Власти Таджикистана вернут буквы «щ» и «ц» в таджикский алфавит?

Таджикский алфавит. Фото: ride.bluecrocodile.co.nz

Искандар Фируз

Правительство Таджикистана должно в ближайшее время одобрить подготовленные Комитетом по языку и терминологии очередные изменения в правописании таджикского языка.

Четвертый раз за последние тридцать лет будут внесены изменения в орфографию таджикского языка – их будет 108, сообщили ранее в Комитете по языку и терминологии при правительстве Таджикистана.

Специалисты — филологи говорят, что постоянные изменения в грамматику создают многочисленные трудности при правописании.

Глава комитета Олимджон Мухаммаджонзода недавно на пресс-конференции в Душанбе сообщил, что новые изменения касаются заимствований из других языков, а также букв, характерных для них, например, «ц, щ, ь, ы».

Рахим Зулфониен, завотделом Комитета по языку и терминологии говорит, что последний раз изменения в грамматику таджикского языка были внесены в 1998 году. Напомним, тогда буквы «ц», «щ», «ы» и «ь», которые считались русскими, были исключены из таджикского алфавита.

«Новые изменения призваны оставаться неизменными столетия», добавил зулфниен. По его словам, сейчас школьники совершают ошибки даже в таких простых словосочетаниях как «чойи кабуд» («зеленый чай»). «Дело в том, что неопределенность орфографии привела к противоречиям. Несколько предложений касаются заимствований из других языков, а также букв, характерных для них, например, «ц, щ, ь, ы», говорит Рахим Зулфониен. По его словам, после одобрения изменений в правописании планируется переиздание учебников таджикского языка за счет госбюджета.

В Комитете по языку и терминологии сообщили, что правильное написание географических названий был согласованы с МИД Таджикистана.

Тем временем, учителя таджикского языка школ страны говорят, что не только учащиеся, но и они сами запутались в изменениях в правописании. «Дети не знают, как некоторые слова пишутся правильно. К тому же, многие дети дома разговаривают дома на диалекте, в котором не соблюдаются правила грамматики таджикского языка», говорит Шарофат Рашидова, учительница таджикского языка в одной из душанбинских школ.

Шохджамшед Умари, таджикский режиссер, комментируя предложенные изменения в правописании заявил, что он знает лишь одно — сегодня в таджикском языке нет букв «ц, щ, ь, ы», «Я за то, чтобы в нашем языке не было чужих букв, но с другой стороны, постоянные изменения в грамматику ни к чему хорошему не приводят», уверен он.

Ранее профессор Абдунаби Сатторзода, научный сотрудник Института языка и литературы Национальной Академии наук Таджикистана заявил, что предложенные новые изменения в орфографию не будут способствовать развитию таджикского языка. В них, по словам ученого, остаются неясности при использовании букв «у», «ӯ», «ӣ», «ц» и «ь».

Изменения в грамматику оказывают негативное влияние на знание родного языка детьми более 1 млн. таджикских трудовых мигрантов, считает живущая в российском городе Ярославль таджикская писательница Марзия Сулаймони. «Дети мигрантов здесь учатся в русских школах. После возвращения на родину у них возникают проблемы при изучении таджикского языка, так как они даже и не слышали об изменениях в грамматику», говорит она.

Таджикский язык получил статуса государственного в 1989 году. Согласно принятому тогда закону о языке, в органы власти и суды Таджикистана можно было обращаться как на государственном, так и на русском языке, а в районах населенных преимущественно узбекским населением допускалось писать обращения, жалобы и заявления на узбекском языке. В 2009 году был принят новый закон «О государственном языке», обязывающий каждого гражданина Таджикистана знать государственный язык, которым является таджикский.

Глава Таджикистана Эмомали Рахмон, выступая 4 октября 2019 года на торжественном мероприятии в честь Дня государственного языка Республики Таджикистан, отметил необходимость соблюдения правил, норм и орфографии государственного языка, особенно для работников периодической печати, радио, телевидения, редакционных и издательских учреждений, педагогов и попечителей образовательных и дошкольных учреждений, а также родителей в обучении и воспитании детей.

Тем временем, Дориюш Раджабиен, основатель группы «Забони порси» («Персидский язык») в Фейсбуке, считает, что проблемы таджикского языка можно решить лишь с переходом с кириллицы на арабский алфавит. По его словам, попытки Комитета по языку и терминологии вряд ли будут успешными, так как таджикская письменность первоначально базировалась на арабской графике.

До конца 20-х годов прошлого века таджики использовали арабский алфавит. В 1930 году Советский Таджикистан перешел на латиницу, а после 1940 года был создан таджикский алфавит на основе кириллицы.

Сотрудники местных СМИ утверждают: постоянные изменения в правописании таджикского языка привели к тому, что многие таджики перестали читать таджикоязычную прессу и настаивают на публикацию материалов на более понятном им русском языке.

Источник — Радио Озоди

Начато строительство третьего энергоблока АЭС «Аккую»

Продолжается работа над гидротехническими сооружениями, которые будут обеспечивать электростанцию ​​морской водой на этапе эксплуатации

Mustafa Ünal Uysal,Aynur Asgarli   |02.03.2021Начато строительство третьего энергоблока АЭС «Аккую»

МЕРСИН

В 2021 году планируется начало одного из важнейших этапов в строительстве АЭС «Аккую» — монтажа корпуса компенсатора давления. К концу года будет завершено строительство парогенераторов, резервуаров аварийного расхолаживания, магистральных циркуляционных насосов.

Об этом в Мерсине журналистам сообщил начальник отдела строительства АО «Аккую Нуклеар» Максим Кучеренко.

Кучеренко сообщил, что в текущем году начато строительство третьего энергоблока атомной электростанции. В то же время продолжается строительство основных и вспомогательных объектов АЭС, сказал он.

Представитель компании заявил, что продолжается работа над гидротехническими сооружениями, которые будут обеспечивать электростанцию ​​морской водой на этапе эксплуатации.

«Гидротехнические сооружения строятся с применением самых передовых технологий. В настоящий момент продолжается строительство насосной станции ​​непосредственно на берегу моря. Мы используем только самые современные технологии. Глубина этой станции составляет 16 метров. Параллельно мы занимаемся укреплением береговой линии. Мы используем блоки, которые мы называем специальными антиферами для бетона. Это предотвратит повреждение морскими волнами. Для строительства водозаборного сооружения углубляется дно. Это будет сооружение с очень большой глубиной. Эта вода будет использоваться в системе охлаждения АЭС. Также готовится фундамент трубопроводов системы слива, откуда в море будет сбрасываться вода, используемая в системе охлаждения», — сказал он.

Кучеренко заявил, что большая часть рабочей силы, трудящейся в строительстве АЭС, граждане Турции.

«Около восьми тысяч человек работают на строительной площадке АЭС «Аккую». Большая часть, около 80 процентов, из них — граждане Турции. После начала строительства четвертого блока к работе будут привлечены уже 12 тысяч человек», — констатировал он.

Кучеренко также отметил, что турецкие инженеры получили очень хорошее образование, что является преимуществом для работы с ними.

По его словам, уровень ответственности турецких инженеров достаточно высок, они получили знания от множества экспертов.

Межправительственное соглашение между Россией и Турцией по сотрудничеству в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции на площадке «Аккую» в турецкой провинции Мерсин было подписано в 2010 году.

Проект первой турецкой АЭС включает в себя четыре энергоблока с реакторами ВВЭР-1200 суммарной мощностью 4800 мегаватт. АЭС планируется построить и сдать в эксплуатацию до 2023 года.

Стоимость строительства оценивается более чем в 20 миллиардов долларов.

Начато строительство третьего энергоблока АЭС «Аккую» (aa.com.tr)

Кузница радикальных исламистов. Уйгурская карта в китайско-американской игре, — В.Карнозов

File:US Army chief of staff visits China 140221-A-KH856-838.jpg — Wikimedia Commons

Владимир Карнозов

Большинство уйгуров исповедуют ислам суннитского толка с XIV века.
Среди боевиков, воевавших против наших военнослужащих в Сирии, были тысячи уроженцев Китая – уйгуров, покинувших историческую родину ради сомнительного удовольствия жить по шариатским законам в интерпретации радикальных исламистов. Недобитые остатки этих и им подобных отщепенцев сегодня находят поддержку Америки, ослепленной желанием создать побольше проблем стратегическим противникам – Китаю и России.

Бывший хозяин Белого дома проводил политику поощрения уйгуров-сепаратистов ради создания дополнительного рычага воздействия на Пекин. Байдену досталось тяжелое наследство во внешней политике: сторонники Трампа ушли со своих постов, оставив после себя «выжженное поле». А напоследок еще и поставили «закладки», препятствующие попыткам остудить перегретые отношения с крупнейшим торговым партнером США.

За день до ухода с должности госсекретаря Майкл Помпео передал в практическую проработку юридическими структурами США материалы, якобы подтверждающие преступления против человечности, совершенные китайским руководством в отношении коренного населения Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР).

«После тщательного изучения доступных фактов я пришел к выводу, что по крайней мере с марта 2017 года Китайская Народная Республика (КНР) под руководством и контролем Коммунистической партии Китая (КПК) совершала преступления против человечности в отношении преимущественно мусульманских уйгуров и других представителей этнических и религиозных меньшинств в Синьцзяне», – пояснил он в комментарии Госдепа от 19 января.

Старое оружие

Практически сразу же – с февраля – правительственные структуры США ввели строгие ограничения на товарообмен с СУАР, а также наложили экономические санкции и визовые запреты на официальных деятелей района.

Это очередная проделка противников нормализации отношений США и Китая. Это дополнительная мина к уже и так обильно нашпигованному «минному полю» на пути к согласию сверхдержав. Она устроена так, чтобы новая администрация Белого дома не смогла «одним махом» отменить решения, принятые ее предшественниками. Тем самым максимально удлиняется период охлаждения в отношениях Восток – Запад.

Что же касается пресловутой «уйгурской темы», то главную мину заложил сам Трамп, подписав 17 июня прошлого года «Акт по политике в области прав человека для уйгурского населения» (Uyghur Human Rights Policy Act of 2020). Документ пробрел силу закона для официальных лиц, ответственных за «дискриминацию уйгуров и других исламских миноритарных групп в Синьцзяне».

Пока в списке шесть человек, но его обещают расширить. Также названы полсотни государственных и коммерческих структур, якобы способствовавших дискриминации и использующих рабский труд коренного населения СУАР.

В январе нынешнего года, в дополнение к ранее принятому запрету на импорт продуктов, произведенных такими организациями и компаниями, США ввели полный отказ от ввоза хлопка и томатов из СУАР. Между тем шестая часть всех мировых поставок хлопка идет из Синьцзяна, и заменить его, особенно в сегменте повышенного качества, не представляется возможным.

Второй мощной миной, заложенной под фундамент отношений США с КНР, стало исключение 5 ноября 2020 года «Исламского движения Восточного Туркестана» из террористического списка. Со следующим объяснением: «На протяжении более чем десятилетия нет никаких убедительных свидетельств его существования».

Между тем китайские власти считают ИДВТ «сепаратистской и террористической группой, связанной с международными террористическими организациями». Именно так с 2002 по 2019 год к ней относились и в Вашингтоне. Причем американские военные неоднократно наносили бомбовые удары по боевым отрядам сторонников ИДВТ в Афганистане.

Декларируемая цель ИДВТ – создание на территории СУАР независимого государства, построенного на законах шариата, и обращение всего населения в ислам. Исключение этой организации из черных списков явно имело политическую подоплеку. Дело в том, что ее сторонники никуда не исчезли, а просто «сменили вывеску». В 2004 году образована «Туркестанская исламская партия» похожей направленности.

Существуют и другие «политические» организации, как, например, «Всемирный уйгурский конгресс» (World Uyghur Congress), пользующийся поддержкой спецслужб США. Уйгурская тема удобна тем на Западе, кто желает расширить перечень инструментов нажима на Пекин по линии «демократии» и «прав человека».

Между тем на практике речь идет об ином. А именно о поддержке сепаратистов исламистского толка в стратегическом районе – на перекрестке дорог некогда существовавшего Великого шелкового пути и его современного аналога, который стремится построить Китай в рамках инициативы «Один пояс – один путь».

Стратегический регион

Географическое расположение СУАР определяет его важную роль. Здесь сходились Китай, Индия и Россия, невдалеке была и Персия. Ныне здесь проходит государственная граница Китая протяженностью 5600 км. Большей частью – с Монголией, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и Пакистаном. Имеются небольшие участки границы с Россией (45 км), Афганистаном и Индией.

Все это объясняет повышенное внимание Пекина к теме развития района. Сюда направляются громадные инвестиции, идет реализация крупных инфраструктурных проектов, призванных кардинально улучшить транспортные связи со странами-соседями на северо-западном направлении.

СУАР – административная единица КНР провинциального уровня. Занимает площадь около 1,7 млн кв. км, или шестую часть всей территории страны. Синьцзян богат углем, нефтегазовыми месторождениями и минералами. Здесь производится примерно 80–85% китайского хлопка и до 20% – мирового.

Существуют несколько трактовок происхождения слова «уйгур». Первое упоминание этого тюркоязычного племени относится к началу новой эры. В раннем Средневековье Уйгурский каганат контролировал огромную территорию: всю Монголию, северные провинции Китая и южную часть Сибири. На протяжении веков здесь шла борьба между местными жителями, чужеземными переселенцами и иностранными захватчиками.

Сегодняшние уйгуры представляют собою этническую группу, сложившуюся в XIV веке, когда она окончательно перешла в ислам и обосновалась в Восточном Туркестане. Другое название региона Синьцзян означает по-китайски «новая граница». Некоторое время в ходу был и термин Уйгуристан: так средневековые персидские историки именовали «страну шести городов».

Уйгуры говорят на одном из наречий тюркского языка. Среди них есть сторонники различных религиозных учений, но большинство исповедует ислам суннитского толка с XIV века. Религиозный фактор всегда усиливал сепаратистские тенденции в Синьцзяне, давно находившемся под властью Китая.

Уйгуры в военном отношении сильно уступали китайским войскам, посему многочисленные попытки отделения заканчивались печально. Но периодические ослабления центральной власти приводило к усилению влияния османского и российского (а позднее и советского) влияния. В XIX-ХХ веках наши военнослужащие и военные советники неоднократно принимали участие в вооруженных конфликтах в Синьцзяне с целью привести там к власти лояльных правителей.

В частности, вторжение японских милитаристов в Китай подвигло советское руководство на решительные меры. Сражающемуся Китаю через Синьцзян поставлялось большое количество оружия, а в Урумчи был построен авиазавод для сборки истребителей И-16.

Победное завершение Второй мировой войны и переход Китая под власть сторонников Мао Цзэдуна активизировали деятельность китайских спецслужб, в результате которых широкое демократическое и национально-освободительное движение Восточного Туркестана сошло на нет. Ранее образованная там республика в 1949 году добровольно вошла в состав КНР и шесть лет спустя была преобразована в Синьцзян-Уйгурский автономный район.

Под властью Компартии

Начался новый период истории, определяющим фактором которого стала системная работа КПК по трансформации мировосприятия коренных жителей, традиционно ориентированных на исламские ценности. Она шла с переменным успехом – как по причине удаленности от «центров китайской цивилизации», так и ввиду больших трудностей, испытываемых Народной Республикой в экономике и социальной сфере.

Даже когда китайское руководство провозгласило «новый путь» и широко открыло двери для западных инвестиций, СУАР оставался глубоким захолустьем, с самыми низкими заработками и отсутствием перспективы. А стоило Пекину ввести идеологические послабления, число мечетей в СУАР превысило 20 тыс. Среди уйгуров стало быстро расти влияние исламистов, включая радикальных, а также сторонников пантюркизма и других подобных движений.

Протяженная и плохо охраняемая госграница, особенно в горах, легко пересекалась в обоих направлениях, что привело к проникновению в Синьцзян вербовщиков ИДВТ и широкому вовлечению уйгуров в ряды незаконных вооруженных формирований. Когда положение дел приняло серьезный оборот, Пекин потребовал от Исламабада провести контртеррористическую операцию на границе с Афганистаном.

В результате в 2010 году был убит главарь сепаратистов Абдуль Хак. Уцелевшим боевикам пакистанские власти поставили ультиматум: покинуть приграничные области. Большинство приняло условия и перебралось подальше, а некоторые вернулись в Китай для совершения диверсий. Если в 2010 году в результате терактов там погибли семь человек, то в 2014-м – уже 307, причем практически все стали жертвой террористов уйгурской национальности.

Растущая угроза со стороны радикальных исламистов подвигла Пекин на проведение в СУАР масштабной кампании. Центральное правительство предписало мусульманам-уйгурам бороться против вовлечения своих детей во «вредоносную экстремистскую или террористическую деятельность».

Согласно вновь принятому закону, родители не имеют права «вовлекать или принуждать несовершеннолетних в религиозную деятельность», включая богослужения и изучение ислама вне рамок специальных заведений с соответствующим разрешением. Попавших под влияние радикалов стали направлять: малолетних – на «исправление» в спецшколы (с задачей отвращать учеников от экстремизма и сепаратизма), тех, кто постарше – в трудовые лагеря (называемые «центрами профессиональной подготовки и переобучения»).

Пекин объясняет эти меры необходимостью профилактики терроризма и экстремизма. Особенно в свете недавнего военного поражения в Сирии и Ираке «Исламского государства» (запрещенного в России). После чего воевавшие на его стороне уроженцы Синьцзяна стали возвращаться на историческую родину.

Американские исследования

Согласно докладной записке исследовательской группы Конгресса США «Уйгуры в Китае» от 28 января 2021 года, масштабные мероприятия в Синьцзяне проводятся властями четвертый год подряд. За это время выросло число постов полиции, ужесточился контроль за использованием интернета и стилем одежды (запрещены атрибуты радикального ислама), у населения собрана биометрия. Тысячи религиозных зданий лишились арабских надписей.

Согласно записке, в 2017–2020 годах власти задержали около 1,5 млн мусульман, главным образом уйгуров, и поместили их в «центры переобучения». Отпускали лишь тех, кто отказывался от исламских ценностей и выражал поддержку генеральной линии КПК. Удерживаемые уроженцы СУАР подвергаются «трансформации мышления и поведения» с целью ассимиляции их в китайское общество. Американцы считают, что подобная практика приведет к уничтожению культуры и самосознания уйгурского населения.

Некоторые из тех, кто содержался в «центрах», обращались в различные международные организации с жалобами на плохие условия содержания, перенаселенность в местах проживания, тяжелый труд на фабриках и плохое питание. А отдельные сидельцы утверждали, что подвергались физическому насилию.

Составители записки утверждают: хотя большинство задержанных вышли на свободу в 2019 году, не все уйгуры дождались родственников и соседей. На месте «центров» появились новые, больше напоминающие тюрьмы, а часть населения переместили в специально построенные резервации с ограничением права выезда. Трудоустройство уйгуров приняло «вынужденный характер»: в основном их берут на работу на предприятия текстильной промышленности, пошива одежды и обуви.

Пекин не отрицает самого факта «просветительской работы» среди мусульманского населения с главной целью – искоренить «терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм». На Западе же утверждают, что под этим предлогом власти насаждают политику ассимиляции малых народов.

Источник — ng.ru

USA Today: американская военная империя неэффективна, но Байден от нее не откажется

the American flag attached to the American military uniform.
 
GETTY

Газета USA Today предлагает американской администрации открыть глаза. Нужно ли такое огромное военное присутствие США за рубежом? Позволяет ли оно справляться с новым набором угроз: изменениями климата, пандемиями страшных болезней, кибератаками? Их ответ отрицательный. Но тут же эксперты признают, что Байден от этой страшной машины не откажется.

USA Today (США): Америка должна, наконец, научиться считать. Нужна ли ей такая огромная военная империя за рубежом? Часть 1

Десятилетиями США обладали военным превосходством в мире. Но перед лицом новых нетрадиционных экзистенциальных угроз Америка должна решительно менять старые стратегии.

Ким Хельмгаард (Kim Hjelmgaard)

После нескольких недель в море сотни молодых американцев сменили военную форму на бейсболки и футболки в Манаме, Бахрейн, и вышли из главных ворот сильно укрепленной базы Пятого флота ВМС США, главного центра военно-морских сил США на Ближнем Востоке.

Авианосец «Авраам Линкольн» только что пришвартовался в Бахрейне, небольшом арабском островном государстве на юго-западном побережье Персидского залива. Высадившиеся американские военнослужащие намеревались «оторваться» от своей трудной службы по обеспечению национальной безопасности, патрулируя один из самых загруженных и нестабильных морских путей в мире.

Примерно в 200 милях к востоку, через обширную акваторию, которая стала свидетельницей многих напряженных морских столкновений и диверсионных актов, лежал давний противник Америки — Иран.

Был ноябрь 2019 года.

Несколько месяцев спустя США и Иран едва не вступили в открытый конфликт после того, как Корпус стражей исламской революции Ирана выпустил баллистические ракеты по двум иракским военным базам, где размещались американские военные. Это нападение стало возмездием за убийство Пентагоном высокопоставленного иранского командующего Касема Сулеймани.

Для моряков «Американская аллея» в Бахрейне всегда была местом с ощущением дома: улица ресторанов быстрого питания и магазинов, обслуживающих жителей Запада. Моряки крепко держат здесь в руках свои iPhone и кофе Starbucks и отбиваются от попыток местных жителей продать им часы и другие безделушки.

Для военных стратегов в Вашингтоне эти американские моряки представляют собой устойчивую основу национальной безопасности США — один из сотен плацдармов Пентагона по всей планете.

Резкая «перемена погоды» с точки зрения угроз безопасности

На протяжении десятилетий США обладали глобальным военным превосходством, и это их достижение подкрепляло мировое влияние страны и обеспечивало ее национальную безопасность, а также усилия по продвижению демократии.

По данным экономического аналитического центра Peter G. Peterson Foundation, министерство обороны США тратит более 700 миллиардов долларов в год на вооружение и боевую готовность — это больше, чем следующие 10 топ-стран вместе взятые.

В Германии около 45000 американцев каждый день ходят на работу в военный «анклав» Кайзерслаутерна, сеть баз сухопутных войск и ВВС США, в котором расположены школы, жилые комплексы, стоматологические клиники, больницы, общественные центры, спортивные клубы, фуд-корты, военная полиция и много небольших магазинчиков. Около 60 000 американских военнослужащих и гражданских лиц расквартированы в Японии; еще 30 000 в Южной Корее. По данным Министерства обороны, в Африке служит более 6000 военнослужащих США.

Тем не менее, как говорят некоторые военные аналитики, представители министерства обороны и бывшие и действующие военнослужащие США сегодня, в условиях резкого изменения характера угроз безопасности, военная мощь Америки за рубежом может оказаться менее актуальной, чем когда-либо.

По их словам, наиболее серьезные угрозы для США все чаще носят невоенный характер. Среди них: кибератаки, дезинформация, экономическое доминирование Китая, изменение климата и вспышки инфекционных заболеваний, таких как COVID-19, которые разрушили экономику США так, как никакое другое событие со времен Великой депрессии.

Трита Парси, соучредитель Института Куинси по ответственному государственному управлению (Quincy Institute for Responsible Statecraft), вашингтонского «мозгового центра», который выступает за сдержанность США в размещении и использовании вооруженных сил за рубежом, говорит, что содержать огромные военные контингенты за тысячи миль от берегов США — дорого, громоздко и анахронично.

«Эта схема была разработана для мира, в котором тогда еще присутствовал другой военный гегемон, — сказала Парси. — Теперь пандемии, климатический катаклизмы, искусственный интеллект и 5G гораздо важнее для национальной безопасности Америки, чем наличие 15 баз в Индийском океане».

Более того, такая политика Америки может даже быть контрпродуктивной. Парси сказала, что активность вербовки террористов на Ближнем Востоке, например, прямо коррелируется с американским военным присутствием в регионе.

Между тем, согласно отчету Министерства внутренней безопасности США, опубликованному в октябре, за три месяца до того, как жестокая толпа штурмовала Капитолий, не иностранные террористы, а американские сторонники превосходства белой расы, представляют собой наибольшую террористическую угрозу для Америки.

Выступая со своей первой важной внешнеполитической речью в качестве главнокомандующего, президент Джо Байден заявил недавно, что поручил министру обороны Ллойду Остину осуществить «глобальный обзор состояния наших сил, чтобы наше военное присутствие соответствовало нашей внешней политике и приоритетам национальной безопасности «.

Насколько велики военные инвестиции США?

В конце Второй мировой войны у США было менее 80 зарубежных военных баз, большинство из которых находились на территории побежденных противников антигитлеровской коалиции — в Германии и Японии.

Сегодня, по данным Пентагона и его внешнего эксперта Дэвида Вайна, профессора антропологии Американского университета в Вашингтоне, их насчитывается около 800. По данным Министерства обороны США, около 220 тысяч американских военнослужащих и гражданских лиц служат в более чем 150 странах.

В сравнении с этим Китай, который является второй по величине экономикой в мире и, по общему мнению, крупнейшим конкурентом Соединенных Штатов, имеет только одну официальную зарубежную военную базу в Джибути на Африканском Роге. (Кэмп Лемонье, крупнейшая база США в Африке, находится всего в нескольких милях от нее). По словам Вайна, Великобритания, Франция и Россия имеют до 60 зарубежных баз вместе взятых. В мировом океане у США 11 авианосцев. У Китая их два. У России один.

Точное количество американских баз определить сложно из-за секретности, бюрократических недосказанностей и запутанных определений. Некоторые утверждают, что цифра в 800 баз завышена из-за того, что Пентагон рассматривает несколько базовых площадок, расположенных рядом друг с другом, как отдельные объекты. USA TODAY установил даты открытия более 350 из этих баз. Непонятно, сколько из остальных используется активно.

«Они считают каждый клочок, каждую антенну на вершине горы с 3-метровым забором вокруг нее», — сказал Филип М. Бридлав, четырехзвездный генерал ВВС США в отставке, который также был командующим силами НАТО в Европе. Бридлав подсчитал, что существует всего несколько десятков «крупных» зарубежных баз США, без которых действительно невозможно обеспечить национальную безопасность США.

Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что инвестиции США в оборону и их международное военное присутствие увеличиваются вот уже на протяжении десятилетий.

Когда в 1953 году война в Корее подошла к концу, за восемь лет до того, как президент Дуайт Эйзенхауэр предупредил в своем прощальном слове об угрозе растущего военно-промышленного комплекса США, Пентагон тратил около 11% ВВП, или 300 миллиардов долларов, на американские вооруженные силы, согласно данным Министерства обороны и собственным подсчетам USA TODAY. Сегодня Пентагон ежегодно легко проглатывает более чем в два раза больше с поправкой на инфляцию, даже если общая доля военных расходов в бюджете США значительно уменьшилась и составляет около 3%.

covid-19 убивает все больше и стоит все дороже

Несмотря на то, что США тратят на оборону все больше и больше в абсолютных цифрах, некоторые эксперты говорят, что американские вооруженные силы действуют в соответствии со стратегией национальной безопасности, которая почти не изменилась со времен Второй мировой войны и, следовательно, плохо приспособлена к новым, более динамичным угрозам.

«Большая часть нашего военного присутствия во всем мире теперь осуществляется действительно скорее по привычке», — сказал Бенджамин Х. Фридман, директор по политике института Defence Priorities, вашингтонского аналитического центра, который выступает за меньшую роль американских вооруженных сил в мире. «Если в какой-то момент для этого и имелось стратегическое оправдание, то сегодня зачастую его уже нет».

Генерал-лейтенант армии США в отставке Дэвид Барно и политолог Нора Бенсахель недавно предложили министерству обороны подготовиться к меньшим расходам, поскольку деньги должны быть переключены на другие приоритетные задачи.

«Пандемия covid-19 внезапно и ярко продемонстрировала, что крупные передовые вооруженные силы не могут эффективно защитить американцев от нетрадиционных угроз их личной безопасности и американскому образу жизни, — написали они на внешнеполитическом сайте War on the Rocks. — В глубоко взаимосвязанном мире география имеет гораздо меньшее значение, и та безопасность, которая обеспечивалась разбросанными по всему миру вооруженными силами Америки, в нынешних катастрофических кризисах оказывается совершенно ненужной».

Одна яркая иллюстрация того, как устоявшиеся приоритеты национальной безопасности США могут не соответствовать настоящему времени: после 11 сентября войны и различные американские антитеррористические операции по всему миру унесли жизни более 7000 американских солдат и стоили федеральное правительству, согласно расчетам Университета Брауна, около 6,4 триллиона долларов.

Однако менее чем за 5% этого времени пандемия коронавируса привела к человеческим жертвам, которые исчисляются цифрой в 70 раз большей, поскольку в США погибло более 500000 человек, и тоже стоила Америке не менее 6 триллионов долларов, согласно анализу «Ассигнования Конгресса и Федеральной резервной системы». (Центры по контролю и профилактике заболеваний полагают, что пандемия обошлась США до сих пор как минимум в 8 триллионов долларов.)

Но предотвращение такой смертности может заключаться не только в том, чтобы забрать деньги у Пентагона, но и сместить фокус самой его активности.

Например, старший советник Белого дома по covid-19 Энди Славитт 5 февраля объявил, что более 1000 военнослужащих, находящихся на действительной военной службе, начнут обеспечивать работу центров вакцинации по всей территории США.

Том Шпор, генерал-лейтенант в отставке и военный эксперт консервативного вашингтонского «мозгового центра» The Heritage Foundation, отмечает, что и в прошлом американские военные помогали в международных операциях по борьбе с пандемиями инфекционных заболеваний.

Так, после вспышки Эболы в Западной Африке в 2014 году Пентагон направил войска, оборудование и специалистов, чтобы помочь остановить болезнь, от которой погибло более 11000 человек, и которая стоила экономикам Сьерра-Леоне, Гвинеи и Либерии примерно 53 миллиарда долларов.

«Мы не можем позволить себе роскошь просто сказать: „Хорошо, в прошлом году армия оказалась не такой полезной, поэтому мы просто отзываем ее и вместо нее получим армию врачей»», — заявил Шпор.

Шпор сказал, что важно, чтобы США широко рассматривали национальную безопасность сквозь призму, которая включает в себя конфликты и терроризм, пандемии инфекционных болезней, изменение климата и кибератаки, а американские зарубежные военные базы и их персонал должны сыграть свою роль в борьбе с ними.

Климатические катаклизмы, ведущие к социальному хаосу

В 2017 году администрация Трампа отказалась от определения администрацией Обамы изменений климата как угрозы национальной безопасности. Это упущение произошло, несмотря на то, что многие члены Конгресса, руководители Совета Безопасности ООН, союзники США и десятки аналитических центров и исследовательских институтов в области безопасности заявляли и заявляют, что климат представляет собой потенциальную «катастрофическую» угрозу национальной и глобальной безопасности. (В одном из своих первых указов Байден вновь назвал изменение климата приоритетом национальной безопасности.)

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, изменение климата — от коварной жары до страшных наводнений — уже уносит ежегодно около 150 000 жизней во всем мире. Марк Карни, спецпосланник ООН по борьбе с изменением климата, предупредил, что если не будут приняты решительные меры, то к середине этого столетия в мире будет наблюдаться ежегодная смертность от изменений климата, эквивалентная смертности от пандемии covid-19.

Наряду с лесными пожарами, ураганами и засухами эти стихийные бедствия дестабилизируют страны, включая США, вызывая болезни, нехватку продовольствия, социальную и политическую нестабильность и массовую миграцию.

После того, как нехарактерный зимний циклон полностью парализовал Техас, советник Белого дома по внутренней безопасности Лиз Шервуд-Рэндалл сделала предупреждение.

«Изменение климата реально, и оно уже вовсю происходит сейчас, но мы недостаточно подготовлены к нему, — сказала она. — Инфраструктура США не выстроена так, чтобы выдерживать эти экстремальные условия».

Американские военные тоже не застрахованы от климатических катаклизмов.

«Союз обеспокоенных ученых», группа экспертов по защите интересов науки, базирующаяся в Бостоне, сообщила, что Пентагон находится на переднем крае такой опасности от климатических катаклизмов, как повышение уровня мирового океана, поскольку нынешние климатические тенденции «усложняют операции на некоторых американских прибрежных военных объектах», включая 128 баз в США, стоимость которых составляет около 100 миллиардов долларов.

Брэд Боуман, бывший офицер армии США и профессор военной академии Вест-Пойнт, отметил, что американские вооруженные силы — это не «швейцарский армейский нож», способный устранить любую угрозу. «Поэтому неправомерно использовать их в качестве „соломенного чучела» для критики за то, что они не справляются с угрозами, на которые и не были рассчитаны», — сказал этот бывший советник по национальной безопасности при сенатских комитетах по вооруженным силам и международным отношениям.

«То, что американские вооруженные силы не могут решить все проблемы, вовсе не означает, что они бесполезны для решения некоторых из них», — добавил он.

Бывший министр обороны Роберт Гейтс заявлял, что, хотя в наше время вновь встали во всю силу такие проблемы, как изменение климата и пандемии, другие проблемы тоже не исчезли и даже не уменьшились. Он везде подчеркивает, что «Россия работает над сверхсовременным оружием, полностью реформировала свои вооруженные силы и впервые после окончания холодной войны держит свои подводные лодки у нашего восточного побережья. Иран разрабатывает высокоточные ракеты. Северная Корея развивает свои ядерные программы. Китайцы продолжают наращивать свою военную мощь».

Китай и кибератаки: как США сравнивают своих главных противников

В целом, военное присутствие Китая за рубежом относительно невелико.

Официальный оборонный бюджет Китая на 2020 год составлял 178 миллиардов долларов, и Пекин проявляет гораздо меньший интерес к тому, чтобы сравняться по военному арсеналу с Пентагоном, и больше озабочен трансформацией от роли подражателя к роли «локомотива» в области биотехнологий, финансов, IT- технологий, робототехники, искусственного интеллекта, аэрокосмической промышленности, кибербезопасности и других высокотехнологичных направлениях.

Китай вместе с Индией в настоящее время занимает первое место в мире по количеству выпускников ВУЗов с научными и инженерными степенями. На Китай приходится около четверти таких выпускников в мире, согласно отчету ООН за 2018 год. На США приходилось только 6% от их общего числа.

Еще одним признаком того, как Китай смотрит на «поля сражений будущего», является то, как Пекин пытается возродить и расширить т.н. «Шелковый путь», древний торговый путь, который когда-то пролегал между Китаем и Западом. Китайский мегапроект «Один пояс, один путь» — это предприятие стоимостью несколько триллионов долларов, которое включает в себя помощь в строительстве — часто за счет кредитов — тысяч автомагистралей, железных дорог, портов и промышленно-транспортных коридоров в более чем 60 странах. Проект направлен на создание непревзойденного «зонта экономической безопасности» для Китая во всем мире.

«Китай ведет совершенно другую игру, чем США, — говорит Уильям Хартунг, директор проекта «Оружие и безопасность» Центра международной политики в Вашингтоне. — США полагаются на традиционные военные базы, глобальный военный потенциал и подготовку местных вооруженных сил, в то время как Китай стремительно продвигается вперед, заключая экономические сделки, в результате которых он, похоже, покупает большее влияние, чем дает США их военное присутствие за рубежом».

Пекин строит военизированные форпосты на спорных островах в Южно-Китайском море, и Пентагон считает, что он скрытно приобретает зарубежные базы в Пакистане и, возможно, в западной части Тихого океана. Китай недавно расширил программу арктических исследований, которую бывший госсекретарь США Майк Помпео назвал «троянским конем» для американских вооруженных сил.

Чтобы соответствовать китайцам, генерал армии Марк Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов, заявил, что США необходимо расширить свой военно-морской флот, включая инвестиции в надводные и подводные беспилотные корабли. Он сказал, что США необходимо осваивать новые технологии — от искусственного интеллекта до носимой электроники (нательных компьютеров, встроенной в одежду военной электроники и т.д.).

Байден, со своей стороны, пообещал сделать кибербезопасность приоритетом для своей администрации после того, как в декабре была раскрыта одна из самых массовых кибератак на Америку в истории.

В течение нескольких месяцев российские правительственные хакеры, известные под обозначениями APT29 или Cozy Bear, взламывали электронные сети министерства финансов и торговли, а также других правительственных учреждений США. Эта же российская группа взломала почтовые серверы госдепартамента и Белого дома во время правления Обамы. В декабре российские хакеры атаковали IT-компанию, используемую всеми пятью видами вооруженных сил США.

Двухпартийное расследование Сената также показало, что Россия участвовала в изощренной кампании по расколу американского общества перед выборами 2016 года, в которую входили хакеры, связанные с российской военной разведкой, а также по проникновению в электронную почту национального комитета демократической партии и распространению ложной информации о Хиллари Клинтон в социальных сетях.

Министерство обороны признало, что ему необходимо адаптироваться к меняющемуся ландшафту угроз, и усилило киберкомандование США и Агентство национальной безопасности — те самые организации, которые активно проводят тайные программы, чтобы попытаться остановить китайских, иранских и российских хакеров. Возможно, именно в этом отношении физическая военная инфраструктура США за рубежом может оказаться весьма актуальной.

Но угроза кибератак все равно остается очень серьезной и постоянно растет.

По данным американского Совета по международным отношениям, с 2005 по 2020 год правительство США, государственные сети и частные компании подвергались кибератакам 135 раз со стороны китайских, российских и иных иностранных государственных организаций.

Продолжение в Части 2.

Источник — ИноСМИ

ИРАН ПОСТАВЛЯЕТ ОРУЖИЕ РПК ДЛЯ ОТРАЖЕНИЯ АТАК ТУРЦИИ

После недавних разногласий по поводу нападений Турции на членов Рабочей партии Курдистана (РПК) в районе Шангал в Ираке проиранские группировки провели экстренное совещание, чтобы обсудить пути противостояния Анкаре в регионе.

Согласно информации, полученной «Arabi Post» из шиитских политических и военизированных источников, в эти выходные состоялась встреча, на которой присутствовали лидеры группировок «Аль-Нуджаба», «Хезболлы», Рабочей партии Курдистана, Сил самообороны Шангала (ССШ) и офицеров Корпуса стражей иранской революции (КСИР).

Те же источники сообщили, что Силы народной мобилизации (НМС/Хашд аш-Шааби) приняли решение не покидать район Шангал из-за турецкого нападения, а развернуть дополнительные силы «Аль-Нуджаба», одной из поддерживаемых Ираном иракских вооруженных группировок, в Шангале.

Детали встречи

Видный командир поддерживаемой Ираном вооруженной группировки, знакомый с деталями встречи, сообщил «Arabi Post», что «лидеры Народных мобилизационных сил решили не оставлять район Шангал уязвимым для турецкого нападения и укрепить координацию действий КСИР и Рабочей партией Курдистана, а также изучили и обсудили пути защиты территории от Анкары в ближайшие дни».

По информации, полученной «Arab Post», на встрече присутствовал лидер ливанской «Хезболлы» Мохаммад Каусарани, который находился с визитом в Тегеране за несколько дней до встречи.

С другой стороны, командир полувоенных формирований сообщил «Arabi Post», что «участники встречи согласились, что бригада «Нуджаба» будет управлять всем южным районом Шангал и оказывать помощь Рабочей партии Курдистана».

Относительно вооружения членов РПК, присутствующих в районе Шангал, тот же источник сообщил, что «РПК не хватает боеприпасов и 107-мм ракет, которые были переданы ей на следующий день встречи, то есть ракет, поступающих из Тегерана».

«Мы договорились и встретились, чтобы помочь РПК противостоять турецкой агрессии и не позволить ИГИЛ использовать турецкие атаки и снова проникнуть в район Шангал, а РПК имеет большой опыт противостояния ИГИЛ»,  — добавил источник.

Обеспечение безопасности коридора РПК

Одним из наиболее важных результатов встречи, по мнению ряда лидеров военизированных формирований, которые были среди участников, было обеспечение безопасности проходов, используемых РПК между Сирией и Ираком, в частности дороги, соединяющей сирийский район Хасака и иракский Шангал.

Источник сообщил, что «Турция разрушает коридоры между Хасакой и районом Шангал, преследуя Рабочую партию Курдистана, чтобы помешать ей достичь северо-востока Сирии, тем более что Шангал является стратегическим местом и также используется американцами для нанесения ударов по Хашд аш-Шааби, поэтому мы сочли важным обезопасить эти районы посредством сотрудничества между Хашд аш-Шааби и РПК и координации информации между ними».

Кроме того, лидеры вооруженных группировок, лояльных Ирану, согласились поддержать РПК в городе Махмур, который расположен в провинции Ниневия на севере Ирака и включает курдские лагеря, из которых, по мнению турецких властей, РПК осуществляет нападения на территорию Турции.

Во время своего визита в Ирак в январе 2021 года министр обороны Турции Хулуси Акар подчеркнул необходимость сотрудничества правительств Багдада и Эрбиля с Анкарой для противостояния членам РПК в городе Махмур.

Встреча лидеров вооруженных групп в Шангале: Иран поставляет оружие РПК для отражения атак Турции | RiaTaza

Разгром Армении в 44-дневной войне столкнул армию лицом к лицу с премьером Пашиняном

Кризис в Ереване обострился после принятия группой высокопоставленных военных заявления с требованием отставки премьер-министра Пашиняна

Ali Cura,Aynur Asgarli   |Разгром Армении в 44-дневной войне столкнул армию лицом к лицу с премьером Пашиняном

АНКАРА

Начатая ВС Азербайджана 27 сентября 2020 года контрнаступательная операция в Карабахе спустя 44 дня завершилась славной победой Азербайджана. Армения во главе с премьер-министром Николом Пашиняном была вынуждена признать капитуляцию и подписать 10 ноября того же года трехстороннее соглашение, подразумевающее также добровольное освобождение оставшихся земель.

Это также привело к дестабилизации ситуации внутри страны, акции протеста против действующего правительства не утихают по сегодняшний день.

Кризис в Ереване обострился после принятия группой высокопоставленных военных 25 февраля заявления с требованием отставки премьер-министра Никола Пашиняна.

Сразу после этого Пашинян выступил с заявлением и назвал действия военных «попыткой военного переворота» в стране.

Основной причиной этой «попытки военного переворота» стала неспособность смириться с победой азербайджанской армии в 44-днейной Отечественной войне в Карабахе.

Совместное заявление Азербайджана, России и Армении, положившее конец военным действиям в Карабахе, было подписано 10 ноября 2020 года. Сразу после этого жители Армении массово вышли на улицы с требованием отставки Пашиняна.

Несмотря на то, что Пашинян с первого дня своего нахождения у власти придерживался прозападной позиции, Запад не проявил активности в вопросе поддержки Еревана. В результате армянский премьер был вынужден уповать на помощь Кремля.

Со дня подписания соглашения все высокопоставленные лица в правительстве Армении, в том числе действующий президент Армен Саркисян, продолжают выступать с критикой в адрес Пашиняна.

Пашинян внес ряд изменений в состав Кабинета министров страны, однако работа при таком уровне недовольства в правительстве не представляется возможной. Президент Саркисян все еще не подписал заявление Пашиняна об отставке главы Генштаба ВС страны, а также ряд других документов, инициированных премьером. Учитывая все это, вероятность проведения внеочередных выборов в стране все еще остается высокой.

Саркисян выступает за проведение досрочных выборов не позднее, чем через год. К выборам, по мнению Саркисяна, страну должно подвести временное технократическое правительство, где будут представлены все политические партии страны.

Если Саркисян категорически откажется подписывать заявление об отставке главы Генштаба, недовольство в рядах армии, возникшее после поражения в Карабахе, приобретет новые масштабы. Заручившись поддержкой Саркисяна, высокопоставленные командиры могут свергнуть Пашиняна путем военного переворота и привести страну к досрочным выборам.

Большая часть высокопоставленных военных в армии Армении являются карабахскими армянами. В этой связи существует вероятность, что в случае перехода власти к военным, достигнутое трехстороннее соглашение может быть нарушено армянской стороной. Как следствие, не исключается возобновление боевых действий с Азербайджаном.

Однако возможность успеха военного переворота армянской армии, которая была почти полностью сокрушена азербайджанскими военными, вызывает большие сомнения.

Следует учесть, что полиция Армении в настоящий момент полностью поддерживает премьер-министра Пашиняна. Кроме того, военнослужащие дислоцированной в Гюмри российской военной базы в силах с легкостью подавить любой военный переворот в Армении.

Политика Пашиняна в регионе в настоящий момент отвечает интересам Кремля. При поддержке России Пашинян может удержать власть до следующих выборов.

До следующих выборов Пашинян руками полиции может оказать давление на оппозиционных лидеров и активистов, организовать их аресты.

Привлекает внимание и тот факт, что заявление Евросоюза о «необходимости сохранения нейтралитета вооруженных сил в политических вопросах и сохранения гражданского контроля» поступило спустя значительный промежуток времени после заявления Генштаба с требованием об отставке Пашиняна.

Пассивная реакция Запада на события в Карабахе усиливает вероятность того, что Армения будет действовать, исходя из интересов России.

Кризис в Ереване обострился после принятия группой высокопоставленных военных заявления с требованием отставки премьер-министра Пашиняна

Ali Cura,Aynur Asgarli   |

Москва поддержит Бишкек. В обмен за русский язык

Михаил Метцель/ТАСС

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»


Садыр Жапаров попросил финасовую помощь у Владимира Путина.

Владимир Путин на переговорах с президентом Киргизии Садыром Жапаровым выразил надежду на нормализацию ситуации в республике и заверил, что Россия и дальше будет ее поддерживать. Важным решением Путин назвал сохранение статуса русского языка в Киргизии как государственного. В качестве помощи Бишкек получил 623 млн руб., решается вопрос о выделении ранее обещанных 100 млн долл. через Евразийский фонд стабилизации и развития (ЕФСР).

Первый зарубежный визит президента Киргизии Садыра Жапарова в Россию эксперты назвали прорывным. Как сказала «НГ» пресс-секретарь киргизского президента Галина Байтерек, «встречи на самом высоком уровне показывают, что россияне готовы работать с новым президентом Кыргызстана и от того, какие темы он поднимет, зависит объем документов и договоренностей, которые будут достигнуты и подписаны». «От итогов встреч на высшем уровне в Первопрестольной зависит дальнейшее развитие общественно-политической и экономической ситуации в Кыргызстане, а значит, и стабильность во всем регионе», – отметила Байтерек.

Тема русского языка прошла красной нитью переговоров в Москве. В начале Владимир Путин подчеркнул важность сохранения статуса русского языка, заявив, что «это дает определенные преимущества на рынке труда в России – не требует дополнительных экзаменов, не создает дополнительных сложностей для кыргызстанцев, которые приезжают в Россию».

Глава Госдумы РФ Вячеслав Володин отметил, что «граждане стран, где русский язык изучается и является языком официального общения, получают ряд льгот на территории РФ, эти возможности доступны для граждан Кыргызстана и Беларуси».

Российских бизнесменов интересовала информация об инвестиционном климате в Киргизии. Во время октябрьского переворота пострадала российская компания «Альянс Алтын». Как отметила Галина Байтерек, это новый формат общения президента с российскими бизнесменами, поскольку ранее в практике проведения первых визитов президентов других стран встречи с деловыми кругами не предусматривались.

Ивестиционные проекты обсуждались и на переговорах с председателем правительства Российской Федерации Михаилом Мишустиным. Российский премьер, как сказала пресс-секретарь президента Киргизии, «отметил искреннюю заинтересованность в выводе двусторонних отношений на новый высокий уровень, наполнении его хорошим содержанием и проектами».

Киргизский политолог Марс Сариев сказал «НГ»: «Говорить, что это был ознакомительный визит, не приходится, так как на встречах с российскими руководителями рассматривались различные проекты – от малых до мегапроектов, не только в масштабах союза Киргизия–Россия, но и в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и региона в целом. Не случайно в делегации – практически полный состав кабинета министров. По мнению эксперта, ранее в геополитическом аспекте такого формата договоренностей между Москвой и Бишкеком еще не было. «Как сейчас меняется ситуация на Южном Кавказе, после войны в Нагорном Карабахе и тех новых предложений, которые делает Москва Армении, Азербайджану и Ирану, так же будет меняться ситуация и в Центральной Азии. Поэтому визит президента Жапарова имеет стратегическое значение для сохранения стабильности не только в Киргизии, но Центральной Азии в целом», – отметил Сариев. Эксперт пояснил, что Россия приняла беспрецедентное решение о принятии Ирана в ЕАЭС, а также открытии транспортных коридоров через Армению, Нахичевань (Азербайджан), далее в Иран и на Ближний Восток. Таким образом, проекту под условным названием «Великий Туран» реализоваться не суждено. Примерно такая же логика присутствует в Центральной Азии. «Россия может стать участником проекта китайско-пакистанского коридора, через Каракарумское шоссе с выходом в порт Гвадар Россия могла бы провести свой транспортно-логистический коридор. Это аналогично тому, что происходит на Южном Кавказе. Такого рода проекты стабилизируют ситуацию», – считает эксперт.

Дело в том, что администрация Трампа успела вывести из списка террористических организаций Исламское движение Восточного Туркестана (ИДВТ), костяк которого составляют уйгурские сепаратисты. Поэтому, как полагает эксперт, следует ожидать дестабилизации в Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурском автономном округе. Боевики ИДВТ сейчас базируются в рамках ИГ (Исламское государство – запрещено в РФ) в Афганистане. Соответственно дестабилизация перемещается с Ближнего Востока в сторону Центральной Азии. «Тригером запуска процессов на Ближнем Востоке были курды. До начала конфликта им была презентована разработанная американскими аналитиками карта под названием «Великий Курдистан». И под этим флагом разрозненный курдский народ выступил детонатором. В Центральной Азии уйгуры являются той реперной точкой, на которой будет строиться дестабилизация в регионе. Все это создает основу для того, чтобы Россия и Китай совместно стабилизировали ситуацию в Центральной Азии», – отметил Сариев. Поэтому визит президента Садыра Жапарова в Россию имеет стратегическое значение для сохранения стабильности в республике и в регионе.

Что же касается финансовой помощи, то кроме 623 млн руб., которые Москва выдала на создание системы маркировки товаров средствами идентификации, Бишкек ожидает решения вопроса по кредиту в 100 млн долл. Деньги могут пойти на стабилизацию экономической ситуации в Киргизии. Этот кредит республика должна была получить еще в прошлом году, но из-за нестабильности в республике ее придержали. Накануне РФ выделила еще два транша, стабилизирующие ситуацию – 5 млн долл. на зарплаты бюджетникам и 2,5 млн долл. на горячее питание школьникам.

Источник — ng.ru

Импорт иранского газа в Турцию сократился более чем на 30%

Снижение импорта газа из Ирана связано со взрывом на газопроводе

Nuran Erkul Kaya,Firdevs Yüksel,Ekip,Elmira Ekberova   |26.02.2021Импорт иранского газа в Турцию сократился более чем на 30%

СТАМБУЛ

Турция в 2020 году увеличила импорт природного газа на 6,5 процента по сравнению с 2019 годом – до 48,1 миллиарда кубометров.

Как сообщает агентство «Анадолу» со ссылкой на Управление по контролю и регулированию энергетического рынка Турции (EPDK), при этом импорт газа из Ирана сократился на 31,2 процента, до 5,3 млрд кубометров.

Снижение импорта газа из Исламской Республики связано со взрывом на газопроводе между Турцией и Ираном и задержка ремонтных работ в связи с пандемией.

Турция в прошлом году увеличила импорт газа из России на 6,4 процента по сравнению с 2019 годом – до 16,2 млрд кубометров, из Азербайджана – на 20,5 процента, до 11,5 млрд долларов.На веб-сайте агентства «Анадолу» в укороченном виде публикуется лишь часть новостей, которые предоставляются абонентам посредством Системы ленты новостей (HAS) АА.


Импорт иранского газа в Турцию сократился более чем на 30% (aa.com.tr)

Туркестан вошел в Организацию городов всемирного наследия

Древний город расположен на юге Казахстана и считается духовной столицей тюркского мира

Meiramgul Kussainova,Ülviyya Amuyeva,Ekip   Туркестан вошел в Организацию городов всемирного наследия

НУР-СУЛТАН

Город Туркестан на юге Казахстана официально стал членом Организации городов всемирного наследия (OWHC).

Как сообщили в местной администрации, город Туркестан 2 апреля примет X Международную конференцию городов всемирного наследия Евразии.

В сообщении говорится, что с вступлением Туркестана в OWHC статус города повысится.

«Мавзолей Ходжи Ахмета Ясави в Туркестане, покоривший весь мир своим куполом небесного цвета, теперь будет в центре внимания большего числа туристов», — отметили в местной администрации.

Организация городов всемирного наследия была создана в Марокко в 1993 году для поддержки разработки и внедрения методов управления наследием, охраняемым ЮНЕСКО.

Туркестан: духовная столица тюркского мира

В Туркестане, возраст которого насчитывает более 1500 лет, живут свыше 260 тысяч представителей 46 национальностей.

Позитивное воздействие на развитие Туркестана оказало решение руководства республики от 2018 года о преобразовании города, расположенного недалеко от реки Сырдарья, в административный центр.

В этом древнем населенном пункте расположено множество религиозных и исторических памятников, в том числе знаменитый мавзолей Ходжи Ахмета Ясави, что привлекает в Туркестан туристов со всех концов мира.

Туркестан посещает в среднем до миллиона туристов в год. Ожидается, что к 2025 году этот показатель достигнет пяти миллионов.

В городе продолжается строительство международного аэропорта, Музея тюркских народов, Центра казахских ханов и героев, Дворца молодежи, мини-музея Ходжи Ахмеда Ясави, ряда других социальных и культурных объектов.

На период в 2019-2020 гг. на развитие инфраструктуры города было выделено 1,4 миллиарда долларов.

В реализации строительных проектов в Туркестане, известном в качестве одной из культурных и духовных столиц Тюркского мира, принимают участие и турецкие компании.

Особый вклад в социальную и культурную жизнь города вносит и Международный казахско-турецкий университет имени Ходжи Ахмеда Ясави, основанный в 1992 году в Туркестане.

Стратегическое значение Туркестану придает также тот факт, что город расположен на маршруте древнего Шелкового пути.

Туркестан вошел в Организацию городов всемирного наследия (aa.com.tr)

Тихановская: мы потеряли улицы (Le Temps)

© AP Photo, Mindaugas Kulbis

Лидер оппозиции Белоруссии Светлана Тихановская заявила, что протестное движение проиграло, поскольку «потеряло улицы». Из-за этого оно лишилось возможности бороться с режимом Александра Лукашенко.

Об этом она рассказала в интервью изданию Le Temps. Сейчас оппозиционеры пытаются улучшить свою организацию, а уличные протесты, возможно, продолжить весной.

«Я должна признать, что мы потеряли улицы, у нас нет возможности бороться с насилием режима против протестующих — у них есть оружие, у них есть сила. Так что да, на данный момент кажется, что мы проиграли», — сказала она.

Тихановская добавила, что сейчас предпринимаются попытки связать между собой различные оппозиционные объединения, которые существуют среди врачей, учителей и бывших силовиков.

«Наша стратегия состоит в том, чтобы лучше организоваться, подвергать режим постоянному давлению — до тех пор, пока люди не будут готовы выйти на улицы снова, возможно, весной», — сообщила она.

Ранее лидер белорусской оппозиции Светлана Тихановская высказалась о разочаровании в западных политиках.

Светлана Тихановская: «Я долго считала себя слабой женщиной» (La Croix) (inosmi.ru)

«Мягкая сила» Турции в Грузии: Как Анкара добивается стратегических целей в восточном Причерноморье

Google

Айдан Мусаева, стажер центра STEM

После распада СССР, расстановка сил в южно-кавказском регионе кардинально изменилась, превратившись в арену соперничества крупных региональных и внерегиональных держав  с участием США, России, Турции и ЕС.   В этом плане, среди всех заинтересованных акторов региональной системы отношений, позиция Турции в выстраивании прямого диалога со странами Южного Кавказа отличается своей прагматичностью.

Анкара имеет прямые интересы в регионе по отношению каждой из стран и в соответствие своих внешне-политических целей осуществляет разную политику. В этой связи, Грузия занимает важнейшее место в реализации данных целей Турции, что влияет изменению расстановки сил на пост-советском пространстве.

При чем, Анкара планомерно продвигает свои интересы не только в экономической, но и в военной сфере, стараясь доказать, что в противоречиях между Россией и Грузией, Турция намерена выполнять свои союзнические обязательства перед Тбилиси.

Достаточно вспомнить целый ряд совместных военных учений между Турцией, Грузией и Азербайджаном за последние годы. Помимо прочего, Анкара недвусмысленно намекает, что не пожалеет денег и сил за интересы Тбилиси. Об этом говорит достижение договоренностей о восстановлении Марнеульского военного аэродрома, который был разрушен во время южно-осетинского конфликта в 2008 году. Инициатива со стороны Турции в данном проекте еще раз является проявлением турецко-российской конкуренции в регионе, так как данный военный объект был разбомблен российскими войсками в ходе сепаратистского движения в Грузии.

В советское время этот военный аэродром считался важным звеном в системе ВВС Закавказского военного округа. После распада СССР он используется военно-воздушными силами Грузии. Там дислоцированы несколько штурмовиков Су-25, произведенных на Тбилисском авиационном заводе.

Учитывая политичексие инструменты, которыми пользуется турецкая дипломатия, можно с уверенностью предположить, что за последние годы Анкара с успехом использует также  «мягкую силу» для роста своего влияния.   

Двухсторонние отношения между Грузией и Турцией охватывают длительный исторический период, который несомненно способствовал не только развитию дипломатических связей, но и укреплению турецкого влияния в Кавказском регионе.

Во времена Османской империи, Грузия в связи с выгодным стратегическим положением в регионе, становилась объектом интереса, что выражалось в бесчисленных набегах турков-османов на грузинские территории. Однако, с изменением природы международных отношений, инструменты воздействия турецкой дипломатии в корне изменились, отдавая предпочтение методам «мягкой силы» для достижения своих региональных геополитических целей.

Историческая общность, общие интересы в обеспечении региональной  и энергетической безопасности, на сегодняшний день составляют основу грузино-турецких отношений, чему обе страны уделяют значительное внимание в своей региональной дипломатии.

Турция, провозгласив в качестве основы своей региональной политики доктрину «Ноль проблем с соседями», выбрала себе путь мирного государственного взаимодействия, и с помощью мирных дипломатических средств установливает взаимовыгодный геополитический диалог.

После прихода во власть партии развитии и справедливости во главе Р.Т.Эрдоганом, Турция  начала более активно участвовать в разрешении политических  и экономических вопросов региона, стремительно укрепляя свою кандидатуру на роль регионального гегемона. В спектр влияния турецкой дипломатии можно включить следующие геополитические сферы: Ближний и Средний Восток, Черноморский бассейн, Балканский полуостров и Кавказский регион.

Дипломатическое взаимодействие в рамках Кавказского региона осуществляется следующими странами: Азербайджан, Грузия и Армения. В каждом из этих регионов Турция использует различные  средства влияния, для укрепления своей позиции в региональный политике, но по отношению к Кавказским странам доминируют мирные средства дипломатии.

Грузия, играя важную геополитическую роль в обеспечении турецких интересов, становится одним из центральных объектов в региональной политике Турции.

Государственные отношения развиваются благодаря добровольному сотрудничеству, что реализуется в различных сферах, включая военно-политическую( совместные военные учения, для достижении Грузией вступление в НАТО, в котором роль регулятора играют турецкие вооруженные силы), энергетическую( многочисленные нефте-газовые проекты , в которых Грузия играет роль страны-транзитера и участвует в обеспечении энергетической безопасности европейских стран, посредством таких проектов как Баку-Тбилиси-Джейхан, Баку-Тбилиси-Эрзурум и т.д.) торговую, культурную и т.п.

Важнейшей сферой взаимодействия является культурная сфера, где наиболее ярко ощущается влияние «турецкой мягкой силы».

Одним из стратегически важным территорией для Турции является  регион Аджария, мусульманский регион в христианской Грузии.

С начала XXI века данный регион занимает первое место в построении двухсторонних государственных отношений, обеспечивая регион постоянным потоком турецких инвестиций и других экономических привилегий, тем самым способствуя социо-культурному развитию региона. За счет получаемых финансов строятся многочисленные мечети и медресе, школы, наряду с образовательными и религиозными учреждениями также построены туристические комплексы, рестораны, отели и т.д. Казалось бы, подобные изменения во взаимодействии двух стран могут иметь только положительные результаты, но нынешняя ситуация подтверждает обратное. По мнению некоторых грузинских экспертов, активное участие турецких  инвестеров в экономики Грузии, увеличение влияния мусульманской общины региона, которая поддерживается Турцией, все усложняет определить природу и цели турецкой дипломатии в Аджарии. По мнению бывшего депутата грузинского парламента Гамлета Чипашвили, Аджария находится под контролем Турции, нежели Грузии в экономическом и культурном плане.

«В Аджарии давно функционируют десятки различных мусульманских организаций, которые прямо финансируются правительством Турции. Главная цель этой политики — обращение максимального количества местного населения в ислам. Представители этих организаций сотнями забирают из Аджарии для учебы в турецких медресе девушек и юношей. Затем они возвращаются на родину — и начинают активно пропагандировать ислам», сказал Чипашвили. 

Посредством реализации политики  «мягкой силы» в этом регионе, Анкара пытается обеспечить как можно большего влияния, что в итоге дает повод противникам Анкары обвинять ее возрождении «неоосманизма».

Главные экономические центры, торговля, туристические комплексы контролируются гражданами Турции. Учитывая данный феномен, можно с лёгкостью предположить, что Турция для укрепления своей позиции использует методы «мягкой силы», чтобы достичь роли главного регионального актора. Используя всевозможные средства сотрудничества, турецкая дипломатия добивается все стремительного отдаления Грузии от российского влияния. Несмотря на опасения экспертного общества ростом турецкого влияния, многие соглашаются, что со времен президенства Михеила Саакашвили, благодаря Турции Грузия смогла в значительной степени уйти от влияния России, выбрав путь интеграции с Западом. С этого момента грузино-турецкие отношения стали развиваться по новому политическому курсу. Турция же получив новые возможности для осуществления своих геополитических интересов, стала более активно внедрять свое влияние в политике и экономике Грузии, путем крупных государственных инвестиций, социо-культурного сотрудничества, энергетического диалога и т.д.

Перечисленные примеры значительно влияют не только на отношения Грузии и Турции, но и в целом на политическую ситуацию в пост-советском пространстве, усиливая также турецко-российскую конкуренцию в регионе.  

«Мягкая сила» Турции в Грузии: Как Анкара добивается стратегических целей в восточном Причерноморье | STEM Lab (stem-lab.az)

Новая национальная элита Америки

Tablet Magazine (США): новая национальная элита Америки
Америка сегодня управляется единым элитным классом, а не множеством местных патрицианских кланов, которые когда-то соперничали друг с другом за деньги и власть.

Майкл Линд (Michael Lind)
Третье десятилетие двадцать первого века началось, а высшее общество США продолжает подавать признаки жизни — это «хай сосайети» (высшее общество — прим.ред.) по-прежнему устраивает балы для выходящих в свет девушек и организует соревнования по поло и другим аристократическим видам спорта, а патрицианские богатые семьи по-прежнему вместе проводят летний отдых в Ньюпорте. Но все это уже не то, эти явления напоминают отпечатки костей древних динозавров, настолько они далеки от старой классовой системы в США. Между тем поднимающийся новый правящий класс в США можно найти в каждом большом городе в каждом регионе. Для членства в этом обществе нужно иметь правильные дипломы и правильные убеждения.

Старые богатые

Для людей, наблюдавших за развитием отношений между разными классами в США в двадцать первом веке, сочетание социального класса с определенным уровнем дохода — это любимое занятие, позволяющее «классифицировать» разные слои общества. Но это же занятие может быть очень разочаровывающим и утомительным, и в зависимости от вашего подхода у вас могут получиться самые разные классы по доходам. Вы можете разделить общество на четыре группы по 25% населения: самые богатые, достаточно богатые, умеренно бедные и т.д. А можете и открыть, что доходы 1% самых богатых сопоставимы с доходами 99% остальных. Или разбить на две группы — 99,99% против 0,01% самых богатых. Тем не менее в США, как и в большинстве развитых обществ, класс — это сочетание сегодняшнего дохода, накопленных прежде богатств, образования, этнического происхождения, религиозной веры и расы. Причем все эти элементы в разных классах сочетаются в разных пропорциях. Никогда в истории человечества не существовало общества, где правящий класс был бы просто собранием разными путями достигших успеха богачей.

Прогрессисты, которые ставят знак равенства между классовым превосходством и деньгами, — такие прогрессисты склонны к упрощенным вариантам сглаживания классовых противоречий. Например, они предлагают посылать людям с низкими доходами наличность — чтобы поддерживать их доходы на уровне универсального базового дохода. Между тем популисты из правой части политического спектра лелеют собственные иллюзии. Они воображают, что США были намного более эгалитарным обществом (речь идет о ситуации внутри белого большинства, исключая чернокожую часть населения), чем нынешняя страна — в 1950-х или 1850-х годах. На самом деле и тогда равенства не было.

Высший класс: новичков не принимаем

И наивные прогрессисты, и мечтательные правые упускают из вида реальную эволюцию американской классовой системы в минувшие полвека. В результате состоялась консолидация (объединение и окукливание) американского правящего класса — ситуация, не имеющая прецедента в американской истории. Прежде правящий класс США был более или менее открыт для новичков. Такая ситуация связана с тем, что начиная с Американской революции конца восемнадцатого века до и до конца двадцатого века американская элита была разделена между небольшими региональными олигархиями. И только на протяжении жизни уходящего поколения эти региональные патрицианские кланы абсорбировались в единую, все более гомогенную национальную олигархию. Члены этой олигархии говорят с одним и тем же акцентом, имеют одинаковые манеры, ценности и дипломы о высшем образовании от Бостона (север) до Остина (юг) и от Сан-Франциско (запад) до Нью-Йорка и Атланты. И вот это настоящая перемена имеет эпохальное значение.

С незапамятных времен каждый крупный город в США обзаводился своим набором богатых семей — обладательниц наследственных имений со своими собственными клубами для встреч, своими собственными ритуалами и своими собственными социальными и экономическими «сетями взаимопомощи». Часто источник денег у той или иной семьи был совсем свеженький: удачно произведенное убийство наследника какой-то элитной недвижимости пару поколений назад. Ну, или на вдруг обнаружившейся золотой жиле или вдруг зафонтанировавшей нефти под буром нефтяников — опять же поколение-другое тому назад.

В результате всех этих семейных клондайков, наследники и наследницы счастливчиков объявляли себя местной аристократией. Как и другие аристократии, эти местные патриции добавляли свежую кровь в свою генетику, а заодно и деньги на банковские счета, допуская в свою среду нуворишей — но лишь после того, как те проходили испытательный срок и впитывали ценности местного высшего общества.

Черные и белые плюс другие разделительные линии

Интересно, что эти региональные аристократические олигархаты следили за своей расово-этнической чистотой. Ведь в те времена были две расовые кастовые системы. Одна отделяла белых от небелых, а другая делила на касты белых — англосаксов, ирландцев, итальянцев, поляков и т.д. Так вот, среди белого населения сливками общества считались англо-американские протестанты, желательно представители Епископальной или Пресвитерианской церкви. Чуть ниже на социальной пирамиде стояли англосаксы, принадлежавшие к более «вульгарным» деноминациям типа методистов и баптистов. У немцев и выходцев из скандинавских стран был шанс войти в число англосаксов по совокупности заслуг — получить как бы «дворянство по выслуге лет». Между тем уже американцы ирландского происхождения, особенно католики, равно как и итальянцы и поляки, не говоря уже у евреях — все они были американцами рангом пониже. Американцы мексиканского происхождения были в двусмысленном положении. В некоторых сферах они дискриминировались так же, как и чернокожие американцы, а в сфере приема на работу, требующую физического труда, с ними обходились как с белыми — лишь статусом чуть-чуть пониже. Афроамериканцы и американцы азиатского происхождения — все они и вовсе не допускались в приличное общество и шансов войти туда не имели.

Англо-американские патриции протестантской конфессии вне зависимости от региона делили общую англо-американскую и трансатлантическую культуру — но не общую народную поп-культуру США. Вместо народной американской культуры у патрициев в разных регионах были свои региональные культуры, базирующиеся на британском образце или на других европейских наследственных образцах. Это сфера настолько тонкая, что ее следует разъяснить.

Мечта о Европе

Позвольте начать с того, что их объединяет: это трансатлантическая культура. С самых первых дней американской республики богатые элиты даже самых захолустных и Богом забытых уголках нашего Запада и нашего Юга могли позволить себе проводить каникулы в Европе. Они приносили с собой европейские моды из Франции и Британии в сельские районы у реки Миссисипи или в штате Вайоминг. Нужно помнить: до «стиля прерий» Фрэнка Ллойда Райта не было у нас никакой «чисто американской» культуры. Не было, например, американской архитектуры, были лишь разные волны подражания модным европейским стилям — палладианскому стилю, стилю греческого возрождения, европейской готике и т.д. Рудименты этого рабского следования европейским образцам до сих пор рассыпаны по всем США и служат зданиями для судов и других важных с точки зрения общественного блага учреждений. И все это — от тихоокеанского побережья до атлантического.

КОНТЕКСТ
Премьера фильма «Унесенные ветром» на Бродвее
LA Times: «Унесенных ветром» пора изъять из показа
Los Angeles Times10.06.2020
Вопрос к истории: что, если бы Сталин играл в гольф?
San Francisco Сhronicle30.05.2005
Линкольн, Рузвельт, Черчилль… Обама?
Project Syndicate04.12.2008
Ситуация в литературе, по контрасту с подражанием Европе в архитектуре, характеризовалась жесткой защитой «местных производителей» литературных произведений. Свои авторы продвигались — порой в ущерб авторам из других американских регионов. Моя бабушка по материнской линии, работавшая одно время учительницей, принадлежала к «мелкопоместной» южной аристократии. Она, дорогая моя бабушка, четко проследила, чтобы мой брат и я познакомились с литературным каноном именно в той форме, в которой он преподавался белым южанам в начале двадцатого века. В первую очередь подавалась обязательная выжимка лучшей британской литературы: Роберт Льюис Стивенсон и Редьярд Киплинг. Далее следовала прослойка южноамериканских писателей во главе с Сидни Ланье, чье произведение «Болота Глинна» познакомило меня с обаянием стихотворного текста. Был такой же «джентльменский канон» и у региона Новой Англии, где полагалось изучать все классическое наследие, начиная от Шекспира и классического поэта восемнадцатого века Александра Поупа с Альфредом Теннисоном к современным американским авторам Ральфу Уолдо Эммерсону, Генри Лонгфелло и Джону Уиттьеру — всем этим так называемым «каминным поэтам». Уитман, Гауторн и Мелвилл обрели свой нынешний высокий статус значительно позже — во многом благодаря профессорам литературы середины двадцатого века.

Как видите, это соперничество между разными региональными американскими олигархиями продолжалось приблизительно два века. С одной стороны, местные аристократы, особенно из недавно заселенных территорий, должны были доказать свою состоятельность как благородного сословия. Каждый должен был доказать, что он не отсталый «местный валенок», а человек, столь же знакомый с европейскими модами, как любой «столичный» патриций из Нью-Йорка или житель уважаемого города с историей типа Бостона или Филадельфии.

Местный патриотизм

Впрочем, попадались среди этих сливок общества регионального значения и влюбленные в свою малую родину мечтатели. Эти мечтатели спали и видели, как бы фактически управляемый ими город — будь это южная Атланта или город Милуоки в северном штате Висконсин — как бы сделать этот город аналогом античных Афин или Флоренции времен Ренессанса. Естественно, эти мечтатели хотели родному городу такой судьбы в рамках США, а потому сии меценаты покровительствовали именно местным писателям, поэтам и художникам — если, конечно, эти творцы работали в модном в тот период стиле и не возбуждали крамольных мыслей у местного населения. За контроль над федеральным правительством боролись мощные региональные олигархии выходцев из Новой Англии, южан, элиты Среднего Запада. Целью контроля над федеральным правительством была защита своих региональных экономических интересов.

Статус Гарвардского или Йельского университетов как престижных научных центров мирового уровня, а не региональных университетов — этот статус возник не так давно. Всего несколько поколений назад само собой разумелось, что сыновья местной аристократии (по крайней мере до 1960-х годов) останутся получать образование в своем регионе. Целью образования было восхождение к высокому положению в местном бизнесе на уровне штата, в местной политике и благотворительности. Никто и не думал особенно о получении образования в другой части страны. Колледж был частью социализации в высшем классе общества. Получение выгодных знакомых в колледже было важнее самого обучения. Поэтому эгоистичные местные патриции предпочитали посылать детей именно в региональные колледжи и университеты. Да и качество образования было не так важно: главное, чтобы твоя семья состояла в местном списке богатейших фамилий; это было намного важнее, чем факт твоего выпуска из одного из университетов Лиги Плюща. Это было даже важнее, чем вопрос, ходили ли вы в местный колледж или вообще не имеете образования выше средней школы.

Американские патриции прежних поколений были бы удивлены, если бы узнали, что когда-то в будущем богачи и очень известные люди будут идти на всякие трюки и даже напрямую давать взятки, чтобы протолкнуть своих отпрысков в несколько лучших университетов страны. Идти на разные ухищрения для того, чтобы протолкнуть своих детей в «правильный» местный клуб, — вот это местные олигархи поняли бы. Это стоило больших усилий.

Дамы как привратники у входа в высшее общество

Женщины из высшего класса были главными двигателями и «инспекторами» местного «высшего общества». Любому человеку, который верит, что женщины по натуре своей более великодушны и эгалитарны, чем мужчины, — этому человеку следовало бы поглядеть на «леди-лидера», этакую всеобщую дуэнью, осуществляющую допуск (или недопуск) в высшее общество того или иного региона США в начале двадцатого века.

Некая миссис Астор вела учет 400 «приличных» семей штата Нью-Йорк, и у нее были подражательницы по всем США, включая таких же дуэний в Филадельфии или в Далласе.

Подобно женским персонажам из романов Джейн Остин, дочери представителей местного правящего класса должны были выдаваться замуж за молодых людей «из хороших семей». Если это не удавалось сделать, вся династия выпадала из хорошего общества и считалась опозоренной. В некоторых кругах до сих пор «первый бал» молодой женщины, ее дебют в высшем обществе определял ее судьбу еще более определенно, чем замужество. Потому что именно первое выступление на «ярмарке невест» определяло пригодность девушки для замужества с мужчиной высокого статуса.

Эгалитаризм в США — миф авторства европейских туристов?

Когда я все это объясняю друзьям из других стран, они обычно удивляются, а иногда начинают меня в чем-то подозревать. А как же знаменитое американское «равенство фронтира»? Разве Америкой не правили простые ребята из среднего класса большую часть девятнадцатого или двадцатого века? Неужели Америка находится в опасности, что она (впервые в своей истории) превратится в иерархию стиле «старого света»?

На самом деле американское «равенство фронтира», братство первопроходцев дикого Запада — все эти вещи сильно преувеличены. Некоторую часть этого мифа создали европейские туристы типа Алексиса де Токвиля, Гариетта Мартино и Дикенса. По идеологическим причинам, а может, просто для того, чтобы сделать свой рассказ об Америке более занимательным, эти приезжие умышленно преувеличивали некоторые американские реалии, описывая их своим читателям в Европе. Так, они преувеличивали, когда описывали американцев как общество без классов и без предубеждений, в чем-то даже вульгарное именно из-за царящего в нем равенства. Дело в том что Токвиль и Диккенс во время своих поездок в США встречались с более или менее образованными и богатыми американцами. По стандартам британских герцогов или французских королей эти американцы и вправду могли показаться вульгарными, но и безмозглыми деревенщинами эти американцы тоже не были. Если бы эти европейские пишущие «туристы» во время своих путешествий в США снизошли до хижин рабов, трущоб для мигрантов и жутких палаточных городков, в которых жили шахтеры, — вот в этом случае Токвиль и Диккенс поняли бы, что настоящая, не аристократическая Америка ценила равенство куда больше, чем им казалось. Представители американской элиты были более склонны вежливо улыбаться, разговаривая с пролетариатом, чем британские аристократы. Но они были не более британцев расположены пускать эти самые трудящиеся классы в свою свои семьи.

География бедности

Западная граница — опасная и двигающаяся сама по себе — не была мифом, созданным воображением впечатлительных первопроходцев. Мой пра-прадедушка сделал предложение моей пра-прабабушке, вручив ей письмо, сидя на коне, который через секунду унес его на север — он спешил на перегон скота из Техаса в Канзас. Человек, пра-внучатым племянником которого является ваш покорный слуга, был убит лихими людьми прямо на дороге рядом с техасским городом Остин в 1880-х. Но этот период в жизни Дикого Запада все-таки был недолгим. Первыми белыми поселенцами были и вправду мелкие фермеры вперемешку с бандитами и чуть ли не вчерашними пиратами. Но как только индейцев убирали в резервации, а железная дорога начинала функционировать по расписанию, такого рода территории быстро «джентрифицировались» — делались пригодными для обитания благородных людей. Богачи въезжали, покупали лучшую землю, строили хорошие дома и местный Оперный театр в одном из модных на тот момент европейских стилей. А первопроходцев-поселенцев вместе с семьями вытесняли наружу — в дикий мир следующего осваиваемого штата.

Сегодня «белая» бедность в США сосредоточена в горах Аппаллачах и районе вокруг них. Причина следующая: шотландские и ирландские первопоселенцы, которым не хватало денег на приличный дом в развитых регионах, были вынуждены удовлетвориться не самым престижным жильем в Аппаллачах, на плато Озарка в центре США (штаты Миссури и Арканзас), а также в высокогорных регионах Техаса. Но когда богачи обнаружили, что дом в горной местности с ее роскошными видами тоже может быть модным, бедняков попросили на выход и из этих мест. Сейчас старых поселенцев в Горном Техасе вытесняют «ценовые беженцы» из Калифорнии, которые, не в силах купить жилье в дорогой Калифорнии, перемещаются в Техас, принося с собой калифорнийскую традицию бутиков трендовой одежды, духовности в стиле «Нью Эйдж» и кухни с органической едой.

Поскольку не существовало единой американской элиты, не было и единой двигающейся западной границы. Сначала жители Новой Англии (первый район европейского заселения на северо-востоке США — прим. ред.) двинулись на Запад, чтобы заселить земли к югу от Великих Озер. А потом они же переехали назад, на восток и вглубь континента, пожив в портах Тихоокеанского побережья. Пока привычные к горам шотландцы и ирландцы осваивали высокогорные местности, класс южных плантаторов приобрел для себя удобные для выращивания хлопка от штата Вирджиния до Мексиканского Залива и центрального Техаса. То есть ту территорию, где прибрежная равнина плавно переходит в южную часть Великих Равнин — Среднего Запада. Историки Дэвид Фишер и Уилбур Зелински отмечают, что эти переселенцы с востока на запад принесли с собой два разных типа англо-саксонской планировки новых поселений. Планировщики малых городов, пришедшие из Новой Англии, любили газоны с живописными церквями и сельскими школами. А поселенцы на Юге предпочитали иметь в качестве центрального объекта нового поселения здание суда.

Равенства все же было больше, чем теперь

Короче говоря, нынешнее популярное представление об американской истории, верящее в грехопадение демократии первых поселенцев в нынешнюю плутократию и технократию, — это представление является упрощением. Хотя американское общество времен освоения новых земель и не было аристократическим, оно тем не менее было иерархическим. И оно было очень классовым — с самого своего основания. Не говоря уже о том, что оно, с современной точки зрения, было очень расистским и основанным на этнических стереотипах. Если говорить о том, что теперь является подлинно новым, то это то, что все эти некогда сугубо локальные кластеры «высших обществ» ныне сливаются в первый общеамериканский правящий класс. И это с одной стороны хорошо, а с другой — плохо.

По сравнению с прежними американскими элитами, растущая ныне общеамериканская олигархия меритократична (ценит людей и дает им власть по их личным достоинствам — прим. ред.). Она открыта для новых членов и свободна от открытых форм расовых и этнических предубеждений. Еще совсем недавно, в 1970-е, мой приятель, работая в большом банке на северо-востоке страны, был вынужден скрывать свое ирландское происхождение от владевших банком англо-саксонских протестантов. Теперь такое невозможно. Наоборот, элитные банки стараются доказать свою инклюзивность. Правда, итоге Уолл-стрит и Кремниевая долина демонстрируют нам в основном белое и азиатско-американское население. Но это лишь отражение относительно низкого социально-экономического статуса многих черных и латиносов в США. Получается так, что и так бедные потомки шотландцев и ирландцев в низкогорном регионе Аппалачей ныне страдают от новой беды — именно их теперь дискриминируют из-за якобы имеющейся у них «белой привилегии». Иммигранты из Африки и Южной Америки (не путать с нищей Мексикой и другими центральноамериканскими странами) часто оказываются выходцами из богатых городских семей. Они в среднем богаче и образованнее среднего белого американца. В итоге Гарвардский университет использует этих богатых африканских иммигрантов, чтобы заполнить свою «квоту на обязательный прием чернокожих». И это притом, что «аффирмационная акция» по приему в вузы чернокожих замышлялась с целью помочь черным американцам — потомкам рабов. В настоящий момент, по данным социологического центра «Пью рисерч» самые богатые вероисповедания в США — это последователи Епископальной церкви, иудаисты и индуисты. Если же говорить о богатстве среди «невоцерковленных» (а по сути неверующих) людей, то первое место среди них займут чаще всего не причисляющие себя ни к одному вероисповеданию американцы китайского происхождения. Хотя точных данных по этому вопросу не имеется.

Так что же носят и говорят теперь?

Сегодня членство в ставшем многорасовым, денационализированном американском «высшем классе» зависит не от происхождения, а от диплома — желательно не уровня бакалавра — от одного из университетов Лиги Плюща. Или от диплома какого-то престижного университета одного из пятидесяти наших штатов. Лига Плюща или доступный не для всех университет одного из штатов — вот новый социальный регистратор, неизбежная часть пути в высшее общество. Впрочем, сам по себе диплом — это еще не весь этот путь. Одного диплома недостаточно для приема в высший класс американского общества. Как и все правящие классы в любой стране, новый американский правящий класс сохраняет такие элементы опознания «свой — чужой», как свой собственный «диалект» английского языка, религия и ценности. Правильный набор этих признаков позволяет отличать своих от чужих. Разберем эти признаки чуть подробнее.

Диалект. Вы можете быть лучшим по итогам экзаменов в школе бизнеса Гарвардского университета. Но если вы произносите порядковое числительное «тридцать три» как «тгидцать тги» или с южным выговором — подумайте о курсе занятий с логопедом.

Религия. Вы можете быть редактором студенческого Обзора юридических новостей Йельского университета, но если вы говорите во время интервью какую-нибудь пошлость типа «Я принял Иисуса Христа как моего личного Спасителя» или напоказ перебираете четки — не ждите, что вам предложат работу в престижной фирме.

Ценности. Это самый тонкий тест. Нужно не просто быть политкорректным. Проблема тут в том, что новый правящий класс все время меняет «кодовые слова», по которым он отличает свой истинно избранный круг от вульгарных самозванцев, пытающихся обманом проникнуть в элиту страны. Вот вам пример. Еще десять лет назад вы могли быть членом американского правящего класса и сказать вместе с Бараком Обамой и Хиллари Клинтон: «Я считаю, что брак может быть только между мужчиной и женщиной, но я всей душой за гражданские союзы для геев и лесбиянок». А вот в 2020-м этот номер уже не пройдет. Если вы хотите принадлежать к высшему классу, все высшее общество ожидает, что вы скажете: «Я всей душой за права трансгендеров и вообще очень поддерживаю трансов». Если сегодня, перепутав эпоху, вы во время интервью брякнете что-то насчет модных еще недавно гражданских союзов, вы сразу испортите атмосферу на интервью.

Язык политкорректности — язык безумной элиты

Все больше и больше американцев понимают, что «политкорректная» речь — это никакое не средство избежать обидных слов в адрес бедных и угнетаемых. Наоборот, этот птичий язык с его «афроамериканцами» и «людьми с ограниченными возможностями» вместо инвалидов — это средство, с помощью которого новая американская элита не пускает в свой круг нормальных трудящихся американцев всех рас, а заодно и остатки старых региональных элит. Новая (над)национальная олигархия меняет политкорректные слова-пароли каждые шесть месяцев или около того. Члены элитного слоя информируются о смене пароля через университеты, престижные СМИ и Twitter. Американский рабочий народ все эти сигналы не считывает, потому что уделяет масс-медиа намного меньше внимания, чем элита. И очень мало у кого из этих непривилегированных слоев найдется сыночек или дочка в Гарварде или Йеле, который разъяснит, что там к чему со всеми этими «гендерно-нейтральными» туалетами. Да и вообще: те американцы, которые не получили высшего образования, мало времени проводят в «Фейсбуке» и Твиттере — с последней из упомянутых соцсетей многие из таких американцев и вовсе незнакомы. И это, помимо других признаков, доказывает идиотизм теории так называемого «Рашагейта». Напомним, что по этой теории Владимир Путин заморочил головы американцам рабочего класса, убедив их голосовать за Трампа «мемчиками» в тех самых соцсетях, которые рабочий люд в США как раз не смотрит и не читает.

Представляете, какую прекрасную стратегию для отсечения недостойных придумали наши олигархи — они постоянно заменяют старые «кодовые» слова своего круга на новые. Эта стратегия прячется за байкой про то, что все более политкорректные слова нужны ей для демонстрации все большего уважения к той или иной прежде угнетенной группе. Но послушайте: не было среди боровшихся за свое освобождение американских рабочих с темным цветом кожи — не было среди них такой группы, которая требовала бы замены слова «рабы» на «обращенных в рабство персон». А большинство жителей США латиноамериканского происхождения не понимают и овергают навязываемое нашей интеллектуальной элитой странное слово Latinx. Политкорректная речь вдруг «проснувшихся для защиты угнетенных» представителей элиты — это новейший диалект правящего класса, богатых, властных и привилегированных. А обновляется этот диалект постоянно, чтобы не дать парвенюшкам из низших классов привыкнуть к часто повторяющимся шифрам и начать имитировать лучших и высших, проникая в их ряды. Даже строгая дуэнья миссис Астор не придумала бы ничего лучше для поддержания чистоты рядов — она бы одобрила такую «степень защиты».

Оригинал публикации: The New National American EliteОпубликовано 31/01/2021

Источник — иноСМИ

Необратимо надвигается новая война за Донбасс (сценарии и прогнозы)

google

Ополченцы Донбасса рассказали о наступлении Киева: «Это будет другая война»
Эксперт перечислил вероятные сценарии конфликта на юго-востоке Украины

Донбасс вновь живет в ожидании большой войны. Сообщения источников подтверждают опасения в Луганске и Донецке. Уже неделю напряжение нарастает. Эксперты однозначны в прогнозах: война будет очень скоро, и она будет резко отличаться от всего, что было раньше на Донбассе.

Об обострении на юго-востоке Украины в 2021 году в Киеве стали намекать еще в начале февраля. Вскоре это стало новостным трендом на Украине. 22 февраля министр обороны Украины Руслан Хомчак прямо заявил: Украина готовится к боям, конкретно – к боям в городе.

–А между тем, линия разграничения сегодня проходит вдали от городов. Что это значит? Они готовятся к наступательной операции, и готовятся открыто, — рассказывает «МК» ветеран Народной милиции Андрей Марочко. – И они уже, видимо, начали первую фазу такого крупного наступления. И начали достаточно активно – третий день на передовой вспыхивают бои. Конкретно – на горловском направлении. Мои хорошие источники сообщают о жертвах: среди ополчения, народной милиции и мирного населения.

Тем временем, эксперт утверждает, что по ту сторону линии разграничения во всю трудятся инструкторы из-за рубежа.

– По нашим разведданным, на территории Украины иностранные военные советники и инструкторы действительно готовят их вооруженные силы к боям внутри городов. Среди них много профи: некоторые прошли Ирак, Афганистан, Сирию, Африку.

И при этом эксперт отмечает: если на Донбассе вспыхнет новый виток эскалации, то это будут уже другие боевые действия, по совсем иным правилам.

–Это будет другая война. Война, которая ничего из того, что было в 2014-2015 годах, мы уже не увидим, — заверяет Андрей Марочко. – Один из сценариев – по лекалам Карабахского конфликта. Тогда Баку застал врасплох армию республики Нагорного Карабаха и армянских добровольцев. Особенно беспилотниками. И украинская армия сейчас активно изучает этот опыт. Плюс те же иностранные инструкторы делают упор именно на дроны.

Второй сценарий, по мнению эксперта – югославский.

– Напомню, тогда введенные на территорию Югославии миротворцы стран НАТО внезапно стали силой захватывать власть. Вразрез всем договоренностям. Им поверили, что они будут обеспечивать безопасность, но получилось, как в басне про волка в овечьей шкуре. А дальше конфликт развернулся уже в полную мощь: при поддержке сил НАТО началась бомбежка, артобстрелы югославских населенных пунктов.

– Есть расхожая фраза: генералы часто готовятся к войне, которая уже прошла. Не боитесь именно такого варианта?

Стрелков рассказал об уничтожении ополченцев. Киев начал план «Б»

– К прошлой войне силы Донбасса, как я уже отметил, точно не готовятся. Мы давно подвергли анализу и 2014-й, и 2015-й, и все последующие годы. Те боевые действия уже морально устарели – сейчас в ход пойдут ударные дроны, новые варианты разведки, точечные удары и даже бомбежки.

– Если так, то есть против такого «лома» противоядие?

– У нас есть силы противовоздушной обороны. Но вооружение там далеко не новое. И в этом большая опасность для нас. Те же самые дроны летают на такой высоте, что мы не достанем до них. И тут мы понимаем, что без помощи России тяжело будет справиться. Надеемся, что недавние слова Путина о том, что Россия Донбасс не бросит, будут претворены в жизнь и в трудную минуту нам помогут.

– Ну, а все-таки, есть план противодействия Карабахскому сценарию против атак беспилотников?

– Есть два способа борьбы с дронами. Один — радиоэлектронная борьба, когда сигнал беспилотника подавляется, и тем самым делает его небоеспособным. В этой сфере у нас в республиках дела неплохи. Есть хорошие РЭБ-средства. Второй способ – физическое уничтожение вражеских беспилотников и ракет. Тут я уже сказал: таких средств у нас мало, да и те морально устарели. Нужны новые средства и вооружения.

– Можете определить какие-то сроки развертывания уже крупного наступления. Это будет весна — лето?

– Что касается сроков, то скажу так: активная ситуация с каждым днем обостряется, маховик раскручивается – украинская сторона уже не скрывает, что ведет огонь по населенным пунктам Донбасса. И тут вопрос: способны ли политики на этот раз остановить конфликт. Многие эксперты ожидают разворачивания крупной наступательной операции со стороны Киева весной, когда сойдет снег. Но я так скажу: тепла могут и не дожидаться – все зависит от воли западных кураторов, которые не особо скрываясь, напрямую руководят Украиной. А они ни к местности, ни к времени года не привязываются.

Максим Карпенюк

Источник — МК

Иран расщепился на консерваторов и прагматиков

google

Тегеран продлил мониторинг МАГАТЭ над своими ядерными объектами вопреки только что принятому закону


Власти Ирана добиваются скорейшего возращения к ядерной сделке с шестеркой мировых держав, договорившись с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) о продолжении проверок своих ядерных объектов. В ходе визита гендиректора МАГАТЭ Рафаэля Гросси Тегеран продлил мониторинг еще на три месяца, сообщив, что в ответ ждет снятия санкций, введенных предыдущей администрацией США. Отказавшись сворачивать работу с МАГАТЭ, правительство бросило вызов консерваторам, ранее принявшим закон о приостановке с 23 февраля инспекций международных экспертов. Будущее ядерной сделки становится главным вопросом намеченных на июнь президентских выборов в Иране, в ходе которых консерваторы намерены взять реванш после восьми лет правления президента-реформатора Хасана Роухани.

Незапланированный визит в Тегеран гендиректора МАГАТЭ Рафаэля Гросси, завершившийся в воскресенье, стал новым драматичным поворотом в отношениях агентства с Тегераном, к концу прошлой недели подошедших к точке замерзания.

После того как 15 февраля Исламская Республика официально уведомила руководство МАГАТЭ об исполнении принятого парламентом закона «Стратегическая мера по отмене санкций», с 23 февраля ограничивающего инспекции иранских ядерных объектов, времени на то, чтобы спасти прежнее многолетнее сотрудничество, практически не оставалось.

Однако дипломатический марш-бросок Рафаэля Гросси в Тегеран, совершенный на падающем флажке — накануне введения ограничительных мер Тегерана, кардинально изменил ситуацию. «Интенсивные консультации дали хорошие результаты. У нас есть временная договоренность. МАГАТЭ продолжит необходимые операции по мониторингу и верификации в Иране»,- написал Рафаэль Гросси в Twitter по итогам переговоров с главой МИД Ирана Джавадом Зарифом.

В принятом в Тегеране совместном заявлении говорится, что МАГАТЭ будет и дальше вести беспрепятственный мониторинг ядерных объектов Ирана, который планировалось свернуть уже в ближайший понедельник. Впрочем, достигнутые договоренности — это еще не хеппи-энд, а временная мера, которая вовсе не гарантирует продолжение долгосрочного сотрудничества Тегерана с МАГАТЭ в прежнем объеме, если в трехмесячный срок администрация США не снимет санкции против Тегерана, введенные президентом Трампом.

Как Иран поспешил похоронить Дональда Трампа
На этом моменте сделала особый акцент Организация атомной энергии Ирана, разъяснившая, что МАГАТЭ получит доступ к информации, которую будут записывать установленные на ядерных объектах камеры, не сразу, а только в случае снятия санкций. Если же по истечении трехмесячного срока санкции останутся в силе, записи с камер будут стерты (до внепланового визита Рафаэля Гросси в Тегеран сообщалось, что камеры МАГАТЭ на иранских объектах, список которых не разглашается, могут быть демонтированы уже на этой неделе).

Более того, уже после достижения новой договоренности с МАГАТЭ верховный лидер Ирана Али Хаменеи пригрозил «пойти еще дальше и довести уровень обогащения урана до 60%, если этого потребуют интересы страны».

Демонстрация решимости иранских властей переломить негативную ситуацию, сложившуюся после одностороннего выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), подписанного в 2015 году в Вене с пятью членами СБ ООН и Германией, встретила незамедлительный позитивный отклик России, Китая и руководства ЕС.

В свою очередь, госсекретарь США Энтони Блинкен, выступая в понедельник перед участниками Конференции по разоружению в Женеве, назвал дипломатию «лучшим средством добиться того, чтобы Иран никогда не получил ядерного оружия».
Заявив о решимости «работать с союзниками и партнерами и добиться продления и укрепления СВПД», Энтони Блинкен, впрочем, говорил о том, что должен будет для этого сделать Иран. При этом он обошел стороной главный волнующий иранских политиков вопрос, готова ли будет новая администрация в Белом доме для возвращения к СВПД снять односторонние санкции, введенные предыдущей администрацией США в тот момент, когда Тегеран еще неукоснительно следовал условиям ядерной сделки.

Что нужно знать об иранской ядерной сделке
Читать далее

Между тем в самом Иране решение правительства президента Хасана Роухани в последний момент отсрочить действие закона «Стратегическая мера по отмене санкций» и выиграть еще три месяца для достижения компромисса вызвало громкий политический скандал. Консерваторы, задающие тон в парламенте, обвинили исполнительную власть в действиях, идущих вразрез с интересами национальной безопасности страны. «Соглашение Организации атомной энергии Ирана с МАГАТЭ является прямым нарушением закона, принятого парламентом, и противоречат его духу»,- заявил председатель комитета национальной безопасности и внешней политики парламента Моджтаба Зульнури. По сообщению иранских СМИ, группа депутатов уже подала жалобу в судебные органы на правительство, обвинив его в уклонении от выполнения закона «Стратегическая мера по отмене санкций».

В ответ правительство предупредило парламент, что в случае продолжения попыток сорвать новые договоренности с МАГАТЭ, дающие шанс на снятие санкций, ответственность за это ляжет на законодателей. «Уважаемый парламент будет нести ответственность перед людьми за последствия и издержки, если сочтет этот разумный шаг противоречащим закону и аннулирует совместное заявление с МАГАТЭ»,- говорится в заявлении иранского правительства.

В противостояние исполнительной и законодательной власти, разворачивающееся вокруг новых договоренностей с МАГАТЭ, был вынужден лично вмешаться верховный лидер Ирана Али Хаменеи, заявивший о том, что «правительство и парламент должны устранить возникшие противоречия».

Аналитик Института международных исследований МГИМО Адлан Маргоев о том, какую игру ведет Иран вокруг своей ядерной программы
Аналитик Института международных исследований МГИМО Адлан Маргоев о том, какую игру ведет Иран вокруг своей ядерной программы
«Вокруг иранской ядерной программы складывается парадоксальная ситуация. Руководители США и Ирана (включая верховного лидера Али Хаменеи) готовы к возвращению к СВПД на тех условиях, на которых он был согласован в 2015 году. И в американской, и в иранской администрации есть сотрудники, вырабатывавшие соглашение шесть лет назад. Но вместо того чтобы просто вернуться к сделке или хотя бы договариваться, в какой последовательности начать выполнять свои обязательства, Тегеран и Вашингтон занимаются перетягиванием каната»,- пояснил «Ъ» старший научный сотрудник Центра перспективных американских исследований МГИМО Андрей Баклицкий.

«И американская, и иранская стороны играют в четыре руки. Администрация Байдена вынуждена оглядываться на критиков соглашения с Ираном в Конгрессе США. Это заставляет ее не торопиться с возвращением к СВПД, повторять мантры о национальных интересах США и демонстрировать максимальное взаимодействие с партнерами. В свою очередь, в Тегеране жесткая линия парламента, требующего надавить на Запад снижением ядерных обязательств, играет на руку президенту Роухани, давая ему козыри на переговорах с Вашингтоном. Однако с учетом приближающихся президентских выборов консерваторы не упускают случая атаковать президента и показать, что он не контролирует ситуацию»,- резюмирует Андрей Баклицкий.

«Не вызывает сомнения, что продление сотрудничества с МАГАТЭ в прежнем объеме не было исключительно инициативой правительства реформаторов. На такой шаг президенту Роухани явно дал свое добро лично верховный лидер Ирана Али Хаменеи, также рассчитывающий найти решение, которое позволило бы снять санкции с Тегерана»,- продолжает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, доцент кафедры современного Востока РГГУ Лана Раванди-Фадаи.

США готовы к диалогу с Ираном
По словам эксперта, в снятии санкций заинтересованы не только реформаторы, но и умеренные консерваторы, в ходе намеченных на июнь президентских выборов рассчитывающие взять реванш после восьми лет правления президента-реформатора Хасана Роухани. «Президентская гонка в Иране еще не стартовала, пока самым популярным кандидатом остается бывший президент Махмуд Ахмадинежад, в то время как в лагере реформаторов еще не появилось заметной фигуры, способной победить на выборах и продолжить реформаторский курс президента Роухани. Между тем в случае снятия санкций реформаторы получат сильный аргумент, дающий им шанс на сохранение своих позиций после ухода президента Роухани»,- резюмирует госпожа Раванди-Фадаи.

Сергей Строкань

Источник — kommersant.ru

Эрдоган строит новую Османскую империю. Какая роль отведена Москве?

Антон Чаблин
Материал комментируют:
Михаил Рощин

Президенты Турции и России Реджеп Эрдоган и Владимир Путин провели на минувшей неделе телефонные переговоры, одной из главных тем которых были поставки российской вакцины Sputnik V. Возможно, официальная Анкара пытается разыгрывать укрепление гуманитарных связей с Россией и как политическую карту.

Вместе с тем, оппозиция активно критикует Эрдогана именно за его чрезмерную приверженность решению внешних, а не внутренних проблем.

Так, бывший соратник президента Ахмет Давотоглу обрушился на Эрдогана с критикой за спецоперацию против курдов в северном Ираке, в ходе которой погибли 13 турецких солдат. По мнению Давотоглу, спецоперация закончилась провалом из-за спешки в организации. Спешка же, в свою очередь, была нужна официальной Анкаре, чтобы побыстрее отчитаться о новых военных успехах.

Так почему Турция сегодня так активно ведет себя на внешнеполитической арене? «Свободная пресса» поговорила об этом со старшим научным сотрудником Института востоковедения РАН, профессором Михаилом Рощиным.

«СП»: — Михаил Юрьевич, справедливо ли сегодня говорить о том, что Реджеп Эрдоган пытается выстроить новую Османскую империю?

— Я думаю, желание начать такое строительство есть, существует ностальгия по Османской империи среди части населения Турции. На этих людей опирается в своей политике Эрдоган.

Что ему сейчас помогает? Переходный период к вступлению в активную деятельность нового президента в США и погруженность в борьбу с пандемией ЕС. Успехи, достигнутые Эрдоганом на данный момент, скромные, но они есть. Удалось взять под контроль значительную часть северо-восточной Сирии, что сегодня является главным препятствием для завершения вооруженного конфликта в стране.

Турция ввела свою вооруженную группировку в Западную Ливию (Триполитанию) и тем самым предотвратила крах триполийского режима, сумевшего при помощи турок снять осаду Триполи Национальной ливийской армией маршала Хафтара. С октября 2015 года Турция открыла свою военную базу в Катаре, одном из богатейших государств региона.

Ну, и, наконец, турки, очевидно, руководили военными действиями Азербайджана в ходе новой карабахской войны и постарались показать, что они вновь возвращаются на Южный Кавказ.

Все эти успехи относительно скромны, если мы вспомним об Османской империи, которая была крупной державой, действовавшей активно в Европе, Азии и Африке.

Но какой-то задел на будущее уже сделан, и если Эрдогана сейчас не остановить, его аппетиты будут только расти.

«СП»: — А кого Турция видит сегодня своим союзником? Вообще, есть сегодня такие страны?

— Эрдоган хотел сделать своими союзниками, кроме Азербайджана, и другие постсоветские тюркские государства. Такие попытки делаются, но пока не дают Анкаре желаемого результата.

«СП»: — Ну а России, как полагаете, какую роль Эрдоган и его союзники хотели бы отвести в новом миропорядке?

— Сегодня у Турции есть серьезные противоречия со старыми союзниками по блоку НАТО, прежде всего с Францией, Грецией и США. Как выстроятся взаимоотношения с новой американской администрацией, пока неясно.

После новой карабахской войны очевидным союзником стал Азербайджан, но нельзя забывать о старых тесных связях Азербайджана с Россией. Эти связи никуда не делись и сохранились после заявления о прекращении огня в Карабахе, подписанного главами трех государств: России, Азербайджана и Армении. Так что с Россией Турция вынуждена и будет считаться.

«СП»: — Вы говорите о сближении, но в то ж время у нас такое большое число противоречий. Помимо Сирии и Ливии, о которых вы сами упоминали, это еще и, например, трубопроводные проекты. Турция сама не прочь сегодня качать азербайджанский газ в Европу, а вовсе не покупать российский.

— Вы знаете, оба наших трубопровода, «Голубой» и «Турецкий потоки» никуда не денутся, и никто от них отказываться не собирается. При этом не забывайте, что российские туристы как ездили с удовольствием отдыхать в Анталию, так и будут это делать.

Россия и Турция сегодня оказались на периферии Европы, но, в отличие от Евросоюза, обе страны имеют лучшие перспективы и ресурсы для экономического развития как активные развивающиеся рынки. В области экономики Россию и Турцию многое сближает.

«СП»: — Турция ведь пытается разыграть и «крымскую» карту. Во время недавней встречи с Владимиром Зеленским Эрдоган говорил об этом абсолютно недвусмысленно.

— Я не думаю, что Турция всерьез озабочена вопросом присоединения Крыма, но там проживает большая крымско-татарская диаспора, переселявшаяся в страну еще с конца XVIII века, и ее интересы Эрдоган не может игнорировать. Поэтому время от времени демонстративно проявляет «озабоченность» и заигрывает с Украиной, чтобы делать уступчивым в других вопросах своего главного собеседника — президента России.

«СП»: — Но не беспокоит ли вас укрепление военно-политического сотрудничества Украины и Турции?

— Как я понимаю, серьезную опасность представляет перспектива совместного производства турецких дронов Bayraktar Tactical Block 2 на украинском заводе «Мотор Сич». Эти дроны показали свою эффективность в ходе недавней Карабахской войны. И не исключено, что могут быть использованы для нового наступления ВСУ в Донбассе.

Источник — СвободнаяПресса

Джыбылтепе: катание на лыжах на кристально белом снегу

Популярный горнолыжный центр «Джыбылтепе» в районе Сарыкамыш провинции Карс на востоке Турции привлекает сотни местных и иностранных туристов.

Джыбылтепе: катание на лыжах на кристально белом снегу

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Иран вступает в ЕАЭС: какую выгоду получит Россия?

ЕАЭС может неожиданно пополниться Ираном, что, вероятно, является сейчас важнейшим геополитическим событием в мире. Вместе с новыми грандиозными возможностями появляются вопросы о том, каким образом в новом составе будут реализованы четыре основополагающие свободы союза — движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

ЕВГЕНИЙ ЦОЦ, 22 февраля 2021, 18:20 — REGNUM Истекают две недели, после которых должно начаться вступление Ирана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Его анонсировал 10 февраля спикер парламента Ирана Мохаммад Бакер Калибаф, вернувшийся в Тегеран из Москвы. Он рассказал о подготовке к постоянному членству в блоке, в который, помимо России, входят Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия. И хотя официальных комментариев со стороны российского руководства пока не было, такое заявление не могло быть сделано само по себе, без предварительной договоренности и согласования.

«Лидер сделал акцент на долгосрочной координации и стратегических договоренностях с Россией. Его послание было, конечно, шире и охватывало другие вопросы, в том числе экономические и политические», — пересказал спикер парламента послание лидера Исламской революции аятоллы Али Хаменеи президенту России Владимиру Путину.

Калибаф отметил, что союз объединил все страны региона и создал зону свободной торговли, поэтому «Иран начал переговоры о том, чтобы стать постоянным членом союза, и подготовка к нашему постоянному членству будет осуществляться в течение следующих двух недель».

Иран представляется для России одним из наиболее перспективных партнеров. Пусть и через Каспийское море, он наш сосед. Это крупное государство Евразии, Ближнего Востока, Западной и Передней Азии с 80-миллионным населением, богатой историей и крепкой армией. И он пока единственный наш ключик к Индии, без которой евразийская интеграции будет означать для РФ экономическое поглощение Китаем. Индию надежно отрезают Пакистан — у стран давний конфликт и спорные территории, Афганистан — самая горячая точка континента, а также высочайший горный хребет. Наиболее удобный путь для грузов возможен через Иран, что нашло отражение в идее проекта транспортного коридора «Север — Юг». И в этом контексте присоединение Ирана к ЕАЭС упростит движение российских грузов к порту Чехбехар — прямому морскому пути в Мумбаи.

Конечно, Иран стремился не к России. Но он уже много лет находится под санкциями Запада, которые поддерживают и крупные азиатские компании, а также обеспокоен усилением влияния Турции в регионе, в частности на Азербайджан, что проявилось во время последних событий в Нагорном Карабахе.

Что Россия может предложить Ирану? Почти весь ассортимент продуктов питания, непродовольственных товаров, стройматериалы, мебель, различную технику как собственную, так и локализованную — почти все, что нужно для жизни. А также проекты в сфере строительства, многоэтажного и частного, инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры. По сути, Россия владеет и знаниями, и материалами, чтобы построить «новую Персию», ограничены лишь финансовые возможности и человеческие ресурсы. Но последнего богатства как раз в избытке у самого Ирана.

Сложнее найти то, что будет интересно покупать. Основные статьи экспорта этой страны — нефть, газ, нефтепродукты, продовольствие, а также ковры и оружие. Из всего списка могут подойти только некоторые агрокультуры. Но главное сокровище, которое есть у Ирана — это море, Индийский океан. За выход к морской торговле Россия столетиями вела кровопролитные войны. А здесь — почти неограниченные пути. Торговые маршруты, помимо Индии, могут быть проложены в Ирак, Кувейт, Катар, ОАЭ, Саудовскую Аравию, Оман, Йемен, Шри-Ланку. В относительной близости окажутся страны Африки, Индокитая, Океании. Между прочим, порт Чехбехар может стать глубоководным, что позволит загружать крупные суда и перевозить товары по низкой цене.

И, конечно, бесконечное побережье Ирана в Персидском заливе и Индийском океане. Оно почти полностью пустует и состоит из диких пляжей, не востребованных ни туристами, ни иранцами. Более полутора тысяч километров береговой линии, россыпь островов, крупнейший из которых, Кешм, в 2,5 раза больше Бахрейна. Для примера, береговая линия Сочи в Черном море вытянулась на скромные 118 километров. От центра пляжного отдыха острова Киш до знаменитой «пальмы» в Дубае (ОАЭ) — искусственного острова Палм-Джумейра — менее 200 километров. Недалеко Мальдивы и Сейшелы. Тот же песок, та же лазурная теплая вода. Развитию туризма в Иране мешает важное обстоятельство — строгие религиозные правила. Так, запрещен алкоголь, а женщины не могут появиться на пляже и купаться без закрытой одежды. Распространены также раздельные пляжи для мужчин и женщин. Очевидно, что российские туристы не согласятся отдыхать на этих условиях. Но в целом дефицит моря и теплого климата в странах ЕАЭС спрятали глубокий отложенный спрос как на пляжный отдых, так и на длительное пребывание у моря. И, к примеру, житель Белоруссии или Казахстана охотно арендует «дачу» в таком месте, если получит эту возможность и будет чувствовать себя в безопасности.

Кроме того, Евразийский банк развития (ЕАБР) финансирует индустриальные проекты, что может стать выгодным в перспективе всем участникам и позволит найти для Ирана подходящую нишу. Испытывающие давление Запада страны ЕАЭС заинтересованы в замещении продукции, поставляемой из Европы или США. При этом Иран и сам имеет возможности инвестировать в производства, продукция которых найдет потребителя. И это вопрос хорошего администрирования. Например, автопром Ирана ежегодно выпускает более 1 млн автомобилей различных марок, что сопоставимо с объемами российского автопрома. И если местный спрос машины удовлетворяют, на наш рынок им не пробиться из-за потребительских требований. Следовательно, чтобы организовать поставки, нужно объяснить, что именно хотим купить, возможно, научить делать, а еще предусмотреть, чтобы не пострадали наши собственные автопроизводители. Задача для специалистов.

Непонятных вопросов хватает. Например, свободный рынок труда откроет для иранцев вакансии России. По крайней мере, в сферах, где не требуется хорошее знание языка — строительство, АПК, добыча ресурсов. Учитывая примерно двукратную разницу в зарплатах, а также светские свободы, не начнется ли массовая миграция с юга на север? А как сочетаются ускоренная цифровизация в ЕАЭС с ограничениями в иранском интернете и в целом с его плохим качеством?

Эти неясности требуют ответов, однако не являются сомнениями. Иран обладает притягательной природой, доступом к морским торговым маршрутам, хорошей демографией, а, следовательно, рынком потребления и трудовыми ресурсами. Страны ЕАЭС научились производить большинство товаров и имеют разнообразие сырья, но чтобы пока еще слабой промышленности встать на ноги, выйти на объемы и совершенствовать мастерство — нужен сбыт. Важно не увязнуть в декларативных заявлениях, не стопориться, а находить решения и действовать. Использовать исторический шанс.

Источник — REGNUM

Молодежным организациям Азербайджана презентован проект Конвенции ООН о правах молодежи

22 февраля с.г. Посольством Республики Узбекистан в Азербайджанской Республике при поддержке Министерства спорта и молодежи проведен вебинар, в рамках которого был презентован проект международной Конвенции ООН о правах молодежи для представителей молодежных организаций Азербайджанской Республики.

Заместитель министра спорта и молодежи Интигам Бабаев отметил актуальность доведения до внимания азербайджанской молодежи информацию о сущности и важности принятия Конвенции ООН о правах молодежи. Также отмечено о важном значении сотрудничества между двумя дружественными и братскими странами.

Чрезвычайный и полномочный посол Узбекистана в Азербайджане Бахром Ашрафханов отметил о большом значении всесторонней поддержки со стороны обеих стран молодого поколения граждан, удовлетворению их современных потребностей во всех сферах с целью формирования и укрепления в их лице надежной опоры Родины и её защитников.

Посол обратил внимание участников вебинара на тот факт, что благодаря президентам Узбекистана и Азербайджана – уважаемым Шавкату Мирзиёеву и Ильхаму Алиеву, обе страны добились больших успехов в разработке и реализации эффективной молодежной политики. Констатируя схожесть молодежной политики двух стран Посол вкратце повествовал о реформах, осуществленных в Узбекистане за последние 4 года в сфере совершенствования молодёжной политики.

Далее, вниманию участников вебинара была представлена презентация, посвященная проекту Конвенции ООН о правах молодежи, идее её принятия, этапам разработки текста, целям, задачам, принципам и ожидаемым результатам от принятия этого важного и актуального для молодого поколения всего мира документа.

В рамках презентации было отмечено, что идея разработки и принятия Конвенции ООН о правах молодежи была выдвинута Президентом Узбекистана Ш.Мирзиёевым на 72-й сессии Генассамблеи ООН в 2017 году, а источниками проекта документа стали законодательство о правах молодежи более 50 государств, более 20 региональных и порядка 30 универсальных документов.

Дипломаты Узбекистана, презентуя проект международного документа, отметили, что Конвенция станет результатом международного анализа и обобщения позитивного опыта, накопленного государствами в сфере реализации молодежной политики, выработки общепризнанных принципов и норм защиты прав молодежи, в едином кодифицированном международном акте. В этом контексте было выражено пожелание о том, чтобы азербайджанская молодежь еще активней подключалась к процессу обсуждения, доработки и принятия проекта Конвенции.

Мероприятие в целом прошло в дружественной атмосфере и закончилось дискуссией по вопросам темы презентации и роли Узбекистана и Азербайджана в обеспечении принятия Конвенции ООН о правах молодежи.

Российский «Лукойл» пытается влезть в туркмено-азербайджанский нефте-проект «Достлук»

foto google

Российская нефтяная компания «Лукойл» примет участие в разработке туркмено-азербайджанского месторождения «Достлук» на Каспии. Соответствующие договоренности были достигнуты сегодня в ходе встречи Президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова с руководителем компании Вагитом Алекперовым.

«Мы приветствуем намерения Публичного акционерного общества «Лукойл» принять участие в разработке месторождения «Достлук» и готовы рассмотреть конкретные инвестиционные предложения по реализации данного проекта», – сказал Бердымухамедов.

Поблагодарив главу Туркменистана за оказываемое доверие, Вагит Алекперов заверил, что возглавляемая им компания приложит все усилия для успешного решения задач, связанных с реализацией столь значимого проекта, как «Достлук».

«Мы сегодня прикладываем максимум всех усилий, мобилизуем лучший персонал со всех наших проектов для того, чтобы быть готовыми к реализации такого уникального проекта, как «Достлук». Я уверен, что мы оправдаем ваши ожидания», – сказал В.Алекперов в эфире информационной программы «Ватан» туркменского телевидения.

Месторождение «Достлук», запасы которого, по мнению специалистов, оцениваются в 50 миллион тонн нефти, на протяжении многих лет считалось спорным. Ранее оно называлось с туркменской стороны «Сердар», а с азербайджанской – «Кяпаз».

21 января нынешнего года главы МИД Туркменистан и Азербайджана подписали в туркменской столице Меморандум о взаимопонимании по совместной разведке, разработке и освоении этого углеводородного месторождения.

Тогда же Президент Гурбангулы Бердымухамедов назвал глубоко символичным общее решение назвать это месторождение «Достлук», что и на туркменском, и на азербайджанском языках означает «Дружба».

Как сообщают азербайджанские СМИ, в настоящее время готовится межправительственное Соглашение между Азербайджаном и Туркменистаном, согласно которому углеводородные ресурсы месторождения «Достлук» будут распределены между сторонами в соотношении 30% (Азербайджан) и 70% (Туркменистан).

Источник — centralasia.media

Обескровленный Иран усиливает давление на США по ядерной сделке

google

Жорж Мальбрюно | Le Figaro

«Тегеран держит в напряжении президента США Байдена, учащая нарушения ядерной сделки 2015 года, чтобы укрепить свои позиции на переговорах о возвращении к этому соглашению», — пишет специальный корреспондент Le Figaro в Тегеране Жорж Мальбрюно.

«В ресторане Али Хапо, где молодой гид Бабак привык идеализировать Иран в глазах иностранных туристов, ему не удается забыть о реальности. «Я задумываюсь о том, что у меня почти не осталось друзей в Тегеране. Один уехал в Лондон, двое — в Австралию, а другие — в Канаду, куда все хотят эмигрировать». Немцы, итальянцы и французы покинули Исфахан, королевские гробницы Персеполиса и зороастрийские храмы Йезда. Стратегия «максимального давления», наложенная Дональдом Трампом на Иран с 2018 года после выхода из международного соглашения по ядерной программе 2015 года, поставила на колени туризм и, помимо этого, значительную часть экономики, — указывает автор репортажа. «Происходит утечка мозгов и богатых людей», — с сожалением говорит Бабак. В прошлом году Иран покинули около 3 тыс. врачей. «Иранцы любят свою страну, они патриоты, — настаивает он, пробуя свое дизи, традиционное тушеное мясо, — но они чувствуют, что зашли в тупик и у них нет никаких перспектив на будущее, особенно для детей».

«Санкции, которые привели к обвалу местной валюты — риала — не единственное, что вызывает утечку мозгов, — считает журналист. — Некоторые иранские женщины больше не готовы терпеть свое обесценивание. «На меня давит моя девушка, — признается Ахмад. Она мне сказала: «Хватит, поехали в Канаду». Я ее понимаю, она хочет жить, она устала от того, что ее воспринимают как объект, когда женщине даже не пожимают руку! Но Канада меня не интересует. А потом, если мы уедем, то кто станет менять эту страну? Наше место здесь. Может, я поеду за ней на какое-то время, чтобы получить паспорт, но потом вернусь».

«В последние недели Иран, который в глубине души приветствовал победу Джо Байдена, усилил давление, он стал вновь обогащать уран и изготавливать металлический уран, тем самым учащая нарушения ядерной сделки 2015 года. Цель: укрепить свою позицию на переговорах по возвращению этой договоренности. Но предварительно и Тегеран, и Вашингтон требуют, чтобы первый шаг сделал другой. Опасный тупик, выйти из которого стремится дипломатия», — указывает Мальбрюно.

«Очередная иранская угроза объявлена на 21 февраля: если Соединенные Штаты не вернутся к ядерной сделке, то Иран сократит визиты инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) на свои объекты. В субботу руководитель МАГАТЭ будет в Тегеране, чтобы попытаться спасти соглашение 2015 года. Умеренный президент Хасан Рухани находится под давлением занимающих непримиримую позицию «ястребов», имеющих большинство в парламенте, которые вынудили его в воскресенье прекратить доступ наблюдателей на свои ядерные объекты», — пишет Le Figaro.

«Переговоры возобновятся, — хочет верить близкий к президенту Рухани экономист Саид Лейлаз. — У обеих сторон нет выбора. Соединенные Штаты осознали, что они не могут нас свергнуть, а Иран понял, что санкции для нас очень болезненны. Конечно, угроза от 21 февраля серьезная, но муллы — люди гибкие. Если они получат правильные сигналы от Соединенных Штатов, например, об отмене некоторых гуманитарных санкций, то они могут в конечном итоге отправить свой обогащенный уран в Россию».

«Ни в коем случае», — отвечает сидящий в своем офисе на юге Тегерана Хусейн Шариатмадари, очень консервативный главный редактор газеты «Кайхан», близкий к верховному лидеру Али Хаменеи, которому принадлежат основные полномочия в Иране. Как он уверяет, «никаких переговоров с американцами не будет. Мы все еще ищем способы нейтрализовать санкции».

«В его офисе висит портрет убитого год назад в Багдаде по приказу Дональда Трампа генерала Касема Сулеймани, звезды Стражей исламской революции, ответственных за защиту режима. «Соединенные Штаты требуют от нас проведения переговоров, чтобы противостоять нашему присутствию на Ближнем Востоке и ограничить число наших ракет, — утверждает Шариатмадари. — Это не переговоры, а предлог для того, чтобы нас ослабить. Более того, наш верховный лидер правильно сказал: прежде чем начать переговоры, Соединенные Штаты должны снять все санкции, которые нас затрагивают», то есть не только те, которые касаются ядерной энергетики, но и те, которые находятся в досье, связанном с нарушениями прав человека. Видимо, это невыполнимое пожелание, поскольку Вашингтон не готов заходить так далеко», — анализирует спецкор.

«За четыре месяца до президентских выборов в Иране отмена санкций превратилась в электоральную ставку. Популярным станет тот президент, который сумеет этого достичь. Но по мере приближения этого срока «ястребы» задают тон, — поясняет Мальбрюно. «Спецслужбы Стражей исламской революции направили своих людей в министерства и администрации для проведения масштабной всеобщей проверки, — признается один источник в Тегеране. — Они ищут десятки миллиардов долларов, которые якобы исчезли, таким способом можно выявить, кто обогатился в последние годы, и составить досье на всех», — расшифровывает этот знаток пружин иранского государства, где процветает коррупция.

«(..) В постоянно ухудшающейся обстановке недавние заявления Эммануэля Макрона, призывающего к тому, чтобы в будущей ядерной сделке приняли участие Саудовская Аравия и Израиль, подверглись широкому осуждению в Иране. В последние годы отношения между Парижем и Тегераном ухудшились из-за содержания под домашним арестом в Тегеране после двухлетнего заключения франко-иранской исследовательницы Фарибы Адельхах, а также в последнее время из-за карикатур на пророка Мухаммеда и казни в Тегеране Рухоллы Зама, иранского политического беженца, который покинул Францию при загадочных обстоятельствах», — говорится в публикации.

«Мы разочарованы позицией Макрона, — сказал уже упомянутый чиновник. — Ему удалось наладить хорошие отношения с Рухани, но в этом мы его не понимаем. Макрон стремился сыграть роль посредника между нами и Трампом, но он не добьется успеха, приняв сторону Аравии», — сказал он.

«(…) Я убежден, что Джо Байден воспользуется своим шансом, но готовы ли иранцы?» — задается вопросом один европейский дипломат. «Иран не заинтересован в ядерной сделке. Его интересует только возможность экспортировать нефть и получить доступ к финансовой системе. А что они готовы дать? Я пока не вижу, чтобы они придерживались такой логики», — добавляет он.

«(…) В окружении президента Рухани и его министра иностранных дел Джавада Зарифа сторонники ядерной сделки уповают на то, чтобы Соединенные Штаты начали переговоры именно с ними. Иначе с «ястребами» это может оказаться напрасный труд, особенно если один из них победит на президентских выборах, — уточняет Мальбрюно. «Я не уверен, что американцы окажутся восприимчивыми к подобным аргументам», — предупреждает европейский дипломат.

«Большинство молодых людей в университетах в отчаянии, — говорит Маджид Вахид, профессор политологии Тегеранского университета. — Они возлагали большие надежды на реформистское течение, которое было подавлено».

«(…) Снова бежать, чтобы все забыть… Загнанная в тупик «молодежь берет пример с писателей, которые во времена шаха уже сделали выбор в пользу изгнания, таких как Эбрахим Голестан и Садех Хедаят», — отмечает профессор Маджид Вахид. Но как долго разочарованный народ Исламской Республики сможет безропотно покоряться? Как долго правительство будет сопротивляться внешнему давлению, несмотря на то, что его казна почти пуста? В этой стране наружность обманчива, зачастую она напоминает персидскую живопись с ее оттенками и полутонами», — комментирует Мальбрюно.

«(…) Торгующий на золотом базаре на юге столицы Мохсен выглядит мрачно. «У людей закончились деньги, а тут еще и пандемия, — говорит он, опираясь на свой прилавок и ожидая покупателей. — Три года назад у нас было так много людей, что у меня было десять продавцов внутри и один снаружи, чтобы пропускать желающих войти. Теперь нас двое!»

«(…) В торговых центрах, куда по пятницам молодые пары приходят за покупками, международные бренды часто заменяются местными. «Мы только что выпустили 400 продуктов, которые больше не продаются под брендом L»Oréal, — объясняет Мехди Миремади, бывший агент французской компании в Иране. — В Иране покончили с L»Oréal! Мы также производим много дезинфицирующего геля против Covid. Все довольны, это очень хорошо продается. Спасибо, L?Oréal, спасибо, Запад! Но как жаль, — все же грустит руководитель франко-иранской торговой палаты, — что L?Oréal не захотела инвестировать в Иран, опасаясь подвергнуться ответным американским мерам».

«А как насчет репрессий? — задумывается автор статьи. — Доктор Али Эмамголипур принимает в своем стоматологическом кабинете в Валенджаке, в престижном районе к северу от Тегерана, в двух шагах от дома президента Хасана Рухани, он не испытывает трудностей для ввоза продукции из Соединенных Штатов, где он учился. «В основном это современные компоненты для укрепления зубной эмали, — говорит он, показывая их на своей витрине. — Я звоню своим американским поставщикам, они без проблем присылают мне то, что я прошу, но это не проходит через таможню».

«(…) Туристический гид Бабак, потягивая горячий чай, в конце концов разоткровенничался. «Конечно, нам все это надоело, режим во многих областях действует вопреки здравому смыслу, но какова альтернатива? На кого его заменить? Альтернативы нет, разве что Стражи исламской революции. К тому же, мы видим, что произошло вокруг нас в Сирии и Ираке, где царит хаос. Что касается иностранного вторжения или удара, то надо приготовиться к тому, что это будет иметь обратный эффект. Иранцы снова сплотятся вокруг власти. Вот почему мы все хотим, чтобы Иран и США вернулись на путь диалога».

Источник: Le Figaro

Источник — Инопресса