Израиль — безнаказанная жестокость


В ходе кровавой расправы, учиненной позапрошлой ночью израильскими военными над «Флотилией Свободы», которая состояла из шести небольших кораблей и везла груз гуманитарной помощи населению находящегося в блокаде сектора Газы, 19 активистов этой мирной миссии погибли и десятки были ранены. Этот разбой является следствием недопустимой рамок безнаказанности, которой США и Западная Европа наделили режим Тель-Авива, совершающий различные военные преступления, акты произвола и нарушений прав человека, причем не только в отношении палестинцев, ставших пленными на своей собственной земле, но и любого проявления солидарности с этим многострадальным народом. Израильские правители уверены в том, что могут совершить любое преступление, в любой части земного шара, и это не повлечет для них отрицательных последствий.

Вот при таких обстоятельствах в международных водах Средиземного моря и произошло нападение на «Флотилию Свободы», на кораблях которой плыли около 700 членов гуманитарных организаций из разных стран (в основном, турок), сопровождавших 10 тонн гуманитарной помощи (продукты питания, медикаменты, учебные пособия и стройматериалы). Помощь предназначалась для жителей секторы Газа, подвергающегося жестокой блокаде со стороны Израиля.

Как обычно, официальная израильская пропаганда представила жертв нападения в качестве агрессоров, обвинив их в том, что они «набросились с кулаками и ножами» на военнослужащих, которые захватили корабли и открыли беспорядочный огонь по всем, кто находился на борту.

Подобные пропагандистские фальшивки отчетливо доказывают, что нападение на «Флотилию Свободы» не было отдельным случаем самоуправства, а следствием государственного решения, единственной целью которого может считаться срыв предпринимавшихся в течение длительного времени дипломатических усилий. Эти усилия были направлены на то, чтобы облегчить, хотя бы в минимальной степени, разбойничью оккупацию Западного берега реки Иордан и варварскую блокаду сектора Газа. Страдания населения на этих территориях невольно заставляют вспомнить о геноциде евреев в годы Второй мировой войны, о кровавой бойне, устроенной в Варшавском гетто.

С этой точки зрения пули, оборвавшие жизни почти двух десятков активистов гуманитарной миссии, направлявшей на помощь народу Палестины, в итоге были пущены, и достаточно метко, в ближневосточную политику, проводимую Администрацией Барака Обамы.

Возмущение, вызванное во всем мире нападением на «Флотилию Свободы», которое правительства и общественные организации охарактеризовали актом государственного терроризма, недостаточно для того, чтобы положить предел безнаказанности действиям израильского правительства. Демонстрации протеста и осуждение преступных действий этого режима, по всей видимости, создали определенный порог терпимости, позволяющий Тель-Авиву продолжать совершение военных преступлений даже в обстановке всеобщего неприятия.

Это вызывает необходимость переориентировать общественную солидарность в отношении палестинцев и облечь ее в форму конкретных требований к правительствам США и Западной Европы: дипломатические ноты должны уступить свое место конкретным экономическим и политическим санкциям, а также юридическим действиям, направленным на то, чтобы руководители Израиля предстали перед международными судебными инстанциями.

Здесь уместно вспомнить о политике двойных стандартов, проводившейся западными странами, которые стерли с лица земли Ирак и Сербию и отдали под суд их правителей за злодеяния, мало чем отличающиеся от тех, которые Израиль совершил в Палестине и других странах.

Если Вашингтон и Евросоюз оставят безнаказанным это преступное деяние, совершенное в международных водах против гражданских судов, направлявшихся в сектор Газа с гуманитарной миссией, то тем самым перечеркнут все свои заявления о верховенстве международного права, соблюдении прав человека и законности. И мир тогда станет отходить от цивилизованных норм и двигаться в сторону жестокости и варварства.

(«La Jornada», Мексика)
Редакционная статья

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1275544800

Дайте Кавказу мир, и не ищите земного рая на Евфрате

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=630

Эмиль Керимов, кандидат исторических наук

Что мы знаем, так ничтожно

с тем чего мы не знаем

Лаплас

Хромой, идущий по верному пути,

обгонит сбившегося с дороги скорохода

Бэкон

Минувшие века стали достоянием истории. На исходе первое десятилетие нынешнего столетия. Настало  время рассуждений и подведения итогов  проделанной работы и  дальнейших путей развития отечественной этнографии. Настоящая статья нисколько не претендует на решение всех накопленных проблем, в частности спорных.

Этнография Азербайджана прошла трудный и сложный исторический путь развития. Состояние и развитие азербайджанской этнографии нельзя рассматривать в отрыве от  политики, проводимой Российской империей и советским государством, в составе, которого находился Азербайджан на протяжении двух столетий. Кроме того, прямо или косвенно на особенности развития этнографии Азербайджана влияли и такие факторы, как геополитическое положение страны, и в особенности соседство его с Ираном и Турцией.

Два последних века можно охарактеризовать как время интенсивного накопления, сбора материалов и знаний о традиционном быте и культуре народов Азербайджана и их теоретического обобщения, формирования различных взглядов по тем или иным вопросам по вышеуказанной области науки.

XIX в. считается важной вехой в истории кавказоведческой этнографии. После включения Азербайджана в состав Российской империи начинается новый этап в истории этнографии. Для успешного проведения колониальной политики, в частности, освоения природно-экономических ресурсов страны, необходимо было собрать различные сведения о традиционном быте и культуре местного населения.

Как известно, 40-50-е годы указанного столетия можно считать периодом формирования предметной области русской этнографии, ее целей и задач, тем самым было положено начало систематического и целенаправленного подхода к изучаемым проблемам. Определенный вклад внесли в развитие и обогащение этнографических знаний об Азербайджане русские авторы. Но отношение их к народам страны было неоднозначным, что было связано с рядом факторов (сословной, классовой и социальной принадлежностью авторов, их занятием, степенью знаний местных языков, культуры и быта населения и т.д.). Прогрессивная русская и западноевропейская интеллигенция весьма уважительно отзывалась об азербайджанцах. Один из таких авторов – А.А.Бестужев – Марлинский ещё в 1831 г. писал- Меня очень любят татары (азербайджанцы – Э.К.), за то, что я не чуждаюсь их обычаев, говорю их языком.[1] Ему же принадлежат следующие слова, которые весьма актуально звучат и сегодня- Дайте Кавказу мир, и не ищите земного рая на Евфрате- it is this, it is this – он здесь!.[2]

Большой интерес представляет и высказывание об азербайджанцах всемирно известного французского географа – путешественника Элизе Реклю, который охарактеризовал их следующим оброзом — Татары (азербайджанцы – Э.К.) в некотором отношении являются цивилизаторами Кавказа, и их язык, собственное наречие Азербайджана, служит для взаимных отношений между различными народами Кавказа…, замечательной чертой тюркского населения Закавказья служит его крайняя веротерпимость. Шииты здесь преобладают, но они не притесняют мусульман-суннитов.[3]

Большой вклад внесли в обогащение азербайджанской этнографии многие западноевропейские авторы средних веков и нового времени. Их сведения ценны тем, что многие из подробно описанных ими явлений и элементы культуры давно вышли из обихода. Лишь некоторые из них как реликты продолжают бытовать, и по сей день.

После установления советской власти наступает новый этап в истории азербайджанской этнографии. В новых условиях перед этнографами была поставлена конкретная задача – служить советскому строительству и оправдать новую общественно-политическую систему. О практическом значении этнографии в советском государстве неоднократно высказывались не только ученые тех лет, но и партийные, и государственные руководители. Ещё в 1926 г. С.Агамалы оглы писал- … этнографические, географические и даже исторические исследования не могут не иметь практических результатов.[4]

Цели и задачи советской этнографии в новых условиях наиболее четко изложены в резолюции, принятой на Первом Всесоюзном географическом съезде по докладу Н.М.Моторина, где в частности отмечалось, что изучение религии, искусства, обычного права должно рассматриваться этнографами прежде всего в увязке с точки зрения задач культурной революции и массовой переделки человеческого сознания и в процессе социалистического строительства и классовой борьбы!. Необходимо отметить, что начиная с первых десятилетий советской власти, этнография Азербайджана, как составная часть советской науки, формировалась и развивалась в сложных и противоречивых условиях. В те годы выдвигались такие лозунги, как за новый быт, за советский образ жизни, за социализацию быта, были организованы массовые кампании против традиционных духовных и материальных ценностей народа. Партийные руководители Азербайджана часто посещали различные регионы республики, где выступали против национальной одежды и народных музыкальных инструментов, считая их атрибутами персидского происхождения или вредными пережитками прошлого.[5] Выступая на Пленуме ЦК АКП(б) в 1928 г. секретарь ЦК А.А.Караев буквально заявил следующее-Когда мы приезжали по Сальянскому, Карягинскому и Ленкоранскому уездам, то видели, что там носят персидскую одежду, папаху. Это безобразие … это одежда является символом рабства и крепостничества. Пасху, Новруз байрамы, Оруджлуг байрамы часто наши коммунисты празднуют.[6] В городской среде традиционные свадьбы заменялись красными,[7] позднее — комсомольскими свадьбами, а Пасха – Красной Пасхой.[8]

В новых условиях некоторые древние народные праздники стали революционными. Примером может служить первомайский праздник, происхождение которого стали искусственным образом связывать майскими выступления чикагских рабочих в 1886 г. Между тем указанный праздник отмечался ещё по всей Европе (в Риме, Греции) в честь богини Майя (от лат. Mayis – месяц май).

Несмотря на новой политической системы против народной культуры, этнографы Азербайджана стали собирать, хранить и изучать всё то, что относится к народному быту. Подобные действия они мотивировали желанием сравнить старый быт с новым социалистическим строительством. В результате уже в 1938 году в Музее истории Азербайджана число таких экспонатов составило 2725 предметов. Тогда же было оформлено и передано в Музей 5 фотоальбомов по вышивкам, и по народному жилищу.[9] К 1946 г. количество этнографических предметов Музея достигло до 4.500, а комплектов народной одежды – 90.[10]

Этнографические исследования 20-30-ых годов ХХ в. осуществлялись, как правило, согласно проводимой национальной политики на основе марксистско-ленинского учения и в частности, классового подхода к разрабатываемым проблемам.

Дальнейшие годы, особенно 60-80-е годы прошлого столетия — период развитого социалистического общества и строительства коммунизма можно охарактеризовать как попытку формирования вокруг проблемы нового этнополитического образования – советского народа, которое нанесло большой ущерб традиционному укладу жизни и внутриэтническим связям народов. Не случайно, что разрабатываемые советскими этнографами темы должны были соответствовать проводимой в стране политике. Приоритетными направлениями тех лет считались проблемы закономерности процессов формирования новой исторической общности – советского народа, современного быта и культуры рабочего класса и колхозного крестьянства, современных этнических и этнокультурных процессов, этнических аспектов процессов развития и сближение народов. Темы по исторической этнографии (в частности этногенез и этническая история, семейный и хозяйственный быт прошлого) разрабатывались также в духе времени.

Аналогичные тенденции наблюдались и в других гуманитарных науках. В Азербайджанской фольклористике, например, наиболее приоритетными направлениями считались темы о Ленине, рабочем фольклоре, фольклоре современности и антирелигиозном фольклоре.

Тем не менее, 60-80-ые годы считаются переломным этапом в этнографии Азербайджана. Именно тогда появились фундаментальные работы по традиционному земледелию, скотоводству, ремесленному производству, традиционной материальной культуре и семейно-бытовым отношениям. Однако некоторые работы тех лет нуждаются в новой трактовке с учетом требований современной науки. Тогда же большое внимание уделялось подготовке высококвалифицированных специалистов по этнографии, как в республике, так и за ее пределами.

Качественно новый этап в истории отечественной этнографии наступает в годы независимости республики. Сегодня формируется самостоятельная отечественная этнографическая наука с учетом отечественного и мирового опыта. В условиях независимости народы Азербайджана проявляют повышенный интерес к своей традиционной культуре, историческому прошлому. В связи с этим среди научных достижений последних десятилетий можно считать коллективные обобщающие монографии Азербайджанцы (Баку, 1998) и Этнографию Азербайджана в 3-х томах под ред. акад. Т.А.Бунятова (Баку, 2007, на азерб. языке). Хотя и хронологические рамки трёхтомника весьма ограничены (XIX – XX вв.), тем не менее, в ней в традиционной манере освещены разные аспекты (за исключением этногенеза, этнической истории, национального состава и историко-этнографических зон) этнографии азербайджанцев. Работу можно считать отправной точкой для дальнейшего развертывания научной деятельности по изучению населения Азербайджана.

Но по мере обогащения наших знаний меняются и отношение к прежним постулатам. Начнем с проблемы этногенеза азербайджанцев, которой посвящен ряд специальных монографий. К сожалению, многие из них страдают односторонностью, поскольку в них отсутствует комплексный подход к проблеме.[11] Монография филолога М.Сеидова представляет собой сумбурность и хаотичность собранных материалов, суррогат мифологии, филологии и этимологии. В работе преобладает самовольное толкование многих научных фактов, терминологий и исторических событий. В отличие от монографии М.Сеидова работа Г.А.Гейбуллаева базируется только на топонимическом материале. Фактически эта работа является попыткой исследования этнической истории азербайджанцев при не раскрытости сущности проблемы, а собственно этногенезу азербайджанцев, который должен был составлять основное содержание работы, посвящено всего 9 страниц. В работе Х.Д.Халилли указанная проблема так же окончательно не решена. Справедливости ради следует отметить, что среди работ, посвященных указанной проблеме выгодно отличаются работы акад. Н.Велиханлы и Ю.Насибли как по своему содержанию, конкретности, так и трезвости взглядов на обсуждаемую проблему.[12] Н.Велиханлы в отличие от других специалистов без предвзятости, весьма объективно излагает точки зрения каждого автора по данной проблеме. Как известно, многие авторы до сих пор огульно отрицают степень участия кавказоязычных и ираноязычных элементов в формировании азербайджанцев.

Успешное решение этногенеза зависит от системного подхода к проблеме и моделирования его, определения общих соприкасающихся точек зрения или же несовпадения фактов. Следует учитывать, что степень достоверности различных наук в решении проблемы далеко не равнозначна. В данном случае первостепенную роль играет этнографическая наука, поскольку проблема этногенеза является одной из ветвей указанной науки. Особенности материальной, духовной культуры, хозяйственного, семейного и общественного быта — прямые показатели самобытной культуры народа. Старинные элементы быта и культуры отражены в традиционной одежде, пище и в духовной культуре. В связи с этим нельзя согласиться с мнением С.А.Арутюнова и С.И.Рыжаковой о том, что будто собственно этнографические источники в изучении этногенеза играют не самую главную роль, хотя они сами признают, что этногенез изучается, прежде всего, именно этнографами.[13] О значении этнографии в решении этногенеза С.А.Токарев писал-… без привлечения этнографического материала ни один вид источников не дает возможность полного решения проблемы этногенеза, … Чтобы понять происхождение народа, необходимо выяснить генезис и развитие того культурного облика, которым по преимуществу характеризуется каждый народ.[14] С указанным мнением всемирно известного этнографа мы полностью солидарны. Оно и сегодня звучит весьма актуально. Изучение этногенеза азербайджанцев должно проводиться не изолировано, а в контексте этногенеза с другими тюркскими народами (кумыками, туркменами, узбеками, турками и др.).

При исследовании этногенеза часто мы забываем основных исторических этапов формирования этноса – субстрата и суперстрата.

Этногенез не единственная тема, требующая иного научного подхода. Самым простым образом предметную область этнографической науки можно выразить следующими словами- этнография это жизнеописание народов. Без описательства этнографическая наука мертва. Это факт. Но любое описание должно сопровождаться теоретическими обобщениями. Иначе оно может рассматриваться на уровне сообщений обычных информаторов. Ведь вещеведческие описания были и остаются дополнительными приёмами, а не целью научного этнографического изучения. Материальная вещь не может интересовать этнографа вне ее социального бытия и отношения к человеку, очень важно отношения между людьми по поводу данной вещи.[15] Указанную ценную идею выдающегося этнографа С.А.Токарева необходимо расширить и дополнить новыми фактами.

Традиционная пища, одежда, орнамент, жилище и т.п. являются основными индикаторами своеобразия этноса. В азербайджанской этнографии до сих пор не избавились от простого кулинарного описания пищи, не выяснены исторические корни и причины пищевой экзогамии или половой сегрегации (раздельного питания мужчин и женщин), структуры и динамики пищевого комплекса, ее социальная значимость во взаимоотношениях людей, происхождение и семантика отдельных блюд.

Не разработана и общепринятая типология поселений и жилищ. Порой мы забываем, что тип — это устойчивый комплекс, обладающий особым ареалом. В исследованиях по жилищу часто исчезает грань между типом и подтипом.

Необходимо приступить к картографированию национального костюма азербайджанцев по регионам. Примером аналогичного этнографического изучения одежды для нас может служить монография дагестанских коллег.[16] Мы этнографы до сих пор не задумывались и о причинах массового выхода из употребления азербайджанской национальной одежды за годы советской власти. Ведь повальные кампании в 20-30-е годы прошлого века против традиционной культуры,  в частности и против национальной одежды, проводились и в других регионах бывшего Советского Союза. Тем не менее, многие народы советского пространства смогли сохранить свою культуру до наших дней.

Много неясного, и в вопросах в сфере шаманизма, особенно применительно к Азербайджану. Шаманизм до сих пор остается одним из запутанных и сложных проблем духовной культуры. Среди специалистов не утихают споры о том, является ли шаманизм религией. Часть из них выделяют его в особую религию, но с оговорками (А.Харва, В.Г.Богораз, С.А.Токарев),[17] другие же (М.Элиаде, И.С.Вдовин и др.) наоборот. Одна из трудностей проблемы заключается в том, что подходы к проблеме самые разные (социально-психологический, теологический, психотерапевтический и т.д.). Но, так или иначе шаманизм представляет собой систему древних воззрений многих народов. Это явление планетарное. Другое дело, что в разных историко-этнографических регионах указанный феномен, проявлял себя не одинаково в основном упрощенно, и в ролях служителей культа выступали люди разных профессий — маги, знахари, ясновидящие, чародеи, заклинатели и кудесники. Выше употребляемые термины являются оттенками древнетюркского слова гам, который употребляется в значении собственно шамана,[18] но не каждого из них можно считать шаманом. Правильнее было бы их называть шаманистами или шаманоподобными.

Важно отметить, что собственно шаманизм наиболее объёмно проявлял себя в Сибири и в Центральноазиатском регионе. Там у посвященных шаманов было специальное облачение, маска, бубен. Они считались избранниками духов, специалистами — трансэкстатиками. Основными детерминантами азиатского шамана считаются медиумный, ритуальный (общение его с духами в процессе обряда камлания). В той или иной мере к шаманизму причастны анимизм, культ мертвых, животных и растений, космогонические воззрения. Эти явления были характерны почти всем народам и народностям земного шара. Азербайджанцам наиболее близки божества алтайского шаманизма Тенгри (божество Неба), Умай (женское божество, покровительница рожениц) и др.

С точки зрения шаманизма Кавказ и в частности Азербайджан изучен очень слабо. Известно, что и в данном регионе происходили различные магические действия, обряды общения с духами. У различных народов шаманская практика проявляла себя в различных названиях и формах, меняя свой внешний облик, но сохранив при этом содержание.

Проблемой шаманизма в Азербайджане почти не занимались. Исключение составляют статьи А.Джафароглы, опубликованные в Турции[19] и монографии – М.Сеидова и Дж.И.Джалилова.[20]. К сожалению, авторы монографий прошли мимо узловых проблем, их описание шаманизма носит общий характер, поскольку в их работах отсутствуют особенности проявления шаманизма в условиях Азербайджана.

Как известно, наши предшественники, оставили после себя богатое научное наследие. Не случайно, что один из пунктов, неофициально распространенных среди ученого мира, Десяти заповедей этнографа гласит-Почитай своих предшественников и учителей, дабы и тебя чтили по заслугам. Незаслуженно преданы забвению многие этнографы, рукописи которых до сих пор не опубликованы. Часть из них хранится в архивах Института Истории и Института Археологии и этнографии НАН Азербайджана.[21]

Следует задуматься и о судьбе объемного труда покойного этнографа Г.А.Гулиева Очерки этнографии Азербайджана, рукопись которых хранится в семейном архиве этнографа.

Казалось бы, повседневная жизнь каждого человека или этноса в целом с первого взгляда обычно представляется чем-то неопределенным и обыденным. Но через годы и столетия, она становится интересным, другими словами становится ценным этнографическим источником.

Нам представляется, что в перспективе этнографы должны в частности сосредоточить свое внимание над разработкой нижеследующих проблем, поскольку они до сих пор не изучены: концепция Азербайджанской этнографии; обычное право; проблемы социальной антропологии; этнометеорология; традиционное мировоззрение азербайджанцев; современные глобальные процессы и степень сохранности традиционной культуры; повседневная жизнь азербайджанцев; этногеография Азербайджана; этнографические аспекты гендерных отношений; социальная антропология; культурная антропология; исторические корни возникновения сходных культурных явлений в разных этнических средах; эмпирическое мировазрение азербайджанцев; религиозный фактор в жизни современного азербайджанского женского общества; влияние природно-географических условий на формирование традиционной материальной культуры; проблема шаманизма в Азербайджане; этнография как важный источник изучения этногенеза азербайджанцев; прикладная этнография; разрушение природной среды обитания и её влияние на культурные традиции; этнография азербайджанцев Южного Азербайджана, Ирака и Центральноазиатских стран; азербайджанская диаспора в России, европейских странах и в странах Америки (этнографический аспект); особенности бытового ислама в Азербайджане; система родства у азербайджанцев; свод материалов средневековых западноевропейских путешественников и авторов нового времени по этнографии Азербайджана; посредническая роль Азербайджана в культурных взаимоотношениях Восток-Запад; процессы аккультурации и конвергенции в культуре азербайджанцев; основные принципы периодизации истории этнографии Азербайджана.

Надо думать о подготовке учебного пособия по сбору этнографических материалов в полевых условиях. По удачному выражению Н.И.Гаген-Торн этнография — наука полевая, рождается в аудитории вырастает в поле.

До сих пор этнографами ничего не предпринято по визуальной этнографии (фильмотека, фототека). Документальные фильмы о быте и культуре народов являются одним из важных аспектов этнографической науки. Известно, что визуальные фиксации этнографического материала позволяют проявить проблематику устами носителей культуры и увидеть весь набор традиционной культуры в комплексе. В России, прибалтийских и др. странах периодически организуются международные фестивали этнографических фильмов.[22]

Сегодня как никогда, актуально  изучение этнокультурных связей народов прикаспийских стран и исторической роли Каспия в межэтнических контактах народов региона. О важности разработки указанной проблемы отметил ещё в 20-х годах ХХ столетия В.В.Бартольд.[23] Позднее о важности изучения указанного вопроса высказался и Л.И.Лавров- Без учёта среднеазиатских и казахстанских материалов, писал он, нельзя заниматься исследованием этногенеза тюркоязычных народов Кавказа.[24] В указанном направлении этнографами Азербайджана уже сделаны первые шаги.[25]

Настало время учредить ассоциации этнографов Азербайджана, этнографов прикаспийских стран и этнографов тюркских народов.

На наш взгляд достижения этнографов Азербайджана очевидны. Особенно это наблюдается в последние годы. Благодаря энергичной научной деятельности и большого организаторского таланта руководителя Института археологии и этнографии НАНА М.Н.Рагимовой исследовательские работы в сфере археологии и этнографии сегодня получили большой размах. С каждым годом расширяются масштабы полевых этнографических экспедиций.

Для достижения более эффективных результатов по нашему мнению необходимо перевести отечественную науку на интенсивный путь развития, поскольку мы сталкиваемся с объективными трудностями, которые находятся в природе самого предмета этнографической науки, ее предметной области, задачах и методах исследования. Указанная наука характеризуется с очень широкими и неопределенными границами.[26] До сих пор не разработана собственно этнографическая классификация народов мира. Существующая классификация, заимствованная из лингвистики явно устарела и страдает некоторыми погрешностями.

На протяжении всей истории науки не утихают споры вокруг понятий этнология и этнография. По этому поводу у исследователей складывались самые различные мнения. Парадокс заключается в том, что некоторые учёные (В.Тишков и др.) одну и ту же науку делят на две части теоретическую (этнология) и описательную (этнография — цеховая основа, этнография — это поле, а этнология – теория. Другими словами — на теоретиков и  — описателей).[27] Отметим, что ещё в 30-х годах ХХ века этнология считалась термином буржуазной этнографической науки, отвергнутым марксистско-ленинской этнографией.[28] Так дифференцируется некоторыми социологами, культурологами и этнографами вышеуказанная терминология: этнография — прямое наблюдение над организацией или малым обществом, а также письменное описание, а этнологиясравнительное историческое изучение народов и культур в окружающей их среде,[29] этнология — наука о сравнительном изучении культур в американской традиции, является частью синонима культурной антропологии.[30] Д.П.Садохин этнологию считает наукой, изучающей процессы формирования и развития различных этнических групп, их идентичность, формы их культурной самоорганизации, закономерности их коллективного поведения….[31] По мнению С.В.Лурье в поле зрения этнологии находятся, все то, что начинается от более традиционных и давно устоявшихся к менее традиционным, новым.[32] В некоторых постсоветских странах, в частности в Азербайджане в кандидатской и докторской диссертациях по этнографии под индексом специальность неоправданно параллельно указывается Этнология и этнография, хотя при конкретном подходе к вопросу невозможно определить какую из этих специальностей можно применить к той или иной теме диссертации. На наш взгляд понятия этнография и этнология абсолютно идентичны. Двойственный подход к указанному вопросу может вести только к путанице и нарушению целостности науки. Проблему затрудняет и тот факт, что антропология – самостоятельная наука, которая преследует иные цели и задачи (например, происхождения рас) теперь в России и в ряде других стран отождествляется и с этнографией.

Все вышеуказанное говорит о том, что для решения дискуссионных и актуальных проблем давно назрело время созыва Общереспубликанского форума этнографов с привлечением ведущих специалистов других стран.

В заключении следует отметить, что отечественная этнография прошла славный путь развития. Долг этнографов совершенствовать и обогащать свою специальность.

Литература

[1]А.Марлинский. Письма из Дагестана // Полн. собр. соч., ч. VI. Спб., 1837, с. 179-180.

2.Его же. Дорога от станции Алмалы до поста Муганлы. Апрель, 1834, там же, ч. Х, Спб., 1840, с. 101.

3Элизе Реклю. Земля и люди, т. VI, Спб., 1898, с. 195.

4 Известия Общества обследования и изучения Азербайджана, №1. Баку, 1926, с. 3.

5 Итоги этнографической работы и её дальнейшие задачи. 15 лет советской этнографии и ее дальнейшие задачи (Резолюция по докладу проф. Н.М.Маторина на Первом Всесоюзном Географическом съезде), Советская этнография, №1, 1933, с. 6.

6См. Заря Востока, 3 августа 1928 г. (Тифлис).

7 С.Фукс. Тщательно продумывать распорядок вечеров нового быта, Бакинский рабочий, 27 февраля 1924 г.

8 Н.С.Полищук. У истоков советских праздников Советская этнография, №6, 1987,  с. 12.

9 Б.А.Ишханов. Музей истории народов Азербайджана (отчёт за 1938 год). // Изв. Азерб. ФАН СССР, №3, 1939, с. 45.

10 В.Н.Левиатов. Музей истории Азербайджана АН Азерб. ССР. // Советская этнография, №4, 1946, с. 220.

11 См. М.Сейидов. Азярбайъан халгынын сойкюкцнц дцшцняркян. Бакы, 1989; А.С.Сумбатзаде. Азербайджанцы — этногенез и формирование народа. Баку, 1990; Г.А.Гейбуллаев. К этногенезу азербайджанцев. Баку, 1991; Х.Д.Хялилли. Азярбайъан тцркляринин етногенези вя милли инкишаф тарихи. Бакы, 2007 и др.

12 Н.Вялиханлы. «Азярбайъан халгынын вя Азярбайъан дилинин формалашмасынын баша чатмасы». // Азярбайъан тарихи, 7 ъилддя, 2-ъи ъилд. Бакы, 1998, с. 425-439; Йунис Нясибли. Азярбайъан халгынын етногенези // Азярбайъан Милли Енсиклопедицасы. Азярбайъан. Бакы, 2007, с. 99-103.

13 С.А.Арутюнов, С.И.Рыжакова. Культурная антропология. М., 2004, с. 47.

14А.Токарев. К постановке проблем этногенеза, «Советская этнография», №3, 1949, с. 24.

15 С.А.Токарев. К методике этнографического изучения материальной культуры, «Советская этнография», №4, 1970, с. 3.

16.См. А.Г.Булатова, С.Ш.Гаджиева, Г.А.Сер­геева. Одежда народов Дагестана. Пущино, 2001.

17.  Начальный этап религии, примитивная религия, религия на базе анимизма.

18Древнетюркский словарь. Ленинград, 1969, с. 413.

19Ъафароьлу Ащмет, Анадолу ве Азербайъан фолклорунда шаманизм бакийси. // Тцрколожи деръиси, 1(2) Майис, 1939; его же, Анадолу ве Азербайъан фолклорунда сакланан ики шаман танрысы, // Илащийат факултеси деръиси, 5(1-4), 1956.

20 Ъ.И.Ъялилов (Ъаббар Ъялил Бядилли), Гам саманын етномядяниййятимиздя йери. Бакы, 2000; М.Сейидов. Гам-шаман вя онун гайнагларына цмуми бахыш. Бакы, 1994

21. Р.Бабайева. Кющня Бакынын той адятляри; она же. Свадебный цикл на Абшероне, 1949, 89 с.; она же. Старинный свадебный цикл на Апшероне, 1950, 189 с.; Д.С.Сафарова. Отчёт об этнографических поездках в 1947-1948 гг.; она же. Етнографик материаллар (кянэярлиляр, яфшарлар, гарадолаглар); Я.Йсифзадя. Абшеронун той адятляри; И.А.Меджидова. Историко-этнографический очерк Апшерона; она же. Падары Ширвана; А.А.Алескерзаде, Пища Апшерона; его же, Игры Апшерона и т.д.

22.См. В.В.Бартольд. Место Прикаспийских областей в истории мусульманского мира. Курс лекций, читанных автором на Востфаке Азгосуниверситета. Баку, 1925; см. так же. С.А.Ковалевский. Лик Каспия. Баку-Москва, 1933.

23.На VI Конгрессе этнографов и антропологов. (Санкт-Петербург, 2005), работала специальная секция по визуальной этнографии.

24.Л.И.Лавров. Этнические и культурные связи Кавказа со Средней Азией и Казахстаном. // Итоги полевых археологических и этнографических наук в СССР, в 1972 г. Тезисы докладов, Ташкент, 1973, с. 15; См. также. Краткое содержание Среднеазиатско-кавказских чтений. Спб., 1985 и др. изд.; Б.А.Калоев. Этнографические данные о связях этногенеза осетин со Средней Азией. // Вопросы иранской и общей филологии. Тбилиси, 1977.

25.Р.В.Ящмядов. Азярбайъан – тцркмян етник-мядяни ялагяляри (тарихи-етнографик тядгигат), намизядлик диссертасийасы. Бакы, 2004.

26.С.А.Токарев. Этнография народов СССР. М., 1958, с. 25.

27.См. В.Тишков. Советская этнография; преодоление кризиса, Советская этнография, №1, 1992.

28. Этнология. Большая Советская Этнография, изд. I, т. 64, с. 790.

29Большой толковый социологический словарь, т. II. М., 1999, с. 495-496.

30Культурология ХХ век, т.II, 1998, с. 411.

31Д.П.Садохин. Этнология. Учеб. пособие. М., 2004, с. 351.

32См. С.В.Лурье. Историческая этнология. Учебное пособие. М., 2007, с. 99-103.

Кто друг на Каспии ?

http://novosti.az/analytics/20100601/43422876.html

Кямал Али.

Уходит в прошлое май, а с ним и былая напряженность между Азербайджаном и  США. В череде обид на американцев в мае особенно остался в памяти отказ азербайджанцев   участвовать в совместных американо-азербайджанских учениях, намеченных на этот май, последовавший после неучастия Азербайджана в саммите по ядерной безопасности, проходившем в США 13 апреля. Затем, после закрытых от общественностей обсуждений, официальный Баку в лице завотделом Администрации президента Али Гасанова заявил об отсутствии претензий к Вашингтону. Однако вопросы остались – на чем основываются отношения между мировым гигантом – США, и крупнейшей страной Южного Кавказа – Азербайджаном?

Для ясности вернемся к майским военным учениям. Решение И.Алиева не посылать своих военнослужащих появилось через два дня после встречи в Баку замминистра обороны США по вопросам политики Мишель Флурной, которая 17 апреля  выслушала претензии  президента, министров обороны и ИД страны. «Мы считаем, что американцы не должны думать только о том, как помочь Армении преодолеть экономический кризис… но как посредник в переговорах по Нагорному Карабаху Вашингтон должен содействовать урегулированию нагорно-карабахского конфликта», — заявил в те дни Али Гасанов.  Много говорилось также о возможности пересмотра  стратегических отношений между двумя странами.

Отсюда следующий вопрос:  в чем выражаются эти «стратегические отношения»?
20 апреля, выступая в Милли Меджлисе, депутат Фазаил Агамалы призвал пересмотреть контракты, заключенные с американскими нефтяными компаниями. Мотивация была следующая – если США выделяют денежную помощь азербайджанской провинции – Нагорному Карабаху, не спрашивая мнения Баку, то и Азербайджан не обязан заботиться о материальных интересах американцев.  И хотя на следующий день опять  же Али Гасанов заявил о верности страны политике  стратегического партнерства с США, в посольстве этой страны слова Агамалы поняли правильно и передали эти слова в Вашингтон своевременно.

Как известно, США всячески поддерживали азербайджанские энергетические проекты, самым масштабным из которых остается нефтепровод  Баку-Тбилиси-Джейхан, когда армянское лобби в США и Россия уверяли мир в том, что Г.Алиев обманывает мир и нефти в стране мало. Говорили даже, что ее у Алиева нет совсем.   Но нефтепровод был построен и действует, хотя Джейхан находится не на американском побережье, и собственно экономика США не нуждается в азербайджанской нефти. Компании США  покупают нефть на Нью-Йоркской бирже, исходят из ее стоимости и качества, а не по политическим соображениям. К тому же доля американских компаний в нефтяной экономике Азербайджана не велика, сводясь к миноритарным долям в проекте Азери-Чираг-Гюнешли, в котором участвуют компания  ExxonMobil (8%), Chevron (10.2%), HESS (2.7%) и Devon (5.6%).

Очевидно, что все нефтяные и газовые дела Азербайджана интересны американцам с точки зрения подрыва российской энергетической, а за ней и политической  монополии русских в Европе. Борьба на этом фронте продолжается напряженная, в которой  участвуют перспективные газопроводы «Южный поток» и «Набукко», Минская группа ОБСЕ, правозащитная риторика о политических узниках в Азербайджане и появляющиеся в западной прессе сообщения о коррупции в высших органах власти Азербайджана.

Понятно, что американских рычагов давления на Азербайджан больше, чем возможности Азербайджана влиять на политику США. Тем не менее, Баку удавалось добиваться изменения нелицеприятных для Азербайджана формулировок в ежегодных отчетах Госдепа, приводя их в соответствие с национальными интересами страны.

Трудно сказать, насколько правы те, кто утверждает, что все в Америке решают национальные лобби, но факт в том, что сторонников Азербайджана в высших эшелонах американской власти мало. Баку прибегает к помощи турецких и израильских лоббистов, но судя по тому, что 907-я поправка Конгресса США не  отменена, сторонники Азербайджана, Турции и Израиля в Конгрессе с трудом удерживают паритет с армянскими лоббистами. Возможно, чаша весов когда-нибудь склонится к Азербайджану, во всяком случае, такая работа идет повседневно. Широкой общественности становятся известными только отрывочные сведения о происходящем, вроде недавней информации о подарке губернатору Шварценеггеру изготовленного в Баку  ковра с его изображением.  В апреле было распространено также сообщение о том, что  американские конгрессмены Билл Шустер, Соломон Ортиз, Майкл МакМахон и Эдди Бернис Джонсон направили  председателю подкомитета по государственным, внешним операциям и соответствующим программам Комитета предложение отказаться от помощи Нагорному Карабаху,  односторонней позиции США в Минской группы ОБСЕ, и отменить 907-ю поправку в отношении Азербайджана.

Эта поправка к «Акту о поддержке свободы» была принята Конгрессом в 1992 году, для запрета американской помощи Азербайджану, когда администрация Дж. Буша решила помочь республикам бывшего СССР. В Конгрессе решили, что Азербайджан не достоин участвовать в программе, так как воюет с армянами. Армению Конгресс не наказал.  В сентябре 2001 года  ценой титанических усилий  Г. Алиева и сторонников Баку в Конгрессе действие этой поправки было заморожено.  Полная отмена 907-й поправки, чего добивается Азербайджан, может быть показателем равной силы между азербайджанскими и армянскими сторонниками в законодательном органе США.
В настоящее время   в высших эшелонах американской власти отношение к Азербайджану, и к карабахской проблеме в частности,  двоякое. Белый дом, вынужденный учитывать практические стороны сотрудничества с Баку,  традиционно поддерживает Азербайджан во всех его начинаниях,  умеренно критикуя дефицит демократии в стране. Республиканская партия США, если так можно выразиться, более «проазербайджанская». На последних президентских выборах живущие в США турки и азербайджанцы  поддерживали республиканского кандидата Джона Маккейна, выступавшего с яростных антироссийских позиций. Тюркская (турецкая и азербайджанская) диаспора в США создала штаб поддержки Маккейна, считая, что он – «новый Рейган» американской политики возглавит новый крестовый поход против России и ее сателлитов. Однако победил Барак Обама.
В Конгрессе традиционно сильны проармянские силы, активно вербующие в свои ряды новых законодателей. Тем не менее, и Конгресс, часто под давлением исполнительной власти, вынужден считаться с жесткими реалиями геополитики, что было прекрасно проиллюстрировано весной этого года, когда под нажимом исполнительной власти было заблокировано продвижение проекта резолюции об армянском геноциде.

Что касается Барака Хусейна Обамы (второе имя этого американского мусульманина, также как его вероисповедание, активно муссировалось в тюркской прессе сразу после избрания президента, в надежде привлечь его внимание к нуждам исламских государств), то он обещал армянам включить в свой лексикон слова «армянский геноцид», но как известно, не выполнил обещанного.
Итак, демократическая администрация США считает Нагорный Карабах частью Азербайджана. И это все хорошее, что имеет страна от Америки. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ от США в переговорах по карабахскому урегулированию придерживаются двоякой позиции, хотя Америка, как государство, однозначно заявляет  о поддержке территориальной целостности Азербайджана, с включением в него всего Карабахского региона. И если раньше, до марта 2010 года, такое отношение не вызывало раздражения официального Баку, понимавшего, что США, как одна из стран-посредников, не должны отдавать приоритет стороне конфликта, то начиная с апреля, когда была завершена совместная работа над обновленными Мадридскими принципами, и Азербайджан их принял,   И.Алиев стал требовать от американцев принципиальных действий.

Чем может страшить американцев Баку? В Азербайджане нет американских военных баз, и в ближайшем будущем они не появятся, так что угрожать высылкой из страны военнослужащих США, как это сделали узбеки, Баку не может. Азербайджан не раз заявлял, что в конфликте между Западом и  Ираном страна будет занимать подчеркнуто нейтральную позицию, ни один натовский выстрел в сторону Ирана с территории Азербайджана произведен не будет. И здесь И.Алиеву не за что выставить счет Америке.  Азербайджан не может вызывать симпатий у демократической общественности США, вследствие известных внутригосударственных причин, так что «второй Грузии» на Кавказе тоже не получилось.   Остаются вечно живые и нереализованные, перспективные возможности использовать Азербайджан в не остывающей войне между англосаксонским Западом и русским Востоком. Кроме, конечно, тех нефтегазовых антироссийских проектов, которые уже работают.

Анализируя для «Новости-Азербайджан», глава Исследовательского центра «Атлас» Эльхан Шаиноглу сказал:

— Трудно сейчас говорить о полноценной нормализации азербайджано-американских отношений. Я не вижу, в чем это проявляется. А все началось с того, что после избрания Барака Обамы президентом высокопоставленный чиновник администрации США прибыл в Баку и выразил  желание Белого дома возобновить трансляцию западных радиоголосов на  азербайджанских FM-диапазонах. До и после конфронтации по поводу радиостанций представители США и СЕ неоднократно призывали руководителей страны снять запрет на проведение митингов в центральной части столицы, освободить осужденных журналистов. Но Баку согласился освободить нескольких журналистов, посчитав, что для американцев и этого хватит.
Как следствие, в сентябре прошлого года, когда  Барак Обама проводил церемонию ифтар (религиозный мусульманский обряд в месяц поста) для послов мусульманских стран в Вашингтоне, посол Азербайджана не был приглашен. Намек был вновь проигнорирован в Баку.  Затем нашего президента не пригласили на вашингтонский саммит по ядерной безопасности, хотя туда был позван М. Саакашвили, в стране которого нет ядерных объектов.   Наконец, в апреле Баку сам инициировал похолодание в американо-азербайджанских отношениях, сделав несколько резких антиамериканских заявлений после того, как понял, что США не намерены выкручивать руки Еревану.
В конечном итоге, официальные лица в Баку поняли, что  раздувать взаимные обиды не стоит, и сделали шаг назад от кромки противостояния, что не  дает основания утверждать о полной нормализации отношений.  Отношения между странами остаются в подвешенном состоянии», — считает политолог.

«США сменили свои внешнеполитические приоритеты на Южном Кавказе, где до недавнего времени Вашингтон делал ставку на Грузию. Следующим фаворитом Штатов, похоже, может стать Армения. В этой связи весьма показателен характер встреч  президентов Грузии и Армении в США: за 15 дней пребывания Саакашвили в США с ним не встретился никто из официального руководства США, в то же время за короткое время С.Саргсян пять раз встречался с высокопоставленными деятелями американской администрации», — это уже слова политолога Мубариза Ахмедоглу.

Он же не раз заявлял о том, что кавказская политика нынешнего президента США Барака Обамы направлена на отделение Азербайджана от Турции:  «Кавказская политика нынешнего президента США Барака Обамы отличается от кавказской политики его предшественников. Клинтон и Буш в традиционных обращениях 24 апреля, в день так называемого геноцида армян, всегда упоминали отношения между Арменией и Азербайджаном, нагорно-карабахский конфликт. Однако Б. Обама, как в прошлом, так и в нынешнем году, ни словом не обмолвился об Азербайджане и Нагорном Карабахе. Если в прошлом году это можно было посчитать ошибкой, то теперь подобные акценты уже становятся закономерностью. Это концептуальный подход, нацеленный на отделение Азербайджана от Турции, а также четко прослеживаемое намерение США в кавказских процессах делать ставку на Армению», — заключил Ахмедоглу.

Вернемся к  началу статьи  – в мае азербайджанские военные не приняли участия, как планировалось, в совместных азербайджано-американских военных учениях. Тем самым Баку сделал приятное России, ведь на этих учениях  планировалось подписание второй части плана сотрудничества между европейским командованием США и вооруженными силами Азербайджана, предполагающим расширение участия Азербайджана в обеспечении безопасности на Каспии. Первая часть этого документа была подписана в 2007 году.

В Армении и России ошибаются, считая азербайджанцев на 100% проамериканскими. Такое не может быть хотя бы потому, что около двух миллионов азербайджанцев (часть  выехала туда из Грузии) успешно живут и работают в России. В азербайджанских СМИ, и даже в оппозиционных, обычны антиамериканские публикации, хотя вражды к России в них, пожалуй, больше. Как результат – по данным соцопроса, проведенного службой «Puls-R», в 2010 году  в Азербайджане США считают дружественной страной 6,5% респондентов, а враждебной страной 3,9%.

Такова ситуация на сегодня.  Но положение не стабильно и всегда может измениться под влиянием внутренних и внешних обстоятельств. Как писала одна из бакинских газет,  визит заместителя министра обороны США Мишель Флурной показал, что до похорон американо-азербайджанского партнерства далеко. Выступая в Баку, она сказала: «Азербайджан является лидером в усилиях по восстановлению Афганистана. Азербайджанцы тренируют афганских дипломатов, врачей, группы по разминированию, полицию и пограничную охрану».  Американский дипломат особо отметила, что Азербайджан содействовал отражению нескольких террористических атак против США, «разрушил бесчисленное количество заговоров».

Помните, как долго, терпеливо и настойчиво Америка разрушала Советский Союз. Ее союзниками в этом деле всегда были советские прибалтийские республики, несмотря на то, что находились в СССР и руководились местными коммунистами. После победы России в скоротечной войне против Грузии стали поговаривать о том, что США мол, изменили грузинам. Я так не думаю. Правильнее говорить, что Америка сделала расчетливый и полезный шаг назад, чтобы потом, когда наступит удобное время, ударить окончательно. Каким бы Азербайджан плохим не был, другого союзника на каспийском побережье Вашингтона не будет.  Американцам нужны союзники, и поэтому борьба за Азербайджан, Грузию и Армению продолжается.

Закатальский вопрос в Азербайджано-грузинских отношениях (Часть I)

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=628

Шамиль Рахманзаде

(1920 — 1921)

В ночь с 27 на 28 апреля 1920 года парламент первой Азербайджанской республики (1918-1920), приняв ультиматум местных коммунистов, передал, с некоторыми оговорками, власть последним. На следующий день в Баку вошли части Красной Армии. Так было положено начало советизации не только Азербайджана, но и в целом Южного Кавказа. Уместно упомянуть, что в 1917-1921 годах народы данного региона переживали период сложных системных изменений, затронувших всех сфер их жизнедеятельности. Временной промежуток между 28 апрелем 1920 года и началом марта 1921 года являлся, по сути, заключительной фазой этого процесса. Именно за этот интервал Южный Кавказ постепенно был включен в складывающуюся новую советскую систему. Новая социо-политическая ситуация вносила содержательные коррективы и в азербайджано-грузинские взаимоотношения.

Цель представленной статьи – рассмотреть некоторые аспекты политических отношений Азербайджана и Грузии за отмеченный период. При этом внимание акцентируется на конфликтных составляющихся этих отношений, и в первую очередь – в так называемом Закатальском вопросе. Созданный русской властью Закатальский округ охватывал территории бывших Джаро-Белоканских вольных обществ и Илисуйского султанства. После распада империи вопрос о вхождении данного округа в состав одного из трех кавказских новообразований – Азербайджана, Горской республики, или Грузии приобрел актуальность. Округ в конфессиональном плане, бесспорно, являлся мусульманским регионом – 92% населения исповедовали ислам.[1]

Грузия претендовала на округ, исходя из так называемого исторического принципа — данная территория с XI до начала XVII века временами входила в состав Грузии, хотя и являлась исторической областью Кавказской Албании – Азербайджана. Азербайджан и Горская республика же апеллировали этноконфессиональному фактору. В такой ситуации решение Закатальского мусульманского национального совета от 26 июня 1918 года о присоединение к Азербайджану являлось воистину судьбоносным.[2] Общественные и духовные деятели, представленные в этом совете, пришли к мнению, что именно вхождение в состав Азербайджана наиболее адекватно отвечает фундаментальным интересам и потребностям края. Немаловажную роль при этом сыграл и социокультурный фактор- данный регион в течение долгого времени органически входил в историко-культурную и политическую орбиту Азербайджана. Отмеченное обстоятельство привело к формированию среди полиэтнического населения региона бикультуральную идентичность и биэтническую компетентность, что выразилось в широком распространении тюркского (азербайджанского) языка, обычаев и традиций у нетюркских народностей.

В период независимого существования между Грузией и Азербайджаном, хотя и имелись территориальные споры, они, однако, так и не переросли в конфронтационную фазу. В этом сыграло свою роль и та внешнеполитическая ситуация, которая диктовала настойчивую необходимость сближения и даже установления союзнических отношений между этими республиками.

Как уже отмечалось выше, 28 апреля 1920 года стал поворотным пунктом во всех областях социально-политического бытия кавказских народов, точкой отсчета новой эпохи. В первую очередь это событие кардинальным образом изменило геополитический расклад сил в регионе. Был практически сведен на нет проект Запада (Антанты) относительно политической консолидации Закавказья на антисоветской почве под собственным патронажем – так называемый план создания Транскавказского кордона.

Установление советской власти в Азербайджане вызвало коренную трансформацию внутриполитической конфигурации на Южном Кавказе. До того времени стороны русской гражданской войны участвовали в происходящих в Закавказье событиях косвенным образом. Апрельский переворот в этом плане обусловил два политических последствий- 1) Объективно выполняющая концентрирующую функцию на Евразийском пространстве большевистская Россия с этого момента становилась непосредственным и ведущим актером закавказских процессов; 2) Южный Кавказ вновь превращался в составной эпизод Российской гражданской войны.

Постапрельская ситуация поставила народы и политические силы региона перед онтологической дилеммой — или с Советской Россией – формирующейся новой Евразийской общностью социально-патерналистского характера против Запада, или с Западом против России. При этом концепт Запад в большевистском восприятии и метаполитическом лексиконе выступал как метафора зла, эксплуатации, угнетения и империализма и означал экзистенциального врага советской общностью. От того, как будет решена данная дилемма, зависел дальнейший вектор развития и перспективы региона.

Политическая элита Грузинской Демократической Республики, базовым элементом которого являлись меньшевики, в 1920 году в контексте советизации Азербайджана фактически сделала очередной политический выбор в пользу Запада (первый раз – после октябрьской революции 1917 года, но эта отдельная тема). По мнению грузинских меньшевиков, большевистский советизм являлся очевидным выражением азиатчины, подразумевавшая отсталость, невежество, обскурантизм. С этой точки зрения речь председателя правительства Н.Жордании на чрезвычайном заседании Учредительного собрания Грузии от 30 апреля, созванного в экстренном порядке в связи с получением тревожных вестей из Азербайджана, представляется знаковым- …По моему мнению, большевистское движение является движением отсталых и политически неразвитых народов, там, где нет демократии, демократических органов…Стать на путь Азербайджана и принять его политическое кредо – это значить навеки похоронить свободную и демократическую Грузию, навсегда оторваться от Европы и попасть в когти фанатиков Азии. Жордания актуализированную историко-политическим временем дилемму сформулировал и решил следующим образом- Европа или Азия? Этот вопрос ставиться пред нами конкретно, и я сегодня повторяю еще громче, еще энергичнее…- мы выбираем Европу, демократию Европы. Учредительное собрание подобающим образом отозвалось на призыв своего лидера- Учредительное собрание Грузии и грузинский народ…не может предать демократию, свободу; от Европы он [народ] не повернется к Азии, вместо демократии он не уступит деспотии, не бросит страну в волны анархии.[3]

Апрельский переворот наделил советский Азербайджан специфической миссией в уникальной ситуации начала 20-х годов — Азербайджан на какой то момент превратился в центральный узел советской стратегии по отношению колониального Востока, где в те годы развернулась мощная антиимпериалистическая борьба, а также в важный плацдарм советизации Южного Кавказа. Позднее это обстоятельство подчеркивалось Орджоникидзе-С того момента, как советская власть утвердилась в Азербайджане, Азербайджан был нашим исходным пунктом, откуда мы штурмовали националистическо – буржуазно — контрреволюционные правительства меньшевиков и дашнаков.[4]

Эту своеобразную задачу сами азербайджанские коммунисты артикулировали следующим образом- Беднота независимого Азербайджана не должна забыть, что Азербайджан [есть] избавитель Восточного мира и составляет его центральную точку. Азербайджан наделен задачей нанесения самого грозного удара по империализму.[5]

Еще толком не успев утвердиться, взаимоотношения новой советской власти Азербайджана с Грузией стремительно ухудшились- в течение всего лишь двух-трех дней бывшие стратегические союзники фактически превратились в воюющие стороны.

Дело в том, что руководство Кавбюро РКП (б) в лице Г.К.Орджоникидзе и С.М.Кирова было уверено в благополучном повторении сценария советизации Азербайджана в Грузии. Именно эта группировка инспирировала, хотя и неудачно, попытку местными большевиками государственного переворота в начале мая в Тифлисе. Развернувшиеся между советским Азербайджаном и меньшевистской Грузией военные действия также находят свое объяснение в этом контексте.

Боевые операции вспыхнули неожиданно и довольно интенсивно в районе Казах-Акстафа, вблизи Пойлинского моста, Акстафинской станции и в направлении селения Шихлы уже 29 апреля. В первой ноте народного комиссара иностранных дел АССР М.Д.Гусейнова грузинскому министру иностранных дел Е.П.Гегечкори от 30 апреля вся вина за развязывания военных действий возлагалась на Грузию. В ноте требовалось незамедлительного вывода грузинских войск с территории Азербайджана; в противном случае азербайджанский наркоминдел грозился войной.[6]

В ответной ноте Гегечкори утверждалось обратное — С самого провозглашения новой власти в Баку она заняла в отношении Демократической Республики Грузии враждебную позицию, что выразилось немедленном перерыве телеграфного и железнодорожного сообщения, захвата наших паровозов и подвижного состава и аресте грузинской миссии. Само собою разумеется, что при таком положении правительство Грузии не могло не принять предупредительных мер военного характера. Одной из таких мер является занятие поста Пойлу… Правительство Грузии никаких иных задач, кроме зашиты независимости Республики Грузии, ее пределов, ее свободы не ставило и не ставит…[7].

Советско-грузинское противостояние (а оно длилось до 20-х чисел мая) выявило различие в целеустремлениях оппонентов. Как нами уже отмечалось, Кавказское большевистское руководство делало все возможное для форсированной советизации Грузии. Орджоникидзе с этой целью дважды – 3 и 4 мая обращался В.И.Ленину и И.В.Сталину с просьбой дать разрешение на введение частей XI Армии в Грузию.[8]

Подобная позиция Орджоникидзе нашел горячий отклик у руководства Азербайджанской Коммунистической Партии. Известной степени об отмеченных настроениях свидетельствовала нота М.Д.Гусейнова в МИД Грузии от 11 мая — Азербайджанские трудящиеся, сбросившие с себя иго агентов Антанты в лице Мусаватского правительства, имеют только одно желание — видеть рабочих и крестьян Грузии такими же свободными, а грузинское правительство как власть трудящихся.[9]

Что же касается грузинской стороны, то, на наш взгляд, она объективно не должна была заинтересована в эскалации конфликта. Из приведенной речи Жордании становилось известно, что уже 27 апреля в грузинское правительство поступило обращение бывших азербайджанских властей об оказании военной помощи в соответствии с военно-политическим договором от 16 июня 1919 года. По словам Жордании, Грузия в случае оказании Азербайджаном действенного сопротивления большевистским силам готов был предпринять соответствующие шаги. Однако стремительное продвижение красных войск удержало грузинских властей от опрометчивых шагов. Тем не менее, им пришлось предпринимать определенные превентивные меры — грузинские войска заняли Пойлинский и Красный мосты, а также некоторые приграничные стратегические высотки.

Тем временем ЦК РКП (б) рассмотрев телеграммы Орджоникидзе, 4 мая принял постановление. В соответствии с ним, 5 мая Ленин и Сталин отправили Орджоникидзе телеграмму — ЦК обязывает Вас отвести части из пределов Грузии к границе и воздержаться от наступления на Грузию. После переговоров с Тифлисом ясно, что мир с Грузией не исключен.[10]

Главным фактором, удержавшее московское руководство от окончательной советизации Южного Кавказа, являлась только что начавшаяся война с Польшей. Польские войска, перешедшие наступлению 25 апреля, уже 7 мая заняли Киев.[11] Данное обстоятельство подчеркивалось и в телеграмме Ленина Троцкому от 4 мая.[12]

С другой стороны, оперативная ликвидация большевистского выступления в Тифлисе, равно как первые стычки в начале мая в Казахском районе с грузинскими войсками продемонстрировали советскому командованию внутреннюю крепость и устойчивость Грузинской Республики. Кстати, во время вооруженной конфронтации грузины, нанося ряд чувствительных ударов советским частям, захватили селения Шихлы, Гаймаглы, Кемерли и Асланбейли.[13]

Пока Орджоникидзе готовил почву для дальнейшей советизации Закавказья, а вооруженные стычки продолжались с прежней силой, грузинская делегация вела в Москве переговоры с советским руководством. Результатом этих контактов явилось подписание 7 мая мирного договора между РСФСР и ГДР. Интересно, что данное соглашение не положило конец военным операциям на Азербайджано-грузинской границе. Напротив, с 9 мая и в Закатальском районе разгорелись интенсивные боевые столкновения. Лишь 18 мая была достигнута договоренность о прекращении огня.[14]

Московский договор оказался для азербайджанского руководства полной неожиданностью и неприятным сюрпризом. Москва этим актом как бы самоустранялась от ответственности за развязывание военных действий, и необходимость урегулирования конфликта с Грузией отныне ложилась на плечи азербайджанских властей. Но самое досадное обстоятельство для большевистских предводителей Азербайджана таилось в IV статье соглашения, где наряду с другими бесспорными областями Грузии упоминался и Закатальский округ. [15]

Подобная редакция статьи, естественно, не могла не вызвать неудовольствие азербайджанских коммунистов. Однако она породила не менее гневную отповедь Кавбюро ЦК РКП (б) и РВС XI Армии. Например, в телеграмме, отправленной 10 мая на имя Ленина за подписью Смилги, Орджоникидзе и Кирова, помимо всего отмечалось — Переданный Грузии Закатальский округ является бесспорно Азербайджанской и мусульманской территорией, и до сих пор Грузия на него не претендовала… Признание нами этого захвата является началом конца советской власти в Азербайджане, имеющему сто раз большее значение, чем Грузия.… Перед нами стоит вопрос- или пересмотреть вопрос с Грузией, или отозвать нас, ибо мы не намерены расплачиваться за невежество Наркоминдел в кавказских вопросах.[16]

Поддерживая, по крайней мере, на данном этапе, территориальную целостность Азербайджана, Орджоникидзе и другие деятели Кавбюро исходили из стратегической цели советизации всего региона- пренебрежительное отношение интересам Азербайджана, столь ярко проявленное в Московском договоре, могло бы существенно сузить и такую уж непрочную социальную базу новой власти.

Принципиальная позиция этих лиц возымела действие — высшему советскому руководству пришлось в спешном порядке скорректировать договор с грузинами. 12 мая в Москве было подписано дополнительное соглашение, посвященное исключительно Закатальскому вопросу и призванное смягчить чувство неловкости у Азербайджанского руководства. Согласно первому пункту этого акта, вопрос о спорных местностях на Азербайджано-грузинской границе и в Закатальском округе передавался на усмотрение арбитражной комиссии. Во втором пункте подчеркивалось, что до окончательного решения вопроса данной комиссией стороны обязались не ввести в округ новые воинские части.[17]

Продолжение следует…

Источники


[1] Кавказский календарь на 1917 г. – Тифлис, 1916, стр. 178-221.

[2] Государственный Архив Политических Партий и Общественных Движений Управления Делами Президента Азербайджанской Республики (ГАППОДУДПАР), ф.277, оп.2, д. 17, лл.58-58 (об).

[3] Борьба (Тифлис), 1920, 4 мая, №98 (653)

[4] Орджоникидзе Г.К. Статьи речи. В 2-х томах. Том 1-й. – М. Госполитиздат, 1956, стр. 256.

[5] Известие Временного революционного комитета Азербайджана (Баку, на азерб. языке), 1920, 29 апреля, №1

[6] Государственный Архив Азербайджанской Республики (ГААР), ф.28, оп.1, д.63, л.19; д.113, л.2

[7] ГААР, ф.28, оп.1, д.38, л.2; д.113, л.3

[8] Жвания Г.К, Великий Октябрь и борьба большевиков…стр.269; Хармандарян С.В. Ленин и становление Закавказской Федерации (1921-1923) – Ереван — Айастан, 1969, стр.41

[9] ГААР, ф.28, оп.1, д. 38, л. 20

[10] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 51-й (Письма, июль 1919 – ноябрь 1920 г.) – М. Изд-во политической литературы, 1970, стр.191

[11] История СССР с древнейших времен до наших дней. В 2-х сериях. В 12-ти томах. Том ВЫЫ – М. Наука, 1967, стр.571-572.

[12] Ленин В.И.  Полное собрание сочинений. Т. 51-й…стр.191

[13] ГААР, ф.28, оп.1, д.38, л.31

[14] Там же, л.44

[15] Борьба за советскую власть в Грузии. Документы и материалы (1917-1921 гг.) – Тбилиси — Сабчота Сакартвело, 1953, №563, стр.564; Борьба, 1920, 6 июня, №125 (680)

[16] Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ), ф.130, оп.4, д.586б, л.118

[17] Борьба за советскую власть в Грузии…, №567, стр.572; «Борьба», 1920, 6 июня, №125 (680).

Стремление России к единовластию на Каспии

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=624

Нигяр Гезалова,

кандидат исторических наук, Институт истории НАН Азербайджана

В начале 20-х г. XVIII в. кризис Сефевидского государства завершился его крахом. Воспользовавшись ситуацией, Россия (прикаспийский поход Петра I 1722-1723 гг.) и Османская империи (в ходе военных действий 1723-1726 гг.) захватили часть Сефевидских территорий. Узкая прикаспийская полоса попала под власть России, остальная часть юго-восточного Кавказа, (в том числе большая часть Азербайджана), а также Западный Иран под власть Османской империи.

Однако расчеты на безропотное подчинение ослабевшего Сефевидского государства внешней силе оказались глубоко ошибочными. Помимо того, ни договор России с Сефевидским государством, ни договор России с Турцией не были признаны шахом Тахмасибом II*, местное население захваченных территорий также отказывалось подчиняться. Тяжелые последствия афганской, турецкой и русской оккупации способствовали подъему освободительной борьбы против захватчиков под руководством талантливого полководца Надира из рода Афшаров.*

Освободив в 1730 г. Исфаган от афганцев Надир начинает вытеснять Россию и Турцию из захваченных территорий. Россия, действуя гибко, стала проводить политику уступок Надиру. Русское правительство решило, что настал момент оставления всех новозавоеванных прикаспийских провинций. Из-за дальнего расстояния России неимоверно трудно было предпринять военные действия в Прикаспии и необычный климат вызывал повышение смертности среди русских солдат и офицеров. Вместе с тем России  не хотелось, чтобы Турция путем заключения мирного договора с Сефевидским государством вышла из так называемых персидских дел, опасаясь объединения этих государств. В тоже время нецелесообразно было ценою больших людских и материальных потерь удерживать дальше прикаспийские провинции, не имея конкретных перспектив, при надвигающейся войне с Османской империей и с набирающим силу Сефевидским государством. В то время Россия не имела достаточных сил для успешной борьбы одновременно с обоими государствами. Согласно заключенным Рештским (январь 1732 г.) и Гянджинским договорам (март 1735 г.) Россия, уступала шаху все завоевания Петра в этом регионе; все же, она следовала основному принципу своей восточной политики, не допустить укрепления в этом регионе Турции [14, p.188], поэтому вопрос о передаче земель Шаху вызывал меньше беспокойства. Так, К.Рондо в своем сообщении доносил -…Ея Величество, чего бы это ей ни стоило, никогда не даст туркам укрепиться на Каспийском море.[12, ст. 427] За проявление Россией доброй воли, Надир обещал быть союзником России и без её ведома не вести мирные переговоры с Османской империей. Несмотря на старания России, Надир, уже после начала русско-турецкой войны (1735—39), вступил в односторонние переговоры о мире с Османской империей.

В январе 1736 г. огромный лагерь был расположен в Мугани близ моста Джавата, у слияния рек Куры и Аракса, где Надир созвал свой гурултай (ассамблею). Он решил, что теперь пришло время объявить себя Шахом. В марте 1736 г., после отстранения от власти малолетнего шаха Аббаса III (он был убит позднее сыном Надир шаха [9, p.104]), Надир (1688-1747) провозгласил себя шахом или Вали-Неймат.[15, p.123; 7, p.53] Пришедший к власти после падения Сефевидского государства выдающийся


* Сын шаха Султана Хусейна – Тахмасиб, бежавший из Исфагана в сопровождении восьмисот гаджаров, еще в июне, в ноябре 1722г. объявил себя шахом Тахмасибом II. [16, p.113]

* Тюркское происхождение племени афшаров подтверждает множество источников, в том числе и Кашгари Афшары это одна из ветвей Тюркских Огузов. Огузы это Тюркоманы, состоящие из 22 ветвей. [11, p.55-56] и Али Акбар Дехода Афшары это одна из знатных тюркских племен. [1, p.3112] и многие другие источники.

азербайджанский — тюркский полководец Надир-шах Афшар (1736-1747) еще более расширил границы бывшей Сефевидской империи.

После возвращения с индийского похода, Надир шах снова попытался приблизиться с Россией и в 1739 г. направил посла с необычной свитой состоявшей из несколько тысяч человек к императрице. Одновременно начав осуществлять свои планы по созданию военно-морского флота на Каспийском море. В то время единственный фактический флот на Каспийском море имела только Россия; так, еще Петр I, стремясь укрепиться в этом регионе, построил довольно сильный флот на Каспии. На момент кончины Петра I, Российская империя имела около ста судов на Каспийском море. Как указывает С. Ашурбейли- Царское правительство предпринимало все меры для запрещения развития местного судоходства. [4, с.311] В частности, Россия запрещала ввоз определенных видов продукции, к которым относились – оружие, порох, свинец, сера, селитра и прочее, что принадлежало к военной амуниции, корабельный лес и судовые припасы, драгоценные металлы.[18, с.238] Такая политика была направлена на то, чтобы помешать строить оборонительные сооружения, корабли, вооружать войска, изготовлять орудия производства. Российское правительство исходило из того, что в противном случае это могло нанести ущерб как экономическим, так и главным образом политическим интересам России. В интересах России было не допустить, чтобы какая-то другая держава, чья бы-то ни была, на Каспийском море утвердилась.[2, с.53] Главным мотивом всяческого противодействия российским правительством строительству флота на Каспии было сознание того, что сильный Каспийский флот представлял бы реальную угрозу завоеваниям России в этом регионе. На это указывает в одном из своих писем и Д. Эльтон- Персидский флот мог бы российскому оружию препятствие приключить в случае какого-либо будущего покушения против северных персидских провинций по берегу Каспийского моря лежащих.[17, с.77]

Основной целью Надир шаха, на наш взгляд, было добиться именно военного превосходства на Каспии. Надир шах, обладая талантом великого полководца, не мог не понимать, что доминирование на Каспийском море имеет важное стратегическое значение, тем самым он, во-первых, обезопасил бы свои северные границы, во-вторых, обеспечил надежные поставки продовольствия своим войскам в случае начала военных действий в этом регионе, в частности в случае вторжения российских войск. Кроме того, следует заметить, что Надир шах был недоволен торговой монополией Российской империи на Каспийском море.[3, p. 60] Он, прекрасно осознавая значение Каспийского флота, преследовал далеко идущие цели в военно-политическом и экономическом аспектах, главным образом направленные на укрепление своей власти в регионе.

Попытки Надир шаха создать военно-морской флот на Каспии потерпели неудачу, столкнувшись главным образом с сильным противодействием Российской империи.[6] Вспыхивающие повсеместно восстания против власти Надир шаха значительно ослабили его власть. Как отмечает Сотавов, учитывая сложившуюся ситуацию, российское правительство действовало осторожно, поощряя горцев в борьбе против Ирана, снабжая провиантом, тайно обнадеживая через дипломатические каналы.[13, ст.178] К тому же российское правительство, чтобы затруднить положение афшарской армии, запретило ввозить продовольствие и лошадей в шахские порты Каспийского моря. Так, Бутков пишет- От российского правительства воспрещен выпуск съестных припасов к персидским портам Каспийского моря никому, кроме чрез руки российских купцов; равно и вывод в Персию и в горские места лошадей.[5, ст.212]

Таким образом, следует заключить, что отношения афшарского государства с Россией были довольно сложными, на первый взгляд прямых военных столкновений между ними никогда не было, и Россия согласилась добровольно покинуть захваченные сефевидские земли (по договорам 1732, 1735), более того Россия оказывала военную помощь Надиру во время войны с Османской империей (захват Ардебиля (1730г.) и Гянджи (1735г.). Однако постепенное потепление отношение между государством Надир Шаха и Османской империей, значительное усиление Надира после индийского похода, попытки строительство флота на Каспийском море, и др. все эти факты вызвали крайнее недовольство России и даже привели к открытым разногласиям и открытой дипломатической перепалке. Так что к концу правления Надира Шаха Афшара двусторонние отношения с Османской империей были более дружественные и мирные, чем с Россией.

Список используемой литературы

  1. Ali Akbar Dehoda, Lugatname, Tehran, 1947p. 3112. (على اكبر دحودا. لوغتنامه. تهران، 1947. )
  2. Атаев Х.А. Торгово-экономические связи Ирана с Россией в XVIII – XIX вв. Москва, 1991.
  3. Avery P. Nadir Shah and Afsharid legacy, The Cambridge history of Iran- From Nadir Shah to the Islamic Republic. Vol. VII. Cambridge, 1993, p.3-62.
  4. Ашурбейли С.Б. История города Баку (период средневековья). Баку, 1992.
  5. Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг., часть I. Санкт-Петербург, 1869.
  6. Гезалова Н.Р. Попытки Надир Шаха Афшара по созданию военно-морского флота на Каспийском море // Известия Азербайджанского Государственного Педагогического Университета, №3, 2006, с. 183-194.
  7. Floor W. The rise and fall of Nader Shah, Dutch east India company reports, 1730-1747. Washington, 2009.
  8. Fraser J.B. The history of Nadir Shah, formerly called Thamas Kuli Khan, the present Emperor of Persia. London, 1742.
  9. Lockhart L. Nadir Shah. A critical study based mainly upon contemporary sources. London, 1938.
  10. Lockhart L. The fall of the Safavi dynasty and the afghan occupation of Persia. Cambridge, 1958.
  11. Kashgarli Mahmud. Divanu Luğat-it-Turk, translated by Besim Altay, c. I. Ankara, 1939.
  12. Сборник Императорского Российского Исторического Общества, Том 91, С. Петербург, 1894.
  13. Сотавов Н.А. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в. Москва, 1991.
  14. Sykes P. A history of Persia, vol. II. London, 1921.
  15. Hanway J. An historical account of the British trade over the Caspian Sea: with the author’s journal of Travels from England through Russia into Persia and back through Russia, Germany and Holland. Vol. I-IV. London, 1762.
  16. The chronicles of Travellers- or a history of Afghan wars with Persia, in the beginning of last century, being translation Tarekh-i Seeah from the Latin of J.C. Clodius. London, 1840.
  17. Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бассейне Каспия. Баку, 1988.

Юхт А.И. Торговые компании в России в середине XVIII в. // Исторические Записки. Москва, 1984, том 111, с. 238-295

Решения ядерной конференции понравились не всем


Международное сообщество намерено провести в 2012 году конференцию о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия. Так решила завершившаяся 28 мая в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке VIII Конференция по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Подписанный в 1968 году ДНЯО закрепил статус ядерных держав за Россией (тогда СССР), США, Великобританией, Францией и Китаем и должен был предотвратить дальнейшее распространение ядерного оружия. ДНЯО подписали 189 стран — членов ООН из 192, кроме уже располагающих ядерным оружием Индии и Пакистана и не признающего обладание им Израиля. В январе 2003 года о выходе из ДНЯО заявила КНДР. Конференции по ДНЯО проходят раз в пять лет и предполагают принятие консенсусной декларации. В 2005 году консенсуса достичь не удалось: безъядерные государства безуспешно требовали правовых гарантий неприменения против них ядерного оружия.

На этот раз итоговый документ был принят. В 28-страничной декларации подтверждена приверженность пяти признанных ядерных держав сокращению своих арсеналов. Документ также призвал к проведению в 2012 году международной конференции «по установлению на Ближнем Востоке зоны, свободной от ядерного оружия и другого оружия массового поражения». На этом настояли арабские государства.

В сообщении российского МИДа отмечается, что декларация стала результатом работы «представителей 172 государств — участников договора». «Мы удовлетворены итогами конференции», — подчеркнули на Смоленской площади.

По словам президента США Барака Обамы, принятый документ «подчеркивает, что государства, отказывающиеся следовать международным обязательствам, должны понести за это ответ». «Величайшая угроза распространения исходит от Ближнего Востока, и согласно мнению участников конференции это связано с отказом Ирана выполнять обязательства по договору», — заявил он.

В итоговой декларации Иран ради достижения консенсуса упомянут не был. И это вызвало недовольство ряда государств. В канцелярии израильского премьера заявили о несогласии с декларацией, «поскольку она уклоняется от действительности на Ближнем Востоке и от угроз для нашего региона и всего мира и концентрирует внимание только на Израиле». Там подчеркнули, что Иран, нарушающий конвенцию и выражающий стремление «стереть Израиль с лица земли», вообще не упомянут в декларации». Глава французского МИДа Бернар Кушнер также заметил, что итоговый документ мог быть «более требовательным» в отношении иранской ядерной программы.

Борис КАЙМАКОВ
Источник — Время новостей
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1275281940

Завязывая Крайний Пояс


http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=627

Рабия Рагимбекова, Турция

Английский географ Г.Ж. Маскиндер (H.J. Mackinder) в 1902 и 1904 гг. в своих изданных научных работах выдвинул теорию Хартленд (от англ. Heartlandсрединная земля, сердцевинная земля — массивная северо-восточная часть Евразии, окаймляемая с юга и востока горными системами, однако её границы определяются по-разному различными исследователями. Представляет собой основное понятие геополитической концепции, озвученной 25 января 1904 г. британским географом и профессором Оксфордского университета Хэлфордом Дж. Маккиндером в докладе Королевскому географическому обществу и позже опубликованной в знаменитой статье Географическая ось истории. Данная концепция стала отправной точкой для развития классической западной геополитики и геостратегии. Однако сам термин Хартленд стал использоваться в концепции начиная с книги Демократические идеалы и реальность (1919), заменив ось истории)Кто будет править Восточной Европой станет правителем Хартленда, кто будет править Хартлендем станет правителем мирового острова, кто будет править мировым островом, будет править миром.

Маскиндер говоря мировой остров, имел в виду связанные между собой континенты Азия, Африка и Европа; а Хартленд есть Евразия, которая охватывает в свои рамки северные берега Азии, облегающие льдами и отсюда невозможен выход к суше. Три крупные реки Лена, Енисей и Обь протекают сквозь Сибирь в северном направлении. Эти реки не впадают в океан. Реки, расположенные на юге Сибири также не впадают в океан. Волга и Урал впадают в Каспийское море, а Сырдарья и впадают в Аральское озеро. Воды этих рек, стекающих в Каспийское море и вглубь континента, обнимают почти половину Азии. В этот регион нет входа из океана. Север Хартланда, середина и запад охвачены плоскостью не выше 100 м. уровня моря. Эта большая плоскостная площадь облегает Западную Сибирь, Туркестан и Волжский водоем. (1).

Если принять правильность теории Маскиндера, то географическое расположение ключа мирового превосходства Хартленд защитил его от западных экспансионистских сил. Тесное использование пути океана в средние века и труднопроходимость Евразийских проходов стала причиной не освоенности этого региона до недавнего времени.

С другой стороны Большое Могольское нашествие в той или иной степени охватывало регион Хартленд, описанный Маскиндерем.

Согласно версии Маскиндера два полумесяца опоясывают Хартленд – внутренний полумесяц состоит из Европы, Ближнего Востока, Индии и Китая; внешний полумесяц из Англии, Южной и Северной Америки, Африки, Австралии, Океании и Японии.

По Маскиндеру на границе между Балтийским и Средиземным морями проживают семь негерманских народов – поляки, чехи и словаки, венгры, южные славяне (сербы, хорваты, словенцы), румыны, болгары и греки. Ранее существующие или новообразованные государства этих народов создают затвор между Германией и Россией. Согласно данной теории, эти страны станут государствами имеющие выход в Адриатическое, Черноморское и Балтийское моря, Океан и сохранять баланс между Россией и Германией. Пока Германия не сможет установить свою власть над этими государствами, не сможет достичь Хартленда, а Россия, обладая Хартлендом, не добьется мирового господства, пока не станет хозяином этих стран — затворов. (2).

Можно сказать, что процессы, разворачивающиеся в I и II Мировые войны подтверждали эту теорию и происходили по этой версии. Россия, фактически владеющая Средней Азией, особенно в конце II Мировой Войны захватила Восточную Европу, и пыталась господствовать во всем континенте. Но Россия, не перешагнув эту географию, также не достигнув теплых морей (Средиземное и Красное моря) увидела перед собой США, обладающими другими регионами (то есть согласно Маскиндеру двум полумесяцам), как балансирующую силу.

В 1944 г. была выдвинута новая геополитическая теория и были пробуждены очень большие страсти. Это Теория Крайнего Пояса, выдвинутая американцем Н.Ж. Спикманом (N.J. Spykman). Он считает тезис Маскиндера ошибочным. Если для силовой политики требуется лозунг, то он должен быть следующим – Кто будет властвовать над Крайним Поясом, тот станет властелином Евразии; кто будет повелителем Евразии, он будет контролировать судьбу мира. По версии Спикмана, Хартлент охватывает большое пространство от Северного Ледовитого моря к югу — Карпатских гор, Балкан, Анатолии, Ирана и от Афганистана до Алтайских гор.(3)

Между Хартлендом и досягаемыми и охватывающими эту географию морями расположен крупный затворный регион. Этот затворный регион включает в себя Западную и Центральную Европу, Турцию, Иран, Афганистан, Тибет, Китай, Восточную Сибирь, Аравию, Индию, полуострова Бирма – Сиам. По причине неблагополучных условий берегов Северного Ледовитого моря выход к морям региона большого Хартленда проходит по территории между Балтийским и Черными морями, между Северной Германией и Скандинавией. Россия, начиная с периода Петра Великого, уже 200 лет пытается разорвать эту цепь и выйти к океанам. География и морские силы также препятствуют ей.

Длительные войны России со Шведами происходили для выхода к Балтийскому морю; русско-турецкие войны, длящиеся столетиями, были результатами стремлений открытия к Ирану, Афганистану и Индии через Черное море к Средиземному морю. (4)

Спикман в своей теории утверждал, что для предотвращения единоличного силового правления необходимо серьезное действие США в Европе. Для этого необходимо поддержка разных международных организаций и поддерживать под контролем политические власти этих регионов. В конце II Мировой Войны США начали внедрение этой стратегии.

1 июля 1944 г. была создана новая система Bretton Woods, куда входили 44 государства. В рамках этой системы были организованы Международный Валютный Фонд (IMF), Международный Банк Реконструкции и Развития (IBRD) после преобразованный во Всемирный Банк. Эти структуры оделены возможностями урегулирования международных финансовых рынков и инвестиционных потоков, поиском нужных источников и проектов для подъема после военной Европы. США как самый крупный пайщик (25%) в фондах этих структур имели самое большое право слова при принятии решений. (5)

Привлекает внимание тот факт, что во всех этих планах главную роль играют США, и причины этого легко раскрываемы. Как единственная индустриальная сила не пострадавшие от Войны – США в 1945 г. владели ¾ мирового золотого запаса. То есть, только США смогла сохранить конвертируемость денег в золото.

Эта конвертируемость, составляющая основу системы Bretton Woods, превратила Американский доллар в самый превосходный международный денежный эквивалент и устойчивый как золото приемлемый прибыльный актив. Крупные масштабы внешнего капиталовложения, товары и внешние услуги, превалировавшие объем внешней торговли в 50-х гг. в среднем ускоренно увеличились (в большинстве в форме взаимной помощи и инвестиций) и составили наличный поток необходимый для развития мировой экономики.

(6). США, взяв в свои руки превосходство, вместе с европейскими союзниками не упустит это определяющее свойство и останется в роли определяющей базовой силы в политике всех международных структур.

Столь сильная потребность государств в создании межправительственных организаций в растущих отраслях или стать их членами с точки зрения многих стран означает безопасность, сотрудничество, налаживание отношений. А для крупных держав это необходимо для концентрации своих сил и реализации своих желаний посредством каналов этих организаций.

Источники

(1) Suat İLHAN, Jeopolitik Çalışmaları, http://www.jeopolitik.org/ilhan-5-1.asp (erişim 28.09.2004)-Saul B. COHEN, Geography and Politics in a World Divided, Oxford University Press, 2.Edition, 1973, New York, London, Toronto, s. 55.
(2) Ayrıntılı bilgi için bkz. Hüsmen AKDENİZ, Jeopolitik ve Jeostratejik Teoriler Kapsamında Küreselleşmenin Geleceği ve Türkiye, Stratejik Araştırmalar Dergisi, Sayı 2, Yıl 1, Eylül 2003, ss. 83-84.
(3) James DOWLING, The Evolution of International Boundary Studies in the 20-th Century, http://www.boundarystudies.org.uk/essays/geopolitics%20histo… (erişim:12.11.2003) ve Geopolitical Theory, http://www.list.org/~mdoyle/jtheory.html (erişim:24.10.2004)
(4) Hüsmen AKDENİZ, a.g.m., s. 84.
(5) Bkz. A.Barend VRIES, Remarking The World Bank, Seven Locks Press, 1987 Washington,
(6) Jacques ADDA, Ekonominin Küreselleşmesi, İletişim Yayınları, 1. Baskı 2002, İstanbul s.113.

Евразийский проект Нурсултана Назарбаева

28 мая в Астане открылся Первый евразийский экспертный Форум, в котором принимают участие представители России, Казахстана, Азербайджана. Тема Форума – «Феномен Нурсултана Назарбаева и развитие интеграционных процессов на евразийском пространстве». В преддверии Форума на вопросы ИА «Новости-Казахстан» ответил Генеральный директор Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ имени М.В. Ломоносова Алексей Власов.

— Как вы оцениваете нынешний уровень интеграционных процессов в Евразии? Насколько востребована Евразийская идея?

— В настоящий момент проблема евразийской интеграции находится в центре внимания политиков, ученых, экономистов не только в Казахстане и России, как это было на  протяжении последних 15 лет с того момента, когда Нурсултан Назарбаев в стенах Московского университета выдвинул концепцию «практического евразийства». Все активнее в этот процесс вовлекаются также представители научных школ из других стран.

В Азербайджане и Турции, например, интерес к евразийской идее проявляется не только в сфере  теоретических изысканий, но и на уровне экономических и политических практик.

Тема интеграции — это не только вопрос, связанный с развитием Таможенного союза, совершенствованием механизмов ЕврАзЭС, но, как мне кажется, это еще и вопрос более глубокой идеологии взаимодействия народов, населяющих евразийское пространство.

В этом отношении предстоящий Форум как раз и рассматривает две составляющих этого процесса — идеологию и практику евразийства. Практику через экономическую интеграцию, через взаимодействие в сфере политики и  безопасности.

Так что, во-первых, это исключительно актуальный сюжет в русле современных тенденций интеграции на постсоветском пространстве, а во-вторых, число стран, заинтересованных в развитии евразийской интеграции постоянно возрастает, и это тоже очень важный тренд.

— Почему в название форума вынесено определение «феномен Назарбаева»? Какую роль в развитии евразийских интеграционных инициатив играют идеи, сформулированные президентом Казахстана?

— Как я уже сказал, тема евразийского взаимодействия получила новый импульс благодаря именно президенту Назарбаеву. Вот уже 16 лет он является последовательным сторонником развития всех основных аспектов интеграционного взаимодействия, и не случайно Казахстан является одним из локомотивов интеграции на постсоветском пространстве.

Как мне кажется, для Нурсултана Назарбаева это вопрос не только политической выгоды, а, прежде всего, вопрос личного выбора, как человека, который рос и формировался в условиях так называемой «советской» общности, а затем встал во главе независимого государства, но сохранил приверженность принципам «дружества».

На протяжении почти 20 лет страна показывает успехи в осуществлении политических и экономических реформ, но эти две плоскости – «советской общности» и динамичного поступательного развития независимого Казахстана подразумевают необходимость сложения потенциалов тех народов, которые еще задолго до советской империи существовали в рамках единого пространства.

Несомненно, президент Казахстана выступает и как человек, который на личностном уровне принимает идеи, сформулированные Гумилевым, Вернадским, другими учеными-евразийцами и наполняет этот идейный каркас реальным практическим содержанием, видя в этом возможность получить, как сейчас модно говорить, «добавленную стоимость» для самого Казахстана с точки зрения экономики, и, в то же время, предложить своим партнерам по евразийству наработки и реальные практики, которые успешно апробируются в самом Казахстане. Как, например, модель межэтнического и межнационального согласия.

— Как повлияет на процессы евразийской интеграции создание Таможенного союза, ЕЭП? Возможно ли расширение интеграционного пространства?

— С созданием Таможенного Союза можно говорить о том, что евразийская идея  вышла на качественно новый уровень. Постепенно реализуется еще одна концептуальная идея Нурсултана Назарбаева о разноуровневой и разноскоростной интеграции. Самый высокий уровень, безусловно, сейчас имеют три страны, объединенные в Таможенном Союзе, а затем планируется создать Единое Экономическое пространство, но это не исключает развития интеграционных проектов и с другими государствами, например, с Таджикистаном и, я надеюсь, что и Кыргызстан в скором времени  выйдет из состояния политической смуты. Такой гибкий и, я бы сказал, очень разумный подход позволяет  создавать ткань интеграционного взаимодействия, с одной стороны, неразрывную, а с другой стороны, в рамках этого пространства есть возможность для маневра, выбора более приемлемых, более гибких инструментов для каждой из стран, которая хотела бы дополнить свой потенциал возможностями своих партнеров, как это мы сейчас видим в рамках Таможсоюза.

Именно поэтому я надеюсь на то, что форум пройдет успешно и станет основой для более системных проектов. Например, наши азербайджанские коллеги уже выразили желание издавать журнал «Геополитика Евразии», понимая под евразийским пространством огромный геостратегический регион, который включает в себя и Южный Кавказ,  Каспий, и Центральную Азию.

Безусловно, это рост интереса к теме евразийства, которое мы сейчас видим со стороны  государств Южного Кавказа, прежде всего, наиболее динамично развивающегося Азербайджана. Это еще одно доказательство актуальности того тренда, который определил президент Казахстана.

И в этом смысле феномен личности — это, прежде всего, феномен политика-стратега, человека, который, в своих взглядах на будущее смотрел на полшага дальше, чем многие другие политики, которые в начале 90-х откровенно скептически воспринимали идею практического евразийства. Но теперь мы видим, что время все расставило на свои места.

Москва шантажирует Баку?

Н.АБДУЛЛАЗАДЕ
Требование выйти из ГУАМ и сблизиться с подконтрольными Москве международными организациями, ОДКБ и ЕврАзЕс, озвучивается не впервые. Об этом сообщил «Эхо» директор Центра политических инноваций и технологий Мубариз Ахмедоглу, комментируя заявление российского политолога Александра Дугина в интервью Day.az, озвученное накануне. М.Ахмедоглу напомнил, что аналогичные требования были озвучены еще в 2004 году, после того как к власти в Грузии пришел Михаил Саакашвили. Отметим, что в своем интервью глава Центра консервативных исследований при социологическом факультете МГУ, доктор политических наук, лидер Международного евразийского движения и известный российский политолог Александр Дугин резко раскритиковал политику Армении. По его словам, «в Армении должны понимать, что заигрывать с Москвой не стоит». При этом он подчеркнул, что в Москве недовольны политикой Сержа Саркисяна. «Армения не должна забывать, что как государство она существует за счет России», — подчеркнул А.Дугин. Одновременно он отметил, что у Баку есть прекрасная возможность воспользоваться ситуацией и решить конфликт в свою пользу. «Конечно, решение можно ускорить, если, к примеру, Азербайджан сейчас выйдет из ГУАМ. Думаю, после этого все может пойти еще быстрее», — заявил политолог. Комментируя заявления А.Дугина, М.Ахмедоглу отметил, что еще в 2004 году Россия выдвигала официальному Баку требования в сфере определения маршрутов нефтепроводов и газопроводов. «Кремль всегда требовал от Азербайджана ограничить связи с антироссийскими режимами, в том числе с Тбилиси. А окончательные требования Москвы к Азербайджану сформировались в 2007-2008 годах. Однако у Азербайджана есть достаточно четкая и независимая политика выстраивания отношений со своим северным соседом, то есть политика Азербайджана в отношении России не зависит ни от США, ни от Турции, ни от Ирана», — продолжил он. В свою очередь политика официальной Москвы в отношении Азербайджана находится в зависимости от российско-армянских отношений.

«В случае возвращения земель, если Карабах получит статус в рамках территориальной целостности Азербайджана, и Россия нам поможет, то не вижу особых потерь от выхода Азербайджана из ГУАМ», — заявил «Эхо» политолог и дипломат Фикрет Садыхов. По его словам, ГУАМ — региональная организация, которая в последнее время не оказывает серьезного влияния на региональную политику на Южном Кавказе. «Для нас важнее решение ключевых проблем», — добавил эксперт.

При этом Ф.Садыхов отметил, что Россия должна быть заинтересована в тесных отношениях с Азербайджаном. Упомянув о том, что Армения остается одним из самых активных союзников Кремля, политолог указал, что в России понимают, что такой тесный альянс с Арменией им уже ничего не дает. «Если раньше взаимоотношения между Москвой и Ереваном носили военно-политический характер, направленный против Турции, то теперь Турция изменилась. Изменился и сам регион, а Турция идет на сближение с Россией».

Вместе с тем он заявил, что после того как отношения между Россией и Азербайджаном вышли на новый уровень, наблюдается сближение между нашими странами, в России многие задаются вопросом, а что произойдет, если Россия станет на сторону Азербайджана и поможет ему в окончательном решении карабахского конфликта. «Эти голоса, кстати, слышны от различных групп российского общества, экспертов, официальных лиц, даже от националистических кругов, к которым относится Александр Дугин», — резюмировал он.

Источник — Эхо
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1275042600

Уроки Киргизии

Центрально-азиатская демократия

Является ли центрально-азиатская демократия оксимороном (явлением, внутренне противоречащим самому себе)? Этот вопрос был задан Бакытом Абдрисаевым и Алексеем Семеновым во вчерашнем номере «Wall Street Journa». Они говорят о глубоко укоренившемся авторитаризме в регионе, но они также объясняют, что Кыргызстан все время оказывался в изоляции — не из-за прогрессивного руководства, а скорее из-за сильных демократических сантиментов среди населения, которое к настоящему времени продемонстрировало настойчивую готовность выступить против правительств, которые стали чересчур деспотичными и коррумпированными.

Однако при всем при этом самой поразительной вещью в этой статье является описание ею той роли, которую сыграл казахский президент Нурсултан Назарбаев. По мнению авторов, Назарбаев оказал давление на временное правительство в Бишкеке с тем, чтобы оно отказалось от своих планов по вводу континентальной парламентской демократии европейского стиля.
«Вскоре после революции многие из ее лидеров, включая Розу Исаковну Отунбаеву и Омурбека Текебаева, предложили радикальный отход от Конституции, построенной вокруг сильного президентства к парламентской демократии наподобие модели, существующей в Германии. В стране уже существует полная жизни многопартийная политическая окружающая среда, и маловероятно, что какая-либо из партий сможет достичь полного контроля над парламентом. Парламентская система потребует формирования коалиционных правительств. Критики говорят, что такая система будет менее устойчивой, что может соответствовать истине. Но ее привлекательность для многих кыргызов заключается в факте того, что при ней маловероятно появление кого-либо еще, кто захочет стать диктатором.
Но успех Кыргызстана также будет зависеть от вынужденного согласия, если не непосредственной поддержки его соседей. Для некоторых из соседей Кыргызстана парламентская демократия рассматривается в качестве зловещей угрозы за тот сигнал, который она вполне может послать их собственным гражданам, а также и всему миру. Кыргызская демократия бросит вызов мифу о том, что граждане стран Центральной Азии ожидают, что их лидеры будут вести себя так же, как в свое время вели себя авторитарные ханы. Поэтому такие из них, как автократический президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступили с готовностью вести борьбу против кыргызской демократии. Он ясно дал понять свое видение временным лидерам Кыргызстана о том, что парламентская демократия недопустима. Он продолжил блокировать перемещение товаров и услуг через границу, которая является единственным путем снабжения Кыргызстана. Он клеймит народное восстание как организацию беспорядков и хулиганства. Но за его критическими замечаниями скрывается беспокойство: если маяк демократии в действительности вновь загорится в Кыргызстане и если пример Кыргызстана окажется успешным, что тогда сможет остановить его распространение по всей Центральной Азии?»

Назарбаев в настоящее время является ежегодно сменяющимся председателем Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая существует для того, чтобы продвигать фундаментальные ценности, включая демократию. Показательно, что нынешний глава ОБСЕ использует свою власть и положение для того, чтобы пытаться мешать осуществлению демократических инициатив в соседнем государстве.
Тем временем кыргызское временное правительство подверглось потрясениям в связи с материалами, выставленными на «YouTube». На сайте было выставлено содержание ряда компрометирующих телефонных разговоров ключевых официальных лиц, в котором они, как видится, обсуждают вопрос продажи должностей под их началом. Первый заместитель премьер-министра Алмазбек Атамбаев, ответственный за проведение правовой реформы и правоохранительные органы, Азимбек Бекназаров и министр финансов Темир Сариев, по всей очевидности, оказались на этих записях. Ни один из этих трех официальных лиц еще не стал отрицать факт того, что запись была подлинной. Сариев сказал, что сказанное им было выдернуто из контекста.
И каконец, примечательно то, что Соединенные Штаты решили переиграть через тендер топливные контракты в аэропорту «Манас». Это не совсем признание того, что раньше это было сделано неправильно, но в то же время этот шаг несомненно является откликом на критику, которую кыргызское временное правительство выразило в отношении Соединенных Штатов.

Скотт Хортон
«Harpers Magazine»,
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1275080040

Израиль и Азербайджан являются стратегическими партнерами

http://www.1news.az/interview/20100529102519862.html

Интервью 1news.az с израильским экспертом и аналитиком в области международных отношений Арье Гутом.

— Как вы оцениваете нынешний уровень взаимоотношений Израиля и Азербайджана?

— Отношения между Израилем и Азербайджаном после обретения последним независимости развивались по нарастающей. С 1995 года Израиль и Азербайджан стали постепенно сближаться. Руководство Азербайджана с твердым постоянством осуждало и осуждает любое проявление антисемитизма на постсоветском пространстве, не говоря о том, что на территории Азербайджана такого понятия, как антисемитизм, вообще не существует. Базисная основа широкого экономического и политического сотрудничества была заложена в 1998 году, когда нынешний премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху посетил столицу Азербайджана с кратковременным ночным визитом. Мне часто по своей диаспорской деятельности приходилось встречаться с израильской элитой и мне бы хотелось отметить тот факт, что политические, военные, общественные деятели Израиля всегда традиционно хорошо отзываются об Азербайджане и о перспективах азербайджано-израильского сотрудничества.

Недавний февральский визит главы израильского МИД Авигдора Либермана, равно как и визит президента Шимона Переса, дал новый толчок развитию отношений между двумя странами.

Хотел бы подчеркнуть, что несмотря на мировой кризис, минувший год выдался благоприятным для двусторонних отношений. Ряд сделок в отрасли военно-технического сотрудничества, крупный контракт строительной компании «Шикун у-Бинуй» и стремительно увеличивающийся товарооборот между странами превратили Израиль и Азербайджан в стратегических союзников. Для официального Баку актуальным является опыт Израиля в борьбе с терроризмом. Расширение сотрудничества с Израилем непременно скажется на укреплении системы безопасности и стабильности в регионе. Что же касается развития отношений между Азербайджаном и Израилем, они не должны беспокоить страны исламского мира, в том числе и Иран. Более того, многие государства – члены Организации Исламская Конференция (ОИК) имеют дипломатические отношения с Израилем, обмениваются государственными визитами и сотрудничают в различных областях.

— Практически все израильские СМИ отмечают традиционно толерантное отношение власти и азербайджанского народа к еврейской общине. Что вы думаете об этом?

— Согласен, что сотрудничество и дружба между Азербайджаном и Израилем имеет глубокие корни. В Азербайджане на протяжении веков проживали евреи, жили как равноправные граждане Азербайджана. Азербайджанцы никогда не считали их здесь иностранцами. Евреи, проживающие в Азербайджане с конца XIX и начала ХХ веков и по сей день, имеют большие заслуги в развитии азербайджанской науки, культуры, здравоохранения, экономики, промышленности и оставили неизгладимый след. Именно имея такую богатую историю взаимоотношений, сегодня в Азербайджане правит национально-этническая толерантность и проживающая на протяжении веков в Азербайджане еврейская община является неотъемлемой составной частью азербайджанского народа и общества. Представители еврейской общины принимают непосредственное участие во всех областях экономической, социально-культурной и общественно-политической жизни страны.

— Как вы оцениваете нынешний уровень турецко-израильских отношений?

— За последний год турецко-израильские отношения пережили немало кризисов. Вспомним наиболее острые кризисы, произошедшие в 2009 году: кризис, известный как «one minute», разгорелся в Давосе между премьер-министром Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом Израиля Шимоном Пересом; медиа-кризис, возникший после показа по телеканалу ТРТ-1 сериала, где были сцены гибели мирных палестинцев от рук израильских военных; «военный кризис» возник после того, как Турция исключила Израиль из военных учений «Анатолийский орёл». А начало 2010 года показало, что кризисы между странами не заканчиваются, а продолжаются.

Затем разгорелся дипломатический скандал, названный «кризисом низкого дивана». Этот кризис разразился из-за грубого с дипломатической точки зрения обращения заместителя министра иностранных дел Израиля Данни Аялона к послу Турции в Израиле Огузу Челикколу. Вначале посла Турции заставили ждать у дверей кабинета под прицелом камер телеканалов, затем ему предложили сесть на низкий диван, тогда как Аялон и двое чиновников МИДа сидели на высоких рабочих стульях, прием не соответствовал дипломатическому этикету, и все это было сделано преднамеренно, чтобы показать Турции свою жесткую позицию. Правительство и министерство иностранных дел Турции резко осудили этот инцидент. Турция потребовала извинений от Израиля. Наиболее резко отреагировал президент Абдулла Гюль. Президент Гюль заявил, что если Израиль до вечера 13 января не направит Турции свои извинения в письменной форме, то посол будет отозван. А это означает, что дипломатические отношения между странами будут приостановлены. И на этой грани разрыва отношений президент Израиля Шимон Перес и премьер-министр Нетаньяху вмешались в ситуацию, после чего Израиль направил Турции желаемый ответ с извинениями. Аялон, принося извинения за свои действия, использовал выражение «глубокоуважаемый турецкий народ». После этого, министерство иностранных дел Турции заявило, что кризис исчерпан.

Не стоит рассматривать произошедшее как окончание былых стратегических отношений Израиля и Турции. Пройдет какое-то время, и все вернется в привычное русло. Действия турецких властей, регулярно обращающихся к антиизраильской риторике, направлены лишь на внутреннее потребление.

Напомню, что отношения Турции и Израиля не были просто дружескими. Они являлись составной частью стратегической оси Анкара-Вашингтон-Тель-Авив. И для того, чтобы она сейчас развалилась, нет предпосылок. Разумеется, в ситуацию вмешаются американцы, которые постараются помирить израильтян и турок.

Говоря о стратегическом сотрудничестве необходимо отметить силу и привлекательность Турции, причиной которых является ее геополитическое, геостратегическое и геоэкономическое положение. Турция расположена на трех континентах, и занимает центральную позицию между востоком и западом, между севером и югом, между исламским, христианским и иудейским мирами. Эта центральная позиция повышает ее привлекательность. С политической точки зрения Турция обладает политической системой, основанной на демократических, светских и либеральных ценностях. С экономической точки зрения Турция имеет либеральную и сильную экономику, а также через ее территорию проходят с востока на запад маршруты поставок энергоносителей на внешние рынки. Все эти особенности позволяют Турции влиять на события, происходящие на Ближнем Востоке, Кавказе, Балканах, Средиземноморье и Европе.

Израилю остается только чаще привлекать Турцию к участию в урегулировании арабо-израильских противоречий, тем самым давая последней чувствовать себя активным игроком на Ближнем Востоке.

Насколько это будет выгодно Израилю, покажет время.

— Как вы оцениваете последнее сближение между Анкарой и Москвой?

— Благодаря своему геополитическому положению Турция проводит активную внешнюю политику по целому ряду направлений. В рамках этой сложной системы международных связей российско-турецкие отношения стоят несколько особняком. Обе эти страны в прошлом являлись империями и пережили ‘травматический синдром’ пост-имперского одиночества. Наследие великих империй и чувство изоляции после их распада — факторы, оказывающие большое влияние на национальную память турок и россиян.

Из-за вышеупомянутого наследия прошлого и геополитической ориентации Москве непросто выработать стабильный и эффективный курс в отношении Турции. Как и сама Россия, Турция обладает одновременно кавказской, балканской, ближневосточной и европейской идентичностью, и ее интересы во всех этих регионах различаются. Другой важный фактор заключается в том, что обе страны переживают активный процесс внутриполитических и экономических преобразований. За первые десять лет нынешнего десятилетия в них произошли радикальные изменения на уровне общества в целом и государства в частности.

В конкретном плане, будущее турецко-российских отношений предопределяется двусторонними контактами, а также развитием событий в регионе и на мировой арене.

Недавний обмен визитами на высоком уровне подчеркивает наличие на повестке дня большого количества вопросов, представляющих интерес для обеих стран. Хотя наблюдатели, как в Москве, так и в Анкаре, оптимистически оценивают состояние отношений между Россией и Турцией. Прежде всего, можно с уверенностью утверждать, что российско-турецкие связи выходят на уровень полномасштабного стратегического партнерства. Отмечу, что во время нынешнего визита президента России в Анкару был сформирован принципиально новый механизм межгосударственных консультаций — Совет сотрудничества высшего уровня (ССВУ) — под их с премьер-министром Турции председательством. Задача создаваемой структуры — разрабатывать стратегию и основные направления развития российско-турецких отношений, координировать реализацию важных проектов, стимулировать контакты между бизнесменами двух стран.

Это факт, что Турция является одним из значимых партнеров России в региональных и мировых делах. Эти страны объединяет понимание насущной необходимости противодействия международному терроризму и другим вызовам и угрозам современного мира, осознание безальтернативности углубления межрелигиозного и межцивилизационного диалога.

Русский медведь возвращается

Десятилетиями серьезные исследователи Советского Союза и России придерживались одного неизменного принципа — смотреть за действиями Евгения Примакова. С того времени, как Примаков стал главной рукой СССР на Ближнем Востоке в 70-е и 80-е годы, этот коварный мастер шпионажа из КГБ являлся точным барометром стратегических приоритетов Кремля, а также самым сведущим экспертом-практиком в вопросах геополитики. В 90-е годы, являясь министром иностранных дел, а затем и премьер-министром правительства Бориса Ельцина, Примаков выступал за использование во внешней политике по отношению к Ближнему Востоку и Центральной Азии подхода ‘с нулевым результатом’. Этот подход был настолько успешным, что снискал себе название ‘доктрины Примакова’.

Поэтому, когда Примаков, ныне возглавляющий российскую Торгово-Промышленную Палату, в середине февраля отправился в очень публичное турне по Ближнему Востоку, эксперты по России навострили уши и стали следить за его действиями. В ходе этого широко освещавшегося недельного визита бывший премьер посетил Иран, Сирию, Ливан и Иорданию. Там он восхитил аудиторию своими громкими заявлениями о российской солидарности.

Однако массированное наступление Примакова было лишь последним из многочисленных признаков изменения политики России в отношении Ближнего Востока. Под руководством президента Владимира Путина Кремль стремится активизировать попытки восстановить свои позиции в регионе в ущерб американской стратегии. Признаки российской активности налицо повсюду. В конце января президент Сирии Башар Аль-Асад совершил дипломатический визит в Москву, целью которого было возобновить и поднять на новую ступень исторически сложившиеся стратегические связи между двумя странами. Консультации Асада с Путиным привели к принятию взаимных обязательств по укреплению сотрудничества между российским государством и его ‘очень важным партнером’ на Ближнем Востоке. В рамках данного публичного сближения Кремль сделал Дамаску столь необходимую ему финансовую инъекцию, согласившись списать почти три четверти сирийского долга времен холодной войны, сумма которого составляет 13,4 миллиарда долларов. Лидеры двух стран также начали переговоры о продаже этому баасистскому режиму большого количества новых ракет. Официальные лица Израиля уже предупредили, что данная сделка может серьезно изменить в пользу Сирии региональный военный баланс.

Россия также пробует более активно вмешиваться в политику Палестинской автономии после Арафата. В конце января, сразу после отъезда Асада, Кремль принял нового президента Палестины Махмуда Аббаса. Во время почти трехдневного пребывания в России Аббаса тепло приветствовали многочисленные государственные руководители, в том числе, президент Путин, министр иностранных дел Сергей Лавров и спикер нижней палаты российского парламента Борис Грызлов. Со своей стороны новый палестинский лидер дал ясно понять: России следует активизировать свое участие в палестинской политике, а также свое посредничество в урегулировании израильско-палестинского конфликта.

Совсем недавно Кремль сформулировал планы прорыва на рынок вооружений Саудовской Аравии. Есть сведения о том, что российское правительство дорабатывает окончательный вариант первого крупного соглашения в оборонной сфере с Королевским Домом Саудов. В случае его подписания это соглашение, по словам экспертов российской военной промышленности, станет ‘этапным событием в экспорте российского оружия’. Сообщения о готовящейся сделке пришли сразу вслед за тем, как Россия и Марокко заключили контракт о поставке вооружений. Это первое соглашение подобного рода с момента распада Советского Союза.

Кроме того, продолжает существовать проблема Ирана. Несмотря на растущую обеспокоенность мирового сообщества в связи с ядерными амбициями иранских клерикалов и многочисленные обращения из Вашингтона и европейских столиц, атомные связи между Москвой и Тегераном остаются прочными. В октябре 2004 года было официально завершено строительство в юго-западном иранском городе Бушере массивного плутониевого реактора на 1000 мегаватт, который является основой сотрудничества России и Ирана в ядерной сфере. Сейчас ведутся окончательные переговоры о поставке для электростанции ядерного топлива, из которого, по мнению западных руководителей, можно будет получать годный для применения в ядерном оружии плутоний, а также о передаче технологий, которые помогут Тегерану в работе по созданию бомбы. А российские руководители пошли еще дальше, публично дав понять, что могут согласиться на строительство в этой исламской республике серии дополнительных ядерных реакторов.

Возобновление Москвой ближневосточных маневров имеет прямое отношение к идеологии. За последний год, благодаря усилению авторитарных методов правления Путина, Кремль избавился от всякого подобия серьезной внутренней оппозиции и дал российскому президенту настоящий карт-бланш для формирования внешней и военной политики. Что еще хуже, предоставление такого политического мандата сопровождается нездоровыми идеями о величии России и ее геополитическом противостоянии с Соединенными Штатами.

Еще не ясно, пойдут ли такие идеи на пользу долгосрочным российским национальным интересам. Однако Соединенным Штатам становится все труднее и труднее игнорировать контрпродуктивную политику Кремля на Ближнем Востоке, основанную на губительной идеологии. (National Review)

Илан Берман является вице-президентом по вопросам политики Американского внешнеполитического совета, расположенного в г. Вашингтоне.

http://www.turksam.org/ru/a149.html

Израиль и обменная сделка по иранскому ядерному топливу

фото — rosbalt.ru

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/23-05-10a.htm

В.И.Месамед

17 мая 2010 г . было официально объявлено, что после переговоров министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу с главой МИД Бразилии Челсо Аморимом и главой МИД Ирана Манучехром Моттаки достигнуто согласие ИРИ на обмен урана на топливо на территории другой страны. Вслед за этим президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, президент Бразилии Луис Инасио Лула да Сильва и премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписали соглашение, в рамках которого Тегеран согласился совершить сделку на турецкой территории. Главы стран, причастных к соглашению, расценили ее как максимально способствующую выходу из иранского кризиса. Так, по словам Эрдогана, факт обмена обогащенным ураном на территории его страны может быть расценен как залог мира на ближневосточном геополитическом пространстве. В самом Иране, председатель Национальной Организации по ядерной энергии Али-Акбар Салехи назвал подписанный документ проявлением полного совпадения взглядов трех стран – Турции, Ирана и Бразилии — на проблему мирного использования атомной энергии. Как сказал Салехи, «Иран при этом официально доказал правомочность своих требований и своего законного права на мирное использование атомной энергии».

В мире, однако, обратили внимание на чрезвычайно показательный шаг Ирана, выразившийся в том, что он немедленно после подписания этого важного документа заявил, что считает своим неотъемлемым правом одновременно с реализацией только что подписанного документа проводить обогащение урана до уровня 20% на своей территории. Такое заявление сделал официальный представитель МИД ИРИ Рамин Мехманпараст, полагающий, что обмен ураном с Турцией не повлияет на стремления Тегерана производить обогащенное ядерное топливо на своей территории. О прекращении этого процесса не может быть и речи. «Безусловно, обогащение урана до уровня 20% внутри нашей страны будет продолжено», — отметил дипломат. По мнению иранских представителей, данное действие ничуть не противоречит членству Ирана в договоре ДНЯО. И если раньше, до подписания нынешнего соглашения, Иран не мог законно проводить обогащение до 20% на своей территории и подвергался за это массированному давлению Запада, то теперь две авторитетные державы, представляющие на самом деле, по словам Р.Мехманпараста, весь мир, подтвердили это право Ирана и ему ныне незачем делать это тайно и не в полном соответствии со своими нуждами.

Похоже, что в мире не так радужно оценили эту сделку. ЕС выразил мнение, что соглашение не улаживает все спорные вопросы иранской ядерной программы. Именно так заявила канцелярия комиссара ЕС по внешним делам Кэтрин Эштон. «ЕС приветствует это соглашение, как шаг в правильном направлении, однако договоренность не устраняет все сомнения относительно истинного характера иранской ядерной программы». В тот же день в комментарии Reuters было без обиняков сказано, что проблема обмена ядерным топливом не является той жизненно важной проблемой, которую нужно так серьезно превозносить. «Главное все же в том, что Иран пытается реализовать военный компонент своей ядерной программы и обзавестись атомной бомбой. Мир считает показателем таких его намерений то слепое упорство, с которым он продолжает обогащать уран на своей территории, равно как и его нежелание сотрудничать с МАГАТЭ по вопросам реализации своего ядерного проекта.». По данным агентства, за время, пока Иран обсуждает вопрос обмена ядерным топливом на территории других стран, его запасы обогащенного урана дважды превысили те цифры, о которых он докладывал накануне, то есть составляют сейчас 2400 кг. Отметим, что об обогащении до 20% собственными силами в Иране было объявлено в нынешнем году, когда в феврале праздновалась годовщина победы в Иране исламской революции. Именно на той церемонии президент страны официально возвестил о том, что Иран добился победы в овладении технологией очистки урана до уровня 20%. Разумеется, в условиях, когда одновременно с обменом урана на территории Турции исламская республика будет обогащать его до такого же уровня на собственной территории, тройственное соглашение теряет всякое свое значение.

В Израиле встретили сообщение о подписании соглашения с определенной долей скептицизма. Министерство главы правительства не посчитало нужным обнародовать немедленную реакцию премьер-министра Б.Нетаньяху, сославшись на то, что не хотело бы давать чересчур поспешные оценки. Однако дало понять, что там не разделяют мнение о том, что подписание тройственного соглашения следует считать признаком начавшегося диалога ИРИ с мировым сообществом и поворота Ирана к полной транспарентности его атомного проекта. Известный в стране политический аналитик из русскоязычной газеты «Вести» Дов Конторер в своей статье под многозначительным названием»Иранский маневр: верить – не верить» объяснил тактику воздерживания от официальных комментариев следующими причинами. Во-первых, в Израиле хотели бы иметь максимально полную информацию о подписанном документе. Далее, в Иерусалиме заинтересованы в предварительном ознакомлении с реакцией США, ведущих европейских стран, непосредственно ведущих переговоры с Ираном по его ядерному досье, а также России и Китая. Как пишет Конторер, «несмотря на отсутствие официальной израильской реакции, ясно, что в Иерусалиме считают подписанное в Тегеране соглашение попыткой углубить раскол в Совете Безопасности ООН с целью срыва ведущихся переговоров об ужесточении международных санкций против Ирана». Вместе с тем, кабинет министров Израиля обсудил 18 мая это соглашение, выразив уверенность в том, что иранское руководство, подписывая соглашение, желало выиграть время и сорвать применение новых санкций Совета безопасности ООН. Некоторые министры отметили, что Иран не сможет добиться отмены санкций и сможет лишь немного задержать обсуждение четвертого пакета санкций СБ ООН. Глава МИДа Авигдор Либерман отметил в радиоинтервью, что, похоже, Иран на этот раз злоупотребляет доверием своих партнеров по договору, то есть Бразилии и Турции, продолжая на деле проводить прежнюю политику в ядерном вопросе. Другой видный член кабинета министров Беньямин Бен-Элиэзер зявил, что Израилю нужно время, чтобы внимательно изучить новое соглашение. Нужно понять, сказать Бен-Элиэзер, каковы могут быть потенциальные результаты реализации этого документа, что нового он несет с собой, какую новую реальность создает. Мы имеем большой опыт непрямого, но довольно тесного общения с иранцами, знаем, на что способен ныне действующий президента Махмуд Ахмадинежад. Все, что он делает в течение пяти лет нахождения у власти в области реализации ядерного проекта – это попытки выиграть время, найти все новые и новые уловки, чтобы увести мировое сообщество в сторону от того, чтобы последовательно отслеживать иранский атомный проект. При этом иранцы, отметил Бен-Элиэзер, последовательно развивают не афишируемый военный компонент своей ядерной программы . Для нас абсолютно несомненно иранское желание как можно скорее обзавестись атомной бомбой. Во всем, что касается иранского ядерного проекта, надо быть предельно осторожным и не поддаваться различным пропагандистским уловкам, на которые иранцы достаточно талантливы. Но давайте подождем несколько дней и посмотрим на новую инициативу иранского президента чуть более вдумчивым взглядом. Кто знает, может быть, в этом что-то есть, но мне лично в это не верится — заключил израильский министр промышленности и торговли Беньямин Бен-Элиэзер. Более однозначно высказался заместитель министра обороны Израиля, отставной генерал Матан Вильнаи. Он считает, что все инициативы Ирана следует рассматривать под углом зрения того, отказалась ли эта страна от своего зловещего плана обзаведения неконвенциональным оружием. Новое соглашение не решает главного требования мирового сообщества – остановки процессов обогащения урана, следовательно, не решает тех задач, которые должны быть реализованы исламской республикой, чтобы мир убедился в ее истинном миролюбии.

Настрой израильских СМИ предельно ясно выразила популярная ежедневная газета «Исраэль хайом» своим главным заголовком – «Не верьте!». Новый шаг Ирана, пишет газета, не может быть охарактеризован иначе как грандиозное мошенничество. Политический обзреватель этой газеты Боаз Бисмут считает, что своим новым трюком иранский президент заманил в хитроумную ловушку американского коллегу Барака Обаму, которому будет отныне несравненно труднее, чем прежде. обосновывать необходимость введения разного рода санкций на Иран. Другая ежедневная ивритоязычная газета – «Исраэль Пост» назвала соглашение злоумышленными кознями. Основная цель этого документа, написала газета в своем номере от 20 мая – предотвратить наложение санкций со стороны Сове та Безопасности ООН. Газета «Гаарец» написала сразу же после подписания тройственного соглашения,, что оно не является достаточным основанием для отказа от ужесточения экономических санкций против Исламской республики. Она считает, что в создавшихся новых обстоятельствах международное Агентство по атомной энергии – МАГАТЭ — должно детально изучить новый иранский «ядерный договор» и как можно быстрее дать по нему экспертное и взвешенное заключение. Интернет-портал «Курсоринфо» отмечает, что Иран уже не в первый раз обещает прекратить обогащение урана и всякий раз обманывает мировое сообщество. В интервью агентству анонимный высокопоставленный чиновник в Иерусалиме, комментируя соглашение по обмену обогащенным ураном, сказал, что в Израиле внимательно изучают его, и прекрасно понимают, что необходимо проверять самые мелкие детали, чтобы сделать вывод о реализуемости этих договоренностей.

Турции Нужна не Земля, a Рынок

http://www.turksam.org/ru/a182.html

Заключение ядерной сделки между Анкарой и Тегераном стало свидетельством проведения Турцией принципиально новой внешней политики. О ее особенностях и направлениях в интервью «Эксперту Online» рассказал директор Турецкого центра международных отношений и стратегического анализа (TURKSAM) Синан Оган.
— Как вы оцениваете подписание турецко-иранских соглашений? Зачем Турции это было надо и какие последствия ее ждут?
— Когда Саддам Хусейн напал на Кувейт, то наиболее пострадавшей в экономическом и торговом плане стороной оказалась Турция. Когда началась война в Ираке, то тоже одной из самых пострадавших сторон стала Турция. Причем не только в плане экономики, но и в плане безопасности (в частности, более вольготно стали себя чувствовать боевики из Рабочей партии Курдистана). Так что если сейчас и в Иране что-то начнется, то снова пострадает Турция — причем и в экономическом, и в торговом плане, и с точки зрения безопасности. Посмотрите: в Афганистане война, в Ираке почти война. Иран между ними. Если в Иране тоже будет война, то для Турции это будет катастрофа.
Кроме того, Турция не хочет иметь в регионе такие подвешенные ситуации, как проблема Ирана и Афганистана. Турция — региональная держава и хотела бы сама заниматься региональными проблемами. Но, с другой стороны, тут не нужно перегибать палку. Ирано-турецкие соглашения вызвали в Турции огромный резонанс. Все называли это очень большой победой. Я же говорил, что это был очень большой риск. Ведь теперь мы должны выбирать. Если Турция встанет на сторону Ирана, то у нее будут проблемы с Америкой и другими союзниками по НАТО. Если встанет на сторону США — то у Анкары будут проблемы не только с Ираном, но и с поддержанием своего статуса в регионе.
— Если сейчас Совет безопасности ООН примет санкции в отношении Ирана, то это сильно навредит миротворческим усилиям Турции?
— Очень много будет зависеть от России. Если Москве удастся затянуть принятие резолюции хотя бы на шесть месяцев, то иранская проблема может быть решена. Но позиция России нам не до конца понятна. У вас президент Медведев ближе к Америке, а премьер Путин — к Ирану. Не случайно когда началась вся эта история с резолюцией, Эрдоган звонил не Медведеву, а Путину.
Если же США, Китай, Россия и Великобритания согласуют проект резолюции против Ирана, то Турция, конечно, не встанет рядом с Ираном против всего остального мира. Но тут нужно понимать, что все эти санкции без реальной поддержки Турции ничего не значат. Если Турция не будет их соблюдать, то для Ирана они иметь особого значения не будут.
— Но ведь если будет принята резолюция Совета безопасности, то Турция должна будет соблюдать эти санкции…
— Должна соблюдать… где-то. Но это ничего не значит. Если нынешние санкции против Ирана будут приняты, то они станут уже четвертыми по счету. И даже Россия — постоянный член Совета безопасности ООН — не всегда соблюдала три предыдущих резолюции.
— Иран настолько важен для Турции?
— Иран — наш очень хороший сосед, у нас тесные торгово-экономические отношения, соглашения по газу. Иран нам близок. У нас давно не было войн и противоречий. Почти 30 млн жителей Ирана имеют тюркское происхождение. Кроме того, для «Набукко» нужен газ. Стольких объемов газа в Азербайджане нет, а туркменский газ по разным причинам через Каспийское море пустить нельзя — он может пойти либо через Иран, либо через Россию. Наконец, 70−миллионный Иран — огромный рынок, на котором еще очень мало инвестиций. И как только атомная проблема будет решена, этот рынок откроется для Турции.
— Турция последние семь-восемь лет стала проводить очень масштабную внешнюю политику, пытаясь стать голосом исламского мира перед Западом. Хватит ресурсов для такой активной внешней политики?
— Хватит. Турция уже 16−я экономика мира, и если раньше внешнеторговые отношения Турции больше были с США и Европой, то сейчас у нас очень быстро развиваются торговые отношения с соседями.
При этом, вопреки расхожему мнению, США поддерживают Турцию в этой политике. Они уходят с Ближнего Востока, и их место должен кто-то занять. Пытались Франция и Египет, но у них не получилось. Не только по экономическим, но по и историческим причинам. Для такой роли державе нужна историческая память в регионе, и такая память есть у Турции.
— Иногда эта новая политика видится как чересчур нетрадиционная. Так, еще 15 лет назад существовала ситуация, когда Израиль был дружественной державой для Турции, а Иран — враждебной. Сейчас ситуация изменилась на совершенно противоположную: Иран — стратегический партнер, а Израиль — недружественная держава. В чем причина обострений отношений с Израилем?
— Конечно, нельзя сказать, что Турция отвернулась от Запада и повернулась лицом к Востоку. Но изменения все же есть, и основная их причина в том, что раньше Турция смотрела на арабский мир совсем иначе, чем сегодня. А нынешний взгляд несовместим с дружбой с Израилем. Турция должна была выбирать между арабским миром и Тель-Авивом. К тому же Турция как региональная держава не могла закрывать глаза на то, что в последнее время делает Израиль в Палестине.
Если правительство Эрдогана останется у власти после выборов, то чтобы улучшить отношения с Турцией, Израиль должен изменить свое отношение к палестинцам — а в ближайшее время это маловероятно.
— Турция выступала посредником на израильско-сирийских мирных переговорах. После обострения отношений с Израилем Анкара продолжает играть эту роль?
— Турция была бы рада оказывать посреднические услуги, но Израиль этого не хочет. Для Израиля предпочтительным кандидатом на роль посредника является Россия. Израильтяне считают Москву более дружественной для них страной, чем нынешнюю Турцию. Сирийцы же, несмотря на хорошие отношения с Россией, настаивают именно на турецком посредничестве.
— В чем причина того, что реализация с такой помпой подписанных в Цюрихе соглашений об армяно-турецком сближении фактически повисла в воздухе?
— Проблема в том, что правительство не просчитало реакцию турецкого общества. В турецком обществе очень важна роль Азербайджана. Поэтому если карабахская проблема не будет решена, то вряд ли ситуация сдвинется с мертвой точки. Есть вероятность того, что в следующем месяце, возможно, в Сочи пройдут переговоры между Путиным, Эрдоганом и Саргсяном по вопросу Нагорного Карабаха.
Еще одна проблема — во взгляде Армении на сложившуюся ситуацию. Часть сил там считает, что если они терпели 17 лет с закрытой границей, то могут потерпеть еще немного. Они считают весьма вероятным, что к столетию геноцида в 2015 году Турция вынуждена будет его признать.
— Как изменится роль Турции в Ираке после ухода США?
— Турция будет основным гарантом стабильности в этой стране. Не случайно все иракские лидеры — от курдов до шиитов — с постепенным уходом США из Ирака зачастили в Турцию. Им нужна поддержка Анкары, особенно курдам. Курды понимают, что после ухода США у них будут очень большие проблемы с иракскими арабами, которые считают, что курды слишком много получили во время американского присутствия. В обмен на турецкую поддержку и защиту курды готовы не педалировать идею независимости Иракского Курдистана, а также не поддерживать Рабочую партию Курдистана. Последнее мы уже ощущаем.
В целом Турция проводит очень взвешенную политику в Ираке — не случайно наряду с европейским направлением внешней политики Эрдогана иракское направление имеет полную поддержку турецкого населения.
— Но ведь в Брюсселе уже фактически дали понять, что Турции в Евросоюзе не будет. Насколько сильно разочарование среди турецкого населения?
— Мы уже привыкли к этой ситуации. Мы уже давно поняли, что нас в ЕС не возьмут, — но хотим продолжать путь евроинтеграции. Хотя бы потому, что это отличный повод для проведения реформ в стране.
— По идее, у России и Турции уже давно нет противоречий в регионе. Почему же сближение началось только сейчас?
— До 2003 года в России был совершенно иной взгляд на Турцию. Вы рассматривали Турцию как безусловного союзника Соединенных Штатов, как страну, которая сделает все, что ей укажут Вашингтон и НАТО. Когда в 2003 году Турция не дала согласие на американское вторжение в Ирак с турецкой территории, это был первый шок для России. Вторым потрясением стала позиция Турции во время войны с Грузией в августе 2008 года, когда мы не пустили американские корабли в Черное море. Мы соблюли букву конвенции Монтре.
США вообще давно хотели, чтобы мы им дали место под базу на Черноморском побережье. Особенно это давление было сильно при администрации Буша. Америка хотела, например, разместить базу в районе Трабзона. Но мы выстояли. Сейчас Турция имеет самую большую военную мощь на Черном море — зачем нам там еще одна держава?
Еще одна причина, почему до недавнего времени сближение между нами было не таким сильным, в том, что раньше между Турцией и Россией не было никаких пакетных решений и стратегических сделок. Все проблемы решались по отдельности, а отношения ограничивались торговлей и туризмом. Так, Россия не могла выиграть тендер на поставку Турции своих боевых вертолетов — Путин во время визита в Турцию в 2004 году шутил, что даже после того, как вертолеты назвали «Эрдоган», Турция тендер не дала. Тогда в США была администрация Буша, и она была против стратегических отношений между Россией и Турцией. Новая же администрация, наоборот, способствует углублению российско-турецких отношений. И вот сейчас Турция фактически без тендера отдала России строительство атомной электростанции в обмен на участие России в проекте «Самсун—Джейхан».
— Почему США поменяли свою позицию?
— Прежде чем оценивать российско-турецкие отношения, нужно посмотреть на российско-американские и российско-китайские отношения. В ближайшее время Америка уйдет из Ближнего Востока в Центральную и Южную Азию. Это означает, что в ближайшие десять лет основным противником для нее станет Китай. С другой стороны, сейчас Россия называет Китай стратегическим союзником, но, на мой взгляд, эта страна для нее представляет самую большую угрозу. Поэтому, на мой взгляд, может сложиться некая антикитайская коалиция в лице США, России, Турции и Японии. И США, которые ранее были против стратегического российско-турецкого сближения, сейчас позитивно к этому относятся.
— Турции выгодно пустить все обходные трубопроводные маршруты через свою территорию — это позволит ей получить рычаг давления на Евросоюз. Почему же она сейчас так тянет с согласием на создание «Южного потока»?
— Во-первых, «Южный поток» пойдет не через территорию Турции, а через ее шельф. Это несколько снижает его стратегическое значение для нас. Во-вторых, «Набукко» и «Южный поток» — это конкуренты. И если «Южный поток» будет создан раньше, чем «Набукко», то в ближайшие 10–15 лет о последнем можно будет забыть.
Ряд сил в России опасается, что рост могущества Турции выльется в турецкую экспансию на северном и северо-восточном направлениях.
У многих в подсознании есть страх перед ростом Турции, основанный на исторических аналогиях. На самом деле времена уже изменились. Турция не хочет захватывать Крым, Абхазию, Кавказ. Нам не нужно захватывать новые территории, земли — достаточно захватить там рынок. Нам главное, чтобы там продавались турецкие товары.
Геворг Мирзаян, специальный корреспондент журнала «Эксперт».

Азербайджанский народ достоин свободы

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=625

Ирада Багирова, доктор исторических наук,

заведующая отделом Истории Кавказа НАН Азербайджана

(Акт о независимости в странах Южного Кавказа)

Для мировой истории восемнадцать лет – это сравнительно небольшой отрезок времени, а два года – всего лишь краткий миг, но бывают годы, значимость которых нельзя измерить арифметически. За эти годы государство проделывает путь, равный векам, меняется государственный строй, весь многовековой уклад общественно-политической жизни и человеческого мировоззрения. Именно таким временем и стали для истории нашей страны два года в начале ХХ века, и последние 18 лет – годы независимости.

Вершиной развития каждой нации является обретение собственной государственности. Многим народам на земном шаре до сих пор не удалось испытать счастье жить в собственном государстве. Азербайджану в этом смысле есть чем гордиться, ведь первая демократическая республика на Востоке и в мусульманском мире образовалась именно здесь. Судьба первой Азербайджанской республики, просуществовавшей неполных два года (23 месяца), была очень сложной и драматичной. Ее возглавили блестящие интеллектуалы – А.М.Топчибашев, М.Э.Расулзаде, Ф.Х.Хойский, М.Г. Гаджинский, Г.Б.Агаев и др., получившие образование в лучших университетах России и Запада и еще в начале века создавшие политические партии и организации, в программах которых отразились идеи автономии, а затем и независимости Азербайджана. Можно с уверенностью утверждать, что если бы в азербайджанском обществе не появились люди, озвучивавшие либеральные и демократические идеи, создание республики, базирующейся на демократических ценностях, было бы невозможно.

Октябрьский переворот 1917 года привел к большим потрясениям, как в самой России, так и на ее национальных окраинах, в частности, на Южном Кавказе. Но в Азербайджане, в отличие от Грузии и Армении, за год – с октября 1917 по сентябрь 1918 гг., произошла смена трех правительств: большевистской Бакинской Коммуны, меньшевистско-эсеровского правительства Центрокаспия и национального правительства АДР. Последнее приступило к исполнению своих обязанностей в Баку только во второй половине сентября 1918 г., хотя официально было провозглашено в Тифлисе 28 мая, сразу поле распада Закавказского правительства и Сейма.

В традиционной историографии сложилось мнение, что причинами распада Заксейма и образовавшейся 22 апреля 1918 г. первой Закавказской Федерации явились сложная внутри и внешнеполитическая обстановка того времени и различная внешняя ориентация трех южнокавказских республик. Не отрицая всех этих важных факторов, хотелось бы осветить достаточно неоднозначную ситуацию, сложившуюся в Сейме накануне принятия Актов о независимости и позицию политиков, участвовавших в этом процессе.

Закавказский Сейм сформировался из числа депутатов (всего 133 депутата), избранных в ноябре 1917 года во Всероссийское Учредительное собрание, которое должно было начать свою деятельность в начале 1918 г., но, как известно, было разогнано большевиками. Сейм сформировал правительство во главе с Е.П.Гегечгори, которое находилось под сильным влиянием ведущих геополитических игроков того времени – стран Антанты и России с одной стороны, и Турции с Германией – с другой.

Захват турецкой армией в январе 1918 г. после неудачно начавшихся Брест-Литовских переговоров России с Германией Карса, Ардагана и Батума заставил Закавказское правительство пойти на переговоры с Турцией, выдвинув ряд своих условий, в том числе и освобождение занятых земель. Однако к тому времени (3 марта) Брестский мир был уже подписан и вышеперечисленные области вошли в состав Османской империи. Турки потребовали очистить эти области от каких-либо военных формирований. В таких условиях 14 марта 1918 года началась Трабзонские переговоры между Турцией и Заксеймом. Главным требованием Турции на этих переговорах было объявление Закавказья независимым государством, имея в виду, прежде всего независимость от большевистской России. Мнения депутатов Сейма разделились. Единодушия не было даже в азербайджанской фракции Сейма, считавшейся союзницей Турции. Например, депутаты Х.Хасмамедов и Ш. Рустамбеков считали, что Батум должен остаться в составе Закавказья, поскольку является конечной точкой Баку-Батумского нефтепровода, жизненно важного для экономической жизни всего края. Но позиция азербайджанских делегатов резко изменилась после кровавых мартовских событий 1918 года, когда большевистско-дашнакскими войсками было уничтожено более 10 тыс. жителей Баку и Бакинской губернии, а правительство Заксейма не оказало их соотечественникам никакой помощи. Мусульманская (азербайджанская) фракция сейма потребовала принять турецкий ультиматум, и 22 апреля 1918 года Заксейм принял резолюцию о провозглашении независимой Закавказской Демократической Федеративной Республики. Правительство Гегечгори подало в отставку, новое правительство возглавил А.И. Чхенкели. 26 апреля А.Чхенкели объявил декларацию о независимости и суверенитете Южного Кавказа, в которой нашел отражение и пункт о подготовке Конституции Независимой Закавказской Федерации. Тут встал вопрос, объявлять Закавказье федеративным, или конфедеративным государством. Грузинские социал-демократы выступили сторонниками сильного государства, т.е. федерации, мотивируя это тем, что грузины являются маленькой нацией, экономически зависимой от нефти Азербайджана. Грузинские социал-федералисты в свою очередь предложили модель государства, при котором оно будет осуществлять только функции внешней политики, вооруженных сил, таможни и финансов, остальные функции реализуют местные правительства трех республик. С совершенно противоположной позиции выступили национал-демократы, потребовавшие немедленного объявления полной независимости Грузии. Аргументировали свои доводы они тем, что в настоящее время создание общего государства невозможно, поскольку у всех трех народов различные внешнеполитические приоритеты, а грузины при сложившемся положении будут и дальше продолжать терять свои позиции и земли. Самое реальное направление, в котором Грузия могла бы двигаться – это сотрудничество с Западом, где после Брестского мира, на их взгляд, наиболее сильные позиции занимала Германия. По их мнению, главными союзниками Грузии на Кавказе должны стать Азербайджан, Дагестан и Чечня. Что касается Армении, то союз с ней привел бы к обострению отношений с мусульманскими странами. По мере изменения внешнеполитической обстановки позиции национал-демократов все более укреплялись, вскоре и социал-демократы стали выступать за независимость. Находящийся в это время в Грузии немецкий генерал О.фон Лоссов предлагает грузинскому Национальному совету  военную помощь, которую последний с воодушевлением принимает как защиту от турецкого вторжения. 25 мая глава грузинской делегации на проходящих в то время Батумских переговорах с Турцией А.Чхенкели отправляет телеграмму Национальному совету с требованием немедленно объявить независимость, иначе Грузии придется признать условия Брест-Литовского договора по отторжению своих земель. В этот же день на заседание Мусульманской фракции под председательством Ф.Х.Хойского являются грузинские делегаты А.Церетели и Г.Гегечгори с объявлением о распаде Закфедерации и объявлении независимости Грузии. 26 мая на заседании Грузинского Национального Совета его председатель Ной Жордания зачитал Акт о независимости Грузии, который на этот раз поддержали все грузинские депутаты. 28 мая в Поти Грузия подписала соглашение с Германией, по которому немецкие войска вошли на территорию Грузии, а железная дорога и порт были предоставлены в ее беспрепятственное пользование. Но в территориальном вопросе Германия не смогла помочь Грузии, т.к. по условиям Брест-Литовского договора Батуми, Карская область, Ахалкалаки, Ахалцыхская облась и Сурмалинский уезд бывшей Эриванской губернии перешли во владения Турции. Такое положение продолжалось вплоть до поражения Турции в Первой мировой войне.

Что касается армянской делегации, то надо отметить, что это была единственная

делегация, которая в полном составе не поддерживала идею независимости, поскольку в этом случае стремление армян создать на территории Турции армянские области терпело фиаско. А традиционные союзники армян – Россия и страны Антанты не могли оказать им в создавшейся ситуации реальную помощь. Армяне, также, как и грузины, попытались заручиться помощью Германии, но безуспешно, воинственная дашнакская партия, возглавлявшая делегацию, отпугивала и западные державы. Тогда было решено привлечь к переговорам более склонную к компромиссам армянскую Народную партию, близкую к русским кадетам, или католикоса. 26 мая на Армянском Национальном Совете был поставлен на голосование вопрос о независимости, но все члены Совета проголосовали против. Они все еще продолжали считать себя частью России, и даже солдаты армянского военного корпуса считались частью российской армии. И все это происходило в то время, когда Грузия уже объявила о своей независимости, а азербайджанская делегация готовилась провозгласить свой Акт о независимости.

27 мая распространилась сенсационная новость о том, что турецкие командующие армией Халил бей и Вехиб паша на переговорах с главой армянской делегации К.Хатисовым и лидером Дашнакцутюн О.Качазнуни объявили о том, что они готовы признать независимое армянское государство на Кавказе. Часть армянской делегации восторженно приветствовала эту новость, но дашнаки опять выступили против, поскольку считали, что в этом случае турецкие вилайеты будут навсегда потеряны для армян. Лидер Народной партии М.Пападжанов призвал армян принять ультиматум турок, а вопрос о турецких провинциях оставить до решения общеевропейского Конгресса. Таким образом, 28 мая в 22-30 армянский Национальный совет большинством голосов принял Акт о независимости, не отказавшись при этом от своих захватнических планов и оговорив, что новое государство поможет им овладеть еще большими территориями. Тем не менее, дискуссии в Армянском совете все еще продолжались и закончились только 4 июня, когда между Арменией и Турцией был подписан договор о мире и дружбе.

Напряженные переговоры накануне объявления независимости шли и в азербайджанской делегации, здесь также не было единства и так же, как и у грузин, мнения разделились по трем направлениям. Социалисты выступали за Кавказское единство, которое позволило бы как покончить с анархией в Баку, так и усилить вес азербайджанского представительства, которое было в большинстве. Не было единства и в партии Мусават, часть которой выступала за полную независимость, а другая – за объединение с Турцией. Вернувшийся 27 мая из Батума Н.Усуббеков сообщил, что Турция настаивает на независимости Закавказья и категорически против присоединения Азербайджана к Турции, т.к. в таком случае болгары потребуют от них присоединения Адрианополя. После этого азербайджанская делегация однозначно пришла к общему мнению о безальтернативности провозглашения независимости. После многочисленных обсуждений о форме государственного устройства будущей республики Азербайджанский Национальный Совет, который был объявлен временным органом власти, 28 мая  24-ю голосами за и при 2-х воздержавшихся принял Акт о независимости. Во втором пункте Акта говорилось Управление независимого государства Азербайджан определяется в виде народной республики. В другом разделе провозглашалось, что Азербайджанская Демократическая Республика обеспечивает политические и гражданские права всем гражданам, проживающим на ее территории, независимо от национальной, религиозной, расовой, классовой и половой принадлежности. По воспоминаниям участников, это событие вызвало особое волнение и радость у всех собравшихся как в самом здании, так и на улицах, все плакали и поздравляли друг друга с криками Да здравствует независимый Азербайджан!

За короткое время своего существования Азербайджанская Демократическая Республика сумела доказать всему миру, что этот народ достоин жить свободно. Ее признали де-факто большинство ведущих держав мира, и даже англичане, пришедшие в конце 1918 г. в Азербайджан и не желавшие слышать о такой стране, вынуждены были признать ее правительство и вести с ним переговоры как с равным партнером.

Таким образом, объявление независимости трех республик Южного Кавказа, 90-летие которого мы отмечали в 2008 году, происходило в сложной, драматической ситуации, сложившейся после Первой мировой войны и было воспринято отнюдь неоднозначно всеми участниками процесса. Если для грузинской и азербайджанской стороны это было знаменательным событием, впервые выводящим их страны на международную арену как самостоятельные субъекты международного права, то армянская сторона в своем большинстве восприняла этот шаг как акт принуждения, как временное отступление перед будущими экспансионистскими планами.

Особенности национальной истории (ЧАСТЬ I)


Каждый год в преддверии  28 Мая – Дня Республики, являясь историком по образованию и по образу мышления, я вспоминаю историю и события начала ХХ века, призадумываюсь о процессах, в целом кардинально изменивших пути и формы развития нашей страны.

В далеком 1997 году, только что окончив исторический факультет Бакинского Государственного Университета, я с огромным  желанием собирался самостоятельно исследовать и написать  работу об истории азербайджанского национального движения начала ХХ века.  Это выглядело очень патриотично в то время, в период, когда для студентов был ограничен доступ к оригинальным  историографическим документам. Но все же в результате  эта работа — статья  тогда была написана мною (к сожалению, нигде ее не опубликовал).

Всегда очень важно умение оглянуться назад, и сегодня предлагаю вашему вниманию этот материал.

Возможно, некоторые моменты статьи устарели, но повторяю, материал набран в 1997 году и я твердо убежден,  что она своей актуальности не потеряла и будет интересна многим нашим гражданам в нынешнее время.


Накануне нового тысячелетия, когда после распада советской империи и всплеска национального движения МЫ создали и стремимся укрепить Азербайджанское государство, где, главным образом, обеспечивались бы демократические права и свободы человека, существовал плюрализм взглядов, еще раз необходимо – для своего рода стимуляции патриотических размышлений – обратиться к некоторым темам национальной истории.

Задумываясь об истории национального движения, непременно приходится находить ответы на многие вопросы. Какой путь до свободы проходил НАШ народ? Каким образом НАШ народ достигал своей независимости? Кто были те – кто вели борьбу за независимость? Эти и многие другие вопросы, как кажется, не потеряли своей актуальности.

История национального движения привлекает многих. В этом движении часто находят параллели с современностью. Современная же история многогранна, и, естественно, характеризовать её односторонне, однополярной невозможно. В целом, ясно ГЛАВНОЕ – очень много схожего и общего в историях Азербайджана НАЧАЛА и КОНЦА ХХ в. Эта схожесть не проста, а закономерна, и требует внимательного рассмотрения, объективного исследования.

Данная работа, конечно, полностью не восполняет тот пробел, который существовал и существует в связи с национальным движением, однако, здесь показаны точки зрения, тезисы и некоторые парадоксы из истории, дано субъективное понимание сложных общественно-исторических процессов.

От азербайджанского самосознания к проблеме «поиска имени».

По пути к истокам национального движения, мысленно оглядываясь в прошлое и анализируя многочисленные события отечественной истории, неоднократно приходилось задавать главный вопрос – какое время можно считать началом национального движения Азербайджана?

В поисках ответа на данный вопрос непременно следовало обратиться к первоисточникам, ознакомиться с множеством исторических и литературных материалов. Сегодня ответ достаточно известный. Отметим, что национальное движение в Азербайджане начало зарождаться в 70-х годах ХIХ в. Именно в этот период впервые в печати в отношении коренного населения начал использоваться термин «тюрк» (или «кавказский татар»), «азери тюрк» в противовес «мусульманину».

В числе первых это начал утверждать Г.Б.Зардаби – известный общественный деятель, ученый, журналист. Зардаби стал издателем первой газеты на тюркском (имеется в виду азербайджанский) языке в Российской империи – «Экинчи» в 1875-1877 гг. Само появление национальной газеты, учитывая многие административные и финансовые трудности издания, говорило о развитии национального самосознания, о стремлении к изменению обществе консервативного отношения к собственному возникновению. Газета пропагандировала просветительские идеи и имела большое значение в утверждении, очищении национального языка. Главное —  довольно регулярными были выступления против грубого влияния фарсидского и арабского языков.

В печати Зардаби подчеркивал, что для национального единства необходимы общий язык и единая религия. По его мнению, религиозные деятели не должны вмешиваться в общественно-политические процессы. В противовес известному писателю М.Ф.Ахундову, Зардаби считал вхождение северных районов Азербайджана в состав России «актом завоевания нашей страны».

Да, для того, чтобы осознать и принять себя вначале «мусульманином», а потом «татаром» и далее «азери тюрк» должно было пройти историческое время. Не простое течение времени было необходимо, а главное – проведение конкретной интеллектуальной работы!

В этом аспекте наиболее интересным и актуальным сегодня можно считать мнение публициста М.Шахтахтинского высказанное им в 1891 г. В статье «Как называть закавказских мусульман». Он писал: «Язык, на котором говорят закавказские магометане, относится к тюркской группе, которая делится на главные диалекты: османский, сельджукский и адербеджанский. Закавказские тюрки не персияне. Народы эти отличаются друг от друга по языку, тюркский и персидский совершенно различны между собой».

Тезис 1.

Итак, ПЕРВАЯ и ГЛАВНАЯ «национальная проблема» — как называть закавказских людей-мусульман, говорящих на языке относящейся к тюркской группе, но выросших и думающих иначе, чем другие тюркоязычные (!). Некоторые основополагающим принципом нации считают религиозную общность. Это неверный подход к проблеме (например, существуют арабы-мусульмане и арабы-христиане). К тому же, как известно, не все мусульмане являются представителями одной нации. Единство только языка какой-либо общности также не может служить основанием для характеристики её как единой нации.

Необходимо учитывать не только вышеуказанные факторы, но и исторические связи, обычаи, культуру, традиции и психологические особенности общности людей. Лишь в совокупности этих показателей, наверное, можно говорить о какой-либо нации. Во всяком случае, вопрос Шахтахтинского – как называть закавказских мусульман – в большей мере остается открытым и до сих пор в обществе отсутствует ЕДИНОЕ мнение.

Парадокс 1.

В азербайджанской истории ХХ в. этот вопрос часто приобретал больше политический, нежели научно-этнографический характер. К тому же имело место искусственная актуализация проблемы. Это, по всей видимости, можно объяснить интересом и расчетом на получение определенных политических дивидендов.

В целом, указанные положения и существующая реальность в результате не способствуют общественному единству, препятствуют идеям национальной консолидации.

Таким образом, к концу 19 в. В среде немногочисленного среднего слоя Северного Азербайджана было выдвинуто понятие «кавказский тюркский народ» (или «татарский народ») вместо просто «мусульман», высказаны желания и стремления о необходимости сохранения языка, религии и национальной печати.

Значимое «пробуждение нации».

Начало ХХ в. занимает исключительное место в политической истории, в развитии самосознания населения Азербайджана.

Еще до русских революционных событий в Азербайджане появились первые национальные организации. В 1902 г. В Баку под руководством молодого М.Э.Расулзаде была организована первая «Мусульманская молодежная организация». Целью этой группы было пробудить национальные чувства, способствовать распространению среди населения произведений мусульманской литературы и популяризация идей свободы. В 1904 г. По инициативе «мусульман-азербайджанцев» М.Э.Расулзаде, Н.Нариманова, М.Азизбекова и других была создана другая организация – «Гуммет». Эта организация, характеризующаяся в истории начала ХХ в. как мусульманская социал-демократическая партия, собрала в себя, главным образом смесь национальных и социальных идей. Вплоть до 1914 г. «Гуммет» не имела четкой политической платформы. После 1917 г. «Гуммет активно участвовала в политической жизни Азербайджана (например, члены организации – как «мусульманские» социал-демократы – входили даже в состав парламента Азербайджанской Демократической Республики).

Катаклизмы и трансформации 1905-1907 гг. имели решающее значение для активизации всей России. К этому времени окрепшая азербайджанская (тюркская) буржуазия – как экономически влиятельный слой общества – не сформировала еще какой-либо общественной и политической платформы. С ее стороны открыто не высказывались идеи национально-политической борьбы, главное – не было очерченного стремления к разрушению империи (!). Максимумом их деятельности было желание достигнуть определенных общественных успехов в пределах (или условиях) существующей власти, например, назначение на разные чиновничьи должности империи или быть избранным в члены Городской или Государственных Дум России.

Тем не менее, на страницах печати (газеты «Хаят», «Каспий», «Фиюзат», «Текамюл»), финансируемых со стороны бакинских нефтепромышленников, появлялись статьи и публикации, в которых выдвигались смелые положения, содержащие призывы к «пробуждению нации» (!).

Национально-освободительное движение в этот период происходило по всей России. Учитывая, что около 2/3 империи составляли колониальные владения, можно с уверенностью отметить, что активизация национальных районов нанесла сильнейший удар по всей имперской власти.

Неспокойная общественная ситуация создала условия для формирования в Северном Азербайджане новых политических партий и организаций, вставших, в первую очередь, на борьбу против национального неравенства.

Парадокс 2.

Хотя раньше это отвергалось, однако, в период первых социальных катаклизм в России (1905-1907 гг.) в Азербайджане большинство создаваемых политических партий и организаций чаще не имели социальной направленности. Они приобретали и характеризовались национальной ориентацией. Например, в сентябре 1906 г. В Баку и Гяндже возникла партия «Дифаи», в мае 1907 г. – организация «Мудафие», целью которых была защита прав и интересов мусульман Кавказа и Азербайджана.

Существует мнение, что немаловажную роль в создании первых национально-политических, общественных организаций в Азербайджане сыграло возникновение и усиление армяно-азербайджанских столкновений (!)

Тезис 2.

События конца 80-х гг. ХХ в. в Азербайджане находят удивительное сходство с историей начала ХХ в. Сепаратизм армян нагорного Карабаха в 1988 г. положил начало движению в Азербайджане за территориальную целостность, Карабахское движение, как и вначале ХХ в., привело к появлению первых общественно-политических организаций в Азербайджане. Появившиеся организации «вооружились» лозунгами национально-территориального целостности.

Главной появившейся общественной силой стал Народный Фронт Азербайджана (НФА) – организация, включавшая в себя с момента своего зарождения самые различные слои. НФА в начале объединил многие общественные, студенческие группы, многие политические интересы. Некоторые политические группы, как известно, в период правления НФА (середина 1992- июнь 1993 гг.) отойдут и создадут собственные политические партии.

Вернемся к началу ХХ в. в 1905-1906 гг. либеральные представители Северного Азербайджана участвовали в создании и деятельности в России «Иттифаги Муслимин» («Мусульманский Союз»). Союз  выступал за объединение российских мусульман и установления конституционной монархии, основанном на пропорциональном представительстве наций. По всей вероятности, деятельность этих азербайджанцев (тюрков) в данное время выражалось общими интересами и стремлением к объединению со всеми мусульманами империи (это идея была ведущей – несмотря на разный уровень развития мусульман России). С этих позиций действовали многие депутаты из Азербайджана в парламенте России – Государственных Думах (1906-1917 гг.).

Тезис 3.

В обществе распространена мысль о т.н. « традиционном» интернационализме азербайджанцев (тюрков).

Отметим, что нередко НАШИ попытки в решении каких-либо собственных задач удивительным образом переходят и в конечном итоге проявляются в стремлении к разрешению общих (иногда даже «общемировых») задач. Да, это, может быть, обобщенное мнение, но иногда – как видно выше – у азербайджанцев будто не существовало национальных задач,  была необходимость  и реальная возможность для разрешении всеобщих мусульманских проблем!

И еще, немаловажным будет отметить то, что азербайджанские депутаты во всех 4-х Государственных Думах России начала ХХ в. Среди мусульманских представителей всей России были самыми активными. Это, естественно, говорило об общественно-политическом и культурном уровне Азербайджана по сравнению с другими мусульманскими России.

Национальная «ласточка» — «Мусават» исламского толка!

Большую роль в проявлении патриотического самоощущения и развитии политического движения в Азербайджане сыграла мусульманская партия «Мусават», возникшая осенью 1911 г. Основателями партии были бывшие «гумметисты» — М.Э.Расулзаде, А.Казимзаде, Г.Шарифзаде и К.Микаилзаде. Отметим, что сам М.Э.Расулзаде в 1911 г. Находился в Турции, а лидером партии он становится с 1913 г. – после возвращения в Баку, в связи с амнистией в честь 300-летия династии Романовых.

В первой Декларации партии 1912 г. ГЛАВНЫМИ выдвигались следующие задачи – объединение всех мусульманских народов, восстановление независимости исламских стран, оказание помощи странам, борющимся за независимость. Указанные постулаты Декларации позволяют делать вывод о том, что главными в это время были приняты исламские идеи. По видимому, идеи исламской солидарности рассматривались «Мусаватом», как непосредственные взаимодействия в борьбе за единые цели, за освобождение мусульман от колониальной зависимости западных «христианских» стран. Национальные проблемы Азербайджана рассматривались в контексте решения преобладающих в идеях этого времени общих мусульманских проблем.

Тезис 4.

Интересным здесь будет привести цитату из известной работы Т.Свиетоховского «Русский Азербайджан (1905-1920)». Он пишет: «Подведение нерелигиозной основы под национализм будет в дальнейшем отличать идеологические воззрения мусаватистов, но М.Э.Расулзаде (речь идет о времени до Ы мировой войны) не удалось «определить» (!) национальность своих соотечественников». Этот вопрос будет ждать своего решения – пока мировая война и революция не создадут условия «для национального самовыражения народов Российского государства».

Новый призыв: «Мы – тюрки, Тюркизм наша принадлежность!»

К началу 1-ой мировой войны в обществе происходит эволюция, в идеях появляются НОВЫЕ утверждения. В них уже меньше исламизма и больше тюркизма (!). В статье газеты «Ачыг Соз» 1915 г. главный мусаватский идеолог М.Э.Расулзаде писал: «Каждая нация, чтобы жить свободного и прогрессировать, нуждается в трех основах: ЯЗЫК, РЕЛИГИЯ и ЭПОХА. По отношению к языку мы – тюрки, тюркизм наша принадлежность. Тюркизм, исламизм, модернизм – вот стоящая перед нами для улучшения общественной жизни нашей нации трехгранная культура».

Одним из ярких представителей национальной идеологии тюркизма являлся А.Гусейнзаде, придававший огромное значение усилению самого националистического движения. Именно он в литературной статье «Школа примера» утверждал: «Я есть тюрок, кавказский тюрок, тюрок – мусульманин, мусульманин – человек; значит, я появился в этом мире 4-х лицах и вынужден жить в этих 4-х лицах».

Впоследствии А.Гусейнзаде – являясь последовательным сторонником именования «кавказские тюрки» — стал одним из лидеров и авторов символа, флага Азербайджанской Демократической Республики.

Парадокс 3.

Интересно, в 1926 г. – уже после установления Советской власти в Азербайджане – А.Гусейнзаде, живший в Турции и занимавшийся литературной и научной деятельностью, был приглашен в Баку на Съезд Тюрколов. На съезде он выступал с докладом, после этого был избран почетным членом «Литературного Общества». Отдельно была издана книга его выступления.

Однако, после истечения некоторого времени, против него началась широкая общественная антикампания и Гусейнзаде был объявлен «врагом народа».

Таким образом, в начале ХХ в. в азербайджанском национальном понимании происходила идеологическая, т.н. «этническая» эволюция от исламизма к тюркизму. Определенная часть общества уже заменила осознание своего единства с мусульманами на идеи общности, в первую очередь, с тюркским миром.

По пути к новой форме будущего.

После крушения императорской власти в России в феврале 1917 г., азербайджанское национальное движение вступило в новый этап развития. Как показывает развитие событий тюркизм, как популярная идея, для Азербайджана был уже пройденным этапом.

Тезис 5.

В целом, тюркизм в начале ХХ в. – как идеология – в значительной степени способствовала росту национального самосознания, и наши предки все больше осознавали свою принадлежность к тюркским народам.

Этот процесс, бесспорно, сыграли свою позитивную роль в развитии общественно-политической мысли Азербайджана.

Парадокс 4.

В конце ХХ в. с появлением новых «идеологов» тюркизма, стремящихся к созданию Великого Турана, данная проблема как-то вновь привлекает общественное внимание.

Рассуждений и споров по этому поводу много. Действуют множество «туранистских», «националистических» и др. общественных, негосударственных организаций, ставящих главными идеи «Великого Туранского Государства». Как кажется, в условиях нового независимого государства это «близорукое стремление», не имеющего в основе аргументов общенационального значения, способно лишь «отвлекать» национально-идеологический рост Азербайджана. Может быть, настало время, когда уже необходимо, в первую очередь, считать главным то, что идея Турана – это « политическая утопия», туранизм – давно уже только ИСТОРИЯ, достоянная объективного и серьезного исследования.

Сами же вопросы истории, сосуществования Турана и Ирана еще мало изучены. Несомненно, есть огромная потребность в исторических исследованиях, в раскрытии сущностей этой проблемы истории и этнографии Ближнего и Среднего Востока.

Тезис 6.

Для независимой Азербайджанской Республики главной идеологической целью, как представляется возможным, могут быть ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ПАТРИОТИЗМ  и ПРАВА ЧЕЛОВЕКА. Эти два понятия в достаточной мере охватывают весь спектр необходимых национальных, правовых и моральных ценностей, безусловно, существующих  в контексте ИСЛАМСКИХ традиций.

С государственной точки зрения, необходимо иметь демократический, современный – политический и социально-экономический – ПУТЬ РАЗВИТИЯ Азербайджана.

Какова же была цель национального движения после февральского переворота 1917 г. В России? Время идеологических поисков и организационный путь были пройдены. Нужно было конкретное видение будущего Азербайджана (!)

К весне 1917 г. В Баку и Москве состоялись всероссийские съезды мусульманских деятелей и организаций. На съездах были приняты кардинально новые предложения азербайджанских представителей – считать «формой государственного устройства России, наиболее обеспечивающей интересы мусульманских народностей, демократическую республику на национально-федеративных началах»(!), Этот факт, свидетельствующий о влиянии Азербайджана на мусульман России, в целом, говорил о самом идеологическом и политическом росте азербайджанского национального движения.

В июне 1917 г. произошло слияние «Мусавата» с партией «Тюркских федералистов» и партия стала «Тюркской демократической партией федералистов «Мусават». Это была объединенная и новая политическая сила. Это был НОВЫЙ «МУСАВАТ», основу которой составляли «тюркские федералисты». В целом же, по идеологии между новосозданным федералистским «Мусаватом» и «Мусаватом» 1911 г. существовала большая разница.

1 съезд партии «Мусават» в октябре 1917 г. определил новую стратегию деятельности – Россия должна быть в форме федеративной демократической республики, на основе национальной и территориальной автономии. Конституцией страны быть утверждены свобода слова, печати, собраний и т.д. Это была программа и политика стремления к ФЕДЕРАЦИИ, к созданию автономной территориальной единицы в Северном Азербайджане.

Парадокс 5.

Интересно, что даже после распада империи Романовых, в период политического и экономического кризиса России, осенью 1917 г. лидерами нового «Мусавата» не ставился вопрос о создании независимости азербайджанского государства.

Нечто схожее наблюдалось и в конце ХХ в. на учредительной конференции Народного Фронта Азербайджана в июле 1989 г. Не ставился вопрос о государственной независимости Азербайджана. Как известно, было лишь стремление к «ускорению перестроечных процессов» и сохранению территориальной целостности республики. НФА выступал за «достижение суверенитета Азербайджанской СССР».

Однако, в 1917 г. существовало также другое, альтернативное видение будущего Азербайджана. Оно выражалось в консервативной теории единства мусульман – идеологии исламизма. Так, в сентябре 1917 г. В Азербайджане возникла партия «Иттихад», ставшая одним  из национальных конкурентов нового «Мусавата». Впоследствии, например, когда 28 Мая 1918 г. Председателем Национального Совета Азербайджанской Демократической Республики был избран лидер «Мусавата» М.Э.Расулзаде, его кандидатуру поддержали представители всех политических партий, за исключением «Иттихада». Появление партии «Иттихад» — партии исламистской идеологии, партии оппозиционной «Мусавату» — следует рассматривать как закономерное (это, может быть, спорно!) явление в азербайджанском обществе.

Тезис 7.

Нельзя – как это делалось ранее – считать партию «Иттихад» реакционной и «вредной» для национальной истории. «Иттихад» являлся выразителем определенных настроений и стремлений в обществе, объединял те силы, которые видели спасение для Азербайджана в единстве мусульманских народов России. Иттихадисты – равно как и другие – имели право на отстаивание своих идей и взглядов.

В современные дни в Азербайджане также существуют исламские политические, общественные и культурно-образовательные организации. Некоторые из них в отличие от своих предшественников, к сожалению, характерны не общемусульманскими, а своего рода «проиранскими», «протурецкими» или «проарабскими» настроениями. Цели и формы общественной деятельности многих организаций неизвестны примеру, различные «ваххабистские» и др. организации).

Продолжение следует…

Рафиг Байрамов
Помощник Министра культуры и туризма
Азербайджанской Республики

http://www.1news.az/analytics/20100525014830268.html

Как армяне «переписывали» национальность грузин

Еще в советские времена, в отличие от других национальностей, проживающих в СССР, армяне имели определенные льготы.

С чем все это было связано, трудно сказать, но факт остается фактом. Как вспоминает бывший начальник Отдела виз и регистрации иностранцев МВД Грузии (проработал в отделе с 1970 по 1990 годы) Роланд Синаташвили, армяне Грузии еще в советское время в местах компактного проживания проводили насильственную арменизацию местного населения неармянской национальности.

«Этот процесс происходил не только в те времена, когда я работал в Отделе виз и регистрации иностранцев МВД Грузии, но и раньше, начиная с того периода, как Грузия потеряла независимость. Даже я помню, как грузинским крестьянам они самовольно меняли окончания фамилий на армянский лад. Потом эти крестьяне старались вернуть себе свои настоящие фамилии и национальность, но это им не удавалось.

Например, помню, что жители Дманисского района в течение двадцати лет обращались в соответствующие инстанции, чтоб им вернули их исторические грузинские фамилии и национальность, но почему-то руководители ЦК КП Грузии старались воздержаться от выполнения их законных требований, приводя в свое оправдание следующий довод — «мы, же не будем обижать армян».

Вот таким образом ущемлялись права тех грузин, которые даже не владели армянским языком, но были записаны армянами. «Не думайте, что только грузины находились в таком положении. В аналогичном положении находились и представители других национальностей. В том числе и азербайджанцы», — утверждает он.

В качестве свидетельства Синаташвили представил один из документов того времени из собственного архива. Это коллективное заявление гр. Нонянца, Поладянца и других (всего 57 семей), жителей сел Бослеби, Вардисубнис Диди Дманиси, Укана Гори и Машхвера Дманисского района, представленное в ЦК КП Грузии от 12 августа 1982 года, № 05/185. В коллективном письме говорится, что жители этих сел не владеют армянским языком, родным считают грузинский язык, на котором и получают образование, сами они являются носителям грузинских традиций и их предки как в церковных так и княжеско-родовых записях 18-19 вв. упомянуты как грузины. Они, как указывается в письме, еще в 1964 году индивидуальными заявлениями обратились в Президиум Верховного Совета Грузинской ССР с просьбой, восстановить им настоящие фамилии и национальность.

«Так как этот вопрос до сих пор не был рассмотрен, теперь повторно обращаемся коллективным требованием восстановить нам свои фамилии и национальность и прилагаем к письму свидетельства от Института истории и археологии Академии наук Грузинской ССР им. Иване Джавахишвили, подтверждающие то, что мы грузины», — отмечается в письме.

В нем также указаны фамилии конкретных чиновников, которые по собственному усмотрению грузинам меняли национальность и записывали их армянами.

«Проверкой выявлено, что бывшая управляющая местным ЗАГСом Тесян Роза Хачиковна (ныне работающая секретарем Гантиадского сельсовета Дманисского района) у грузинок и представительниц других национальностей, если они выходили замуж за армян, в книге записей и регистрации бракосочетания самовольно меняла национальность и записывала их как армянок», — указывается в письме.

Следует отметить, что она не единственная, кто занимался подобными махинациями. Как раз, таким образом в Грузии искусственно увеличивалось количество армян, а виновных, к сожалению, никто не наказывал, дабы «не обижать соседнюю Армению».

Синаташвили также рассказывает и о том, что армяне в СССР еще тогда имели определенную поддержку из-за границы от своих соотечественников. По его утверждению, о том, что армяне готовились захватить Карабах, еще в конце 80-х годов прошлого века извещала английская газета «Морнинг стар». Более того, в ней было написано, что в случае войны в Карабахе армяне, проживающие за границей, готовятся принять в ней активное участие. К сожалению, что произошло с молчаливого согласия советского руководства, всем прекрасно известно.

Синаташвили приводит такой пример, который наглядно свидетельствует о связях армянских и абхазских сепаратистов. Он вспоминает о факте, о котором мало кто знает. Дело касается рапорта министра внутренних дел Абхазской АССР генерала Чулкова М.А. министру внутренних дел Грузии генералу Кетиладзе под грифом «Совершенно секретно».

«К концу 80-х годов прошлого века в МВД Грузии, в кабинете одного чиновника, случайно наткнулся на рапорт под грифом «Совершенно секретно». Он лежал на столе без всякого присмотра, чем я был очень удивлен. В нем говорилось, что некоторые лица армянской национальности хотят, чтобы абхазские националисты оказали им посильную помощь в захвате Карабаха. Взамен армянские сепаратисты обещали абхазцам, что все свои силы приложат для того, чтобы отделить Абхазию от Грузии. К сожалению, на этот рапорт тогдашние власти Грузии не обратили должного внимания и чем все это кончилось, хорошо известно», — с большим сожалением констатирует Роланд Синаташвили.

Тут уместно вспомнить, что в свое время великий русский поэт Александр Сергеевич Грибоедов писал царю:

«Ваше величество, ни в коем случае не позволяйте армянам поселиться на центральных русских землях. Это такой род, который, прожив там несколько десятков лет, объявит всему миру, что это их исконные земли».

Хотя эти слова были обращены к российскому царю несколько сотен лет назад, они и по сей день не потеряли своей актуальности.

Особенно для руководства Грузии и Азербайджана.

Фридон Дочия

http://www.1news.az/analytics/20100524123500200.html

Стремление России к единовластию на Каспии

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=624

Нигяр Гезалова,

кандидат исторических наук, Институт истории НАН Азербайджана

В начале 20-х г. XVIII в. кризис Сефевидского государства завершился его крахом. Воспользовавшись ситуацией, Россия (прикаспийский поход Петра I 1722-1723 гг.) и Османская империи (в ходе военных действий 1723-1726 гг.) захватили часть Сефевидских территорий. Узкая прикаспийская полоса попала под власть России, остальная часть юго-восточного Кавказа, (в том числе большая часть Азербайджана), а также Западный Иран под власть Османской империи.

Однако расчеты на безропотное подчинение ослабевшего Сефевидского государства внешней силе оказались глубоко ошибочными. Помимо того, ни договор России с Сефевидским государством, ни договор России с Турцией не были признаны шахом Тахмасибом II*, местное население захваченных территорий также отказывалось подчиняться. Тяжелые последствия афганской, турецкой и русской оккупации способствовали подъему освободительной борьбы против захватчиков под руководством талантливого полководца Надира из рода Афшаров.*

Освободив в 1730 г. Исфаган от афганцев Надир начинает вытеснять Россию и Турцию из захваченных территорий. Россия, действуя гибко, стала проводить политику уступок Надиру. Русское правительство решило, что настал момент оставления всех новозавоеванных прикаспийских провинций. Из-за дальнего расстояния России неимоверно трудно было предпринять военные действия в Прикаспии и необычный климат вызывал повышение смертности среди русских солдат и офицеров. Вместе с тем России  не хотелось, чтобы Турция путем заключения мирного договора с Сефевидским государством вышла из так называемых персидских дел, опасаясь объединения этих государств. В тоже время нецелесообразно было ценою больших людских и материальных потерь удерживать дальше прикаспийские провинции, не имея конкретных перспектив, при надвигающейся войне с Османской империей и с набирающим силу Сефевидским государством. В то время Россия не имела достаточных сил для успешной борьбы одновременно с обоими государствами. Согласно заключенным Рештским (январь 1732 г.) и Гянджинским договорам (март 1735 г.) Россия, уступала шаху все завоевания Петра в этом регионе; все же, она следовала основному принципу своей восточной политики, не допустить укрепления в этом регионе Турции [14, p.188], поэтому вопрос о передаче земель Шаху вызывал меньше беспокойства. Так, К.Рондо в своем сообщении доносил -…Ея Величество, чего бы это ей ни стоило, никогда не даст туркам укрепиться на Каспийском море.[12, ст. 427] За проявление Россией доброй воли, Надир обещал быть союзником России и без её ведома не вести мирные переговоры с Османской империей. Несмотря на старания России, Надир, уже после начала русско-турецкой войны (1735—39), вступил в односторонние переговоры о мире с Османской империей.

В январе 1736 г. огромный лагерь был расположен в Мугани близ моста Джавата, у слияния рек Куры и Аракса, где Надир созвал свой гурултай (ассамблею). Он решил, что теперь пришло время объявить себя Шахом. В марте 1736 г., после отстранения от власти малолетнего шаха Аббаса III (он был убит позднее сыном Надир шаха [9, p.104]), Надир (1688-1747) провозгласил себя шахом или Вали-Неймат.[15, p.123; 7, p.53] Пришедший к власти после падения Сефевидского государства выдающийся

* Сын шаха Султана Хусейна – Тахмасиб, бежавший из Исфагана в сопровождении восьмисот гаджаров, еще в июне, в ноябре 1722г. объявил себя шахом Тахмасибом II. [16, p.113]

* Тюркское происхождение племени афшаров подтверждает множество источников, в том числе и Кашгари Афшары это одна из ветвей Тюркских Огузов. Огузы это Тюркоманы, состоящие из 22 ветвей. [11, p.55-56] и Али Акбар Дехода Афшары это одна из знатных тюркских племен. [1, p.3112] и многие другие источники.

азербайджанский — тюркский полководец Надир-шах Афшар (1736-1747) еще более расширил границы бывшей Сефевидской империи.

После возвращения с индийского похода, Надир шах снова попытался приблизиться с Россией и в 1739 г. направил посла с необычной свитой состоявшей из несколько тысяч человек к императрице. Одновременно начав осуществлять свои планы по созданию военно-морского флота на Каспийском море. В то время единственный фактический флот на Каспийском море имела только Россия; так, еще Петр I, стремясь укрепиться в этом регионе, построил довольно сильный флот на Каспии. На момент кончины Петра I, Российская империя имела около ста судов на Каспийском море. Как указывает С. Ашурбейли- Царское правительство предпринимало все меры для запрещения развития местного судоходства. [4, с.311] В частности, Россия запрещала ввоз определенных видов продукции, к которым относились – оружие, порох, свинец, сера, селитра и прочее, что принадлежало к военной амуниции, корабельный лес и судовые припасы, драгоценные металлы.[18, с.238] Такая политика была направлена на то, чтобы помешать строить оборонительные сооружения, корабли, вооружать войска, изготовлять орудия производства. Российское правительство исходило из того, что в противном случае это могло нанести ущерб как экономическим, так и главным образом политическим интересам России. В интересах России было не допустить, чтобы какая-то другая держава, чья бы-то ни была, на Каспийском море утвердилась.[2, с.53] Главным мотивом всяческого противодействия российским правительством строительству флота на Каспии было сознание того, что сильный Каспийский флот представлял бы реальную угрозу завоеваниям России в этом регионе. На это указывает в одном из своих писем и Д. Эльтон- Персидский флот мог бы российскому оружию препятствие приключить в случае какого-либо будущего покушения против северных персидских провинций по берегу Каспийского моря лежащих.[17, с.77]

Основной целью Надир шаха, на наш взгляд, было добиться именно военного превосходства на Каспии. Надир шах, обладая талантом великого полководца, не мог не понимать, что доминирование на Каспийском море имеет важное стратегическое значение, тем самым он, во-первых, обезопасил бы свои северные границы, во-вторых, обеспечил надежные поставки продовольствия своим войскам в случае начала военных действий в этом регионе, в частности в случае вторжения российских войск. Кроме того, следует заметить, что Надир шах был недоволен торговой монополией Российской империи на Каспийском море.[3, p. 60] Он, прекрасно осознавая значение Каспийского флота, преследовал далеко идущие цели в военно-политическом и экономическом аспектах, главным образом направленные на укрепление своей власти в регионе.

Попытки Надир шаха создать военно-морской флот на Каспии потерпели неудачу, столкнувшись главным образом с сильным противодействием Российской империи.[6] Вспыхивающие повсеместно восстания против власти Надир шаха значительно ослабили его власть. Как отмечает Сотавов, учитывая сложившуюся ситуацию, российское правительство действовало осторожно, поощряя горцев в борьбе против Ирана, снабжая провиантом, тайно обнадеживая через дипломатические каналы.[13, ст.178] К тому же российское правительство, чтобы затруднить положение афшарской армии, запретило ввозить продовольствие и лошадей в шахские порты Каспийского моря. Так, Бутков пишет- От российского правительства воспрещен выпуск съестных припасов к персидским портам Каспийского моря никому, кроме чрез руки российских купцов; равно и вывод в Персию и в горские места лошадей.[5, ст.212]

Таким образом, следует заключить, что отношения афшарского государства с Россией были довольно сложными, на первый взгляд прямых военных столкновений между ними никогда не было, и Россия согласилась добровольно покинуть захваченные сефевидские земли (по договорам 1732, 1735), более того Россия оказывала военную помощь Надиру во время войны с Османской империей (захват Ардебиля (1730г.) и Гянджи (1735г.). Однако постепенное потепление отношение между государством Надир Шаха и Османской империей, значительное усиление Надира после индийского похода, попытки строительство флота на Каспийском море, и др. все эти факты вызвали крайнее недовольство России и даже привели к открытым разногласиям и открытой дипломатической перепалке. Так что к концу правления Надира Шаха Афшара двусторонние отношения с Османской империей были более дружественные и мирные, чем с Россией.

Список используемой литературы

Ali Akbar Dehoda, Lugatname, Tehran, 1947p. 3112. (على اكبر دحودا. لوغتنامه. تهران، 1947. )

Атаев Х.А. Торгово-экономические связи Ирана с Россией в XVIII – XIX вв. Москва, 1991.

Avery P. Nadir Shah and Afsharid legacy, The Cambridge history of Iran- From Nadir Shah to the Islamic Republic. Vol. VII. Cambridge, 1993, p.3-62.

Ашурбейли С.Б. История города Баку (период средневековья). Баку, 1992.

Бутков П.Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 гг., часть I. Санкт-Петербург, 1869.

Гезалова Н.Р. Попытки Надир Шаха Афшара по созданию военно-морского флота на Каспийском море // Известия Азербайджанского Государственного Педагогического Университета, №3, 2006, с. 183-194.

Floor W. The rise and fall of Nader Shah, Dutch east India company reports, 1730-1747. Washington, 2009.

Fraser J.B. The history of Nadir Shah, formerly called Thamas Kuli Khan, the present Emperor of Persia. London, 1742.

Lockhart L. Nadir Shah. A critical study based mainly upon contemporary sources. London, 1938.

Lockhart L. The fall of the Safavi dynasty and the afghan occupation of Persia. Cambridge, 1958.

Kashgarli Mahmud. Divanu Luğat-it-Turk, translated by Besim Altay, c. I. Ankara, 1939.

Сборник Императорского Российского Исторического Общества, Том 91, С. Петербург, 1894.

Сотавов Н.А. Северный Кавказ в русско-иранских и русско-турецких отношениях в XVIII в. Москва, 1991.

Sykes P. A history of Persia, vol. II. London, 1921.

Hanway J. An historical account of the British trade over the Caspian Sea: with the author’s journal of Travels from England through Russia into Persia and back through Russia, Germany and Holland. Vol. I-IV. London, 1762.

The chronicles of Travellers- or a history of Afghan wars with Persia, in the beginning of last century, being translation Tarekh-i Seeah from the Latin of J.C. Clodius. London, 1840.

Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бассейне Каспия. Баку, 1988.

Юхт А.И. Торговые компании в России в середине XVIII в. // Исторические Записки. Москва, 1984, том 111, с. 238-295

КОЕ-КТО ДО СИХ ПОР ПОЛУЧАЕТ ЗАРПЛАТУ ОТ БАКИЕВЫХ

КОЕ-КТО ДО СИХ ПОР ПОЛУЧАЕТ ЗАРПЛАТУ ОТ БАКИЕВЫХ- уверен генерал Алик ОРОЗОВ — кадровый чекист, бывший заместитель секретаря Совбеза Кыргызстана, ушедший из команды К. Бакиева в апреле 2007 года. Поговорить с профессионалом, проработавшим не один десяток лет в органах нацбезопасности, есть о чем — тем более сегодня, когда безопасность страны висит на волоске.

Корректировку в план нашей беседы внесла сама жизнь — накануне власти обнародовали запись телефонных разговоров Усена Сыдыкова — одного из тех, кто, как выяснилось, и готовил зловещие события 12-17 мая. А затем пришло известие и о его аресте.

«Сыдыков мог стоять
и за событиями в Маевке»

— На кого же работает Усен Сыдыков? На Бакиева? Или на кого-то еще…
— Только на себя — я в этом убежден. Как работал на себя и прежде… Усен Сыдыков, как помните, был одним из тех, кто привел к власти Курманбека Бакиева. Зачем? Претендовать на главный выборный пост в стране сам Сыдыков по ряду причин не мог. Бакиев же казался ему удобной фигурой, при которой можно было играть роль кукловода. Не случайно Усен Сыдыков сразу потребовал себе должность руководителя президентской администрации — ведь это ключевая должность по своей мощи и значимости. У чиновника на этой должности — в чем я лишний раз убедился, работая в Совете безопасности, — власти больше, чем у спикера и премьера. И Усен Сыдыков в тот послереволюционный период действительно стал ключевой фигурой в стране. Действовал сам, ссылаясь на президента. И сегодня Усен Сыдыков, по моему мнению, является одной из ключевых фигур, дестабилизирующих обстановку по всему Кыргызстану. Сам он в президенты не рвется, нет — по возрасту не проходит, ему уже 67 лет. Но кукловодом, серым кардиналом быть хочет.
— Вы сказали — по всему Кыргызстану. На севере республики тоже?
— Я предполагаю, что и события в Маевке не обошлись без участия Усена Сыдыкова. Уж очень знакомый почерк. В 2005 году, став руководителем администрации президента, Сыдыков откровенно и открыто привел в Бишкек с юга десятки тысяч людей, скомандовав им: «Берите землю». Поговорите с милицейскими офицерами, они вам подтвердят: когда милиция пыталась прогнать самозахватчиков, их бригадиры звонили напрямую Усену Сыдыкову: «Нам мешают». «Передай трубку», — говорил тот, и милицейский начальник слышал голос руководителя президентской администрации: «Это — решение президента». Так у Сыдыкова появилась своя «пятая колонна» в окрестностях Бишкека — со своими сотниками, тысячниками… Не исключаю, что именно эти люди заранее провели разведку в Маевке, выбрали дома, предназначенные для погромов. Вы ведь, наверное, тоже обратили внимание: погромщикам (или какой-то их части) не нужна была земля, не нужно было даже имущество маевцев. Перед ними была поставлена четкая задача — дестабилизировать обстановку. Причем именно на межнациональной почве. В этой связи сразу вспоминаются ошские события 1990 года, когда на персону Усена Сыдыкова я впервые серьезно обратил внимание.
— Вы к тем событиям имели какое-то отношение?
— Можно сказать, находился в их гуще. Я работал тогда помощником председателя КГБ республики генерала Асанкулова, и вся информация по этим событиям, все документы проходили через меня. Южане (особенно узбеки) считали главным виновником той трагедии Усена Сыдыкова, говорили, что руки у него по локоть в крови.
Начиналось все, опять же, с земли, которую стала просить кыргызская молодежь. Усен Сыдыков — в то время 1-й секретарь Ошского обкома партии и одновременно председатель областного совета — им сказал: «Выбирайте сами». Они выбрали поле по соседству с узбекским селом, стали делить на нем участки, забивать колышки. Возмутились узбеки: «Мы здесь выпасаем скот». Власти не отреагировали. Тогда, сказали узбеки, давайте землю и нам — у нас тоже есть дети, тоже надо строиться. Им власти отказали. А Сыдыков сказал представителям кыргызской молодежи: «Десять тысяч человек собрать можете? Собирайте и берите землю». Те так и поступили. Начались стычки. Когда власти поняли, что обстановка накаляется, опомнились, решили дать самозахватчикам землю в другом месте. Но поздно — те уже успели «благословение» на строительство получить: лошадь зарезали, кровью землю окропили, «омин» сделали. Никуда, говорят, теперь отсюда не уйдем.
4 июня 1990 года узбеки собрались огромной толпой и пошли поле освобождать. Между ними и кыргызами стеной встала милиция. И чтобы остановить толпу, открыла огонь. Были убиты шестеро узбеков. Их взбудораженные соплеменники понесли трупы по улицам Оша. По пути перевернули несколько автомашин, подожгли троллейбус. Среди кыргызского населения распространились слухи, дошедшие до отдаленных районов: Ош горит, полгорода разгромлено, узбеки якобы насилуют кыргызских девушек… Население в эти слухи поверило, пошло спасать Ош. И по пути разгромило город Узген, населенный преимущественно узбеками. Вот во что вылились те давние действия Усена Сыдыкова. Не случайно, как я слышал, даже президент Ислам Каримов считает, что именно он спровоцировал те события.
— Тогда ведь шло мощное расследование, приезжали следователи из Москвы. Почему же Усена Сыдыкова не привлекли к ответственности?
— Его, как мог, спасал Абсамат Масалиев — тогдашний первый секретарь ЦК компартии. От него кто только не требовал: убери Сыдыкова! Но он держал его до последнего, пока сам у власти оставался.
— Чем тогда руководствовался Усен Сыдыков, раздавая землю и провоцируя межнациональные столкновения?
— Затрудняюсь ответить однозначно. Быть может, тоже амбициями, стремлением удержаться у власти любой ценой… Такая вот роковая личность.
— Думаете, за всеми последними захватами земель вокруг Бишкека стоит тоже Усен Сыдыков?
— За всеми — вряд ли. Вообще, проблема самозахватчиков не так проста, как кажется на первый взгляд. Среди них есть и наемники, а есть и в самом деле отчаявшиеся люди — пример которым подала сама власть. Южнее Бишкека есть водозабор — охраняемая зона. Строить там что-либо категорически запрещено. Максим Бакиев, наплевав на запрет, эту землю в ущелье натуральным образом захватил и построил 66 особняков для продажи толстосумам. Каждый — стоимостью в миллион долларов…
Или взять все эти непонятные застройки в центре Бишкека. Почему деловой центр столицы, «сити», превращается в спальный район, куда ни посмотри — везде элитные жилые многоэтажки? Эти участки тоже захвачены — бывшими чиновниками и членами их семей.
Иссык-кульский курорт «Аврора», отданный на откуп Марату Бакиеву, — возле корпуса осталась лишь узенькая тропинка. Многолетние сосны, ели — все уничтожено. На их месте тоже выросли особняки. И сколько еще таких рейдерских захватов было! Вот с кого брали пример и мародеры — деклассированные элементы, для которых телевизор или компьютер — недостижимая мечта.
Бедняки — это основное «пушечное мясо» тех, кто пытается дестабилизировать обстановку в Кыргызстане. Разве кто-то из них откажется помитинговать-побузить «за Бакиева» или за кого-то еще, если ему предложат тысячу сомов в день?
В селах — нищета страшная, люди на одном чае с лепешками сидят.
И спокойствия в стране не будет, пока на свободе остаются люди, раздающие деньги.
И пока работают каналы финансирования.
Одними патрулями события, подобные маевским, пресечь невозможно. Здесь нельзя действовать только милицейскими методами. Зачинщиков ищут среди тех, кто громче всех кричит, и их хватают. А настоящие зачинщики — самые тихие люди. Чтобы нейтрализовать их, должны работать спецслужбы — своими специфическими методами.

«Спецслужбы долго зачищали
— от профессионалов».

— Усена Сыдыкова они все-таки поймали. Почему же не могут поймать остальных смутьянов?
— Да, задержание Усена Сыдыкова — первая удачная операция ГСНБ. Молодцы, что тут еще скажешь!.. Но, как мне представляется, в этом — больше заслуга «технарей», тех, кто организовал и провел прослушивание телефонных разговоров. Техника, которой в свое время обзавелись Бакиевы для слежки за оппозицией, теперь сработала против них самих. Но заметьте: эту операцию ГСНБ начала проводить в самый последний момент, когда выступления противников временного правительства уже начались. А профессиональные оперативники должны были знать заранее, когда и где они начнутся и кто будет их организовывать. И действовать на опережение. Спецслужбы должны работать, исходя из конкретных угроз. Скажем, криминальные группировки — это «подопечные» милиции. Но если их активность разрастается до таких размеров, что может взорвать страну изнутри, то по ним должны в первую очередь работать органы национальной безопасности.
Почему не могут нейтрализовать остальных, вы спрашиваете? Здесь — целый клубок причин. За 19 лет суверенитета Кыргызстана в органах нацбезопасности сменилось 12 руководителей — и среди них не было ни одного чекиста-профессионала. Ни одного! И все эти годы происходила депрофессионализация спецслужбы. При одном Калыке Иманкулове из СНБ ушли 300 офицеров, за плечами которых — учеба, опыт, навыки. Их место заняли те, кто умеет грабить и приносить деньги — я их называю «алдаярами». Небезызвестного Алдаяра Исманкулова, как помните, задерживали с поличным. Но затем восстановили на работе, даже повысив в должности. Что хорошо умеют делать «алдаяры» — так это расправляться с неугодными режиму людьми. Сжигать их в «Лексусах», ломать руки и ноги, выбрасывать из окон…
— Но ведь при Бакиеве спецслужбы могли любого из-под земли достать. Почему же сейчас не могут?
— Знаете, какую зарплату положили классным операм-чекистам? По 8 тысяч сомов, как дворникам. А Марат Бакиев, фактически руководивший ГСНБ, доплачивал некоторым сотрудникам из своего кармана — в долларах. И сколотил из них по сути свой личный отряд. Не исключаю, что выплата этих зарплат продолжается до сих пор. Ряд должностных лиц (не буду сейчас называть их имена) по-прежнему, я уверен, работает на Бакиевых. Это, кстати, признал сам и.о. председателя ГСНБ Душебаев: днем сотрудники правоохранительных органов братьев Бакиевых ищут, а ночью тащат им продукты. Эти люди сидят на оперативных совещаниях и узнают обо всех планах спецслужбы. Стоит ли удивляться, что и Бакиевы узнают о готовящихся операциях еще до их начала?
С соблюдением секретности у нас всегда были проблемы. Хорошо помню, как в начале 90-х, работая начальником управления Госкомитета национальной безопасности по Ошской области, я направлял президенту Акаеву через председателя ГКНБ Бакаева уникальную информацию стратегической важности. На своей записке указал: «Строго конфиденциально, по прочтении — сжечь». А потом узнаю — этот документ гуляет по всему Дому правительства… Акаев, как мне рассказывали те, кто с ним работал, мог секретный документ просто выбросить в урну, мог засунуть в стопку прочих, общедоступных бумаг…
Так легкомысленно относились высшие должностные лица к плодам очень трудной работы спецслужб.
Честно говоря, сомневаюсь, что сейчас относятся иначе.
— А где сейчас может находиться Жаныш Бакиев? Правда ли, что, как сказал генерал Душебаев, курсирует где-то между Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном?
— Если так, то это тоже характеризует состояние наших органов нацбезопасности, а заодно и Пограничной службы. Как бы мы ни ругали Лукашенко, но посмотрите — он дает своим спецслужбам команду: «Чтобы завтра Бакиев был в Минске!». И ее четко исполняют, хотя препятствий много — надо «коридор пробить», надо еще много чего сделать… А что будет, если, скажем, Атамбаев даст такую команду: «Чтобы завтра Жаныш был здесь!»? Операция развалится на полпути…
По моим же данным, Жаныш Бакиев находится где-то в Хороге, в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана. Его туда вывезли наркобароны.

«Жаныш контролировал наркотрафик.
А может, контролирует до сих пор…».

— Бакиевы связаны еще и с наркомафией?
— В России, кстати, об этом знали давно. Очень показательный факт. Депутат Госдумы Семен Багдасаров, выступая 9 апреля на пленарном заседании, прямо сказал: «За последние годы при нахождении у власти Курманбека Бакиева при активном участии его сына Максима Бакиева, тесно связанного с международной наркомафией, нашей стране был нанесен ущерб значительно больший, чем от фашистского режима Саакашвили». Депутат пояснил, что порядка 70 процентов всех наркотиков поступает в Россию через территорию Кыргызстана. «Но вместо заслона Бакиев недавно принял решение о ликвидации агентства по борьбе с наркомафией, в результате чего количество поступающих в Россию наркотиков увеличилось на порядок», — добавил Багдасаров. Российский депутат, на мой взгляд, ошибся лишь в одном — упомянув Максима вместо Жаныша. Насколько мне известно, ликвидировать АКН была именно его, Жаныша, идея. Чтобы получить полный контроль над наркотрафиком. Полную монополию. Жаныш ведь не брезговал ничем. Даже чтобы получить лицензию на использование скутеров на Иссык-Куле, их владельцам приходилось получить «добро» в… Службе госохраны, возглавляемой им. Разумеется, не даром — по моим данным, за 5 тысяч долларов. А тут такая кормушка открылась!

Орозов Алик Карыбаевич, 59 лет. Родился в Алайском районе Ошской области. Окончил исторический факультет КГУ, Высшие курсы КГБ СССР, Высшие курсы повышения квалификации при Краснознаменном институте КГБ им. Ю. Андропова (специальность — разведподготовка), высшие курсы при Академии Федеральной пограничной службы РФ, курсы подготовки военных дипломатов при Академии МИД РФ.
В органах госбезопасности — более 20 лет. Прошел путь от младшего оперуполномоченного до начальника областного управления. В 1994-99 годах служил в Группе российских пограничных войск в Кыргызстане: сначала погранпредставителем на кыргызско-китайском участке границы, затем — начальником службы собственной безопасности ГПВ РФ. Затем работал заведующим отделом по делам обороны и правоохранительных органов аппарата правительства КР и заместителем секретаря Совета безопасности. С этого поста в апреле 2007 года ушел в отставку по собственному желанию в знак несогласия с политикой К.Бакиева.
Лидер Демократического объединенного союза (ДОС), созданного весной 2008 года отставными офицерами силовых структур.

Жаныш давно уже подбирался к контролю над госграницей. В мае 2006 года, когда через границу в Кадамжайский район прорвались боевики из Таджикистана, я работал заместителем секретаря Совбеза. Побывав на месте инцидента и разобравшись в его причинах, я пришел к выводу: Пограничную службу нужно срочно выделять из СНБ (при которой она тогда состояла) в самостоятельное ведомство. И убедил в этом тогдашнего руководителя администрации президента Мыктыбека Абдылдаева. Он попросил подготовить обоснование для президента. Готовим. Вдруг приходит Жаныш Бакиев, тогда работавший заместителем председателя СНБ. «Слышал, — говорит, — что погранслужбу решили отделять. Не надо этого делать». Ни одного убедительного аргумента я от него не услышал и с ним не согласился. Тогда он стал торговаться, просить, чтобы, выделив погранохрану, ему оставили хотя бы пограничный контроль (самую, между прочим, кормушку!). Я сказал, что такого не может быть в принципе. Он тогда стал намекать: мол, я — брат президента, со мной лучше дружить. Но я уперся… Лишь потом мне стал до конца понятен его интерес к границе. И, в частности, к маршрутам наркотрафика. Он все равно получил над ними контроль — через своих ставленников.
— А сейчас эти маршруты действуют?
— Не могу этого исключать… А вы представляете, что такое наркотики, что это за деньги? Целую армию можно вооружить. Вот вам еще один источник финансирования беспорядков. И пока наркотрафик не будет полностью перекрыт, спокойствия в стране не будет.

«Срочно разобраться с кадрами!
Пока не поздно…».

— И здесь опять приходится возвращаться к работе спецслужб…
— И к кадровой политике вообще. У меня складывается впечатление, что люди во временном правительстве не видят разницы между спецслужбами и правоохранительными органами, между Министерством обороны и Пограничной службой. Это видно по подбору кадров, по тому, что на самые ключевые должности, призванные обеспечивать безопасность страны, по-прежнему не хотят ставить профессионалов. Роза Отунбаева как-то рассказывала: когда после революции 2005 года она работала министром иностранных дел, ей позвонил руководитель президентской администрации Усен Сыдыков и потребовал назначить послом в Китай его зятя. Роза Исаковна отказалась: «А он что, китаевед? Он ведь вообще не дипломат». Тогда Сыдыков попросил назначить брата зятя генконсулом в Эмираты. Отунбаева опять уперлась. «Так для чего же мы тогда революцию делали?!» — возмущенно воскликнул Усен Сыдыков.
— Временное правительство наступает на те же грабли…
— Вот именно. Лично у меня не укладывается в голове, — как можно за революционные заслуги награждать должностью? Ну объявите активного революционера народным героем, ну дайте ему орден «Манаса», выделите ему квартиру, даже памятник поставьте… Но на должностях должны работать профессионалы! Сейчас же в стране — охлократия, чиновников выбирает толпа. Результат — одним из губернаторов стал… бывший шофер — никаких других занятий в его биографии не обнаружилось. Одним из акимов избран человек с судимостью…
Может ли что-то сделать временное правительство? Может. Должна работать кадровая служба. Ладно, пусть народ предлагает кандидата на должность. Но мы его проверим. Если найдем грязные пятна в биографии или отсутствие какого-либо опыта — предъявим народу: вы хотите, чтобы такой человек вами управлял? Вы не думаете о том, каких он дров наломает?
Говорят — милиция деморализована. А почему? Потому, что милиционеры не доверяют своим командирам — особенно среднего звена. Думаю, нужно временно забыть про военное единоначалие и дать возможность милиционерам выбирать этих командиров из своей среды. Ошибки, уверен, не будет, они выберут действительно авторитетных. Знаете, как в русской армии во время Первой мировой войны награждали Георгиевскими крестами? Давали, допустим, на роту несколько крестов: «Распределяйте сами». И распределяли — совершенно справедливо: все ведь знали, кто на самом деле лучше всех воюет. Таким же образом нужно поступать и в гражданских госучреждениях. Сам коллектив выберет наиболее достойного руководителя. И недовольства действиями временного правительства, а значит, и хаоса станет гораздо меньше.
— Не могу вас, генерала, не спросить: существует ли какой-то генеральский заговор — о котором, не стесняясь в выражениях, уже заговорил и Алмазбек Атамбаев?
— Да нет, думаю, никакого заговора. Да, военные люди сейчас много встречаются, хотят, может быть, даже объединиться. Но не для того, чтобы свергать временное правительство. А для того, чтобы предотвратить хаос и сползание страны к гражданской войне. Они по большому счету хотят помочь временному правительству, они патриоты и беспокоятся за судьбу страны. А их не хотят допустить к реальной работе: «Без вас справимся». Это — в лучшем случае. В худшем — лепят из них образ врага, выдавливают по сути в лагерь противника. Только потому, что генералы критикуют временное правительство. Критикуют — значит, свергнуть хотят — такая, видно, кое у кого логика. Зачем придумывать себе мифических врагов, неужели мало реальных?!
— Кстати, о врагах. Как считаете, последние события снизили угрозу гражданской войны в Кыргызстане? Не придется ли вводить в страну войска ОДКБ?
— Да, сами же «бакиевцы» последней своей вылазкой нанесли по себе очень ощутимый удар и, сами того не желая, помогли временному правительству. Смертельный ли этот удар? Посмотрим. Ситуация в стране, как видите, по-прежнему непредсказуемая. И быстро меняющаяся. Ближайшие дни уже прояснят перспективу. И тогда можно будет поговорить о роли ОДКБ в стабилизации обстановки в Кыргызстане. И еще о многом другом…
интервью вел Вадим НОЧЕВКИН

Источник — Газета Дело №…
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1274678400

Турецкие сладости с горчинкой

Из 25 двусторонних соглашений, которые были готовы к подписанию к началу двухдневного визита президента Дмитрия Медведева в Анкару на прошлой неделе, прошли только 17. Среди них отсутствовали важнейшие договоры, дававшие зеленый свет прокладке при поддержке «Газпрома» трубопроводов «Южный поток» и «Голубой поток-2», по которым планируется перекачивать российский газ по дну Черного моря в Болгарию, а затем дальше в страны Европы. Довольно метко оценивая результаты визита Медведева, украинское агентство «УРА-Информ» написало: «Турецкие власти не поддались на увещевания президента России Дмитрия Медведева принять этот документ, который позволил бы проложить российско-итальянский трубопровод «Южный поток» по территории Турции».

В августе прошлого года премьер-министр Владимир Путин и его турецкий коллега договорились о проведении экологических исследований в турецких территориальных водах, где планируется проложить «Южный поток», являющийся совместным проектом «Газпрома» и итальянской нефтегазовой компании Eni. Несмотря на это, Россия пока так и не получила никаких разрешений на сооружение трубопровода, который составит прямую конкуренцию поддержанному ЕС проекту Nabucco. «Отношения между Россией и Турцией очень непостоянны и натыкаются на кочки на каждом повороте,- говорит глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.- Возьмем для примера трубопровод Бургас-Александруполис. Россия решила проложить трубопровод Бургас-Александруполис, потому что Турция не разрешала нашим танкерам проходить через Босфор и Дарданеллы. Вот почему нам пришлось пойти в обход Турции и перекачивать нашу нефть через Болгарию и Грецию».

Турецкий премьер-министр прибыл в понедельник в Азербайджан для подписания сделки по природному газу, которая может превратить азербайджанское газовое месторождение Шах-Дениз в источник для закачки газа в долгожданный трубопровод Nabucco. Этот поддержанный ЕС проект имеет целью ослабить мощные российские позиции на региональном энергетическом рынке и открыть путь азиатским энергоресурсам в Европу. «Если турецкому премьер-министру действительно удалось заключить сделку, это даст зеленый свет второй фазе освоения данного каспийского месторождения и привлечет других участников – из Туркменистана, Ирана и даже из Ирака, в связи с чем российский «Южный поток» станет не нужен», – говорит газовый эксперт находящейся в Пенсильвании консалтинговой фирмы East European Gas Analysis Михаил Крутихин. Однако другие эксперты не видят больших перемен, влияющих на экспорт российского газа - даже если Турции удастся подключить к трубопроводному проекту Nabucco Азербайджан. «Азербайджан считается потенциальным поставщиком газа для трубопровода Nabucco, но если мы внимательнее посмотрим на цифры, то увидим, что эта страна может поставлять только восемь миллиардов кубометров газа со своего месторождения Шах-Дениз,- говорит Симонов.- Этого недостаточно, чтобы произвести революцию в газовом экспорте в страны ЕС. Если бы соглашение было подписано с Ираном, то у России появились бы большие проблемы».

Также в понедельник Россия столкнулась еще с одним раздражающим фактором в своих и без того неспокойных взаимоотношениях с Турцией. Иран дал согласие передать Турции 1200 килограммов своего обогащенного урана в результате договоренности, достигнутой при посредничестве бразильского президента Луиса Инасиу Лулы да Силвы и турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана. По условиям соглашения Турция станет местом проведения обмена ураном между Ираном и Западом. Таким образом, Россия и Франция, где ранее предполагалось производить обмен и обогащение, останутся в стороне. По словам Симонова, решение о передаче обогащенного урана Турции – это пощечина России, поскольку Москва хотела выступить в качестве посредника, чтобы следить за тем, как Иран осуществляет свою мирную ядерную программу. «Россия практически субсидирует Турцию, чтобы сделать из нее более сговорчивого партнера,- говорит Симонов.- Мы помогаем Турции стать ядерной державой, строя там крупнейший в мире реактор, что России совсем не нужно. Мы вкладываем туда огромные суммы, которые Турция вернет только через восемь лет. Кроме того, мы обеспечиваем их атомной электростанцией, создающей непосредственную конкуренцию нашему газовому экспорту в Европу. Дальше в целях обеспечения взаимности идти уже некуда». Аналитики и отраслевые эксперты объясняют такую многовекторную дипломатию Турции и ее проволочки стремлением Анкары воспользоваться своим исключительным географическим положением транзитного центра на пути в Европу для выбивания экономических уступок из Москвы. Аналитик из инвестиционной компании «Метрополь» Дмитрий Маслов говорит, что Анкара давит на Москву с целью снижения на десять процентов цен на поставляемый в Турцию газ и отмены газпромовских контрактов «бери или плати», которыми предусматривается, что покупатель импортирует определенный объем газа вне зависимости от того, нужно будет ему такое количество или нет, и в случае отказа выплачивает штраф. Турция покупает 62 процента необходимого ей газа у «Газпрома», в связи с чем сегодня она является вторым по объемам закупок импортером российского голубого топлива после Германии. Москва недавно пошла на такую уступку Украине. По словам Маслова, Турция может выиграть до 7 миллиардов долларов, если условие «бери или плати» будет отменено.

Как говорит Симонов, важно то, что президент Медведев не поддался дипломатическому натиску Турции накануне встречи 12 мая. «Москва не спешит идти на ценовые уступки Анкаре, потому что надеется изменить маршрут трубопровода, перенеся его с юга на север и проложив трубу вдоль украинского побережья. Если Киев согласится на некую форму объединения между «Нафтогазом» и «Газпромом», которое было предложено Путиным, то России «Южный поток» в его нынешнем виде будет не нужен»,- считает Симонов.

Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1274770020