужно было быть более дипломатичной, не выражать так конкретно свой прозападный вектор, сломя голову не стремиться в НАТО. Эти риски не были рассчитаны.
Ситуация 2008 г. была предрешена в 2004-05 гг.

Грузии нужно вести более дипломатичную и острожную политику, нежели в 2008 г. Эта политика проявляется в отношении Ирана. Грузия и Иран договорились об отмене визового режима, развитии экономических и культурных связей. В Иране проживает 150-тысячная грузинская община. Грузия, несмотря на сближение с США и НАТО, не воспринималась Тегераном как враждебная страна. Риск ответных ударов по Грузии в случае нападения на Иран настолько маловероятны, что страны заключили договор о безвизовом режиме. Это могло не понравиться США. Грузия имеет выход на Черное море, а для Ирана, последние годы существующего в условиях экономических санкций, нужен выход на мировые рынки, на западную географию.

http://vesti.az/news.php?id=47926

Иран большой мастер провакаций

Гюльнара Инандж.

В настоящее время ситуация вокруг Ирана стоит во главе внешней и порой внутренней политики как стран региона, так и мировых держав. Ирано-американское противостояние вынуждает многие государства пересмотреть свои взаимоотношения. Примером тому являются Россия и Турция.

В эксклюзивном интервью а директор Турецкого центра международных отношений и стратегического анализа (TURKSAM) Синан Оган комментирует перспективы развития турецко-российских отношений, в том числе через призму напряжения ситуации вокруг Ирана.

— Как может отразиться российско-турецкое сближение на военно-политической стабильности в регионе и на урегулировании нагорно-карабахского конфликта?

— С конца 1999 г. — с приходом к власти Владимира Путина существует стремление к росту приближения и развития отношений между Россией и Турцией. Эти взаимные устремления приводят к серьезным успехам. Сегодня взаимоотношения, налаженные В.Путиным в период его президентства, а потом на посту премьер-министра, с Раджаб Таййыпом Эрдоганом, продолжаются нынешним главой России Дмитрием Медведевым. Россия и Турция географически и экономически дополняют друг друга, что способствует расширению связей между странами без проблем. К примеру, ситуация с Китаем различна. Турция и Китай не находятся в положении дополнения друг друга, и в каждом направлении между этими странами существует конкуренция.

К перечисленным элементам нужно добавить, что растущая мощь Китая в регионе стала причиной проявления угроз также для России. К тому же более либеральные взгляды Д.Медведева и желание найти место для своей страны в западном мире способствуют развитию связей России с Западом. Эта ситуация поневоле положительно влияет на русско-турецкие отношения.

Вышеуказанные факторы, несомненно, оказывают положительное влияние на разрешение нагорно-карабахского конфликта. Близкие позиции Москвы в этом вопросе с Анкарой и Западом придают России статус страны, заинтересованной в урегулировании конфликта.

— 27 апреля министр иностранных дел Турции Ахмед Давутоглы подчеркнул, что «Безопасность Нахичевани — это наша безопасность». МИД Турции в своем заявлении указывает, что Нахичеванская автономная республика, не имеющая общих границ с Азербайджаном, находится под угрозой со стороны Армении. В связи с этим внешнеполитическое ведомство Турции считает, что «военное сотрудничество между Турцией, Азербайджаном и Нахичеванской автономной республикой является важным инструментом для ее безопасности».

Также напоминается, что в соответствии с Карсским мирным договором от 1921 года, Нахчыванская автономная республика находится под защитой Турции. В Иране же считают, что Турция не решится на военное присутствие в Нахчыване.

— Нахчыван сейчас, так же, как в начале прошлого века, согласно Карскому и Московскому соглашениям, находится под гарантией Турции. По этой причине любое нападение на Нахичевань со стороны какой-либо страны расценивается как агрессия против Турции. И Армения, зная эти условия, никогда не осмеливалась реально нападать на Нахичевань.

Не только прошлые соглашения, но также договора, подписанные между Турцией и Азербайджаном, в том числе и Нахчываном, после развала Советского Союза еще раз указывают на нахождение Нахчывана под гарантией и защитой Турции.

— Наряду с этим упоминается возможность размещения в зоне нагорно-карабахского конфликта российских войск. Иранский официоз в свою очередь заявляет о намерении Белого Дома разместить свои военные силы в оккупированном армянами Физули, против чего выступают Тегеранские власти.

— Размещение в зоне конфликта военного контингента какой-либо страны, в первую очередь, может произойти с согласия сторон, во-вторых, международной договоренности. Размещение в регионе только российских военных абсолютно невозможно. Не только присутствие российских военных, но также единовластный военный контроль США в зоне конфликта невозможен. Обязательно после подписания мирного оглашения в регионе могут быть размещены совместные мирные подразделения, составленные из военных сил Турции, России, Соединенных Штатов, Европы и некоторых других стран. Но пусть это будут совместные миротворческие силы, или военные силы одной страны (например, США, России, Турции), несогласие Ирана не имеет никакого значения. Если даже такой протест и последует, то никто к нему не прислушается.

— Приближение Турции, как страны НАТО, со стороны Нахчывана к иранским границам можно расценить, как попытку охватить Иран в кольцо. Очевидно, что нагорно-карабахский конфликт втягивается в центр ирано-американского противостояния.

— То, что Турция является членом НАТО, не означает блокирование Ирана. Турция соседствует с Ираном и имеет многокилометровые границы. Но желание США еще более укрепить свое влияние в Азербайджане может быть выражено в намерениях разместить в стране какие-то военные подразделения после разрешения нагорно-карабахского конфликта, что, безусловно, не может быть принято дружелюбно со стороны Ирана. Но Азербайджан — независимое государство, и решения принимает независимо. Для США нагорно-карабахский конфликт и турецко-армянские отношения — это вопросы, требующие разрешения. Потому, что главная задача США — это иранский вопрос. Но для этого необходимо урегулирование как нагорно-карабахского конфликта, так и  проблем между Турцией и Арменией.

— Тем временем, военные корабли Израиля и США приблизились к Персидскому заливу для контроля над эмбарго, принятом СБ ООН относительно Ирана. Почти одновременно с этим Тегеран посредством Армении пытался провоцировать Азербайджан на начало военных действий в Нагорном Карабахе, и очевидно эти провокации будут иметь продолжение.

— Иран — большой мастер в регионе в отвлечении внимания. К примеру, в то время, когда все внимание было привлечено к вопросу эмбарго против Ирана, вдруг произошло нападение Израиля на турецкие корабли, доставляющие помощь сектору Газа. Некоторые турецкие эксперты считают, что между людьми, организовавшими отправку кораблей с гуманитарной помощью, и Ираном, были тесные связи. Завтра Иран, в случае стеснения в угол, с целью отвлечения внимания может реализовать провокации для возобновления военных действий между Азербайджаном и Арменией в зоне нагорно-карабахского конфликта. Для этого Иран может пообещать поддержку в провокационных действиях Армении, с которой Тегеран имеет очень тесные отношения.

— В начале июля почти одновременно Баку посетили госсекретарь США Хиллари Клинтон, делегация Пентагона под руководством заместителя помощника министра обороны США Селеста Уоландер и командующий силами Соединенных штатов в Европе и исполнительный директор Американского еврейского комитета (АЕК) Дэвид Алан Харрис. Это говорит о совместных действиях на иранском направлении еврейских организаций и Белого Дома?

— Израиль будет использовать все внутренние силы Ирана для свержения нынешнего режима. Для этого будут попытки поисков контактов с азербайджанскими тюрками, проживающими в Иране. Но, учитывая уязвимость азербайджано-иранских отношений, не думаю, что официальные круги Азербайджана будут иметь какое-либо сотрудничество с Израилем и США против Ирана.

http://novosti.az/karabakh/20100720/43482810.html

Ситуация вокруг Ирана создает условия политического торга с США

Роман Темников.

Эксклюзивное интервью с азербайджанским политологом Расимом Агаевым:

— С чем связана неудача переговоров в Алматы, несмотря на оптимистические ожидания?

— Я не знаю, на чем основывались эти оптимистические ожидания. Скорее всего, активизация ОБСЕ в карабахском вопросе и ожидания были вызваны определенными надеждами, которые связывались с приездом Клинтон и других высокопоставленных официальных лиц США  в Азербайджан. Это была свое рода пиар-кампания, призванная создать в обществе иллюзию того, что США контролируют процесс и делают все необходимое для быстрейшего урегулирования конфликта. Справедливости ради надо сказать, что со стороны США уже прозвучало несколько заявлений, воспринятых в Армении в качестве давления. Но не более того.

Причина в том, что для американцев карабахский конфликт не является приоритетным и первостепенным. У США свои приоритеты: Иран, Ирак, Афганистан. А Армения, пользуясь этим, уперлась на переговорах и не идет на уступки. Поэтому и встреча в Алматы закончилась ничем.

— Ряд экспертов считают, что в преддверии войны США с Ираном американцы будут обещать Баку все, что угодно, лишь бы Азербайджан «сжег мосты» с Ираном. Действительно ли вопрос возвращении оккупированных районов «намертво» связан с иранским вопросом?

— Я уверен, что вопрос возвращения оккупированных районов «намертво» связан с волей азербайджанского государства,  или же Баку так и будет идти на поводу многочисленных обнадеживающих обещаний со стороны международного сообщества.

Но я согласен, что ситуация вокруг Ирана создает очередную благоприятную для Азербайджана ситуацию для того, чтобы добиться от США давления на Армению в вопросе освобождения оккупированных территорий.

Вместе с тем я полагаю, что Азербайджану нет необходимости сжигать все мосты с Ираном. Достаточно политического согласия официального Баку на определенные требования США и Израиля в период проведения военной операции против Ирана. Важно добиться равнозначного бартера. Хорошие возможности для торга остаются.

— Насколько близка развязка в иранском вопросе, называются разные даты нападения США на Иран, даже в ближайшие несколько месяцев?

— Исходя из реальной ситуации, я сомневаюсь в том, что война будет иметь место в ближайшее время и носить характер коллективной операции нескольких стран. Сухопутная операция вообще невозможна. Возможен только ракетно-бомбовый удар.

Дело в том, что масштабная сухопутная операция грозит огромными материальными, моральными и прочими издержками со стороны атакующих. А недавняя обструкция, которую устроили в Европе Израилю за нападения на «флотилию свободы», полагает задуматься, что позиция Израиля вообще не устраивает мировое сообщество. Поэтому мировое сообщество не поддержит Израиль и США в нападении на Иран. К тому же Евросоюз и так сейчас находится на грани банкротства, и им не до войны. А американцам необходимо завершить свои дела в Афганистане и Ираке.

Что же касается иранцев, то за долгие годы они уже привыкли к постоянному психологическому давлению, оказываемому на них со стороны стран Запада. У иранцев совершенно иной менталитет, и они не боятся угроз. А как показала ирано-иракская война, потерять еще полмиллиона людей в новой войне для Ирана не проблема. Иран располагает серьезной, хорошо подготовленной армией, и он просто так не допустит на свою территорию международных мстителей. Это все-таки крепкий орешек, куда покрепче Ирака и Афганистана.

— Если все же предположить, что США разгромят Иран и выйдут на Каспий, насколько этот факт таит в себе угрозу для других прикаспийских государств, в том числе Азербайджана и Туркменистана, обладающим солидными ресурсными запасами?

— Вся политика в нашем регионе направлена на то, чтобы проникнуть на Каспий и закрепиться на Южном Кавказе и в Прикаспии. Но для этого им вовсе не обязательно воевать с Ираном. Они пытаются добиться своего политическим путем, используя методы давления, обещая политический бартер.

Что же касается подчинения Туркменистана и Азербайджана, то в этом ничего нового нет. Это полностью соответствует плану США по созданию Большого Ближнего Востока. Борьба идет не с мусульманами и не с шиитами, а за нефть и газ. Борьба идет за контроль «хартленда» вместе с Южным Кавказом. Если эту борьбу выиграют США, то Россия будет изолирована в рамках своих земель, и тогда встанет вопрос уже контроля над ее энергетическими ресурсами. В таком случае блокируется и Китай со своими амбициями.

Кто будет первым, а кто вторым в этом распорядке – вопрос будущего. Вместе с тем необходимо отметить, что на пути реализации данного американского проекта есть много препятствий. Во-первых, все это не нравится европейцам. Также это не может устраивать Россию, Китай и Иран.

Американцы уже испробовали ряд проектов для осуществления своего основного плана. К примеру, оранжевые революции. Но они не дали нужного эффекта.

Если в итоге американцы все же решатся на военную операцию в Иране, то тогда можно будет сказать, что они угодили в ту же ловушку, в которую в свое время угодил СССР в Афганистане. Потому, что Ирану будут помогать все, кому не лень.

http://novosti.az/analytics/20100720/43483063.html

Открывая завесу названия Кадус (Часть II)

Алекпер Алекперов, кандидат исторических наук, Азербайджан

Начиная с XIX века, этническая принадлежность скифов и первичная зона их обитания интересует многие поколения историков, которые подходили к изучению указанной проблемы с различных (иранской/осетинской/, славянской, тюркской) позиций [2; 35. с. 22-41; 4. с.63-76; 55; 64]. Следует отметить, что в изучении данного вопроса опять же нашла отражение идеологическая направленность подхода к разрабатываемой проблеме.

Так отец греческой истории Геродот отмечает, что самоназванием скифов было сколоты/Σκολοτυς, которое, судя по источнику, происходило от имени одного царя του βασιλεος εποωνυμιην [Herod IV:5; 1. с.76]. Скифами же их называли греческие поселенцы на Понте. Персы именовали их сака. В месопотамских, ассирийских и еврейских источниках их упоминают как Аш-гу-за/Ишгуза/Шгуда/Ашкеназ. В индийских источниках эти племена именуются шака, в китайских же — се (!!! – Алекпер), что идентично термину сака древнеперсидских и σακαι/саки древнегреческих источников.

По замечанию некоторых исследователей античные авторы, заимствовавшие этноним σακαι/саки скорее всего из персидской традиции, применяли его лишь к обитателям азиатской части этого обширного региона, именуя скифами только европейские племена. Эти же исследователи считают, что …древние авторы называли саками (с теми или иными вариациями) широкий круг народов евразийского степного пояса и примыкающих регионов, который в современной научной литературе обозначается … скифский мир [19. с.158]. Именно эта идеологическая направленность впоследствии и породила формулу — славяне происходят от скифов с последующим изменением славяне представляют стадиальную трансформацию скифов [26. с.300-38; 39]. Однако, известно и то, что большинство народов, проживающих на территории главенствующего этноса, всегда представлялись его именем. Например, тюркское по происхождению название кавказских албан на протяжении всего существования государства Албания  всегда было обобщающим наименованием для мелких народов, проживающих на данной территории. Или же до недавнего времени все жители бывшего Советского Союза для иностранцев были только Russian.

Но уже в XIX веке некоторыми исследователями вполне справедливо было выдвинуто предположение о тюркской принадлежности скифов. Поэтому, оставив в стороне всю идеологию, закрепленную конъюнктурой, чтобы подкрепить вышеизложенный материал новыми фактами, продолжим полемику.

Прежде всего, следует подчеркнуть, что опирающиеся на древнюю традицию раннесредневековые греческие писатели под киммерийцами, скифами и саками однозначно подразумевают тюрок. Например, это можно подтвердить сообщениями Менанддра и Прокопия Кесарийского [18. с.375; 42. с.382]. Первый из них отмечает, что тюрки в древности именовались сака, тогда как второй, рассказывая о булгарах-тюрках – утигурах, отмечает, что в древности они именовались киммерийцами. Несколько позже это же сопоставление можно заметить у Никифора Грегора, который подчеркивает — Гомер называет их (булгар-тюрок – Алекпер) киммерийцами, Геродот разнородными и скифами, Плутарх кимврами и тевтонами [61.p.26-27]. Как можно заметить, сказанное Никифором не противоречит сообщениям Менендра и Прокопия. Но более важно, что во всех этих сообщениях мы наблюдаем преемственность. Ведь этим историкам не зачем было вносить путаницу, как это было принято в последние 200 лет.

Такая же преемственность наблюдается и в славянских летописях. Это также закономерно, ибо, будучи православными христианами, раннеславянские хронисты, прежде всего, ориентировались на греческую историческую традицию. Так из рассказа славянского летописца Нестора мы узнаем, что наиболее южными представителями Древнекиевского государства в момент написания летописи (Повести временных лет – Алекпер) были дулебы, уличи и тиверцы – дулебы жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы по Днестру и соседили с Дунаем. Рассказывая же об этих племенах, летописец подчеркивает очень интересную деталь, а именно греки называли их (т.е. дулебов, yличей и тиверцев – Алекпер) Великая Скифь [41. с.210]. Уже последующий славянский летописец, автор Патриаршей или Никоновской летописи заменяет общепринятый греками термин скиф на кумани [38. с.21]. В исторических источниках – кутигуры это булгары, а куманы – это половцы. Но, учитывая закон ротацизма/зетацизма можно, считать, что имя тюркского рода kurtoqur значит kurtoquz. Тем не менее, в таком сопоставлении нет ничего предосудительного, ибо тех и других мы именуем общим названием Türk.

Еще в 1883 году П.Д.Шестаков отмечал, что булгары являлись автохтонами к северу от Меотиды и входили в комплекс племен, долгое время по литературной традиции именуемых скифами (курсив мой — Алекпер), точнее же их нужно называть аланскими племенами, генетическими связанными с сарматами [56. с.66-67]. К большому сожалению, выводы этого исследователя впоследствии многими историками были преданы забвению. А как бы ни противились этому представители иранистики, аланы, известные по источникам как азы/асы/ясы были тюрками. Это подтверждается исландским историком Снорри Стурулсуном и старославянским переводчиком Иосифа Флавия. Так, автор Младшей Эдды, рассказывая про Одина, отмечает, что он был главой асов-турок [46. с.5, 11; 7. c.75-85; 57. р. 12]. Или же переводчик Иудейской войны Иосифа Флавия отмечает — Язык же ясескый ведомо (!!!  курсив мой – Алекпер) есть яко Печенежска рода родися  /it is well know that the Jaslanguage (or people) is descended from Peчenegs…/ живущие подле Тана и Меотского моря [36. с.454; 66. p.29]. Здесь особенно следует подчеркнуть, что переводчик Иудейской войны, используя слово ведомо, этим конкретно подчеркивает ни у кого в то время не вызывающего сомнения факт. И как бы многие исследователи и ныне не хотят допустить тюрок в Европу и в Переднюю Азию ранее Рождества Христова, однако, письменные источники всегда переворачивают их выводы. Возьмем хотя бы Моисея Хоренского, который упоминает булгар в интересующем нас регионе в связи с событиями 149-127 гг. до н.э. [54. с.99]

В мае 1968 года археологической экспедицией во главе с М.А.Хабичевым в одном из центров исторической Алании, в Хумаринском городище Карачаево-Черкесии было обнаружено булгарское руническое письмо, предположительно относящееся к I веку нашей эры, где было написано saban azaγy/край, подножье пашни, поля [51. с.64-69].

Никифор Грегор, рассказывая о скифах, отмечает и такую немаловажную деталь — Теперь я объясню, откуда получила имя Булгария. Есть страна, лежащая по ту сторону и севернее Истра, а река через нее протекает Волга, от нее и сами туземные жители получили название, а сначала они были скифы [61. p.26-27; 45. с.99 и далее]. По сообщению же болгарского историка Паисия Хилендарского, указанные события происходили в IV веке [37. с.50-55]. Одним из названий Волги в арабских источниках было nahr as-saqalib [4 с.22-41]).

Как сказано, греческие, так и латинские источники под этнонимом Σκλαβοι/sklavin подразумевали булгар [4. с.22-41]. Особенно следует отметить, что, хотя термин славяне и производно из вышеуказанного названия, указанный греко-латино-арабский термин никакого отношения к нынешним славянам не имеет. Интересно, что Паисий Хилендарский именует Волгу Болга [37. с.55]. Учитывая же неустойчивую позицию сонорного r, слово Волга/Болга читается Болга-р. Наше исследование соответствующего понятия свидетельствует лишь о том, что, используемый в греко-латино-армяно-мусульманских источниках этноним Σκλαβοι/sklavin/as-saqalib является обозначением саков – sakalar [35. с.22-41]. Это уже позволяет утверждать, что даже в арабский период скифы/саки не сошли с исторической арены.

Исторические хроники свидетельствуют, что одним из наименований асов было венеды, с разновидностью написания анты [7. с.75-85]. Как тех, так и других долгое время необоснованно считали славянами. Венеды упоминаются уже в связи с греко-троянской войной [7. с.75-85]. Венедов фиксирует и Моисей Хоренский [54. с.55]. По мусульманским и еврейским источникам они известны как v.n.nd.r по Hudud al-A’lam, w-l-n-dr по ал-Масуди, n-n-dr по Гардизи и wnntr по еврейско-хазарской переписке. [60. p.25]

Источники свидетельствуют, что название булгарских племен широко фиксируется в азербайджанской топонимии и гидронимии (Бургар-чай, Барсель/Ширван, Варсан, Партав/Барза’а/Барда и т.д.). Этимологический разбор этникона венед свидетельствует о взаимосвязи данного названия с маннейцами [9. с.17-34] Клинописные источники в Мазамуа, провинции Манны, упоминают Uru A-za-ri [59. p.165-166]. В этом же районе Azar локализуется и Страбоном.(1. с.154) Не углубляясь в предмет полемики, а также учитывая нарост и выпад сонорного r, полагаю, что имя Aza (718-717 гг. до н.э.) сына основателя централизованного маннейского государства Иранзу, должно читаться как Azar.

Согласно письменным сведениям, название Манна впервые фиксируется в источниках в IX веке до н.э. Одной из провинций Манны письменные источники называют Зикирту. В ассирийских источниках название этой провинции фиксируется как kur. Zikirtu. Название этой провинции сопоставляется с геродотовскими сагартиями. У Геродота сагартии упоминаются дважды – первый раз, когда он упоминает  о четырнадцатом округе империи, где наряду с ними перечисляются саранги, фаманеи, утии, мики и жители Красного моря; второй раз, когда он рассказывает о составе войска ахеменидского царя [Herod III:93; VII:85]. Исследователи локализуют сагартиев к востоку от озера Урмия. Большинство исследователей, избегая тюркских параллелей, возводят данное наименование к бессмысленному для личного имени хурритскому понятию asan /камень+garta /пещера/ или же к персидскому asa /лошадь/+grda /колесница/ (34. с.137-140)

Прежде всего, следует отметить, что здесь речь идет о племени. Общеизвестно, что окончания многих тюркских родов фиксируется посредством окончания t/d, например, все то же название Σκολοτυς. Тот же суффикс множественности можно проследить в таких названиях как Kozar-d; Savar-d;Başgir-d; Türkü-t [60. р.30]. Очередной особенностью тюркских племенных названий было то, что большей частью в этих наименованиях, как показатель доминирующего патриархата, фиксируется компонент ar/ər в смысле муж, например. katiar, tatar, bulqar, azər и т.д. При выделении же суффикса множественности t/d, а также показателя принадлежности ar/ər, в этом случае остаётся название saq/sag, что свидетельствует о том, что, фиксируемое в письменных источниках kur. Zikirtu, являлась письменным свидетельством наличия скифов в данном регионе уже с в IX века до н.э. Это уже позволяет пересмотреть вопрос переселения скифов в указанный регион из северного Причерноморья.

Интересно, что название Согдаина также идентифицируется cо cкифами/саками. А про жителей Согдианы soγdaq-цев Махмуд Кашкарлы писал; … люди кто осел в Баласагуне. Они из Согда, что между Бухарой и Самаркандом, но их одежда и манера тюркские (курсив мой – Алекпер) [65. p.330].

Также интересно бы продолжить полемику по поводу сообщения Геродота, почему скифы, преследуя киммерийцев, не последовали за ними причерноморским путем, а двинулись по Каспийскому побережью, оставляя Кавказ справа от себя? Но, так как возможности данной статьи не позволяют дать расширенный обзор соответствующего события, считаю, что это уже предмет другой статьи.

Мусульманские авторы (Ибн Русте, аноним Худуд ал-А’лам), рассказывая о булгарах, упоминают их три основных рода (bulgar, barsel, askal), из которых наиболее крупным были Аскалы Ишгиль~ اشغل ; Аскал~أسكل . Название этого племени зафиксировано в памятнике (saguntym) в честь Гюльтегина. Согласно Ибн Русте, хан рода Аскал был женат на дочери булгарского хана Алмушаالمش / [67. p.141, 142; 63. p.162].

Почему-то исследователи, занимающиеся данной проблемой, упускают из виду схожесть корневых фонем skl, как в названии Аскал, так и имени Σκολοτυς Геродота. Хотя, ради приличия следует отметить, что на эту схожесть в свое время обратил внимание Д.А.Хвольсон [52. с.98].

Небезынтересно также и то, что преемник эфталитского хана Агсувара Тороман Текин, после захвата Пенджаба, столицей своего государства сделал город Sakal /Shekielo; Sialkot/ [63. p.249]. Sakalkand уже упоминается автором Худуд ал-А’лам среди городов Хорасана. В источниках он фиксируется и как Iskalkand [63. р. 39, 63,109]. Вполне допустимо, что при закономерности протезирования согласной b (at/b-at — падение; ol/b-ol – завершение) название азербайджанского ойконима Baskal, располагающегося недалеко от исторической столицы Кавказской Албании – Кабалы, также восходит к тем же аскалам.

Учитывая тот факт, что согласная s в тюркских языках в начале слова без согласной не употребляется (например, Смирна – Измир), а также, выделив в названии Σκολοτυς υς как окончание имени существительного, а τ как суффикс племенной множественности, полагаем, что геродотовы сколоты – это те же аскалы/саклабы мусульманских источников.

Рассказывая о втором походе Рамзеса II в 1280 г. до н.э., письменные источники гласят, что египетский фараон перед началом данного похода в течение трех лет вел упорную борьбу за овладение Палестиной. И, только после того, как он захватил сирийский город Аскалон (Ашкелон/אשקלון/еврейских источников) и утвердился в Северной Сирии, между Египтом и Хеттами был заключен договор. Если принять во внимание, что on/-он в данном названии топонимический формант, то в названии Аскалон выделяется название тех же аскал. Известно, что любое название не сразу фиксируется в источниках. Для этого требуется значительное время. Тем не менее, можно полагать, что скифы/булгары уже в XIII в. до н.э. фиксируются в Передней Азии.

Упоминая про пятнадцатый округ Ахеменидского Ирана, Геродот помещает скифов/саков совместно с каспиями [Herod. III:93]. Разбирая этническую карту Прикаспия по античным источникам, Юсиф Джафаров приводит такое сообщение из Дионисия Периэгета — Фигура Каспийского моря … представляет закругляющуюся окружность; Я расскажу … все о том, какие племена живут вокруг него, начав с северо-западной стороны. Первые — скифы,, которые заселяют побережье… по устью Каспийского моря; потом унны, а за ними каспийцы, за этими воинственные албаны и кадусии…; вблизи их марды, гирканы и тапиры [29. с. 186; 24. с.12] Комментируя данный рассказ Юсиф Джафаров сетует, что греческий автор перепутал местоположение каспиев, которые в данном случае, видимо, переставлены местами с албанами, ибо по его суждению, каспии обитали южнее Куры и Аракса.. И это он объясняет тем, что такое смещение было сделано в угоду рифме, так как произведение Диония написано стихотворно [24. с.12]. Но полагаем, что в данном случае, Юсиф Джафаров сам упустил из виду рассказ албанского историка Моисея Каланкатуйского о деятельности Месропа и его соратников, где говорится — … Он возобновил и укрепил веру христианскую, распространив проповедение Евангелия в гаваре Ути в Алуанке, в Лпинке, в Каспии до ворот Чола (курсив мой – Алекпер) [27. с.60]

Как сказано, Геродот упоминает скифов совместно с каспиями. По рассказам греческих авторов также можно провести знак тождественности между скифами и каспиями. Например, Геродот, рассказывая о вооружении капиев, пишет — каспии были одеты в хитоны из шерсти, имели туземные луки из тростника и акинаки [Herod, VII:67]). Общеизвестно, что акинак — это короткий железный меч обязательная часть вооружения скифов [17. с.31; 35. с.104]. Впоследствии Страбон, описывая обычай каспиев, пишет — когда родители у них достигают возраста свыше 70 лет, их держат взаперти и морят голодом. Этот обычай менее жестокий и похож на кеосский, хотя он и скифского происхождения[Strаbo XI,11,3] (курсив мой – Алекпер).

Вообще следовало бы заметить, что в источниках скифы упоминаются и как массагеты или тиссагеты [29. с.86]. А сопоставление вышеуказанных названий свидетельствует, что они различаются лишь по начальным фонемам, т.е. если название массагеты начинается с согласной м, то имя тиссагеты — с согласной т. Уже подчеркивалось, что в большинстве случаев тюркские племенные названия образуются при помощи суффиксов племенной множественности t/d и принадлежности ar/ər. В обоих этнонимах суффикс племенной множественности — t/d — налицо. В случае же с массагетами или тиссагетами функцию суффикса принадлежности ar/ər в смысле человек/муж исполняет фонема к, что приводит к очеловечиванию данных понятий (например, Спарта-к, Мазда-к, Хай-к, Тур-к) и исполняет функцию синонима ar/ər. Таким образом, в первом случае выделяется основа assa, а во втором issa. Если же мы оставим в стороне различительные фонемы названий масаgет и тисаgет, то оба наименования обозначают as-saka-t. Таким образом, наши выводы не противоречат сообщениям Снорри Стурулсона и старославянского переводчика о том, что асы – это тюрки.

Кроме вышеуказанных параллелей, учитывая закономерность протезирования в тюркских языках согласной k/q/g (например, ut/k-ut – огонь/святой дух; utigur/kutigur — племя; el(elat)/gel(Gelati) – племя, поселение; Abdulla/Qabdulla — личное имя) мы можем отождествить асов с каспиями, т.е. k /преффикс/ + as /этноним/ + pi /суф.мн.ч/. Все вышеприведенные примеры свидетельствуют о безусловной тюркской принадлежности каспиев, и потому нет ничего предосудительного их упоминания Овидием в нижнем течении Дуная [35. с.105]. Значительно позже асы/ясы размещаются автором Повести временных лет на берегу р. Ворсклы, когда он упоминает о походе Святослава на Белую вежу [14. с.421; 3. с.132].

Каспийское море имеет массу наименований. Но официально за ним закреплено два названия  — Каспий и Хазар. И здесь прослеживается преемственность. Наверно в этом тоже есть определенная закономерность. Так, согласно источникам как каспии, так и хазары изготовляли клей из осетровых [29, с. 249-250; 32, с. 101]. По старославянским источникам хазары известны как козаре. Учитывая вышеуказанную закономерность протезирование согласной к/х в имени хазар налицо, что здесь прослеживается название азар, т.е. этнонима, которое является составной частью хоронима Азербайджан и в котором опять же прослеживаются вышеупомянутые асы. Не будет излишним, что название kas-/kaz- закреплено в таких понятиях как касог, kazax, kazak. Считаем неубедительным предположение О.Сулейменова о том, что kazax значит гусь белый [48, c.468], ибо в тюркских языках прилагательное предшествует существительному.

Известно, что касоги старославянских летописей (kaşak, kasak/  كشك–арабских источников) – это черкесы, чье имя по-моему убеждению двусоставно и состоит из тюркских слов черик /воин/+ас, что дословно значит воин ас, с названием которых ныне связана Адыгея.

При закономерности перехода d/z (а это подтверждается тем, что в источниках название Азербайджан фиксируется и как Адирбиджан; или как у Махмуда Кашкарлы adak/azak /[65, p. 35]) Adıq/Adıx соответствует названию Azıx. Как видим, во всех выше представленных названиях ıq, отраженный в источниках как ıx/ak (кумык, кыпчак) является топонимическим формантом. Адыги лишь с периода средневековья стали носителями названия черкес. Нынешние же адыгеи, как авары, болгары и курды, армяне являются лишь носителями исторического тюркизма. Таким образом, исторический термин as/az в источниках находит свое отражение и форме ad.

Страбон, ссылаясь на Эратосфена, отмечает, что аборигены называют Кавказ Каспием, быть может, переименовывая так по имени каспиев [Strabo XI, 2, 15].Такое сравнение Эратосфена, а вслед за ним и Страбона вполне оправдано, ибо в обоих названиях (Кавказ/Καυκασον/ Каспиана/Κασπιανη) прослеживается название kas-. К этой же категории восходит и название Kəpəz, горы, которая после землетрясения 1139 года дала начало озеру Гёкгель.

Если мы учтем то, что источники ставят знак тождества между саками/скифами и каспиями, то можно заметить, что посредством палиндрома, т.е. обратного чтения [17, с. 956], kas значит sak. В простонародье это именуется зеркальным отображением. Этому наглядный пример употребления этнонима gel как leg, а as как se. Эта же двойственность отразилась в названии Сисакан, где ан это топонимический формант.

Подводя итог сказанному, хотим подчеркнуть, что в названии καδουσιοι/кадусий греческих авторов сохранено название тюрок-асов с диалектным развитием k+ad.Если учитывать наличие тюрок на берегах восточного средиземноморья как минимум с XIII до н.э., а также то, что город Кадеш возник на земле гиксосов, имя которых значит gek/голубой/+ as/племя/ + os/греч. окон. сущ./ (ведь есть же и белые асы — /x/ak+as), то и в сообщении Тита Ливия также нет ничего невразумительного [35, с. 152].

Список литературы

1. Həşim Kəlbiyev, İqbal Ağayev, Kadusilərin (qədim talışların) Azərbaycan tarixində yeri.

Bakı.2008

2. Абаев В.И. Скифо-европейский изоглоссы М.1965

3. Алекперов А.Ф. О русско-хазарских взаимоотношениях в свете изучения истории

Азербайджана. Изв.АН АзССр, сер. ист. фил. права, 1990,  №1,

4.Алекпер А.Ф. О происхождении этнонима саклаб // Средневековый Восток. 2. Баку.1993.

5.Алекперов Алекпер О происхождении названия мугам //Azərbaycan musiqisinin tədqiqi problemləri.Elmi məqalələr toplusu.3. Bakı.1999

6.Алекперов Алекпер Бог/Царь-Жрец/воин // Tarix və onun problemləri. 2. Bakı.1999

7.Алекперов А.Ф. О незначительной путанице русской историографии //Kitabi –Dədə Qorqud dastanının 1300 illiyinə həsr olunmuş elmi –nəzəri konfransın materialları, № 1. Bakı. 1999

8.Алекперов Алекпер О спорных моментах этнической истории Европы и Передней Азии XIII в. до н.э.-IV в. н.э. в свете изучения истории кавказской Албании// Газета Элм. 4-25 мая. 2000

9.Алекперов Алекпер О кресте, Рождестве и раскрытии их мифологической сущности; его же Азербайджан —  это Страна Света или Атропатина //Sosial bilgilər. İnformasiya bülleteni. №8-9. Bakı2000

10.Алекперов Алекпeр О характеристике понятий Кентавр и Минотавр // Sosial bilgilər.. № 4. Баку. 2004

11.Алиев Играр История Mидии. Баку.1960

12.Алиев Играр Очерки истории Атропатены. Баку.1989

13.Алиев Кемал Античные источники по истории Азербайджана. Баку. 1987

14. Артамонов И.М. История хазар. Л.1962

15.Бартольд В.В. Историко-географический обзор Ирана Соч.т.VII.М.1971

16.Бартольд В.В. Тяньшанские киргизы в XVIII и XIX веках. Соч. т.1. ч.2. М-Л.1963.

17.Большой энциклопедический словарь. М.1985.

18.Византийские историки. Пер. С.Дестуниса. СПб.1861

19.Восточный Туркестан в древности и раннем средневековье. Очерк истории. М.1988

20.Гамкрелидзе Т.М., Вяч. Вс.Иванов Первые индоевропейцы в истории: предки тохар в

Древней Передней Азии. ВДИ. 1989. №.1

21.Гейбуллаев Г.А. Топонимия Азербайджана Баку.1986.

22.Грантовский Э.А. Ранняя история иранских племен Передней Азии. М.1970.

23.Гумилев Л.Н. Тысячелетия вокруг Каспия. Баку.1991.

24. Джафаров Юсиф Гунны и Азербайджан. Баку.1993

25. Дьяконов И.М. История Мидии- с древнейших времен до конца IV в. до н.э. М-Л.1956.

26. Забелин И.О. О русской жизни с древнейших времен. М.1876

27. Каганкатваци Мовсес История страны Алуанк. Ереван.1984.

28 Kaсумова С.Ю. Южный Азербайджан в III-VII вв. (проблема этнокультурной и

социально-экономической истории). Баку.1983

29.Латышев В.В. Известия древних писателей (греческих и латинских) о Скифии и

Кавказе. СПб. 1893, вып. 1

30.Латышев В.В. Известия древних писателей (греческих и латинских) о Скифии и

Кавказе //Вестник древней истори (далее ВДИ) , 1949, № 4

31. Латышев В.В. Известия … ВДИ.1948, № 1

32. Магомедов М.Т. Образование Хазарского каганата.М.1983

33. Мамедова Фарида Кавказская Албания и албаны. Баку.2005

34.Меликов Рауф Сагартии. Изв. АН Аз.ССР, сер ист. фил, права. 1990, № 1.

35.Меликов Рауф Этническая картина Азербайджана в период Ахеменидского

Владычества. Баку. 2003.

36.Мещерский Н.А. История Иудейской войны Иосифа Флавия в славянорусском

переводе . М.1954

37.Паисий Хилендарский История словеноболгарская. Препис 1772. София.1961

38.Патриаршая или Никоновская летопись. ПСРЛ. т.9-10. М.1965.

39.Петрухов Ю.Д. Васильева Н.И Евразийская империя скифов. М.2007

40.Плетнева С.А. Половцы. М.1990

41.Повесть временных лет. Под ред.В.П.Адриановой-Перетц. М.1950 т.1

42.Прокопий из Кесарии Война с готами. Пер. С.П.Кондратьева. М.1950.

43.Радлов В.В. Опыт словаря … СПБ 1899. т.II

44.Радлов В.В.Опыт словаря тюркских наречий.СПб.1905 т.III

45.Смирнов А.П. О возникновении волжских булгар. // ВДИ.1938, № «(3)

46.Снорри Стурулсон Младшая Эдда Л.1970

47.Собрание историй. Маджму ат-таварих под ред А.Г.Тагирджанова Л.1960.

48.Сулейменов Олжас Аз и Я Алма-Аты. 1989

49.Тунманн Крымское царство // Хазар. Баку.1990. № 4

50.Тойнби Д.Ж. Происхождение истории. Пер. Е.Д.Жарковского. М.1996.

51.Хабичев М.А. О древнерунических надписях в аланских катакомбах//Советская

тюркология. № 2. 1970

52.Хвольсон Д.А. Известия о хозарах, буртасах, булгарах, мадьярах, славянах и руссах

Абу Али Ахмеда бен Омар ибн Даста. СПб.1869

53.Хордадбех. Ибн Хордадбех Книга путей и стран. пер и ком. Н.Велиханлы Баку.1986

54.Хоренский Моисей История Армениии. М.1883.

55.Шелов В. Скифы // Исчезнувшие нарды. М.1988

56.Шестаков П.Д. Кто были древние булгары. ЖМНП. 1883.

57.Alekperov Alekper On The problem of autohtonity of the Turkic population of Garabag //

Sosial bilgilər. № 1, Bakı, 2000

58.Gebl I.J. Hurrians and Suberians /Studies in ancient oriental civilization, 22/, Chicago/1944

59.Giovanni B, Lanfanchi Simo Papola The correspondence of Sargon II. part.II (State Archves of Assuria). Helsinki.1990.v.5. № 5, r.1-9.

60.Golden P. The people نو كردة // Archivum Eurasia Medii Aevi.1975. v.I.

61.Gregoras Nicephori. Bizantina histоria, cura Ludovuci Shcopeni. Bonnae, MDCCI, XXIX

62.Hallo W.W. Gutium // Realektion  der Assuriologie und Vorderasiatischen Arhäologie-

Walter de Gruzter. Berlin. New York., 1957-1971

63.Hudud al-A’lam /The region of the world/ tr. and ed. by V.F.Minorsky. London.1937.

64.Justi . Iranischen namenbuch von Ferdinand Justi. Magdeburg. 1895

65.Kaşгari Mahmud Compedium the Turks dialekts. Ed. and tr. by Robert Dankoff.

Harvard.1982. v.1

66.Pritsak O. The Pecenegs // Archivum Eurasia Medii Aevi. 1975. v.I.

67.Ruste. Ibn Ruste Kitab al-A’la an-nafisa. BGA.Leyden.1892

68.Zehtabi (Kirishchi) M.T. Ancient history of Iranian Turks. Tabriz

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=661

Цели английской экспансии на Каспии (Часть I)

Гезалова Нигяр, кандидат исторических наук

Настоящая статья просвещена анализу деятельности Надир Шаха во второй четверти XVIII в., в частности его попыток создать военно-морской флот на Каспии. Актуальность нашего исследования основана на новизне поставленного нами вопроса. Никогда прежде предлагаемая нами проблема не была объектом отдельного исследования в отечественной историографии. В то же время некоторые аспекты предлагаемого нами вопроса освещались в трудах многих исследователей, но лишь в контексте англо-российского соперничества на Каспии или ограничиваясь лишь краткими сведениями по исследуемому нами вопросу. Кроме того, за исходные данные брались торговые интересы Русской компании1 в этом регионе, и совершенно не уделялось внимания политическим аспектам данного вопроса, так как строительство собственного военно-морского флота Надир шахом создавало реальную угрозу присутствия России на Кавказе. Среди азербайджанских исследователей некоторые аспекты исследуемого нами вопроса освещены в трудах Ф.М.Алиева, А.А.Абдурахманова, С.Б. Ашурбейли2, и т.д.

Наиболее подробно деятельность английской компании в бассейне Каспия рассмотрена в монографии Л.И. Юнусовой3, где приводиться интересные сведения о стремлении англичан иметь собственный флот на Каспии, а также о судостроительной деятельности Д. Эльтона для Надир шаха. В советской историографии деятельность английской компании и в связи с этим и деятельность Дж. Эльтона, рассмотрена в трудах А.И. Юхта, О.П. Марковой, Н.Г. Кукановой4 и т. д. Несмотря на богатые источниковедческими и историографическими материалами эти труды, написанные в советский период, имеют некоторый идеологический тон. В особенности всячески отрицается вероятность того, что инициатива иметь собственный флот на Каспии могла принадлежать Надир шаху, и утверждается, что она была навязана английской компании, с помощью своего агента Д. Эльтона. Исследуемый нами вопрос подробно рассмотрен в зарубежной историографии. В целом зарубежная историография в отличие от советской, склонна рассматривать попытку создания флота на Каспии как инициативу самого Надир шаха, а деятельность Д. Эльтона была направлена на то, чтобы помочь ему в этом, однако из-за нежелания России допускать какое-либо другое государство на Каспийское море, деятельности Русской компании был положен конец. Среди зарубежной историографии в основном следует отметить труды Л.Локкарта, В.Флура, К. Ридинга 5, а также Р.Маркхам, А.Басуани6, и др. В силу всего выше сказанного, исследование вопроса о попытках создания Надир Шахом на Каспии военно-морской флота во второй четверти XVIII в. представляет собой интересную тему для исторического анализа.

В начале XVIII в. Азербайджан входил в состав Сефевидского государства, которое с конца XVII и начала XVIII вв. находилось в состоянии крайнего упадка. В 20х г. XVIII в. кризис Сефевидского государства завершился его крахом. Полная неспособность выродившейся монархии Сефевидов к эффективному противодействию внешней угрозе привела к капитуляции шахского двора перед афганским предводителем Мир Махмудом, а шах Султан Хусейн7 вынужден был уступить власть афганцам.8 Как отмечает Браун, коллапс власти в Иране стал сигналом для агрессии соседних империй, первая военная агрессия началась со стороны России- государства, которое до этого не было врагом Ирана.9 Получив известия о поражении под Исфаганом шахских войск (в марте 1722 г.) Петр I предпринимает свой каспийский (персидский) поход (в 1722-1723гг.) результатом которого явились значительные территориальные приобретения в Прикаспии. Османская империя не могла позволить России утвердиться на юге Кавказа и, объявив все эти владения принадлежащим ей по наследному праву 10, она также приступила к захвату этих земель.

Активность Османской империи и России на Кавказе подогревалась тем, что ослабленный нашествием афганцев и междоусобной борьбой Иран, уже не мог поддерживать свою власть в этом регионе. Тяжелые последствия афганской, турецкой и русской оккупации способствовали подъему освободительной борьбы против захватчиков под руководством талантливого азербайджанского полководца Надир Гули Авшара11, изгнавшего в конце 1729 г., афганцев из Исфагана.12 Воспользовавшись неудачными военными действиями шаха против Турции, Надир в августе 1732 г., сверг с престола шаха Тахмасиба и провозгласил шахом его сына — малолетнего Аббаса III; то есть начиная с этого времени Надир стал де-факто полновластным правителем.

По мере усиления власти и влияния Надира он потребовал от Османской империи и России возвращения всех земель, ранее принадлежавших Сефевидам. В результате Россия, понимая, что не сможет далее удерживать захваченные ею территории согласилась вернуть все оккупированные ею территории, по Рештскому (1февраля 1732г.) и Гянджинскому (21 марта 1735г.) договорам. В результате длительных переговоров Османская империя также вынуждена была уступить захваченные земли. Согласно договоренности (в марте 1736 г.) было решено вернуться к границам, установленных по договору 1639 г.13 Обеспечив себе полную власть в стране Надир в марте 1736г. вытеснив Сефевидскую династию, провозглашает себя Шахом.14

Интерес соседних государств в этом регионе был в основном обусловлен, стремлением установить свое господство на Каспии из военно-стратегических экономических и, прежде всего торговых преимуществ данного региона. Каспийское море являлось транзитной артерией связывающей не только с Ираном, но и Южным Кавказом, Центральной Азией, а также с Индией. Из Азербайджана на внешний рынок поставляли в основном щелк-сырец, хлопок, шерсть, шелковые и хлопчатобумажные ткани, пряности, фрукты, вина и т.д. Самым ценным предметом экспорта является щелк-сырец. Заинтересованность в торговле шелком, кроме России и Турции, проявляли, и некоторые европейские государства. Наиболее заинтересованно и активно выступала Англия. Согласно Перри, Британия проявляла заинтересованность в участии в торговле через Каспий еще со времен Сефевидов.15 С этой целью создавались торговые компании английского купечества, которые лоббировали подписание выгодных торговых договоров с Россией.16

В 1739г. Русская компания отправила в регион с разведывательной целью своих агентов Д. Эльтона и Мунго Грема. Ознакомившись с местной торговлей, англичане пришли к выводу, что торговля в бассейне Каспийского моря сулит большие выгоды.17 Маркхам отмечает, что самым значительным событием в правление Надир Шаха была попытка некоторых английских купцов установить торговлю с Персией через Россию и Каспийское море.18 В целом следует отметить, что в цепи причин, привлекающих Англию и Россию в бассейн Каспийского моря, одно из первых мест благодаря морским гаваням, оживленной международной торговле, сосредоточенной в его городах, емкости рынков сбыта, богатству источников сырья и выгодному стратегическому положению, занимал Азербайджан.19

По мнению Л. Юнусовой, английская торговая экспансия в этом регионе, преследовала далеко идущие цели — уничтожить экономические связи России с Ираном, монополизировать торговлю шелком, порвать политические отношения России с Ираном. Для осуществления своих планов Англии, в первую очередь, необходимо было иметь свой флот на Каспии. 20 С этим согласны почти все советские исследователи, хотя, по мнению английских исследователей, действия Эльтона совершались по его собственной инициативе.21 Мы не можем согласиться полностью как с мнением большинства советских, так и зарубежных историков. Несомненно, Англия была заинтересована в торговле в этом регионе, кроме того, осознавая политические преимущества доминирования в этом регионе, стремилась к этому. Поэтому нам кажутся неправдоподобными утверждения зарубежных авторов, что Эльтон действовал по собственной инициативе. Англичане рассчитывали получить от этого свои выгоды, правильно расценив, что у иранцев незнакомых с мореплаванием, флот фактически будет находиться в руках построивших его англичан.22 Как верно замечает Л.Юнусова, это стало началом английского проникновения в бассейн Каспийского моря.23 В то же время мы не можем согласиться полностью с мнением советских историков, что идея создания флота принадлежала Англии, которая в лице агентов своей Русской компании добившись поддержки от Надир шаха, принялась за осуществление этой инициативы. Такая концепция оставляет в тени политику, проводимую Надир шахом направленную на усиление своего государства. У нас не вызывает сомнения тот факт что Надир шах прекрасно осознавая значение Каспийского флота, преследовал далеко идущие цели в военно-политическом и экономическом аспектах, главным образом направленные на укрепление своей власти в регионе.

В то время единственный фактический флот на Каспийском море имела только Россия, так Петр I стремясь укрепиться в этом регионе, построил довольно сильный флот на Каспии; в момент кончины Петра I, Россия имела около ста судов на Каспийском море.24 Как указывает С. Ашурбейли — Царское правительство предпринимало все меры для запрещения развития местного судоходства.25 В частности Россия запрещало ввоз определенных видов продукции, к ним относились — оружие, порох, свинец, сера, селитра и прочее, что принадлежало к военной амуниции, корабельный лес и судовые припасы, драгоценные металлы.26 Такая политика была направлена на то, чтобы помешать строить оборонительные сооружения, строить корабли, вооружать войска, изготовлять орудия производства. Российское правительство исходило из того, что в противном случае это могло нанести ущерб как экономическим, так и главным образом политическим интересам России. В интересах России было не допустить чтобы какая то другая держава, чья бы то ни была на Каспийском море утвердилась.27 Главным мотивом всяческого противодействия российским правительством строительству флота на Каспии было сознание того, что сильный Каспийский флот представлял бы реальную угрозу завоеваниям России в этом регионе. На это указывает и Д. Эльтон, в одном из своих писем которое приводит Л. Юнусова, персидский флот мог бы российскому оружию препятствие приключить в случае какого-либо будущего покушения против северных персидских провинций по берегу Каспийского моря лежащих.28

Как отмечает Д. Эльтон в своих письмах, он предложил свои услуги Надир шаху, который был заинтересован в создании каспийского флота.29 Дюранд так характеризует деятельность Д. Эльтона — Эльтон, служа Надиру…. Следил за работой по строительству эскадры кораблей… Целью его было превратить Каспий в персидское озеро.30 Как указывает Керзон, цели Надира в создании собственного флота на Каспии были следующие — препятствовать постоянным нападениям туркменских пиратов на восточные берега его империи, наказать и подчинить непокорные племена лезгин на западном берегу, и прибрать в свои руки монополию на торговлю с Астраханью, а также установить персидскую власть над как можно большей частью прибрежной зоны.31 Сайкс также пишет, что помимо необходимости создания флота для обеспечения войск продовольствием в ходе военных действиях против горцев, дополнительным мотивом было стремление разделить (sharing) торговлю и власть на Каспии.32 Кроме того, Надир шах был недоволен торговой монополией России на Каспийском море.33 Принимая во внимание все выше перечисленное, главной целью Надир шаха на наш взгляд было добиться именно военного превосходства на Каспии. Надир шах обладая талантом великого полководца, не мог не понимать, что доминирование на Каспийском море имеет важное стратегическое значение, тем самым он, во-первых, обезопасил бы свои северные границы, во-вторых, обеспечил надежные поставки продовольствия своим войскам в случае начала военных действий в этом регионе, в частности в случае вторжения российских войск. Стремление к экономическим выгодам на наш взгляд занимало Надир шаха в последнюю очередь, главным мотивом Надир шаха было ослабить позиции России в регионе.

.

Продолжение следует…

1 После установления Англией торговых отношений с Российским государством, в 1555 г. была основана Московская компания (Moscow company). Впоследствии она была переименована в русскую компанию (Russian company), поэтому в исторической литературе встречаются оба названия — Московская применительно к XVIXVII вв. и Русская к XVIII в.(223, ст.249-250)

2 Əliyev F.M. XVİİ əsrin İ yarısında Azərbaycanda ticarət. Bakı, 1964, (с.100-117). Ф.М. Алиев Русско-английское соперничество за Каспийскою торговлю и Азербайджан в 40х г. XVIII в., Материалы по истории Азербайджана, Баку, 1963, (ст. 69-87); Абдурахманов А. Азербайджан во взаимоотношениях с Россией, Турцией и Ираном в I-ой половине XVIII в. Баку, 1964г., (ст. 98);

3 Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бассейне Каспия, Баку, 1988; Л.И. Юнусова Политика Англии в бассейне Каспийского моря в 30-40х годах в английской историографии, Историография Ирана нового и новейшего времени, Сборник статей, Москва, 1989г., ст. 249-268; Велиева Л.И. (Юнусова Л.И.) К вопросу о причинах проникновения английского торгового капитала в Азербайджане в первой половине XVIII в. Известия АН АзССР, Серия история, философия и право, 1991, № 1, (ст. 43-52).; Велиева Л.И. Новые данные о поисках англичан на Каспии во второй четверти XVIII в. по сообщениям русских консулов. Доклады, АН АзССР, 1981, том 37, № 6, (ст. 80-84).; Ашурбейли С.Б. История города Баку (период средневековья). Баку,1992, (ст. 311).

4 Юхт А.И. Торговля России с Закавказьем и Персией во второй четверти XVIII в. История СССР, №1, 1961, (ст.131-146). Юхт А.И. Торговые компании в России в середине XVIII в. Исторические Записки, Москва, 1984, том 111, (ст. 238-295). Маркова О.П. Россия, Закавказье и международные отношения в XVIII века. Москва, 1966; Куканова Н.Г. Русско-иранские торговые отношения в конце XVII — начале XVIII вв., Исторические записки, т.57, Москва, 1956, ст. 232-254.

5Lockhart L. Nadir Shah. A critical study based mainly upon contemporary sources. London, 1938; Reading D.K. The Anglo-Russian Commercial Treaty of 1734. London,1938. (р.220-229); Floor W. The Iranian Navy in the Gulf during the eighteenth century. Iranian Studies, Published in the USA. Vol. XX, 1, 1987, (p. 31-53).

6 Markham C.R. A general sketch of the History of Persia. London, 1874, (р.310-311); 1938Bausani A. The Persians from the earliest days to the twentieth century, London, 1971, (р.160 )

7 Шах Султан Хусейн правил в 1694-17222гг.

8 The Cambridge history of Iran: From Nadir Shah to the Islamic Republic., Vol. VII, Cambridge, 1993, p.15.

9 Braun H. Iran under the Safavids and in the XVIII century. Translated and adapted by Bagley F.R.C. The Muslim World, A history survey, part III, 1969, p.199.

10 Chance F. Georg and Peter the Great after the Peas of Nystad. The English History Review, Vol. XXVI, №160, р.291, НАН Азербайджана архив ИИ, инв.№8393.

11 Исследуя вопрос о происхождение племени Авшаров, большая часть историков, во главе с одним из самых авторитетных исследователей этого вопроса Локкартом, склоняются в пользу утверждения о тюркском происхождении племени. Изучив многочисленные источники, Локкарт склоняется в пользу данных историка Фазллулаха Рашиддадина, который характеризует Авшаров как тюркские народы, обитающие на равнинах, и отмечает что Авшар (или Авушар)- мифический основатель племени, сражался в правом фланге войск, своего деда Огуза, легендарного предка тюрков. Во время нашествия монголов в XIII в. авшары переселились из центральной Азии и обосновались в Азербайджане. Локкарт ссылаясь на данные Мирза Мехди- автора Тарихи Надири, указывает что Надир принадлежал к ветви Кырклу (или Кырыклу сорок народов), которая переселилась в Хорасан во времена шаха Исмаила. (Lockhart L. Nadir Shah., р.17)Шах Исмаил I комплектовал свою огромную армию в основном из Авшаров и шести других тюркских племен, а именно Шамлу, Румлу, Устаджлу, Тахалу, Зул-Кадар и Каджар. Подтверждением тюркского происхождения Надира служит по Локкарту и тот факт что в качестве разговорного языка он предпочитал турки (восточно-турецкий). (Lockhart L. Nadir Shah., р.1274) (имеется ввиду азербайджанский язык- Г.Н.)

12 История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века, Ленинград, 1958, ст. 316-317.

13 Мустафазаде Т.Т. Азербайджан и русско-турецкие отношения в первой трети XVIII в. Баку, 1993, ст. 201-202.

14 Lockhart L. Nadir Shah., р.104.

15 Perry J.P. Karim Khan Zand (1747-1779). Chicago and London, 1979, p. 249.

16 В результате политического сближения Англии и России в конце 20-г. XVIII в., Англия добилась у России больших торговых привилегий, которые были юридически оформлены англо-русским договором 1734 г. Важное место в договоре занимала восьмая статья, согласно которой английские купцы получили право торговать с Ираном транзитом через территорию Русского государства с уплатой 3% пошлины с оценочной суммы товаров. (Curzon G.N. Persia and Persian question, Vol. II, London, Longmans, 1892, p.541.)

17 Велиева Л.И. Новые данные о поисках англичан….. Доклады, АН АзССР, 1981, том 37, № 6, ст. 80-81.

18 Markham C.R. A general sketch of the History of Persia., p. 307.

19 Велиева Л.И. К вопросу о причинах проникновения …. Известия АН АзССР, 1991, № 1 ст. 50.

20 Л.И. Юнусова Политика Англии в бассейне Каспийского моря в 30-40х годах …, ст. 254.

21 Curzon G.N. Persia and Persian question, Vol. II, p.391.

22 Юхт А.И. Торговые компании в России…, ст. 253.

23 Л.И. Юнусова Политика Англии в бассейне Каспийского моря в 30-40х годах …, ст. 261.

24 Главнейшим типом судов были в то время корабли 2- или 3-дечные (40 — 100 пушек), фрегаты (до 30 пушек), пинки, гекботы, гукары (вроде корвета), шнявы (бриги, с 18 орудиями). Галерный (весельный) флот состоял из галер (до 130′ длины) и скампавей (меньшего размера галера, с 1 пушкой большого калибра на носу и несколькими мелкими) и других мелких судов. http://www.rusarchives.ru/guide/rgavmf/predmet.shtml

25 С. Ашурбейли История города Баку (период средневековья), ст. 311.

26 Юхт А.И. Торговые компании в России в середине XVIII в., ст. 238.

27 Атаев Х.А, Торгово-экономические связи Ирана с Россией в XVIII — XIX в.в., Москва, Наука, 1991, ст.53.

28 Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бассейне Каспия, ст.77.

29 Сборник Императорского Российского Исторического Общества, Том 102, С. Петербург, 1897, ст.407-410.

30Durand M. Nadir Shah. London, 1908, p. 226.

31 Curzon G.N. Persia and Persian question, Vol. II, p.391.

32 Sykes P. A history of Persia, vol. II, London, 1921, p.272.

33 The Cambridge history of IranVol. VII, p.60

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=662

Россия утратила возможность стратегического маневра

Интервью  ЭХО Москвы с российским экспертом Максимом Шевченко.

—  Скажите, вот этот благостный визит Медведева, встреча с Обамой – он вообще о чем говорит? Это какая-то другая картинка? Для кого-то еще? Если ведется некая политика, сложная, многоходовая, с влиянием там на всех на свете.

Моя позиция – она мною высказывалась, я не боюсь его высказывать и буду. Я считаю, что после присоединения к санкциям по Ирану Россия утратила возможность стратегического маневра, в частности, в регионе Малой Азии и Причерноморском регионе. Потому что теперь Россия сама не может делать никаких шагов в этом направлении, она связана санкциями, а Конгресс США в ближайшее время примет закон об усилении санкций против Ирана, который будет иметь статус закона Североамериканских Штатов. И Россия хочет, не хочет, она к этому закону, естественно, не присоединится, но так как Россия косвенно уже санкции приняла, то есть подключилась в фарватер американской политики, то закон, который примет Конгресс, который будет несравненно более жестким, чем санкции, прошедшие через Совет безопасности. Несравненно. Я уверен, что он будет с перечнем фирм, компаний и так далее, достаточно широким. Россия должна будет смириться с этим давлением на Иран или выйти из режима санкций опять через Совет безопасности. Вообще, это была достаточно серьезная ошибка.

— А можно сейчас эту ситуацию переломить? Вот как вам видится?

— «Переломить»? Что вы имеете в виду?

— Вот, вы сейчас говорили о том, что Россия прогнулась фактически под Штаты. И сейчас уже они скажут, что это шпионы, мы скажем «Да, конечно» и отдадим им кого попросят.

— Ну, я думаю, что в обмен на обещания содействия созданию мирового финансового центра и мирового центра IT-технологий, которую, по крайней мере, публично (я смотрю по публичным источникам только, которые сопровождали таким фоном визит президента в США). В обмен на эти неподтвержденные никакими документами обещания, только, наверняка, на словах (содействие модернизации американцы обещали). Не факт еще, что Обама после выборов в Конгресс, которые будут осенью, сможет исполнять свои обещания в полной мере по отношению к России, кстати.

— Мы получили какие-то пустяки в обмен на серьезные уступки.

— Я считаю, что мы получили мыльные пузыри в обмен на… Нет, пока это не уступки. Но просто проблема – мы сами себе связали руки. У американцев визит госпожи Клинтон показывает, что у американцев статус гораздо больше. Американцы в этом регионе могут выходить напрямую с каждым лидером каждой страны, Украины, Грузии, Азербайджана, Армении. А мы даже знать не будем, о чем они там разговаривают, поскольку госпожа Клинтон не собирается докладывать господину Лаврову о своих переговорах, которые проходили за закрытыми дверями. И остается только гадать, чем мы и занимаемся.

В частности, в контексте недавней эскалации в зоне Карабахского конфликта и документа, который был принят государственной Минской группой, где говорилось о возможности вооруженной эскалации в этом документе. Значит ли это, что, в частности… Ведь, последствия управляемого военного конфликта на Карабахском фронте могут быть для американцев очень благоприятными. Они могут не слишком серьезно отразиться на судьбе Азербайджана или Армении, но могут быть весьма благоприятны в контексте дальнейшей изоляции Ирана и подготовки вооруженного удара по Ирану. Вот здесь открываются такие возможности игры, такие возможности таких страшных шахматных партий и таких плясок в стиле уже не Марлезонского балета, а кого-то авангардного бродвейского балета, что просто, как говорится, становится… Ну, хочется быть очень внимательным и последовательно изучать все эти возможности. Потому что, еще раз, каждая возможность теперь, каждая возможность войны, возможность мира, возможность дестабилизации в любой стране – она теперь стала иметь место. Показательно: арест этих 11 шпионов – это демонстрация силы. Это безусловная демонстрация силы.

— А у нас? У нашей властной элиты, вот, что? Какие интересы? Что ими движет?

— Я думаю, что у российской элиты и у России интерес такой – чтобы внутриамериканская политическая борьба, которая там развивается и приобретает достаточно серьезные масштабы. По крайней мере, еще раз повторюсь, я был в Штатах где-то 2 недели назад, и меня поразила та ненависть, которая со стороны республиканской части общества направлена на Обаму в связи с социальной реформой, в связи с его позицией по Ближнему Востоку. Даже в связи с его уступками по СНВ в связи с договором, который они с Медведевым подписали. Вот, я думаю, что там развернется очень серьезная борьба, выборы в Конгресс для демократов – в ходе выборов у них практически нет пространства для маневра, у республиканцев очень много точек критики Обамы и демократов. Для демократов вопрос заключается в том, чтобы они проиграли выборы в Конгрессе не с разгромным счетом, условно говоря, чтобы сохранить хоть какое-то влияние на принятие решений представительской власти в США. И отталкиваясь от этого, дальше на следующем витке, втором 2-летии президентства выйти на президентские выборы, на которые, возможно, пойдет не Обама, а Хиллари Клинтон. А, может быть, и сам Обама. По крайней мере, Клинтон демонстрирует возврат к некоей политике, которая ассоциировалась, скорее, с республиканцами. То, что поехала она, а не Джо Байден.


Ольга Журавлева

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=66604

Влияние Евразийской торговли на Кавказские народы

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=659

Севда Сулейманова,

Институт Востоковедения Национальной Академии Наук Азербайджана

Китайские источники отмечают страну Фулин в конце пути к византийским колониям. Ученые пришли в выводу, что Fulin – это Rom, перешедшее в китайский из согдийского From. К туркам согдийский From перешел в форме Apurum. В Орхонских надписях среди племен, пришедших на похороны Бумын хагана (552г.) отмечается апар апурум (вар-пурум), в чем видели племя аваров (apar). Парпурум сопоставляли с телеским племенем фуфуло, т.к. к VII в. племя а-бо (apar) входило в состав огузской конфедерации (теле). Но после раскрытия Fulin от Rom, стали считать, что Apar и Apurum – это разные западные народы и если Apar – это и авары, то под Apurum подразумевается какое-то византийское посольство (1,с.64-84;2,с.73). Но следует заметить, что когда в Орхонских надписях позже снова перечисляются те же племена, отсутствует и апар, и апурум. Это естественно, т.к. авары-хиониты (вар-хуни) ушли в Европу, а оставшиеся выступали в оппозиции в различных конфедерациях. Китайский источник (Hueich`ao) сообщает, что гёг-турки продвигались вперед, постепенно завоевывая Фулин, но полностью покорить его не смогли. Б.Огел считает, что в этой информации отражается тот факт, что гёг-турки несколько раз брали Крым. Но здесь речь идет о том, что гёг-турки, которые пришли в Европу, преследуя аваров, завладели Шелковым путем, завоевав аваров-хионитов (вар-хуни) и эфталитов. Значит под Фулином имеются ввиду хиониты-авары, контролирующие Шелковый путь, или же определенная группа, куда входили хиониты, эфталиты (на Гиндикуше), возможно, и таугасты (на Тян-Шане).

Возможно, Фулином называли Парфию, которая долгое время сохраняла за собой выгодную роль посредников в торговле между Китаем и Римской империей. Китайские источники говорят о судоходстве на Аму-Дарье только в рассказе о парфянах. После распада Парфии это название могло перейти к образованиям, возникшим на этой почве. Происхождение парфянских Аршакидов возводят к племенам парна (апарна), которых связывают со значением горцы, исходя из апарвверху. И.М.Дьяконов отмечает, что название Парфии восходит к мидийскому и означает окраина, край (3,с.69). Во время восстания кушанов, хионитов, эфталитов отдаленная страна Апар или Апаршахр у Нишапура в источниках (Елише, Себеос) представляется военным лагерем в восточных пределах Персии. Хамдуллах Казвини отмечает недалеко от устья Куры город Апаршахр, который С.Т.Еремян, как и город Aparhunik (Манавазакерт), связывает с племенем апарнов, обитающим в пределах области Баласакан-Каспиана (4,с.56). Армянская география (VII век) также отмечает город Варазманавар недалеко от Куры, что С.Ашурбейли связывает с аварами, поселенными в Албании (5,с.63).

Грузинские источники повествуют о свирепых племенах бунтурков, живущих по течению реки Куры в четырех городах. Источник называет их йарусеями (йавуссеи) и говорит об их крепостях на скале Саркинети. Относительно бунтурков следует заметить, что и после ухода аваров в Хорватии, Венгрии правителей областей, наместников называли аварским военно-административным термином бан (от баян), означающим знатный, вельможа (6,с.24). В Родословии Ксанских эриставов отмечается о назначении Юстинианом I самых знатных аваров на должности правителей Карталинии. Что касается йарусеев, следует отметить, что лакцы называют аварцев йаруса, а местные источники (Дербент-наме, Ирхан-наме, Тарих-Дагестан и т.д.) называют аварцев рус (ср. зиги-языги). Возможно, этот этноним связан с древним этническим пластом Восточной Европы и Средней Азии – арсии (ас-яс, аорсы-йансай), к которым относились парфянские Аршакиды (кит.Аньси). В их руках был древний путь из Северного Причерноморья на Восток. К арсиям, видимо, относились древние неславянские росы, титул хаган шах ар-Рус, дотюркютский хазарский род Анса (7,с.219), хоронимы Рус, Арсиани (Аришиани) в северо-западной Албании и т.д. Саркинети, где поселились бунтурки, можно сравнить с варягским названием Сарира – Серкланд (Экспедиция Ингвара путешественника), сиракским союзом сарматских племен в предкавказских степях и страной серов – Серики, откуда шел северный путь китайской торговли. Отсюда, видимо, термин черикконвоир. Возможно, изначально со службой конвоя были связаны названия черкесов, черкасов (украинцы), шерикес (казахи), киргизов. О.О.Прицак отмечает, что авары – ю-вень (ср. Явань-Йунан-Рим), которых китайские источники называют восточные варвары (Дун-Ху), считались гегемонами степи и хранителями северных границ (8). Под северной границей, видимо, нужно понимать отправной путь китайской торговли через Согдиану (по Аму-Дарье) и Каспийское море, который контролировали авары-хиониты.

В этой связи следует заметить сведение Страбона об албанском городе Айниана на Каспийском побережье, где описываются гробницы, прорицалище спящих. К.Тревер и Андреас связывают его с местностью Хани или Ханхани в Армянской географии (VIIв.), исходя из иранской формы Hanian. Hanian можно соотнести со старым названием города Баку – Хунсар, этимологизируя его как град хонов или хионитов (авест.Huaona — хиониты). Согласно преданию, записанному Б.Дорном, это — имя правителя, обосновавшего Баку. Он также приводит расплывчатые сведения о развалинах легендарного города Шахри Йунан (Хунан?) вблизи Баку (9,с.66,171), что согласуется с айнианами, в которых видят греческих поселенцев. Были ли здесь согдийцы, или хиониты, правившие в Согде, или же греческие поселенцы, они имели отношение к связывавшему Восток и Запад сухопутно-водному пути по Каспию, где Баку был важным портовым городом с естественным горящим маяком. Согдийцы (в манихейской форме – Сули) сыграли важную роль не только в образовании городов в торговых колониях, но и в распространении религии (манихейства, буддизма). Возможно, манихейство было занесено в Албанию из Согда, откуда оно проникло в Китай и туркам, и где до Х в. существовали алоу-хона и ханака манихеев — замки для богослужения и отправления поста, с которыми можно сравнить комплекс дворца Ширваншахов. Догмы манихейства, интегрировавшие в суфизм, вложены и в структуру Бакинской башни, которая к тому же близка к образу тамги хионитов, которая относилась к хионитам, эфталитам, кушанам (10,с.222-224,227-228;11,102-119).

Сведения античных и китайских авторов о существовании водного пути из Центральной Азии по Каспию (в широтном направлении) в Албанию, затем по Куре в следующие местности и далее в Черное море, также подтверждаются археологическими раскопками, свидетельствующими о существовании на правобережье и левобережье Куры поселений городского типа, которые могли возникнуть с целью обслуживания купеческих караванов. Эти города являлись узловыми пунктами, обеспечивающими функционирование одной из наиболее оживленных трасс Великого Шелкового пути (12,с.205-209;13,с.22). Из этих узловых пунктов через горные перевалы, проходы и тропы (Салаватский, Саваланский, Кодорский, Сарыбашский, Диндидагский, Цорский, Шахдагский и т.д.) товары перевозились в различные области Кавказа, о чем говорит большое количество античного импорта, выявленное в могильниках на территории Азербайджана и Дагестана (14,с.296-299;15,с.111-119). Табари отмечает по обе стороны Куры два города – Тифлис на юго-западе и Сугдабил на юго-востоке, где жила жена Тифлисского эмира Исхака – дочь владетеля Сарира (16,Т.IX,с.192). Мюнеджим-башы также упоминает ворота Сугд, где Буга распял тело Тифлисского эмира Исхака. В.Ф.Минорский считает, что название Сугд, означающее место скорби на грузинском языке, никакого отношения к Согду не имеет. Но Табари, Ибн Хордадбех говорят, что город Сугдабил был построен Ануширваном вместе с Баб ал-Абвабом и сюда из Согда были переселены гарнизоны. Табари утверждает, что Фируз еще раньше Баб ал-Абваба воздвиг в труднодоступном пути в области Сул рядом с Джурджаном строения из скал (16,Т.II,с.100,101). Под Сулом, обычно понимают или Гурган на юго-западном побережье Каспия или же Дербентский проход, но Табари, видимо, имел в виду проход Цор (Цоор кац) в албанской области Лпиния на границе с Джурджаном – Грузией. С проходом Цор, который также называют Хунсвери (перевал хонов), мы отожествили пахак хонов (хоны, как мы отмечали, могут обозначать хионитов, эфталитов, кушанов) в пограничной области Чор в армянских и албанских источниках, где во время восстания в Армении в 450 г. располагалась ставка персидского марзбана (17,с.56). Здесь в битве между армянскими и персидскими войсками у берегов реки Лопнас персам помогали баласаканы и лпины (М.Каланкатуйский, Л.Парбский, Егише,). Так, область Цор или Чор у Табари называется Сулом, как называли и Дербентский проход.

Сули является китайской транскрипцией манихейской формы слова Согд. Видимо, в северной Албании существовали согдийские торговые колонии, как и на юге — в Баласакане (на юго-западном побережье Каспия), или же в Крыму, где имелось поселение Сугдак (там же следует указать город Фулл или Сугде-Фульскую митрополию). В Туркестане всю страну называли Сули (Махмуд Кашкари называет жителей Баласагуна – сугдак, т.е. согдийцы). Согдийцы основали целый ряд торговых колоний в Средней Азии на пути до Китая. Китайские источники знали хуни – хионитов в стране Суде – Согде, над которой они господствовали (18,с.107). Связь с Согдом и хионитами, к которым мы относили пахак хонов, подтверждается также названием Хени этой области. С.Т.Еремян и С.Ащурбейли связывают албанский округ Хени с гидронимом Ганых – Алазань, и также с хенутами (генук) Армянской географии и античными хениохами, к которым можно добавить современных генухцев – дидойцев в юго-западном Дагестане. В связи с хениохами мы выявили еще одно название этой области в парфянской версии надписи царя Шапура – Sykn, что соотнесли с согдийским (манихейская форма) Sykn (военный лагерь > дворец, замок) (19,с.101). Sykn можно связать с зекенами (цекан) Армянской географии, которых отмечают вместе с хенутами, и топонимом Зекан-тала (совр. Закаталы).

Хиониты (вар-хуни — авары) из сарматского круга были марзбанами как в северных, так и в восточных провинциях Ирана. С ними можно связать воспетого Низами Гянджеви в Искендер-наме владыку Сарира, который служил дому Кайхосрова. Леонти Мровели говорит о царе леков Ипаджадже (араб. сибасиджа — спасиг) или главаре леков, родом хузанха и чародея. Его можно соотнести с Абухвастро грузинского источника, который представляется потомком правителей нагорья и управляет Цукетией, Тушетией, Хундзахом и всеми язычниками тех мест (Джуаншериани). В генеологической истории кавказских народов — таргомосидов у Л.Мровели Хозоник из рода Лекана в горной теснине воздвиг город Хозонихети. Хозонихети — это центр царства Сарира (Авар) Хунзах на территории нагорного Дагестана. Имя XwzunkXwazenak, засвидетельствованное в древнехорезмийских памятниках в известной форме парфянских имен, связывают или с корнем xuzподниматься, или xwazainaс хорошим оружием (20,с.38). Первое сходится с этимологией апарвверху.

Исходя из вышесказанного один из титулов владетеля Сарира – Филан-шах можно соотнести с Фулином, что связывают с аварами-хионитами (Апар Апурум). Буддийский монах (Usuantzang) в своих путевых записях 646г. пишет, что на юго-западе Фулина находится королевство амазонок (1,с.87). Далее он рассказывает ту же историю об амазонках, что и античные авторы, которые помещали воинственных амазонок у Алазани рядом с гелами и легами. Локализация Фулина в северо-западной Албании может оправдываться древней шелководческой традицией этой области и тем, что здесь проходила торговая линия Гилян-Шемаха-Астрахань, о чем говорит знаменитый Шекинский каравансарай и известный центр шелководства Ханабад (Царабад). Накануне восстания 1877г. Карла Серена писала — между Шеки и Закаталой имеется большая торговая дорогая, где можно встретить даже американских купцов. Но в связи с обстановкой никто не выходит в дорогу (21). В нач. XVIII в. И.Г.Гербер описывал промысел Джара — Имеют землю хорошую, пашни, сады, шёлковые заводы…. С Фулином связывается еще одна традиция. Б.Огел утверждает, что китайские источники отожествляют Фулин с Ликаном. В записках путешественника Чанг Чуена говорится об акробатах (канатоходцах) Ликана (1,с.64). В связи с этим можно отметить бродячие труппы дарвозов (пахлюманов) в Средней Азии, связанных в древней традицией и суфийскими орденами. Особенно славились дарвозы лезгины из Дагестана, большею частью из с.Цовкра Лакского округа, которые гастролировали в Китайский Туркестан (22,с.7-9). Так, еще раз доказывается связь Фулина или Ликана с Кавказом и участие кавказских народов в международной торговле в Великом Шелковом пути. Авары-хиониты ассимилировались с албанами, картами, армянами. Интеграция Запада-Востока повлияла на этногенез не только аварцев, но и чеченцев, лакцев, кайтаков, ингилоев, сванов и других народов Кавказа.

Литература

  1. Bahaeddin Ogel. Göktürk yazıtlarının apurimları ve fu-lin problemi. Belleten. IX, 33
  2. Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники. М.,1964
  3. Дьяконов И.М. История Мидии. М.-Л., 1956
  4. Еремян С.Т. Страна Махелония надписи Кааба-и-Зардушт, ВДИ, 1967, №4
  5. Ашурбейли С. Государство Ширваншахов (VIXVIвв.). Б.,1983
  6. Фердо Чулинович. Дрзавноправна итория Югославенски земаля.Загреб,1961
  7. Peter B.Golden. Khazar Studies. Budapest 1980
  8. Прицак О.О.Протомонголы в Хазарском Закавказье. Всесоюзная конференция востоковедов. М.,1991
  9. Дорн Б. Каспий. СПб.,1875
  10. Сулейманова С.А. Храм Большой Медведицы в древнем порту Баку. Археология и этнография Азербайджана. Б.,2005.№1
  11. Гаджиев М.С. Гемма-печать царя Албании Асвагена. ВДИ. 2003, №1
  12. Гошгарлы Г. Могильники древнего Мингечаура как показатель международных торговых связей Кавказской Албании. Археология Кавказа. Тб.,2006.№1.
  13. И.А.Бабаев. Города Кавказской Албании в IVв. до н.э.-III в. н.э. Б.,1990
  14. Давудов О.М. Материальная культура Дагестана Албанского времени. Мх.,1996
  15. Гаджиев М.С. Между Европой и Азией (из истории торговых связей Дагестана в албано-сарматский период). Мх., 1997//12,с.205-209;13,с.22*14,с.296-299;15,с.111-119
  16. Tarih at-Tabari. Tarih ar-rusul va-l-muluk liabi Cafer Muhammet bin Cerir at-Tabari. C.II. Mısır, 1961; C. IX. Mısır, 1968.

  17. Сулейманова С.А. Этнополитическая история северо-западной Албании в свете архетипов в местных источниках. Известия (серия истории, философии и права) НАНА. Б., 2004, № 4
  18. Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962
  19. Согдийские документы с горы Муг. Вып.II (чтение, перевод и комментарии В.А.Лившица). М.,1962
  20. В.А.Лившиц, М.М,Мамбетуллаев. Острак из Хумбуз-тепе. Памятники истории и литературы Востока (статьи и сообщения), М.,1986
  21. Карла Серена. Мое путеществие; Александр Дюма и 20 лет спустя (на азерб.яз.). Гобустан 34, 1985
  22. А.Боровков. Дарвоз. Бродячий цирк в Средней Азии. Ташкент, 1928

Психология толерантности в Азербайджане (Часть II)

Таир Фарадов

Перед наукой, изучающей межнациональные отношения, возникают очевидными две взаимосвязанные задачи. Во-первых, создать соответствующую современным тенденциям глобального развития теорию культуры межнационального общения. Так, согласно одному из наших экспертов, культуру межнационального общения можно определить как сложившуюся естественно-историческим путем нормативность и этику во взаимоотношениях представителей различных этносов. Во-вторых, учитывая специфику межнациональных отношений в Азербайджане, отразить в ней своеобразие культуры общения и взаимодействия наших народов.

Можно, конечно, предположить, что во время кардинальных, глобальных перемен люди в большей мере склонны к тому, чтобы разбрестись, разбежаться по своим национальным квартирам и озабочены лишь проблемами своей нации, своей национальной группы. Однако не подлежит сомнению, что полноценное развитие этносов невозможно в изоляции от других народов. Поэтому наряду с ярко выраженной тенденцией к национальной самоидентификации, которая не происходит в отрыве от понимания и признания других народов, всегда имеет место стремление народов к общению, сотрудничеству, коммуникации.

Хотя значение собственно этнокультурных моментов в жизни населения является очевидным, столь же очевидно, что мы живем в век глобализации и интеграции, которые тоже имеют свою притягательность, равно как и свои противоречия и проблемы. Стало быть, культивируя национальные ценности и приоритеты, необходимо помнить, что ключевым, важнейшим условием полноценного и устойчивого развития любой национальной общности является ее активное вовлечение в широкие межнациональные связи и отношения.

Для такой многонациональной страны, как Азербайджан, вопросы состояния и культуры межнационального общения представляют особую актуальность и имеют важное практическое значение в плане пpедупpеждения разного рода конфликтных ситуаций. Итак, каково общественное мнение о состоянии межнациональных отношений в нашей стране?

В целом можно утверждать, что современное состояние межэтнических отношений в Азербайджане характеризуется стабильностью и благоприятной динамикой. Все национально-этнические группы населения проявляют высокую толерантность и готовность к таким формам межэтнического взаимодействия, как работа и учеба в многонациональном коллективе, личная дружба с людьми других национальностей, общение и сотрудничество с представителями других национальностей в различных социальных сферах и ситуациях.

Проведенные в стране за последние годы социологические исследования позволяют с цифрами в руках констатировать в целом позитивную динамику межэтнических отношений.

Так, в ходе нашего опроса 1998-1999 годов респондентам предлогалось пpежде всего оценить общую ситуацию в сфеpе межнациональных отношений в стpане. Картина оценок характера межнациональных отношений в стране, полученная в данном исследовании, является достаточно красноречивой и показательной — эти отношения воспринимаются как спокойные, нормальные — 39,8%, дружественные, хорошие, благоприятные — 29,9%, корректные, нейтральные — 22,3%, не всегда дружественные — 6,3%, конфликтные, напряженные — 1,7%.

Характеризуя отношения между людьми разных национальностей, сложившиеся в стране, почти все респонденты указывали на то, что в Азербайджане представители разных народов тесно общаются между собой, поддерживают отношения добрососедства, взаимного уважения и доверия. Лишь не более десятой частью опрошенных отмечалось, что каждый народ живет сам по себе, не вникая в проблемы другого. И практически никто из респондентов не указал на преобладание у нас взаимной неприязни, недоверия и враждебности между людьми разных национальностей.

Более того, среди респондентов, представляющих национальные меньшинства, не было подмечено ни одного случая негативных явлений, какой-либо несправедливости или дискриминации по национальному признаку. Так, к примеру, представители еврейской национальности, участвовавшие в опросе, указывали на полное отсутствие какого-либо антисемитизма в Азербайджане. Наоборот, приводилась масса примеров очень уважительного к ним отношения со стороны азербайджанцев, других национальностей.

Пpедполагалось также узнать, как участники анкетного опроса квалифициpуют изменения, котоpые пpоизошли в этой сфеpе по сpавнению с советским пеpиодом.

Опрос показал, что довольно значительная часть респондентов (44,1%) полагает, что эта ситуация несколько улучшилась, а 12,9% вообще воспринимают ее как значительно улучшившуюся. В то же время сдвиги в негативном направлении были отмечены в ответах 24,0% опpошенных: 14,5% указали, что ситуация несколько ухудшилась, а 9,5% — что значительно ухудшилась. Почти каждый пятый pеспондент (19,0%) считает, что эта ситуация не изменилась, осталась без изменений.

Как видим, более половины всех опpошенных субъективно зафиксиpовали сдвиг в позитивную стоpону в области межнациональных взаимоотношений за последние годы. Пpичем, данную категоpию составили пpедставители pазличных национальностей, пpинявших участие в опpосе. Это показатель того, что подобное воспpиятие общей ситуации не пpисуще какой-либо отдельной национальности, а отражает общую, консолидированную позицию по данному вопросу. Негативное же восприятие состояния межнациональных отношений связано, скоpее всего, с последствиями этнополитического, территориального конфликта.

А вот как распределились ответы респондентов на вопрос Что обеспечивает стабильность в межнациональных отношениях в Азеpбайджане?. Чаще всего назывался такой фактор, как гибкая и взвешенная политика руководства страны, причем, у азербайджанцев этот показатель достигал 41,2%, а у представителей национальных меньшинств — З2,7%.

Далее упоминались такие факторы и обстоятельства, как традиционно сложившиеся добрые и взаимоуважительные отношения (28,6% и 24,5%), понимание людьми общности своей исторической судьбы (17,6% и 29,6%), трудности в экономической жизни сплачивают (9,2% и 10,8%) и полезная деятельность национально-культурных ассоциаций, общественных объединений (2,4% и 3,4%). Более того, в ходе опроса свыше половины (56,9%) отметили, что позитивная атмосфера межнациональных отношений в первую очередь зависит от политики, проводимой президентом и правительством страны. Причем обеспечение справедливости и порядка в этой сфере увязывается ими с рациональными, цивилизованными формами общественно-политического устройства и правовыми методами управления.

Довольно красноречивой иллюстрацией восприятия и оценки массовым сознанием принципов и практических итогов политики, проводимой политическим руководством страны в сфере межнациональных отношений, могут служить и другие данные этого социологического опроса.

О том, что эта политика взвешенная, активная, содействует межнациональному диалогу и согласию говорили 8З,1% азербайджанцев, 61,8% русских, 74,0% представителей других национальностей. Кроме того, перечислялись следующие факторы и обстоятельства, касающиеся различных аспектов этой политики — в столице в общем и целом говорится все правильно, но на местах делается по-другому (З,6%, 5,6% и 4,9% соответственно), у нас ведется линия на предоставление преимуществ, поддержки одной нации за счет вытеснения других (0,9%, 4,2% и 3,8%), у нас интересы национального большинства игнорируются, не всегда учитываются в угоду пресловутой стабильности (5,4%, 1,8% и 1,4%).

А существует ли сейчас, по мнению опрошенных, какая-либо неприязнь между представителями различных национальностей? Ответы были следующие — неприязни совершенно не наблюдается — 82,3%, не очень сильная — 5,7%, сильная — 2,3%. Не пожелали ответить на данный вопрос почти десять процентов, аргументируя это тем, что не бывает плохих или хороших наций, а бывают плохие или хорошие люди.

Получены также данные о том, что 85% опрошенных не испытывают неприязнь к представителям других национальностей. Каждый пятнадцатый затруднился дать ответ на данный вопрос. Тем не менее, респонденты, утвердительно ответившие на вопрос об этнической неприязни, отказывались по ходу интервью назвать ту национальность, которая вызывает у них неприязнь, что является проявлением их деликатности и тактичности, внутренней неопределенности или же наличия просто обобщенного негативного этнического стереотипа.

Согласно другому исследованию, проведенному нами совместно с Д. Эфенди в 2002 году среди студентов ряда бакинских вузов, значительное большинство молодых респондентов было уверено, что этническое разнообразие делает нашу страну культурно более богатой и более интересной (3.52 балла), все национальности должны иметь равные права (3.40), Азербайджан — общий дом для многих этнических групп (3.38) и различные этнические группы, живущие в одной стране, могут легко принять друг друга такими, какими они являются и уважать взаимные права друг друга (3.63).

Наши молодые респонденты думают, что хороший друг — это хороший друг, и не имеет значения, какое этническое происхождение он имеет (3.78) и не возражали бы, если их ребенок женился бы на ком-либо другой национальности, при условии, что они любят друг друга (3.35). И напротив, совсем небольшое число респондентов полагает, что национальность/этническая принадлежность человека должна всегда объявляться, декларироваться в его паспорте (2.78), азeрбайджанцы должны иметь больше прав, чем представители других наций (2.32) и только азeрбайджанцы должны решать, как управлять Азербайджаном (2.24). А вот некоторые суждения относительно языковой проблемы — все люди, живущие в Азербайджане, должны понимать и говорить на азeрбайджанском языке — 3.38, правительство должно одобрять и благоприятствовать использованию единого официального языка в нашей стране — азeрбайджанского языка — 2.99.

Исследование показало, что современная азербайджанская молодежь не демонстрирует этноцентристских установок и чувствует себя вполне комфортно в многоэтнических структурах, сообществах. Согласно их ответам, рейтинговое значение тех, кто предпочитает общаться с людьми, которые говорят на их собственном языке составило только 2.07, а тех, кто чувствует, ощущает себя очень близко к людям их собственной национальности, безотносительно к их образованию, богатству, материальному положению или политическим пристрастиям достигало 2.62.

Молодые респонденты особенно не волнуются, не беспокоятся ни о каких-либо возможных конфликтных ситуациях или напряженных отношениях из-за этнических причин, например, о потере азербайджанской идентичности, потому что много наций живут здесь (1.71) или о том, чтобы испытать несправедливое отношение к себе из-за своей этнической принадлежности (1.80). Исключением из правил являются азербайджанско-армянские отношения — как последствие много лет длящегося конфликта и отсутствия каких-либо отношений между двумя странами и народами большинство респондентов думает, что мир и сотрудничество между азeрбайджанцами и армянами, возможно, могут стать невозможными (2.81). Этот эмпирический факт свидетельствует о наличии подспудных проблем в этой сфере и требует к своему пониманию более пристального внимания.

Таким образом, анализируя процентные и рейтинговые значения, отражающие процессы в сфере межнационального взаимодействия, можно заключить, что, по крайней мере внешне, не обнаружилось никаких явных проблем в этой области. [7]

Надо сказать, что наши данные вполне согласуются с результатами других аналогичных исследований. Так, например, участники опроса 2003 года оценили состояние межэтнических отношений в Азербайджане позитивно (62,6%), либо удовлетворительно (29,1%). Более половины респондентов считают почти все этнические меньшинства Азербайджана своими соседями и друзьями, причем, первенство в этом списке вместе с азербайджанцами разделили талыши и лезгины.

Толерантность получила подтверждение и в ответах на вопрос о возможности и желательности смешанного проживания представителей различных этнических и конфессиональных групп. Только отношение к армянам по всем позициям анкеты оказалось крайне отрицательным, что, принимая во внимание оккупацию наших земель и существующее вот уже более десяти лет состояние ни мира, ни войны, не удивительно.

Распределение ответов показывает, что респонденты в своем подавляющем большинстве не разделяют крайние идеи национальной исключительности и ксенофобии. Почти три четверти респондентов продемонстрировали толерантность в отношении этнического и религиозного многообразия своей страны. Ответы на другие вопросы анкеты показали, что абсолютное большинство респондентов одобряет реализацию государством мер в поддержку самобытности этнических меньшинств. Так, 61,1% респондентов – позитивно и еще 33,3% — удовлетворительно принимают государственную политику в сфере межэтнических отношений. Такое единодушие не наблюдается в оценке ни одной другой сферы общественной жизни. [8, 26-27].

Дpугим достаточно наглядным индикатоpом состояния толеpантности в сфеpе межнационального общения являются этнические стеpеотипы и пpедставления. Участникам опpоса было пpедложено опpеделить, какие, по их мнению, отличительные чеpты национального хаpактеpа и психологии, специфические качества пpисущи пpедставителям pазличных национальностей, в частности, таким, как азеpбайджанцы, pусские, гpузины, евpеи, татары, лезгины и дpугие. Для сpавнения им пpедлагалось также охаpактеpизовать их собственную национальную гpуппу, то есть выявить этнический автостеpеотип. В pезультате исследования было установлено, что в обыденном сознании населения обследуемых pегионов доминиpуют, превалируют позитивные этностеpеотипные оценки, а жесткие негативные этнические стеpеотипы пpактически не зафиксиpованы. Различия в оценках положительных качеств своей и дpугих национальных гpупп оказались не очень существенными. В общественном мнении многонационального населения pегионов высоко были оценены свойства и качества, пpисущие всем пеpечисленным национальностям. Особенно часто назывались такие, к примеру, элементы национального характера, как дружелюбие, патриотизм, трудолюбие, миролюбие, доброта, гостеприимство, чистоплотность, уважение к другим нациям, открытость, свободолюбие, независимость, благородство, великодушие, готовность помочь другим, надежность, взаимовыручка, взаимная поддержка, национальная гордость, самолюбие. Можно, конечно, привести многочисленные примеры других позитивных национальных стереотипов, с каждым из которых можно поспорить или же согласиться. Представляется, что мотивация некоторых встречающихся негативных этностереотипов носит скорее социально-экономический, а не сугубо этнический характер, возникающая как реакция на реальную или мнимую, непропорциональную, с точки зрения респондентов, концентрацию представителей некоторых национальностей в наиболее доходных и престижных социальных и экономических нишах. Или же это обусловлено чисто бытовой, соционормативной практикой межнационального взаимодействия.

В ходе исследования была обнаpужена интеpесная особенность. Очень многие pеспонденты затpуднялись отметить качества, пpисущие тому или иному наpоду. Так, напpимеp, около 18% опpошенных пpямо ответили, что затpудняются назвать хаpактеpные чеpты дpугих наpодов или что они не задумывались над этим вопpосом, а пpимеpно 22% смогли указать только одну-две такие чеpты. Это значит, что у населения данных pегионов глубоко не акцентиpуется внимание на национальных pазличиях, люди очень сеpьезно и ответственно относятся к факту оценки дpугих национальных гpупп, не желают неспpаведливо обидеть наpоды, задеть их национальные чувства, понимают относительность своих оценок пpименительно к целым нациям. Все это является еще одним свидетельством благопpиятного, взаимотолеpантного моpально-психологического климата межнационального общения. Поэтому мы совершенно не можем согласиться с утверждением о том, что распространенность негативных этнических стереотипов, невыгодно отличающих Азербайджан от многих постсоветских государств, является еще одним фактором конфликтности. [9, 35] Не вполне понятно, на чем именно основаны утверждения авторов этой книги, поскольку наши конкретные эмпирические исследования свидетельствуют как раз об обратном, то есть, об отсутствии жестких негативных этностереотипов среди нашего населения.

Не откроем Америки, если скажем, что все эти выявленные стереотипы очень живучи и ригидны, но главное — они работают в реальном общении. Стереотипные представления несут и культивируют, в том числе, и СМИ, причем зачастую они даже не пытаются их преодолеть или скорректировать, чему есть немало примеров. Если эти стереотипы принимаются населением, то они становятся психологической установкой, своеобразными правилами игры, которые определяют межнациональное общение. По сути, речь идет о мифологизации сознания с помощью стереотипов: человек как бы кодируется с помощью стереотипных образов, причем эффективность такой закодированности практически не зависит от того, насколько эти образы соответствуют пониманию действительности.

Разумеется, стереотипизация гораздо более действенна по отношению к сознанию масс, чем к сознанию элиты, в силу их большего конформизма и более низкой способности к критике.

Стереотипное восприятие какой-либо конкретной этнической общности осуществляется как снаружи в виде гетеростереотипов, так и изнутри посредством автостереотипов, то есть системы представлений о самих себе. В случае нормальной и позитивной этнической идентичности автостереотипы практически всегда позитивно окрашены и могут служить характерной иллюстрацией явления, которое Л. Гумилев назвал внутриэтнической комплиментарностью, то есть симпатией к членам своей этнической общности. [10]

При этом, сознательная сочувственная оценка этноса и его дифференциация от других чревата не только двойными стандартами в оценке своих и чужих, но и формированием образа врага, что может вести к росту нетолерантных, агрессивных установок в массовом сознании, но и как это неприятно, активности, пассионарности индивидов. Тем не менее, динамика изменений гетеростереотипов и автостереотипов может дать обширный материал для размышлений о процессах, происходящих как с самим этносом, так и в сфере межнационального общения.

Говоря о вопросах повышения культуры межнационального общения, нельзя не затронуть тему национализма и ксенофобии. В связи с крушением Советского Союза и детонацией такого явления, как этнический национализм, именно национальная идея стала господствующей в некоторых постсоветских регионах и определяющей их экономическую, социальную и культурную политику.

Кризис коммунистической идеи в конце 80-ых — начале 90-ых годов привел к образованию морально-идеологического вакуума, который и был заполнен национализмом. Основой национализма в постсоветских республиках стали не только стремление к национальному самоутверждению, накопившиеся социальные, экономические и другие проблемы, но и сознательное стремление некоторых политиков использовать проявления национальных чувств народа для удовлетворения личных политических амбиций.

Национализм является мощным источником социальной энергии, обладающей как созидательной, так и разрушительной силой в зависимости от направленности политики, где сталкиваются и согласуются национальные интересы. К национализму также ведут гипертрофированное национальное самосознание, непомерная национальная гордость, однобокий автостереотип, а иногда и уязвимые национальные чувства, уязвленная историческая память этноса.

Национализм выполняет и компенсаторную функцию. Ощущение исконных уз, дух сплоченности, которые возникают посредством апелляции к общей судьбе нации или этнической группы, в состоянии стимулировать столь необходимую в переходном процессе способность терпеть лишения и оказывать взаимопомощь. [11]

В ранний постсоветский период верх взяла политическая программа этнонационализма, суть которой состояла в том, что нации были объявлены тем типом этнической общности, который являлся основой для легитимизации государственности, создания жизнеспособных систем и социально-культурных институтов. Анализ ряда межнациональных конфликтов показывает, что в период обострения межэтнических отношений поднимают голову, и даже порой берут верх, радикальные течения этнонационализма, призывающие к обособлению этноса, или его части, в границах своей так называемой государственности.

Особую активность и старательность в стремлении к национальному самоопределению проявляют местные элиты, для которых данный процесс сопровождается повышением их социального статуса и материального благополучия. Однако подобного рода национальный экстремизм, исповедуемый отдельными группами и поддерживаемый некоторыми СМИ, а также зачастую подпитываемый внешними силами, подавляющим большинством населения решительно осуждается.

Воинствующий национализм и сепаратизм от имени одной этнической общности неизбежно создают напряженность и конфликты, с которыми не могут мириться остальные граждане страны. Это означает, что различными формами самоопределения следует пользоваться крайне осторожно и грамотно, исключительно лишь в пределах конституционных рамок.

Не политика преимуществ для одних и ущемления других, а политика культурного плюрализма и уважения гражданских прав на уровне как всей страны, так и отдельных регионов, должна лежать в основе общественного устройства, чтобы избежать кризисов и конфликтов. Вот почему конфликты и насилие наносят прежде всего удар по народам, от имени которых так часто выступают самозванные лидеры.

Одной из важных особенностей межэтнических конфликтов является также то, что в них немало спонтанного, стихийного, взрывного, связанного с импульсивным поведением больших масс людей, объединенных одной фикс-идеей, общим настроением, устремлением. Именно эти психологические особенности больших масс людей использовались для манипуляции их этническими чувствами. Поэтому национализм явился формой выражения национального, реального или мнимого, иллюзорного интереса. Обострению межнациональных отношений способствовало также отсутствие реально действующих механизмов разрешения конфликтов, что было характерно для бывших советских республик.

Так как национализм являлся естественным и неизбежным идеологическим основанием новой государственности, то для реализации планов создания национального государства политические лидеры обращались к национальному популизму как наиболее эффективному виду политической деятельности, которая может привести к намеченной цели. К наиболее распространенным методам национального популизма можно отнести — обращение к национальным чувствам людей; апелляцию к лестному для этноса историческому прошлому; использование психологических особенностей этноса; восхваление обычаев, традиций, реликвий; возвеличивание национальных символов, героев; опору на творческую интеллигенцию как выразителя национальных идей; спекуляцию на национальной гордости людей.

Предположение, что мы живем в эпоху планируемой истории (термин А. Зиновьева), означает многократно возросшую ответственность политиков, идеологов, всех людей, имеющих дело с социальной инженерией. Эмоциональная агитация за национальное возрождение и возвращение к корням, имеющая чисто культурологическое значение в спокойные эпохи, во время коренной ломки привычных основ национального бытия и затяжного кризиса может иметь следствием политику изоляционизма или, что гораздо опаснее, выпустить из бутылки джина агрессивного национализма.

Многие специалисты в этой связи говорят о необходимости деэтнизации государственной власти, хотя реальные политические процессы идут пока зачастую в противоположном направлении.

Так, американской исследовательницей Л. Гринфелд была предложена достаточно интересная классификация типов национализма. Используя два критерия, определение нации и условия членства в ней, Л. Гринфелд выделяет индивидуалистский национализм, то есть когда нация рассматривается как суверенная общность равноправных индивидов, а также коллективистский национализм, когда нация представляет собой коллективный индивид, чьи интересы имеют первенство над интересами индивидов, ее составляющих, и который, в свою очередь, подразделяется на гражданский и этнический в зависимости от критериев членства в общности. [12]

Если воспользоваться данной классификацией, то национализм народов на всем постсоветском евразийском пространстве будет, преимущественно, относиться к коллективистскому этническому типу. Поэтому условием его формирования является этнонациональная идентификация индивида.

Развал советской империи, изменение образа жизни, разрушение привычных ниш бытия, кризис идентичности — все это значительно увеличило число людей, выброшенных из нормальной, монотонной колеи жизни, разбудило их ото сна. Но, проснувшись, люди ищут ответа на последние вопросы, вопросы о смысле своего существования. Они легко получают ответы на эти вопросы у идеологий с националистической окраской, когда личность приносится в жертву целому.

Национализм может дать такой смысл жизни миллионам своих последователей. Поэтому вполне рациональная и прагматическая установка идеологов на использование национальных чувств для достижения тех или иных политических целей может разбудить абсолютно иррациональную и непредсказуемую стихию национализма, тем более опасного, когда он является обоснованием сепаратистских тенденций.

Таким образом, налицо некоторая противоречивость и неопределенность во взглядах на свою нацию, ее характер, роль в обществе. Каким образом эта неопределенность будет преодолена, в какую сторону качнется маятник поведения масс, зависит, прежде всего, от направленного идеологического воздействия. Если исходить из признания наличия истины в этом высказывании, то попытки рационально использовать иррациональную стихию национализма могут привести к созданию устойчивого и влиятельного националистического движения, что чрезвычайно опасно в многонациональных странах.

Этноцентристская позиция может проявляться в ксенофобии — неприязни и ненависти ко всему чужому, инородному. Ксенофобию можно рассматривать как социально-психологический феномен, где образ врага сильно преувеличен, гипертрофирован. Степень подверженности ксенофобии зависит от многих личных и общественных обстоятельств.

Попытки нейтрализовать отрицательные последствия ксенофобии во многих странах до сих пор не увенчались успехом. Причиной неудач в этой сфере является сложность природы этого феномена, в основе которого лежит множество факторов — психологический, культурологический как проблема совместимости ценностей, социально-политический, экономический. Все эти факторы следует рассматривать в совокупности.

Ключевой для выявления признаков ксенофобии представляется категория мы-они. Другим вариантом этой модели, включающим оценочный элемент, становится категория свой-чужой. С наибольшей очевидностью функционирование данной модели проявляется в политической культуре общества. При этом на первый план выходят наиболее очевидные этнонациональные характеристики, по которым и происходит идентификация.

И если это верно, что главными признаками националистического общества являются ксенофобия, отчужденность, то к азербайджанскому обществу это не применимо. Здесь скорее всего, более правомерно говорить о социальной и имущественной отчужденности и неравенстве, но об этом подробнее будет изложено в специальной главе.

Многие факты современной жизни говорят о том, что со стороны определенных политических сил предпринимались попытки сделать национализм политическим проектом в нашей стране. Идеализированная модель нации, сконцентрированность на тенденциозно истолкованных образах прошлого и будущего рассматривались как средство для решения практических политических и экономических задач, придавая им эмоциональную привлекательность, аттрактивность. По сути, национализм становился своеобразной оболочкой для различных идеологических конструкций, которая способствовала адаптации этих конструкций к массовому сознанию.

Однако, более разумной альтернативой национализму является, как считают многие наши специалисты, идеология азербайджанизма, консолидирующая многочисленные народы, проживающие в Азербайджане. [13]

Как граждане одной страны, мы должны думать о совместном проживании, заботиться о том, чтобы отношения между национальными группами формировались гармонично, а не принимали характер противостояния и отчуждения, не говоря уже о конфликтах. Очень важно ответить на вопросы — будет ли происходить интеграция или дезинтеграция, ассимиляция или плюрализм, будет ли это националистическая, этноцентристская модель или модель гражданского общества.

Если когда-то близкий нашему сердцу социалистический интернационализм был связан с подавлением многообразных особенностей и интересов национальных групп, с неудачной попыткой переплавить их в одном котле в новую историческую общность и единый советский народ, единую супернацию, то современное содержание понятия национального развития предполагает единство в многообразии, достижение взаимопонимания и сотрудничества в решении социальных, экономических и иных проблем между всеми самобытными этносами, населяющими нашу страну. Таковы уроки исторического развития.

Продолжение следует…

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Г. Солдатова. Психологическое исследование этнической идентичности. В кн. Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 90-х годов, М., 1994.

2. О. Волкогонова, И. Татаренко. Этническая идентификация и искушение национализмом — Мир России, № 2, 2001.

3. М. М. Кучуков. Нация и социальная жизнь, Нальчик, 1996.

4. Ф. Мамедов. Культурология. Баку, 2002.

5. Государство и идеология. Баку, № 8 (8638), 12 марта 1994 года.

6. Г. Салимов. Этнонационализм и этнополитическая ситуация в Азербайджане — Центральная Азия и Кавказ, № 15, 1998.

7. Данный опрос был осуществлен в рамках международного исследовательского проекта Переосмысление гражданственности на Южном Кавказе- выявление динамики и противоречий между формальными концепциями и неформальной практикой/Reinventing Citizenship in the South CaucasusExploring the Dynamic and Contradictions Between Formal Conceptions and Informal Practices совместно с Женевским Университетом и организацией CIMERA в Швейцарии при финансовой поддержке Швейцарского Национального Научного Фонда — Swiss National Science Foundation/SCOPES Program, 2001-2002 гг.

8. Р. Мусабеков. Наш общий дом — Азербайджан!, — Мусават, № 12, 2003.

9. Этничность, конфликт и согласие. Москва, 2003.

10. Л. Н. Гумилев. География этноса в исторический период. Л., 1990.

11. Э. Геллнер. Пришествие национализма. Мифы нации и класса, Д. Бройи Подходы к исследованию национализма — В кн. Нации и национализм, М., 2002.

12. L. Greenfeld. Nationalism: Five Roads to Modernity. Cambridge, 1985.

13. R. Mustafayev. Azərbaycan dövlətçiliyi- özümüzü və dünyani dərketmə yolunda, Baki, 1995; N. Cəfərov. Azərbaycanşünasliq məsələləri, Baki, 2001; Ü. Şəfiev. Azərbaycanli və Azərbaycançilig tarixi — Dirçəliş — XXI əsr, № 65, İyul, 2003.

Национальная Академия Наук Азербайджана

Институт археологии и этнографии

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННЫХ ЭТНОСОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

(Сборник статей)

Баку – 2007

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=660

Иран региональное пугало

Роман Темников. Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с президентом газеты «Известия» Владимиром Мамонтовым:

— Возможна ли интеграция постсоветских стран?

— Это вполне возможно. Дело в том, что мы иногда находимся в плену у названий, терминов и самим себе указанных направлений. Как будет называться новая структура, интегрирующая постсоветские страны – не известно. Будет ли это СНГ или что-то другое – это не главное. Более важное – не потерять в силу изменения вектора геополитического развития, географии прокладки труб и прочего, не потерять деилогизированные вещи: культуру, искусство, интеграцию производств.

Вот сейчас идет тяжелый процесс формирования Таможенного союза. Каждый выгадывает что-то для себя и тормозит этот процесс. Тем не менее, плюсов от этого союза больше, чем минусов. То, что в интеграции больше плюсов, ранее показывал нам СССР, а сейчас показывает Евросоюз.

— В настоящее время между Россией и Грузией нет дипломатических отношений. Как дальше будут складываться отношения между этими странами?

— Эти отношения никак не будут складываться, пока в Грузии у власти находится Саакашвили. Это принципиальная позиция нашего руководства. На самом деле взаимоотношения между народами и странами не претерпели никаких изменений. Только посмотрите, как идут поставки газа и обмен электроэнергией. Более того, по разным оценкам в России работают около двух миллионов грузин. Как и  до событий 2008 года, их никто не трогает.

Мне кажется, что с Грузией отношения будут развиваться, как и в последний год правления Ющенко на Украине, когда наши власти отказывались с ним сотрудничать. В итоге, Ющенко уже нет у власти в Украине, и наши отношения с Украиной вновь наладились.

Что же касается признания независимости Абхазии и Южной Осетии, то я согласен с тем утверждением, что Россия этим признанием нанесла страшный удар по суверенитету Грузии. Но у России не было иного выхода. Грузия собственной неправильной политикой загнала Россию в угол, и та вынуждена была так поступить. В действительности, в России никто не рад этому решению. Для России бывшие советские республики в массовом сознании все равно остаются очень близкими, братскими. Даже наши десантники, воевавшие с грузинскими военнослужащими в 2008 году, продолжают смотреть «Мимино», пить грузинское вино, любят грузинскую кухню. То есть, никакой ненависти к Грузии и грузинам у нас нет. Но и обижать себя мы никому не позволим.

А новое руководство Грузии, которое придет к власти на место Саакашвили, на мой взгляд, должно выступить со следующей линией: «Мы ни на секунду не признаем независимости Абхазии и Южной Осетии, но выстраиваем отношения с Россией и начинаем переговоры по урегулированию конфликтов в Абхазии и Южной Осетии».

— Как вы оцениваете отношения России и Азербайджана?

— Между нашими странами  здравые отношения, взаимопонимание. Приезжая в Азербайджан на конгресс русской прессы и другие мероприятия, я всегда с теплом вспоминаю приемы у президента. Между нашими странами действительно очень теплые отношения. Они хороши тем, что наряду с дружеским теплом обладают и хорошим прагматизмом. В обеих странах есть диаспоры, есть общие интересы.

Нас связывает и очень сложный конфликт между Азербайджаном и Арменией, где в роли посредника выступает Россия.

— Как будут развиваться события в Афганистане и Ираке?

— Уход американских войск из Ирака и Афганистана не будет скорым, а медленным и осторожным. В целом, это очень тяжелая проблема, о которую споткнулись уже многие государства и международные организации. Именно международные организации в первую очередь показали неспособность справиться с ситуацией в условиях сложных конфликтов.

В ситуации с Ираном мир просто не желает, чтобы ядерное оружие появилось у этой страны. Да и России это  не особо нравится. Но все же я считаю, что санкции тут не помогут, и если Иран твердо пожелал заполучить ядерное оружие, то он его получит. Дело в том, что ядерное оружие в последние годы потеряло свою сакральность. Это раньше тот, кто обладал ядерным оружием, считался Богом. А сейчас есть даже возможность того, что группа террористов может заполучить ядерное оружие. А уж государство – тем более.

Израиль наиболее радикально настроен в отношении Ирана, и именно там есть группа радикалов, выступающих за превентивный удар по Ирану. Но уничтожить одним ударом можно только готовое оружие, грубо говоря, железяку. Но ее можно заново построить, глубже закопаться, получше спрятаться.

Израиль обладает влиянием на Ближнем Востоке, пока является «осажденной крепостью». Перестанет быть «осажденной крепостью», и тогда ситуация станет складываться по иному. Стоит Ирану перестать быть региональным пугалом, и все изменится. А это вполне возможно. Ведь нас не пугает ядерное оружие во Франции. Поэтому я думаю, что с Ираном необходимо работать более тонко – не бомбить его, а действовать тоньше. В то время как американцы привыкли работать точечно. В целом необходимо сделать Иран с политической точки зрения приемлемой для мирового сообщества страной.

— Возможна ли большая война на Кавказе сквозь призму попыток Грузии восстановить свою территориальную целостность?

— Конечно, власти Грузии могут еще раз попробовать войной решить вопрос восстановления территориальной целостности. Но пусть попробуют – ответ будет таким же. Сейчас говорят, что Грузия усиливает свои вооруженные силы, увеличивает их численность и вооружение. Но и мы учтем некоторые уроки той военной кампании.

Ведь даже наша армия, кроме Чечни и Грузии, не имеет военного опыта. Но из этих военных кампаний мы извлекли важные уроки.

Уверяю вас, даже если Грузия увеличит свою армию в 10 раз – всех завербует, то все равно проиграет. Просто война будет длиться не пять дней, а десять.

К тому же я думаю, чтобы что-то получилось у Грузии, только  под шумок большой ирано-израильской войны. Ведь ни Россия, ни США не собираются напрямую участвовать в этой войне.

http://novosti.az/analytics/20100701/43459600.html