Геополитика Турции и мозаика американского проекта «Большого Ближнего Востока»

Бурные события в Магрибе и на Ближнем Востоке показывают, что человеческая история окончательно утратила естественность своего развития, приобрела проектный характер. «Теория заговоров» (конспирология) — может быть, и не лучшая из методологий научного исследования, но она вполне приемлема для построения гипотезы о сути происходящего. Там более что налицо попытки крупнейшего центра современного мира — США — развернуть ход мирового развития в интересах своего глобального господства.

* * *

Действия США в Ираке с весны 2003 г. мощно стимулировали активность турецких и сирийских курдов, что полностью отвечает задачам дробления региона в рамках американского проекта «Большого Ближнего Востока» в соответствии с англо-американо-израильскими планами создания «дуги нестабильности» от Ливана, Палестины до Сирии, Ирака, Персидского Залива, Ирана, вплоть до границ Афганистана и далее до Кашмира, Синьцзяня, Тибета — в русле «новой афганской политики» администрации Обамы.

В ходе иракской войны 2003 г. Турция — впервые после подписания Лозаннского договора 24 июля 1923 г. — была вынуждена смириться с навязанной США диспозицией, согласно которой курдское движение стало выступать в роли самостоятельного фактора международной жизни. Соответственно, агрессия США против Ирака стала точкой отсчета нового понимания турецкой политической элитой своей роли в мире и нового качества турецкой внешней политики. Вкупе с такими факторами, как неудовлетворенность позицией Европы в отношении вступления Турции в ЕС, рядом других, эта антизападная идеология укрепляет новый геополитический статус Анкары.

Новейшие изменения во внешней политике Турции означают, что ее интересы не обязательно должны совпадать с позицией США, у Турции заметно ослаб многолетний интерес к вступлению в ЕС, она, скорее, тяготеет теперь к Ближнему Востоку и готова учитывать региональные интересы России и Ирана. Для Турции становится все менее желательно региональное доминирование США, вся ее внешняя политика становится более сбалансированной. Кризисные тенденции в НАТО, американские сценарии по созданию Курдистана (с изменением нынешних границ Турции, Ирана, Ирака и Сирии), противоречия в бассейне Черного моря и на Кавказе позволяют гипотетически предположить вероятность в среднесрочной (а, возможно, и ранее) перспективе серьезных трансформаций во внешнеполитических предпочтениях Турции. Собственно, эти трансформации уже начались, знаковым в этом плане можно считать заявление Анкары в августе 2010 г. о намерении исключить из стратегии национальной безопасности упоминание в качестве основных внешних угроз России, Греции, Ирана и Ирака. Турция работает над кардинальным изменением своего геополитического ориентирования в мире.

Около двух лет одним из российских авторов была высказана точка зрения, согласно которой, в случае если курдское ирредентистское движение окажется успешным, необходимо срочное налаживание диалога с курдскими политическими силами и признание независимости Курдистана (1). Нетрудно догадаться, что такой шаг со стороны Москвы не только перечеркнул бы все позитивное, что достигнуто в российско-турецких отношениях, но и глубоко повлиял бы на отношения российско-иранские и российско-сирийские. На самом деле, необходимы шаги, предусматривающие отказ от изменения границ в районе Большого Кавказа и Ближнего Востока, как и от изменения многих других границ. Признание Россией Курдистана дало бы мощный толчок к «балканизации» региона — в условиях хрупкости собственного российского федерализма, особенно на Кавказе.

* * *

Одним из важнейших механизмов усиления влияния Турции в региональных вопросах Анкара считает развитие экономических связей с государствами региона. В этом русле лежит и относящаяся к середине 2010 г. инициатива о необходимости создания свободной торговой зоны между Турцией и арабскими странами. Турция испытала на себе негативное влияние региональных кризисов, ставших отчасти результатом политики США, и намерена взять инициативу в свои руки: путем налаживания экономических отношений со странами региона, с одной стороны, ослабить влияние западных держав на страны-соседи, с другой — взять в свои руки рычаги воздействия на сферу безопасности.

В том же контексте нужно рассматривать и турецкую активность в странах Центральной и Южной Азии. Представления о «новом мире, в котором региональные державы желают иметь право собственного голоса в вопросах региональной и международной политики», во многом проявляются в поведении Турции в Афганистане. Благоприятных факторов турецко-афганских отношений несколько. Первый — конфессиональный. Турция мусульманская страна, и присутствие ее военнослужащих в Афганистане намного спокойнее воспринимается местным населением, чем размещение здесь американских или европейских подразделений. Кроме того, Турция не является соседом Афганистана, и это преимущество, а не препятствие, Турция не заинтересована в установлении контроля над этой страной или в навязывании формы политического устройства, «как пытались делать большинство афганских соседей». Наконец, никакая другая страна не имеет такие войска с опытом боевых действий в горах и партизанских войнах, как Турция. (2)

Однако не столько военный компонент, сколько турецкая «мягкая сила» составляет основу турецких усилий по пути установления мира и стабильности в Афганистане. Заодно растущее участие Турции в решении афганской проблемы дает шансы «девестернизировать» программу помощи Афганистану. (3) В этом контексте любопытны рекомендации американских экспертов в отношении политики, проводимой Турцией в Афганистане. «Известно, что Турция имеет тесные связи с узбекской диаспорой в Афганистане. Однако турецкая сторона не может играть стабилизирующей роли здесь, идентифицируя себя только с этим этносом. Турция должна усиливать связи с крупнейшей этнической афганской группой — пуштунами. Учитывая, что Пакистан играет роль «главного покровителя» пуштунов, Пакистан в этом смысле для Турции — путь в Афганистан. Если Турция с помощью Пакистана сумеет получить доверие пуштунских лидеров, она сможет также сыграть решающую роль в преодолении враждебности между населением севера страны, включая туркменов, узбеков и пуштунов и, следовательно, «ускорить возможности установления мира». (4)

* * *

Вся активность Турции в Афганистане может оказаться бессмысленной в случае реализации одного из компонентов американского проекта «Большого Ближнего Востока», условно именуемого «Независимым Белуджистаном».

В иранской провинции Систан и Белуджистан компактно проживают около одного миллиона белуджей. (5) Иранское правительство контролирует территорию расселения белуджей и не допускает возникновения нежелательных явлений, в стране отсутствует тенденция к искусственной унификации этнодемографической картины. «Белуджского вопроса» как такового в Иране не существует, несмотря на активную работу антииранских сил по дестабилизации ситуации в районах, населенных белуджами. Основную работу в этом направлении ведут исламские организации «Моджахеддин-е Халк» (6) и «Федаян-е Халк». (7) Позиционировавшие себя когда-то как партии левого толка («Федаян-е Халк» — даже как марксистская), сегодня обе организации могут быть отнесены к экстремистским и террористическим, обе контактируют с ЦРУ США и иракской спецслужбой «Мухабарат».

Идеи национализма и тенденции сепаратизма более развиты в Восточном Белуджистане (Пакистан), где проживают около 4 миллионов белуджей. Белуджские общественно-политические организации за рубежом основаны главным образом выходцами из Пакистана, и именно они пытаются провоцировать этнические настроения в иранском Белуджистане. Этническое самосознание восточных белуджей находится на довольно высоком уровне. Идея создания «Великого Белуджистана» занимает центральное место в планах белуджских националистов. Карта «Великого Белуджистана» охватывает огромные территории, далеко выходя за пределы белуджоязычных районов. Западная его граница достигает центральной части Ирана, на востоке поглощает Пакистан. Восточная граница, поднимаясь вверх, включает юго-западную часть Афганистана и на севере достигает Марыйской области Туркмении. После создания государства Пакистан в 1947 г. белуджские лидеры попытались провозгласить независимость, но белуджские территории удалось включить в состав Пакистана. В 1952-1955 гг. в качестве формальной административной единицы был создан Союз белуджских провинций, позже преобразованный в провинцию Белуджистан. Тем не менее выступления на этнической почве, в том числе вооруженные восстания, продолжались, особенно в 1970-х гг.

В Афганистане численность белуджей оценивается примерно в 300 тыс. человек (брагуи — около 250 тыс. человек). Белуджи в Афганистане компактно проживают в основном в провинциях Нимруз и Гильменд на юго-западе Афганистана. Несколько тысяч белуджей проживают и в других местах Афганистана. Белуджи в Афганистане проявляют активность, как правило, в рамках общих афганских, прежде всего — пуштунских, движений, в общественно-политических процессах этнически не обособляясь.

В 2004 г. была возрождена Армия освобождения Белуджистана (АОБ) — организация, которая вела вооруженную борьбу против центральных властей Пакистана еще в 1973-1977 гг. Численность АОБ оценивается в 10 тыс. человек. При этом подготовка диверсантов осуществляется в 40-60 тренировочных лагерях, расположенных в основном в районах Кохлу, Дера Бугти и Кеч-Гвадар (согласно пакистанским источникам, в лагерях белуджских повстанцев тренируются и иностранные наемники, в том числе узбеки и уйгуры). Этническая вооруженная группировка белуджей «Джундуллах» действует на стыке границ Ирана с Афганистаном и Пакистаном. Первые упоминания о «Джундуллахе» относятся к 2003 г. (8)

Создание белуджского государства на первый взгляд представляется нереальным, ибо не отвечает национальным интересам ни одной из стран региона. Создать независимый Белуджистан можно только объединив все белуджоязычные территории; это значит, что Иран потеряет не просто провинцию, но и влияние в Персидском заливе, а Пакистан лишится почти половины своей территории. Белуджистан будет контролировать также Ормузский пролив, а если добавить к этому наличие десятков тысяч белуджей в странах Персидского залива, то очевидно, что изменится весь геополитический баланс на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Кавказе.

* * *

Наряду с проблемой Белуджистан, а также «кашмирским вопросом», фактором неустойчивости Пакистана, неразрывно связанным с афганской ситуацией, является Пуштунистан. В афганской политической элите всегда было распространено несогласие с линией прохождения границы (Durand Line), принятой под давлением Британской империи, которая оставила многие пуштунские племена вне пределов Афганистана. Однако после ухода англичан для элиты восточных пуштунских племен пакистанской Северо-Западной Пограничной Провинции (СЗПП) нахождение в составе Пакистана оказалось привлекательнее, нежели присоединение к Афганистану. Пуштунская элита СЗПП больше тяготела к развитым городским центрам в Пенджабе и Синде, независимый Афганистан не смог предложить восточным пуштунам ничего такого, ради чего стоило бы пытаться изменить привычную систему взаимоотношений в границах бывшей Британской Индии. Восточные пуштуны оказались активно вовлечены в политические процессы в ходе раздела Британской Индии и уверенно вошли в состав общепакистанской элиты.

Тем не менее проект «Независимого Пуштунистана» существует, нетрудно найти в Кабуле или Кандагаре политиков, которые способны при наличии ресурсов организовать достаточно мощное движение за объединение пуштунов и выбросить флаг так называемого «Афганского Туркестана» (север Афганистана).

Все основные современные тенденции развития ситуации в Афганистане влекут нарастание угроз. Это — сопротивление иностранному военному присутствию, тенденция к сокращению военного присутствия ISAF и Operation Enduring Freedom, слабость афганских национальных сил безопасности. Очевидна невозможность установления регионально-этноплеменного баланса в афганской политической элите, а значит, и урегулирования в кратко- и среднесрочной перспективе. К этому необходимо добавить «реинкарнацию» Исламского движения Узбекистана (ИДУ), его активизацию в северных и северо-восточных провинциях (Тахар, Кундуз, Бадахшан, частично — Баглан, Саманган, Батгиз, Фариаб), а также наметившуюся тенденцию к росту активности ИДУ в странах Центральной Азии.

Вторая половина 2010 года обнаружила немало признаков вероятного возобновления военно-политического конфликта в Таджикистане. В марте-апреле 2010 года произошли волнения в Горно-Бадахшанской автономной области, реакцией на что стала агрессивная политика правительства в отношении остающихся в живых и на свободе представителей бывшей Объединенной таджикской оппозиции и мусульманского духовенства. Затем, во второй половине 2010 года, имели место: побег группы осужденных террористов, участников религиозно-экстремистских организаций из СИЗО ГКНБ РТ; массовые беспорядки в Нуреке; взрыв у здания РУБОП в Худжанде — впервые в регионе с использованием террориста-смертника; взрыв в развлекательном центре «Дусти» в Душанбе; нападение на войсковую часть в пригороде Душанбе; боевые столкновения в Файзабадском районе; нападение на военную колонну в Раштской долине.

Ситуация в Киргизии — уже рецидивная. Среди ее основных характеристик — полиморфность неконсолидированных политических субъектов, племенные и региональные внутриэтнические (киргизские) противоречия. Чрезвычайно опасна чреватая конфликтами полиэтничность, обусловленная, в первую очередь, высочайшим уровнем современного киргизского агрессивного национализма, кульминацией которого стали известные июньские (2010) события в Ошской и Джалалабадской областях. Межэтнический киргизско-узбекский июньский конфликт повлек за собой и определенные реваншистские настроения в узбекской общине юга, а также рост антикиргизских настроений в приграничных областях Узбекистана. Если принять во внимание мощный потенциал религиозно-экстремистских сетевых структур — «Хизб ут-Тахрир», ИДУ, а также синтез этнического и религиозного начал в узбекской общине юга, ситуация выглядит почти угрожающе. (9)

* * *

Происходящая на наших глазах трансформация всей системы международных отношений, включая и региональные подсистемы с участием Турции, должна побуждать руководство любой страны Центральной Евразии к очень серьезному, порой радикальному пересмотру внешнеполитических приоритетов.Помимо курдского вопроса существует и ряд других, по которым позиции Турции и США, Турции и Запада существенно различаются. Среди них — отношения с Россией, Грузией, Арменией, Грецией; палестино-израильское урегулирование; замороженные конфликты на Кавказе и на Кипре; участие Турции в российских проектах транспортировки энергоресурсов и взаимодействие в сфере ядерной энергетики; энергетические и торговые отношения с Ираном, иранская ядерная программа.

Превращение огромного макрорегиона от Магриба до Синьцзяня и Кашмира в зону тотального конфликта всех со всеми отнюдь не запрограммировано. Однако не учитывать вероятность такого развития событий никак нельзя. Сбалансировать ситуацию и предотвратить худшее может только тесная координация усилий как можно бóльшего числа государств Центральной Евразии, обнаруживающих в своей внешней политике уверенные тенденции к самостоятельности.

Александр КНЯЗЕВ — старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, доктор исторических наук, профессор Киргизско-Российского Славянского университета, действительный член Русского географического общества.

___________________________

(1) Модест Колеров: России и Армении нужен независимый Курдистан // Информационное агентство Regnum. — По URL: http://www.regnum.ru/news/1201629.html

(2) Иванова И. Отношения Турции с Афганистаном // New Eastern Outlook / Новое восточное обозрение. 14.04.2010, [http://www.journal-neo.com/?q=node/370]

(3) Синан Улген. В поисках утраченного времени: турецко-американские отношения после Буша // Центр политических исследований (Ташкент) со ссылкой на Brookings. 27.02.2009, [http://www.cps.uz/rus/analitics/express_analiz/v_poiskax_utrachennogo_vremenitureko_amerikanskie_otnosheniya_posle_busha.mgr]

(4) Иванова И. Отношения Турции с Афганистаном // New Eastern Outlook / Новое восточное обозрение. 14.04.2010, [http://www.journal-neo.com/?q=node/370]

(5) Бояджян В. К вопросу о белуджском сепаратизме// Центральная Азия и Кавказ. — Лулео, 1999. — № 6.

(6) Полное название — «Моджахеддин-е Халк-е Иран» (Mujahedin-e Khalq Organization, Muslim Iranian Student»s Society), «Борцы за правое дело Иранского народа».

(7) Поборники народа, точнее — «люди, приносящие себя в жертву во имя народа».

(8) Абдулмалик Риги был захвачен спецслужбами Ирана, находясь среди пассажиров самолета киргизской авиакомпании «Исток-Авия», который следовал по маршруту Дубаи — Бишкек. Риги признался, что на американской базе в бишкекском аэропорту «Манас» он собирался встретиться с официальными лицами из США. Лидер «Джундалла» должен был получить от них «деньги и инструкции». Иранское интернет-издание Press-TV добавило к этому, что Риги во время полета в Бишкек сопровождали представители спецслужб Киргизии.

(9) См.: М.Ларюэль и А.Князев: Центральная Азия погружается в «тотальный конфликт»? // URL: http://www.fergananews.com/article.php?id=6745

Александр КНЯЗЕВ | 03.04.2011 |

Источник — Фонд стратегической культуры
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1301891880

Новруз — праздник освобождения

21 марта в доме торжеств «Гюнеш» в Баку курдская молодежь провела торжество праздника Новруз. Не первый год студенты из Турции курдского происхождения
проводят празднество Новруза. «Новруз пироз бе» — поздравляют друг друга на курдском у входа в зал торжества. У входа и в зале также висит плакат с поздравлением на курдском языке — «Новруз пироз бе». Все одеты торжественно, кто в национальную одежду, большинство мужчин накинули на спину традиционный курдский клетчатый платок.

Новруз означающий Новый День ознаменует наступление Нового года по солнечному календарю. Для курдов издревле отмечающих этот праздник есть символ освобождения , свободы и независимости. В общем смысле Новруз для всех народов отмечающих этот праздник несет в себе косвенный смысл освобождения от всего старого и рождения нового дня, значить всего светлого и прекрасного.
На торжество собралось около 200 представителей курдской молодежи и общины, курды из Ирана, Турции. Как всегда гости почтили память шехидов минутой молчания. Потом был показан фильм о трагедии в населенном пункте Халабдж в Ираке, где режим Саддама уничтожил химическим оружием тысяча мирных курдских граждан. Песня любимого курдами певца Швана Пэрвэр в исполнении молодежного курдского ансамбля состоявшего из студентов сопровождалась бурными аплодисментами.

Как в любом курдском торжестве курдский хоровод Halay был ключом праздника. Молодежь стоя в ряд исполняют разные вариации танца. Для курдов Halay во главе всего- он живет и умирает, огорчается и радуется, любит и ненавидит языком этого танца.
Отними у курда Halay, отнимешь его свободу, жизнь, любовь, радость.
На торжестве читаются стихи и песни на курдском и тюркском языках. Все аплодируют и поют хором и курдские мотивы, и песню итальянских партизан «Белло чао» и русскую «Калинку» с измененным текстом на курдском языке.
Азербайджанская песня «Сары гэлин» в исполнении Айсель также сопровождается громкими аплодисментами.
«Мы из города Маку из Ирана. в нашем городе мы проживаем вместе азербайджанцами и персами. У нас много смешанных браков. Знаем и курдский и персидский и азербайджанский языки. У нас нет причин для разногласия и места для национализма», — говорят двое молодых курдов из Ирана.
«Нужно больше проводить такие мероприятия, позволять молодежи всплеснуть свою энергию, желание танцевать, общаться. Высвободив энергию, мы защитим их силу от направления в негативное русло»,- говорит один из представителей старшего поколения.

Новруз продолжается. Праздник длится 13 дней со дня наступления Нового зароострийского года. С праздником Новруз — Новруз пироз бе.

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды

Правительства стран Ближнего Востока пытаются откупиться от беды. Возможно, они делают запасы.
Если у вас нет лояльности ваших граждан, возможно, вы можете арендовать ее на некоторое время. Похоже, сейчас это стало мантрой арабских режимов. По всему Ближнему Востоку и Северной Африке они забрасывают своих жителей деньгами и подарками, так же, как полицейские Хосни Мубарака обливали протестующих водой на площади Тахрир.

Правительства региона долго контролировали цены на продукты питания и ГСМ. Если вы установите внутренние цены и мировые цены вырастут, субсидии также вырастут, если даже режим ничего не делает. Цена на буханку хлеба в Египте составляла несколько центов. После того, как во всем мире повысилась цена на пшеницу, Мубарак пообещал, что цена на хлеб будет продолжать оставаться низкой, повысив объем субсидий, который сейчас составляет более 2 млрд. долларов США в год. Новое правительство вряд ли сможет нарушить его обещание.
Объем субсидий на ГСМ больше. В 2009 году в Ближнем Востоке и Северной Африке они насчитывали почти 150 млрд. долларов США. Тогда нефть стоила более 60 долларов за баррель. Сейчас цена на нефть выросла почти вдвое, так что если цена на нефть осталась бы прежней, субсидии на ГСМ повысились бы почти на 300 млрд. долларов США в год. Это составило бы 7,5% ВВП этого региона — это огромная сумма. Единственный способ предотвратить такой скачок – повысить внутренние цены на ГСМ. Но ни у одной страны, за исключением Ирана и Катара, не хватило храбрости пойти на такой риск.
Правительства не просто отсиживаются, наблюдая за ростом субсидий. Чтобы откупиться от экономического недовольства, они используют новые «подачки». Самым широко распространенным методом стало старомодное повышение заработной платы. Саудовская Аравия повышает заработную плату госслужащим на 15%. Египет, Иордания, Ливия, Оман и Сирия повышают зарплаты и льготы для госслужащих, хотя будет ли повышена на 150% зарплата ливийским госслужащим – это другой вопрос. Повышение зарплаты в Иордане и Сирии составило 0,4-0,8% от ВВП, что не столь тривиально. Помимо Муаммара Каддафи, король Бахрейна и эмир Кувейта предлагают одноразовые выплаты, чтобы люди прекратили выходить на демонстрации. Эти выплаты королевские, в Кувейте они составляют 4 тыс. долларов США на одного человека, а в Бахрейне — 2 тыс. 500 долларов США на одну семью.
Некоторые правительства ввели новые субсидии. Кувейт, к примеру, предлагает бесплатную еду каждому в течение 14 месяцев. Бахрейн заявляет, что предоставит помощь в размере 100 млн. долларов США семьям, пострадавшим от инфляции.
Другие страны усиливают схемы соцобеспечения. Иордан, Сирия, Тунис и Йемен увеличили бюджеты своих национальных программ, по которым предоставляются наличные деньги и льготы бедным. Такие программы обычно насчитывают 2% от ВВП, так что дополнительные расходы увеличивают размер таких схем на четверть. Несколько стран сократили налог на продовольствие или ГСМ, чтобы нейтрализовать повышение цен. Ливан, например, сократил акцизный налог на ГСМ на более 1% ВВП.
Но бесспорно, самые щедрые суммы тратятся или предлагаются экспортерами нефти и газа на инфраструктуру. Разумеется, прародителем таких предложений является Саудовская Аравия. Правительство говорит о повышении инвестиций на полтриллиона долларов США в дополнение к 36 млрд. долларов США в рамках плана по экономическому стимулированию. Алжир предлагает потратить 156 млрд. долларов США на новые инфраструктурные проекты в период с 2011 по 2014 гг., плюс 130 млрд. долларов США на проекты, которые уже находятся в стадии реализации. Богатый нефтью Абу-Даби заявляет о своей готовности финансировать еще больше инфраструктурных проектов в более бедных княжествах, которые составляют ОАЭ. Спикер парламента ОАЭ говорит, что фонд национального благосостояния должен выделить еще 40 млрд. долларов США на стимулирование экономики и снижение процентных ставок.

Давайте волноваться позже
Сейчас слишком рано оценивать эффект всех этих мер. Для режимов, которые принимают эти меры, самое большое значение имеют политические результаты. Но эти результаты весьма скромные. Повышение зарплаты и субсидий не спасло Мубарака. Первая реакция на огромные расходы Саудовской Аравии также вызвала презрение, если судить по интернет-сайтам. «Они все еще зациклены на старом менталитете: раздавать деньги!», — говорит один пользователь глобальной сети. С другой стороны, эти меры, возможно, выиграли время для тех режимов, так же как в Бахрейне, Иордане и Сирии.
Экономические эффекты выглядят более четкими. Большинство государств, вероятно, имеют достаточно денег, чтобы тратить их. У Саудовской Аравии, несомненно, есть деньги. Каждый раз, когда цена на баррель нефти повышается на один доллар, в казну Саудовской Аравии добавляется 3 млрд. долларов США, если подразумевать, что ввиду роста цен на нефть в этом году доход Саудовской Аравии мог составить примерно 100 млрд. долларов США. Более того, страна увеличивает производство нефти, так что она может тратить еще больше.
Положение импортеров нефти более шаткое. Они вышли из мирового финансового кризиса со значительными валютными резервами, низкой задолженностью ВВП, но с бюджетным дефицитом. Если все пойдет как надо, Египет и Тунис смогут профинансировать некоторые дополнительные расходы. Однако экономика этих стран страдает от внешнего шока ввиду потери прибыли от туристов и не защищены от падения спроса: по прогнозам, рост ВВП в Египте сократится с 5% в 2010 году до менее 4% в нынешнем году. Состояние бюджета этих стран может быстро ухудшиться.
Повсюду изменения усилят роль государства в экономике, которая и до этого была слишком существенной. Они уже отменяют скромные экономические реформы середины 2000 годов. Тогда Египет снизил тарифы на импорт, открыл свой валютный рынок, сократил налоги и бюрократизм, так что к 2007 году Египет возглавил список стран-реформаторов в отчете Всемирного Банка «Doing Business Report». Теперь он занимает в этом списке 94-е место. Саудовская Аравия также «открылась», но более осторожно. Внушительные меры по стимулированию экономики не сумеют ослабить экономическую хватку саудовских монархов.
Большинство арабских режимов борются за свое существование, в некоторых случаях, буквально. Сейчас, они больше волнуются по поводу других неотложных проблем, чем об экономических последствиях своих действий. Однако последствия неизбежны. И они, возможно, будут не самыми лучшими.

«Economist», 10 марта 2011 года
Перевод – «Zpress.kg»

Источник — Zpress.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1300177800

Горящая Ливия — приз для Китая?

В Ливии практически началась гражданская война, власти активно защищают свои позиции. Тем временем нестабильность в этой стране привела к повышению цен на нефть, что обострило конкуренцию главных энергетических импортеров в регионе — Китая и США.
Между тем, по мнению Ариэля Коэна, ведущего эксперта фонда «Наследие» по России, Евразии и международной энергетической политике, все эти события в будущем приведут к соревнованию между Китаем и Россией за Центральную Азию. В таком соревновании выиграет Китай, уверен американский эксперт

— Господин Коэн, насколько такой сценарий развития нынешних событий на Ближнем Востоке был ожидаем или неожидан для Соединенных Штатов Америки?
— События на Ближнем Востоке были полным сюрпризом как для Вашингтона, так и для самих режимов. Они говорят о том, что разведки, дипломатические службы были не готовы к правильной оценке взрывного потенциала нестабильности, потому что спецслужбы зачастую дают ту информацию, которую хотят услышать в правительстве.
И у дипломатов, и у американского разведсообщества не хватало на местах потенциала агентурных сетей. Меня это не удивляет, потому что американская разведка полагается на местные силы безопасности.
— А как Вы считаете, почему часть российских аналитиков и, я думаю, вообще российская сторона очень настойчиво говорит о том, что за всеми этими событиями на Ближнем Востоке опять видится рука Запада?
— Российская сторона говорит это по двум причинам. Первая — потому что они пытаются оправдать недовольство у себя дома. И, кстати, это не только российская позиция. Почти все постсоветские страны пытаются списать недовольство у себя дома на «происки врагов» и тем самым из людей, имеющих реальные политические претензии и жалобы, делают агентов иностранных разведок. Это еще при Сталине практиковалось. Правда, тогда даже совсем невинных бросали в ГУЛАГ как японских или польских шпионов.
Второй момент — это паранойя, которая осталась еще с Советского Союза, подпитываемая некоторыми профессиональными антиамериканскими пропагандистами. Мы их часто видим «в ящике», но «если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно», то есть кто-то этим рупорам платит, кто-то вставляет в сетку вещания.
С одной стороны — это пережиток, оставшийся с советских времен, а с другой — это попытка создать образ внешнего врага для того, чтобы сплотить вокруг себя население. Кроме того, это попытка облить черной краской всех политических противников.
— Выходит, что реальной «перезагрузки» отношений между Россией и США не произошло? И холодная война, по сути, продолжается?
— Со времен Горбачева люди забывают, какой бывает та, настоящая холодная война. Сегодня это уже не та холодная война, когда друг на друга были нацелены ракеты с ядерными боеголовками и кризисом, который разразился во время кубинских событий 1962 года. До такой степени, что война могла начаться практически в течение двух-трех часов, одна политическая ошибка могла привести к запуску ракет.
Такого нет.
Но есть глубокое недоверие и геополитическое соревнование.
Говорить о том, что Америке выгодны события на Ближнем Востоке, может либо человек, катастрофически не разбирающийся в происходящем в экономике и геополитике, либо человек, сугубо заангажированный.
Потому что Америка зависит от нефти, и Америка — импортер нефти. Повышение цен на нефть, которое продолжается из-за событий на Ближнем Востоке, очень плохо для роста американской экономики. Ведь она только сейчас со скрипом стала выходить из кризиса.
Америка потеряла уже своего близкого союзника там — Хосни Мубарака. У Америки проблемы в Бахрейне и Омане. В Бахрейне стоит пятый американский флот. И последний момент — вся эта катавасия выгодна Ирану. Иран — это сегодня главный региональный конкурент Соединенных Штатов в Персидском заливе и на Ближнем Востоке.
— И по поводу перезагрузки, которую обе стороны торжественно презентовали в прошлом году…
— Перезагрузка могла двигаться, только пока Обама шел на односторонние уступки, и она покупается только ценой односторонних уступок.
Соглашение СНВ по ракетам — это уступки Америки по отношению к России. Прекращение или ослабление американского присутствия в Средней Азии, на Кавказе, Украине — это односторонние уступки. Перезагрузка реально дала для Америки и НАТО канал снабжения на Афганистан, но это опять же в интересах России.
Есть односторонние уступки. И есть совпадение интересов. Совпадение интересов — это Афганистан.

Война и мир на Ближнем Востоке
— Ощущается ли на Ближнем Востоке соперничество между США и Китаем как главными мировыми импортерами энергоресурсов, и как оно, на Ваш взгляд, будет дальше развиваться?

— Есть соперничество между США и Китаем в Тихоокеанском регионе. Чем больше растет экономическая мощь Китая, тем больше у него ресурсов для укрепления военной мощи. Когда укрепляется военная мощь, то, соответственно, начинаются трения вокруг Тайваня, Южко-Китайского моря. Китай недостаточно давит на Северную Корею, чтобы она держала себя в рамках, не развивала ядерную программу. Но Северная Корея оттягивает на себя внимание США, развязывает Китаю руки в других регионах.
По океанской периферии от Кореи до Филиппин у Пекина уже есть какие-то трения с Вашингтоном. Программа вооружения Китая говорит о том, что он хочет усиливать свою военно-морскую и военно-воздушную мощь.
В долгосрочном измерении экономический рост Китая приведет и к росту совокупной государственной мощи. И когда это произойдет, начнутся трения и с Россией (и Россия это понимает), будут трения и в Центральной Азии, потому что на Центральную Азию претендуют как Пекин, так и Москва. Будет соревнование между Китаем и Россией в Центральной Азии. В таком соревновании выиграет, конечно, Китай.

Ботагоз Сейдахметова
11.03.2011

Источник — Новое поколение
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299966420

Между Ататюрком и Сталиным. Турция дрейфует от тюркизма к панисламизму

В Турции с визитом находится заместитель министра иностранных дел Азербайджана Араз Азимов. Он намерен провести политические консультации со своими турецкими коллегами. Араза Азимова считают одной из наиболее грамотных специалистов в дипломатическом ведомстве Азербайджана, поскольку он является также и спецпредставителем президента Ильхама Алиева по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Поэтому логично предполагать, что Азимов информирует Анкару не только об итогах состоявшегося на днях в Сочи саммита Медведев — Алиев — Саргсян, но о некоторых достигнутых договоренностях, которые пока остаются неизвестными. То, что в Сочи обсуждались определенные детали ситуации, складывающейся на Ближнем Востоке в результате нынешних арабских потрясений в целом, и их возможное влияние на карабахское урегулирование, в частности, почти не вызывает сомнений. К тому же визит Азимова в Турцию приходится на момент, когда Москва готовится принять главу турецкого правительства Реджепа Тайипа Эрдогана, а на вторую половину марта намечен визит в Турцию госсекретаря США Хиллари Клинтон. И в первом и во втором случаях, помимо общих вопросов, безусловно, будет обсуждаться и проблема карабахского урегулирования, хотя в свете происходящих в арабском мире потрясений эта проблема приобретает периферийный характер.

Прежде всего, это связано с новыми элементами американской политики на Ближнем Востоке. По сообщению газеты The Washington Post, администрация Барака Обамы готовится к тому, что власть в ряде государств этого региона перейдет все же в руки исламистских правительств, что может привнести в американскую политику «больше религиозных аспектов». В этом смысле крен политики Турции в сторону налаживания отношений с исламским миром — «на основе общих ценностей» — вписывается в складывающийся политический ландшафт. Полагаем, не случайно Анкара в качестве главного катализатора в процессе демонтажа кемализма использовала нежелание ЕС принять ее в свои ряды. На этом направлении Турция, ощущая историческую бесперспективность своей полноценной интеграции в общеевропейское пространство, использовала позицию ЕС и в качестве «прикрытия» для переосмысливания себя как независимой региональной державы с качественно новой идеологией. Более того, позиция Турции приобретает новое качество еще и потому, что ей удалось сформироваться в качестве регионального «центра энергетики», выступить в роли страны-транзитера для российских и азербайджанских энергоресурсов в Европу. Плюс к этому — бурное развитие торгово-экономических, политических отношений, сотрудничества в сфере энергетики с соседним Ираном, геополитическое значение которого на Ближнем Востоке также заметно растет в силу заметного ослабления внешнеполитической активности Саудовской Аравии.

В результате на Ближнем Востоке стали совпадать тактические интересы Анкары, Москвы и Тегерана. Что касается стратегии, то, по некоторым данным, в ходе недавнего визита президента Турции Абдуллы Гюля в Иран, стороны наметили раздел региона на сферы влияния после ухода войск США из Ирака и вывода основного международного военного контингента из Афганистана.

Таким образом, фактически завершается процесс восстановления в регионе традиционной исторической матрицы (Османская империя — Турция / Персия — Иран), что в будущем будет предопределять контуры новой внешней политики Турции, России и Ирана. Выступая в конце января на заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) президент Турции Абдулла Гюль следующим образом обозначил позицию своей страны: «Турция развивает отношения с окружающими ее странами в соответствии с особенностями своего геополитического и геостратегического положения на тех же основаниях, на которых Великобритания проводит активную политику в рамках Содружества, а Франция возрождает исторические связи с государствами Северной Африки». То есть Турция, заявляя о своих правах на влияние в пределах границ бывшей Османской империи, относит все же «союзный» Азербайджан к зоне исторического влияния Ирана и России. Исходя из этого, она стала постепенно стимулировать малозаметный для экспертов процесс в сторону формирования сообщества на основе принципов ислама, а не так называемой «тюркской солидарности», что сковывает ее маневры на Ближнем Востоке. Напомним, что во времена Османской империи на первое место выводились идеи панисламизма, после младотурецкой революции 1905-1908 годов главным лозунгом Стамбула являлся пантюркизм — что предопределило во многом развал империи — затем появился тюркизм образца Кемаля Ататюрка.

Это означает, что Азербайджан, считающийся пока связующим и чуть ли не лидирующим звеном в огромном тюркском мире, начинает выпадать из турецкой геополитической схемы. Это почти в точности напоминает контуры сталинского сценария, который первоначально готовил формирование «Социалистического Турана», объединяющего в единое государство турок бывшей Османской империи и тюрок бывшей Российской империи. Лишь после того, как Мустафа Кемаль отказался от предлагаемого большевиками проекта, все тот же Сталин реанимировал термин «Азербайджан» и стал выставлять «временную социалистическую республику» в качестве «лидера всего тюркского мира» с прицелом на будущие действия в отношении Турции.

Кстати, в пределах этой сталинской парадигмы выстраивал свои отношения с Турцией уже современный независимый Азербайджан. Теперь наоборот, ему приходится иметь дело с новоявленными имперскими стилем мышления и действиями Анкары, ведь «империализм» Анкары предполагает неизбежность нормализации отношений Турции с Арменией. Кстати, на наш взгляд, новая турецкая доктрина наиболее ярко была изложена в статье «За риторикой «одна нация — два государства» скрываются напряженность и непонимание», опубликованной в турецкой газете Hurriyet. «Перемены в турецком обществе в последние несколько лет, а не внешнее давление, расчистили путь для турецко-армянского сближения, — констатирует газета. — Армянский вопрос стал для Турции не просто делом внешней политики, но и вопросом примирения со своей собственной многонациональной и мультикультурной историей, проблемой национальной идентичности. Азербайджанцы были бы мудрее, если бы отказались от ожиданий, что политика Турции в отношении Армении будет определяться интересами Азербайджана. В то время как две страны имеют много общего в языке и в культуре, у азербайджанцев присутствует свое собственное самосознание с сильным иранским, российским, европейским и кавказским наследиями».

Можно предполагать, что в новых условиях на первые позиции в турецкой политике в Закавказье будет выходить проблема ратификации цюрихских документов, предусматривающих нормализацию отношений с Арменией. Неслучайно, как сообщает турецкая газета Today»s Zaman, в ходе предстоящего визита в Турцию Хиллари Клинтон в один ряд для обсуждения встроены следующие вопросы: события на Ближнем Востоке, ядерная программа Ирана, турецко-израильские отношения и процесс нормализации армяно-турецких отношений.

Азербайджану предстоит сложный выбор: либо начать приспосабливаться к интересам Турции, внедрять новую исламскую идеологию, либо сохранять себя в качестве светского государства. Тогда необходимо быть готовым к тому, что протестные настроения электората станут под давлением Турции и Ирана приобретать исламскую окраску. Но как бы то ни было, Азербайджану первоначально предстоит по-настоящему осознать, что эпоха, когда Турция руководствовалась в своей внешней политике общими языковыми ценностями, уходит в прошлое, а в образующийся зазор между «общим тюркизмом» и новоявленной «мусульманской солидарностью» активно прорывается армянский вопрос.

Удастся ли замминистра иностранных дел Азербайджана Аразу Азимову изменить такой ход событий в ходе переговоров в Турции? Вряд ли.

Российский политолог Станислав Тарасов

Источник — ИА REGNUM
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1299670620

Через 20 лет миром будет править американская «диктатура демократии»

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с экс-советником президента Азербайджана по вопросам внешней политики, известным экспертом-арабистом Вафой Гулузаде:

— В течение шести месяцев в Египте должны пройти президентские выборы. Уже сейчас некоторые эксперты полагают, что генеральный секретарь Лиги арабских государств Амр Мусса, который в следующем месяце покинет данный пост, становится наиболее вероятным кандидатом в президенты Египта. Каково Ваше мнение на этот счет?

— Президентом Египта может быть и Амр Мусса, и любой другой египтянин, но суть не в этом. Суть в том, что в Египте имела место не политическая революция, а социальный взрыв. Поэтому новым властям Египта необходимо будет заниматься социально-экономическими вопросами: вопросами зарплат для бюджетников и цен на рынке, улучшением социального положения простого народа и т.д. Я не знаю, сможет ли этим заниматься Амр Муса. Он всю жизнь сидел в Лиге арабских государств, до этого был главой МИД, то есть не занимался экономикой.

— Под влиянием событий в Тунисе и Египте начались волнения в Йемене, Иордании, Алжире и теперь уже в Иране. Постигнет ли правящие режимы этих стран участь правящих режимов Туниса и Египта?

— Мир меняется, и в современном мире большую роль играет Интернет. Обратите внимание, что за всеми последними событиями в мире стоит молодежь, в том числе и в Иране. Мобильная связь и социальные сети поднимают молодежь по всему миру.

Что касается конкретно этих стран, то в Иране, помимо социальных требований, есть политические, направленные на свержение правящего режима мул. Да и правящий режим в Иране более репрессивный. Поэтому в Иране не получится мирной смены власти. К тому же к беспорядкам в Иране могут добавиться и воздушные удары со стороны Израиля по ядерным объектам. У Алжира другая специфика, заключающаяся в том, что эта страна толком еще не вышла из гражданской войны, которая шла между официальной светской властью и исламистами.

Безусловно, американцы будут использовать весь свой вес, чтобы в этих странах к власти пришли светские силы.

В Египте, Тунисе, Иордании и Йемене нет опасности прихода к власти исламистов. Только в Алжире не совсем понятно, так как там очень сильны исламисты. К тому же не обязательно, чтобы во всех этих странах проходили революции. К примеру, в Иордании нет необходимости в революции, так как король провел реформы сверху, быстро разделил власть с оппозицией, отдав ей половину мест в парламенте, и продолжает предпринимать другие меры для снижения социальной напряженности в обществе.

Несомненно, также и заинтересованность внешних сил, в частности США, которые также будут влиять на процессы в этих странах.

— Недавно в Судане прошел референдум о самоопределении Южного Судана, на котором 98,83% участников отдали голоса за отделение Юга и создание независимого государства. Сможет ли этот факт стать прецедентом для других стран?

— Референдум об отделении Южного Судана – очень нехороший прецедент, потому что на основе таких прецедентов США будут устанавливать новый мировой порядок. Такой раздел выгоден США, так как после раздела Судана обе его части будут ориентироваться только на США. Судана, как такового, уже нет, а его нефть будут использовать американцы и члены их команды.

Уверен, что первым делом этот прецедент ударит по России, ведь в России много сепаратистских движений, особенно на Северном Кавказе. Я уже не говорю о том, что этот прецедент ударит по нам – это мелочи. То есть, сценарий раздела страны превратился в реальность. В начале кровавые войны, а потом мирные переговоры. На них люди понимают, что лучше, чем каждый день погибать в огне, разделиться и жить порознь.

— Каким Вы видите новый мировой порядок?

— Думаю, что мир будет меняться. Я давно говорил об однополярном мире, под которым я подразумевал США и группу союзников. Сейчас уже однополярный мир создан: США, Европа, Япония, Южная Корея и в целом все те страны, ориентирующиеся в своей внешней политике на США, в том числе страны Балтии, Грузия и бывшие союзники России – Балканские страны.

Мир, безусловно, не будет чисто однополярным, как мы это себе привыкли представлять. То есть, это не будет жесткий диктат одной страны, будет вертеться ряд маленьких полюсов под общим руководством США. Дело в том, что США – демократическое государство, и управлять миром Вашингтон будет посредством диктатуры демократии.

Это будет система государств по разделению полномочий, типа всеобщего разделения труда. Мировому сообществу не нужна война и противостояние, а кооперация по примеру коалиций государств, вместе воевавших в Ираке. К примеру, коалиция стран по выполнению функций МЧС в мире – некая полувоенная структура.

А все это будет находиться под наблюдением США. При этом американцы не намерены на кого-либо давить и заставлять. Все будет на приемлемых условиях.

— Подчинится ли Россия однополярному миру США?

— Уверен, что в будущем и Россия будет в поле действия США. Если в России такие одиозные личности, как Жириновский, кричат о необходимости вступления в НАТО, или раздаются возгласы о необходимости отделения Кавказа, то все это говорит о том, что мы все находимся на заре новой эпохи передела мира. И это естественный процесс. Развалилась огромная могучая империя – СССР, и после этого должен последовать передел мира.

Теперь США нацелены последовательно, без какой-либо войны, поглощать Россию. Путем бизнеса и создания совместных предприятий, культурным путем и т.д.

Уже сегодня Арбатов говорит, а почему бы России не участвовать в военных операциях НАТО в Афганистане. При этом он имеет в виду не участие в наземной операции, а в воздушной. То есть, получается, что российская авиация под командованием американцев будет наносить воздушные удары по талибам? Как будто это не означает участие в боевых операциях в Афганистане…

Все это говорит о тяжелом положении России и о грядущих серьезных переменах, которые всех нас ожидают.

Кстати, Россия могла бы быть представлена в коалиции МЧС.

— Что тогда ждет такие страны, как Бразилия, Индия и Китай?

— В новом миропорядке эти страны будут представлены как страны третьего мира. То есть, они достаточно нейтральны в политическом отношении, но в экономическом плане будут ориентироваться все же на США.

Вместе с тем, Китай не будет подчиняться США в системе нового миропорядка, но будет продолжать выполнять экономические заказы США, которые те не хотят выполнять. То есть, Китай будет продолжать играть роль огромной фабрики для США.

— Когда будет сформирована диктатура демократии США, как новый миропорядок?

— Это долгий и сложный процесс. Думаю, что этот процесс займет не меньше 20 лет. От этого срока будет многое зависеть в плане того, каким станет Китай за эти 20 лет, или сможет ли Россия выбраться и совершить прорыв.

источник — http://novosti.az/analytics/20110216/43638677.html

В стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана


Собеседник приложения «Зеркало» — политический обозреватель Ризван Гусейнов.

— Согласование очередного, третьего этапа Плана действий индивидуального партнерства (IPAP) между Азербайджаном и НАТО откладывается. Что, по-вашему, происходит между сторонами? Можно ли полагать, что процесс интеграции Азербайджана в евроатлантические структуры безопасности замедляется?

— Несомненно, военное сотрудничество полезно и необходимо как США, так и Азербайджану — ведущему, наиболее богатому и транзитно важному государству Южного Кавказа. То, что затягивается не только подписание этого документа в рамках сотрудничества с НАТО, но и американо-азербайджанские консультации по IPAP, говорит о наличии проблем в сфере военно-политического сотрудничества между США и Азербайджаном.

Возможны две версии причин задержки развития двустороннего военного сотрудничества и осуществления совместных проектов в этой сфере. Во-первых, администрация Обамы разрабатывает новый план своего видения американской политики на Ближнем Востоке, в Персидском заливе (вокруг Ирана), а также относительно Афганистана. В этой связи и задерживается дальнейшее выполнение планов совместного сотрудничества с Азербайджаном, которому уделяется важная роль по иранскому вопросу, транзиту и поддержке коалиционных войск в Афганистане.

Возможно, что провал попыток открыть армяно-турецкую границу методом продвижения цюрихских протоколов также вынуждает США по-новому взглянуть на роль Азербайджана в регионе. Другой причиной задержки развития сотрудничества может быть имевшая место задержка в назначении посла США в Азербайджане. Теперь, когда им назначен экс-сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэтью Брайза, возможно, наступит более активная фаза американо-азербайджанского сотрудничества, в том числе и в военной сфере.

— Что, по-вашему, более выгодно Азербайджану с точки зрения решения проблем безопасности — сближение с НАТО или ОДКБ? Что можно заметить в проводимой официальным Баку в последние годы политике в данном направлении?

— С точки зрения национальной безопасности Азербайджана, на данном этапе нам нужно соблюдать баланс между интересами влиятельных внешних политических центров в регионе и нашей стране. Речь идет о балансе между Россией и США — сегодня важно не допустить того, чтобы был крен в какую-либо из этих сторон.

Однако в стратегическом ракурсе расширение сотрудничества с НАТО больше соответствует интересам Азербайджана, поскольку российское детище — ОДКБ — не несет в себе ничего интересного, созидательного и конструктивного даже для членов этой организации (кроме самой России и ее форпоста — Армении, оккупировавшей территории Азербайджана). Так что с ОДКБ в обозримом будущем Азербайджану нечего обсуждать.

Азербайджан готов углублять отношения с НАТО, однако не ценой ухудшения своих отношений с соседними странами, в первую очередь Россией и Ираном. Дело в том, что у НАТО нет четкого видения и плана относительно Южного Кавказа: пример Грузии в августе 2008 года показал, что Североатлантический блок не намерен противостоять России в этом регионе. Отсюда Азербайджан и делает выводы и не торопится подписывать с НАТО и США программы сотрудничества, в которых наша страна, возможно, рассматривается как плацдарм против Ирана или кого-то еще.

То есть наиболее весомой причиной затягивания развития американо-азербайджанского военного сотрудничества является неопределенность в позиции США относительно своей политики на Южном Кавказе, в том числе и в Азербайджане. К сожалению, администрация Обамы смотрит сейчас на Азербайджан в основном только как на партнера в сфере энергетической безопасности и как на транзитный коридор в Афганистан. Предметом повышенного интереса Штатов является то, что Азербайджан граничит и имеет специфическое влияние на Иран, где около 30% населения составляют азербайджанцы. Привязанность американской политики к иранской проблеме стала уже манией, и в этом вопросе планы США во многом не совпадают с интересами Азербайджана, который не желает быть площадкой для военно-политических игр Пентагона в нашем регионе.

— Можно ли считать удовлетворительным уровень двусторонних военно-политических и экономических связей Азербайджана со странами региона? Если можно, дайте характеристику отношениям с Россией, Грузией, Ираном, Турцией, Казахстаном, Туркменистаном…

— Что касается развития военнополитических и экономических отношений Азербайджана с соседними странами, то они развиваются в соответствии с тем, как эти страны понимают и поддерживают национальные интересы, региональную и внешнюю политику нашей страны.

Можно долго говорить о совместных проектах Азербайджана с соседними странами в различных сферах, но легче будет разделить этот список на две группы. В первую входят Турция, Грузия и Россия, с которыми у нас есть объемные проекты в экономической и военно-политической областях.

Во вторую — Казахстан, Туркменистан, Иран, с которыми есть определенные экономические, энерготранзитные проекты, а в военной сфере, особенно с Ираном и Туркменистаном, практически нет серьезного сотрудничества, кроме как в сфере охраны приграничной полосы на суше и на море.

Не секрет, что на первом месте стоит сотрудничество Азербайджан-Турция, поскольку мы являемся естественными союзниками и стратегическими партнерами. Президенты Турции и Азербайджана подписали Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, затем был создан Высший совет стратегического партнерства Азербайджана и Турции, который, возможно, соберется на свое первое заседание весной 2011 года в Баку.

Следует отметить, что ВПК Азербайджана сотрудничает с турецкими военными ведомствами, намечено совместное производство различных видов вооружений и военной техники в Азербайджане.

Другим важным партнером Азербайджана является Грузия, через территорию которой проходят важнейшие энерготранзитные артерии, и в экономику которой Азербайджан делает самые большие инвестиции. В военной сфере с Грузией налажено широкое сотрудничество по линии программ НАТО, равно как и в различных сферах, представляющих двусторонний интерес.

Одним из самых больших крупных партнеров Азербайджана в экономической и военной сферах является соседняя Россия. С этой страной у нас осуществляются не только энерготранзитные поставки, но и широкий спектр торговых, экономических, транспортных, инвестиционных проектов. Также Азербайджан для России является одним из самых перспективных рынков продажи вооружений и военной техники, особенно военной авиации, ЗРК, систем ПВО и тяжелой бронетехники. Но в свете того, что Россия периодически, после того как продает нам оружие, дарит такое же агрессору — Армении, считаю, что перспективы расширения военного сотрудничества между Азербайджаном и Росвоенпромом становятся все более туманными.

— В 2011 году ожидается обсуждение в парламенте Стратегического оборонного обозрения страны. Этот документ считается третьим по значимости после Концепции национальной безопасности и Военной доктрины. Как вы считаете, можно ли считать эти документы важными с точки зрения определения тактических и стратегических целей Азербайджана? Как можно оценить ближайшие перспективы страны с учетом этих документов?

— Готовящееся к рассмотрению в парламенте страны Стратегическое оборонное обозрение пока является полной тайной для общественности страны. Дело в том, что этот важный документ обычно принимают в ведущих государствах мира, ориентированных на наступательную внешнюю, в том числе военную политику.

Концепция Стратегического оборонного обозрения состоит в определении места государства на геополитической карте региона, в современном мире и ставит задачи по определению союзников, партнеров, а также потенциальных и реальных недругов как среди соседних, так и среди дальних стран.

Принятие Стратегического оборонного обозрения Азербайджана позволит решать блок вопросов, касающихся необходимости действовать на опережение при урегулировании кризисов, с тем чтобы не допускать возникновения вооруженных конфликтов против суверенного государства и вокруг него.

Также определяются существующие угрозы для национальной безопасности страны, в том числе и новые, включая обеспечение кибербезопасности.

Это очень серьезный документ, и надеюсь, что все ответственные за его разработку лица и ведомства предпримут усилия для того, чтобы не только защитить национальные интересы Азербайджана, но и эффективно нейтрализовать потенциальных недругов, готовых поддержать агрессора, оккупировавшего азербайджанские земли.

— Известно, что Россия выступает в роли гаранта национальной безопасности Армении, что еще раз подтверждается изменениями в договоре о 102-й базе. В таком случае насколько полезной может считаться посредническая деятельность России в урегулировании нагорно-карабахского конфликта? Каким образом Азербайджан должен строить свои военно-политические отношения с Россией?

— Россия — важная страна нашего региона и вообще серьезный военно-политический игрок на карте Европейского и Азиатского континентов. Однако, к сожалению, в правящей элите России нет единого мнения относительно роли и места РФ в регионе Южного Кавказа. К примеру, президент России Дмитрий Медведев серьезно понимает первостепенную роль Азербайджана на Южном Кавказе, в Прикаспийском регионе и в транзитной сфере. У Медведева более прагматичное видение как расширения отношений с Азербайджаном, так и разрешения Карабахского конфликта, являющегося проблемой региональной стабильности и препятствием для развития региона. Однако военно-промышленный комплекс РФ во главе с генералитетом смотрит на наш регион как на рынок продажи российских вооружений и техники, поэтому военпром заинтересован в постоянном поддержании напряженности в регионе, и Армения как форпост является лучшим способом достижения этого. В сохранении напряженности и двоякости в регионе заинтересованы российские силовики, спецслужбы, которые кормятся за счет «горячих точек».

В такой сложной и неоднозначной ситуации, имеющей место в российской правящей элите, сложно говорить о позитивной роли России в разрешении карабахского конфликта.

— Есть ли перспективное решение вопроса о статусе Каспия? Какие, на ваш взгляд, следует предпринять шаги для решения этой проблемы?

— В ноябре 2010 года в Баку прошел саммит глав пяти прикаспийских государств. Его итогом стало подписание соглашения о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспии, совместное заявление президентов Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана и решение проводить каспийские саммиты ежегодно. Следующий, четвертый саммит пройдет в Москве, на котором есть шансы достичь полного определения статуса Каспия. Однако есть немало сомнений относительно того, что это будет достигнуто. Дело в том, что Иран категорически против, а Россия, Казахстан и Азербайджан уже давно подписали двусторонние документы, решившие эту проблему. Туркменистан недавно сделал большой шаг в сторону достижения соглашения с Азербайджаном по транзиту газа по дну Каспия на мировые рынки и другим двусторонним вопросам. То есть фактически вопрос определения статуса Каспия выпал из повестки дня, и особой необходимости в принятии решения по нему пока и нет.

— Вы считаетесь одним из журналистов, влияющих на общественное мнение в Азербайджане. Насколько важна, на ваш взгляд, роль медиа в решении проблем, возникающих в двусторонних и многосторонних связях нашей страны с зарубежными государствами и международными организациями?

— Роль СМИ традиционно велика в любых общественно-политических, социальных и иных процессах. Но в последние годы в связи с развитием электронных медиа, социальных сетей, блогов роль и влияние СМИ на жизнь общества возрастает астрономическими темпами. Не отстает от этих процессов и Азербайджан, где большую часть информации и аналитических выкладок можно получить посредством многочисленных и разнообразных СМИ.

Хотелось бы, чтобы азербайджанские СМИ становились более профессиональными и работали не только на местную публику, но и на международное сообщество, учитывали его интересы и особенности при преподнесении новостей и материалов. Это, несомненно, только повысит авторитет и роль СМИ в решении важнейших для Азербайджана вопросов на международной арене и в рамках различных организаций.

источник: http://www.zerkalo.az/2011-02-12/partnerstvo/16936-read

Мубарака сверг не Запад, а египетский народ

Гюльнара Инандж.


Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с доцентом кафедры международных отношений Университета Чанкыры, Турция, кандидатом политических наук Реха Йылмазом ( Reha YILMAZ), прокомментировавшим ситуацию в Египте.
— События в Тунисе, начавшиеся в новом году, особо острый характер приняли в Египте. Но, бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические импульсы стали катализатором событий?

— Перевороты были всю историю человечества. Можно привести множество примеров — от древнего Египта, тюркских государств, французской революции, большевистского в России и иранского переворотов.
Вникая в корни этого социально-политического, общественного процесса, на первом месте стоит недовольство общества жизненными условиями.
Экономические, управленческие причины или борьба за независимость лежали в основе этих событий.
В тунисских событиях людей вывели на улицы трудные жизненные условия, насилие правящих кругов и борьба за свободу.
Избегая легкого пути перекладывания причин событий на внешние силы, нужно видеть внутренние причины, повлиявшие на созревание и нарастание волнений.
Жизненные условия в Египте и Йемене схожи с Тунисом. Тунис стал примером народам, которые живут при схожих властях. Народы региона увидели в себе силу свергнуть режимы, годами подавляющие их, и добиться избрания властей, соответствующих их воле. Это и есть причина возникновения и продолжения волнений в регионе, в частности, в Египте.
— В случае с Тунисом, Йеменом и Египтом, не только столица, но и регионы стран, все слои населения протестуют против диктатуры. Местные власти отдалились от народа, не учитывают этнопсихологию своего народа, его взрывной характер, его проблемы.
— Особенности диктатур заключаются в том, что свой народ они видят как источник своей власти. Подобные режимы проводят разные испытания на народе, закрывают свои уши на их голоса, так как считают, что народный глас, требования народа ослабят их власть. На протяжении всей истории это было общим законом диктатур. Они не хотят видеть и не видят отсталость и гнев общества. Потому, что вокруг них образовался толстый слой, отдаляющий их от собственного народа и мешающий видеть происходящее в стране. В результате скопившийся гнев взрывается, погубив власть имущих и их окружение.
— Успех тунисцев и египтян насторожил многие правления не только на Ближнем Востоке, но и в других частях мира. Следует ли ожидать распространения революционного волнения?
— Не думаю, что процессы будут иметь продолжение и перекинутся в другие страны. Потому что после этой волны диктаторы Востока попытаются предпринять необходимые меры, предоставляя обществу больше свободы, возможность заработать или иные более сильные меры предосторожности.
— А что может произойти в Сирии – в стране так называемой «оси зла»?
— Сирия предприняла все меры безопасности против возможных народных волнений. Отдельно руководство страны в своих заявлениях обещает народу улучшение экономического положения. Последнее время Сирия, сближаясь с Турцией, взяла путь открытости, и народ пользуется благами этого сближения, что рождает симпатию народа к властям. С другой стороны в Сирии нет влиятельной оппозиции, как в Египте. Поэтому не вижу возможным повторения подобных волнений в Сирии.
— В Иране также оппозиция намерена поддержать египтян, что в дальнейшем повернется в сторону своих властей.
-Иран для США — символический враг. Даже в самый разгар напряженных отношений между странами стали известны глубокие связи между США и Ираном, раскрытые скандальными Ирангейт (İrangate)и Вотергейт (Watergate).
То есть Вашингтон никогда не уничтожит Иран. Для американского оружейного, нефтяного и финансового лобби всегда необходим даже пусть вообразимый враг, и в настоящее время самый реальный враг — это Иран.
Поэтому для укрепления американской экономики необходимо усиление, развитие и угроза странам региона со стороны этого так называемого врага.
Насколько соседние страны будут бояться Ирана, настолько они будут нуждаться в США, рассматривая их как силу, готовую прийти на помощь в ту или иную страну, при этом размещая там свои военные базы, получая экономические дивиденды. Спрашивается, почему Соединенным Штатам уничтожать такого врага?
Последние события в Магрибе произошли против воли США. Опоздавшие и ублажающие обе стороны конфликта заявления открыто подтверждают это. Если вспомнить поведение США в цветных переворотах, совершенных под лидерством Вашингтона, это проявляется четко.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировкой ориентации Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, есть мнение, что именно диктатура сдерживает расползание терроризма в стране. ..
— Очень важно сохранение безопасности после переворота. Поэтому всем силам, совершившим переворот, нужно действовать совместно и за короткий срок создать переходное правительство, и получив поддержку армии, контролировать всю страну.
В обратном случае неопределенность создаст благодатное пространство для передвижения международных террористических организаций. Но нельзя сравнивать Ирак с Египтом или Тунисом. В Ираке происходило противостояние против США и их союзников. По этой причине эти террористические организации получали поддержку народа. В Египте и Тунисе народ выступает против собственных правителей, соответственно названные террористические организации не получат возможность свободного действия в народе. Также невозможна поддержка народа.
— Насколько велика возможность захвата власти в Египте радикалами?
— Эти опасения вброшены произраильскими СМИ и диктатурой Мубарака. Потому что один хитрой политикой пытается вывести из строя сильную оппозицию, а другой добиться продолжения связывающего руки и ноги Египта Кемп-Девидского соглашения.
Самое интересное, что с этой точки зрения Мубарак и Израиль стоят в одном ряду. Спрашивается, насколько вы знаете «Братьев-мусульман», и откуда пришла мысль о враждебности и радикализме этой организации? Человек — враг того, чего не знает. Все усиленно подключаемся к кампании чернения «Братьев – мусульман». Если говорим о демократии, то она есть для одних, и ее нет для других, придерживающихся исламского сознания? Если демократия — свобода совести, мышления, то почему за людьми, принявшими исламское сознание как образ жизни, не признаем это право.
Если это право выбора и право быть избранным, то почему оно не применяется к голосам избирателей и желанию быть избранным? Ответы на эти вопросы приведут нас к более правильным результатам.
— Запад и Израиль поддерживали президента Египта Хосни Мубарака. Но тем временем на арену вышли Аль-Барадеи и другие. Может ли Аль-Барадеи убедить Израиль, Запад и египетский народ в том, что он может заменить Мубарака ?
— В настоящий момент египетская оппозиция, в том числе «Братья-мусульмане», объединились вокруг Аль-Барадеи. Как показывают события, после отстранения Мубарака от власти во главе временного правительства может встать Эль-Барадеи.
Эль-Барадеи — очень важный шанс для Египта. Опыт работы в западных организациях может сделать его лидером, способным привести в страну западную культуру демократии.
Это важно с точки зрения сохранения стабильности в регионе, в то же время можно обойти опасность прихода к власти «Братьев-мусульман». Но Мубарака сверг не Аль-Барадеи, а египетский народ.
— Оппоненты Эрдогана после событий на Среднем Востоке в своих антиправительственных выступлениях премьер-министра начали сравнивать с солтаном. Очевидно для того, чтобы направить внимание противников Эрдогана к последним событиям в регионе и использовать ситуацию для смещения с поста правительства нынешнего президента.
— Эти амбиции считаю комичными, свидетельствующими о незнании турецких реалий, последней точки, к которой пришла нынешняя Турция. Это не что иное, как давление на успешное правление страной уже долгие годы партией с исламскими и демократическими ценностями. Если спросить, от кого же взяли пример активные участники переворотов в этих странах, то ответ будет таким — «Турция и ее премьер-министр Раджап Таййып Эрдоган».
Турция, успешно реализуя синтез исламских и демократических ценностей, дала массам Ближнего Востока смелость. Нужно видеть эту реальность.
Реалии могут не соответствовать нашим мечтам, но они реальность наших дней.
В ответ на вызов Республиканской народной партии (CHP) людей на площади, общественность обратилась в суд с обвинением о противоречии этого призыва законам страны.
Отдельно, кроме малочисленных людей, никто не последовал за этим призывом. Это свидетельствует о довольстве турецкого народа своей жизнью.
— В Казахстане пройдут досрочные президентские выборы. Связаны ли последние действия президента Н.Назарбаева с событиями на Среднем Востоке и настороженностью о возможности перемещения революционных процессов в Центральную Азию?
— Средняя Азия переживает три разных периода. Диктатуры, власти, смещенные волей народов, и власти, нацеленные на воцарение поэтапной культуры демократии. Казахстан относится к третьей группе. Казахстан – страна Средней Азии, обещающая демократическое будущее. Там проводится умная политика, думаю, что и в дальнейшем она будет иметь продолжение.
Но демократия не происходит сразу. Нужно время. Другой пример, Киргизия. Здесь пытаются ввести демократию и предотвратить диктатуризацию властей. Думаю, что эта страна в дальнейшем столкнется еще со многими проблемами. Нужно действовать терпеливо. Думаю, что такие страны, как Узбекистан и Туркменистан не соответствуют демократическому правлению. Общественный строй пока не соответствует демократическому строю. Не думаю, что в этих странах он придет в необходимое соответствие в скором времени.

источник — http://novosti.az/analytics/20110212/43636511.html

Турция — косвенная причина революционных волнений на Ближнем Востоке


Гюльнара Инандж


В эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан директор Евразийского центра исследований и практики, преподаватель кафедры истории Университета экономики и Технологии Анкары (Турция) Ихсан Чомак (Ihsan Comak) ответил на вопросы по ситуации на Ближнем Востоке:- События, разворачивающиеся в Тунисе и Египте, не являются цветными революциями.

Они не поддерживаются ни США, ни другими силами. Конечно, после начала этих событий определенные силы могут пожелать использовать и управлять ими. Но фактом начала этих движений является недовольство граждан своими режимами. Могу сказать, что последние сто лет права человека и демократия не достигли этого региона.

Когда другие народы мира вкушают плоды демократии, народы этого региона живут в бедности и под давлением, что стало двигателем общественного протеста и возрождения.

Народы региона хотят демократии, свободы и благоденствия.

Тунис стал примером для возможности свержения неудовлетворяющих свой народ властей. Волнения очень быстро перебросились в другие страны региона. Не следует искать каких-то закулисных манипуляторов событий. Очень много таких примеров в истории. Например, в 1830 и 1848 гг. известны революционные волнения, начатые во Франции, и в скором времени перекинувшиеся во всю Европу. Европейские народы, живущие в идентичных притеснениях, беря пример Французской революции, тоже где-то совершили революцию, где-то добились свержения режима. Молодежные движения 1968 г. в Европе тоже тому пример.

— Могут ли эти революционные события перекинуться в Турцию?

— Нет, они не могут охватить Турцию. В Турции действует демократический режим. Каждый может единолично или организациями протестовать и критиковать любые власти.

Политическая система в Турции с каждым днем преобразовывается к лучшему. Нет такой темы, которую нельзя было бы обсуждать. Нет запретных тем… По этой причине любой вопрос исчезает, не превращаясь в напряжение. Нынешние власти преобразуют многие вещи без требования народа. Это весьма важно.

— Какое влияние имеет Турция на принявшие региональный характер протесты?

— Турция в принципе напрямую или косвенно не вмешивается во внутренние дела других государств. Но в этих событиях Турция имеет разного рода влияние. Последние годы Турция стала укрепляющимся, богатеющим государством с быстро развивавшейся экономикой. С другой стороны, в регионе появилась государство, крепко стоящее на своих ногах, время от времени резко противостоящее западной политике. Турция стала популярной в странах региона. Народы региона просто начали задаваться вопросом: «Почему мы не становимся странами — такими богатыми, демократичными, как Турция», «Почему мы не такие, как Турция». С другой стороны, в турецких сериалах, демонстрирующихся от Средней Азии до Северной Африки, показывается свободная и обеспеченная жизнь в Турции. Поэтому народы региона сравнивают свою жизнь с турецкими реалиями. Коротко говоря, ежедневно улучшающиеся жизненные условия в Турции демонстрируют им, что их убогое и бесправное общество не является велением судьбы, они понимают, что по вине их лидеров они впали это убогое состояние.

То есть, косвенно, сама того не желая, Турция стала причиной революционных волнений в регионе. Турция стала передовиком изменений в своем регионе.

— Как можно расценить позицию США в этих событиях?

— На словах Соединенные Штаты вошли в Ирак для внедрения в эту страну мира и стабильности. Проект Большой Ближний Восток ставил цель распространения демократии в регионе. Но этот проект был предан забвению. На самом деле Вашингтон по сей день не сделал ничего для прихода демократии на Ближний Восток. В действительности, демократия никогда не была настоящей целью США. На первом месте стоит безопасность США и Израиля. Для Белого Дома не важно, кто придет к власти в Египте. Важен его взгляд на Израиль. В этом смысле заявления США о «демократии» считаю не искренними. Если бы не развернулись эти события, США не хотели бы изменений на Ближнем Востоке.

— Определенную роль в революционных процессах на Ближнем Востоке, безусловно, играют современные технологии и виртуальные социальные сети, не так ли?

— Действительно, это так. Нельзя отрицать роль телефона и интернета в этих событиях.

Люди, лишенные свобод в настоящем мире, ищут ее в виртуальном мире. Мысли, мнения быстро распространяются в виртуальной сети. Очень быстро посредством СМС меседжей распространяется информация о каком-то митинге. Было бы правильным, если бы лидеры региона вместо запрета входа в Интернет изменили бы себя.


— Могут ли исламские радикалы «Братья мусульмане» прийти к власти в Египте?

— В таких странах, как Тунис и Египет, в дальнейшем возможен приход к власти не радикалов и диктатур, а демократических режимов.

Даже если после определенного времени правления люди, пришедшие к власти, прокатятся к радикализму и диктатуре, то они вновь будут свергнуты народными протестами. Народ уже нашел путь избавления от неугодных ему людей и правлений.

Он постоянно будет прибегать к нему.

— Какие изменения ожидают страны региона? Можно ли надеяться на демократизацию Ближнего Востока?

— Предполагаю, что постепенно страны региона станут более демократичными. Лидеры регионы серьезно напуганы. Чтобы не потерять свою власть, они или дадут народу больше демократии и благ, или попрощаются с властью. Протестные волнения в Тунисе, далее в Египте, стали началом крупных изменений в регионе. Бедность и бесправие народы Ближнего Востока уже не станут воспринимать как судьбу, и будут бороться. А это поведет за собой крупные изменения. На Ближнем Востоке изменятся социальная, экономическая, политическая жизнь. Надеюсь, что все процессы будут иметь позитивное завершение.

— 5 февраля Анкару посетил командующий вооруженных сил США по Ближнему Востоку и Африке. Считаете ли вероятным, что США намереваются при осложнении ситуации ввести войска в Египет, а может быть совместно с Турцией? Ведь с уходом Мубарака Израиль столкнется с новой геополитической ситуацией в регионе.

— Отправка совместных турецко–американских военных куда-либо в ближайшее время даже не может быть темой обсуждения. Думаю, этот визит произошел по другим причинам. Очень слаба вероятность введения американских войск в Египет.

Больше присутствует вероятность столкновений между Израилем и Египтом.

С уходом Мубарака, несомненно, Израиль окажется в сложной ситуации.

Вероятность прихода к власти «Братьев мусульман» единовластно слаба, но они войдут в состав коалиционного правительства. В таком случае новое правительство может изменить свою позицию к Газе, что может привести к нарушению Кемп-Девидского соглашения, и Израиль потеряет свою безопасность в египетском крыле.

Что может сделать Израиль в таком случае? Вероятнее всего, предпримет более агрессивную политику против Египта и Палестины. Кажется очень сложной возможность воцарения мира и стабильности в регионе.

источник : http://novosti.az/analytics/20110208/43633151.html

Для постсоветского пространства происходящие события в Египте и Тунисе наиболее опасны

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с известным российским политологом, вице-президентом Центра стратегических исследований Григорием Трофимчуком.

— Как известно, последние несколько лет в сфере урегулирования карабахского конфликта прошли под эгидой активного российского посредничества. Буквально недавно прошла очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении в Москве, которая закончилась ничем. Годы активного российского посредничества так и не привели к прорыву в урегулировании конфликта. С чем это связано?- С тем, что Россия находится в гораздо более сложной ситуации, чем внешние наблюдатели за развитием карабахской темы, которые готовы объявить, что «Москва не справляется». По сути, Москву до сих пор заставляют выбирать: так всё-таки она «за Армению» или она «за Азербайджан». При этом выбора для России в этой вилке нет и быть не может. С другой стороны, проблема заключается в том, что дипломаты не в состоянии решить задачу такого уровня, так как у них в головах с рождения, с дипломатической академии, забита установка, что простых решений в таких сложных вопросах быть не может, что «простота опасна». Это является основополагающей ошибкой, ведь именно простые, чёткие и сравнительно легко реализуемые решения способны сдвинуть проблему с места. Просто никто из академиков таких решений придумать не в состоянии; придумать простое и эффективное решение способны единицы, которые как раз и близко не допущены к урегулированию данного конфликта. Сложные решения – это гарантированное запутывание вопроса, бесконечный спор историков, и в итоге война.

На днях мы проводили в Москве видеомост по итогам трёхсторонней встречи глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана. В ходе дискуссии я, опосредованно, предложил заведующему отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджана Эльнуру Асланову провести узкий экспертный семинар по информационным войнам вокруг карабахской проблематики. Отдельное аналогичное предложение было сделано соответствующим структурам Армении. На этих семинарах как раз и можно найти реальные и достаточно простые решения, которые регулируются не войной. Только туда нельзя пускать историков, дипломатов и академиков – с ними не будет никакой подвижки, пусть собираются отдельно и рассказывают друг другу о том, кому 10 000 лет назад принадлежала та или иная территория.

— Стоит ли ожидать в этом году каких-то важных шагов, подписания хотя бы рамочного договора по урегулированию карабахского конфликта?

— Могу дать прогноз, что в этом году разнообразных документов по урегулированию конфликта будет подписано не меньше, чем в прошлом. В них будут содержаться давно известные правильные фразы. Основа проблемы по-прежнему состоит в том, чтобы отдавать или не отдавать Азербайджану его территории – в первую очередь находящиеся вокруг Карабаха.

Могу сказать, что это сделать сложно не потому, что этого не хочет Ереван, а потому, что никакая отдельная республика внутри бывшего СССР не сможет сохранить свою целостность в исходном виде. Здесь работают не интересы Москвы, Еревана или Вашингтона, а фундаментальные законы истории, связанные со стандартной схемой распада империй. Бывшее советское пространство будут постепенно расчленять иные, посторонние силы.

Взгляните на Таджикистан, который без войны отдаёт кусок своей земли Китаю. Сможет ли Азербайджан переломить такие глобальные уклады, даже если ему кто-то будет активно в этом помогать? Скажу больше: главный вопрос состоит не в том, чтобы что-то вернуть, а в том, чтобы удержать то, что имеешь, приложив для этого максимум усилий. Однако мы все, включая Россию, наивно этого недооцениваем.

— Грузинская сторона надеется на принятие Сенатом США резолюции по «оккупации части территории Грузии Россией». Насколько возможно принятие данной резолюции? И как эта резолюция может повлиять на урегулирование конфликтов на территории Грузии?

— Грузия находится в тисках тех же самых законов, по которым надо удерживать то, что имеешь в данный момент. У неё, помимо прочего, есть Аджария, армянские и азербайджанские анклавы и т.п., где также надо вести ежедневную интеграционную работу. Запад не слишком активно вмешивался в события начала августа 2008 года только потому, что хотел получить долгоиграющий механизм воздействия на Россию. Резолюция по поводу оккупации – идеальный инструмент, которым пока непонятно как пользоваться, чтобы не девальвировать его раньше времени. В конце концов, впереди Сочи-2014 и много чего ещё.

Сама по себе резолюция на конфликт повлиять не может. Более того, если Абхазия и Южная Осетия начнут вдруг какие-то переговоры с Тбилиси (допустим, уже при другом президенте Грузии), то США будут первыми, кто признает эти республики оптом или в розницу. До тех пор, пока Абхазия и Южная Осетия, заявившие о суверенности, не получили официально установленные международные буквенные коды – как, например, AZ (Азербайджан), AM (Армения), GE (Грузия) – ситуация вокруг них будет оставаться сырой и опасной. Кстати, то же самое можно сказать и по Карабаху: его реальная независимость и присвоение каких-нибудь латинских литер, типа КВ, навсегда отсечёт данную территорию от притязаний на неё со стороны Еревана или Баку.

— Недавно жуткий теракт имел место в «Домодедово». С чем был связан этот теракт: местная активизация боевиков, заказ Запада на дестабилизацию обстановки в России или что-то другое? Что, по-вашему, необходимо предпринять для предотвращения подобных терактов в будущем?

— Прошу заметить, что даже в Карабахе нет взрывов, хотя внешне конфликт мало чем отличается от ситуации в Палестине. В США также спокойно. Нет взрывов ни в Белоруссии, ни в Армении, ни в Азербайджане. Видимо, только на Россию на данный момент есть специальный глобальный «заказ», поэтому она вошла в список самых взрываемых стран мира. Обезопаситься от терактов в рыночном государстве, где всё продаётся и покупается, нельзя. Есть конкретные рецепты, которые можно реализовывать при абсолютной практической невозможности смены либерально-демократической модели и пресечения атак внешних влиятельных сил.

Мы говорили об этом в Москве на только что прошедшем круглом столе «Роль гражданского общества в противодействии терроризму». Некоторые из конкретных пунктов: сохранение в российском обществе того, что объединяет, а не разъединяет на пустом месте. В частности, необходимо удалить религию из политической жизни страны, необходимо резко сократить количество консультативных структур при Президенте РФ, которые простых советов не дают, но бюджетные деньги получают исправно. Кстати, на один только перстень из сокровищ арестованного недавно сотрудника аппарата СНГ генерала Бокова можно провести несколько важных международных мероприятий. Необходимо также создание Альтернативного экспертного совета – прямого моста между Президентом РФ и креативными технологами страны, куда вошла бы не оппозиция, не любители поговорить ни о чём, а те единицы, которые способны на большее.

И ещё необходимо быть элементарно хитрее: если даже на самом деле теракт совершил боевик с Северного Кавказа, то через прессу надо широко объявить: кавказцев там не было, вся информация об этом – провокация против России. Если российское население будут и дальше восстанавливать против кавказцев по этой прекрасно работающей схеме, то Северный Кавказ рано или поздно будет отделён от Москвы без войны. Проблема в том, что Россия слишком линейно и предсказуемо реагирует на то, что ей засовывают в спицы.

— Сейчас всё внимание приковано к событиям в арабских странах Северной Африки и Ближнего Востока. С чем связана новая волна цветных революций? Почему США инициировали эту волну?

— Это не цветные революции, цветные названия всем надоели. Когда появились очередные журналистские «находки»: жасминовая революция (Тунис), финиковая революция (Египет), стало скучно. Это совсем другой расклад: мусульманский мир готов дать Западу ответ в совершенно ином измерении. Если всё пойдёт по начавшемуся сценарию, антиамериканских очагов на карте станет в два раза больше, но ответить им так же, как в своё время Америка ответила Ираку и Афганистану, уже не получится.

Не думаю, что США сами спровоцировали глобальную дестабилизацию, которая не поддаётся тотальному контролю, в принципе, и при этом может сдетонировать в любую сторону. Возможно, США рассчитывали на некую тактическую ротацию действующих там президентов и на появление новых лояльных фигур (типа замены Мубарака на Омара Сулеймана), но выпущенные из запечатанного сосуда братья-мусульмане и их партнёры скучать им уже не дадут.

— Стоит ли ожидать расширения этой волны дальше — на другие страны Северной Африки и Ближнего Востока? Докатится ли эта волна до постсоветского пространства — стран Кавказа и Центральной Азии?

— Для постсоветского пространства происходящие события и такая живая «реклама» наиболее опасны, так как аналогичные демократические системы, где власть десятилетиями не переходит в чужие руки, присутствуют здесь в большом количестве. Постсоветские режимы, проклявшие бывших коммунистических вождей за то, что те до самой смерти сидели на своих постах, пошла намного дальше них. Об этом все знают, все это прекрасно видят, поэтому рано или поздно молчание толпы чем-то закончится.

— Что необходимо предпринять, чтобы предотвратить распространение этой волны?

— Могу подсказать один из выходов из создавшегося положения: Центральная Азия, к примеру, исторически не имеет никакого отношения к западному формату политической власти. Поэтому если бы какой-то из президентов центрально-азиатской республики пошёл на то, чтобы его страна приняла формат «султаната», «эмирата» или чего-то подобного, претензий к руководству со стороны населения и оппозиции стало бы по определению меньше. Но если ты называешь себя «демократическим президентом», так дай через 4-5 лет порулить своему соотечественнику, который имеет на это точно такие же права и хочет самореализоваться. Отрытый, откровенный, циничный обман – вот от чего, в конце концов, звереет масса, и уровень жизни, как причина восстания, стоит здесь не на первом месте.

Вопрос только в том, какая из постсоветских стран будет выбрана нашими недоброжелателями для удара. Не стоит забывать, что далеко не всё в мире решается цветными революциями, мы слишком зациклились на этой яркой картинке. Прямые убийства глав государств (как это было в своё время с Кеннеди) – особо опасная угроза именно для глав нестабильного постсоветского пространства. Очень странно и очень хорошо, что до сих пор здесь это никак не реализовано.

http://novosti.az/analytics/20110207/43632017.html

Поможет ли кыргызским финансам турецкая реанимация?

Знатоки финансового мира давно мечтают о его оживлении. В этом плане приезд турецкой делегации в Бишкек несколько воодушевил их: отныне открываются перспективы работы на международных торговых площадках. В частности, на фондовой бирже в Стамбуле.

Во всяком случае это обсуждали Нурбек Элебаев, возглавляющий Государственную службу регулирования и надзора за финансовым рынком, и Ведат Агкирай, председатель Совета по рынку капиталов Турции (одновременно он возглавляет Комитет по развивающимся рынкам Международной организации по ценным бумагам, объединяющей контролирующие органы более 200 стран и устанавливающей международные правила работы в этих странах).

Поторгуемся у турков?

Турция считается четвертой страной в мире по объему торгуемых государственных ценных бумаг. На ее фондовом рынке зарегистрирован 341 эмитент, акций выпущено на сумму $263,8 миллиарда. Объем операций превышает $314 миллиардов. Естественно, Кыргызстану, где сделки можно пересчитать по пальцам, а перечень ценных бумаг и вообще финансовых инструментов не блещет разнообразием, впору учиться у турецких финансистов. В принципе и об этом стороны тоже договорились, подписав Меморандум о взаимопонимании и обмене информацией между Советом по рынку капиталов Турции и Госфиннадзором КР.

Кстати, Совет по рынку капитала действует в Турции без малого 20 лет. И работает ради обеспечения открытости и прозрачности фондового рынка и защиты прав инвесторов. Интересно, что финансируется он за счет некого процента от работы Стамбульской фондовой биржи и небольшого процента за регистрацию эмиссий. У совета довольно широкие полномочия: он может проводить расследования в случае манипулирования ценами на рынке ценных бумаг и даже назначать определенные санкции. Более того, работает над созданием благоприятных условий для брокеров и инвесторов, разъясняет преимущества работы на бирже и прочее — это именно то, чего нам не хватает в силу отсутствия «культуры денег». Советом полностью контролируется вторичный рынок обращения госбумаг, а также деятельность профессиональных участников, включая Центральный депозитарий.

Во время встречи обе стороны обсудили возможности регулирования, размещения, обращения и учета турецких государственных ценных бумаг, а также вопрос создания в Стамбуле глобального финансового центра (с тем, чтобы и наша республика могла там работать).

— В первую очередь мы хотим вынести на эти площадки государственные ценные бумаги. Это самые ликвидные ЦБ в стране, — сказал Нурбек Элебаев. — В дальнейшем будем продвигать акции и облигации наших стратегических компаний. И сейчас мы прорабатываем этот вопрос.

На это Ведат Агкирай ответил: «Мы бы хотели и обратного процесса, чтобы в Кыргызстане размещались наши бумаги».

Был подписан меморандум (между прочим, исключительно на английском языке), суть которого сводится к следующему: обеспечить основы для сотрудничества, помогать друг другу и препятствовать инсайдерским сделкам, нездоровым манипуляциям и мошенничеству на рынках, чтобы в отношении эмиссий, сделок с бумагами главенствовали закон и четкие правила. Само собой, договорились о тренингах и обмене опытом по работе с векселями на вторичном рынке и обращению с государственными средне- и долгосрочными облигациями.

Нурбек Элебаев отметил, что данный меморандум позволит защищать инвестиции друг друга в обеих странах. Кстати, инвесторы из Турции проявляют интерес не только к фондовому рынку (между прочим, турецкой стороне принадлежит 20 процентов акций Кыргызской фондовой биржи), но и к «Дастану», «Манасу» и «Кыргызнефтегазу».

— Турция выходит на новые рынки привлечения международных капиталов, — заявил он. — И с 2011 года в Турции открываются льготные условия для участвующего в инвестировании иностранного капитала, в том числе и кыргызского. Наши компании смогут выставляться на турецких фондовых биржах.

— Но вы должны обеспечить стабильность и уверенность у инвесторов в вашей стране, — заметил Ведат Агкирай.

А что в родном Отечестве?

Как оказалось, планов громадье. О них рассказал президент Кыргызской фондовой биржи Айбек Толубаев:

— Планируется перевести государственные ценные бумаги на фондовую биржу для вторичных торгов. Мы хотим вовлечь в этот процесс брокерские, страховые компании, пенсионные фонды (кстати, в 2011 году планируется создание двух негосударственных пенсионных фондов). Главная цель состоит в том, чтобы временно свободные средства работали на экономику, а не простаивали. В последнее время процентная ставка по государственным ценным бумагам привлекательная. Начало вторичных торгов по государственным бумагам запланировано на второе полугодие 2011-го. Их общая сумма составит 7,5 миллиарда сомов.

Предлагается от 5 до 15 процентов акций отечественных так называемых голубых фишек отдать на вторичный рынок. Это 6 компаний. За счет подобного шага надеются пополнить государственный бюджет на сумму примерно 1,3 миллиарда сомов. Примерно 30-40 процентов от запущенных на вторичный рынок акций будут и в дальнейшем крутиться на фондовом рынке, что поднимет его обороты до 2 миллиардов сомов.

Собираются и дальше «раскручивать» отечественные компании на выпуск корпоративных облигаций. После крайне негативного опыта с «Рентон-групп» делать это не просто: население мало верит в порядочность эмитентов. Хотя после «Рентона» уже есть замечательные примеры с выпуском подобных бумаг: только что погашены облигации «Абдыш-Аты» (приносившие по 20 процентов годовых в течение двух лет), в обороте находятся бумаги «Росказмета» (на 3 года с той же доходностью).

По словам Айбека Толубаева, в 2011 году ожидаются новые эмиссии корпоративных бумаг на сумму около 200 миллионов сомов.

Инвестфонды плачутся

Когда-то на волне приватизации и повального обладания купонами возникли инвестиционные фонды, чью деятельность в принципе можно и не расшифровывать. Они должны были привлекать деньги населения или компаний, вкладывать их во что-то доходное, а затем «делиться» прибылью с теми, кто принес им средства. Но, как оказалось, такая форма «обогащения» не снискала популярности. В итоге благие цели, которые ставят перед собой инвестфонды, не достигнуты.

— Доходность наших портфельных акций не существенна, — признался Абдыралы Чынгышев, директор ОАО «Ала-Тоо-инвест». — Развитие инвестиционных фондов напрямую связано с реальным производством, ведь их доходы диктуются ростом акций, дивидендами. Замкнутый круг: инвестфонды предназначены для развития производства и завязаны именно на нем. Действуют сегодня реально только 4-5 инвестфондов (из зарегистрированных когда-то 17). У нас были крупные фонды, преобразованные по ряду причин в акционерные общества (слишком проблематична была их деятельность). Например, «Ош-инвест» (а «Иссык-Куль-инвест» вообще прекратил работу).

По его словам, сегодня инвестфонды вкладывают в государственные казначейские векселя и государственные казначейские облигации — самые что ни есть надежные ценные бумаги. Но и на них клиент «не клюет».

— На Западе различные формы инвестфондов очень популярны, — говорит Абдыралы Чынгышев.- Обороты и активы там соизмеримы с оборотами и активами коммерческих банков.

Наши же фонды численностью клиентов похвастать, как известно, не могут. Возможно, оттого, что не могут привлечь стабильной процентной ставкой, предположили страховщики, присутствовавшие при разговоре.

— Жесткой процентной ставки нет: активы вкладываются в акции-облигации, и доходность по ним получается то 30, то 10 процентов, поскольку складывается из стоимости акции и дивидендов на них, которые, естественно, плавают, — пояснил Абдыралы Чынгышев. — В «Ош-инвесте» сегодня — почти 41 тысяча акционеров, в «Кыргыз-инвесте» — 14 тысяч, в «Ала-Тоо-инвесте» — более 1 тысячи 600. Конечно, за эти годы первоначальные активы все же выросли: у нас — более чем в 5 раз. Если в 1994-1995 годах наши активы насчитывали чуть более 1 миллиона сомов, то теперь — около 7 миллионов. Но это не тот рост. Инвестфонды не выполняют той роли, которую должны.

Впрочем, эксперты полагают: дело тут и в том, что в народе нашем напрочь отсутствует культура денег (только культ). И если в госбюджетах западных стран, в Европе существуют даже специальные статьи расходов на развитие инвестиционной культуры (от образовательных программ в школах и вузах до неких «просветительских» передач на ТВ), то у нас в настроениях по-прежнему превалирует плюшкинское собирательство. Мотивация, что надо иметь дополнительный источник дохода, вкладывать, заставлять деньги работать, полностью отсутствует. Если переломить такую ситуацию, то и финансовый рынок Кыргызстана станет «живым».

Татьяна ОРЛОВА

Источник — ИА «24.kg»,
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296718440

Стратегия «братьев-мусульман» в Египте и Иордании

Король Иордании Абдалла II решил распустить правительство и приказал сформировать новый кабинет. Очевидно, что то, что это происходит именно сейчас, не случайно – хашемитская монархия в Иордании наблюдает за развитием событий в Египте. Это не обязательно говорит об эффекте домино в регионе, и на самом деле, сравнивая ситуацию в Египте и положение в Иордании, необходимо учитывать очень важные факторы.

Иордания обращается со своей оппозицией совсем иначе, чем это делало египетское правительство. Правительство Иордании применяет к оппозиции более мягкий подход. Политическое крыло «Братьев-мусульман», Фронт исламского действия, признается в Иордании в качестве легитимной политической организации, хотя Фронт все еще борется за адекватное представительство в парламенте.

После парламентских выборов ноября прошлого года напряженность в Иордании действительно возросла. Политическое крыло «братьев-мусульман» яростно выступало против проведения этих выборов, а также против избирательного закона, который, по их мнению, отдает предпочтение промонархическим сельским районам Иордании. С того момента группа требует снижения цен на продукты и топливо и изменения избирательного закона, они проводят массовые демонстрации и мирные сидячие забастовки.

Не стоит забывать, что они не требуют смены режима, в отличие от ситуации в Египте. Сейчас политическое крыло «братьев-мусульман» видит для себя открывшиеся возможности, и по сути они пытаются воспользоваться текущей ситуацией для удовлетворения своих политических требований. Правительство Иордании уже объявило о плане субсидий на 452 миллиона долларов с целью снизить цены на продовольствие, на топливо, для повышения пенсий – по сути это делается для того, чтобы уладить разногласия с оппозицией. Иными словами, это не переломная точка, как в Тунисе или Египте, это скорее правительство пытается сохранить власть, идя на компромисс с целью предотвратить эскалацию конфликта.

Ситуация, которую создает Иордания, идя на уступки, может привести к серьезным последствиям за пределами страны, в особенности если события в Иордании воспринимать как успех исламистской организации, которая смогла вынудить такой режим как хашемитская монархия пойти у себя на поводу. Это может не только вдохновить на те же действия молодые оппозиционные группировки в других странах, но и подстегнуть египетских «братьев-мусульман».

Сейчас египетские «братья-мусульмане» ведут очень осторожную игру. Я думаю, они очень хорошо осознают, что романтизм революции на улицах может завянуть – чем дольше люди будут выходить на улицы без регулярных поставок еды, без обеспеченной безопасности, и, что самое важное, без результатов. Уже ясно, что Мубарак в ближайшее время уходить не намерен, а «братья-мусульмане» должны поддерживать градус на улицах прямо сейчас. Они не хотят, чтобы люди стали рассуждать таким образом – «я уже 30 лет мечтаю об уходе Мубарака, я не могу ждать еще 8 месяцев до сентябрьских выборов». С другой стороны, «братья-мусульмане» хорошо осознают негативные ассоциации со своим исламистким ярлыком и по этой причине пытаются заполучить на свою сторону некоторых светских лидеров, например, Мохаммеда эль-Барадеи, которому, может быть, недостает поддержки, но он, по крайне мере, светский лидер, которого люди могут представить находящимся у власти, пока «братья-мусульмане» работают над политическим шансом, которого они ждали в течение нескольких десятилетий.

Оригинал публикации: Dispatch: The Muslim Brotherhood»s Strategies in Egypt and Jordan

Опубликовано: («Stratfor», США)
Рива Бхалла (Reva Bhalla )

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296707280

Зачем Эрдоган в Бишкек приезжал?

Зачем Эрдоган в Бишкек приезжал? Продвигая свои и американские интересы, Турция нацелилась поиметь Кыргызстан, а заодно и Россию

Все лезут в Кыргызстан, будто он резиновый. Все пытаются что-то разнюхать, обмануть, урвать. Все называют себя «инвесторами», а на самом деле поганой метлой гнать бы таких «инвесторов», которые только и смотрят, чтоб поменьше вложить, побольше получить. Вот и турки: дайте им возможность «навариться» на поставках ГСМ на аваибазу «Манас»! Будто у Турции есть собственные нефтепродукты! Нет же – явный реэкспорт собираются гнать втридорога, явно посредничать и свой бакшиш срывать. Или подайте им завод «Дастан» – успешное предприятие, не требующее особых вливаний, причем с российской долей и секретным производством. А вы Россию спросили, нужен ли ей такой «партнер», который явно будет совать нос в военные разработки и шпионить в пользу США. Вот за чем приезжал в Кыргызстан турецкий премьер Эрдоган! Что это, что все остальное – от лукавого.

Если совсем честно, то так называемые турецкие «бизнесмены» достали уже Бишкеке основательно. При всей болтовне про инвестиции – практически ни одного производства, ни одного проекта в реальном секторе. Турки здесь обзавелись только крупнейшей недвижимостью – понастроили везде и жилые дома, и торговые центры и зарабатывают на этом дорогущей арендой. Да ресторанов везде своих понасовали и магазинов. И то же самое: низкое качество турецких же продуктов при неприлично высоких ценах. Если кто-то и называет это инвестициями в экономику Кыргызстана, то здесь в этот блеф мало кто верит. Это, извините, инвестиции в экономику Турции. И не надо передергивать понятия.

«Хотя бы на ближайшую перспективу нужно усилить борьбу с коррупцией. Это будет очень хорошо. Но самая главная поддержка должна исходить с кыргызской стороны. Это откроет дорогу инвестициям не только и Турции, но и из других стран», – заявил Эрдоган, будучи в Бишкеке. «Я вам скажу, что есть два секрета в экономике – это доверие и стабильность. Без этих составляющих не может быть развития отношений».

Я вам скажу тоже два секрета. Если б турецкие «бизнесмены» не совали взятки нашим чиновникам, захватывая под это самое свое строительство самые дорогие участки в центре столицы, – то, глядишь, все у нас коррупции было бы меньше. А так, извините, «доверия» к турецким «инвесторам» нет никакого. И ведут себя турки, понаехавшие в Бишкек, здесь как хозяева – нагло, высокомерно.

«Что касается турецкого бизнеса в Кыргызстане, он сказал, что во время мародерства в Бишкеке турецкие компании понесли убытки примерно на 7 миллионов долларов», – посетовал Эрдоган….»Понесли» или только насчитали столько – это еще большой вопрос. Да и не несли бы! Только выгодно было им это – в некоторых случаях. Доподлинно известно, например, что владельца бизнес-центра «Вефа» в день переворота 7 апреля заранее предупреждали, что будут грабежи. И наши бизнесмены, например, в этой ситуации торговый центр «Дордой» заранее же максимально и обезопасили А вот турок никаких мер не принял, и более того, запретил вывозить товар арендаторам. Их подставил, зато на страховке хорошо поимел, да еще и убытки те самые нашим властям предъявил. Это еще раз к вопросу о доверии…

Так что визит премьер-министра Турции и лидера правящей партии справедливости и развития Реджепа Таипа Эрдогана в нашу страну воспринят был без особого восторга. То есть, на дипломатическом уровне – конечно, все как положено сделали: приседали на каждом шагу перед ним, благодарили за финансовую помощь — он для пущей важности и значимости кинул там нам на дырявый бюджет какую-то мелочевку – миллионов десять. Даже орден «Данакер» ему вручили – из благодарности. Но очень хотелось, чтоб на этом все и закончилось. Хотя сомнительно: турки явно нацелились вцепиться в новые власти и стрясти с них все, что можно.

Ситуация, кстати, не нова, она повторяется. Турецкие высокопоставленные чиновники мчатся в Кыргызстан первыми, как только у нас меняется власть. То же самое было и в апреле 2005 года: еще не успел воцариться режим Бакиева, как турецкий министр иностранных дел Абдулла Гюль уже нарисовался в Бишкеке. Так же этот чиновник привез нам бизнес-форум, так же пытался договориться о различных преференциях для турецких бизнесменов в Кыргызстане – чуть ли не на налоговом уровне, так же требовал компенсаций для них за понесенные в момент «революции» убытки.

Кстати, на так называемый бизнес-форум «Турция–Кыргызстан» (организатор – Совет экспортеров Турции) с Эрдоганом нынче приехали аж 300 бизнесменов. Куда нам столько! Наш Кыргызстан столько ее прокормит. Тех, что есть, забрали бы назад…И привезли бы настоящие инвестиции, по честному. Наши чиновники накануне озвучили, что бы они хотели предложить туркам: покупать или даже перерабатывать таласскую фасоль, вкладывать в туристический бизнес на Иссык-Куле – там возможностей непочатый край.

Увы, от этой «мелочевки», затратной к тому же, турецкие «инвесторы» отвернули носы. В интервью местным агентствам Эрдоган сразу «обозначил ряд приоритетных отраслей киргизской экономики – «энергетика, транспорт, коммуникации и связь, банковское дело, легкая промышленность, добыча полезных ископаемых…» Что называется, губа не дура.

«Турецкие инвесторы выражают желании участвовать в развитии рынка Кыргызстана, – сообщил радостно председатель Госфиннадзора Нурбек Элебаев, – «Он [Реджеп Эрдоган] назвал 3 крупных акционерных общества, к которым крупные портфельные инвесторы проявляют интерес. Это «Кыргызснефтегаз», аэропорт «Манас» и ТНК «Дастан».

Это то ли издевка, то ли все та же фирменная турецкая наглость. Да, турецкие СМИ еще накануне сообщили о том, что Турецкая международная нефтяная компания (TPIC) ведет переговоры с киргизскими властями о поставках реактивного топлива для американской базы «Манас». Но какие «портфельные» могут быть на «Манасе»? Мне, например, непонятно. У них в «портфеле» все равно не окажется даже минимальных объемов собственного реактивного топлива, – потому как его в Турции просто нет. Страна нефтепродукты экспортирует, и известно, что в ней сегодня самые высокие цены на бензин. Что, простите, турки собираются поставлять нам? Перепродавать втридорога азербайджанскую нефть? Спасибо, у нас тут свои желающие имеются – «навариться» на многоэтапной перепродаже российских ГСМ, которые нам поставляют, кстати, по сниженным ценам, без таможенных пошлин.

Не меньше удивила журналистов решительно агрессивная нацеленность турков на завод «Дастан». Известно же, что предприятие уже который год обещают передать России, поскольку оно фактически работает на российском капитале и российских же госзаказах. Н.Элебаев, однако, на это, не смущаясь, ответил: «То, что обещано России, рассмотрено в межправительственных соглашениях. Этот вопрос будет выполняться. В настоящее время государственная доля «Дастана» гораздо больше той доли, которая должна быть передана России (48%). За оставшуюся часть акций компании ряд инвесторов будут иметь какие-то мотивы, участвовать. Вот Турция фактически изъявила желание участвовать в этом оставшемся».

Ну, если турки изъявили это желание, то, надо полагать, очень скоро от «оставшегося» ничего не останется. Равно как не останется для США российских военных секретов, которые тоже проходят по «Дастану». Не случайно же кыргызская газета «Эл созу» уверенно написала, что визит премьер-министра Турецкой Республики связан с продвижением в Кыргызстане американских интересов. Политических, – ясное дело. Потому как экономические Турция здесь имеет свои и продвигает их чохом и нахрапом – как мы видим. Газета даже выдвинула предположение, что Эрдоган может запросить наши власти передать в турецкие руки проект ГЭС «Камбарата-1″. Но в этом с ней наблюдатели принципиально не согласны. Все по той же причине: проект требует настоящих финансовых инвестиций не менее 2 млрд. долларов, при этом сроки окупаемости ГЭС при этом составят около десяти лет. А турки, может, и хотели бы Камбарату прибрать к рукам, но раскошеливаться не хотят – пожадничают. Вот влезть туда, где уже вложены чужие средства – как на тот же «Дастан» – это они с радостью и наглостью, а чтоб самим …

Да! Чуть не забыла! Сами турки весьма охотно развивают в Кыргызстане исламскую идеологию. Как выяснилось, из то ли обещанных, то ли уже сложенных «инвестиций» – (тут Эрдоган произнес невнятно) третья часть – 150 миллионов долларов оказалась в турецко-кыргызском университете «Манас». Ну, то же самое: это не в кыргызскую экономику инвестиции, а в турецкую, так как обучение в вузе платное, и турецкая сторона вряд ли несет убытки. А вот что за обработка мозгов происходит здесь при участии турецких преподавателей – это еще надо разобраться.

Известно же, что сам премьер Эрдоган и его партия являются ярыми исламистами. Фактически они внесли в своей стране политический раскол, пытаясь повернуть Турцию со светского государственного устройства к исламскому. Те же попытки предпринимались и у нас в Кыргызстане – когда обсуждался проект новой Конституции. То же, между прочим, американский проект. Это США потихоньку насаждают исламизацию в разных странах, чтобы иметь возможность потом бороться там с радикализмом и экстремизмом. Кто даст гарантии, что турки, заполонившие Бишкек, не тащат сюда эту опасную для нашей политически неустойчивой страны идеологию?

Суммируя все сказанное, вывод получается такой: сближение с Турцией совершенно невыгодно Кыргызстнану – с какой стороны не посмотри. Для Турции и ее заокеанских управляющих наша страна — лакомый кусок и легкая добыча. Но все это настолько лежит на поверхности, что нашим властям надо быть предельно осмотрительными, соглашаясь на какое-либо «сотрудничество» с Турцией. Чревато… Не случайно же наша хитромудрая Отунбаева максимально дистанцировалась от своей этой шумихи вокруг высокого гостя.

Протокол, скажут мне: он –премьер, она -. хоть и переходный, но президент. Да, но отчасти только – возражу я. Но еще и продуманный шаг. Уж ППП –то, будучи сама американским агентом влияния, отлично знает, что стоит на самом деле за визитом турецкого десанта. Вот и отходит в сторону: в случае чего, вся ответственность на нашего премьера ляжет. Это, как бы он тут турков горячо приветствовал, и российские проекты им обещал. У нас ничего не делается просто так – давно пора понять…

Елена Авдеева

Источник — Белый парус
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296716760

«Третья сила» в Кыргызстане — Американская империя? На удочке у масонов…

Горькая правда не озвучена

К сожалению, Национальная комиссия (НК), расследовавшая кровавые события на Юге Кыргызстана, не раскрыла главную суть проблемы. Только и всего, что в своих результатах она назвала виновными в трагических событиях главу ГКНБ К.Дуйшобаева, главу МВД Б.Шера, куратора силовых структур А.Бекназарова и Министра обороны И.Исакова, который только что вышел из тюрьмы и еще психологически не пришел в себя. Комиссии не хватило духу открыто сказать вопиющую правду, которую ждало от нее общество. Наверное, не ошибемся, сказав, что Национальная комиссия вынужденно выполняла чей-то заказ с целью отвлечь внимание общества. Если внимательно вчитаться в отчет комиссии, видишь, что ее члены разделили отчет на три части: причины межнациональных столкновений, их организаторы и степень участия в них.

Первое: сепаратистские силы: лидеры национального культурного центра — К.Батыров, Ж. Салахитдинов, И.Абдрасулов, К.Абдуллаева;

Второе: Бакиевские контрреволюционные силы, боровшиеся за власть;

Третье: названные «Третьими силами».

Вместе с тем, комиссия ни словом не обмолвилась о том, что все несчастья проистекают от этих «третьих сил», а также об их деятельности в организации кровавых столкновений. Помня об этом, мы перелистали страницы истории и провели расследование действий «третьих сил» в последние несколько лет в мире, в том числе на территории Центральной Азии и Кыргызстана, явившихся причиной трагического развития событий с кровопролитием и доведших Кыргызстан до нынешнего состояния. Итак, читатель, представляем твоему вниманию наше расследование.

Лозунги демократии

США, убедившись в безрезультатности гонки вооружений с Советским Союзом, в середине 1970 годов разрабатывает новую доктрину борьбы с социалистической системой под названием «Проект Демократии». Сразу же открыли новые научные Центры; для «Борьбы с коммунизмом» на Западе начали работать более 400 Центров, в США над проектом работали 170 Университетов и Центров. Спустя немного времени, с начала 1980-ых годов американскими специалистами были разработаны новые планы борьбы с социалистической системой. В соответствии с этими планами, включена секретная деятельность в трех главных направлениях по разрушению всех входящих в Советский Союз республик, в том числе Кыргызстана.

Главные секретные направления

Экономическое-уничтожение сельскохозяйственной и финансовой отраслей;

Национально-религиозное–расколоть религию, пожизненно объединявшую людей, усиление межнационального противостояния и столкновения;

Психологическое-свести на «нет» традиционно устоявшуюся духовно- нравственную идеологию, исказить историю, опустить авторитет власти.

Эта деятельность была претворена в жизнь под руководством Михаила Сергеевича Горбачева, в ту пору стоявшего во главе Советского Союза. По секретной информации, в свое время М.C.Горбачев тайно сотрудничал с властью США, был заблаговременно ознакомлен с планами по разрушению Советского Союза и вел работу согласно планам США. Чуть погодя М.С.Горбачев стал вести работу, напрямую направленную против всей властной системы, выступая с изобретенными США новыми призывами и лозунгами с использованием терминов «Демократия», «Открытость», «Перестройка». Он добился развала самой крупной социалистической державы мира–Советского Союза, подключив через СМИ критику и обвинение государственных и партийных руководителей посредством самых разных сплетней и слухов, очернение и накладывание на них ложных обвинений.

Попытки США

Вместе с тем специальные агенты США находили в странах Советского Союза через подкуп деньгами и богатством тайные политические группы, финансировали их, с их помощью устанавливали регионы с наибольшей вероятностью возникновения беспорядков и сразу готовили людей для борьбы против системы. Кроме того, они находили диссидентов социалистической системы, проводили им специальную подготовку, восстанавливали против коммунизма. В число «агентов влияния» входили группы людей, живущих в этой стране, использующих свое служебное положение в личных интересах и в интересах чужого государства. Они добились утраты доверия народа к государству, и уничтожили в людях объединяющую общество идею. В разных регионах создавали условия к межнациональным столкновениям, и усилили идею национального возрождения. В Директиве по уничтожению СССР американским спецслужбам вменялось в обязанность подготовить «агентов влияния», «тайных обученных врагов» для действия внутри страны. В число «агентов влияния» входили группы людей, живущих в этой стране, использующих свое служебное положение в личных интересах и в интересах чужого государства. Среди них были члены высшего эшелона власти, руководители правительств, парламентов, политических партий, представители СМИ, науки, культуры, искусства. После развала социалистической системы они исследовали все регионы некогда целого СССР и разработали макеты развития постсоветских стран. В результате, после политики гонки вооружений они реализовали в жизнь свои стратегические планы по уничтожению мировой социалистической системы. Великая держава под именем СССР рухнула.

Кыргызстан стал экономически зависимым государством

Политика США не остановилась с уничтожением Союза. Последующая борьба велась согласно их геополитическим интересам, и США взяли направление на усиление своего влияния в странах Балтики, Кавказа и Центральной Азии. Среди них и наш Кыргызстан, который формально достиг «независимости», а в действительности наше маленькое бессильное государство оказалось растоптанным интересами великих стран. Вследствие вышесказанного прямого влияния США (по их последующему плану) Кыргызстану навесили ярлык «островка демократии» в Центральной Азии, и затем за несколько лет Кыргызстан прекратил свое самостоятельное существование. В течение короткого времени на основе разных составленных программ, а именно, «Песак» в производстве, «Манас» — в медицине, сельском хозяйстве, образовании–эти отрасли были разгромлены, короче говоря, в Кыргызстане не осталось ни одной уцелевшей отрасли. В итоге, наша экономика полностью разрушена, мы превратились в финансово- экономическом отношении зависимой страной. Кыргызстан реально не может прожить ни дня без денежной помощи мировых финансовых организаций. Без их помощи Кыргызстан не в состоянии самостоятельно выплачивать населению социальные выплаты: зарплаты, пенсии, пособия. Это – голая правда.

Кто претворяет в жизнь имперские планы США?

В 1994 году Президент США Б.Клинтон сделал доклад в Конгрессе: «Стратегия национальной безопасности США». В своем докладе он заявил: «США укрепят свою национальную безопасность через прямое вмешательство во внутреннюю жизнь других государств». На сегодняшний день в Кыргызстане насчитывается свыше 16000 неправительственных организаций с самыми разными целями. Было сказано, что власти Америки для реализации планов используют своих внутренних естественных союзников, профсоюзы, правозащитников и неправительственные организации, защитников природы, торговую палату, наблюдателей на выборах и других. Ретроспективный взгляд на последние несколько лет в истории Кыргызстана подтверждает выполнение имперских планов США в нашей стране посредством разных неправительственных организаций. На сегодняшний день в Кыргызстане насчитывается свыше 16 000 неправительственных организаций с самыми разными целями.

Подкуп алчных чиновников

Как мы выше сказали, для укрепления политики собственной безопасности США приняли секретное решение о трех главных путях реализации, на которых мы коротко остановимся. C первых же лет независимости Кыргызстан попал в безжалостные лапы американской империи и крупных международных корпораций, преследующих разные финансово-хозяйственные интересы. C этой целью они сначала использовали апробированный в мировой практике способ подкупа крупной суммой денег алчных чиновников. Самое главное, они достигли своих геополитических интересов в овладении национальных природных богатств этой страны (недра), и вернули себе деньги в несколько раз больше, чем затратили на подкуп чиновников. С целью усилить свое влияние в выбранных странах они проводят разные мероприятия: в первую очередь с главой государства, его близкими-женой, детьми, приближенными к главе влиятельными людьми, влиятельными чиновниками- в форме переговоров, принуждения, а при их категорическом отказе, и убийства. На втором этапе они через этих же чиновников осуществляют приватизацию крупных государственных заводов–фабрик, и этим добивают производство страны. После чего они с призывами поднять экономику на новый этап дают деньги в виде кредитов с большими процентами через международные финансовые организации, и долги ложатся бременем на государство. В результате это государство не в состоянии выплатить кредиты и проценты по ним, и начинает продавать задешево национальные природные богатства недр. Следовательно, внешний долг страны угрожающе растет, народ нищает. Пример тому – Кыргызстан.

Грошовый способ избавиться от нации

Религиозно-национальная политика. Если раньше все мусульмане признавали одну религию–ислам, то сейчас у людей голова идет кругом от обилия разных направлений, народ раскололся- разъединился, в результате люди стали уходить в ряды террористов, сепаратистов. В 2008 году в Кыргызстане было зарегистрировано 2168 религиозных организаций, из них 1791 относятся к исламу. В 2008 году в Кыргызстане было зарегистрировано 2168 религиозных организаций, из них 1791 относятся к исламу. Кроме того, в стране действует множество запрещенных религиозных течений и разные миссионеры. Это признается самым дешевым способом уничтожения нации. Под лозунгом «развития национального самосознания» они толкают людей на межнациональные столкновения, а представителей этнических меньшинств с разными требованиями подталкивают в политику, чем также преследуют свои определенные интересы. На сегодня в Кыргызстане свыше 30 представительств и фондов международных организаций, они по разнообразным программам оказывают информационную, финансовую, техническую помощь. Это в дополнение к 16 000 местных неправительственных организаций. Все они «трудятся» в соответствии с заданиями программ, и все они финансируются зарубежными странами.

Третье: Разрушены психологические, закрепленные в веках традиции и обычаи наших предков, духовные ценности, человеческая вера, вместо этого–недоверие к государству, к верхушке власти, к будущему страны, народ потерял путеводную нить своего развития, и все это довело до состояния исчезновения кыргызского народа. Мало того, это привело к взаимному непониманию и скандалам даже внутри семьи: между мужем и женой, между сыном и отцом. Кто виноват в том, что кыргызы дошли до такого состояния? В кыргызской истории роль А.Акаева в доведении общества до такого уровня равноценна роли М.С.Горбачева в уничтожении СССР.

На удочке у масонов…

Последующий наш Президент К.Бакиев попался на удочку масонских «чужаков» и едва не приватизировал все государство. Примером может послужить то, что в Бакиевское время деньги Кыргызстана «крутились» через зарубежные частные компании. Об этом газета расскажет в следующих номерах. На сегодняшний день каждый влиятельный руководитель на высшей государственной должности в Кыргызстане поддерживает теснейшую связь с каким-то государством, и это видно. Следовательно, за спиной каждого влиятельнейшего политика в Кыргызстане обязательно стоит или США, или Россия, или Китай. Какая страна стоит за спинами наших политиков, читайте в наших следующих номерах.

Ошские события готовились 20 лет

Что только не испытало наше государство за годы независимости. Так и не поняв, что такое государственное управление, оба наших президента сбежали. Все события в Кыргызстане произошли по сценарию и посредством американских крупных международных финансовых корпораций. Так называемая «политическая элита» Кыргызстана– маленькая группа- защищает имперские интересы чужих государств, предает собственный народ и подводит к исчезновению кыргызского государства. Национальная комиссия, расследовавшая Ошские события, не раскрыла полной картины «стараний» этих имперских «третьих сил». Иначе она пояснила бы, какая сторона готовила Ошские события, почему еще до кровавых столкновений узбеки на улицах, на крышах многоэтажных домов писали специальные слова- обозначения дорогостоящей, отчетливо светящейся в темноте краской. Это все невозможно сделать в один день. В произошедших кровавых событиях в апреле прошлого года на Севере, а в июне–на Юге страны самую главную роль сыграли эти внешние силы. Об этом можно было узнать, ответив на вопросы, кто готовил сепаратистов, кто стоит за их спиной, ведь сепаратисты это – простаки, защищающие интересы разных сил, а попутно преследующие собственные интересы. Из заключения Нац.комиссии видно, что эти люди готовились заблаговременно, с их слов: «мы этих событий ждали 20 лет». Если бы Нац.комиссия вместо обвинения нескольких лиц больше внимания уделила подобным обстоятельствам, она бы принесла больше пользы и для нации, и для государства.

Источник: газета «САЯСАТпресс» № 11 от 28.01.2011/ стр.8

C.ХУСЕЙН

Источник — gezitter.kg
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1296461400

Тунис даст пример не только странам Магриба

Гюльнара Инандж

• Сразу с началом нового года один за другим страны Магриба Тунис, Египет, затем Йемен хлестнули революционные волны. Конечно, назвать спонтанной крупномасштабные волнения, охватившие все крупные города и регионы этих нельзя. Бесспорно, почва для столь радикальных изменений готовилась долго. Какие внутренние и внешние геополитические развороты присутствуют в тунисских событиях?
Революционные события, захлестнувшие страны Магриба, в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует редактор крупнейшего сайта http://www.centrasia.ru/ , эксперт по международным вопросам Виталий Хлюпин.

— Из своих туристических впечатлений двухлетней давности могу отметить, что Тунис производил впечатление едва ли не самой стабильной страны не только в Магрибе, но и во всем арабо-мусульманском мире. А главное – уровень социальной напряженности и противоречий не сравнить с Египетским или Ливанским. Причем, значительная часть населения, пожалуй большинство, с симпатией и уважением отзывались о действующем лидере бен Али. Стремительная эскалация конфликта, и именно в форме «восстания масс», а не обычного для тех мест военного переворота, доказывает, что ситуация в подобных, якобы, стабильных восточных патриархально-наследственных «демократиях» может развиваться совершенно реактивно и без какого-либо мощного толчка, без разницы – извне или изнутри. Да, экономическая ситуация ухудшалась, да, росли цены, да, бронзовел и наглел семейный клан правителя, но где этого нет? Я согласен и не согласен с тезисом, что нынешний взрыв зрел долго. Поясню, протестный потенциал накапливался, но не факт, что какие-либо внутри- и внешне-политические силы готовили свержение режима в такой «уличной форме». Скорее это прорвалась наружу растущая арабская пассионарность, стихия толпы и народного гнева. Безусловно, подогретая исламской и демократической оппозицией, но не более чем. Политологам пора теоретически и практически изучать феномен революций нового типа – «восстания восточной толпы». Похожие явления были присущи средневековью – «соляные», «медные» и прочие бунты в той же Московии, но, казалось, никак не современному обществу. История выдала любопытный кульбит.
— Буквально вслед за Тунисом начались выступления против власти в Египте и Йемене. Тунисские ли события стали катализатором неповиновения в соседних странах?
— Арабо-мусульманский мир гораздо в большей степени чувствует свою общность, чем европейские, христианские страны. Здесь все очень взаимосвязано. Да, Тунис дал пример и Йемену, и Египту, и другим странам.
— Политическая активность горожан естественна в условиях современных технологий. Как можно расценить проявление политической активности и оппонирование против властей почти у всех слоев населения?
— Жестко делить восточное общество на крестьян, горожан и интеллигентов, как в Европе, нельзя, слишком сильны не профессиональные, а иные системы социальных связей – семейно-родственные, клановые, региональные и т.п. Плюс – фактор городского рынка, где всегда присутствует сельская стихия. Недовольство режимом охватило все общество, это не крестьянские или городские бунты. Ядро «восставшей толпы» — молодежь, сельская, люмпенизированная, городская, и даже вполне благополучные с виду учащиеся школ и лицеев. Все они – в едином строю камнеметчиков.
— И в Тунисе, и в Египте население протестует против диктатуры, многолетнего единоличного правления страной одной семьи. Можно сказать, местные власти не учитывают этнопсихологию своего народа, забывая, что за восточным долготерпением приходит взрыв.
— В восточных обществах появляется новый тренд, примерно, как в конце 60-х в Западной Европе, молодежь неожиданно порвала с буржуазными ценностями и резко подалась в «сексуальную революцию», в «хиппи», в левых радикалов и Парижскую весну 1968 года. Это была культурная, ментальная подвижка. Европейская молодежь восстала против старых порядков и бузила на улицах во всех возможных видах и формах. Сейчас, похоже, настает время арабской молодой волны. Старые, полупрогнившие режимы, погрязшие в бессменных и безальтернативных – кумовстве и коррупции — естественным образом аккумулируют на себя все потоки ненависти. Почему первым пал Тунис – на мой взгляд, не столько из-за собственно социальных противоречий, как в результате мягкости самого режима, который явно упустил «улицу» в первые, решающие дни «молодого бунта». Бен Али слишком расслабился и расслабил силовые структуры, в других похожих странах столь мягкий сценарий вряд ли пройдет малой кровью.
— Являются ли события в Тунисе и Египте частью построения демократического Большого Ближнего Востока? То есть, не являются ли эти события очередными революциями Запада?
— Нет, Запад может подстрекать и подкармливать, провоцировать и подогревать ориентированные на себя части элиты, но не управлять стихией бунта. К подлинной демократии эти процессы не имеют никакого отношения. Тем более что результатом подобной революционной смены элит окажется только замена одной правящей династии или родоплеменной группировки на другую, может только чуть более симпатичную.
— Ожидать ли восстание в Сирии вслед за Египтом, Йеменом, или у вас другие предположения?
— В Египте, Сирии, Ливане, Алжире – без разницы. Природа режима там везде одинаковая, и сценарий развития будет, полагаю, похожим.
— Несомненно, ослабление власти, почти безвластие в Тунисе, воцарение идентичного политического безволия в Египте перманентно отразится по всему Ближнему Востоку, что ознаменуется ростом терроризма, формированием новых бесконтрольных вооруженных групп, перегруппировка Аль-Каиды, Хезболлах и др. вооруженных радикальных организаций. То есть, именно диктатура сдерживала расползание терроризма в этих странах? К чему приведет уход этих властей?
— Я не думаю, что следует ожидать именно «погружения в хаос» по типу иракского или сомалийского. На мой взгляд, все таки совсем пессимистического развития событий не будет, и дело закончится не всемирной исламской революцией, как ожидали многие аналитики в конце 70-х, после иранской революции аятолл, а банальным основанием новых демократических династий, чуть более симпатичных, не таких откровенно самодурных, как сейчас.
— Вероятно, Запад, в частности США, не способные расправиться с Ираном, решили заняться соседними странами, чем сужают кольцо вокруг главного врага?
— Я не думаю, что Западу это выгодно. Даже кратковременный хаос в арабских нефтемонархиях чреват экономическими последствиями для самого Запада. Поэтому там умеют дружить и находить общий язык и интересы и с Каддафи, и с Туркменбаши Вторым, и с Исламом Каримовым Первым. Западу нужна стабильность и покой нефтекачалок. Окружать Иран поясом хаоса – это игра с огнем. Реальные прагматики этого не допустят.
— Может ли Турция оказаться очередной страной волнений?
— Может, несколько больший налет «европейскости» лишь скорлупа, внутри — пусть не арабский, но похожий менталитет. Другое дело – в Турции традиционно сильны армия и спецслужбы, и я считаю, что они постараются быстро и жестко подавить «тунисский синдром» в зародыше первых уличных толп.
— По мнению экспертов, волна прокатится и в Центральную Азию.
— Абсолютно согласен с этим тезисом. На мой взгляд, наиболее слабые звенья центразийской цепи – это Таджикистан, Узбекистан и итак полуанархическая Киргизия.

источник — http://novosti.az/analytics/20110129/43626963.html

Китайская экономика определяет дипломатические шаги в Азии

Дипломатический и экономический вес Китая приобрел особое значение в Азии за последние годы. Экономический подъем страны с самым большим населением в мире привел к усилению китайского присутствия в этом регионе, в течение десятилетий считавшегося объектом имперских устремлений США и экономического натиска Японии. Отношения с соседними странами всегда имеют важное значение, особенно если они обладают значительными запасами природных ресурсов или могут обеспечить выход на другие регионы мира.

Однако так было не всегда. В 50-70-е годы отношения Китая со странами Юго-Восточной Азии были весьма напряженными. Положение начало меняться в начале восьмидесятых годов, когда в жизнь стали последовательно претворяться три инициативы: реформирование и открытость (декабрь 1978), политика добрососедства (1990) и стратегия «стать мировой державой» (2002), направленная на активизацию капиталовложений и усиление присутствия китайских компаний на внешнем рынке.

С тех пор стремительно возросли взаимные визиты высокопоставленных должностных лиц, торговля и капиталовложения, туристические поездки и отношения со странами АСЕАН (Ассоциация государства Юго-Восточной Азии, в которую входят 10 стран; ее членами не являются Китай, Япония и Южная Корея). Одновременно Пекин усилил свое присутствие в Средней Азии ввиду бездействия России и США.

Прямые китайские капиталовложения в АСЕАН является весьма красноречивым показателем. Они значительно выросли за последнее десятилетие, достигнув 2,8 миллиардов долларов (почти 2,1 миллиарда евро) в 2009 году, согласно данным ООН. В ущерб США и Японии, Китай осуществляет прямые капиталовложения в страны этого региона. Создание в январе прошлого года Зоны свободной торговли АСЕАН – Китай, в которой проживает 1,9 миллиарда человек, и чей ВВП составляет порядка шести триллионов долларов, еще более укрепит региональную экономическую интеграцию. Благодаря достигнутому соглашению, взаимная торговля между Китаем и АСЕАН выросла на 37,5% в 2010 году, достигнув 293 миллиардов долларов.

В поисках более дешевой рабочей силы китайские автомобилестроительные и текстильные предприятия разместили часть своего производства в Камбодже, а Торгово-Промышленный Банк Китая приобрел банковские учреждения в Индонезии и Таиланде, в том числе и для обслуживания китайских инвесторов за рубежом.

Пекин стал важным поставщиком финансовых ресурсов и технологий для менее развитых соседних государств. зачастую это делается для того, чтобы обеспечить продажу своих товаров и получить доступ к сырьевым ресурсам. Китай построил и профинансировал строительство портов, автомобильных дорог, плотин, шахт и нефтепроводов, а также железнодорожных путей, которые идут из южной части страны через Мьянму в Лаос, Таиланд, Сингапур, Бангладеш и Индию.

Как сообщает Всемирный Банк, экономика развивающихся стран азиатско-тихоокеанского региона вырастет в этом году в среднем на 8% благодаря тому, что ВВП Китая предположительно вырастет на 8,7%. Эти показатели ниже 9,3% и 10%, соответственно, достигнутых в прошлом году, но большая потребность Китая в сырье и других продуктах по-прежнему будет стимулировать активность его азиатских соседей. Они рассматривают экономический подъем Китая, с одной стороны, как возможность, открывающую определенные торговые перспективы. А с другой, как угрозу в связи с его все возрастающей военной мощью. «Оборонного характера», как утверждают пекинские власти, отвечая на эти опасения.

Изменения в соотношении сил вызывают особую обеспокоенность Японии, которой, как считают некоторые политические обозреватели, в один прекрасный день придется уступить Китаю статус наиболее успешной страны в Азии. В силу этого Токио пошел на укрепление своих отношений с Вашингтоном и стал более внимательно пристально присматриваться к другим демократическим странам, таким как Индия и Австралия, а также убедил такие государства как Вьетнам развивать политические и военные связи с Вашингтоном. Все это делается с одной единственной целью: уравновесить экономический подъем Китая, не отказываясь при этом от сотрудничества с ним.

Оригинал публикации: La economía china marca el paso de la diplomacia en Asia

2
Хосе Рейносо (Jose Reinoso)
(«El Pais», Испания)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1295557800

В Узбекистане «кончают» турецкий бизнес

18 января о своем закрытии объявила Ташкентская Международная школа имени Мирзо Улугбека, создание которой в 1995 году было инициировано Турцией под предлогом предоставления молодежи Узбекистана достойного образования, не уступающего западным образцам. В конце ноября прошлого года в столице Узбекистана был ликвидирован один из центральных супермаркетов — Mir Star, изначально созданный турецкими бизнесменами и работавший под их патронатом. Оба эпизода, как уже наверняка заметил проницательный читатель, объединяют присутствие Турции. Случайность, совпадение или же некая тенденция?

По мнению экспертов, последней каплей в чаше терпения узбекского руководства, давно не скрывающего своего раздражения двуличием турецких партнеров, стал такой факт. В конце прошлого года в Узбекистане была зафиксирована активная теневая реализация DVD дисков с видеозаписью обращения к узбекскому народу активно поддерживаемого Западом лидера оппозиционной партии «Эрк» Мохаммада Салиха. По некоторым данным, нелегально ввезенный в Узбекистан и распространенный в этой стране тираж дисков уже превысил тридцать тысяч штук. Предположительно, диски были изготовлены в Турции, в столице которой у Мохаммада Салиха есть свой офис, тщательно охраняемый спецслужбами страны пребывания. Здесь же узбекские эмигранты, не утратившие надежды вернуться на родину в качестве ее новых хозяев, формируют и печатают партийную газету «Эрк», отдельные экземпляры которой достаточно регулярно попадают в Узбекистан.

Есть информация и о том, что в ряде городов Турции при содействии турецких спецслужб идет активная идеологическая обработка и вербовка в ряды боевиков граждан Узбекистана, по тем или иным причинам покинувшим страну. По сведениям, предоставленным нашими источниками, сегодня к подобной деятельности в Турции причастны как минимум две мечети.

Вопрос: зачем это туркам? Сегодня за сферы влияния на территориях постсоветской Средней Азии активно и с переменным успехом борются Россия, США, объединенная Европа, Китай. Турция, имеющая в этой борьбе бесспорные козыри – географическую близость, общность языковой базы и веру, тоже стремится объединить под своим крылом тюркоязычные страны региона. Учитывая определенные тенденции во внутриполитической обстановке в Турции, можно высказать версию, что за этими действиями стоит вполне конкретная цель в виде возрождения на иных юридических принципах некоего аналога Османской империи, пусть и в существенно усеченных границах. Может, и абсурд, но сбрасывать со счетов подобную перспективу, думаю, преждевременно и недальновидно.

Но это, так сказать, внешний аспект проблемы. Теперь — внутренний. За долголетнее присутствие в Узбекистане турецкого бизнеса ему удалось наладить устойчивые коррупционные связи на весьма высоком уровне всех без исключения ветвей власти. К примеру, в Ташкенте поговаривают о том, что свою долю в супермаркете Mir Star, упомянутом в начале этих заметок, имел нынешний глава администрации столицы Узбекистана Абдукаххор Тухтаев, со второй половины прошлого года находящийся «под колпаком» и не особенно уютно чувствующий себя в кресле мэра. Косвенно это подтверждается тем, что по нашим данным, сейчас под арестом находится один из помощников мэра, начальник инвестиционного управления города, начальник Бюро технической инвентаризации (БТИ), ряд других чиновников столичной администрации. Получить официальное подтверждение этому в Узбекистане невозможно, однако наши источники ошибаются редко. Добавим к сказанному, что пару лет назад просочилась информация об аресте нескольких родственников Абдукаххора Тухтаева, якобы причастных к деятельности незаконных религиозных организаций. Правда, тогда усидеть мэру, говорят, помог премьер-министр. В результате Тухтаев отделался легким испугом и сильным поносом. Пронесет ли его в этот раз (в самом широком толковании этого термина), покажет ближайшее время.

… Мы лишь бегло изложили ситуацию, не вдаваясь в излишнее детализирование. Однако даже этого, думаем, достаточно, чтобы понять причины поэтапной ликвидации в Узбекистане назойливого турецкого присутствия, явно вышедшего за обозначенные для него рамки, и столь же явно претендующего на долгосрочное политическое и экономическое влияние в форме диктата, базирующегося на тотальной коррумпированности управленческого аппарата Узбекистана.

Что сказать по этому поводу? Диктата и диктаторов извне нынешний политический лидер Узбекистана не потерпит точно. Скосит в зародыше. Не впервой.

Санжар Искандар

Источник — uzmetronom.com
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1295472660

Азербайджанский бизнес занимает 4-е место по объему инкапитала, вложенного в Стамбул

Гюльнара Инандж.
Эксклюзивное интервью агентства Новости-Азербайджан с генеральным секретарем UBCCE (Объединение Конфедерации предпринимателей стран Черного и Каспийского морей) Муратом Зонгур.
Справка: UBCCE был создан 27 ноября 2006 г. В настоящее время президентом организации избран доктор Афанаси Лавидас, Греция (Athanase Lavidas). Головной офис расположен в Стамбуле. Турция занимает главенствую позицию в данной структуре. Руководство организации представляет Турцию: первый вице-президент, почетный президент ATIB (Объединение Азербайджно-турецких предпринимателей) профессор Ахмед Эренток, вице-президент TİSK (Конфедерации Синдикатов работодателей Турции) Тугрул Кудатгобилик, генеральный секртарь Мурат Зонгур.
— Вхождение в состав UBCCE отдельных бизнес структур и компаний стран Черного и Каспийского морей указывает на серьезность этой организации.
— Связи между бизнес структурами создают крепкую платформу для диалога между странами. Организация создана с целью содействия улучшению ценовой экономии Каспия и Черного моря с их растущей геостратегической значимостью, позволяет участвовать в социально-экономическом развитии региона и тем самым устремлена на превращение в «Глас делового мира Черного и Каспийского морей». В настоящее время в UBCCE входят 19 деловых структур из 14 стран региона, плюс 5 внерегиональных стран, таких, как Германия, Австралия, Ирак, Польша и Словения.
Это говорит о широкой сфере влияния и о возможном расширении потенциала UBCCE. Но не должны забывать, что UBCCE является общственной организацией. Органиазция пытается убедить законодателей в целесообразности решений, принятых на ее заседаниях подготовленными отчетами, документами и встречами, и поэтому сложно определить в точности ее влияние.

— Думается, что объединение бизнес структур Черного и Каспийских морей, изучение рынка бизнеса и желание содействовать предпринимателям есть показатель необходимости консолидации в единый стратегический ареол Каспия и Черного моря.
— Полностью с этим согласен. Безусловно, самым важным элементом роста стратегической важности региона, наряду с энергетическими носителями, является трасфер возможности для вывода Каспийских и Ближневосточных нефтегазовых запасов на западные рынки. Короче говоря, Каспий и Черное море со своими проблемами и возможностями несут в себе специфические особенности для сбалансированного, плодотворного и неизбежного сотрудничества. В этом смысле невозможно рассматривать эти два региона раздельно, в том числе в вопросе предпринимательства.
— Можно ли сказать, что UBCCE является показателем намерений Турции занять важную роль в географии Черного и Каспийского морей, и превращения ее в центр экономического притяжения?
— UBCCE, как я уже говорил выше, является региональной органиазцией, объединяющей независимые предпринимательские структуры стран географии Балкан, Черного моря и Каспийсого басейна и Кавказа, где Турция имеет сильные исторические и культурные связи. Ведущая роль в создании UBCCE Оргазации предпринимателей и производителей Турции (TÜSİAD) и Конфедерации Синдикатов работодателей Турции (TİSK) очевидна.
В этом смысле можем сказать, что Турция стала одним из важных локомотивов этой струтуры.
В сущности, Турция была и продолжает оставаться предводителем многих региональных начинаний, в первую очередь Организации Черноморского экономичекого сотрудничества (ОЧЭС). Турция со своей развитой демократией в регионе, сильной и свободной ценовой экономикой, тесными связями с ЕС является центром притяжения. Но также нужно заметить, что для создания UBCCE была получена серьезная поддержка из других стран. И Азербайджан, который не можем представить без Турции, находится в их ряду.- В чем причина не представления российских компаний в UBCCE?- Россия, несомненно самая сильная в экономическом и политическом смысле страна региона. По сегодняшний день нами было проведено много различных действий, чтобы привлечь российский частный сектор в наше объединение. Постоянно информируем российские наблюдательные организации о нашей деятельности и знаем, что они наблюдают за деятельностью UBCCE. Желаем, чтобы наши попытки наконец-то скоро заврешились, и российский частный бизнес занял свое место в нашей Организаиции.
— В то время как Азербайджан и Турция по известным причинам отстранил Армению от многих региональных проектов, Объединение предпринимателей Армении, тем не менее, входит в UBCCE. Как вы можете это расценить?
-UBCCE — неправительственная органиазция, но с международным статусом. То есть, UBCCE это не отдельный проект, а международная организация. Армения же, расположенная в регионе деятельности UBCCE, имеет право быть ее членом. С другой стороны, Азербайджан, Турция и Армения являются членами многих международных органиазций, в том числе ОЧЭС. С точки зрения международного права, Армения не может быть оставлена в стороне в каких-либо международных организаций. — Какую поддержку оказывает эта организация в продвижении турецкой региональной политики?- Турция, как одна из многих стран, расценившая геостратегическую важность региона, после заверешения Холодой Войны стала инициатором создания ОЧЭС, поставила цель развития диалога и сотрудничества в регионе. Очеивдно, что для усиления влияния ОЧЭС, как межгосударственной организации, необходима ее поддержка со стороны свободного предприимательства. В этом узле на UBCCE падает большая роль.
Отдельно регион в стремлениях Турции во вступлении в ЕС имеет чрезвычайно важное значение. Сильная Турции в регионе безусловно увеличит ее влияние в Европе.
В этом смысле UBBCE, имеющая связи с европейским BUSINESSEUROPE, приобретает еще одну важную роль .
— Азербайджан в UBBCE представлен в составе ATIB (Объединение Азербайджано-турецких предпринимателей). В рамках этой структуры может ли азербайджанский бизнес развиваться в регионе Каспийского и Черноморского бассейна?
— Наши наблюдения показывают, что последние 3-4 года азербайджанские компании начали инвестировать в страны региона, особенно в Турцию и Грузию. Азербайджанская Государственная Нефтяная Компания демонстрирует особую активность в этом процессе. Кроме того, в малом и среднем бизнесе азербайджанские компании достаточно активны. Могу отметить, что азербайджанский бизнес занимает 4-е место в списке по объему иностранного капитала , вложенного в Стамбул. Это достаточно высокий показатель.
Что касается роли UBCCE в этом процессе, то у нас нет конкретных данных по этому вопросу. Но уверен, что проведенная UBCCE в октябре 2007 г. в Баку международная конференция и бизнес форум, многочисленные мероприятия сыграли в этом процессе свою стимулирующую роль.
— UBCCE является точкой пересечения экономики и политики, или она объединяет политику и экономику воедино?

— Действительно, экономика и политика сливаются, особенно в регионе Каспийского и Черноморского бассейнов. Но основная цель нашей структуры, объединяющей независимый от правительств бизнес, опирающейся на добровольное начало частного сектора, явлется становлением позиции делового мира в регионе. Представляя 19 разных стран и политик. преследуем беспристрастную политику и бизнес деятельность.


http://novosti.az/analytics/20110119/43619567.html

Цена Манаса выросла


Идея о повышении арендной платы для российских военных формирований на территории КР родилась в администрации президента, а не в Минобороне. В нынешнем году Россия и Кыргызстан намерены подписать межправительственное соглашение об объединенной российской военной базе. По словам министра обороны республики Абибиллы Кудайбердиева, «за те объекты, которые обеспечивают интересы России, планируется увеличить в несколько раз размеры компенсационных выплат». По предварительным данным, объемы компенсационных выплат за пребывание российских военных в республике могут возрасти в три-четыре раза. В настоящий момент эта плата в год составляет около $4,5 млн… Комментарий Паруса. В данном случае, Отунбаева открыто демонстрирует свою анти-российскую политику, только и всего. Она столь же открыто демонстрируют и свою проамериканскую политику. Достаточно того, что летом, не имея на то законных полномочий, пользуясь отсутствием парламента и легитимного правительства, она самовольно продлила срок пребывания авиабазы США в аэропорту «Манас».

По мнению военного эксперта Токтогула Какчекеева, на территории Кыргызстана сегодня нет военных объектов, которые дислоцированы исключительно в интересах российской стороны.

— Как показали в свое время баткенские события, наша страна не в состоянии самостоятельно обеспечить безопасность своих рубежей. Учитывая, что различные деструктивные силы, которые находятся как внутри, так и за пределами Кыргызстана, наращивают свою активность по дестабилизации ситуации в стране, присутствие военных баз России в интересах самой республики, – считает эксперт.

На его взгляд, в этом случае ставить вопрос об увеличении арендной платы абсурдно.

— Я полагаю, что подобные инициативы исходят не из Министерства обороны, где военные специалисты прекрасно понимают важную роль для нашей страны российского военного присутствия. Вероятнее всего, идея о повышении арендной платы родилась в администрации президента, – отметил Какчекеев. Вести.кг

Комментарий Белого Паруса

Ничего удивительного в этом шаге нет. В данном случае, Отунбаева открыто демонстрирует свою анти-российскую политику, только и всего. Разве это новость для мирового сообщества? Вовсе нет. Она столько же открыто демонстрируют и свою проамериканскую политику. Достаточно того, что летом, не имея на то законных полномочий, пользуясь отсутствием парламента и легитимного правительства, она самовольно продлила срок пребывания авиабазы США в аэропорту «Манас».

Сейчас бы депутатам самое время поставить вопрос о законности такого шага. Они имеют возможность даже его отменить. Но, учитывая, что другие проамериканские силы в Кыргызстане – та же оппозиционные теперь партия «Ата-Мекен» и без того с ходу начали вести агрессивную деятельность против «пророссийского» правительства, – дальновидные депутаты этого предпочитают не делать. Лучше хрупкий мир, чем громкий скандал.

Тем более, что скандалы и без того пытается раскачать Текебаев – как самый проамериканский политик в стране. Он откровенно пытается сделать все, чтобы ущемить российские интересы в Кыргызстане, тем самым рассорить Москву и Бишкек, и ослабить позиции нынешнего правительства во главе с Атамбаевым. Выпад Текебаева против российской компании Эвентис, которой по судам вернули нынче захваченный рейдерским путем в пользу Максима Бакиева контрольный пакет акций сотового оператора МегаКома, – яркое тому доказательсво. Текебаев требует, чтобы МегаКом сейчас национализировали полностью, игнорируя тот факт, что российская компания и без того подарила Кыргызстану 49-процентную долю. И ясно, что цель Текебаева – спровоцировать Москву, которой, конечно, не понравится столь циничный и агрессивный наезд…

Примерно то же самое – вот это требование Отунбаевой об увеличении арендной платы для российской авиабазы. Это есть открытый вызов Москве. Тем более, что в прессу уже просочилась информация о том, что Отунбаева тайно снизила арендную плату для американской авиабазы в «Манасе» – с 150 миллионов долларов, которые получал Бакиев, до 60 миллионов нынешних. Этот факт только сейчас становится достоянием гласности и он, конечно, только усиливает анти-российскую направленность политики Отунбаевой.

Есть во всем этом, правда, один нюанс: сейчас уже не июль, когда переходный президент могла позволить себе любое политическое решение без оглядки на какие-либо другие силы внутри страны. Сейчас такие вещи, как сроки пребывания иностранных баз в Кыргызстане и размеры оплаты за это, решаются прежде всего в парламенте. И вовсе не факт, что депутаты поддержат инициативу Отунбаевой. Большинство парламентариев прекрасно понимают, что в то время как американцы всеми силами вносят напряженность в политическую жизнь Кыргызстана, тайно способствуя появлению на юге, а теперь и в столице всякой нечисти – боевиков, террористов, исламистов-экстремистов, – то Россия готова, напротив, всячески помогать восстановлению экономики Кыргызстана. И для этого она предоставит правительству Атамбаева немалые гранты и льготные кредиты.

Отунбаевой, Текебаеву и прочим «друзьям» Америки эти факты и аргументы, конечно, по барабану, они у них только досаду вызывают. Вот и придумывают они, как еще ущемить российские интересы в Кыргызстане. Впрочем, – прав эксперт Вестей – тем самым они ущемляют даже больше интересы самого Кыргызстана. Но что взять с временщиков? Они ж преследуют только сиюминутные цели, не думая, что будет со страной завтра.

Источник — Белый парус
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1295246640

Превращение Турции в региональную державу с самостоятельной внешней политикой