ДРУЖЕСТВЕННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО СО СТРАНАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ – ПРИОРИТЕТНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЗБЕКИСТАНА

File:Map of Central Asia.png — Wikimedia Commons

Элдор Туляков,

исполнительный директор

Центра «Стратегия развития»

Фаррух Хакимов,

начальник отдела

Центра «Стратегия развития»

Наблюдаемые в последние годы последовательные реформы в различных сферах внутренней политики Узбекистана ярко проявляются и во внешней политике страны.

Узбекистан, как равноправный субъект международных отношений, проводит активную внешнюю политику на региональном и глобальном уровнях, развивает взаимовыгодные отношения с зарубежными партнерами. Такая последовательная и конструктивная внешняя политика также признается международными экспертами и наблюдателями.

Узбекистан, обеспечивая социально-экономическую стабильность в стране, уделил особое внимание продолжению сотрудничества с государствами региона и мировым сообществом даже в условиях распространяющейся по всему миру коронавирусной инфекции.

Одной из основных задач внешнеполитической деятельности Узбекистана является формирование вокруг страны пояса мира, стабильности и безопасности [1]. В этой связи, Президент Шавкат Мирзиёев обозначил развитие и укрепление дружественных, добрососедских и взаимовыгодных связей с нашими соседями – государствами Центральной Азии, в качестве главного приоритета внешнеполитического направления [2].

В рамках Государственной программы 2020 года Узбекистан продолжил свою поэтапную, открытую и прагматичную внешнеполитическую деятельность, в том числе в направлении Центральной Азии.

В частности, в целях вывода на качественно новый уровень отношений Узбекистана со странами Центрально-Азиатского региона, в течение 2020 года государственными органами по внешнеполитической и экономической деятельности осуществлено 35 визитов на высоком уровне, а также проведены различные мероприятия. Более того, «народная дипломатия» на практике показала свою эффективность. В частности было проведено более 90 различных встреч, видеоконференций, круглых столах и других подобных мероприятий с участием ученых и деятелей искусства, бизнесменов, деятелей культуры и религии, работников туристических, спортивных организаций, а также общественных объединений [3].

Следует отметить, что в последние годы благодаря инициативам Президента Шавката Мирзиёева, которые были активно поддержаны  руководителями соседних стран, между президентами укрепился политический диалог и личное доверие налажены Консультативные встречи глав государств Центральной Азии [4].

В результате двустороннее и многостороннее сотрудничества в регионе вышли на новый уровень. В частности, за 2017–2019 годы средний годовой товарооборот со странами Центральной Азии вырос более чем на 50% и составил 5,2 млрд. долларов США. По итогам 2020 года, несмотря на глобальную пандемию, общий товарооборот Узбекистана со странами Центральной Азии составил 5 миллиардов долларов [5]. В частности, доля стран Центральной Азии в общем внешнеторговом обороте Узбекистана увеличилась с 12,4% в 2019 году до 13,6% в 2020 году, из которого на Казахстан приходится 61%, Кыргызстан – 18,2%, Туркменистан – 10,6% и Таджикистан – 10,2% [6].

Такое улучшение торгово-экономических отношений между странами Центральной Азии в целом способствовало повышению инвестиционной привлекательности региона. В частности, в период с 2017 по 2020 год между Узбекистаном и странами региона были подписаны более 300 договоров, а также контрактов и соглашений на сумму около 75 млрд. долларов [7].

Кроме того, в результате открытой, продуманной и прагматичной политики Узбекистана в отношении стран Центральной Азии в 2017–2020 годах были решены такие сложные и запутанные проблемы, как водопользование, делимитация и демаркация государственных границ между Узбекистаном и соседними странами, использование транспортных коммуникаций, пересечение государственных границ. Если пять лет назад узбекско-кыргызскую государственную границу пересекали 200-300 человек в день, то до ограничений, введенных под влиянием глобальной пандемии, этот показатель достигал 30 тысяч человек в день, а узбекско-таджикскую границу пересекали 20 тысяч граждан в день [8].

Актуальность проводимой Узбекистаном открытой и конструктивной политики в отношении стран Центральной Азии доказали и совместные действия руководителей стран региона по оказанию взаимной помощи и смягчению последствий распространения коронавируса в период пика глобальной пандемии.

Несмотря на угрозу глобальной пандемии, был обеспечен постоянный диалог глав государств Центральной Азии и продолжены активные партнерские отношения между странами. Государства региона начали оказывать друг другу социальную помощь с первых дней распространения коронавирусной инфекции. Узбекистан неоднократно направлял гуманитарную помощь в Казахстан, Киргизию и Таджикистан. В ответ наши соседи – Кыргызстан и Таджикистан, оказали гуманитарную помощь для восстановления Сардобинского водохранилища. Также в декабре 2020 года при поддержке Узбекистана в Кыргызстане сдана в эксплуатацию инфекционная больница на 200 койко-мест, полностью оснащенная необходимым медицинским оборудованием и мебелью [9]. Кроме того, в борьбе с коронавирусом в период пандемии достигнуты успехи в обмене информацией и опытом в области медицины, налаживании бесперебойного передвижения грузов на границах. Это позволило снизить уровень заболеваемости и смертности от коронавируса в регионе по сравнению с другими странами мира.

в январе текущего года правительства Узбекистана и Казахстана совместно с США запустили инициативу “Центральноазиатское инвестиционное партнерство” с целью привлечения в течение пяти лет не менее 1 млрд. долларов для поддержки проектов, способствующих расширению экономических связей в регионе. Эта инициатива, реализуемая через платформу “Центральная Азия–США”, направлена на использование всех имеющихся возможностей для увеличения торговли, стимулирования комплексного развития и углубления многосторонних связей, укрепления и обеспечения роста экономики стран Центральной Азии [10].

Растущее значение и роль Центральной Азии в мировом сообществе можно увидеть в организации различных форматов многостороннего сотрудничества между регионом и крупными государствами.

В последние годы к существующим форматам диалога «Центральная Азия – США», «Центральная Азия – Европейский союз», «Центральная Азия – Республика Корея», «Центральная Азия – Япония», добавились новые форматы такие как «Центральная Азия – Индия», «Центральная Азия – Китай» и «Центральная Азия – Российская Федерация».

Данная тенденция свидетельствует о позитивных изменениях в регионе, что повышает внимание ведущих государств мира, которые заинтересованы в развитии разносторонних отношений со странами Центральной Азии как с единым региональным партнером.

Вместе с тем, установление новых форматов взаимодействия между регионом и другими государственными приводит к повышению геополитического и экономического значения Центральной Азии.

Роль государств Центральной Азии в качестве целостного политико-дипломатического субъекта, а также их сплоченность и солидарность были упомянуты в совместном заявлении Президентов Узбекистана, Казахстана, Туркменистана и Таджикистана, адресованном протестам и беспорядкам, произошедшим в Кыргызстане в октябре 2020 года. В совместном заявлении главы четырех центральноазиатских государств выразили надежду, что все политические партии и общественные круги Кыргызстана приложат необходимые усилия для обеспечения мира и спокойствия, решения возникших вопросов при непременном соблюдении Конституции и национального законодательства [11].

Следует отметить, что стабильность и сплоченность государств Центральной Азии будут способствовать, во-первых, благосостоянию народа, во-вторых, повышению инвестиционной привлекательности региона, в-третьих созданию широких возможностей для сотрудничества с государствами-партнерами и инвесторами.

В послании Президента Парламенту и в Государственной программе на 2021 год, особое внимание также было уделено укреплению добрососедских отношений со странами Центральной Азии.

В частности, в Государственной программе “Год поддержки молодежи и укрепления здоровья населения” [12] предусмотрен план мероприятий по дальнейшему укреплению отношений со странами Центральной Азии:

  • Разработка программы комплексных мер по выведению двусторонних и региональных связей Узбекистана со странами Центральной Азии на качественно новый уровень;
  • Организация взаимных визитов на высшем и высоком уровне;
  • Эффективное использование механизмов «Народной дипломатии»;
  • Совместное решение существующих препятствий на пути укрепления добрососедских отношений;
  • Развитие торгово-экономических связей и создание благоприятных условий для роста товарооборота и укрепления сотрудничества;
  • Эффективное использование транзитного и логистического потенциала региона и обеспечение развития транспортной инфраструктуры;
  • Предусматривается активизация сотрудничества между регионами (в том числе приграничными) стран Центральной Азии.

 Кроме того, в текущем году Узбекистан планирует развивать связи со странами Центральной Азии через механизмы многостороннего сотрудничества, в том числе в рамках Организации Объединенных Наций (ООН), Содружества Независимых государств (СНГ), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и других структур, предусматривающих усиление не только политико-дипломатических отношений, но и экономической, межпарламентской и народной дипломатии.

Помимо этого, разработка приоритетных задач и основных мероприятий касательно председательства Узбекистана в ШОС в 2021-2022 годах также предусмотрена в Государственной программе, в которой особое значение придается активизации сотрудничества в рамках данной международной организации.

Узбекистан является единственным государством в регионе, который граничит со всеми странами Центральной Азии. Любые изменения в политической, экономической и культурной сферах Узбекистана напрямую влияют на другие соседние государства. Сегодняшняя внешняя политика страны не только повышает ее международный авторитет, но и способствует устойчивому и последовательному развитию Центральной Азии в целом, превращая регион в пространство сотрудничества с огромными возможностями.

  1. “Внешнеполитическая повестка Узбекистана в современном мире”, 27.08.2020 г., http://uza.uz/ru/society/vneshnepoliticheskaya-povestka-uzbekistana-v-sovremennom-mir-27-08-2020?sphrase_id=28547968
  2. Министерство иностранных дел Республики Узбекистан. “Внешняя политика Республики Узбекистан”, https://mfa.uz/ru/pages/vneshnaya-politika
  3. Министерство иностранных дел Республики Узбекистан. “Отчет о деятельности Министерства иностранных дел Республики Узбекистан в 2020 году”, 09.01.2021 г., https://mfa.uz/uz/press/news/2021/ozbekiston-respublikasi-tashqi-ishlar-vazirligining-2020-yildagi-faoliyati-haqida-hisobot—29088
  4. “Центральная Азия – приоритет внешней политики Узбекистана”, 15.07.2020 г., https://www.uzdaily.uz/ru/post/53513
  5. Государственный комитет Республики Узбекистан по статистике. “Внешнеторговый оборот Республики Узбекистан”, 22.01.2021 г., https://stat.uz/images/uploads/docs/tashqi_savdo_dec_2020_ru.pdf
  6. Кутбитдинов Ю. “Центральная Азия в приоритете внешней политики Узбекистана”, 26.01. 2021 г., https://review.uz/post/centralnaya-aziya-v-prioritete-vneshney-politiki-uzbekistana
  7. Кадыров А. “Ключевые приоритеты внешней политики обновленного Узбекистана”, 29.07.2020 г., http://www.isrs.uz/ru/maqolalar/klucevye-prioritety-vnesnej-politiki-obnovlennogo-uzbekistana
  8. “Центральная Азия – приоритет внешней политики Узбекистана”, 15.07.2020 г., https://www.uzdaily.uz/ru/post/53513
  9. Министерство здравоохранения Республики Узбекистан. “При поддержке Узбекистана в Кыргызстане построена инфекционная больница на 200 койко-мест”, 23.12.2020 г., https://ssv.uz/ru/news/zbekistonning-kmagi-bilan-irizistonda-200-rinli-juumli-kasalliklar-shifohonasi-urib-bitkazildi
  10. Министерство инвестиций и внешней торговли Республики Узбекистан. “Совместное заявление Соединенных Штатов Америки, Узбекистана и Казахстана о запуске инициативы “Центрально-Азиатское инвестиционное партнёрство”, 07.01.2021 г., https://mift.uz/ru/news/sovmestnoe-zajavlenie-soedinennyh-shtatov-ameriki-uzbekistana-i-kazahstana-o-zapuske-initsiativy-tsentralno-aziatskoe-investitsionnoe-partnerstvo
  11. “Главы стран ЦА выступили с заявлением по Кыргызстану”, 09.10. 2020 г., https://www.gazeta.uz/ru/2020/10/09/statement/
  12. 2021 год – “Годом поддержки молодежи и укрепления здоровья населения”. https://strategy.uz/index.php?static=programma&lang=ru

Тюркский совет готов к новому этапу сотрудничества

На неформальном саммите совета накануне были выделены четыре основных аспекта сотрудничества

Prof. Dr. Kürşad Zorlu,Olga Keskin,Ekip   АНАЛИТИКА - Тюркский совет готов к новому этапу сотрудничества

СТАМБУЛ

Накануне в виртуальном формате прошел неформальный саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств [Тюркский совет], организованный Казахстаном.

Страны-члены Тюркского Совета — Турция, Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан, — а также Туркменистан, который пока еще не является членом структуры, приняли участие в саммите на уровне президентов. Венгрию [страну – наблюдателя] на саммите представлял премьер-министр Виктор Орбан. Все лидеры выступили с речью на фоне флагов своей страны и флага Тюркского совета.

Саммит глав государств Тюркского совета, хотя и носил неформальный характер, стал важной во многих отношениях встречей.

Лидеры, впервые собравшиеся вместе после победы в Карабахе, также продемонстрировали признаки нового процесса институционализации в 30-ю годовщину независимости тюркских республик.

В некотором роде была определена дорожная карта 8-го саммита Тюркского совета, который будет принимать у себя Турция.

Можно сказать, что в декларации, принятой по итогам саммита, акцентируется внимание на четырех основных аспектах сотрудничества.

Первый аспект касается победы Азербайджана в 44-дневной войне в Карабахе и четкой позиции всех глав государств в вопросе прекращения оккупации. Так как не секрет, что во время боевых действий позиция ряда стран, за исключением Венгрии и Турции, была предметом дебатов и дискуссий.

Второй аспект, который обратил на себя внимание на саммите, касается темы развития туризма и торговой сети в Туркестане. В итоговой декларации исторический город Туркестан в Казахстане был объявлен одной из духовных столиц тюркского мира, а также была достигнута договоренность о присвоении в будущем подобного статуса и другим историческим городам тюркского мира. В свою очередь президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предложил создать в Туркестане совместную специальную экономическую зону тюркских стран.

Третьим важным аспектом стало решение Тюркского совета обновить свое название и укрепить структуру организации. В этом контексте страны-члены совета одобрили предложение первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева пересмотреть название структуры, основываясь на подходе «Союз тюркских государств». Окончательное название будет подготовлено к 8-му саммиту в конце 2021 года и представлено на утверждение лидеров.

Четвертый аспект касается важных исторических личностей тюркского мира, в память о которых будут проводится совместные программы и мероприятия.

В этом контексте значимую роль будут играть Тюркская академия и Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ), которые входят в состав Тюркского совета.

(Проф. Кюршад Зорлу — декан факультета экономики и административных наук Университета Бозок, специалист по вопросам Евразийского региона и тюркского мира)

АНАЛИТИКА — Тюркский совет готов к новому этапу сотрудничества (aa.com.tr)

Москва поддержит Бишкек. В обмен за русский язык

Михаил Метцель/ТАСС

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»


Садыр Жапаров попросил финасовую помощь у Владимира Путина.

Владимир Путин на переговорах с президентом Киргизии Садыром Жапаровым выразил надежду на нормализацию ситуации в республике и заверил, что Россия и дальше будет ее поддерживать. Важным решением Путин назвал сохранение статуса русского языка в Киргизии как государственного. В качестве помощи Бишкек получил 623 млн руб., решается вопрос о выделении ранее обещанных 100 млн долл. через Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР).

Первый зарубежный визит президента Киргизии Садыра Жапарова в Россию эксперты назвали прорывным. Как сказала «НГ» пресс-секретарь киргизского президента Галина Байтерек, «встречи на самом высоком уровне показывают, что россияне готовы работать с новым президентом Кыргызстана и от того, какие темы он поднимет, зависит объем документов и договоренностей, которые будут достигнуты и подписаны». «От итогов встреч на высшем уровне в Первопрестольной зависит дальнейшее развитие общественно-политической и экономической ситуации в Кыргызстане, а значит, и стабильность во всем регионе», – отметила Байтерек.

Тема русского языка прошла красной нитью переговоров в Москве. В начале Владимир Путин подчеркнул важность сохранения статуса русского языка, заявив, что «это дает определенные преимущества на рынке труда в России – не требует дополнительных экзаменов, не создает дополнительных сложностей для кыргызстанцев, которые приезжают в Россию».

Глава Госдумы РФ Вячеслав Володин отметил, что «граждане стран, где русский язык изучается и является языком официального общения, получают ряд льгот на территории РФ, эти возможности доступны для граждан Кыргызстана и Беларуси».

Российских бизнесменов интересовала информация об инвестиционном климате в Киргизии. Во время октябрьского переворота пострадала российская компания «Альянс Алтын». Как отметила Галина Байтерек, это новый формат общения президента с российскими бизнесменами, поскольку ранее в практике проведения первых визитов президентов других стран встречи с деловыми кругами не предусматривались.

Ивестиционные проекты обсуждались и на переговорах с председателем правительства Российской Федерации Михаилом Мишустиным. Российский премьер, как сказала пресс-секретарь президента Киргизии, «отметил искреннюю заинтересованность в выводе двусторонних отношений на новый высокий уровень, наполнении его хорошим содержанием и проектами».

Киргизский политолог Марс Сариев сказал «НГ»: «Говорить, что это был ознакомительный визит, не приходится, так как на встречах с российскими руководителями рассматривались различные проекты – от малых до мегапроектов, не только в масштабах союза Киргизия–Россия, но и в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и региона в целом. Не случайно в делегации – практически полный состав кабинета министров. По мнению эксперта, ранее в геополитическом аспекте такого формата договоренностей между Москвой и Бишкеком еще не было. «Как сейчас меняется ситуация на Южном Кавказе, после войны в Нагорном Карабахе и тех новых предложений, которые делает Москва Армении, Азербайджану и Ирану, так же будет меняться ситуация и в Центральной Азии. Поэтому визит президента Жапарова имеет стратегическое значение для сохранения стабильности не только в Киргизии, но Центральной Азии в целом», – отметил Сариев. Эксперт пояснил, что Россия приняла беспрецедентное решение о принятии Ирана в ЕАЭС, а также открытии транспортных коридоров через Армению, Нахичевань (Азербайджан), далее в Иран и на Ближний Восток. Таким образом, проекту под условным названием «Великий Туран» реализоваться не суждено. Примерно такая же логика присутствует в Центральной Азии. «Россия может стать участником проекта китайско-пакистанского коридора, через Каракарумское шоссе с выходом в порт Гвадар Россия могла бы провести свой транспортно-логистический коридор. Это аналогично тому, что происходит на Южном Кавказе. Такого рода проекты стабилизируют ситуацию», – считает эксперт.

Дело в том, что администрация Трампа успела вывести из списка террористических организаций Исламское движение Восточного Туркестана (ИДВТ), костяк которого составляют уйгурские сепаратисты. Поэтому, как полагает эксперт, следует ожидать дестабилизации в Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Боевики ИДВТ сейчас базируются в рамках ИГ (Исламское государство – запрещено в РФ) в Афганистане. Соответственно дестабилизация перемещается с Ближнего Востока в сторону Центральной Азии. «Тригером запуска процессов на Ближнем Востоке были курды. До начала конфликта им была презентована разработанная американскими аналитиками карта под названием «Великий Курдистан». И под этим флагом разрозненный курдский народ выступил детонатором. В Центральной Азии уйгуры являются той реперной точкой, на которой будет строиться дестабилизация в регионе. Все это создает основу для того, чтобы Россия и Китай совместно стабилизировали ситуацию в Центральной Азии», – отметил Сариев. Поэтому визит президента Садыра Жапарова в Россию имеет стратегическое значение для сохранения стабильности в республике и в регионе.

Что же касается финансовой помощи, то кроме 623 млн руб., которые Москва выдала на создание системы маркировки товаров средствами идентификации, Бишкек ожидает решения вопроса по кредиту в 100 млн долл. Деньги могут пойти на стабилизацию экономической ситуации в Киргизии. Этот кредит республика должна была получить еще в прошлом году, но из-за нестабильности в республике ее придержали. Накануне РФ выделила еще два транша, стабилизирующие ситуацию – 5 млн долл. на зарплаты бюджетникам и 2,5 млн долл. на горячее питание школьникам.

Источник — ng.ru

Узбекистан предлагает соседям новые рынки. Вашингтон поддерживает выдвижение Ташкента на роль лидера в ЦА

google

Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов завершил свое трехдневное центральноазиатское турне в Таджикистане. Накануне он побывал в Казахстане и Туркменистане. В ходе переговоров с главами государств кроме двусторонней повестки обсуждался вопрос развития экономических связей с Афганистаном и странами Южной Азии.

Основное внимание в ходе переговоров в Ашхабаде, Нур-Султане и Душанбе было уделено перспективам развития многостороннего сотрудничества в Центральной Азии, реализации инфраструктурных и транспортно-коммуникационных проектов для выхода на новые региональные рынки. Для Ташкента в условиях развития собственного производства товаров это главное. Кроме этого республика приступила к реализации нового проекта по строительству железной дороги через Афганистан в Пакистан – «Мазари-Шариф –Кабул-Пешавар».

Новая трансафганская магистраль должна обеспечить выход к пакистанским морским портам – «Карачи», «Касем» и «Гвадар», связать Южноазиатскую железнодорожную систему с Центральноазиатской и Евразийской железнодорожными системами. Предполагается, что она будет способствовать повышению транзитного потенциала Центральной Азии, привлечению значительных потоков грузов, а также возродит историческую роль региона в качестве моста, связывающего Европу и Азию кратчайшим сухопутным маршрутом.

Явно, что одних усилий Узбекистана недостаточно. Нужна поддержка всего Центральноазиатского региона. Поэтому, как сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев, Абдулазиз Камилов проехал по странам региона с целью заручиться поддержкой соседей. «Непосредственным поводом для региональной челночной дипломатии Абдулазиза Камилова нужно считать, наверное, начало реализации идеи президента Узбекистана Шавката Мирзиеева, анонсировавшего в своем послании парламенту 29 декабря 2020 года приоритеты внешней политики на 2021 год. Развитие сотрудничества с Южной Азией и содействие установлению мира в Афганистане выделены в качестве приоритета на текущий год», – считает эксперт. По мнению Князева, принципиально новым пунктом стал акцент на южное направление, а центральным событием должна стать «международная конференция высокого уровня по взаимодействию нашего региона с Южной Азией», которая состоится в Ташкенте. Понятно, что она «должна дать импульсы комплексному развитию межрегионального сотрудничества и, возможно, создать условия для открытия новых транспортных коридоров».

«Расширение внешнеполитических приоритетов (к заявленному ранее приоритету Центральной Азии добавляется Азия Южная) подразумевает, что инициатива исходит не только от Ташкента, но от лица всего региона, поэтому Ташкент нуждается в одобрении, хотя бы формальном, со стороны Ашхабада, Душанбе и Нур-Султана, хотя странным выглядит исключение из турне министра Бишкека. Принципиально важен Нур-Султан, учитывая растущую конкуренцию за региональное лидерство между столицами Казахстана и Узбекистана. Системное усиление Ташкента очень ревностно воспринимается в Нур-Султане», – полагает Князев.

Проведение в Ташкенте международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности» уже поддержал на встрече с Абдулазизом Камиловым министр иностранных дел Афганистана Ханиф Атмар, безусловно, и США будут поддерживать Узбекистан за счет афганского направления в качестве продвижения Ташкента на роль регионального лидера. Хотя, конечно, Казахстан, оставаясь самым крупным торговым партнером американских компаний в регионе (около 2 млрд долл. в год за счет экспорта нефти), сохранит свои позиции и при новой администрации Байдена.

Впрочем, в принятой в 2020 году стратегии США для Центральной Азии наибольший интерес для Вашингтона представляют Казахстан и Узбекистан как ведущие государства региона, где к тому же произошла смена политического руководства.

Эксперт считает, что в стремлении выйти на рынки южноазиатских стран не учитываются объективные препятствия в виде афганского и кашмирского кризисов, всей южноазиатской геополитической архитектуры. «Концепт «выхода к морю» как общерегиональная мечта позволяет Узбекистану консолидировать вокруг нее хотя бы на уровне риторики соседей по региону», – полагает Князев.

По его словам, авторы проекта будут апеллировать и к созданному под эгидой финансовой корпорации международного развития США (DFC) «Центрально-Азиатскому инвестиционному партнерству». Эта новая площадка является, по сути, элементом проекта «С5+1» (страны региона плюс США), но фактически игнорирует Киргизию, Таджикистан и Туркменистан, хотя формально речь идет о прежней пресловутой региональной интеграции. Снижение интереса США к остальным трем республикам означает концентрацию усилий на наиболее важных направлениях для достижения более быстрых результатов, в чем на уровне тактики действия отличается новая американская администрация от предыдущей.

Что же касается процессов внутрирегиональной интеграции и кооперации, то, как отметил Александр Князев, в условиях пандемических ограничений показали тенденцию к полной стагнации. Даже очередная 3-я консультативная встреча президентов республик Центральной Азии, которая должна была состояться в 2020 году в Бишкеке, была перенесена на 2021 год. Однако ее проведение остается под вопросом.

Источник — независимая газета

События в мире подчеркивают значимость единства в тюркском мире

Президент Турции обратился к участникам форума метеорологов

Enes Kaplan, Ekip   |19.02.2021События в мире подчеркивают значимость единства в тюркском мире

АНКАРА

Война в Нагорном Карабахе и пандемия коронавирусной инфекции в очередной раз подчеркнули значимость единства, солидарности и сплоченности тюркоязычных стран: от обороны до здравоохранения, от сельского хозяйства до энергетики.

Об этом говорится в послании президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в адрес участников Форума метеорологов, в котором принимают участие вице-президент Турции Фуат Октай и премьер-министр Азербайджана Али Асадов.

«В период пандемии в странах Тюркского мира от коронавируса скончалось немало людей, в числе которых немало наших друзей. В эти же месяцы мы пережили радость освобождения Нагорного Карабаха от 30-летней оккупации», — говорится в послании.

Глава турецкого государства поздравил жителей Азербайджана с исторической победой в 44-дневной войне.

«Последние процессы вновь доказали, что все мы – часть большой 300 миллионной семьи, которую объединяет единая вера, история и культура. В качестве части этой семьи мы обязаны укреплять эти узы и сотрудничество. Решение о создании Союза метеорологов Тюркского мира – значимый шаг в этом направлении», — говорится далее в послании.

Турецкий лидер пожелал успехов участникам мероприятия.

События в мире подчеркивают значимость единства в тюркском мире (aa.com.tr)

Алишер Навои: жемчужина тюркских народов

Поэт внес значимый вклад в сохранение тюркского языка и объединение тюркских народов

Bahtiyar Abdülkerimov,Olga Keskin,Ekip   |09.02.2021Алишер Навои: жемчужина тюркских народов

ТАШКЕНТ

Узбекский поэт и государственный деятель XV века Алишер Навои внес значимый вклад в сохранение тюркского языка и объединение тюркских народов. Такого мнения придерживаются узбекские историки.

Историки Академии наук Узбекистана Ферхат Максудов и Гайбулла Бабаяр в 580-ю годовщину со дня рождения Алишера Навои прокомментировали агентству «Анадолу» влияние творчества поэта на тюркский язык и литературу.

«В то время, когда персидский язык оказывал большое влияние на литературу, Навои писал свои произведения на тюркском языке и стремился к тому, чтобы этот язык стал литературным. Алишер Навои сыграл существенную роль в том, что тюркский язык по сей день сохранил свое богатство», — сказал Максудов.

По его словам, в то время как средневековые поэты писали свои произведения на персидском языке, Навои своим творчеством смог продемонстрировать всю красоту и богатство тюркского языка. Произведения Навои, созданные в XV веке, не потеряли своей актуальности по сей день, отметил историк.

По мнению Максудова, Навои «проложил самый большой мост» между первым и последующим периодами письменного тюркского языка.

«Навои возродил тюркский язык, который не использовался в государственном управлении в средние века и терял свое место в литературе и поэзии, а также внес огромный вклад в его развитие. Благодаря творческому наследию поэта тюркский язык дошел до наших дней», пояснил историк.

В свою очередь узбекский историк Бабаяр также отметил высокое значение творческого наследия поэта для развития и сохранения тюркского языка.

Своим гениальным трудом «Мухакемет-уль-Лугатейн» («Суждение о двух языках») поэт доказал богатство тюркского языка. В этой работе Навои сравнил тюркский язык с преобладающим в тот период в литературе персидским языком и на примерах доказал, что тюркский язык превосходит персидский во всех отношениях», — подчеркнул Бабаяр.

По его словам, Навои – это поэт, который больше всего использовал тюркскую лексику.

«В период правления Тимуридов он первым начал использовать тюркский язык в государственном управлении и поднял его значение в политическом плане. Произведения Навои были написаны на понятном всем тюркским народам языке на обширной географии, начиная от Китая и до Дамаска, в том числе в Анатолии. Своими произведениями на тюркском языке Навои внес значимый вклад в объединение турецких народов. Вершиной творчества Навои стало знаменитое произведение «Хамса», включающее в себя пять эпических поэм на чагатайском языке (средневековый среднеазиатско-тюркский письменно-литературный язык). Этой работой Навои внес значимый вклад в развитие тюркского языка», — добавил историк.

Алишер Навои: жемчужина тюркских народов (aa.com.tr)

Неделя моды BURANA FASHION WEEK 2021 в Бишкеке

Особенное внимание привлек белый свадебный наряд модельера Айчурок Курмановой, выполненный с соблюдением исламских традиций

Nazir Aliyev Tayfur,Olga Keskin,Ekip   |05.02.2021Неделя моды BURANA FASHION WEEK 2021 в Бишкеке

В рамках 4-сезона Международной недели моды BURANA FASHION WEEK 2021 модельеры и дизайнеры представили в Бишкеке новые работы.

На подиуме были представлены мужские и женские модели, созданные кыргызскими и зарубежными кутюрье.

Особенное внимание привлек белый свадебный наряд модельера Айчурок Курмановой, выполненный с соблюдением исламской традиции.

В беседе с агентством «Анадолу» Курманова рассказала, что решила стать модельером по окончанию юридического факультета в Бишкеке, и что ее первый шаги начались с изготовления молитвенных ковриков.

Я была очень рада представить свадебный наряд женщины-мусульманки в белом хиджабе, так как сама столкнулась с трудностями во время поиска костюма для свадебной церемонии», — сказала модельер.

Организатор Международной недели моды BURANA FASHION WEEK 2021 Назира Бегим сообщила, что в рамках мероприятия будут представлены творения 30 кутюрье.

Неделя моды BURANA FASHION WEEK 2021 в Бишкеке (aa.com.tr)

Опасные связи. Как Китай приручает элиты Центральной Азии

foto Google

Опасные связи. Как Китай приручает элиты Центральной Азии

Китай меняет стратегию в отношениях с элитами Центральной Азии. От работы с существующими лидерами КНР постепенно переходит к поддержке прокитайски настроенных политиков – и, возможно, к созданию инструментов для их продвижения во власть
Антикитайские протесты в Центральной Азии стали обычным делом. Только за последние два года в регионе было более 40 митингов против «китайской экспансии». Претензии к Пекину у протестующих самые разные: от передачи земли в долгосрочную аренду до преследований мусульман в Синьцзяне. Объединяет эти протесты то, что те, кто выходит на улицы, выступают не только против китайцев, но и против местных элит, которые якобы продались Пекину.

Эти обвинения во многом связаны с тем, что публично центральноазиатские власти почти всегда расхваливают свои отношения с Китаем. Исключения крайне редки – например, в апреле 2020 года МИД Казахстана выразил протест из-за публикации на китайском новостном сайте статьи, где ставилась под сомнение территориальная целостность Казахстана.

Антикитайские протесты обычно игнорируют до тех пор, пока те не начинают угрожать стабильности режима. Порой местные власти даже защищают Китай: заявляют, что протестующие «должны быть благодарны» Пекину за то, что тот протянул стране «руку помощи» в сложное время.

Центральноазиатские лидеры сходятся в том, что любая публичная критика Пекина сделает ситуацию только хуже – особенно ввиду экономической мощи КНР и все большей готовности Компартии использовать эту мощь, чтобы наказывать строптивых партнеров. Экономическая зависимость от Китая в некоторых странах региона уже достигла такого уровня, что Пекин может легко создать правителям очень серьезные проблемы.

Недавние жесткие действия Китая в отношении куда более богатых стран с гораздо более диверсифицированным экспортом (да еще и союзников США) вроде Австралии, Канады или Южной Кореи не остались в регионе незамеченными. В столицах Центральной Азии все больше понимают, что если чем-то разозлить восточного соседа, то тому найдется, чем ответить.

Однако нежелание элит Центральной Азии конфликтовать с Пекином имеет и другую, более прозаическую природу. Дело в том, что связи с КНР становятся все более важным источником доходов для многих правящих семей и группировок. Разумеется, эту зависимость пестует и сам Пекин.

Против китайцев – против элиты
По мере того как Китай увеличивает свое присутствие в Центральной Азии, отношение к нему на бытовом уровне становится все более напряженным. Это отчасти можно списать на рост национализма, но показательно, что главным объектом ксенофобских настроений становятся именно китайцы.

Даже громкий скандал вокруг заявления депутата Никонова, что территория Казахстана – это «большой подарок России», не спровоцировал митингов в Казахстане. В других странах Центральной Азии русофобские или антиамериканские настроения тоже не выплескиваются на улицы.

Недоверие к Китаю в граничащих с ним государствах традиционно высоко. В случае с Центральной Азией это усиливается тем, что регион привык к явному, но постепенно слабеющему влиянию России. Со столь мощным и все более напористым Китаем страны сталкиваются впервые.

Данные Центральноазиатского Барометра за последние три года подтверждают, что недовольство КНР растет: к Китаю отрицательно относятся 35% опрошенных в Киргизии, 30% – в Казахстане. Имидж Китая ухудшается и в странах Центральной Азии, не имеющих с ним общей границы. По опросам видно, что в Узбекистане все больше беспокоятся по поводу роста госдолга перед КНР и передачи китайцам земли в аренду.

КНР переживает за свою репутацию за границей, особенно в соседних странах, поэтому не жалеет ресурсов на ее улучшение. Наряду с традиционными инструментами мягкой силы Китай помогает Центральной Азии в борьбе с Covid-19, китайские дипломаты в Центральной Азии ведут свои страницы в фейсбуке и телеграме (иногда даже слишком активно), в регионе появляются местные откровенно прокитайские СМИ и эксперты. Но старания Пекина улучшить свой имидж регулярно обнуляются после очередного коррупционного скандала вокруг проектов с участием китайских компаний.

При этом антикитайские выступления в Центральной Азии направлены не только против собственно китайской экспансии, но и против коррумпированности местных элит. Поэтому их активно использует оппозиция, как это, например, пытался делать в Казахстане беглый банкир Мухтар Аблязов. В последние годы элиты Центральной Азии и правда научились обогащаться за счет связей своих стран с китайцами, а Пекин умело этим пользуется для укрепления своего влияния в регионе.

Президентские зятья
То, что в Центральной Азии узкий круг элит эксплуатирует ресурсы стран в своих целях, не новость. Интересно, что Китай все больше превращается в главный источник нелегальных финансовых потоков для элит региона.

Самое громкое на сегодняшний день расследование, раскрывшее связи центральноазиатских чиновников с Китаем, касается нелегальной торговли. В ноябре 2019 года журналисты Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), Радио «Азаттык» (киргизское отделение американской некоммерческой медиакорпорации «Радио Свобода») и киргизского издания Kloop.kg раскрыли схемы, по которым из Киргизии нелегально вывели более $700 млн.

Суть махинаций сводилась к тому, что товары из Китая попадали в Киргизию по поддельным документам (чтобы платить пошлины ниже установленного законом уровня) или вообще без декларирования. Такую практику на киргизской таможне подтвердил бывший замминистра экономики Киргизии Эльдар Абакиров.

На территории Киргизии за то, чтобы схема работала гладко, отвечал влиятельный экс-зампредседателя Государственной таможенной службы Киргизии Раимбек Матраимов (более известный там как Раим-миллион). Он ушел с госслужбы еще в 2017 году, но его родственники, друзья и протеже по-прежнему держат всю таможню под контролем.

С китайской стороны схему контролировал бизнесмен Хабибула Абдукадыр, о котором практически ничего не известно, в том числе и в китайских СМИ. По словам информатора авторов расследования, Абдукадыр – один из влиятельнейших бизнесменов в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР. Учитывая, насколько жестко Компартия Китая контролирует любые связи жителей Синьцзяна с иностранцами, Хабибула Абдукадыр не мог действовать без согласия китайских официальных лиц.

Часть контрабанды из Китая через Киргизию направлялась в Узбекистан, на рынок «Абу Сахий», через который во времена президента Ислама Каримова проходил практически весь импорт. Рынком при Каримове владел его зять Тимур Тилляев. После смерти первого президента Тилляев потерял высокое покровительство и в 2018 году продал рынок, избавившись от одного из последних крупных активов в Узбекистане. Кому рынок реально принадлежит сейчас, неизвестно.

Схемы нелегального обогащения на финансовых потоках из Китая распространены и в самой крупной экономике региона – Казахстане. В декабре 2020 года Financial Times стало известно, что зять Назарбаева Тимур Кулибаев заработал десятки миллионов долларов на строительстве газопровода Центральная Азия – Китай, который на китайские кредиты реализовывали совместно «Казмунайзаг» и CNPC.

О связанных с КНР коррупционных схемах своих родственников в фейсбуке писал страдавший от наркозависимости внук Назарбаева Айсултан – в августе 2020-го его нашли мертвым в своей квартире в Лондоне.

Также известно, что зять президента Таджикистана Имомали Рахмона Шамсулло Сахибов за $2,8 млн способствовал тому, что китайская компания China Nonferrous Gold Limited (中国有色黃金) получила лицензию на добычу золота. Сегодня 80% золота в Таджикистане добывается совместными предприятиями с китайским участием.

В Туркменистане, где вся власть сосредоточена в руках президента Гурбангулы Бердымухамедова и его семьи, влияние КНР на элиту самое сильное в регионе. За последние годы Бердымухамедовы лишились почти всех крупных источников дохода, кроме Китая, с которым они связаны газопроводом.

Особый президент
Желание Китая прикормить элиты соседних стран неудивительно – как и на многих развивающихся рынках, обогащение местных начальников и их родственников позволяет китайскому бизнесу получить конкурентные преимущества и доступ к ресурсам. Но амбиции Пекина могут не ограничиваться строительством теневых схем с уже находящимися у власти лидерами. В октябре 2020 года в Киргизии произошел государственный переворот, где на стороне победившего Садыра Жапарова выступило много связанных с Китаем бизнесменов.

Самого Жапарова, который на революционной волне сумел захватить власть, назначить выборы и 10 января 2021 года стать легитимным президентом Киргизии, давно связывают с КНР. Изначально слухи основывались на истории его семьи. Его отец Нуркожо Мусталый-уулу родился, вырос и учился в Китае, куда в 1930-х годах из СССР сбежали его родители. В 1962 году они вернулись в Киргизскую ССР, где родился Садыр Жапаров.

Противники Жапарова, основываясь на этом факте, стали распространять конспирологические теории, что Жапаров завербован китайскими спецслужбами. «Человек, который представляет интересы Китая… сегодня баллотируется в президенты», – говорил про Садыра Жапарова на теледебатах один из его конкурентов Канат Исаев.

Однако и без подобной конспирологии есть факты, подтверждающие, что и в предпринимательской, и в политической деятельности Жапаров сотрудничает с гражданами КНР. В 2007 году, когда Жапаров был депутатом киргизского парламента, его родной брат Сабыр Жапаров выиграл гостендер и приобрел 71% акций шахты «Жыргалан» за $320 тысяч, что выглядело явно заниженной ценой. Вскоре Жапаровы передали шахту китайским инвесторам.

По словам жителей поселка, в 2012 году на шахте произошел крупный пожар. СМИ писали, что китайцы требовали от Жапарова возместить ущерб $7 млн, на что он предложил пролоббировать передачу им крупнейшего в Центральной Азии золоторудного месторождения Кумтор. Позже призывы забрать Кумтор у канадской компании Centerra Gold стали главным пунктом в программе Жапарова-политика.

Сегодня он отказывается от идеи национализировать Кумтор, а китайские инвесторы интересуются уже напрямую у Centerra Gold возможностью приобрести долю в месторождении. Сам Жапаров говорит, что рассматривает возможность передать часть месторождения железной руды Жетим-Тоо Китаю, чтобы уменьшить внешний долг. По словам депутата парламента Дастана Бекешева, к 2020 году объем задолженности Киргизии перед Китаем, вместе с набежавшими процентами, превысил $2,2 млрд.

Внимание привлекает и один из приближенных людей нового президента – первый и пока единственный депутат парламента Киргизии, родившийся в Китае, Адыл Жунус-уулу. Жапаров публично называл его своим другом.

Адыл Жунус родился в городе Кульджа (Инин, 伊宁) в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, окончил географический факультет Синьцзянского университета и работал в Китайской национальной академии по исследованию месторождений. Его жена Туран Турсун-кызы работала в Собрании народных представителей (региональный законодательный орган) СУАР.

В одном из интервью Адыл Жунус говорил, что в 1990-х они с женой бросили хорошую работу в Китае, четырехкомнатную квартиру в центре Урумчи и переехали в Киргизию только потому, что хотели вернуться на родную землю: «Пусть сидим на хлебе и воде, зато на своей родине».

В 2001 году Адыл Жунус с женой получили гражданство Киргизии, оба преподавали китайский язык в Бишкекском национальном университете. В 2015 году он избрался в парламент от партии «Республика – Ата Журт» вместе с ближайшими соратниками Жапарова Талантом Мамытовым и Камчыбеком Ташиевым. Как депутат Жунус запомнился предложением передать национальную авиакомпанию Air Kyrgyzstan китайским инвесторам.

До госслужбы Жунус занимался бизнесом, в основном разработкой месторождений и добычей ископаемых (кстати, как и Жапаров). Он был соучредителем четырех горнодобывающих предприятий, везде его партнерами были китайские предприниматели.

После вопросов СМИ, почему он не указал в налоговой декларации учрежденные им компании, Жунус переписал их на родственников. Например, соучредителями двух его компаний «Норсвест Майнинг Компани» и «Грейт Норсвест Майнинг Компани» сейчас числятся сыновья депутата Марс и Ринат.

Этим фирмам принадлежит здание по адресу город Бишкек, улица Ибраимова, дом 100. Именно там во время недавних выборов находился предвыборный штаб Садыра Жапарова.

Другой интересный объект – предвыборный бюджет кандидата Жапарова. Точно неизвестно, откуда у недавнего заключенного появилось больше 47,4 млн киргизских сомов ($560 тысяч, это больше, чем у остальных 17 кандидатов, вместе взятых) на предвыборную агитацию. На вопросы об источниках финансирования он пафосно отвечал, что это деньги народа и что «пенсионеры передают свои пенсии».

Есть и прямые свидетельства, что предвыборную кампанию Жапарова хотя бы частично финансировали китайцы – причем открыто, хоть это и запрещено законом Киргизии. По крайней мере, миллион киргизских сомов Жапаров получил от компании «Хуа-Эр», директором которой является гражданин КНР Хуан Цзяньхун.

Даже автобусы, на которых централизованно привозили на митинги сторонников Жапарова, принадлежат компании «Шыдыр жол кей джи» – ее руководителем и учредителем в базе данных Министерства юстиции значится Тохутибуби Оуерхалика, уроженка села Кызыл-Суу Синьцзян-Уйгурского автономного района, она сменила гражданство КНР на киргизское лишь в 2018 году.

Растущая зависимость
Если все эти события не случайное совпадение и Китай поучаствовал в приходе к власти Садыра Жапарова, то в китайской стратегии в отношении элит Центральной Азии происходит качественный сдвиг. От работы с существующими лидерами КНР постепенно переходит к поддержке прокитайски настроенных политиков – и, возможно, к созданию инструментов для их продвижения во власть.

Неслучайно возможным полигоном для этого стала именно Киргизия – самая нестабильная, бедная и зависимая от КНР страна Центральной Азии. Влияние Пекина на элиты в Центральной Азии прямо пропорционально степени ориентации на КНР в торговле и обратно пропорционально размеру экономики страны и стабильности политического режима. С этой точки зрения присутствие Китая в Киргизии и Таджикистане может расти быстрее, чем в Туркмении, и тем более чем в Казахстане или Узбекистане.

Очевидно, что связи экономики и элит Центральной Азии с Китаем будут только усиливаться. Сейчас цены на природные ресурсы невысокие, ЕС и Россия слабо восстанавливаются, в то время как ВВП Китая в 2021 году, по прогнозам, увеличится почти на 8%. Ощущение нарастающей внутренней нестабильности может подстегивать отдельных чиновников и придворных поскорее продать китайцам какой-то кусок, чтобы зафиксировать выигрыш и спрятать его в надежное место.

Растущая зависимость от Китая будет и дальше сокращать пространство для маневра в отношениях Центральной Азии с гигантским соседом. Причем, как показывают события последних лет, Китаю нужны уже не только доступ к месторождениям или хорошие условия торговли. Пекин все больше задумывается об укреплении военного присутствия в регионе – это видно по размещенным китайским пограничникам в Таджикистане. Заодно китайцы учатся влиять на политические процессы и выбор правителей – это показывают недавние события в Киргизии.

Новая динамика ставит под вопрос нынешнюю формулу российско-китайского взаимодействия в Центральной Азии. Москва смирилась с тем, что Пекин превращается в главного торгового партнера, инвестора и кредитора региона. В ответ Россия делала ставку на три столпа своего присутствия: особую роль в обеспечении региональной безопасности; интеграционный контур ЕАЭС; мощные инструменты влияния на внутреннюю политику каждой страны Центральной Азии.

Долгое время этот баланс устраивал и Пекин, однако по мере роста уверенности в себе китайская сторона начинает его расшатывать – действия в Киргизии и особенно в Таджикистане, о которых китайцы с Кремлем не советовались, указывают на это вполне однозначно. Перед Москвой встает вопрос, как реагировать на эти изменения.

Пекином очевидно движет не антироссийская повестка, а желание продвинуть свои интересы – правда, без учета мнения своего стратегического партнера. Кремль может либо смириться с этим, понимая, что Пекин не станет добровольно ограничивать собственные интересы во времена, когда его мощь растет.

Либо Москве придется менять свою стратегию в регионе: с одной стороны, сотрудничать с Китаем по тем региональным вопросам, где интересы совпадают, с другой – думать, как уравновесить политическое влияние Пекина. Достичь этого получится, только если одной из целей Москвы станет укрепление суверенитета стран Центральной Азии перед лицом все более могущественного и уверенного Китая.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Российско-китайская антанта», реализуемого при поддержке Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Великобритания)

Темур Умаров
22.01.2021

Источник — carnegie.ru

Память о боли народа: комплекс «Ата-Бейит»

В мемориальном комплексе захоронены 138 кыргызстанцев, расстрелянных в период сталинских репрессий

Nazir Aliyev Tayfur,Aynur Asgarli   Память о боли народа: комплекс «Ата-Бейит»

БИШКЕК

Комплекс «Ата-Бейит» является местом захоронения 138 кыргызстанцев, расстрелянных в 1938 году в период сталинских репрессий.

Название «Ата-Бейит» («Кладбище отцов») комплексу дал всемирно известный писатель Чингиз Айтматов.

Комплекс был построен по инициативе первого президента Кыргызстана Аскара Акаева в 2000 году в 25 км от Бишкека вблизи поселка Таш-Добо.

В мемориальном комплексе также действует музей, в экспозиции — вещи жертв репрессий, погребенных в массовом захоронении.

Здесь представлены монеты, документы, фотографии, статьи из газет, а также автобиографии убитых.

Здесь же установлен мемориал «Уркун» в память о погибших в ходе трагических событий 1916 года, являющихся символом борьбы кыргызского народа против Царской Руси.

В комплексе «Ата-Бейит» захоронены также всемирно известный писатель и дипломат Чингиз Айтматов, и погибшие в ходе революции 7 апреля 2010 кыргызстанцы.

Комплекс «Ата-Бейит» в числе первых посещают не только местные и иностранные туристы, но и официальные лица зарубежных государств.

Тоталитарный режим, созданный Иосифом Сталиным, пришедшим к власти в ССР в 20 гг XX века, приговорил миллионы людей к смерти или ссылке.

Жертвами сталинского режима, в числе прочих, стал видные общественные деятели и представители интеллегенции Кыргызстана, в том числе: Касым Тыныстанов, Ишенали Арабаев, Юсуп Абдрахманов, Баялы Исакеев, Иманалы Айдарберков и др.

После исследований архивов и тестов ДНК останки 138 человек, в числе которых одна женщина и группа неизвестных были перезахоронены в «Ата-Бейит».

30 августа 1991 года состоялась государственная траурная церемония перезахоронения останков жертв сталинских репрессий, найденных на Чон-Таше.

На следующий день, 31 августа 1991 года, была провозглашена независимость суверенного Кыргызстана.

Видео: https://www.youtube.com/embed/IanDVCuYGnc

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D0%BE-%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B0-%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81-%D0%B0%D1%82%D0%B0-%D0%B1%D0%B5%D0%B9%D0%B8%D1%82-/2124944

В Баку состоялась презентация книги «Коркутнаме»

Книга написана на основе эпоса «Китаби-Деде Коркут», являющегося общим наследием Тюркского мира

Aynur Asgarli   |25.01.2021

В Баку состоялась презентация книги «Коркутнаме»
Фото: АА

В Международном фонде тюркской культуры и наследия состоялась презентация изданной ТЮРКСОЙ книги известного поэта Турции Кянана Чарбогана «Коркутнаме».

Книга написана на основе эпоса «Китаби-Деде Коркут», являющегося общим наследием Тюркского мира.

В мероприятии приняли участие президент фонда Гюнай Эфендиева, министр культуры Азербайджана Анар Керимов, посол Турции в Азербайджане Эркан Озорал, генеральный секретарь ТЮРКСОЙ Дюсен Касеинов, депутаты парламента Азербайджана и другие государственные деятели.

Выступившая на мероприятии Эфендиева поздравила Азербайджан с исторической победой и возвращением исконных земель.

фото: Азертадж

По ее словам, этой победой гордится не только Азербайджан, но и весь Тюркский мир.

Эфендиева отметила, что первая презентация книги «Коркутнаме» состоялась в освобожденном от армянской оккупации городе Физули, что имеет символическое значение.

«Предисловие к книге принадлежит президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, и это еще раз показывает, что Турция всегда рядом с Азербайджаном», — отметила Эфендиева.

Министр культуры Азербайджана Анар Керимов в свою очередь отметил, что 2020 год стал самым незабываемым и знаменательным в истории государственности Азербайджана.

«Не случайно, что формой выражения истории тюркского фольклора является именно эпос. Книга Кенана Чарбогана «Коркутнаме» является одной из важных произведений последних 10 лет. Эпос «Китаби-Деде Коркут» — литературный памятник Азербайджана и всех тюркских народов в целом. Данный эпос является весьма надежным и достойным источником в проявлении нашей истории и национальной идентичности», — сказал Керимов.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B2-%D0%B1%D0%B0%D0%BA%D1%83-%D1%81%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%8F%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%8C-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B8-%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%BA%D1%83%D1%82%D0%BD%D0%B0%D0%BC%D0%B5-/2121747

Флаг Алаш-Орды? Возможна ли в будущем смена государственной символики Казахстана?

флаг Алаш Орды 1917–1920 гг.

фото: medium.com

«Страна казахов имеет флаг. Флаг состоит из зеленой, красной и желтой поперечных полос. В верхнем углу имеется рисунок полумесяца и звезды. Зеленый цвет — знак верности страны исламу, красный — символ пролитой при защите страны крови, желтый — символ широкой казахской степи, свободы» (Барлыбек Сыртановтың Уставы («Қазақ елінің Уставы»). — Алматы: ҚР Әділет миинистрлігінің хабаршысы, № 12, 1994. — 24-28 бб.).// Каким был государственный флаг Автономии Алаш? http://www.exclusive.kz/expertiza/obshhestvo/116150/

Поводом для размышлений стало то, что в эти дни многие соотечественники сникли из-за явно «невезучего» нашего флага, который «засветился» во многих скандальных мировых новостях, прежде всего в грязной рекламе «Борат-2», а потом голубой флаг Казахстана какие-то провокаторы держали при штурме Капитолия — этом беспрецедентном событии, которое осудил весь цивилизованный мир…И это уже дискредитация флага, глумление, урон имиджу. И, как всегда, слова убеждения, оправдания, информационная работа, вербальные усилия бессильны (учитывая западное тупоумие и тугоухость вообще).

Зато легче сделать в будущем «ход конем»: уйти от этой символики, от этого «компромата», тем более этот флаг в свое время был создан наспех, когда историческое сознание было фрагментарным и смутным. Голубой флаг наш, если быть честным, какой-то безыдейный, его связь с национальной традицией и культурным кодом противоречива и слаба. Также флаг РК не имеет преемственности с историческими флагами предков казахов.

Упреждая слепое негодование псевдопатриотов-формалистов (у нас ведь не только таксисты, но и буквально все являются «политиками»), можно привести такой аргумент в пользу вероятности любых перемен: А кто думал, что по прошествии стольких лет Независимости будет возвращение к вопросу об алфавите? Даже несколько лет назад никто не мог поверить и допустить, что мы вновь вернемся к теме латинизации. А ведь это случилось! И спасибо за это Елбасы Н.А. Назарбаеву, который умеет иной раз встряхнуть от летаргической спячки казахстанское чиновничество и всю нашу «элиту», да и народ, освежить их «заржавевшие» мозги.

На самом деле многие судьбоносные реформы созревают объективно, неумолимо стучат к нам из «коллективного бессознательного», из сферы «аруахов». И когда-нибудь они материализуется, когда сама власть или кто-то иной озвучит и начнется претворение. И все это по большому счету мало зависит от воли, нежелания (или, наоборот, желания) большинства или меньшинства — всего этого жалкого человеческого «мышиного писка» перед грозной силой императивов истории. Не зря дух истории называли богиней Клио.

Тем более надо быть готовым к любым ошеломляющим поворотам в истории человечества и страны сейчас — в «эпоху коронавируса», когда все идет уже не по обычному сценарию — от социализма к капитализму, и далее якобы будет неуклонный прогресс на пути к демократии, счастливой глобализации и пр. Например, разве можно сравнивать Западную Европу и США 90- х гг. ХХ в. и 2020/21 гг.?! Или как на глазах переживает странные метаморфозы соседняя Россия? Многие философы, политологи пишут в последнее время именно об этом. О том, что нельзя исключать возвращения и претворения в жизнь того, что, казалось бы, кануло в лету, «исторически исчерпано», либо относится к «традиционализму», к области религиозной эсхатологии или мифологии. Конечно, возвращение будет уже на новом витке, с новым приращением, как учат теоретики циклического понимания истории.

На самом деле в отдаленном будущем в этом мире подлунном может произойти все что угодно: от восстановления национализма, монархий до Акыр Заман (Конец света)…И, кстати, лучшим способом минимизировать будущие катастрофы будет полноценная (а не половинчатая) и срочная поддержка традиционных духовных ценностей, общечеловеческой и национальной морали, стратегия укрепления исторической памяти, идейного единства и сплоченности страны, также усиление общественной дисциплины, государственной безопасности, медицины, религии и психологии.

Например, в соседней Киргизии или Беларуси не раз поднималась тема смены государственной символики, были и есть дискуссии о флаге, гимне, гербе. И не обязательно, что такой вопрос поднимают «снизу», революционеры, популисты. Умное государство, мудрая интеллигенция будут работать на упреждение, во избежание роковых ошибок, и может само инициировать многие прогрессивные новации. Мы видим ростки такой тенденции, например, «перезагрузка» партии «Нур Отан» и др.

Поэтому однажды в демократическом государстве само собой может созреть вопрос о смене (обновлении) государственной символики. Это нормально. Мы не говорим: сейчас и здесь. Но все эти случившиеся конфузы с голубым флагом — как знаки свыше, это объективные факты, которые должны подталкивать народ и государство к мысли об обновлении и корректировки государственных символов. А еще в нашем государстве каждый имеет конституционное право свободы слова и научного творчества, самовыражения и доведения до общественности точки зрения, отличной от официальной позиции государства на данный момент.

Порой и в содержание Конституций во многих государствах вносятся изменения и поправки. В конце концов флаг, герб и гимн — это не что-то извечно данное, это не Священный Коран, спущенный с Небес. При всей консервативности и традиционализме светские государственные символы все-таки стоят ниже таких сакральных ценностей, как Бог, аруах (духи предков), боговдохновенный текст.

Если посмотреть на соседнюю Россию, то там нередко обсуждают разные поправки в Конституцию. Духовенство РПЦ весьма активное, и настаивало, чтобы в Конституции упоминался Бог. Также был период, когда часть граждан, мусульмане, выступила против маленьких крестиков — православной символики на государственном гербе РФ, но большинство, мотивируя тем, что русский народ численно преобладает, не приняли этого.

Между прочим, татарские критики во главе с Н. Ашировым, были тогда не правы, ведь в действительности государственный герб и флаг при всем том, что это федеративное многонациональное светское государство, несут печать культуры доминирующего этноса. Также лично мне импонирует, что в государственном гимне России упоминается Бог, страна называется «Богом хранимая». Впрочем, Всевышний, духи предков, умершие за Родину мученики упоминаются в гимнах очень многих стран, той же Турции или США. И это несмотря на светский характер государств. Символику и вдохновляющий национальный гимн нельзя понимать буквально и со страхом — как некий юридический документ.

Вообще, чтобы государственная символика действительно стала сакральной, чтобы национальный гимн, что называется, брал за душу, чтобы национальный флаг по-настоящему вдохновлял (а еще важно: чтобы свыше была поставлена духовная защита от глумления над ним), и всеми этими символами люди дорожили искренне, а не по показному, она должна соответствовать примерно следующим главным требованиям:

1) отражать и символически изображать подлинные фундаментальные ценности народа, выстраданные, связанные с каким-то судьбоносными яркими, героическими или драматическими событиями в жизни предков, также с их верой и убеждениями, иллюстрировать живую преемственность поколений и идеологий; флаг и герб должны быть связаны с архетипом древний империй, эмблемами и символами уже состоявшихся в их истории государств, а не «изобретать велосипед».

2) соответствовать реальной или заветной (желаемой) коллективной мечте и подлинной идентичности народа и государства, а не искусственно сконструированной и навязанной властью, узкой группировкой, мифологами и пр. (как красный флаг, серп и молот были «спущены» кремлевскими идеологами сверху).

В отношении нас важно, что казахи-«слепые котята»1992 г.- это одно, а сумевшие пройти 30-летний период независимого развития, расправившие крылья как орлы, восстановившие по воле Всевышнего свою историческую память и государство гордые казахи XXI века — это другое. И государственные символы должны отражать уже полностью восстановленное самосознание нации. Сейчас, например, мы знаем, как выглядел флаг Алаш-Орды; мы также знаем, что главное знамя Аблайхана было зеленым, также были белые знамена.

3) Флаг, государственный герб и гимн — это то, что относится к сфере идеологии, символам культурного кода нации, поэтому в отличие от других аспектов государственной жизни государственные символы — вещь наиболее консервативная и «традиционная», в том смысле, что имеют сильную «привязку» к сакральным ценностям и долгому историческому пути, пройденному данным народом и страной. Важно обратить внимание на то, что после обретения независимости и начавшейся деколонизации народы Востока, также и любые другие народы в случаях революций, начала великой Реформы и пр. часто в прямом смысле восстанавливают важнейшие национальные атрибуты и символы славных периодов отечественной истории, геральдику, древний герб и флаг (с небольшими дополнениями и модификацией), принятые предыдущими патриотическими движениями, государствами, ханствами (например, в нашем случае — это Алаш Орда).

Кстати, Алаш-Орда вообще была задумана как многонациональное демократическое государственное образование начала ХХ века, именно поэтому его лидеры не стали использовать узкоэтническое «казах», предпочитая «алаш» («алты алаш» — называлось центральноазиатское тюркское объединение, включающее башкир, киргиз, узбеков, каракалпаков и др.). «Алаш» было метафорой и именем для государства как открытой системы, которая может интегрировать в себе все новые этносы.

Очень много у нас плодят мифов о национализме Алаш-Орды, и это как ментальная болезнь, тянущаяся из прошлого. А ведь при том, что удельный вес русских в составе населения Казахстана в 1917 г. был тогда совсем ничтожный, из 25 мест в правительстве Алаш-Орды (Национальный совет) 10 мест было добровольно и с огромным уважением предоставлено русскоязычному населению.

Также надо определиться с тем, что если мы принимаем понятие «государствообразующего этноса» (притом еще доминирующего численно), то не должно быть никаких сомнений в том, что содержание государственной символики должны формировать именно символы казахской культуры (как и государственный язык), отражать основополагающие ценности и элементы картины мира ведущего этноса. В то же время не исключаются дополнительные знаки и символы, указывающие на универсальные, объединяющие идеи и идеалы, новые реалии.

Вообще-то неказахская часть населения никогда и не беспокоилась из-за флага или герба, а многие даже не знают, как все это выглядят…Русскоязычные граждане смотрят на государственные символы, на флаг РК прагматично, что это ведь всего лишь символика, какие-то рисунки, какое-то полотнище… Да, конечно, так оно и есть: флаг, герб и гимн «хлеба не просит» ни у кого, это не вопрос налогов, бизнеса, госпособий, территорий и пр.

Так же, как и латинский шрифт для казахского языка — это проблема внутриказахская, так и государственные символы, хотя и в меньшей степени, но является прерогативой и областью интересов прежде всего казахов, да и то духовно озабоченной ее части. Если же выносить в будущем какие-то вопросы государственной символики на всенародный референдум, то в нем должны участвовать и казахские диаспоры за рубежом (фактически это потомки тех, кто был насильно изгнан их своей земли).

В государствах Западной Европы, несмотря на широкую демократию и мультикультурализм, тем не менее флаг, герб этих стран и городов, как мы замечаем, остаются довольно старинными, весьма традиционными, этноцентрическими, христианскими. Однако, как мы уже отметили, христианский символ не означает, что в законах и повседневной жизни этого государства будет ущемление прав других религий и других культур. Герб, флаг — это прежде всего символы, они говорят главным образом о прошлом и вечных ценностях, а не нынешнем моменте.

Итак, другие этносы в РК в целом довольны и равнодушны, негласно считая проблему флага и тем более гимна РК (потому что текст его не переводится на другие языки) «казахским вопросом». Русские, дунгане, корейцы, чеченцы, татары и другие нейтральны, ибо государственные символы не задевают их экономических и политических интересов, да и в сущности языка и культурной жизни. И, кстати, это их право. Лишь бы не было публичных надругательств над флагом.

Но именно для казахов государственные символы и духовность важны. Тем более казахи — народ в целом суеверный, все еще сохраняющий религиозно-магические основы миропонимания («ырым», «сеным»). Мы — государствообразующее этническое ядро казахстанской нации, хранитель Идеи и Духа. Поэтому все граждане должны быть единодушны в том, что национальные символы страны должны отображать казахские символы (а не России, Кореи, Германии, Чечни и т.д.) Поэтому издавна мы видим все эти казахские символы: шанырак, беркут, пырак (кони с крыльями) и пр.

И все же странно, что государственный герб страны, главной «фишкой» которого был конно-кочевой номадизм, не изображает всадника. Современные монголы сохранили основу своего прекрасного герба социалистического периода — всадник, скачущий на фоне лучей восходящего солнца. Однако у нас с 90-х гг. произошел серьезный крен в сторону древней мифологии, набившего оскомину сакского искусства.

Что касается флага, то сам цвет его — серо-голубой или грязно-голубой, не может считаться красивым, притягательным и популярным. К примеру, белый (тем более цвет имеет мистический смысл) и на нем какой-нибудь яркий рисунок смотрелось бы гораздо лучше. Вообще, синий и голубой цвет в цветовой символике почти всех народов имеет негативный смысл, как цвет тоски, холода, подавленности, даже смерти.

Если сравнить с триколором Алаш-Орды, то «голубой» брат явно проигрывает. Древний национальный флаг (то есть Алаш-Орды) имеет яркие и несущие глубокую духовную символику цвета: зеленый, красный и желтый. Зеленый можно интерпретировать и как символ земли, обновления, жизни, Женского Начала. Кстати, зеленый цвет очень почитается в Японии. Заметим, что казахи и вся наша Центральная Азия в своей традиционной культуре, в национальном костюме предпочитали исключительно яркие и теплые цвета. Казахи не любили синий и голубой цвет (т.е. холодные цвета), женщины никогда не носили платья или платки такого цвета.

Далее, смысловое значение атрибутов нынешнего флага РК во многом искусственно сконструированы «кабинетными» художниками и философами. Идеологически нейтральные, ни к чему не обязывающие орнамент, орел и солнце — это символы, которых не было никогда на наших казахских флагах и национальных эмблемах. В общем, все это никак не передает наш культурный код, суть цивилизационной и духовной идентичности, дух нашей героической истории, не отражает человеческий фактор и цену пролитой крови борцов за свободу, а также не содержат намека на такую святыню, как «туған жер (земля родимая), на бескрайние степи.

Небо-то всегда общее, интернациональное, а вот земля, как мы видим до сегодняшнего дня, остается предметом споров, борьбы, любви, ненависти. А почему тогда нет желтого цвета — цвета степей Сары Арки на флаге? А алашский флаг был таков, что «зеленый цвет — знак верности страны исламу, красный — символ пролитой при защите страны крови, желтый — символ широкой казахской степи, свободы» (желтый — это, вероятно, еще и символ света и солнца). Вообще, многие наши ошибки — от привычки пренебрегать уже готовым опытом предшественников, то ли по глупости, то ли по гордыне, то ли от страха…

Глядя на наш флаг и герб думаешь: получается, что в своей адской истории с чудесным спасением (которую сам Н.А. Назарбаев как-то сравнил с библейско-коранической историей о великом праведнике Йова/Айюб) казахи больше обязаны природе, небу, солнцу, флоре и фауне, беркутам, рогатым и крылатым коням, также деревянному шаныраку (потолок юрты) — нежели Богу и Корану, Яссауи и Абаю, а также миллионам героев и мучеников.

При всем западничестве взглядов А. Бокейханова, европеизме и модернизме их программы, национальный флаг Алаш-Орды имел изображение полумесяца и звезды, и одну полосу зеленого цвета. Также флаг западного отделения Алаш-Орды был зеленого цвета с надписью «Жасасын Алаш аутономиясы!» арабским алфавитом, тогда просто казахский народ пользовался данной графикой (а многие, не умеющие читать арабские буквы, обвиняли потом и сейчас алаш-ордынцев в том, что якобы они написали на флаге аяты из Корана).

Современные постсоветские республики, как Азербайджан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан с достоинством демонстрируют на своем государственном флаге связь с исламской духовной символикой: полумесяц, хотя бы полосу зеленого цвета (хотя некоторые ее интерпретируют как символ Навруза). У нас же (и у кыргызов) на национальном флаге нет ни единого намека на веру и духовность, на 1000-летнее развитие народа под сенью ислама; нет звезды, полумесяца, которые являются одновременно вечными космическими, астральными символами, присущими и древнетюркской культуре.

Не потому ли, что в нашей государственной атрибутике нет ничего, заимствованного из символики предыдущих этапов государственности, иллюстрирующего истинный культурный код, сопричастность к Золотой Орде, Казахскому Султанату, Государству Алаш, приобщенность к респектабельной мировой религии, о нас создается впечатление как о народе-«недоросле», не имеющем корней, начавшем историю в 1991 г. с чистого листа, случайно «прыгнувшем» из первобытности в современное государство?

И тогда закономерно рождаются про нас разные анекдоты и комедии (вряд ли бы посмели надругаться голые люди с флагом Казахстана в Австралии, Англии, если бы флаг содержал в себе исламский символ, узнаваемый во всем мире полумесяц; они бы побоялись международного скандала), либо звучат громкие заявления и претензии, что у нас не было раньше государственности, что границы и карту дикарям расчертил и подарил Ленин и Сталин (а не Алихан Бокейханов) и т.д. Наше дело — дать современникам пищу для ума, привести аргументы и факты, просветить исторически. А что будет принято к сведению, к чему все это приведет — покажет время и история.

Н.Нуртазина,
историк

Источник — ЦентрАзия

Президенту Азербайджана присудили награду за Возрождение тюркского мира

Фонд писателей и деятелей искусства тюркского мира (TÜRKSAV) принял решение вручить «Премию за возрождение тюркского мира 19 мая» Ильхаму Алиеву

Zehra Aydın Turapoğlu,Ülviyya Amuyeva  

Президенту Азербайджана присудили награду за Возрождение тюркского мира

АНКАРА

Фонд писателей и деятелей искусства тюркского мира (TÜRKSAV) принял решение присудить очередную «Премию за возрождение тюркского мира — 19 мая» президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву.

Глава правления TÜRKSAV Яхья Акенгин отметил, что Фонд уже 25 лет организует мероприятия, посвященные тюркскому миру.

Возрождение тюркского мира, начатое 19 мая 1919 года основателем Турецкой Республики Мустафой Кемалем Ататюрком с земель Анатолии, продолжается сегодня в среднеазиатских степях и долинах Кавказа под руководством лидеров тюркского мира, противостоящих империализму, отметил он.

Акенгин привлек внимание к победе ВС Азербайджана в 44-дневной войне против Армении.

Глава Фонда подчеркнул, что победа Азербайджана под руководством президента Ильхама Алиева, при тесной поддержке Тюркоязычных стран и моральной поддержке Тюркского совета, в то же время является успехом тюркского мира против империалистического мышления.

«От имени правления Фонда хотел бы заявить, что для нас большая честь вручить эту награду господину Ильхаму Алиеву, который руководил этой борьбой»,- добавил он.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%83-%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D1%83-%D0%B7%D0%B0-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0-/2097558

Русский язык в Кыргызстане: между спекуляциями и провокациями, — Д.Орлов

google

Автор: Дмитрий Орлов

Конституционное совещание в Кыргызстане все же решило оставить в новой версии Конституции республики русский язык официальным.

Тот, кто ранее предлагал убрать официальный статус русского языка – «общественник» Садирдин Торалиев даже попросил прощения за свою инициативу.

По его словам, некоторые политические силы использовали его заявление в своих целях и хотят вмешать в ситуацию Россию.

Этот инцидент исчерпан, но проблема осталась. Потому что «языковой вопрос» в Кыргызстане нет-нет, да и всплывает. Особенно накануне выборов. Спекуляции вокруг статуса русского языка давно уже прижились и в среде так называемых «сетевых патриотов», которые позволяют себе шовинистические комментарии.

По их утверждению, русский язык мешает кыргызскому развиваться. Поэтому его, мол, надо вовсе убрать, либо… заменить английским – встречаются и такие идеи. Которые непонятно, как согласуются с понятием «патриотизм».

Среди аргументов «сетевых патриотов» Кыргызстана – «В США и европейских государствах только по одному языку, поэтому и у нас надо сделать точно так же».

В «языковом вопросе» многое требует объяснения. Так ли опасен для кыргызского языка русский, как пытаются представить? Как на самом деле выглядит языковая ситуация в США и Европе? В этих вопросах разбирался руководитель аналитического центра «Стратегия Восток-Запад» из Бишкека Дмитрий Орлов.

За морем житье не худо

Те, кто призывает делать все, «как в Европе», забывают главное: та же Европа – разная. В том числе – в том, что касается «языкового вопроса».

Конечно, есть Албания, Франция и Германия, где государственный язык – один. Но есть и Финляндия, где национальных языков – два: финский и шведский. По данным 2018 года, на финском языке разговаривало 87,6% населения, а на шведском – 5,2%. Остальные 7,2% населения страны говорили на других языках.

Есть в Европе и Швейцария, где государственных языков – четыре: немецкий, французский, итальянский и ретороманский. На немецком там говорят 63,7% населения, на французском – 20,4%, итальянском – 6,5%, а ретороманском – 0,5%. Еще 8,9% населения Швейцарии говорит на других языках. При этом никто не делает из швейцарского многоязычия вселенскую трагедию.

В Азии практически то же самое. В Индии государственных языков – два: хинди и английский. А кроме них – еще 22 официальных языка, которые власти индийских штатов используют для разных целей управления.

В Сингапуре национальный язык малайский, а официальные – английский, путунхуа и тамильский. На Филиппинах два языка: английский и филиппинский (он же тагальский). В Иране говорят на фарси (60%) и азербайджанском (40%).

В США такого понятия, как «государственный язык» нет вообще. Что касается английского, то он всего лишь официальный язык образования и делопроизводства де-факто, а в некоторых штатах – де-юре. На местном же уровне, наряду с английским, статус официальных имеют гавайский язык (на Гавайях) и испанский.

История давняя. На Втором Континентальном конгрессе будущий второй президент Соединенных Штатов Джон Адамс предложил принять английский язык в качестве государственного. Но остальные участники это предложение, что называется, «прокатили», назвав его (дословно) «антидемократическим и представляющим угрозу для свободы личности».

На сегодняшний день в США общаются на 322 языках. Все это регулируется «Актом о гражданских правах» 1964 года. В 27 штатах английский признан официальным языком, но, тем не менее, местные власти обязаны выполнять положения этого Акта. Кроме того, документ требует, чтобы все общественные организации, которые получают финансовую поддержку от государства, вели документацию на всех языках своих клиентов.

Трудности перехода

Исходя из вышеизложенного, очевидно: любой государственный язык – это, прежде всего, язык управления этим государством.

К сожалению, необходимо признать, что языком госуправления кыргызский язык так и не стал. И это не мнение, а факт: в 2019 году председатель Национальной комиссии по государственному языку при президенте КР Назаркул Ишекеев сообщил, что на кыргызском языке ведутся только 40-42% государственных документов.

Однако некоторые «патриоты» почему-то считают, что виной этому – русский язык. Хотя с момента появления нового государства прошло уже 29 лет, а с момента принятия «Закона о государственном языке» вообще 31 год.

Действительно, в позднюю советскую эпоху кыргызский язык был слабо развит в республике. Тогда как до 1955 года он был обязательным для преподавания и в русских школах Советской Киргизии. Позже кыргызский язык был не то, чтобы запрещен: сфера его применения искусственно снижалась. В итоге только 3 из 69 школ бывшего города Фрунзе использовали кыргызский язык в качестве основного языка обучения.

Однако с образованием нового государства, казалось бы, кыргызский язык, как государственный, должен был развиваться практически с первого дня все эти почти 30 лет. Но что в итоге?

Когда из-за слов Садирдина Торалиева о русском языке начался скандал, депутат Жогорку Кенеша (парламента) КР Дастан Бекешев сообщил, что по его данным, за пять лет власти потратили почти 100 миллионов сомов (примерно столько же в рублях) на развитие госязыка, но эффекта нет, так как деньги ушли на издание «непонятных» книг.

Тот же Бекешев написал в соцсетях: «Вечно нам что-то мешает развиваться: Конституция, русский язык, форма правления, флаг у нас не тот. А может дело в каждом из нас?».

В целом заявления, будто русский язык мешает развитию кыргызского, давно уже развеяны. В том числе на официальном уровне.

Еще 5 лет назад тогдашняя заведующая отделом этнической, религиозной политики и взаимодействия с гражданским обществом аппарата президента КР Мира Карыбаева заявила: «Развитие и расширение сфер использования государственного языка в последнее время получило хороший импульс и достаточное финансирование.

Так что авторам подобных инициатив необходимо подключаться к каждодневной работе по совершенствованию методик преподавания, систематизации терминов. Работы хватит всем – специалистам, филологам, переводчикам, энтузиастам-волонтерам. Конституционный статус русского языка никак этой работе не мешает».

Уже упоминавшийся председатель Нацкомиссии по госязыку Ишекеев сказал в прошлом году: «Для изучения кыргызского языка созданы все условия. Например, на сайте Нацкомиссии более 40 видеоуроков. Здесь можно найти словари, книги и мобильные приложения для детей и взрослых».

В конце концов, в пока еще действующей Конституции КР есть статья 10. А в ней имеется пункт 3: «Кыргызская Республика гарантирует представителям всех этносов, образующих народ Кыргызстана, право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития».

«Всех» – это и кыргызского этноса тоже. Но почему-то многие «сетевые патриоты» об этом забывают. Как забывают они и о том, что после стольких лет, которые русские и кыргызы живут на этой земле бок о бок, кыргызский язык здесь без русского развиваться просто не может, как и наоборот.

Хочется думать, что Торалиев сделал свое заявление из-за незнания реальной ситуации с кыргызским языком. А не сотворил провокацию с далеко идущими последствиями.

Конечно, сделать так, чтобы кыргызский язык в стране хотели учить и качественно знали на всех уровнях, сложнее, чем просто убрать статус русского языка из Конституции, но результат того стоит.

Источник — ia-centr.ru
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1607000880

Садыр Жапаров объявил о получении им полномочий президента

Ранее президент Кыргызстана Соронбай Жээнбеков принял решение уйти в отставку

Nazir Aliyev Tayfur,Abdulrahman Yusupov   |15.10.2020Садыр Жапаров объявил о получении им полномочий президента

БИШКЕК

Премьер-министр Кыргызстана Садыр Жапаров объявил, что к нему перешли полномочия исполняющего обязанности президента. Об этом он заявил, выступая перед сторонниками на Старой площади у Дома правительства.

«Президент Сооронбай Жээнбеков написал заявление об отставке. Председатель Жогорку Кенеша Канат Исаев отказался исполнять обязанности президента и также написал заявление.

Полномочия президента и премьер-министра перешли ко мне», — заявил глава правительства.

Ранее президент Кыргызстана Соронбай Жээнбеков принял решение уйти в отставку.

Об этом политик заявил во время обращения к нации.

«Я не держусь за власть, не хочу остаться в истории как президент, проливший кровь и стрелявший в собственных граждан. Поэтому принял решение уйти», — сказал Жээнбеков.

Он привлек внимание к угрозе очередной волны гражданского противостояния в стране.

«Никакая власть не стоит целостности страны и единства общества», — сказал теперь уже бывший глава Кыргызстана.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D0%B0%D0%B4%D1%8B%D1%80-%D0%B6%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B2-%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D1%8F%D0%B2%D0%B8%D0%BB-%D0%BE-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%B8%D0%BC-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0/2007818

ЕС признает легитимность Жээнбекова

Так отмечается в послании Верховного комиссара ЕС по иностранным делам Жозеля Борреля, адресованном президенту КР

Abdulrahman Yusupov   |12.10.2020ЕС признает легитимность Жээнбекова

БИШКЕК

Европейский союз признает президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова единственным конституционным авторитетом, а также легитимным институтом в стране. ЕС полагается на его лидерство, а также на то, что стабильность в Кыргызстане будет достигнута путем мирного диалога, сообщает отдел информационной политики аппарата президента КР, передает ИА «Кабар».

Согласно информации, так отмечается в послании Верховного комиссара ЕС по иностранным делам Жозеля Борреля, адресованном Жээнбекову. Его сегодня, 12 октября, передал Спецпредставитель ЕС по Центральной Азии Петер Буриан в телефонном разговоре с заведующим отделом внешней политики аппарата президента КР Данияром Сыдыковым.

Верховный комиссар ЕС по иностранным делам в своем послании отметил внесенный огромный вклад Жээнбекова в двусторонние отношения Кыргызской Республики и Европейского Союза, а также в продвижении нового Соглашения о стратегическом партнерстве КР и ЕС.

«Европейский союз остается искренним другом и надежным партнером Кыргызстана, которому небезразлична судьба парламентской демократии», — говорится в послании.

«Европейский союз верит, что у президента страны имеется достаточное количество сил и механизмов для урегулирования сложившейся ситуации. ЕС выражает надежду на то, что при поддержке всех политических сил, сильного гражданского общества и молодежи президенту Сооронбаю Жээнбекову удастся вывести страну из кризиса»,-сказано в обращении.

Кроме того, ЕС выразил готовность рассмотреть возможность оказания помощи, в том числе в проведении повторных парламентских выборов в Кыргызстане.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B5%D1%81-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%B6%D1%8D%D1%8D%D0%BD%D0%B1%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0/2003941

Кыргызстан отмечает День комуза

Президент Сооронбай Жээнбеков поздравил кыргызстанцев с Днем комуза

Nazir Aliyev Tayfur,Ekip,Elmira Ekberova   |Кыргызстан отмечает День комуза

БИШКЕК

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков поздравил кыргызстанцев с Днем комуза.

Глава государства назвал День комуза — гордостью национальной культуры и особым символом народного творчества.

Для народа Кыргызстана комуз — это не просто традиционный музыкальный инструмент, но и наряду с вершиной нашей культуры — эпосом „Манас“, неиссякаемое наследие, через мелодии воспевающее славный путь предков, говорится в тексте поздравления президента.

По словам Жээнбекова, история народа Кыргызстана осталась в мелодиях комуза, которая передается из поколения в поколение, проливая свет на наш духовный мир и пробуждая национальную гордость.

анализ новостей
https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BA%D1%8B%D1%80%D0%B3%D1%8B%D0%B7%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD-%D0%BE%D1%82%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C-%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D1%83%D0%B7%D0%B0/1967551

Тюркскому совету понадобился хлопок всего бывшего СССР?

Леонид АЛЕКСЕЕВ |

В условиях сохранения высокой, минимум 90%-ной зависимости многих стран бывшего СССР, особенно России и Белоруссии, от импорта хлопка-сырца по линии Тюркского совета (ТС) недавно развернута кампания по максимально тесной интеграции в хлопковой и в целом текстильной промышленности стран этого объединения. Чего-то подобного, пожалуй, следовало ожидать, поскольку такой курс вполне вписывается в стратегию Турции по политико-экономической консолидации стран Тюркского совета (напомним, что в него, кроме самой Турции, входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан).

Характерно, что «тюркско-хлопковый» тренд обозначился после того, как ЕЭК воздержалась (пока воздерживается) от разработки интеграционной программы стран ЕАЭС в хлопковой отрасли.

А до этого, напомним, власти Узбекистана – ведущего поставщика хлопка и его полуфабрикатов в РФ и другие страны европейского региона экс-СССР – официально заявляли (в 2017-м и в последующие годы) о прекращении экспорта этой продукции самое крайнее с 2022 года. Правда, внутри- и внешнеэкономические реалии, включая ныне оформляемый статус наблюдателя Узбекистана в ЕАЭС, вынуждают Ташкент, скажем так, отсрочить введение эмбраго на хлопко-сырьевой экспорт.

На фоне упомянутых трендов информационные вбросы насчет хлопко-текстильной интеграции с Турцией всех других стран ТС могут означать стремление экономически «отвязать» эти страны от РФ-ЕАЭС. Что, разумеется, может негативно сказаться на политических взаимоотношениях стран ТС со странами Евразийского союза и в целом СНГ.

В данном контексте сошлемся на обширную публикацию в проправительственном агентстве Азербайджана «Вести. Аз» от 13 июля с. г. «Роль текстильной промышленности в интеграции стран Тюркского совета». В ней констатируется, что «текстильная промышленность, считающаяся одной из самых конкурентоспособных отраслей в мире, занимает видное место в экономике стран Тюркского совета. Сразу три страны ТС входят в первую десятку ведущих экспортеров хлопка в мире: Турция – шестая с 988 тыс. т, Узбекистан – седьмой с 640 тыс. т и Туркменистан – десятый с 300 тыс. т.

Но что из этого следует? А вот что: «Узбекистан в последние годы сократил экспорт хлопка, используя его в качестве сырья для своей текстильной промышленности. В стране созданы многочисленные текстильные предприятия с участием тюркских предпринимателей. Узбекистан, экспортирующий текстиль на сумму около 1,2 млрд долл. в 2018 году, стремится увеличить этот показатель до 7 млрд в период с 2019 по 2025 год посредством ряда рекламных проектов».

В том же ключе и про Туркменистан: в стране «текстильная промышленность является вторым наиболее прибыльным сектором после экспорта газа и нефти. Туркменистан наращивает свой экспортный потенциал не только за счет сырья, но и за счет добавленной стоимости на товары из сырья. Крупнейшие иностранные инвестиции в текстильную отрасль Туркменистана имеют турецкое происхождение (выделено нами. – Ред.)». Отмечено, что развитие транспортных артерий между Туркменистаном и Азербайджаном «сыграло важнейшую роль в ускорении поставок туркменской продукции на турецкий и европейский рынки».

Что касается Азербайджана, эта страна «в последние годы уделяет особое внимание развитию текстильной промышленности. В 2019 году хлопок-сырец с 124 млн долл. занимает 4-е место в не нефтяном экспорте страны. Азербайджан, наряду с упомянутыми выше странами, удовлетворяет потребности… и по экспорту в Европу, Россию и другие регионы».

Турция же обозначена лидером в этой отрасли стран ТС. На текстильную промышленность приходится 17% экспорта страны, и данный сектор занимает первое место по уровню занятости населения. Она же – крупный импортер, шестой по объемам закупаемого хлопка в мире с 700 тыс. тонн (в 2019 году). Хлопок она в основном импортирует из США (50%), Бразилии (12%), Греции (9%), Туркменистана (5%) и Азербайджана (5%).

Значит, Анкара ставит задачу переориентации хлопкоимпорта сугубо на страны ТС? Похоже, что именно так. Ибо, как сообщают «Вести. Аз», «Турция, один из важнейших игроков на мировом рынке в этой области, может импортировать часть хлопка, поставляемого из США и Бразилии (62% от общего объема хлопкоимпорта), из Узбекистана или Туркменистана. Это может стать важным шагом в построении трансграничной цепочки поставок. Существует также благоприятная транспортная инфраструктура для обеспечения… богатым сырьем из Туркменистана и Узбекистана».

Затем этот тезис предметно разъясняется: «В случае если Узбекистан и Туркменистан, являющиеся важными производителями хлопка, входящими в Тюркский совет, также будут проводить некую преференциальную политику, направленную на экспорт хлопка в Турцию, этот процесс может способствовать развитию региональной интеграции». А вот Азербайджан, «расположенный на стратегическом перекрестке между Центральной Азией и Турцией, может сыграть ключевую роль в качестве логистического «депо» для этих поставок».

Эпилог, конечно, соответствующий: «Если вышеуказанные шаги будут предприняты для расширения экономических отношений между странами, это неизбежно приведет к ускорению не только двусторонней, но также и межрегиональной интеграции».

На этом фоне вызывает недоумение пассивная позиция Евразийской экономической комиссии. Она, как ни странно, пока не проявляет надлежащего интереса к отладке максимально тесных интеграционных связей в текстильной индустрии стран-участниц, по крайней мере в ее хлопковом сегменте. А это тем более актуально в условиях, повторим, весомой зависимости РФ, Белоруссии и Армении от импорта хлопка-сырца и его полуфабрикатов из Центральной Азии и Азербайджана.

По мнению президента Союзлегпрома Андрея Разбродина, «имеются реальные возможности инвестиционно-технологической и сбытовой кооперации стран ЕАЭС и всего СНГ в хлопковой и смежных с ней отраслях. Частично эти возможности в центральноазиатском направлении стала (с 2018 г. – Ред.) активнее использовать Белоруссия, стремится по тому же пути идти российская сторона. Но эти тенденции пока еще слабо проявляются в постсоветском регионе. Точнее, с учетом массированной господдержки хлопкоперерабатывающей отрасли Узбекистана, основного поставщика сырца в РФ, российскому профильному бизнесу целесообразно активнее встраиваться в узбекистанскую хлопкопереработку, что уже делает белорусский «Беллегпром». И параллельно развивать кооперацию с участвующими в ЕАЭС «хлопковыми» Казахстаном и Киргизией».

По прогнозным оценкам ЕЭК (2018-2019 гг.), «в Республике Казахстан к/в 2020 году планируется стабилизировать посевные площади хлопчатника в 100 тыс. га при валовом 290-300 тыс. тонн хлопка-сырца (около 65 тыс. тонн хлопковолокна). В Кыргызской Республике возможно увеличение к/в 2020 году производства хлопка-сырца до 78 тыс. тонн (около 20 тыс. тонн хлопковолокна)». Более того: «Казахстан и Кыргызстан могут существенно нарастить производство хлопчатника и продукции его переработки, расширить объемы экспортных поставок государств-членов ЕАЭС на этом рынке».

Реализация такого сценария, естественно, возможна при налаживании именно интеграционного сотрудничества между странами ЕАЭС во всех сегментах хлопководства/хлопкопереработки. Тем более что во всех странах ЕАЭС имеется весомый потенциал, например, для профильных НИОКР, отладки/внедрения современных «хлопкотехнологий», развития селекционного сотрудничества, апробации наиболее эффективных систем орошения, технологий комплексной переработки хлопкосырья.

Казалось бы, все предельно ясно, но вывод ЕЭК, мягко говоря, озадачивает: «По итогам состоявшегося обсуждения вопроса экспертами государств-членов Союза принято решение о нецелесообразности подготовки в настоящее время проекта рекомендации Коллегии [для] Комиссии по развитию сотрудничества в хлопководстве».

Полагаем, что настало время пересмотреть такую рекомендацию. Не дожидаться же ускоряющихся интеграционных мероприятий в этой сфере вне ЕАЭС, а именно в рамках Тюркского совета.

Источник — ritmeurasia.org

Пять самых красивых озер Центральной Азии

Озера Центральной Азии. Озеро Искандеркуль. Таджикистан.

Манзума Фируз, Asia-Plus

Высокогорные, глубокие, лазурные и чистейшие — все эти эпитеты как нельзя лучше подходят к озерам, расположенным в странах Центральной Азии.

Несомненно, каждое озеро по-своему красиво, удивительно, и имеет право называться самым красивым и необыкновенным.

И, конечно же, не одна фотография не способна сотворить то, что может создать природа и передать всю красоту этих мест.

Но, мы выбрали, 5 самых красивых, по нашему мнению, горных озер Центральной Азии, которые являются настоящими жемчужинами природы и куда можно поехать на отдых.

Искандаркуль — Таджикистан

Таджикистан знаменит красивыми горными озерами. В республике насчитывается более двух тысяч озер, большинство из них расположены в горных местах на северо-западе, в районе Фанских гор, в центральной и восточной части республики, на Памире.
Озеро Искандеркуль расположено на высоте 2195 метров над уровнем моря между западными оконечностями Гиссарского и Зерафшанского хребтов. Общая площадь водной поверхности озера составляет 3,4 км2, глубина озера достигает 72 метров.
По мнению ученых, в древности озеро имело более высокий уровень воды, следы которого можно увидеть на склонах окружающих гор, на высоте более 120 метров.
По преданиям водоем получил свое название от имени Александра Македонского, который якобы побывал здесь на своем пути из Средней Азии в Индию. «Искандар» — восточная интерпретация имени Александра, а «куль», собственно, озеро.

Как доехать

Попасть на Искандеркуль не сложно и каждый может доехать туда самостоятельно машине или такси. Расстояние до Искандаркуля составляет 134 км от Душанбе — 2 ч. 34 мин. в одну сторону.

Озеро Айдаркуль — озеро в пустыне (Узбекистан)

Озеро Айдаркуль — крупный искусственный водоем в Айдар-Арнасайской системе озер, расположенный в северо-восточной части Узбекистана.
Система озер занимает общую площадь около 4 тыс. кв/км и включает в себя три соленых озера: Айдаркуль, Арнасай и Тузкан. Озера расположены в солончаковой впадине в юго-восточной части пустыни Кызылкум (Узбекистан).
Бессточное озеро Айдаркуль называют «морем в песках» за его песчаные пляжи и чистую соленую воду. Айдаркуль находится в стороне от людских поселений, а потому здесь царит звенящая тишина и атмосфера уединения с природой.
Озеро Айдаркуль было создано в 1969 году на месте Арнасайской низменности во время катастрофических весенних паводков, когда люди направили сюда воды Сырдарьи. С тех пор Айдаркуль постоянно увеличивается в размерах. Ученые предполагают, что в течение ближайших ста лет озеро станет крупнейшим в Узбекистане.
В Айдаркуль было завезено несколько десятков видов рыб: сазан, судак, лещ, сом, жерех, чехонь, змееголов и др. С берегов постоянно усыхающего Аральского моря сюда перекочевали не только стаи птиц, но и рыбаки со своими рыболовецкими судами, которые успешно развивают здесь рыбный промысел.
Рыбалка на Айдаркуле популярна и среди туристов, наилучшее время для рыбалки: апрель — май, август — сентябрь.

Как доехать

Расстояние из Душанбе до города Нурата, который находится вблизи озера, на машине 483 км (+еще 50 км до самого озера). Также можно добраться до озера из Навои (2 часа пути), Самарканда и Бухары. Ехать придется по пустыне. Остановиться можно в юртовом лагере. Также есть варианты аренды комнаты у местных жителей.

Иссык-Куль, Кыргызстан

Иссык-Куль – настоящая жемчужина Центральной Азии. Это бессточное солоноватое озеро – одно из крупнейших горных озер мира. Озеро со всех сторон окружено горными хребтами, которые ограждают его от холодных северных ветров и жаркого дыхания пустынь, создавая идеальные климатические условия: здесь никогда не бывает изнуряющей жары и сильных морозов.
Иссык-Куль является одной из самых известных курортных здравниц Центральной Азии и издавна привлекает отдыхающих своими природно-климатическими условиями и неповторимой красотой. Горно-морской климат, чистый воздух, обилие солнечного тепла, лечебная минерализованная вода озера, горячие источники и лечебные грязи укрепляют здоровье и избавляют от всяческих недугов.
Минеральные ванны, грязелечение и благоприятный воздух помогут восстановить силы и здоровье.

Как доехать

Из Душанбе в Бишкек можно попасть на самолете и на машине. Расстояние от Душанбе до Бишкека на машине 1062 км, время в пути – сутки, а потом еще до Иссык-Куля.
Выбрать место проживания во время отдыха на Иссык-Куле не сложно. Вдоль его берегов располагается более 150 разнообразных пансионатов, домов отдыха, отелей и санаториев. Более развита инфраструктура в северной части озера.

Балхаш — голубой кристалл Казахстана

Озеро Балхаш — 13-е в перечне самых крупных озер в мире. Озеро уникально: узкий пролив разделяет его на две части, эти части имеют различные химические характеристики воды — вода пресная в западной части, и солоноватая в восточной. В озеро впадают реки Или, Каратал, Аксу, Лепсы, Аягуз.
Площадь озера — 16,4 тыс. км2 и у него красивая форма полумесяца. Длина — около 600 км, ширина меняется от 9 до 74 км.
Украшение и символ озера Балхаш – белые лебеди. Озеро Балхаш также является ареалом обитания больших бакланов, чирков, фазанов, беркутов, белых цапель и ондатр. В зарослях тростника встречаются дикие кабаны.
На территории озера Балхаш можно замечательно провести время и в доме отдыха, и на диких пляжах озера, порыбачить и даже поохотиться с обученными птицами на тетерева, утку, куропатку, зайца, лису и даже волка.

Как доехать

Из Душанбе нужно добраться до Алматы на машине или самолете, с Алматы на поезде до ст. Лепсы, а потом на такси или на маршрутке — до озера. Это первый вариант.
Второй и гораздо более интересный вариант — ехать на своей машине. Дорога проходит по трассе Алматы — Усть-Каменогорск до г.Талдыкурган. Ехать чуть более суток.
Вы можете также заранее запланировать и заказать поездку на Балхаш через Информационный ресурсный центр экотуризма: [email protected]

Ков-Ата (Туркменистан)

Есть в Туркменистане подземное озеро Ков-Ата – уникальное творение природы, которое по праву может называться чудом. Расположено оно в пещере горы Коу, в 100 км от Ашхабада, в районе Бахарлы. Название его переводится как «Отец пещеры».
Озеро связано с линией термальных источников, расположенных у северного предгорья Копет-Дага. Значительная минерализация и постоянная высокая температура – 33-37 градусов по Цельсию — указывают, что воды озера поднимаются из большой глубины, примерно с 600-650 метров. Возраст пещеры исчисляется несколькими тысячелетиями.
Попасть в пещеру можно из пяти точек. Сама же достопримечательность находится на глубине более 50 метров. Рассмотреть все красоты помогает электрическое освещение. В одной части 250-метрового зала раскинулось лазурное озеро со слабоминерализованной водой. Экскурсии, а также плаванье на лодках и купание привлекают туристов и жителей Туркменистана.
Еще с конца 60-х годов была налажена инфраструктура этой местности, и сегодня к озеру построена автодорога, подведено электричество, выстроены ступеньки от входа в пещеру до самого озера, созданы пункты общественного питания, небольшие гостиницы и др.

Как доехать

Если вы хотите побивать на озере Ков-Ата, то можете попасть туда, долетев из Душанбе до Ашхабада на самолете, из Ашхабада до Ков-Ата еще 100 км на машине. Либо взять недельный тур «Ашхабад — «Куня-Ургенч» — озеро «Ков-Ата» и «Древний Мерв».

Источник — Asia-Plus

Иранский фактор в Центральной Азии

http://newtimes.az/en/geopolitics/3204/

Иранский фактор в Центральной Азии журнал «Хан-Тенгри» обсуждает с Послом мира, доктором исторических наук, профессором Российско-Таджикского Славянского университета Гузель Майтдиновой.

— Об исторических, культурных, этнических связях Турции с тюркоязычными народами Центральной Азии приходится слышать и читать постоянно. Между тем, насколько я знаю, роль иранского фактора в регионе была более ощутимой, более вещной, если так можно выразиться, более реальной. Значительная часть Средней Азии в течение долгого времени так или иначе входила в состав или в сферу влияния Ахеменидской и Сасанидской империй. На фарси-дари разговаривали, на нем писали великие ученые и поэты Средневековья. Насколько эти связи сохранились и как они работают в наше время? В чем выражается присутствие Ирана в сегодняшней Центральной Азии и прежде всего в Таджикистане? — Об этом можно поговорить, конечно. Но начать придется не со сходства, а с различий, так будет правильнее. Есть определенная часть таджикской интеллигенции, которая рассматривает Таджикистан как часть персидского мира, потерявшую связь с исторической родиной на определенном отрезке времени. Но большинство все же склоняется и настаивает на очевидной самобытности истории и культуры таджиков. Предки таджиков когда-то действительно совместно с персами, развивались то в рамках империи Ахеменидов, то в рамках империи Александра Македонского. Около 70 лет территория расселения предков таджиков частично находилась под влиянием Сасанидского государства. Но на протяжении большей части своей истории таджикский народ формировался в ином этническом, природном, языковом ландшафте, при ином культурном взаимодействии, чем население иранского плато, и у таджиков был самобытный путь цивилизационного развития. Дело в том, что в этногенезе таджиков и в этногенезе современных иранцев участвовали разные этнические компоненты, разные носители культур, хотя историческая память сохранила древнейшие арийские истоки. Даже язык имеет самобытные корни: в доисламский период предки таджиков в Междуречье Амударьи и Сырдарьи говорили на восточноиранских языках, а население иранского плато – на западноиранском, на основе которого сформировался современный язык фарси-дари. Захватив Среднюю Азию, арабы заменили бактрийско-тохаристанские и согдийский языки в официальной сфере на фарси-дари, тем самым поспособствовав ассимиляции местных языков. На основе древних языковых истоков, под мощным влиянием фарси-дари в регионе сформировался центральноиранский язык населения – таджиков. Отождествлять его напрямую с фарси-дари было бы неправильно. Так что – в Таджикистане полагают, что в Иране должны учитывать реально существующую самобытность эволюции таджикской истории, языка, культуры, имеющих свои, только им свойственные, этапы развития именно в Центральной Азии. Судите сами. Никто сейчас не говорит о тюркских странах центральноазиатского региона, что они являются частью Турции. Народы тюркских стран Ближнего Востока и Центральной Азии развивались по-разному, хотя относятся к одной языковой группе. Их объединяют некие далекие этнические корни, достаточно длительные, глубокие, а также религия и язык, и то относящийся к разным ветвям тюркской группы алтайской языковой семьи. То же самое у таджиков с Ираном. Есть арийская общность, глубокая, древнейшая, также как, кстати, как и с отдельной большой группой индийцев. Однако эти культуры индийцев, иранцев и таджиков формировались совершенно на разных цивилизационных почвах. В Центральной Азии в этногенезе таджиков принимали участие многочисленные местные оседлоземледельческие и скотоводческие сакские племена. Конечно, учитывая общеарийские истоки становления наших культур, а также вследствие многочисленных культурных взаимодействий и этнических контактов общность черт развития у иранцев и таджиков сохраняется. Тем не менее, за последние десятилетия таджикский язык сильно изменился под влиянием уже современных иранского и арабского языков, а также русского и тюркского. Большая часть интеллигенции выражает недовольство тем, что язык СМИ часто бывает непонятен рядовому таджику из провинции. Есть понимание того, что таджикский язык – не фарси-дари, а отдельный язык народа, язык таджиков, в котором его самобытность проявляется также, как и в культуре в целом. — Про разность я понял, спасибо. Заодно и про близость. Что характерно: чем ближе друг к другу народы, тем больше шансов, что разговор начнется с перечисления отличий. А когда вообще таджики осознали себя отдельным народом – тоже благодаря размежеванию, проведенному советской властью, или раньше? — Этногенез таджиков завершился еще до прихода арабов в Центральную Азию, в периоды Кушанской и Эфталитской империй. В рамках этих империй шли активные древние этноконсолидационные процессы, формировались этнокультурные традиции народа, распространялась на огромном пространстве письменность, уживались вместе различные религиозные представления. И это еще не все. Распространялись знания и технические достижения, формировались новые художественные традиции, складывались основы современной торговой и банковской систем, закладывались правовые основы межгосударственных отношений, формировались основные принципы дипломатии. В источниках IV века имеется упоминание о таджиках. Бактрийская письменность и бактрийский (арийский) язык, относящийся к восточноиранским языкам, были в этих империях государственными. В современной таджикской историографии до сих считается, что первое централизованное таджикское государство – государство Саманидов – функционировало в IX-Xвеках. Оно возникло на основе достижений, предшествующих кушанских и эфталитских эпох. Однако современные достижения исторической науки свидетельствуют, что основы политической культуры, основные цивилизационные ценности были выработаны предками таджиков и таджиков в рамках первых центральноазиатских империй (Кушанской, Эфталитской). Создание этих огромных древних империй в регионе было первым интеграционным опытом, в рамках которых шел не только процесс консолидации народа, но и выработка основных политических, экономических, гуманитарных ценностей и понятий. Именно Кушанская и Эфталитская империи способствовали началу функционирования и в дальнейшем стабильному развитию южного отрезка первой трансконтинентальной трассы – Великого Шелкового пути.

— Да, это совсем глубокая древность. Нас тогда еще не стояло, как говорится. Однако – для западного мира, для западной цивилизации нынешняя территория Таджикистана, Восточный Памир и предгорья стали открываться только во второй половине XIX века…

— Да. В силу определенного изолированного развития в высокогорье здешнее население сохранило древние восточноиранские языки и пласты древнейшей традиционной культуры. Комплексное изучение региона, говоря современным научным языком, началось перед началом присоединения Средней Азии к России. Изучалась культура, изучались ресурсы, изучались народы региона, их история, отличительные особенности отдельных районов, нравы, обычаи, традиционный уклад населения и прочее. Было приложено очень много усилий для того, чтобы изучить край досконально. Кстати, это принесло пользу и нам, поскольку основа наших современных академических институтов, основы многих научных знаний, основы музейных коллекций заложили российские первопроходцы Центральной Азии.

— Я бы хотел бы поделиться с Вами и нашими читателями своим изумлением по поводу культурного потенциала и многогранности тогдашних российских военных, которые проявили себя подготовленными ориенталистами, географами, языковедами, этнографами…

— В том-то и дело. Надо отдать им дань уважения. Они очень внимательно изучали не только природные ресурсы, топографию местности, но и традиции, нравы, культуру, языки местного населения. Российские первопроходцы не только осознавали свои цели, но и понимали необходимость знания края, куда ты приходишь, изучения нравов народов, с кем придется общаться и иметь деловые связи. Этот академизм, вместе со средневековыми пластами науки Центральной Азии, лег в основу современного научного процесса в странах нашего региона. — Когда приезжаешь в древнейшие города Центральной Азии – в Самарканд, Бухару, Хиву – всюду слышишь таджикскую речь. Это как объясняется?

— В городах, лежащих на Великом Шелковом пути, всегда чересполосицей жили тюрко-язычные народы и таджикское население. Билингвизм населения в крупных городах Средней Азии существовал издревле. Сложность этнических процессов, интересы торговли, разделение труда между оседлым и скотоводческим населениями на трассах ВШП способствовали параллельному развитию иранских и тюркских языков. Одновременно шло взаимообогащение языков. Например, в современных узбекском, уйгурском языках очень много таджикских слов, понятий, уходящих своими корнями в древность. И сейчас как раз-таки таджики составляют значительную часть населения и Самарканда, и Бухары, где они сохранили свою самобытную бытовую культуру. Таджики Самарканда и Бухары в настоящее время являются своеобразным культурным мостом между Таджикистаном и Узбекистаном. И это очень важно, потому что этот мостик является как бы частью нашей народной дипломатии, способствующей укреплению дружбы и сотрудничества двух государств, способствует укреплению культурных связей, сближению позиций двух стран по многим вопросам межгосударственных отношений.

— А чем отличается таджикское население Самарканда и Бухары от узбекского населения? Имеет ли место раздел по профессиям?

— Думаю, что сейчас нет. Хотя определенная часть узбекского населения до недавнего времени занималась скотоводством или же земледелием. Они сформировали смешанные хозяйственно-культурные типы в зависимости от среды обитания. А таджики издревле были земледельцами, торговцами и ремесленниками. У таджиков и узбеков имеются особенности этногенеза и этнической истории, локальные различия в традиционной бытовой культуре, в языке, в мировосприятии и в исторической памяти, но этническая дифференциация труда практически не сохранилась. Таджики в соседнем государстве также, как и все граждане Узбекистана, заняты во всех структурах государства, в том числе государственных. Аналогично узбеки в Таджикистане. В Бухаре открывался факультет с таджикским языком обучения (правда, были сложности с набором студентом туда), а в Самарканде еще в советское время существовал при местном университете факультет узбекской и таджикской филологии. Этому уделялось огромное внимание с учетом этнического состава этих городов.

— Мы говорили про Иран. Сохранилась ли в Иране память о том, что Центральная Азия от Каспия до Ферганы когда-то входила в состав персидских империй?

— В Иране на официальном уровне, в общественных и научных кругах всегда констатируют факт исторических связей иранского и таджикского народов, подчеркивают нашу языковую и культурную близость.


Так же, как и в Таджикистане, звучат призывы к укреплению взаимодействия двух близких народов. Но были моменты в современной истории, когда определенные иранские круги подталкивали Таджикистан к замене алфавита на арабскую графику (что воспринималось таджикской стороной как вмешательство во внутренние дела) или же звучали в устах кандидатов в президенты Ирана фразы о возврате утерянных территорий. В интернете мелькали карты, на которых территории Афганистана и Таджикистана покрывались иранским флагом. Понятно, что в Таджикистане подобные выходки не приветствовались. Хотя было понимание, что это не государственная позиция, а выпады отдельных экстремалов и популистов. С другой стороны, если взять современные реалии, то иранцы, очень многие, с теплотой относятся к Таджикистану как к братскому народу, так жекак и таджики. Многие иранцы за годы независимости получили таджикское образование. Иранские ученые приезжали к нам в Академию наук и в таджикские вузы со своими исследовательскими задачами, под руководством наших ученых писали свои диссертационные работы, защищали свои диссертации на наших специализированных ученых советах на фарси, понятных всем членам Совета. У меня иранская ученица защитила кандидатскую диссертацию по истории. Для иранских ученых очень важно, что они могут на своем языке защищать свои научные работы, вести научно-исследовательскую работу в другой стране.

Они с большим уважением относятся к нашим академическим знаниям и ученым. Их социальный статус в Иране после защиты диссертаций в Таджикистане заметно повышается. Ну, и потом, когда встречаются главы Таджикистана и Ирана, то они говорят на языке, который понимают оба. Это сближает. — Насколько сближает? Это же не такая стратегическая близость, как у Турции с Азербайджаном? — Нет, конечно. В условном «иранском альянсе» – Иран, Афганистан, Таджикистан – интеграция основывалась более всего на принципах близости языков и культур. Но в современных геополитических процессах цивилизационный фактор уже не имеет решающего значения для сближения. Влияние внешних факторов и необходимость реализации своих внешнеполитических интересов и приоритетов не содействовали более тесной интеграции стран «альянса». У Ирана, с его мощными региональными устремлениями к лидерству, интересы в последние годы были сосредоточены больше на Ближнем Востоке и в Прикаспийском регионе. А афганский внешнеполитический процесс шел в большой мере под воздействием внешних акторов и под влиянием сложных внутренних проблем. Многие совместные таджикско-афганские коммуникационные, энергетические, культурные проекты было трудно проводить в сложной политической ситуации в соседней стране.

В настоящее время все еще вызывает тревогу военно-политическая обстановка вдоль таджикско-афганской границы, несмотря на то, что ее укрепление подверглось серьезной модернизации и что сдерживающим фактором от военных угроз служит не только таджикские вооруженные силы, но и российская 201-ая военная база в Таджикистане. В этих сложных геополитических условиях Таджикистан в соответствии со своей внешнеполитической концепцией определяет приоритетом сотрудничество с центральноазиатскими странами и государствами СНГ, с которыми связан союзническими отношениями в рамках ОДКБ и партнерскими отношениями в рамках СНГ и ШОС. Однако иранский вектор во внешней политике Таджикистана, руководствующегося, прежде всего, своими национальными интересами, а не только цивилизационными ценностями, остается одним из ключевых. Таджикский народ помнит ту позитивную роль, которую сыграл Иран в межтаджикском процессе во время гражданской войны в Таджикистане. Помнит о том, что Иран выступил в качестве одного из гарантов мирного урегулирования, прекращения войны и скорейшего заключения мира совместно с афганским Северным альянсом, с Россией и другими. Один из раундов переговоров между противоборствующими сторонами в гражданской войне и представителями стран-гарантов мирного процесса проходил именно в Тегеране. После гражданской войны Иран длительное время, вплоть до 2013 года, инвестировал в развитие таджикской строительной, коммуникационной, энергетической, индустрий, тесно сотрудничал в научной, образовательной, медицинской и других сферах. На том этапе Иран превратился в одного из основных инвесторов и экономических партнеров таджикского государства. После 2013 года таджикско-иранские взаимоотношения осложнились во многом под влиянием внешних факторов. На них наложились сложные суннитско-шиитские противоречия в исламском мире, борьба Саудовской Аравии и Ирана за лидерство в Западной Азии.

Таджикистан, имеющий во многом цивилизационную близость с Ираном, с другой стороны близок по мазхабу к суннитским саудитам. Таджики в основном сунниты, иранцы – шииты. Арабские эмиссары и их сторонники целенаправленно обостряли имеющиеся тактические противоречия в ирано-таджикских отношениях, распространяли в таджикском обществе салафизм и антииранские настроения, усиливая антишиитский настрой у населения. Обострение конкурентной борьбы между Ираном и Саудовской Аравией на Ближнем Востоке не дали Ирану возможности более устойчиво закрепится в Таджикистане. Плюс те недоразумения, о которых я уже говорила. Как результат – сотрудничество с Ираном утратило набранный темп. В современной геополитической динамике цивилизационный фактор в ирано-таджикских отношениях отошел на второй план. Оба государства во внешней политике больше руководствуются прагматично своими государственными интересами. И эта прагматика, в перспективе, должна нам дать своего рода «перезагрузку» отношений с Ираном. Для сегодняшнего Таджикистана одной из целей стратегического развития является выход из коммуникационного тупика. Эта цель в основном достигнута, но нестабильный Афганистан заставляет искать альтернативные пути для достижения южных морских коммуникаций.

Одной из таких альтернатив является иранский порт Чабахар. Решение проблемы Каспия вносит геополитические перемены в Центральной Азии и для реализации таджикских национальных интересов. Для нас большое значение имеет открытие морского порта в Туркменбаши и использование потенциала порта Актау в Каспийском море для выхода к морским коммуникациям по маршрутам Актау (или Турменбаши) – Баку – и далее, или же через иранский город Бендер-Энзели на Каспийском море транзитом через Иран в порт Чабахар. Эти порты важны для меридиональной интеграции Таджикистана с государствами Центральной и Южной Азии, и для доступа к южным морским коммуникациям, для транзита и торговли со странами Южной, Западной Азии, Кавказа и далее с ЕС: через территорию Ирана в порт Чабахар (минуя конфликтный Афганистан) для выхода в Оманский и Персидский заливы. Хочется верить, что взаимное цивилизационное притяжение, от которого никуда не денешься, и современные практические ориентиры для сотрудничества дадут новый толчок к сближению наших стран.

9.06.2020

Источник — ia-centr.ru

Новая миссия «Астанинского процесса» – спасение от оккупации COVID-19

Согласно «Конвенции статусе о беженцев», принятой ООН в Женеве, беженцами, рамках их правового статуса, считаются лица, находящиеся под опекой ООН либо принимающей страны. Таким образом те, кто вынужден бежать из одного в другой район страны из-за угрозы войны (prima facie), так же попадают под опеку ООН как беженцы. К сожалению, из-за многих факторов «внутренние беженцы» в охваченных войной странах не могут самостоятельно справиться с чрезвычайными ситуациями (пандемиями, эпидемиями и т. д.). Одной из таких «уязвимых» групп являются беженцы, скопившиеся в сирийских зонах деэскалации.
В этой статье мы остановимся на трагическом положении миллионов мигрантов в деэскалационной зоне Сирии, ведь они не могут противостоять пандемии COVID-19 без немедленного вмешательства ООН и платформы «Астанинского процесса».

Миссия «Астанинского процесса» – спасти жизни миллионов людей:
Проблема беженцев в зоне деэскалации считается одним из основных вопросов на повестке дня «Астанинского процесса» (безопасное возвращение вынужденных переселиться беженцев, обеспечение безопасного внутреннего перемещения, обеспечение их гуманитарной, социальной и медицинской помощью) и будет решаться с участием принимающих стран (Россия, Иран, Турция). Другими словами, миссия «Астанинского процесса» заключается в том, чтобы спасти величайшую ценность – жизни миллионов людей, вмешиваясь посредством политической дипломатии. Однако сложная геополитическая ситуация в Идлибе, которая является кульминацией сирийского кризиса в целом, не только препятствует полной реализации соглашений «Астанинского процесса», но и серьезно усложняет проблему беженцев. Другими словами, каждый новый вооруженный конфликт в зоне деэскалации не только усугубляет проблему беженцев, но и угрожает жизни гражданского населения.
Сегодня растущая угроза пандемии вызывает у международных организаций, таких как ООН, обеспокоенность судьбой беженцев и заставляет их искать новый формат для решения этой проблемы.
В свете этой тенденции в нашей статье мы решили обновить последнюю информацию ООН по вопросу беженцев в зоне деэскалации и рассмотреть некоторые из наиболее актуальных вопросов.
Бедственное положение беженцев в сирийской зоне деэскалации:
Согласно официальных данных Управления по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) Организации Объединенных Наций, за девять лет войны в Сирии более половины населения этой страны (а на 2011 год все население составляло более 21 миллиона человек), то есть около 11.7 миллиона человек (по большей части женщины и дети), являются беженцами. Причем 6.1 миллиона (из них 2.8 миллиона – дети) были вынуждены переселиться из одного района страны в другой, а 5.6 миллиона бежали из страны за рубеж.
За почти десять лет военных действий до настоящего времени погибло около 500 000 человек. Согласно официальных сведений ООН только с мая 2019 года по март 2020 года в вооруженных столкновениях было убито более 1700 мирных жителей.
Более того, по меньшей мере 2000 человек были убиты в результате нападений сил Асада и его доверенных лиц в Идлибской зоне деэскалации и около 2 миллионов человек были вынуждены переехать в другие районы.
Гуманитарная ситуация в зоне деэскалации катастрофическая. В настоящее время в Сирии около 13,1 миллиона человек, в том числе 4,8 миллиона детей, нуждаются в чрезвычайной гуманитарной помощи. 8 миллионов из них не имеют доступа к пище в безопасных условиях, а 5,6 миллиона человек борются с болезнями или голодом.
На сегодняшний день 18 000 человек утонули или пропали без вести при попытке пересечь Средиземное море из Сирии в страны ЕС.
Разрушена медицина, оказание медицинских услуг на минимальном уровне:
Только 64% ​​медицинских учреждений в Сирии полностью функционируют. 70% медицинских работников спасаются от ужасов войны за границей.
По данным ВОЗ в 2016-2019 гг. в северо-западных регионах страны на медицинские учреждения было соверешено 494 нападения, вследствие которых погибли 470 человек. Только за последние три месяца в регионе было соверешно 9 нападений на медицинские учреждения, в результате чего были убиты 10 человек, а 35 получили ранения.
По сведениям Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет с января 2020 года медицинские учреждения Идлиба и Алеппо были атакованы 10 раз, а образовательные учреждения – 19 раз.
По этому поводу ВОЗ заявило, что «Согласно международного права стрельба по медицинским учреждениям строго запрещена. Однако этот закон был грубо нарушен».
ЮНИСЕФ отмечает, что в результате войны значительно выросла детская смертность, в среднем каждые десять часов погибает один ребенок. До сегодняшнего дня в результате вооруженного конфликта и взрывов были убиты 9000 детей.
Сегодня в Идлибе, где разрушено 80 процентов инфраструктуры, население достигло более 3,5 миллионов человек (по сравнению с 1,5 миллионами до войны).
Вот почему соглашение, достигнутое между Эрдоганом и Путиным в Москве 5 марта, очень важно с точки зрения спасения жизней мирных жителей, женщин и детей, оказания им медицинской и социальной поддержки, урегулирования гуманитарной помощи беженцам.
По этой же причине Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал «приложить все усилия для сохранения российско-турецкого соглашения в Идлибе для обеспечения долгосрочного прекращения огня» и обратить внимание на то, что в Сирии нарушаются права человека, обостряется гуманитарный кризис, более половины населения Сирии стали беженцами.

Забота Турции и ООН о беженцах:
По сведениями МВД Турции на 05.03.2020 г. турецкая сторона приняла 3589289 сирийцев в качестве беженцев и временно взяла их под свою опеку. Однако далее было объявлено, что из-за внутренних и внешних факторов с 2019 года она больше не сможет принимать беженцев.
Понятно, что такая ситуация не уменьшит число мигрантов, спасающихся от угрозы войны в Турции, а так же число мигрантов, собравшихся в приграничной зоне, и не снимет этот актуальный вопрос с повестки дня. Поэтому Анкара, во-первых, остановит поток беженцев (1,8 миллиона) к своим границам, а с другой стороны, в качестве рационального решения для обеспечения своей безопасности, начнет строить лагеря небольших (брикетных) домов в районах, граничащих с Идлибом, в которых начнется заселение первых беженцев в 2020 году. Новый проект Анкары предусматривает ввод в эксплуатацию в текущем году 20 000 брикетных домов и оказание гуманитарной и социальной помощи беженцам. Согласно сведений Министерства иностранных дел Турции, за прошедший период прямую и косвенную помощь получили 5,5 миллиона человек, в регион было отправлено более 40 000 грузовиков с гуманитарной помощью, а на помощь сирийским беженцам потрачено около 40 миллиардов долларов.
Далее, по данным Организации Объединенных Наций, на данный момент организация направила в общей сложности 18 305 грузовиков с гуманитарной помощью, предоставив гуманитарную помощь примерно 6 миллионам человек, продовольствие – 1,4 миллионам человек, медицинское обслуживание – 500 000 человек и другую помощь – 230 000 человек. Но!

COVID-19: Судьба беженцев висит на волоске!
Сколько бы международные организации, такие как Организация Объединенных Наций, и такие страны, как Турция, не предоставляли гуманитарную помощь мигрантам и не организовывали серию акций, они не смогут компенсировать масштабы и последствия трагедии, человеческой трагедии в Сирии. Невозможно решить сирийскую проблему только гуманитарной помощью. Более того, провокации и злоупотребления в зоне деэскалации, то есть грубые нарушения соглашений о прекращении огня в рамках «Астанинского процесса», часто приводят к краху сетей гуманитарной помощи в регионе. Это, в свою очередь, ухудшает положение беженцев.
Что касается ситуации с беженцами, то ее можно обрисовать словами Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша: гуманитарный кризис в регионе катастрофический!
К сожалению, сегодня пандемия COVID-19 представляет серьезную угрозу для миллионов мигрантов и гражданских лиц, особенно женщин, детей и пожилых людей, которые истощены войной и нуждаются в медицинской и гуманитарной поддержке. Помимо войны и чрезвычайной ситуации в регионе, такие факторы, как переполненность лагерей беженцев, нехватка продовольствия и плохие санитарные условия, усиливают риск пандемии. Это означает, что миллионы бездомных беженцев сейчас находятся на краю гибели!

Рекомендация (вместо заключения):
Мы уверены, что основываясь на «Астанинском процессе», как на авторитетной международной платформе, возникшей по инициативе Казахстана, и руководствуясь призывом Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша «Положить конец всем войнам для борьбы с пандемией COVID-19» и позицией Президента Касым-Жомарта Токаева по этому вопросу, будут приняты правильные решения и конкретные меры для предотвращения возможной трагедии.
Мы надеемся, что эта миссия полностью соответствует концепции внешней политики Казахстана.

Нургали Жусипбай