Шерали Мирзо жестко высказался о талибах и ситуации в Афганистане

Средняя Азия — Википедия (wikipedia.org)

Глава Минобороны Таджикистана резко и негативно описал обстановку в Афганистане, которая возникла там после прихода талибов к власти
На полигоне Харб-Майдон с привлечением воинских контингентов Коллективных сил оперативного реагирования, разведки и материально-технического обеспечения всех стран ОДКБ стартовал второй этап учений. С речью перед военными выступил и министр обороны Таджикистана генерал-полковник Шерали Мирзо.
Он отметил, что решение о проведении комплекса масштабных мероприятий было принято на фоне резкого обострения обстановки в соседнем Афганистане, которая с выводом подразделений международной коалиции претерпела значительные и катастрофические изменения.

«Движение «Талибан»*, захватившее силовым способом власть в Афганистане и не получившее признания мирового сообщества как легитимное правительство, на сегодняшний день не в состоянии обеспечить нормальное функционирование всех механизмов власти, гарантировать соблюдение прав граждан и их безопасность, организовать продовольственное, медицинское и другие виды социально-гуманитарного обеспечения населения страны», — заявил таджикский военачальник.
Он отметил, что участившаяся террористическая активность «Исламского государства»*, преследования и убийства представителей предыдущей власти и госслужащих, многочисленные нарушения прав граждан по этническому, конфессиональному и половому признаку свидетельствуют о том, что обстановка в Афганистане остается неконтролируемой.

«Террористические группировки, действующие в Афганистане после захвата власти в стране, получили большое количество временного вооружения, значительно укрепили свои позиции, используя складывающуюся ситуацию, создают условия для его превращения в плацдарм для дальнейших действий в регионе», — сказал Мирзо.
Министр обороны Таджикистана заключил, что с учетом многократного возрастания вызовов и угроз и концентрации дестабилизующих факторов непосредственно вблизи границ республики военные аспекты противодействия терроризму приобретают все большую значимость и актуальность.
* Террористическая организация, запрещенная в России и Таджикистане.

Источник — tj.sputniknews.ru

Президент Эрдоган и его оппоненты готовятся к бескомпромиссной схватке

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.
Фото: turksolu.com


Андрей Арешев

Парламентские и президентские выборы в Турецкой Республике должны пройти только в июне 2023 года, но страсти вокруг них кипят уже сейчас.

«Обмен любезностями» между Эрдоганом и его оппонентами активизировался на фоне галопирующей инфляции и социально-экономических неурядиц. Так, 14 октября, после увольнения президентом трех членов комитета Центрального банка по денежно-кредитной политике, национальная валюта обвалилась до очередного рекордно низкого по отношению к доллару уровня (9,19 к 1). Помимо нестабильного состояния лиры и высокой инфляции, плохо влияют на состояние дел в экономике недавние пожары и наводнения.


Стремясь упредить неуспех на выборах, власти инициируют конституционные изменения, предполагающие снижение избирательного порога на выборах в Великое национальное собрание с 10 до 7 процентов. Предполагается, что увеличение количества партий обострит конкуренцию между ними. Основным конкурентом правящей партии можно считать Альянс нации, включающий кемалистскую Народную республиканскую партию (НРП) и «Хорошую партию» Мераль Акшенер, отбирающую голоса у союзников Эрдогана из Партии националистического движения Девлета Бахчели. В одном из интервью Акшенер заявила, что, не претендуя на пост главы государства, она согласна на должность премьер-министра. Напомним, по результатам конституционной реформы 2017 года пост главы правительства был ликвидирован, и можно предположить, что некоторые лидеры оппозиции будет настаивать на возврате к прежней парламентско-президентской форме правления.

Динамика поддержки правящей партии, сентябрь 2019 — октябрь 2021 гг.

Динамика поддержки правящей партии, сентябрь 2019 — октябрь 2021 гг.

По данным опроса социологического агентства MetroPoll, более половины граждан уверены в том, что в 2023 году правящая партия во главе с президентом утратит лидирующую роль (циркулируют слухи, что голосование может состояться и раньше). Противоположного мнения придерживаются более трети респондентов, и почти две трети сторонников ПСР не сомневаются в ее успехе. Вместе с тем, только 11,4 процента турок 1997-2005 годов рождения заявили, что будут голосовать за ПСР, в то время как сторонников НРП среди молодежи, если верить социологам, оказалось почти в три раза больше.


Считается, что шансы лидера НРП Кемаля Кылычдароглу в борьбе против Эрдогана невелики, не в последнюю очередь по причине алевитского происхождения 72-летнего уроженца провинции Тунджели. Как отмечают некоторые наблюдатели, националистическое большинство Турции с гораздо большей вероятностью проголосовало бы скорее даже за курда-суннита, нежели за последователя «еретической алевитской секты». Правда, в последнее время Кылычдароглу значительно повысил градус риторики, обвиняя действующего президента в стремлении удержать власть любой ценой и в целенаправленной работе на раскол общества.

Кемаль Кылычдароглу

Кемаль Кылычдароглу

По состоянию на текущий момент наиболее реальными кандидатами на пост президента от кемалистов и их союзников можно считать мэров Стамбула Экрема Имамоглу и Анкары Мансура Яваша. В пользу Имамоглу – успешная бизнес-карьера и происхождение: он суннит, уроженец Трабзона (напомним: действующий президент – выходец из лазского района Ризе, управлявший крупнейшей городской агломерацией в 1994-1998 гг.). Опираясь на широкую коалицию, в 2019 году Имамоглу одолел на муниципальных выборах ближайшего соратника Эрдогана, бывшего премьер-министра Бинали Йылдырыма, причем сделал это дважды; признавать итоги выборов в ПСР отказались, но повторная неудача сделала поражение более чувствительным.



Несколько дней назад стамбульский градоначальник дал интервью изданию «Коммерсант», где положительно высказался о перспективах взаимоотношений с Россией, которые, по его мнению, «не могут быть ограничены только президентами этих стран». Имамоглу рассказал также о сложностях взаимодействия с главой государства и посетовал на подход центральных властей к вопросу приема и размещения беженцев из Сирии, когда решение насущных вопросов перекладывается на местные муниципалитеты. Речь идет о серьезной, потенциально взрывоопасной проблеме, обусловленной «неоосманским» внешнеполитическим курсом действующего президента. Ранее формула Ахмета Давутоглу (одного из бывших соратников президента, перешедших в стан его противников) «ноль проблем с соседями» изменилась на полную противоположность, а попытки навязать турецкий «умеренный» исламизм в качестве модели для арабских стран привели к частичной политико-дипломатической изоляции Анкары в регионе. Стремясь выправить ситуацию, турецкая дипломатия ведет активные переговоры с Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом. Одновременно Ак-Сарай продвигает свои интересы в Африке южнее Сахары, о чем свидетельствует недавний визит Эрдогана в Анголу, Нигерию и Того. Стремясь заполучить больше союзников, турецкий лидер часто рассуждает о «мире больше пяти», примеряя на себя тогу борца с «глобальной несправедливостью».

Мераль Акшенер

Мераль Акшенер

Воинственный настрой во внешней политике сопровождается «закручиванием гаек» внутри страны, вплоть до актов индивидуального террора. Через пару недель после попытки нападения на М. Акшенер в северо-восточном городе Ризе, предполагаемый сторонник националистов напал на офис «прокурдской» Партии демократии народов (ПДН) в Измире, убив одного из активистов. Похожий инцидент, по счастью без человеческих жертв, имел место и в другом «оппозиционном» регионе – Мугла. Резкую реакцию властей спровоцировал совместный демарш послов десяти западных стран, потребовавших освобождения бизнесмена и филантропа Османа Кавала, отбывающего тюремный срок по ряду тяжких обвинений, включая финансирование протестов «Гези» в 2013 году и причастность к попытке переворота в 2016 году. «Дело Кавала» стало очередным яблоком раздора между режимом Эрдогана, с одной стороны, и международными правозащитными и судебными инстанциями – с другой. К требованиям освободить Османа Кавала и томящегося с 2016 года в тюрьме лидера ПДН Селяхеддина Демирташа присоединился Кылычдароглу, опасающийся за жизнь тех, кто рискует навлечь на себя гнев хозяина Ак-Сарая. Еще одним резонансным случаем является отказ от освобождения Айсе Оздоган, отбывающей вместе с мужем наказание по обвинению в членстве в «террористической организации Фетхуллаха Гюлена» и страдающей острой формой рака в последней степени.

Накапливаются противоречия с укрывающими Гюлена американцами, против которых Анкара периодически пытается использовать «русскую карту» (как и наоборот, чему свидетельством постоянные «антикрымские» эскапады турецких лидеров). «Кто потерял Соединенные Штаты?» – задается вопросом авторитетный журналист, автор нескольких книг Дженгиз Чандар, утверждающий, что Турция «находится на грани потери своего ключевого союзника». По его мнению, «изящная» игра Эрдогана по натравливанию друг на друга Вашингтона и Москвы не привела к желаемым результатам ни в Восточном Средиземноморье, ни в Сирии. Кроме того, предполагаемая сделка по приобретению Анкарой 40 новых истребителей F-16 должна быть одобрена конгрессом, что маловероятно. В Госдепе уже заявили, что самолетов Турции не предлагали.

Внешнеполитический «ревизионизм» Эрдогана способен принести сюрпризы, влияя на положение дел внутри страны. При всей важности парламентских выборов, при нынешней модели государственного устройства Турецкой Республики решающее значение будет иметь схватка за президентское кресло. Согласно данным социологов, пока почти половина избирателей (46 процентов) готова поддержать ПСР либо выступающих в связке с ней националистов. Скорее всего, это максимум для действующего главы государства, слухи о неважном здоровье которого, похоже, не в состоянии развеять даже президентский офис по связям с общественностью, занимающий 27-этажное здание в Анкаре. При этом 22% имеющих право голоса избирателей не определились в предпочтениях, и теоретически у разношерстной оппозиции имеется шанс завоевать симпатии колеблющихся граждан.

Источник — fondsk.ru

Родственники жертв армянских террористов до сих пор испытывают боль утраты

Брат водителя посла Турции в Париже Исмаила Эреза Салих Йенер до сих пор не может смирится с гибелью своего старшего брата Талипа Йенера

22.10.2021

Родственники жертв армянских террористов до сих пор испытывают боль утраты

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Врага талибов депортировали из России

Бывают же совпадения: делегация запрещенной в РФ террористической организации «Талибан» приезжает в Россию с деловым визитом, встречая если не дружеский, то отнюдь не враждебный прием, а врага этой организации, студента Рафиуллу Рохани, с позором из России депортируют. Или это не совпадение, а не признанная пока официально закономерность? Наша мудрая внешняя политика плетет в последнее время такие кружева, что совсем не мудрено запутаться.

"Ночь провел в "обезьяннике"
ДЕПОРТИРОВАННЫЙ 21-ЛЕТНИЙ СТУДЕНТ КУБАНСКОГО ТЕХУНИВЕРСИТЕТА РАФИУЛЛА РОХАНИ. ФОТО: [email protected]_ROHANI

Попробуем все-таки разобраться в этих хитросплетениях и решить задачку. Итак, дано: Рафиулла Рохани, 21 год, гражданин Афганистана, студент Кубанского государственного технологического университета (Краснодар). Но, похоже, ключевым фактом его биографии — ну, с точки зрения задачки — является другой.

Рафиулла Рохани — член влиятельной афганской семьи, представители которой занимали ключевые государственные посты при прежнем, свергнутом талибами режиме. Отец был губернатором провинции Гильменд и советником президента Афганистана, дядя, генерал Хайбатулла Ализай, — начальником Генерального штаба.

15 октября Рохани прибыл в аэропорт «Домодедово» из Ирана, где сейчас находится его семья, намереваясь отправиться затем к месту учебы. Но был задержан на пограничном посту.

«Рохани Рафиуллу жестко и хамски допрашивали представители российских спецслужб в штатском, — сообщает в своем телеграм-канале публицист и политик, депутат Госдумы II созыва (1995–1999 годы) Дарья Митина. — Спрашивали, что он забыл в этой стране, — бумага из университета о том, что он студент, впечатления не произвела. Отобрали телефон, затребовали пароли от всех соцсетей и аккаунтов, вскрыли переписку с родным дядей, который сейчас тоже был вынужден покинуть страну, — за ним идет охота, он был одним из главных противников талибов. Ночь Рохани провел в «обезьяннике» без еды и воды, спал на полу. Утром был депортирован».

Депортирован, к счастью, не в Афганистан. Но это было бы и технически невозможно: прямого авиасообщения между Россией и этой страной сейчас нет. Рохани посадили на рейсовый самолет, следовавший в Доху, столицу Катара. Однако в Дохе, по данным руководителя Центра изучения афганской политики Андрея Серенко, представители «Талибана» попытались перехватить юношу: встретились с ним и попытались надавить, предложили «добровольно сдаться». На что Рохани, понятно, ответил отказом. И вернулся в итоге в Тегеран.

По версии Серенко, решение о депортации Рафиуллы Рохани было пролоббировано талибами — через российских чиновников, некоторые из которых якобы поддерживают с нынешними хозяевами Афганистана не только деловые, но и личные отношения. Талибам же студент нужен в качестве заложника — чтобы оказывать давление на его семью, и прежде всего на дядю-генерала, которого эксперт называет «врагом №1 «Талибана».

Понятно, что прямых доказательств у этой гипотезы нет. Но материала для опровержения «домыслов» тоже, увы, маловато. Налицо, во-первых, сам факт депортации. А во-вторых — крепнущие на глазах связи между «Талибаном» и официальной Москвой. Не всякая, согласитесь, разрешенная в России иностранная организация наведывается в наши края так часто и чувствует себя здесь так уверенно, как эта запрещенная. Да что там иностранцы! Редкие российские организации находят в коридорах власти такое радушие.

Кстати, на сайте МИД РФ нет никаких указаний на запрещенность «Талибана». Последний текст на мидовском сайте, содержащий упоминание о талибах, — анонс очередного заседания Московского формата консультаций по Афганистану, для участия в котором, собственно, и прилетели бородатые гости столицы, — называет их так: «высокопоставленная (! — А.К.) делегация Движения талибов, представляющая Афганистан».

И что-то подсказывает, что Роскомнадзор не оштрафовал этот интернет-ресурс за «распространение информации об общественном объединении или иной организации, включенных в опубликованный перечень… организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности».

У Realpоlitik своя логика, не совпадающая с логикой общечеловеческой. Судя по всему, отношения между Москвой и «Талибаном» находятся в том нежном конфетно-букетном периоде, когда все зыбко и неопределенно, когда все может сорваться. О чувствах еще нельзя говорить открыто, а подарки уже делать нужно.

Но подарки в виде выдачи новым партнерам на растерзание их политических противников — это, безусловно, перебор.

Авторы: АНДРЕЙ КАМАКИН

Врага талибов с позором депортировали из России — МК (mk.ru)

Запасы газа в Европе сократились за год на 23 млрд куб. м

Наибольшее сокращение запасов наблюдалось в газовых хранилищах Нидерландов, Португалии и Австрии

21.10.2021

Запасы газа в Европе сократились за год на 23 млрд куб. м

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Двое туркменских активистов задержаны в Турции

В Туркменистане полиция и спецслужбы активизировали работу с родственниками оппозиционеров

По информации Туркменского Хельсинкского Фонда по правам человека, двое активистов туркменского протестного движения в понедельник, 18 октября, были задержаны в Турции.

47-летний Ахмед Рахманов перестал выходить на связь вскоре после того, как вчера около 11 часов пришел в миграционную службу в Анталии, чтобы продлить вид на жительство. Сегодня стало известно, что его отправили в депортационный центр. Рахманов — администратор чата оппозиционного движения «Демократический выбор Туркменистана», неоднократно выступал на каналах в Youtube и ТикТоке с критикой туркменского режима, давал комментарии туркменской службе Радио «Свобода».

В тот же день около 17 часов полицейские забрали из квартиры в районе Чекмекей Стамбула 35-летнего Камила Абулова. Супруге задержанного полицейские сообщили, что есть список из 28 человек, о задержании которых запросило консульство Туркменистана. Сегодня утром Абулова также постили в депортационный центр. Он известен как один из туркменских активистов, задержанных турецкой полицией во время неудавшейся попытки проведения митинга у консульства Туркменистана в Стамбуле 1 августа.

Поступают сообщения и о давлении на родственников зарубежных диссидентов внутри Туркменистана.

Так, 16 октября в Туркменабаде (Туркменистан) сотрудники Министерства национальной безопасности (МНБ) потребовали у 51-летней Тазегуль Овезовой явиться на допрос в связи с деятельностью ее сына за рубежом. Женщина ответила, что не может прийти, так как находится на постельном режиме после инфаркта. Ее сын Азат Хайитбаев известен как блогер и участник многих туркменских протестных акций в Турции. 22 сентябре сотрудники МНБ требовали от Тазегуль повлиять на сына, чтобы он прекратил оппозиционную деятельность, называли его «предателем Родины» и показывали видео его критических выступлений в интернете. Имя Хайитбаева включено в список 28 туркменских активистов, разыскиваемых полицией в Турции.

Другой активист, Мердан Джораев, живущий в Турции, сообщил, что на днях полиция приходила по адресу в Лебапе (Туркменистан), где он когда-то был зарегистрирован в течение полугода, и интересовалась его местонахождением.

Все эти события являются своеобразной подготовкой к назначенному на 12 ноября в Стамбуле заседанию Совета сотрудничества тюркоязычных государств, на котором планируется вступление Туркменистана в эту организацию.

21 июля 2014 г. Министерство юстиции РФ включило Межрегиональную общественную организацию Правозащитный Центр «Мемориал» в «реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

Источник — Мемориал

В Украине растет интерес к тюркским языкам и культуре

Ежегодно растет интерес к кафедре тюркологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко

Talha Yavuz, Aynur Asgarli   |20.10.2021В Украине растет интерес к тюркским языкам и культуре

КИЕВ

❮❯

В Украине растет интерес к тюркским языкам и культуре

Интерес к кафедре тюркологии Киевского национального университета имени Тараса Шевченко, одного из важнейших университетов Украины, растет из года в год.

Заведующая кафедрой тюркологии профессор Ирина Покровская рассказала агентству «Анадолу», что кафедра была основана в 1995 году и в настоящий момент здесь обучается около 160 человек на ступенях бакалавра, магистра и доктора. По ее словам, интерес к кафедре тюркологии растет с каждым годом.

Здесь преподают наряду с турецким также азербайджанский, гагаузский, крымскотатарский язык.

«Учебная программа несильно отличается от турецкой. Поступающие к нам студенты начинают с нуля. Первые два года мы преподаем турецкий язык, затем литературу, переводческую деятельность и лингвистику. За последние два года число студентов, обучающихся на нашей кафедре, резко возросло», — сообщила собеседница АА.

Покровская отметила, что Киевский университет подписал договоры с 8 турецкими вузами, в том числе Стамбульским, Анатолийским, Анкарским университетами, а также университетами Памуккале и Гази.

Студентка четвертого курса Анна Савкив рассказала, что хотела выучить новый язык и в итоге выбрала турецкий, так как алфавит языка основан на латинице.

«Я получила стипендию, сейчас заканчиваю университет и очень довольна. Я понимаю, что это был правильный выбор и я там, где мне нужно быть», — сказала она.

По словам студента второго курса Антона Титова, еще до поступления в вуз у него было несколько друзей турок, благодаря чему он заинтересовался языком и культурой Турции. Изучение турецкого языка ему давалось сложно, однако, по мнению студента, в это деле важна практика.

Еще одна студентка второго курса Юлия Золоткова рассказала, что ее интерес к Турции вырос после просмотра сериала «Великолепный век», после чего девушка решила изучать тюркологию.

Студентка третьего курса Эсма Юнусова поделилась, что с детства интересовалась языками.

«Я люблю турецкий язык и культуру, в этой связи решила изучить тюркологию. Мне, как представительнице крымскотатарского народа, было несложно выучить язык. Я стараюсь изучать язык с научной точки зрения, мне это интересно», — сказала она.

Преподаватель кафедры тюркологии Мухаммед Нурулла Джиджиоглу в свою очередь отметил, что приехал из Турции и вот уже два года преподает в Киевском национальном университете.

В Украине растет интерес к тюркским языкам и культуре (aa.com.tr)

ВМС Турции получили первую партию ударных БПЛА Aksungur

Беспилотные летательные аппараты Aksungur производятся компанией TUSAŞ

Göksel Yıldırım, Olga Keskin   |20.10.2021ВМС Турции получили первую партию ударных БПЛА Aksungur

АНКАРА

Компания TUSAŞ поставила первую партию ударных БПЛА Aksungur командованию ВМС Турции. Об этом сообщил в среду глава Управления оборонной промышленности при Администрации президента Турции Исмаил Демир.

«Осуществлена поставка ВМС первой партии БПЛА Aksungur. Отечественные ударные беспилотники производства компании TUSAŞ прошли успешные испытания. Максимальная длительность полета БПЛА Aksungur составляет не менее 50 часов, полезная грузоподъемность — 750 кг. В добрый путь!», — написал Демир в Twitter .

БПЛА Aksungur был разработан в сжатые сроки (18 месяцев) на платформе беспилотного летательного аппарата Anka.

Предназначен для разведки, наблюдения и поражения целей противника, в том числе, вне пределов прямой видимости.

Первый полет БПЛА Aksungur был осуществлен в 2019 году. Активное применение ударного дрона началось со второго квартала 2021 года. БПЛА уже налетал 1000 часов.

ВМС Турции получили первую партию ударных БПЛА Aksungur (aa.com.tr)

В Иране готовится транзит власти

Иранскому парламенту представлены итоги расследования деятельности администрации Хасана Рухани, в котором говорится о «неправомерном его поведении в период исполнения им обязанностей президента Исламской Республики». Против экс-президента может быть запущен судебный процесс. Дальнейшие события в Иране необходимо оценивать с точки зрения разворачивающейся в высших эшелонах власти жесткой подковерной борьбы, от исхода которой во многом будут зависеть баланс политических сил и будущее страны.

Неоднозначные новости приходят из Ирана, а те, что приходят, демонстрируют специфичность процесса передачи президентского поста от одного лица другому. С 1979 года, когда произошла исламская революция, в Иране было семь президентов, некоторые из них избирались на два срока, а кто-то правил только считаные дни. Хотя духовный лидер Ирана сменился только один раз за это время. Причем третьему президенту Ирана Али Хаменеи после смерти аятоллы Хомейни удалось пробиться в духовные лидеры и сосредоточить всю власть в стране в своих руках. Именно этот фактор сегодня во многом определяет специфику ситуации в республике.

Дело в том, что политическая система Ирана основана на выдвинутом ее основателем, аятоллой Рухоллой Хомейни принципе «велаят-е факих»: правление наиболее авторитетного шиитского правоведа. Это подразумевает, что последнее слово в принятии решений в стране принадлежит духовенству, а точнее — исламским правоведам. Высшим руководящим лицом страны является не президент, а верховный лидер, пожизненно избранное духовное лицо, контролирующее деятельность трех ветвей власти. Но если Хомейни занял этот пост в силу своей харизмы и по праву «революционной законности» как основатель Исламской Республики, то Хаменеи — это результат компромисса состоящей из множества кланов и группировок иранской элиты. Из чего следует, что потенциально между двумя «центрами силы, верховным лидером и президентом, есть проблема негласной борьбы за верховную власть и конкуренция. Сейчас это становится маркером для экспертов, которые оценивают то, что стало происходить в Иране вокруг экс-президента Хасана Рухани.

Седьмой президент Ирана попрощался со своим постом 2 августа сего года и ушел в тень. Вопреки ожиданиям, Хаменеи до сих пор не назначил его на какую-то новую должность. Хотя обычно бывшие президенты достаточно быстро занимают кресла в Совете по определению политической целесообразности, консультативном органе при духовном лидере. Ранее иранская пресса сообщала, что Рухани может возглавить эту структуру. Сам же бывший президент говорил о желании «вернуться к академической и культурной деятельности», что многими экспертами воспринималось символическим жестом, означающим, что Рухани ожидает и, возможно, готовится к периоду изоляции внутри иранского истеблишмента. В Иране открыто говорят о том, что он пытался реализовать сценарий по налаживанию отношений с Западом, решить «ядерный вопрос» и, как следствие, укрепить национальную экономику. Кстати, Рухани является единственным из иранских президентов, кто после революции хоть и по телефону, но напрямую пообщался с президентом США.

Любопытно и то, что президент США Дональд Трамп не исключал возможность встречи с Рухани во время 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Тогда в Тегеране проводились закулисные консультации. Проживающий ныне в Германии иранский журналист Мехди Махдави Азад, который несколько лет работал помощником президента, рассказывает, что «как главный иранский переговорщик по ядерным вопросам Рухани координировал свои действия с духовным лидером, но была проблема: Хаменеи — идеолог, а президент идеологии внимания практически не уделял и был склонен к тому, чтобы заставить верховного лидера принять международные реалии и улучшить отношения Ирана с западным миром». Это еще раз доказывает, что Рухани действовал, возможно, не всегда с разрешения Хаменеи, но и не демонстрировал публично свои с ним разногласия.

Если оценивать ситуацию в треугольнике Хаменеи — Рухани — США, то тут присутствует немало загадочных сюжетов, связанных с нежеланием Вашингтона укрепить позиции в Иране так называемых либерал-реформаторов, что привело к усилению позиций «ястребов» в ближайшем окружении Хаменеи. Когда в феврале они одержали победу на парламентских выборах, стало ясно, что в высших эшелонах власти страны произошел переворот: устраняются те силы, которые, по мнению «консерваторов», смогут обеспечивать влияние США на политику Тегерана. На днях иранскому парламенту были представлены итоги расследования деятельности администрации Рухани, в котором говорится о «неправомерном его поведении в период исполнения им обязанностей президента Ирана». И приложена «коллективная жалоба», которую подписали более полумиллиона студентов, ученых и людей из разных слоев общества.

Комментируя ситуацию, глава парламентской комиссии по реализации статьи 90 Конституции Ирана (о жалобах на работу парламента) Насрулла Педжманфар заявил, что против экс-президента может быть запущен судебный процесс. Он уточнил, что ключевые обвинения связаны с Тегеранской фондовой биржей и действиями администрации Рухани на рынке иностранной валюты. Среди обвинений в адрес экс-президента — девальвация иранского риала, уничтожение рабочих мест, назначение «шпионов» и лиц с двойным гражданством на важные государственные посты. Более того, консерваторы заявляют, что «разведывательные службы противника» якобы проникли в переговорную команду администрации Рухани, что в итоге привело к подписанию «унизительной» ядерной сделки 2015 года с мировыми державами, а экс-президент вообще «является разрушителем духовных основ нации». Одновременно проводится и «зачистка» функционеров администрации Рухани.

Экс-глава Центробанка получил десять лет тюрьмы. Его заместителю Ахмаду Арагчи, племяннику переговорщика Рухани в Вене по ядерной сделке Аббаса Арагчи, дали восемь лет. В тюрьме находится и родной брат президента. Не прекращаются попытки привлечь к ответственности бывшего министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа, как и экс-вице-президента страны Эсхака Джахангири. Иранские парламентарии напоминают и о коррупционных скандалах, связанных с администрацией Рухани. Так, в 2020 году депутат Джавад Карими Годооси заявил, что в 2017 году экс-президент отдал распоряжение переправить в Иракский Курдистан несколько миллиардов долларов и еще 80 тонн золота. По словам парламентария, к операции были привлечены три банды, занимавшиеся контрабандой наркотиков, товаров и валюты.

Что дальше? Проблема в том, что Хаменеи вплотную подошел к определенному возрастному рубежу, когда стали циркулировать слухи о его плохом здоровье, а в Иране и за его пределами все чаще слышны разговоры о преемнике. Официальные структуры хранят молчание. Но на Западе, когда на последних президентских выборах победил представитель так называемого консервативного крыла Ибрагим Раиси, заговорили о нем как о возможном новом духовном лидере. В то же время американское издание Project Syndicate, предрекая «дрейф Тегерана к халифату», считает, что Раиси выступает лишь в качестве промежуточной фигуры перед «передачей власти Моджтабе — второму сыну Али Хаменеи». Что касается Рухани, то, возможно, он останется на свободе. В исламском Иране ни один бывший президент еще не был замечен на скамье подсудимых. Но политический ландшафт республики кардинальным образом меняется.

В повестку дня введена проблема транзита верховной власти. «Мы являемся свидетелями чрезвычайно сложных внутри‑ и внешнеполитических игр, которые концентрируются только на одной проблеме — выбора преемника, — пишет британская газета Financial Times со ссылкой на «компетентный» иранский источник. — Расширение прав и возможностей Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) — это продуманная политика, которая направлена на то, чтобы сделать его доминирующей структурой и обеспечить КСИР ведущую роль в процессе транзита власти». Наверное, в таких утверждениях есть доля истины, и все дальнейшие события в Иране необходимо оценивать с точки зрения разворачивающейся в высших эшелонах власти жесткой подковерной борьбы. От ее исхода во многом будут зависеть баланс политических сил и будущее страны.

19 октября 2021
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

Фонд просвещения Турции предоставляет услуги в 25 странах Африки

В 175 образовательных учреждениях в ведении Фонда обучается свыше 17,5 тыс. африканских детей

19.10.2021

Фонд просвещения Турции предоставляет услуги в 25 странах Африки

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Африканское турне Эрдогана: достижения и ожидания

В воскресенье, 17 октября, стартОВАЛО турне президента Турции по странам Африки, в рамках которого он посетит Анголу, Того и Нигерию

Gökhan Kavak, Elmira Ekberova   АНАЛИТИКА - Африканское турне Эрдогана: достижения и ожидания

СТАМБУЛ

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 17-20 октября в рамках своего африканского турне совершит визиты в Анголу, Того и Нигерию. Тем самым число посещенных Эрдоганом африканских стран достигнет 30.

Последнее африканское турне главы государства состоялось в прошлом году, турецкий лидер посетил Алжир, Гамбию и Сенегал.

Визиты в Анголу, Того и Нигерию — важный шаг для развития отношений Турции с африканскими странами.

Отношения Турции с африканскими странами имеют давнюю историю, однако особо важное значение в развитии этих отношений имеют шаги, предпринятые за последний период. В частности, речь идет о Плане действий по Африке, который претворяется в жизнь с 1998 года, объявлении 2005 года Годом Африки, первом саммите партнерства Турция-Африка в 2008 году и втором аналогичном саммите, организованном в 2014 году.

В отношениях со странами Африки Турция руководствуется принципами дружбы и братства. Анкара располагает посольствами в 43 странах африканского континента с населением около 1,3 млрд человек. По состоянию на 2020 год, объем турецко-африканской торговли превысил 25 млрд долларов, а инвестиции Турции в Африку увеличились до 7 млрд долларов.

Несомненно, визиты Эрдогана в 28 африканских стран в период его премьерства и президентства сыграли важную роль в повышении интереса к Африке в Турции. В африканских странах функционируют такие турецкие компании, как Turkish Airlines, Агентство по сотрудничеству и координации (TİKA), агентство «Анадолу», Институт Юнуса Эмре, Фонд просветительства Турции, Совет по внешнеэкономическим связям (DEİK) и многие неправительственные организации.

Первая остановка — Ангола

Ангола станет первой страной, которую президент Эрдоган посетит в рамках своего африканского турне. Этот визит также является первым официальным визитом турецкой стороны в Анголу на уровне президента.

Эта африканская страна приобрела независимость в 1975 году. Посольство Турции в Луанде открылось в 2010 году, а посольство Анголы в Анкаре — в 2013 году.

В рамках своего визита в Анголу президент Эрдоган обсудит двусторонние связи политической, военной, экономической, культурной сферах и сфере оборонной промышленности.

Согласно данным на 2019 год, объем торговли между Турцией и Анголой достиг 211 млн долларов. Визит главы государства нацелен на доведение этого показателя до 500 млн долларов.

Число посольств Турции в Африке достигло 43

Вторым пунктом в рамках турне Эрдогана по странам Африки станет Того, где он встретится с президентом Форе Эссозимной Гнасингбе. Поездка в Того станет ответом на визит Гнасингбе, который был совершен в 2014 году с целью участия в церемонии передачи полномочий главы государства.

По мере улучшения отношений двух стран Турция недавно открыла посольство в Того, увеличив количество дипломатических миссий на континенте до 43. С открытием дипмиссии официальные контакты с Того активизировались.

Эрдоган вновь посетит «гиганта Африки»

Последней остановкой президента Эрдогана в рамках нынешнего турне станет Нигерия, известная как «гигант Африки».

Отношения между двумя странами продолжаются также на площадках международных организаций, таких как Организация исламского сотрудничества (ОИС) и «Большая восьмерка» (D-8).

Флагман гражданской авиации Турции компания Turkish Airlines совершает полеты в такие города страны, как Лагос (торговый центр Нигерии), Абуджа и Порт-Харкорт. В результате предпринятых шагов объем торговли между Турцией и Нигерией по состоянию на 2020 год достиг 750 млн долларов. С этим показателем Нигерия остается крупнейшим торговым партнером Турции в странах южнее Сахары.

С другой стороны, Нигерия — одна из стран Африки, где особо активна террористическая организация Фетуллаха Гюлена (FETÖ). Поэтому данный визит также важен с точки зрения ослабления влияния FETÖ в Африке.

АНАЛИТИКА — Африканское турне Эрдогана: достижения и ожидания (aa.com.tr)

Стратегический игрок Западной Африки: Того

Объем товарооборота между Турцией и Того составляет около 90 млн долларов в год

Fatma Esma Arslan, Elmira Ekberova   |18.10.2021Стратегический игрок Западной Африки: Того

ДАКАР

Государство Того, расположенное на побережье Гвинейского залива на юго-западе африканского континента, предлагает значительные возможности для иностранных инвесторов благодаря порту в столице Ломе и поиску новых партнеров.

Того граничит с Бенином, Буркина-Фасо и Ганой и входит в тройку западноафриканских стран с наименьшей площадью. Площадь республики составляет 57 квадратных километров.

Официальным языком в Того, население которого составляет около 8 млн человек, является французский. Помимо официального языка, в стране используется более 40 местных языков.

Около 43 процента населения Тоголезской республики составляют христиане, 14 процентов – мусульмане, 35,6 процента населения исповедуют местные религии.

Береговая линия Того составляет всего 55 км, однако морской порт Ломе считается самым загруженным портом в Западной Африке. Того также является логистическим центром для соседних стран, которые столкнулись с политической нестабильностью, запретом на торговлю или имеют недостаточную портовую инфраструктуру.

Благодаря выгодному географическому положению Того превратилось в «транзитный маршрут» со вступлением в силу Соглашения о континентальной зоне свободной торговли в Африке, которое охватывает население численностью 1,2 млрд человек и рынок объемом 3 трлн долларов.

Порт Ломе, управляемый французским конгломератом Bollore, обладает пропускной способностью 1,5 млн контейнеров и является вторым по величине перевалочным портом в странах южнее Сахаре и пятым – на африканском континенте.

Объем товарооборота между Турцией и Тоголезской республикой составляет около 90 млн долларов в год.

Первый официальный визит из Турции в Того был совершен 20 июля 2020 года министром иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Посольство Турции в Того открылось 1 апреля 2021 года. Послом в африканской стране назначена Эсра Демир.

Отношения между Турцией и Того приоберли новый импульс с открытием дипломатической миссии в африканской стране. Внимание к этой республике в Турции привлекли последовательные официальные визиты.

Президент Того Фор Эссозимна Гнассингбе в 2014 году принял участие в церемонии инаугурации Реджепа Тайипа Эрдогана в качестве главы государства.

Первый официальный визит из Того в Турцию был осуществлен 2 июня 2021 года главой МИД страны Робертом Дюссеем. Вслед за Дюссеем Турцию посетил министр безопасности и гражданской обороны Того Ярк Дамехаме, который 23 июня встретился с главой МВД Сулейманом Сойлу.

Кроме того, 10 июля текущего года состоялась встреча министра обороны Турции Хулуси Акара с коллегой из Того Эссоссимна Маргуерите Гнакаде. На встрече присутствовали также министр финансов Того Сани Яя и командующий ВВС африканской страны бригадный генерал Тассунти Джато.

Затем, 26 июля состоялась еще одна встреча Дюссея и Чавушоглу. Второй за два месяца визит главы МИД Тоголезской республики в Турцию получил широкий отлик в СМИ западноафриканской страны.

Стратегический игрок Западной Африки: Того (aa.com.tr)

Как и где живет «глубинный народ» в Казахстане. Часть 1

«Существует ли синофобия в Казахстане, как в стране относятся к вакцинации, какие мысли у казахстанцев по поводу языкового вопроса?» – чем больше результатов опросов публикуется в общественном поле, тем больше споров эти данные вызывают. Обычно в ответ на любые опубликованные рейтинги и выводы сыпятся советы комментаторов «сходить в народ» – ведь у народа всегда свое мнение. Реально ли измерить мнение «глубинного народа», чем он живет в Казахстане и чем отличается от другой части общества – говорим с социологом, президентом ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмирой Илеуовой.
Как и где живет «глубинный народ» в Казахстане
– Можно ли говорить о существовании «глубинного народа» в Казахстане?
– В социологии мы не используем термин «народ», это, скорее, политологическая характеристика.

Когда мы говорим о каком-то все-таки «глубинном народе» в Казахстане, по моему личному мнению, это те люди, которые видят себя продолжателями неких этнических традиций, национальных казахских ценностей.

Однако даже группа сторонников традиций и ценностей неоднородна в Казахстане.

Есть люди, которые считают себя традиционалистами, но при этом они в большей степени коллективисты и люди советского типа – это тоже наш «глубинный народ».

Есть группа, которую можно отнести к некому азиатскому социуму, особенно это актуально для юга страны. Мы в прошлом году были в южных регионах Казахстана, там население само считает, что многое берет из узбекской культуры, потому что в этих районах страны проживает много узбеков. Общие детали быта, какие-то слова и категории казахи-южане могут называть на узбекском языке.

Однако казахстанцы на юге все же не все перенимают от узбеков. Например, по моим наблюдениям, некоторые молодые казахи-южане не знают, что такое «махалля» (узбекский квартал) – важный элемент жизнедеятельности для узбекского общества.

С другой стороны, к Казахстане есть четкое деление на городских и сельских жителей Республики. Социологи видят, что сельские жители отличаются набором характеристик, утерянных горожанам в условиях урбанизированного пространства.

Поэтому, когда говорят о глубинном народе, то часто имеют в виду эту часть населения, которая проживает в сельской местности.

– А с точки зрения знаний и уровня образования «глубинного народа» – это другой класс казахстанцев?

– Здесь нужно говорить о проблеме информированности. В казахстанской деревне есть большая проблема с уровнем информированности в целом.

Недавно наш Центр проводил исследование в сельской местности – выяснилось, что не все сельские населённые пункты получают сигнал казахстанских каналов, и это важно понимать с точки зрения реализации той же госполитики в стране.

В новых условиях увеличения информационного воздействия уже через интернет и социальные сети, источников информации становится все больше. Однако эта информация не всеми критически осмысливается.

Получается, что народ может быть «глубинным», непонимающим и так далее в силу своего невысокого уровня грамотности и очень неразборчивого потребления каналов информации. Прежде всего мы говорим о социальных сетях разных видов и сомнительных интернет-источниках. Пандемия это очень хорошо показала.

Конечно, и в городах не все граждане отменно ориентируются в информационных потоках, но в городе можно «нарваться» на более знающего человека. А в селе ты будешь ходить уверенным, что это твоё знание является абсолютным.

– Вы рассказали про две группы населения, которые можно было бы отнести к «глубинному народу», сельское население и традиционалисты. Эти группы пересекаются? Сельское – всегда значит традиционное, или наоборот?

– Почти всегда. Повышение уровня урбанизации в Казахстане происходит постепенно, по какой-то причине не половина населения, но около того, не стремится и не переезжает в города. То есть сохраняет свой привычный образ жизни.

Если мы проводим исследования, то сельские жители жалуются на отсутствие нормальных условий жизни, когда нет нормального формата обучения, интернета и т.д. Что что бы ни делали власти, сельские казахи всё равно не переезжают. Люди из села держатся за свой образ жизни и в основном за экономику села – скот, мясо, животноводство, и в редких случаях, земледелие.

Если обращаться к традициям, то можно говорить о тенденции на т.н. «ретрадиционализацию».

– Почему не на традиционализацию, что значит приставка «ре» – люди добавляют что-то новое к существующим традициям?

– Когда начинаешь сравнивать то, что южане называют традициями, то получается, что очень многого из предлагаемого возвести в культ даже не было в истории казахского общества. Сейчас называют традицией, а это, по сути, инновация.

Одна из причин данного явления то, как на южан влияют проживающие с ними в одном сообществе узбеки. Потому т.н. ретрадиционализации на севере Казахстана практически нет.

– О каких признаках глубинного народа можно говорить, есть какие-то общие черты?

– Эти люди связаны чаще всего тяжелым трудом, живут большими семьями. Если в целом в Казахстане многодетность начинается от 3-х детей, то в «народных» семьях – это около 8 детей. Эти же люди сталкиваются с очень нездоровыми отношениями в быту, с точки зрения современного человека, с дискриминацией женщин и др. Это все, как они утверждают, является традициями, а фактически, это микс, из исламского фактора, местных воззрений и т.д.

Следующий признак – родовая структура, сейчас она возрождается в Казахстане. Казалось бы, принадлежность к роду не дает ничего в материальном плане, но в каком-то символическом, ценностном отношении этому придаётся огромное значение. Раньше разговор о том, «какого ты рода», зачастую был просто частью знакомства казахов между собой.

Однако в народе, как раз на юге, где живут маленькие не родовые даже, а подродовые группы – там они друг друга поддерживают. Фактически круг подрода совпадает с семьей. Отношения внутри семьи имеют право на существование, потому что экономически семья более понятная единица, тем более в условиях капитализма и глобализации. Однако тенденция обращения к родовой структуре переносится «из народа» в города, и сегодня знать родовую структуру – это быть культурным.

Еще один признак – употребление казахского языка. Если нужно провести разговор с представителями глубинного «народа», то он скорее пойдет на казахском языке. Не могу сказать, что нет глубинного народа на севере, но там это будет смесь русского и казахского в своем стиле.

– В этом году в Казахстане прошли выборы сельских акимов, и казалось, что сельское население, вот этот «глубинный народ», он наконец-то как-либо заявит о себе. Получилось?

– Я сама изначально сельский человек, и мне это иногда мешает, потому что я всегда посередине – между наукой и своим пониманием мира.

Чему меня учит социология? Никогда не бывает сенсаций, всегда всё связано и обосновано, потому что есть причины, почему люди говорят или делают. И второе – в большинстве случаев народ прав. Наш народ мудр, и в итоге рассуждает именно так, как к этому выводу или к этому заключению его подвела жизнь – не из социальных сетей, а реальная и наполненная тяжелым трудом.

Часто происходит подмена представлений у власти о том, как должен думать народ, и того, как он думает на самом деле. И вот выборность – один из таких моментов. Выборность ввели как возможный ответ на сложности сельской жизни, в надежде на то, что это управленческое решение что-то изменит. Однако просто ввести выборность и думать, что в мгновение что-то станет лучше – глубокая ошибка.

Мы недавно делали исследование в трёх областях Казахстана: в Северо-Казахстанской, Западно-Казахстанской и Туркестанской областях. Опрашивались жители шести сёл, где были выборы сельских акимов и где не было выборов. Результаты показали, что выборность как механизм – понятна всем опрошенным. У сельчан даже были ожидания, что придёт новый человек, который поможет им решить проблемы. Но в итоге, а как выборы прошли?

Недовольство выборной кампанией, неудовлетворённость показывают, что, если кто-то ожидал чего-то от нового формата сельских выборов, то эти ожидания обмануты. Большая часть опрошенных и не надеялась на перемены после этих выборов, потому что каким бы ни был человек, кто бы ни пришёл, в тех условиях бюджетного финансирования, уровней распределения денег в селе, ничего хорошего не будет. То есть у сельского акима, будь он выборный, будь он назначенный, нет денег, а проблемы есть.

Сельские жители больше, чем другие, заинтересованы в информации о избирательном процессе. Они всегда ходят на выборы.

Почему, когда сейчас выборы были обозначены как местные, к ним сразу сформировалось такое неправильное отношение? Информационной кампании не было, агитационной кампании не было. Со стороны избирательной комиссии на высшем уровне не было какого-то контроля, сельчане его не видели.

Получилось, что как провели, так и провели, никто не понёс ответственности.

В то же время т.н. «глубинный народ» все же не готов к протестным действиям, как и все крестьяне – они же более прагматичные, у них нет времени. Поэтому в народе и говорят: ещё раз нас использовали, ну и ладно. А все вместе – это достаточно сложная история.

Продолжение следует…

Как и где живет «глубинный народ» в Казахстане (ia-centr.ru)

Зачем иранский генерал Багери приехал в Москву

Иван Шилов/Регнум

Результаты переговоров в Москве начальника Генерального штаба Вооруженных сил Ирана Мохаммада Багери будут зависеть и от того, как Россия и Иран оценивают совершенно новую геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке, как им представляется сфера общих традиционных и исторически обусловленных интересов, где они могли бы не конкурировать, а сотрудничать.


В Москву с официальным визитом прибыл начальник Генерального штаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Багери. В российской столице он будет четыре дня, проведет переговоры с министром обороны Сергеем Шойгу. Многие эксперты, отмечая нарастание взаимоотношений между двумя странами по линии военных ведомств, понимают, что Багери прибыл в Москву не только для консультаций и, как говорят, для «сверки часов».

Напомним, что военное и военно-политическое взаимодействие Ирана и России официально стартовало в 2014 году, когда две страны вошли в состав четырехстороннего Военно-информационного центра по борьбе с терроризмом в Багдаде, в рамках которого партнерами Тегерана и Москвы выступают законные правительства Ирака и Сирии. Сирийский кризис еще продолжается, и можно понять важность обмена информацией и координации двусторонних военных операций и мероприятий, планирующихся в Сирии Москвой и Дамаском, а также в выстраивании ими системы региональной безопасности. В июле 2019 года между военными ведомствами России и Ирана был подписан меморандум о взаимопонимании в целях расширения двусторонних связей. Как сообщало тогда иранское агентство IRNA со ссылкой на командующего ВМС Ирана Хосейна Ханзади, «это был первый меморандум о взаимопонимании такого рода, и его можно рассматривать как поворотный момент в отношениях Тегерана и Москвы в сфере обороны». После этого стороны договорились о проведении совместных военно-морских учений в районе Ормузского пролива, а также об усилении взаимодействия в оборонной сфере в Каспийском море.

Конечно, процессы расширения военно-технического сотрудничества между Россией и Ираном вписываются в общий контекст взаимодействия двух стран на других направлениях. Их отношения постепенно приобретают новое качество, но со своей спецификой. Иран, во всяком случае на данном этапе, воспринимает развитие военных и экономических связей с Россией как возможность компенсировать трудности в своих взаимоотношениях с Западом и укрепиться в формирующейся новой систем международных отношений. И небезуспешно. Получение Тегераном статуса полноправного члена Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) заметно расширяет пространство российско-иранского политического и иного взаимодействия. Но, говоря объективно, не все тут просто. В Иране до сих пор иногда выпячивают некоторые исторические этапы Российской империи и Советского Союза для того, чтобы подорвать растущее политическое доверие Тегерана к Москве. Тем не менее структура современной российской политики на Ближнем Востоке в целом и на иранском направлении в частности такова, что, как выразился один российский эксперт, «процесс выработки решений представляет собой игру на шахматной доске, на которой решающее влияние оказывают различные политические и особенно экономические фигуры».

РЕКЛАМА

Без реалистического учета разнообразных интересов России и Ирана невозможно выработать эффективную политику взаимодействий. Вот почему сотрудничество двух стран в такой тонкой сфере, как оборона, во многих отношениях является показательным. Нынешний визит Бакери в Москву официально мотивирован следующим. «Мы ведем сотрудничество с ВС РФ по многим направлениям. В последние годы сотрудничество, оно только растет, — заявил начальник Генштаба иранскому государственному телеканалу IRIB. — Основной задачей поездки военной делегации Ирана в Москву стало, помимо обсуждения двухстороннего военного сотрудничества, проведение детальных консультаций по Афганистану, по последним событиям в этой стране и их влиянии на соседние и региональные страны… Мы также обсудим соглашение о покупке российского вооружения после завершения периода эмбарго СБ ООН».

Начнем с Афганистана. В середине октября Багери совершил четырехдневный визит в Пакистан, в ходе которого провел переговоры с рядом пакистанских политиков и военных. Ранее глава МИД Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил, что Тегеран намерен в ближайшее время провести встречу глав МИД стран — соседей Афганистана и России». Кстати, такой формат может оказаться эффективным, дать заметные результаты и даже спрогнозировать и смоделировать если и не все, то большинство сценариев, которые можно предпринять на афганском направлении. Тем более что сейчас будет уместно подчеркнуть, что, в отличие от Турции, у Ирана с Россией интересы в Афганистане на данном этапе практически совпадают. Существуют условия, при которых Москва и Тегеран в этом вопросе могут координировать свои действия с не меньшей последовательностью, чем в Сирии, учитывая серьезное влияние и присутствие Ирана в Афганистане и его контакты с частью группировки «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Тегеран также считает, что единственный способ установить мир и безопасность в этой стране — это следовать внутриафганскому диалогу с участием всех афганских групп, чтобы найти политическое решение разногласий. Помимо этого, существует настоятельная необходимость в разработке инклюзивной стратегии безопасности для совместного противодействия ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

После своих первоначальных заигрываний с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) сейчас Москва ужесточила позицию. Она испытывает тревогу по поводу активности различных террористических группировок, действующих в регионе. Россия неоднократно заявляла, что не хочет, чтобы территория Афганистана использовалась в качестве рассадника терроризма. Позицию Москвы разделяет и Тегеран. Он также назвал новое правительство Афганистана «неинклюзивным» и жестко раскритиковал открытое вмешательство Пакистана во внутренние дела Афганистана. Можно констатировать, что расхождение в понимании будущего Афганистана в лагере «друзей афганского народа» и в результате — реальная несогласованность их политики, совмещенные с расколом самого афганского общества, чреваты угрозой взрыва и коллапса государства. Вряд ли такая перспектива устроит Россию, Иран и других соседей Афганистана. Багери в Москве, судя по всему, будет обсуждать с российской стороной вопрос создания механизмов для постоянного диалога и практического сотрудничества стран на афганском направлении. Сейчас корректируется повестка, все находится в движении, и что-то станет понятно после заявлений официальных представителей Ирана и России, в том числе военных и дипломатов.

Что касается соглашения о покупке Тегераном российского вооружения, то это стало возможным после того, как 18 октября 2020 года истекло действие эмбарго на поставки в Иран, а также на экспорт из этой страны обычных вооружений. Против отмены эмбарго выступали США. Однако Россия, Китай и европейские страны не поддержали инициативы Вашингтона в Совете Безопасности ООН. Что дальше — это тоже предмет московских переговоров. Их результат будет зависеть от того, как Россия и Иран оценивают совершенно новую геополитическую ситуацию в регионе и какой им представляется сфера общих традиционных и исторически обусловленных интересов, где они могли бы не конкурировать, а сотрудничать. Так что главные событий, как всегда, впереди.

18 октября 2021
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

Городам на севере Сирии угрожает новая трансграничная военная операция

«Türkiye Suriye’de işgalci güç» (detaykibris.com)

Антон Лавров
Андрей Федоров

В Сирии началась переброска протурецких боевиков ближе к границам курдских территорий на севере страны. В пятницу, 15 октября, президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что терпение Анкары истекло, и объявил о намерении решительно бороться с поддерживаемыми США и силами режима отрядами курдов. По его словам, такая борьба «выйдет на качественно новый уровень». Турция уже дважды проводила против них полномасштабные трансграничные военные операции. Правда, пока Анкара не спешит перебрасывать свои воинские части на границу с Сирией, ограничившись концентрацией отрядов протурецких боевиков «Фронта освобождения Сирии».

Приготовления

Операционный спор: Дамаск призвал Турцию уйти с севера Сирии
Республика готова к военному решению конфликта, если Анкара не завершит оккупацию Африна и Джараблуса

Пока повышенной концентрации военных сил Турции у границы с Сирией нет, рассказали «Известиям» источники, знакомые с ситуацией. Замечена лишь увеличившаяся активность разведывательных подразделений и работа беспилотников. Иногда в воздухе дежурит сразу несколько единиц. В то же время в пятницу появились кадры переброски к курдским регионам больших колонн боевиков протурецкого «Фронта освобождения Сирии» на вооруженных пикапах.

Обстановка накалилась после гибели в прошлые выходные двух турецких полицейских в сирийском городе Азаз. По мнению Анкары, они стали жертвой нападения со стороны курдов. Министр обороны Хулуси Акар, выступая в Национальном университете обороны Стамбула, заявил, что все необходимое для защиты прав и интересов его страны «будет сделано в нужное время и в нужном месте». Пообещал 13 октября очистить регион от террористов и глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу.

Возможности Турции позволяют ей провести успешную операцию против курдских территорий на севере Сирии, считает военный эксперт Владислав Шурыгин. Вопрос лишь в том, насколько далеко готова зайти страна в конфликте.

Вход через выход: Россия и Запад не могут договориться о КПП в Сирии
Через пропускные пункты в страну доставляют гуманитарную помощь

— Анкара уже дважды за последние годы воевала там с курдами и вполне результативно, — напомнил эксперт «Известиям». — Она наловчилась делать это чужими руками. В качестве пушечного мяса вперед идут отряды сирийских боевиков из так называемой умеренной оппозиции, они же несут и основные потери. Турки будут наступать во второй линии и экономить собственные силы. Их техническое превосходство не оставляет шансов легко вооруженным курдам.

Президент Эрдоган хочет не только создать буферную зону вдоль всей границы, но и намерен переселить туда миллионы сирийских беженцев, скопившихся в Турции. Это должно облегчить ситуацию в стране и поднять ему популярность. До сих пор этого не сделано лишь из-за оппозиции со стороны России и США, заключил эксперт.

«Известия» спросили минобороны Турции о потерях, понесенных от действий курдов в Сирии в последние месяцы и готовности провести новую операцию. Военное ведомство страны порекомендовало обратиться в МИД. «Известия» направили туда запрос.

Курдский вопрос

Территория компактного расселения курдов — Курдистан — исторически оказалась разделена между четырьмя государствами: Турцией, Сирией, Ираком и Ираном. Несмотря на мечты о независимости, этот народ так и не получил собственного государства.

Конфликт проживающих в Турции курдов с властями страны обострился в 1960-х. Были созданы националистические движения, одним из которых стала сепаратистская Рабочая партия Курдистана (РПК), чьей целью было отделение этнических территорий и создание собственного государства. В 1984 году это привело к серьезному вооруженному конфликту. Несмотря на поражение, в последующие годы курды продолжали партизанскую и террористическую войну, используя в том числе и территорию Ирака. Полностью победить их не удалось до сих пор.

Спорная помощь: Сирия призвала демонтировать трансграничный механизм
Как Дамаск гарантирует доставку гуманитарных грузов во все районы республики, включая Идлиб

Теперь турецкие власти снова склонились к жесткому пути решения курдского вопроса. Они проводят операции по подавлению очагов их сопротивления как внутри страны, так и на приграничных территориях. Сторонники РПК подвергаются арестам и судебному преследованию. В ответ Рабочая партия Курдистана активизировала террористические атаки против турецких властей, военных и полиции.

Во время гражданской войны в Сирии территории с курдским населением при поддержке США обрели фактическую независимость от правительства в Дамаске и приблизились к реализации мечты о независимости. Анкара обвиняет сирийских курдов в поддержке РПК и сепаратизма на территории Турции и считает их серьезной угрозой для своей безопасности.

В 2018–2019 годах Турция дважды вторглась в Сирию и отбила у курдов обширные территории площадью свыше 4000 кв. км. Но ей пока не удалось создать запланированную буферную зону вдоль всей границы.

«Оливковая ветвь»

Присылайте янычар: Турция усиливается в Центральной Азии
Страны региона считают, что лишь Анкара защитит их от талибов

20 января 2018 года минобороны Турции начало операцию «Оливковая ветвь» против обширного подконтрольного курдам района вокруг города Африн. Сам город и его область были хорошо укреплены. Курды выстроили обширную сеть тоннелей, ходов сообщения и бетонных укрытий. Турция противопоставила им удары высокоточным оружием. С воздуха укрепления уничтожали истребители F-16 и впервые широко задействованные армией ударные беспилотники национальной разработки Bayraktar TB2. Они налетали над зоной операции свыше 4000 часов, выполняя как разведывательные, так и боевые задачи.

На земле главной ударной силой Турции стали спонсируемые ею боевики антиправительственной «Свободной сирийской армии». Всего в операции задействовали до 25 тыс. бойцов. Контингент Турции составлял около 6000 человек.

Несмотря на упорное сопротивление курдов, их оборона была взломана менее чем за два месяца. Турецкие войска и союзники неторопливо продвигались вперед, подавляя все обнаруженные узлы сопротивления огнем издалека и не ввязываясь в ближние бои.

Иранский «шах»: создает ли Тегеран военную угрозу Баку
Исламская республика начала крупнейшие военные маневры на границе с Азербайджаном

Турецкая армия потеряла чуть более 50 солдат, их союзники — боевики — более 300. Потери техники были незначительными. Африн и его окрестности оказались под полной властью Анкары. Протурецкие силы до сих пор удерживают этот регион Сирии и не собираются передавать его правительству в Дамаске.

«Источник мира»

Несмотря на потерю Африна, почти четверть Сирии все еще оставалась под контролем курдских отрядов. Для оттеснения их от границы с Турцией и создания буферной зоны шириной 32 км Анкара в октябре 2019-го повторно вторглась в страну.

Турция опять собрала ударную группировку из отрядов местных боевиков и исламских радикалов, подкрепив их танками, артиллерией и авиацией. Всего в операции задействовали до 18 тыс. союзных войск и 6 тыс. турецких солдат и офицеров.

50-тысячные курдские силы были неравномерно распределены вдоль 400-километровой границы с Турцией и не могли прикрыть ее на всем протяжении. Их противник начал наступление на двух плохо защищенных участках и быстро прорвался вглубь сирийского Курдистана, перерезав его главную транспортную магистраль — шоссе М4.

Вооруженный конфликт был остановлен при активном посредничестве России. В этот раз победа далась Турции еще дешевле. Погибли 12 бойцов, около 150 были ранены. Потери боевиков-союзников были серьезнее — больше 1000 убитыми и ранеными. Курды согласились отвести свои силы от границы. Выполнение этих условий совместно контролируют патрули Турции и России.

Теперь Анкара обвиняет сирийских курдов в невыполнении условий договора об отводе войск и продолжении атак. Среди заявленных в турецких СМИ потенциальных целей наступления — крупные города Северной Сирии: Манбидж, Телль-Тамр, Айн-Иса и Телль-Рифъат. Турция уже демонстрировала, что при содействии союзников умеет занимать как территорию, так и большие, хорошо укрепленные населенные пункты.

Источник — Известия

Спустя два месяца после вывода войск из Афганистана американцы готовятся занять Узбекистан

CC BY-SA 2.0 / U.S. Navy photo/Lt. Chad A. Dulac Headed home

Дмитрий Родионов
Материал комментируют:
Геворг Мирзаян Михаил Нейжмаков

Все центральноазиатские страны соседи России заявляют о нежелании размещать на своей территории вооруженные силы США или любого другого государства-члена НАТО. Об этом заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в ответ на вопрос о намерениях США разместить свои антитеррористические силы на территории Узбекистана.

— Я не слышал об этом вопросе. Наверное, лучше обратиться к узбекистанским коллегам и у них поинтересоваться. Нам все наши центральноазиатские друзья говорят, что они не хотят подобного рода заходов со стороны США или других натовских стран.

В свою очередь замглавы МИД РФ Сергей Рябков на встрече с заместителем госсекретаря США по политическим делам Викторией Нуланд в Москве указал на то, что Москва не приемлет американское военное присутствие в Центральной Азии.

Напомним, ранее The Wall Street Journal писала, что Россия и США якобы обсуждали возможность использования американскими военными российских баз в Центральной Азии. В то же время Politico утверждала, что Пентагон хочет обсудить с Ташкентом размещение контртеррористических сил на территории Узбекистана. «Такое соглашение позволило бы военным США лучше наблюдать и наносить удары по целям в Афганистане», — отмечала газета.

При этом, если говорить конкретно об Узбекистане, то власти этого государства еще весной дали понять американцам, что ни о каком размещении войск США на их территории и речи быть не может. Тогда к чему все эти публикации, переговоры? И почему за власти стран региона отвечает Лавров? Почему они сами это не озвучивают?

— Скорее всего, это еще один маркер, что давление США на страны региона по вопросу размещения американских военных баз действительно достаточно интенсивное, — убежден ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков.

— Поэтому российские официальные лица все чаще заявляют о недопустимости такого сценария. Недавно, как известно, о недопустимости размещения американских военных баз в регионе напомнил и секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев.

«СП»: — А их кто спрашивает? Похоже, американцы за них давно решили. Им же надо Россию и Китай оттуда подвинуть… Или какая у них там еще цель?

— Судя по всему, переговоры с государствами региона Вашингтону по-прежнему предстоят сложные. Отсюда и постоянные упоминания высокопоставленными фигурами из США про препятствия на пути решения подобных задач. Вспомним, например, реплику председателя Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Марка Милли, что «эта миссия будет намного сложнее сейчас».

Но стоит учитывать и другой важный момент — даже если бы эти переговоры были максимально успешными для Вашингтона, насколько в реальности он готов потратить на создание подобных военных баз. В том числе, с учетом подобных планов США в других регионах мира. Вспомним, например, об обсуждении планов расширения военного присутствия США в Австралии.

«СП»: — Газета The Wall Street Journal ранее сообщала, что Россия и США якобы обсуждали возможность использования американскими военными российских баз в Центральной Азии. Реально ли это? Зачем нам обсуждать это с американцами?

— Насколько можно судить по высказываниям главы Пентагона Ллойда Остина, на встрече Джозефа Байдена и Владимира Путина вопросы сотрудничества двух стран, в том числе по ситуации в Центральной Азии, обсуждались в самых общих чертах. Если бы эти договоренности были более конкретными, председателю Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США Марку Милли (если опять же опираться на слова Ллойда Остина) позже не пришлось бы уточнять у начальника Генштаба ВС РФ Валерия Герасимова, «в чем конкретно заключается это предложение». Американские СМИ также сообщали, что конкретного ответа от российского коллеги Марк Милли не получил.

С одной стороны, администрация Байдена уже оказалась под ударом критики на фоне слухов о переговорах по поводу использования российских баз в регионе военными США. Как известно, группа американских сенаторов-республиканцев выразила обеспокоенность по поводу такого сценария. С другой стороны, внутриполитические оппоненты Белого дома постоянно критикуют его за проблемные моменты, связанные с выводом войск из Афганистана. Как отмечал, например, сенатор-республиканец Джеймс Инхоф, у США нет конкретного плана действий, нет надежных партнеров на местах и нет баз поблизости. В этом смысле администрации Байдена выгоднее постоянно намекать, что выход из положения Вашингтон все же пытается найти, чем дать внутриполитическим оппонентам повод заявлять, что Белый дом вообще ничего не делает в этом направлении.

Американцам базы в Центральной Азии очень нужны, — уверен доцент Финансового университета Геворг Мирзаян.

— Однако для того, чтобы их разместить, нужно согласие России. Не только и не столько Штатам, сколько самим центральноазиатским странам. Уж слишком сильно они зависят от Москвы (одни мигранты чего стоят!), и уж слишком неприятными могут быть последствия российского гнева для них. Собственно, мы с американцами это обсудили (а чего ж не обсудить, в Кремле же вежливые люди сидят), после чего Вашингтону отказали.

«СП»: — Ранее Politico писала о том, что Пентагон хочет обсудить с Узбекистаном использование военных. Но узбеки, кажется, еще весной им сказали, что нет, это противоречит конституции и все такое… Или американцы все уже решили за них?

— Да плевать американцы хотели на конституции. Если уж на то пошло, то и базой это можно было бы не называть — был бы условный «логистический центр». Однако — еще раз — узбеки являются весьма прошаренными политиками. Они понимают, что издержки от базы — ну или логистического центра — будут гораздо более существенными, чем потенциальные бонусы. Причем издержки не только из-за недовольства России, но и из-за позиции Китая.

«СП»: — Какова истинная цель США в Средней Азии: Россию и Китай оттуда подвинуть? Или еще что-то?

— Истинная цель США — использовать этот регион как свой форпост в Евразии. Регион выходит на Россию, Китай, Иран. Тот, кто контролирует региональные процессы, может влиять на эти три государства: создавать им проблемы или же способствовать в деле развития.

«СП»: — Тем временем Совбез предупредил об усилиях США по ослаблению связей России со странами Центральной Азии. В чем могут заключаться эти усилия, увенчаются ли они успехом?

— Ну смотря какие усилия. Хотя вообще-то львиную долю действий по лишению нас влияния в Центральной Азии совершаем мы сами. Когда пренебрегаем институтами мягкой силы. Когда не прилагаем достаточно усилий для продвижения русского языка и культуры. Когда не даем жестко по рукам за притеснения русского языка и всякие сказки про «советскую оккупацию». Нужно одновременно тоньше и жестче вести свою политику в регионе.

«СП»: — Насколько сами страны региона готовы сопротивляться американским инициативам? В прошлый раз даже наши союзники по ОДКБ спокойненько давали военным США не только пролет и дозаправку у себя, но и базы размещали…

— Страны региона хотят денег и безопасности, Причем, побольше денег и понадежнее безопасности. Кое-кто из них искренне считает, что можно устроить «назарбаевщину» — то есть попытаться повилять между центрами силы: между США, Китаем и Россией. Получить блага от всех. Однако для занятия «назарбаевщиной» нужно быть Назарбаевым — человеком, обладающим великим дипломатическим талантом и внутренней целостностью. В ином случае получится чистой воды «бакиевщина», когда тебя будут считать предателем и «кидалой», после чего бросят в час нужды, не дав ни денег, ни безопасности.

Источник — svpressa.ru

Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших

В мечеть, где находились более 200 верующих, ворвались два смертника

Saadet Firdevs Aparı, Aynur Asgarli   |15.10.2021Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших

КАНДАГАР / АНКАРА

Число жертв теракта в шиитской мечети «Фатимия» в городе Кандагар на юге Афганистана достигло 36 человек.

Представитель движения «Талибан» в Кандагаре Шемс Самим сообщил агентству «Анадолу», что в результате двух взрывов госпитализированы не менее 70 человек.

В помещение, где находились более 200 верующих, ворвались два смертника.

Пресс-секретарь талибов Забихуллах Муджахид в своем Twitter осудил теракт.

По его словам, правоохранительным структурам поручено задержать всех причастных к взрывам в ходе пятничной молитвы.

Талибы перекрыли все пути, ведущие к мечети.

Схожий теракт произошел на прошлой неделе в шиитской мечети провинции Кундуз на севере Афганистана, где погибли 46 человек.

Ответственность за кровавое преступление взяли на себя террористы ДЕАШ.

Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших (aa.com.tr)

Региональные соперники договорились возобновить отношения

Map of the Saudi Arabia (Riyadh) – Iran (Teheran) proxywar in the Middle East. Source: Emmanuel Pène (Agathocle de Syracuse) / The Maghreb and Orient Courier.

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ


Власти Ирана и Саудовской Аравии договорились о возобновлении работы консульств в обеих странах. Первыми об этом сообщили западные СМИ. По неофициальным данным, региональным противникам в то же время удалось согласовать механизм урегулирования противоречий по Йемену и прийти к консенсусу по поводу информационного давления друг на друга. Несмотря на то что дипломатический прорыв может положительно отразиться на безопасности Ближнего Востока, он, можно предположить, поставит в тупик администрацию президента США Джозефа Байдена, которая пока сохраняет в силе санкционный режим против Тегерана.

О том, что Эр-Рияд и Тегеран согласовали сделку по ситуации с дипломатическими представительствами, сообщили источники AFP.

«Страны достигли соглашения о возобновлении работы консульств, – цитирует агентство свой диписточник. – Думаю, что в течение ближайших недель может последовать соглашение о нормализации (двусторонних отношений. – «НГ»)». По его словам, стороны выразили готовность ослабить военную напряженность в регионе Персидского залива. Собеседник AFP обратил внимание на то, что в ближайшее время может состояться еще один раунд переговоров между Тегераном и Эр-Риядом, по итогам которого будут внесены «последние штрихи в соглашение» между государствами.

Главной переговорной площадкой на протяжении последнего времени был Ирак. По открытым данным, к настоящему времени страны провели пять раундов диалога: четыре состоялись в Багдаде, а один – на полях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Если Тегеран волновала главным образом борьба с последствиями международного давления, то Саудовскую Аравию – нейтрализация угроз у ее границы. С 2014 года в соседнем Йемене идет противостояние между правительственными силами и вооруженными формированиями мятежников-хуситов, которых принято считать проводниками иранских интересов. Ракетные обстрелы со стороны повстанческого объединения нередко достигают саудовской столицы и подвергают опасности местный нефтепром.

Как заявлял на днях на пресс-конференции в Бейруте министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян, его страна и Саудовская Аравия «являются двумя важными региональными игроками, от которых зависит укрепление безопасности». «Диалог между Тегераном и Эр-Риядом движется в правильном направлении, – поделился своей оценкой шеф дипломатического ведомства. – Иран считает, что диалог и открытость обеспечат наилучшее будущее Ближнему Востоку». Как пояснил Абдоллахиян, Тегеран «предпринял в последнее время сразу несколько инициатив, результаты которых появятся в ближайшее время и будут способствовать стабилизации обстановки (в регионе. – «НГ»)».

Отдельно в Тегеране уточняли, что «стороны не выдвигали друг другу никаких предварительных условий» и в ходе диалога просто стремились «добиться налаживания прочных отношений, устраивающих всех».

Базирующийся в Великобритании арабский новостной портал Amwaj привел информацию своего дипломатического источника, согласно которому, по итогам последнего переговорного раунда иранские и саудовские официальные лица даже приняли решение воздерживаться от участия в информационных кампаниях друг против друга и демонстрировать взаимную поддержку на площадках различных международных организаций. Как сообщает Amwaj, Эр-Рияд и Тегеран договорились сформировать механизм урегулирования противоречий по йеменскому конфликту. Как будет выглядеть эта инициатива в реальности, детально неясно. По данным собеседников портала, переговоры по Йемену сдвинулись с мертвой точки, когда к дискуссии решили привлечь лидеров хуситов. Как ни странно, командиры повстанческого объединения «Ансар Аллах» выразили свою готовность содействовать выполнению плана.

Ирак, в свою очередь, предложил Тегерану и Эр-Рияду создать международную автомагистраль, которая свяжет иранский Мешхед с саудовской Меккой через иракский город Кербела, заявил Amwaj дипломатический источник. Отмечается, что официальные лица Ирана и Саудовской Аравии положительно отнеслись к инициативе. Интригу представляет лишь то, какие экономические уступки саудовская сторона согласилась сделать Ирану, добивавшемуся, если верить региональным СМИ, инструмента смягчения того санкционного давления, которое на него продолжают оказывать США.

В случае если иранские официальные лица действительно добились того, чего хотели, это поставит администрацию президента США Джозефа Байдена в неловкое положение. Тем более что, как заметил в Twitter исполнительный вице-президент вашингтонского Института управления государством Трита Парси, подавляющая часть американского истеблишмента давно «либо полностью отвергла багдадский диалог, либо сочла его наивным и неуместным».

Источник — ng.ru

В Анкаре рассчитывают на приобретение американских самолетов F-16

F-16
Фото с сайта lockheedmartin.com/

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

Желание Турции приобрести у США 40 истребителей F-16, а также модернизировать с американской помощью около 80 имеющихся у нее самолетов этого типа является попыткой устроить экзаменовку двусторонним отношениям. Об этом в Анкаре говорят на неофициальном уровне, отмечая, что администрации президента Джозефа Байдена предоставлен последний шанс показать приверженность сохранению союзнических связей. В экспертной среде указывают на то, что соответствующий запрос в действительности связан с желанием руководства республики покрыть все санкционные издержки, которые она понесла в связи с приобретением российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400.
О том, что запрос на F-16 в Анкаре рассматривают как проверку, заявили турецкие источники вашингтонского издания Al-Monitor. По их словам, это момент истины для двусторонних отношений с Вашингтоном, в которых наметилась брешь после развития военно-технического сотрудничества (ВТС) с Москвой. Ответ со стороны США может многое изменить во внешней политике Турции, следует из высказываний неназванных собеседников Al-Monitor. Речь может идти о покупке у российской стороны альтернативной продукции. У официальных лиц в Анкаре есть уверенность в том, что администрация Байдена имеет возможность убедить Конгресс одобрить сделку по F-16, «если она действительно заботится о том, чтобы Турция не тяготела к России».

О том, что Турция обратилась к США с просьбой о закупке 40 истребителей F-16, а также о проведении модернизации примерно 80 истребителей, неделей ранее сообщило агентство Reuters. По словам его источников, соответствующая сделка оценивается в миллиарды долларов. Несмотря на то что многое зависит от решения Байдена и профильных структур исполнительной власти, хода контракту может не дать Конгресс. Представители и Республиканской, и Демократической партий по-прежнему призывают вашингтонскую администрацию оказывать воздействие на Анкару в связи с ситуацией вокруг С-400. Отдельным поводом для критики также остается сфера прав человека и региональная политика Турции.

Запрос, как сообщается, пока что продолжает находиться на рассмотрении Госдепартамента и профильной структуры, которая входит в вертикаль Пентагона. Накануне, выступая на брифинге, глава пресс-службы дипломатического ведомства США Нед Прайс уклонился от ответа на вопрос по поводу продаж F-16. «Что касается F-16, то это политика Госдепартамента – мы публично не подтверждаем и не комментируем предложенную продажу вооружений до тех пор, пока о ней не будет официально уведомлен Конгресс», – пояснил он. Однако официальный представитель турецкого лидера Ибрагим Калын открыто подтвердил планы по приобретению F-16, указав на то, что это ответ на принудительное исключение Турции из программы F-35.

Санкции США, связанные с многоцелевыми истребителями F-35, были ответом на приобретение Анкарой С-400. Однако, как стало известно в конце сентября, даже эти ограничительные меры не лишили американского союзника желания развивать ВТС с Россией. В эфире американского телеканала CBS президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил: «В будущем никто не сможет вмешиваться в то, какие оборонные системы мы приобретаем, у какой страны, на каком уровне. Никто не сможет вмешиваться в это. Только мы можем принимать такие решения». Отвечая на уточняющий вопрос ведущего, есть ли у Анкары намерение закупить еще одну партию российских С-400, глава турецкого государства ответил утвердительно.

«После того как Анкара приобрела российские зенитные комплексы С-400, она была вынуждена покинуть программу производства F-35, откуда ее по большому счету «попросили», – напомнил в разговоре с «НГ» турецкий политолог Керим Хас. – Вследствие этого турецкое руководство не смогло приобрести уже давно заказанные новейшие F-35, а сама Турция потеряла колоссальный технический опыт и возможность передачи технологий, которую бы обеспечило участие в программе». Отдельно собеседник «НГ» обратил внимание на финансовые потери турецких компаний, которые принимали участие в программе F-35 и должны были участвовать в экспорте: это примерно 10 млрд долл.

«На фоне этого происходит активный процесс укрепления ВВС государств, которые являются соседями Турции в региональном контексте, – указал Хас. – Так, например, в последнее время Греция, Израиль, Египет, Иран в значительной мере укрепили и обновили свои ВВС. Сирия модернизирует свои силы с помощью России. Фактически ситуация для Анкары складывается таким образом, что она не имеет возможности приобрести новейшие F-35, но и, с другой стороны, не может использовать С-400 из-за санкций со стороны США. Этим и обуславливается желание модернизировать имеющиеся на вооружении F-16. Так, Анкара заявила о готовности приобрести 40 новых F-16, а также «начинку» для имеющихся 80 F-16″.

Эксперт привел в пример аналогию: «Когда все окружающие партнеры уже давно используют смартфоны, Турции приходится модернизировать кнопочный телефон и производить впечатление продвинутого государства в плане технологий. Сам Эрдоган таким образом лишний раз сможет получить дополнительные очки у внутренней аудитории, преподнося модернизацию старых самолетов как заслугу. Это очередной пример использования внешнеполитической игры на внутреннем рынке. Однако и США, с другой стороны, не могут допустить столь сильного ослабления своего союзника по НАТО и в какой-то степени будут заинтересованы в том, чтобы продать самолеты и некоторые технологии для турецких ВВС». Но процесс могут затянуть, говорит Хас. В то же время в 2023 году в Турции запланированы президентские выборы, и администрация президента США не может не формировать свою политику, исходя из прогнозов по поводу будущих конфигураций в высшем руководстве республики, подытожил собеседник «НГ».

Источник — ng.ru