Турция не согласна с особым статусом в рамках ЕС

Глава МИД Турции прокомментировал инициативу президента Словении

Tevfik Durul   |03.09.2019

Турция не согласна с особым статусом в рамках ЕС

БЛЕД / АНКАРА

Глава МИД МИД Мевлют Чавушоглу выразил несогласие с позицией президента Словении Борута Пахора, озвучившего идею предоставления Турции «особого статуса» в рамках Европейского союза.

“Любляна еще до прошлого года активно поддерживала идею принятия Турции в состав ЕС. Не знаю причину изменений в позиции словенской стороны. Возможно, это связано с высказываниями президента Франции Эммануэля Макрона и других”, — сказал Чавушоглу на 14-м Стратегическом форуме в городе Блед.

Турецкий министр напомнил, что переговоры о полноправном членстве Анкары в Евросоюзе стартовали в 2004 году. “Если Анкара не будет соблюдать свои обязательства перед ЕС, то вопрос перспектив членства в Евросоюзе может быть поднят. В любом ином случае диалог нужно продолжить”, — сказал турецкий министр.

Президент Словении заявил в рамках форума, что Западные Балканы должны быть приняты в состав ЕС, тогда как за Украиной и Турцией нужно признать “особый статус”. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B0-%D1%81-%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D0%BC-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%81%D0%BE%D0%BC-%D0%B2-%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BA%D0%B0%D1%85-%D0%B5%D1%81/1571918

Sina (Китай): способна ли РЛС метрового диапазона обнаружить F22? Американские военные взрывают российские радары после их испытания

© РИА Новости, Рамиль Ситдиков

Америка начала создавать стелс-самолеты раньше других стран, она задавала тенденции развития вооружения и изменяла порядок ведения войны, пишет «Сина». Но почему она продолжает скупать по «справедливой цене» или «подбирать в качестве трофеев» российские радары? Все дело в том, что радары российского производства сыграли важную роль в развитии технологий.

Sina (Китай): способна ли РЛС метрового диапазона обнаружить F22? Американские военные взрывают российские радары после их испытания

14.08.20192719523

США начали создавать стелс-самолеты раньше всех других стран, один за другим мир удивляли такие летательные аппараты, как F-117A, B-2 и F-22. Они задавали тенденции развития вооружения и изменили порядок ведения войны.

Но на каждое действие найдется противодействие, Россия и другие страны уже давно начали создавать средства сдерживания американских самолетов-невидимок. Самым ранним примером подобного оборудования стал радар метрового диапазона для обнаружения стелс-самолетов. Неужели США не подозревали, что датчики российских радаров могут обнаружить их самолеты-невидимки? Конечно, они знали об этом, и приняли необходимые меры.

Расположенная на берегу озера Грум-Лейк в штате Невада зона 51 известна на весь мир своей загадочностью и таинственностью: здесь американские военные пытаются противостоять российским радарам, взяв за основу принцип «знай противника и знай себя — тогда и будешь непобедимым».

У северных ворот зоны 51 есть место, предназначенное для «использования зарубежного оборудования» (foreign materiel evaluation, FME), там находится немало радиолокационных систем российского производства. Это оборудование попадает туда двумя путями: его «подбирают» в качестве военного трофея или покупают по «справедливой цене» у стран, которые им пользуются.

В рамках проекта по «использованию зарубежного оборудования» радары российского производства сыграли важную роль в развитии технологий, применяемых в испытательном образце самолета «Локхид Хэв Блю» (Lockheed Have Blue), F-117, крылатой ракете-невидимке «Сеньор Пром» (Senior prom) и других стелс-самолетах и ракетах, а также в измерении эффективной площади объекта, ведении электронной войны и технике подавления ПВО.

В сентябре 2018 года вооруженные силы США заявили о покупке у Украины радаров 36Д6М1-1, применяемые в зенитно-ракетном комплексе С-300. В январе 2019 года украинский транспортный самолет Ил-76 приземлился в международном аэропорте Солт-Лейк-Сити штата Юта, он был разгружен при помощи оборудования национальной гвардии ВВС США. Вероятно, самолет доставил радиолокационные системы, однако остается неизвестно, какие именно.

Стоит отметить, что радары, которые США получают от Украины и других стран, были сконструированы в СССР. В XXI веке российская электронная промышленность ушла далеко вперед, радиолокационная система нового поколения «Небо-М» постепенно входит в систему раннего предупреждения ПВО, это значит, что США будет непросто заполучить новейшие российские разработки по обнаружению «невидимок».

Что же Америка делает с ненужными радарами? Их разбирают для изучения или устанавливают на испытательных полигонах, таких как «Китайское озеро» (China Lake), где по ним выпускают высокоскоростные противорадиолокационные ракеты AGM-88 HARМ. 

https://inosmi.ru/military/20190814/245634418.html

Строительство терминала «Турецкого потока» завершено на 95%

Строительные работы продвигаются в соответствии с графиком

Firdevs Yüksel,Olga Keskin  

Строительство терминала «Турецкого потока» завершено на 95%

СТАМБУЛ

Строительство приемного терминала газопровода «Турецкий поток» (TürkAkım) в районе населенного пункта Кыйыкей в турецкой провинции Кыркларели, через который российский газ будет транспортироваться в Турцию, а также в Европу, завершено на 95 процентов. Об этом сообщили в проектной компании TürkAkım.

«Строительные работы продвигаются в соответствии с графиком. Ожидается, что транспортировка газа по трубопроводу начнется в конце 2019 года»,- говорится в сообщении.

Газопровод «Турецкий поток» будет транспортировать российский природный газ по трубам, проложенным по дну Черного моря в Турцию и Европу.

По морскому дну проходят две нитки протяженностью 930 километров, мощность прокачки каждой из которых — 15,75 миллиарда кубометров.

Первая нитка трубопровода предназначена для поставок газа на турецкий рынок, вторая — на рынки стран Европы.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D1%81%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B0-%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BE-%D0%BD%D0%B0-95-/1556301

Конкретная позиция Турции по Восточному Средиземноморью

Ряд стран региона, игнорируя права Турции и ТРСК, ведет разведку на углеводороды в одностороннем порядке

АА

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14884#!

Ключевые решения в ЕС принимают страны Западной Европы

При выборе глав основных институтов ЕС игонориуется географический принцип

Şerife Çetin,Ülviyya Amuyeva

Тот факт, что кандидаты на пост глав основных институтов ЕС являются выходцами из стран Западной Европы и Средиземноморья, указывают на то, что географический принцип в Евросоюзе отодвинут на второй план, а противоречия между восточной и западной частью Европы усугубляются.

По итогам трехдневного саммита в Брюсселе лидеры ЕС пришли к договоренности о том, что на последующие пять лет Еврокомиссию возглавит немка Урсула фон дер Ляйен, должность главы Совета ЕС займет премьер-министр Бельгии Чарльз Мишель, Верховным представителем по внешней политике станет министр иностранных дел Испании Жозеп Боррелл, а глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард станет президентом Европейского центробанка (ЕЦБ).

В то же время недавно представитель Италии Дэвид Мария Сассоли стал председателем Европейского парламента (ЕС).

Согласно соглашениям ЕС, при выборе глав ведущих институтов организации, следует учитывать «географический принцип» и «гендерное равенство». 


Лидеры стран-участниц ЕС впервые добились продвижения в вопросе гендерного равенства, утвердив женщин на посты глав Еврокомиссии и ЕЦБ, однако представители стран Восточной Европы не получили ни одного значимой позиции в руководстве Евросоюза.

Хотя вопрос утверждения представителя “Восточного блока” на пост главы Европарламента, изначально обсуждался, избрание Сассоли перечеркнуло “географический принцип”.

Возможно восточноевропейские страны испытывают некоторую эйфорию от провала кандидатуры «проблемного кандидата» Франса Тиммерманса. Однако это будет длиться недолго, потому, что контроль в ЕС остается за Западом Европы.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BA%D0%BB%D1%8E%D1%87%D0%B5%D0%B2%D1%8B%D0%B5-%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%B5%D1%81-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B-%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%8B/1523119

Лидеры ЕС выбирают руководство европейских институтов

Лидеры 28 стран Евросоюза проведут 28 мая неформальный саммит в Брюсселе

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14470#!

Die Welt (ФРГ): кровавые итоги Первой мировой войны

© public domain,

Кровавые итоги Первой мировой войны анализирует Бертольд Зеевальд в газете «Вельт». Потери в той «войне машин» были столь велики, что невольно возникает вопрос, зачем человечество впоследствии снова пошло на подобный огромный риск. Ведь Первая мировая война вопреки всему пережитому открыла дорогу новой войне, которой суждено было стать еще более чудовищной, пишет журналист.

Под конец войны все решилось быстро. 8 ноября 1918 года французский маршал и главнокомандующий союзными войсками Фердинанд Фош, который в это время находился в Компьенском лесу, в железнодорожном вагоне класса люкс и с серийным номером 2419 D, предоставил немецкой делегации, которая запросила перемирия, всего 72 часа на рассмотрение условий мирного договора. Так или иначе, немцы едва ли могли скорректировать список жестких требований во время рассмотрения условий перемирия. Сам Фош отнесся к ним с грубым пренебрежением.

11 ноября чуть позднее двух часов ночи делегации снова встретились. В 5:12 часов утра началась процедура подписания мирного договора. Через восемь минут она завершилась. В 11 часов утра перемирие вступило в силу. Тем самым спустя четыре года, три месяца и одиннадцать дней закончилась Первая мировая война.

Не только статс-секретарь Маттиас Эрцбергер, по совместительству руководитель немецкой комиссии по перемирию, был потрясен требованиями союзных стран: немедленное отступление с занятых территорий, оккупация союзниками прирейнских земель, сдача тяжелого оружия, кораблей, транспортной техники при сохранении в силе британской морской блокады. Однако это была лишь политическая сторона. С другой стороны, немецкий политик думал о своем сыне, которого потерял в ходе этой войны. В этом он, действительно, был не одинок.

Согласно данным, Первая мировая война на тот момент стала самым кровопролитным конфликтом из всех, какие когда-либо приходилось разрешать человечеству. В Тридцатилетней войне соотношение между выжившими и погибшими было существенно выше. Однако потери в современной «войне машин» достигли таких масштабов, что невольно возникает вопрос, зачем человечество впоследствии снова пошло на подобный риск.

Однако ниже речь пойдет не об этом, а об итогах войны. Статистики выразили все холодными цифрами. Согласно данным, 9 442 000 солдат в период с 1914 по 1918 год распрощались с жизнью на полях сражений, в тылу, в лазарете, на собственной родине по обе стороны конфликта. То, о чем говорит точность в вычислениях, теряется в пороховом дыму реальности. Насколько точно эти данные были рассчитаны на Балканах, на просторах России или в зараженном грязном месиве Фландрии?

Тот факт, что большинство жертв пришлось на Германскую империю (два миллиона), а не на Россию (1,8 миллиона), указывает на структуру войны. Она давала преимущество обороняющейся стороне. Поскольку немцы в 1914 и в 1918 годах решились на масштабные наступательные операции с участием нескольких армий, они понесли соответствующие потери. В августе 1914 года эти потери составили 12,4 %, а в сентябре — 16,8 %. Количество погибших весной 1918 года, а также в ходе отступления, то есть во время передвижения войск, достигало таких же масштабов. Потери российской стороны, вероятно, были выше, однако выход России из войны в 1917 году избавил ее от дальнейших жертв. Последующие потери пошли в счет гражданской войны.

Война стерла с лица Земли целые возрастные группы людей. Почти половина всех погибших с немецкой и британской стороны были в возрасте от 19 до 24 лет. Хотя и солдаты старше 35 лет составляли чуть более 30 % рядовых, среди погибших они насчитывали всего одну десятую часть. Очевидно, их реже задействовали на передовой линии фронта. Во второй половине войны риску смертельного ранения подвергались прежде всего свежепризванные военнообязанные, пишет историк Беньямин Циман в своей статье «Солдаты» из «Энциклопедии Первой мировой войны».

По распределению смертельного оружия также можно судить о характере войны. С конца 1914-го по 1917 год артиллерийские снаряды в 76 % случаев были причиной ранений французов. Для немецких войск ситуация складывалась похожим образом. На стрелковые боеприпасы приходилось 16 % ранений, следом шли гранаты с 1-2 %, отравляющий газ с 1,7 %, а также холодное оружие с 0,1 %. С лихими атаками под крики ура «война машин» больше не имела ничего общего.

Это обстоятельство также изменило образ мыслей солдат. Тот, кому приходилось держать позиции в окопах, прежде всего видели себя жертвами, в то время как экипажи артиллерии, располагавшиеся на расстоянии 50 метров за линией фронта, считали дьявольское насилие, ими же учиненное, прежде всего достижением техники. «Интенсивность технически усовершенствованного истребления людей артиллеристами значительно превысила его моральное восприятие», — пишет Циман.

Тем не менее, технический прогресс принес солдатам пользу. Количество погибших в лазаретах, которое во времена войн XIX века еще слегка превышало число павших на поле боя, теперь существенно снизилось. Благодаря повышению эффективности медицинской помощи, всего одна десятая часть потерь Германской империи приходилась на смерть в результате болезни, во французской армии — одна пятая.

Вместо этого заметно участились случаи нарушения психики. Укрытие в бомбоубежищах под ураганным огнем, не прекращавшимся в течение нескольких дней, прозябание в заболоченных окопах среди трупов и крыс, постоянный страх перед атаками артиллерии, снайперами и штурмовыми войсками — все это вело к неврозам военного времени, так называемым «контузиям». Сегодня это можно было бы назвать посттравматическим стрессовым расстройством. Только в немецкой армии почти 600 000 солдат получили такой диагноз.К тому же, им приходилось иметь дело с мучениями своих товарищей, переживших войну, но изуродованных ужасными ранениями. Когда в июне 1919 года немецкая делегация подписывала Версальский мирный договор, ее участники должны были пройти мимо группы тяжело раненых французских ветеранов войны, чьи лица были страшно обезображены. Сотни тысяч людей с подобными ранениями во всех странах, принимавших участие в этой войне, вспоминали о ее ужасающей жестокости. Только в Германии насчитывалось 2,7 миллиона солдат с физическими и психическими травмами.

Однако война нанесла ущерб не только войскам. В тылу также велась война, так что люди умирали у себя на родине. Что касается центральных держав, Германия оплакивала 700 000 погибших мирных граждан, Австро-Венгрия — 400 000, Болгария — 300 000. Около двух миллионов погибших в Османской империи указывают на еще один аспект войны — геноцид армян.

Большое количество жертв на территории Германии объясняется британской блокадой и последующим массовым голодом зимой 1916/17 годов. Тем не менее количество жертв во Франции (600 000), Великобритании (600 000), России (один миллион) и Италии (700 000) достигало тех же масштабов.

Разницу между смертью солдат и мирных жителей в конце концов, начиная с 1918 года, стерла всеобщая эпидемия испанского гриппа. Последние исследования указывают на почти 50 миллионов жертв эпидемии по всему миру. Только 17 миллионов должно приходиться на Индостан, а также на разваливавшуюся Российскую империю, где болезнь, впрочем, была не единственным «разносчиком смерти».

Ведь количество смертей на полях сражений не уменьшалось. В России свирепствовала гражданская война, то же происходило в Ирландии, в Прибалтике и в Румынии, которую, по мнению самих румын, еще и притесняла Венгерская советская республика. До 1921 года длилась польско-советская война, а греко-турецкая — аж до 1923 года. А установление многочисленных авторитарных режимов и диктатур в Южной, Восточной и Центрально-Восточной Европе в основном сопровождалось жесткими внутренними «зачистками».

 

Так, Первая мировая война, оставив свой кровавый след в истории, вопреки всему пережитому открыла дорогу новой войне, которой суждено было стать еще более чудовищной.

https://inosmi.ru/social/20181113/243914067.html

 

Кишинев не выполняет свои обязательства по интеграции гагаузов в общественную жизнь Молдовы.

Кишинев не выполняет свои обязательства по интеграции гагаузов в общественную жизнь Молдовы.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на днях совершил визит в Молдову. Первый за 19 лет визит из Турции на уровне главы государства в эту страну был особо значим и для жителей Гагаузии.

На второй день визита Эрдоган прибыл в столицу автономии город Комрат.

Турецкий лидер принял участие в открытии ряда значимых объектов, анонсировал реализацию новых проектов в этой постсоветской республике. Тем самым Эрдоган подчеркнул наличие интересов Турции в Молдове.

Эрдоган принял участие в открытии Центра матери и ребенка, больницы и яслей, построенных при поддержке Турции в Комрате.

Турецкая сторона также поддержала работы по ремонту Дома культуры и Дома престарелых в культурной столице Гагаузии Чадыр-Лунге.

Глава Турецкого государства объявил и о готовности Анкары внести вклад в решение проблем водоснабжения населенного пункта Вулканешты.

Кроме того, президент Турции сообщил, что в 2019 году в Комрате начнется строительство крупного образовательного комплекса, а также рассказал о планах по открытию генконсульства Турции в Гагаузии.

Эрдоган подробно остановился на теме значимости защиты культуры и языка гагаузского народа.

Президент призвал гагаузов учить официальный язык Молдовы, но не забывать о родном языке.

По его словам, несмотря на усилия Турции и экономическую поддержку Анкары, в автономии почти не используется гагаузский язык.

Гагаузы также слабо владеют молдавским языком.

Влияние патриотически настроенной части общества на общественность в вопросе радикальных изменений в автономии ослабло.

Гагаузы не стремятся изучать молдавский язык, что минимизирует для них возможности получения образования в крупных вузах страны и трудоустройства, в том числе в Кишиневе.

Вину за происходящее, конечно, нельзя возлагать лишь на Россию. Серьезные ошибки в данном вопросе были допущены и руководством Молдовы.

Кишинев не выполняет свои обязательства по интеграции гагаузов в общественную жизнь страны. После активного вмешательства Турции в 1994 году Кишинев предоставил статус автономии Гагаузии.

Однако после действий радикалов, призывающих присоединить Молдову к Румынии, гагаузы столкнулись с угрозой «полного устранения» и поэтому обратились за поддержкой к Москве. Страх «физического уничтожения» в умах гагаузов возобладал над угрозой утраты родного языка. Итог, как говорится, налицо.

Анкара выступает против того, чтобы Гагаузия стала разменной монетой в борьбе за влияние Запада и России в Молдове. В то же время Кишинев воспринимает Турцию в качестве гаранта сохранения стабильности в Гагаузии.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%82-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B2-%D0%B3%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D1%83%D0%B7%D0%B8%D0%B8/1289412

Поток нелегальных мигрантов в Европу вырос на 60%

AA

Число нелегальных мигрантов, пытающихся проникнуть на территорию Европы, выросло с начала 2018 года на 60 процентов по сравнению с прошлым годом.

С начала года 14470 нелегальных мигрантов пытались проникнуть в Европу по Эгейскому, Средиземному и Черному морю.

Как сообщает агентство «Анадолу», на нелегальную миграцию людей толкают личные неурядицы, экономическая и политическая неопределенность внутри страны. Большая часть нелегальных мигрантов пытается проникнуть в Европу по Эгейскому морю.

Из 14470 нелегальных мигрантов, пытавшихся проникнуть на территорию Европы, 13336 были задержаны в акватории Эгейского моря.

Наибольшее число нелегальных мигрантов было зафиксировано в 2015 году. Но с 2016 года число попыток нелегального проникновения в Европу сократилось. При этом в 2018 году число нелегальных мигрантов вновь резко увеличилось, несмотря на высокий риск, с которым сопряжены подобные попытки.

В январе-июле 2017 года были предотвращены попытки проникнуть в Европу 9152 человек. В 2018 году их число выросло на 60 процентов — до 14470.

Таким образом, выросло и число погибших во время нелегальной миграции. В 2017 году число погибших составило 20, а в 2018 году этот показатель вырос до 54. В ходе операций силы безопасности задержали 38 организаторов нелегальной миграции.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%BF%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%BA-%D0%BD%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BC%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D0%BF%D1%83-%D0%B2%D1%8B%D1%80%D0%BE%D1%81-%D0%BD%D0%B0-60-/1216547

Франция поможет Турции

 

Правительство Франции заявило, что оно поможет Турции в открытии первой из пяти глав для вступления в ЕС, которые были ранее заблокированы Парижем во время переговоров в турецкой столице.

После встречи глав внешнеполитических ведомств Франции и Турции Ахмета Давутоглу и Лорана Фабиуса стало известно, что Франция поможет Турции открыть 22-ю статью «Региональная политика и координация структурных инструментов».

Фабиус заявил, что французская сторона достигла консенсуса по укреплению дружественных отношений с Турцией.

Эти заявления были сделаны в рамках проходящей в Париже Международной конференции по вопросам Ливии, на которой присутствуют министры иностранных дел 14 государств, включая Турцию. Пять глав были в одностороннем порядке заблокированы Францией во время президентства Николя Саркози, но позиция Парижа по вопросу вступления Турции в ЕС смягчилась после избрания главой государства социалиста Франсуа Олланда.

Ахмет Давутоглу также подтвердил информацию о том, что Франция способствует скорейшему присоединению Турции к Евросоюзу. «Мы получили четкий сигнал, что Франция снимет вето. Мы также обсудили, как членство Турции будет способствовать развитию ситуации в средиземноморском вопросе. Можно сказать, что в отношениях Турция-ЕС будет преодолено важное препятствие», — заявил глава турецкого МИД.

Турецкий министр по вопросам Евросоюза Эгемен Багыш во время официального визита в Лондон заявил, что Турция, наконец, получила хорошие новости, и напомнил, что обсуждение главы, посвященной региональной политике, пройдет во время председательства в ЕС Ирландии и должно закончиться до 30 июня текущего года.

МК-Турция

http://mk-turkey.ru/politics/2013/02/13/franciya-pomozhet-turcii-otkryt-novyj-etap-peregovorov-po-vstupleniyu-v-es.html

В ОЧЭС нет флагмана

 

 

 

Матанат Насибова

 

Со времен Советского  союза, по всему  периметру,  при активном  участии  западных стран был дан  заряд мертворожденным организациям, политическая ангажированность которых не вызывает сомнения. В их  числе и  Организация Черноморского Экономического Сотрудничества (ОЧЭС), заявил  АМИ Новости-Азербайджан политолог  Расим Агаев.

По его словам,   ГУАМ и подобные  организации  были  созданы исключительно с    единственной целью, чтобы отодвинуть  и перевести  курс экономического сотрудничества бывших советских  республик за пределы  России.

«Страны, которые являются  членами этой  организации, объединены  условно, а    функция  кавказских стран, в частности,  Азербайджана,   не  совсем понятна», — сказал политолог.

Он также напомнил, что в Советское время   зарождались  проекты,  связанные с созданием парома  каких-то  коммуникационных и топливных  сооружений.

«В  ОЧЭС нет  флагмана,  и  все противоречия, которые  имеются  между странами – участницами,  так или иначе  дают о себе  знать.  Как  известно,   взаимоотношения  между  Турцией и Россией  развиваются и без  ОЧЭС.
Точно  так же  могут  повести себя  остальные   государства, представленные в этой организации.

В целом, ОЧЭС  является  своего рода  площадкой  для обмена мнениями и   построения всяких  доброжелательных проектов, которые  соприкасаются с объективным ходом  событий,   предопределяемых  политикой глобальных игроков. Поэтому я  скептически отношусь к  деятельности этой организации,  точно так же, как и  ГУАМ,  так как  результаты деятельности этих международных объединений   показали   свою  непродуктивность  в решении  тех  или  иных  задач.

В то же время, подобные  организации созданы  не исходя из  конкретных интересов текущих, перспективных,  или   среднесрочных интересов, и являются   продуктом политических замыслов держав,  которые  считаются  ныне глобалистскими игроками», — отметил эксперт.

Что касается вопроса  по поводу  экономического   потенциала Украины  за время  председательства в ОЧЭС,  с точки  зрения   сотрудничества с Азербайджаном, эксперт считает, что отношения  между странами  с учетом государственного суверенитета  развиваются  на достаточно приемлемом уровне,  могли бы  и дальше развиться и вне ОЧЭС.

По  мнению   Агаева,  если бы  такие  крупные страны,  как  Украина,  Белоруссия и   Казахстан  могли  наладить  горизонтальное  сотрудничество, то они могли  бы служить   в идеале  серьезной  альтернативой  сегодняшней России, так как
совокупный потенциал этих стран достаточно значителен.

Однако, каждая  из этих стран, особенно  Белоруссия и  Казахстан, так  или  иначе,  привязаны  к России, и  в этом смысле попытки наладить какие-то отношения   наталкиваются на  политические  и экономические преграды,  которые  возникают моментально.

В таких странах,  как Украина, Азербайджан, Казахстан их  внешняя  политика в значительной сфере  связана с экономическими  проектами,  и  в большей степени   связана   не с объективными   потребностями их государств, а с интересами отдельных   кланов,  семей  конкретных частных элит.

«Как  только дело  доходит  до каких -то крупных проектов, эти страны   встречают серьезное  противодействие.   А если  уходят в сторону, и  пытаются   создать  свои  альянсы, зоны  сотрудничества, тогда возникают  другие проблемы,  связанные  с интересами  европейцев, турков, американцев,  которые  не собираются им уступать, или тем более  оплачивать  дорогостоящие проекты», — сказал Агаев.

С этой точки зрения   отношения  сотрудничества   Украины  и Азербайджана   являют блестящий  тому  пример.

«Допустим, Украина заключает с Азербайджаном  крупные сделки в виде
продажи   военной  техники, на которой   наживаются чиновники, которые, невзирая  на  любые факторы   воздействия,  доводят  сделку до конца. А если речь   касается   конкретных коммуникационных  проектов, то это  входит в противоречия  интересов  крупных   западных компаний.

Главенствующая  американская   политика  объективно направлена на дробление   каких- то геополитических связей, считает Агаев.

«Допустим, США  хотели  бы раздробить  Россию на несколько  частей,  чтобы  она   стала   более управляемой, тоже самое они готовы были бы  сделать  с Украиной, Белоруссией,  и так далее. С учетом таких  крупных   внешних  факторов никого не радует создание и появление  новых  геополитических конфигураций и объединений с такими  странами,  как Азербайджан  и Украина», — сказал эксперт.

Известно, что у  каждой  страны  свои  интересы, и при сильной лидирующей   роли какой-то большой страны,  другие  патронируются или мировыми державами,  или управляются  сильной державой  в  самом  блоке, считает Агаев.

«Поэтому не понятны мотивы создания подобных объединений, если, к примеру,  Украина   и  Азербайджан    без  всякого ОЧЭС   в состоянии   наладить  свои  отношения.

Наряду с этим существуют объективные  факторы,  которые надо учитывать,    выстраивая те или иные  геополитические проекты.
На  самом  деле получается, что это временные организации, потому  что если порассуждать объективно, то ни Европе, ни России, ни Америке  не до ОЧЭС», — сказал Агаев.

В то время как  мировое  сообщество  поразил глобальный  финансовый кризис,  значение  подобных мертворожденных организаций, как ОЧЭС,  совсем  не кстати, резюмировал  эксперт.
С 1 января Украина начала председательствовать в Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС).
Председательство Украины будет длиться по 30 июня 2013 года.

Официальная церемония передачи председательства от Турции Украине состоялась еще 15 декабря.

Глава МИД Украины Константин Грищенко тогда заявил, что усилия Украины в период председательства будут направлены на укрепление региональной роли ОЧЭС.  Членами ОЧЭС в настоящее время являются 12 стран: Азербайджан, Албания, Болгария, Армения, Греция, Грузия, Молдова, Россия, Румыния, Сербия, Турция и Украина.

Газ для газопроводов TANAP, Nabucco и TAP будет поставляться Азербайджаном

 

 

 

Кямал Али

Эксперт Центра Стратегических Исследований при президенте АР Гюльмира Рзаева участвовала  в работе энергетического саммита в Турции, на котором обсуждались вопросы прокладки и транспортировки энергоресурсов в Европу.
Рзаева ответила на вопросы Новости-Азербайджан:

— Чему был посвящен саммит, какова позиция Турции в энергетических вопросах?

—  11-12 октября в Турции проводился Третий энергетический саммит на высоком уровне, с участием  министра энергетики Турции Танэра Йылдыза, гендиректора  турецкой нефтяной компании «Боташ» Генела Конука, директора компании IPTK (организация по регулированию энергетического рынка Турции) Гасана Гекташа и других ответственных лиц. В основном обсуждалась энергетическая дипломатия Турции, другие вопросы внутренней экономики страны с участием турецких дистрибъютерских компаний и  распределительных структур,  их взаимодействие.

Нас интересовало выступление Т.Йылдыза. Он высказал позицию Турции по конфликту Европы с Сирией и Ираном, сказав, что, несмотря на несовпадение позиций Турции и России по Сирии, в вопросе экспорта газа Анкара и Москва сотрудничают, изолировав энергетические проблемы от политических.

Во время пребывания в Турции помощника президента Ирана Рагими он встречался с Йылдызом, и стороны не обсуждали сирийскую проблему, сконцентрировавшись на газовом  вопросе, вызванном   разногласиями Турции и Ирана по цене на газ. Когда взорвали газопровод Азербайджан-Турция, пришлось приостановить транспорт газа в Турцию из Азербайджана и Ирана, и тогда по одному звонку российский «Газпром»  компенсировал туркам нехватку газа. «Мы уверены, что такое же доброе отношение получим при случае от Ирана и Азербайджана», — добавил министр.

Йылдыз сказал, что правота турецкой энергетической дипломатии проверяется  в нынешние трудные дни, когда мир столкнулся с  напряженностью в Сирии.
В связи с газопроводом TANAP министр отметил важность этого проекта для Турции, которая ведет переговоры с рядом компаний, заинтересованных  принять участие в проекте. Министр сказал, что азербайджанская и турецкая стороны изучают предложения этих компаний.

Турция верит, что, будучи транзитной страной, сможет доставлять в Европу газ на основе здоровой конкуренции. Газ для газопроводов TANAP,  Nabucco и   TAP будет поставляться Азербайджаном, а выбор маршрута транспортировки нашего газа принадлежит консорциуму «Шахдениз 2».

— В чем заключалось ваше выступление?

— Я выступала на панельном заседании об интересах Азербайджана в реализации маршрутов транспортировки энергоресурсов в Европу, фокусируясь на Южном газовом коридоре. В настоящее время обсуждаются различные фрагменты этого проекта.

В Турции некоторые считают, что  Азербайджан, участвуя в большом количестве турецких транзитных проектов, увеличивает государственную зависимость от Турции. Я отметила, что  Турция – это страна с развитыми и прогрессивными институтами, сильной экономикой. В стране признаются арбитражные механизмы, она независима и не подвержена зарубежным  воздействиям.  Азербайджан поддерживает Турцию, как на государственном, так и на общественном уровне. Эти факторы оказывают положительное влияние на все азербайджано-турецкие экономические связи.

Азербайджан отправляет в Турцию и Европу не только нефть и газ, но также инвестирует около 17 млрд. долларов в строительство в Турции нефтеперерабатывающих и газоконденсатных предприятий.  Это делает турецко-азербайджанский экономический процесс двусторонним и обоюдно обязывающим. То есть, участие нашей страны в большом количестве турецких проектов не угрожает интересам и инвестициям Азербайджана.

— О перспективном газопроводе Nabucco на саммите говорилось?

— Высокопоставленные лица о Nabucco не говорили, так как подбор участников этого проекта продолжается. Я выступала о проектах Nabucco-West и TAP с точки зрения азербайджанских интересов. Оба проекта имеют положительные и отрицательные стороны, оба  нам интересны. Идет работа над устранением отрицательных сторон проектов.
Если Nabucco-West предоставит нам  гарантию транспортировки газа в балканские страны, тогда Nabucco-West будет для нас приоритетным, потому что в балканских странах газ стоит дорого вследствие газовой монополии «Газпрома». Эта российская компания получила право на долгие годы определять стоимость газа, фиксированную к цене нефти в балканских странах. Нам выгодно продавать там по хорошей цене газ из «Шахдениз».

Если реализуется Nabucco, и по нему наш газ поступит в Германию, мы также будем рады, так как немецкий рынок обширен и расширяется. В Германии также работает «Газпром» и немецкая компания RWE, являющаяся  партнером Nabucco West. Этой компании  принадлежит определенная часть рынка, благодаря которой мы сможем там продавать наш газ. Мы заинтересованы в сотрудничестве с газовыми импортерами, гарантирующими потребность в газе на 20-25 лет.

Проект TAP (Трансадриатический газопровод Trans Adriatic Pipeline — TAP) начинается в Греции и Турции и ориентирован на итальянский рынок. Посредством адриатического газопровода мы сможем продавать наш газ в южную Италию, оттуда на север страны и в другие богатые европейские страны (Швейцария, Германия, возможно Франция) посредством итальянской компании Snam Rete. Конечно, эти страны заинтересованы в диверсификации газового рынка.

Остается выяснить объем газовой потребности  этого  региона и зависимость консорциума «Шахдениз» от итальянской компании, определить  размер доли этой компании в распределении выгоды от продаж. Речь идет о транспортировке дополнительных миллиардов кубометров газа в Европу, так что предстоят длительные переговоры.

— Президент Азербайджана обвинил консорциум bp в нарушении договорных обязательств и снижении добычи нефти. Сможет ли bp выполнить пожелания президента?

— Обвинение президента вызвано не выполнением bp определенных обязательств. Компания не вкладывает миллиарды долларов в разработку глубоководных месторождений, вследствие чего Азербайджан недополучает ожидаемой прибыли. Нежелание bp тратиться на высокотехнологические и дорогие работы наносит ущерб нашей стране, вследствие чего и было известное выступление президента.

Уверена, что bp по силам решить свою проблему, компания понимает неприемлемость нынешней ситуации для Азербайджана.

Саммит в Сеуле: ждать ли вторжения в Иран?

 
 
 
 
 
Проходящий в Сеуле второй саммит по ядерной безопасности — знаковое событие в условиях обострения кризиса вокруг иранской ядерной программы. То, что на данную встречу не пригласили представителей Северной Кореи и Ирана — тоже вполне ясный сигнал обеим странам, что говорить будут о них, но без них.
 
Между тем, в преддверии самого саммита президент США Барак Обама уже успел сделать довольно жесткое заявление в отношении ИРИ. Во время встречи с премьер-министром Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, американский президент буквально заявил следующее: «Если дипломатия и санкции не дадут результатов, военное вторжение в Иран будет неизбежным».

Причем, Барак Обама даже не счел нужным пояснить, на основе каких международных правовых норм будет осуществляться данное «вторжение». Очевидно, что Россия и Китай наложат вето на любую резолюцию СБ ООН, которая позволит осуществить фактическую военную агрессию в отношении Тегерана. Отсюда следует вывод, что Вашингтон, в случае силовой развязки, готов повторить печальный «иракский сценарий» самосуда на основе подозрений в разработке оружия массового поражения.

 
Основная проблема на данный момент состоит в том, что говорить об эффективности санкций и успехах дипломатии не приходится. Именно поэтому в экспертной среде все чаще упоминается военный сценарий в качестве наиболее вероятного. На публичном уровне от Тегерана не поступает никаких сигналов о смягчении позиций. Недавнее крайне жесткое, если не провокационное, выступление президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада на конференции по Афганистану в Душанбе стало тому очередным подтверждением. Делегация США в знак протеста покинула конференц-зал: подобные инциденты наглядно демонстрируют, что стороны весьма далеки от поиска рационального диалога и на международных площадках переговорам предпочитают взаимные вербальные атаки.
 
Помимо этого, во время последнего визита инспекторов МАГАТЭ в Иран, они не были допущены на военный полигон в Парчине. В МАГАТЭ полагают, что на территории военного комплекса в Парчине могут проводиться испытания взрывчатых веществ, для чего там была специально построена большая локализационная камера. Как отмечает агентство, инспекторы МАГАТЭ уже посещали объект в Парчине в 2005 году, однако тогда этой постройки там не было, сообщает Reuters. Спустя некоторое время власти Ирана хоть и согласились допустить инспекторов на военный объект, однако, существуют подозрения, что иранцы до следующего визита, дата которого пока не определена, успеют «замести следы». У иранцев, в свою очередь, есть опасения, что инспекторы МАГАТЭ передадут США и Израилю информацию, полученную с посещенных секретных военных объектов. Учитывая нынешний характер международной обстановки трудно обвинять каждую из сторон в излишней подозрительности.
 
Один из ведущих немецких экспертов по Ближнему Востоку Михаэль Людерс в передаче «Tagesschau» дал собственную оценку складывающейся вокруг Ирана ситуации. Людерс практически уверен, что Израиль все же нанесет военный удар по Ирану. При этом эксперт считает безосновательными утверждения, что Иран в течение шести месяцев будет в состоянии получить необходимый для создания ядерного оружия обогащенный уран. В подтверждение своих слов Людерс приводит высказывания председателя Объединенного комитета начальников штабов армии США генерала Мартина Демпси: «Мы считаем, что Иран является рациональным актером. Мы также знаем, или мы считаем, что мы знаем, что иранский режим еще не решил создавать ядерное оружие».
 
Далее, эксперт поясняет, откуда появился пресловутый срок в шесть месяцев: во-первых, израильтяне опасаются, что за это время Иран сможет перенести всю свою атомную программу настолько глубоко под землю, что его ядерные объекты станут фактически неуязвимыми для военной авиации. Во-вторых, Израиль хочет вынудить Барака Обаму принять решение о военном ударе по Ирану еще до президентских выборов в США: ведь после возможного переизбрания нынешнего президента будет на порядок сложнее убедить в необходимости начала военной операции против ИРИ. Михаэль Людерс также полагает, что ядерная программа Ирана — всего лишь предлог для США и Израиля для нейтрализации геополитического конкурента. Ведь Иран, напоминает он, является последней страной на огромном пространстве между Индонезией и Марокко, которая не проводит прозападную политику. Тель-Авив не способен решить в одиночку поставленную военную задачу, но, нанеся удар по Ирану, он неизбежно втянет в конфликт и Вашингтон. И этот конфликт взорвет весь Ближний Восток, уверен эксперт.
 
Другой авторитетный политолог, президент Германского Общества Внешней Политики профессор Эберхард Зандшнайдер в отличие от Людерса, нисколько не сомневается, что Тегеран стремится заполучить ядерное оружие. Впрочем, это желание Тегерана вполне объяснимо, считает эксперт: во-первых, свою роль играют простые соображения безопасности. Ведь, в конце концов, ядерное оружие есть у Израиля, Индии и Пакистана, а также не стоит забывать про постоянное присутствие в регионе ядерных держав России и США, отмечает Зандшнайдер. Во-вторых, обладание атомной бомбой стало бы символическим компонентом долгосрочной стратегии иранского руководства, направленной на превращение ИРИ в региональную державу. Зандшнайдер не рискнул оценить вероятность нанесения Израилем удара по Ирану, однако отметил, что возможная военная операция вряд ли будет успешной и, вероятно, «подожжет» весь регион.
 
Как мы уже отмечали в предыдущих публикациях, последним шансом на мирный исход проблемы может стать очередная встреча «шестерки» с Ираном. Представители шести стран-посредников по урегулированию иранской ядерной проблемы и переговорщики от Тегерана запланировали следующую встречу на 13 апреля, однако договоренности о месте ее проведения пока нет, передает в понедельник агентство Ассошиэйтед Пресс со ссылкой на дипломатические источники.
 
Впрочем, далеко не факт, что основополагающей проблемой в иранском кризисе является ядерная программа Тегерана. Сложно не согласиться с Михаэлем Людерсом в том, что в регионе идет геополитическая борьба, в основе которой лежат попытки США заставить Тегеран действовать в фарватере собственной политики. Устоит ли режим мулл под напором Вашингтона — спрогнозировать сложно. Однако, встреча «шестерки» с Ираном, назначенная на 13 апреля, безусловно, станет во многом определяющей. И крайне жесткую риторику президентов Обамы и Ахмадинеджада следует воспринимать как часть подготовки к весьма непростому переговорному раунду в апреле.
 
Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро «ВК»
 
С полным текстом статьи можно ознакомиться на сайте «Вестника Кавказа»  
 
http://news.day.az/politics/323084.html

План управляемого хаоса в мире входит в решающую фазу


Гюльнара Инандж

Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с известным экспертом Тофиком Аббасовым:

— События в арабском мире сохраняют угрозу новых потрясений. Как найти пути минимизации разрушительных последствий, угрожающих не только отдельным странам, но региону и миру в целом?

— Главный урок, который вытекает из уже случившегося, на мой взгляд, выглядит следующим образом: как бы ни развивались события в отдельно взятой стране или регионе, сообществу следует строго защитить процессы от активного вмешательства сторонних сил, чтобы последние не подчиняли чужие проблемы и ожидания собственным интересам. Как только внешние силы под маской миротворцев и мировых старост ввязываются в чужие конфликты, проблемы попадают в пучину долгосрочности.

Причина очевидна. Торговля чужими интересами приносит немыслимые дивиденды, потому влиятельные страны навязывают конфликтующим сторонам свои услуги, модели разблокирования или так называемого развития. Нужно всеми силами избегать посредников и добиваться, чтобы конфликтующие стороны договаривались с глазу на глаз. Иначе жди долгосрочной беды.

— Арабские события и их распространение носят в себе и отвлекающий характер. От каких процессов, по-вашему, эти события отвлекают внимание мирового сообщества?

— Полагаю, влиятельные силы пытаются найти безболезненные для себя пути выхода из экономического кризиса. Чем шире поле разрушительных процессов, тем больше шансов задействовать их невостребованный ресурс. Все мы помним, к чему три года назад привело снижение потребительского спроса. Рухнули не только рынки сбыта, но и самые крупные финансовые пирамиды, люди перестали доверять банкам, кредитным организациям, стали тотально экономить свои сбережения. В результате лопнули планы крупнейших производителей. Потому крупные финансово-промышленные группы тормошат мировую систему с тем, чтобы простимулировать массовый спрос на товары и услуги. И перспектива большого хаоса их не пугает, а наоборот, привлекает.

— Тем временем на турецком Кипре также происходят протесты, и нельзя не согласиться с экспертами, которые считают происходящее попыткой вытеснить Турцию из Средиземного моря. То есть, идет передел мира с эпицентром ожесточенного противостояния в средиземноморском бассейне?

— В этом регионе разворачиваются очень вязкие геополитические процессы. Дело в том, что Франция и Италия, не без помощи главных своих европейских союзников, попытались сформировать средиземноморский экономический союз с тем, чтобы сконструировать полноценный, самодостаточный континентальный рынок энергоресурсов и других профилирующих позиций.

Для успеха этого мероприятия нужны гарантированные энергопоставки и слаженная функция производственной системы. Как только стало ясно, что по части перспектив энергопоставок не все складывается безоблачно, в дело пошли милитаристские технологии. Наблюдаемые нами процессы уже дают понять, что в будущем за энергоресурсы пойдет жесточайшая борьба. Что касается Турции, то она всегда была головной болью для Европы. Вспомните, что одной из главных задач Антанты в первой мировой войне было отсечение руки Османской империи от Европы.

Думаю, что актуальность этой задачи вновь прослеживается.

Америка заигрывает с Турцией ради своих тактических целей. С помощью Анкары Вашингтон пытается решить свои проблемы в старом свете, да и в передней Азии тоже.

В будущее стратегического союза США и Турции мне лично не верится.

А передел мира, рынков — процесс неизбежный и беспрерывный. В нем никто никому не уступает. Мусульманской Турции – тем более.

— Сильное противостояние Каддафи говорит об особом месте Ливии в Средиземноморском бассейне. Думается, из числа коалиционных сил есть государства, втайне поддерживающие Каддафи?

— Не будем забывать, что любая война создает немыслимые возможности для быстрого накопления прибыли. Вокруг любой военной кампании сразу же формируется пояс черного сбыта, которым, как правило, умело пользуются сведущие круги. Эти же круги наводят мосты с возможными кандидатами на влиятельные посты в переходных или будущих правительствах. Мобильные силы, набившие руку на контрабандных поставках оружия, стратегического сырья, не только набивают карманы, но и закладывают базу для реализации перспективных интересов. В этом смысле Ливия очень привлекательная страна, поскольку она занимает заметное место в спектре стратегических планов ведущих европейских экономик. Мне кажется, что дни Каддафи сочтены. И те силы, которые сегодня тайно оказывают поддержку агонизирующему режиму, как раз смотрят в будущее…

— На фоне арабских событий появился отчет Госдепа США за 2010 г., где говорится, что в Азербайджане и Армении народ лишен права смены власти демократическим путем. Провокационность контекста дала повод отдельным экспертам расценить этот отчет как открытую поддержку оппозиции в этих странах. Думается, что эта форма была выбрана специально для оказания давления на официальный Баку и Ереван. Ваше мнение…

— Доподлинно ясно, что план управляемого хаоса, над которым не одно десятилетие работали западные политтехнологи, входит в свою решающую фазу. Американцы и их европейские сподвижники пустились в поход с тем, чтобы создать мобильную базу для перераспределения власти среди национальных элит. В этой программе их определенно не устраивают сильные лидеры, политики явного предназначения. Потому им нужно разбавить политическую среду в странах, где власть контролирует ситуацию, ведет адекватную политику, и при необходимости может говорить «нет» тем планам и предложениям влиятельных сил, которые не соответствуют духу и конъюнктуре местных, региональных, а то и глобальных процессов.

В этом смысле составители отчета явно перебрали, поставив Азербайджан и Армению в один ряд. Ереванские события 1 марта доказали, что в Армении правящая военная клика в крови потопит любую силу, стремящуюся к власти. В Азербайджане же правящая партия является явным лидером, потому и находится у власти. Относительно упомянутого вами контекста из отчета Госдепа скажу лишь, что целью является как раз Азербайджан, на который США и оказывают давление. А с Арменией, где расстреливается руководство парламента, где в демонстрантов открывается огонь из автоматического оружия, тем же Штатам не стоило бы миндальничать…

— Митинги азербайджанской оппозиции сходят на нет. Наряду с этим некоторые партии и оппозиционные деятели в знак несогласия с митинговой политикой блока «Мусават и ПНФА» покинули Общественную Палату. Либеральная и Демократическая партии также выступают против митингов, считая эту форму протестов примитивной и неподготовленной. Нужны ли новые технологии для политической борьбы и новые лидеры, иначе оппозиция не сможет заручиться доверием электората?

— Силы, для которых митинги и марши стали целью политической жизни, должны серьезно призадуматься над своими действиями. Полагаю, прежде всего, они просто обязаны реформироваться. Ведь по существу эти политические организации обладают лишь пассивом, а не активом, поскольку после лета 1993 года они проиграли все выборы и растеряли электорат. Если целью этих организаций по-прежнему останется приход во власть, то лучше им самораспуститься. Первейшей обязанностью политических организаций является активное участие в реформировании общественно-политических, социально-экономических процессов. Партии должны предлагать прогрессивные алгоритмы решения злободневных проблем, критика властей в их устах должна носить не злобный, а конструктивный характер. Предлагая предметные вещи, рациональные программы действий во всех сферах жизни, они смогут завоевать популярность среди электората. В этом случае сама власть обратит на них внимание и пойдет на сотрудничество. В противном случае эти партии сгинут окончательно.

— Тем не менее, внешние акторы насторожены возможностью осложнения внутриполитической ситуации в Азербайджане и Армении. По этой причине они не поддерживают смену власти в двух странах, во всяком случае, на данном этапе, во избежание возобновления военных действий на армяно-азербайджанской границе?

— Ситуация в Азербайджане кардинально отличается от той, что царит в Армении. Очевидно, что некоторые внешние силы упорно не хотят этого признать.

В Армении стабильность эфемерна по нескольким причинам. Во-первых, изоляционистский курс довел страну до ручки.

Во-вторых, Армения почти скатилась к режимному существованию, и кажется, не хватает только комендантского часа, чтобы получился полный набор атрибутов военного положения, потому вероятность взрыва высока.

В-третьих, страны-патроны постепенно теряют надежду на то, что власть Саргсяна сможет выкарабкаться из трясины системного кризиса.

Обеспокоенность внешних сил не лишена оснований. Ереван может спровоцировать возобновление военных действий с тем, чтобы снять с повестки вопрос собственной недееспособности. Азербайджан же на этом фоне позиционируется, как состоявшийся субъект международного права, к тому же, умеющий решать не только собственные задачи, но и проблемы регионального масштаба.

Потому я категорически не согласен с тем, как некоторые зарубежные деятели ставят Азербайджан и Армению в один ряд, когда рассматривают положение этих стран и региональную ситуацию.

Армения в полном смысле этого понятия проблематичная страна. Ее власть держится на штыках. Потому и Америка, и Европа всерьез думают, как ее извлечь из стагнации.

источник — http://novosti.az/expert/20110428/295938110.html

24 апреля 1915 года. Факты, домыслы и правда

Каждый год – 24 апреля все мировое армянство, куда входит государство Армения, ее зарубежная диаспора и различного рода организации прилагают колоссальные усилия для привлечения внимания мировой общественности к событиям 1915 года в Османской империи.

Следует отметить, что напряженная работа в этом направлении в принципе идет круглый год, и приняла методичный характер с начала 1960-ых годов, когда Запад в рамках новой кампании по оказанию давления на Турцию, спустил с цепи «армянский вопрос».

С тех пор, интересно наблюдать как мировое армянство, затаив дыхание, напряженно ждет, что парламент очередной страны обсудит резолюцию по «геноциду», а самого апогея эта напряженность достигает в преддверии 24 апреля, когда все внимание армян приковано к тому, что скажет президент США по этой теме. Фактически продвижение «геноцида» стало неким культом и или движущей силой армянского народа. Этим вопросом заняты умы не первого поколения армян, которые прилагают неимоверные усилия, тратят финансы, пишут книги, проводят мероприятия, осуществляют протекцию и дают щедрые взятки по всему миру с одной лишь целью: чтоб кто-то еще подтвердил факт «геноцид армян в Османской империи». То есть большая часть армян живет не настоящим и будущим, а своим прошлым, которое как зловещий призрак постоянно маячит в армянской политике, жизни и быте.

Думаем, будет уместным сделать небольшой экскурс в создание этого армянского призрака или мифа 1915 года, поскольку психология и мировоззрение нынешних армян во многом формируется именно на событиях в Османской империи, и истерия по этому поводу будет нарастать в свете предстоящего в 2015 году столетия т.н. «геноцида» армян.

За прошедшие 50-60 лет изучением событий 1915 года занимались сотни маститых западных историков, и не секрет, что основной их целью было найти доказательства преднамеренного массового уничтожения армян со стороны властей Османской империи.

Историк, преподаватель Азербайджанского Государственного Педагогического Университета, к.и.н. Даянат Мусаев, подсчитал, что наиболее активными в вопросе изучения событий 1915 года были США и американские ученые.

Только за последние десятилетия опубликованы труды 69 американских историков по итогам их исследований в архивах разных стран. При этом данные труды изданы в разных странах, в том числе и в самой Турции.

Западными исследователями были подняты османские реестры начала 20 века, из которых стало ясно, что в Османском государстве 29 выходцев из армянской общины имели самый высший государственный титул в Османской империи – титул «паша».

Также 22 армянина были министрами, 33 членами парламента, 7 послами, 11 генеральными консулами и консулами. Среди министерских постов, занимаемых армянами, были такие в высшей степени важные, ключевые должности, как министры иностранных дел, финансов, торговли и почт. В 1913 году должность министра иностранных дел Османской империи занимал армянин Габриель Норадугян. То есть в среднем 20-30% всех высокопоставленных чиновников Османской империи являлись армянами. И это при том, что по последней переписи 1914 года армянское население Османской империи составляло 1,294 миллиона человек или же чуть больше 5% населения.

В этом и процентном соотношении различных национальностей можно убедиться, посмотрев «Документы переписи 1914 года Османской империи».Становится видно, что общая численность населения (сумма всех миллетов) Османской империи составляла 20 975 345 человек.

Ныне армянские и некоторые западные историки пытаются убедить мир в том, что за все время существования Османской империи армян притесняли, грабили и убивали. Однако эти «историки» намерено утаивают факт того, что как же тогда армяне, которых грабили, убивали и унижали, сумели занять очень высокие позиции в Османском государстве и обществе. По логике этих историков получается, что армяне, сидевшие на ключевых должностях, и являются соучастниками притеснения и даже истребления армян в Османской империи?

Проблемы в Османской империи с армянами назревали давно, поскольку власти страны закрывали глаза на откровенно националистическую пропаганду развернутую Западом среди армян Османской империи, посредством открытых многочисленных армянских школ, приходов, обществ, газет и организаций. Однако начало Первой Мировой войны ясно показало османским властям какими тяжелыми проблемами может обернуться спонсируемая из-за рубежа агитация национализма среди армян.

Согласно архивным документам и сообщениям иностранных дипломатов того времени становится ясно, что часть армянского населения и чиновников Османской империи в прямом смысле предали и подняли бунт против своего государства:

Из сообщений английского посла в Османской империи Уильяма Лангера: «…еще в 1878 году патриарх армянской церкви заявил, что они готовятся к свержению турецкого правительства и присоединению к России…»

Обращение армянского главаря Арама Турабяна от 5 августа 1914-го года: «Турецкое правительство объявило мобилизацию, но мы не будем воевать против нашей второй родины – Франции и тем более против России (оба государства воевали против Османской Турции – прим. автора). Я призываю вас записаться добровольцами во Французскую армию…» В тот день записались 400 добровольцев.

Согласно архивным данным недовольное мобилизацией армянское население Зейтуна подняло восстание против Турецкой власти. В феврале 1915 года правительство было вынуждено перебросить туда войска из Марама. И это в то время, когда Турция воевала на четырех фронтах: Кавказском, Восточном, Западном и Балканском.

В другом письме посол Уильям Лангер отмечает: «…армянские политические лидеры, офицеры, солдаты начали дезертировать в массовом порядке. Депутат меджлиса от Эрзерума Гаро Пастырмаджан во главе армянских солдат и офицеров 3 -ей Армии перешел на вражескую сторону – к России. Они сожгли села Меркеху, Иштуджу и вырезали местное население. Затем разгрому подверглись села Башгала, Сарай и Баязет. Армянские бандформирования во главе с Арамом и Вартаном захватили Ван. Впоследствии, создав там генштаб, они сдали его русским…»

Напомним, что руководитель армянской делегации на Парижской мирной конференции по итогам Первой Мировой войны, Богос Нубар паша признавал факт создания армянских войск (более 150 тысяч), воевавших против Османской Турции, что по его словам и привело к ухудшению отношения к армянам. К армянским отрядам во главе с Андраником, он причислял 50 тысяч турецких армян. Богос Нубар отмечал, что все это делалось в надежде на то, что с помощью Европы или России удастся добиться для Армении права на независимость, как «воюющей» на стороне Антанты.

Напомним, что в своей речи от 12 декабря 1985 года в Палате Представителей Конгресса США, конгрессмен Стефан Золярц сказал, что после долгого изучения архивов, он сделал вывод, что не сможет юридически представить события 1912-1922 годов в Османской империи как акт геноцида армян, поскольку в эти годы армян погибло гораздо меньше, чем говорилось (1,5-2 миллиона), в то время как мусульман погибло более чем 2,5 миллиона (это только в Анатолии).

Американский демограф, профессор Джастин Маккарти, всесторонне изучив статистику данного периода, заключил, что тогда погибло не 1,5-2 миллиона, как утверждают армяне, а намного меньше. Наряду с армянами погибло более 2,5 миллиона анатолийских мусульман. Он также объясняет это голодом, болезнями, разбоями, межобщинными столкновениями и т.д.

Армянская сторона чтобы доказать наличие «геноцида» используют только показания американского посла Генри Моргентау, который служил в Стамбуле в 1913-1916 годах и не приводи источников и доказательств своих слов.

Однако его приемники посол Джеймс Стефенсон и верховный комиссар Марк Бристоль, не поверив столь наивным словам Моргентау на основе армянских баек, проводят свое исследование документов, которые напрочь опровергли версию намеренного уничтожения армян.

В частности американский миссионер Джеймс Бартон, который возглавлял организацию помощи Ближнему Востоку, целью которой было облегчение «страданий армян», признавал, что не может остановить злонамеренной пропаганды армян против мусульман.

Учитывая массовый переход армян на сторону противника и вооруженное насилие армянских бандформирований против мирного населения, правительство приняло решение об их переселении и аресте некоторых так называемых «активистов».

Что касается даты 24 апреля ежегодно отмечаемой всем армянством, то в этот день вообще не погибали армяне, и дата это взята ими в прямом смысле «с потолка».

24 апреля 1915 года турецкое правительство приняло указ об аресте около 600 армянских писателей, журналистов, врачей, националистически настроенной интеллигенции. Вскоре многие из них были освобождены, а поджигатели войны были привлечены к уголовной ответственности. То есть никаких казней, убийств или чего то подобного в этот день не было и противоположное доказать никто не может.

По поводу причин событий 1915 года есть интересная статья в газете «New-YorkTimes» от 1923 года. В ней журналист, описывая реальные события, происходящие в то время, обращается к читателю со следующим вопросом: «предположим, что мы (США) воюем с Мексикой, и наши войска отправлены на фронт охранять границы. И вдруг из наших войск отделяются негры (темнокожие), которые переходят на сторону противника. Другая часть негров в тылу, подрывает линии коммуникаций и терроризует мирное население. Чтобы мы сделали с неграми? Как бы мы их наказали? Надо также учесть, что в отличие от наших негров, армяне в Османской империи имели равные права!».

То есть американский журналист просто и популярно показывает, какую негативную роль сыграло армянское население Османской империи в судьбе государства да и армянского народа тоже.

Другим предметом постоянных фальсификаций является численность армян погибших в тот период в Османской империи.

Согласно последней переписи (кстати начальником статистического управления являлся армянин Мкртыч Шинабьян) населения Османской Турции армянское население в 1914 году перед началом Первой Мировой войны составляло 1,294 миллиона человек. После войны армянское население империи составляло 123 тысячи человек. Согласно данным, в Россию переселилось 420 тысяч, в страны Европы – 455 тысяч. Учитывая эти факты, можно уверенно заявить, что во время Первой Мировой погибло около 300 тысяч армян: от голода, болезней, разбоев, межобщинных столкновений и т.д.

Согласно данным азербайджанского исследователя Али Гаджизаде, сохранилось письмо представителя армян во Франции Богос Нубар паши от 12 декабря 1918 года, адресованное министру иностранных дел Франции (оригинал в архиве министерства архивы МИД Франции, Серия Восток, Армения, том 2, фолио 47).

Вот что пишет Богос Нубар паша «Общее число депортированных оценено от 600.000 до 700.000 душ. Цифры, которые я вам привожу, отражают лишь уцелевших, находящихся сейчас на территории, завоеванной союзными войсками. Что касается оставшейся части депортированных, разбросанных еще в пустынях, у нас до сих пор нет никакой информации на их счет». Это письмо написано 12 декабря 1918 года, тогда как по утверждению армянских и ряда западных историков «геноцид армян» продолжался несколько лет, а согласно письму Богос Нубара в МИД Франции, написанному спустя почти 4 года становится ясно, что в Османской империи еще живет 600 – 700 тысяч уцелевших армян плюс те которые по выражению Богос Нубар паши «разбросаны по пустыне».

Однако есть еще один нюанс, который опровергает данные армянской стороны о числе погибших в Османской империи армян. Как отмечает А.Гаджизаде, чуть более 900 тысяч из них проживали на тех территориях, армянское население которых подлежало депортации согласно закону о депортации 1915 года. Остальные проживали в Стамбуле и его окрестностях, в Измире, в Месопотамии, в Алеппо и других областях. Историки, пишущие о геноциде армян почему-то обходят вниманием тот факт, что армяне проживающее в вышеупомянутых местах, так и остались жить в своих домах, и никаких претензий со стороны властей к ним не было. «Этот факт очень и очень не удобен как для армян, так и для отстаивающих их точку зрения историков, ведь если в стране совершается геноцид против какого-то этноса, то с чего бы эта выборочность? Почему армяне, живущие на востоке «подвергаются геноциду» а армяне, живущие на западе нет. Также не попали под действия закона о депортации часть тех армян, которые жили на черноморском побережье», — резонно констатирует Гаджизаде.

Дело в том, что депортации подверглись прифронтовые районы Османской империи, где армянские банды, подстрекаемые и вооружаемые западными державами и царской Россией, вступали в армии этих стран, дезертировали из османской армии, занимались шпионажем и саботажем против османской армии. В результате действий армянских банд внутри страны снабжение турецких войск на фронте было значительно усложнено. Армянские вооруженные отряды нападали на железнодорожные составы, на небольшие отряды турецких войск, а также на мирные деревни, которые фактически оказались беззащитными перед армянскими бандами. Кроме этого в составе армий стран Антанты были созданы армянские воинские подразделения, которые также воевали против Османской империи. Союзники обещали армянам автономию в случае победы, их нисколько не смущал тот факт, что армяне не составляют большинства населения не в одном вилайете Османской империи. Однако армяне об этом вопросе думали, они по ходу действия начали «очищать» территорию так называемой «Турецкой Армении» от иных национальностей. На этих территориях помимо армян проживали курды, турки и черкесы. Целые деревни стирались с лица земли, уничтожались вместе с населением. Местное мусульманское население пыталось спастись бегством, в результате чего образовалось огромное количество беженцев.

С целью пресечь армянский саботаж и предательство, а также массовые потери среди гражданского населения прифронтовых регионов, Османское правительство, принимает решение депортировать армян, проживающих здесь в тылу — вглубь страны. Армяне, проживавшие в других регионах страны, в том числе в столице не были переселены, и благополучно живут там, по сей день.

Подведя итоги можно констатировать, что именно предательство Османской империи со стороны проживавших в ней армянских националистов, привело к трагедии и массовым потерям среди народов, населявших империю. И армянский народ тогда пострадал намного меньше, чем турецкий, ставший жертвой грязных политических игр армянских националистов, проливших кровь нескольких миллионов тюрков и мусульман, ради создания «великой Армении».

Кроме того, армянские бандформирования периодически в 1905-1906, 1918-1920, 1948-1953 и 1988-1993-годах совершали акты геноцида и депортаций против азербайджанцев, но почему-то, эти факты нигде не обсуждаются и не признаются. Ведь только во время событий 1918 года (согласно материалам Чрезвычайной Следственной Комиссии правительства АДР) в Шемахинском уезде было уничтожено 58 деревень и убито более 8 тысяч жителей, в Губинском уезде уничтожено 122 деревень, убито более 16 тысяч человек, в западном Азербайджане в 199 деревнях убито более 135 тысяч человек. Массовые убийства совершались также в Бакинском, Гейчайском, Карабахском, Зангезурском, Иреванском, Нахичеванском, Ленкоранском уездах Азербайджана, в провинциях Южного Азербайджана. В общей сложности, по мнению историка Даяната Мусаева, армянскими националистами было убито около 2 миллиона азербайджанцев.

Возникает резонный вопрос, почему мировое сообщество, ведущие державы, не придавая значения явной фальсификации армянами истории, стараются признать выдуманный «геноцид армян», а неопровержимым фактам геноцида азербайджанцев не дают должной огласки? Что заставляет мировое сообщество закрывать глаза на совершенный армянскими бандами каких-то 18-20 лет тому назад, геноцид мирного азербайджанского населения Ходжалы, Гарадаглы, Малыбейли, Агдабана и других населенных пунктов Азербайджана?

Для сравнения приведем некоторые статистические данные: в мире признаны геноциды в Хатыни (в Беларуси, число жертв – 149), Лидице (в Чехии, — 172 жертв), Сонгми (в Южном Вьетнаме, — около 500 жертв) и т.д. Но ни одна из них не сравнится ни по масштабу, ни по степени зверства совершения с перечисленными выше актами, а также с геноцидом в Ходжалы (613 жертв), которым мировое сообщество до сих пор не дало должной оценки.

На эти риторические вопросы должны ответить в первую очередь международные организации, зарубежные политики и правозащитники денно и нощно пекущиеся о правах человека, однако не замечающие вопиющих фактов преступления против человечности, совершенных армянскими националистами, некоторые из которых ныне находятся у власти в Армении. Эти армянские руководители — бандиты по совместительству, сегодня преспокойно разъезжают по западным столицам, где цинично рассуждают о европейских и общечеловеческих ценностях, тогда как у них самих руки по локти в крови мирного населения.

Ризван Гусейнов

Турция передала Азербайджану все права на переговоры о поставках газа в Грецию

Транзитное газовое соглашение с Турцией будет подписано в ближайшее время

Акционеры проекта «Набукко» рассматривают Азербайджан как основное звено этого проекта. Как сообщает 1news.az, об этом заявил глава отдела по связям с общественностью компании Nabucco Gas Pipeline International GmbH Кристиан Долезал в рамках V Каспийской нефтегазовой торгово-транспортной конференции в Баку. По его словам, потребление газа в Европе с каждым годом растет, поэтому Европа проявляет большой интерес к этому проекту. «Подписанные между Азербайджаном и Еврокомиссией соглашения о реализации Южного энергетического коридора являются, можно сказать, одной из первых законодательных баз для реализации проекта. Акционеры «Набукко» продолжают переговоры с Азербайджаном, и в зависимости от результатов будет принято решение о финансировании данного проекта. Мы ожидаем, что это решение будет принято к концу года», — отметил К. Долезал. Он также отметил, что консорциум Nabucco Gas Pipeline International GmbH проводит переговоры с Международной финансовой корпорацией и Европейским инвестиционным банком. «Нами завершен детальный инжиринг в Турции, и с этого года мы начали его осуществление в Грузии. Консорциумом проведено 150 общественных обсуждений по этому проекту. Кроме того, нам предстоит договариваться с 300 тыс. землевладельцами в связи с прокладкой трубопровода. Все эти вопросы мы думаем решить к концу этого года», — сказал представитель консорциума.

К. Долезал подчеркнул, что консорциумом также проводятся переговоры с Ираком, однако Азербайджан рассматривается как основной поставщик. «Проект «Набукко» является очень амбициозным и привлекательным, и он принесет дополнительные инвестиции Азербайджану», — добавил он. Отвечая на вопрос о позиции России по данному вопросу, К. Долезал отметил, что это европейский проект, и европейские финансовые институты и компании смотрят на его реализацию с оптимизмом.

В свою очередь, как отметил в ходе конференции представитель Евросоюза в Азербайджане Ролан Кобиа, ЕС рассматривает Азербайджан как надежного партнера и уважает все принятые им решения в отношении реализации Южного энергетического коридора. По его словам, Евросоюз рассматривает Азербайджан как связующее звено в реализации проектов Южного коридора. «Потребность в газе в Европе растет, и мы, конечно же, заинтересованы в новых поставщиках. И Азербайджан является одним из таких важных поставщиков», — сказал Р. Кобиа. Относительно позиции России в этом вопросе представитель Евросоюза отметил, что России следует уйти от стереотипов «холодной войны». «Мы живем в глобализированном мире, и Европейский союз, и суверенные страны сами решают, как строить свои отношения. В связи с этим мы уважаем суверенное право Азербайджана и других стран»,- заявил он. При этом Р. Кобиа отметил, что Россия остается главным партнером Евросоюза в энергетической сфере. «Мы против монополии на рынках, поэтому будем поддерживать все альтернативные проекты», — добавил он.

Между тем, как сообщил директор по развитию бизнеса турецкой компании Botas Левент Озгюль, соглашение по поставкам азербайджанского газа транзитом через территорию Турции в Европу будет подписано в ближайшее время. По его словам, все права на переговоры о поставках азербайджанского газа в Грецию турецкая сторона передала Азербайджану. «Сейчас Азербайджан самостоятельно будет вести переговоры с Грецией о поставках газа, но это не значит, что Турция не будет брать плату за транзит», — сказал Л. Озгюль. Касаясь нерентабельности трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) для Botas, представитель компании заявил, что «БТД является гордостью как Турции, так и Азербайджана». «Но существуют коммерческие проблемы, которые надо решить, чтобы компания не несла убытки, относительно чего ведутся переговоры с Азербайджаном. Все переговоры между Турцией и Азербайджаном должны проходить не в судебном порядке, а по-дружески», — сказал он.

По его словам, Азербайджан является вторым после России основным поставщиком газа в Турцию. «Мы на сегодняшний день получаем из Азербайджана более 6,6 млрд. кубометров газа. Кроме того, Азербайджан является основным источником поставок «голубого топлива» по Южному энергетическому коридору. К 2017 году в Турцию также будет поступать газ с месторождения «Шахдениз-2», — сказал он. «К 2015 году мы намерены модернизировать наши газотранспортные сети до греческой, болгарской и сирийской границ, по которым также планируем экспортировать азербайджанский газ», — отметил Л.Озгюль. Выражая свое отношение к проекту «Набукко», он подчеркнул, что Botas считает этот проект реальным. «Мы проводим определенные переговоры по реализации этого проекта и, конечно же, рассматриваем Азербайджан как основной поставщик газа», — подчеркнул он. По словам Л.Озгюля, Турция также рассматривает и иракское направление газа, откуда планирует к 2016-2017 годам получать 14-15 млрд. кубометров в год. Он также отметил существенное продвижение в переговорах и по проектам TPAO и ITGI.

Азербайджан желает посредством территории Греции иметь доступ на энергетический рынок Италии, заявила на конференции сотрудница Центра стратегических исследований Азербайджана Гюльмира Рзаева. По ее словам, в связи с произошедшими в странах Ближнего Востока и Северной Африки процессами роль Азербайджана на энергетическом рынке Европы может возрасти, так как европейским потребителям нужен надежный партнер. При этом она отметила, что Азербайджан пока не сделал выбора между европейскими проектами Южного коридора, и каждый из них рассматривает детально. В связи с этим проект ITGI (Турция-Греция-Италия Интерконнектор) привлекателен для Азербайджана, но как и у «Набукко», у него есть свои достоинства и недостатки. При этом Г.Рзаева подчеркнула, что Азербайджан заинтересован в диверсификации маршрутов поставок своих энергоносителей.
А.ХАЛИЛОВ
№ 2509(68) Ср., 20 Апреля 2011

Источник — Эхо
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1303297080

«Я ПОЛЬКА, ГОРДАЯ СВОИМ КАВКАЗСКИМ ПРОИСХОЖДЕНИЕМ» (ЗУЛЕЙХА ЯДИГЯР)

ПОЛКОВНИК ВОЙСКА ПОЛЬСКОГО ВЕЛИ-БЕК ЯДИГЯР
Александр Костин, политолог, Азербаджан

4апреля 1990 года на варшавском мусульманском кладбище состоялись похороны Вели-Бек Ядигяра. Он был похоронен с воинскими почестями с участием почетного караула Войска Польского. В последний путь его провожали близкие родственники, друзья. Был отдан почетный салют, оркестр отыграл траурный марш Шопена. Молитвы над могилой отслужил имам варшавского и белостокского прихода Александр Али Халецкий.
20 век, страшный и героический, полный предательства, обмана миллионов и массового героизма, век, в наследство от которого достался нам наш мир, в котором мы живем, перемешал в чудовищном историческом миксере миллионы судеб самым невероятным образом.
Хотя, случайность – чаще всего непознанная закономерность. В чем же она? Есть она и в необычайной судьбе многих людей разных национальностей, оказавшихся очень далеко от дома, разбросанных по свету страшным взрывом большевистского переворота и гражданской войны.
Разные судьбы. Незаметные и известные, связывающие наши народы самым неожиданным образом. Печатались в нашей прессе статьи, посвященные вкладу поляков в развитие азербайджанской науки, культуры, архитектуры, промышленности. Но процесс был отнюдь не односторонним. Были и азербайджанцы, без преувеличения можно сказать, прославившие Польшу.
«Велибек Садигбек оглы Ядигяров родился 31 сентября 1898 г. в селении Текели Борчалинского уезда Грузии в семье потомственных беков.
После окончания Тифлисской военной гимназии в 1916 г., поступает добровольцем на службу в 1-й Дагестанский кавалерийский полк. Участник Брусиловского прорыва.
Революция 1917 г. застает Велибека Ядигярова во время учебы в Киевском Училище Офицеров Артиллерии, которое он так и не окончил — в 1918 г. он возвращается в Азербайджан и поступает на военную службу в ВС Азербайджанской Демократической Республики. Сразу же направлен в Карабах в чине командира взвода.
После вторжения 11-й Красной Армии в Азербайджан в апреле 1020 г., Велибек Ядигяров, продолжавший службу в Шеки, вместе с разрозненными подразделениями Шекинского кавалерийского полка, отходит с боями на территорию союзной Грузии и до марта 1921 г. продолжает бои с большевиками.
В марте 1921 г. эмигрирует в Турцию, а в ноябре 1922 г. — в Румынию. С 1923 г. -на службе в ВС Польши в чине майора — командира эскадрона 10-го кавалерийского полка в Ланцуте.
В 1928 — 1930 гг. проходит обучение в Высшей Военной Школе Войска Польского, заканчивает ее с отличием. По окончании учебы получает назначение в штаб кавалерии в г. Барановичи (Novogrodska VK) в чине ротмистра.
В 1933 г. написал «Военно-исторический очерк о Татарском уланском полку Войска Польского им. Мустафы Ахматовича».
С 1936 г. — заместитель командира 7-го Люблинского уланского полка им. К.Сосковского.
В время вторжения Вермахта в Польшу в сентябре 1939 г. был начальником штаба Мазовецкой кавалерийской бригады. Пленен, но отпущен немцами на свободу, как иностранный гражданин. Однако Велибек Ядигяров сразу же присоединяется к Армии Крайовой и становится командиром полка «Olen». Активный участник Варшавского восстания 1944 г. С весны 1945 г. командирован в штаб при командире 2-го Польского Корпуса Владиславе Андерсе. Участник боев при Монте-Кассино.
После войны, с 1949 г., переезжает в Аргентину и живет в Буэнос-Айресе.
Скончался там же в 1971 г.

Награды:
— Орден АДР «За храбрость»;
— Польский «Золотой крест с мечом»;
— Польский орден «За храбрость»;
— Крест Армии Крайовой.

(Ш.Назирли, «Расстрелянные азербайджанские генералы», Баку, 2006)

Из воспоминаний Зулейхи-ханум Ядигар-Калиновской, дочери прославленного героя:

«Для меня было большой честью предложение Бюллетеня Армии Краёвой написать воспоминания о моём отце – АКовце. Я волнуюсь, потому что это приглашение от коллег из АК, и еще потому, что могу написать в бюллетень, знакомый мне с детства и молодости. Ведь в этот бюллетень – тогда он издавался в Лондоне – часто писал статьи мой отец.
Дипломированный полковник Вели-бек Ядигяр был для послевоенной Польши противоречивой фигурой. С одной стороны, он считался нежелательной личностью: „белогвардеец”, в молодости воевавший за независимость своей первой родины – Кавказа; с другой стороны, его уважали видные польские военные деятели, которые говорили (в 70-х годах), что „Вели не обязан был оставаться верным Польше, поскольку был азербайджанцем”. В этом отношении высказывания моего отца всегда были одинаковы: – „Остаться в Польше во время войны было моим долгом”.
Вели бек Ядигар родился в октябре 1898 г. в родовом имении Такало, принадлежащем к району Борчалы (также родовому) в Азербайджане. Красивый, богатый, гостеприимный край. Юноша Вели-бек бросил учебу и пошел на войну. Борьба за свободу Кавказа закончилась тем, что в 1918 году Азербайджан, Грузия и Северный Кавказ провозгласили независимость, признанную de facto и de jure Лигой Наций. Когда Красная армия вновь заняла Кавказ, отец и его старший брат – Аббас Али (Арчил-бек Ядигяр) получили распоряжение отца (владельца Борчалы) немедленно покинуть родные края. Юноши перебрались в Грузию, а оттуда бежали на пароходе в Европу. Во время краткого пребывания в Стамбуле им стало ясно, что быстрого возвращения домой не ожидается. В это время несколько стран (Турция, Греция, Франция и Польша) открыли свои границы и предложили политической убежище молодым офицерам с Кавказа, обещая при этом продолжение военной карьеры. Молодые братья Ядигяр выбрали далёкий ”Лехистан”. Это не было случайным решением – в их родовом имении служил поваром Мартин Яницкий – польский повстанец 1863 года. Вечерами, после своей работы, старый поляк рассказывал молодым кавказцам ”байки” о свободе и как за неё сражаются. Эти рассказы о подлинных событиях вызвали в молодых головах восхищение и уважение к народу, который так долго мог бороться за свою независимость – именно поэтому они выбрали Польшу.

В 1921 году Вели-бек и его старший брат приехали в Польшу. Их приняли очень радушно. После прохождения различных курсов для офицеров отец получил первое назначение — в 10 полк Конных Стрелков, который стоял в Ланьцуте. Во время очередных маневров он получил высокую оценку генерала Януша Глуховского (военного вице-министра и первого командира 7 полка Люблинских Уланов). Генерал и его жена Мария занялись молодым кавказцем. По указаниям генерала отец закончил Высшее Военное Училище (выпуск 1930-32), а затем был переведен в 7 полк уланов, с которым был связан до конца своей жизни.
Окружение, в котором он находился, было в основном легионерским. Закадычным другом отца стал генерал Станислав Гжмот-Скотницкий. Может быть, из-за него отец, который никогда не служил в легионах, стал легионером по своим взглядам. Трижды в жизни он встречался с маршалом Пилсудским. Первый раз — во время подготовки к экзаменам в военном училище. Перед свиданием с невестой он засиделся в Бельведерской библиотеке. Сильно опаздывая, он выскочил из дворца, не успев застегнуть по уставу длинный войсковой плащ. На бегу он натолкнулся на человека, который оказался Первым Маршалом Польши, Юзефом Пилсудским. Увидев перепуганную мину отдающего честь молодого человека, маршал с улыбкой спросил: ”А скажи-ка, парень, красивая она?”. ”Так точно, пан маршал!”- прозвучал ответ. ”Ну беги, только плащ свой застегни”.
Следующая встреча была во время визита важных гостей из Турции. Маршал потребовал: ”Позовите мне этого турка, пусть переводит”.
„Турком” был мой отец. Третьей и последней встречей была 3-минутный почетный караул у катафалка маршала в мае 1935 года. Война застала отца на посту научного директора в Центре обучения кавалерии в Грудзензе. Он вернулся в свой полк и принимал участие в сражениях. Был взят в плен немцами. Через несколько месяцев был освобожден как „auslender”, т.е. чужестранец.
Немедленно по прибытии в Варшаву отец начал создавать 7 конспиративный уланский полк; был создателем и командиром ”Оленя” вплоть до 1944 г. Из рассказов „его хлопцев” – как он сам их называл – знаю, что был очень строгим и аккуратным командиром, но при этом его очень любили. Все считали, что с ним всегда ”счастливая звезда”, солдаты шли на задание спокойно, когда он шёл с ним – знали, что ничего плохого не случится. Из-за личной дружбы с генералом Бур-Коморовским у отца было две функции в АК. Кроме своего любимого полка, он был начальником отдела кавалерии в главном командовании. Я родилась в 1942 году в столичном городе Варшава, моя мать Ванда была связной в „Олене” а я „помогала” ей возить секретную почту в моей детской коляске. Когда был создан подчинённый СССР аппарат власти в Польше, звучали призывы к восстанию в Варшаве, а Красная Армия занимала восточные польские земли, генерал Бур-Комаровский дал отцу личный приказ выехать на запад, а также обещание, что восстания пока не будет. 17 мая 1944 года мы покинули Варшаву и выехали в Вену.
Получив трагическую новость о начале восстания, отец вернулся в Польшу. К сожалению, было уже слишком поздно. Полк был почти полностью уничтожен при неудачной атаке на здание гестапо у аллеи Шуха. Тогда отец, сохранив полковое знамя, которое было закопано на территории имения Белковских, отдал свой последний приказ: распустить полк.
В эти драматичные и, как оказалось, последние минуты на польской земле отец отыскал моего деда, Станислава Эминовича, который после смерти на улице моей бабушки – Ядвиги (Булгарин-Эминович) бродил по руинам Варшавы. Отцу удалось покинуть (вместе со своим тестем) свою вторую родину на последнем немецком эвакуационном поезде в те минуты, когда советские танки начали входить в Варшаву. Семья воссоединилась в Вене и после трех месяцев пути добралась до Италии. Из Италии вместе с польской армией мы поехали в Англию. Сначала мы жили в лагере Тилсток, комендантом которого был отец, потом перебрались в Лондон. Родители все время искали во временных лагерях своих товарищей из АК.
Для меня, единственного ребенка, это незабываемые времена. Мне было четыре года, я была любимицей друзей моего отца: генерала Бур-Коморовского и его очаровательной жены Ирены, генерала Януша Глуховского и его жены — моей крестной матери, генерала Владислава Андерса и полковых товарищей. По желанию подчиненных отца из „Оленя” моё крещение было отложено (в своё время) на послевоенное время. Оно состоялось в Лондоне 28 декабря 1947 года. Крестной матерью была, как я уже вспоминала, жена генерала Глуховского, крестным отцом – генерал Казимир Соснковский, которого представил генерал Бур-Коморовский (вспомнить собственное крещение – это удивительное чувство…).
Я была с отцом в тот день, когда польские боевые знамена были переданы в музей в Лондоне, тогда я не понимала, почему все такие серьезные, почему у генералов слезы на глазах…
После войны и демобилизации нам не оставалось ничего, кроме эмиграции. Мы попали в Аргентину. Приплыли 28 февраля на военном транспорте. Вместе с нами на корабле были люди, у которых не было ничего – даже никаких документов. Сейчас же по прибытии отец приступил к созданию военных организаций: Независимого Товарищества Армии Краёвой в Буэнос-Айресе (много лет он был его председателем), Товарищества 7 Полка Уланов, а через некоторое время – Союза Кавказцев. Наконец, он стал вице-председателем Организации порабощенных народов Европы „Liberación Europea”; её председателем был литовец, генерал Теодор Даукантас, большой друг поляков.
Через четыре года после приезда в Аргентину после долгой и тяжелой болезни умерла моя мать.Она до конца мужественно занималась нашим скромным хозяйством и в меру возможностей общественной деятельностью. После её смерти на отца легла ответственность по воспитанию единственной дочери. С работой было нелегко, особенно польскому офицеру-профессионалу. Первые несколько лет он работал в порту грузчиком на разгрузке судов, потом на текстильной фабрике, тоже как рабочий. Впрочем, не он один был в таком положении. Польские офицеры, часто уже немолодые, работали ночными сторожами (например, дипломированный полковник Земовит Грабовский), рабочими на разных фабриках (например, генерал Ежи Завиша – на фабрике синтетических материалов). Потом, одинокие, в преклонном возрасте, они умирали в приютах для стариков.
По мере взросления я делила своё время между учёбой, общественной деятельностью и ведением хозяйства, позднее еще и работой. 13 декабря 1971 года Ядигар скончался от третьего инфаркта.
Некоторое время спустя я поехала в Польшу, а потом в Англию. Я хотела показать многие памятные вещи и бумаги его товарищам. И в Варшаве, и в Лондоне меня необычайно тепло приняли. Один из незабываемых моментов — когда генерал Пелчиньский водил меня по лондонскому музею подпольной Польши. Товарищество выпускников Высшего Военного Училища, Главный совет SPK во главе с председателем Собоневским, Полковое Товарищество и многие другие организации воздали мне все почести, причитающиеся моему отцу.
Два года спустя я переехала в Испанию, в 1980 году вышла замуж за Ежи Калиновского, которого знала еще в Аргентине, внучатого племянника святого Рафала Калиновского.
4 августа 1990 года я перезахоронила прах моих родителей на мусульманском кладбище в Варшаве, с участием почетного караула Войска Польского. Так моя мечта исполнилась. Полковник Ядигар возвращался на свою вторую любимую Родину. Это стало возможно благодаря большой помощи моих хороших друзей и товарищей отца. Аргентина и Польша вместе преодолели организационные трудности.
Не знаю, как закончить эти воспоминания. Может быть, так: отец воспитал меня как польку, гордую своим кавказским происхождением.

Мадрид, май 2003».

Вернемся к началу нашего повествования. Так в чем же кроется наша непознанная закономерность? Почему дома, построенные польскими архитекторами так вписались в наш ландшафт, что без них нельзя представить Баку? Почему многие поляки заявляют, что центр Баку похож на Варшаву? Даже Балтика поразительно похожа на Каспий (если не считать температуры воды). Почему именно в Баку польские ученые Потоцкий и Схибиньский первыми в мире разработали способ добычи нефти со дна моря? В общности судеб? Но они похожи у многих других государств, получивших недавно свободу, за которую боролись сообща. Кстати, помнит ли сегодня jкто-нибудь, сколько поляков было в рядах армии Независимого Азербайджана 1918 – 1920 годов?
В июне 1918 года, когда Баку был оккупирован силами Антанты, в Гяндже генерал Самед бек Мехмандаров начинает формирование Азербайджанской национальной армии. Туда же направляются Вели и Арчил бек Ядигяры. Присоединяются к ним и остальные братья и двоюродные братья: Давуд бек Ядигяр, Мамед бек Ядигяр и Рахим бек Ядигяр. Так вот, среди офицеров новой армии было много поляков. Ядигяр упоминал фамилии генерала Сулеймана Сулькевича, расстрелянного большевиками в 1920 году, полковника конной артиллерии Эугэнюша Дунин Марцинковского, поручиков Бравчинского и Поплавского. Рядом с ними служили капитан Ежи Клосовский, капитан Чарнецкий, капитан Павловский, капитан Томисич, полковник Дзевульский, капитан Снетловский, капитан Родзевич и другие. (Правда, был также и поляк Левандовский, командовавший 11 Красной армией, оккупировавшей республики Южного Кавказа,но это уже другой вопрос)

И еще. В этой истории рано ставить точку.
В конце жизни, будучи тяжело больным, Вели бек Ядигяр начал диктовать дочери свои воспоминания, заканчивающиеся периодом его службы в армии АДР. Это бесценный материал для азербайджанских историков. К сожалению, пока он не опубликован.

Перезагрузка России и Центральная Европа

(«Center for European Policy Analysis», США)
Честная оценка исторических достижений, ставших результатом польско-российского сближения, а также ограничений, с которыми в последующие годы наверняка столкнутся, как данное сближение, так и улучшение внутреевропейской политики.
Эдвард Лукас (Edward Lucas)

Никто из наблюдателей, следящих за отношениями Польши с Россией в последние несколько столетий, посоветовал бы варшавским стратегам относиться к востоку с оптимизмом. Начиная с разделов Польши в конце 18-го века и заканчивая разгромом восстания 1863 года, маршем Красной армии против новорожденной Второй республики (чему помешало Чудо у Вислы в 1920-м году), пактом Молотова-Риббентропа 1939 года, в рамках которого Польша была разделена между нацистской и советской империями; Катынью в 1940 году и поддержанным Советами введением военного положения в 1981 году – список этот столь продолжителен и трагичен, что патологическая историческая травма кажется нормальной и неизбежной реакцией. На этом фоне «перезагрузка» отношений с Россией Владимира Путина, начавшаяся в 2009 году, является выдающимся эпизодом дипломатической истории, заслуживающим тщательного рассмотрения.

Другие страны не последовали этому примеру, хотя история Польши отражена и в других странах региона. Чехословакия уцелела от разрушения в ходе войны, но пережила вторжение 1968 года под руководством Советов. Венгрия пострадала как от разрушений военного времени, так и от вторжения. Румыния потеряла территории, отошедшие к Советскому Союзу (и, в отличие от Польши, не получила ничего). Прибалтийские страны Эстония, Латвия и Литва потеряли больше всех, будучи буквально стерты с карты после насильственного присоединения к Советскому Союзу.

Однако на недолгий период в 1987-89 годах все народы региона были, похоже, готовы оставить тени прошлого в прошлом, потому что советское руководство в лице Михаила Горбачева (и российское руководство в лице Бориса Ельцина) превратилось из источника страха в источник надежды. Впервые за историю империи зла Кремль был более реформаторским – зачастую гораздо более реформаторским – чем седеющие динозавры, управлявшие государствами-сателлитами. Люди в порабощенных странах заворожено наблюдали как Андрей Сахаров обретал общегосударственную известность в Москве, как КПСС теряла свою монополию на власть, СМИ становились свободными, а преступления прошлого были признаны одно за другим.

Было возможно, хотя, вероятно, и нереалистично, представить, что весь пост-коммунистический мир отправится в сторону свободы и реформ дружеской толпой. В 1988 году, будучи корреспондентом в бывшей ГДР, я очаровано наблюдал, как восточногерманские подростки выстраиваются в очередь, чтобы почитать советские пропагандистские материалы, которых они раньше избегали: теперь же они поглощали их, потому что в них рассказывалась правда об истории, которую их собственные СМИ до сих пор хранили под замком. Спустя несколько месяцев, в разгар «бархатной революции» в Чехословакии, я посетил своего друга-диссидента, извинившегося передо мной за ожидание: он задержался, потому что обсуждал по телефону тактики протеста с «Андреем». Это был Андрей Сахаров. В Литве, после убийственного и неумелого советского разгрома в январе 1991 года, я видел, как у здания литовского парламента росли горы цветов, украшенные российскими и литовскими трехцветными флагами с траурными ленточками. На одном из них была простая надпись «простите нас». Лозунг «За вашу и нашу свободу», олицетворявший собой единство польских, литовских и русских демократов в 1863 году, приобрел реальное значение. Однако это продолжалось недолго. Ущерб, нанесенный принудительным соседством в советском стиле, был слишком силен.

Да и в Москве чувства охладели. Многим русским было сложно понять, почему их бывшие союзники столь недружелюбны. «Прибалтика от нас отказалась», — с грустью сказал мне либерально настроенный друг, когда я встретился с ним в 1992 году в Санкт-Петербурге. Ему было непонятно, как страны, бывшие раньше столь близко, сегодня могли заявлять о введении визового режима для России. Когда к концу десятилетия страны Восточной и Центральной Европы начали двигаться в сторону НАТО, страдания в России превратились в ярость. Это была уже не просто неблагодарность, это было предательство. Запад не имел никакого права посягать на регион, который всегда был передним двором России. А странам региона нечего было прыгать в постель к Америке. Политики вроде Евгения Примакова, главы разведки, ставшего министром иностранных дел (и, со временем и на короткий срок, премьер-министром), говорили, что присоединение к НАТО было особенно «непозволительно» для прибалтийских государств. Русские не понимали, что чем больше они жалуются, тем больше гарантия того, что их бывшие сателлиты будут приняты в альянс.

Множеством других способов Россия укрепила окружающих в подозрениях о том, что по-прежнему сохраняет старое имперское мировоззрение и амбиции по поводу региона, лежащего между Балтийским и Черным морем. Она мошенничала с поставками природного газа. Ее шпионы были дерзки и энергичны. Российское влияние в СМИ, политике и общественной жизни иногда бросалось в глаза, иногда было скрытным, но всегда оставалось нежеланным. Кроме того, Россия решила возродить самые неприятные части советской историографии. Г-н Путин заявил на пресс-конференции, что пакт Молотова-Риббентропа был не более, чем отменой несправедливой сделки, к которой Советскую Россию принудили в конце Первой мировой войны. Отрицание убийства в Катыни 20 тысяч польских офицеров и резервистов, ранее предназначенное для ограниченной группы маргинальных экстремистов, стало частью официальной идеологии СМИ и политиков. Людей, оспаривавших нео-советский взгляд на историю, называли «фашистами».

На этом фоне перезагрузка Польши поразительна. Она началась с незаметного решения в 2007 году организовать совместную рабочую группу по «сложным историческим вопросам». Многие подняли это на смех. Как можно было приравнять русский список кажущихся обид (польская неблагодарность за «освобождение» 1945 года, негодование по поводу смерти советских военнопленных в 1920 году) с фантастическими преступлениями сталинской эпохи? Однако насмешники (и я был одним из них) оказались неправы. Уверенная работа историков принесла серьезную пользу – они находили архивы, выявляли факты, уточняли цифры, даты и время. Споры по поводу толкований продолжаются, но основные факты того, что, когда и с кем произошло, никогда еще не были так ясны или менее оспариваемы.

Следующая фаза перезагрузки началась, когда г-н Путин посетил в 2009 году балтийское побережье Польши, чтобы принять участие в мероприятиях, отмечающих годовщину нацистского нападения 1939 года. В ходе этого визита он почти извинился за пакт Молотова-Риббентропа. Опять же, для многих этого оказалось недостаточно. Российский лидер представил пакт, как ужасную ошибку, а не отвратительное преступление: вводя в заблуждение, он поставил пакт в один контекст с другими сделками, заключенными другими странами (как, например, французско-британское предательство Чехословакии).

Но этот визит подготовил почву для другого: совместного ознаменования 70-й годовщины Катыни, проведенного г-ном Путиным и г-ном Туском. Вид г-на Путина, скорбно преклоняющего колено перед мемориалом, был поразителен. Не менее поразителен был тот факт, что фильм о расстреле, снятый величайшим польским режиссером Анджеем Вайдой, был показан по российскому телевидению. Но возможности для придирок еще оставались. Г-н Путин выступил с заезженным и заведомо ложным сравнением между судьбой русских военнопленных в Польше после 1920 года (чья смерть стала трагедией, но не результатом массового убийства) и судьбой польской нации, [чьи лучшие представители были ]убиты по прямому приказанию советского руководства.

Однако по-настоящему замечательной стала реакция на трагическую авиакатастрофу в апреле 2010 года, в результате которой погиб президент Лех Качиньский и десятки высокопоставленных польских чиновников. Г-н Путин, явно расстроенный, публично утешал г-на Туска, заявив, что расследование камня на камне не оставит и будет проведено под его личным наблюдением. Фильм Анджея Вайды был показан вновь, на этот раз не по каналу «Культура», а в прайм-тайм на одном из самых популярных телеканалов страны.

Желающие попридираться по мелочам по-прежнему могли найти причину. Нельзя сказать, чтобы Россия безусловно извинилась перед Польшей за преступления советского прошлого. (Это как если бы современная Германия неохотно признала, что Холокост был, и что ответственность за него несет Третий рейх, однако продолжала бы держать под замком архивы Освенцима и отказываться выплачивать компенсацию за убитых там людей.) Россия по-прежнему оспаривает в Страсбурге иск, поданный родственниками жертв Катыни. Остаются и другие невыясненные исторические вопросы.

Одноко это не стало проблемой. Политический климат изменился настолько, что (мягко говоря) различающиеся толкования истории превратились во второстепенную политическую проблему, перестав быть метафорой для отношений. Это огромный сдвиг. При предыдущих польских правительствах прошлое бросало тень на настоящее. Любое событие в России рассматривалось через призму реваншистского, нео-советского и угрожающего поведения. Собственные сильные стороны Польши недооценивались, принципиальные слабые стороны России игнорировались.

В первую очередь изменилось восприятие с польской стороны. Для полоноцентричных комментаторов может показаться удивительным, но русские не просыпаются с утра в раздумьях о польской истории. Эгоцентризм – это постоянная характеристика русского политического мышления, как и почти намеренное игнорирование «маленьких» стран (на самом деле, население Польши составляет почти 40 миллионов человек, но для страны с населением в 140 миллионов и крупнейшей территорией в мире, это все равно мало). Русские сердятся по поводу стран, вроде Грузии и Эстонии, когда им кажется, что те «провоцируют» Россию. Они могут осерчать на Украину, если она «крадет» русский газ. Но при наличии возможности, большинство русских (и большинство русских политиков) предпочитают не думать о таких странах, как Польша, точно так же, как нельзя ожидать, что американец будет тратить много времени, беспокоясь о внутренних делах или внешней политике Мексики. У России достаточно своих собственных проблем.

В Польше все было наоборот. У каждого поляка есть мнение о России, обычно негативное. Это создает благодатную почву, как для искренних, так и для сеющих раздор политиков. Гениальность подхода Туска и Сикорского к польской внешней политике состоит в том, что они перестали искать дешевой популярности, и начали думать о реальных национальных интересах Польши. Просто невозможно, чтобы Польша была заинтересована в плохих отношениях со всеми ближайшими соседями (и, можно поспорить, что не нужно иметь плохих отношений ни с кем). Особенно превратно искать поводы для ссоры с обоими важными соседями, полагаясь на поддержку дальних стран, таких как Соединенные Штаты, или даже той же Британии («знаем – плавали», могут сказать на это поляки). Качество и количество внимания, которое Польша может ожидать получить в Вашингтоне, не сравнится с польской нуждой во внешней поддержке, особенно если она находится в прохладных отношениях, как с Берлином, так и с Москвой. Это был тупик, в который загнало страну предыдущее правительство Ярослава Качиньского.

Польша была (по крайней мере, в своих собственных глазах) героем. Он стала сверхпреданным союзником в Ираке и Афганистане. Ее спецслужбы с радостью сотрудничали в ЦРУ по программам выдачи преступников и другим контртеррористическим операциям. Варшава энергично выступала за членство в НАТО для Украины и Грузии, за Литву и за права человека и политические свободы в Белоруссии. Но она все равно оставалась в изоляции.

Германия, Франция и другие крупные европейские страны просто не принимали Варшаву всерьез. Это было правительство, выступавшее с дипломатическими протестами в ответ на неблагоприятное освещение в СМИ (что является табу в Европейском Союзе или между любыми странами, считающими свободную прессу непременной частью законного и конституционного порядка). Даже вашингтонские «ястребы» из администрации Джорджа У. Буша морщились от некомпетентности, путаных приоритетов и нереалистичных ожиданий, исходящих от их главного восточноевропейского союзника. Один чиновник сравнил Польшу той эпохи (это было сказано глубоко в контексте, и я цитирую по памяти) с любимой, но плохо обученной собакой. «Я ее обожаю, — сказал он. – Но она гадит на ковер, раздражает соседей, все время лает, вылизывает мое лицо, когда я пытаюсь работать, и клянчит еду».

С начала перезагрузки Польша ведет себя по-другому. Она не только не ищет поводов для ссоры, не лает и не скулит, но и помогает решать проблемы вместо того, чтобы их создавать. Вероятно, крупнейшим дивидендом перезагрузки стало улучшение отношений с Германией. Никогда еще в истории Польши они не были лучше. Вместо параноидальной, раздражительной позиции, обе стороны полны теплых слов. Когда перед декабрьскими выборами Радослав Сикорский захотел выступить с жестким посланием к белорусскому режиму, он отправился туда вместе со своим немецким коллегой Гвидо Вестервелле. У г-на Туска отличные отношения с канцлером Германии, общепризнанной полонофилкой Ангелой Меркель. (С Россией, личные отношения в первую очередь существуют между г-ном Туском и г-ном Путиным; отношения г-на Сикорского и его коллеги Сергея Лаврова можно описать как граничащие с сердечными.)

С точки зрения Германии, сегодня Польшу можно охарактеризовать как Salonfähig [вхожую в приличное общество]. Влиятельное пророссийское лобби в Германии не может возражать против хороших отношений с Польшей, когда сама Россия этого не делает. Между Польшей и Германией еще есть проблемы (например, она бы хотела, чтобы польское меньшинство в Германии получало такой же уровень образования, как и этнические немцы в Польше, и ее по-прежнему немного беспокоит реваншистская риторика, исходящая из некоторых уголков консервативного Христианско-демократического союза г-жи Меркель).

В некотором смысле, Польша выделяется из своего окружения. У других стран никогда не было таких плохих отношений с Германией (г-н Качиньский, похоже, считал Германию не меньшей угрозой, чем Россия). Но никто из других стран не стал и подлизываться к России подобным образом.

Под талантливым руководством Карла Шварценберга, Чешская Республика остается «ястребом» по правам человека и энергично выступает по таким вопросам, как энергетическая безопасность и поддержка «Восточного партнерства» (попытка ЕС сосредоточить свое внимание на Армении, Азербайджане, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украине). В Венгрии Виктор Орбан демонстрирует вызывающий беспокойство подход «а-ля Путин» к СМИ и судебной власти, но его отношения с российским премьер-министром можно охарактеризовать как очень холодные. Национальная энергетическая компании Венгрии MOL пытается избавиться от нежеланного российского акционера, компании «Сургутнефтегаз», известной своей скрытной схемой собственности. В 2006 году г-н Путин предпринял попытку избавиться от исторических призраков, витающих над отношениями с Венгрией, извинившись (как всегда, довольно двусмысленно) за советское вторжение 1956 года. Он также дистанцировался от советского вторжения в Чехословакию. Это помогло разрядить отношения, но не возымело того преобразовательного эффекта, как в случае с Польшей.

На юге и на востоке ситуация тоже непростая. Россия сильно надавила на Хорватию, чтобы заручиться ее сотрудничеством в трубопроводной дипломатии. Отношения России с Сербией и с боснийской Республикой Сербской хорошие. Но она поссорилась с новым болгарским правительством, которое считает, что Россия использовала Софию в своих интересах по нескольким энергетическим вопросам. Отношения с президентом Румынии Трайаном Басеску всегда были ужасными: идеализированный образ Румынии, как романской страны, окруженной морем славян и мадьяров, подогревает в румынах глубокий скепсис по поводу России, вне зависимости от партийной принадлежности и идеологии. Для России критерием успеха в Юго-Восточной Европе является трубопровод «Южный поток», который должен соперничать с поддерживаемым ЕС проектом «Набукко» (и принести тому несчастье). «Набукко» несет газ из Средней Азии, с Кавказа и из Ирака в Европу через Турцию. «Южный поток» несет российский (и среднеазиатский) газ в Европу через Черное море. Оба проекта не в очень-то хорошей форме, но «Набукко» гораздо ближе к реальности. Десятилетие задирок, восхвалений, выкручивания рук и фанфаронства в энергетической дипломатии Москвы принесли поразительно мало результатов.

Это, между прочим, отражает часто неверно понимаемую роль России в регионе. В сравнении с любой отдельной страной среди новых членов ЕС, Россия действительно похожа на сверхдержаву; однако в сравнении с Евросоюзом в целом Россия выглядит хило во всем, кроме своего ядерного арсенала. Кремль может нанести большой вред Грузии или Украине или Латвии. Но он не в состоянии затеять драку со всем Евросоюзом. Это не означает, что бывшие порабощенные народы могут полагаться на единую политику ЕС в отношении России. Но это означает, что Россия подходит к своим отношениям с ЕС с позиций фундаментальной слабости.

Как же следует трактовать на этом фоне особенную и удивительную «перезагрузку» Польши? Многие вполне обоснованно приветствуют спокойный и сердечный тон в отношениях между Москвой и Варшавой. Само по себе исчезновение одной лишней проблемы является приятной новостью. Но суть дипломатии не в том, чтобы поддерживать хорошие отношения и сохранять спокойствие. Задача дипломатии состоит в том, чтобы решать вопросы и продвигать национальные интересы. Второстепенным, но важным вопросом является защита интересов союзников. И в этом отношении программа польского правительства слегка отличается от реальности. Как и в случае с внутренней политикой (которую я как-то описал для журнала Economist как «выглядеть хорошо и не делать ничего»), презентация внешней политики довольно значительно превосходит ее практические достижения.

Начнем с Германии. Нет никаких сомнений, что Германия воспринимает Польшу всерьез (объем торговли между двумя странами в три раза больше, чем экспорт-импорт Германии с Россией). Она соглашается с польскими пожеланиями по Белоруссии. Она согласилась на план действий НАТО в чрезвычайных обстоятельствах, предполагающий, что немецкие войска будут гибнуть, защищая Польшу от (крайне маловероятного) военного нападения из России. Однако Германия по-прежнему ценит свои отношения с Россией. Германия умышленно затягивает решение таких вопросов, как Грузия и Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Она вообще не горит желанием ускорить интеграцию Украины в ЕС или НАТО. Она с прохладцей относится к таким вопросам антлантической политики, как миссия в Афганистане. Лишь в этом году она, наконец, откроет свой рынок труда для рабочих из «новых» членов ЕС, таких как Польша – в то время как Британия, например, сделала это еще в 2004 году.

Германии не нравится идея либерализации услуг внутри ЕС, что приведет к оживлению деловой активности в новых государствах-членах, имеющих энергичную, гибкую и многоязычную рабочую силу. Германия по-прежнему тесно связана с Россией в области энергетики и поддерживает строительство трубопровода «Северный поток» по дну Балтийского моря несмотря на решительные возражения Польши. Короче говоря: Германия ведет себя вежливо и дружелюбно, но она не является союзником Польши в том смысле, что жертвует своими собственными важными интересами ради Варшавы.

То же самое, только еще более явно, верно и в отношении России. Правда то, что напряженность была сглажена. Торговля процветает, что означает рабочие места, зарплаты и инвестиции. Объем торговли между двумя странами еще далек от уровня, который привел бы к экономической зависимости: на самом деле, учитывая запланированный терминал для приема сжиженного природного газа и вероятную разработку запасов сланцевого газа, Польша все больше снижает свою зависимость от главного экспортного продукта России. Россия понимает, что не может ссориться с Польшей, не влезая в драку со всем Евросоюзом. А с разумным г-ном Туском у руля, Евросоюз с гораздо большей готовностью придет Польше на помощь, если Россия начнет вести себя неприятно.

Все это желательные перемены. Но Россия ничуть себя не затруднила, чтобы помочь Польше. Расследование авиакатастрофы под Смоленском шло медленно и небрежно. Это привело к возникновению различных теорий заговора и излишне осложнило жизнь г-ну Туску. Многие поляки собирают невыясненные вопросы, окружающие любое крупное новостное событие, и увязывают их в паутину интриг и убийственных намерений: почему на аэродроме не была установлена самая современная система приземления? Почему свидетели называют разное время падения самолета? Откуда появился таинственный туман? Почему российские авиадиспетчеры, ответственные за произошедшее, исчезли из виду? Почему официальный российский отчет возлагает всю вину на польскую сторону, и никакой вины на российскую небрежность и некомпетентность? Ответы вполне просты. Самолет действительно опаздывал, а его пассажиры торопились. Пилоты испытывали давление, так как должны были доставить свой VIP груз в правильное место и вовремя. Они приняли неверное решение посадить самолет в неблагоприятных условиях, подлетая к аэропорту на слишком низкой высоте. И высокое дерево, выросшее в неправильном месте в неправильное время, зацепило крыло президентского самолета, лишив экипаж возможности совершить аварийный взлет. Любящие теории заговоров поляки считают, что русские способны на многое, но даже они не могут приписать им это ключевое, фатальное дерево.

Но российская сторона все равно усложнила г-ну Туску задачу отражения атаки конспирологов. Новости о том, что электронное оборудование (мобильные телефоны, персональные компьютеры и прочее), принадлежавшие погибшим полякам, подверглось перед возвращением родственникам погибших проверке и разборке, указывали на подлое любопытство со стороны российских спецслужб. Задержки и оставшиеся без ответа вопросы разжигали подозрения о том, что что-то не так. Однако правда состоит в том, что расследование проходило так, как работает практически все в российском бюрократическом аппарате: медленно, скрытно и без особой заботы об интересах общественности.

Россия также не торопится разобраться с невыясненными вопросами «сложных исторических проблем», Это еще может измениться, возможно, даже вовремя, чтобы помочь г-ну Туску победить на повторных выборах этой осенью. Но сейчас все выглядит так, будто Россия забавляется с Польшей: подцепив ее на крючок отношений, где провал равносилен политическому ущербу и необходимость демонстрировать хоть какие-то признаки успеха жизненно важна, Москва демонстрирует нечестный и интриганский подход. Мало кто среди поляков испытывает какие-то иллюзии по поводу новых русских друзей.

Действительно, сложно утверждать, что вежливая дружелюбность на официальном уровне и немного теплых личных связей между высокопоставленными фигурами представляют реальные перемены в направлении позитивного, динамичного сотрудничества, схожего, например, с отношениями между Польшей и Швецией. У «перезагрузки» нет ни глубины, ни масштаба американской попытки восстановить отношения с Россией: у Польши нет тесных связей с российскими военными. Более того, Россия, похоже, решила оставить тактические ядерные ракеты в анклаве Калининград, граничащем с Польшей. Кроме того, у двух стран нет официального диалога по вопросу защиты прав человека, схожего с тем, что Майкл Макфол из Совета по национальной безопасности США упорно ведет со своим российским коллегой Владиславом Сурковым.

И у американской, и у польской «перезагрузки» есть схожие преимущества. Они разрядили проблематичные отношения, подарив политикам пространство для маневра и освободив время, чтобы сосредоточиться на более важных вопросах. Однако, у них есть и схожие издержки. Они снимают с России давление по поводу защиты прав человека и вопросов доброжелательного соседства. Они рискуют оставить малые страны и лидеров оппозиции в самой России в изоляции и без защиты. Они отказываются от позиции морального и стратегического превосходства в пользу прагматичного подхода, ориентированного на результат. Возможно, это то, чего хотят избиратели; политиков нельзя винить слишком сильно за желание сосредоточиться на очевидных проблемах и попытки отложить в сторону то, что похоже на второстепенные вопросы. Тем не менее, стоит разложить по полочкам некоторые риски польской перезагрузки.

Польскому подходу не хватает гарантий поддержки. После испорченной американской перезагрузки, когда Вашингтон объявил об изменениях в своих планах ПРО в годовщину советского вторжения в Польшу, администрация Обамы поняла, что следует значительно улучшить свои коммуникации и успокаивать новые государства-члены западного альянса в рамках НАТО (это пришлось сделать, преодолев возражения Германии, а Берлину, тем временем, было позволено приписать себе эту заслугу). Администрация Обамы поддержала планы беспрецедентно масштабных военных учений в Балтийском море – и новые учения запланированы на этот («Янтарная надежда»/Amber Hope) и следующий («Стойкий джаз»/Steadfast Jazz) год. Госсекретарь США Хиллари Клинтон считается решительным сторонником региона (хотя ее дипломаты иногда и демонстрируют более руссоцентричный подход). Америка посылает на конференции [в странах региона] высокопоставленных дипломатов (на недавней конференции по безопасности в Литве было особенно много высокопоставленных представителей Совета по национальной безопасности, Госдепартамента и других органов управления, пересекших Атлантический океан с единственной целью принять участие во встрече). Президент Барак Обама даже нашел время, чтобы позвонить латвийскому премьер-министру Валдису Домбровскису, чтобы поздравить его с победой на выборах в прошлом году. Общее население Латвии и Литвы составляет менее шести миллионов человек.

А вот Польша ведет себя несколько по-другому. Дипломатическая депеша, опубликованная сайтом WikiLeaks, раскрывает, что Польша возражала против решения НАТО распространить планы на случай чрезвычайных обстоятельств на прибалтийские страны. Предположительно, Варшава опасалась, что расширение планов на северо-восток сделает их менее надежными. Польша не демонстрирует особого интереса в улучшении дорожных, железнодорожных и межсистемных связей с прибалтийскими государствами. Она позволила банальным проблемам, связанным со школьной программой образования, реституцией собственности и использованием польских букв вроде «ł» в официальных документах, испортить свои отношения с Литвой. Г-н Сикорски заявил, что не поедет в Литву, пока не будут удовлетворены польские требования. Многие в Латвии и Эстонии считают подобный подход вздорным и потакающим своим прихотям. В результате их страны тоже страдают.

Справедливости ради стоит заметить, что Польша придала новый вес ранее агонизирующей Вышеградской группе (включающей также чехов, словаков и венгров). Сегодня Польша считает ее полезным центральноевропейским собранием в рамках ЕС. У Польши отличные связи с Чехией, а сотрудничество с Венгрией по вопросу сменяющегося каждые шесть месяцев президентства ЕС (сейчас президентом является Венгрия, а Польша заступит на это место в июле) проходит без сучка, без задоринки. Польша также попыталась найти точки соприкосновения с режимом в Белоруссии. Когда эта попытка провалилась на фоне неожиданного преследования оппозиции после декабрьских выборов, Польша жестко лоббировала в пользу белорусской оппозиции и выделила щедрые денежные средства на помощь.

Однако дух прагматизма все еще витает. Польша не сделала ничего, чтобы поддержать выступивших в защиту демократии калининградских демонстрантов, когда в прошлом году они были избиты и брошены в тюрьму. Она в основном молчит по поводу нарушений прав человека в России (хотя и заявила, что поддержит визовый запрет для тех, кто был замешан в убийстве в результате пыток юриста Сергея Магнитского). Она также не стала поднимать шум по поводу решения Франции продать России боевые корабли класса «Мистраль» и по сути отказалась от попыток помочь Грузии.

Все это оправданно в краткосрочной перспективе. Было бы несправедливо ожидать, что Польша возглавит кавалерийскую атаку против российских танков, особенно в тот момент, когда большинство других стран ЕС (и Америка) продемонстрировали готовность заключать сделки с преступным режимом в Кремле. Однако факт остается фактом: если ее не сдерживать, Россия является для региона пагубной силой. Она ведет хорошо финансируемую психологическую войну против прибалтийских государств и Финляндии. Ее проникновение в руководящие структуры ЕС поразительно и тревожно. Слабость, продемонстрированная органами ЕС в ответ на войну в Грузии, должна стать поводом для глубокого беспокойства. То, что Россия слаба и находится в упадке, не означает, что она неопасна (и, кроме того, будущие правители вполне могут прельститься идеей устроить конфронтацию с соседями, чтобы получить народную поддержку и отвлечь людей от ужасных проблем дома).

Наилучший способ иметь дело с Россией для стран ЕС и НАТО это выступать максимально единым фронтом. Неспособность к этому играет на руку жестокому клептократическому режиму в Кремле, не желающему отказываться от планов на старую империю. Эти российские устремления возлагают особенную ответственность на крупные страны, которые должны показать, что отношения с Кремлем не развиваются за счет малых или более слабых стран. Америка смогла так сделать. Тоже самое можно сказать и про Германию, с тех пор как к власти там пришла Ангела Меркель. Польша должна последовать их примеру.
Оригинал публикации: Essay: Russia’s Reset and Central Europe
http://www.inosmi.ru/europe/20110305/167102115.html

Через 20 лет миром будет править американская «диктатура демократии»

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с экс-советником президента Азербайджана по вопросам внешней политики, известным экспертом-арабистом Вафой Гулузаде:

— В течение шести месяцев в Египте должны пройти президентские выборы. Уже сейчас некоторые эксперты полагают, что генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Мусса, который в следующем месяце покинет данный пост, становится наиболее вероятным кандидатом в президенты Египта. Каково Ваше мнение на этот счет?

— Президентом Египта может быть и Амр Мусса, и любой другой египтянин, но суть не в этом. Суть в том, что в Египте имела место не политическая революция, а социальный взрыв. Поэтому новым властям Египта необходимо будет заниматься социально-экономическими вопросами: вопросами зарплат для бюджетников и цен на рынке, улучшением социального положения простого народа и т.д. Я не знаю, сможет ли этим заниматься Амр Муса. Он всю жизнь сидел в Лиге арабских государств, до этого был главой МИД, то есть не занимался экономикой.

— Под влиянием событий в Тунисе и Египте начались волнения в Йемене, Иордании, Алжире и теперь уже в Иране. Постигнет ли правящие режимы этих стран участь правящих режимов Туниса и Египта?

— Мир меняется, и в современном мире большую роль играет Интернет. Обратите внимание, что за всеми последними событиями в мире стоит молодежь, в том числе и в Иране. Мобильная связь и социальные сети поднимают молодежь по всему миру.

Что касается конкретно этих стран, то в Иране, помимо социальных требований, есть политические, направленные на свержение правящего режима мул. Да и правящий режим в Иране более репрессивный. Поэтому в Иране не получится мирной смены власти. К тому же к беспорядкам в Иране могут добавиться и воздушные удары со стороны Израиля по ядерным объектам. У Алжира другая специфика, заключающаяся в том, что эта страна толком еще не вышла из гражданской войны, которая шла между официальной светской властью и исламистами.

Безусловно, американцы будут использовать весь свой вес, чтобы в этих странах к власти пришли светские силы.

В Египте, Тунисе, Иордании и Йемене нет опасности прихода к власти исламистов. Только в Алжире не совсем понятно, так как там очень сильны исламисты. К тому же не обязательно, чтобы во всех этих странах проходили революции. К примеру, в Иордании нет необходимости в революции, так как король провел реформы сверху, быстро разделил власть с оппозицией, отдав ей половину мест в парламенте, и продолжает предпринимать другие меры для снижения социальной напряженности в обществе.

Несомненно, также и заинтересованность внешних сил, в частности США, которые также будут влиять на процессы в этих странах.

— Недавно в Судане прошел референдум о самоопределении Южного Судана, на котором 98,83% участников отдали голоса за отделение Юга и создание независимого государства. Сможет ли этот факт стать прецедентом для других стран?

— Референдум об отделении Южного Судана – очень нехороший прецедент, потому что на основе таких прецедентов США будут устанавливать новый мировой порядок. Такой раздел выгоден США, так как после раздела Судана обе его части будут ориентироваться только на США. Судана, как такового, уже нет, а его нефть будут использовать американцы и члены их команды.

Уверен, что первым делом этот прецедент ударит по России, ведь в России много сепаратистских движений, особенно на Северном Кавказе. Я уже не говорю о том, что этот прецедент ударит по нам – это мелочи. То есть, сценарий раздела страны превратился в реальность. В начале кровавые войны, а потом мирные переговоры. На них люди понимают, что лучше, чем каждый день погибать в огне, разделиться и жить порознь.

— Каким Вы видите новый мировой порядок?

— Думаю, что мир будет меняться. Я давно говорил об однополярном мире, под которым я подразумевал США и группу союзников. Сейчас уже однополярный мир создан: США, Европа, Япония, Южная Корея и в целом все те страны, ориентирующиеся в своей внешней политике на США, в том числе страны Балтии, Грузия и бывшие союзники России – Балканские страны.

Мир, безусловно, не будет чисто однополярным, как мы это себе привыкли представлять. То есть, это не будет жесткий диктат одной страны, будет вертеться ряд маленьких полюсов под общим руководством США. Дело в том, что США – демократическое государство, и управлять миром Вашингтон будет посредством диктатуры демократии.

Это будет система государств по разделению полномочий, типа всеобщего разделения труда. Мировому сообществу не нужна война и противостояние, а кооперация по примеру коалиций государств, вместе воевавших в Ираке. К примеру, коалиция стран по выполнению функций МЧС в мире – некая полувоенная структура.

А все это будет находиться под наблюдением США. При этом американцы не намерены на кого-либо давить и заставлять. Все будет на приемлемых условиях.

— Подчинится ли Россия однополярному миру США?

— Уверен, что в будущем и Россия будет в поле действия США. Если в России такие одиозные личности, как Жириновский, кричат о необходимости вступления в НАТО, или раздаются возгласы о необходимости отделения Кавказа, то все это говорит о том, что мы все находимся на заре новой эпохи передела мира. И это естественный процесс. Развалилась огромная могучая империя – СССР, и после этого должен последовать передел мира.

Теперь США нацелены последовательно, без какой-либо войны, поглощать Россию. Путем бизнеса и создания совместных предприятий, культурным путем и т.д.

Уже сегодня Арбатов говорит, а почему бы России не участвовать в военных операциях НАТО в Афганистане. При этом он имеет в виду не участие в наземной операции, а в воздушной. То есть, получается, что российская авиация под командованием американцев будет наносить воздушные удары по талибам? Как будто это не означает участие в боевых операциях в Афганистане…

Все это говорит о тяжелом положении России и о грядущих серьезных переменах, которые всех нас ожидают.

Кстати, Россия могла бы быть представлена в коалиции МЧС.

— Что тогда ждет такие страны, как Бразилия, Индия и Китай?

— В новом миропорядке эти страны будут представлены как страны третьего мира. То есть, они достаточно нейтральны в политическом отношении, но в экономическом плане будут ориентироваться все же на США.

Вместе с тем, Китай не будет подчиняться США в системе нового миропорядка, но будет продолжать выполнять экономические заказы США, которые те не хотят выполнять. То есть, Китай будет продолжать играть роль огромной фабрики для США.

— Когда будет сформирована диктатура демократии США, как новый миропорядок?

— Это долгий и сложный процесс. Думаю, что этот процесс займет не меньше 20 лет. От этого срока будет многое зависеть в плане того, каким станет Китай за эти 20 лет, или сможет ли Россия выбраться и совершить прорыв.

источник — http://novosti.az/analytics/20110216/43638677.html

В стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана


Собеседник приложения «Зеркало» — политический обозреватель Ризван Гусейнов.

— Согласование очередного, третьего этапа Плана действий индивидуального партнерства (IPAP) между Азербайджаном и НАТО откладывается. Что, по-вашему, происходит между сторонами? Можно ли полагать, что процесс интеграции Азербайджана в евроатлантические структуры безопасности замедляется?

— Несомненно, военное сотрудничество полезно и необходимо как США, так и Азербайджану — ведущему, наиболее богатому и транзитно важному государству Южного Кавказа. То, что затягивается не только подписание этого документа в рамках сотрудничества с НАТО, но и американо-азербайджанские консультации по IPAP, говорит о наличии проблем в сфере военно-политического сотрудничества между США и Азербайджаном.

Возможны две версии причин задержки развития двустороннего военного сотрудничества и осуществления совместных проектов в этой сфере. Во-первых, администрация Обамы разрабатывает новый план своего видения американской политики на Ближнем Востоке, в Персидском заливе (вокруг Ирана), а также относительно Афганистана. В этой связи и задерживается дальнейшее выполнение планов совместного сотрудничества с Азербайджаном, которому уделяется важная роль по иранскому вопросу, транзиту и поддержке коалиционных войск в Афганистане.

Возможно, что провал попыток открыть армяно-турецкую границу методом продвижения цюрихских протоколов также вынуждает США по-новому взглянуть на роль Азербайджана в регионе. Другой причиной задержки развития сотрудничества может быть имевшая место задержка в назначении посла США в Азербайджане. Теперь, когда им назначен экс-сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза, возможно, наступит более активная фаза американо-азербайджанского сотрудничества, в том числе и в военной сфере.

— Что, по-вашему, более выгодно Азербайджану с точки зрения решения проблем безопасности — сближение с НАТО или ОДКБ? Что можно заметить в проводимой официальным Баку в последние годы политике в данном направлении?

— С точки зрения национальной безопасности Азербайджана, на данном этапе нам нужно соблюдать баланс между интересами влиятельных внешних политических центров в регионе и нашей стране. Речь идет о балансе между Россией и США — сегодня важно не допустить того, чтобы был крен в какую-либо из этих сторон.

Однако в стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана, поскольку российское детище — ОДКБ — не несет в себе ничего интересного, созидательного и конструктивного даже для членов этой организации (кроме самой России и ее форпоста — Армении, оккупировавшей территории Азербайджана). Так что с ОДКБ в обозримом будущем Азербайджану нечего обсуждать.

Азербайджан готов углублять отношения с НАТО, однако не ценой ухудшения своих отношений с соседними странами, в первую очередь Россией и Ираном. Дело в том, что у НАТО нет четкого видения и плана относительно Южного Кавказа: пример Грузии в августе 2008 года показал, что Североатлантический блок не намерен противостоять России в этом регионе. Отсюда Азербайджан и делает выводы и не торопится подписывать с НАТО и США программы сотрудничества, в которых наша страна, возможно, рассматривается как плацдарм против Ирана или кого-то еще.

То есть наиболее весомой причиной затягивания развития американо-азербайджанского военного сотрудничества является неопределенность в позиции США относительно своей политики на Южном Кавказе, в том числе и в Азербайджане. К сожалению, администрация Обамы смотрит сейчас на Азербайджан в основном только как на партнера в сфере энергетической безопасности и как на транзитный коридор в Афганистан. Предметом повышенного интереса Штатов является то, что Азербайджан граничит и имеет специфическое влияние на Иран, где около 30% населения составляют азербайджанцы. Привязанность американской политики к иранской проблеме стала уже манией, и в этом вопросе планы США во многом не совпадают с интересами Азербайджана, который не желает быть площадкой для военно-политических игр Пентагона в нашем регионе.

— Можно ли считать удовлетворительным уровень двусторонних военно-политических и экономических связей Азербайджана со странами региона? Если можно, дайте характеристику отношениям с Россией, Грузией, Ираном, Турцией, Казахстаном, Туркменистаном…

— Что касается развития военнополитических и экономических отношений Азербайджана с соседними странами, то они развиваются в соответствии с тем, как эти страны понимают и поддерживают национальные интересы, региональную и внешнюю политику нашей страны.

Можно долго говорить о совместных проектах Азербайджана с соседними странами в различных сферах, но легче будет разделить этот список на две группы. В первую входят Турция, Грузия и Россия, с которыми у нас есть объемные проекты в экономической и военно-политической областях.

Во вторую — Казахстан, Туркменистан, Иран, с которыми есть определенные экономические, энерготранзитные проекты, а в военной сфере, особенно с Ираном и Туркменистаном, практически нет серьезного сотрудничества, кроме как в сфере охраны приграничной полосы на суше и на море.

Не секрет, что на первом месте стоит сотрудничество Азербайджан-Турция, поскольку мы являемся естественными союзниками и стратегическими партнерами. Президенты Турции и Азербайджана подписали Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, затем был создан Высший совет стратегического партнерства Азербайджана и Турции, который, возможно, соберется на свое первое заседание весной 2011 года в Баку.

Следует отметить, что ВПК Азербайджана сотрудничает с турецкими военными ведомствами, намечено совместное производство различных видов вооружений и военной техники в Азербайджане.

Другим важным партнером Азербайджана является Грузия, через территорию которой проходят важнейшие энерготранзитные артерии, и в экономику которой Азербайджан делает самые большие инвестиции. В военной сфере с Грузией налажено широкое сотрудничество по линии программ НАТО, равно как и в различных сферах, представляющих двусторонний интерес.

Одним из самых больших крупных партнеров Азербайджана в экономической и военной сферах является соседняя Россия. С этой страной у нас осуществляются не только энерготранзитные поставки, но и широкий спектр торговых, экономических, транспортных, инвестиционных проектов. Также Азербайджан для России является одним из самых перспективных рынков продажи вооружений и военной техники, особенно военной авиации, ЗРК, систем ПВО и тяжелой бронетехники. Но в свете того, что Россия периодически, после того как продает нам оружие, дарит такое же агрессору — Армении, считаю, что перспективы расширения военного сотрудничества между Азербайджаном и Росвоенпромом становятся все более туманными.

— В 2011 году ожидается обсуждение в парламенте Стратегического оборонного обозрения страны. Этот документ считается третьим по значимости после Концепции национальной безопасности и Военной доктрины. Как вы считаете, можно ли считать эти документы важными с точки зрения определения тактических и стратегических целей Азербайджана? Как можно оценить ближайшие перспективы страны с учетом этих документов?

— Готовящееся к рассмотрению в парламенте страны Стратегическое оборонное обозрение пока является полной тайной для общественности страны. Дело в том, что этот важный документ обычно принимают в ведущих государствах мира, ориентированных на наступательную внешнюю, в том числе военную политику.

Концепция Стратегического оборонного обозрения состоит в определении места государства на геополитической карте региона, в современном мире и ставит задачи по определению союзников, партнеров, а также потенциальных и реальных недругов как среди соседних, так и среди дальних стран.

Принятие Стратегического оборонного обозрения Азербайджана позволит решать блок вопросов, касающихся необходимости действовать на опережение при урегулировании кризисов, с тем чтобы не допускать возникновения вооруженных конфликтов против суверенного государства и вокруг него.

Также определяются существующие угрозы для национальной безопасности страны, в том числе и новые, включая обеспечение кибербезопасности.

Это очень серьезный документ, и надеюсь, что все ответственные за его разработку лица и ведомства предпримут усилия для того, чтобы не только защитить национальные интересы Азербайджана, но и эффективно нейтрализовать потенциальных недругов, готовых поддержать агрессора, оккупировавшего азербайджанские земли.

— Известно, что Россия выступает в роли гаранта национальной безопасности Армении, что еще раз подтверждается изменениями в договоре о 102-й базе. В таком случае насколько полезной может считаться посредническая деятельность России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта? Каким образом Азербайджан должен строить свои военно-политические отношения с Россией?

— Россия — важная страна нашего региона и вообще серьезный военно-политический игрок на карте Европейского и Азиатского континентов. Однако, к сожалению, в правящей элите России нет единого мнения относительно роли и места РФ в регионе Южного Кавказа. К примеру, президент России Дмитрий Медведев серьезно понимает первостепенную роль Азербайджана на Южном Кавказе, в Прикаспийском регионе и в транзитной сфере. У Медведева более прагматичное видение как расширения отношений с Азербайджаном, так и разрешения Карабахского конфликта, являющегося проблемой региональной стабильности и препятствием для развития региона. Однако военно-промышленный комплекс РФ во главе с генералитетом смотрит на наш регион как на рынок продажи российских вооружений и техники, поэтому военпром заинтересован в постоянном поддержании напряженности в регионе, и Армения как форпост является лучшим способом достижения этого. В сохранении напряженности и двоякости в регионе заинтересованы российские силовики, спецслужбы, которые кормятся за счет «горячих точек».

В такой сложной и неоднозначной ситуации, имеющей место в российской правящей элите, сложно говорить о позитивной роли России в разрешении карабахского конфликта.

— Есть ли перспективное решение вопроса о статусе Каспия? Какие, на ваш взгляд, следует предпринять шаги для решения этой проблемы?

— В ноябре 2010 года в Баку прошел саммит глав пяти прикаспийских государств. Его итогом стало подписание соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии, совместное заявление президентов Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана и решение проводить каспийские саммиты ежегодно. Следующий, четвертый саммит пройдет в Москве, на котором есть шансы достичь полного определения статуса Каспия. Однако есть немало сомнений относительно того, что это будет достигнуто. Дело в том, что Иран категорически против, а Россия, Казахстан и Азербайджан уже давно подписали двусторонние документы, решившие эту проблему. Туркменистан недавно сделал большой шаг в сторону достижения соглашения с Азербайджаном по транзиту газа по дну Каспия на мировые рынки и другим двусторонним вопросам. То есть фактически вопрос определения статуса Каспия выпал из повестки дня, и особой необходимости в принятии решения по нему пока и нет.

— Вы считаетесь одним из журналистов, влияющих на общественное мнение в Азербайджане. Насколько важна, на ваш взгляд, роль медиа в решении проблем, возникающих в двусторонних и многосторонних связях нашей страны с зарубежными государствами и международными организациями?

— Роль СМИ традиционно велика в любых общественно-политических, социальных и иных процессах. Но в последние годы в связи с развитием электронных медиа, социальных сетей, блогов роль и влияние СМИ на жизнь общества возрастает астрономическими темпами. Не отстает от этих процессов и Азербайджан, где большую часть информации и аналитических выкладок можно получить посредством многочисленных и разнообразных СМИ.

Хотелось бы, чтобы азербайджанские СМИ становились более профессиональными и работали не только на местную публику, но и на международное сообщество, учитывали его интересы и особенности при преподнесении новостей и материалов. Это, несомненно, только повысит авторитет и роль СМИ в решении важнейших для Азербайджана вопросов на международной арене и в рамках различных организаций.

источник: http://www.zerkalo.az/2011-02-12/partnerstvo/16936-read