В США фактически не осталось рычагов по давлению на Поднебесную и на Персию

The J-10 multi-role fighter approaches Western fighters in terms of performance and capabilities

Александр Ситников

На сайте министерства иностранных дел Китая появилось краткое изложение встречи главы МИД КНР Вана И со своим иранским коллегой Хоссейном Амиром Абдоллахияном в городе Уси (провинция Цзянсу). В частности, говорится, что «обе стороны объявили о начале реализации 25-летнего всеобъемлющего плана сотрудничества между двумя странами».

Оба министра обменялись мнениями по иранской ядерной ситуации. Ван И сказал, что достоинства иранской ядерной проблемы ясны с первого взгляда. Односторонний выход Соединенных Штатов из всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной проблеме привел к нынешней сложной ситуации, и они (американцы) должны нести главную ответственность и как можно скорее исправить свои ошибки.

Китай решительно поддерживает возобновление процесса переговоров по осуществлению всеобъемлющего соглашения, продолжит конструктивное участие в последующих переговорах и надеется, что все стороны преодолеют трудности. Абдоллахиян в свою очередь сказал, что иранская сторона привержена достижению всеобъемлющего и стабильного соглашения о гарантиях путем серьезных переговоров.

И самое главное, Ван И заявил, что Китай решительно выступает против незаконных односторонних антииранских санкций, против политических манипуляций в таких вопросах, как права человека, а также против грубого вмешательства во внутренние дела Ирана.

В Штатах ломают голову, как разрушить сближение Китая и Исламской республики Иран (ИРИ), что с учетом близких отношений между Пекином и Исламабадом уже привело к геополитическому сдвигу в Азии. КНР, ИРИ и Пакистан в среднесрочной перспективе могут создать свой азиатский блок НАТО, что лишает всякого смысла американскую поддержку Индии.

«Эти развивающиеся связи (между КНР и ИРИ) укрепили способность Ирана противостоять санкциям, ослабили его изоляцию и помогли усилиям Тегерана по достижению региональной гегемонии, — рассуждает Джеймс Филлипс, научный сотрудник по вопросам Ближнего Востока в Центре Фонда наследия. — Но Иран нуждается в Китае больше, чем Китай нуждается в Иране. Вашингтону следует использовать эту асимметрию, увеличив для Пекина издержки тесных связей с Ираном, сократив его экономические выгоды и сократив потенциальные выгоды для Тегерана от тесных связей с Китаем».

Но могут ли США каким-то образом так надавить на КНР, чтобы Пекин испугался и отказался от союза с Ираном? Ответ лежит в плоскости взаимной зависимости.

Начнем с того, что дефицит торгового баланса США с Китаем в 2020 году составил $ 310,8 млрд., что только на 9% меньше, чем дефицит в $ 345,2 млрд. в 2019 году. С учетом локдауна и закрытия портов, речь фактически идет о минимально возможном сокращении товарооборота между первыми экономиками мира. Экспорт США в Китай составил всего $124 млрд., в то время как импорт из Китая составил $ 435,5 млрд.

Официальных данных по прошлому году пока нет, но основные торговые игроки заявляют о восстановлении мирового экспорта-импорта. Между тем из США идут новости о пустых полках, что частично напоминает советские магазины при горбачевской перестройке.

Дерек Томпсон, штатный корреспондент журнала Atlantic и автор информационного бюллетеня «Работа в процессе», еще в октябре 2021 года писал: «Мне кажется, что в Америке заканчивается все».

«Тебе нужна деталь для машины? Доставка займет лишнюю неделю. Извини. Книга, которую ты искал? Придет только в ноябре (через месяц). Извини. Детская кроватка, которую ты купил? Жди в декабре (через два месяца). Извини. Заказ по благоустройству дома, для которого требуется несколько строителей? Ха-ха, молись, чтобы ремонт вообще состоялся в 2022 году», жаловался три месяца назад Томпсон, но сейчас, судя по форумам, ситуация только ухудшается.

Все дело в том, что американцы разучились производить свое и рассчитывают только на китайские товары. «Нехватка всего не является результатом одного большого узкого места, скажем, на вьетнамских заводах или в американской транспортной отрасли. У нас заканчиваются поставки всех видов из-за настоящей гидры узких мест», отмечает автор Atlantic.

Пусть «вьетнамские заводы» не вводят в заблуждение. В США, как в какой-то стране с теократической диктатурой, запрещено говорить о тотальной зависимости от Поднебесной. Напиши Томпсон правду, его бы выгнали из Atlantic. Что касается «бутылочных горлышек» американской транспортной отрасли, отчасти, это правда. Но только отчасти.

Колумнист бюллетеня «Работа в процессе» поясняет, что чеки на миллиарды долларов, которые американцы получили от государства в качестве помощи в пандемию, были потрачены на реальные товары, особенно на товары для дома, такие как мебель и материалы для ремонта. «Многое из этих позиций приходится импортировать из Восточной Азии», констатирует Томпсон.

Доставка посылки из Шанхая в Лос-Анджелес в настоящее время в шесть раз дороже, чем доставка посылки из Лос-Анджелеса в Шанхай. Причина в том, что из Америки в Китай почти никто ничего не отправляет, зато спрос на обратное направление в десятки раз превышает предложения. Вот и идут из КНР в США гигантские сухогрузы с полными контейнерами, назад — с пустыми.

Теперь самое время вернуться к китайско-иранскому сотрудничеству, из-за которого звездно-полосатые ястребы требуют наказать Поднебесную. Когда какой-то американский эксперт или политолог настаивает на тотальных санкциях против Китая, он, похоже, просто сотрясает воздух.

Тот же Джеймс Филлипс, из Фонда наследия констатирует: «Администрация Байдена ослабила применение многих санкций (против КНР)…Это, в свою очередь, уменьшило перспективы удовлетворительного исхода переговоров по ядерной программе ИРИ, способствовало росту незаконного экспорта иранской нефти в Китай и снизило барьеры на пути расширения китайско-иранского сотрудничества».

И произошло это только потому, что в США потихоньку свернули программу Трампа «покупайте американское» после прихода демократов в Белый дом. Значит, вся надежда заокеанского электората на импорт из Китая.

Такое сближение Пекина и Тегерана в свете растущей экономической мощи Поднебесной по оценке журнала Military Watch, резко уменьшает шансы России по продаже Ирану истребителей Су-35, да и вообще любого другого русского вооружения. Не сработает программа бартера персидской нефти на русские «фланкеры», поскольку китайцы увеличивают закупки энергоносителей из ИРИ.

Иран «в 2021 году изо всех сил пытался профинансировать приобретение китайских истребителей J-10C, которые, хотя во многих отношениях и более сложные, чем Су-35, намного меньше и стоят гораздо дешевле как в приобретении, так и в эксплуатации», отмечает MW. Словом, более тесные экономические и политические связи Ирана с Китаем сделали «приобретение китайских вооружений более вероятным».

Таким образом, из разных, на первый взгляд, пазлов складывается весьма понятная и целостная картина. Китай во главе с Компартией оказался намного эффективнее не только России, в которой до власти дорвались, говоря языком 1917 года, «белые», но и Соединенных Штатов, которые по словам самих же американцев превращаются в страну «ленивых и жирных янки».

И напоследок: если Иран что-то купит у России, то, скорее всего, это будут дешевые МиГ-29М или МиГ-35. Причем, возможно, только потому, что в нашей стране когда-то тоже строился социализм, дискредитированный позднесоветской партноменклатурой.

Источник — СвободнаяПресса

Зачем нужен пояс безопасности вокруг Афганистана?

Умед Хакимов

независимый эксперт, участник Школы аналитики CABAR.asia

Идея создания пояса безопасности вокруг Афганистана должна быть срочно реализована, считает Умед Хакимов, участник школы аналитики CABAR.asia. Инициатива требует срочного своевременного реагирования со стороны приграничных государств и стран Центральной Азии.

Еще в 1998 году президент Таджикистана Эмомали Рахмон выступал в ООН с инициативой «о создании пояса безопасности вокруг Афганистана». Эта идея была актуальна до ввода американских войск в Афганистан в 2001 году. Тогда после падения первого талибского правительства в Кабуле появилась надежда на создание адекватной светской власти в Афганистане и тогда инициатива о создании пояса безопасности была забыта.

Но с возвращением к власти Талибан ((запрещено в большинстве стран Центральной Азии и признано террористическим) летом 2021 года, сторонников создания пояса безопасности вокруг Афганистана стало больше. С такими идеями выступает Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Индия.

Угрозы, исходящие из Афганистана:

Проникновение членов террористических группировок под видом беженцев в любую страну, что влечет за собой естественную дестабилизацию обстановки внутри этих стран.

После прихода талибов к власти из Афганистана хлынули огромные потоки беженцев во все страны мира. Согласно Конвенции о статусе беженцев все государства члены ООН обязаны принимать беженцев, которым грозит опасность их жизни в той стране откуда они прибывают. Но нельзя исключать тот факт, что члены террористических группировок научились тщательно сливаться с толпой, и скрывать свои личности. Проникновение террористов-одиночек или членов группировок в Афганистан сейчас никак не контролируется. Таким же образом они могут выезжать оттуда под видом беженцев. Это создает угрозу проникновения и создания экстремистских ячеек в других странах под видом беженцев, а в первую очередь в Центральной Азии.

Фактор захвата власти террористической группировкой и признание ее легитимной другими государствами может послужить мотивирующим фактором для других подобных опасных террористических и экстремистских группировок в других странах.

Такие запрещенные в ряде стран Центральной Азии группировки как «Аль-Каида», «ИГИЛ-Хорасан», «Сеть Хаккани», и даже «ИГИЛ» сейчас празднуют победу Талибан.

Хотя о радостном для них событии они никаких заявлений не делают. Возможно это связано с их целью избежание демонстрации связи с Талибами, так как последней необходимо завоевать доверие мирового сообщества. Они просто стоят за кулисами и продолжают свою деятельность. Здесь очень важно также помнить о существовании филиалов Аль-Каиды в Сомали, Мали, Сахеле, для которых победа Талибан может стать примером. И получается, что в случае захвата ими власти в тех странах, где они активны, они могут так же стать легитимной властью, которую признает мировое сообщество.

Поэтому политика непризнания Талибан легитимной властью в Афганистане является адекватной. Иначе невозможно избежать цепной реакции. Потому что признание власти Талибов повлечет за собой активацию радикальных террористических организаций, которые до этого момента находились в подполье. Признание одной террористической организации – признание всех остальных.

Экономический кризис и несостоятельность правительства обеспечить экономическую безопасность для своих граждан напрямую повлечет за собой возникновение экономических проблем в государствах-партнерах Афганистана.

Талибан представляет собой террористическую организацию, способную в основном только воевать и продвигать свою интерпретацию мирной религии ислам, используя радикальные идеи, которые, кроме как ограничений ничего не дает гражданам Афганистана.
А вот абсолютное отсутствие у них способности рационального управления экономикой государства в скором времени может стать проблемой не только самого Афганистана, но и для его экономических партнеров. Сейчас в стране растет бедность и безработица. Это все в конечном итоге приведет к экономическому краху. ООН призывает предотвратить гуманитарную катастрофу в Афганистане, но мировое сообщество сейчас не готово оказать достаточную помощь. Сейчас из 100% запрошенной гуманитарной помощи для Афганистана учреждения ООН получили лишь 35%.

Рост производства и контрабанды наркотических веществ

Отсутствие альтернативных источников средств к существованию у населения приведет к увеличению числа занятых выращиванием опиума. Что в свою очередь приведет увеличению экспорта наркотических веществ не только в страны Центральной Азии, но и во всем мире, где Центральная Азия будет играть роль буферной зоны. Вряд ли Талибан откажется от дохода, который будет приносит им выращивание опиума. С предыдущего опыта их правления в Афганистане известно, что они поощряли культивацию наркотических веществ, и даже взымали с них налоги, которые в последующем они использовали для поддержания военного противостояния. А теперь будут использовать для укрепления своей власти.

Производство опиума в Афганистане в гектарах. По данным ООН
Производство опиума в Афганистане в гектарах. По данным ООН
Темпы производства опиума в Афганистане с годами лишь увеличивались. В этом году по данным ООН, объем производства опиума в Афганистане вырос на 8 процентов и достиг 6,8 тыс. тонн. В связи со сложившейся экономической ситуацией можно предположить, что эта тенденция сохранится.

Безграничная экспансия терроризма и экстремизма в соседние страны.

Талибы обещают не нападать, но это обещание никаким образом не гарантирует отсутствие угрозы, исходящее от различных этнических группировок на данный момент находящихся на территории Афганистана, в числе которые немалое количество выходцев с постсоветского пространства. После того как боевики ИГИЛ потерпели крах в Сирии и Ираке, Афганистан стал для них местом новой дислокации. Согласно докладу The Soufan Center, общее количество боевиков из Центральной Азии, которые уехали в Сирию и Ирак, превышает 5 тыс. человек. Если их разбить по странам происхождения, то получается следующая картина: Казахстан — более 500 человек (11,90%), Кыргызстан — более 500 человек (11,90%), Таджикистан — 1300 человек (30,95%), Туркменистан — более 400 человек (9,52%), Узбекистан — более 1500 человек (35,71%).
Эти угрозы являются наиглавнейшими проблемами в вопросе сохранения безопасности национальных интересов всех стран-соседей. А так как они являются существенными, актуальными, происходящими в современной реалии, касаются целого региона, а возможно мирового масштаба, то само собой возникает вопрос, – как приграничным государствам сохранить свою национальную безопасность, не допустить экспансии экстремизма и терроризма на свою территорию, но при этом не терять экономического партнера в лице Афганистана.

Решением этих проблем может стать создание «пояса безопасности вокруг Афганистана».

Почему нужно создать Пояс Безопасности вокруг Афганистана?

Во-первых, чтобы избежать экспансии терроризма и экстремизма в любое государство. Тут будет неоценима роль органов национальной безопасности каждой страны, на которых будет возложена роль фильтрации настоящих беженцев от «фиктивных». Требуется тщательное изучение истории каждого беженца во избежание проникновения экстремистов под прикрытием. Совместная деятельность и сотрудничество органов безопасности разных стран может стать эффективным решением данного вопроса.

Во-вторых, содействие пограничных служб стран в рамках пояса безопасности вокруг Афганистана может фактором сдерживания экстремистских и террористических группировок от попыток вторжения в границы этих стран. Обеспечение безопасности к примеру, таджикско-афганской или узбекско-афганской границы, станет защитой не только национальных интересов Таджикистана или Узбекистана, но также стран-членов ОДКБ и всех остальных стран мира.

В-третьих, создание безопасного экономического коридора дает возможность для безопасной транспортировки торговых грузов. С 2003 года Китай активно продвигает инициативу «Один пояс – один путь», подразумевающей под собой воссоздание исторического маршрута «Шелкового пути», который пролегает через страны Центральной Азии.

Китай готов инвестировать в инфраструктуру стран Центральной Азии для реализации свое инициативы. Но осторожничает из-за потенциальных угроз. В случае состыковки двух стратегий «Пояс безопасности вокруг Афганистана» и «Один пояс – один путь» в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества можно было бы без опасений строить маршруты даже вдоль границы Афганистана. В таком случае будет гарант защиты экономического коридора от возможных угроз, исходящих от различных афганских группировок: захвата товара, рэкет, мародерства, похищение людей.
В-четвертых, содействие стран в контроле и укреплении границ вокруг Афганистана с целью пресечения не только экспорта наркотиков, но и импорт химических веществ для производства наркотиков может послужить хорошим методом борьбы с наркотрафиком. Так как доля Афганистана на мировом рынке героина составляет 90 %, то получается, что пресечение транзита наркотических веществ только на границе Афганистана приведет к пресечению 90% героина, поступающего на мировой рынок.

В-пятых, так как угрозы, исходящие от талибского правительства, касаются не только центрально-азиатского региона, но других стран-соседей, то инициатива создания пояса безопасности вокруг Афганистана в контексте сложившейся ситуации, может стать толчком для нового интеграционного процесса, то есть к созданию союза между государствами ОДКБ и ШОС + Иран, Индия, Пакистан. Важным пунктом является то, что отсутствие в данном случае ни одного государства невозможна. Например, если в этом союзе не будет Пакистана, то придется и вокруг него создавать пояс безопасности, потому что возможна экспансия терроризма и экстремизма через территорию Пакистана.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Афганистан на данный момент является идеальной средой обитания для любой радикальной группировки. Нынешние власти не способны полностью контролировать территорию Афганистана, что дает возможность экстремистским организациям использовать эту страну как базу для перегруппировки и консолидации своих сил.

При реализации инициативы «Пояс безопасности вокруг Афганистана» можно рекомендовать следующее:

– Необходимо создание своего рода симбиоза: СНГ, СВМДА (Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии), ОДКБ, ШОС. Международным организациям и странам участникам необходимо скоординировать региональную стратегию для своевременного реагирования на угрозы, исходящие от нынешнего афганского правительства.

– Создать единый аналитический центр, куда будут входить представители органов безопасности каждой страны-участницы. Данный аналитический центр должен будет своевременно собирать информацию, обрабатывать ее и оперативно кооперировать с пограничными службами каждого государства участника.

– В борьбе с наркотрафиком свою эффективность показала операция «Канал». Поэтому надо взять ее за основу и на фоне более широкого круга участников продолжить ее реализацию, чтобы проводить совместные операции по борьбе и противодействию с наркотрафиком.

– Создание единого киберщита в эпоху цифровых технологий может стать эффективным методом борьбы с экстремизмом, терроризмом, наркотрафиком, «фиктивными» беженцами и другими угрозами еще на самом начальном этапе ее возникновения.

– Несмотря ни на что, во избежание гуманитарной катастрофы в Афганистане, страны участники, международные организации, мировое сообщество в целом, должно содействовать и оказывать гуманитарную помощь афганскому народу.

Также необходимо оказывать содействие в восстановлении экономики Афганистана, даже при условии непризнания власти Талибан. Так как эта страна не перестает быть торговым партнером для центрально-азиатских государств.

Несмотря на все угрозы, исходящие от нынешнего правительство Талибан, мировому сообществу необходимо содействовать Афганистану для восстановления его экономического состояния, помочь избежать гуманитарной катастрофы. Иначе отчаяние местного населения заставит снова заняться тем, что будет кормить их семьи: культивацией и продажей опиума, браться за оружие и заниматься грабежами, вступать в ряды экстремистов и террористов. Поэтому Афганистан должен иметь возможность вести нормальную экономическую деятельность, чтобы избежать экономического коллапса.

Источник — cabar.asia

Коллизии вокруг EastMed: на пути к осознанию реалий

США отказались от поддержки проекта EastMed, который наносил ущерб отношениям Турция — ЕС и увеличивал вероятность конфликта в Восточном Средиземноморье

Doç. Dr. İsmail Şahin, Aynur Asgarli   АНАЛИТИКА - Коллизии вокруг EastMed: на пути к осознанию реалий

АНКАРА

Одной из причин отказа США от поддержки проекта строительства Восточно-Средиземноморского трубопровода (EastMed) стало растущее военное преимущество Турции в регионе и принимаемые ею на этом фоне меры сдерживания.

Ранее Вашингтон поддерживал этот проект, так как считал, что Россия использует зависимость ЕС от природного газа в качестве оружия против Запада.

Однако EastMed наносил ущерб отношениям Турция — ЕС, Турция — Греция и урегулированию кипрского вопроса, а также увеличивал вероятность конфликта в Восточном Средиземноморье.

Решительность Турции в Восточном Средиземноморье и соглашение, подписанное ею с Ливией, завели проект EastMed в тупик. Участники проекта не смогли добиться уступок от Турции, а США, ввергнутые в панику в связи с восходящими державами Азии, осознали необходимость установления новых связей и партнерских отношений с Анкарой.

США увидели необходимость в укреплении НАТО для достижения равновесия перед лицом этих растущих сил, что также увеличивает стратегическую ценность Турции. Немаловажным фактором стали здесь и передовые системы вооружений и дипломатический вес Турции в НАТО.

Следует также отметить, что конфликты в Восточном Средиземноморье скорее усилили Турцию, чем ослабили ее.

Поддержка Турции необходима США и НАТО для усиления сдерживающих мер против Китая и России. Если Штаты в новых реалиях предпочтут ориентироваться только на Китай и Россию, то рационально будет обратиться к стабилизирующей стратегии в Восточном Средиземноморье.

Между тем стремление Вашингтона сформировать коалицию из стран, полагающихся на США в вопросе ограничения влияния Турции в Восточном Средиземноморье, не было верным решением и в долгосрочной перспективе могло нанести вред НАТО.

Важно, чтобы Белый дом отказался от своей привычки передавать оружие и военную силу соседям в масштабах, способных вызвать беспокойство у Турции. Ведь в настоящий момент главной необходимостью для двух стран является восстановление духа союзничества.

Здесь напомним, что хотя США в рамках закона «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA) ввели санкции против Турции после закупки российских систем ПВО С-400, для Индии, закупившей те же комплексы, Штаты сделали исключение.

Примечательно, что турецкая общественность, которая внимательно отслеживала эти события, считает, что США поступили несправедливо по отношению к Турции как в Восточном Средиземноморье, так и в вопросе С-400. Чтобы завоевать доверие турецкой общественности на данном этапе Вашингтон должен не только выйти из EastMed, но и немедленно отменить санкции CAATSA.

[Доктор Исмаил Шахин, преподаватель Университета Хаджи Байрам Вели в Анкаре]

АНАЛИТИКА — Коллизии вокруг EastMed: на пути к осознанию реалий (aa.com.tr)

Россия отодвинула Турцию от зоны своих национальных интересов

Юрий Мавашев
востоковед, директор Центра изучения новой Турции


Попытка государственного переворота в Казахстане в январе 2022 года может подтолкнуть Турцию к пересмотру своей стратегии в Средней Азии и в отношении сотрудничества с Россией. Точнее было бы даже сказать, что новые обстоятельства диктуют Анкаре эту необходимость.

Еще в ноябре 2021 года, когда Тюркский совет под эгидой турок был переименован в Организацию тюркских государств (ОТГ), а на последнем заседании была принята программа «Тюркское видение 2040», стало понятно, что на постсоветском пространстве таким влиятельным игрокам, как Россия и Турция, ужиться будет непросто. По существу обозначенный документ предназначался для политического месседжа или демонстрации, где адресатом была, разумеется, Москва.

К слову сказать, по иронии судьбы Казахстан был соавтором идеи создания Тюркского совета в 2009-м. Судя по всему, точности восприятия Кремлем сигнала должны были способствовать итоги второй карабахской войны, завершившейся неудачно для союзника Москвы по ОДКБ – Еревана. Тогда многие критики и откровенные недоброжелатели на все лады спекулировали тем, что ОДКБ превратилась в «бумажного тигра», а Армения была якобы отдана Россией чуть ли не на поругание Азербайджану и Турции. Впрочем, дальнейшие события лишь опровергли голословные и скоропалительные выводы.

Теперь же, похоже, российской стороне удалось не только перехватить инициативу из рук турок на постсоветском пространстве, руководствуясь давними конструктивными связями со своими соседями, но даже в некоторой степени убедить в этом саму Турцию. Во всяком случае, турецкая пресса спустя некоторое время подошла к «стадии принятия», начав оценивать произошедшее в российских официальных категориях. Переворот в Казахстане не удалось бы предотвратить настолько оперативно, если бы Россия осталась безучастной, полагает один из известных авторов проправительственного националистического издания Yeni Safak. Более того, отмечается, что влияние России (оказывается) в странах Средней Азии после распада СССР на самом деле никогда не угасало, а ОТГ не только «не представляет угрозы Москве», но, напротив, «действует с ней в одном ключе», когда противостоит деструктивным попыткам Запада подмять это пространство под себя. В частности, речь идет о необходимости развивать и поддерживать двусторонние контакты России и Турции в том числе по гуманитарной линии.

Кстати, показательно, что в ходе онлайн-совещания министров иностранных дел государств-членов и стран-наблюдателей Организации тюркских государств (ОТГ) 11 января произошедшее в Казахстане назвали «террористическим актом». «Отмечая важность соблюдения основных норм и принципов международного права, в заявлении подчеркнута поддержка казахстанским руководством контртеррористических операций против террористов, радикалов, экстремистов и преступников, нацеленных на нарушение конституционного строя в стране», – отмечалось в сообщении.

С одной стороны, как говорится, свежо предание, а верится с трудом. Совсем недавно турецкие политические и общественные деятели, не говоря уже о СМИ, заявляли едва ли не об условиях поддержки в рамках ОДКБ, которые Москва, по их версии, выдвинула Нур-Султану.

В частности, среди них было «признание Крыма», «предоставление России военных баз» и «восстановление русского языка в качестве второго официального». На поверку выяснилось, что говорить о каких-либо из перечисленных условий не приходится. Ярким подтверждением этому может послужить назначение на пост министра информации откровенного русофоба.

Вместе с тем признание турками за Россией ее первенства и авторитета в странах СНГ и, шире, в Евразии – сигнал несомненно важный. По всей видимости, турецкие власти действительно стали понимать, что Кремль не допустит вмешательства в зону своих национальных интересов. Очевидно, что в дальнейшем своевременная реакция России на международные события может стать моделью для российско-турецких отношений: там, где успевает Москва – Анкаре останется только согласиться с этим.

Источник — vz.ru

Новые характерные черты китайского социализма?

© REUTERS / Thomas Peter

Как резолюция ЦК КПК связывает Си с марксистским прошлым Китая

РАНА МИТТЕР

Профессор истории и политики современного Китая в Оксфордском университете и автор книги «Хорошая война Китая: как Вторая мировая война формирует национализм нового типа» (Chinas Good WarHow World War II Is Shaping a New Nationalism).

В Восточной Германии эпохи строительства коммунизма правящая элита любила песню с бескомпромиссной строкой Die Parteidie Parteidie hat immer recht («Партия, партия, ты всегда права»). Современная Компартия Китая не столь прямолинейна. Резолюция по истории Китая, принятая КПК в ноябре, содержит более тонкие нюансы: «Партия велика не потому, что никогда не ошибается, а потому, что всегда признаёт свои ошибки, активно занимается критикой и самокритикой, а также имеет мужество противостоять проблемам и реформировать себя изнутри».

Резолюция Центрального комитета Коммунистической партии Китая об основных достижениях и историческом опыте последнего столетия – всего лишь третье заявление подобного рода. КПК выпускала подобные документы в 1945-м и 1981-м гг. при Мао Цзэдуне и Дэн Сяопине соответственно, чтобы сформулировать официальную позицию по поводу прошлого партии и определить её ориентиры и траектории в настоящем. Партийные лидеры долго спорят между собой о проекте резолюции, который идеологам Компартии приходится неоднократно пересматривать, прежде чем он станет официальной декларацией. Вердикты, сформулированные в этих резолюциях, считаются окончательными и широко распространяются, в том числе в СМИ, школьных учебниках и выступлениях чиновников низшего звена.

Последняя резолюция – один из самых значительных и показательных документов, которые КПК издала за прошедшие годы. Прежде всего оно говорит о том, что хотя председатель КНР и генеральный секретарь ЦК КПК Си Цзиньпин доминирует на политическом ландшафте, именно его положение лидера партии, а не личная харизма, придаёт ему легитимность; ни один человек не может быть больше партии. Резолюция также показывает, как КНР стремится к новому идеологическому синтезу, изо всех сил пытаясь объединить марксизм, конфуцианскую мысль и наследие современной истории. В резолюции также чётко выражена цель КПК: распространить своё влияние на весь мир.

Этот документ, несомненно, является частью притязаний Си на то, чтобы занять место в пантеоне самых почитаемых лидеров КПК. Но он свидетельствует о гораздо большем, чем личные амбиции Си. Резолюция 2021 г. подчёркивает неизменную роль идеологии в осмыслении Китаем самого себя и своей глобальной цели. В свете избирательного описания прошлого этот документ свидетельствует о более нетерпимом отношении к инакомыслию любого рода и о проведении партийной линии в спорах, происходящих во внутренних кругах Пекина. Но даже такой авторитетный документ, как данная резолюция, содержит противоречия, указывающие на неопределённость и беспокойство в мышлении лидеров КПК. Декларативные заявления о силе часто делаются в надежде скрыть опасения по поводу собственной слабости.

Ход истории

Ноябрьская резолюция знаменует собой поворотный момент, поскольку в ней даётся обзор прошедшего столетия деятельности партии и закладывается основа для преобладающей в настоящее время идеологической базы, известной в официальной терминологии как «Мысли Си Цзиньпина о социализме с китайскими особенностями в новую эпоху». Он закрепляет статус Си как верховного мирового вождя исторического масштаба: его полное имя упоминается 23 раза, по сравнению с 18 упоминаниями Мао, основателя Китайской Народной Республики.

Но гораздо чаще, чем любое из этих имён, упоминается сама партия – более 650 раз в оригинальном китайском документе. В отличие, например, от России, где политические структуры, по сути, построены вокруг фигуры президента Владимира Путина, в Китае, как следует из резолюции, политика вращается вокруг Компартии. Путин борется с некой исторической двусмысленностью; он одновременно воспринял наследие Советского Союза и порвал с ним. Это балансирование на грани оказалось сложным в 2017 г., когда российским властям пришлось решать, как отметить столетнюю годовщину русской революции.

Си, напротив, фигурирует в резолюции как знаменосец КПК, явный наследник непрерывной исторической траектории, начавшейся с приходом Партии к власти. Си доминирует на политическом ландшафте Китая, но в последнее десятилетие он решил расширить роль партии в противовес государственным механизмам, что означает отказ от тенденции, наблюдавшейся в первом десятилетии XXI века, когда развитие государства превалировало над расширением партийного аппарата. Даже самый доминирующий лидер последних десятилетий должен признать, в какой степени его власть зависит от распространения КПК в китайском обществе подобно сотам улья. Показательно, что в резолюции «культурная революция» названа «катастрофой». Это было движение, поддержанное Мао в 1960-е и 1970-е гг., стало последней серьёзной попыткой разгромить партийные структуры и радикально их перестроить.

Это, конечно, не означает, что Си просто растворяется как личность в истории партии. Он стоит особняком даже на фоне таких непоколебимых фигур, как Мао. В резолюции содержится критика Мао за два грандиозных начинания в годы его правления – «большой скачок» и «культурную революцию». «Теоретические и практические ошибки товарища Мао Цзэдуна в отношении классовой борьбы в социалистическом обществе становились все более серьёзными, – говорится в резолюции, – и Центральный комитет не смог своевременно исправить эти ошибки». Си, напротив, изображается исключительно как исправляющий ошибки, совершённые другими, очищающий партийные ряды от таких безответственных и коррумпированных функционеров, как Бо Силай и Чжоу Юнкан.

Резолюция принята в конце десятилетия, когда границы политической дискуссии в Китае значительно сузились. До прихода Си к власти в 2013 г. интеллектуалы и аналитические центры вели разнообразные дебаты о роли гражданского общества в Китае; СМИ в определённой степени могли свободно критиковать власти, а политические реформы предполагали более плюралистическую политику, а также относительно позитивный взгляд на многие аспекты сотрудничества с Западом. При Си общественный дискурс стал более узким, а либеральные реформы заглохли. Тем не менее в резолюции имеются признаки продолжающихся, неразрешённых дебатов.

Например, историки найдут откровенные заявления о прошлом, отражающие поворот к более жёсткой линии в партии при Си. В резолюции утверждается, что «“Движение исправления” – общепартийное движение марксистского идеологического образования – было начато в 1942 г. и принесло колоссальные результаты». Это весьма красноречивое описание. «Движение исправления», распространённое в основном в северо-западном базовом районе КПК во время войны с Японией в 1942–1944 гг., использовало психологическую тактику, а иногда и физическое насилие, чтобы заставить членов партии подчиниться правлению Мао. Восхваление тактики принуждения той эпохи предполагает одобрение подобной тактики в настоящем, а также нежелание мириться с любыми отклонениями от партийной ортодоксии. Резолюция осуждает Чэнь Дусю, основателя партии, который был исключён в 1929 г., став троцкистом, за его «правый уклон», а Ван Мина – одного из первых коммунистических лидеров, который был отстранён от власти и затем в 1950-х гг. жил в изгнании на территории Советского Союза – за «левацкий уклон». Сегодня ни в Китае, ни на Западе эти деятели обычно вообще не упоминаются. Однако в резолюции 2021 г. всё же нашлось место, чтобы назвать их поименно и пристыдить. Подразумевается, что идеологическое отклонение может стать несмываемым пятном в биографии некоторых идеологов коммунистического движения.

Вместе с тем статус ряда других деятелей остаётся в подвешенном состоянии. Документ осуждает убийства на площади Тяньаньмэнь в 1989 г. как «серьёзные политические беспорядки», но Чжао Цзыян, генеральный секретарь партии, который был подвергнут чистке после этой бойни, не упомянут по имени. До сих пор его не реабилитировали и не осудили. Это говорит о том, что лидеры КПК ещё не пришли к окончательному мнению о его персоне.

Читать между строк

Показное внимание к истории может создать обманчивое впечатление, будто авторов резолюции не волнует настоящее и будущее. Современная политика Китая осуществляется с помощью «модели ACGT» – гибрида авторитаризма, идеологии потребления, глобальных амбиций и технологических инноваций для создания уникальной политической модели. В резолюции упоминаются все эти четыре фактора. В ней восхваляется успех партии, превратившей Китай в «страну новаторов и мирового лидера в области науки и технологий». Также говорится, что Китай может успешно создать социалистическое общество потребителей, которое будет «защищать права и интересы рабочих и потребителей». Трудно представить себе, что в двух предыдущих редакциях резолюции 1945-го и 1981-го гг. «потребители» рассматривались как отдельная от «рабочих» категория. В 2021 г. партия чувствует себя обязанной признать стремление китайских граждан к образу жизни среднего класса.

В то же время документ предостерегает от либеральных идеалов. «Мы должны оставаться на страже, противодействуя разрушительному влиянию западных тенденций политической мысли, – отмечается в тексте, – включая так называемый конституционализм, поочерёдный приход к власти разных партий и принцип разделения властей». Вместо этого «мы должны заключить власть в институциональную клетку и позаботиться о правильном определении, стандартизации и ограничении властей, чтобы обеспечить надлежащий надзор за ними в соответствии с дисциплиной и законом». Таким образом, здесь снова декларируется центральная роль партии («клетки») и власть всемогущего политического аппарата, но не единоличная власть Си. Следует отметить, что не вся «западная» мысль находится за пределами дозволенного: и Карл Маркс, и немецкий антилиберальный теоретик права Карл Шмидт сегодня широко восхваляются в китайских политических кругах, причём первый – явно в тексте резолюции, а второй – косвенно.

Эта резолюция, поразительно отличающаяся от своей предшественницы 1981 г. с её акцентом на внутреннюю политику, является откровенно глобальной по своим амбициям: «Мы ускорили работу по укреплению нашей способности к международным коммуникациям, с целью правильно представить миру историю Китая и партии, сделать так, чтобы голос Китая был услышан, а также способствовать обмену и взаимному обучению между разными цивилизациями». В течение многих лет самопрезентация КНР внутри страны заметно отличалась от его презентации за рубежом. Внутри марксистская партийная история продолжает занимать центральное место. Однако за рубежом Пекин транслирует иные ценности и в целом отрицает важность идеологии. Такая точка зрения поощряется западными партнёрами, которые хотят верить, что идеологии в Китае нет, а есть прагматизм, выгодный для ведения бизнеса в стране. В новой резолюции гораздо более явно выражено то, что априори существовало во все времена: КПК всегда была марксистской партией. По мнению Компартии, финансовый кризис 2008 г. сделал её представление о мире ещё более актуальным: «Наш продолжительный успех в адаптации марксизма к китайским условиям и потребностям нашего времени позволил марксизму освежить свой образ в глазах всего мира и добиться серьёзного сдвига в эволюции мировой истории и борьбе между двумя различными идеологиями и общественными укладами социализма и капитализма в пользу социализма».

Новый акцент на марксизме не означает возврата к идеологии классовой борьбы, преобладавшей в XIX и XX веках. Напротив, он свидетельствует о более чёткой формулировке китайскими лидерами мировоззрения, сформированного марксистскими идеями «борьбы», «противоречия» и исторической неизбежности, в котором конкуренция между Китаем и США занимает первостепенное место наряду с необходимостью преодоления внутренних противоречий между экономическим ростом и экологически чистым развитием.

Однако резолюция неоднозначна в одном главном вопросе, касающемся глобальных амбиций Китая: является ли подъём Китая своеобразным, идиосинкразическим явлением или Пекин предлагает модель, к которой могут стремиться другие страны? В одном месте утверждается, что «партия повела за собой народ, проложив уникальный китайский путь к модернизации и создав новую модель для развития человечества». Но затем говорится, что «Партия способствовала развитию человеческого сообщества с общим будущим и предложила китайскую мудрость, китайские решения и китайскую силу для решения основных проблем, стоящих перед человечеством». В резолюции используются термины с отчетливым традиционным, конфуцианским оттенком (например, «когда путь справедлив, общее благо будет царить над всеми под небом»). Такие ссылки преследуют двойную цель: они обращаются к внутренней аудитории с помощью культурно резонансных конфуцианских афоризмов и в то же время звучат не столь угрожающе для внешнего мира, способны вызвать всеобщее одобрение и согласие. Обе эти тактики резко контрастируют с идеологией «культурной революции», противоречащей древней мудрости. «Культурная революция» стремилась разрушить «старую культуру» и показать, что Китай является потенциальным революционным разрушителем и спойлером на мировой арене. Тем не менее сохраняется ощущение, что продолжается напряжённая идеологическая работа: одно длинное предложение определяет всё то, что не отражено в традиционном китайском мышлении с его туманными и расплывчатыми определениями. Оно включает такие формулировки как «механистический» марксизм или «иностранные модели», не уточняя при этом, что же на самом деле представляет собой китайское мышление.

Китайская идентичность также определяется негативно с точки зрения угрозы со стороны внешнего мира. Составители резолюции ссылаются на привычное представление КПК о Китае, долгое время осаждаемого иностранными недругами. Опыт китайской истории, и особенно период слабости между Опиумными войнами в XIX веке и Второй мировой войной, подсказал теоретикам Компартии суровую мысль, подытоживающую всё вышесказанное, своего рода сермяжную правду: «Постоянные уступки приведут лишь к новым издевательствам, унижениям и запугиванию». Однако Партии не мешало бы задуматься о том, как это заявление воспринимается внешним миром. Для многих стран, обеспокоенных растущей мощью ощетинившегося на весь мир Китая, это предложение может быть легко обращено против него самого.

Невысказанная неуверенность

В 1940-е гг., когда коммунистическая революция шла к успешному завершению, сотрудники КПК писали дневники и участвовали в занятиях, на которых «самокритика» превращалась в «самосознание». Предполагалось, что осознание своих слабостей (включая такие грехи, как «мелкобуржуазный субъективизм») должно помочь китайцам стать психологически уверенными в себе женщинами и мужчинами нового типа, строителями социализма.

Несмотря на внешнюю приверженность «самокритике», партия, скорее всего, не будет поощрять такую рефлексию в ближайшем десятилетии. Вместо этого в резолюции говорится о стремлении партии сформировать националистическую идентичность, явно отличающуюся от той, которую сформулировал Мао в 1940-е годы. Эта переосмысленная идентичность не отвергает далёкое историческое прошлое в пользу рационалистического настоящего. Как сказано в резолюции, эта новая идентичность берёт на вооружение антилиберальный императив, сочетая отдельные элементы конфуцианства и марксизма и ставя Китай в оппозицию к так называемому либеральному международному порядку, преобладавшему во второй половине XX века. Но настойчивость КПК в подавлении альтернативного прочтения своей истории говорит о том, что, пусть и негласно, у китайских лидеров сохраняется глубокая неуверенность в будущем успехе партийного проекта.

Новые характерные черты китайского социализма? — Россия в глобальной политике (globalaffairs.ru)

Армения в 2021 году: между войной и миром

В 2021 году произошли очень важные изменения в мире, в частности изменился статус-кво на Южном Кавказе

Metin Erol, Elmira Ekberova   |17.01.2022АНАЛИТИКА - Армения в 2021 году: между войной и миром

АНКАРА

В 2021 году произошли очень важные изменения в мире, в частности изменился статус-кво на Южном Кавказе, но сопротивление новым реалиям сохранилось в течение года. В то время как Азербайджан направил все свои усилия на восстановление районов, освобожденных от 30-летней оккупации в результате 44-дневной Второй Карабахской войны, Армения занималась решением конфликтов внутри страны.

Премьер-министру Армении Николу Пашиняну, вошедшему в историю как лидер, не потерявший своей власти, несмотря на тяжелое поражение, пришлось столкнуться с многочисленными кризисами: военным демаршем и последующими протестами, обвинениями в убийствах, досрочными выборами, заявлением оппозиции о «национальном сопротивлении» результатам выборов, нарушением режима прекращения огня, нормализацией отношений с Турцией и мирными переговорами с Азербайджаном.

Хотя 2021 год завершился в условиях интенсивных дипломатических усилий между Анкарой, Баку и Ереваном, вопрос о том, будет ли обеспечен мир в регионе в 2022 году, будет зависеть от воли армянского народа.

Армения — страна с самым высоким уровнем безработицы и самым низким национальным доходом на Южном Кавказе. Экономика этой республики, которая особенно сократилась в период пандемии, начала демонстрировать признаки восстановления во второй половине 2021 года. Уровень безработицы снизился до 15,3 процента в третьем квартале, и все же проблемы молодежи Армении сохраняются. Если, с одной стороны, армяне с Ближнего Востока переселяются в Армению из-за гражданской войны в Сирии и кризиса в Ливии, то, с другой стороны, продолжается миграция из южнокавказской страны за границу.

Во Второй Карабахской войне Армения потеряла более 4 тыс. военных. Однако некоторые покровительствующие группы в стране продолжают реваншистскую риторику, тем самым подрывая процветание и стабильность Армении.

Следует отметить, что союз «карабахского клана» и других экстремистских группировок не очень популярен среди армянского народа, борющегося с экономическими и социальными трудностями, тем не менее установление атмосферы полного мира на Южном Кавказе пока не представляется возможным в ближайшей перспективе.

Усилия этих групп сопротивления, пытающихся защитить свою внутреннюю власть, подорвать мирные переговоры оставили свой след в 2021 году. Если в 2022 году воля премьер-министра и правительства Армении не будет сломлена более радикальными попытками, то установление частично мирной атмосферы в регионе будет возможным.

[Огул Туна, докторант на факультете истории в Калифорнийском университете в Ирвайне (UCI)]

АНАЛИТИКА — Армения в 2021 году: между войной и миром (aa.com.tr)

Насколько рационально отношение Запада к Турции?

Руководящие лица Турции пытаются найти рациональный выход из сложившейся ситуации дипломатическими путями, чего не скажешь об отношении Запада

Ayhan Sarı   АНАЛИТИКА - Насколько рационально отношение Запада к Турции?

АНКАРА

Турция в последние годы предпринимает активные шаги по минимизации ущерба национальным интересам от кризисов в Сирии, Ливии и Восточном Средиземноморье, а также исключения из программы F-35 на фоне закупки ЗРК С-400.

Руководящие лица Турции пытаются найти рациональный выход из сложившейся ситуации дипломатическими путями, чего не скажешь об отношении Запада, в том числе США и ЕС.

Анализируя реакцию западных кругов на политику Турции, становится ясным, что в этих столицах руководствуются антитурецкими тезисами, не имеющими ничего общего с национальными интересами, что заводит в тупик перспективы устранения разногласий с Анкарой.

Наглядным примером тому является сохраняющееся взаимодействие США с сирийским крылом террористов РКК – YPG. Антитурецкая позиция Вашингтона в Сирии во многом объясняется влиянием еврейского, греческого и армянского лобби США, а также сторонников террористической организации Фетуллаха Гюлена.

Открыто игнорируя интересы своего союзника в лице Анкары, США идут на поводу у антитурецких кругов и фактически игнорируют собственные интересы на Ближнем Востоке.

Схожая иррациональная тенденция наблюдается и в Европе, где игнорируют действия террористов РКК, хотя прекрасно осознают, что Анкара не оставит без ответа угрозу своим границам, исходящую с направления южных границ Турции.

Антитурецкие тезисы по Сирии и Восточному Средиземноморью активно развенчивают также политики-популисты в Германии и Франции.

Хотя многие известные зарубежные юристы-международники называют оправданными аргументы, выдвигаемые Анкарой в вопросе противоречий с Афинами в Эгейском и Средиземном морях, в Европе продолжают поддерживать максималистские требования Греции.

Одним из редких европейских политиков, поддержавших в последние годы тезисы Турции, была экс-канцлер Германии Ангела Меркель, ушедшая с политической арены Европы.

При этом влияние радикальных групп, а также пособников террористов РКК и Фетуллаха Гюлена в современной Европе возрастает. Это может вскоре усилить антитурецкие настроения в Старом Свете.

В создавшейся ситуации руководящие лица Турции должны подготовить новую Дорожную карту отношений с Западом, учитывающую негативные тенденции в США и Европе.

[Айхан Сары, учащийся докторантуры берлинского Университета Freie]

АНАЛИТИКА — Насколько рационально отношение Запада к Турции? (aa.com.tr)

Запущен первый мини-спутник Турции Grizu-263A

Grizu-263A будет функционировать на низкой околоземной орбите

Dilara Zengin Okay, Abdulrahman Yusupov   |13.01.2022Запущен первый мини-спутник Турции Grizu-263A

МЫС КАНАВЕРАЛ

Первый мини-спутник Турции Grizu-263A запущен 13 января на орбиту Земли на ракете-носителе Falcon 9.

Мини-спутник запущен в 18:25 по турецкому времени с космодрома на мысе Канаверал.

Спутник был разработан специалистами из группы Grizu-263 в рамках проекта «Первый «карманный» спутник Турции»

Аппарат получил название в память о погибших горняках при взрыве на шахте в турецком Зонгулдаке 3 марта 1992 года.

Grizu-263A будет функционировать на низкой околоземной орбите (высота около 525 км). Срок эксплуатации 4 года 8 месяцев.

Запущен первый мини-спутник Турции Grizu-263A (aa.com.tr)

В Лефкоше надеются на признание ТРСК со стороны Азербайджана

Выражаем надежду, что в предстоящий период наши контакты с азербайджанскими братьями усилятся как в политическом, так и в экономическом плане — Суджуоглу

Sinan Uslu, Olga Keskin   |13.01.2022В Лефкоше надеются на признание ТРСК со стороны Азербайджана

АНКАРА

Признание Азербайджаном Турецкой республики Северного Кипра (ТРСК) стало бы важным шагом. Об этом агентству «Анадолу» сказал премьер-министр ТРСК Фаиз Суджуоглу.

По его словам, ТРСК и Турция являются «двумя государствами, одной нацией».

«И так было всегда. С подключением Азербайджана мы «три государства, одна нация». Выражаем надежду, что в предстоящий период наши контакты с азербайджанскими братьями усилятся как в политическом, так и в экономическом плане. Ожидаем, что Азербайджан, с которым нас объединяют общие корни, язык и религия, признает Турецкую республику Северного Кипра. Это стало бы важным шагом. Мы уже приняли решение, идея о «федерации» больше не актуальна. Отныне речь идет о статусе двух суверенных равноправных государств. И президент ТРСК Эрсин Татар придерживается в этом вопросе принципиальной позиции. Кроме того, имеет место неограниченная поддержка президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана», — отметил Суджуоглу.

При этом премьер ТРСК указал на стратегическую важность подводных углеводородных и нефтяных ресурсов в Восточном Средиземноморье.

«Одна из двух причин того, почему внимание всего мира приковано к этому региону с развитием технологий, — это стратегия, другая — богатство, а именно углеводороды и другие подземные богатства. Там расположен «непотопляемый авианосец». И это Кипр. Тот, кто доминирует на Кипре, тот доминирует на Ближнем Востоке и в Северной Африке», — сказал премьер.

В Лефкоше надеются на признание ТРСК со стороны Азербайджана (aa.com.tr)

ГЕОСТРАТЕГИЯ РОССИИ: В ПОИСКАХ АЛЬТЕРНАТИВНОГО «ПОЛЮСА СИЛЫ»

Ãîñóäàðñòâåííûé ôëàã Ðîññèéñêîé Ôåäåðàöèè (State flag of the Russian Federation) — ôîòî — http://to-name.ru/holidays/day-state-flag-russian-federation.htm

Foto:https://to-name.ru/

Алексей Полтораков, к.полит.н.

Национальный институт стратегических
исследований при Президенте Украины

 До последнего времени ключевым, практически системообразующим вектором внешней политики России был европейско-евроатлантический (отношения с Западом — прежде всего с США и Европой). Однако в свете таких событий как антироссийские санкции Запада или фактическое исключения РФ из «Большой восьмерки» — то есть развития международных отношений Запад-Россия по сценарию очередной «Холодной войны» и блокового (в политико-военном и политико-экономическом понимании) противостояния — системная ориентация внешней политики России существенно трансформируется. (Нормативно политическим проявлением этого стала, в частности, утвержденная 20 апреля в 2014 г. Указом Президента РФ «Концепция государственной политики Российской Федерации в сфере содействия международному развитию».)

Свое участие в международном взаимодействии сегодняшняя Россия осуществляет через более чем 40 (!) министерств, ведомств и других федеральных структур (в т.ч. госкорпорацию «Росатом» и Курчатовский институт). На выплату взносов в разные международные организации этим структурам выделяется больше 70 млрд рублей в год.

Активно используя имеющийся арсенал геополитических рычагов и геоэкономических инструментов, Москва пытается построить «под себя» «блок силы», альтернативный Западному, откровенно доминирующему сейчас на мировой арене. В этом скорее «контр-Западном», чем откровенно «анти-Западном» блоке Россия претендует играть ключевую глобальную геополитическую роль, допуская для таких государств как Китай (прежде всего — членов ШОС и участниц БРИКС) лидерство геоекономического/геофинансового и смежных (торгово-экономического и т.п.) планов и масштабов (трансрегионального и регионального).

Москва также отдает себе отчет в том, что Запад (а прежде всего — США) резонно опасается излишнего усиления Китая за счет развития потенциала его сотрудничества с Россией, из-за чего не готовы окончательно «оттолкнуть» последнюю. Подобная игра на противоречиях дополнительно усиливает геополитические позиции России в ее общем геостратегическом диалоге с Западом.

28 июня в 2014 г. был принят Федеральный закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Им предусматривается, что Стратегия национальной безопасности разрабатывается Советом безопасности «совместно с другими участниками стратегического планирования с учетом стратегического прогноза Российской Федерации на долгосрочный период» и корректируется каждые шесть лет.

(На 2015 г. прошло как раз шесть лет со времени принятия Стратегии национальной безопасности, действующей до 2020 г., что является формальным основанием для ее корректирования.) В начале июля с.г. на заседании Совета безопасности В. Путин заявил о необходимости скорректировать Стратегию национальной безопасности на основе анализа вызовов и рисков. Ключевыми Москве видятся прежде всего противоречия между основными участниками мировой политики, информационное противоборство и ксенофобия. Значимым международно-ориентированным «посылом» был пассаж о том, что внешнеполитический курс РФ остается неизменным — Россия готова взаимодействовать со всеми, кто этого желает.

В контексте реализации подобного замысла Россия в последнее время занялась принципиальной активизацией отношений как в общем формате ШОС и БРИКС (9 февраля в 2013 г. Президентом РФ В. Путиным была утвержденная «Концепция участия Российской Федерации в объединении БРИКС»), так и с ключевыми государствами-членами/участниками этих структур в частности.

Понятно, идеи реинтеграции «постсоветского пространства» остаются для Москвы более чем принципиальными. И именно система СНГ, куда входит целый ряд объединений, — начиная от СНГ как такого и заканчивая ОДКБ или ЕврАзЭС, — является «внутренним ядром» выстраиваемого Россией «центра/полюса силы». Однако нельзя не учитывать и того, что геоэкономический потенциал этого центра оставляет место для сомнений.

Действительно политико-идеологический позитив развития (ре)интеграционных отношений с Беларусью и Казахстаном как членами-основателями ЕврАзЭС и Таможенного Союза (тем более, что исторически идея Таможенного Союза принадлежит именно казахскому президенту Н. Назарбаеву) на фоне недавнего присоединения к этим интеграционным проектам Армении и ожидаемого присоединения Киргизии для России бесспорен. Однако геоэкономически на долю этих стран-партнеров приходится лишь около 7% торгового оборота РФ. К тому же ни одно из этих государств, невзирая на их в целом пророссийскую ориентацию, не признало не только аннексии Крыма (2014), но даже «независимости» Абхазии и Южной Осетии (2008), занимая на международной арене скорее нейтральную, чем пророссийскую позицию по ключевым проблемным вопросам региональных отношений.

Москва рассматривает формат ШОС своеобразным ключевым «внутренним контуром» нового геостратегического квази-полюса, а БРИКС — контуром внешним, скорее вспомогательным. Это во многом объясняется тем, что ШОС является организацией, несколько локализованной трансрегионально (восток Евразии), тогда как БРИКС «присутствует» также в Африке (ЮАР) и Южной/Латинской Америке (Бразилия). При этом БРИКС несколько напоминает «Большую восьмерку» — прежде всего своим «клубным» форматом объединения, определяющей как общую проблематику «повестки дня» этого «клуба», так и предметное поле обсуждаемых на его встречах вопросов.

 
Показательные в этом смысле результаты последних саммитов ШОС и БРИКС, практически одновременно прошедших 7-9 июля с.г. в российской Уфе. Принципиальное значение имел саммит ШОС — прежде всего в контексте присоединения к Организации новых членов (Индия и Пакистан, в перспективе — Иран) и партнеров (от «наблюдателя» Беларуси до «партнеров» Азербайджана и Армении, а также Камбоджи и Непала).

Таким образом, в определенном условном приближении ШОС несколько напоминает «Движение неприсоединения» времен Холодной войны и блокового противостояния. Вдвойне примечательно, что на фоне этих мероприятий премьер-министр Сирии Ваиль аль-Хальки в интервью агентству РИА Новости (21 июля в 2015 г.) сообщил о том, что ведутся переговоры о вступлении Сирии в Евразийский Экономический Союз (ЕврАзЭС).

Стоит упомянуть также подписанное в мае Соглашение о Зоне свободной торговли между ЕврАзЭС и Вьетнамом. Тем более, что во время закрытой части встречи председателя МИД РФ с председателями МИД стран АСЕАН, состоявшейся в начале августа в малазийском Куала-Лумпур, российский высокопоставленный дипломат С. Лавров предлагал азиатским коллегам воспринимать подобное соглашение в качестве «пилотного проекта». (Сейчас подобные переговоры касательно ЗСТ с ЕврАзЭС ведутся лишь с Южной Зеландией, но и они натолкнулись на технические трудности — Беларусь не смогла согласовать пошлины на молоко.)

При этом в рамках ШОС, несмотря на принципиальное его расширение за счет двух мощных государств, к тому же обладающими ядерным оружием, — Индии и Пакистана — пока еще сохраняет внутренний «баланс сил». Это объясняется прежде всего тем, что Индия является традиционным союзником России, тогда как Пакистан — не менее традиционным союзником Китая. Из-за этого ШОС может со временем превратиться в трансрегиональный эквивалент ОБСЕ/ООН для восточной Евразии, а его ключевые участники — РФ и КНР — способствовать общей деэскалации напряжения на субрегиональном уровне «сферы ответственности» Организации (прежде сего по линии Индия-Пакистан).

Однако при этом следует учитывать также ряд проблемных факторов. Это прежде всего наличие внутренних противоречий между потенциальными ключевыми актерами такой структуры как ШОС (прежде всего в отношениях Индия-Пакистан и Индия-Китай).

Стремления Москвы «геополитизировать» ШОС наталкиваются на противодействие Пекина, заинтересованного лишь в «геоэкономизации» деятельности этой структуры. Аналогичной является поляризация подходов Москвы и Пекина к векторам сотрудничества в формате БРИКС. В целом, Китай объективно не заинтересован ни в том, чтобы играть для России роль «второй скрипки» в ее геополитических «концертах», ни тем более опосредствовано втягиваться во все обостряемое противостояние по линии Россия-Запад. Так, позиция КНР касательно антироссийских санкций Запада формулируется по принципу «мы санкцию не признаем — но не можем не учитывать». Тем более, что общий контекст геополитических отношений Пекина с Вашингтоном становится все более проблемным, при том, что КНР более чем заинтересована в развитии геоэкономических отношений с США. Для сравнения: товарооборот КНР с РФ за 2014 г. составлял около 95 млрд. дол., а на середину в 2015 г. он уже продемонстрировал падение на треть; тогда как объемы торговли КНР с США — в шесть раз больше, причем у КНР — профицит в 343 млрд. дол.

Китай уже давно будучи «экономикой №2 в мире» и никоим образом не страдая «комплексом неполноценности» (в отличие от России), стремится постепенно направлять свою геоэкономическую мощность на усиление собственного геополитического потенциала и содействие реализации геостратегических амбиций на трансрегиональному уровне. (Именно на это направлены такие амбициозные геотранзитные проекты как «Новый шелковый путь».) Следует прежде всего учитывать все более четко артикулированные амбиции Китая в регионе Юго-восточной Азии, а тем более — территориальные, в частности относительно т. н. «первой цепи островов» (Спратли, Сенкоку/Дяоюйдао, Парасельских и пр.). В свою очередь, к 2020 г. ВМС и ВВС США планируют разместить 60% своих сил именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, имея целью прежде всего политико-военное сдерживание Китая от посягательств на таких региональных стратегических союзников США как Япония, а также Южная Корея, Вьетнам и пр.

Вместо выводов

В целом, под эгидой России и в тесной привязке к Китаю предварительно выстраивается конфигурация международного квази- «полюса силы» во многом альтернативного Западному. «Внутренним ядром» его является система СНГ-ОДКБ-ЕврАзЭС/ТС, «внешним ядром»/«внутреним контуром» — ШОС, «внешним контуром» — БРИКС. Однако наличие ряда проблемных факторов (как внутреннего, так и внешнего планов) существенно усложняет потенциал развития подобного «полюса силы», претендующего на влиятельную альтернативность относительно геополитически целостному и геоэкономически консолидированному Западному «полюсу силы».

Литература

 
Гарри М. Конкурентные стратегии Пекина и малых стран АСЕАН в Южно-Китайском море // Международные процессы. — 2015. — Т.13, № 1 (40). — С. 81-88.
Горобець І. Індія: нові внутрішньополітичні та зовнішньополітичні імперативи // Зовнішні справи. — 2015. — №4. — С. 37-38.
Грачиков Е.Н. Внешняя политика Китая: стратегии в контексте идентичности и глобальной перспективы // Международные отношения. — 2015. — № 3. — С. 290 — 306.
Шергін С. Азійсько-тихоокеанський регіоналізм у контексті проблем безпеки // Зовнішні справи. — 2015. — №6. — С. 16-21.
Кошелєва Х.Є. Порівняльна характеристика діяльності БРІКС і ШОС та їх місце на світовій арені // Вісник Харківського національного університету імені В.Н. Каразіна. Серія : Міжнародні відносини. Економіка. Країнознавство. Туризм / Харків. нац. ун-т ім. В.Н. Каразіна. — Харків: Вид-во ХНУ ім. В.Н. Каразіна. — 2014. — №1. — С. 22-26.
Манойло А.В. Итоги уфимских саммитов БРИКС и ШОС: если Запад не пересмотрит свою политику, он рискует стать «задним двором» БРИКС // Международные отношения. — 2015. — № 3. — С. 268 — 272.
Krepinevich A.F., Jr. How to Deter China. The Case for Archipelagic Defense // Foreign Affairs. — March/April 2015. Режим доступа: https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2015-02-16/how-deter-china
Solingen E. Comparative Regionalism: Economics and Security. — Routledge, 2015. — 304 p.
Tingyang Zh. The «China Dream» in Question // Economic and Political Studies. — January 2014. — Vol. 2, No. 1. — Pp. 127-142.

   Авторский перевод с украинского

Оригинал публикации

Полтораков О.
Геостратегія Росії: у пошуках альтернативного «полюсу сили» // Зовнішні справи.
– 2015. – №9.

http://uaforeignaffairs.com/ua/ekspertnadumka/view/article/geostrategijarosijiuposhukakhalternativnogopoljusu/

ГЕОСТРАТЕГИЯ РОССИИ: В ПОИСКАХ АЛЬТЕРНАТИВНОГО «ПОЛЮСА СИЛЫ» (caucasustimes.com)

Даже спустя десятилетия турецкая диаспора Европы борется за признание

Статья, посвящённая турецкой диаспоре в Европе через 60 лет после заключения первого соглашения о найме рабочих.

Для многих интеграция в Европе была трудным путешествием. <…> В этом году исполняется 60 лет со дня, как миллионы, в-основном, низкоквалифицированных рабочих приехали из Турции в Европу. Сегодня общины турецкой диаспоры, насчитывающие примерно 5,5 млн чел., разбросаны по всей Европе, образуя одну из крупнейших групп мигрантов на континенте и самую крупную общину с мусульманским большинством. Приблизительно 3 млн чел. проживают только в Германии, а другие — во Франции, Австрии, Нидерландах, Великобритании, Бельгии и Швеции. Но через 60 лет спустя многие люди из турецкой диаспоры все еще чувствуют себя в Европе гражданами второго сорта.

Первоначально называвшиеся «гастарбайтерами», а не иммигрантами, как рабочие, так и принимающие страны, предполагали, что они вернутся в Турцию, поэтому ни одна из сторон не приложила особых усилий для интеграции. Рабочие часто жили изолированно в общежитиях, предоставленных их работодателями. Но хронические экономические проблемы и политическая нестабильность в Турции вынудили многих рабочих оставаться в принимающих странах. Когда эти рабочие привезли свои семьи, в принимающих обществах вскоре вспыхнуло чувство негодования. «Они сказали нам вернуться в наши страны сейчас, когда работа сделана. Они до сих пор так говорят».

Эти последовательные волны разных мигрантов из Турции породили богатое разнообразие диаспор, которое коренные европейцы часто не осознают. Многие люди, даже если они не выражают отрицательного отношения к диаспоре, часто воспринимают турок стереотипно, как набожных, ультраконсервативных, патриархальных, малообразованных и фанатично поддерживающих президента Турции Эрдогана.

Хотя религиозность и поддержка Эрдогана могут быть выше в некоторых сегментах диаспоры, не существует универсального описания турецких общин в Европе. Действительно, среди турок за пределами Турции столько же разнообразия, сколько и внутри нее: религиозные консерваторы, секуляристы, националисты, левые, белые и синие воротнички, ученые, мусульмане-сунниты, алевиты, христиане, евреи, езиды, курды и т. д.

Многие представители диаспоры устали от того, что их определяют исключительно по этническому происхождению и от бремени необходимости доказывать свою ценность. «Вы должны превзойти всех», — говорит Асена Сойдаш, родившаяся в Германии и живущая в Берлине. «Если вы в чем-то хороши, вы пример хорошо интегрированного человека, но как только что-то не так, ваша турецкая культура становится плохой».

А выдерживать поток неудобных вопросов и комментариев для тех, кто не вписывается в стереотип: «Вы не выглядите как турок»; «Ты так хорошо говоришь по-английски?»; «Почему ты не носишь платок?»; «Ого, вы пьете алкоголь и едите свинину?»

Более молодые, интегрированные и образованные поколения диаспоры часто чувствуют дискриминацию больше, чем их родители, потому что они более остро осознают ее, лучше могут ее описать и, естественно, имеют гораздо более высокие ожидания от обращения с ними как с равными. «Это типичный миграционный парадокс. Чем больше вы интегрируетесь или пытаетесь быть включенными, тем сильнее вы чувствуете дискриминацию».

ПереводNewlines

Даже спустя десятилетия турецкая диаспора Европы борется за признание | МК-Турция (mk-turkey.ru)

Карстовые воронки на равнине Конья в Турции

Росту числа карстовых воронок в Центральной Анатолии способствуют как геологические факторы, так и бесконтрольное использование подземных вод

12.01.2022

Карстовые воронки на равнине Конья в Турции

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Forbes (США): если Россия вторгнется на Украину, ее фронтовая ПВО станет опаснейшей в мире

Forbes: противовоздушной обороне России на поле боя нет равных

Тяжелая огнеметная система ТОС-1А "Солнцепёк" (слева) и зенитные пушечно-ракетные комплексы "Тунгуска" на полигоне "Алабино"

ForbesСШАУ России на вооружении стоит самая современная система ПВО на планете, считают опрошенные Forbes эксперты. В статье отмечается, что в 2014 году ополченцы ДНР и ЛНР прогнали украинскую военную авиацию из Донбасса. А если в регионе появится российская армия, то она привезет с собой новейшие вооружения. Тогда ВСУ не поздоровится.11.01.2022183567https://vk.com/widget_like.php?app=5135238&width=100%25&_ver=1&page=0&url=https%3A%2F%2Finosmi.ru%2Fmilitary%2F20220111%2F251271838.html&type=mini&verb=0&color=&title=%D0%92%20%D0%A1%D0%A8%D0%90%20%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%83%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8%20%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%83%20%D0%BE%D0%B1%20%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B5%D0%B9%D1%88%D0%B5%D0%BC%20%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%BC%20%D0%B2%D0%BE%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8&description=%D0%A3%20%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%B2%D0%BE%D0%BE%D1%80%D1%83%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B8%20%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B8%D1%82%20%D1%81%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D1%8F%20%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D1%81%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%B0%20%D0%9F%D0%92%D0%9E%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B5%2C%20%D1%81%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%8E%D1%82%20%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5%20Forbes%20%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D1%8B.%20%D0%92%20%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5%20%D0%BE%D1%82%D0%BC%D0%B5%D1%87%D0%B0%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F%2C%20%D1%87%D1%82%D0%BE%20%D0%B2%202014%20%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83%20%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%87%D0%B5%D0%BD%D1%86%D1%8B%20%D0%94%D0%9D%D0%A0%20%D0%B8%20…&image=https%3A%2F%2Fcdnn1.inosmi.ru%2Fimages%2F25127%2F13%2F251271359.jpg&text=&h=20&height=20&startWidth=0&referrer=https%3A%2F%2Finosmi.ru%2F&17e48efcc30https://platform.twitter.com/widgets/tweet_button.21f942bb866c2823339b839747a0c50c.ru.html#dnt=false&id=twitter-widget-0&lang=ru&original_referer=https%3A%2F%2Finosmi.ru%2Fmilitary%2F20220111%2F251271838.html&size=m&text=Forbes%20(%D0%A1%D0%A8%D0%90)%3A%20%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B8%20%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F%20%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%BD%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%A3%D0%BA%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BD%D1%83%2C%20%D0%B5%D0%B5%20%D1%84%D1%80%D0%BE%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F%20%D0%9F%D0%92%D0%9E%20%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%82%20%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%B5%D0%B9%D1%88%D0%B5%D0%B9%20%D0%B2%20%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5&time=1641901183917&type=share&url=https%3A%2F%2Finosmi.ru%2Fmilitary%2F20220111%2F251271838.html&via=inosmihttps://www.facebook.com/v2.5/plugins/like.php?action=like&app_id=487373138110781&channel=https%3A%2F%2Fstaticxx.facebook.com%2Fx%2Fconnect%2Fxd_arbiter%2F%3Fversion%3D46%23cb%3Dfb7debd37835e8%26domain%3Dinosmi.ru%26is_canvas%3Dfalse%26origin%3Dhttps%253A%252F%252Finosmi.ru%252Ff35b967078b4324%26relation%3Dparent.parent&container_width=0&href=https%3A%2F%2Finosmi.ru%2Fmilitary%2F20220111%2F251271838.html&layout=button_count&locale=ru_RU&sdk=joey&share=true&show_faces=false&width=188https://connect.ok.ru/dk?st.cmd=WidgetShare&st.shareUrl=&st.title=&st.description=&st.imageUrl=&st.canonicalUrl=https%3A%2F%2Finosmi.ru%2Fmilitary%2F20220111%2F251271838.html&st.fid=__okShare2&st.hoster=https%3A%2F%2Finosmi.ru%2Fmilitary%2F20220111%2F251271838.html&st.settings=%7B%22sz%22%3A20%2C%22st%22%3A%22rounded%22%2C%22ck%22%3A2%2C%22bgclr%22%3A%22ED8207%22%2C%22txclr%22%3A%22FFFFFF%22%7DДэвид Экс (David Axe)

Вначале мая 2014 года боевики-сепаратисты Донбасса и их российские покровители сбили на востоке Украины три украинских ударных вертолета Ми-24. В следующем месяце сепаратисты сбили транспортный вертолет Ми-8, разведывательный самолет Ан-30, два транспортных самолета (Ан-26 и Ил-76) и три штурмовика Су-25.

Всего в этих инцидентах погибло свыше 60 украинцев. В итоге свои самолеты и вертолеты Киев отозвал. Прошло семь лет, а украинские вертолеты и самолеты на поле боя в Донбассе так и не вернулись. Так что не ждите, что что-то изменится в лучшую сторону, если или когда Россия расширит свою войну против Украины, как опасаются многие наблюдатели.

Донбасс для украинской авиации — гиблое место. Если российская армия, сосредоточенная в настоящее время вдоль российско-украинской границы, — а это 100 000 солдат и 1 200 танков, а также сотни других транспортных средств — двинется на запад, то Донбасс наверняка станет еще опаснее для всего, что летает.

Благодаря России сепаратистские Донецкая и и Луганская народные республики имеют два батальона ПВО с десятками переносных зенитно-ракетных комплексов «Игла» и зенитно-ракетными комплексами малой дальности «Стрела», «Тунгуска», «Тор» и «Оса».

Российская армия привезет с собой массу дополнительных ЗРК и ПЗРК. В сочетании с ЗРК большей дальности на российской стороне границы они могут лишить украинскую армию всякой поддержки с воздуха.

Лестер Грау (Lester Grau) и Чарльз Бартлз (Charles Bartles) в своем исчерпывающем труде «Война по-русски» подробно описали бесчисленное множество систем противовоздушной обороны, которые сопровождают батальонные тактические группы российской армии.

«Россия имеет на вооружении самую современную интегрированную наземную тактическую систему ПВО на планете», — отметили Грау и Бартлз. Каждая бригада, — куда входит до четырех батальонных тактических групп численностью до 900 человек, — имеет в распоряжении батальон ПВО, который буквально напичкан ракетами.

Для начала, у него имеется 27 ПЗРК «Игла» или «Верба» с инфракрасным наведением и радиусом действия несколько километров вдаль и еще пару вверх. Две трети ПЗРК находятся в составе передовых рот, как правило на расстоянии менее нескольких сотен метров от линии огня. Треть остается на командном пункте бригады.

ПЗРК ведут огонь в пешем порядке. Солдаты выпрыгивают из машин, чтобы выстрелить по вражескому беспилотнику, вертолету или самолету. В пылу битвы это не лучшая идея. Покуда свистят пули, для прикрытия наземных войск с бригадой едут шесть гусеничных машин типа «Тунгуска».

«Тунгуска» оснащена двумя пушками и пусковыми установками для восьми ракет с инфракрасным наведением, радиусом действия до десяти километров и потолком в три километра.

Дополняют «Тунгуски» шесть «Стрел-10» — эти легкие гусеничные бронированные машины стреляют теми же ракетами малой дальности, что и спешенные группы. По мнению Грау и Бартлза, они обычно держатся поближе к бригадной артиллерии, чтобы защитить большие орудия.

Гусеничные машины «Тор» — их в бригаде дюжина — стреляют ракетами средней дальности с командным наведением и радиусом действия до 16 километров и потолком в шесть с половиной километров. «Торы» рассредоточены по всей бригаде — Грау и Бартлз называют это «зональным прикрытием».

Эти фронтовые ПВО вполне самодостаточны. Батальонные радары могут предупредить их о приближающихся самолетах, однако сами батареи стреляют ракетами с инфракрасным или командным наведением, и радар им не нужен.

«Цель этой плотной противовоздушной обороны — не дать противнику пустить в ход боевые вертолеты, истребители-бомбардировщики, крылатые ракеты и беспилотные воздушные системы», — поясняют Грау и Бартлз.

Ничто не предвещает, что этот расчет не сработает. Близ Украины дислоцированы десятки батальонных тактических групп, а прикрывает их, возможно, бóльшая часть из 15 бригад ПВО российской армии. А это сотни фронтовых пусковых установок ПВО.

Система ПВО сепаратистов с гораздо меньшим количеством ракет прогнала украинские ВВС с Донбасса еще в 2014 году. Если украинские летчики в 2022 году попытаются пробиться обратно, их ждет неприятный сюрприз.

Forbes (США): если Россия вторгнется на Украину, ее фронтовая ПВО станет опаснейшей в мире | Военное дело | ИноСМИ — Все, что достойно перевода (inosmi.ru)

Анкара и уходящий поезд Казахстана

11 января должна состояться экстренная встреча глав внешнеполитических ведомств стран Союза тюркских государств (СТГ). Однако уже приняты решения, к которым СТГ не имеет никакого отношения.

В Турции сохраняется повышенное внимание к событиям в Казахстане, о чем свидетельствует развернутая в турецкой прессе широкая политическая дискуссия. Она касается некоторых важных моментов, связанных с интерпретацией происходящего.

Первое: «потрясения» в Казахстане застали Анкару врасплох, как и быстрый ввод миротворческого контингента ОДКБ в эту страну. Но в целом, как свидетельствуют утечки информации, допущенные со стороны турецкой разведки, Анкара все же ожидала возникновения «нештатной ситуации» в Средней Азии. Как заявил экс-глава военной разведки Турции Исмаил Пекин, «события в Казахстане неспроста проходят в преддверии саммита Россия — НАТО», и цель игроков заключалась в инициировании событий, «как было и на Украине». Для этого, по словам Пекина, к «Казахстану подтягивались силы ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ». Второе: в последнее время Анкара явно переигрывала Москву на казахстанском направлении, активно реализуя туркоцентричную интеграцию. Но у нее не хватало ресурсов, да и времени для реализации своих амбициозных проектов в регионе. Тем не менее, как свидетельствует турецкое издание Cumhuriyet, определенные силы в Анкаре полагали, что «из Казахстана выйдет Украина», и тогда они могут выступить в роли мирных посредников между двумя «центрами» — Нур-Султаном и Алма-Атой по линии Организации тюркских государств (ОТГ).

В рамках этой дискуссии выступил бывший премьер-министр Ахмет Давутоглу, который заявил, что требовалось проявить нужную активность со стороны ОТГ, чтобы не допустить ввода войск ОДКБ, а самому Казахстану не следовало обращаться к ОДКБ. Но, как подчеркивает Cumhuriyet, «у дуэта США — Великобритания попросту нет сил для поддержания хаоса в этом регионе, чтобы консолидировать украинский фронт». Помимо того, турецкая разведка располагала данными о деятельности казахстанской оппозиции на территории Украины, где они «создали штаб, способствовали проникновению политических исламистских группировок в страну с юга, активизировали некоторые структуры, работающие на средства Запада для организации «оранжевого переворота» в Казахстане». В такой ситуации Анкара заняла осторожную, точнее, выжидательную позицию, ограничиваясь максимально нейтральными политическими формулировками. Там понимают, что в Казахстане происходит что-то очень важное, и Турция в случае непродуманных действий может вообще выпасть из среднеазиатского ансамбля, тогда как Россия в Закавказье поддержала турецкий проект, платформу «3+3», без участия США и Европейского союза.

Вывод следующий: президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган видит региональную геополитическую картину шире, нежели Запад, и не идет на прямолинейные действия. А также, похоже, отказывается от предлагаемой Западом закулисной дипломатии на среднеазиатском направлении. Тем более что, по оценке экспертов, «сигналы, исходящие из разных геополитических центров, еще не выявили реальных заинтересованных сторон». В то же время оперативный характер запуска механизма ОДКБ свидетельствует о том, что «ситуация в Казахстане или ее взрыв, независимо от мотивов, грозит гораздо более серьезными последствиями всему евразийскому пространству». Поэтому складывается устойчивое ощущение того, что Москва могла знать заранее обо всем, что готовилось в последние недели и месяцы в Казахстане.

После участия Турции в урегулировании нагорно-карабахского конфликта многим в Анкаре казалось, что такую партию удастся провести и на среднеазиатском тренде с учетом реального фактора туркоцентричной интеграции и соответствующего позиционирования Казахстана. Но ситуация изменилась после оперативного решения о вводе войск ОДКБ. Кстати, министр обороны Турции Хулуси Акар неожиданно заявил, что «Анкара готова оказать всяческую помощь и поддержку Казахстану, если он обратится с какой-либо просьбой». Понятно, что это попытка впрыгнуть в последний вагон уходящего поезда. Ведь Эрдоган предлагал Казахстану пока только «поделиться своими «техническими знаниями и опытом». 11 января должна состояться экстренная встреча глав внешнеполитических ведомств стран Союза тюркских государств. Как заявил глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, провести ранее заседание они не могли «из-за позиции Казахстана, который не мог раскрыть всю картину событий и потребовал время». Что ж, время пришло, решения приняты. И к ним СТГ не имеет никакого отношения.

9 января 2022
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

«Претензий больше нет»: как кризис в Казахстане меняет статус ОДКБ

Что изменит операция в Казахстане для ОДКБ
Алексей Поплавский


Лидеры стран ОДКБ на онлайн-встрече 10 января обсудили миротворческую миссию организации в Казахстане. Операция в центральноазиатской республике стала первой реальной для организации и повысила ее статус, считают эксперты, что в дальнейшем способно привести к расширению состава стран-участниц. Как операция в Казахстане может повлиять на будущее ОДКБ — в материале «Газеты.Ru».
Первый онлайн-саммит ОДКБ с момента начала миротворческой миссии в Казахстане был посвящен промежуточным итогам введения контингентов Армении, Белоруссии, России, Киргизии и Таджикистана на территорию республики. В рамках встречи главы государств отдельно дали свою оценку событиям в стране – члене организации.

Так, президент России Владимир Путин заявил, что угроза государственности в Казахстане была вызвана не стихийными митингами из-за цен на топливо, а тем, что ситуацией воспользовались внутренние и внешние силы.

«Те люди, которые выступали за ситуацию на газовом рынке, это одни люди, и у них одни цели, а те, кто взял в руки оружие и нападал на государство, это совершенно другие люди, и у них другие цели […> Активно применялись присущие «майданным» технологиям элементы силовой информационной поддержки протестов, использовались хорошо организованные и четко управляемые группы боевиков, о чем президент [Казахстана] сказал, очевидно, прошедшие подготовку в лагерях террористов за рубежом», — указал российский лидер.

По словам Путина, события в Казахстане — это не первая и далеко не последняя попытка вмешаться в дела стран ОДКБ извне, поэтому необходимо подумать о совершенствовании процедур принятия решений относительно использования совместных сил. В таких условиях президент России призвал поручить секретарям советов безопасности государств организации представить предложения по совместному отражению попыток внешнего вмешательства.

Схожей линии придерживался и глава Казахстана Касым-Жомарт Токаев. В своем выступлении он рассказал о координации агрессии одновременно в 11 городах республики из одного центра. По его мнению, террористы попытались захватить власть в Казахстане, но прибытие миротворцев ОДКБ позволило их остановить.

«В определенный момент события в Казахстане приобрели критический характер, Алма-Аты и 9 областных центров оказались в руках террористов. Боевики отказались от планов захвата резиденции президента Казахстана, узнав о прибытии миротворцев ОДКБ», — сказал Токаев.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко также указал на террористическую угрозу, заявив о скоплении желающих «взорвать ситуацию» вокруг стран Центральной Азии. По его словам, речь идет о международных террористах, которые скопились у границ региона.

«Уроки, о которых здесь много говорили, должны извлечь (все), простите за это, и прежде всего Узбекистан. Если эти уроки не будут извлечены, по нашей информации, их взгляды (террористов) уже брошены на Узбекистан», — добавил Лукашенко, также призвав оказать поддержку Таджикистану.

Что изменила операция ОДКБ
Миротворческая миссия ОДКБ в Казахстане стартовала 6 января, операция была организована по обращению руководства республики, столкнувшегося с массовыми беспорядками, вспыхнувшими в начале года. На данный момент в стране находится 2030 миротворцев и 250 единиц техники. При этом сроки завершения миссии остаются открытыми — как заявил Путин, контингент будет выведен после выполнения поставленной задачи.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты сходятся, что
сама операция определенно повысила статус организации в регионе, учитывая прошлую критику ОДКБ за отсутствие реакции на обострение конфликта между Арменией и Азербайджаном или смену власти в Киргизии.

Так, профессор НИУ ВШЭ и главный научный сотрудник МГИМО Андрей Казанцев отметил, что ввод миротворческих сил ОДКБ в Казахстан — это первая официальная и реальная операция ОДКБ за всю историю ее существования и, по сути, оправдание создания миротворческого потенциала в рамках этой структуры.

«До этого операций, связанных с реальным вводом войск в какой-то сложной ситуации, еще не было. Можно говорить об усилении статуса организации за счет этого, но тут есть сложность в очень большой асимметрии ее членов.

ОДКБ во многом центрирована на России, поэтому тут можно, скорее всего, говорить о повышении роли Москвы в Центральной Азии и повышении роли организации Договора о коллективной безопасности в российской политике, поскольку Россия впервые реально использует ОДКБ как свой инструмент.

Однако, что касается самой организации, то вторым сильным членом в ней являлся Казахстан, но в этот раз он и оказался реципиентом помощи. Остальные страны — Белоруссия, Армения, Кыргызстан и Таджикистан, — заведомо слабее пары Россия-Казахстан», — считает эксперт.

В то же время руководитель отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин считает, что претензии, которые предъявлялись к ОДКБ, по поводу ее некой нерасторопности и неспособности адекватно реагировать на вызовы наподобие смены власти в Киргизии или карабахского конфликта теперь дезавуированы.

«Ввод миротворческих сил в Казахстан показал, что организация способна действовать. Если разбирать высадку военных, то все прошло как минимум на твердую четверку или даже на пятерку с минусом. По сути, ОДКБ показала себя как хорошо работающая система, с которой как минимум не стоит вступать в конфронтацию,

а как максимум стоит сотрудничать и использовать ее возможности и перспективы», — отметил эксперт.

Что ждет организацию
Саммит ОДКБ показал, что стороны настроены на совершенствование организации, в том числе по линии противодействия террористическим угрозам.

По мнению Андрея Грозина из Института стран СНГ,

не исключено расширение списка членов ОДКБ, в частности, за счет возвращения прошлых членов объединения, таких как Узбекистан и Азербайджан. По его словам, Ташкент к этому может подтолкнуть ухудшение ситуации в регионе, а Баку — усталость от взаимодействия с Турцией.

«Узбекистан может присоединиться вновь, поскольку страна в конечном итоге может оказаться в одиночестве посреди пустого выжженного поля, по которому будут бегать мародеры с оружием и подрывать основы государственного суверенитета. А Баку, вероятно, постепенно начинает тяготить излишняя доминирующая роль Анкары. В такой ситуации присоединение к ОДКБ было бы вполне логичным для азербайджанской стороны, так как с ее помощью она сможет подешевле покупать российское оружие и решать серьезные вопросы вроде боевого слаживания и развертывания сил», — добавил эксперт.

При этом Грозин также допустил, что в ближайшее время стоит ожидать укрепления внутреннего сотрудничества между странами ОДКБ, в частности, государства – старожилы организации, в том числе Казахстан, могут серьезно повысить и пересмотреть свои рамки участия в структуре в сторону их усиления и повышения.

С точки зрения Андрея Казанцева из НИУ ВШЭ, возвращение в ОДКБ Узбекистана и тем более Азербайджана все же маловероятно. По его мнению, Баку точно не сможет вернуться из-за наличия в организации Армении.

«К тому же в азербайджанской прессе и соцсетях введение войск организации в Казахстан подвергли большой критике с позиции тюркской солидарности. Узбекистан же заинтересован в сотрудничестве с ОДКБ в основном на афганском направлении. В стране своя достаточно сильная армия и традиционно внутренние проблемы они решают самостоятельно», — резюмировал эксперт.

Источник — gazeta.ru

The American Conservative (США): санкции против «Северного потока — 2» не имеют отношения к безопасности

Американский сенатор-республиканец Пол назвал протекционизм главной причиной американских санкций против «Северного потока — 2»

Строительство газопровода "Северный поток-2" в Германии

The American ConservativeСША

Настойчивое стремление США ввести санкции против российского газопровода представляет собой опасное проявление меркантилизма, наносящего ущерб международному сотрудничеству, пишет The American Conservative. Автор статьи подчеркивает, что ограничения вызваны протекционизмом, а не соображениями национальной безопасности.1

Рэнд Пол (Rand Paul)

Санкции против этих. Санкции против тех. В настоящее время Министерство финансов [США] занимается реализацией нескольких десятков санкционных программ, направленных на то, чтобы изменить поведение отдельных стран.

Тем не менее, никому, очевидно, не приходит в голову задать один важный вопрос: способствуют ли санкции миру и взаимопониманию, или же они усиливают напряженность в отношениях между странами? Что в своем поведении изменил Китай с тех пор, как Соединенные Штаты ввели против него первые санкции? Изменила ли свое поведение Россия? Россия вернула Крым Украине?

Хотя до сих пор нет никаких доказательств их эффективности, санкции пользуются большой популярностью в обеих партиях. Эмбарго — старшие братья санкций — тоже вызывают заметный энтузиазм как среди демократов, так и среди республиканцев. Эмбарго, введенное Соединенными Штатами против Кубы, действует уже более 60 лет, однако до сих пор нет никаких свидетельств смены режима и даже изменений в политике властей этого государства.
Часто эмбарго называют — в первую очередь страны, против которых они вводятся, — актом войны. Многие историки сходятся во мнении, что эмбарго Соединенных Штатов 1807 года в конечном счете привело к началу в 1812 году войны с Великобританией. Вводя эмбарго, президент Джефферсон намеревался наказать Францию и Англию за их агрессию на море, однако вместо этого эмбарго подорвало американский экспорт и негативно сказалось на импорте. Экспорт сократился на 75%.

Некоторые историки также считают, что американское эмбарго против Японии, введенное в 1941 году, стало причиной начала войны. Франклин Рузвельт захватил все активы Японии, и она лишилась возможности вести международную торговлю и более 80% импортируемой в страну нефти. По крайней мере с точки зрения Японии, это фактически было актом войны.

Тем не менее, энтузиасты, поддерживающие эмбарго и санкции, продолжают настаивать на их расширении. Сторонники санкций указывают на то, что международные санкции против Ирана оказались эффективным рычагом воздействия, позволившим заключить с этой страной ядерное соглашение в эпоху администрации Обамы.

Возможно. Однако не менее веским аргументом может служить и то, что сесть за стол переговоров Иран заставили не только кнут, но и пряники. Любопытно, но дипломатия предполагает необходимость «давать и брать», а не только «брать, брать и еще раз брать».

Наш опыт взаимодействия с Ираном должен послужить нам опорой в дебатах по поводу санкций против газопровода «Северный поток — 2», идущего напрямую из России в Германию. Однако тень меркантилизма затмевает собой свет нашего прошлого опыта. Противники этого газопровода, что совершенно не удивляет, в основном находятся в тех странах, которые конкурируют за право поставлять газ. Если признать, что эти дебаты только на первый взгляд имеют отношение к национальной безопасности, хотя на самом деле в основе них лежит политика протекционизма, это поможет нам лучше понять динамику.

История свидетельствует о том, что торговля между странами и их взаимосвязанность служат препятствиями для начала войн. Участие во взаимовыгодной торговле в совокупности с мощным военным сдерживанием — это то сочетание, которое позволяет эффективнее всего поддерживать мир.

За последние десять лет Конгресс США и американские президенты успели ввести огромное количество санкций против России и Китая. Когда я попросил чиновников Госдепартамента рассказать мне, как именно изменилось поведение этих двух стран в результате санкций, я увидел в их глазах лишь недоумение и замешательство. Теперь поборники санкций хотят ввести их против уже достроенного газопровода. Но что в поведении России они хотят изменить? Чего конкретно хотят от России? Какие шаги должна предпринять Россия, чтобы санкции были сняты?

Если бы санкции против «Северного потока — 2» действительно были направлены на то, чтобы изменить политику России или предотвратить ее агрессию, тогда НАТО, включая Германию могли бы пригрозить Москве введением санкций в том случае, если она вторгнется на Украину. Тогда угроза санкций — при условии поддержки со стороны Германии — могла бы действительно возыметь действие.

Однако, наблюдая за ходом текущих дебатов, я думаю, что скоро вы увидите, что санкции против «Северного потока — 2» обусловлены скорее меркантилизмом и протекционизмом, а вовсе не соображениями национальной безопасности.

Рэнд Пол — сенатор-республиканец от штата Кентукки.

Оригинал публикации: Nord Stream II Sanctions Are Not About Security

The American Conservative (США): санкции против «Северного потока — 2» не имеют отношения к безопасности | Экономика | ИноСМИ — Все, что достойно перевода (inosmi.ru)

Шавкат Мирзиеев выдвинул новую Стратегию развития Узбекистана. О чем она?

Пайрав Чоршанбиев, Asia-Plus
Президент Узбекистана представил обществу очередную инициативу по преобразованию страны – «Стратегию развития Нового Узбекистана на 2022–2026 годы». Проект документа представлен на общественное обсуждение, которое продлится 14 дней. Какие социально-экономические изменения планируют провести наши соседи в течение ближайших 5 лет? Мы посмотрели документ и выделили главное.

Амбициозные цели
Стратегия содержит такие амбициозные целевые показатели, как увеличение производства продукции на душу населения на 60% – с $1700 до $2800, прирост промышленного производства на 40%.

Также в ближайшие пять лет планируется принять меры по снижению годового уровня инфляции в 2022 году до 9%, в 2023 году – до 5%, фискального дефицита – до 3%, и в последующем не допускать повышения показателей инфляции и дефицита Госбюджета.

Передача госбанков в частные руки
Документ предполагает «завершение процесса трансформации коммерческих банков с долей государства, уделив особое внимание увеличению до 60% доли частного сектора в банках до конца 2026 года».

16:58 4 января
В Узбекистане все коммерческие банки передадут в частные руки. А у нас?
Речь идет о приватизации крупных государственных банков, трансформация которых проходит в сотрудничестве с международными финансовыми организациями.

Ожидается, что в рамках Стратегии до конца 2026 года в частных руках окажутся контрольные пакеты акций восьми государственных банков – в частности, «Асакабанк», «Народный банк», «Узпромстройбанк», «Кишлок курилиш банк», «Ипотека-банк», «Алокабанк», «Азия Альянс банк», «Туронбанк».

Всего в банковской системе Узбекистана действуют 26 коммерческих банков.

Снижение налоговой нагрузки
Новая Стратегия предусматривает также поэтапное снижение ставки налога на добавленную стоимость до 12% и ставки налога на прибыль в таких направлениях предпринимательства, как банковское и финансовое дело, телекоммуникации – до 15%.

А с 1 апреля этого года от налога на доходы физических лиц освобождаются суммы до 3 млн сумов ($277) родителей, дети которых посещают негосударственные дошкольные образовательные организации и школы.

Поручается до 1 ноября 2022 года внести в Кабинет министров проект закона, предусматривающий внесение изменений и дополнений в Налоговый кодекс.

Сокращение госмонополий
Стратегией предусмотрена поэтапная ликвидация монополии с участием государства в 25 видах предпринимательской деятельности. Объясняется это в документе «сокращением вмешательства государства в экономику и создания широких возможностей для частного сектора».

Уже в наступившем году планируется отменить монополию с участием государственных предприятий в 14 видах деятельности, включая услуги по поставке сжиженного газа населению и объектам социальной сферы, а также услуги по сертификации.
В 2023–2025 годах ожидается ликвидация монополии с участием государства еще в 11 видах деятельности. К таким видам деятельности в проекте указа причисляется услуги по хранению нефтепродуктов, оказанию дополнительных услуг в сфере железнодорожных перевозок, эксплуатации аэровокзальных и привокзальных комплексов, сбору, перевозке, утилизации и переработке твердых бытовых отходов, железнодорожные экспедиторские услуги.

Переход на «зеленую экономику»
Также планируется принять меры по повышению энергоэффективности экономики до 2026 года на 20% и сокращению на 10% объема выброса вредных газов в атмосферу путем активного внедрения технологий «зеленой экономики» во все сферы.

Для достижения этих показателей предлагаются следующие проекты:

— программы расширения и поддержки использования возобновляемых источников энергии, повышения энергоэффективности социальных, коммерческих и административно-бытовых зданий и сооружений;

— программы создания технологии получения, хранения и передачи водородной энергии;

— программы перехода к «зеленой» экономике и обеспечения энергосбережения по снижению потерь в отраслях промышленности и повышению эффективности использования ресурсов, а также создания системы стимулирования производства и эксплуатации электромобилей.

Сокращение бедности
Стратегия предусматривает также увеличение размеров пенсий и установление точной численности нуждающихся в пособиях и материальной помощи.

Максимальный размер заработной платы, который принимается в качестве расчетного при начислении пенсии, будет увеличен с 10-кратного до 12-кратного размера базовой величины исчисления пенсии.

Изменится и закон «О государственном пенсионном обеспечении граждан», в котором ожидается появление следующих изменений:

— засчитываемый в стаж работы суммарный срок отпуска по уходу за ребенком увеличивается при расчете пенсии с 3 до 6 лет в общей сложности;

— время ухода за детьми с инвалидностью также включается в трудовой стаж, при этом уход за ними подразумевается до достижения ими 18-летнего возраста.

Выявление всех нуждающихся в социальных пособиях планируется завершить к 2026 году. Все они будут получать пособия и материальную помощь.

Собственные соцсети и мессенджеры
Проектом «Дорожной карты» Стратегии предусмотрено также создание национальной социальной сети и мессенджеров. Объясняется это «защитой персональных данные граждан».

Для разработки национальных коммуникационных платформ планируется привлечь «ведущих специалистов и крупных предпринимателей» отрасли, а также оснастить платформы программным и аппаратным обеспечением, отвечающим современным требованиям передачи и обработки данных.
Кроме того, намечено разработать эффективные механизмы поощрения и поддержки системы создания национального продукта в области ИКТ. Для создания программного продукта, увеличения охвата аудитории национальной социальной сети и мессенджеров предлагаются налоговые льготы.

Источник — asiaplustj.info

Прорыв Турции в космической сфере

Турция продолжает целый ряд проектов в области космических исследований

Prof.Dr. İbrahim KÜÇÜK, Olga Keskin   |10.01.2022АНАЛИТИКА - Прорыв Турции в космической сфере

Турция располагает определенной инфраструктурой, возможностями, а также соответствующими экосистемами как в космическом, так и в наземном секторах. Однако для развития и координации обоих секторов необходимо определить приоритетные направления и следовать в соответствии с поставленными задачами. Об этом в беседе с агентством «Анадолу» сообщил глава департамента космических наук Турецкого космического агентства профессор Ибрахим Кючук.

В числе сильных сторон Турции можно назвать опыт работы с коммуникационными спутниками, определенные достижения в работе со спутниками зондирования Земли, наличие спутника, передающего электрооптические изображения, а также экосистемы, включающей в себя университеты, малые / крупные промышленные организации и государственные учреждения, пусть еще и не совсем развитой, сказал профессор.

По его словам, Турция стремится войти в число лидеров в космической области, о чем неоднократно заявляло высшее руководство страны, и благодаря созданию Турецкого космического агентства исследования в данной области начали набирать обороты. На сегодняшний день в стране насчитывается большое число завершенных и текущих проектов в области космических исследований, отметил Кючук.

При этом профессор привлек внимание к последним достижениям Турции в области космических исследований, в частности, к новому коммуникационному спутнику пятого поколения Türksat 5B, который по своим техническим характеристикам является самым мощным в спутниковом флоте TÜRKSAT.

По его словам, данный спутник имеет большое значение с точки зрения удовлетворения потребностей страны с привлечением внутренних решений.

«С выводом на орбиту нового спутника связи пятого поколения Türksat 5B число активных турецких спутников в космосе достигло восьми, пять из которых являются телекоммуникационными. Благодаря своим инициативам в области космических исследований Турция вошла в число 30 стран мира, имеющих собственные спутники на орбите Земли», — отметил Кючук.

Очевидно, что Турция стремится участвовать в технологической гонке и прилагает серьезные усилия, в частности в области спутниковых технологий, считает ученый.

При этом профессор привлек внимание к деятельности Турецкого космического агентства, которое будет заниматься координацией исследований в соответствующей области в Турции, а также к Национальной космической программе (MUP), в рамках которой планируется реализовать амбициозные проекты страны. Обе эти инициативы имеют первостепенное значение, уверен собеседник агентства.

По его словам, космос имеет отношение ко многим другими сферам деятельности, в том числе связи, мониторингу стихийных бедствий и климатических изменений, а также научным исследованиям.

Помимо университетов, центров, институтов и других учреждений и организаций, работающих в этой области, необходимо поощрять и предпринимателей, которые будут работать в сфере космоса. Кроме того, необходимо задействовать в этой сфере инвестиции частного сектора и государства, считает профессор.

При этом Кючук отметил важность укрепления инфраструктуры в области космического образования и подготовки кадров.

«Учитывая необходимость в кадровых ресурсах в этой области необходимо создавать программы для подготовки ученых, инженеров и технических специалистов. В целях повышения осведомленности общества о космической науке и технологиях необходимо поощрять интерес и участие молодежи, создавать соответствующие возможности для всего турецкого народа в целом», — добавил представитель Турецкого космического агентства.

АНАЛИТИКА — Прорыв Турции в космической сфере (aa.com.tr)

Эр-Рияд призвал политиков Ливана разрушить «гегемонию» «Хезболлы»

Соответствующее заявление озвучил посол Саудовской Аравии в Бейруте

İdiris Okuduci, Ülviyya Amuyeva   Эр-Рияд призвал политиков Ливана разрушить «гегемонию» «Хезболлы»

БЕЙРУТ

Посол Саудовской Аравии в Бейруте Валид аль-Бухари призвал политические силы Ливана положить конец «гегемонии» движения «Хезболла» внутри государства.

Заявление Аль-Бухари прозвучало в ответ на обвинения генсека «Хезболлы» Хасана Насраллы в адрес Эр-Рияда.

Дипломат призвал ливанское правительство положить конец негативным шагам, которые могут повлиять на Саудовскую Аравию и регион Персидского залива в целом.

«Эр-Рияд надеется, что политические партии Ливана поставят во главу угла интересы страны и положат конец террористической гегемонии «Хезболлы» во всех сферах»,- сказал глава дипмиссии.

Лидер «Хезболлы» Насралла третьего января заявил, что у Эр-Рияда проблемы с теми, кто сорвал «иракский» и «сирийский» сценарии в Ливане и с теми, кто помешал превратить ближневосточную страну в «мини-эмират Саудовской Аравии».

Он обвинил Саудовскую Аравию в поддержке террористов ДЕАШ и их пособников.

После заявлений Насраллы в районах Саудовской Аравии с компактным проживанием шиитов, были вывешены плакаты с оскорблениями в адрес короля Салмана.

Премьер-министр Ливана Наджиб Микати поспешил заявить, что высказывания Насраллы не отражают официальную позицию властей.

Эр-Рияд призвал политиков Ливана разрушить «гегемонию» «Хезболлы» (aa.com.tr)