Наследие Казахстана: необычная мечеть в Ойылском районе

При строительстве мечети «Ойыл» были использованы овечья шерсть и кобылье молоко

Aliia Raimbekova,Ülviyya Amuyeva,Ekip   |20.10.2020Наследие Казахстана: необычная мечеть в Ойылском районе

НУР-СУЛТАН

Мечеть «Ойыл» (Oil Mosque), построенная 127 лет назад в Казахстане с использованием овечьей шерсти и кобыльего молока, привлекает внимание своей архитектурой.

Историческая мечеть расположена на западе Казахстана в Ойылском районе в 300 км от города Актобе.

Район, известный как один из маршрутов исторического Шелкового пути, получил свое название от реки Ойыл.

Одноэтажная мечеть была построена купцами в 1893 году. Серебристый минарет имеет треугольную форму.

Известно, что глиняные кирпичи, использованные при строительстве мечети, привлекающей внимание посетителей историей строительства и архитектурой, были изготовлены путем смешивания овечьей шерсти и кобыльего молока вместо воды.

Стены мечети меняют цвет после снегопада или дождя.

Мечеть Ойыл уже 127 лет привлекает верующих из многих районов Казахстана.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%B5-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%85%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D0%BE%D0%B1%D1%8B%D1%87%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%82%D1%8C-%D0%B2-%D0%BE%D0%B9%D1%8B%D0%BB%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC-%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BE%D0%BD%D0%B5/2012291

Тюркскому совету понадобился хлопок всего бывшего СССР?

Леонид АЛЕКСЕЕВ |

В условиях сохранения высокой, минимум 90%-ной зависимости многих стран бывшего СССР, особенно России и Белоруссии, от импорта хлопка-сырца по линии Тюркского совета (ТС) недавно развернута кампания по максимально тесной интеграции в хлопковой и в целом текстильной промышленности стран этого объединения. Чего-то подобного, пожалуй, следовало ожидать, поскольку такой курс вполне вписывается в стратегию Турции по политико-экономической консолидации стран Тюркского совета (напомним, что в него, кроме самой Турции, входят Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан и Узбекистан).

Характерно, что «тюркско-хлопковый» тренд обозначился после того, как ЕЭК воздержалась (пока воздерживается) от разработки интеграционной программы стран ЕАЭС в хлопковой отрасли.

А до этого, напомним, власти Узбекистана – ведущего поставщика хлопка и его полуфабрикатов в РФ и другие страны европейского региона экс-СССР – официально заявляли (в 2017-м и в последующие годы) о прекращении экспорта этой продукции самое крайнее с 2022 года. Правда, внутри- и внешнеэкономические реалии, включая ныне оформляемый статус наблюдателя Узбекистана в ЕАЭС, вынуждают Ташкент, скажем так, отсрочить введение эмбраго на хлопко-сырьевой экспорт.

На фоне упомянутых трендов информационные вбросы насчет хлопко-текстильной интеграции с Турцией всех других стран ТС могут означать стремление экономически «отвязать» эти страны от РФ-ЕАЭС. Что, разумеется, может негативно сказаться на политических взаимоотношениях стран ТС со странами Евразийского союза и в целом СНГ.

В данном контексте сошлемся на обширную публикацию в проправительственном агентстве Азербайджана «Вести. Аз» от 13 июля с. г. «Роль текстильной промышленности в интеграции стран Тюркского совета». В ней констатируется, что «текстильная промышленность, считающаяся одной из самых конкурентоспособных отраслей в мире, занимает видное место в экономике стран Тюркского совета. Сразу три страны ТС входят в первую десятку ведущих экспортеров хлопка в мире: Турция – шестая с 988 тыс. т, Узбекистан – седьмой с 640 тыс. т и Туркменистан – десятый с 300 тыс. т.

Но что из этого следует? А вот что: «Узбекистан в последние годы сократил экспорт хлопка, используя его в качестве сырья для своей текстильной промышленности. В стране созданы многочисленные текстильные предприятия с участием тюркских предпринимателей. Узбекистан, экспортирующий текстиль на сумму около 1,2 млрд долл. в 2018 году, стремится увеличить этот показатель до 7 млрд в период с 2019 по 2025 год посредством ряда рекламных проектов».

В том же ключе и про Туркменистан: в стране «текстильная промышленность является вторым наиболее прибыльным сектором после экспорта газа и нефти. Туркменистан наращивает свой экспортный потенциал не только за счет сырья, но и за счет добавленной стоимости на товары из сырья. Крупнейшие иностранные инвестиции в текстильную отрасль Туркменистана имеют турецкое происхождение (выделено нами. – Ред.)». Отмечено, что развитие транспортных артерий между Туркменистаном и Азербайджаном «сыграло важнейшую роль в ускорении поставок туркменской продукции на турецкий и европейский рынки».

Что касается Азербайджана, эта страна «в последние годы уделяет особое внимание развитию текстильной промышленности. В 2019 году хлопок-сырец с 124 млн долл. занимает 4-е место в не нефтяном экспорте страны. Азербайджан, наряду с упомянутыми выше странами, удовлетворяет потребности… и по экспорту в Европу, Россию и другие регионы».

Турция же обозначена лидером в этой отрасли стран ТС. На текстильную промышленность приходится 17% экспорта страны, и данный сектор занимает первое место по уровню занятости населения. Она же – крупный импортер, шестой по объемам закупаемого хлопка в мире с 700 тыс. тонн (в 2019 году). Хлопок она в основном импортирует из США (50%), Бразилии (12%), Греции (9%), Туркменистана (5%) и Азербайджана (5%).

Значит, Анкара ставит задачу переориентации хлопкоимпорта сугубо на страны ТС? Похоже, что именно так. Ибо, как сообщают «Вести. Аз», «Турция, один из важнейших игроков на мировом рынке в этой области, может импортировать часть хлопка, поставляемого из США и Бразилии (62% от общего объема хлопкоимпорта), из Узбекистана или Туркменистана. Это может стать важным шагом в построении трансграничной цепочки поставок. Существует также благоприятная транспортная инфраструктура для обеспечения… богатым сырьем из Туркменистана и Узбекистана».

Затем этот тезис предметно разъясняется: «В случае если Узбекистан и Туркменистан, являющиеся важными производителями хлопка, входящими в Тюркский совет, также будут проводить некую преференциальную политику, направленную на экспорт хлопка в Турцию, этот процесс может способствовать развитию региональной интеграции». А вот Азербайджан, «расположенный на стратегическом перекрестке между Центральной Азией и Турцией, может сыграть ключевую роль в качестве логистического «депо» для этих поставок».

Эпилог, конечно, соответствующий: «Если вышеуказанные шаги будут предприняты для расширения экономических отношений между странами, это неизбежно приведет к ускорению не только двусторонней, но также и межрегиональной интеграции».

На этом фоне вызывает недоумение пассивная позиция Евразийской экономической комиссии. Она, как ни странно, пока не проявляет надлежащего интереса к отладке максимально тесных интеграционных связей в текстильной индустрии стран-участниц, по крайней мере в ее хлопковом сегменте. А это тем более актуально в условиях, повторим, весомой зависимости РФ, Белоруссии и Армении от импорта хлопка-сырца и его полуфабрикатов из Центральной Азии и Азербайджана.

По мнению президента Союзлегпрома Андрея Разбродина, «имеются реальные возможности инвестиционно-технологической и сбытовой кооперации стран ЕАЭС и всего СНГ в хлопковой и смежных с ней отраслях. Частично эти возможности в центральноазиатском направлении стала (с 2018 г. – Ред.) активнее использовать Белоруссия, стремится по тому же пути идти российская сторона. Но эти тенденции пока еще слабо проявляются в постсоветском регионе. Точнее, с учетом массированной господдержки хлопкоперерабатывающей отрасли Узбекистана, основного поставщика сырца в РФ, российскому профильному бизнесу целесообразно активнее встраиваться в узбекистанскую хлопкопереработку, что уже делает белорусский «Беллегпром». И параллельно развивать кооперацию с участвующими в ЕАЭС «хлопковыми» Казахстаном и Киргизией».

По прогнозным оценкам ЕЭК (2018-2019 гг.), «в Республике Казахстан к/в 2020 году планируется стабилизировать посевные площади хлопчатника в 100 тыс. га при валовом 290-300 тыс. тонн хлопка-сырца (около 65 тыс. тонн хлопковолокна). В Кыргызской Республике возможно увеличение к/в 2020 году производства хлопка-сырца до 78 тыс. тонн (около 20 тыс. тонн хлопковолокна)». Более того: «Казахстан и Кыргызстан могут существенно нарастить производство хлопчатника и продукции его переработки, расширить объемы экспортных поставок государств-членов ЕАЭС на этом рынке».

Реализация такого сценария, естественно, возможна при налаживании именно интеграционного сотрудничества между странами ЕАЭС во всех сегментах хлопководства/хлопкопереработки. Тем более что во всех странах ЕАЭС имеется весомый потенциал, например, для профильных НИОКР, отладки/внедрения современных «хлопкотехнологий», развития селекционного сотрудничества, апробации наиболее эффективных систем орошения, технологий комплексной переработки хлопкосырья.

Казалось бы, все предельно ясно, но вывод ЕЭК, мягко говоря, озадачивает: «По итогам состоявшегося обсуждения вопроса экспертами государств-членов Союза принято решение о нецелесообразности подготовки в настоящее время проекта рекомендации Коллегии [для] Комиссии по развитию сотрудничества в хлопководстве».

Полагаем, что настало время пересмотреть такую рекомендацию. Не дожидаться же ускоряющихся интеграционных мероприятий в этой сфере вне ЕАЭС, а именно в рамках Тюркского совета.

Источник — ritmeurasia.org

В Казахстане объявили новый праздник – День Абая

Отмечать его будут ежегодно 10 августа – в день рождения просветителя

Aliia Raimbekova,Ekip   |В Казахстане объявили новый праздник – День Абая

НУР-СУЛТАН

В Казахстане появился новый праздник — День Абая. Его будут отмечать 10 августа, сообщает пресс-служба правительства Казахстана.

Премьер-министр Аскар Мамин подписал постановление о внесении дополнения в постановление правительства «Об утверждении перечня праздничных дат в Республике Казахстан».

«Перечень праздничных дат в Республике Казахстан, утвержденный указанным постановлением, дополнить пунктом следующего содержания: День Абая – 10 августа», — говорится в документе.

В 2020 году в Казахстане отмечается 175-летие знаменитого просветителя.

Международная организация тюркской культуры (TÜRKSOY) в декабре прошлого года приняла решение об объявлении 2020-го Годом Абая Кунанбаева.

Философ, поэт и просветитель Абай Кунанбаев родился 29 июля по старому стилю, или 10 августа по новому 1845 года.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/%D0%B2-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%85%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5-%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D1%8F%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D0%BA-%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D1%8C-%D0%B0%D0%B1%D0%B0%D1%8F/1932637

Казахстанский прорыв: роль Назарбаева в истории страны

Посол Казахстана в Турции Абзал Сапарбекулы написал статью о роли Назарбаева в истории страны для агентства «Анадолу».

Abzal Saparbekuly,Aynur Asgarli   |06.07.2020Казахстанский прорыв: роль Назарбаева в истории страны

СТАМБУЛ

В двадцатом веке произошел ряд скачков модернизации в разных частях света. В 1970-х годах началась волна «азиатских тигров», затем успех Китая, развитие стран Восточной и Центральной Европы в 2000-х годах, а сегодня идет процесс модернизации в Бразилии, Индонезии, Мексике и других странах. Это примеры, в которых нации сумели преодолеть вызовы и дисбалансы исторического развития и кардинально обновить свое государство, заняв более высокие позиции в мировой иерархии.

Казахстан начал свой модернизационный путь в 1990-х годах. Возрождение нашей страны и скачок вперед совпали с трудным историческим этапом 90-х годов. Это был период, когда произошли важные события в области международной безопасности, энергетических и нефтяных рынков, и был образован новый регион под названием «Евразия».

Казахстан находился в эпицентре этих событий и в центре этого нового региона. Этот период был временем неопределенности и глобальной турбулентности, когда международная политическая система, существовавшая более 70 лет, была резко разрушена, а мировые игроки все еще искали подходящий формат для диалога и сотрудничества при неизвестных обстоятельствах. Становление Казахстана как государства происходило в такой «кипящей» международной среде.

Сегодня можно по-разному представлять, каким мог быть путь суверенного Казахстана, но в истории республики судьбоносным стал фактор личности ее первого Лидера.

Давно признано, что одна личность может повернуть исторический ход. Способность взять на себя ответственность, иметь чёткий взгляд на развитие страны и уметь его отстоять – эти черты исторических личностей особенно необходимы народу в критические и поворотные моменты истории.

Нурсултан Назарбаев сыграл в истории Казахстана такую же масштабную роль, какую сыграли в развитии своих государств такие всемирно известные реформаторы как Мустафа Кемаль Ататюрк в Турции, Шарль де Голль во Франции, Махатхир Мохаммад в Малайзии, Ли Куан Ю в Сингапуре, Дэн Сяопин в Китае.

Избранный народом на высший государственный пост 1 декабря 1991 года, Назарбаев стал первым президентом молодого государства, фактически находившегося в то время, с его слов, «у края пропасти».

Положение, в котором находился Казахстан накануне распада СССР, было незавидным. Статистика показывает, что в Советском Союзе, который сам хронически отставал от передовых стран в экономическом и технологическом развитии, нашей республике отводилось одно из последних мест. Если называть все своими именами: СССР рассматривал Казахстан в качестве аграрно-сырьевого придатка. Поэтому после распада Советского Союза независимому Казахстану пришлось ответить на целый комплекс вызовов своему развитию.

Необходимо начать с того, что географическое положение, зажатое в центре континента между крупными державами и нестабильным югом, без выхода в мировой океан, определяло сложную геополитическую обстановку и ограничивало экономические возможности. Кроме того, демографическая структура страны также содержала определенные риски конфликта.

С распадом СССР экономическое состояние Казахстана ухудшилось. В период с 1990 по 1994 год объем промышленного производства в Казахстане сократился вдвое, сельское хозяйство – до 30 процентов, а транспорт – на две трети от предыдущего уровня. Остановились промышленные гиганты в угольной, горнодобывающей и других отраслях. Увеличилась безработица, началась массовая экономическая миграция. В этих условиях Казахстану предстояло преодолеть неэффективную экономическую модель, сложившуюся в СССР.

В стране, которая стремилась к рыночной экономике, сохранялись архаичные механизмы управления и организации государственных институтов. Важным было сохранить мир и согласие в многонациональном обществе, которое состоит из более чем 130 национальностей, исповедующих более 30 религиозных конфессий. Во внешней политике нам пришлось искать свое место в мировом сообществе.

Через все эти тернии под руководством своего первого президента и прошел молодой Казахстан. Проблемы и вызовы в первых лет были успешно преодолены. Многие кризисы превратились в возможности. Лидер нации вовремя принял правильные решения и сумел вывести страну из кризиса на новый уровень развития.

Назарбаев всегда интересовался передовым опытом развития, он глубоко изучал истории успешных наций. Модели развития Японии, Южной Кореи, Малайзии и Китая стали примерами для собственного пути развития Назарбаева. Однако следует четко указать, что Казахстан никогда не копировал зарубежные модели развития. Ни азиатские, ни европейские, ни американские модели не подошли бы Казахстану идеально. Потому что это были модели, применяемые в разных политических, социальных и экономических условиях, в разные исторические периоды и в разных государствах. Но самостоятельно выделив из мирового опыта отдельные универсальные принципы государственного строительства, казахстанский лидер смог умело наложить их на национальный контекст и сформировать собственную модель эффективных реформ, развития и действенного управления.

В начале 1990-х годов Нурсултан Назарбаев сумел быстро разработать собственную программу реформирования всех сфер государственного развития и успешно осуществить национальную модернизацию. Он представил собственную формулу развития «сначала – экономика, потом – политика». Другими словами, изначально страна сделала ставку на экономическое развитие, и уже на этой основе – развитие демократических институтов.

Сегодня этот опыт известен, как «модель Назарбаева» или «Казахстанский путь». В его основе продуманное и поэтапное государственное строительство, основанное на рациональном решении первоочередных задач и стремление к амбициозным целям в будущем. Если коротко, то усилия первого президента Казахстана были сосредоточены на трех ключевых этапах реформ и развития. 

Первый этап модернизации 

Начало 1990-х годов – время Первой модернизации. Тогда стояла задача перестроить систему государственного управления, сформировать основы рыночной экономики и встроиться в мировое сообщество. В этот период Казахстан осуществил «тройной транзит» в экономической, социальной и общественно-политической сферах. Казахстан сознательно избрал демократию как модель политического развития устройства. На основе новой Конституции в 1995 году была создана политическая система с разделением исполнительной, законодательной и судебной властей, заложен фундамент правового государства. Государством были проведены глубокие экономические преобразования и сформированы ключевые механизмы рыночной экономики. На фоне неопределённости Казахстан сохранил стабильность и сберег этническое и религиозное согласие в обществе.

Казахстан заявил о себе на весь мир как государство, ориентированное на мирное развитие, и сам отказался от 4-го по своей мощи ядерного арсенала, доставшегося от СССР. Молодое государство установило дипломатические отношения с большинством стран мира, стало членом мирового сообщества и добилось международного признания.

В тот период Казахстан сделал неожиданный ход, разработав стратегию долгосрочного развития государства. В 1997 году Нурсултан Назарбаев представил обществу Стратегию развития до 2030 года с детальным планом действий по всем сферам жизни. В то время как постсоветские страны были погружены в решение неотложных социально-экономических и внутриполитических вопросов, первый президент Казахстана устремлял свою страну смотреть дальше, за горизонт нескольких десятилетий вперед. 

Второй этап модернизации

Вторая модернизация Казахстана стартовала в третьей четверти 1990-х и завершилась в середине 2010-х годов. В этот период организационно обновленный Казахстан приступил пожинать хорошие плоды своих непростых реформ и усилий, и продолжал движение вперед в рамках национальной стратегии развития. Под руководством Нурсултана Назарбаева экономика вышла на траекторию устойчивого роста, в стране сформировалась современная система государственных институтов и средний класс. Благосостояние общества повысилось, если в начале 1990-х годов ВВП на душу населения составляло 700 долл., то к 2013 году этот показатель достиг уже 12 000 долл. Заметно улучшилось качество жизни, в результате Всемирный банк включил Казахстан в число стран со средним уровнем дохода. Через два мировых экономических кризиса 1998 и 2008-2009 годов независимый Казахстан прошел без ощутимых потерь, что подтвердило прочность молодого государства, доказав его состоятельность.

Другим крупным успешным достижением Казахстана в тот период стал перенос и строительство новой столицы государства, которая сегодня носит имя первого президента – Нур-Султан. Новая столица решила целый комплекс стратегических задач государственного развития и стала символом новой исторической эпохи нашей страны. В 2012 году Казахстан вошел в число 50 самых конкурентоспособных стран мира. В те же годы в Стратегии «Казахстан-2050» Нурсултан Назарбаев представил новую амбициозную цель развития – через несколько десятилетий занять место среди 30 передовых стран мира. 

Третий этап модернизации

Поступательное движение Казахстана к этой цели обеспечивает нынешняя Третья модернизация, о которой первый президент объявил в 2017 году. За эти годы республика уже показала свой потенциал роста. Благодаря политике Нурсултана Назарбаева ВВП Казахстана вырос с 22 млрд. долл. до 184 млрд. долл. Усилия по развитию условий для деловой активности привели к тому, что в рейтинге Doing Business Всемирного банка страна поднялась с 86-места в 2005 году до 25-й позиции в 2019 году.  

Достижению новой цели развития будет способствовать продолжение реформ по созданию профессионального государства, подотчетного обществу. В числе приоритетов этого современного периода – эффективное развитие экономики, привлечение инвестиций, инновационная индустриализация, дальнейшая социальная модернизация и сохранение единства народа. В основе будущего развития лежит человеческий капитал и духовная модернизация в рамках специальной программы «Рухани жаңғыру».

Эти три этапа модернизации, цели которых не перекрывают друг друга, образуют целостный процесс обновления и развития. Стабильная государственная система и сильная президентская власть дали возможность осуществить глубокое реформирование страны. В целом главный итог в том, что современный Казахстан давно вышел из острой стадии выживания 1990-х годов и перешел в стадию глобальной конкуренции за место среди наиболее развитых стран.

Отдельно необходимо отметить позиции Казахстана на мировой арене. Безопасность Казахстана была обеспечена благодаря сбалансированной политике, определяемой как «многовекторность», и страна стала уважаемым членом международного сообщества. За эти годы многие идеи и инициативы первого президента были реализованы и сегодня последовательно развиваются. Казахстан стал одним из ключевых активистов в сфере глобальной ядерной безопасности, достиг целого ряда результатов в миротворческой политике и разрешении конфликтов вокруг Нагорного Карабаха, Украины, Сирии, иранского ядерного кризиса и др. Миролюбивая политика Казахстана способствовала избранию страны председателем в ОБСЕ, ШОС, ОИС, непостоянным членом Совета Безопасности ООН в 2017 – 2019 годы и др. международных организациях. Евразийская идея Нурсултана Назарбаева была реализована в созданном Евразийском экономическом союзе. Казахстан стал членом ВТО, а благодаря реализации крупных инфраструктурных проектов стал оператором растущих торговых потоков между Востоком и Западом Евразии, идущих по сухопутным коридорам через территорию нашей страны.

В результате трех этапов продуманной модернизации под руководством Назарбаева страна сумела совершить «прыжок во времени», т.е. очень быстро, без колебаний перейти от одной политико-исторической эпохи к новой, от одного экономического уклада – к другому. Эта модель является примером для всего нашего региона. Поэтому в эти дни, когда мы отмечаем 80-летний юбилей Нурсултана Назарбаева, архитектора Казахстанского пути развития, не только народ Казахстана, но и весь Тюркский мир желает ему крепкого здоровья и долголетия. 

Абзал Сапарбекулы,

чрезвычайный и полномочный посол Республики Казахстан в Турции

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%85%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%80%D1%8B%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D0%BB%D1%8C-%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D0%B2-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B/1901216

«На латиницу будем переходить без ускорения», — КазПрезидент Токаев (интервью «КП», полный текст)

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев: В Казахстане нет понятия «национальное меньшинство»

В эксклюзивном интервью «Комсомольской правде» глава Республики Казахстан рассказал — что он думает о слухах про двоевластие в стране, «русском вопросе», «Крымском сценарии» и «китайской угрозе»

ВЛАДИМИР СУНГОРКИН, АНДРЕЙ СЕДОВ (КП-МОСКВА)
ВИКТОР КИЯНИЦА (КП-КАЗАХСТАН)

«РОССИЯ ДЛЯ НАС — САМОЕ БЛИЗКОЕ ГОСУДАРСТВО»

— Граждане России, согласно опросам, считают самыми дружественными странами Белоруссию и Казахстан. А что говорят подобные опросы в Казахстане?

— Для граждан нашей страны Россия была и остается самым близким государством. Доверие и взаимопонимание между нашими народами складывалось веками, в периоды тяжелых испытаний мы всегда были вместе. Многих россиян и казахстанцев объединяют родственные, дружеские, профессиональные связи.

О теплом отношении к России свидетельствуют и социологические опросы. Уровень доверия казахстанцев к вашему государству на протяжении многих лет превышает 75 процентов. Это очень высокий и, что очень важно, стабильный показатель. Россия воспринимается нашим общественным мнением как стратегический партнер и союзник.

— Мог бы Казахстан, например, войти в Союзное государство России и Белоруссии? Нужна ли такому Союзному государству единая валюта, таможня, Единый парламент? Или наш путь скорее – превращение ЕАЭС в некий «Восточный Евросоюз»? Возможно ли это? Каким Вы видите его лет через 10-20? И какие формы нашего сотрудничества, и совместные проекты Вы считаете наиболее перспективными?

— Казахстан активно сотрудничает с Россией и Беларусью как в двустороннем формате, так и в рамках интеграционных объединений (ЕАЭС, ОДКБ, СНГ). У нас нет планов присоединения к Союзному государству России и Беларуси. Приоритетное направление – дальнейшее развитие интеграции в рамках упомянутых организаций.

Большой интерес для нас представляет усиление потенциала ЕАЭС как экономического союза. Развивая кооперационные связи, создавая общий рынок товаров, услуг, рабочей силы, усиливая инвестиционную привлекательность государств-участников союза, мы могли бы превратить ЕАЭС в эффективную структуру глобального масштаба. Работа в этом направлении последовательно продвигается. К 2025 году будут сформированы общие энергетический, финансовый рынки. Перспективным направлением является цифровое взаимодействие.

Порой в ЕАЭС, даже на самом высоком уровне, бывают острые дискуссии, но они продиктованы общим стремлением сделать союз более успешным, авторитетным, привлекательным. Ведь равнодушие – это верный признак деградации.

«НИКАКОГО ДВОЕВЛАСТИЯ НЕ СУЩЕСТВУЕТ»

— Прошло больше года с момента, как Вы сменили на посту президента Нурсултана Назарбаева. Но он не ушел из большой политики. Некоторые политологи со стороны рассуждают, что в Казахстане возникло некое двоевластие.

— Первый президент Нурсултан Назарбаев – фигура исторического масштаба, основатель современного Казахстана. В скором времени (6 июля) мы отметим его 80-летний юбилей. Конечно же, будем говорить о его заслугах перед нашим народом и международным сообществом. Для нас важно сохранить его историческое и политическое наследие, это необходимо для укрепления казахстанской государственности. Поэтому первым пунктом моей предвыборной платформы была названа именно преемственность.

В нынешней сложной обстановке Назарбаев решительно высказался в поддержку моего курса на ускоренный выход из кризиса, создание новой экономики и материальную поддержку граждан. Никакого двоевластия не существует, об этом неоднократно говорил и сам Нурсултан Абишевич, призывая объединиться вокруг действующего президента.

«РУССКИЕ — ЧАСТЬ НАШЕГО НАРОДА»

— Государство – это семья народов, которые в нем живут. Сколько русских сегодня живет в Казахстане и насколько защищены их права?

— На наш взгляд, межэтническое согласие – это важнейший фактор внутриполитической стабильности, без которого невозможно устойчивое развитие страны. Казахстан, как и Россия, – многонациональное государство. Считаю, что это большой стратегический плюс, мы исходим из принципа «единство в многообразии».

По сути, казахстанцы, независимо от их этнического происхождения, считают себя единым народом, единой нацией. В Казахстане нет понятия «национальное меньшинство». В Казахстане проживает более 3,5 миллионов русских, их доля в общей численности населения достигает почти 19%. Русские, проживающие в нашей стране, неотъемлемая часть нашего народа, они пользуются всеми правами.

Недавно в одном из зарубежных аналитических материалов я наткнулся на формулировку «русская диаспора в Казахстане». Предупредил наших идеологов и аналитиков ни в коем случае не применять такие выражения, в корне противоречащие истинному положению вещей. Русские – это часть нашего народа, их вклад в становление и развитие Казахстана огромен и не подлежит забвению.

Многие русские имена золотыми буквами вписаны в нашу историю: Григорий Потанин, Павел Зенков, Евгений Брусиловский, Александр Затаевич, Александр Бараев, Сергей Луганский, Иван Шухов, Иван Панфилов, Иван Павлов, Николай Макиевский. Эти и многие другие люди – гордость Казахстана. А Геннадий Головкин, Александр Винокуров, Ольга Рыпакова, другие именитые спортсмены успешно защищают честь Казахстана на мировых спортивных аренах.

— Спецкор «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин год назад проехал по Казахстану, говорил с русскими гражданами Вашей страны. Многие из них отмечали такие тенденции, как частое переименование населенных пунктов, определенные трудности, возникающие при трудоустройстве славянского населения в органы власти.

— Повального переименования нет. Ряду населенных пунктов, улиц возвращают их исконные названия. Уходят в прошлое неблагозвучные наименования, топонимы, отражающие реалии советской эпохи и совершенно не популярные среди местных жителей, например, «Тепловозная» и «Приканальная».

Каждому переименованию предшествуют разъяснительная работа, историческое обоснование, учитывается мнение граждан, выраженное в ходе соцопросов и сходов.

Власть не ставит перед собой цель полностью убрать русские названия. Совсем недавно в Караганде появились улицы Григория Потанина (российский географ, публицист, исследователь Центральной Азии, — ред.) и Александра Затаевича (русский и советский музыкант, народный артист Казахской ССР, — ред.). Не могу согласиться с утверждением о дискриминации в отношении желающих поступить на государственную службу. Представители славянских и других этносов сегодня представлены в правительственных учреждениях, парламенте, маслихатах (местных представительных органах, — ред.). Русские вносят значительный вклад в развитие малого и среднего бизнеса, промышленность, сельское хозяйство. По Конституции, русский язык официально употребляется в государственных органах.

— С другой стороны, русские в Казахстане живут достаточно компактно – в северных и восточных регионах. Некоторые эксперты «делают прогнозы» о возможном повторении сценария Крыма или Донбасса в Казахстане.

— Такие прогнозы псевдоэкспертов не имеют под собой серьезной основы. Скорее они рассчитаны на дестабилизацию ситуации в Казахстане и подрыв добрососедских, союзнических взаимоотношений между нашими государствами. Такие прогнозы могут высказывать только некомпетентные люди, недоброжелатели, подпевающие чужим голосам.

«НА ЛАТИНИЦУ БУДЕМ ПЕРЕХОДИТЬ БЕЗ УСКОРЕНИЯ»

— В Казахстане идет процесс перехода с кириллицы на латиницу. Это в некоторой степени вызывает определенное беспокойство в России, учитывая нашу общую многолетнюю историю, культурно-духовную близость.

— Данный процесс инициировал наш первый президент Назарбаев в рамках концепции духовной модернизации. Он неоднократно заявлял, что перевод на латиницу коснется только казахского языка, на положение русского языка это никак не повлияет.

Мировое информационное пространство в результате ускоренного внедрения новых технологий стремительно трансформируется. Нашим детям предстоит органично вписаться в новые реалии, поскольку основной информационный поток опирается на латинскую графику.

Модернизация казахского алфавита продиктована желанием расширить коммуникационные возможности казахского языка.

В то же время мы будем переходить на латиницу постепенно, без искусственного ускорения, с учетом опыта центрально-азиатских государств. Ведь речь идет не о простом переложении с кириллицы на латиницу, а о реформе орфографии казахского языка. Кроме того, нельзя забывать, что все значимые произведения классиков казахской литературы были созданы на кириллице, многие поколения казахов получили и получают образование именно на кириллице. Поэтому поспешность может навредить этому большому делу, нужно подойти к нему вдумчиво.

«СОЗДАНИЕ «ЗЕРНОВОЙ ОПЕК» — ИНТЕРЕСНАЯ ИНИЦИАТИВА»

— Россия и Казахстан – крупнейшие производители и экспортеры зерна в мире. Как Вы относитесь к идее создания «зерновой ОПЕК» для поддержания цен?

— Россия и Казахстан входят в 10-ку мировых экспортеров пшеницы, наша доля в мировом экспорте пшеницы составляет 3%. Как известно, решения ОПЕК направлены на сдерживание объемов добычи для достижения благоприятных цен на нефть. Создание «зерновой ОПЕК» может оказаться интересной инициативой, направленной на обеспечение стабильности зернового рынка и координацию ценовой политики на зерно.

Но рынок зерна имеет свою специфику. Сильное влияние на цены оказывают погодные условия и урожайность. Имеются естественные торговые ограничения, связанные с тем, что некоторые страны, включая Казахстан, не имеют прямого выхода к морю, и, соответственно, могут пострадать от введения пороговых цен. При создании подобного картеля нужно учитывать интересы небольших игроков, а также подумать, насколько создание «зернового ОПЕК» соответствует нормам ВТО. Однако сама концепция, безусловно, заслуживает заинтересованного обсуждения специалистов.

«МЫ БУДЕМ ПОДДЕРЖИВАТЬ РОССИЙСКИЙ БИЗНЕС»

— Казахстан считают передовым в области налогообложения и отношения государства с бизнесом. В чем сильные стороны экономической системы Казахстана, которые могла бы позаимствовать Россия и другие страны СНГ, вышедшие из одной «советской шинели»?

— Облегчение налогового бремени – стратегическая цель, которую ставят перед собой как Казахстан, так и Россия. Это важный фактор повышения конкурентоспособности экономики и обеспечения привлекательности инвестиционного климата.

Ставки налогов в Казахстане ниже действующих ставок в государствах СНГ. Это касается налогов на доходы ИП и юридических лиц, НДС, налога на доходы физических лиц. При этом налоговая система Казахстана, как и России, «гостеприимней», чем в большинстве развитых стран, и направлена на поддержку прежде всего малого и среднего бизнеса.

Преимущество нашей налоговой системы состоит в минимальном контакте предпринимателей с фискальными органами. Процедуры налогового администрирования можно и нужно осуществлять через информационную систему. В Казахстане налоговым органам законодательно запрещено вмешиваться в предпринимательскую деятельность.

Предпринимателям предоставлен широкий спектр налоговых льгот, включая специальные режимы налогообложения. Мы на три года освободили субъекты микро- и малого предпринимательства от уплаты налогов на доходы, введен мораторий на проведение налоговых проверок.

— И есть ли что-то и у России, что хотел бы перенять Казахстан?

— Мы видим очевидные успехи России в цифровизации таможенных операций и налогового администрирования. Таможенные органы внедрили технологии, практически полностью исключающие участие человека – автоматическую регистрацию и автоматический выпуск деклараций. В этом плане для Казахстана интересна российская модель интеллектуального пункта пропуска. В области цифровизации налогового администрирования Россия занимает лидирующие позиции в мире. Пристального внимания заслуживает и ваша практика усиления налогового контроля и применения технологий больших данных.

— Известно, что российские бизнесмены охотно регистрируют свои компании в Казахстане из-за большего комфорта ведения дел здесь. Как обстоит текущая ситуация и насколько эффективен российский бизнес для экономики Казахстана?

— Россия является основным торгово-экономическим партнером Казахстана. Объем прямых инвестиций из России в Казахстан составил 15,7 миллиарда долларов. Двусторонний товарооборот в 2019 году увеличился на 6,2% по сравнению с 2018 годом и составил почти 20 миллиардов долларов.

В Казахстане успешно работают более 7 тысяч российских компаний, около 3,5 тысяч совместных казахстанско-российских предприятий.

Активно реализуются совместные проекты в приоритетных отраслях экономики. К примеру, в 2018 году крупнейшей российской компанией «Полиметалл» запущено Бакырчикское горнодобывающее предприятие с объемом инвестиций 418 миллионов долларов. Планируется совместная реализация 53 инвестиционных проектов на сумму 6,6 миллиарда долларов.

В апреле 2019 года мы приняли программу совместных действий в области производственной кооперации, а в октябре того же года был запущен первый проект данной программы – производство тракторов «Кировец» в Костанае мощностью до 500 тракторов в год.

Мы намерены активно продвигать сотрудничество с Россией в нефтегазовом, нефтехимическом и других секторах, где производится продукция высокого передела. Активизировано сотрудничество по морским нефтегазовым проектам на шельфе Каспия. Мы полагаемся на Россию как на стратегического партнера. Успешно работает в нашей стране «Лукойл».

Мы будем поддерживать российский бизнес, который реализует инвестиционные проекты в Казахстане. И ожидаем, что результатами нашего сотрудничества станут производства, которые выйдут на рынки КНР и Центральной Азии.

На осень этого года запланирован казахстанско-российский форум, на котором будут приниматься решения по региональному экономическому сотрудничеству. Признателен президенту Путину за неизменное внимание к этой проблематике, как и ко всему комплексу двустороннего сотрудничества.

«РАССУЖДЕНИЯ О «КИТАЙСКОЙ ЭКСПАНСИИ» НЕ СООТВЕТСТВУЮТ РЕАЛИЯМ»

— Насколько сильно присутствие Китая в Центральной Азии? Можно ли говорить о «китайской экспансии», угрозе со стороны КНР?

— Народы Центральной Азии, Китая и России испокон веков активно торговали друг с другом, обменивались духовными знаниями. Поэтому Великий Шелковый путь стал историческим символом региона.

Геостратегическое расположение и большой потенциал Центральной Азии приковывают к себе пристальное внимание мирового сообщества, и, конечно же, Китая.

Инициатива «Пояса и пути» позволила запустить интересные проекты в Центральной Азии. Многие из них были реализованы при помощи Азиатского банка инфраструктурных инвестиций и Фонда Шелкового пути.

Очевидно, что сухопутный компонент «Пояса и пути» немыслим без Казахстана и других стран региона, выступающих связующим звеном между Китаем и Европой, Ближним Востоком. Объемы китайских инвестиций и двусторонней торговли стабильно растут. В 2018 году объем накопленных прямых китайских инвестиций в пять стран региона приблизился к 15 миллиардам долларов. В прошлом году совокупный товарооборот Центральной Азии с КНР превысил 33 миллиарда долларов. Интерес к развитию торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества имеет обоюдный характер, поэтому не думаю, что рассуждения о «китайской экспансии» соответствуют реальному положению дел.

— Какими Вы видите перспективы развития сотрудничества Казахстана с Китаем?

— Развитием сотрудничества с Китаем плодотворно занимался наш первый президент Назарбаев. В настоящее время отношения между нашими государствами вышли на уровень долговечного стратегического партнерства.

Сложилась положительная динамика контактов на высшем политическом уровне. В ходе переговоров с председателем Си Цзиньпином в сентябре прошлого года было принято Совместное заявление, в котором нашли отражение перспективные направления сотрудничества наших стран. Мы активно взаимодействуем в международных и региональных организациях (ООН, ШОС, СВМДА).

Китай является важным экономическим партнером Казахстана. В 2019 году двусторонний товарооборот достиг 14,5 млрд долларов.

Яркой страницей в истории нашего партнерства можно назвать солидарность и взаимопомощь в борьбе с пандемией COVID-2019. Казахстан направил медицинскую гуманитарную помощь в Ухань. В ходе телефонного разговора со мной Председатель Си Цзиньпин заявил, что проявленное сочувствие подтвердило верность пословицы «друг познается в беде». Когда же волна коронавируса достигла Казахстана, китайская сторона незамедлительно оказала ответную гуманитарную помощь и направила группу квалифицированных специалистов.

«СТРОИТЕЛЬСТВО ВОЕННОЙ БАЗЫ США НЕ ОБСУЖДАЕТСЯ»

— Возможно ли появление в Казахстане военной базы США?

— Строительство военной базы США в Казахстане не обсуждается и не стоит в повестке дня. В то же время сотрудничество между Казахстаном и Соединенными Штатами успешно развивается в таких стратегических сферах, как энергетика, инвестиции, технологии. Мы постоянно контактируем по вопросам разоружения и нераспространения ядерного оружия. Мы работали и в сфере биологической безопасности на базе бывшего противочумного института в Алматы, но сейчас, в связи с истечением контракта, американцы покинули референс-лабораторию, там трудятся только казахстанские специалисты за счет нашего бюджета. С учетом актуальности исследований в этой сфере мы готовы к максимально прозрачному сотрудничеству с российскими специалистами.

«БАЙКОНУР БУДЕМ МОДЕРНИЗИРОВАТЬ»

— Как живет Байконур в современных реалиях? Каким Вы видите будущее одного из главных мировых космодромов, с которого началось покорение космоса человеком? Есть ли в нем место России?

— Наше взаимодействие в космической сфере и совместное развитие города Байконур – это наглядный пример многогранного сотрудничества Казахстана и России.

Вопросы жизнедеятельности и эффективного развития космодрома рассматривает Межправительственная комиссия. Приоритет отдается созданию космических аппаратов гражданского назначения, используемых в сферах связи, телевидения, научных исследованиях. Мы сотрудничаем по проекту «Гагаринский старт». Инвесторы из Казахстана, России и ОАЭ намерены вкладывать средства в модернизацию этой исторической площадки, с которой состоялся первый полет человека в космос. Целью совместного проекта «Байтерек» является создание ракетно-космического комплекса для выведения аппаратов на экологически безопасных носителях взамен использующей токсичное топливо ракеты «Протон».

Отдельно хочу выделить инициативу Казахстана по созданию свободной экономической зоны «Байконур», которая может внести значительный вклад в развитие экономик двух стран.

В октябре космодром будет отмечать 65-летие. Полагаю, наши страны должны встретить эту знаменательную дату на достойном уровне, ведь Байконур — достояние всего человечества, а его историческая роль в мировой космонавтике неоспорима.

«ОСТАЮСЬ ЧИТАТЕЛЕМ «КОМСОМОЛКИ»

— Благодарим Вас за столь содержательные и интересные ответы! Что бы Вы хотели в завершение пожелать редакции «Комсомолки» и ее читателям?

— Пользуясь случаем, хотел бы поздравить коллектив «Комсомольской правды» с 95-летием газеты.

Я был заинтересованным читателем «Комсомолки» и в эпоху развитого социализма, и пресловутого застоя, и неудачной перестройки, и развала СССР. Остаюсь им и сейчас. Из 95-летней истории «Комсомолки» по меньшей мере 45 лет в буквальном смысле прошли перед моими глазами. Надеюсь, этот факт говорит о многом.

Уверен, ваша газета будет и впредь вносить осязаемую лепту в укрепление дружбы между нашими народами. Желаю вам новых творческих успехов, а вашим многочисленным читателям – здоровья, оптимизма и благополучия.

ДОСЬЕ КП

Токаев Касым-Жомарт Кемелевич родился 17 мая 1953 года в Алма-Ате. Отец – писатель-фронтовик. Считается основоположником детективного жанра в казахской литературе.

Президент Казахстана окончил в 1975 году Московский госинститут международных отношений — МГИМО и поступил на службу в МИД СССР. Был направлен на работу в советское посольство в Сингапуре. В 1983 году прошел стажировку в Китае, после чего вплоть до 91-го года работал в посольстве СССР в Пекине.

В 1992 году стал заместителем министра иностранных дел Казахстана, а в 1994 году возглавил казахстанский МИД.

В 1999-м году стал премьером Казахстана. В 2007-м году был избран председателем Сената парламента.

С 2011-го по 2013 год Касым-Жомарт Токаев работал заместителем Генсекретаря ООН, Генеральным директором отделения ООН в Женеве, а также личным представителем Генсекретаря ООН по разоружению.

С 20 марта 2019-го года является действующим президентом Казахстана. 10 июня 2019 года Касым-Жомарт Токаев с подавляющим преимуществом победил на внеочередных президентских выборах.

Источник — КП
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1592402100

Пять самых красивых озер Центральной Азии

Озера Центральной Азии. Озеро Искандеркуль. Таджикистан.

Манзума Фируз, Asia-Plus

Высокогорные, глубокие, лазурные и чистейшие — все эти эпитеты как нельзя лучше подходят к озерам, расположенным в странах Центральной Азии.

Несомненно, каждое озеро по-своему красиво, удивительно, и имеет право называться самым красивым и необыкновенным.

И, конечно же, не одна фотография не способна сотворить то, что может создать природа и передать всю красоту этих мест.

Но, мы выбрали, 5 самых красивых, по нашему мнению, горных озер Центральной Азии, которые являются настоящими жемчужинами природы и куда можно поехать на отдых.

Искандаркуль — Таджикистан

Таджикистан знаменит красивыми горными озерами. В республике насчитывается более двух тысяч озер, большинство из них расположены в горных местах на северо-западе, в районе Фанских гор, в центральной и восточной части республики, на Памире.
Озеро Искандеркуль расположено на высоте 2195 метров над уровнем моря между западными оконечностями Гиссарского и Зерафшанского хребтов. Общая площадь водной поверхности озера составляет 3,4 км2, глубина озера достигает 72 метров.
По мнению ученых, в древности озеро имело более высокий уровень воды, следы которого можно увидеть на склонах окружающих гор, на высоте более 120 метров.
По преданиям водоем получил свое название от имени Александра Македонского, который якобы побывал здесь на своем пути из Средней Азии в Индию. «Искандар» — восточная интерпретация имени Александра, а «куль», собственно, озеро.

Как доехать

Попасть на Искандеркуль не сложно и каждый может доехать туда самостоятельно машине или такси. Расстояние до Искандаркуля составляет 134 км от Душанбе — 2 ч. 34 мин. в одну сторону.

Озеро Айдаркуль — озеро в пустыне (Узбекистан)

Озеро Айдаркуль — крупный искусственный водоем в Айдар-Арнасайской системе озер, расположенный в северо-восточной части Узбекистана.
Система озер занимает общую площадь около 4 тыс. кв/км и включает в себя три соленых озера: Айдаркуль, Арнасай и Тузкан. Озера расположены в солончаковой впадине в юго-восточной части пустыни Кызылкум (Узбекистан).
Бессточное озеро Айдаркуль называют «морем в песках» за его песчаные пляжи и чистую соленую воду. Айдаркуль находится в стороне от людских поселений, а потому здесь царит звенящая тишина и атмосфера уединения с природой.
Озеро Айдаркуль было создано в 1969 году на месте Арнасайской низменности во время катастрофических весенних паводков, когда люди направили сюда воды Сырдарьи. С тех пор Айдаркуль постоянно увеличивается в размерах. Ученые предполагают, что в течение ближайших ста лет озеро станет крупнейшим в Узбекистане.
В Айдаркуль было завезено несколько десятков видов рыб: сазан, судак, лещ, сом, жерех, чехонь, змееголов и др. С берегов постоянно усыхающего Аральского моря сюда перекочевали не только стаи птиц, но и рыбаки со своими рыболовецкими судами, которые успешно развивают здесь рыбный промысел.
Рыбалка на Айдаркуле популярна и среди туристов, наилучшее время для рыбалки: апрель — май, август — сентябрь.

Как доехать

Расстояние из Душанбе до города Нурата, который находится вблизи озера, на машине 483 км (+еще 50 км до самого озера). Также можно добраться до озера из Навои (2 часа пути), Самарканда и Бухары. Ехать придется по пустыне. Остановиться можно в юртовом лагере. Также есть варианты аренды комнаты у местных жителей.

Иссык-Куль, Кыргызстан

Иссык-Куль – настоящая жемчужина Центральной Азии. Это бессточное солоноватое озеро – одно из крупнейших горных озер мира. Озеро со всех сторон окружено горными хребтами, которые ограждают его от холодных северных ветров и жаркого дыхания пустынь, создавая идеальные климатические условия: здесь никогда не бывает изнуряющей жары и сильных морозов.
Иссык-Куль является одной из самых известных курортных здравниц Центральной Азии и издавна привлекает отдыхающих своими природно-климатическими условиями и неповторимой красотой. Горно-морской климат, чистый воздух, обилие солнечного тепла, лечебная минерализованная вода озера, горячие источники и лечебные грязи укрепляют здоровье и избавляют от всяческих недугов.
Минеральные ванны, грязелечение и благоприятный воздух помогут восстановить силы и здоровье.

Как доехать

Из Душанбе в Бишкек можно попасть на самолете и на машине. Расстояние от Душанбе до Бишкека на машине 1062 км, время в пути – сутки, а потом еще до Иссык-Куля.
Выбрать место проживания во время отдыха на Иссык-Куле не сложно. Вдоль его берегов располагается более 150 разнообразных пансионатов, домов отдыха, отелей и санаториев. Более развита инфраструктура в северной части озера.

Балхаш — голубой кристалл Казахстана

Озеро Балхаш — 13-е в перечне самых крупных озер в мире. Озеро уникально: узкий пролив разделяет его на две части, эти части имеют различные химические характеристики воды — вода пресная в западной части, и солоноватая в восточной. В озеро впадают реки Или, Каратал, Аксу, Лепсы, Аягуз.
Площадь озера — 16,4 тыс. км2 и у него красивая форма полумесяца. Длина — около 600 км, ширина меняется от 9 до 74 км.
Украшение и символ озера Балхаш – белые лебеди. Озеро Балхаш также является ареалом обитания больших бакланов, чирков, фазанов, беркутов, белых цапель и ондатр. В зарослях тростника встречаются дикие кабаны.
На территории озера Балхаш можно замечательно провести время и в доме отдыха, и на диких пляжах озера, порыбачить и даже поохотиться с обученными птицами на тетерева, утку, куропатку, зайца, лису и даже волка.

Как доехать

Из Душанбе нужно добраться до Алматы на машине или самолете, с Алматы на поезде до ст. Лепсы, а потом на такси или на маршрутке — до озера. Это первый вариант.
Второй и гораздо более интересный вариант — ехать на своей машине. Дорога проходит по трассе Алматы — Усть-Каменогорск до г.Талдыкурган. Ехать чуть более суток.
Вы можете также заранее запланировать и заказать поездку на Балхаш через Информационный ресурсный центр экотуризма: [email protected]

Ков-Ата (Туркменистан)

Есть в Туркменистане подземное озеро Ков-Ата – уникальное творение природы, которое по праву может называться чудом. Расположено оно в пещере горы Коу, в 100 км от Ашхабада, в районе Бахарлы. Название его переводится как «Отец пещеры».
Озеро связано с линией термальных источников, расположенных у северного предгорья Копет-Дага. Значительная минерализация и постоянная высокая температура – 33-37 градусов по Цельсию — указывают, что воды озера поднимаются из большой глубины, примерно с 600-650 метров. Возраст пещеры исчисляется несколькими тысячелетиями.
Попасть в пещеру можно из пяти точек. Сама же достопримечательность находится на глубине более 50 метров. Рассмотреть все красоты помогает электрическое освещение. В одной части 250-метрового зала раскинулось лазурное озеро со слабоминерализованной водой. Экскурсии, а также плаванье на лодках и купание привлекают туристов и жителей Туркменистана.
Еще с конца 60-х годов была налажена инфраструктура этой местности, и сегодня к озеру построена автодорога, подведено электричество, выстроены ступеньки от входа в пещеру до самого озера, созданы пункты общественного питания, небольшие гостиницы и др.

Как доехать

Если вы хотите побивать на озере Ков-Ата, то можете попасть туда, долетев из Душанбе до Ашхабада на самолете, из Ашхабада до Ков-Ата еще 100 км на машине. Либо взять недельный тур «Ашхабад — «Куня-Ургенч» — озеро «Ков-Ата» и «Древний Мерв».

Источник — Asia-Plus

Иранский фактор в Центральной Азии

http://newtimes.az/en/geopolitics/3204/

Иранский фактор в Центральной Азии журнал «Хан-Тенгри» обсуждает с Послом мира, доктором исторических наук, профессором Российско-Таджикского Славянского университета Гузель Майтдиновой.

— Об исторических, культурных, этнических связях Турции с тюркоязычными народами Центральной Азии приходится слышать и читать постоянно. Между тем, насколько я знаю, роль иранского фактора в регионе была более ощутимой, более вещной, если так можно выразиться, более реальной. Значительная часть Средней Азии в течение долгого времени так или иначе входила в состав или в сферу влияния Ахеменидской и Сасанидской империй. На фарси-дари разговаривали, на нем писали великие ученые и поэты Средневековья. Насколько эти связи сохранились и как они работают в наше время? В чем выражается присутствие Ирана в сегодняшней Центральной Азии и прежде всего в Таджикистане? — Об этом можно поговорить, конечно. Но начать придется не со сходства, а с различий, так будет правильнее. Есть определенная часть таджикской интеллигенции, которая рассматривает Таджикистан как часть персидского мира, потерявшую связь с исторической родиной на определенном отрезке времени. Но большинство все же склоняется и настаивает на очевидной самобытности истории и культуры таджиков. Предки таджиков когда-то действительно совместно с персами, развивались то в рамках империи Ахеменидов, то в рамках империи Александра Македонского. Около 70 лет территория расселения предков таджиков частично находилась под влиянием Сасанидского государства. Но на протяжении большей части своей истории таджикский народ формировался в ином этническом, природном, языковом ландшафте, при ином культурном взаимодействии, чем население иранского плато, и у таджиков был самобытный путь цивилизационного развития. Дело в том, что в этногенезе таджиков и в этногенезе современных иранцев участвовали разные этнические компоненты, разные носители культур, хотя историческая память сохранила древнейшие арийские истоки. Даже язык имеет самобытные корни: в доисламский период предки таджиков в Междуречье Амударьи и Сырдарьи говорили на восточноиранских языках, а население иранского плато – на западноиранском, на основе которого сформировался современный язык фарси-дари. Захватив Среднюю Азию, арабы заменили бактрийско-тохаристанские и согдийский языки в официальной сфере на фарси-дари, тем самым поспособствовав ассимиляции местных языков. На основе древних языковых истоков, под мощным влиянием фарси-дари в регионе сформировался центральноиранский язык населения – таджиков. Отождествлять его напрямую с фарси-дари было бы неправильно. Так что – в Таджикистане полагают, что в Иране должны учитывать реально существующую самобытность эволюции таджикской истории, языка, культуры, имеющих свои, только им свойственные, этапы развития именно в Центральной Азии. Судите сами. Никто сейчас не говорит о тюркских странах центральноазиатского региона, что они являются частью Турции. Народы тюркских стран Ближнего Востока и Центральной Азии развивались по-разному, хотя относятся к одной языковой группе. Их объединяют некие далекие этнические корни, достаточно длительные, глубокие, а также религия и язык, и то относящийся к разным ветвям тюркской группы алтайской языковой семьи. То же самое у таджиков с Ираном. Есть арийская общность, глубокая, древнейшая, также как, кстати, как и с отдельной большой группой индийцев. Однако эти культуры индийцев, иранцев и таджиков формировались совершенно на разных цивилизационных почвах. В Центральной Азии в этногенезе таджиков принимали участие многочисленные местные оседлоземледельческие и скотоводческие сакские племена. Конечно, учитывая общеарийские истоки становления наших культур, а также вследствие многочисленных культурных взаимодействий и этнических контактов общность черт развития у иранцев и таджиков сохраняется. Тем не менее, за последние десятилетия таджикский язык сильно изменился под влиянием уже современных иранского и арабского языков, а также русского и тюркского. Большая часть интеллигенции выражает недовольство тем, что язык СМИ часто бывает непонятен рядовому таджику из провинции. Есть понимание того, что таджикский язык – не фарси-дари, а отдельный язык народа, язык таджиков, в котором его самобытность проявляется также, как и в культуре в целом. — Про разность я понял, спасибо. Заодно и про близость. Что характерно: чем ближе друг к другу народы, тем больше шансов, что разговор начнется с перечисления отличий. А когда вообще таджики осознали себя отдельным народом – тоже благодаря размежеванию, проведенному советской властью, или раньше? — Этногенез таджиков завершился еще до прихода арабов в Центральную Азию, в периоды Кушанской и Эфталитской империй. В рамках этих империй шли активные древние этноконсолидационные процессы, формировались этнокультурные традиции народа, распространялась на огромном пространстве письменность, уживались вместе различные религиозные представления. И это еще не все. Распространялись знания и технические достижения, формировались новые художественные традиции, складывались основы современной торговой и банковской систем, закладывались правовые основы межгосударственных отношений, формировались основные принципы дипломатии. В источниках IV века имеется упоминание о таджиках. Бактрийская письменность и бактрийский (арийский) язык, относящийся к восточноиранским языкам, были в этих империях государственными. В современной таджикской историографии до сих считается, что первое централизованное таджикское государство – государство Саманидов – функционировало в IX-Xвеках. Оно возникло на основе достижений, предшествующих кушанских и эфталитских эпох. Однако современные достижения исторической науки свидетельствуют, что основы политической культуры, основные цивилизационные ценности были выработаны предками таджиков и таджиков в рамках первых центральноазиатских империй (Кушанской, Эфталитской). Создание этих огромных древних империй в регионе было первым интеграционным опытом, в рамках которых шел не только процесс консолидации народа, но и выработка основных политических, экономических, гуманитарных ценностей и понятий. Именно Кушанская и Эфталитская империи способствовали началу функционирования и в дальнейшем стабильному развитию южного отрезка первой трансконтинентальной трассы – Великого Шелкового пути.

— Да, это совсем глубокая древность. Нас тогда еще не стояло, как говорится. Однако – для западного мира, для западной цивилизации нынешняя территория Таджикистана, Восточный Памир и предгорья стали открываться только во второй половине XIX века…

— Да. В силу определенного изолированного развития в высокогорье здешнее население сохранило древние восточноиранские языки и пласты древнейшей традиционной культуры. Комплексное изучение региона, говоря современным научным языком, началось перед началом присоединения Средней Азии к России. Изучалась культура, изучались ресурсы, изучались народы региона, их история, отличительные особенности отдельных районов, нравы, обычаи, традиционный уклад населения и прочее. Было приложено очень много усилий для того, чтобы изучить край досконально. Кстати, это принесло пользу и нам, поскольку основа наших современных академических институтов, основы многих научных знаний, основы музейных коллекций заложили российские первопроходцы Центральной Азии.

— Я бы хотел бы поделиться с Вами и нашими читателями своим изумлением по поводу культурного потенциала и многогранности тогдашних российских военных, которые проявили себя подготовленными ориенталистами, географами, языковедами, этнографами…

— В том-то и дело. Надо отдать им дань уважения. Они очень внимательно изучали не только природные ресурсы, топографию местности, но и традиции, нравы, культуру, языки местного населения. Российские первопроходцы не только осознавали свои цели, но и понимали необходимость знания края, куда ты приходишь, изучения нравов народов, с кем придется общаться и иметь деловые связи. Этот академизм, вместе со средневековыми пластами науки Центральной Азии, лег в основу современного научного процесса в странах нашего региона. — Когда приезжаешь в древнейшие города Центральной Азии – в Самарканд, Бухару, Хиву – всюду слышишь таджикскую речь. Это как объясняется?

— В городах, лежащих на Великом Шелковом пути, всегда чересполосицей жили тюрко-язычные народы и таджикское население. Билингвизм населения в крупных городах Средней Азии существовал издревле. Сложность этнических процессов, интересы торговли, разделение труда между оседлым и скотоводческим населениями на трассах ВШП способствовали параллельному развитию иранских и тюркских языков. Одновременно шло взаимообогащение языков. Например, в современных узбекском, уйгурском языках очень много таджикских слов, понятий, уходящих своими корнями в древность. И сейчас как раз-таки таджики составляют значительную часть населения и Самарканда, и Бухары, где они сохранили свою самобытную бытовую культуру. Таджики Самарканда и Бухары в настоящее время являются своеобразным культурным мостом между Таджикистаном и Узбекистаном. И это очень важно, потому что этот мостик является как бы частью нашей народной дипломатии, способствующей укреплению дружбы и сотрудничества двух государств, способствует укреплению культурных связей, сближению позиций двух стран по многим вопросам межгосударственных отношений.

— А чем отличается таджикское население Самарканда и Бухары от узбекского населения? Имеет ли место раздел по профессиям?

— Думаю, что сейчас нет. Хотя определенная часть узбекского населения до недавнего времени занималась скотоводством или же земледелием. Они сформировали смешанные хозяйственно-культурные типы в зависимости от среды обитания. А таджики издревле были земледельцами, торговцами и ремесленниками. У таджиков и узбеков имеются особенности этногенеза и этнической истории, локальные различия в традиционной бытовой культуре, в языке, в мировосприятии и в исторической памяти, но этническая дифференциация труда практически не сохранилась. Таджики в соседнем государстве также, как и все граждане Узбекистана, заняты во всех структурах государства, в том числе государственных. Аналогично узбеки в Таджикистане. В Бухаре открывался факультет с таджикским языком обучения (правда, были сложности с набором студентом туда), а в Самарканде еще в советское время существовал при местном университете факультет узбекской и таджикской филологии. Этому уделялось огромное внимание с учетом этнического состава этих городов.

— Мы говорили про Иран. Сохранилась ли в Иране память о том, что Центральная Азия от Каспия до Ферганы когда-то входила в состав персидских империй?

— В Иране на официальном уровне, в общественных и научных кругах всегда констатируют факт исторических связей иранского и таджикского народов, подчеркивают нашу языковую и культурную близость.


Так же, как и в Таджикистане, звучат призывы к укреплению взаимодействия двух близких народов. Но были моменты в современной истории, когда определенные иранские круги подталкивали Таджикистан к замене алфавита на арабскую графику (что воспринималось таджикской стороной как вмешательство во внутренние дела) или же звучали в устах кандидатов в президенты Ирана фразы о возврате утерянных территорий. В интернете мелькали карты, на которых территории Афганистана и Таджикистана покрывались иранским флагом. Понятно, что в Таджикистане подобные выходки не приветствовались. Хотя было понимание, что это не государственная позиция, а выпады отдельных экстремалов и популистов. С другой стороны, если взять современные реалии, то иранцы, очень многие, с теплотой относятся к Таджикистану как к братскому народу, так жекак и таджики. Многие иранцы за годы независимости получили таджикское образование. Иранские ученые приезжали к нам в Академию наук и в таджикские вузы со своими исследовательскими задачами, под руководством наших ученых писали свои диссертационные работы, защищали свои диссертации на наших специализированных ученых советах на фарси, понятных всем членам Совета. У меня иранская ученица защитила кандидатскую диссертацию по истории. Для иранских ученых очень важно, что они могут на своем языке защищать свои научные работы, вести научно-исследовательскую работу в другой стране.

Они с большим уважением относятся к нашим академическим знаниям и ученым. Их социальный статус в Иране после защиты диссертаций в Таджикистане заметно повышается. Ну, и потом, когда встречаются главы Таджикистана и Ирана, то они говорят на языке, который понимают оба. Это сближает. — Насколько сближает? Это же не такая стратегическая близость, как у Турции с Азербайджаном? — Нет, конечно. В условном «иранском альянсе» – Иран, Афганистан, Таджикистан – интеграция основывалась более всего на принципах близости языков и культур. Но в современных геополитических процессах цивилизационный фактор уже не имеет решающего значения для сближения. Влияние внешних факторов и необходимость реализации своих внешнеполитических интересов и приоритетов не содействовали более тесной интеграции стран «альянса». У Ирана, с его мощными региональными устремлениями к лидерству, интересы в последние годы были сосредоточены больше на Ближнем Востоке и в Прикаспийском регионе. А афганский внешнеполитический процесс шел в большой мере под воздействием внешних акторов и под влиянием сложных внутренних проблем. Многие совместные таджикско-афганские коммуникационные, энергетические, культурные проекты было трудно проводить в сложной политической ситуации в соседней стране.

В настоящее время все еще вызывает тревогу военно-политическая обстановка вдоль таджикско-афганской границы, несмотря на то, что ее укрепление подверглось серьезной модернизации и что сдерживающим фактором от военных угроз служит не только таджикские вооруженные силы, но и российская 201-ая военная база в Таджикистане. В этих сложных геополитических условиях Таджикистан в соответствии со своей внешнеполитической концепцией определяет приоритетом сотрудничество с центральноазиатскими странами и государствами СНГ, с которыми связан союзническими отношениями в рамках ОДКБ и партнерскими отношениями в рамках СНГ и ШОС. Однако иранский вектор во внешней политике Таджикистана, руководствующегося, прежде всего, своими национальными интересами, а не только цивилизационными ценностями, остается одним из ключевых. Таджикский народ помнит ту позитивную роль, которую сыграл Иран в межтаджикском процессе во время гражданской войны в Таджикистане. Помнит о том, что Иран выступил в качестве одного из гарантов мирного урегулирования, прекращения войны и скорейшего заключения мира совместно с афганским Северным альянсом, с Россией и другими. Один из раундов переговоров между противоборствующими сторонами в гражданской войне и представителями стран-гарантов мирного процесса проходил именно в Тегеране. После гражданской войны Иран длительное время, вплоть до 2013 года, инвестировал в развитие таджикской строительной, коммуникационной, энергетической, индустрий, тесно сотрудничал в научной, образовательной, медицинской и других сферах. На том этапе Иран превратился в одного из основных инвесторов и экономических партнеров таджикского государства. После 2013 года таджикско-иранские взаимоотношения осложнились во многом под влиянием внешних факторов. На них наложились сложные суннитско-шиитские противоречия в исламском мире, борьба Саудовской Аравии и Ирана за лидерство в Западной Азии.

Таджикистан, имеющий во многом цивилизационную близость с Ираном, с другой стороны близок по мазхабу к суннитским саудитам. Таджики в основном сунниты, иранцы – шииты. Арабские эмиссары и их сторонники целенаправленно обостряли имеющиеся тактические противоречия в ирано-таджикских отношениях, распространяли в таджикском обществе салафизм и антииранские настроения, усиливая антишиитский настрой у населения. Обострение конкурентной борьбы между Ираном и Саудовской Аравией на Ближнем Востоке не дали Ирану возможности более устойчиво закрепится в Таджикистане. Плюс те недоразумения, о которых я уже говорила. Как результат – сотрудничество с Ираном утратило набранный темп. В современной геополитической динамике цивилизационный фактор в ирано-таджикских отношениях отошел на второй план. Оба государства во внешней политике больше руководствуются прагматично своими государственными интересами. И эта прагматика, в перспективе, должна нам дать своего рода «перезагрузку» отношений с Ираном. Для сегодняшнего Таджикистана одной из целей стратегического развития является выход из коммуникационного тупика. Эта цель в основном достигнута, но нестабильный Афганистан заставляет искать альтернативные пути для достижения южных морских коммуникаций.

Одной из таких альтернатив является иранский порт Чабахар. Решение проблемы Каспия вносит геополитические перемены в Центральной Азии и для реализации таджикских национальных интересов. Для нас большое значение имеет открытие морского порта в Туркменбаши и использование потенциала порта Актау в Каспийском море для выхода к морским коммуникациям по маршрутам Актау (или Турменбаши) – Баку – и далее, или же через иранский город Бендер-Энзели на Каспийском море транзитом через Иран в порт Чабахар. Эти порты важны для меридиональной интеграции Таджикистана с государствами Центральной и Южной Азии, и для доступа к южным морским коммуникациям, для транзита и торговли со странами Южной, Западной Азии, Кавказа и далее с ЕС: через территорию Ирана в порт Чабахар (минуя конфликтный Афганистан) для выхода в Оманский и Персидский заливы. Хочется верить, что взаимное цивилизационное притяжение, от которого никуда не денешься, и современные практические ориентиры для сотрудничества дадут новый толчок к сближению наших стран.

9.06.2020

Источник — ia-centr.ru

Новая миссия «Астанинского процесса» – спасение от оккупации COVID-19

Согласно «Конвенции статусе о беженцев», принятой ООН в Женеве, беженцами, рамках их правового статуса, считаются лица, находящиеся под опекой ООН либо принимающей страны. Таким образом те, кто вынужден бежать из одного в другой район страны из-за угрозы войны (prima facie), так же попадают под опеку ООН как беженцы. К сожалению, из-за многих факторов «внутренние беженцы» в охваченных войной странах не могут самостоятельно справиться с чрезвычайными ситуациями (пандемиями, эпидемиями и т. д.). Одной из таких «уязвимых» групп являются беженцы, скопившиеся в сирийских зонах деэскалации.
В этой статье мы остановимся на трагическом положении миллионов мигрантов в деэскалационной зоне Сирии, ведь они не могут противостоять пандемии COVID-19 без немедленного вмешательства ООН и платформы «Астанинского процесса».

Миссия «Астанинского процесса» – спасти жизни миллионов людей:
Проблема беженцев в зоне деэскалации считается одним из основных вопросов на повестке дня «Астанинского процесса» (безопасное возвращение вынужденных переселиться беженцев, обеспечение безопасного внутреннего перемещения, обеспечение их гуманитарной, социальной и медицинской помощью) и будет решаться с участием принимающих стран (Россия, Иран, Турция). Другими словами, миссия «Астанинского процесса» заключается в том, чтобы спасти величайшую ценность – жизни миллионов людей, вмешиваясь посредством политической дипломатии. Однако сложная геополитическая ситуация в Идлибе, которая является кульминацией сирийского кризиса в целом, не только препятствует полной реализации соглашений «Астанинского процесса», но и серьезно усложняет проблему беженцев. Другими словами, каждый новый вооруженный конфликт в зоне деэскалации не только усугубляет проблему беженцев, но и угрожает жизни гражданского населения.
Сегодня растущая угроза пандемии вызывает у международных организаций, таких как ООН, обеспокоенность судьбой беженцев и заставляет их искать новый формат для решения этой проблемы.
В свете этой тенденции в нашей статье мы решили обновить последнюю информацию ООН по вопросу беженцев в зоне деэскалации и рассмотреть некоторые из наиболее актуальных вопросов.
Бедственное положение беженцев в сирийской зоне деэскалации:
Согласно официальных данных Управления по координации гуманитарных вопросов (УКГВ) Организации Объединенных Наций, за девять лет войны в Сирии более половины населения этой страны (а на 2011 год все население составляло более 21 миллиона человек), то есть около 11.7 миллиона человек (по большей части женщины и дети), являются беженцами. Причем 6.1 миллиона (из них 2.8 миллиона – дети) были вынуждены переселиться из одного района страны в другой, а 5.6 миллиона бежали из страны за рубеж.
За почти десять лет военных действий до настоящего времени погибло около 500 000 человек. Согласно официальных сведений ООН только с мая 2019 года по март 2020 года в вооруженных столкновениях было убито более 1700 мирных жителей.
Более того, по меньшей мере 2000 человек были убиты в результате нападений сил Асада и его доверенных лиц в Идлибской зоне деэскалации и около 2 миллионов человек были вынуждены переехать в другие районы.
Гуманитарная ситуация в зоне деэскалации катастрофическая. В настоящее время в Сирии около 13,1 миллиона человек, в том числе 4,8 миллиона детей, нуждаются в чрезвычайной гуманитарной помощи. 8 миллионов из них не имеют доступа к пище в безопасных условиях, а 5,6 миллиона человек борются с болезнями или голодом.
На сегодняшний день 18 000 человек утонули или пропали без вести при попытке пересечь Средиземное море из Сирии в страны ЕС.
Разрушена медицина, оказание медицинских услуг на минимальном уровне:
Только 64% ​​медицинских учреждений в Сирии полностью функционируют. 70% медицинских работников спасаются от ужасов войны за границей.
По данным ВОЗ в 2016-2019 гг. в северо-западных регионах страны на медицинские учреждения было соверешено 494 нападения, вследствие которых погибли 470 человек. Только за последние три месяца в регионе было соверешно 9 нападений на медицинские учреждения, в результате чего были убиты 10 человек, а 35 получили ранения.
По сведениям Верховного комиссара ООН по правам человека Мишель Бачелет с января 2020 года медицинские учреждения Идлиба и Алеппо были атакованы 10 раз, а образовательные учреждения – 19 раз.
По этому поводу ВОЗ заявило, что «Согласно международного права стрельба по медицинским учреждениям строго запрещена. Однако этот закон был грубо нарушен».
ЮНИСЕФ отмечает, что в результате войны значительно выросла детская смертность, в среднем каждые десять часов погибает один ребенок. До сегодняшнего дня в результате вооруженного конфликта и взрывов были убиты 9000 детей.
Сегодня в Идлибе, где разрушено 80 процентов инфраструктуры, население достигло более 3,5 миллионов человек (по сравнению с 1,5 миллионами до войны).
Вот почему соглашение, достигнутое между Эрдоганом и Путиным в Москве 5 марта, очень важно с точки зрения спасения жизней мирных жителей, женщин и детей, оказания им медицинской и социальной поддержки, урегулирования гуманитарной помощи беженцам.
По этой же причине Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш призвал «приложить все усилия для сохранения российско-турецкого соглашения в Идлибе для обеспечения долгосрочного прекращения огня» и обратить внимание на то, что в Сирии нарушаются права человека, обостряется гуманитарный кризис, более половины населения Сирии стали беженцами.

Забота Турции и ООН о беженцах:
По сведениями МВД Турции на 05.03.2020 г. турецкая сторона приняла 3589289 сирийцев в качестве беженцев и временно взяла их под свою опеку. Однако далее было объявлено, что из-за внутренних и внешних факторов с 2019 года она больше не сможет принимать беженцев.
Понятно, что такая ситуация не уменьшит число мигрантов, спасающихся от угрозы войны в Турции, а так же число мигрантов, собравшихся в приграничной зоне, и не снимет этот актуальный вопрос с повестки дня. Поэтому Анкара, во-первых, остановит поток беженцев (1,8 миллиона) к своим границам, а с другой стороны, в качестве рационального решения для обеспечения своей безопасности, начнет строить лагеря небольших (брикетных) домов в районах, граничащих с Идлибом, в которых начнется заселение первых беженцев в 2020 году. Новый проект Анкары предусматривает ввод в эксплуатацию в текущем году 20 000 брикетных домов и оказание гуманитарной и социальной помощи беженцам. Согласно сведений Министерства иностранных дел Турции, за прошедший период прямую и косвенную помощь получили 5,5 миллиона человек, в регион было отправлено более 40 000 грузовиков с гуманитарной помощью, а на помощь сирийским беженцам потрачено около 40 миллиардов долларов.
Далее, по данным Организации Объединенных Наций, на данный момент организация направила в общей сложности 18 305 грузовиков с гуманитарной помощью, предоставив гуманитарную помощь примерно 6 миллионам человек, продовольствие – 1,4 миллионам человек, медицинское обслуживание – 500 000 человек и другую помощь – 230 000 человек. Но!

COVID-19: Судьба беженцев висит на волоске!
Сколько бы международные организации, такие как Организация Объединенных Наций, и такие страны, как Турция, не предоставляли гуманитарную помощь мигрантам и не организовывали серию акций, они не смогут компенсировать масштабы и последствия трагедии, человеческой трагедии в Сирии. Невозможно решить сирийскую проблему только гуманитарной помощью. Более того, провокации и злоупотребления в зоне деэскалации, то есть грубые нарушения соглашений о прекращении огня в рамках «Астанинского процесса», часто приводят к краху сетей гуманитарной помощи в регионе. Это, в свою очередь, ухудшает положение беженцев.
Что касается ситуации с беженцами, то ее можно обрисовать словами Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша: гуманитарный кризис в регионе катастрофический!
К сожалению, сегодня пандемия COVID-19 представляет серьезную угрозу для миллионов мигрантов и гражданских лиц, особенно женщин, детей и пожилых людей, которые истощены войной и нуждаются в медицинской и гуманитарной поддержке. Помимо войны и чрезвычайной ситуации в регионе, такие факторы, как переполненность лагерей беженцев, нехватка продовольствия и плохие санитарные условия, усиливают риск пандемии. Это означает, что миллионы бездомных беженцев сейчас находятся на краю гибели!

Рекомендация (вместо заключения):
Мы уверены, что основываясь на «Астанинском процессе», как на авторитетной международной платформе, возникшей по инициативе Казахстана, и руководствуясь призывом Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша «Положить конец всем войнам для борьбы с пандемией COVID-19» и позицией Президента Касым-Жомарта Токаева по этому вопросу, будут приняты правильные решения и конкретные меры для предотвращения возможной трагедии.
Мы надеемся, что эта миссия полностью соответствует концепции внешней политики Казахстана.

Нургали Жусипбай

Языковой вопрос и новое противостояние: чем это чревато для Казахстана?

Петициями о статусе языков в Казахстане никого не удивишь: они то и дело всплывают в информационном пространстве, подливая масла в огонь общественных дискуссий, но при этом мало влияя на национально-языковую политику государства. Вот и недавно, в самый разгар эпидемии коронавируса, появились, причем почти одновременно, сразу две абсолютно противположные инициативы.
Одна, требующая лишить русский язык его нынешнего статуса, была обнародована в издании «Қазақ үні», а другая – с призывом придать ему статус государственного – на сайте Avaaz. Любопытно, что авторы первой петиции даже не стали заморачиваться написанием нового обращения, а просто пустили по второму кругу старую версию. Их оппоненты, судя по короткому и сухо изложенному тексту, тоже решили особо не напрягаться. Наверняка обе стороны осознавали, что интерес к их инициативам со стороны граждан, озабоченных выживанием в условиях коронавирусного и экономического кризисов, и тем более со стороны руководства страны будет, мягко говоря, слабым, но, тем не менее, вступили в «противостояние». А это косвенно указывает на то, что ими двигало, скорее, стремление еще раз заявить о своей позиции, нежели реальное желание изменить ситуацию. Вопрос только в том, к каким последствиям способно привести очередное нагнетание напряженности и кто от него выиграет.
Джанибек Сулеев, web-издатель, журналист, публицист: «Модернизировать и двигать язык должны профессионалы»
— Те люди, чье письмо спустя три года поднял на котурны основатель газеты «Қазақ үні» («Голос казаха») и явный инициатор очередного похода за всеказахской справедливостью Казбек Иса, уже не в первый раз поступают таким образом. Правда, на сей раз, реанимировав одну из своих петиций, они получили в ответ противоположную…
Причем «русская» антитеза, если подойти к ней формально, линейно, на самом деле ничто перед казахской петицией национальной писательской «элиты». Почему? Да потому, что в 2017 году последнюю подписали более 50 тысяч человек (если верить Казбеку Исе), а сколько голосов будет подано за обращение, ратующее за русский язык, пока неясно.
Но надо понимать, что в сухом остатке за русским языком реальной силы больше. На первый взгляд, вроде как парадокс, верно? Ведь если поставить на весы (строго в Казахстане, разумеется) тех, кто так рьяно болеет за статусы языков, то казахов окажется значительно больше. И это какая-то параллельная действительность, при этом совершенно оторванная от реальной жизни. И вот почему…
Обратите внимание, в каком ракурсе написана первая петиция. Победа казахского языка в ней конкретно увязывается с тем, чтобы лишить русский какого бы то ни было статуса. В нашем случае статуса языка межнационального общения. В ответ на это обращение, естественно, появилось другое, авторы которого требуют почти того же самого, но уже в зеркальном формате! И это понятно: придание русскому языку статуса государственного автоматически влечет за собой трансформацию статуса «языка межнационального общения».
И вот вы мне задаете вопросы, причем, заметьте, на языке межнационального общения: «Кто выиграет?», «С какой целью муссируется эта щекотливая тема?», «Подходящее ли для этого время?». А я так скажу: как минимум, проиграют все — и общество в целом, и каждый гражданин в отдельности, причем независимо от того, носителем какого языка в основном он является. Особенно в городах…
Как вы сами себе представляете развитие ситуации, если завтра русский язык начнут выжигать каленым железом из делопроизводства, из технических документов, да отовсюду? Впрочем, что мелочиться, давайте представим, что он окажется реально вне закона – и тогда всю линейку прописанных правил и требований придется выполнять относительно государственного языка. Что мы получим? Только навскидку — реальное снижение управленческой эффективности (которая и без того не блещет) и технологические (техногенные) траблы, причем индекс их сложности мы с вами просто не в состоянии понять и осознать.
Кто в этом сомневается, пусть оглянется и оценит сегодняшнюю действительность, связанную с коронавирусом… Я почему-то уверен, что наши казахские писатели — от Дулата Исабекова до Мухтара Шаханова — тоже весьма слабо это себе представляют. А ведь начнется сущий «кочмор», причем можно почти не сомневаться, что он будет развиваться по нарастающей. В этом и состоит главная проблема подписантов. Хотя нет, не только их, но и наша с вами тоже.
Остается только горько пожалеть вас, меня, всех казахов, включая наивную паству инициаторов казахской петиции, за наличие у нас… таких вот «передовых инженеров человеческих душ» (именно в кавычках), озаботившихся юридической лазейкой (благодаря которой мы еще держимся на плаву как государство), но почему-то, скажем, не оглушительным фиаско в походе за латинизацией…
Мне кажется, этим людям стоило бы взяться за решение задач, которые, как минимум, по плечу им, а не баламутить граждан РК своей недальновидностью, а еще точнее — недалекостью. Хотя бы потому, что, по меньшей мере, ситуация дня сегодняшнего для этого подходит меньше всего. И дело тут абсолютно не в коронавирусе – перед нами стоят очень серьезные современные вызовы, и грядут новые, похлеще нынешних…
С другой стороны, карантин и все сопутствующее ему, если смотреть с прагматической точки зрения, лишний раз дали понять, что «тягалки» с русским языком (прибавьте сюда, безусловно, и всепроникающий английский язык), да еще в таком истеричном и иррациональном ракурсе, никакой помощи казахскому языку, или, скажем, благосостоянию казахов не окажут. Слава Богу, он жив, сохраняется, развивается, причем вовсе не потому, что у него есть такие радетели. Модернизировать и двигать язык – хотя бы до более или менее комфортного состояния лингва-франка – должны профессионалы, наши филологи. Но это уже другая история. К слову, не менее печальная…
Еркин Байдаров, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова Комитета науки МОН РК: «Проблема не настолько актуальна, чтобы в одночасье «взорвать» процесс»
— В условиях карантина, вызванного пандемией коронавируса, практически одновременно в двух странах Центральной Азии (в Казахстане и Узбекистане) общественность вновь вернулась к обсуждению языкового вопроса. Момент, конечно, выбран неподходящий. Впрочем, эта проблема и в любой другой день будет вызывать острые споры между противостоящими друг другу (казахскоязычными и русскоговорящими) сторонами. А потому, как мне кажется, время здесь особой роли не играет.
Важно другое: к чему эти споры приведут? Не думаю, что к каким-то социальным катаклизмам. Тем более что этот вопрос всегда возвращается в орбиту общественного обсуждения, сделав очередной «виток» вокруг «космоса» не менее экзистенциальных дилемм казахского социума. Такое образное сравнение вовсе не означает, что данная проблема не является актуальной. Она актуальна. Но не настолько, чтобы в одночасье «взорвать» процесс эволюционного развития многонационального казахстанского общества.
Не надо принимать поспешных решений. Сама жизнь расставит все по своим местам. Но мир, спокойствие и стабильность должны быть на первом месте. Разбить чашку легко, а вот склеить ее очень сложно — трещины всегда будут напоминать нам о допущенных ошибках.
Признаюсь: я на стороне тех, кто выступает с требованием лишить русский язык его нынешнего статуса. Хотя это вовсе не означает, что я против него и в целом русскоговорящих граждан нашей страны. Русский язык всегда будет оставаться де-факто языком межнационального общения, и никто это не отменит. Но в то же время я твердо убежден, что в Конституции РК государственный язык должен быть один – казахский. И не потому, что я казах, а потому, что страна называется именем народа, который составляет ее большинство и который выстрадал, заплатил кровью многих своих выдающихся сынов и дочерей за это право.
А вот предложение официально придать русскому языку статус второго государственного, на мой взгляд, является несостоятельным. К примеру, я не согласен с утверждением членов «сообщества Avaaz», что «на казахском в реальности могут разговаривать менее половины» граждан страны. Откуда такие данные?.. Или взять утверждение, что «документооборот, техническая документация, законодательные акты во всех сферах жизнедеятельности ведутся либо на русском, либо на двух языках параллельно, и подавляющее большинство текстов переводится с русского на казахский, а не наоборот». Я бы назвал это не фактом, а саботажем со стороны государственных служащих, не исполняющих должным образом Закон РК «О языках».
Текущая ситуация, согласно официальным данным, которые содержатся в госпрограмме по реализации языковой политики в РК на 2020-2025 годы, свидетельствует о том, что в стране растет количество граждан, говорящих на государственном языке. Если взять тюркоязычное население Казахстана, то 95,5% узбеков, 93,7% уйгур, 92,7% кыргызов владеют казахским на уровне бытового общения, 12% — на высоком уровне. Среди представителей славянского этноса устную речь на казахском языке понимают 25% русских, 21,05% украинцев, 19% белорусов, 20,9% поляков, а также 24% представителей немецкой диаспоры; умеют читать и писать на нем 2,9%.
Если вспомнить итоги переписи населения 2009 года, то уже тогда 74% граждан страны говорили о том, что понимают устную речь на казахском языке, 64,8% — свободно читают, 62% — свободно пишут. А вот результаты последних социологических исследований (за 2018 год): 2,7% представителей русской диаспоры и 9,4% представителей других этносов указали казахский язык в качестве родного. То есть, доля говорящих на нем растет за счет не только казахского, но и других этносов. Эти выводы подтверждают данные исследовательского института «Общественное мнение», согласно которым в 2017 году доля населения, владеющего государственным языком, составила 83,1%, а в 2018 году — 85,9%.
Зачем же авторы «Обращения от граждан Казахстана» отрицают факт востребованности казахского языка во всех сферах жизни страны? Ведь все и официальные, и частные исследования свидетельствуют об обратном. Впрочем, как бы ни преувеличивались языковые проблемы, решать их необходимо не топорным, а рациональным методом, чтобы потом не пришлось собирать разбитые осколки…
Канат Тасибеков, автор популярной серии книг «Ситуативный казахский»: «Политикой должны заниматься политики, а не поэты»
— Начну с петиции о придании русскому языку статуса второго государственного. Лично я категорически против этого и расцениваю такую постановку вопроса как попытку разжигания межнациональной розни. А иначе зачем кому-то понадобилось вновь ставить под сомнение то, что давно определено и устоялось, с чем общество согласилось?
Что касается второй петиции. Хоть я и являюсь ярым приверженцем того, чтобы казахский стал государственным языком как де-юре, так и де-факто, чтобы он занял подобающее ему место не только в официальных документах, но и в нашей повседневной жизни, тем не менее, все же считаю, что ее инициаторы бегут впереди паровоза. Они забывают о том, что сначала нужно создать базу для такого решения. Все мы понимаем, что соответствующая поправка рано или поздно будет внесена в Конституцию, но подойти к этому нужно грамотно, взвешенно, профессионально. Путь этот должен быть эволюционным, а не революционным.
Допустим, я не являюсь приверженцем агрессивной тактики, которую избрали отдельные общественные деятели, такие, как Огыз Доган или Руза Бейсенбайтеги. Однако из соображений «цеховой солидарности» никогда не выступаю против, поскольку от них тоже есть определенная польза. Когда они, например, начинают поднимать скандалы, судиться, то становится слышно их оппонентов — людей, которые внутренне настроены против казахского языка, не хотят его учить, говорить на нем, но скрывают это. Как правило, именно в разгар конфликта они теряют осторожность, и их напускная лояльность улетучивается. Но повторюсь: сам я не сторонник таких методов, у меня другие приоритеты.
Когда-то, будучи русскоязычным, я поставил перед собой цель – освоить казахский язык так, чтобы я начал думать на нем, мог донести с его помощью свои мысли на любые, даже самые сложные темы, выступать перед людьми. И у меня получилось. Разумеется, мне захотелось поделиться своим опытом с другими: я выпустил серию самоучителей «Ситуативный казахский»; открыл дискуссионный клуб «Мәміле», функционирующий в 17 городах РК, а также в РФ (гг. Омск и Тюмень). Только в Алматы действуют три таких клуба – в Национальной библиотеке, в университете AlmaU и в Доме дружбы. Правда, сейчас, в условиях карантина, работаю online на платформе Zoom, но благодаря этому участниками клуба становятся казахи со всего мира, в том числе из Франции и США. То есть я работаю над конкретными методами обучения языку, его популяризацией, просветительством, и твердо убежден, что это правильный путь. Ведь в чем проблема государственного языка? В том, что в Казахстане есть люди, которые его не знают. Так давайте их научим. Вот и все.
Что касается сбора подписей и прочих акций в виде митингов и петиций… Помню, в 2013 году, только-только переехав в Алматы, я посетил одно из таких собраний за кинотеатром «Сары-Арка», но ушел оттуда глубоко разочарованным, и до сих пор меня не покидает это чувство. Да, там собрались люди, которые хорошо владеют казахским языком, но обсуждали они что угодно, только не его проблемы. Особенно мне запомнился момент, когда к микрофону не пустили истинного казахского патриота, уважаемого аксакала, бывшего директора казахской школы Максута Оразая, зато дали слово женщине из Киргизии, которая, с трудом прочитав по бумажке «Құрметті жолдастар…», потом долго говорила о ситуации вокруг авто с киргизскими номерами. Другой оратор рассказывал о том, как, приехав из Узбекистана, «специально» женился на русскоязычной северной казашке, чтобы, когда ее родня называла его «ежиком», «мамбетом» и даже «калбитом», он мог ответить: «зато сендердің қыздарын менің астымда жатыр»… И всему этому публика одобрительно и дружно аплодировала…
Дело в том, что сбор подписей, организация протестных акций и т.д. — это политика, которой должны заниматься политики, а не поэты. Мухтар Шаханов — талантливейший поэт, народ его уважает и благодарит за прекрасные литературные произведения. Я и сам зачитываюсь его стихами, люблю песни, написанные на них. Но при этом как политик он в языковой сфере, увы, не добился результатов. А сейчас на его стезю ступил мало кому известный как поэт Казбек Иса, который явно решил заработать себе популярность на животрепещущей для казахов теме. Протестует, нагнетает обстановку, выступает в защиту казахского языка, словно последнему грозит какая-то опасность или кто-то на него нападает. «Борется». Сейчас этот «борец» за язык пытается выставить меня в роли его противника. На его отношение ко мне повлияли не совсем верно переданные «Караваном» мои высказывания о том, что в условиях пандемии мы должны в первую очередь думать о спасении человеческих жизней, а не о том, на каком языке говорит врач или напечатана инструкция к вакцине… При этом, когда ему как члену НСОД на заседании совета дали слово, большую часть отведенного времени он потратил на восхваление президента и на рассказ об исторической роли Жошы-хана, а казахскому языку посвятил лишь несколько голых лозунгов. Люди в соцсетях были крайне возмущены таким его выступлением. Стало очевидно, что человек просто хочет заработать политический капитал на языковом вопросе. К слову, перед этим в социальных сетях была инициирована акция «спрашивают на русском – отвечаем на казахском». Причем сама затея закончилась, так и не начавшись. И такой исход был очевиден. Поскольку политическим акциям должна предшествовать тщательная, даже скрупулезная подготовительная работа. Организаторы должны быть изначально уверены в их успешности. В противном случае они лишь дискредитируют идею, оставляют тягостные впечатления у людей и получают обратный эффект. Казахский народ всегда отличался неконфликтностью, рассудительностью, неспешностью и, самое главное, мудростью. На этих качествах нашего национального характера, собственно, и выстроена вся политика в стране, в том числе и языковая. Идеальной ее, конечно, не назовешь, но то, что она помогает нам избежать негативных сценариев типа украинского, — это факт.
Автор: Сауле Исабаева
30 апр. 2020

Источник — camonitor.kz

Тенгизский кризис – первый бой на поле нефтедобычи? — Л.Калашникова

https://iv-g.livejournal.com/tag/%D0%BC%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5%20%D0%A2%D0%B5%D0%BD%D0%B3%D0%B8%D0%B7

Covid-19 стал причиной сокращения строительных и промысловых работ на крупнейшем нефтегазовом месторождении Казахстана – Тенгизе. Эксперты считают, что это может повлечь социальную напряженность, так, с месторождения уже высвобождаются десятки тысяч работников. В долгосрочной перспективе проект может и вовсе потерять свою актуальность из-за падения спроса на нефть, резкого колебания цен на сырье вследствие затянувшегося карантина по всему миру. На конец прошлой недели коронавирусная инфекция на Тенгизском месторождении лабораторно была подтверждена у 21 работника. Первые случаи заболевания здесь были зарегистрированы 8 апреля 2020 года.

Тогда же руководством генерального разработчика месторождения ­– компанией «Тенгизшевройл» (ТШО) – было принято решение начать вывозить персонал с территории Тенгиза, не задействованный в прямой производственной деятельности, а это свыше 17000 человек.Генеральный менеджер по связям с правительством и общественностью ТОО «Тенгизшевройл» Рзабек Артыгалиев объяснил СМИ, что временное снижение темпов работ и сокращение численности персонала на Тенгизе затронет как подразделения базового производства, так и проект будущего расширения (ПБР). Было принято решение приостановить все строительные работы на базовом производстве. Тенгизское месторождение – это самое глубокое в мире нефтяное месторождение-супергигант, верхний нефтеносный коллектор которого залегает на глубине около 4000 метров. Тенгизский коллектор протянулся на 19 километров в длину и 21 километр в ширину, а высота нефтеносного пласта составляет 1,6 километра. Общие разведанные запасы Тенгизского месторождения составляют 3,2 млрд тонн (25,5 млрд баррелей) нефти. За 2019 год, согласно данным с официального сайта компании «Тенгизшевройл» (ТШО), здесь было добыто и реализовано 29,79 млн тонн сырой нефти, 7,9 млрд кубов сухого газа, 2,6 млн тонн серы. В конце апреля уже началось массовое тестирование работников подрядных компаний, задействованных на Тенгизе – тесты на коронавирус сдали 5000 человек.

Остановится проект – люди будут без работы Председатель президиума Союза нефтесервисных компаний Казахстана Рашид Жаксылыков, один из тех, кто пристально следит за реализацией ПБР Тенгиза с 2018 года. Он отмечает, что проект расширения Тенгизского месторождения предусматривает огромные инвестиции в $38 млрд. Его результатом должно стать расширение добычи нефти с 30 млн до 45 млн тонн в год. Это была бы огромная финансовая поддержка экономики Казахстана, плюс новыми рабочими местами были бы обеспечены не менее 10 тысяч человек. Реализация проекта намечена на 2023 год, однако уже сейчас, по словам Жаксылыкова, строительно-монтажные работы на Тенгизе отстают от намеченных сроков на 8 месяцев. Коронавирус внесет еще больше корректив в увеличение сроков реализации проекта. «Проект будущего расширения обеспечивал работой свыше 40 тысяч казахстанских работников. Более 300 компаний были обеспечены работой в связи с реализацией проекта. Вклад в экономику страны был огромный. Но сейчас нас беспокоит то, что из-за распространения коронавируса возникла угроза остановки реализации ПБР. Это уже сейчас обернулось для Казахстана колоссальными потерями как в материальном выражении, так и во временном. Если же проект остановится, несколько десятков тысяч человек останутся без работы», – говорит Жаксылыков. Он рассказывает, что при реализации ПБР Казахстан должен был заработать не менее $12 млрд.

Предполагалось, что в нем примут участие казахстанские нефтесервисные компании, пройдут обучение ряд казахстанских специалистов. Но реального скачка в развитии казахстанского нефтесервиса, по мнению Жаксылыкова, проект не дал. Во-первых, проектирование всей документации происходило не в Казахстане – огромные деньги за проектные работы ушли иностранным компаниям. Второе, в реализации проекта не задействованы в полном объеме казахстанские заводы по производству металлоконструкций. Эксперт отмечает, что «добивались, чтобы хоть одна казахстанская компания выступила генеральным подрядчиком во время строительства, но, к сожалению, этого не произошло. Нам удалось добиться, чтобы был создан огромный консорциум «Асар» во главе с турецкой компанией «GATE», куда вошли 12 казахстанских компаний. И именно этот консорциум стал генеральным подрядчик при реализации ПБР на Тенгизе,» – рассказывает глава Союза нефтесервисных компаний. Продажа сырой нефти – сомнительные деньги Профессор, доктор экономических наук Олег Егоров считает, что реализация проектов по увеличению добычи нефти в сегодняшних реалиях вопрос очень спорный. Он объясняет, что нефтегазовую отрасль лихорадит буквально во всем мире. Сложилась ситуация, когда цена добычи барреля нефти в несколько раз превышает цену его продажи. «В третьей декаде апреля мы смогли увидеть плачевную картину, когда на Американской фондовой бирже торговали баррель нефть марки WTI за $2 доллара, в Европе $16 долларов стоил баррель нефти марки Brent, и 12 долларов – Urals (это и есть наша – казахстанско-российская нефть), – говорит Олег Егоров. – Цена на нефть смешная. Себестоимость ее добычи в среднем обходится в $27-35, а это в разы выше цены, за которую ее сейчас реализуют». Ученый объясняет, что казахстанский бюджет завязан на расчетах, что нефть будет стоить $50 долларов за баррель. В прошлом году Казахстан экспортировал 70 млн. тонн нефти, что соответствует, примерно, 500 млн. баррелей. Наблюдающаяся волатильность цен на сырую нефть (средняя цена барреля составляет на конец апреля $22), закономерно отразится на уменьшении валютных поступлений в бюджет страны и в Национальный фонд — недобор составит миллиарды долларов.Егоров считает, что все страны, которые располагают серьезными запасами нефти, в период пандемии продолжат снижать объемы добычи. Те из них, которые в мае встретятся на заседании ОПЕК+, будут более сговорчивы в этом вопросе. И тогда рынок придет в себя: в июне, по прогнозам Егорова, мы будем иметь цену барреля нефти в пределах $ 40 долларов.По экспертному мнению, даже с учетом пандемии нельзя полностью сворачивать проект по увеличению нефтедобычи в Казахстане – ПБР Тенгиз. Но в сложившихся условиях необходимо уходить от перепродажи сырой нефти и интенсивно развивать многопрофильные объекты нефтепереработки и газохимии и начать работать над формированием в Прикаспийском регионе нефтехимических комплексов, которые смогут заниматься изготовлением полимерных изделий, пользующихся большим спросом на внутреннем и внешнем рынках. А будет ли проект?

Политолог Петр Своик в своих прогнозах относительно нефтегазовой отрасли более категоричен. По его мнению, низкие цены на нефть будут держаться достаточно долго, так как основные потребители сырья ­– США, Китай, Европа ­– уже накопили значительные объемы сырья, которого им хватит на несколько месяцев потребления. В ближайшие несколько месяцев объемы добычи нефти будут только падать.»Уже в мае физические объемы добываемой нефти вынуждены будут войти в соприкосновение с реальным потреблением нефти. На всех месторождениях Казахстана придется сокращать добычу нефти. Это приведет если не к сокращению персонала, то к сокращению рабочего дня, понижению оплат труда персонала», ­– говорит политолог. Петр Своик объясняет, что коллизия ситуация такова, что Казахстан несколько лет вел переговоры с разработчиками месторождения Тенгиз, чтобы иностранные инвесторы вложили серьезные инвестиции в увеличение нефтедобычи. В 2016 года компания ТШО пошла на уступки и приступила к реализации ПБР. Но пандемия заставляет Правительство РК пересмотреть свои планы. «Я сильно опасаюсь, что проект расширения Тенгизского месторождения реализуется, – говорит П. Своик, – прежде всего по политическим мотивам. Казахстан является участником сделки ОПЕК+ и взял на себя обязательства по сокращению объемов добычи нефти. И он будет их выполнять, чтобы не терять свои позиции на мировой арене».

29.04.2020 Людмила Калашникова

Источник — ia-centr.ru

Со дня депортации турок-ахыска прошло 75 лет

Депортация турок-ахыска стала частью политики по очистке Черноморского региона от этнических турок

Semra Orkan,Aynur Asgarlı  

Со дня депортации турок-ахыска прошло 75 лет

СТАМБУЛ

Прошло 75 лет со дня депортации по приказу Сталина турок-ахыска с исторических земель в Грузии. 

Месхетия, родина турок-ахыска на территории нынешней Грузии, расположенная в 15 километрах от турецкой провинции Ардахан, до 1892 года входила в состав Османского государства.

После подписания Эдирнского договора Месхетия вошла в состав царской России, что стало началом многолетней политики насилия в отношении турок-ахыска. 

В ноябре 1944 года по приказу Сталина в Центральную Азию депортировали 86 тысяч турок-ахыска. 17 тысяч из них погибли, остальные осели в Казахстане, Кыргызстане и Узбекистане.

После развала СССР выяснилось, что депортация турок-ахыска стала частью политики по очистке Черноморского региона от этнических турок.

Сегодня в Казахстане, России, Азербайджане, Кыргызстане, Узбекистане, Турции, Грузии, США и Украине проживает до 500 тысяч турок-ахыска. 

Глава Всемирной ассоциации турок-ахыска (DATÜB) Фуат Учар отметил, что мировое сообщество до сих пор не отреагировало должным образом на депортацию турок-ахыска.

По его словам, депортация является геноцидом и преступлением против человечности, однако мировое сообщество хранит молчание по этому вопросу.

«Несмотря на все трудности, турки-ахыска не отказались от своего тюркского происхождения. Мы никогда не переставали любить Турцию. Все турки-ахыска мечтают однажды переселиться на родину, в Турцию», — сказал Учар. 

По прошествии 75 лет после депортации турки-ахыска хотят жить на своей родине, отметил глава DATÜB. «Турки-ахыска смогли снова встать на ноги. Они трижды подвергались депортации на протяжении 100 лет», — сказал Учар.

Турция оказывает поддержку туркам-ахыска. По поручению президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с 25 декабря 2015 года на ПМЖ из Украины в Турцию прибыло сотни семей турок-ахыска. Прибывшие размещены в новых городках в провинции Эрзинджан.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D0%BE-%D0%B4%D0%BD%D1%8F-%D0%B4%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D1%80%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BE%D0%BA-%D0%B0%D1%85%D1%8B%D1%81%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%BB%D0%BE-75-%D0%BB%D0%B5%D1%82-/1643758

Тюркский совет вносит вклад в урегулирование конфликтов

Генеральный секретарь Совета сотрудничества тюркоязычных стран дал высокую оценку посредническим усилиям тюркоязычных стран

Ayşe Doğru,Aynur Asgarlı   |05.11.2019

Тюркский совет вносит вклад в урегулирование конфликтов

АНКАРА

Благодаря выгодному геополитическому расположению и дружественной политике страны-члены Совета сотрудничества тюркоязычных стран (Тюркский совет) успешно справляются с ролью посредников в урегулировании конфликтов. Об этом агентству «Анадолу» сказал генеральный секретарь Тюркского совета Багдад Амреев.

Амреев напомнил, что в 2013 году в Алматы состоялись переговоры по ядерной программе Тегерана, после чего была снята часть антиранских санкций.

«Тема ядерной программы Тегерана весьма запутана, а позиции сторон по этому вопросу серьезно расходились. Несмотря на это сыграли ключевую роль позитивные отношения Казахстана со всеми сторонами. Нам доверились, учитывая опыт Казахстана в ядерных вопросах», — сказал Амреев.

Генсек Тюркского совета также привлек внимание к вкладу казахстанской стороны в урегулирование сирийского конфликта.

Он отметил, что попытки многих стран урегулировать сирийский конфликт долгое время не приносили плодов. «В итоге Россия и Турция смогли усадить за стол переговоров в Казахстане представителей противоборствующих сторон. Астанинский процесс способствовал созданию зон деэскалации в Сирии и прекращению боевых действий», — сказал Амреев.

Генсек Тюркского совета рассказал и об успешных посреднических усилиях Ташкента в регионе.

Именно Узбекистан вносит важный вклад в урегулирование напряженности в Афганистане. По инициативе узбекском стороны в Ташкенте были организованы переговоры по афганской проблематике, констатировал генсек.

Кроме того, Амреев акцентировал внимание на вкладе Азербайджана в миротворческие усилия в мире.

Недавно в Баку прошло важное мероприятие, поощряющее диалог между различными культурами — Саммит движения неприсоединения, напомнил Генсек Тюркского совета.

Совет сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет) – международная платформа, созданная для продвижения диалога и сотрудничества стран тюркского мира.

Третьего октября 2009 года на саммите в Нахчыване (Азербайджан) было объявлено о создании новой организации, принципы деятельности которой отражены в Стамбульской декларации от 16 сентября 2010 года.

На первом этапе в Тюркский совет входили Турция, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан, а 16 октября 2019 года полноправным членом организации стал Узбекистан. Венгрия является страной-наблюдателем.

Структурами Тюркского совета являются: секретариат в Стамбуле, Совет президентов, Совет министров иностранных дел, Комитет старших должностных лиц, Совет старейшин (аксакалов) тюркоязычных государств, Парламентская ассамблея (ТюркПА) в Баку, Тюркская академия в Нур-Султане и Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ) в Анкаре

Активный вклад в деятельность организации вносит и Международный фонд тюркской культуры и наследия, штаб-квартира которого расположена в Баку.

За все время существования организации состоялось семь встреч лидеров стран-участниц Тюркского совета.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82-%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%82-%D0%B2%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%B2-%D1%83%D1%80%D0%B5%D0%B3%D1%83%D0%BB%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82%D0%BE%D0%B2/1636412

Империя Чингисхана и Хорезм

http://dergachev.ru/

Итак, летом 1219 г. монгольское войско выступило в поход на Хорезм.

Воины монголов

Согласно договору от 1218 г., Чингисхан потребовал от тангутского царства Си Ся воинов и 1000 мастеров-оружейников. Оружейники ему были предоставлены, в составе его войска отправились в Западный поход, но дать своих солдат тангуты отказались. После разгрома Хорезма, это станет для Чингисхана поводом для новой войны и окончательного сокрушения царства Си Ся.

Осенью 1219 года монголы вступили на территорию Хорезма, где их армия разделилась. Главные силы во главе с Чингисом, с которым был и его лучший полководец Субэдэй, быстрым маршем через пустыню Кызыл-Кум двинулись к расположенной далеко на западе Бухаре. Корпус сыновей Чингиса – Чагатая и Угэдэя, был отправлен к Отрару. Джучи вдоль восточного берега Сырдарьи направился к городам Сыгнаку и Дженду. От его корпуса позже отделился 5-тысячный отряд, который пошел к Бенакату, а потом – к Ходженду.

Империя Чингисхана и Хорезм. Нашествие

Монгольские походы на запад 1219-1225 гг.

Осада Отрара

Отрар защищал Кайяр-хан, который в 1218 г. захватил монгольский караван и перебил купцов, присвоив их товары. Пощады он не ждал и потому, в надежде на чудо, держался целых 5 месяцев.

Изображение осады города монголами, миниатюра из Свода летописей Рашида ад-Дина

Чуда не произошло, помощь не пришла, и монголы ворвались в город. Ата-Мелик Джувейни в своем труде «Чингисхан. История завоевателя мира» так описывал последний бой Кайяр-хана:

«Монгольская армия вошла в крепость, и он укрылся на крыше… И, так как солдатам было велено захватить его в плен, и не подвергнуть смерти в бою, то, повинуясь приказу, они не могли убить его. Жены и девы стали подавать ему кирпичи с дворцовых стен, а когда и они кончились, он был окружен монголами. И после того, как он испробовал множество хитростей и предпринял множество нападений, и уложил множество людей, он угодил в капкан плена и был крепко связан и скован тяжелыми цепями».

Человеком Кайяр-хан, видимо, был плохим, но сражался, пусть и вынужденно, как герой. Он был доставлен к Чингисхану, который приказал залить его глаза и уши серебром.

Город и крепость людей, нарушивших законы гостеприимства, согласно монгольским обычаям, были разрушены. Выжившие ремесленники, толмачи и купцы были уведены в плен. Самые молодые и сильные из оставшихся мужчин были определены в хашар, остальные – убиты. Рабам хашара предстояло идти с монголами к другим городам, служить носильщиками, чернорабочими, при штурме их гнали перед монголами к стенам, заставляя принимать за них летящие стрелы и камни, удары копий и мечей.

Чингисхан у Бухары

Чингисхан пошел к Бухаре, отрезая отступившего хорезмшаха от основных сил.

Юрта Чингисхана

В январе 1220 г. его младший сын Толуй вышел к городу Зарнук, который сдался без боя. Его жителей вывели в степь, где чиновники провели осмотр, отобрав в хашар для осады Бухары наиболее сильных мужчин, остальным разрешили вернуться в город. Также без боя Субудэю был сдан город Нур. Подошедшему позже Чингисхану его жители устроили торжественную встречу. По свидетельству Рашида ад-Дина, довольный завоеватель спросил:

«Как велика установленная султаном подать в Нуре?»

Ему сказали: «Тысяча пятьсот динаров». Он повелел: «Дайте наличными эту сумму, и помимо этого (вам) не причинят ущерба». Они дали просимое, и избавились от избиения и грабежа».

В феврале 1220 г. армия Чингиса подошла к Бухаре и осадила город, который защищали 20 тысяч солдат.

Ан-Насави в труде «Жизнеописание султана Джелал ад-Дина Манкбурны» сообщает, что монголы штурмовали Бухару непрерывно – днем и ночью. Когда командир гарнизона амир-ахур Кушлу понял, что город обречен, во главе конного отряда он бросился в последнюю атаку, причем не ожидавшие такого монголы побежали перед ними:

«Если бы мусульмане сопроводили одну атаку другой, отбрасывая их словно пинком в спину и ввязываясь в сражение, то обратили бы в бегство татар. Но… они довольствовались лишь своим спасением. Когда татары увидели, что их цель – (только) избавление, они бросились следом за ними, стали перекрывать пути их бегства и преследовали их до берегов Джейхуна. Из них спасся лишь Инандж-хан с небольшим отрядом. Гибель постигла большую часть этого войска».

Бухара же на следующий день открыла ворота перед монголами, но еще держалась крепость этого города.

В Бухаре внимание Чингиса привлекла соборная мечеть, которую он принял за дворец правителя. По утверждению Ибн ал-Асира,

«сундуки со списками Корана превратили в конские ясли, бурдюки с вином свалили в мечети и заставили явиться городских певцов, чтобы они пели и танцевали. Монголы пели по правилам своего пения, а знатные лица (города), сейиды, имамы, улемы и шейхи, стояли вместо конюхов у коновязей при конях».

Далее он сообщает:

«Он (Чингис) сказал жителям Бухары: «Я требую от вас те слитки серебра, которые продал вам хорезмшах. Они принадлежат мне и взяты у моих людей (имеется в виду имущество разграбленного в Отраре каравана). Сейчас они у вас». Затем он приказал (жителям Бухары) уйти из города. Они ушли, лишенные своего имущества. Ни у кого из них не осталось ничего, кроме той одежды, что на нем. Неверные вошли в город и стали грабить и убивать всякого, кого находили… Неверные подожгли город, медресе, мечети и всячески истязали людей, домогаясь денег».

Чингисхан обращается к жителям города Бухары. Иллюстрация к «Сборнику летописей» Рашид ад-Дина. Индийская художественная школа. Эпоха Великих Моголов, XVI в.

Джувейни так говорит о штурме бухарской крепости:

«Мужское население Бухары погнали на военные действия против крепости, с обеих сторон установили катапульты, натянули луки, посыпались камни и стрелы, полилась нефть из сосудов с нефтью. Целые дни, таким образом, сражались. В конце концов, гарнизон очутился в безвыходном положении: крепостной ров был сровнен с землей камнями и (убитыми) животными. Монголы при помощи людей бухарского хашара и подожгли ворота цитадели. Ханы, знатные лица (своего) времени и особы, близкие к султану, по величию не ступавшие на землю ногою, превратились в пленников… Монголы из канглыйцев оставили в живых лишь по жребию; умертвили больше тридцати тысяч мужчин, а женщин и детей увели. Когда город очистился от непокорных, а стены сровнялись с землей, все население города выгнали в степь, а молодых людей в хашар Самарканда и Дабусии… Одному человеку удалось бежать из Бухары, после того как она была захвачена, и добраться до Хорасана. Его спросили о судьбе города, он ответил: «Они пришли, они напали, они жгли, они убивали, они грабили и они ушли»».

Действия корпуса Джучи

Войска старшего сына Чингиса – Джучи, вначале подошли к городу Сугнак, расположенному на берегу Сырдарьи. Здесь горожане убили отправленного к ним посла, и потому, взяв город, монголы перебили всех его жителей – до последнего человека. В апреле 1220 г. Джучи подошел к Дженду. Этот город не оказал сопротивления, и потому монголы ограничились грабежом: жители на 9 суток были выведены за стены: чтобы, с одной стороны, не мешали захватчикам копаться в их вещах, а с другой – уберечь их от спонтанного насилия со стороны солдат.

После этого от корпуса Джучи отделился отряд Джэбе, который направился к Фергане, вызвав большую обеспокоенность хорезмшаха и заставив его еще больше распылить свои силы.

Именно после этого, увидев вражеские войска и на западе (Чингисхан), и на востоке (Джэбе), Мухаммед II покинул Самарканд.

Осада Ходженда

Яростное сопротивление монголам Алаг-нойона оказал эмир города Ходженд Тимур-мелик. Он заблаговременно построил между двумя рукавами в месте развилки Сырдарьи крепость, куда перешел после захвата города с тысячью лучших воинов. Сразу взять эту крепость не удалось и монголы согнали в хашар 50 тысяч пленников из окрестностей этого города и Отрара. Монголов же было первоначально 5 тысяч человек, позже их число увеличилось до 20 тысяч.

Рабы хашара носили с гор камни, которыми пытались перекрыть реку, а Тимур-мелик на 12 построенных им баркасах, полностью закрытых обмазанным глиной с уксусом войлоком, старался помешать им, а ночами устраивал вылазки на берег, нанося монголам достаточно ощутимые потери. Когда же держаться стало уже совершенно невозможно, он с оставшимися людьми на 70 судах пошел к Дженду, непрерывно сражаясь с монголами, преследовавшими его по берегу реки. Здесь Тимур-мелика встретили воины Джучи-хана, которые построили понтонный мост и установили на нем метательные орудия и самострелы. Тимур-мелик вынужден был высадить своих людей на берегу Барчанлыгкента и двигаться по берегу. Так, все время атакуемый превосходящими силами монголов, он шел еще несколько дней, обоз с продуктами и снаряжением монголы захватили почти сразу, отряд нес большие потери. В конце концов, Тимур-мелик остался один, его преследовали три монгола, из трех стрел, что еще остались, у одной не было наконечника. Ослепив этой стрелой одного из монголов, Тимур предложил остальным повернуть назад, сказав, что ему жаль тратить на них последние стрелы. Монголы не усомнились в меткости знаменитого врага, и вернулись к своему отряду. А Тимур-мелик благополучно добрался до Хорезма, снова сразился с монголами Джучи, изгнав их из Янгикента, и ушел в Шахристан к Джелал ад-Дину.

Падение Самарканда

В это время в столице Хорезма Самарканда находилось около 110 тысяч солдат, а также 20 «дивоподобных» слонов. Впрочем, другие источники снижают число воинов Самарканда до 50 тысяч.

Теперь к стенам города с трех сторон подошли войска Чингисхана (от Бухары), Чагатая (из Отрара), Джэбе привел передовые отряды армии, осаждавшей Ходженд.

Из этих войск позже были выделены отряды для поиска и преследования Мухаммеда II и наблюдения за действиями его наследника – Джелал ад-Дина, чтобы не допустить его соединения с хорезмшахом.

Ибн ал-Асир сообщает, что часть воинов и добровольцы-горожане вышли за стены города и сражались с монголами, которые, ложным отступлением, заманили их в засаду и перебили всех.

«Когда это увидели (оставшиеся в городе) жители и воины, они пали духом и гибель стала для них очевидной. Воины, которые были тюрками, заявили: «Мы – из того же рода, и они нас не убьют». Они запросили пощады, и (неверные) согласились пощадить их. Тогда они открыли ворота города, и жители не смогли им помешать»

(Ибн ал-Асир, «Полный свод истории».)

Судьба предателей была жалкой. Монголы приказали им сдать оружие и лошадей, а потом «стали рубить их мечами и перебили всех до последнего, забрав их имущество, верховых животных и женщин» (Ибн ал-Асир).

Затем монголы приказали всем жителям Самарканда покинуть город, объявив, что каждый, кто останется в нем, будет убит.

«Войдя в город, они разграбили его и сожгли соборную мечеть, а остальное оставили как было. Они насиловали девушек и подвергали людей всяческим пыткам, требуя деньги. Тех, кто не годился для угона в неволю, они убивали. Все это произошло в мухарраме шестьсот семнадцатого года».

(Ибн ал-Асир.)

А вот свидетельство Рашида ад-Дина:

«Когда город и крепость сравнялись в разрушении, монголы перебили множество эмиров и ратников, на следующий день сосчитали оставшихся. Из этого числа выделили ремесленников тысячу человек, а кроме того, такое же количество определили в хашар. Остальные спаслись тем, что за получение разрешения на возвращение в город были обязаны, выплатить двести тысяч динаров. Чингисхан… часть предназначенных в хашар увел с собою в Хорасан, а часть послал с сыновьями в Хорезм. После этого еще несколько раз подряд он требовал хашар. Из этих хашаров мало кто спасся, вследствие этого та страна совершенно обезлюдела».

Китайский паломник Чан Чунь писал потом, что ранее население Самарканда составляло около 400 тысяч человек, после разгрома города Чингисханом, в живых осталось около 50 тысяч.

Оставшись у Самарканда, Чингисхан отправил своего сына Толуя на Хорасан, дав ему в командование армию в 70 тысяч человек. Чуть позже, в начале 1221 г., его другие сыновья – Джучи, Чагатй и Угэдей, во главе 50-тысячной армии, были направлены к Гурганджу (Ургенчу), осада которого продолжалась 7 месяцев.

Гибель хорезмшаха Мухаммеда II

А что же в это время делал хорезмшах? Ан-Насави сообщает:

«Когда до султана дошло сообщение об этом горестном событии, оно вызвало у него тревогу и опечалило его, его сердце совсем ослабело и руки опустились. Он перешел Джейхун (Амударью) в жалком состоянии, утратив надежду защитить области Мавераннахра… его покинули семь тысяч человек из (войск) его племянников и перебежали к татарам. Правитель Кундуза Ала ад-Дин прибыл на подмогу Чингисхану, объявив о своей вражде с султаном. Перешел к нему и эмир Мах Руи, один из знатных людей Балха… Они сообщили ему (Чингисхану), какой страх испытал султан, и уведомили его, как он пал духом, – он снарядил в поход двух предводителей: Джэбэ-нойана и Сюбете-Бахадура (Субэдэя) с тридцатью тысячами (воинов). Они перешли реку, направляясь в Хорасан, и рыскали по стране».

Сохранился приказ, отданный им Чингисханом:

«Силою Бога Великого, пока не возьмете его (Мухаммеда) в руки, не возвращайтесь. Если он… будет искать убежища в крепких горах и мрачных пещерах или скроется от глаз людей, как пери, то вы должны, подобно ветру летучему, устремиться через его области. Всякому, кто выйдет с покорностью, окажите ласку, учреждайте управление и правителя… Всякий, кто покорится, пусть будет помилован, а всякий, кто не покорится, погибнет».

Третьим туменом командовал Тукаджар (зять Чингиса). Некоторые авторы сообщают, что Тукаджар был разбит Тимур-меликом и погиб, другие, что он был отозван Чингисханом, разгневавшимся на него за то, что тот разграбил города, ранее изъявившие покорность Субэдею и Джэбэ. Чингис, якобы, приговорил зятя к смертной казни, но потом заменил ее разжалованием.

Итак, погоню продолжили Субэдей и Джэбе, которые в мае 1220 г. без боя захватили Балх. В крепости Илал (территория Мазендарана), после 4-хмесячной осады, они взяли в плен мать Мухаммеда (которая предпочла монгольский плен бегству к нелюбимому внуку Джелал ад-Дину) и его гарем.

Надпись гласит: «Теркен Хатын, мать султана Мухаммеда, была захвачена монголами»

Евнух Бадр ад-дин Хилал сообщает о дальнейшей жизни Теркен-хатын:

«Ее положение в плену стало таким бедственным, что она не раз являлась к обеденному столу Чингисхана и приносила оттуда кое-что, и ей хватало этой пищи на несколько дней».

«Псы» Чингисхана, не зная поражений, вихрем прошли по Ирану, но так и не смогли настичь Мухаммеда. Вначале он бежал в Рей, оттуда – в крепость Фарразин, где находился его сын Рукн ад-Дин Гуршанчи в распоряжении которого имелась целая армия численностью в 30 тысяч человек. Тумены Субэдея и Джэбе в это время действовали разрозненно, и у Мухаммеда был шанс по очереди разбить каждого из них. Вместо этого, он, при первом известии о приближении монголов, отступил к горной крепости Карун. Оттуда он сразу же ушел к другой крепости – Сер-Чахан, а затем укрылся на одном из островов Каспийского моря, где, передав власть Джелал ад-Дину, и умер – то ли в декабре 1220 года, то ли, в феврале 1221.

Поход «железных псов» Чингисхана

Поход Субудэя и Джэбе

А Субэдей и Джэбе продолжили свой фантастический рейд. Разбив грузинскую армию, через Дербентский проход они через земли лезгинов вышли к владениям аланов и половцев, поочередно разгромив их.

Преследуя половцев, заглянули в Крым, где взяли Сурож. Далее была очень известная в нашей стране битва у реки Калки, в которой русские дружины впервые встретились с монгольскими туменами.

Субэдей и Джэбе разбили объединенные войска половцев и русских князей, но, на обратном пути, потерпели поражение в Волжской Булгарии – в конце 1223 или начале 1224 г.

Арабский историк Ибн аль-Асир утверждает, что булгарам удалось, заманив монголов в засаду, окружить их, и нанести большие потери. Лишь около 4 тысяч воинов вернулись в Дешт-и-Кыпчак и соединились с войсками Джучи.

Это было единственное поражение Субэдея, который, впрочем, очень скоро рассчитался с булгарами. В 1229 году он разбил их войско на реке Урал, в 1232 году захватил южную часть их государства, в 1236 – окончательно разгромил.

О последнем хорезмшахе Джелал ад-Дине и его войне с монголами будет рассказано в следующей статье.

Рыжов В.А.

Источник — topwar.ru

Тюркский совет: выиграет ли Казахстан от совместных стартапов

На недавнем заседании Совета сотрудничества тюркоязычных государств в Баку прозвучало предложение объединить усилия в области инноваций. Но возникает вопрос — есть ли в чем кооперироваться?

Предложение совместно поработать в области высоких технологий озвучил президент Узбекистана. В частности, речь шла об организации совместных технопарков и инновационных стартап-компаний. Эти предложения кажутся интересными и вполне реализуемыми. Но здесь нужно разбираться в деталях. Например, насколько страны, входящие в ССТГ, развиты в инновационном плане? Об этом пишет портал ia-centr.ru.

Расклад сил

Сейчас в состав Совета сотрудничества тюркоязычных государств входят пять стран: Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция и Узбекистан. Говоря о всестороннем сотрудничестве в ССТГ, в первую очередь следует посмотреть на сотрудничество экономическое.

С большим отрывом впереди по экономической мощи идет Турция. Так, по данным Всемирного банка, ее номинальный валовой внутренний продукт в 2018 году составлял 766,5 млрд долларов. Следом идут Казахстан (170,5 млрд) и Узбекистан (50,5 млрд). Замыкают пятерку Азербайджан и Кыргызстан – их ВВП составляет 46,9 и 8,1 млрд долларов соответственно.

Сотрудничество между странами развивается чаще всего в двустороннем формате. Например, Казахстан граничит, а потому активно торгует с Кыргызстаном и Узбекистаном, а с Турцией имеет ряд коммерческих соглашений. Но этому помогает, скорее, не работа ССТГ, а прямые договоренности лидеров государств.

К примеру, Турция и Казахстан несколько лет назад договорились о реализации проекта «Новая синергия», который должен был охватить 26 инвестиционных проектов в разных отраслях на сумму более 900 млрд долларов.

Тем не менее на процессы экономического сотрудничества есть положительное влияние и со стороны ССТГ. По словам президента Узбекистана Шавката Мирзиеева (страна вступила в организацию в 2018 году), участие в Тюркском совете полностью отвечает коренным интересам народа его страны.

«На новый уровень вышли не только наши культурно-духовные связи, но и торгово-экономические отношения. За последние три года объемы взаимной торговли наших стран увеличились почти в два раза, создано свыше тысячи совместных предприятий», – сказал Шавкат Мирзиеев на последнем заседании совета в Баку.

Есть ли инновации?

И работа технопарков, и число действующих стартапов – а именно о них говорил президент Узбекистана – это отражение общего уровня развития инновационной системы той или иной страны. И здесь страны-участники ССТГ далеко не на первых местах.

Согласно последнему «Глобальному инновационному индексу», Турция находится на 49 месте в мире, Казахстан – на 79-м, Азербайджан – на 84-м, а Кыргызстан – на 90-м. Узбекистан в этом рейтинге и вовсе не представлен. Отсюда очевидно, что в целом инновационный потенциал, а значит и потенциал по появлению успешных стартапов может быть выше именно в Турции. Потому и лидерство по созданию совместных стартап-компаний может перейти именно к этой стране.

Но сама возможность формирования коммерческой инновационной компании на уровне государств – вещь едва ли реализуемая. Самым эффективным решением в этой связи может стать создание общих для стран Тюркского совета технопарков или фондов поддержки инновационных компаний. На их базе и возможно появление новых инновационых компаний, которые можно будет назвать «общими».

Кто будет платить?

Создание таких структур, в частности, фондов – вопрос вполне решаемый. Политическая воля для этого есть. Все государства стремятся развивать инновации, чтобы не отставать от последнего тренда – цифровизации.

С технопарками несколько сложнее. Если финансовый институт – это структура, практически не требующая физических площадей (за исключением самих офисов администрации), то технопарки – это уже комплексы строений и инфраструктура. Их строительство связано с большими затратами. Однако при правильном управлении и государственном регулировании расходы могут легко окупиться.

Поэтому работа над общими для ССТГ технопарками вызывает множество вопросов.

С одной стороны, совместными усилиями создать такую инфраструктуру в каждой из стран Тюркского совета. Но в таком случае будет сложно вести какую-то единую политику. То есть получится, что страны создали технопарки у себя и для себя. Соответственно, сложнее станет обмен опытом и разработками.

С другой стороны, исправить это может развитие какого-то одного конкретного технопарка. Таким образом, в одном месте соберутся инноваторы всех стран ССТГ. Это обеспечит между ними тесные контакты, а следом и синергию от совместной деятельности. При выборе такого варианта делать что-то с нуля не придется.

Интерес Казахстана

Очевидно, что Казахстан может предложить площадку технопарка IT-стартапов Astana Hub в Нур-Султане. Технопарк уже работает, его услугами пользуются стартап-компании. Среди его преимуществ для граждан других стран ССТГ

возможность поступления на работу по специальной визе;
при открытии компании в Astana Hub можно получить налоговые преференции.

Поэтому интерес Казахстана в связи с предложением Шавката Мирзиеева будет именно таким – привлечение всех партнеров к работе в своем столичном технопарке. Тем более, что продвигают его как один из уникальных в центральноазиатском регионе проектов.

Сможет ли он укрепить этот статус из-за предложения узбекистанской стороны – вопрос дальнейших переговоров и интереса руководства стран ССТГ.

Источник — ia-centr.ru

Найманы — тюрки, а не монголы

Найманы, средневековый центральноазиатский кочевой народ, впервые упоминаемый в китайских летописях VIII века как племя, живущее к югу от озера Байкал от верховьев Орхона до Таримского бассейна с одной стороны и Черного Иртыша с другой, то есть, на территориях современных западной Монголии, Большого Алтая, Синьцзяна и восточного Казахстана.

Происхождение и язык

Сторонники монголоязычия найманов возводят этноним «найман» к монгольскому числу «восемь». Здесь прямо просится связь с киданями, составлявших союз восьми аймаков-родов. После падения киданьской империи Ляо кидани перешли в Западную Монголию и в союзе восьми аймаков-родов («найман») образовали государство Западное Ляо, известное также как Кара-Катай. Таким образом, некоторая преемственность найманов от киданей на первый взгляд выглядит достаточно непротиворечивой.

Сторонники тюркоязычия найманов указывают, что найманы происходят от тюркоязычного племенного объединения «сегиз-огуз». Название этнонима «сегиз-огуз» происходит от древнетюркских слов «сегиз» («восемь») и «огуз» («род», «племя»). Cегиз-огузы упоминаются в уйгурских рунических памятниках на тех же территориях, которые позже занимали найманы. В пользу версии тюркоязычия найманов говорит то, что все известные собственные имена и титулы найманов были тюркские.

Таким образом, если название «найман», бесспорно, означает «союз восьми родов», этот факт ни коим образом не проливает свет на этническую и языковую принадлежность самих найманов.

Для решения этой проблемы следует заметить, что занятые найманами территории входили в состав более ранних тюркских государственных образований, таких как Телесское ханство Гаогюй, Тюркский каганат, Восточно-тюркский каганат, Уйгурский каганат, Кыргызский каганат. Киданьское влияние на эти территории, с которым связывают распространение здесь монгольского языка, ограничивается узким временным промежутком существования Империи Ляо, завоевавшей территории современной Монголии в XI веке, и до заката Западного Ляо в начале XIII века.

И здесь нужно отметить, что, принимая версию происхождения найманов от киданей, формирование найманов как народности должно было завершиться не позднее 1125 года, когда найманами было образовано собственное государство. И кажется странным, что, допуская преемственность найманов от киданей, последние вдруг вспомнили, что образуют союз восьми (по-монгольски «найм») племен и, отколовшись от основной массы киданей-каракатаев, образовали собственное ханство и стали называться найманами, в то время как сами кидани так себя никогда не называли.

Вернемся к языку. Со времен Тюркского каганата и до распада Кыргызского каганата, по мнению лингвиста М.З.Закиева, на территории Степи существовал «универсальный» язык, которым в одинаковой степени владели все кочевники Центральной Азии. И таким языком мог быть только тюркский орхоно-енисейский язык. И маловероятно, что за короткое время общий тюркский язык был повсеместно заменен на монгольский. Тем более, что после падения Монгольской империи вплоть до настоящего времени языки на указанных территориях остаются тюркскими. Если принять все же преемственность найманов от монголоязычных киданей, единственным объяснением может быть только ассимиляция на территориях Алтая, Казахстана и Синьцзяна тюркоязычными потомками телесов немногочисленных монголоязычных киданей, которые передали найманам свое имя, но не язык.

Что касается вошедшего в историю монгольского этнонима «найман», никто же ведь не мешал монголам называть тюркоязычные племена сегиз-огузов более привычным им термином «найман», что вовсе не означает их монголоязычия. Аналогично, массагеты вошли в историю под этнонимом, данным им греками «??????????», но это ни коим образом не говорит о эллиноязычии массагетов и вообще даже принадлежности к эллинскому миру.

Учитывая же, что объединение тюркоязычных племен «сегиз-огуз» упоминается в китайских летописях намного раньше даже образования киданьской Империи Ляо, доказательная база версии происхождения найманов от киданей и вовсе разваливается, как карточный домик.

Таким образом, представляется, что «найман» — это конгломерат восьми крупных тюркоязычных огузских племен «сегиз-огуз», намного позже получивших имя «найман» от своих монголоязычных соседей.

Потомки найманов

Современные потомки найманов встречаются практически по всей территории Центральной Азии.

Найманы участвовали в этногенезе монголов (племя найман, составляющее Найманьский аймак во Внутренней Монголии), казахов (племя найман Среднего жуза), каракалпаков (подразделение найман племени конграт), киргизов (племя найман и род найман племени багыш), алтайцев (племя майман), ногайцев (подразделение Найманская хоругвь в войске Великого княжества Литовского; ойконим Найман и Кара-Найман в Буджаке; род найман акногайцев и кундровских татар, племя найман караногайцев), западных бурятов (племена цонгол и булагат) и хазарейцев. Алтайские потомки найманов представлены одним из самых многочисленных алтайских сеоков Майман, проживающих преимущественно в центральных районах Республики Алтай (Онгудайском, Шебалинском, Усть-Коксинском районах).

Наибольшая часть современных потомков найманов проживает на территории Казахстана в Восточно-Казахстанской, Алматинской, и Карагандинской областях.

Источник — Siberian Guide

Кто стоит за антикитайскими митингами в Казахстане?

Кто стоит за митингами в Казахстане? что там у соседей?

Власти Казахстана пресекли 26 октября попытку проведения несанкционированных акций протеста оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК). В Нур-Султане и Алма-Ате были арестованы 26 человек, которые вышли на митинги против китайской экспансии. Эксперты говорят, что в республике обостряется политическая борьба, и лидеры ДВК решили оседлать «популярную» в Казахстане тему синофобии.
Накануне проведения несанкционированных митингов Генпрокуратура Казахстана предупредила, что к организаторам и участникам акций будут приниматься строгие меры. Тем более, что ДВК в 2018 году была признана казахстанским судом экстремистской организацией, и ее деятельность запрещена на территории республики. Основатель ДВК Мухтар Аблязов заочно осужден на 20 лет лишения свободы за вывод из Казахстана 7,5 млрд долл. и действия по межнациональной розни.

Главный вопрос в стране: кто и что вызывают протесты?
В сообщении Генпрокуратуры Казахстана пояснялось, что «ДВК подстрекает население к противоправным действиям, чем создает угрозу для безопасности людей, их жизни и физическому здоровью, причинения ущерба их имуществу, нарушения нормальной жизнедеятельности общества», поэтому силовики предприняли упреждающие действия.

На подходах к анонсированным площадкам, где должны были состояться антиправительственные митинги, полицейские перекрыли движение машин, а приближающихся граждан задерживали и переправляли в отделения полиции для выяснения личности и целей нахождения в местах предполагаемых акций протестов. Некоторые из них, как сообщило радио Azattyq, успевали заявить, что пришли выступить «против китайской экспансии» и запуска совместных с Пекином предприятий на территории Казахстана.

Напомним, в начале сентября, накануне визита президента Касым-Жомарта Токаева в Пекин, жители шести городов Казахстана – Нур-Султана, Алма-Аты, Караганды, Шимкента, Актобе и Жанаозеня вышли на акции под лозунгом «Нет экспансии Китая». Митингующие выразили недовольство казахстанско-китайским межправительственным соглашением от 2015 года, по которому китайская сторона намерена профинансировать строительство в Казахстане 55 предприятий в сфере сельского хозяйства и промышленности на сумму 27 млрд долл. 12 проектов из этого списка уже реализованы. В нынешнем году ожидается запуск еще пяти на сумму 310 млн долл., среди которых солнечные электростанции, ГЭС, мясокомбинат. Еще 11 проектов на сумму 5,5 млрд долл. находятся в стадии реализации. По оставшимся проектам ведутся подготовительные работы, сообщается на сайте правительства Республики Казахстан (РК).

Там же указывается, что полная реализация всех проектов позволит создать около 20 тыс. новых рабочих мест. Но даже такие перспективы устраивают не всех. Оппозиционные активисты утверждают, что это вовсе не строительство новых предприятий, а перенос старых китайских заводов на территорию Казахстана, и работать на них будут китайские трудовые мигранты. Казахстанцы опасаются, что республика попадет в финансовую зависимость от Пекина так же, как в ней уже оказались Киргизия и Таджикистан – крупнейшие должники Китая.
Несмотря на кажущуюся прозрачность расклада, в Казахстане в последнее время заговорили о том, что за антикитайскими митингами стоят «враги государства», в частности, Мухтар Аблязов. Ему приписывают и имеющиеся якобы старые счеты с нынешним президентом Касым-Жомартом Токаевым, который в свое время не допустил банкира к приватизации Экибастузской ГРЭС-2, а также с властями Китая, где у Аблязова сорвался проект по строительству морского порта, нефтехранилища и комплекса по переработке сжиженного газа и нефтепродуктов. А еще Аблязов отметился в теме создания лагерей по перевоспитанию в Синьцзяне.

Как отметил в своей статье советник президента Казахстана Ермухамет Ертысбаев: «Аблязов хочет, чтобы люди протестовали против якобы бесчеловечной политики Китая, но он постоянно врет о том, что там происходит. Ему противен спокойный и миролюбивый Казахстан, у которого выверенные отношения и с Россией, и с Китаем. Ему хочется объявить войну всем и сразу – так может поступить только сумасшедший, который желает краха своей государственности».

Между тем, по мнению оппозиционного политика Серикжана Есенгосулы антикитайские настроения в последнее время усилились, но это объективный процесс. «Политика китаизации Синцзяна, который еще принято называть Восточным Туркестаном, набрала ускоренные темпы. Миллионы ханьцев переселяются в Синцзян, ранее населенный преимущественно тюркскими народами. Закрываются школы, ужесточаются репрессии в отношении мусульманских лидеров. Появление лагерей для перевоспитания, через которые прошли сотни тысяч жителей, привлекли внимание правозащитников всего мира, в том числе и из США. Если раньше мир знал о проблеме уйгуров, которых преследовали за якобы сепаратизм, то благодаря громким делам казахов из Китая Сайрагуль Сауытбай и Серикжана Билаш мир узнал о притеснениях казахов, кыргызов, татар и других тюркских диаспор. При этом никакие обвинения в сепаратизме казахам из Китая не могут быть предъявлены. В отличие от уйгуров у казахов есть независимое самостоятельное государство. Поэтому митинги против китайской экспансии, против переноса десятков заводов из Китая в Казахстан вполне понятны и логичны. И то, что ДВК Аблязова оседлало эту тему, никого не удивляет. Как тема продажи земли, тема китайской экспансии очень близка людям. Поэтому неважно кто эту тему будет поднимать, люди будут выходить на митинги», — сказал haqqin.az Есенгосулы.
Однако у Токаева связаны руки. Внутренняя и внешняя политика страны, вопросы безопасности и кадровые назначения находятся в ведении Нурсултана Назарбаева — первого президента, возглавляющего Совет безопасности. Политическая элита Казахстана запуталась, на кого из президентов делать ставку.

Проблема еще в том, что второго президента, с урезанными полномочиями, многие в Казахстане не воспринимают в качестве влиятельного центра власти, так как внутриаппаратный вес Касым-Жомарта Токаева не увеличивается. Это неудивительно, считает директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев, поскольку в Казахстане умудрились придумать собственную модель формальной передачи власти. Окончательно транзит власти завершится только либо с окончательным уходом первого президента с политической сцены, либо проведением выборов в парламент.

Кстати, в республике уже активизировались политические процессы. Идет переформатирование партий. Конечно, тон задает партия елбасы Nur Otan, перезагрузку которой Назарбаев объявили еще в августе. Из партии власти Nur Otan трансформируется в правящую партию. И, несмотря на то, что Назарбаев призывал партийцев сплотиться вокруг Токаева, Nur Otan никогда не станет партией Токаева. Свою партию, как считает Серикжан Есенгосулы, Токаеву создать не дадут. «Токаеву нужно дать правильные сигналы народу. Народ готов его поддержать, если он будет вести свою политику», — сказал оппозиционный политик.

Виктория Магда, специально для haqqin.az 28 октября 2019,

Источник — haqqin.az

В Казахстане вновь акции протеста против китайской экспансии.

https://rus.azattyq.org

В Казахстане задержали около 30 протестующих против Китая и политрепрессий (видео)

В центре столицы Казахстана Нур-Султана и в Алматы полиция задержала 26 человек, сообщили в МВД Казахстана. Они протестовали против китайской экспансии в Казахстане, требовали защитить этнических казахов, которые преследуются в Китае и освободить жертв политических репрессий в Казахстане.
Несколько человек также были задержаны в Шымкенте на юге Казахстана и в Актобе.

В центре столицы Казахстана Нур-Султана у концертного зала «Астана» полиция задержала нескольких человек. Их посадили в полицейский автобус и увезли в неизвестном направлении, еще несколько человек были увезены на полицейских автомобилях. Один из задержанных успел сказать, что пришел в центр города, чтобы выразить свою гражданскую полицию, но не успел озвучить свои требования. Полицейские попросили у него документы, а затем увели его в автозак.

Корреспондент Радио Свобода в Алматы сообщает, что площадь в центре города также была перекрыта, и в Алматы тоже задержали несколько человек.
«Я не согласен с китайской экспансией, что китайцы завоевывают», — пояснил еще один мужчина, который пришел на площадь с текстом Конституции Казахстана и начал ее зачитывать. Он подчеркивал, что по Конституции имеет право избирать и быть избранным, но реальных выборов в Казахстане сегодня нет.

«От китайского беззакония к нам прибегают наши же граждане, а республика не может их защитить», — подчеркнул еще один участник протестов. Еще одна женщина также успела сказать при задержании, что она против китайской экспансии и требует освободить политзаключенных.

Первый заместитель начальника департамента полицейские Нур-Султана Бакытжан Малыбаев заявил, что его подчиненные находились у концертного зала «Астана», поскольку это место было указало точкой проведения протестов запрещенное в Казахстане движение ДВК и его лидер Мухтар Аблязов.

Накануне возможной акции активисты сообщали о задержаниях. Некоторые активисты в Алматы, Нур-Султане, Жанаозене, Уральске и других городах сказали, что им выдали повестки с требованиям явиться в полицию, другие сообщили, что у их домов с утра 26 октября находились сотрудники полиции.

25 октября заместитель генерального прокурора Казахстана Булат Дембаев предупредил граждан об ответственности за участие в «незаконной акции 26 октября» и заявил, что власти будут принимать меры к организаторам и участникам. Протестующие, по его словам, якобы «подстрекают население к противоправным действиям, чем создают угрозу для безопасности людей, их жизни и физическому здоровью, причинения ущерба их имуществу, нарушения нормальной жизнедеятельности общества».

В сентябре в Нур-Султане, Алматы и Шымкенте также прошли митинги против строительства 55 китайских заводов, расширения экономического влияния Китая в стране и за либерализацию политической системы. По всей стране было задержано около сотни десятков человек.

27 Октябрь, 2019

Источник — centralasian.org

Тюркский совет расширяется на фоне снижения товарооборота

Откроется ли с приходом Узбекистана второе дыхание у полуживого дискуссионного форума?

Тюркскому совету 10 лет, а экономического вау-эффекта нет.
Узбекистан официально стал пятым членом Тюркского совета на ежегодной встрече группы, состоявшейся на прошлой неделе в Баку. Во что он ввязался?
Когда Совет сотрудничества тюркоязычных государств (полное название Тюркского совета) был создан в 2009 году, его роль, как представлялось, заключалась в усилении турецкого влияния в Центральной Азии и на Кавказе, особенно в странах, имеющих языковые и культурные общности. В состав нового объединения вошли Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан.
Ключевым пунктом повестки дня была торговля. Устав группы предусматривал создание «благоприятных условий для торговли и инвестиций, дальнейшее упрощение таможенных и транзитных процедур, направленных на облегчение движения товаров, капитала, услуг и технологий, а также упрощение финансовых и банковских операций».

Однако, к сожалению Анкары, последующие годы были не очень удачными для экономики Турции и ее валюты, не было прогресса и в плане влияния в регионе. И если в 2009 году Анкара еще старалась придерживаться своей внешней политики «никаких проблем с соседями», то сейчас у нее проблемы на всех направлениях. А ежегодные заседания Тюркского совета, судя по всему, не приносят значимой пользы, кроме создания для авторитарных лидеров возможности сделать очередное формальное заявление и попозировать для фотографий.

В преддверии встречи 15 октября в Баку генеральный секретарь Совета предпринял попытку вдохновить членов ТС на более бойкую торговлю. Для этого он опубликовал статью, в которой сообщил, что блок назвал 2019 год «годом экономики».

Тем не менее, первые 10 лет существования Совета не внушают оптимизма по части экономической составляющей.
По данным Международного валютного фонда*, Азербайджан и Казахстан активнее торговали с Турцией до создания Совета. Товарооборот увеличился лишь с Кыргызстаном, но этот показатель роста – капля в море для турок.

В процентном соотношении к общей международной торговле членов Тюркского совета кривая торговли внутри ТС у крупнейших экономик осталась на том же уровне. Доля Кыргызстана в торговле с блоком немного подросла с 13% в 2008 году до 15% в 2018 году.

Если рассматривать долю торговли каждого члена с Турцией, то Анкара может похвастать скромными успехами – Азербайджан и Кыргызстан стали к ней немного ближе. Чего не скажешь о Казахстане.

Наконец, объем торговли внутри блока в целом уменьшился в долларовом выражении. После роста в течение первых нескольких лет общий товарооборот (общий объем импорта и экспорта по каждой двусторонней связи) упал, вернувшись примерно к показателю 2009 года.

С присоединением Узбекистана, крупнейшей страны по численности населения после Турции, Тюркский совет оказался в фокусе всеобщего внимания. Узбекистан открывается миру, ищет выгодные соглашения и инвестиции в ближнем и дальнем зарубежье. Не совсем ясно, что Совет может предложить Узбекистану, но членство не должно навредить стране.

Тем не менее, Ташкент, подходы к которому ищут Вашингтон и Москва, вероятно, будет действовать осторожно. «Учитывая высокий уровень напряженности в отношениях между Анкарой и Вашингтоном, сейчас, возможно, не самое лучшее время следовать за Турцией. Да и Анкара, занятая другими вопросами, вряд ли сможет уделить должное внимание Центральной Азии», – написал в Твиттере Пол Стронски, ученый из Фонда Карнеги в Вашингтоне.

* Уточнение: МВФ часто публикует самые полные и актуальные данные по международной торговле. При этом МВФ указывает долларовую стоимость товаров, а не их объемы. Однако стоимость не может отразить реальную экономическую картину, отчасти потому, что она растет и падает вместе с валютами и различными рыночными факторами.

Дэвид Триллинг является управляющим редактором Eurasianet.org.
23.10.2019

Источник — russian.eurasianet.org

Золотая Орда возникла благодаря… глобальному потеплению? — Алан Исаев

 следующем году Казахстан отметит 750-летие Золотой Орды. Оказывается, появление этого государства ученые связывают со… средневековым потеплением.
Если изучать летописи, то можно обратить внимание, что Бату хан отправлялся в завоевательные походы исключительно зимой. Например, вторжение в Волжскую Булгарию он начал осенью 1236 года, а затем взял передышку на лето. Завоевание русских княжеств также происходило зимой. Как известно, 21 декабря 1237 года первой пала Рязань. В 1238-м, опять же осенью и зимой, Бату хан покорял земли мордвы, а затем взял штурмом столицу алан Минкас, которая за упорное сопротивление была стерта с лица земли. И лишь в октябре 1240 года завоеватель добрался до Киева. Город был взят 6 декабря.
Поход в Восточную Европу начался в 1241-м. В январе Бату хан взял польский город Люблин, а затем Сандомир. Одновременно кочевники завоевали большую часть Венгрии. Весной они разгромили 60-тысячное польско-немецкое войско Генриха Благочестивого и приостановили поход, едва наступило лето.

Следующей зимой Бату хан разорял Сербию, Хорватию и Болгарию и, наконец, в марте 1242 года решил приостановить завоевание Европы после смерти Угедэя, который правил в Каракоруме. К власти в империи пришел Гуюк хан, с которым у Бату были напряженные отношения. Теперь он не мог отправиться на запад, ведь у него за плечами находился опасный враг.

Поход на территорию Казахстана монголы также начали осенью 1219 года. На пути Чингисхана оказался Отрар, который сопротивлялся пять месяцев. Битва за город продолжалась всю зиму.

Многие исследователи недоумевают: почему завоеватели не замерзли в русские морозы и где брали фураж для лошадей? Разгадка кроется в мягких зимах. Средневековый климатический оптимум установился в 950 году и продолжался 300 лет. Насколько было тепло? Как известно, именно в то время викинги заселили Гренландию – «Зеленую землю». В наше время это место покрыто льдом толщиной в километр, но тогда это был пригодный для жизни остров.

Степные просторы во время потепления расцвели. Трава росла очень быстро, а скота, в том числе и лошадей, было много. Этот фактор повлиял на боевые возможности кочевников. Как считают климатологи, средняя зимняя температура на планете была выше на один-два градуса. Этого было достаточно, чтобы реки в Европе замерзали и их могла преодолеть легкая конница.

Некоторые историки и вовсе утверждают, что климат в Северном полушарии был субтропическим. В средневековых летописях Пскова даже была найдена строчка про крокодилов: «Того же лета изыдоша крокодили лютии звери из реки и путь затвориша; людей много поедоша». Оставим эти свидетельства на совести современников.

Источник — Экспресс-К

10-я годовщина подписания Нахчыванского соглашения

Третьего октября 2019 года, отмечается 10-я годовщина со дня подписания Нахчыванского соглашения об учреждении Совета сотрудничества тюркоязычных государств с целью создания платформы для сотрудничества всего тюркского мира.

10-я годовщина подписания Нахчыванского соглашения
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15724