Казахстан через интеграцию с Турцией порывает с Россией

Tokayev and Erdoğan shake hands before their meeting. Photo credit: Akorda press service

Айнур Курманов

Переориентация Казахстана через Анкару на Запад становится политической реальностью, а закрепляется это визитом Касым-Жомарта Токаева в Турцию.

Последствия соглашений имеют стратегический характер и не замедлят сказаться в самое ближайшее время. И речь идет не о банальном развитии сотрудничества, а о смене вектора развития страны и глубокой интеграции с неоосманистской Турцией.

Согласно официальной пропаганде это был первый официальный государственный визит президента РК в Турцию, хотя еще 12 ноября прошлого года в Стамбуле он принимал непосредственное участие в учреждении Организации тюркских государств (ОТГ) созданной по инициативе Нурсултана Назарбаева и по заказу Лондона. Затем в январе интеграционный процесс в рамках ОТГ повис в воздухе в результате заговора и попытки переворота, к которому были причастны члены семьи Елбасы, а также английская и турецкая разведки.

https://www.youtube.com/embed/adqpB_XjYao

Но как видим, в марте этот процесс возобновился с удвоенной энергией после встречи с представителей казахстанского и британского дипломатических ведомств, когда Нур-Султану дали со всей очевидностью понять, что санкции в отношении правящей элиты и ее активов не будут вводиться только при условии активного сближения с Турцией и дальнейшего развития ОТГ.

После этого Казахстан стал снова локомотивом тюркской интеграции в Центральной Азии.

Причем, эти действия активно согласуются и координируются с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым, с которым 9 мая у президента Казахстана Токаева состоялся длительный телефонный разговор перед его визитом в Анкару. Не зря именно Ташкент и Нур-Султан рассматривались Вашингтоном и Лондоном в качестве ключевых игроков и важнейших участников проекта тюркской интеграции, созданного ЕАЭС, «шелкового пути» и «Большой Евразии».

Итак Касым-Жомарт Токаев был встречен действительно по первому разряду, когда в его честь выстроился почетный караул в аэропорту Анкары «Эсенбога». Президенты Казахстана и Турции прошли мимо караула и под звуки государственных гимнов поднялись на трибуну у резиденции главы всех турок. Токаева также повели в мавзолей основателя турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка, где он оставил свои пожелания в книге отзывов.

При этом президент РК привез с собой внушительную делегацию в лице 10 министров, то есть практически весь кабинет министров, что демонстрирует очень высокий уровень мероприятий в рамках данной поездки.

Среди них оказались министр торговли и интеграции, министр иностранных дел, министр культуры и спорта, министр информации и общественного развития русофоб и ярый пантюркист Аскар Омаров, министр индустрии и инфраструктурного развития, министр индустрии и инфраструктурного развития, министр экологии, геологии и природных ресурсов, министр сельского хозяйства, министр цифрового развития и аэрокосмической промышленности, министр обороны и министр образования и науки выкормыш фонда Сороса Асхат Аймагамбетов.

Затем началась встреча глав государств в закрытом формате. В перерыве два президента сыграли в настольный теннис.

А самое главное развернулось уже на брифинге, на котором были подведены предварительные итоги переговоров. Касым-Жомарт Токаев отметил в качестве значительного успеха факт значительного товарооборота между странами, который за прошлый год уже перевалил отметку в 5 миллиардов долларов.

Сейчас казахстанская сторона намерена нарастить этот товарооборот вдвое.

«Не сбавляя этих темпов, мы должны довести его до 10 миллиардов долларов», – указал Токаев, имея ввиду именно перенаправление потоков транспортировки сырья, добытого в республики, через Каспий и Азербайджан в Турцию.

Все дальнейшие рассуждения главы РК о совместной работе в таких сферах, как «»зеленая» экономика, IT-технологии, космическая деятельность, промышленное производство» являются лишь дымовой завесой.

Ведь главная задача – это налаживание Транскаспийского коридора Восток – Запад, декларация о котором была подписана в Тбилиси 1 апреля этого года грузинской, казахстанской, турецкой и азербайджанской сторонами. И именно по этому маршруту должны потечь в Европу нефть, газ, полезные ископаемые, черные и цветные металлы.

То есть Турция будет выполнять роль крупнейшего транспортного и энергетического хаба, снабжающего ЕС необходимым сырьем.

Заинтересован Нур-Султан и в наращивании присутствия турецкого капитала в Казахстане и возвращении части казахстанских капиталов под видом «инвестиций» из Анатолии. Поэтому не зря Токаев отметил, что:

«проведет встречу с крупнейшими турецкими инвесторами, на которой мы обсудим пути развития инвестиционного сотрудничества. По итогам встречи будут подписаны ряд коммерческих соглашений на один млрд долларов».

Эрдоган заявил, что намерен поднять отношения между двумя странами на новый уровень.

«Посредством подписанного немногим ранее Совместного заявления мы выводим наше взаимодействие на уровень расширенного стратегического партнерства. Турция и Казахстан – две братские страны, которые связывают прочные узы, основанные на общности истории, языка, религии и культуры. Турция придает большое значение миру и стабильности в Казахстане», – торжественно в качестве победителя сказал турецкий президент.

Для этих целей Токаевым и Эрдоганом было принято заявление о расширенном стратегическом партнерстве; была учреждена Межправительственная экономическая комиссия по развитию торгово-экономического партнерства; Организации тюркских государств была отведена роль координатора данных процессов интеграции на региональном уровне.

Кроме этого, Эрдоган на публику радушно принял давно согласованное приглашение посетить осенью с официальным визитом Казахстан, где пройдет заседание 4-го Совета стратегического сотрудничества высокого уровня между двумя странами.

В результате между правительственными делегациями турецкой столице были приняты в общей сложности 15 соглашений, предполагающих «кооперацию в сфере транспорта, оборонной промышленности, военной разведки, информационных технологий, культуры, сельского хозяйства, перевозок, торговли, таможенного контроля, окружающей среды, образования, молодежной политики, связи и архивного дела».

Примечательно, но эти соглашения фактически идентичны тем, которые были подписаны в Ташкенте 29 – 30 марта этого года Реджепом Эрдоганом и Шавкатом Мирзиеевым. То есть принимаются в итоге типовые одинаковые соглашения по унификации нормативной базы и созданию общих правил в сфере торговли, таможни и военного сотрудничества.

Наиболее важными из них можно отметить соглашение о международных комбинированных перевозках грузов, соглашение об организации информационного обмена и упрощения процедур таможенного контроля, соглашение о сотрудничестве в области карантина и защиты растений, которое облегчает процедуру вывоза казахстанского зерна, протокол о сотрудничестве в области военной разведки.

При этом происходит и кооперация пропагандистских ведомств для активного внедрения концепций пантюркизма и панисламизма в качестве главной идеологии в рамках меморандума о сотрудничестве в области средств массовой информации между Министерством информации и общественного развития Республики Казахстан и Управлением коммуникаций при аппарате президента Турецкой Республики.

Ускорится и процесс латинизации казахского языка и системы образования в рамках соглашения о сотрудничестве в области образования, которые уже запущены казахстанским министром Асхатом Аймагамбетовым. Происходит параллельно и сближение оборонных ведомств в рамках протокола о сотрудничестве в области военных архивов, военной истории, музееведения и военных публикаций. Это сотрудничество должно укрепить идеологическую конструкцию по созданию «Армии Турана».

То есть как видим, программа углубленной интеграции впечатляет и вступает в острое противоречие с ЕАЭС и явно бьет по интересам Москвы в регионе. Ведь понятно, что через Эрдогана и под вывеской ОТГ в Казахстан и Центральную Азию усиливается влияние Великобритании, США и ЕС, а все бывшие советские среднеазиатские республики таким маневром врываются из общего социокультурного и информационного пространства и отрезаются от России.

При этом принимается и общая антироссийская концепция по болезненной теме российско-украинского конфликта, когда «незалежная» признается единой и неделимой.

«Наши взгляды на мирное урегулирование на основе суверенитета и территориальной целостности Украины совпадают», – заявил президент Турции на брифинге по итогам переговоров.

То есть Анкара этим показывает, что теперь именно она одна является неким надежным гарантом и защитником границ и территорий суверенных республик в регионе и на постсоветском пространстве.

Поэтому неудивительно, что в Казахстане запретили все шествия «Бессмертного полка», а автолюбителям с флагами СССР и георгиевскими лентами, решившими устроить автопробеги, выписывали штрафы, так как оказалось, что это «провоцирующие символы». Единственное шествие в Алма-Ате было переименовано и прошло без знамен Победы. Именно в связи с солидарностью с Киевом и ЕС отменены были парады и праздничные мероприятия, как и торжественные линейки в школах.

Соответственно и запущен был сбор подписей под петицией за отмену официального статуса русского языка, набравший более 200 тысяч голосов на онлайн-платформе, который подписали более трех десятков депутатов Мажилиса, то есть треть нижней палаты парламента.

Все эти русофобские выходки, как и отказ главного государственного фонда «Самрук-Казына» от инвестиций в рублях, что противоречит прежним соглашениям с Москвой и в рамках ЕАЭС о торговле и взаиморасчетах в национальных валютах, в купе с выдавливанием российских компаний и банков, были подчинены одной цели – геополитической переориентации страны на Запад через «евроинтеграцию» с Турцией.

В связи с этим не надо удивляться, когда на южных границах появляется новая большая «Анти-Россия», которая становится еще и трамплином для агрессии в отношении Китая. Ведь не секрет, что Казахстан по замыслам Лондона должен сыграть еще и роль Украины, но только применительно уже в отношении КНР с целью обрушения концепции «шелкового пути».

Появление такого враждебного антироссийского «тюркского мира» – это и есть удар по мягкому подбрюшью, через создание нового пояса блокады и изоляции.

Как видим, прозападная казахстанская элита старается вовсю, думая, что сохранит свою этнократию, взращенную на неонацизме. Правда в этом она жестоко ошибается…

Источник — politnavigator.net

Анкара развивает активную дипломатию в Центральной Азии

President Recep Tayyip Erdoğan shakes hands with Kazakh President Kassym-Jomart Tokayev in the capital Ankara, Turkey, May 10, 2022. (AA Photo)

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»


Токаев получил интересные предложения от Эрдогана. Теперь мяч на его стороне.
Первый государственный визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Турцию завершился подписанием инвестиционных соглашений на 1 млрд долл., а также пакета документов по развитию экономического взаимодействия на фоне санкционного давления на Россию со стороны Запада. В военной сфере турецкая аэрокосмическая компания TUSAS будет производить в Казахстане ударные беспилотные летательные аппараты ANKA. Однако Турция все-таки не сможет заменить Россию.

Визит Касым-Жомарта Токаева в Анкару приурочен к 30-летию дипломатических отношений между двумя странами. Турция стала первой страной, признавшей независимость Казахстана. За эти годы она инвестировала в Казахстан почти 4 млрд долл., а товарооборот достиг 5 млрд долл. в год.

Турецкие СМИ назвали первый визит Токаева «историческим» и «началом новой эры в отношениях двух стран».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по итогам переговоров назвал Токаева «братом» и сообщил, что считает «Казахстан исторической родиной тюрок, а Турцию – вторым домом для казахстанцев». Он сообщил, что «благодаря подписанной общей декларации» страны «подняли отношения на новый уровень стратегического партнерства». Эрдоган выразил соболезнования в связи с трагическими событиями в январе этого года в Казахстане и пожелал скорейшего выздоровления всем пострадавшим. По его словам, сложности только укрепили Казахстан.

По ситуации в Украине, как отметил Эрдоган, позиции Нур-Султана и Анкары совпадают: «Наши взгляды на мирное разрешение кризиса на основе суверенитета и территориальной целостности Украины совпадают». Напомним, что позиция Казахстана была ранее заявлена заместителем руководителя администрации президента Тимуром Сулейменовым: «Россия хотела, чтобы мы были больше на ее стороне. Но Казахстан уважает территориальную целостность Украины. Мы не признавали и не признаем ни ситуацию с Крымом, ни ситуацию с Донбассом, потому что их не признает ООН». По словам Эрдогана, этот конфликт подчеркнул важность сотрудничества и сплоченности тюркских государств на двустороннем уровне и под зонтиком тюркских государств. «Мы договорились с нашим уважаемым братом Токаевым продолжить сотрудничество в ООН, Организации исламского сотрудничества и Организации экономического сотрудничества с тюркскими государствами», – отметил Эрдоган и принял приглашение посетить Казахстан предстоящей осенью.

Токаев, в свою очередь, назвал переговоры «содержательными». Он отметил, что в ходе переговоров были достигнуты важные договоренности, что позволит еще больше укрепить сотрудничество в политической, торгово-экономической, инвестиционной, культурно-гуманитарной, военно-технической и других сферах. В частности, обе стороны заинтересованы в использовании потенциала Транскаспийского международного транспортного маршрута, который берет начало в Китае и проходит через Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию и страны Европы. Главная задача для Анкары – подписание мирного договора между Азербайджаном и Арменией, после чего Турция получает и прямую сухопутную связь со странами Центральной Азии. Это облегчит транзит товаров и будет способствовать экономическому взаимодействию.

Транскаспийский маршрут приобретает особое значение в условиях геополитической ситуации и санкций Запада в отношении России. В Казахстане опасаются, что сотрудничество с Россией окажет негативное влияние на экономику страны, но самая большая проблема – это попасть под вторичные санкции. Для Казахстана становится сегодня актуальным обойти сотрудничество с Россией, в том числе в рамках Евразийского экономического союза (ЕЭАС), где Россия является ведущей силой. В республике уже идет открытое обсуждение о выходе Казахстана из этой региональной организации. Впрочем, Министерство торговли и интеграции Казахстана опровергло эти слухи. «Подобного рода переговоры не ведутся, информация о существующих планах Казахстана выйти из ЕАЭС не соответствует действительности», – сказали агентству «Интерфакс-Казахстан» в ведомстве.

Из подписанных в Анкаре документов особое внимание привлекает соглашение о военном сотрудничестве и договор о производстве беспилотников ANKA. Они будут производиться в Казахстане аэрокосмической компанией TUSAS. В Анкаре состоялась встреча глав оборонных ведомств двух стран – Руслана Жаксылыкова и Хулуси Акара, в ходе которой подписан ряд документов, регулирующих двустороннее военное сотрудничество между Казахстаном и Турцией. «В случае реальной угрозы военные Турции могут прийти на помощь Казахстану. Нур-Султан, в свою очередь, может в случае необходимости попросить помощи у Турции», – разъяснил журналистам в кулуарах казахстанского парламента заместитель министра обороны Казахстана Султан Камалетдинов.

В ходе бизнес-форума, состоявшегося 11 мая, Токаев пригласил турецких бизнесменов активнее инвестировать в Казахстан. «У турецких бизнесменов большие перспективы в Казахстане, и в этом нет никаких сомнений. Солидное присутствие турецкого бизнеса в нашей стране во многом связано с близостью менталитета и высоким уровнем взаимного доверия между нашими государствами», – подчеркнул Токаев. Он отметил, что с участием турецкого бизнеса в Казахстане уже реализован 61 крупный проект на сумму более 2 млрд долл. Сегодня осуществляется 25 проектов на сумму более 2,5 млрд долл. На стадии реализации – 54 перспективных проекта стоимостью более 1,3 млрд долл.

«В условиях нарастающего экономического и политического сближения между Казахстаном и Турцией визит Токаева приобретает особое значение. Особенно с учетом общей активизации Анкары в Центральной Азии. Однако конкурировать с Россией и Китаем и с западными странами ей будет сложно. Тем не менее определенные козыри у Турции есть, главный из которых – сложная геополитическая ситуация. Казахстан понимает это и с успехом использует свою многовекторную политику, диверсифицируя политические контакты на высшем уровне и экономику в условиях жестких санкций, введенных против России», – сказал «НГ» старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин. По его словам, важно учитывать характер отношений России и Казахстана, которые настолько комплексны, всеобъемлющи в экономике, энергетике, сфере безопасности, что во многом являются моделью союзнических отношений. Не зря Токаев в одном из своих выступлений после январских событий сказал: «Мы, по сути, обратились в ОДКБ, обратились к самим себе, к своим братьям». «То выступление показывает, насколько глубока взаимозависимость и интегрированность Казахстана с Россией», – считает Притчин.

Источник — независимая газета

Идеологический тупик казахского парт-строительства

Идеологический тупик. Партии какого толка нужны Казахстану?
Совсем скоро вступят в силу изменения, которые должны облегчить процесс создания и регистрации партий. В предчувствии грядущих послаблений политическое поле страны пришло в небывалое оживление: активность проявляют не только уже узнаваемые игроки, но и мало кому известные дебютанты, заявляющие о готовности реализовать совершенно новые и даже необычные проекты. Правда, к заветной цели, судя по официальной информации, приблизились лишь четыре политических объекта, которые при соблюдении необходимых условий в скором времени вполне могут получить статус партий.

Тем не менее, электорат довольно благосклонно воспринимает ажиотаж, которым охвачена сфера партийного строительства, о чем свидетельствуют бурные обсуждения в социальных сетях. При этом наших граждан, судя по всему, меньше всего интересует идеологическая начинка зарождающихся политических конструктов.

Наблюдая за этим довольно противоречивым процессом, мы решили поинтересоваться у тех, кто так или иначе, но встроен в него, на партии с каким идеологическим наполнением (коммунисты, либералы, социалисты, традиционалисты, националисты, интернационалисты и т.д.) существует сегодня запрос в казахстанском обществе? Как повлияли на политические предпочтения населения январские события, заявленный властью курс на строительство «Нового Казахстана», волна дискуссий вокруг российско-украинского противостояния в преломлении к нашей стране? Или же казахстанцам в принципе безразлично, какую идеологическую нишу занимают те или иные партии?

Тогжан Кожалиева, инициатор создания партии HAQ:

«Вопрос не в том, поборником какой идеологии выступает население, а в том, какую идеологию для партий сформирует власть»

— Ключевой вопрос сегодня заключается не в том, поборником какой идеологии выступает сегодня наше население, а в том, какую идеологию для тех или иных партий сформирует власть. А во власти, замечу, есть серьезный запрос на появление партии пророссийского толка. Более того, по имеющимся у меня сведениям, она уже создается на базе партии коммунистов, которая перед прошлой электоральной кампанией перелицевалась в партию «народников».

Согласно данным независимых наблюдателей, на тех выборах коммунисты получили менее пяти процентов голосов избирателей. И для Кремля, и для Акорды стало очевидным, что КНПК стала катастрофически терять авторитет в обществе. Поэтому сначала произошел ее ребрендинг, а затем власть, чтобы поддержать своего политического сателлита, приняла решение снизить порог для прохождения в парламент с семи до пяти процентов. Сейчас НПК переживает очередной этап реформирования, в ней идет активное обновление, с тем, чтобы сохранить партию, которая здесь, в Казахстане, будет проводить прокремлевскую политику. Основными ее игроками станут Ермухамет Ертысбаев и Рахим Ошакбаев, известные своими пророссийскими взглядами.

Ожидается слияние «Аманата» и «Адала». Объединенная партия, основная задача которой по-прежнему заключается в исполнении поручений правительства, будет придерживаться центристских позиций с элементами националистического толка.

Какая же партия нужна Казахстану прежде всего? Та, что не создана искусственно Акордой, способная на самом деле стать народной. Это должна быть партия государственников, выступающих за национальные интересы. Подчеркну: речь не идет об интересах представителей какой-то конкретной национальности. Эта партия должна быть интернациональной, и ее цель должна заключаться в построении совместными усилиями всех граждан, к каким бы этносам или социальным слоям они ни относились, такого Казахстана, где будет обеспечена комфортная среда для всех и для каждого. Пора остановить наблюдающийся не первый десяток лет отток населения из страны и сформировать тот привлекательный базис, который бы, наоборот, стал своего рода приманкой для привлечения в нашу страну грамотных специалистов и профессионалов своего дела.

Что же касается безразличия населения к содержательной части политических платформ партий, то не соглашусь с таким мнением. Как раз наоборот. Об этом можно судить по растущей активности в вопросах местного самоуправления. А значит, именно на них должен быть сделан серьезный акцент в программах как действующих, так и зарождающихся сегодня партий. Среди других приоритетов – децентрализация власти, развитие национального бизнеса, в первую очередь, малого и среднего предпринимательства, образование, развитие сельских территорий (в силу растущей урбанизации и притока сельчан в большие города), поддержка социально уязвимых слоев населения. Исходя из этого можно сделать вывод, что у нашего общества по аналогии со скандинавскими странами существует серьезный запрос на правую партию социал-демократического толка.

Казбек Бейсебаев, инициатор создания гражданского движения «Халық сенімі»:

«Наблюдается запрос на политические движения, стоящие на платформе национальной идеи»

— Прежде всего, хочу сказать, что наше движение «Халық сенімі» очень ждет объявленных президентом изменений. Пока было заявлено о снижении требований по количеству членов будущей партии, тогда как про либерализацию процедуры регистрации еще ничего не сказано, а это — ключевой фактор. Дело в том, что существующая сегодня система регистрации партий настолько забюрократизирована, что на каждой стадии инициаторов их создания ожидают разные препоны и сложности. Например, еще до проведения учредительного съезда партии нужно зарегистрировать инициативную группу. Наше движение предлагает уведомительный характер регистрации. Мы считаем, что партии должны получить возможность в ходе своих съездов принимать необходимые уставные документы, а затем подавать их в Министерство юстиции. Поэтому, пользуясь случаем, хотел бы призвать все политические движения поддержать наши предложения.

Большинству населения проблемы, связанные с регистрацией партий, наверное, не так интересны, как сами их программы и цели, заявляемые инициаторами. Но, тем не менее, эти вопросы очень тесно связаны между собой. Граждане на выборах своими голосами сами определят, партии какого толка им интересы и какие партии востребованы обществом, а какие нет.

Что касается идеологического наполнения, то в этом деле мы вряд ли можем стать первооткрывателями. По идее, у нас должен быть представлен весь политический спектр — от левых до правых, от либералов до консерваторов. С учетом настроений в обществе после январских событий можно сказать, что в стране наблюдается большой запрос на политические движения, стоящие на платформе национальной идеи и национальных интересов.

Однако следует еще раз отметить, что ответ на вопрос относительно востребованного в обществе идеологического наполнения, могут дать только выборы, в которых будут участвовать все партии. А перед этим им нужно пройти регистрацию. Таким образом, как ни крути, получается, что то, какие у нас будут партии, зависит от властей.

Димаш Альжанов, политолог:

«В условиях контроля за политическим полем формирование ориентированных на определенную идеологию партий невозможно»

— После событий кровавого января и подавления протестов во власти включился режим самосохранения. Поэтому анонсированные президентом страны шаги, касающиеся регистрации политических партий (снижение минимально допустимой численности их членов) не меняют существенным образом «правила игры». Напомню, что остается без изменений трехэтапная процедура регистрации, которая включает получение подтверждения от Минюста для начала работы организационного комитета; государственную регистрацию партии; учетную регистрацию филиалов партии. Именно эта процедура позволяет Министерству юстиции под разными предлогами остановить или через проверку документов затянуть на неопределенный срок регистрацию неугодных оппозиционных партий.

Поэтому в условиях контроля за политическим полем страны формирование полноценных, хорошо организованных и ориентированных на определенную идеологию партий невозможно. Из-за отсутствия демократических процедур в наших политических условиях партии создаются по большей части сверху и всегда будут муляжами – пустыми оболочками без политического содержания.

Посмотрите на ныне действующую партийную систему Казахстана, для которой характерна гегемония одной пропрезидентской партии «Аманат» и двух созданных сверху «предпринимательских» партий, которые призваны имитировать оппозицию и мультипартийность. Они могут прикрываться левыми, правыми или центристскими взглядами, но в реальности они пустые оболочки, поскольку действуют в условиях отсутствия конкурентной политической борьбы и честных выборов.

Запрос казахстанского общества на ту или иную политическую идеологию можно будет узнать тогда, когда не будет нынешних политических ограничений (формальных и неформальных) на создание партий. Только в этом случае формируемые снизу партии на основе потребностей общества создадут разнообразный политический ландшафт.

Автор статьи: Юлия Кисткина
27 апр. 22

Источник — qmonitor.kz

Турция спустя годы может открыть новую страницу в тюркском мире, но…

image

© AP Photo / Uncredited

Положение дел в тюркском мире может измениться, сообщает турецкое издание Habertürk. По мнению автора статьи, в нынешней геополитической обстановке у Турции появились новые возможности для сближения со странами Тюркского совета. Но Анкаре нужно правильно ими воспользоваться.

Кюршад Зорлу

Тюркские республики, получившие независимость после распада СССР, для защиты независимости главным образом были нацелены на многосторонность в своей внешней политике. Целью такой политики было достижение баланса в виде отношений с Россией, Китаем, Западом и Турцией/тюркским миром. К концу 1990-х годов к относительному прогрессу удалось прийти по оси Турции и Запада. Шаги Российской Федерации по восстановлению могущества и институционализация российского евразийства нарушили желаемые Турцией укоренившиеся процессы сотрудничества. Сыграли свою роль и некоторые ошибочные или недостаточные действия Анкары. В качестве примеров можно привести неспособность реализации потенциала в рамках энергетических проектов, некогда упущенный туркменский газ, многолетний застой в отношениях с Узбекистаном, влияние «Террористической организации фетхуллахистов» (ФЕТО) и период после него.Можно сказать, что с точки зрения Турции, одним из важнейших этапов является создание Тюркского совета. Это событие перенесло сотрудничество тюркского мира в плоскость конкретного и международного признания. В дальнейшем Совет обрел название «Организация тюркских государств». Благодаря этому факту Турция стала придавать большее значение региону. Кроме того, изменились обязательства каждой страны-члена на региональном и глобальном уровнях. Структура организации в ее нынешнем виде обеспечила легитимность перехода единства тюркского мира в более конкретную форму.Сейчас перед Турцией открываются важные возможности — при их правильном использовании. Это, конечно, послужит рычагом и для других стран-членов. Упущенные сейчас возможности чреваты непоправимым ущербом…Здесь достаточно обратить внимание на четыре основных момента и события.Прежде всего — новое восприятие, вызванное экономической и политической ситуацией в связи с военной операцией России на Украине. Для данных стран это может повлечь за собой некий прагматический запрос в экономическом, торговом, политическом отношениях, и в то же время создать основу для реалистичного мышления о собственном суверенитете. Вне всякого сомнения, отношения этих стран с Россией, учитывая протяженные границы, исторические и экономические связи, будут продолжаться. Однако важно понимать, что может измениться каркас отношений или сместиться их центр тяжести.Во-вторых, пробелы, возникшие в связи с уходом США из Афганистана, экономические соображения и вопросы безопасности будут способствовать развитию новой концепции в отношении Запада. Здесь желание Турции взять на себя инициативу вместе с Западом или различными консорциумами также не остается без внимания. Кроме того, уход США и Запада с этого пространства может превратить Турцию в своего рода сетевой механизм (в соответствии с тенденцией во внешней политике Турции). Если только действовать решительно и рационально!В-третьих, практически для всех тюркских республик отношения с Китаем, помимо преимуществ, подразумевают вероятность чрезмерного доминирования Пекина. Поднебесная может поставить их в экономическую зависимость и ослабить их демографический потенциал, а это может открыть еще больше пространства для поисков нового баланса.В-четвертых, в то время как Турция долгое время пыталась нарастить свое влияние с помощью элементов мягкой силы, отныне заговорили и о ее жесткой силе. Вклад турецких ударных беспилотников в победу в Карабахе, события в Сирии и использование турецких дронов на Украине подталкивают соответствующие страны к построению более институциональных отношений с Турцией с военной точки зрения. С Туркменией, Киргизией и Казахстаном в последние месяцы уже были заключены соглашения в этом направлении.Таким образом, Турции чрезвычайно важно предпринимать эффективные и результативные шаги прежде всего в сфере торговли, транспорта и энергетики, а также образования и культуры. Однако речь идет о шагах, которые позволят странам тюркского мира быть заинтересованными в выгоде и долгосрочных устойчивых отношениях с Анкарой. Такой процесс может открыть благоприятные возможности для Турции и тюркского мира. Кроме того, это даст Турции возможность компенсировать потери в неспокойном регионе Черного моря.

Турция должна сблизиться с бывшими советскими республиками. Если у нее получится | 20.04.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

В Казахстане создадут еще одну Госкомиссию по реализации языковой политики

Подготовлено распоряжение премьер-министра о создании комиссии по реализации государственной языковой политики при правительстве РК, передает Zakon.kz.
Комиссия создается с целью обеспечения эффективной реализации государственной языковой политики.

Указывается, что в своей деятельности комиссия руководствуется Конституцией РК, законами РК, актами президента и правительства РК, иными нормативными правовыми актами, а также настоящим положением.

Рабочим органом комиссии является Министерство образования и науки РК.

Основные задачи комиссии:

выработка предложений по дальнейшему совершенствованию механизмов реализации государственной языковой политики;

выработка рекомендаций по комплексной реализации языковой реформы;

выработка рекомендаций и предложений по совершенствованию государственной языковой политики и переводу алфавита казахского языка на латинскую графику;

выработка предложений по комплексному и системному развитию государственного языка, расширению сферы применения, реализации гармоничной языковой политики;

выработка рекомендаций по роли и месту государственного языка в международном общении, расширению сферы применения государственного языка за рубежом;

выработка рекомендаций по информационному, методическому и организационному обеспечению деятельности по реализации государственной языковой политики.

В функции комиссии входит:

заслушивание отчетов руководителей центральных государственных и местных исполнительных органов, организаций квазигосударственного сектора и негосударственных организаций по реализации государственной языковой политики, представление предложений;

рассмотрение научных, образовательных аспектов реализации государственной языковой политики и ее максимальной трансформации в язык науки и культуры;

выработка рекомендаций по совершенствованию нормативных правовых актов в области государственной языковой политики;

анализ действий центральных, местных и иных государственных органов и негосударственных организаций в области реализации государственной языковой политики и осуществления мероприятий, направленных на перевод алфавита казахского языка на латинскую графику.

Документ размещен на сайте «Открытые НПА» для публичного обсуждения до 22 апреля.

Лариса Черненко

Источник — Zakon.kz

Казахстан и Азербайджан создают СП по развитию Транскаспийского транспортно-логистического маршрута

9 марта 2022 года в городе Баку состоялась встреча казахстанской делегации во главе с председателем правления АО «Самрук-Қазына» Алмасадамом Саткалиевым с рядом ответственных лиц правительства Азербайджанской Республики, сообщает Zakon.kz.
Главной темой обсуждения стал проект создания совместного предприятия с целью развития Транскаспийского Международного транспортного маршрута. Новое СП позволит решить вопросы сквозного тарифообразования и декларирования грузов, применить единые IT-решения и консолидировать транзитные грузы на данном маршруте.

Во время беседы с министром экономики Азербайджана Микаилом Джаббаровым, главным исполнительным директором Азербайджанского инвестиционного холдинга Русланом Алихановым, вр.и.о. президента — первым вице-президентом SOCAR Ровшаном Наджафом и другими официальными лицами представители казахстанской делегации отметили актуальность переориентации экспортных грузопотоков, из Казахстана в Европу по транскаспийскому маршруту.

Стороны обозначили значительный потенциал сотрудничества в сфере транспортировки нефти через Азербайджан, что может стать альтернативой существующим маршрутам.

Также состоялась встреча казахстанской делегацией с министром цифрового развития и транспорта Азербайджанской Республики Рашадом Набиевым. В ходе встречи были проведены обсуждения по унификации транспортных тарифов по коридору, синхронизации таможенных процедур для увеличения объемов грузоперевозок по международным транспортным коридорам, проходящим через страны. Было отмечено, что происходящие в регионе события и геополитическая ситуация создали новую реальность. Уже есть риск того, что спрос превысит предложение, и эти факторы в конечном итоге повлияют на конечного потребителя. Так, увеличатся как стоимость поставки, так и период ожидания. Эта реальность диктует рассмотрение новых рамок сотрудничества и налаживание транзитно-транспортных сообщений.

На встрече было подчеркнуто, что географические особенности Азербайджана и Казахстана — их расположение между крупнейшими экономическими центрами Европы и Азии — создали реальные предпосылки для обеспечения эффективной и налаженной транспортной сети между странами.

Дополнительным импульсом для развития маршрута стало завершение строительства железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. Это позволило сократить время доставки из Китая в Турцию через Казахстан до 12 дней.

По итогам встречи был подписан Протокол о создании совместного предприятия и осуществления транспортно-логистической деятельности между АО «Самрук-Қазына» и Министерством цифрового развития и транспорта Азербайджанской Республики.

Константин Вноровский

Источник — Zakon.kz

Вечные «ножницы»: как казахстанцы питались в СССР, и как они питаются сейчас

Советская агитация и пропаганда о Продовольственной программе СССР
Фото:https://www.livejournal.com/

В нынешнем году исполнится 40 лет со дня принятия Продовольственной программы СССР, автором которой многие называют Михаила Горбачева, на тот момент секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Зачем она была нужна? Что удалось выполнить, а что нет? Как тогда питались казахстанцы, и какие изменения произошли за годы независимости? Попробуем разобраться, взяв за основу не чьи-то субъективные оценки, а данные статистики, которая, конечно, нередко лукавит, но все же дает пищу для размышлений.

Деньги есть – продуктов нет

Продовольственная программа, принятая на пленуме ЦК КПСС весной 1982 года, имела целью не накормить советский народ (такой проблемы к тому времени уже не стояло), а изменить структуру питания, сбалансировать ее. По объему потребляемых калорий на душу населения СССР занимал тогда одно из первых мест в мире, превосходя в том числе большинство стран Запада. Но при этом в рационе среднестатистического «homo soveticus» было слишком много (относительно европейцев и североамериканцев) мучного, картофеля и слишком мало мясных продуктов, фруктов и ягод.

Основная причина такого дисбаланса заключалась вовсе не в доходах граждан, хотя в определенных случаях этот фактор тоже играл свою роль. За период с 1960-го по 1980-й средняя зарплата по стране выросла более чем в два раза – с 80,6 до 168,9 рубля. При этом цены на продовольствие, за исключением деликатесов, если и изменились, то незначительно, – их стабильность преподносилась как одно из главных достижений социализма. Но темпы увеличения объемов производства сельхозпродукции, да и в целом товаров народного потребления явно не поспевали за ростом доходов населения. И к началу 1980-х общая денежная масса в СССР, включая вклады в банках, более чем в три раза превышала объемы товарных запасов. А значит, примерно в такой же пропорции спрос превышал предложение.

Отсюда и повальный дефицит, который именно тогда достиг своего пика. В магазинах крупных городов еще можно было купить в свободной продаже мясо, колбасы или, например, мандарины, а вот в населенных пунктах уровнем ниже (начиная с областных центров, не являвшихся индустриальными центрами, и заканчивая селами) с этим уже были серьезные проблемы. Да, те же мясо и колбасы почти всегда имелись в торговых точках потребкооперации, на рынках, но там они стоили втрое-вчетверо дороже, и далеко не все были готовы отдавать такие деньги. Этим, главным образом, и объяснялось то, что мясных продуктов и фруктов советские люди съедали в среднем вдвое меньше, чем, например, жители США.

Впрочем, так было не во всем Союзе. Скажем, в Латвии и Эстонии уровень потребления мяса и мясных изделий на душу населения составлял более 80 килограммов в год (это даже больше, чем принятый тогда физиологический норматив в 73 кг), в то время как в целом по СССР – 58, в Казахстане – 56, а в Узбекистане – и вовсе лишь 31. Прибалтийские республики вообще стояли как бы особняком: и сельское хозяйство у них было куда более развитым, и обеспечивались они по высшему, в советском понимании, разряду.

По потреблению молочных изделий показатель Казахской ССР тоже был несколько ниже, чем в среднем по стране – соответственно 275 и 314 килограммов (при физиологической норме в 330 кг). Но внутри самой республики существовали большие различия. Например, если в Кзыл-Орде молочная продукция всегда была в дефиците и в очень узком ассортименте, то жители Актюбинска, центра соседней области, всегда могли купить в магазинах самые разные ее виды. Это объяснялось не только особенностями товарного обеспечения (индустриальные центры имели преимущество), но и тем, что в низовьях Сырдарьи были очень слабо развиты и молочное скотоводство, и переработка его продукции.

Однако в целом по СССР ситуация с молочными изделиями выглядела неплохо – уровень их потребления превышал показатель тех же США и был близок к оптимальному. Чего не скажешь об овощах (97 кг при физиологической норме 127 кг) и особенно о фруктах и ягодах, которых советские люди потребляли почти втрое меньше положенного по нормативам. А в Казахской ССР положение дел с плодоовощной продукцией было еще хуже.

Принятая сорок лет назад Продовольственная программа как раз таки и ставила целью привести уровень потребления основных продуктов питания в соответствие с физиологическими нормами. Она предусматривала меры, которые бы стимулировали увеличение их производства и закупок, насыщение ими товарного рынка. Понятно, что главная роль отводилась совхозам и колхозам. Но одновременно ставилась задача расширить сеть подсобных хозяйств при предприятиях и организациях, создать условия для увеличения объемов продукции, получаемой на личных приусадебных и дачных участках.

Реализация программы была рассчитана до 1990 года. Но к тому времени в СССР уже шли процессы, которые вскоре приведут к его распаду, и, по большому счету, итоги так и не были подведены. Если же верить официальной статистике, то за шесть лет (с 1982-го по 1988-й) уровень годового потребления основных продуктов питания изменился так, как показано на предлагаемой ниже таблице:

Как видим, потребление мяса и мясопродуктов в целом по СССР увеличилось с 58 до 66, а в Казахстане этот рост оказался еще более существенным – с 56 до 68 кг (прибавка в 12 килограммов). То есть, показатель нашей республики превысил среднесоюзный, вплотную приблизился к целевому (70 кг) и лишь на пять килограммов был ниже физиологической нормы (73 кг). По молочной продукции мы на фоне остального Союза стали выглядеть хуже, чем в 1982-м, но при этом почти вдвое сократили свое отставание от норматива. А вот что касается овощей, фруктов и ягод, то за шесть лет особого прогресса не было достигнуто, и жители Казахстана продолжали потреблять их значительно меньше положенного.

Продуктов много – денег мало

Сегодня мы живем в совершенно иных экономических условиях, и если прежде перед нами стояла проблема «денег хватает, но на них мало что можно купить», то теперь ситуация прямо противоположная: при огромном выборе товаров у многих нет денег на то, чтобы их приобрести. Соответственно уровень потребления продуктов питания определяется не их наличием или отсутствием в продаже, как было в советскую эпоху, а исключительно уровнем доходов населения.

Согласно приказу министра национальной экономики РК от 13 января 2017-го, сегодня в Казахстане физиологическая норма потребления мяса и мясопродуктов на душу населения составляет 78,4 килограмма. Это на 5,4 кг больше той, что была принята в позднем СССР. А, как утверждает Бюро национальной статистики, в 2020-м году каждый казахстанец съел в среднем 83,6 килограмма. Верить или нет приведенной цифре, решайте сами, но поскольку этот госорган является единственным источником официальной информации такого рода, то будем исходить из его данных.

Показатель хороший, однако в разрезе регионов он сильно различается. Если в Карагандинской, Акмолинской, Атырауской областях уровень потребления мяса и мясопродуктов колеблется в районе 100 килограммов, то в Кызылординской и Туркестанской он составляет 64-66, а в Шымкенте – и вовсе лишь 53 килограмма. Спецификой питания местного населения столь существенную разницу не объяснишь, поскольку в регионах-аутсайдерах проживают преимущественно казахи, в рационе которых мясо всегда занимало особое место. Единственная причина видится в размерах доходов: в названных областях они существенно ниже, чем на остальной территории Казахстана.

В пользу такого вывода говорит и то обстоятельство, что, скажем, в Туркестанской области потребление хлебобулочных и крупяных изделий (185,7 кг) значительно превышает среднереспубликанский уровень (140,3 кг), который, в свою очередь намного выше физиологической нормы (109 кг). Иначе говоря, населению приходится отказываться от сбалансированного питания в пользу более доступного по цене, то есть дешевого.

Уровень потребления молочных продуктов в целом по стране сейчас ниже, чем в позднюю советскую эпоху: тогда было 295 килограммов в год, а сейчас – 259,4. А физиологическая норма, утвержденная приказом министра, составляет 301 кг. В более или менее достаточном количестве (не менее 280 кг) их потребляют только в отдельных областях на севере и востоке страны – Акмолинской, Карагандинской, Павлодарской, ВКО, а также в городе Алматы. Много мы недоедаем и яиц – 199 штук в год при норме 265. И опять же в аутсайдерах идут, главным образом, южные регионы плюс Мангистау. Впрочем, отчасти это, возможно, связано с национальными традициями питания.

Явно заниженной представляется установленная в Казахстане норма потребления рыбы и морепродуктов – 14 килограммов. Поэтому ее превышение (в 2020-м году каждый казахстанец съел в среднем 15,1 килограмма) трудно считать достижением. Ведь в советские годы норматив был более высоким (18,2 кг), а в современной России фактический уровень потребления составляет 21,5 кг. Даже в некоторых наших областях – Северо-Казахстанской, Костанайской, Восточно-Казахстанской, Атырауской – этот показатель либо близок к 20 кг, либо выше. Тогда как во многих других регионах рыбы в рационах питания явно недостаточно.

Но больше всего мы недоедаем «витаминной» продукции: фактическое ежегодное потребление овощей и бахчевых составляет 86,4 килограмма (при норме 149,0), фруктов и ягод – 78,6 кг (при норме 132,0). Например, последние выращиваются, главным образом, в Туркестанской и Алматинской областях, но там уровень их потребления даже ниже, чем в среднем по республике, – соответственно 70,7 и 74,0 килограмма. Чем это можно объяснить, кроме как низкими доходами населения?

Автор статьи: Жандос Асылбеков

Источник — qmonitor.kz

1972: для чего иранский шах Реза Пехлеви изучал ядерную физику в Алма-Ате (история)

АНДРЕЙ МИХАЙЛОВ

Фоторепортажи из прошлого от Андрея Михайлова

Институт ядерной физики (ИЯФ) в Алма-Ате, появившийся в конце 1950-х, был предметом гордости Академии наук Казахской ССР. Стараниями Каныша САТПАЕВА, первого президента Академии, и академика ЛАТЫШЕВА, первого директора, институт изначально строился «на вырост». Вкупе с корпусами, отделами и лабораториями, оборудованными самыми передовыми установками, на отведённой территории под Алма-Атой создавался новый научный городок для сотрудников.

Так что не случайно, что в числе специалистов ИЯФа вместе с лучшими выпускниками физфака КазГУ оказались молодые и амбициозные физики, собранные со всего Союза. Необыкновенная научная аура, образовавшаяся здесь в те годы, зиждилась на двух важных составляющих – нормальных условиях для перспективной работы и продуманном пространстве для нормальной жизни. Научный городок (позже – посёлок Алатау, ныне микрорайон Алатау), населённый строителями, учёными и их семьями, вырос на пустыре среди колхозных нив и выглядел каким-то порталом в будущее.

Сильным моментом, окончательно утвердившем полноценность Института ядерной физики, стал пуск в 1967 году исследовательского ядерного реактора ВВР-К, 70-метровая труба которого тут же превратилась в главный символ научного центра под Алма-Атой. Появление этого небольшого (6 МВт) реактора стала  знаменательным событием не только для научной общественности, но и для всей республики в целом.

Не случайно реактор в ИЯФ был в те годы чуть ли не главной достопримечательностью Алма-Аты. И высокие гости, хотя и нечасто, но посещавшие отдалённую республику, в рамках визитов зачастую бывали в научном городке и обязательно посещали реактор. Ну, а чего бы не похвалиться?  Вспомним, что развитие ядерной физики было таким же трендом века НТР, как и покорение космоса.

И в этом контексте заслуживает внимания визит шаха Реза Пехлеви (большого, кстати, друга американского народа). Было это, если мне не изменяет память, осенью 1972-го, в рамках поездки монарха по СССР. Кортеж из чёрных «Чаек» (тогдашние лидеры и даже монархи не стеснялись садиться в «чужие» машины), эскортируемый мотоциклистами на милицейских «Уралах», пронёсся по Кульджинскому тракту, просквозил мимо научного городка и «причалил» к воротам Физкорпуса.

Про предстоящий визит шаха в ИЯФ знали заранее. У входа его ожидали не только руководители и сотрудники института, но и юные пионерки в красных галстуках с букетами простеньких гвоздик. Если не знать гостя, то ни за что не угадать, что встречают-то не лидера какой-нибудь страны победившей демократии, а самоличного монарха, к тому же не очень благорасположенного к нашей стране.

В моей фототеке сохранились снимки, которые прекрасно передают атмосферу высокого визита. По ним видно, с каким волнением казахстанские физики встречали высокого гостя (присущая этому типу людей ирония, понятно, осталась за кадром), как хорошо и доходчиво ему всё объяснили в конференц-зале и с каким теплом проводили экскурсию по лабораториям и отделам института.

«На горячее» дорогому гостю, облачённому в белый халат и пилотку, показали главную достопримечательность и основной «прибор» института — тот самый атомный реактор. В чём был интерес иранского монарха к достижениям советской ядерной физики — теперь можно лишь гадать. Во всяком случае, в контекст нынешней ядерной программы Ирана он укладывается. Хотя нынешний режим никак не соединён с прежней шахской властью. Самого шаха, спустя пять лет после визита в Алма-Ату свергнутого разразившейся Исламской революцией, из страны изгнали, он бежал в Египет, где вскоре умер. 

Андрей Михайлов — писатель, автор серии книг «Как мы жили в СССР» и географической дилогии «К западу от Востока. К востоку от Запада».

Фото: Ⓒ Ratel.kz / из архива Андрея Михайлова.

Источник — ratel.kz

Младший жуз – какие роды входили, известные выходцы

09:20 08.02.2022 (обновлено: 10:18 08.02.2022)49801

Люди обнимаются и приветствуют друг друга в праздник Наурыз - Sputnik Казахстан, 1920, 08.02.2022

© Sputnik / Владислав Воднев

Среди выходцев Младшего жуза немало современных деятелей политики и шоу-бизнеса Казахстана

Sputnik Казахстан продолжает цикл публикаций, посвященных казахским жузам.Предки современных казахов входили в три исторически сложившихся родоплеменных объединения – Старший, Средний и Младший жузы. По мнению историков, происхождение жузов могло быть связано с географическим фактором. Есть также роды, которые не входили ни в один из жузов — торе, ходжа, толенгит.Sputnik Казахстан предлагает ознакомиться с историей Младшего жуза и узнать, какие роды в него входят.

Где находился Младший жуз

Казахи Младшего жуза традиционно занимали территорию всего Западного Казахстана:- от гор Мугоджар и рек Иргиз, Тобол, Тургай до Каспийского моря;- от нижнего течения Амударьи и Сырдарьи до Урала и Тобола.Зимние пастбища казахов Младшего жуза располагались в основном в пустынной и полупустынной зонах, песках и речных долинах, прибрежной полосе Аральского моря, Сырдарьи, Урала.Летние пастбища находились преимущественно в степной зоне, в речных долинах Тургая, Иргиза, Тобола, на Эмбинском и Тургайском плато.

Кто входил в состав Младшего жуза

Общая численность казахов Младшего жуза на рубеже XIX—XX вв. составляла 1,1 млн человек. На момент переписи 1989 года их примерная численность не превышала 1,5 млн человек, а если брать в расчет казахов России и Туркменистана, едва ли доходила до 2 млн человек. По мнению историка Нурбулата Масанова, такой сравнительно скромный прирост – результат огромных потерь Младшего жуза от голода 1930-х годов.Согласно шежире (генеалогическим преданиям), казахи Младшего жуза подразделялись на следующие крупные объединения:Алимулы. В XIX — начале XX веков их численность составляла примерно 300—350 тыс. человек. Они в свою очередь делились на шекты, торт-кара, каракесек, карасакал, кете и шомекей;Байулы. Общая численность казахов байулы в революционный период составляла примерно 500—550 тыс. человек. Они делились на адай, жаппас, алаш, байбакты, маскар, берш, тазлар, есентемир, шеркеш, тана, кызылкурт, шихлар, алтын и ысык;Жетыру. Их общая численность в XIX — начале XX веков составляла примерно 270—300 тыс. человек. Они делились на табын, тама, кердери, кереит, толеу, рамадан и жагалбайлы.По информации книги «История Казахстана: народы и культуры», в 1801 году пять тысяч хозяйств казахов Младшего жуза переселились за Урал в междуречье Волги и Урала. Это привело к образованию Букеевской орды, которая с 1812 года стала называться Букеевским ханством, а с 1845 года — Внутренней ордой. Во второй половине XIX века вошла в состав Астраханской губернии. Согласно переписи населения 1897 года, численность казахов Внутренней орды составляла свыше 207 тыс. человек.В состав Внутренней орды входили 16 родовых групп – адай, алаша, байбакты, берш, жаппас, есентемир, ысык, кызылкурт, кете, маскар, ногай, жетыру, тазлар, тана, толенгут, серкеш.

Вхождение в Российскую империю

Включение казахов Младшего жуза в состав Российской империи началось в 1730-х годах и продолжалось до середины XIX столетия.В составе России они образовали так называемое Оренбургское ведомство. В 1824—1828 годах была создана особая система управления Младшим жузом — согласно ей появились Западная, Средняя и Восточная части. Они тянулись с юга на север и поделили всю территорию жуза на три примерно равные части.В 1855-1856 годах была создана особая система управления присырдарьинскими казахами. Она охватила значительную часть казахов Младшего жуза, которые кочевали в низовьях Сырдарьи.Реформами 1867, 1868, 1886 и 1891 годов казахов Младшего жуза включили в состав:- Уральского, Гурьевского, Лбищенского и Темирского уездов Уральской области;- Иргизского и Актюбинского уездов Тургайской области;- Мангышлакского уезда Закаспийской области;- Перовского и Казалинского уездов Сырдарьинской области.

Известные выходцы

По информации из открытых источников, выходцами Младшего жуза являются многие исторические деятели.К примеру, Маншук Маметова, Алия Молдагулова и Хиуаз Доспанова известны своей отвагой, проявленной на полях Великой Отечественной войны.Среди выходцев Младшего жуза немало деятелей культуры, например, музыкант Курмангазы, писатель Абиш Кекильбаев. Популярный казахстанский певец Димаш является представителем рода кыргыз. Как ранее пояснил отец Димаша, этот род когда-то влился в род алим (алимулы), который относится к Младшему жузу.Популярная продюсер, телеведущая и актриса Баян Максаткызы-Алагузова происходит из Младшего жуза.Немало среди «младшежузовцев» и политических деятелей. Это Имангали Тасмагамбетов — бывший премьер-министр Казахстана, который за свою карьеру успел возглавить акиматы столицы, Алматы и Атырауской области.Кроме того, это аким Актюбинской и Атырауской областей, бывший министр экономики Аслан Мусин.Среди выходцев Младшего жуза — бывший министр иностранных дел Марат Тажин, а также ныне покойный премьер Казахстана Нурлан Балгимбаев.

Младший жуз у казахов (sputnik.kz)

Россия заинтересована в стабильности на мировых рынках сырья для атомных электростанций

Олег Никифоров
Ответственный редактор приложения «НГ-Энергия»

Российские миротворцы реализовывали в Казахстане в том числе защиту экономических интересов РФ. Фото с сайта ОДКБ
Недавние события в Казахстане привлекли внимание мировой общественности по нескольким причинам. Прежде всего это относительная новая форма протеста, которая почти мгновенно переросла в фазу вооруженного противостояния власти и оппозиции. Другой важный аспект этого противостояния связан с вводом в страну воинских подразделений ОДКБ. Операция ОДКБ в Казахстане проводилась Россией и другими странами – участницами организации в январе 2022 года по запросу президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в связи с массовыми протестами, переросшими в Алма-Ате в вооруженные столкновения протестующих с правительственными силами. Операция была заявлена как миротворческая миссия по охране наиболее важных государственных и стратегических объектов Казахстана и оказанию помощи казахстанской стороне в поддержании правопорядка.

Токаев заявил, что миссия ОДКБ в Казахстане завершена, и, как известно, крайне ограниченное число миротворцев уже выведено из страны.

Немецкое государственное информационное агентство Deutsche Welle приводит мнения нескольких казахстанских экспертов насчет причин миссии ОДКБ. Так, эксперт Московского Карнеги-центра Темур Умаров считает, что самая главная цель ввода контингента ОДКБ во время протестов была символической: «Во-первых, продемонстрировать, что Москва в курсе всего происходящего внутри политических элит Казахстана. Во-вторых, это был символ того, что Россия на стороне легитимной власти. И в-третьих, это подтверждает официальную теорию о том, что это борьба против международного терроризма, не конфликт внутри элит, а риск большого теракта».

По мнению казахстанского правозащитника Евгения Жовтиса, «за вводом войск стояла частично проблема безопасности. Но больше всего – политические соображения. Эти войска участвуют в охране инфраструктурных объектов. А для чего это было нужно – это был политический сигнал другим элитным группировкам о том, что у Токаева достаточно ресурсов и Путин его поддерживает. Это и была демонстрация этой поддержки».

Однако в печати практически не освещался вопрос российских интересов в Казахстане. Правда, было упомянуто, что российский контингент ОДКБ был, в частности, направлен на охрану космодрома в Байконуре. О других объектах российских интересов в открытой печати ничего не упоминалось. Однако даже немногие сведения о влиянии прошедших волнений на стоимость урана все же просочились в печать. Так, сообщалось, что политические протесты в Казахстане привели к росту цен на уран. Стоимость фьючерсов на уран на бирже Comex 5 января взлетела на 9,26%, до 46 долл. за фунт, свидетельствуют данные торгов.

Учитывая роль Казахстана как поставщика урана номер один в мире, «это было бы похоже на то, как если бы у саудитов возникли проблемы с нефтью», считает Джонатан Хинзе, президент аналитической компании UxC, которая занимается исследованиями на рынке ядерного топлива.

Несмотря на рост стоимости сырья, котировки крупнейшего производителя урана в мире «Казатомпром» продолжили падение и в моменте рухнули на 8,8%, до 34,2 долл. Затем акции замедлили обвал, достигнув отметки 35,65 долл. Акции главного конкурента «Казатомпрома» – канадской Cameco – на премаркете достигли отметки 25 долл. впервые с ноября 2021 года.

В последний раз столь сильные скачки стоимости урана были зафиксированы осенью 2021 года. Тогда ажиотажный спрос был вызван агрессивными покупками металла фондом Physical Uranium Trust, запущенным инвестиционной компанией Sprott в июле 2021 года.

Российские урановые интересы в Казахстане довольно существенны. И это связано не только с совместным прошлым. Как отмечало в свое время британское агентство Би-би-си, в атомной промышленности Казахстана по-прежнему большую роль играют постсоветские связи. До того, как он стал независимым в 1991 году, все производство в этом секторе находилось под контролем Минатома СССР, а отдельно взятыми месторождениями урана управляло его казахстанское региональное отделение.

После 1991-го вся урановая промышленность перешла под управление Казахской государственной корпорации предприятий атомной энергетики и промышленности (КАТЭП), которой на 51% владело государство, а на 49% – судя по всему, менеджеры и люди, близкие к Назарбаеву.

Затем в 1997 году Назарбаев фактически заново национализировал крупную часть урановой индустрии, создав «Казатомпром» (КАП).

Сейчас этот государственный холдинг добывает в стране уран совместно с канадской компанией Uranium One, с 2013 года на 100% принадлежащей Росатому.

История перехода этой канадской компании под российский контроль до сих пор вызывает оживленную дискуссию в США. Как писала Би-би-си, сделка по продаже Uranium One недавно вызвала вопросы в США, где эта компания владеет 20% прав на добычу урана. Сторонники Трампа заявляют, что в 2010 году Госдеп под руководством Хиллари Клинтон позволил Uranium One продать акции Росатому из благодарности за пожертвования канадцев благотворительному фонду ее мужа. Не так давно в РИА Новости появилась статья, которая в известной степени проливает свет на эту таинственную сделку. Скорее всего публикация этой статьи связана с намерением российской стороны продать Uranium One. Заключая сделку, Росатом в первую очередь интересовала не Америка, а главная урановая житница – Казахстан. Официальной информации по первым сделкам покупки Uranium One нет, отмечает РИА Новости, но логика подсказывает, что максимально антироссийское руководство Обамы–Клинтон могло одобрить подобную покупку только при наличии некоторых неафишируемых договоренностей. Либо о том, что русские восстановят и нарастят добычу в штате Вайоминг (рудники Reno Creek, Chistensen Ranch, Moore Ranch и Ludeman), либо обеспечат топливную безопасность США поставками собственного производства. Подчеркнем, пишет агентство, это лишь версия, но, согласитесь, весьма логичная.

Так случилось, что наш мир американоцентричен, и если российская компания заходит на местный рынок, это воспринимается как основной интерес и вектор приложения усилий. В нашем случае это совершенно точно не так. Заключая сделку, Росатом в первую очередь интересовала не Америка, а главная урановая житница – Казахстан.

Выкупив Uranium One, российская корпорация получила контрольные пакеты акций тамошних урановых рудников Анкал, Южный Инкал, Каратау, Акбастау, Заречное и Хорасан.

Чтобы был понятен масштаб, добавим, что Казахстан занимает второе (после Австралии) место в мире по запасам (свыше 840 тыс. т) и первое по производству топливного урана (19,5 тыс. т в год).

«НГ-Энергия» запросила «Казатомпром» относительно принятых мер по защите урановых рудников. В полученном ответе подтверждается, что «Казатомпром» – крупнейший в мире производитель урана с добычей природного урана, пропорционально долям участия компании, в размере около 23% от совокупной мировой первичной добычи урана в 2020 году. Группа имеет крупнейшую резервную базу урана в отрасли. «Казатомпром» вместе с дочерними, зависимыми и совместными организациями ведет разработку 26 месторождений, объединенных в 14 уранодобывающих предприятий. Все уранодобывающие предприятия расположены на территории Республики Казахстан и применяют технологию подземного скважинного выщелачивания, уделяя особое внимание передовым практикам и средствам контроля охраны здоровья, промышленной безопасности и окружающей среды.

Ценные бумаги «Казатомпрома» размещены на Лондонской фондовой бирже и бирже Astana International Exchange. «Казатомпром» является Национальной атомной компанией Республики Казахстан, и основные клиенты группы – это операторы атомных генерирующих мощностей, а главные экспортные рынки для продукции – Китай, Южная и Восточная Азия, Северная Америка и Европа. Группа продает уран и урановую продукцию по долгосрочным и краткосрочным контрактам, а также на спотовом рынке непосредственно из своего корпоративного центра в г. Нур-Султане, Казахстан, и через дочернюю торговую компанию в Швейцарии, Trading House KazakAtom (ТНК). По итогам 2020 года уранодобывающие предприятия Uranium One в Казахстане произвели 4276 т урана, что вывело компанию на третье место среди крупнейших производителей урана.

Касаясь недавних событий в Казахстане, в полученном ответе говорится, что компания планирует оказывать активную поддержку в восстановлении пострадавших объектов инфраструктуры в регионах присутствия «Казатомпрома».

Президент Касым-Жомарт Токаев заверил граждан и бизнес-сообщество в том, что государство выполнит взятые на себя обязательства и примет все необходимые меры для восстановления доверия отечественных и иностранных инвесторов. Данное заверение имеет важное значение для мировой атомной отрасли, поскольку большинство урановых активов «Казатомпрома» разрабатываются в партнерстве с крупными международными игроками атомной отрасли. «Казатомпрому» всегда удавалось соответствовать ожиданиям клиентов, и мы вновь подтвердили свой статус безопасного и надежного поставщика урановой продукции, несмотря на то что мы работаем в юрисдикции, воспринимаемой с более высоким уровнем риска в геополитическом плане», – сказал Мажит Шарипов, председатель правления «Казатомпрома».

В целом влияние недавних событий на бизнес компании было незначительным. Все предприятия «Казатомпрома» работали без перебоев благодаря внедрению компанией своевременных мер и опыту, извлеченному во время пандемии COVID-19. Планы «Казатомпрома» по управлению рисками и обеспечению непрерывности деятельности доказали свою эффективность.

Основным приоритетом «Казатомпрома» по-прежнему является обеспечение безопасности работников и производственных объектов, непрерывности деятельности предприятий. В связи с продолжающимися в настоящее время мерами по оценке ситуации и расследованиями, проводимыми государственными органами для определения причин, вызвавших трагические события, компания не будет спекулировать и комментировать потенциальное влияние каких-либо социальных обстоятельств или связанных с ними геополитических последствий. Судя по всему, из этого пространного ответа можно сделать вывод, что урановая добывающая промышленность Казахстана во время волнений не пострадала и к привлечению российских миротворцев владельцы «Казатомпрома» не прибегали.

Тем не менее нельзя сбрасывать со счетов, что отправка российского контингента во время волнений в Казахстан вполне могла иметь своей целью не только Байконур, но и урановые интересы России в Казахстане.

Источник — независимая газета

Друзья Байдена и турецкий след: Раскрыты связи силовиков, пытавшихся устроить переворот в Казахстане

© Sputnik / Евгений Биятов
 

Бывшее руководство спецслужб республики связывали тесные отношения с нынешней администрацией США

Александр ГРИШИН

Произошедшее в Казахстане в начале января продолжает оставаться в центре внимания многих экспертов.

Произошедшее в Казахстане в начале января продолжает оставаться в центре внимания многих экспертов. Вопросы, поиск ответов, выводы и заключения. С течением времени становится все более понятно, что в республике могло полыхнуть так, что мало бы не показалось не только Казахстану, но и его соседям.

Политика многовекторности, которую руководство страны реализовывало практически весь постсоветский период, не просто сдулась, доказав свои фактическую бесполезность и вред, а лопнула с брызгами, приведя к настоящей трагедии, в которой погибли более двухсот человек, тысячи получили ранения. И вполне возможно, что нынешняя истерика по поводу «грядущего вторжения России на Украину» частично обусловлена злостью Запада на успешность первой операции ОДКБ в реальных условиях. Сами же США, страны ЕС и стремящаяся к насаждению пантюркизма Турция не оказали никакой помощи властям Казахстана. Более того, они морально лишь поддерживали бунтовщиков и боевиков, требуя от президента Казахстана Касы-Жомарта Токаева идти на переговоры с протестующими (самое интересное, что там и переговариваться было не с кем) и удовлетворять их требования. Ну а сейчас Запад обвиняет власти Казахстана в «несоразмерности репрессивных мер при подавлении протестов», как это было, например, во время слушания в парламенте Великобритании, когда депутаты обсуждали состояние семьи экс-президента Назарбаева, нажитого коррупционным путем. И нет никаких сомнений, что эти упреки и обвинения будут и дальше использоваться Западом для оказания давления на Токаева.

ПАПА ДЖОЗЕФ И СЫН ЕГО ХАНТЕР

Да и трудно было бы ждать от США другого поведения, если учитывать, что самую верхушку нынешней администрации в Вашингтоне очень давние отношения связывают с бывшими высокопоставленными чиновниками Казахстана. Так, например, арестованный ныне экс-глава Комитета нацбезопасности Казахстана Карим Масимов, которого в ходе все тех же слушаний в парламенте Великобритании обвинили в неоднократных случаях коррупции и взяточничества, как оказалось, давно дружит не с кем-нибудь, а с Хантером Байденом, тем самым сыном нынешнего президента США, замешанным в целый ряд скандалов с наркотиками, секс-оргиями и в грязную историю с компанией «Бурисма» на Украине, которой его поставил руководить папаша Джозеф Байден.

Ведь старший отпрыск Джозефа Байдена вовсю рулил до Украины еще и в Казахстане в 2012-2014 годах. Есть даже примечательная групповая фотография, на которой Джозеф стоит рядом Каримом Масимовым, а Хантер – рядом с «загадочным» и сказочно разбогатевшим казахстанским бизнесменом Кенесом Ракишевым. И все четверо очень довольны жизнью, если судить по внешнему виду. Именно Ракишев патронировал Хантера Байдена в Казахстане и был его и гуру, и проводником в среднеазиатской республике, но, скорее всего, его функции заключались в посредничестве между младшим Байденом и Масимовым, которого в письмах Ракишеву Байден-младший называл «близким другом» (переписка стала известна из того самого ноутбука, который Хантер потерял при компрометирующих обстоятельствах – тогда практически все заговорили о незаконных утехах сына президента США). Дружески-родственные отношения дополнялись деловыми и служебными.

Как свидетельствует отчет Госдепартамента США от 20 января 2021 года, «силы безопасности Казахстана получают средства от Международной программы военного сотрудничества, программы иностранного военного финансирования, программы гуманитарной помощи…, инициативы глобальных миротворческих операций и программы наращивания потенциала партнеров». Прямо названы конкретные программы, через которые не только вливали деньги в «Силы безопасности Казахстана», но и оказывалось влияние. А кто такие эти «Силы безопасности Казахстана»? Так это ведь КНБ во главе с Каримом Масимовым. Так что, у казахстанских следователей впереди еще много работы по выявлению не только связей арестованного ныне Масимова, но и их характера, и их влияния на возникновение и ход массовых беспорядков. Тем более, что помимо самого Масимова, были задержаны бывшие заместитель председателя КНБ — начальник Службы специального назначения «А» генерал-лейтенант национальной безопасности Садыкулов и заместитель председателя КНБ генерал-майор национальной безопасности КНБ Ергожин. Считай, практически вся верхушка спецслужбы, контрразведки, которая была обязана не допустить ни этого бунта, ни иностранных боевиков на территорию республики.

ИМЕНЕМ «СУЛТАНА»?

Как, кстати, наверняка должны быть поставлены вопросы и о возможном турецком следе в произошедших в начале января событиях в Казахстане, особенно, на юге, где беспорядки переросли в попытку настоящего переворота. И речь здесь не только о том, что агрессивная пантюркистская политика Турции в исламистском ключе поспособствовала радикализации настроений населения Казахстана, но и о том, что в Алма-Ате могли действовать подготовленные в курируемых турецкими спецслужбами в контролируемых ими же лагерях подготовки боевики. То, что такие боевики, как и общее руководство боевым крылом протеста существовало, доказывает хотя бы факт необычайно целеустремленных попыток парализовать правоохранительные органы в Алма-Ате. 27 атак и попыток штурма Департамента полиции в первой столице республики как-то совсем не похожи на действия стихийно разбушевавшейся толпы. Плюс к тому – свидетельства, что многие из вооруженных боевиков не говорили ни по-казахски, ни по-русски. Если бы переворот удался, то тогда Эрдоган мог бы стать либо единственным посредником в переговорах, либо куратором нового квази-государства, что несомненно усилило бы его значение для всего исламского мира.

Проба сил, репетиция, произошедшее можно называть разными словами. Но очевидно, что Казахстан не застрахован от новых попыток переворота, направленных, по большому счету, чтобы оторвать его не только от России, но и от Китая, с которыми республику связывают очень тесные политические или экономические отношения, и в чем заинтересованы в равной степени и США, и та же Турция. И пока руководство Казахстана будет по-прежнему проводить политику так называемой многовекторности, чрезвычайно мягко относиться к проявлениям радикального национализма и мягкого поощрения «умеренного национализма», опасность поджигания нового «костра» не просто остается, а будет нарастать.

Источник — КП

Казахи как пример исторического этногенеза

Нации – это отнюдь не вымышленные сообщества, а объективная реальность

Об авторе: Марат Кабдушевич Бисенгалиев – историк, публицист, член Платоновского философского общества.

События в Казахстане, ставшие новогодней темой в большинстве мировых СМИ, затмившей даже вакцинацию от коронавируса, поставили перед политическими аналитиками много вопросов и подсказали им же некоторое количество ответов. События в Казахстане могли пойти по самым разным сценариям, в том числе и катастрофическим. Например, в республике могли начаться столкновения на межнациональной почве. Но произошло что-то совсем другое. В ситуации непонятной, но, возможно, серьезной угрозы – а погромы в Алма-Ате выглядели именно так, и казахские элиты, и казахское общество, и, само собой разумеется, русская часть населения республики – проявили максимальную сознательность.
Возникает законный вопрос: что помогло казахстанскому обществу (не забудем, что русские и казахи вместе составляют почти 90% населения республики) верно оценить ситуацию и сплотиться вокруг непопулярной власти? Выдвину неожиданную и немодную в современных условиях версию: у казахов как у нации сработал инстинкт самосохранения.

Сегодня мейнстримом стало представление о нациях как о «вымышленных сообществах», существующих, по сути, как некая субъективная реальность. В том числе таких взглядов придерживаются и видные российские этнографы, несмотря на то что в советской науке данную точку зрения вообще всерьез не рассматривали.

Появилась эта «теория» под названием «конструктивизм» достаточно недавно – в 1983 году, когда социолог Бенедикт Андерсон издал своего рода манифест этого направления – книгу Imagined Communities. Эти «Вымышленные сообщества» на большом количестве страниц очень неубедительно «доказывают» что «нации» – в русскоязычной терминологии адекватнее использовать термин «этнические группы» – всего лишь продукт людского воображения. Единомышленник Андерсона Эрнест Геллнер вообще счел нации чем-то фальшивым и не имеющим отношения к реальности.

Как идейная основа для политики мультикультурализма в современном Европейском союзе такой подход, безусловно, оптимален, но при рассмотрении конкретных примеров из истории того или иного этноса выглядит не слишком убедительно, по крайней мере, в большинстве случаев.

Раз мы уже начали рассматривать казахов как нацию – пусть они и послужат конкретным примером исторического этногенеза.

Идея, что «Казахстан придуман Лениным и никогда не имел своей государственности», соответствует истине примерно настолько же, насколько и предположение, что нации – «вымышленные сообщества». С распадом Золотой Орды, во времена которой любая государственность на основном евразийском пространстве была именно в ее составе, – и Московское царство, и Казахское ханство получили фактическую независимость. Данное событие произошло примерно в середине XV века. Затем почти 300 лет эти два государства существовали вполне мирно – а временами и союзно, отчего пострадал сибирский хан Кучум.

Даже при Алексее Михайловиче Тишайшем граница между Россией и Казахстаном проходила примерно как сейчас – на западе по реке Урал (тогда Яик), а далее – почти по современным разделительным полосам, практически соответствующим природным зонам леса и степи. Правда, в XVIII веке у Казахского ханства возникло сразу несколько проблем с внешними врагами – джунгарами (предками нынешних калмыков, которые жили и там, где сейчас, и в нынешнем Синцзяне), туркменами, Хивинским и Кокандским ханствами и Бухарским эмиратом. Кроме того, усилились внутренние усобицы, следствием которых стало разделение на те самые три жуза, которые казахи сохранили и по сей день.

Жузы по очереди перешли под скипетр «Белого Царя», которого в Петербурге в тот момент, кстати, не было, поскольку Петр I уже умер, а Павел I еще не воцарился. Поэтому с евразийской точки зрения процесс присоединения казахских ханств к Российской империи был всего лишь воссоединением по опыту не столь уж далеких предков.

Проблемы начались только с усилением переселенческой политики, в первую очередь при Столыпине. Кстати, недовольны этим переселением были не только казахи, но и казаки, которые издавна владели лучшими землями. Ужесточились противоречия во время Первой мировой, еще сильнее – в Гражданскую войну. Печальной «вишенкой на торте» стал страшный голод 1931–1933 годов. Российский историк Андрей Сорокин приводит такие данные: «Данные переписи 1937 года обнаруживают территории, на которых зафиксировано падение численности населения. Это пять об­ластей Украины, девять – Российской Федерации и все семь районов Казахстана. Причем наибольшая убыль населения, согласно этим данным, пришлась на Киевскую (–12,1%) и Харь­ковскую (–11,7%) области Украины, российские Курскую область (–14,3%), Республику немцев По­волжья (–14,4%), Саратовский край (–23%), Казахстан (–15,9%). Если говорить о темпах сокращения сельского населения в районах, пораженных голодом, то они составили в Казахстане 30%, в Поволжье – 23%, на Украине – 20,5%, на Северном Кавказе – 20,4%» («Дилетант», 2015. № 1. С. 58).

Великая Отечественная также привела к большим людским потерям: из 1 200 000 мобилизованных (это огромная цифра – больше 20% от всего населения) погибли 400 000. Казахстан был вынужден принять сначала сотни тысяч эвакуированных, а затем и новый поток ссыльных – теперь приезжали целыми народами.

Но при всех этих трудностях казахи – как нация – сохранили и свой язык, и свою культуру. Многие получили хорошее образование, причем в Москве, Ленинграде, Казани, Ташкенте. Кстати, декларацию о государственном суверенитете Казахстан принял позже (25.10.1990), чем таковая была принята Верховным Советом РСФСР (12.06.1990).

При этом нужно отметить, что в Казахстане сохранился русский язык – им владеет 85% всего населения, а среди городского – больше 90%. Эти цифры на самом деле выше, чем в советское время, поскольку миллионы русских из республики уехали, соответственно именно казахи продолжили изучать русский язык и, кстати, чаще всего говорят на нем без акцента (хотя и с некоторым местным своеобразием). После отъезда немцев именно русские Казахстана, в число которых практически полностью влились украинцы (некогда большинство славянского населения Степи), белорусы, народы Поволжья, дети от смешанных браков, остатки немцев и поляков, и составляют основное национальное меньшинство в Казахстане.

Сегодня в республике проживает почти 3,5 млн русских по самоощущению граждан, которые плотно интегрированы в экономическую и культурную жизнь республики. И низкий показатель владения казахским языком – в 2009 году всего 7% – им, похоже, не очень мешает. В Эстонии, к примеру, такой же процент русского населения эстонским языком не владеет. В 2019 году из Казахстана в РФ переехали 45 тыс. человек – часть из них казахи, а часть студенты. То есть эмиграция составила всего 1% от русского населения.

Интересно отследить динамику численности русских в Казахстане по различным временным периодам. В 1989–1999 годах – резкое падение численности (6,2–4,4 млн), затем уже не такое резкое (1999–2009 годы – с 4,4 до 3,8 млн). А теперь сокращение численности вполне сравнимо с цифрами по РФ – убыль примерно 1,8% в год. Если убрать эмиграцию – примерно 40 тыс. в год, то что-то похожее на нулевой прирост (2021 год – 3,5 млн). В общем демографическая картина точно такая же, как и в России, даже лучше: в 2009-м население граничащей с Казахстаном Курганской области составляло 952 тыс. человек, а в 2021-м заметно меньше – 818 тыс. (это не 8, а 14% сокращения).

Таким образом, налицо явное «устаканивание» межнационального взаимодействия в республике, хотя идеал, само собой, не достигнут. Но в целом вряд ли кто-то оспорит, что в большинстве своем казахстанские казахи и казахстанские же русские живут рядом друг с другом без каких-либо принципиальных конфликтов. Ходят в гости, работают вместе, вступают в смешанные браки.

В какой-то степени все вышеизложенное входит в противоречие с высказанной ведущим российским ученым-этнографом тезисом, что «нация не представляет собой научную категорию, и она должна быть устранена из языка науки и политики». Значит, необходимо такое определение дать и ввести в научный оборот. Иначе перспектива евразийского союза наций, без которого крайне затруднен, а то и невозможен и евразийский союз государств, будет осложнена.

Источник — ng.ru

Анкара и уходящий поезд Казахстана

11 января должна состояться экстренная встреча глав внешнеполитических ведомств стран Союза тюркских государств (СТГ). Однако уже приняты решения, к которым СТГ не имеет никакого отношения.

В Турции сохраняется повышенное внимание к событиям в Казахстане, о чем свидетельствует развернутая в турецкой прессе широкая политическая дискуссия. Она касается некоторых важных моментов, связанных с интерпретацией происходящего.

Первое: «потрясения» в Казахстане застали Анкару врасплох, как и быстрый ввод миротворческого контингента ОДКБ в эту страну. Но в целом, как свидетельствуют утечки информации, допущенные со стороны турецкой разведки, Анкара все же ожидала возникновения «нештатной ситуации» в Средней Азии. Как заявил экс-глава военной разведки Турции Исмаил Пекин, «события в Казахстане неспроста проходят в преддверии саммита Россия — НАТО», и цель игроков заключалась в инициировании событий, «как было и на Украине». Для этого, по словам Пекина, к «Казахстану подтягивались силы ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ». Второе: в последнее время Анкара явно переигрывала Москву на казахстанском направлении, активно реализуя туркоцентричную интеграцию. Но у нее не хватало ресурсов, да и времени для реализации своих амбициозных проектов в регионе. Тем не менее, как свидетельствует турецкое издание Cumhuriyet, определенные силы в Анкаре полагали, что «из Казахстана выйдет Украина», и тогда они могут выступить в роли мирных посредников между двумя «центрами» — Нур-Султаном и Алма-Атой по линии Организации тюркских государств (ОТГ).

В рамках этой дискуссии выступил бывший премьер-министр Ахмет Давутоглу, который заявил, что требовалось проявить нужную активность со стороны ОТГ, чтобы не допустить ввода войск ОДКБ, а самому Казахстану не следовало обращаться к ОДКБ. Но, как подчеркивает Cumhuriyet, «у дуэта США — Великобритания попросту нет сил для поддержания хаоса в этом регионе, чтобы консолидировать украинский фронт». Помимо того, турецкая разведка располагала данными о деятельности казахстанской оппозиции на территории Украины, где они «создали штаб, способствовали проникновению политических исламистских группировок в страну с юга, активизировали некоторые структуры, работающие на средства Запада для организации «оранжевого переворота» в Казахстане». В такой ситуации Анкара заняла осторожную, точнее, выжидательную позицию, ограничиваясь максимально нейтральными политическими формулировками. Там понимают, что в Казахстане происходит что-то очень важное, и Турция в случае непродуманных действий может вообще выпасть из среднеазиатского ансамбля, тогда как Россия в Закавказье поддержала турецкий проект, платформу «3+3», без участия США и Европейского союза.

Вывод следующий: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган видит региональную геополитическую картину шире, нежели Запад, и не идет на прямолинейные действия. А также, похоже, отказывается от предлагаемой Западом закулисной дипломатии на среднеазиатском направлении. Тем более что, по оценке экспертов, «сигналы, исходящие из разных геополитических центров, еще не выявили реальных заинтересованных сторон». В то же время оперативный характер запуска механизма ОДКБ свидетельствует о том, что «ситуация в Казахстане или ее взрыв, независимо от мотивов, грозит гораздо более серьезными последствиями всему евразийскому пространству». Поэтому складывается устойчивое ощущение того, что Москва могла знать заранее обо всем, что готовилось в последние недели и месяцы в Казахстане.

После участия Турции в урегулировании нагорно-карабахского конфликта многим в Анкаре казалось, что такую партию удастся провести и на среднеазиатском тренде с учетом реального фактора туркоцентричной интеграции и соответствующего позиционирования Казахстана. Но ситуация изменилась после оперативного решения о вводе войск ОДКБ. Кстати, министр обороны Турции Хулуси Акар неожиданно заявил, что «Анкара готова оказать всяческую помощь и поддержку Казахстану, если он обратится с какой-либо просьбой». Понятно, что это попытка впрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. Ведь Эрдоган предлагал Казахстану пока только «поделиться своими «техническими знаниями и опытом». 11 января должна состояться экстренная встреча глав внешнеполитических ведомств стран Союза тюркских государств. Как заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, провести ранее заседание они не могли «из-за позиции Казахстана, который не мог раскрыть всю картину событий и потребовал время». Что ж, время пришло, решения приняты. И к ним СТГ не имеет никакого отношения.

9 января 2022
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

«Претензий больше нет»: как кризис в Казахстане меняет статус ОДКБ

Что изменит операция в Казахстане для ОДКБ
Алексей Поплавский


Лидеры стран ОДКБ на онлайн-встрече 10 января обсудили миротворческую миссию организации в Казахстане. Операция в центральноазиатской республике стала первой реальной для организации и повысила ее статус, считают эксперты, что в дальнейшем способно привести к расширению состава стран-участниц. Как операция в Казахстане может повлиять на будущее ОДКБ — в материале «Газеты.Ru».
Первый онлайн-саммит ОДКБ с момента начала миротворческой миссии в Казахстане был посвящен промежуточным итогам введения контингентов Армении, Белоруссии, России, Киргизии и Таджикистана на территорию республики. В рамках встречи главы государств отдельно дали свою оценку событиям в стране – члене организации.

Так, президент России Владимир Путин заявил, что угроза государственности в Казахстане была вызвана не стихийными митингами из-за цен на топливо, а тем, что ситуацией воспользовались внутренние и внешние силы.

«Те люди, которые выступали за ситуацию на газовом рынке, это одни люди, и у них одни цели, а те, кто взял в руки оружие и нападал на государство, это совершенно другие люди, и у них другие цели […> Активно применялись присущие «майданным» технологиям элементы силовой информационной поддержки протестов, использовались хорошо организованные и четко управляемые группы боевиков, о чем президент [Казахстана] сказал, очевидно, прошедшие подготовку в лагерях террористов за рубежом», — указал российский лидер.

По словам Путина, события в Казахстане — это не первая и далеко не последняя попытка вмешаться в дела стран ОДКБ извне, поэтому необходимо подумать о совершенствовании процедур принятия решений относительно использования совместных сил. В таких условиях президент России призвал поручить секретарям советов безопасности государств организации представить предложения по совместному отражению попыток внешнего вмешательства.

Схожей линии придерживался и глава Казахстана Касым-Жомарт Токаев. В своем выступлении он рассказал о координации агрессии одновременно в 11 городах республики из одного центра. По его мнению, террористы попытались захватить власть в Казахстане, но прибытие миротворцев ОДКБ позволило их остановить.

«В определенный момент события в Казахстане приобрели критический характер, Алма-Аты и 9 областных центров оказались в руках террористов. Боевики отказались от планов захвата резиденции президента Казахстана, узнав о прибытии миротворцев ОДКБ», — сказал Токаев.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко также указал на террористическую угрозу, заявив о скоплении желающих «взорвать ситуацию» вокруг стран Центральной Азии. По его словам, речь идет о международных террористах, которые скопились у границ региона.

«Уроки, о которых здесь много говорили, должны извлечь (все), простите за это, и прежде всего Узбекистан. Если эти уроки не будут извлечены, по нашей информации, их взгляды (террористов) уже брошены на Узбекистан», — добавил Лукашенко, также призвав оказать поддержку Таджикистану.

Что изменила операция ОДКБ
Миротворческая миссия ОДКБ в Казахстане стартовала 6 января, операция была организована по обращению руководства республики, столкнувшегося с массовыми беспорядками, вспыхнувшими в начале года. На данный момент в стране находится 2030 миротворцев и 250 единиц техники. При этом сроки завершения миссии остаются открытыми — как заявил Путин, контингент будет выведен после выполнения поставленной задачи.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты сходятся, что
сама операция определенно повысила статус организации в регионе, учитывая прошлую критику ОДКБ за отсутствие реакции на обострение конфликта между Арменией и Азербайджаном или смену власти в Киргизии.

Так, профессор НИУ ВШЭ и главный научный сотрудник МГИМО Андрей Казанцев отметил, что ввод миротворческих сил ОДКБ в Казахстан — это первая официальная и реальная операция ОДКБ за всю историю ее существования и, по сути, оправдание создания миротворческого потенциала в рамках этой структуры.

«До этого операций, связанных с реальным вводом войск в какой-то сложной ситуации, еще не было. Можно говорить об усилении статуса организации за счет этого, но тут есть сложность в очень большой асимметрии ее членов.

ОДКБ во многом центрирована на России, поэтому тут можно, скорее всего, говорить о повышении роли Москвы в Центральной Азии и повышении роли организации Договора о коллективной безопасности в российской политике, поскольку Россия впервые реально использует ОДКБ как свой инструмент.

Однако, что касается самой организации, то вторым сильным членом в ней являлся Казахстан, но в этот раз он и оказался реципиентом помощи. Остальные страны — Белоруссия, Армения, Кыргызстан и Таджикистан, — заведомо слабее пары Россия-Казахстан», — считает эксперт.

В то же время руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин считает, что претензии, которые предъявлялись к ОДКБ, по поводу ее некой нерасторопности и неспособности адекватно реагировать на вызовы наподобие смены власти в Киргизии или карабахского конфликта теперь дезавуированы.

«Ввод миротворческих сил в Казахстан показал, что организация способна действовать. Если разбирать высадку военных, то все прошло как минимум на твердую четверку или даже на пятерку с минусом. По сути, ОДКБ показала себя как хорошо работающая система, с которой как минимум не стоит вступать в конфронтацию,

а как максимум стоит сотрудничать и использовать ее возможности и перспективы», — отметил эксперт.

Что ждет организацию
Саммит ОДКБ показал, что стороны настроены на совершенствование организации, в том числе по линии противодействия террористическим угрозам.

По мнению Андрея Грозина из Института стран СНГ,

не исключено расширение списка членов ОДКБ, в частности, за счет возвращения прошлых членов объединения, таких как Узбекистан и Азербайджан. По его словам, Ташкент к этому может подтолкнуть ухудшение ситуации в регионе, а Баку — усталость от взаимодействия с Турцией.

«Узбекистан может присоединиться вновь, поскольку страна в конечном итоге может оказаться в одиночестве посреди пустого выжженного поля, по которому будут бегать мародеры с оружием и подрывать основы государственного суверенитета. А Баку, вероятно, постепенно начинает тяготить излишняя доминирующая роль Анкары. В такой ситуации присоединение к ОДКБ было бы вполне логичным для азербайджанской стороны, так как с ее помощью она сможет подешевле покупать российское оружие и решать серьезные вопросы вроде боевого слаживания и развертывания сил», — добавил эксперт.

При этом Грозин также допустил, что в ближайшее время стоит ожидать укрепления внутреннего сотрудничества между странами ОДКБ, в частности, государства – старожилы организации, в том числе Казахстан, могут серьезно повысить и пересмотреть свои рамки участия в структуре в сторону их усиления и повышения.

С точки зрения Андрея Казанцева из НИУ ВШЭ, возвращение в ОДКБ Узбекистана и тем более Азербайджана все же маловероятно. По его мнению, Баку точно не сможет вернуться из-за наличия в организации Армении.

«К тому же в азербайджанской прессе и соцсетях введение войск организации в Казахстан подвергли большой критике с позиции тюркской солидарности. Узбекистан же заинтересован в сотрудничестве с ОДКБ в основном на афганском направлении. В стране своя достаточно сильная армия и традиционно внутренние проблемы они решают самостоятельно», — резюмировал эксперт.

Источник — gazeta.ru

Страна (Украина): «Старик, уходи!» К чему приведут протесты в Казахстане из-за роста цены газа и ждет ли Украину тарифный Майдан

Страна: протесты в Казахстане сравнили с «цветными революциями»

Страна.uaУкраина

В Казахстане стремительно нарастают акции протеста, которые начались после Нового года из-за резкого подорожания газа для автомобилей. Они уже переросли в массовые выступления и привели к отставке правительства. События в Казахстане уже сравнивают с «цветными революциями» в других странах и видят в них след Запада. Ждать ли тарифный Майдан и на Украине, интересуется автор «Страны».

Александра Харченко

ВКазахстане нарастают акции протеста, начавшиеся после Нового года из-за резкого подорожания газа для автомобилей. В настояний момент протесты уже переросли в массовые антиправительственные выступления. 

Непосредственным поводом стало увеличение в два раза с 1 января цен на сжиженный газ — с 60 тенге (около 10 руб.) до 120 тенге (около 21 руб.) за литр. Это вызвало огромное возмущение, поскольку на западе Казахстана почти 90% транспорта ездит на газе.

4 января правительство согласилось снизить цену на газ — до 50 тенге (9 руб.), но только в одном регионе. Что, естественно, протестную волну не сбило, а наоборот только ускорило ее распространение на всю страну.

Для сравнения: цена сжиженного газа на автозаправках Украины — 19 грн (50 руб.). При этом он тоже быстро дорожает. Средняя зарплата в Казахстане — около 600 долларов, что выше средней украинской зарплаты (513 долларов). 

Среди протестующих появились политические лозунги. Они призывают к отставке правительства и президента, к снижению цен на продукты, товары и коммунальные тарифы. На опубликованных в соцсетях видео видно, как сотни людей на площади в городе Актау скандируют «Шал, кет!» («Старик, уходи!»).

Имеется в виду бывший президент Нурсултан Назарбаев, который, как считается, вместе со своим окружением продолжает неформально руководить страной после добровольной отставки в 2019 году, когда он оставил после себя преемником бывшего спикера Касым-Жомарт Токаева. 

При этом конкретно в резком повышении цены на газ в Казахстане обвиняют председателя правления «КазТрансГаз» Кайрата Шарипбаева, гражданского мужа Дариги Назарбаевой, дочери первого президента Казахстана.

Тем временем в мятежные города уже стягивают войска, протестующих массово задерживают. 

Десять лет там же, на западе Казахстана, взбунтовались нефтяники. Полиция застрелила тогда почти два десятка человек (по неофициальным данным — в разы больше). 

«Страна» выясняла, чего ждать от «газовых протестов» в Казахстане, какова их подоплека и возможен ли тарифный майдан на Украине. 

«Сидим голые на золотом сундуке» 

В Казахстане две трети частных автомобилей использовали именно газ в качестве основного топлива.

Когда заправиться стало дороже, люди вышли на протесты.»Там сработали тупость и алчность чиновников, которые не создали резервные запасы газа для населения (а 90% казахов в западной части Казахстана зависят от газа — например, там практически все автомобили ездят на газе) плюс излишняя активность общественников-экологов, которые столько лет убеждали во вредностизапов газа. Теперь, когда мировые цены на газ подскочили, казахи оказались неготовыми к новому положению дел», — говорит политолог Кость Бондаренко. 

Акции протеста начались в западном Казахстане, а оттуда распространились по всей стране. И сейчас проходят во всех крупных городах. Власти отключают интернет, блокируют соцсети и мессенджеры. 

Тем временем, распространяются многочисленные видео столкновения митингующих с полицией. 

В бунтующие города перебрасываются спецназ и внутренние войска.

Казахи в беседе со «Страной» жалуются, что у народа накопилось много претензий и что рано или поздно должно было «прорвать». 

«Народ недоволен властью, коррупцией, бешеными ценами на продукты, медицину, образование. Жалуются на нарушение прав человека, отсутствие свободы слова, непомерные поборы, штрафы за каждый шаг, безработицу, рост преступности. Но Казахстан — государство с мощным силовым аппаратом. Поэтому «майдан» тут вряд ли возможен», — рассказал нам житель Нур-Султана (бывшей Астаны) Абылкасым Ануарбеков.

«Как говорил писатель Шерхан Муртаза: «Казахи сидят голые на золотом сундуке». Сытый, зажравшийся чинуша никогда не поймёт голодного, по шею увязшего в кабале долгов и кредитов, того, кто засыпая думает, как прокормить, одеть, обуть семью, пока власти громко заявляют с трибун, что Казахстан вошёл в пятерку самых счастливых стран мира и в 40 самых развитых. Социальная несправедливость достигла невероятных масштабов вместе с коррупцией. Многих это просто достало. Но в то же время другая часть казахов не хочет революций, а тем более не хочет крови», — делится в беседе с нами предприниматель Алмаз Елибаев из Алма-Аты. 

Сорос или не Сорос

События в Казахстане уже сравнивают с «цветными революциями» в других странах и видят в них след Запада. Тем более, что Казахстан является союзником России по ОДКБ и Евразийскому экономическому союзу.

«Можно сказать, что Казахстан пытаются раскачать под цветную революцию. Все по методикам Сороса. Правда, основные протесты пока еще в регионах, но и в Алматы уже беспорядки. Зацепка проста — повышение цены на сжиженный газ. Уверен, что пока ничего не получится, но начало положено», — пишет в Facebook политолог Андрей Жданов, намекая на возможную роль США.

Оппозиционно настроенные казахи это отрицают и винят во всем власть.

«На нефти и газе немыслимо богатеют члены одной и той же семьи (Назарбаева — Ред.), нагло захватившие все отрасли — старый зять Кулибаев, новый зять Шарипбаев и молодой зять Досанов. Власть может пойти на уступки и снизить цены, наступит временное затишье. Но потом все повторится, так как сама причина конфликта в стране не будет устранена. А причина в назарбаевской власти, коррупции и системе ограбления народа. Жанаозен, по исторической аналогии, это «казахская Аврора», которая дает уже второй залп для всей страны как сигнал. И рано или позднее, не обязательно сегодня, но это произойдет — казахский бунт. Тоже жестокий, но не бессмысленный. Страна может пойти по двум путям: революции (всех свалить и посадить) или срочным реформам — политическим и экономическим. Второй легитимный путь требует роспуска парламента, роспуска правящей партии «Нур Отан», лишения всех иммунитетов Назарбаева и членов его семьи, проведения быстрых политических реформ указами президента, регистрацию оппозиционных партий и организацию парламентских выборов на основе 50 на 50. Затем провести конституционную реформу», — написала на своей странице в Facebook казахская оппозиционерка Гульжан Эргалиева. 

Чем закончатся протесты?

Улан Мустафин, президент консорциума производителей и поставщиков Казахстана, на своей странице в Facebook предрекает «Майдан».

«Могут ли точечные протесты перерасти в нечто большее и создать огромный хаос? Думаю, да. Глава правительства Аскар Мамин обладает хорошими управленческими качествами, но в самом правительстве давно стали наблюдаться разрозненность, бездействие. Многие министры и акимы перестали выполнять поручения президента страны, неохотно и неэффективно проводят реформы в отраслях и регионах, не строят новых коммуникаций с народом. Никто из госуправленцев не просчитывает возможные варианты развития ситуации и событий. Никто из них не старается быть на шаг впереди. По этой причине разрушается вся система контроля за экономикой и развитием регионов страны. Очевидно, что сохранять стабильность в стране, без смены правительства и проведения реформ, уже невозможно», — написал Мустафин.

В тоже время, есть мнение, что протесты не выльются в большие потрясения. 

Эксперт по странам СНГ, политолог Аркадий Дубнов считает, что поддержка выступлений не так велика, чтобы это могло привести к политическому кризису в стране.

«На улицы вышли сторонники живущего на Западе оппозиционера Аблязова и группы националистов. Но они не пользуются настолько высокой поддержкой, чтобы дошло до политического кризиса в Казахстане. Чтобы погасить протесты, возможно, отправят в отставку правительство», — полагает Дубнов.

Источник «Страны» в политических кругах Казахстана, не исключает, что протесты пойдут по «белорусскому сценарию» и приведут к серьезному сближению страны с Россией.

«Объективно предпосылки к народному недовольству есть и большие. Люди все чаще задаются вопросами — почему в такой богатой полезными ископаемыми стране не такой уровень жизни как в Дубае. И власти на этот вопрос ответа не дают, а только раздражают народ, повышая цены. Хотя могли бы потратить деньги из кубышек и дотировать продажу газа населению. Но очевидно, что у любых протестов должны быть организующие и направляющие силы. Действительно, виден след Аблязова, националистов, которые как раз активизировались в последнее время. А за всем этим — западные круги, которым продали проект «казахского Майдана» с целью создать очаг напряженности как раз между Китаем и Россией. В связи с этим прогнозирую два сценария развития событий. Первый — протесты удастся быстро подавить кнутом и пряником. Бунтовщиков отправят в тюрьму, правительство или отдельных чиновников в отставку, а цены на газ снизят. Второй сценарий — протесты перерастут в серьезный кризис и дестабилизацию. Тогда власти вынуждены будут обратиться за помощью к России, которая и будет оказана. И повторится ситуация с Беларусью и Лукашенко, когда начали Майдан с целью его свержения, а по итогу привели к его еще более тесному сближению с Россией. То же самое при таком сценарии будет и в Казахстане — власть устоит, но интеграция с Россией станет еще более глубокой по многим направлениям», — говорит источник.

Ждать ли тарифный Майдан на Украине?

На Украине, как уже писалось выше, тот же сжиженный газ стоит намного дороже, чем в Казахстане.

Сейчас страна находится на грани серьёзнейшего энергетического кризиса, который чреват как ростом тарифов, так и отключением электроэнергии и отопление. 

Кроме того, нарастает и серьезный политический кризис из-за попыток Зеленского установить авторитарный режим и из-за беспредельных санкций СНБО, которые накладываются на украинских граждан.

И события в Казахстане показывают, что цены и тарифы могут стать причиной массовых волнений, которые быстро распространяться по всей стране при наличие организующих и направляющих сил. А на Украине они, очевидно, имеются. Очень много кто хочет ослабить власть Зеленского или же вообще заставить его уйти со своего поста досрочно.

По этой причине Банковая наверняка изо всех сил попытается удержать тарифы. Однако выполнить эту задачу при нынешнем росте цен на газ в мире все более трудно.

Страна (Украина): «Старик, уходи!» К чему приведут протесты в Казахстане из-за роста цены газа и ждет ли Украину тарифный Майдан | Экономика | ИноСМИ — Все, что достойно перевода (inosmi.ru)

Роль турецких БПЛА в военной геополитике тюркского мира

Развитие турецких беспилотных систем станет в руках Анкары ключом к оборонному и высокотехнологичному потенциалу тюркских стран

Dr. Can Kasapoğlu, Aynur Asgarli   АНАЛИТИКА - Роль турецких БПЛА в военной геополитике тюркского мира

АНКАРА

Экспорт турецких беспилотных летательных аппаратов в страны тюркского мира сыграет важную роль в развитии военно-геополитического сотрудничества в регионе Центральной Азии.

Природа военной науки и геополитики основана на холодном реализме, подкрепленном достоверными данными. В этой связи понятие «военная геополитика тюркского мира» до Второй Карабахской войны было не чем иным, как воодушевляющим романтическим идеалом.

Конечно, нельзя сказать, что военный инвентарь стран тюркского мира, состоящий в большей части из советско-российских систем вооружений, изменился или изменится в одночасье. Влияние советско-российской стратегической культуры в высших военных кругах Центральной Азии также не исчезнет в одночасье.

С другой стороны, продажа беспилотных летательных аппаратов Турции тюркским странам станет серьезным преимуществом. Беспилотные системы при управлении с помощью верных программ оборонных технологий превращаются в «дух времени» (zeitgeist). По этой причине поставки беспилотников Anka производства TUSAŞ в Казахстан, а также беспилотников Bayraktar TB-2 компании Baykar в Туркменистан и Азербайджан имеют особую важность.

Некоторые СМИ сообщают, что Кыргызстан также намерен войти в число импортеров Bayraktar TB-2.

Венгрия, которая имеет «особые» связи с тюркским миром и обладает статусом страны-наблюдателя в Организации тюркских государств (ранее Тюркский совет), заинтересована в приобретении беспилотных летательных аппаратов Vestel Karayel. Поставки будут осуществлены в ближайшее время.

Те, кто с осторожностью относится к возможностям ударных беспилотников, приводят в качестве доводов ограниченные возможности этих платформ в вопросах непосредственного контроля и захвата местности по сравнению с пехотными или механизированными подразделениями.

Другой момент связан с тем, насколько беспилотные летательные аппараты смогут противостоять субъектам, обладающим передовыми возможностями электронной борьбы. Все эти доводы справедливы в рамках определенных параметров.

Развитие турецких беспилотных систем станет в руках Анкары неким ключом к оборонному и высокотехнологичному потенциалу тюркских стран. Вспышки приграничных конфликтов между Кыргызстаном и Таджикистаном, враждебный настрой радикальных элементов в вооруженных силах Армении как в отношении нового статус-кво в Карабахе, так и к администрации Пашиняна, угрозы региональной безопасности на фоне ситуации в Афганистане после вывода войск США и многие другие риски свидетельствуют о наличии широкого поля деятельности для турецких БПЛА в этом регионе.

Трудно сказать, что модель развития оборонного сотрудничества между Турцией и Азербайджаном, которое вышло на уровень оборонного союза благодаря договоренностям от 2010 года, а затем с подписанием Шушинской декларации — на степень оборонной интеграции, буквально завтра удастся применить ко всем странам Центральной Азии. Однако понятие «военная геополитика тюркского мира» перестало быть романтическим идеалом, и ключевую роль в этом сыграли поставки турецких БПЛА.

[Джан Касапоглу, директор программы исследований в области безопасности и обороны стамбульского аналитического центра EDAM]

АНАЛИТИКА — Роль турецких БПЛА в военной геополитике тюркского мира (aa.com.tr)

Исторический поворотный момент: «Концепция тюркского мира до 2040 года»

Профессор Дженгиз Томар прокомментировал «Концепцию тюркского мира до 2040 года», принятую по итогам стамбульского саммита

Prof. Dr. Cengiz Tomar, Elmira Ekberova   |19.11.2021АНАЛИТИКА - Исторический поворотный момент: «Концепция тюркского мира до 2040 года»

АНКАРА

На 8-м саммите Тюркского совета, организованном 12 ноября в Стамбуле, были предприняты важные шаги в направлении укрепления единства и солидарности тюркского мира. Вторым наиболее значимым из этих шагов после изменения названия структуры на Организацию тюркских государств стало принятие «Концепции тюркского мира до 2040 года».

Об этом профессор Дженгиз Томар сказал агентству «Анадолу», комментируя «Концепцию тюркского мира до 2040 года», принятую по итогам стамбульского саммита.

Профессор считает, что для претворения в жизнь жизненно важных решений необходимо принять дорожную карту, и в данном случае такой дорожной картой стала «Концепция тюркского мира до 2040 года».

Если странам удастся реализовать до 2040 года детальную концепцию, охватывающую все сферы жизни, будет достигнута интеграция тюркского мира, отметил он.

По мнению Томара, документ, о котором идет речь, содержит пункты, которые обеспечат сотрудничество и единство тюркского мира во всех сферах.

«Основная цель концепции – это создание процветающих обществ в тюркских государствах. В то же время этот документ выходит за рамки экономической интеграции, так как в нем особое внимание уделяется различным областям правильного управления, таким как поддержка экономических и социальных реформ, верховенство закона, инклюзивные структуры, прозрачность, эффективность, гендерное равенство, подотчетность и борьба с коррупцией», — сказал профессор.

Между тем экономическая интеграция составляет наиболее весомую часть концепции, подчеркнул собеседник АА.

Томар отметил, что пункт документа, касающийся превращения государств-членов в сильную региональную экономическую группу, соединяющую торговые коридоры Восток, Запад-Север и Юг для содействия региональной и глобальной экономической стабильности, отражает главную цель Организации тюркских государств в сфере экономики.

По мнению профессора, поддержка данного потенциала тюркских государств, обладающих богатым историческим и культурным наследием, посредством совместных туристических проектов и Шелкового пути, может стать одной из основных движущих сил организации с экономической точки зрения.

Томар отметил, что в настоящее время больше всего проблем в тюркском мире наблюдается в транспортной и таможенной сферах.

«В СМИ часто появляются сообщения о том, что проблемы возникают из-за различий в законодательстве и практике государств — членов организации в области транспортных, транзитных и таможенных процедур. Именно в этом контексте, «Концепция тюркского мира до 2040 года» открывает существенные возможности. В частности, предусматривается устранение экономических преград на пути торговли через коридоры Восток-Запад через Каспийское море. Государства-члены призывают к интеграции своих цепей поставок в «Тюркский коридор», где таможенные процедуры при пересечении границ будут упрощены и гармонизированы», — добавил Томар.

АНАЛИТИКА — Исторический поворотный момент: «Концепция тюркского мира до 2040 года» (aa.com.tr)

От тюркоязычных стран к тюркским государствам

Профессор Дженгиз Томар прокомментировал итоги VIII саммита Тюркского совета, организованного 12 ноября в Стамбуле

Prof. Dr. Cengiz Tomar, Ülviyya Amuyeva   |15.11.2021АНАЛИТИКА - От тюркоязычных стран к тюркским государствам

АНКАРА

Сотрудничество в пределах великой Туркестанской географии, расположенной на маршруте Шелкового пути между Европой и Азией, откроет тюркскому миру существенные возможности, особенно в условиях перемещения мирового экономического центра тяжести в Азию.

Об этом профессор Дженгиз Томар сказал агентству «Анадолу», комментируя итоги VIII саммита Тюркского совета, организованного 12 ноября в Стамбуле.

Профессор отметил, что тюркские республики, отмечающие в этом году 30-летие своей независимости, и Тюркский совет, созданный в 2009 году, за короткое время превратились в Организацию тюркских государств.

«Это историческое событие, о котором до недавнего времени мы не могли даже мечтать», — подчеркнул Томар.

Профессор напомнил, что на данный момент численность населения тюркского мира насчитывает 300 млн человек, общая территория — 4,5 млн кв. км, а экономика оценивается в 2 трлн долларов.

Томар считает, что вне всякого сомнения, главным событием саммита в турецком мегаполисе стало переименование Тюркского совета.

Изменение названия Совета сотрудничества тюркоязычных государств на Организацию тюркоязычных государств является историческим и фундаментальным преобразованием, считает профессор.

Тот факт, что лидеры Тюркского совета в итоговой декларации вновь подтвердили победу Азербайджана в Карабахе и оправданность шагов Баку в этом вопросе, указывает на решимость стран — участниц организации к сдерживанию угроз, подчеркнул собеседник АА.

Безоговорочная поддержка Турцией братского Азербайджана в период войны нашла широкий отклик у тюркских народов, проживающих в великой Туркестанской географии, добавил он.

По словам Томара, немаловажное значение имеет также тот факт, что страны — участницы организации выразили солидарность с турками-киприотами и приняли просьбу Анкары пригласить их для участия в соответствующих мероприятиях Организации тюркских государств.

Профессор убежден, что это хорошее начало в вопросе прекращения несправедливой изоляции турецкой общины Кипра и признания ТРСК в ближайшие годы.

«Несомненно, одним из важнейших решений саммита явилось укрепление экономических связей между странами-участницами. Самым ярким решением в этом отношении является создание «Тюркского инвестиционного фонда», который будет сформирован при равных капитальных взносах стран до 1 сентября 2022 года», — продолжил Томар.

Значение крупных инвестиционных фондов в современной экономике известно каждому, а следовательно, создание совместного фонда развития означает объединение сил в экономическом смысле, и это может быть предвестником более тесного сотрудничества в будущем, считает он.

АНАЛИТИКА — От тюркоязычных стран к тюркским государствам (aa.com.tr)