Волк признан талисманом IV Всемирных игр кочевников

Состязания пройдут 29 сентября-2 октября в районе Изник на северо-западе Турции

Aynur Asgarli   |23.09.2022

Волк признан талисманом IV Всемирных игр кочевников

    

АНКАРА

Волк признан талисманом предстоящих IV Всемирных игр кочевников. Образ представили организаторы на официальных страницах в социальных сетях.

Состязания пройдут 29 сентября-2 октября в районе Изник на северо-западе Турции. Ожидается участие свыше 3 тысяч спортсменов из 102 стран.

Символом III Всемирных игр кочевников был снежный барс.

Всемирные Игры Кочевников, так называемый аналог Олимпиады, впервые состоялись на берегу Иссык-Куля в 2014 году.

В первых играх приняли участие спортсмены из 19 стран: Азербайджан, Австрия, Афганистан, Беларусь, Бразилия, Германия, Казахстан, Кыргызстан, Литва, Монголия, Россия, США, Таджикистан, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Франция, Швеция, Южная Корея.

Волк признан талисманом IV Всемирных игр кочевников (aa.com.tr)

Что будет, если русский в Казахстане приобретет статус официального?

© РИА Новости РИА Новости

В Казахстане языковая проблема стала выходить на центральное место во внутриполитической повестке, пишет QMonitor. Издание приводит мнение эксперта, который рассказывает о рисках для позиций русского языка в стране в ближайшем и отдаленном будущем.

Юлия Кисткина

Несмотря на то, что в нашей стране определенные группы все чаще пытаются столкнуть лбами русскоязычных и казахоязычных, государство вовремя успевает бить по рукам авторов подобных инициатив. Делается это довольно мягко, но вместе с тем эффективно, что позволяет сохранять очень хрупкий баланс в языковой сфере. В казахоязычной среде такие подходы нередко расцениваются как проявление слабости. Русскоязычные же в большинстве своём предпочитают не педалировать болезненную тему, а если и высказываются о ней, то обычно в русле демонстрируемого государством в этом вопросе прагматизма, что является ключевым условием мирного сосуществования разных этносов, населяющих Казахстан.

Что русскоязычное население на самом деле думает о языковой политике, проводимой в стране? Какие проблемы, связанные с ней, его волнуют? Видит ли оно реальные основания для потери русским языком своих позиций в Казахстане? Об этом наш разговор с председателем общественного объединения «Республиканское славянское движение «Лад», руководителем информационно-аналитического центра «Институт Евразийской политики» Максимом Крамаренко.

QMonitor: Максим Борисович, в последнее время на фоне участившихся требований исключить из Конституции РК упоминание о статусе русского языка президент страны стал уделять довольно много внимания вопросу сохранения его функциональности. Стоит ли считать эти месседжи своего рода сигналом обществу?

Максим Крамаренко: Действительно, в последних двух посланиях народу Казахстана (если не брать в расчет то, которое было сделано в марте текущего года после январской трагедии) Касым-Жомарт Токаев уделил внимание языковой политике в части использования русского языка. При этом стоит отметить, что ранее, в 2019 и 2020 годах, глава государства избегал давать какие-то установки по этому поводу, видимо, не желая катализировать негативные процессы и считая, что эту проблему перестанут столь активно обсуждать.

Но произошло обратное – языковая проблематика стала выходить на первое место во внутриполитической повестке. Поэтому в прошлом году президент Казахстана был вынужден напомнить о статусе русского языка в нашей стране, а в нынешнем – сказать о том, что он будет сохранен в системе школьного образования. Тем самым Касым-Жомарт Токаев подал русскоязычным гражданам республики сигнал, что русский язык сохранит свои функции как язык образования и взаимодействия между государством и обществом.

– Как в целом вы воспринимаете языковую политику, проводимую в Казахстане? Видите ли вы в том фундаменте, который закладывается сегодня, риски для позиций русского языка в ближайшем или отдаленном будущем, признаки умышленной его дискриминации в тех или иных сферах жизнедеятельности?

– Понятно, что языковая политика в Казахстане, как, собственно, и в других государствах, является одним из основных инструментов национально-государственного строительства. Вот только из-за привитого Западом синдрома постколониализма она имеет сходство с опытом государств, боровшихся с влиянием бывших метрополий или со своей же культурно-политической идентичностью.

Так, переход на латинский алфавит в республике можно объяснить тем, что наш политический класс решил повторить опыт Турции столетней давности, где отказ от арабской графики нужен был для европейской перезагрузки турецкой нации – в этом проявлялось «освобождение» от прошлого Оттоманской империи и влияния мусульманской культуры. В желании переименовать географические объекты, имеющие «идеологически устаревшие названия», мы повторяем опыт киприотов, менявших на острове английскую топонимику на греческую и турецкую. А в постепенном продвижении английского языка прослеживается аналогия с рядом государств французской Африки, стремившихся заменить язык бывшей метрополии на английский, что, как они думали, станет демонстрацией их суверенитета и независимости.

В Казахстане после ликвидации Советского Союза была избрана модель построения государства со взаимной обусловленностью языка «титульного этноса» и политической нации, при которой знание населением государственного языка увязывается с процессом консолидации граждан страны в единую политическую нацию. Поэтому в законе «О языках» прописано, что овладение государственным языком является долгом для каждого казахстанца, хотя, напомню, в нашем законодательстве также заложена норма, устанавливающая возможность использования русского языка официально наравне с казахским в органах государственной власти. В этой связи журналисты и политики нередко утверждают, что русский обладает статусом официального языка в республике. Но по факту нет ни одного нормативно-правового акта, содержащего такую формулировку. В отличие, кстати, от того же английского, который имеет такой статус в Казахстане на ограниченной территории – в Международном финансовом центре «Астана».

Фактически возможность использовать русский язык наравне с государственным имеется только в публично-правовой сфере, то есть при взаимодействии человека с государством. Принятые же в прошлом году законодательные поправки сделали необязательным использование русского языка в частной сфере. В ней к нему теперь прибегают только по необходимости. То есть, отныне стало необязательным употребление русского языка при оформлении визуальной информации в негосударственных организациях – речь идет об объявлениях, рекламе, прейскурантах, ценниках, меню.

YleФинляндия

Преподаватель русского языка напоминает: язык ни в чем не виноват

06.09.2022

– Во многих постсоветских государствах, в частности, в Латвии, на Украине, сегодня происходит жесткое исключение русского языка из всех сфер жизни, особенно из системы образования. В Казахстане тоже довольно часто звучат подобные призывы, но в реальности ситуация обратная: в нашей стране со школьной семьи воспитывается полиязычность. Это, на ваш взгляд, позитивный процесс, или же такой подход тоже имеет свои риски?

– Если мы посмотрим на языковую политику в сфере образования, то увидим, что у нас существуют учебные организации с разными языками обучения. То есть, пока еще есть и русские школы, и русские отделения в вузах. Но это с одной стороны. С другой – планы по введению трехъязычного образования могут в итоге привести к упразднению такого понятия, как язык обучения. К тому же они будут способствовать усилению в нашей стране экспансии английского. Правда, про эту реформу в последнее время перестали «рапортовать», к тому же теперь, как сообщил глава профильного министерства, английский будут преподавать не с первого класса, а с третьего, поскольку ученикам трудно изучать сразу три языка. Хочется надеяться, что рано или поздно на государственном уровне будет принято предельно ясное решение – все-таки знания лучше получать на родном языке, а не на трех разных языках сразу.

– Достаточно ли, на ваш взгляд, нормативно-правовых условий для сохранения позиций русского языка в казахстанском социуме?

– Хотелось бы, чтобы статус русского языка получил более четкое определение. Если он у нас действительно официальный, то это должно быть прописано хотя бы в законе «О языках» с использованием точной формулировки: русский язык – официальный язык Республики Казахстан. Тогда бы его отличие от казахского языка заключалось только в том, что тот является также символом государственного суверенитета Казахстана, как флаг и герб.

– Но вы же понимаете, к какой реакции это приведет. В обществе усилятся противоречия, возможны непредсказуемые последствия…

– Для кристаллизации статуса русского языка применим и другой подход.

Возможно, когда-то логика законодателя, «придумавшего» конституционную норму «об официальном употреблении русского языка наравне с государственным» в госорганах, была продиктована объективно-вынужденной необходимостью. В силу того, что на момент принятия конституции казахским языком на необходимом уровне не владела существенная часть населения страны, исключение использования русского в официальной сфере могло привести к кризисным явлениям в государственном управлении. Если законодатель не подразумевал присвоение русскому статуса «официального языка», то тогда почему бы не имплементировать в наше языковое право нормы Европейской хартии о языках? То есть, признать за русским статус «регионального языка», дав возможность в русскоязычных регионах республики использовать его вместе и/или вместо государственного языка, в том числе в образовании и в предпринимательской сфере.

– Предположим, статус русского языка в казахстанском законодательстве будет наконец-то более четко очерчен. Что это даст государству и его гражданам?

– Думаю, что реализация одного из таких подходов, как законодательное закрепление статуса русского языка как «официального» или признание его «региональным» не только будет способствовать дальнейшей гармонизации межнациональных отношений, но и снизит миграцию из страны части «человеческого капитала», говорящего преимущественно на русском.

Казахстан не спешит отказываться от русского. Вот к чему это приведет | 21.09.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Что ждет 75-тысячное население Байконура, если Россия уйдет оттуда?

Мальчик играет в футбол на спортивной площадке в городе Байконур, Казахстан - ИноСМИ, 1920, 08.09.2022

© РИА Новости Иван Тимошенко

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Когда-то Байконур был одним из самых привлекательных городов на всем советском пространстве, пишет QMonitor. Однако сегодня его будущее туманно, особенно в том случае, если Москва не продлит аренду космодрома. Автор сомневается, что Казахстан самостоятельно в условиях охлаждения отношений с Россией сможет использовать потенциал первой в мире «космической гавани».

Жандос Асылбеков

Будущее Байконура туманно. В самой РФ, которая его арендует, нет единства во взглядах на перспективы первой в мире «космической гавани»: одни считают, что Россия должна как можно дольше сохранять свое присутствие на космодроме, другие настаивают на постепенном уходе оттуда и переориентации на «Восточный». В нашей же стране все громче звучат голоса тех, кто призывает прервать арендные отношения с РФ и самим заниматься развитием Байконура. Часто можно услышать и призывы вообще закрыть космодром, поскольку, мол, вреда от него гораздо больше, чем пользы. Но возникает вопрос: а что будет с городом и, главное, с его 75-тысячным населением?

Как было…

…В советские годы Ленинск, как он тогда назывался, выигрышно выделялся качеством жизни на фоне не только других близлежащих городов – Кзыл-Орды, Казалинска и прочих, но и даже столицы Казахстана. В него, как и в весь этот космический комплекс, которым советское руководство гордилось и развитию которого придавало приоритетное значение, государство вкладывало огромные средства. В том числе в городскую инфраструктуру, в жилищно-коммунальное хозяйство. Работавшие там получали значительно более высокие, чем другие граждане СССР, зарплаты, обеспечивались продуктами питания и другими товарами по особому разряду.

В 1980-е годы, то есть во времена самого острого товарного дефицита, автору этих строк не раз удавалось попасть в закрытый от посторонних глаз Ленинск. И там этот самый дефицит почти не ощущался: в магазинах свободно продавалось все, что производилось в Союзе и поступало в страну по импорту, причем без очередей. В столовых всегда можно было отведать очень вкусные, калорийные и относительно дешевые блюда. Полагаю, что в плане обеспечения продовольствием, одеждой, бытовой техникой Ленинск, как минимум, не уступал Москве.

Плюс хорошо, по меркам того времени, налаженное ЖКХ. Плюс частые приезды лучших советских артистов. В центре считали, что раз жители города заняты решением важнейшей государственной задачи, то они ни в чем не должны испытывать нужды. И если бы не резко континентальный климат (жаркое лето и суровые зимы), удаленность от столиц и закрытость, то Ленинск можно было бы назвать одним из самых привлекательных городов на всем советском пространстве.

Но после развала Союза в ситуации неопределенности, значительного сокращения космических программ, массового исхода сотрудников (в том числе служб жизнеобеспечения) и офицеров с семьями в Россию, Украину город остался, можно сказать, бесхозным. Власти Казахстана, в ведение которых он перешел, в условиях безденежья, сумасшедшей инфляции и возникшего дефицита специалистов для обслуживания сложного городского хозяйства не смогли предотвратить его деградацию.

Пик кризиса пришелся на зиму 1993-94 годов, когда в нескольких десятках многоэтажных домов (всего их в Ленинске на тот момент было 360) вышли из строя системы тепло- и водоснабжения, а в других люди отчаянно мерзли и часто сидели без электричества. Можно было встретить немало жилых зданий с пустующими квартирами, о чем свидетельствовали разбитые окна. Население города сократилось почти вдвое.

Наверное, его все же не ждала участь бывших военных городков, которые после распада СССР прекратили свое существование, как это случилось, например, в Аральске, где здания домов (в них жили офицеры гарнизона, обслуживавшего секретный остров Возрождения), детсада, школы, солдатских казарм и т.д. были тут же разобраны местными жителями на стройматериалы. Тем не менее, перспективы Ленинска в тот момент выглядели мрачными.

Как стало…

Новую жизнь в него вдохнул заключенный в 1994-м правительствами двух стран Договор об аренде комплекса «Байконур». Применительно к рассматриваемой сегодня теме обращают на себя внимание два пункта. Согласно одному из них, «объекты и имущество комплекса „Байконур”, находившиеся на территории Республики Казахстан по состоянию на 31 августа 1991 года, являются ее собственностью», а согласно второму, «финансирование жизнедеятельности города Ленинска и содержания его инфраструктуры осуществляется за счет средств государственного бюджета Российской Федерации. Республика Казахстан участвует в финансировании города Ленинска с целью обеспечения социальных прав граждан РК, предусмотренных ее законодательством».

То есть, жилой фонд города остался в собственности Казахстана. За период после распада Союза и по сей день он не претерпел больших изменений: по состоянию на конец прошлого года в Байконуре (переименование произошло в 1995-м) насчитывалось чуть больше 350 многоэтажных домов, а в них – 20,8 тысячи квартир. Входят ли в их число те пять (250 квартир), которые были построены на казахстанские деньги по линии акимата Кызыл-ординской области, сказать сложно. Есть и индивидуальные домостроения, но они занимают незначительную долю. А распоряжается жилым фондом, финансирует его содержание и обслуживание арендатор – Российская Федерация в лице администрации города Байконур.

Приватизация квартир, согласно договору об аренде, на протяжении всех этих лет была запрещена. Соответственно продать жилье в Байконуре, чтобы на вырученные деньги купить квартиру в другом регионе, было невозможно. Для определенных категорий граждан РФ, давно проживающих в городе и желающих переселиться в Россию, власти соседнего государства ввели жилищный сертификат. Далеко не всегда его бывает достаточно, чтобы приобрести на новом месте квартиру или домик, но все же это серьезное подспорье.

Что касается граждан Казахстана, которые сегодня составляют более чем две трети 75-тысячного населения Байконура, то они еще с начала «нулевых» годов просили дать добро на приватизацию квартир. Автор этих строк присутствовал на их встрече с тогдашним акимом Кызылординской области Серикбаем Нургисаевым и специальным представителем президента РК на космодроме Ергазы Нургалиевым – общение состоялось в Байконуре, если не изменяет память, в 2002-м, и уже тогда горожане очень остро ставили этот вопрос. Но находить свое разрешение он начал лишь спустя двадцать лет.

В феврале нынешнего года представители двух стран договорились начать шаги в этом направлении. Право на приватизацию квартир получат только граждане Казахстана – при условии наличия у них постоянной прописки в Байконуре и отсутствия задолженности по оплате коммунальных услуг. По состоянию на начало июня с.г. постоянную прописку имеет примерно половина горожан (39 тысяч из 75 тысяч). Пока заявлений поступило не так уж много – их подали менее тысячи семей. Но и сам процесс приватизации обещает быть небыстрым: его планируют провести в несколько этапов.

Впрочем, обретение права собственности – это палка о двух концах. Ведь жильцам, получившим его, теперь придется самим содержать свои квартиры, а также участвовать в содержании общедомового имущества. Иными словами, их расходы вырастут. А с учетом нашего менталитета (мы в массе своей даже на собрания КСК не ходим, не говоря уже о чем-то большем) возникает риск того, что передача функций по содержанию домов от местных властей к кондоминиумам может привести к ухудшению состояния жилого фонда. Примеров такого рода хоть пруд пруди.

А та выгода, которую получат жильцы, став собственниками квартир, может оказаться не такой уж и большой. Мало верится в то, что на них будет сколько-нибудь серьезный спрос. Во-первых, практически все жилые дома в Байконуре старые, построенные еще в советский период, возраст многих – 40 лет и больше. Во-вторых, и это главное, непонятно, какое будущее ждет город. Значит, продать квартиры будет сложно.

Как будет?

В свое время город был построен исключительно для обеспечения жизнедеятельности космодрома, и сейчас в этом плане практически ничего не изменилось. В апреле нынешнего года глава местной администрации Константин Бусыгин так и сказал: «Городу без космоса нечего делать. Он живет для космоса и благодаря космосу. У нас в городе ни заводов, ни фабрик, ничего нет. В случае прекращения космических пусков можно будет просто выключить свет и уехать на большую землю (в Россию. – Прим. авт.). Поэтому у города я вижу только космическое будущее».

Бусыгин высказал свой прогноз: «До 2028 года вся пилотируемая программа России в любом случае будет реализовываться на „Байконуре”, поскольку на «Восточном» до этого времени еще не будет готова необходимая инфраструктура», после чего выразил уверенность в том, что в 2050-м, по окончании срока аренды «Байконура», РФ продлит его.

Но это личное мнение главы городской администрации, а как будет на самом деле, никто не знает. Тем более в нынешней крайне сложной и абсолютно непредсказуемой геополитической ситуации, чреватой, помимо всего прочего, охлаждением отношений между Казахстаном и Россией, чего, конечно, не хотелось бы. А потому нельзя исключать вероятность того, что РФ решит форсировать строительство «Восточного», дабы ни от кого не зависеть, ни с кем не согласовывать космические пуски, не тратиться на аренду комплекса «Байконур». Сможем ли мы сами использовать потенциал космодрома? Найдутся ли среди иных стран желающие занять место России на нем? Вопросы, что называется, на засыпку.

А из них вытекает и другой: как обеспечить приемлемые условия жизни для более чем 50 тысяч граждан Казахстана, проживающих сегодня в Байконуре? Чем занять взрослое население, если в городе практически нет промышленных предприятий? Где и как они будут добывать на хлеб насущный?

Над этими вопросами следует задуматься уже сегодня…

Казахстан теряет Байконур. Без России ему не справиться | 08.09.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

На Каспии начали строить мост, который свяжет Туркмению с Казахстаном и сократит путь в Европу

ПРОЕКТ АВТОМОБИЛЬНОГО МОСТА ЧЕРЕЗ ЗАЛИВ ГАРАБОГАЗ КЁЛ . ФОТО С САЙТА TDH.GOV.TM

В Туркменистане 8 августа началось строительство автомобильного моста через залив Гарабогаз кёл (Гарабогазгол) вдоль автомобильной дороги Туркменбаши – Гарабогаз – граница Казахстана. Об этом сообщает ТДХ.

В церемонии закладки фундамента участвовал президент Туркмении Сердар Бердымухамедов, который проводит на побережье Каспийского моря трудовой отпуск. На место события он прилетел на вертолете. Выслушал информацию о проекте и выступил с речью.

Президент заявил, в частности, что новый мост значительно увеличит объемы товарооборота, грузоперевозки и перевозки пассажиров между восточным и северным регионами Туркменистана, а также между соседними государствами.

«Он [мост] призван эффективно служить грузоперевозчикам Туркменистана, России, Казахстана, Ирана и Индии, что позволит им кратчайшим путем, используя морской, железнодорожный и автомобильный транспорт, выходить в страны Северной и Восточной Европы», — подчеркнул Бердымухамедов.

После презентации глава Туркмении уложил в основание фундамента автомобильного моста капсулу с посланием потомкам и бросил в вырытый котлован первые лопаты бетона.

Новое инженерное сооружение построят на месте старого моста с двухполосным движением, уже не справляющимся с возросшими транспортными нагрузками, поясняет «Туркменистан — Золотой век». В 2019 году сообщалось, что трафик здесь составляет 1200 транспортных средств в день.

На Каспии начали строить мост, который свяжет Туркмению с Казахстаном и сократит путь в Европу (fergana.agency)

Станет ли казахский язык объединяющим фактором для казахстанцев?

За последние годы казахский язык серьезно укрепил свои позиции, основательно проникнув во все сферы жизнедеятельности. Исходя из этого, вполне логично наблюдать за тем, что отныне в языковом строительстве усилия государства направлены на обеспечение полноценной деятельности казахского языка как государственного, на дальнейшее повышение языковой культуры и развитие языкового капитала, на популяризацию государственного языка как духовно-культурной ценности.

Нет причин для беспокойства

Выступая на первом заседании Национального курултая, Касым-Жомарт Токаев высоко оценил позиции казахского языка. «Позиции государственного языка укрепляются день ото дня. Кроме того, казахский язык проникает в мировую коммуникационную среду. Недавно известная компания APPLE добавила казахский язык в языковую систему iOS. Телеканал NICKELODEON, транслирующий на сорока языках, начал вещание на казахском языке. По инициативе молодежи уже шесть лет издается журнал NATIONAL GEOGRAPHIC на нашем родном языке. И таких хороших новостей немало. Поэтому, я думаю, нет причин для особого беспокойства. Тем не менее, мы должны быть настойчивыми в нашей работе в этом направлении. Пока существует казахское государство, будет и казахский язык», — отметил президент.

Стоит отметить, что ранее глава государства в своей статье «Независимость превыше всего», также подчеркивал, что «в период Независимости созданы все условия для развития казахского языка. За это время в разы выросло количество школ и учебных заведений, детских садов, в которых обучение ведется на казахском языке. Сегодня значительно возросло число знающих родной язык казахов, а также представителей других этносов. Сформированы все правовые методы и гарантии для того, чтобы сделать казахский язык, действительно, объединяющим фактором народа страны».

И, действительно, как констатируют аналитики, принимавшие участие в разработке государственной программы по реализации языковой политики в Республике Казахстан на 2020-2025 годы, за последние двадцать лет кардинальным образом была расширена инфраструктура обучения государственному языку, активно осуществляется перевод делопроизводства на казахский, внедрен национальный стандарт, определивший перечень должностей, профессий и специальностей, для которых установлены требования к уровню знания языка. К неоспоримым плюсам можно отнести появление типовой программы обучения казахскому языку взрослого населения, систематизирование как процесса обучения, так и содержания методических пособий. Языковеды подчеркивают, что разработан лексический минимум по каждому языковому уровню, в поддержку изучающих и говорящих на государственном языке создано 72 учебно-методических пособия, 49 книг для детей, 46 отраслевых словарей и 70 познавательных, научных, публицистических книг. Так, например, был выпущен однотомный большой толковый словарь казахского языка «Қазақ сөздігі» и разработанный на инновационной основе учебный комплекс «Даналық әліппесі». Значительно был увеличен спектр возможностей дистанционного обучения, а масса появившихся на отечественном телевидении проектов и анимационных фильмов нацелены на развитие практики употребления казахского языка в повседневной жизни.

К положительным аспектам аналитики также относят разработку многоуровневой систему оценки знания языка «Казтест» по аналогии с IELTS и TOEFL, а также методологического сопровождения системы аккредитации государственных языковых центров, внедрение разнообразных обучающих электронных сервисов, таких как портал Тilalemi.kz, орфографическая и терминологическая базы Emle.kz и Тermincom.kz. Реализация всех этих мер, в том числе, привела и к укреплению коммуникативной функции государственного языка. Как отмечается, «объем вещания в электронных средств массовой информации на казахском языке, а также доля государственного языка в печатных СМИ превысили 73 процента».

Новые вызовы и угрозы

Впрочем, нельзя сказать, что проблемы в сфере развития казахского языка полностью сняты. Его полноценному функционированию в качестве языка межнационального общения, как отмечают специалисты, препятствуют неравномерный уровень владения языком и невысокий уровень мотивации применения государственного языка в социально-коммуникативной среде. При этом, как показывают статистика, объективных причин к тому не наблюдается.

По имеющимся данным, 95,5 процента узбеков, проживающих в Казахстане, 93,7 процента уйгур и 92,7 процента кыргызов владеют казахским языком на уровне бытового общения, 12 процентов — на высоком уровне. Со славянскими этносами ситуация сложнее, но, тем не менее, очевидно ее улучшение. Как отмечают исследователи, устную речь на казахском языке понимают 25 процентов русских, 21 процент украинцев, 19 процентов белорусов, 20 процентов поляков, 24 процентов немцев. Но доля тех из них, кто умеет еще читать и писать на казахском, не превышает и трех процентов, что является довольно серьезным аргументом, свидетельствующем о необходимости сглаживания подобных факторов, существенно снижающих скорость превращения казахского языка в язык межнационального общения. Вместе с тем, из общей картины нельзя исключать тот факт, что в ходе проведенных социологических исследований 2,7 процента из числа представителей русской диаспоры и 9,4 процента представителей других этносов указали казахский язык в качестве родного. Это позволило исследователям сделать однозначный вывод о том, что «доля говорящих на казахском языке растет не только за счет казахского этноса, но и представителей других этносов».

Очевидно, что серьезных барьеров для расширения применения государственного языка в сфере как официальной, так и общественно-бытовой, межэтнической коммуникации не имеется, а значит моменты, оцениваемые сегодня в качестве негативных, при использовании определенных инструментов и механизмов, могут быть эффективно сняты.

Какими могут быть эти механизмы и инструменты? Разработчики государственной программы по реализации языковой политики в Республике Казахстан на 2020-2025 годы проанализировали международный опыт и обозначили ряд потенциальных вариантов. В первую очередь, речь, конечно же, о совершенствовании законодательной базы. «Страны Прибалтики, Грузия, Армения, Азербайджан, Узбекистан, Таджикистан изменили законы о языках, принятые при советской власти, — отмечают они. — Во многих странах знание государственного языка является обязательным для граждан. На основе международной практики выявлено, что существует два типа вопросов, служащих образцом для внедрения в практику Казахстаном: первое – требование и обязанность, а второе – установление ответственности в отношении языка».

Также они отмечают перспективность внедрения принципов национального прагматизма в проведении государственной языковой политики и концентрируют внимание на соответствующем опыте Японии и Китая: «Во многих государствах употребление английского языка открывает новые возможности для национальных интересов в таких важных направлениях как экономическая интеграция, доступ к новым технологиям и др. Однако английский язык поддерживается лишь с точки зрения национального прагматизма. В Японии и Китае предусмотрен механизм преподавания английского языка на этапе завершения начального образования. В этих странах обучение иностранному языку не начинается в дошкольном возрасте. Все дисциплины преподаются на родном языке, а английскому языку обучают только в качестве языкового предмета».

Может Казахстан заинтересовать, считают они, и особенности реализации языковых политик некоторых стран постсоветского пространства. Например, соседней России, где для языковой адаптации мигрантов принятые нормативы, в соответствии с которыми для получения разрешения на проживание требуется наличие сертификата о владении русским языком и знании культуры. Или Эстонии, которая предоставляет лицам, владеющим государственным языком, неоспоримые, законодательно закрепленные преимущества, то положительно сказывается как на количестве владеющих языком, так и на качестве владения: «Знание эстонского языка на рынке труда является главным фактором для трудоустройства, а также расширения своего бизнеса. Лицам, владеющим эстонским языком, предоставляется больше возможностей для карьерного роста и получения более высокой заработной платы».

Как считают проводники отечественной языковой политики, учитывая высокий уровень развития казахского языка и наличия разветвленной и всесторонней инфраструктуры для его изучения, внедрение позитивных примеров из международного опыта может оказать серьезное влияние на качество языкового строительства в нашей стране. Главное, как дают они понять, избежать «лобовой атаки», о контрпродуктивности которой в одном из своих интервью говорил Касым-Жомарт Токаев. По мнению аналитиков, политизация языковых вопросов может привести к расколу в обществе. В этой связи вполне уместно напомнить, риски какого плана имел в виду президент. «Языковая проблема имеет огромное политическое значение, — подчеркивал он, — и при неправильном обращении с ней может привести к непоправимым последствиям для государственности и безопасности граждан страны. В этом мы воочию убедились на примере Украины. Лобовая атака с целью повышения статуса государственного языка и насильственного расширения ареала его применения контрпродуктивна, поскольку может спровоцировать дестабилизацию межнациональных отношений. Кроме того, нам следует учитывать геополитический фон, в котором особняком стоит самая протяженная в мире сухопутная граница с Россией. География – это тоже важный фактор геополитики. Но это не значит, что работа должна быть заморожена. Ее нужно продолжать, причем делать это без шума, надрыва, самовозвеличивания».

Среди других угроз полноценного развития государственного языка, не имеющих в своей основе причин политического характера, разработчики государственной программы отмечают следующие: «низкий уровень языковой культуры населения может закрепить казахский язык в статусе языка «бытового» общения, препятствовать созданию актуального контента на казахском языке», «низкий уровень статуса казахского языка ограничивает потенциал казахоязычного населения».

Комплексный подход

Для закрепления позиций казахского языка, его совершенствования и повышения качества употребления, а также снижения имеющихся рисков и угроз, система государственного языкового строительства была серьезно переориентирована. Новая языковая политика, проводимая государством, отныне предусматривает более комплексный подход, сочетающий в себе как довольно традиционные меры, так и альтернативных пути решения текущих и перспективных задач.

В первую очередь, речь идет о модернизации казахского языка на основе латинской графики. Реализация этого направления потребует больших усилий как с точки зрения изменения сути и логики ряда нормативно-правовых и законодательных актов, так и со стороны ученых, лингвистов, языковедов, чьи научные изыскания способны облегчить переход на латинскую графику. Основными задачами по данному направлению государственная программа реализации языковой политики в Республике Казахстан на 2020-2025 годы определяет ортологическую кодификацию казахского языка на основе латинографического алфавита, совершенствование, унификация и кодификация отраслевой терминосистемы языка, регулирование и стандартизацию ономастического пространства в рамках перехода на латинскую графику. Еще одна из значимых задач касается создания условий для эффективной реализации проекта «Национальный корпус казахского языка». Как отмечают разработчики программы, «необходимость создания корпуса вызвана серьезным отставанием от мировой практики. Сегодня многие крупные и малые языки мира имеют национальные корпуса, которые по значению для познания языка и его развития сопоставляются с изобретением микроскопа, телескопа, рентгеновского аппарата, томографа в развитых странах. Несмотря на интеллектуальные и материальные затраты, проекты по созданию национальных языковых корпусов получают широкую поддержку. Поэтому создание корпуса – это важнейшая государственная задача». По сути, это информационно-справочная система, основанная на интеллектуальных и технических инновациях, которая будет аккумулировать оцифрованные тексты для широкого круга пользователей с возможностью молниеносного поиска в базе по ключевым словам.

Реализация этого направления рассчитана на продолжительный срок. Главное тут, как неоднократно обращал внимание глава государства, поэтапность перехода на новый алфавит. Еще два года назад Касым-Жомарт Токаев говорил, что «создание нового алфавита – это непростой вопрос. Разработку новой графики невозможно завершить за один день и даже за один год. Поспешность в этом деле может нанести ущерб всей нашей культуре и исторической идентичности. Проблема заключается не в переходе с кириллицы на латиницу, а в том, что осуществляется масштабная реформа казахского языка. Надо учитывать и финансовую сторону вопроса. Работа по внедрению латинского алфавита должна осуществляться постепенно. Можно сказать, что данная графика рассчитана на подрастающее поколение, и именно оно должно в полной мере воспользоваться ее преимуществами. Поэтому этот процесс нужно проводить планомерно, постепенно». В ходе первого заседания Национального курултая, прошедшего в июне текущего года, президент подтвердил ранее высказанную позицию, сказал, что не нужно спешить с искусственным переходом с кириллицы на латиницу. «Некоторые представители общественности обеспокоены тем, что мы до сих пор не можем избавиться от кириллицы. Но, прежде всего, это очень сложный лингвистический вопрос. Это тоже следует понимать. Мы уже дважды пытались перейти на латинскую графику. Однако неудачно. Поэтому необходимо провести всесторонний, глубокий анализ этого вопроса и принять радикальное решение», — отметил Касым-Жомарт Токаев, при этом сделав акцент на том, что одна из главных препятствующих переходу проблем заключается в несовершенстве правил правописания, и поручив Академии наук провести работу по новой орфографии казахского языка. «Только тогда можно будет говорить о переходе на латиницу. Мы не должны торопиться. Достаточно посмотреть на надписи на билбордах на улице и названия министерств. Наш язык искажен. Откровенно говоря, это кажется противным природе казахского языка, неестественным и даже смешным. Нам не нужна такая поверхностная языковая реформа. Нам нужна настоящая реформа. Язык – это душа нации. К нему нельзя относиться с пренебрежением. Поэтому мы примем только ту графику, которая повысит статус нашего языка», — заключил президент.

Второе крупное направление государственной программы касается усиления роли государственного языка как языка межэтнического общения. Достижение поставленных по этому направлению задач будет обеспечиваться мерами воздействия в различных сферах жизнедеятельности. Например, в области образования — за счет усовершенствование подготовки казахоязычных специалистов, увеличения количества грантов, выделяемых на магистратуру по лингвистическим специальностям, обновления учебно-методических комплексов подготовки казахоязычных специалистов лингвистического профиля. Также предлагается сконцентрироваться на повышении качества контента, создаваемого на казахском языке, в том числе и за счет перевода мировой классики, которая будет доступна как в бумажном, так и в электронном форматах. Конечно же, серьезная нагрузка ляжет на плечи ученых, которым предстоит серьезно проработать вопросы методического, научного, экспертно сопровождения заложенных в программе мер.

Для решения задачи по повышению уровня владения казахским языком в организациях государственного и негосударственного сектора предлагается сделать акцент на повышении культуры письменной и устной речи. В числе ключевых мер создание курсов самостоятельного изучения языка с использованием новых технологий, улучшение качества содержания казахоязычных версий сайтов учреждений и организаций, организационная и учебно-методическая поддержка центров, кабинетов и кружков обучения казахскому языку.

Не менее важное значение придается увеличению количества выпускаемых казахоязычных изданий в области бизнеса, психологии, личностного развития, новых IT-технологий и средств, обучения основам IT-программирования, интеллектуального развития, новой классической литературы. С этой целью авторы государственной программы настаивают на необходимости создание сервиса коллективных переводов востребованной и социально значимой литературы, а также на необходимости упорядочивания употребления терминов на казахском языке в сферах финансов, экономики и бизнеса. Такой подход, по их мнению, будет способствовать «вовлечению активных казахоязычных граждан в процесс перевода и адаптации книг, журналов и публикаций с английского и русского языков на казахский по принципу краудсорсинга; изданию и распространению в различных форматах казахских экономических словарей и словарей бизнес-терминов; распространению периодических терминологических обзоров с разъяснением и рекомендациями по использованию терминов в сферах финансов, экономики и бизнеса».

Серьезным подспорьем в этом направлении может стать проект «Абай институты», направленный на продвижение и популяризацию государственного языка, который был реализован добровольцами, а также деятельность волонтеров, которые, в том числе могут совершать на регулярной основе мониторинг грамотности употребления языка в текстах наружной и визуальной рекламы, в официальных документах и публикациях, учебниках, СМИ, товарных инструкциях и этикетках.

Вообще же, как считают авторы государственной программы, именно волонтеры способны придать необходимый импульс в популяризации казахского языка. Расчет на то, что они могут взяться, например, за создание материалов для параллельного чтения на основе казахских сказок и эпосов или перевод популярных зарубежных передач на казахский с последующей их ретрансляций на видеохостингах, за проведение информационной кампании по созданию дружелюбной языковой среды и поддержке изучающих казахский язык.

Нацеленность на результат

По итогам прошлого года государственная программа реализации языковой политики в Республике Казахстан на 2020-2025 годы показала неплохие результаты. Например, что касается вопросов ономастики и совершенствования терминологического фонда, то министерства и ведомства, ответственные за реализацию этих направлений, сообщают, что было проведено четыре заседания Республиканской терминоло гической комиссии при правительстве. Их результатом стало утверждение почти трех тысяч новых терминов, что позволило расширить действующий терминологический фонд еще на 15 процентов. Утвержденные термины касались таких сфер как искусственный интеллект, военное дело, литература, лингвистика, СМИ, индустрия, архитектура и строительство. В сфере ономастики упор сделан на изменение идеологически устаревших и повторяющихся наименований, встречающихся в регионах, на исторические названия местности и традиционные названия, близкие к национальному познанию. В прошлом году было рассмотрено свыше тысячи предложений, поступивших в этой связи от центральных и местных исполнительных органов. Положительные решения были приняты по 256 объектам, одному району и по 884 улицам и проспектам.

Что касается непосредственно знания и употребления языка, то наблюдается рост доли населения, владеющим государственным языком. По итогам минувшего года количество населения, владеющее казахским, достигло 91 процента, против 90,5 процента, зафиксированных годом ранее: «Согласно результатам исследования установлено, что 55,7 процента населения профессионально владеют казахским языком, 22,5 процента — свободно говорят, читают, не умеют писать, 5 процентов — понимают и объясняют, но не умеют говорить, писать, 7,8 процента хорошо понимают, но не говорят, 8 процентов понимают некоторые слова».

С 35 до 47 процентов увеличилась доля выпускников школ с неказахским языком обучения, владеющих государственным языком на уровне В2 (выше среднего). Также отмечается, что по результатам диагностического и сертификационного тестирования с системе «Казтест» 1557 работников организаций, предоставляющих государственные услуги (31,3 процента), продемонстрировали владение государственным языком на среднем (В1) уровне. Что касается государственных служащих, то 1512 из них (14,6 процента), прошедших тестирование, показали владение государственным языком на уровне выше среднего (В2). Еще 224 государственных служащих и работников организаций, оказывающих государственные услуги (1,5 процента) показали высокий уровень владения государственным языком (С1).

Что касается расширения контента на казахском языке, то, согласно опубликованного отчета по исполнению госпрограммы, в государственных СМИ его доля существенно увеличилась, достигнув показателя в 81 процент. «В том числе: теле и радиоканалы – 76,52 процента: «Qazaqstan» – 99,17; «Qazsport» – 57,90; «Balapan» – 100; «Хабар» – 65; «Хабар 24» – 53,04; «Еl arna» – 69,66; «Abai TV» – 72,76; «Qazaq TV» — 70,5; «Qazaq radiosy» — 95,75; «Shalqar radiosy» — 100 ; «Astana radiosy» – 74,49; «Classic radiosy» – 60. Печатные издания -100 процентов, мнтернет-ресурсы-67,38 процента. В том числе: АО «МИА» Казинформ» — 67,38; Inform.kz -42,16; baq.kz -100; strategy2050.kz -42; el.kz -72; e-history.kz -62,1; adebiportal.kz -81,69; kaztube.kz -71,7, — отмечается в документе. Отдельно подчеркивается, что на основании информации, представленной госорганами городов Нур-Султан, Алматы, Шымкент и областей, степень охвата визуальной информацией, соответствующей нормам государственного языка, составила 72 процентов.

Автор статьи: Маргарита Вайда

Источник — qmonitor.kz

Фестиваль в Нарыне: демонстрация богатства кочевой культуры

На фестивале кыргызской культуры в Нарыне всадники и лучники восхищали публику своим мастерством, музыканты исполняли традиционные мелодии, а в воздухе разносились ароматы национальных блюд. Посетители смогли погрузиться в богатое культурное наследие Кыргызстана.

На фестивале кыргызской культуры в Нарыне всадники и лучники восхищали публику своим мастерством, музыканты исполняли традиционные мелодии, а в воздухе разносились ароматы национальных блюд. Посетители смогли погрузиться в богатое культурное наследие Кыргызстана.


Кыргызский всадник, охваченный пламенем, мчится по степи. Кочевой образ жизни немыслим без лошадей. Выжить без этих животных в горах и степях невозможно
1Кыргызский всадник, охваченный пламенем, мчится по степи. Кочевой образ жизни немыслим без лошадей. Выжить без этих животных в горах и степях невозможно
Кыргызы в национальной одежде на фоне белых юрт и живописных степей
2Кыргызы в национальной одежде на фоне белых юрт и живописных степей
Всадник демонстрирует ловкость и навыки верховой езды, поднимая на скаку лежащий на земле предмет
3Всадник демонстрирует ловкость и навыки верховой езды, поднимая на скаку лежащий на земле предмет
Кыргызские музыканты исполняют традиционную музыку
4Кыргызские музыканты исполняют традиционную музыку
5
«Сражение» всадников с копьями
6«Сражение» всадников с копьями
Девушка в национальной одежде продает посетителям традиционные блюда кыргызской кухни. Гобелены за ее спиной напоминают о богатстве кыргызской культуры
7Девушка в национальной одежде продает посетителям традиционные блюда кыргызской кухни. Гобелены за ее спиной напоминают о богатстве кыргызской культуры
Кыргызский беркутчи со своей ловчей птицей
8Кыргызский беркутчи со своей ловчей птицей
Ловчая птица демонстрирует навыки охоты 
9Ловчая птица демонстрирует навыки охоты 
Национальная игра «кыз куумай» (погоня за девушкой). Всадник должен настичь девушку и поцеловать ее
10Национальная игра «кыз куумай» (погоня за девушкой). Всадник должен настичь девушку и поцеловать ее
Улыбающиеся женщины в традиционных нарядах
11Улыбающиеся женщины в традиционных нарядах
Девушки-лучницы
12Девушки-лучницы
Кыргызские всадники соревнуются в игре «кок-бору». Игроки пытаются забросить тушу козла, «улак», в ворота своих противников. В таких играх всадников и их лошадей учат быть бесстрашными   
13Кыргызские всадники соревнуются в игре «кок-бору». Игроки пытаются забросить тушу козла, «улак», в ворота своих противников. В таких играх всадников и их лошадей учат быть бесстрашными 
 
Кыргызские всадники с флагами мчатся в предгорной долине
14Кыргызские всадники с флагами мчатся в предгорной долине

Фестиваль в Нарыне: демонстрация богатства кочевой культуры (azattyq.org)

Узбекистан и Таджикистан начинают разработку договора по купле-продаже электроэнергии с Рогунской ГЭС

Узбекистан, Ташкент – АН Podrobno.uz. Узбекистан и Таджикистан начинают разработку договора по купле-продаже электроэнергии с Рогунской ГЭС. Об этом корреспонденту Podrobno.uz рассказал министр энергетики и водных ресурсов Таджикистана Далер Джума в рамках второго Совещания министров энергетики государств-членов ШОС в Ташкенте.

«На сегодняшний день уже подписан меморандум о намерениях по развитию энергетических связей между энергосистемами Таджикистана и Узбекистана, где предусматривается экспорт вырабатываемой на Рогунской ГЭС электроэнергии в Узбекистан. Аналогичный документ находится на стадии подписания с Казахстаном», – отметил он.

По словам министра, детали еще будут доработаны, так как все зависит от хода строительства Рогунской ГЭС.

«В целом мы планируем экспортировать с этой станции 70 процентов производимых объемов, то есть около 10 миллиардов кВт/часов электроэнергии, в том числе в Узбекистан. Меморандум определил основные моменты и принципы работы, сейчас же мы начинаем разработку самого договора по купле-продаже электроэнергии, где будут согласованы все условия», – сказал он.

Далер Джума добавил, что Таджикистан, имея огромный гидроэнергетический потенциал, сейчас активно продолжает строительство Рогунской ГЭС с установленной мощностью 3780 МВт. До настоящего времени два введенных в эксплуатацию агрегата уже выработали более 4,5 миллиарда кВт/часов электроэнергии.

«Рогунская ГЭС в будущем не только обеспечить энергетическую безопасность Таджикистана, но и внесет вклад в наращивании объемов экспортных поставок в соседние страны. Таджикистан будет и дальше прилагать все возможные усилия для увеличения объема экспорта зеленой энергии в страны региона. На сегодняшний день наши экспортные поставки в Узбекистан и Афганистан составляют более 3 миллиардов кВт/часов в год», – заключил он.

Источник — Podrobno.uz

Эрдоган: Сплоченность — залог светлого будущего тюркских государств

Президент Турции выступил на VI съезде Союза муниципалитетов тюркского мира

Ramin Abdullayev  

Эрдоган: Сплоченность - залог светлого будущего тюркских государств

    

СТАМБУЛ

Солидарность, сплоченность и братские отношения — залог светлого будущего тюркских государств.

Об этом заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на VI съезде Союза муниципалитетов тюркского мира  (TDBB) в пятницу в Стамбуле.

«Мы должны приложить больше усилий для укрепления сотрудничества. Только так, мы сможем противостоять кругам, готовым уничтожить весь мир во благо своей безопасности и благосостояния» — сказал президент.

По словам Эрдогана, Евразийский регион уже в ближайшей перспективе превратится в центр геополитических процессов.

«В мире, где нарастает тенденция взаимодействия государств на различных площадках, в том числе в рамках ООН, нет ничего более естественного чем наше желание сотрудничать на основе общности культуры и истории. Мы должны действовать, учитывая уроки прошлого. Только так, мы сможем занять достойное место в меняющемся миропорядке. Наши страны обладают неоценимым потенциалом в контексте географического расположения, демократического развития, экономики и политики», — сказал турецкий лидер.

Глава государства подчеркнул значимость реализации Концепции Тюркского мира на период до 2040 года, утвержденной на прошлогоднем саммите Организации тюркских государств в Стамбуле.

Эрдоган: Сплоченность — залог светлого будущего тюркских государств (aa.com.tr)

НАРОДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ КАК ФАКТОР МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ КАЗАХСТАНА

Абжапарова Л.Ж.  1 Сарсембаева А.Б.  1


1 Академия государственного управления при Президенте Республики Казахстан

В условиях «нового мирового порядка» народная дипломатия становится одним из основных акторов международных отношений. Народная дипломатия включает в себя такие элементы, как общественные организации и объединения, контакты на уровне городов-побратимов, общественно-политические акции, международные неправительственные организации. Расмотрим эти элементы народной дипломатии.

1. Общественные организации и объединения как элемент народной дипломатии имеет огромное значение в современных условиях. Важное теоретическое и практическое значение имеет выявление функций общественных организаций и движений, поскольку это помогает уяснить их место в системе гражданского общества и правового государства, а также показать формы, способы проявления их активности.

Как известно, к основным функциям общественных организации относятся:

1. Общественные интересы граждан. В условиях становления новой партийно-политической системы. На постсоветском пространстве эта функция общественных организаций играли и играют особую роль.

2. Функция социальной интеграции и мобилизации. Эта функция имеет широкий контекст, выходящий за рамки конкретного общественного объединения. Общественные организации и движения привлекают внимание общественности к острым проблемам, выдвигают свои варианты решения, добиваются общественной поддержки своим начинаниям.

3. Функция социализации. Привлекая своих членов к решению общественно значимых проблем, общественные организации и движения способствуют формированию их активной жизненной позиции, повышению политической образованности и культуры, привлечению граждан к управлению государственными и общественными делами.

4. Репрезентативная функция или функция представительства и защита интересов своих членов во взаимоотношениях с другими политическими институтами. Общественные организации и движения не только способствуют осознанию и выражению специфических интересов и потребностей своих членов, но и берут на себя обязательство представительства этих интересов, доведения требований группы до сведения государственных органов, политических партий, правящих элит.

5. Еще одной функцией общественных организаций и движений является функция моделирования новых общественно-политических структур, поиск и испытание нетрадиционных форм социальных связей. Добровольные объединения в силу общественного, самодеятельного характера выступают как незаменимый канал народной дипломатии, поиска и осуществления новых самоуправленческих форм социальной активности населения.

Вместе с тем в развитии народной дипломатии особое значение имеют так называеме «Социальные движения». Социальные движения стали выступать как самостоятельный актор в 70-х гг. прошлого века, когда на место старых традиционных обединений пришли новые социальные движения. Их возникновение было обусловлено обострением глобальных проблем современности, вступлением западных стран в новый этап НТР, изменениями в массовом сознании, в ценностных ориентациях общества, кризисом доверия к государственным структурам и традиционным политическим институтам.

А в Советском Союзе и в странах социалистического сотрудничества была развита сеть общественных организации охватывающая значительную часть населения.

После распада СССР на постсоветском пространстве и странах Восточной Европы происходят существенные изменения в системе общественных объединений. Рост политической активности граждан нашел свое выражение не столько в обновлении существовавших общественных структур, сколько в создании новых самостоятельных организаций и движений.

Вторая половина 80-х г. XX века ознаменовалась созданием множества неформальных общественных формирований – нетрадиционных, альтернативных организаций и движений, которые действовали вне рамок официальных структур, опираясь лишь на инициативу самих граждан и не претендуя на официальный статус. Их деятельность первоначально носила в основном локальный, культурно-просветительский, экологический характер. Но постепенно наблюдается политизация неформального движения, его соединение с широкими народными выступлениями. Особо важное значение имело развитие рабочего, экологического и др. движений. Во многих случаях неформальные группы, формирования стали прообразом новых общественных организаций и даже политический партий. Таким образом, к новым социальным движениям относятся экологические, антивоенные, неофеминистские движения, движения в защиту гражданских прав и др. Несмотря на разнообразный социальный состав, мозаичный характер концепций, участников данных движений объединяет критическое отношение ко многим реалиям современного общества, стремление найти оригинальные решения глобальных и некоторых других актуальных проблем.

Сегодня социальные движения стали неотъемлемой частью народной дипломатии на постсоветском пространстве.

2. Одной из форм народной дипломатии являются «Города-побратимы»

История городов-побратимов берет свое начало от инициативы города Ковентри в Великобритании для сталинградцев. А в1957 году представители городов-побратимов создали Всемирную федерацию породнённых городов (ВФПГ).

Система породненных городов была хорошо развита в СССР. В 1964 году породнённые города СССР объединились в Ассоциацию по связям советских и зарубежных городов. Она входила в Союз советских обществ дружбы и являлась коллективным членом ВФПГ. Как известно, решением ВФПГ, принятым в Париже в 1963 г., последнее воскресенье апреля объявлено Всемирным днём породнённых городов.

В Казахстане после обретения независимости эта форма народной дипломатии была взята на вооружение и успешно продвигается. Так, например, город Алматы является городом-побратимом Французского города Ренн. В республике существует Международная ассоциация «Породнённые города» (МАПГ) как международная общественная организация – правопреемница Ассоциации по связям советских и зарубежных городов, что сняло формальные политические преграды и сделало её открытой. В цели Ассоциации входит содействие двусторонним и многосторонним отношениям РК как в рамках Содружества Независимых Государств, так и с партнёрами в других странах.

3. Народная дипломатия ярко проявляется в деятельности международных неправительственных организаций.

Как известно, согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 23 мая 1968 г. № 1296 (XIV), МНО является любая международная организация, не учрежденная на основании межправительственного соглашения. Основные признаки MHO:

1) отсутствие целей извлечения прибыли;

2) признание по крайней мере одним государством или наличие консультативного статуса при международных межправительственных организациях в получение денежных средств более чем из одной страны;

3) осуществление деятельности по крайней мере в двух государствах;

4) создание на основе учредительного акта.

В MHO не могут входить субъекты международного права. Первые МНО были созданы в начале XIX в. и представляли профессиональные, просветительские, религиозные, пацифистские организации. MHO играют активную роль во всех аспектах современных международных отношений. Более того, в ряде областей они являются лидерами. В частности, Международный институт по гуманитарному праву (создан в 1970 г.) регулярно созывает семинары по обучению офицеров законам и обычаям войны и нормам, направленным на защиту беженцев. Ассоциация международного права (создана в 1873 г.) координирует исследования по актуальным проблемам международного публичного и международного частного права, уделяя внимание исследованиям в области коллизионного права и права договоров. Международная ассоциация по уголовному праву (создана в 1924 г.) разрабатывает принципы применения конвенций по международному уголовному праву и т.д. По мнению исследователей, каждая межправительственная организация имеет собственные правила предоставления консультативного статуса MHO. Получение такого статуса означает не только признание полезной деятельности MHO, но и отражает рост авторитета и влияния MHO на развитие современных международных отношений. Согласно ст. 71 Устава ООН, ЭКОСОС уполномочена проводить надлежащие консультации с MHO, заинтересованными в вопросах, входящих в его компетенцию. Отношения ООН с MHO регламентируются резолюцией ЭКОСОС «Мероприятия по консультации с неправительственными организациями», принятой в 1946 г. Специализированные учреждения ООН имеют свои правила предоставления консультативного статуса. Так, Международная морская организация (ИМО) предоставляет консультативный статус тем MHO, которые могут внести существенный вклад в ее работу, если цели и функции этих организаций полностью гармонируют с функциями и принципами ИМО.

Многие MHO поддерживают отношения с ЮНЕСКО, любая международная организация с целями и функциями, неправительственными по своему характеру, если она отвечает условиям ЮНЕСКО, может поддерживать отношения с этой организацией.

Отношения между ЮНЕСКО и MHO регламентируется тремя категориям: категория А (консультативная и сотрудничающая); категория В (информационная и консультативная): категория С (взаимная информация). MHO, отнесенные к этим категориям, имеют строго определенные права и обязанности. Таким образом, народная дипломатия вмещает в себя всю многообразную деятельность по взаимодействию с гражданским обществом и аудиториями зарубежных стран, дает уникальный инструментарий для расширения международных общественных связей государства.

Исторический опыт Казахстана по развитию народной дипломатии

В Социалистическом Казахстане, как и в других республиках бывшего СССР, создавались ассоциации Союза советских обществ дружбы. Одним из таких обществ было общество дружбы с народами Африки. Так, например в 1960 году «Казахстанская правда» писала: «Внимание международной общественности как иногда раньше в эти дни прикована в событиям в Африке. Трудящиеся Казахстана, как и весь советский народ, с неизменной симпатией следят за успехами справедливой и благородной борьбы народов Африки, вместе со всеми людьми доброй воли искренное радуются созданию новых африканских государств, завоевавших национальную независимость» [1].

Широкая общественность Казахстана постоянно проявляла живой интерес к повседневной жизни народов Африки. Между Казахской ССР и народами стран Африки устанавливались взаимные культурные связи и происходил обмен делегациями. В Казахстане проводились национальные дни независимых африканских государств, отмечались юбилейные и памятные даты, организовывались просмотры африканских фильмов. Все это давала возможность трудящимся Казахстана знакомиться с жизнью и культурой народов африканского континента. В 1959 году был создано Казахстанское отделение Советской ассоциации дружбы с народами Африки. Эта инициатива была поддержана общественными организациями, научными и культурными учреждениями республики. Инициативную группу возглавил президент Академии наук Казахской ССР К.И. Сатбаев. был избран председателем отделения Общества. Членами этой группы были М.О. Ауезов, лауреат Ленинской премии Муканов С.М., Каржаубаев Г.Ш. – председатель правления Казахского отделения Общества советско-монгольской дружбы и многие другие видные общественные деятели и ученые [2].

В советский период развития Казахстана особенно в 60–70 годы в Казахстан приезжали множество делегации с дружеских нам африканских государств, в том числе государственные и парламентские делегации. Так, в 1963 году в Казахстан прибыла парламентская делегация из Нигерии по приглашению Верховного Совета Союза ССР. Африканскую делегацию возглавлял спикер палаты представителей федерального парламента Джало Вазири. Он в частности отметил: «Казахская республика – страна прогресса, поразительны темпы развития ее экономики, ее национальной культуры. Все, что мы увидели здесь за время нашего визита, произвело на ас огромное, неизгладимое впечатление. Мы убедились в том, что Казахстан за годы, прошедшие после социалистической революции, добился колоссальных успехов» [3].

Сегодня Казахстан как субъект международных отношений располагает огромным потенциалом для развития общественной дипломатии. Это международный авторитет главы государства, Ел басы Н.А. Назарбаева, возвращение на родину репатриантов-казахов из ближнего и дальнего зарубежья.

Актуальность данной проблемы очевидна и необходима для того, чтобы мир узнал больше объективной информации о независимом Казахстане, чтобы РК занимала важное место на международной арене. Возможности «народной дипломатии» более всего отвечают тем задачам, которые сегодня стоят перед Казахстаном в сфере международной политики. А задачи эти полностью вытекают из Послания Президента РК Н.А. Назарбаева к народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2050»: новый политический курс состоявшегося государства», в котором глава государства отмечает: «…Наша главная цель – к 2050 году создать общество благоденствия на основе сильного государства, развитой экономики и возможностей всеобщего труда…»

Мы играем важную роль в деле укрепления глобальной безопасности, поддерживаем мировое сообщество в борьбе с международным терроризмом, экстремизмом и незаконным оборотом наркотиков.

Мы инициировали созыв Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии – важной для нашей безопасности международной диалоговой площадки. Сегодня СВМДА объединяет 24 страны с населением более 3 миллиардов человек.

Последние 2–3 года Республика Казахстан председательствовала в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Шанхайской организации сотрудничества, Организации исламского сотрудничества и Организации Договора о коллективной безопасности [4].

На астанинском Экономическом форуме мы предложили новый формат диалога – G-global. Суть этой инициативы – объединить усилия всех в деле создания справедливого и безопасного миропорядка. Мы вносим достойный вклад в обеспечение глобальной энергетической и продовольственной безопасности» [5].

Сегодня народная и общественная дипломатия в международном гуманитарном сотрудничестве должна не только содействовать укреплению симпатий к нашей стране в принципе, но и способствовать реализации конкретных государственных интересов, это обеспечение региональной безопасности, усиление евразийской интеграции, а в глобальном масштабе ‒ развитие безъядерного мира.

Рецензенты:

Раев Д.С., д.филос.н., декан факультета международных отношений, Казахский университет международных отношений и мировых языков имени Абылай хана, г. Алматы;

Булекбаев С.Б., д.филос.н., профессор кафедры международных отношений, Казахский университет международных отношений и мировых языков имени Абылай хана, г. Алматы.

Работа поступила в редакцию 30.12.2013.


Библиографическая ссылка

Абжапарова Л.Ж., Сарсембаева А.Б. НАРОДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ КАК ФАКТОР МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ: ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ КАЗАХСТАНА // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 11-7. – С. 1520-1523;


URL: https://fundamental-research.ru/ru/article/view?id=33376

В Турции продолжается подготовка к IV Всемирным играм кочевников

Игры пройдут в районе Изник на северо-западе Турции с 29 октября по 2 октября 2022 года

Erkan Tiryaki, Aynur Asgarli   |01.06.2022

В Турции продолжается подготовка к IV Всемирным играм кочевников

    

АНКАРА

IV Всемирные игры кочевников, которые пройдут с 29 сентября по 2 октября районе Изник турецкой провинции Бурса, откроют новую страницу в истории организации спортивных состязаний в Турции.

Об этом заявил глава оргкомитета Всемирных игр кочевников и Федерации традиционных видов спорта Турции Хакан Казанджи.

По его словам, организаторы готовятся принять в Изнике рекордные 300 тысяч посетителей.

«Мы оборудовали у озера Изник зону для проведения игр площадью в 473 тыс. кв. м. Израсходовано 50 тысяч тонн насыпного материала. Планируется уложить 4 тыс. грузовиков грунта. Главная трибуна будет вмещать 5 тыс. зрителей. Также будут установлены и другие трибуны, площадки для борьбы и стрельбы из лука», — сказал он.

Казанджи заверил, что организаторы продумали все детали. «Будут построены стойла для 500 коней, а также тренировочные площадки для стрельбы из лука. Планируется провести более 40 спортивных состязаний, начиная борьбой и кончая конным спортом и стрельбой из лука. Всемирные игры кочевников помогают сохранить традиционные виды спорта. Посетители смогут попробовать лакомства национальной кухни», — сказал Казанджи.

Всемирные Игры Кочевников, так называемый уникальный аналог Олимпиады, впервые состоялись на берегу Иссык-Куля в 2014 году. В первых играх приняли участие спортсмены из 19 стран: Азербайджан, Австрия, Афганистан, Беларусь, Бразилия, Германия, Казахстан, Кыргызстан, Литва, Монголия, Россия, США, Таджикистан, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Франция, Швеция, Южная Корея.

В Турции продолжается подготовка к IV Всемирным играм кочевников (aa.com.tr)

Казахстан через интеграцию с Турцией порывает с Россией

Tokayev and Erdoğan shake hands before their meeting. Photo credit: Akorda press service

Айнур Курманов

Переориентация Казахстана через Анкару на Запад становится политической реальностью, а закрепляется это визитом Касым-Жомарта Токаева в Турцию.

Последствия соглашений имеют стратегический характер и не замедлят сказаться в самое ближайшее время. И речь идет не о банальном развитии сотрудничества, а о смене вектора развития страны и глубокой интеграции с неоосманистской Турцией.

Согласно официальной пропаганде это был первый официальный государственный визит президента РК в Турцию, хотя еще 12 ноября прошлого года в Стамбуле он принимал непосредственное участие в учреждении Организации тюркских государств (ОТГ) созданной по инициативе Нурсултана Назарбаева и по заказу Лондона. Затем в январе интеграционный процесс в рамках ОТГ повис в воздухе в результате заговора и попытки переворота, к которому были причастны члены семьи Елбасы, а также английская и турецкая разведки.

https://www.youtube.com/embed/adqpB_XjYao

Но как видим, в марте этот процесс возобновился с удвоенной энергией после встречи с представителей казахстанского и британского дипломатических ведомств, когда Нур-Султану дали со всей очевидностью понять, что санкции в отношении правящей элиты и ее активов не будут вводиться только при условии активного сближения с Турцией и дальнейшего развития ОТГ.

После этого Казахстан стал снова локомотивом тюркской интеграции в Центральной Азии.

Причем, эти действия активно согласуются и координируются с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиеевым, с которым 9 мая у президента Казахстана Токаева состоялся длительный телефонный разговор перед его визитом в Анкару. Не зря именно Ташкент и Нур-Султан рассматривались Вашингтоном и Лондоном в качестве ключевых игроков и важнейших участников проекта тюркской интеграции, созданного ЕАЭС, «шелкового пути» и «Большой Евразии».

Итак Касым-Жомарт Токаев был встречен действительно по первому разряду, когда в его честь выстроился почетный караул в аэропорту Анкары «Эсенбога». Президенты Казахстана и Турции прошли мимо караула и под звуки государственных гимнов поднялись на трибуну у резиденции главы всех турок. Токаева также повели в мавзолей основателя турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка, где он оставил свои пожелания в книге отзывов.

При этом президент РК привез с собой внушительную делегацию в лице 10 министров, то есть практически весь кабинет министров, что демонстрирует очень высокий уровень мероприятий в рамках данной поездки.

Среди них оказались министр торговли и интеграции, министр иностранных дел, министр культуры и спорта, министр информации и общественного развития русофоб и ярый пантюркист Аскар Омаров, министр индустрии и инфраструктурного развития, министр индустрии и инфраструктурного развития, министр экологии, геологии и природных ресурсов, министр сельского хозяйства, министр цифрового развития и аэрокосмической промышленности, министр обороны и министр образования и науки выкормыш фонда Сороса Асхат Аймагамбетов.

Затем началась встреча глав государств в закрытом формате. В перерыве два президента сыграли в настольный теннис.

А самое главное развернулось уже на брифинге, на котором были подведены предварительные итоги переговоров. Касым-Жомарт Токаев отметил в качестве значительного успеха факт значительного товарооборота между странами, который за прошлый год уже перевалил отметку в 5 миллиардов долларов.

Сейчас казахстанская сторона намерена нарастить этот товарооборот вдвое.

«Не сбавляя этих темпов, мы должны довести его до 10 миллиардов долларов», – указал Токаев, имея ввиду именно перенаправление потоков транспортировки сырья, добытого в республики, через Каспий и Азербайджан в Турцию.

Все дальнейшие рассуждения главы РК о совместной работе в таких сферах, как «»зеленая» экономика, IT-технологии, космическая деятельность, промышленное производство» являются лишь дымовой завесой.

Ведь главная задача – это налаживание Транскаспийского коридора Восток – Запад, декларация о котором была подписана в Тбилиси 1 апреля этого года грузинской, казахстанской, турецкой и азербайджанской сторонами. И именно по этому маршруту должны потечь в Европу нефть, газ, полезные ископаемые, черные и цветные металлы.

То есть Турция будет выполнять роль крупнейшего транспортного и энергетического хаба, снабжающего ЕС необходимым сырьем.

Заинтересован Нур-Султан и в наращивании присутствия турецкого капитала в Казахстане и возвращении части казахстанских капиталов под видом «инвестиций» из Анатолии. Поэтому не зря Токаев отметил, что:

«проведет встречу с крупнейшими турецкими инвесторами, на которой мы обсудим пути развития инвестиционного сотрудничества. По итогам встречи будут подписаны ряд коммерческих соглашений на один млрд долларов».

Эрдоган заявил, что намерен поднять отношения между двумя странами на новый уровень.

«Посредством подписанного немногим ранее Совместного заявления мы выводим наше взаимодействие на уровень расширенного стратегического партнерства. Турция и Казахстан – две братские страны, которые связывают прочные узы, основанные на общности истории, языка, религии и культуры. Турция придает большое значение миру и стабильности в Казахстане», – торжественно в качестве победителя сказал турецкий президент.

Для этих целей Токаевым и Эрдоганом было принято заявление о расширенном стратегическом партнерстве; была учреждена Межправительственная экономическая комиссия по развитию торгово-экономического партнерства; Организации тюркских государств была отведена роль координатора данных процессов интеграции на региональном уровне.

Кроме этого, Эрдоган на публику радушно принял давно согласованное приглашение посетить осенью с официальным визитом Казахстан, где пройдет заседание 4-го Совета стратегического сотрудничества высокого уровня между двумя странами.

В результате между правительственными делегациями турецкой столице были приняты в общей сложности 15 соглашений, предполагающих «кооперацию в сфере транспорта, оборонной промышленности, военной разведки, информационных технологий, культуры, сельского хозяйства, перевозок, торговли, таможенного контроля, окружающей среды, образования, молодежной политики, связи и архивного дела».

Примечательно, но эти соглашения фактически идентичны тем, которые были подписаны в Ташкенте 29 – 30 марта этого года Реджепом Эрдоганом и Шавкатом Мирзиеевым. То есть принимаются в итоге типовые одинаковые соглашения по унификации нормативной базы и созданию общих правил в сфере торговли, таможни и военного сотрудничества.

Наиболее важными из них можно отметить соглашение о международных комбинированных перевозках грузов, соглашение об организации информационного обмена и упрощения процедур таможенного контроля, соглашение о сотрудничестве в области карантина и защиты растений, которое облегчает процедуру вывоза казахстанского зерна, протокол о сотрудничестве в области военной разведки.

При этом происходит и кооперация пропагандистских ведомств для активного внедрения концепций пантюркизма и панисламизма в качестве главной идеологии в рамках меморандума о сотрудничестве в области средств массовой информации между Министерством информации и общественного развития Республики Казахстан и Управлением коммуникаций при аппарате президента Турецкой Республики.

Ускорится и процесс латинизации казахского языка и системы образования в рамках соглашения о сотрудничестве в области образования, которые уже запущены казахстанским министром Асхатом Аймагамбетовым. Происходит параллельно и сближение оборонных ведомств в рамках протокола о сотрудничестве в области военных архивов, военной истории, музееведения и военных публикаций. Это сотрудничество должно укрепить идеологическую конструкцию по созданию «Армии Турана».

То есть как видим, программа углубленной интеграции впечатляет и вступает в острое противоречие с ЕАЭС и явно бьет по интересам Москвы в регионе. Ведь понятно, что через Эрдогана и под вывеской ОТГ в Казахстан и Центральную Азию усиливается влияние Великобритании, США и ЕС, а все бывшие советские среднеазиатские республики таким маневром врываются из общего социокультурного и информационного пространства и отрезаются от России.

При этом принимается и общая антироссийская концепция по болезненной теме российско-украинского конфликта, когда «незалежная» признается единой и неделимой.

«Наши взгляды на мирное урегулирование на основе суверенитета и территориальной целостности Украины совпадают», – заявил президент Турции на брифинге по итогам переговоров.

То есть Анкара этим показывает, что теперь именно она одна является неким надежным гарантом и защитником границ и территорий суверенных республик в регионе и на постсоветском пространстве.

Поэтому неудивительно, что в Казахстане запретили все шествия «Бессмертного полка», а автолюбителям с флагами СССР и георгиевскими лентами, решившими устроить автопробеги, выписывали штрафы, так как оказалось, что это «провоцирующие символы». Единственное шествие в Алма-Ате было переименовано и прошло без знамен Победы. Именно в связи с солидарностью с Киевом и ЕС отменены были парады и праздничные мероприятия, как и торжественные линейки в школах.

Соответственно и запущен был сбор подписей под петицией за отмену официального статуса русского языка, набравший более 200 тысяч голосов на онлайн-платформе, который подписали более трех десятков депутатов Мажилиса, то есть треть нижней палаты парламента.

Все эти русофобские выходки, как и отказ главного государственного фонда «Самрук-Казына» от инвестиций в рублях, что противоречит прежним соглашениям с Москвой и в рамках ЕАЭС о торговле и взаиморасчетах в национальных валютах, в купе с выдавливанием российских компаний и банков, были подчинены одной цели – геополитической переориентации страны на Запад через «евроинтеграцию» с Турцией.

В связи с этим не надо удивляться, когда на южных границах появляется новая большая «Анти-Россия», которая становится еще и трамплином для агрессии в отношении Китая. Ведь не секрет, что Казахстан по замыслам Лондона должен сыграть еще и роль Украины, но только применительно уже в отношении КНР с целью обрушения концепции «шелкового пути».

Появление такого враждебного антироссийского «тюркского мира» – это и есть удар по мягкому подбрюшью, через создание нового пояса блокады и изоляции.

Как видим, прозападная казахстанская элита старается вовсю, думая, что сохранит свою этнократию, взращенную на неонацизме. Правда в этом она жестоко ошибается…

Источник — politnavigator.net

Анкара развивает активную дипломатию в Центральной Азии

President Recep Tayyip Erdoğan shakes hands with Kazakh President Kassym-Jomart Tokayev in the capital Ankara, Turkey, May 10, 2022. (AA Photo)

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»


Токаев получил интересные предложения от Эрдогана. Теперь мяч на его стороне.
Первый государственный визит президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева в Турцию завершился подписанием инвестиционных соглашений на 1 млрд долл., а также пакета документов по развитию экономического взаимодействия на фоне санкционного давления на Россию со стороны Запада. В военной сфере турецкая аэрокосмическая компания TUSAS будет производить в Казахстане ударные беспилотные летательные аппараты ANKA. Однако Турция все-таки не сможет заменить Россию.

Визит Касым-Жомарта Токаева в Анкару приурочен к 30-летию дипломатических отношений между двумя странами. Турция стала первой страной, признавшей независимость Казахстана. За эти годы она инвестировала в Казахстан почти 4 млрд долл., а товарооборот достиг 5 млрд долл. в год.

Турецкие СМИ назвали первый визит Токаева «историческим» и «началом новой эры в отношениях двух стран».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган по итогам переговоров назвал Токаева «братом» и сообщил, что считает «Казахстан исторической родиной тюрок, а Турцию – вторым домом для казахстанцев». Он сообщил, что «благодаря подписанной общей декларации» страны «подняли отношения на новый уровень стратегического партнерства». Эрдоган выразил соболезнования в связи с трагическими событиями в январе этого года в Казахстане и пожелал скорейшего выздоровления всем пострадавшим. По его словам, сложности только укрепили Казахстан.

По ситуации в Украине, как отметил Эрдоган, позиции Нур-Султана и Анкары совпадают: «Наши взгляды на мирное разрешение кризиса на основе суверенитета и территориальной целостности Украины совпадают». Напомним, что позиция Казахстана была ранее заявлена заместителем руководителя администрации президента Тимуром Сулейменовым: «Россия хотела, чтобы мы были больше на ее стороне. Но Казахстан уважает территориальную целостность Украины. Мы не признавали и не признаем ни ситуацию с Крымом, ни ситуацию с Донбассом, потому что их не признает ООН». По словам Эрдогана, этот конфликт подчеркнул важность сотрудничества и сплоченности тюркских государств на двустороннем уровне и под зонтиком тюркских государств. «Мы договорились с нашим уважаемым братом Токаевым продолжить сотрудничество в ООН, Организации исламского сотрудничества и Организации экономического сотрудничества с тюркскими государствами», – отметил Эрдоган и принял приглашение посетить Казахстан предстоящей осенью.

Токаев, в свою очередь, назвал переговоры «содержательными». Он отметил, что в ходе переговоров были достигнуты важные договоренности, что позволит еще больше укрепить сотрудничество в политической, торгово-экономической, инвестиционной, культурно-гуманитарной, военно-технической и других сферах. В частности, обе стороны заинтересованы в использовании потенциала Транскаспийского международного транспортного маршрута, который берет начало в Китае и проходит через Казахстан, акваторию Каспийского моря, Азербайджан, Грузию и далее в Турцию и страны Европы. Главная задача для Анкары – подписание мирного договора между Азербайджаном и Арменией, после чего Турция получает и прямую сухопутную связь со странами Центральной Азии. Это облегчит транзит товаров и будет способствовать экономическому взаимодействию.

Транскаспийский маршрут приобретает особое значение в условиях геополитической ситуации и санкций Запада в отношении России. В Казахстане опасаются, что сотрудничество с Россией окажет негативное влияние на экономику страны, но самая большая проблема – это попасть под вторичные санкции. Для Казахстана становится сегодня актуальным обойти сотрудничество с Россией, в том числе в рамках Евразийского экономического союза (ЕЭАС), где Россия является ведущей силой. В республике уже идет открытое обсуждение о выходе Казахстана из этой региональной организации. Впрочем, Министерство торговли и интеграции Казахстана опровергло эти слухи. «Подобного рода переговоры не ведутся, информация о существующих планах Казахстана выйти из ЕАЭС не соответствует действительности», – сказали агентству «Интерфакс-Казахстан» в ведомстве.

Из подписанных в Анкаре документов особое внимание привлекает соглашение о военном сотрудничестве и договор о производстве беспилотников ANKA. Они будут производиться в Казахстане аэрокосмической компанией TUSAS. В Анкаре состоялась встреча глав оборонных ведомств двух стран – Руслана Жаксылыкова и Хулуси Акара, в ходе которой подписан ряд документов, регулирующих двустороннее военное сотрудничество между Казахстаном и Турцией. «В случае реальной угрозы военные Турции могут прийти на помощь Казахстану. Нур-Султан, в свою очередь, может в случае необходимости попросить помощи у Турции», – разъяснил журналистам в кулуарах казахстанского парламента заместитель министра обороны Казахстана Султан Камалетдинов.

В ходе бизнес-форума, состоявшегося 11 мая, Токаев пригласил турецких бизнесменов активнее инвестировать в Казахстан. «У турецких бизнесменов большие перспективы в Казахстане, и в этом нет никаких сомнений. Солидное присутствие турецкого бизнеса в нашей стране во многом связано с близостью менталитета и высоким уровнем взаимного доверия между нашими государствами», – подчеркнул Токаев. Он отметил, что с участием турецкого бизнеса в Казахстане уже реализован 61 крупный проект на сумму более 2 млрд долл. Сегодня осуществляется 25 проектов на сумму более 2,5 млрд долл. На стадии реализации – 54 перспективных проекта стоимостью более 1,3 млрд долл.

«В условиях нарастающего экономического и политического сближения между Казахстаном и Турцией визит Токаева приобретает особое значение. Особенно с учетом общей активизации Анкары в Центральной Азии. Однако конкурировать с Россией и Китаем и с западными странами ей будет сложно. Тем не менее определенные козыри у Турции есть, главный из которых – сложная геополитическая ситуация. Казахстан понимает это и с успехом использует свою многовекторную политику, диверсифицируя политические контакты на высшем уровне и экономику в условиях жестких санкций, введенных против России», – сказал «НГ» старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин. По его словам, важно учитывать характер отношений России и Казахстана, которые настолько комплексны, всеобъемлющи в экономике, энергетике, сфере безопасности, что во многом являются моделью союзнических отношений. Не зря Токаев в одном из своих выступлений после январских событий сказал: «Мы, по сути, обратились в ОДКБ, обратились к самим себе, к своим братьям». «То выступление показывает, насколько глубока взаимозависимость и интегрированность Казахстана с Россией», – считает Притчин.

Источник — независимая газета

Идеологический тупик казахского парт-строительства

Идеологический тупик. Партии какого толка нужны Казахстану?
Совсем скоро вступят в силу изменения, которые должны облегчить процесс создания и регистрации партий. В предчувствии грядущих послаблений политическое поле страны пришло в небывалое оживление: активность проявляют не только уже узнаваемые игроки, но и мало кому известные дебютанты, заявляющие о готовности реализовать совершенно новые и даже необычные проекты. Правда, к заветной цели, судя по официальной информации, приблизились лишь четыре политических объекта, которые при соблюдении необходимых условий в скором времени вполне могут получить статус партий.

Тем не менее, электорат довольно благосклонно воспринимает ажиотаж, которым охвачена сфера партийного строительства, о чем свидетельствуют бурные обсуждения в социальных сетях. При этом наших граждан, судя по всему, меньше всего интересует идеологическая начинка зарождающихся политических конструктов.

Наблюдая за этим довольно противоречивым процессом, мы решили поинтересоваться у тех, кто так или иначе, но встроен в него, на партии с каким идеологическим наполнением (коммунисты, либералы, социалисты, традиционалисты, националисты, интернационалисты и т.д.) существует сегодня запрос в казахстанском обществе? Как повлияли на политические предпочтения населения январские события, заявленный властью курс на строительство «Нового Казахстана», волна дискуссий вокруг российско-украинского противостояния в преломлении к нашей стране? Или же казахстанцам в принципе безразлично, какую идеологическую нишу занимают те или иные партии?

Тогжан Кожалиева, инициатор создания партии HAQ:

«Вопрос не в том, поборником какой идеологии выступает население, а в том, какую идеологию для партий сформирует власть»

— Ключевой вопрос сегодня заключается не в том, поборником какой идеологии выступает сегодня наше население, а в том, какую идеологию для тех или иных партий сформирует власть. А во власти, замечу, есть серьезный запрос на появление партии пророссийского толка. Более того, по имеющимся у меня сведениям, она уже создается на базе партии коммунистов, которая перед прошлой электоральной кампанией перелицевалась в партию «народников».

Согласно данным независимых наблюдателей, на тех выборах коммунисты получили менее пяти процентов голосов избирателей. И для Кремля, и для Акорды стало очевидным, что КНПК стала катастрофически терять авторитет в обществе. Поэтому сначала произошел ее ребрендинг, а затем власть, чтобы поддержать своего политического сателлита, приняла решение снизить порог для прохождения в парламент с семи до пяти процентов. Сейчас НПК переживает очередной этап реформирования, в ней идет активное обновление, с тем, чтобы сохранить партию, которая здесь, в Казахстане, будет проводить прокремлевскую политику. Основными ее игроками станут Ермухамет Ертысбаев и Рахим Ошакбаев, известные своими пророссийскими взглядами.

Ожидается слияние «Аманата» и «Адала». Объединенная партия, основная задача которой по-прежнему заключается в исполнении поручений правительства, будет придерживаться центристских позиций с элементами националистического толка.

Какая же партия нужна Казахстану прежде всего? Та, что не создана искусственно Акордой, способная на самом деле стать народной. Это должна быть партия государственников, выступающих за национальные интересы. Подчеркну: речь не идет об интересах представителей какой-то конкретной национальности. Эта партия должна быть интернациональной, и ее цель должна заключаться в построении совместными усилиями всех граждан, к каким бы этносам или социальным слоям они ни относились, такого Казахстана, где будет обеспечена комфортная среда для всех и для каждого. Пора остановить наблюдающийся не первый десяток лет отток населения из страны и сформировать тот привлекательный базис, который бы, наоборот, стал своего рода приманкой для привлечения в нашу страну грамотных специалистов и профессионалов своего дела.

Что же касается безразличия населения к содержательной части политических платформ партий, то не соглашусь с таким мнением. Как раз наоборот. Об этом можно судить по растущей активности в вопросах местного самоуправления. А значит, именно на них должен быть сделан серьезный акцент в программах как действующих, так и зарождающихся сегодня партий. Среди других приоритетов – децентрализация власти, развитие национального бизнеса, в первую очередь, малого и среднего предпринимательства, образование, развитие сельских территорий (в силу растущей урбанизации и притока сельчан в большие города), поддержка социально уязвимых слоев населения. Исходя из этого можно сделать вывод, что у нашего общества по аналогии со скандинавскими странами существует серьезный запрос на правую партию социал-демократического толка.

Казбек Бейсебаев, инициатор создания гражданского движения «Халық сенімі»:

«Наблюдается запрос на политические движения, стоящие на платформе национальной идеи»

— Прежде всего, хочу сказать, что наше движение «Халық сенімі» очень ждет объявленных президентом изменений. Пока было заявлено о снижении требований по количеству членов будущей партии, тогда как про либерализацию процедуры регистрации еще ничего не сказано, а это — ключевой фактор. Дело в том, что существующая сегодня система регистрации партий настолько забюрократизирована, что на каждой стадии инициаторов их создания ожидают разные препоны и сложности. Например, еще до проведения учредительного съезда партии нужно зарегистрировать инициативную группу. Наше движение предлагает уведомительный характер регистрации. Мы считаем, что партии должны получить возможность в ходе своих съездов принимать необходимые уставные документы, а затем подавать их в Министерство юстиции. Поэтому, пользуясь случаем, хотел бы призвать все политические движения поддержать наши предложения.

Большинству населения проблемы, связанные с регистрацией партий, наверное, не так интересны, как сами их программы и цели, заявляемые инициаторами. Но, тем не менее, эти вопросы очень тесно связаны между собой. Граждане на выборах своими голосами сами определят, партии какого толка им интересы и какие партии востребованы обществом, а какие нет.

Что касается идеологического наполнения, то в этом деле мы вряд ли можем стать первооткрывателями. По идее, у нас должен быть представлен весь политический спектр — от левых до правых, от либералов до консерваторов. С учетом настроений в обществе после январских событий можно сказать, что в стране наблюдается большой запрос на политические движения, стоящие на платформе национальной идеи и национальных интересов.

Однако следует еще раз отметить, что ответ на вопрос относительно востребованного в обществе идеологического наполнения, могут дать только выборы, в которых будут участвовать все партии. А перед этим им нужно пройти регистрацию. Таким образом, как ни крути, получается, что то, какие у нас будут партии, зависит от властей.

Димаш Альжанов, политолог:

«В условиях контроля за политическим полем формирование ориентированных на определенную идеологию партий невозможно»

— После событий кровавого января и подавления протестов во власти включился режим самосохранения. Поэтому анонсированные президентом страны шаги, касающиеся регистрации политических партий (снижение минимально допустимой численности их членов) не меняют существенным образом «правила игры». Напомню, что остается без изменений трехэтапная процедура регистрации, которая включает получение подтверждения от Минюста для начала работы организационного комитета; государственную регистрацию партии; учетную регистрацию филиалов партии. Именно эта процедура позволяет Министерству юстиции под разными предлогами остановить или через проверку документов затянуть на неопределенный срок регистрацию неугодных оппозиционных партий.

Поэтому в условиях контроля за политическим полем страны формирование полноценных, хорошо организованных и ориентированных на определенную идеологию партий невозможно. Из-за отсутствия демократических процедур в наших политических условиях партии создаются по большей части сверху и всегда будут муляжами – пустыми оболочками без политического содержания.

Посмотрите на ныне действующую партийную систему Казахстана, для которой характерна гегемония одной пропрезидентской партии «Аманат» и двух созданных сверху «предпринимательских» партий, которые призваны имитировать оппозицию и мультипартийность. Они могут прикрываться левыми, правыми или центристскими взглядами, но в реальности они пустые оболочки, поскольку действуют в условиях отсутствия конкурентной политической борьбы и честных выборов.

Запрос казахстанского общества на ту или иную политическую идеологию можно будет узнать тогда, когда не будет нынешних политических ограничений (формальных и неформальных) на создание партий. Только в этом случае формируемые снизу партии на основе потребностей общества создадут разнообразный политический ландшафт.

Автор статьи: Юлия Кисткина
27 апр. 22

Источник — qmonitor.kz

Турция спустя годы может открыть новую страницу в тюркском мире, но…

image

© AP Photo / Uncredited

Положение дел в тюркском мире может измениться, сообщает турецкое издание Habertürk. По мнению автора статьи, в нынешней геополитической обстановке у Турции появились новые возможности для сближения со странами Тюркского совета. Но Анкаре нужно правильно ими воспользоваться.

Кюршад Зорлу

Тюркские республики, получившие независимость после распада СССР, для защиты независимости главным образом были нацелены на многосторонность в своей внешней политике. Целью такой политики было достижение баланса в виде отношений с Россией, Китаем, Западом и Турцией/тюркским миром. К концу 1990-х годов к относительному прогрессу удалось прийти по оси Турции и Запада. Шаги Российской Федерации по восстановлению могущества и институционализация российского евразийства нарушили желаемые Турцией укоренившиеся процессы сотрудничества. Сыграли свою роль и некоторые ошибочные или недостаточные действия Анкары. В качестве примеров можно привести неспособность реализации потенциала в рамках энергетических проектов, некогда упущенный туркменский газ, многолетний застой в отношениях с Узбекистаном, влияние «Террористической организации фетхуллахистов» (ФЕТО) и период после него.Можно сказать, что с точки зрения Турции, одним из важнейших этапов является создание Тюркского совета. Это событие перенесло сотрудничество тюркского мира в плоскость конкретного и международного признания. В дальнейшем Совет обрел название «Организация тюркских государств». Благодаря этому факту Турция стала придавать большее значение региону. Кроме того, изменились обязательства каждой страны-члена на региональном и глобальном уровнях. Структура организации в ее нынешнем виде обеспечила легитимность перехода единства тюркского мира в более конкретную форму.Сейчас перед Турцией открываются важные возможности — при их правильном использовании. Это, конечно, послужит рычагом и для других стран-членов. Упущенные сейчас возможности чреваты непоправимым ущербом…Здесь достаточно обратить внимание на четыре основных момента и события.Прежде всего — новое восприятие, вызванное экономической и политической ситуацией в связи с военной операцией России на Украине. Для данных стран это может повлечь за собой некий прагматический запрос в экономическом, торговом, политическом отношениях, и в то же время создать основу для реалистичного мышления о собственном суверенитете. Вне всякого сомнения, отношения этих стран с Россией, учитывая протяженные границы, исторические и экономические связи, будут продолжаться. Однако важно понимать, что может измениться каркас отношений или сместиться их центр тяжести.Во-вторых, пробелы, возникшие в связи с уходом США из Афганистана, экономические соображения и вопросы безопасности будут способствовать развитию новой концепции в отношении Запада. Здесь желание Турции взять на себя инициативу вместе с Западом или различными консорциумами также не остается без внимания. Кроме того, уход США и Запада с этого пространства может превратить Турцию в своего рода сетевой механизм (в соответствии с тенденцией во внешней политике Турции). Если только действовать решительно и рационально!В-третьих, практически для всех тюркских республик отношения с Китаем, помимо преимуществ, подразумевают вероятность чрезмерного доминирования Пекина. Поднебесная может поставить их в экономическую зависимость и ослабить их демографический потенциал, а это может открыть еще больше пространства для поисков нового баланса.В-четвертых, в то время как Турция долгое время пыталась нарастить свое влияние с помощью элементов мягкой силы, отныне заговорили и о ее жесткой силе. Вклад турецких ударных беспилотников в победу в Карабахе, события в Сирии и использование турецких дронов на Украине подталкивают соответствующие страны к построению более институциональных отношений с Турцией с военной точки зрения. С Туркменией, Киргизией и Казахстаном в последние месяцы уже были заключены соглашения в этом направлении.Таким образом, Турции чрезвычайно важно предпринимать эффективные и результативные шаги прежде всего в сфере торговли, транспорта и энергетики, а также образования и культуры. Однако речь идет о шагах, которые позволят странам тюркского мира быть заинтересованными в выгоде и долгосрочных устойчивых отношениях с Анкарой. Такой процесс может открыть благоприятные возможности для Турции и тюркского мира. Кроме того, это даст Турции возможность компенсировать потери в неспокойном регионе Черного моря.

Турция должна сблизиться с бывшими советскими республиками. Если у нее получится | 20.04.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

В Казахстане создадут еще одну Госкомиссию по реализации языковой политики

Подготовлено распоряжение премьер-министра о создании комиссии по реализации государственной языковой политики при правительстве РК, передает Zakon.kz.
Комиссия создается с целью обеспечения эффективной реализации государственной языковой политики.

Указывается, что в своей деятельности комиссия руководствуется Конституцией РК, законами РК, актами президента и правительства РК, иными нормативными правовыми актами, а также настоящим положением.

Рабочим органом комиссии является Министерство образования и науки РК.

Основные задачи комиссии:

выработка предложений по дальнейшему совершенствованию механизмов реализации государственной языковой политики;

выработка рекомендаций по комплексной реализации языковой реформы;

выработка рекомендаций и предложений по совершенствованию государственной языковой политики и переводу алфавита казахского языка на латинскую графику;

выработка предложений по комплексному и системному развитию государственного языка, расширению сферы применения, реализации гармоничной языковой политики;

выработка рекомендаций по роли и месту государственного языка в международном общении, расширению сферы применения государственного языка за рубежом;

выработка рекомендаций по информационному, методическому и организационному обеспечению деятельности по реализации государственной языковой политики.

В функции комиссии входит:

заслушивание отчетов руководителей центральных государственных и местных исполнительных органов, организаций квазигосударственного сектора и негосударственных организаций по реализации государственной языковой политики, представление предложений;

рассмотрение научных, образовательных аспектов реализации государственной языковой политики и ее максимальной трансформации в язык науки и культуры;

выработка рекомендаций по совершенствованию нормативных правовых актов в области государственной языковой политики;

анализ действий центральных, местных и иных государственных органов и негосударственных организаций в области реализации государственной языковой политики и осуществления мероприятий, направленных на перевод алфавита казахского языка на латинскую графику.

Документ размещен на сайте «Открытые НПА» для публичного обсуждения до 22 апреля.

Лариса Черненко

Источник — Zakon.kz

Казахстан и Азербайджан создают СП по развитию Транскаспийского транспортно-логистического маршрута

9 марта 2022 года в городе Баку состоялась встреча казахстанской делегации во главе с председателем правления АО «Самрук-Қазына» Алмасадамом Саткалиевым с рядом ответственных лиц правительства Азербайджанской Республики, сообщает Zakon.kz.
Главной темой обсуждения стал проект создания совместного предприятия с целью развития Транскаспийского Международного транспортного маршрута. Новое СП позволит решить вопросы сквозного тарифообразования и декларирования грузов, применить единые IT-решения и консолидировать транзитные грузы на данном маршруте.

Во время беседы с министром экономики Азербайджана Микаилом Джаббаровым, главным исполнительным директором Азербайджанского инвестиционного холдинга Русланом Алихановым, вр.и.о. президента — первым вице-президентом SOCAR Ровшаном Наджафом и другими официальными лицами представители казахстанской делегации отметили актуальность переориентации экспортных грузопотоков, из Казахстана в Европу по транскаспийскому маршруту.

Стороны обозначили значительный потенциал сотрудничества в сфере транспортировки нефти через Азербайджан, что может стать альтернативой существующим маршрутам.

Также состоялась встреча казахстанской делегацией с министром цифрового развития и транспорта Азербайджанской Республики Рашадом Набиевым. В ходе встречи были проведены обсуждения по унификации транспортных тарифов по коридору, синхронизации таможенных процедур для увеличения объемов грузоперевозок по международным транспортным коридорам, проходящим через страны. Было отмечено, что происходящие в регионе события и геополитическая ситуация создали новую реальность. Уже есть риск того, что спрос превысит предложение, и эти факторы в конечном итоге повлияют на конечного потребителя. Так, увеличатся как стоимость поставки, так и период ожидания. Эта реальность диктует рассмотрение новых рамок сотрудничества и налаживание транзитно-транспортных сообщений.

На встрече было подчеркнуто, что географические особенности Азербайджана и Казахстана — их расположение между крупнейшими экономическими центрами Европы и Азии — создали реальные предпосылки для обеспечения эффективной и налаженной транспортной сети между странами.

Дополнительным импульсом для развития маршрута стало завершение строительства железнодорожной линии Баку-Тбилиси-Карс. Это позволило сократить время доставки из Китая в Турцию через Казахстан до 12 дней.

По итогам встречи был подписан Протокол о создании совместного предприятия и осуществления транспортно-логистической деятельности между АО «Самрук-Қазына» и Министерством цифрового развития и транспорта Азербайджанской Республики.

Константин Вноровский

Источник — Zakon.kz

Вечные «ножницы»: как казахстанцы питались в СССР, и как они питаются сейчас

Советская агитация и пропаганда о Продовольственной программе СССР
Фото:https://www.livejournal.com/

В нынешнем году исполнится 40 лет со дня принятия Продовольственной программы СССР, автором которой многие называют Михаила Горбачева, на тот момент секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Зачем она была нужна? Что удалось выполнить, а что нет? Как тогда питались казахстанцы, и какие изменения произошли за годы независимости? Попробуем разобраться, взяв за основу не чьи-то субъективные оценки, а данные статистики, которая, конечно, нередко лукавит, но все же дает пищу для размышлений.

Деньги есть – продуктов нет

Продовольственная программа, принятая на пленуме ЦК КПСС весной 1982 года, имела целью не накормить советский народ (такой проблемы к тому времени уже не стояло), а изменить структуру питания, сбалансировать ее. По объему потребляемых калорий на душу населения СССР занимал тогда одно из первых мест в мире, превосходя в том числе большинство стран Запада. Но при этом в рационе среднестатистического «homo soveticus» было слишком много (относительно европейцев и североамериканцев) мучного, картофеля и слишком мало мясных продуктов, фруктов и ягод.

Основная причина такого дисбаланса заключалась вовсе не в доходах граждан, хотя в определенных случаях этот фактор тоже играл свою роль. За период с 1960-го по 1980-й средняя зарплата по стране выросла более чем в два раза – с 80,6 до 168,9 рубля. При этом цены на продовольствие, за исключением деликатесов, если и изменились, то незначительно, – их стабильность преподносилась как одно из главных достижений социализма. Но темпы увеличения объемов производства сельхозпродукции, да и в целом товаров народного потребления явно не поспевали за ростом доходов населения. И к началу 1980-х общая денежная масса в СССР, включая вклады в банках, более чем в три раза превышала объемы товарных запасов. А значит, примерно в такой же пропорции спрос превышал предложение.

Отсюда и повальный дефицит, который именно тогда достиг своего пика. В магазинах крупных городов еще можно было купить в свободной продаже мясо, колбасы или, например, мандарины, а вот в населенных пунктах уровнем ниже (начиная с областных центров, не являвшихся индустриальными центрами, и заканчивая селами) с этим уже были серьезные проблемы. Да, те же мясо и колбасы почти всегда имелись в торговых точках потребкооперации, на рынках, но там они стоили втрое-вчетверо дороже, и далеко не все были готовы отдавать такие деньги. Этим, главным образом, и объяснялось то, что мясных продуктов и фруктов советские люди съедали в среднем вдвое меньше, чем, например, жители США.

Впрочем, так было не во всем Союзе. Скажем, в Латвии и Эстонии уровень потребления мяса и мясных изделий на душу населения составлял более 80 килограммов в год (это даже больше, чем принятый тогда физиологический норматив в 73 кг), в то время как в целом по СССР – 58, в Казахстане – 56, а в Узбекистане – и вовсе лишь 31. Прибалтийские республики вообще стояли как бы особняком: и сельское хозяйство у них было куда более развитым, и обеспечивались они по высшему, в советском понимании, разряду.

По потреблению молочных изделий показатель Казахской ССР тоже был несколько ниже, чем в среднем по стране – соответственно 275 и 314 килограммов (при физиологической норме в 330 кг). Но внутри самой республики существовали большие различия. Например, если в Кзыл-Орде молочная продукция всегда была в дефиците и в очень узком ассортименте, то жители Актюбинска, центра соседней области, всегда могли купить в магазинах самые разные ее виды. Это объяснялось не только особенностями товарного обеспечения (индустриальные центры имели преимущество), но и тем, что в низовьях Сырдарьи были очень слабо развиты и молочное скотоводство, и переработка его продукции.

Однако в целом по СССР ситуация с молочными изделиями выглядела неплохо – уровень их потребления превышал показатель тех же США и был близок к оптимальному. Чего не скажешь об овощах (97 кг при физиологической норме 127 кг) и особенно о фруктах и ягодах, которых советские люди потребляли почти втрое меньше положенного по нормативам. А в Казахской ССР положение дел с плодоовощной продукцией было еще хуже.

Принятая сорок лет назад Продовольственная программа как раз таки и ставила целью привести уровень потребления основных продуктов питания в соответствие с физиологическими нормами. Она предусматривала меры, которые бы стимулировали увеличение их производства и закупок, насыщение ими товарного рынка. Понятно, что главная роль отводилась совхозам и колхозам. Но одновременно ставилась задача расширить сеть подсобных хозяйств при предприятиях и организациях, создать условия для увеличения объемов продукции, получаемой на личных приусадебных и дачных участках.

Реализация программы была рассчитана до 1990 года. Но к тому времени в СССР уже шли процессы, которые вскоре приведут к его распаду, и, по большому счету, итоги так и не были подведены. Если же верить официальной статистике, то за шесть лет (с 1982-го по 1988-й) уровень годового потребления основных продуктов питания изменился так, как показано на предлагаемой ниже таблице:

Как видим, потребление мяса и мясопродуктов в целом по СССР увеличилось с 58 до 66, а в Казахстане этот рост оказался еще более существенным – с 56 до 68 кг (прибавка в 12 килограммов). То есть, показатель нашей республики превысил среднесоюзный, вплотную приблизился к целевому (70 кг) и лишь на пять килограммов был ниже физиологической нормы (73 кг). По молочной продукции мы на фоне остального Союза стали выглядеть хуже, чем в 1982-м, но при этом почти вдвое сократили свое отставание от норматива. А вот что касается овощей, фруктов и ягод, то за шесть лет особого прогресса не было достигнуто, и жители Казахстана продолжали потреблять их значительно меньше положенного.

Продуктов много – денег мало

Сегодня мы живем в совершенно иных экономических условиях, и если прежде перед нами стояла проблема «денег хватает, но на них мало что можно купить», то теперь ситуация прямо противоположная: при огромном выборе товаров у многих нет денег на то, чтобы их приобрести. Соответственно уровень потребления продуктов питания определяется не их наличием или отсутствием в продаже, как было в советскую эпоху, а исключительно уровнем доходов населения.

Согласно приказу министра национальной экономики РК от 13 января 2017-го, сегодня в Казахстане физиологическая норма потребления мяса и мясопродуктов на душу населения составляет 78,4 килограмма. Это на 5,4 кг больше той, что была принята в позднем СССР. А, как утверждает Бюро национальной статистики, в 2020-м году каждый казахстанец съел в среднем 83,6 килограмма. Верить или нет приведенной цифре, решайте сами, но поскольку этот госорган является единственным источником официальной информации такого рода, то будем исходить из его данных.

Показатель хороший, однако в разрезе регионов он сильно различается. Если в Карагандинской, Акмолинской, Атырауской областях уровень потребления мяса и мясопродуктов колеблется в районе 100 килограммов, то в Кызылординской и Туркестанской он составляет 64-66, а в Шымкенте – и вовсе лишь 53 килограмма. Спецификой питания местного населения столь существенную разницу не объяснишь, поскольку в регионах-аутсайдерах проживают преимущественно казахи, в рационе которых мясо всегда занимало особое место. Единственная причина видится в размерах доходов: в названных областях они существенно ниже, чем на остальной территории Казахстана.

В пользу такого вывода говорит и то обстоятельство, что, скажем, в Туркестанской области потребление хлебобулочных и крупяных изделий (185,7 кг) значительно превышает среднереспубликанский уровень (140,3 кг), который, в свою очередь намного выше физиологической нормы (109 кг). Иначе говоря, населению приходится отказываться от сбалансированного питания в пользу более доступного по цене, то есть дешевого.

Уровень потребления молочных продуктов в целом по стране сейчас ниже, чем в позднюю советскую эпоху: тогда было 295 килограммов в год, а сейчас – 259,4. А физиологическая норма, утвержденная приказом министра, составляет 301 кг. В более или менее достаточном количестве (не менее 280 кг) их потребляют только в отдельных областях на севере и востоке страны – Акмолинской, Карагандинской, Павлодарской, ВКО, а также в городе Алматы. Много мы недоедаем и яиц – 199 штук в год при норме 265. И опять же в аутсайдерах идут, главным образом, южные регионы плюс Мангистау. Впрочем, отчасти это, возможно, связано с национальными традициями питания.

Явно заниженной представляется установленная в Казахстане норма потребления рыбы и морепродуктов – 14 килограммов. Поэтому ее превышение (в 2020-м году каждый казахстанец съел в среднем 15,1 килограмма) трудно считать достижением. Ведь в советские годы норматив был более высоким (18,2 кг), а в современной России фактический уровень потребления составляет 21,5 кг. Даже в некоторых наших областях – Северо-Казахстанской, Костанайской, Восточно-Казахстанской, Атырауской – этот показатель либо близок к 20 кг, либо выше. Тогда как во многих других регионах рыбы в рационах питания явно недостаточно.

Но больше всего мы недоедаем «витаминной» продукции: фактическое ежегодное потребление овощей и бахчевых составляет 86,4 килограмма (при норме 149,0), фруктов и ягод – 78,6 кг (при норме 132,0). Например, последние выращиваются, главным образом, в Туркестанской и Алматинской областях, но там уровень их потребления даже ниже, чем в среднем по республике, – соответственно 70,7 и 74,0 килограмма. Чем это можно объяснить, кроме как низкими доходами населения?

Автор статьи: Жандос Асылбеков

Источник — qmonitor.kz