Хранитель фантома СССР. Почему РПЦ поддерживает войну за империю

Фото: Alexander Zemlianichenko / Getty Images

  • Патриарх Кирилл не думает о том, в какое положение ставит все православные структуры, входящие в РПЦ, но находящиеся вне российской юрисдикции, — епископов, священников, миллионы прихожан, в том числе жертв этой войны
  • С первых дней российского вторжения в Украину Русская православная церковь встала на сторону Кремля. Дело не только в привычке одобрять любые действия начальства (забывая, кто у христиан на самом деле «начальник»), не в идеологии и не в мистических мотивах: патриарх Кирилл надеется сохранить свою церковь в границах погибшей империи, поэтому сделал ставку на путинские танки.
  • Однако чем воинственнее его риторика, тем сильнее центробежные силы в РПЦ. Чем заметнее фигура патриарха в российской пропаганде, тем более местечковым он выглядит извне. Пытаясь силой удержать ускользающие части когда-то единой РПЦ, патриарх их только отталкивает. А громоздкость и архаичность системы управления церковью усиливает эти противоречия. 
  • Имперские иллюзии
  • Парадокс, но Русская православная церковь — главный хранитель фантома Советского Союза. Именно она все постсоветские годы оставалась единственной институцией с центром в Москве, действующей фактически в границах СССР. Разве что российские телеканалы до недавнего времени могли похвастаться таким же географическим охватом.
  • При этом РПЦ претендовала и на прямое преемство с православной церковью дореволюционной России. Она по-прежнему объединяла империю — и во времени, и в пространстве. Церковь как бы была больше и дольше государства и этим обеспечивала свою легитимность.
  • Поэтому оба постсоветских патриарха, Алексий и Кирилл, игнорировали новую политическую реальность, насколько это было возможно. Для них вся «каноническая территория» РПЦ оставалась «единым пространством православия», «зоной канонической ответственности», и любые попытки это изменить встречали болезненную реакцию. 
  • Части РПЦ в государствах, входивших некогда в СССР, существовали в очень разных условиях. В одних странах православие было исторической конфессией, с которой себя идентифицировало большинство населения, как в Украине, Беларуси, Молдове. В других — церковью русской диаспоры при другой доминирующей конфессии, как в странах Балтии, Казахстане и Средней Азии.
  • Везде приходилось адаптироваться как минимум к двум правовым системам — законодательству о религии в своих странах и каноническим установлениям РПЦ. А в тех государствах, что уже вошли или планируют войти в Евросоюз, еще и к нормам ЕС о свободе совести и правах человека.
  • Юридически все эти церковные сообщества — отдельные самостоятельные структуры, зарегистрированные в своих государствах, а не филиалы одной организации со штаб-квартирой в Москве. Однако канонически, то есть по церковному праву и по их внутренним уставам, эти структуры входят в состав Московского патриархата — в разной форме.
  • Украинская, Латвийская, Эстонская, Православная церковь Молдовы и Русская православная церковь заграницей — это самоуправляемые церкви в составе РПЦ. Белорусская православная церковь — это экзархат. В Литве действует просто Литовская епархия РПЦ, а в Средней Азии и Казахстане учреждены митрополичьи округа. Это разнообразие, возникшее во многом спонтанно в постсоветское время, хоть и создает путаницу, но закреплено в Уставе РПЦ, последняя редакция которого относится к 2017 году.
  • Московский патриархат всегда оценивал ситуацию исключительно исходя из российской перспективы. Навязывал «русскость» (церковнославянский как язык богослужения, почитание святых русского пантеона, русский как язык церковного документооборота и так далее), игнорируя изменения в других странах. Когда патриарх еще ездил с визитами за границу, он неизменно говорил о «братских народах», «всеправославном единстве» и «Святой Руси». 
  • В 2022 году российское вторжение в Украину поставило всех участников этой сложной конструкции РПЦ перед выбором: выступить против патриарха Кирилла, поддержавшего войну, или остаться лояльными церковному руководству, рискуя оказаться «агентами Кремля» в своих странах — со всеми юридическими и репутационными последствиями. Насколько известно, Московская патриархия никаких рекомендаций по этому поводу не давала.
  • Канонически самостоятельно отделиться от РПЦ эти части не могут — это будет считаться расколом. Теоретически можно напрямую договариваться о признании с Константинопольским патриархатом, но это не так просто, особенно в тех странах, где и так существуют параллельные юрисдикции, вроде Эстонии или Молдовы. 
  • Самая болезненная ситуация, разумеется, с Украинской православной церковью. Она заявила о независимости, но канонически это никак не оформлено, несколько архиереев уехали в Россию, некоторые находятся в Украине под следствием, но в целом УПЦ осудила войну и перестала поминать патриарха Кирилла как своего предстоятеля.
  • В Беларуси православная церковь в лице своего предстоятеля митрополита Вениамина, наоборот, поддерживает и войну и государственную власть так же, как в России, а потому не испытывает диссонанса от пребывания в составе РПЦ. Единственный зарубежный визит патриарха Кирилла после начала войны был именно в Беларусь. 
  • А вот в остальных странах частям РПЦ приходится искать для себя новый статус, выстраивая сложный компромисс между каноническим правом и участившимися требованиями местных властей.
  • Литва
  • В Литве, по-видимому, будет создана православная структура Константинопольского патриархата. В этом явно заинтересованы власти страны. Именно Литва предложила ввести персональные санкции против патриарха Кирилла на уровне ЕС, а когда это не получилось, сама запретила патриарху въезд. 
  • В середине декабря в Вильнюс приезжал митрополит Халкидонский Эммануил (Адамакис), статусный епископ Константинопольского патриархата. Этот визит был ответом на письмо премьера Ингриды Шимоните Константинопольскому патриарху Варфоломею о том, что правительство Литвы поддерживает стремление части православных отделиться от Москвы, потому что они «имеют право исповедовать свою веру без конфликта совести». 
  • В Литве православие — это конфессия русскоязычного меньшинства в составе РПЦ. Даже в период межвоенной независимости Литвы ее православная епархия сохраняла подчинение Москве. Но православная диаспора состоит также из украинцев и белорусов, которые теперь не хотят иметь ничего общего с РПЦ.
  • Литовский митрополит Иннокентий весной сначала запретил в служении и уволил, а затем и вовсе лишил сана своих многолетних помощников — нескольких литовских священников, которые осудили военное вторжение в Украину. Решение было диким даже по меркам современного русского православного правоприменения, для него не было никаких канонических оснований. Но теперь именно эти уволенные священники могут составить основу новой структуры в составе Константинопольского патриархата. 
  • Хотя сам митрополит Иннокентий был первым русским епископом, который вроде бы выступил против войны, написав еще в марте, что «Позиция Православной Церкви в Литве неизменна — мы решительно осуждаем войну России против Украины и молим Бога о ее скорейшем прекращении». В конце мая он попросил Московскую патриархию предоставить Литовской епархии статус автономной церкви, Синод РПЦ даже учредил комиссию по этому вопросу. Правда, в ее составе нет ни одного представителя Литвы, и никаких новостей о ее работе с тех пор не появилось.
  • Вряд ли новая структура Константинопольского патриархата мгновенно наполнится прихожанами. В других странах постсоветского пространства, где существуют параллельные юрисдикции, численный перевес обычно на стороне русской церкви. Прихожане боятся раскола и безблагодатности (стандартные тезисы пропаганды РПЦ) и не считают себя компетентными принимать решения о собственной церковной принадлежности. Но сам факт наличия альтернативы и конкуренции меняет ситуацию, особенно когда в этом заинтересованы государственные органы. 
  • Латвия
  • В Латвии власти поступили более решительно. Здесь отношения государства с каждой конфессией регулируются отдельными законами, поэтому в Латвии юридически может существовать только одна православная церковь, одна католическая, одна лютеранская и так далее.
  • Изначально это было сделано, чтобы облегчить реституцию и преемство с юрисдикциями времен межвоенной независимости, но входит в некоторое противоречие с законодательством ЕС, так как никакая альтернативная община не может получить регистрацию. Фактически у каждой конфессии есть монополия на свой «бренд».
  • Латвийская православная церковь всегда чувствовала себя очень уверенно, оставалась подчеркнуто русской, стилистически не европейской, в отличие от казавшейся «прогрессивной» Литовской епархии. 
  • В сентябре президент Латвии Эгилс Левитс внес в Сейм законопроект о предоставлении Латвийской церкви полной независимости от Московского патриархата, то есть автокефалии. Сейм этот закон принял, хотя с точки зрения европейского законодательства о свободе совести и вероисповедания он выглядит как вмешательство во внутренние дела конфессии. А с точки зрения канонического права, глава государства никак не может даровать автокефалию. На практике этот закон прежде всего не позволяет Москве вмешиваться в процесс утверждения и отстранения митрополита, архиепископов и епископов.
  • Латвийская православная церковь не сопротивлялась и признала новый закон, несмотря на возмущение Москвы. А 20 октября состоялся собор ЛПЦ, где большинством голосов (160 из 161) было решено обратиться к патриарху Кириллу с просьбой о предоставлении канонической автокефалии. Неизвестно, когда в РПЦ примут решение об удовлетворении этой просьбы.
  • Митрополит Рижский Александр (Кудряшов), которому исполнилось 82 года, однажды уже проделывал что-то похожее. В 1990 году он обратился к Московской патриархии с просьбой преобразовать Рижскую епархию в самоуправляемую церковь. Тогда он уговорил патриарха Алексия (вслед за ним такого же статуса добилась Таллинская епархия), и новый статус позволил получить все преференции единственной православной церкви в Латвии, оставшись канонически в составе РПЦ.
  • Но сегодня такой статус уже слишком рискованный, тем более что митрополит осудил российское вторжение в Украину. Хорошие отношения с латвийским государством и поддержка общества важнее, чем сохранение связи с Москвой. К тому же в годы межвоенной независимости Латвийская (как и Эстонская) православная церковь была автономной в составе Константинопольского патриархата, что позволяет властям Латвии апеллировать к историческому опыту.
  • Эстония
  • В Эстонии ситуация сложнее, потому что там уже много лет существует параллельная церковная юрисдикция Константинопольского патриархата — ЭАПЦ. К тому же митрополит Евгений (Решетников) все время забирает назад свои заявления об осуждении войны.
  • Он подписал осуждающее войну письмо Совета Церквей Эстонии, но потом стал высказываться гораздо уклончивее: «Мы нигде не говорим о том, что мы поддерживаем эту операцию. Но мы также не говорим, что мы не поддерживаем эту операцию, мы просто не знаем».
  • В октябре под угрозой непродления вида на жительство в Эстонии митрополит Евгений был вынужден письменно определиться с позицией — своей и церкви. Для православного архиерея, который попал в Эстонию всего четыре года назад, а большую часть жизни провел в непосредственной близости к Московской патриархии, публично и письменно выразить несогласие с позицией патриарха — это очень тяжелое испытание.
  • Тем не менее он опубликовал на сайте ЭПЦ заявление, где выступает за мир в Украине вообще и сообщает, что ЭПЦ собирает деньги для беженцев. Также там значилось, что митрополит не разделяет «слова Святейшего Патриарха Кирилла, произнесенные им в проповеди 25.09.2022, об отпущении всех грехов военнослужащим, погибшим при исполнении воинского долга». Хотя после этого он снова заявил в интервью, что не считает слова патриарха, с которыми он якобы не согласен, прямым призывом к войне. 
  • В общем, митрополит Евгений — явно не тот человек, который может проявить волю и возглавить процесс канонического отделения Эстонской церкви от Московского патриархата. К тому же он, в отличие от Александра Латвийского, — не свой в Эстонии, не чувствует настроения ни политических элит, ни, похоже, собственной паствы, не ориентируется и в общеевропейском контексте. 
  • Преемницей Эстонской апостольской православной церкви периода межвоенной независимости считается юрисдикция Константинопольского патриархата, но РПЦ это оспаривает. Она была восстановлена в 1996 году, что привело к конфликту Москвы и Константинополя, которые временно прекратили каноническое общение (как и после 2019 года из-за автокефалии Православной церкви в Украине). 
  • Разделение Таллинской епархии РПЦ после распада СССР на две части — это прежде всего вопрос идентичности: эстонская национальная церковь или церковь русскоязычного населения. На эти две части и распалось эстонское православие, так и существует до сих пор — две разных церкви с двумя разными традициями, и ни одна не жаждет объединения с другой.
  • Сейчас ЭПЦ, входящая в состав РПЦ, как минимум в семь раз опережает ЭАПЦ по количеству прихожан, что с учетом растущего атеизма эстонцев делает ее крупнейшей в стране. Поэтому пока не очень понятно, как эстонские власти будут решать проблему аффилиации ЭПЦ с Московской патриархией.
  • Запретить ЭПЦ уже требуют отдельные политики, но это невозможно ни по каким законам — это нарушение прав сотен тысяч собственных граждан и норм европейского права, да и просто противоречит здравому смыслу, потому что выводит из легального поля значительную общественную силу. Поэтому пока Эстония, скорее всего, просто продолжит бюрократически изолировать ЭПЦ от Москвы — не давать въездные документы ставленникам РПЦ, принуждая ЭПЦ к естественному самовоспроизводству из своей среды.
  • Молдова
  • Предстоятель Православной церкви Молдовы митрополит Владимир (Кантарян) с самого начала осуждал войну, призывал молиться о мире и помогать беженцам, но при этом ни разу не сказал, кто на кого напал, кого он считает агрессором, а кого — жертвой. 
  • В октябре он ездил в Москву и, как обычно, участвовал в патриарших богослужениях, принял орден из рук патриарха Кирилла. На дни его визита выпал день рождения Владимира Путина, так что по возвращении в Молдову митрополиту даже пришлось оправдываться в том, что он молился за российского президента.
  • Сам митрополит Владимир — гражданин России и всегда придерживался пророссийских взглядов, даже агитировал за Игоря Додона на президентских выборах в 2016 году. Епископат Молдавской церкви и значительная часть духовенства не настроены отделяться от РПЦ и достаточно консервативны. Один из епископов ПЦМ даже демонстративно появился на публике с георгиевской ленточкой, несмотря на запрет пророссийской символики.
  • Мнения по поводу войны внутри ПЦМ разделились, хотя на официальном уровне ПЦМ все-таки осуждает вторжение и опровергает обвинения в поддержке политики Путина и патриарха Кирилла. А молдавские власти пока не идут на конфликт с церковью.
  • В Молдове православие — традиционная конфессия, к которой относят себя 90% жителей. Большинство составляют прихожане именно ПЦМ Московского патриархата, а конкурирующей митрополии Румынской церкви принадлежит только одна пятая населения. 
  • Религиозный конфликт в Молдове маловероятен, но если до этого дойдет, то последствия могут оказаться очень тяжелыми — из-за российского влияния, неоднородности общества, тлеющей ситуации в Приднестровье, географической близости и с Украиной, и с Евросоюзом. Поэтому государственная власть пока не давит, а церковная власть ведет себя осторожно.
  • Отпусти мой народ
  • Из окон патриаршей резиденции в Даниловом монастыре видно только Москву. Патриарх полностью идентифицирует себя с путинской политической элитой, с российским режимом и не может помыслить будущее РПЦ иначе, как реконструкцию советской церкви в прежних границах и в декоре «святой Руси».
  • Уже почти год он поддерживает войну, демонстративно присутствуя на кремлевских мероприятиях, благословляя на убийства и оправдывая агрессию. Патриарх Кирилл не думает о том, в какое положение ставит все православные структуры, входящие в РПЦ, но находящиеся вне российской юрисдикции, — епископов, священников, миллионы прихожан, в том числе жертв этой войны. 
  • Синод РПЦ 29 декабря перенес на неопределенный срок следующий Архиерейский собор, потому что теперь он вообще невозможен — ни украинские, ни европейские архиереи на него не приедут, а значит не будет кворума. РПЦ в нынешнем составе просто теряет управляемость и может сохраниться, только если Россия покорит все эти страны силой. Поэтому поддержка войны со стороны РПЦ становится все более горячей, ухудшая положение ее частей в других странах.   
  • Не исключено, что центробежные процессы когда-нибудь закончатся, после чего сформируется некое новое православие условно русской традиции — без РПЦ и без Путина. Впрочем, для начала надо посмотреть, как патриарх будет решать неизбежные вопросы — о статусе Литовской церкви, об автокефалии Латвийской и Украинской. И будут ли к тому времени его решения что-то значить. 

Хранитель фантома СССР. Почему РПЦ поддерживает войну за империю — Carnegie Endowment for International Peace

Патриарх и перемирие. Зачем РПЦ призывала к прекращению огня

Фото: YURIY DYACHYSHYN/AFP via Getty Images

Александр Баунов

Предложение о рождественском перемирии обслуживало ту кремлевскую картину мира, где есть хорошее, потенциально свое украинское население и есть армия украинских националистов, которая его оккупирует. Эта картина уже доказала свою несостоятельность, но Путин очевидно за нее держится, потому что без нее теряет тот самый исторический титул, к которому стремится — объединителя земель

Из новостей первых новогодних праздников войны странно выделяется предложение московского патриарха о рождественском перемирии. Выделяется оно тем, что не вписывается в привычный ряд «уничтожили, поразили, мобилизовали, наградили, убили». А странно — потому что исходило от человека, который долгое время благословлял войну.

Если, как пишет патриарх, «междоусобную брань» надо прекратить хотя бы на Рождество, то в ней нет ничего хорошего. Но тогда к чему были его благословения? Да и слова «междоусобная брань» звучат неприятно не только для украинцев, но и для российских воинственных патриотов — какая еще междоусобная, если это священная война за правое дело? 

Просьба о перемирии была обращена «к обеим сторонам», но поскольку патриарх своей поддержкой войны сам поставил себя на одну сторону, то его выступление по инерции читается как обращение одной стороны к другой. В отношении Украины патриарший призыв, похоже, пытается нащупать раскол между украинской армией и гражданским населением. Ведь если в положении украинской армии с осени мало что изменилось (оно даже улучшилось из-за сокращения фронтов и успешных контрнаступлений), то положение украинского обывателя, которого российские бомбардировки часто оставляют без света, воды, тепла и транспорта, — стало заметно хуже. 

«Мы хотим вам мира, — говорит от имени атакующей России патриарх, — это ваши военные хотят, чтобы по вам стреляли». В каком-то смысле целью обращения был отказ от него украинской армии и политиков, чтобы прийти с этим отказом к украинскому гражданскому населению. 

Предложение о рождественском перемирии в этом отношении обслуживало ту кремлевскую картину мира, где есть хорошее, потенциально свое украинское население и есть армия украинских националистов, которая его оккупирует. Эта картина уже доказала свою несостоятельность, но Путин очевидно за нее держится, потому что без нее теряет тот самый исторический титул, к которому стремится — объединителя земель русских.

Если по ту сторону фронта не наши, захваченные чужой армией, властью или пропагандой, то он не объединитель своих земель, а завоеватель чужих, что в некоторых системах координат тоже почетно, но в целом гораздо более сомнительно и, судя по всем высказываниям, не соответствует его собственному взгляду на личное место в истории.

Бомбардировки ТЭЦ — это попытка искусственно создать ситуацию, когда народ за мир и уступки, а армия против, раз уж Кремлю не удалось обнаружить ее естественным путем в украинском социальном ландшафте. А предложение о рождественском перемирии — попытка эту ситуацию использовать.

Таким образом, обращение патриарха, адресованное вроде бы украинцам, на самом деле, как и почти все в России, адресовано самому Путину и направлено на то, чтобы обслуживать его взгляд на реальность.

Поскольку у Путина и только у него есть власть прекратить огонь хотя бы на час, а у патриарха нет, предложение о рождественском перемирии очевидно согласовано с президентом, а то и вовсе сделано по его прямому поручению. В этом случае патриарх в очередной раз выступил исполнителем поручений государственной власти.

И действительно, в необычайно кратком предложении патриарха о перемирии нет ничего, что могло бы хотя бы отдаленно звучать как укор российской армии и ее главе и конституировать духовную власть в роли независимого миротворца или даже критика и контролера светских властей на предмет соблюдения христианской гуманности.

Русская церковь пропагандирует именно эту свою роль в истории, но в современности от нее весьма далека. Такая формулировка призыва патриарха была лишь попыткой выгодно подсветить миролюбие и гуманность российского лидера на фоне его врагов.

Была у обращения и другая, более отдаленная цель — пропагандистки подготовить возможную попытку нового российского наступления, решение о котором не принято, но, очевидно, обсуждается. Мол, мы миролюбиво предложили, а вы воинственно не захотели, так вот вам меч вместо оливковой ветви.

Наконец, — и здесь выглядывает определенная политическая субъектность патриарха — это попытка поддержать УПЦ МП в период гонений на нее, новых законов и конфискаций. Показать, что не только многие епископы УПЦ могут быть на стороне украинского общества, но и сам предстоятель в Москве ему не враг. 

Отсюда формулировка о «сторонах междоусобной брани», неприятная не только украинцам, но и сторонникам войны в России. Неприятная по одной и той же причине: в таком виде она имплицирует определенное равенство воюющих сторон, в том числе моральное. Ведь «междоусобная брань» в русском языке имеет плохие коннотации, в литургических литиях от нее просят избавить. Впрочем, постулируя этно-культурную близость, эта формулировка оставляет в стороне вопрос о зачинщике брани и о том, что она проходит поверх государственных границ.

Несмотря на отрицательные коннотации, формулировка о междоусобной брани ценна для Москвы еще и тем, что традиционно применяется не только в отношении гражданских войн, но и войн между русскими княжествами. А их отдельное друг от друга существование общество помнит из школьных курсов и исторической беллетристики как нечто дурное и необоснованное, границы между ними не воспринимает как государственные, а само их наличие — ситуация, которая должна быть разрешена в пользу единства, и кто ее так разрешает, тот и молодец.

Неприятно, в том числе для русской партии войны, уравнивая воюющие стороны, выражение «междоусобная брань» вписывается в поток представлений обычных граждан России о некоем временном состоянии разделения, которое должно быть преодолено в пользу единства, в том числе военным путем. А причиной разделения могут быть и внешние силы.

Но и сами внешние силы являются целью обращения о рождественском перемирии. Его важный внешний адресат — устающее от войны мировое общественное мнение вне Запада и в самих западных странах. Незападному миру, а также огромной части граждан и институций старой Европы некомфортно жить рядом с ужасной Россией. Здесь от шахтера до папы римского жадно ловят малейшие признаки нормальности России. Церковь как миротворец — знакомый признак такой нормальности, который утешит и шахтера, и папу.

Мало кто вне России в подробностях следит за внутренними высказываниями патриарха и других спикеров РПЦ — за их милитаристской риторикой, за проповедями о том, что лучше разрушенный город, чем гей-парад в нем, за призывами к борьбе с мировым сатанизмом. Зато многие заметят, что русский патриарх предложил мир, а украинцы его отвергли. Это до некоторой степени отвечает поиску обычными западными гражданами нового баланса, их страху иметь дело с вооруженным злом со сбивчивой программой и неясными, но широкими границами дозволенного.

У патриаршего предложения о рождественском перемирии были очевидные внутренние издержки — в распаленной партии войны не могли понравиться формулировки о междоусобной брани и даже сама идея мирной инициативы. Однако предложение явно тестирует новые военно-политические технологии, где очередная эскалация боевых действий или бомбардировок будет время от времени предваряться мирными инициативами прикрытия. Эти призывы должны создавать температурные колебания в мировом и украинском общественном мнении, которое предполагается прогонять между полюсами мирных предложений и ужасов войны, в надежде привести его в нужное для Кремля состояние. 

Патриарх и перемирие. Зачем РПЦ призывала к прекращению огня — Carnegie Endowment for International Peace

Протесты экоактивистов на Лачинской дороге: в 3 вопросах

Протестующие требуют мониторинга рудников Карабахского экономического района Азербайджана

Ruslan Rehimov, Ülviyya Amuyeva   |

Протесты экоактивистов на Лачинской дороге: в 3 вопросах

    

БАКУ

В Азербайджане более месяца продолжается акция экологических активистов, выступающих против незаконной эксплуатации месторождений на территориях, находящихся под временным контролем российских военных.

Экоактивисты и представители НПО требуют мониторинга золоторудных и медно-молибденовых рудников «Гызылбулаг» и «Демирли» в Карабахском экономическом районе республики.

Дорога, на которой проходит акция, открыта для перевозки гуманитарных грузов и грузов снабжения, а также движения гражданских автомобилей.

Почему начались протесты?

Азербайджан 10 декабря 2022 года направил в регион группы экспертов для мониторинга фактов незаконной эксплуатации месторождений на территориях, находящихся под временным контролем российских военных.

В результате договоренности, достигнутой с Командованием российских войск в регионе, представители Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана, Государственной службы имущественных вопросов при Министерстве экономики и специалисты компании AzerGold отправились на золотой рудник «Гызылбулаг» и медно-молибденовый рудник «Демирли», но армяне не допустили мониторинговую миссию к месторождениям.

Вслед за этим активисты на дороге Ханкенди-Лачин близ города Шуша 12 декабря начали протестную акцию.

Активисты на дороге Ханкенди-Лачин близ города Шуша не расходятся несмотря на морозную погоду, скандируя: «Азербайджан — хозяин своих недр!», «Конец экологическим преступлениям!», «Стоп экотеррору!», «Берегите природу!», «Экоциду нет! Мониторингу да!»

Участники акции заявляют, что полны решимости продолжить протесты до тех пор, пока их требования не будут реализованы.

Закрыта ли Лачинская дорога?

И власти Армении, и те, кто называет себя лидерами армян Карабаха, утверждают, что дорога Ханкенди-Лачин закрыта, а гражданское население не пропускают, и поэтому на территориях, где проживает армянское население, наблюдается гуманитарный кризис.

Власти Азербайджана, напротив, категорически отрицают претензии армян.

В Баку отмечают, что дорога закрыта из-за баррикад российских войск, препятствий для проезда гражданских лиц нет.

С кадры с места проведения акций также подтверждают, что коридор открыт для гражданских лиц.

Транспортные средства российских военных с гуманитарной помощью и автомобили Международной организации Красного Креста беспрепятственно передвигаются по дороге.

Какова реакция властей Азербайджана, Армении и России на протесты?

Президент Азербайджана Ильхам Алиев назвал справедливыми требования участников акции на Лачинской дороге.

Глава государства не раз подчеркивал, что указанные рудники, также как и весь Карабахский регион, распоржены на территории Азербайджана.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян обвиняет Азербайджан в «создании гуманитарного кризиса» в регионе, а Россию критикует за «отказ открыть Лачинский коридор».

Официальный представитель МИД России Мария Захарова в ответ заявила, что Россия продолжает работу с целью по Лачинской дороге.

«Важно найти приемлемое решение для всех сторон. В настоящее время по Лачинской дороге проезжают колонны с гуманитарной помощью. Хотим еще раз отметить, что провокации против наших миротворцев недопустимы. Они являются гарантом мира в регионе», — сказала представитель МИД России.

Протесты экоактивистов на Лачинской дороге: в 3 вопросах (aa.com.tr)

Разрыв или сближение. Как война сказалась на влиянии России в Центральной Азии

Фото: Sergey Bobylev / AFP via Getty Images


  • Темур Умаров
  • У России были все возможности для того, чтобы страны Центральной Азии сами к ней тянулись, но вместо этого она пытается остановить время. А это невозможно. Российское влияние в регионе будет увядать, если Кремль не пересмотрит свои подходы к внешней политике, а от путинской России этого ожидать не приходится
  • Всего год назад позиции России в Центральной Азии были настолько прочными, что им не угрожало даже растущее присутствие Китая. Но все изменилось с началом российского вторжения в Украину — вместе с украинскими городами Кремль уничтожает влияние России по всему миру, особенно на постсоветском пространстве.
  • Теперь любое заявление или жест, отклоняющиеся от линии Москвы, выглядят как попытка стран Центральной Азии разорвать связи с Россией и провоцируют дискуссии о скором конце ее влияния в регионе. Хотя многие формальные показатели, напротив, рисуют картину бурного сотрудничества: товарооборот России с регионом быстро растет, в обе стороны движутся огромные миграционные потоки, а количество встреч на высшем уровне бьет рекорды.
  • Так что в итоге происходит: Центральная Азия отдаляется от России или, наоборот, сближается с ней? 
  • Мы не с ними
  • Разговоры о слабеющем влиянии России ведутся не просто так. За последние десять месяцев в Центральной Азии было сказано и сделано немало того, что российская пропаганда назвала бы «не соответствующим союзническому духу отношений».
  • Прежде всего, все страны региона не только не поддержали российское вторжение в Украину, но и соблюдают антироссийские санкции, о чем заявляли публично. Например, центральноазиатские банки не принимают карты «МИР» — лишь Казахстан разрешил физлицам ими пользоваться, но только после того, как получил на это одобрение американского Управления по контролю за иностранными активами (OFAC).
  • Ни одна страна не признала ДНР, ЛНР и другие украинские территории частью России, о чем тоже заявляется публично и без оглядки на российские предпочтения в терминологии. Если после 2014 года центральноазиатские лидеры избегали называть события в Крыму аннексией, то сейчас они открыто говорят, что в Украине идет война.
  • Также Центральная Азия активно укрепляет связи со странами, которые Россия считает «враждебными». Центральноазиатские лидеры один за другим ездят на Запад, консультируются с США по вопросам соблюдения санкций, прорабатывают логистические маршруты в обход России.
  • Одновременно регион отдаляется от российских интеграционных проектов: в октябре Кыргызстан отменил военные учения ОДКБ на своей территории, а в декабре президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев отложил визит в Бишкек, чтобы избежать встречи с Путиным на саммите ЕАЭС. Все больше внимания уделяется нероссийским проектам вроде Организации тюркских государств.
  • В такой атмосфере кажется, что любая мелочь подтверждает отдаление Центральной Азии от России. Вот Путина недостаточно празднично встречают в аэропорту, вот опаздывают на встречи с ним, не приезжают на его день рождения, отсаживаются от него подальше и даже публично критикуют политику России в регионе. Однако многие другие факты и данные говорят об обратном — об укреплении сотрудничества.
  • Прагматичная солидарность
  • В нынешнем поведении Центральной Азии куда меньше нового, чем может показаться. Эти страны и раньше не поддерживали Россию в ее военных авантюрах. Еще в 2008 году на саммите ШОС в Душанбе Дмитрий Медведев пытался, но не добился от них поддержки российских действий в Грузии. Не признали они и аннексию Крыма в 2014 году.
  • Просто в 2014 году санкции против российской экономики были менее масштабными и не требовали от стран Центральной Азии настолько четко определяться. Сейчас же соблюдение санкций для них — это не поддержка Запада или игра против России, а попытка спасти свои экономики от коллапса и изоляции.
  • Для Центральной Азии многовекторность во внешней политике — обязательное условие минимального экономического благополучия. Тем более что Россия не демонстрирует готовности компенсировать региону потери от разрыва связей с Западом.
  • Во многом поэтому и сам Кремль не требует от центральноазиатских лидеров показной солидарности. На все призывы поступать иначе пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отвечает, что все и так хорошо.
  • Время от времени Москва напоминает Центральной Азии об ее зависимости от России — например, приостановкой работы проходящего по российской территории Каспийского магистрального нефтепровода, по которому Казахстан экспортирует 80% своей нефти. Но речь не идет о требовании абсолютной поддержки, иначе масштабы давления были бы совсем другими.
  • Да и самой Москве ни к чему сейчас отталкивать последних союзников. Скорее наоборот: война с Украиной и разрыв с Западом усилили интерес России к Центральной Азии.
  • Вспомнили про соседей
  • Многие годы внешнеполитические приоритеты Москвы были далеки от Центральной Азии — считалось, что регион настолько зависит от России, что все равно никуда не денется. Но война и сокращение возможностей для выбора внешних партнеров заставили Кремль выше ценить связи с центральноазиатскими странами.
  • В результате товарооборот со всеми государствами региона быстро растет: с Казахстаном — на 10% за десять месяцев 2022 года, с Узбекистаном — на 40% за девять месяцев, с Таджикистаном — на 22%, с Кыргызстаном — на 40% за полгода, с Туркменистаном — на 45% за первый квартал.
  • С апреля по июнь 2022-го на заработки в Россию приехало рекордное за последние шесть лет количество выходцев из Центральной Азии: 1,5 млн из Узбекистана, 952 тысячи из Таджикистана, 223 тысячи из Кыргызстана. Соответственно выросли и денежные переводы в эти страны из России.
  • Понятно, что этот рост во многом связан с перенаправлением торговых потоков из-за санкций и с массовым отъездом россиян в Центральную Азию из-за войны. В то же время заметно, что Москва теперь уделяет гораздо больше внимания региону и не собирается позволять связям с ним развиваться только по инерции.
  • Взять хотя бы то, что в 2022 году Путин впервые за много лет посетил все пять стран Центральной Азии и стал намного чаще общаться со своими коллегами в регионе по телефону и видеосвязи. Общее число онлайн и личных встреч российского президента с центральноазиатскими лидерами перевалило в этом году за 50.
  • Помимо Путина, в регионе с началом войны успело побывать фактически все высшее руководство России от премьера Мишустина и секретаря Совбеза Патрушева до главы «Газпрома» Миллера и многих губернаторов. Такой интерес Москвы связан не только с желанием продемонстрировать, что попытки изолировать Россию провалились, но и с практическими вопросами. Центральной Азии есть что предложить Москве помимо периодической поддержки на голосованиях в ООН.
  • Например, Таджикистан, видимо, участвовал в поставках в Россию иранских дронов-камикадзе. Душанбе это отрицает, но именно там Иран открыл их первое зарубежное производство. Узбекская Promcomplektlogistic попала под американские санкции за сотрудничество с российским ВПК. Есть сообщения о том, что ЧВК «Вагнер» вербует на войну заключенных из тюрем Туркменистана. В семь раз выросли поставки телескопических прицелов из Кыргызстана в Россию, а рост импорта бытовой техники из Евросоюза в Казахстан связывают с тем, что чипы из нее используются в российской военной промышленности. 
  • В ответ Россия сильнее втягивается в местную внутреннюю политику. Если раньше Москва считала достаточным поддерживать лишь пророссийскую ориентацию местных режимов, не вмешиваясь в междоусобные разборки, то теперь она начала помогать конкретным лидерам.
  • Например, Россия после нескольких лет просьб руководства Таджикистана признала террористической оппозиционную Партию исламского возрождения. Также по запросам Кыргызстана и Таджикистана в России стали активнее задерживать и депортировать активистов и бывших политиков — от высылки не спасает даже наличие российского гражданства.
  • Если раньше важным условием для получения от России преференций было участие в ее интеграционных проектах, то теперь это необязательно. Москва идет на миграционные уступки Узбекистану, отменив лимит на численность работников, приглашенных по оргнабору, и открывает в Таджикистане миграционный центр, хотя обе страны не входят в ЕАЭС.
  • Российские авторитарные ноу-хау тоже все активнее экспортируются в Центральную Азию. В Кыргызстане власти предложили новый закон о СМИ, который на 95% идентичен российскому, а также перенимают российскую практику преследования неугодных журналистов. В Узбекистане предлагают криминализировать «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений», а в Казахстане — ввести наказание за «дискредитацию вооруженных сил в особый (кризисный) период».
  • Что дальше
  • Все это показывает, что российское влияние в Центральной Азии сохраняется в самых разных сферах, и в ближайшем будущем коллапс ему не грозит. Правда, про долгосрочную перспективу того же не скажешь. 
  • России и раньше было непросто проталкивать в Центральной Азии свои интеграционные проекты, а война сделала их окончательно непривлекательными. Ожидать расширения ЕАЭС на Узбекистан не приходится, а Таджикистан если и удастся уговорить, то ценой очень больших уступок.
  • Репутация ОДКБ пострадала еще больше. Неудачи на украинском фронте разрушили миф о мощной российской армии, что заставило всерьез занервничать страны, зависящие от российского зонтика безопасности. Это не значит, что ОДКБ скоро распадется, но потенциал для его расширения нулевой.
  • Российская мягкая сила в Центральной Азии тает на глазах. По опросам, большинство жителей Центральной Азии (70% в Кыргызстане, 55% в Казахстане и 30% — в Узбекистане) объясняют нынешние экономические трудности российским вторжением в Украину. В Бишкеке и Алматы прошло несколько антивоенных протестов, развлекательные площадки отказывают российским звездам, русский язык теряет популярность, а местные провайдеры расширяют списки нероссийских телеканалов.
  • Центральноазиатские СМИ стараются освещать события в Украине объективно, за что в России их блокирует Роскомнадзор. В общественном обсуждении снова всплывают темы деколонизации
  • Главной опорой российского влияния в Центральной Азии остается доверие между политическими элитами. Во главе этих режимов стоят примерно одни и те же люди — пожилые мужчины, выросшие в советское время и общающиеся друг с другом на русском. Они знакомы не одно десятилетие, а новичков обязательно отправляют на смотрины в Москву.
  • Пока эти режимы не рискуют ссориться с Кремлем и очень сдержанно отвечают на растущий общественный запрос на отдаление от России — сокращают уроки русского языка в школах или переименовывают улицы. Но элиты в Центральной Азии постепенно меняются вместе с обществом, которое по-прежнему очень молодое — средний возраст жителей ниже 30 лет. Они не застали советские времена, меньше говорят на русском языке и не считают Россию примером для подражания.
  • Отдаление Центральной Азии от все более непривлекательной России — естественный процесс. Центральноазиатские государства никогда не были так самостоятельны, как сегодня, а общества в этих странах — так требовательны к своему руководству, в том числе в вопросах внешней политики.
  • А Москва вместо того, чтобы признать субъектность стран Центральной Азии и заниматься собственной привлекательностью, требует от бывших советских республик не разрушать унаследованное Кремлем историческое доминирование.
  • У России были все возможности для того, чтобы страны Центральной Азии сами к ней тянулись, но вместо этого она пытается остановить время. А это невозможно. Российское влияние в регионе будет увядать, если Кремль не пересмотрит свои подходы к внешней политике, а от путинской России этого ожидать не приходится.
  • Фонд Карнеги за Международный Мир и Carnegie Politika как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир.

Разрыв или сближение. Как война сказалась на влиянии России в Центральной Азии — Carnegie Endowment for International Peace

Между запретом и автокефалией. Что ждет Украинскую православную церковь

Фото: Sergei Chuzavkov / LightRocket via Getty Images




Ксения Лученко

УПЦ остается только одно — тянуть время и по мере поступления реагировать на новые вводные. А пока она останется в юридической и канонической серой зоне: де-факто независимая, но никто, кроме нее самой, об этом не знает

Призыв Московской патриархии к Рождественскому перемирию, которому будто бы последовал Владимир Путин, приказав прекратить огонь 6 и 7 января, стал ярким примером участия Русской православной церкви (РПЦ) в пиаре кремлевских решений в войне с Украиной. И далеко не первым примером — чем дальше, тем чаще российское руководство обращается к религиозной риторике, называя среди целей вторжения защиту православия и «десатанизацию» Украины.

Сама РПЦ, похоже, не видит проблемы в такой сакрализации боевых действий в соседней стране, которые патриарх Кирилл настойчиво продолжает называть «междоусобной бранью». Как не волнует РПЦ и тяжелое положение, в которое ее действия ставят Украинскую православную церковь (УПЦ), оказавшуюся на грани выживания из-за прошлых связей с Москвой. 

Дела и обыски

Российское вторжение поставило под вопрос само существование УПЦ. В Украине всерьез заговорили о том, что церковь следует ликвидировать за ее довоенные связи с Московским патриархатом — например, объединить с конкурирующей Православной церковью в Украине (ПЦУ), которая в 2018 году получила томос об автокефалии от Константинопольского патриарха Варфоломея.

С начала октября СБУ проводит обыски в храмах и монастырях УПЦ по всей стране, рассчитывая найти доказательства ее сотрудничества со страной-агрессором и «ячейки русского мира». Совет национальной безопасности и обороны Украины поручил правительству внести в Верховную Раду законопроект «О невозможности деятельности в Украине религиозных организаций, аффилированных с центрами влияния в Российской Федерации».

Также кабинет министров сменил председателя Государственной службы по вопросам этнополитики и свободы совести Елену Богдан из-за «неудовлетворительной оценки служебной деятельности» — она возражала против радикальных действий в отношении УПЦ. Ее место занял Виктор Еленский, который говорил про УПЦ, что это «филиал церкви, благословляющей на убийство украинцев». Возглавляемой им службе поручено провести религиоведческую экспертизу Устава об управлении УПЦ — проверить его на наличие церковно-канонической связи с Московским патриархатом (новая версия Устава, где должно было быть закреплено решение Собора УПЦ от 27 мая о полной независимости от Москвы, до сих пор не опубликована).

Двое епископов УПЦ попали в санкционный список президента Зеленского — управляющий делами УПЦ митрополит Бориспольский Антоний (Паканич) и председатель Отдела внешних церковных связей митрополит Черновицкий и Буковинский Мелетий (Егоренко). В целом на конец декабря против священнослужителей УПЦ было заведено около 50 уголовных дел, по пяти из них уже вынесены приговоры.

В основном обвинения выдвинуты по статье 161 УК Украины — нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной, религиозной принадлежности, религиозных убеждений, инвалидности и по другим признакам. Подозреваемыми по ней проходят, например, митрополит Тульчинский Ионафан (Елецких), известный своей пророссийской позицией, и митрополит Кировоградский Иоасаф (Губеня), который уже освобожден от управления епархией. 

При обысках у некоторых клириков нашли российские и даже советские паспорта, георгиевские ленты, «прокремлевскую литературу», книги патриарха Кирилла и так далее. Судя по фотографиям, в большинстве случаев это более-менее обычный русскоязычный ассортимент монастырей — книжки про «число зверя» и «святую Русь», проповеди старца Иоанна Крестьянкина, благочестивые детские рассказы. 

Православное книгоиздание — прибыльный бизнес с собственными сетями распространения. Основной доход приносят дешевые брошюры парарелигиозного содержания — пророчества «старцев», серия «Божья аптека», сборники молитв на каждый случай и разнообразная конспирология. В этом смысле пространство русскоязычного православия было действительно единым — все те же книги можно найти в монастырских лавках от Владивостока до Бреста.

Однако с началом войны эти издания стали выглядеть как агитация за «русский мир». Впрочем, в некоторых случаях (преимущественно в районах, где побывали российские войска) находили и оружие, и сухпайки российской армии, и документы оккупационных органов.

Синод УПЦ «отправил на покой» митрополита Изюмского Елисея (Иванова) и Роменского Иосифа (Масленникова) — оба внесены в санкционные списки Украины за коллаборационизм и ушли из своих епархий в Россию с отступающей российской армией. Под санкции попал и митрополит Луганский Пантелеимон (Паровознюк), который, как и настоятель Свято-Успенского собора в Херсоне архимандрит Алексий (Федоров), был в Кремле на торжественном объявлении о присоединении к России оккупированных территорий Украины.

В 2014 году, после аннексии Крыма, было много разговоров о том, что патриарх Кирилл предпочел не принимать решения о том, кому подчиняются крымские епархии. Они оставались в составе УПЦ, а российская власть закрывала на это глаза. Но после того как 27 мая Собор УПЦ принял решение о независимости от РПЦ, последняя все-таки аннексировала крымские епархии, создав на полуострове напрямую подчиненную ей митрополию. Все четыре крымских епископа также попали в Украине под санкции.

Возможен ли запрет? 

Может показаться, что ситуация для УПЦ безнадежная. Тем не менее с начала войны в юрисдикцию автокефальной ПЦУ перешло только 10% приходов УПЦ — около 1200 из 12 000. По числу приходов и количеству прихожан УПЦ — это по-прежнему самая большая церковная юрисдикция Украины, которая остается довольно религиозной страной (12% населения еженедельно ходят в церковь, в России — только 6%).

Во многом это объясняется усилиями самой УПЦ. С самого начала войны она поддерживает украинскую армию и отправляет гуманитарную помощь. УПЦ также участвовала в организации гуманитарных коридоров в осажденный Мариуполь, за что получила благодарность от президента Зеленского.

Многие священники УПЦ с начала войны сразу перестали поминать патриарха Кирилла за богослужением. Миряне и духовенство — даже те, кто, как, например, епископ Иона (Черепанов) раньше были настроены пророссийски, — возмущены патриархом, епископатом РПЦ и публичной позицией Московской патриархии.

При этом они против резкого разрыва с РПЦ и воссоединения с ПЦУ. Такую позицию они занимают по разным причинам — в том числе из-за опасений превратиться в раскольников и потерять каноничность с точки зрения других православных церквей, а также из-за давнего напряжения в отношениях с ПЦУ, часто на личном уровне.

Кроме того, ПЦУ нельзя открывать свои приходы за пределами Украины, где наступает юрисдикция Константинополя, — это прописано в томосе об автокефалии. Украинские беженцы в разных странах ходят в храмы других православных церквей — Польской, Чешской, Финской, Сербской. Но они есть не везде, а в зарубежные храмы РПЦ, где украинская диаспора всегда составляла значительную часть прихожан, после начала войны украинцы ходить в основном отказываются. Поэтому УПЦ самостоятельно открыла приходы в 32 европейских городах — например, в Антверпене, Кельне, Лейпциге. 

Полностью запретить УПЦ невозможно по разным причинам. Юридически она не составляет единой организации. По украинскому законодательству каждый приход, епархиальное управление, монастырь — это отдельное юридическое лицо, которых тысячи. Пришлось бы запрещать каждое по отдельности, что привело бы к бюрократическому коллапсу. 

Также запрет УПЦ чреват общественным недовольством. После того как в Раду внесли законопроект «О невозможности деятельности в Украине религиозных организаций, аффилированных с центрами влияния в Российской Федерации», некоторые солдаты ВСУ как прихожане УПЦ стали записывать видеообращения в ее защиту.

Есть и чисто юридические нестыковки. Например, законопроект указывает, что использовать в названии слово «православный» имеет право только организация, подчиненная ПЦУ. Но такой запрет противоречит и Конституции Украины, и европейскому законодательству, на что указало Главное научно-экспертное управление Верховной Рады.

Так что о полном запрете УПЦ речь, похоже, больше не идет. Скорее, украинское государство настойчиво дает понять, что будущее УПЦ зависит от того, насколько убедительно она порвет связи с РПЦ и сможет это доказать.

Понимая это, глава УПЦ митрополит Онуфрий, выступая на ежегодном епархиальном Собрании Киевской митрополии, не только перечислил пункты нового Устава УПЦ, где зафиксировано, что «предстоятель Украинской православной церкви не является членом Священного Синода Русской православной церкви, а постановления Соборов Русской православной церкви не являются обязательными для Украинской православной церкви», но и еще раз обратил внимание на свое несогласие с позицией патриарха Кирилла по поводу войны.

Кроме того, Синод УПЦ в ноябре принял решение о восстановлении мироварения. По версии РПЦ, право самостоятельно приготовлять миро — признак автокефалии церкви. По версии Константинополя, миро готовит Константинопольский патриарх в присутствии представителей автокефальных церквей, а потом эти церкви получают миро от него. 

Возможна ли автокефалия?

Каноническое право не кодифицировано, поэтому разобраться, какой именно статус теперь у УПЦ, очень трудно. С точки зрения РПЦ, она по-прежнему в ее составе. На сайте Московской патриархии представлены все украинские епископы, а изменить Устав РПЦ, где перечислены статусы входящих в нее структур, может только Архиерейский собор, который последний раз собирался в 2017 году. Синод РПЦ тоже никаких решений не принимал, кроме заявления от 29 мая, где он «выразил Украинской православной церкви поддержку в связи с беспрецедентным давлением с разных сторон». 

В мировом православии нет согласия по процедуре предоставления автокефалии. Еще в 1970 году РПЦ дала автокефалию Православной церкви в Америке, которая до сих пор не признана ни Константинопольским патриархатом, ни другими Поместными церквями. То, что Константинопольский патриарх дал автокефалию Православной церкви в Украине, стало причиной разрыва отношений с РПЦ. В идеале решение об автокефалии должен принимать Вселенский собор, но православные не могут на него собраться — какая-то церковь всегда против и с кем-то в расколе. 

УПЦ заявила о своей полной независимости от Московской патриархии, но пока не выполнила ни одного из трех необходимых для этого условий. Нужен запрос самой церковной общности о предоставлении ей автокефалии, согласие матери-церкви, от которой она отделяется, и одобрение остальных православных церквей. Впрочем, и эти условия сформулированы в документе, который хоть и подписан представителями всех православных церквей, но не был вынесен в повестку Всеправославного собора, а значит вроде как не принят. 

В любом случае УПЦ пока не обратилась к РПЦ с запросом о предоставлении автокефалии. Не исключено, что причина в том, что украинские власти могут расценить такое обращение как доказательство связей с Москвой и признание себя частью РПЦ. Хотя отрицать исторические связи было бы абсурдно.

Кроме того, учитывая существование ПЦУ, перспектива второй автокефалии для УПЦ не выглядит особенно реалистично. А об объединении с ПЦУ, которое, похоже, устроило бы украинские власти, речь тоже не идет: риторика УПЦ по отношению к конкурирующей юрисдикции по-прежнему агрессивная. 

Вероятно, УПЦ остается только одно — тянуть время и по мере поступления реагировать на новые вводные. А пока она останется в юридической и канонической серой зоне: де-факто независимая, но никто, кроме нее самой, это не признает.

следующего автора:

  • Ксения Лученко

End of document

Фонд Карнеги за Международный Мир и Carnegie Politika как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир.

Между запретом и автокефалией. Что ждет Украинскую православную церковь — Carnegie Endowment for International Peace

О взаимосвязи мира в Украине с диалогом РФ и США

Профессор Ильяс Кемальоглу поделился с «Анадолу» оценками перспектив урегулирования кризиса вокруг Украины

Prof. Dr. İlyas Kemaloğlu  

О взаимосвязи мира в Украине с диалогом РФ и США

    

АНКАРА

Обеспечение мира в Украине на сегодняшний день представляется весьма непростой задачей, особенно, если учесть серьезность различий в позициях конфликтующих сторон.

Москва пытается добиться международного признания «новых территорий», в том числе Крыма, составной частью России, тогда как Киев требует возвращения к границам 1991 года. В списке требований российской стороны значатся также демилитаризация Украины, а также объявление «нейтрального статуса» соседней страны. Ну а в Киеве требуют от России репараций за последствия войны. На этом фоне, стороны продолжают готовиться к новой фазе активных боевых действий, которая может начаться с приходом весны.

В сложившейся ситуации, мир в Украине может настать лишь при наличии уступок, причем со всех сторон, что, безусловно, может привести к серьезной волне общественной критики. Это касается и стран Запада, где любые решения о прекращении поставок помощи Украине могут быть восприняты в качестве «шага назад» в борьбе с РФ и даже «поражения» перед Москвой.

Все эти факторы затрудняют возобновление переговорного процесса по Украине. Вместе с тем, очевидно, что рано или поздно сторонам придется сесть за стол диалога.

Очевидно также, что мир в Украине во многом зависит от диалога России и Запада, а во многом, США.

Диалог РФ и США на различных уровнях, в том числе переговоры в Анкаре, подтвердили, что вопрос Украины остается одним из приоритетов повестки дня. Тот факт, что один из раундов российско-американских переговоров прошел именно в турецкой столице, не случаен. Турция фактически демонстрирует, что остается «окном» России в мир, а также более других стремится к миру в Черноморском регионе.

Все говорит о том, что в наступившем 2023 году, параллельно с боями в Украине будут предприниматься новые усилия в диалоге на различных уровнях.

2024 год как для России, так и для США, является выборным, что также повлияет на ситуацию в Украине. Кремль постарается закрыть «украинское досье» до мартовских выборов 2024 года. Вместе с тем, пример выборов в странах ЕС доказывает, что происходящее в Украине может повлиять на настроение электората, а значит и итоги выборов. Это касается и США.

[Ильяс Кемальоглу, профессор факультета истории Университета Мармара, Турция]

О взаимосвязи мира в Украине с диалогом РФ и США (aa.com.tr)

Между Вашингтоном и Пекином грозит развернуться лунная гонка

https://www.nasa.gov/

Соперничество между США и Китаем не ограничивается только Тихоокеанским регионом или другими частями нашей планеты, но и выходит в космос. «Полем боя» двух держав может стать Луна. Глава НАСА бьет тревогу по поводу китайских лунных амбиций и предупреждает, что Америке нельзя терять времени.

Между Вашингтоном и Пекином грозит развернуться лунная гонка

Администратор НАСА Билл Нельсон в интервью Politico выразил уверенность, что США могут выиграть лунную гонку. Но, по его словам, схватка за Луну между Соединенными Штатами и Китаем становится все более жесткой, и следующие два года могут определить, кто же одержит верх.

Билл Нельсон предупреждает, что Пекин может закрепиться и попытаться доминировать в самых богатых ресурсами местах на лунной поверхности — или даже не допустить США.

«Это факт: мы участвуем в космической гонке, — сказал в интервью Politico бывший сенатор и астронавт от Флориды. – И правда, нам лучше следить, чтобы они не попали куда-нибудь на Луну под видом научных исследований. И не исключено, что они скажут: «Держитесь подальше, мы здесь, это наша территория».

Нельсон привел земной пример в Южно-Китайском море, где китайские военные разместили базы на оспариваемых островах: «Если вы в этом сомневаетесь, посмотрите, что они сделали с островами Спратли».

Ястребиные комментарии Нельсона последовали за 26-дневной миссией НАСА «Артемида I», в ходе которой космическая капсула «Орион» без экипажа облетела Луну, пишет Politico. Эта миссия, которую многие считают успешной, стала первым большим шагом к плану НАСА по высадке астронавтов на поверхность Луны, чтобы начать создание более постоянного человеческого присутствия, что может произойти уже в 2025 году.

Это также происходит вслед за принятием Конгрессом годового бюджета НАСА. Агентство не получило всего запрошенного финансирования, но Нельсон настаивает на том, что «необходимые средства» не пострадали. Речь, в частности, идет о ключевых компонентах для следующих двух лунных миссий, Artemis II и Artemis III.

Но агрессивная, как выражается Politico, космическая программа Китая, включающая недавнее открытие новой космической станции, становится все более масштабной. Пекин объявил о своей цели высадить тайкунавтов на Луну к концу этого десятилетия. В декабре правительство Китая изложило свое видение более амбициозных проектов, таких как создание инфраструктуры в космосе и создание системы управления космическим пространством.

Любые значительные задержки или сбои в программе США, которая рассчитывает на ряд новых систем и оборудования, которые все еще находятся в стадии разработки, могут привести к отставанию от Китая. А график высадки на Луну НАСА уже на год сдвинулся при администрации Трампа.

За последние несколько лет Пекин запустил серию автоматических посадочных модулей и марсоходов для сбора лунных образцов, в том числе впервые на обратной стороне Луны, а также орбитальный аппарат, посадочный модуль и марсоход, достигшие Марса.

Американские военные, которые также выражают растущую озабоченность по поводу разработки Пекином космических систем, которые могут угрожать спутникам США, бьют тревогу по поводу последствий для безопасности набегов Пекина в дальний космос.

«Вполне возможно, что они могут догнать и превзойти нас, абсолютно, — заявила генерал-лейтенант космических сил Нина Арманьо в прошлом месяце во время визита в Австралию, когда Китай запускал свой 10-й экипаж на космическую станцию Шэньчжоу. – Прогресс, которого они достигли, оказался ошеломляющим — ошеломляюще быстрым».

В недавнем отчете Пентагона Конгрессу отмечен ряд недавних скачков в китайской космической программе. В нем упоминается новаторская способность Китая не только приземлиться на обратной стороне Луны, но и установить ретранслятор связи с использованием спутника, который был запущен за год до этого между Землей и Луной.

В отчете также говорится, что Китай совершенствует свои возможности по производству космических систем запуска для исследования человека в более дальнем космосе.

Некоторые ветераны НАСА также наблюдают за происходящим с растущим беспокойством.

Терри Виртс, бывший командир Международной космической станции и космического корабля «Шаттл», а также полковник ВВС в отставке, говорит, что конкурс включает в себя политические компоненты и компоненты безопасности.

«С одной стороны, это политическое соревнование, чтобы показать, чья система работает лучше, — сказал он в интервью. – Чего они действительно хотят, так это уважения как лучшей страны мира. Они хотят быть доминирующей силой на Земле, поэтому полет на Луну — это способ показать, что их система работает. Если они вернут нас обратно на Луну, это покажет, что они лучше нас».

Но есть и практические угрозы, которые может представлять китайский плацдарм на Луне, добавил он.

«Китай потенциально может причинить вред Луне», — сказал Виртс. «Если они создадут там инфраструктуру, они потенциально могут, например, запретить связь. Наличие их не облегчает задачу. Китайское вмешательство вызывает реальную обеспокоенность».

Правительство Китая утверждает, что такие опасения по поводу его мотивов необоснованны.

«Некоторые официальные лица США безответственно искажают нормальные и законные космические усилия Китая, — говорится в заявлении пресс-секретаря посольства Китая в Вашингтоне Лю Пэньюя. – Китай решительно отвергает такие замечания».

«Космическое пространство — это не поле для борьбы, — говорит Лю. – Исследование и использование космического пространства в мирных целях — это общее дело человечества, и оно должно приносить пользу всем. Китай всегда выступает за мирное использование космического пространства, выступает против вепонизации и гонки вооружений в космическом пространстве и активно работает над созданием сообщества единой судьбы человечества в космической сфере».

Нельсон выразил уверенность, что усилия США по возвращению на Луну первыми идут по графику, отметив финансирование Конгрессом программы Artemis. На этой неделе Конгресс утвердил для НАСА 24,5 миллиарда долларов на 2023 финансовый год, что примерно на полмиллиарда долларов меньше, чем запросил президент Джо Байден.

Но это все еще означает более чем 5-процентное увеличение по сравнению с этим годом. И Нельсон сказал, что работа над Луной дает то, о чем просило НАСА.

«Не смотрите на верхнюю линию, — сказал он. – Посмотрите на главное». Нельсон привел, например, систему приземления человека в форме Starliner от SpaceX и конкурс на второй посадочный модуль, который сейчас идет.

«Это было полностью профинансировано по просьбе президента», — сказал Нельсон.

Он выразил уверенность, что следующая миссия на Луну, Artemis II, может состояться «в течение двух лет», и «надеюсь, мы сможем ускорить ее». Этот план миссии состоит в том, чтобы отправить экипаж на орбиту Луны к 2024 году.

Но он сказал, что космическое агентство находится под сильным давлением, потому что оно было вынуждено в целях экономии повторно использовать всю авионику внутри капсулы Artemis I для Artemis II.

Поскольку для Artemis II не было разработано полностью оборудованного космического корабля, НАСА пришлось снять с только что вернувшейся капсулы все свои космические системы и переустановить их в другой. «Это стоит нам времени», — сказал Нельсон.

По его словам, цель по-прежнему состоит в том, чтобы запустить Artemis II к концу 2024 года, но «они говорят мне, что не могут [ускорить это], что им нужно время, чтобы переделать их, пройти повторную сертификацию и все такое».

Затем следует фирменная цель Artemis III — высадить астронавтов на Луну к концу 2025 года, что уже на год позже плана администрации Трампа.

«Все это будет зависеть от двух вещей», — сказал Нельсон. «Космические скафандры готовы? И готова ли SpaceX? И я каждый день задаю вопрос: «Как дела у SpaceX? И все наши менеджеры говорят мне, что они достигли всех своих целей».

Но он явно обеспокоен тем, что Китай также набирает силу и присматривается к тем же местам для своих посадок на Луну.

«За последнее десятилетие Китай добился огромных успехов и достижений», — сказал он. «Верно и то, что дата их высадки на Луну становится все ближе и ближе», — говорится в заявлениях страны.

«И на южном полюсе Луны есть очень много мест, которые подходят для того, что мы думаем на данный момент, для сбора воды и так далее», — сказал он.

На вопрос, вернутся ли американские астронавты на Луну до прибытия Китая, Нельсон ответил: «На то воля Господа».

Тем не менее, не все убеждены, что Вашингтон и Пекин скатываются к ссоре на Луне.

«Я сомневаюсь», — сказала Виктория Самсон, вашингтонский директор фонда «Безопасный мир», который занимается использованием космического пространства в мирных целях.

Она отметила, что Китай, как и США, является участником Договора о космосе, который запрещает странам предъявлять территориальные претензии к любому небесному телу, включая Луну. По ее словам, любой стране также будет сложно поддерживать долгосрочное присутствие человека в глубоком космосе. «Это кажется нереальным. Это будет очень сложно».

Но она согласилась, что между Вашингтоном и Пекином может возникнуть конкуренция за «ограниченные посадочные площадки и ресурсы» на лунной поверхности. «Именно здесь мы выдвинули аргумент, что необходимо взаимодействовать с Китаем, — говорит Самсон, — из-за возможности приземлиться рядом друг с другом или необходимости оказывать экстренные услуги астронавтам или тайконавтам».

Авторы: АНДРЕЙ ЯШЛАВСКИЙ

Источник — МК

РФ и Турция приступили к практической реализации проекта газового хаба

Иллюстрация: botas.gov.tr.


Турция и РФ приступили к практической реализации проекта газового хаба на турецкой территории. Об этом сообщил 28 декабря глава «Газпрома» Алексей Миллер на предновогоднем селекторном совещании.

«А сейчас мы с Турцией начали прорабатывать проект газового хаба в этой стране. Это решение принято на уровне руководителей двух государств, и мы уже приступили к его практической реализации», — сказал он.

Газ наметан: каким может быть энергохаб России в Турции
Путин предложил альтернативу «Северным потокам», рассказал о возможности восстановления взорванных трубопроводов и прокомментировал цены на газ
Строящийся газовый хаб обеспечит прозрачное и справедливое ценообразование на рынке природного газа, подчеркнул Миллер.

Также он обратил внимание, что российские морские газопроводы «Турецкий поток» и «Голубой поток» уверенно работают.

В конце октября президент России Владимир Путин назвал газовый хаб в Турции реалистичным проектом. Покупатели газа есть всегда, так как газ — очень востребованный продукт в мире, отметил он.

По его словам, Россия выбрала Турцию в качестве газового хаба, потому что не может работать напрямую с Евросоюзом.

Ранее, 25 октября, турецкое правительство приступило к исполнению работы по созданию газового хаба.

20 октября турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган сообщил о договоренности с президентом России о создании газового хаба в Турции. Он отметил, что Европа может использовать газ РФ через Турцию.

О возможности создать турецкий энергетический хаб для поставок топлива на европейские рынки Путин заявил 12 октября.

Источник — Известия

Кунаев: первая отставка. Почему 60 лет назад Хрущев сменил руководителя Казахстана?

QMonitor: дружба Брежнева и Кунаева сохранила территориальную целостность Казахстана

Первый секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета министров СССР Никита Сергеевич Хрущев (справа) и Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев (слева) на Пленуме ЦК КПСС. - ИноСМИ, 1920, 28.12.2022

© РИА Новости РИА Новости

Из-за проблем с урожаем на целине Хрущев предлагал передать часть территорий Казахстан Узбекистану, пишет QMonitor. Однако вмешательство Брежнева сохранило территориальную целостность республики.

Бахыт Жанаберген

В декабре 1962-го Динмухамеду Кунаеву пришлось оставить пост первого секретаря ЦК Компартии Казахстана, то есть главы республики. В канун 60-летия этого события мы решили вспомнить о том, что ему предшествовало, дабы понять, какие мотивы при принятии данного кадрового решения двигали Никитой Хрущевым, который на тот момент руководил и КПСС, и советским правительством, прибрав к своим рукам всю полноту власти в огромной стране под названием СССР.

Существует мнение, причем далеко не безосновательное, что своим возвышением на самую высокую в Казахской ССР должность Кунаев во многом обязан Леониду Брежневу. Близкие и доверительные отношения между ними сложились с середины 1950-х, когда Леонид Ильич занимал посты сначала второго, а потом и первого секретаря ЦК Компартии Казахстана. Именно в тот период Кунаева назначили председателем Совета министров республики.

В августе 1959-го в Темиртау, где строилась «казахстанская Магнитка», произошли массовые беспорядки, в результате которых погибли 11 человек, десятки были ранены, сотни арестованы. Это стало первым в СССР эксцессом такого рода в послевоенные годы, и союзному центру пришлось пойти на жесткие кадровые решения. Встал вопрос, кем заменить первого секретаря ЦК Николая Беляева.

Поскольку после Жумабая Шаяхметова этот пост занимали исключительно «варяги» (Пономаренко, Брежнев, Яковлев, Беляев), то поначалу рассматривали аналогичные кандидатуры. Однако Леонид Ильич, к тому времени член президиума и секретарь ЦК КПСС, ставший «любимчиком» Хрущева и, как считали тогда, вероятным его преемником (наряду с Александром Шелепиным), сумел убедить Никиту Сергеевича в том, что в Казахстане есть свой достойный претендент. Он же, Брежнев, в самом начале следующего года приехал в Алма-Ату, чтобы представить Кунаева в новом качестве. Конечно, было голосование, но, как обычно, формальное.

Нашей республике Хрущев уделял довольно много внимания. В первую очередь, своему детищу – целине. Например, в 1961-м он трижды приезжал в Казахстан, проведя здесь в общей сложности 21 день. В марте Никита Сергеевич побывал в Акмолинской области, оттуда перебрался в Алма-Ату, делая по пути остановки, провел в обоих городах совещания по вопросам сельского хозяйства. Кстати, тогда же он предложил переименовать Акмолинск в Целиноград, что и было сделано всего за неделю: уже 20 марта появился соответствующий указ президиума Верховного совета Казахской ССР за подписью его председателя Исагали Шарипова. В июне Хрущев принял участие в торжествах, посвященных 40-летию образования республики. А в ноябре снова приехал в теперь уже Целиноград, чтобы провести большое совещание и заодно побывать в зерносеющих областях.

Конечно, с его стороны нередко звучала критика в адрес руководства Казахстана, но это считалось как бы в порядке вещей: эмоциональный и даже запальчивый Хрущев был подвержен частой смене настроений – он быстро менял гнев на милость и наоборот. В целом же Кунаев, похоже, его вполне устраивал. Но в 1962-м ситуация начала меняться.

Как вспоминал Димаш Ахмедович в книге «О моем времени», весной того года ему позвонил Хрущев и предложил создать дополнительно к Целинному краю, образованному в конце 1960-го, еще два – Западно-Казахстанский и Южно-Казахстанский с центрами соответственно в Актюбинске и Чимкенте. И вообще, он считал целесообразным перевести территориальное деление в республике с областного на краевое. Кунаев внутренне был не согласен с этим, но возражать не стал. Первым секретарем Южно-Казахстанского крайкома партии избрали Исмаила Юсупова.

Кстати, здесь стоит сказать о планах отчленить Целинный край и то ли присоединить его к РСФСР, то ли создать новую республику, которые у нас часто преподносятся как реально существовавшие.Никаких документальных доказательств на сей счет не обнаружено, ни Кунаев, ни Хрущев в своих мемуарах эту тему даже не затрагивали. А сын последнего Сергей, который был посвящен в дела отца, вел дневники и записывал его воспоминания, в одной из своих книг писал: «Он порекомендовал казахам перенести столицу республики из Алма-Аты сюда, в гущу жизни, в центр Целинного края. Но переезжать из райских предгорий Алатау в степь с ее нестерпимым летним жаром и лютыми морозами казахи не торопились. Отец не настаивал». Если так и было на самом деле, то это может свидетельствовать о том, что Хрущев не планировал отчленения Целинного края.

А вот другие варианты изменения границ Казахской ССР им, видимо, все же рассматривались. В сентябре 1962-го он отправился в двухнедельное «турне» по республикам Средней Азии – Туркмениb, Таджикистану, Узбекистану. И вскоре у него возникли две идеи: первая – передать Мангышлак туркменам (мол, они лучше знают, как освоить богатства полуострова), вторая – передать хлопкосеющие районы Южно-Казахстанского края узбекам (мотивировка примерно такая же). От первой Кунаев, по его словам, сумел отбиться благодаря поддержке со стороны министра геологии СССР Александра Сидоренко, а вот от второй…

Впрочем, прежде чем перейти к этой самой второй, следует сказать, что тот год на целинных землях Казахстана выдался неурожайным: ожидалось, что республика сдаст государству миллиард пудов зерна, но от нее получили лишь половину этого объема. Сказалась, прежде всего, засуха: пшеница хорошо пошла в рост, и земледельцы радостно потирали руки в надежде собрать по 15–16 центнеров с гектара, или почти в полтора раза больше, чем в средние по урожайности годы, но затем пришла 40-градусная жара, и колосья стали высыхать. Хрущев, конечно, был в курсе, но, раздосадованный случившимся (он крайне ревностно относился к тому, что происходило на целине), на ноябрьском пленуме ЦК КПСС, как писал его сын, жестко «выговорил казахам за пренебрежение особенностями целинного земледелия, за игнорирование голоса передовой науки и практики, за то, что „запустили земли”». Понятно, что главная ответственность за неурожай была возложена на руководителя республики.

Спустя месяц, в середине декабря, вспоминал Кунаев, его пригласили в Кремль, где Хрущев сообщил ему: «У меня сегодня был первый секретарь Южно-Казахстанского крайкома Юсупов. Он ставит вопрос о передаче хлопкосеющих районов Узбекистану. По-моему, очень дельная мысль. Передача районов в подчинение Узбекистана ускорит освоение Голодной степи и увеличит производство хлопка. Юсупов обосновал свое предложение еще и тем, что узбеки имеют богатый опыт в производстве хлопка. Предложение Юсупова мы поддерживаем, хотели бы знать мнение ЦК КП Казахстана». Сам же Юсупов позже утверждал, что идея принадлежала Хрущеву, а он лишь подчинился и подготовил соответствующую записку.

Kунаев стал возражать Хрущеву. Возможно, помимо всего прочего, им двигало и уязвленное самолюбие: почему столь важное для республики решение готовилось за спиной ее первого руководителя, почему его, по сути, просто поставили перед фактом? Он начал приводить контраргументы: «Пытаясь убедить Хрущева в нецелесообразности передачи земель из одной республики в другую, я говорил о том, что это приведет к нежелательным результатам и рассорит народы соседних республик. Также сказал, что у нас есть большой опыт в освоении новых земель, но все мои доводы Хрущева не убедили».

А на 25 декабря назначили пленум ЦК Компартии Казахстана. На нем прилетевший из Москвы секретарь ЦК КПСС Фрол Козлов обратился к участникам со следующими словами: «Президиум ЦК КПСС считает, что товарища Кунаева целесообразнее использовать в качестве председателя Совмина республики. Первым секретарем мы рекомендуем Юсупова, вторым – Соломенцева. Прошу поддержать наше мнение». В том, что Кунаева не стали задвигать слишком далеко, а перевели на вторую по значимости в республике должность главы правительства, возможно, сыграл свою роль Брежнев, решивший таким образом поддержать друга и единомышленника.

По словам Юсупова, когда Хрущев предложил ему сменить Кунаева на посту первого секретаря ЦК, он стал отнекиваться: мол, будет не совсем правильно, если во главе Казахской ССР окажется уйгур. Но Никита Сергеевич довольно резко ответил: «Мы строим коммунизм, и у нас скоро не будет ни национальностей, ни границ между республиками». Так ли было на самом деле, сказать сложно. Известно только то, что казахская национальная элита восприняла это назначение (избрание) очень болезненно – именно в силу этнического происхождения Юсупова.

В октябре 1964-го в результате внутрипартийного заговора, главной движущей силой которого стали секретари ЦК КПСС Леонид Брежнев, Александр Шелепин, Николай Подгорный и председатель КГБ Михаил Семичастный (их потом поддержали и другие члены президиума ЦК), Хрущев был смещен со всех постов и отправлен на пенсию. Партию возглавил Брежнев, и спустя всего два месяца, в декабре, Кунаев вернулся на прежний свой пост. К слову, ни в одной из других союзных республик руководители тогда не сменились. Заодно были упразднены два края, Западно-Казахстанский и Южно-Казахстанский, а в следующем году такая же участь постигла и Целинный край.

Через полтора года, в апреле 1966-го, Кунаев стал первым из руководителей Казахской ССР кандидатом в члены политбюро (бывший президиум) ЦК КПСС, а еще через пять лет был введен в состав этого высшего руководящего органа, который решал все ключевые вопросы жизни государства. В брежневский период в него обычно входили менее пятнадцати человек, а из союзных республик были представлены только Украина и Казахстан. На посту первого секретаря ЦК Димаш Ахмедович пробыл до декабря (любопытно, что именно на этот месяц пришлись одно его назначение и две отставки) 1986-го. Во что вылилась замена Кунаева на Колбина, все мы прекрасно знаем. Но это уже совершенно другая история…

Кунаев: первая отставка. Почему 60 лет назад Хрущев сменил руководителя Казахстана? | 28.12.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

В Белом доме заявили о беспрецедентном военном сотрудничестве РФ и Ирана

Отношения между двумя странами превращаются в полноценное оборонное партнерство, сказал координатор по стратегическим коммуникациям в Совете национальной безопасности США Джон Кирби

Michael Gabriel Hernandez, Abdulrahman Yusupov  

В Белом доме заявили о беспрецедентном военном сотрудничестве РФ и Ирана

    

ВАШИНГТОН

Россия предоставляет Ирану беспрецедентный уровень военной помощи в обмен на боевые беспилотники Тегерана. Об этом заявил в пятницу представитель Белого Дома Джон Кирби.

По его словам, это превращает отношения между двумя странами в полноценное оборонное партнерство.

«Россия предлагает Ирану беспрецедентный уровень военно-технической поддержки, которая превращает их отношения в полноценное оборонное партнерство», — заявил Кирби журналистам на виртуальном брифинге.

«Это партнерство представляет угрозу не только для Украины, но и для соседей Ирана по региону. Мы поделились этой информацией с партнерами на Ближнем Востоке и во всем мире», — добавил он.

По его словам, военное партнерство Москвы и Тегерана включает обучение Россией иранских пилотов на своих истребителях Су-35 с весны этого года. Он отметил, что это «указывает на то, что Иран может начать получать эти самолеты в течение следующего года».

«Эти истребители значительно усилят ВВС Ирана по сравнению с его региональными соседями», — предупредил Кирби.

Россия также планирует предоставить ИРИ «передовые военные компоненты», сообщил Кирби.

Он добавил, что Кремль, возможно, уже поставляет Ирану вертолеты и системы ПВО.

По его словам, поток военной техники не является односторонним. «Иран поставляет России беспилотники, которые Москва использовала для усиления своего наступления на Украину», — рассказал он.

По словам Кирби, несколько сотен боевых дронов уже были переданы иранской стороной Москве.

В то же время Иран рассматривает возможность продажи России сотен баллистических ракет, продолжил он.

«Мы также видели информацию о том, что Москва и Тегеран рассматривают возможность создания в России совместной линии по производству боевых беспилотников. Мы призываем Иран изменить курс и не предпринимать этих шагов», — заявил представитель Белого дома.

В Белом доме заявили о беспрецедентном военном сотрудничестве РФ и Ирана (aa.com.tr)

Полет на МиГе на высоте 25 тысяч метров: не совсем космос, но виды такие же потрясающие

Forbes: американец в восторге от полета на российском МиГе на высоту в 25 тысяч метров

Сверхзвуковой самолёт МиГ-25 - ИноСМИ, 1920, 28.11.2022

© CC BY-SA 1.0 / Dmitriy Pichugin

Мы летели быстрее грома, пишет американец Джим Клэш о своем полете на российском МиГ-25 в 1999 году. Самолет поднялся на высоту в 25 километров и в два с половиной раза превысил скорость звука. Не совсем космос, но виды похожи, отмечает он.

Джим Клэш (Jim Clash)

«Если я говорю: “Джим, выброс, выброс, выброс”, – эту команду не нужно обсуждать. Ее нужно выполнить», – на ломаном английском российский пилот Александр Гарнаев разъяснял мне порядок аварийного покидания сверхзвукового военного самолета МиГ-25 (Foxbat по натовской классификации), пока члены наземного экипажа пристегивали меня ремнями внутри тесной кабины. Я слушал очень внимательно. Гарнаев готовился доставить меня к самой границе с космосом на скорости, которая в два с половиной раза превышала скорость звука, – это примерно по миле за две секунды. «Только не тяни за этот рычаг, – добавил он с улыбкой, указав на еще один механизм рядом с моим креслом. – Так ты можешь катапультировать меня».

Когда в 1999 году я подписывался на эту авантюру, я понимал, что это вряд ли будет первоклассной экскурсией на комфортабельном самолете компании Learjet, но случайное катапультирование пилота – это уже слишком. Однако я уже был в России, на меня натянули летный костюм, шлем и кислородную маску. Мое сердце бешено колотилось. Неужели Алан Шепард – первый американский пилот, долетевший до космоса, – чувствовал себя так же перед своим суборбитальным полетом в 1961 году?

В ходе миссии «Меркурий-Редстоун» Шепард поднялся примерно на 160 километров над поверхностью Земли. Я должен был взлететь всего на 25 километров. Но, поскольку это более 99% атмосферы, те виды, которые открываются перед глазами – чернота космоса и изгиб планеты Земля, – очень похожи на виды из космических полетов.

Мы собрались на территории Летно-исследовательского института имени Громова в подмосковном Жуковском. В период холодной войны между Советским Союзом и Соединенными Штатами это место было настолько секретным, что его нельзя было найти ни на одной карте.

После катастрофы шаттла «Челленджер» в 1986 году, в которой погиб ставший его пассажиром школьный учитель, НАСА отказалось отправлять гражданских в космос – на высоту более 80 километров над поверхностью Земли. То есть я должен был подняться на борту МиГа на высоту, на которую в те времена поднималось большинство. Разумеется, сейчас есть частные компании, которые регулярно доставляют туристов в космос за очень большие деньги – от нескольких сотен тысяч долларов за суборбитальный полет (компании Blue Origin и Virgin Galactic) до нескольких миллионов долларов за путешествие на орбиту (SpaceX).

Во время утреннего предполетного инструктажа я узнал, что МиГ-25 – потрясающий самолет. Разработанный в 60-х годах для перехвата американских SR-71 Blackbird, МиГ-25 до сих пор удерживает мировой рекорд по высоте полета реактивного самолета – 37500 метров. Возможно, американский SR-71 способен подниматься выше, но эта информация по-прежнему засекречена.

Даже после тщательной подготовки я был не совсем готов к тому, что ожидало меня на взлетно-посадочной полосе. Самолет выглядел древним – как будто из истории о докторе Стрейнджлаве – и запущенным. Истрепанные ремни на креслах. Облупившаяся краска. Ни намека на цифровые технологии в кабине пилота. Никаких изящных футуристических линий. Что еще хуже, я должен был лететь в отдельной герметизированной кабине в передней части самолета. С Гарнаевым, который должен был находиться в трех метрах позади меня в другой кабине, у меня была радиосвязь. Каждый раз, когда мне нужно было что-то сказать, я должен был нажать на кнопку.

После резкого взлета в полном форсированном режиме мы быстро поднялись на десять километров над поверхностью Земли – на высоту, на которой летают пассажирские самолеты, – однако мы сделали это на дозвуковой скорости. Гарнаев объяснил по радио, что сверхзвуковую скорость можно развить только на большой высоте, потому что звуковой удар у земли разбил бы слишком много окон.

Когда мы приблизились к скорости звука – около 1080 километров в час на такой высоте, – Гарнаев попросил меня обратить внимание на приборы. Стрелки и датчики должны среагировать, когда мы преодолеем порог сверхзвуковой скорости. Конечно же, как только датчик скорости показал один Мах, по приборам прокатилась легкое возмущение, а затем полет стал невероятно плавным. Впервые в жизни я двигался быстрее грома.

Мы продолжили ускоряться – до двух Махов. Мне было трудно чувствовать реальную скорость, потому что у меня не было ни одного ориентира. Мы находились высоко над облаками. Потом, на скорости 2,3 Маха, мы развернулись по дуге назад в сторону базы, от которой мы уже отдалились на 400 километров, и начали резко набирать высоту. В этот момент я начал чувствовать перегрузку. Маленькая камера, закрепленная на моей правой руке (мы поворачивали налево) внезапно стала весить пять килограммов.

На высоте в 21 тысячу метров мы достигли скорости в 2,5 Маха. Мы все еще набирали высоту. Небо вокруг стало глубокого темно-синего цвета, и я увидел выраженный изгиб Земли под нами. На высоте 24 тысячи метров небо было уже холодного черного цвета, а над изгибом Земли появилась прозрачная синяя дымка. Боже мой, подумал я, вот она – вся наша атмосфера. Я был поражен тем, какая она тонкая.

Мы ощутимо замедлились. Воздух был недостаточно плотным, чтобы реактивные струи могли отталкиваться от него и таким образом поддерживать скорость. Было ощущение, что мы зависли в небе. Там, на краю космоса, у меня возникло отчетливое ощущение умиротворения. Я был человеком, который находится на самой большой высоте над Землей, если не считать персонал Международной космической станции. Я сделал несколько фотографий открывавшейся перед моими глазами картины.

Внезапно, без каких-либо предупреждений, мы начали резко сбрасывать высоту. Я испугался (и нет, я не стал дергать рычаг катапультирования), но Гарнаев сообщил мне, что мы только что достигли наивысшей точки нашего полета. Он решил, что, если мы продолжим набирать высоту – и соответственно замедляться, – высок риск, что самолет потеряет свои аэродинамические свойства. В результате мы могли бы упасть с неба, как кусок свинцовой трубы.

Как только мы опустились до высоты в десять тысяч метров и замедлились до дозвуковой скорости, снижение стало доставлять удовольствие. Когда Гарнаев создал крен влево на 360 градусов, земля оказалась наверху, а небо – снизу. Меня слегка затошнило. Гарнаев предложил мне повторить его маневр. (Поскольку мы были в тренировочном самолете, у меня в кабине тоже был рычаг управления.) Ручка двигалась очень туго – как руль без гидроусилителя, – но я все же справился с ней. Когда Гарнаев снова связался со мной по радиосвязи, на этот раз предложив мне сделать крен вправо, я попросил избавить меня от этого испытания. Я понял, что, если сделаю это еще раз, меня просто стошнит.

Перед посадкой Гарнаев предложил мне дотронуться до внутренней стороны стекла кабины. Оно было очень горячим, хотя несколько мгновений назад температура за бортом была минус 60 градусов по Цельсию. Каким бы разреженным ни был воздух на такой высоте, объяснил Гарнаев, наша скорость была так велика, что трение сильно нагрело обшивку самолета. Вот почему орбитальные ракеты, которые развивают скорость 28000 километров в час, могут сгореть при входе в атмосферу – даже в условиях разреженного воздуха.

После благополучного возвращения на землю мы с Гарнаевым пожали друг другу руки. Он рассказал, что за полет мы сожгли более 2200 килограммов ракетного топлива, поднялись на высоту 25500 метров и развили скорость в 2,6 Маха – и все это за 35 минут. Меня немного шатало, но я был счастлив – хорошо, что на этот раз обошлось без случайных катапультирований.

Спустя десятилетие, в 2010 году, помня о своем потрясающем опыте полета на МиГ-25, я внес депозит за полет в космос в компании Virgin Galactic. В ходе этого полета мы должны будем подняться над поверхностью Земли в три раза выше, чем на МиГе. Интересно, каким будет вид с такой высоты? С тех пор прошло еще десять лет, и я до сих пор жду, когда компания Virgin Galactic отправит меня в космос. Полагаю, что пообещать полет в космос гораздо проще, чем потом выполнить его. Поэтому пока мне приходится довольствоваться воспоминаниями о полете на МиГе. И, оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать: это было очень круто!

Полет на МиГе на высоте 25 тысяч метров: не совсем космос, но виды такие же потрясающие | 28.11.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Возможен ли мир в Украине?

Турция сегодня является той страной, которой больше всего доверяют Россия и Украина

Prof. Dr. İlyas Kemaloğlu, Olga Keskin  

АНАЛИТИКА - Возможен ли мир в Украине?

    

АНКАРА

Война, начавшаяся между Россией и Украиной 24 февраля, длится вот уже девятый месяц.

Становится понятно, что ни Россия, ни Украина, а также региональные и мировые державы не могли и подумать, что кризис между «братьями-славянами» затянется на такой длительный период.

Москва, с большей долей вероятности рассчитывала достичь своих целей в короткие сроки, а также не допустить вмешательства западных держав, как в случае с Крымом, Осетией и Абхазией. Однако данные расчеты Кремля по Украине не сработали.

Поддержка, оказываемая Украине Европейским союзом (ЕС) и Соединенными Штатами (США), а также введенные санкции в отношении России лишь начали набирать обороты. Стоит отметить, что конфликт в Украине начал превращаться в войну между Западом и Россией.

Отдельно стоит отметить и ситуацию на фронтах в Украине.

Тот факт, что Украина ведет успешные боевые действия на передовой, нежели ожидалось, а также последний отход российской армии из Херсона, несомненно, поднимает боевой дух украинских властей.

Киев рассчитывает на еще большее обострение напряженности между Россией и Западом, а также на привлечение НАТО, осознавая тот факт, что его условия не будут приняты Москвой и ему придется садиться за стол переговоров под давлением своих западных союзников. И в этой связи падение ракет на территории Польши со стороны Украины можно рассматривать именно в рамках этого видения.

Между тем Турция с самого начала конфликта в Украине пыталась сблизить противоборствующие стороны и добилась значительных успехов в этом процессе, главным образом по вопросу зернового коридора. Опять же все большую поддержку начала получать инициатива Турции стать энергетическим хабом. Анкара расширила свои связи со странами Центральной Азии и Ближнего Востока в области энергетики в последние годы, что также способствует достижению этой цели. Стоит отметить, что даже в случае достижения перемирия в регионе, сотрудничество между Россией и ЕС в сфере энергетики уже не сможет оставаться на прежнем уровне. Особая роль Турции в плане энергетической безопасности ЕС станет лучше понята именно в зимний период.

Благодаря своей взвешенной политике и искреннему подходу Турция сегодня является той страной, которой больше всего доверяют Россия и Украина. На сегодняшний день Турция для России является «воротами в мир». Кроме того, Турция принимает сотни тысяч граждан России и Украины на своей территории. Продемонстрированная Анкарой внешняя политика показала, что ни одна из сегодняшних проблем на Ближнем Востоке, Кавказе, а также в Африке и Восточной Европе не может быть урегулирована без участия Турции. Похоже, что и установление мира в Украине рано или поздно станет возможным благодаря усилиям Турции.

[Профессор Ильяс Кемалоглу, преподаватель Университета Мармара, факультет истории]

АНАЛИТИКА — Возможен ли мир в Украине? (aa.com.tr)

Польша заявила о национализации российских газовых активов на своей территории

Польша строит газовую империю за счет грабежа России
«Ямал – Европа» строился русскими, а использовать газопровод будут поляки
16 ноября 2022, Адам Наркевич
Польша заявила о национализации российских газовых активов на своей территории. В частности, Варшава экспроприирует пролегающую по польской земле часть газопровода «Ямал – Европа». Построенную россиянами газотранспортную структуру Польша намеревается использовать в интересах собственной «энергетической мини-империи».

Варшава предприняла шаг, которого от нее ожидали на протяжении уже семи месяцев – изъяла в свою пользу долю Газпрома в предприятии EuRoPol Gaz, являющемся оператором польской части газопровода «Ямал – Европа». По этому поводу польское издание Parkiet извещает: «Министр развития и технологий Вальдемар Буда по представлению Агентства внутренней безопасности принял решение об изъятии доли ПАО «Газпром» в компании EuRoPol Gaz». В качестве временного управляющего предприятия назначен юрист и эксперт в топливно-газовой отрасли Радослав Квасницкий.

Большие планы

Для тех, кто с давних пор отслеживает политические и газотранспортные отношения Москвы и Варшавы, данная новость никакой неожиданностью не стала. Дело в том, что еще в апреле 2021 года оператор польской газотранспортной системы Gaz-System представил на обсуждение проект плана развития ГТС данного государства на 2022–2031 годы. Авторы этого проекта предложили самочинно распорядиться «своим» участком газопровода «Ямал – Европа», ведущим в Германию.

Дело в том, что уже к тому моменту Польша обнародовала свой план, заключавшийся в полном отказе от услуг Газпрома и переключении на поставки, осуществляемые посредством подводного трубопровода Baltic Pipe. С помощью этого газопровода, который начали строить в апреле 2021-го и запустили в эксплуатацию в сентябре 2022-го (практически одновременно с диверсией на «Северных потоках»), Польша теперь получает газ с норвежского шельфа. Кроме того, в Польше большие надежды возлагаются на терминалы сжиженного природного газа в портах Свиноуйсьце и Гданьске (второй еще только строится).

Как нетрудно заметить, эти перемены означают то, что точки входа газа на польскую территорию смещаются с востока Польши на ее северное побережье. В этой ситуации польскому оператору необходимо заново создавать газотранспортную систему страны.

Но в Варшаве решили пойти самым простым путем – и вместо того, чтобы строить новую магистраль с нуля, просто переориентировать польский участок уже имеющегося трубопровода «Ямал – Европа» на другое направление.

Так, до 2024 года с ним хотят соединить (отдельной магистралью) у германской границы на западе Польши терминал СПГ в Свиноуйсьце и Baltic Pipe, а после 2024-го построят трубопровод и от Гданьска. В результате Gaz-System сможет наполнять «Ямал – Европу» газом из новых источников. Для этого польский оператор предлагает после 2024 года построить на «Ямал – Европе» еще четыре точки входа-выхода и добавить к пяти компрессорным станциям еще одну во Львувеке. Таким образом Gaz-System планирует интегрировать газопровод в ГТС Польши и перевести его на реверсную работу.

То есть предполагается поставлять по «Ямал – Европе» норвежский газ и регазифицированный СПГ с запада в центр и даже на восток страны. Откуда топливо будет распределяться по новым газопроводам-отводам, включая GIPL (Польша – Литва), и дальше – например, в страны Прибалтики.

Тут стоит напомнить, что собственником «Ямал – Европы» выступало предприятие EuRoPol Gaz, в котором по 48% принадлежали Газпрому и польской госкомпании PGNiG. Еще 4% находились в собственности Gas-Trading S.A., которую также контролирует PGNiG. Оператором же выступал Gaz-System, которой польский регулятор в 2019 году расширил права по данному газопроводу. То есть перепрофилировать газопровод поляки могли либо с согласия Газпрома, либо наплевав на его мнение. Выбран был второй вариант.

Развязанные руки

Когда весной 2021-го в Польше обнародовали планы «прихватизации» участка газопровода «Ямал – Европа», это, естественно, вызвало в России большое возмущение. На захват своей собственности Москва могла ответить как юридическими (в суде), так и экономическими методами. И поэтому до поры в Польше побаивались приступить к исполнению своих планов.

Однако спецоперация РФ на Украине развязала руки Варшаве. Оказавшись одним из наиболее активных государств антироссийского фронта, Польша энергично взялась за избавление от последних остатков энергетических связей с Россией. В апреле 2022-го польские власти внесли Газпром в санкционный список. В том же месяце Варшава заблокировала предприятию EuRoPol Gaz возможность осуществлять права по акциям и другим ценным бумагам, а также получать дивиденды. В ответ на это российская сторона запретила Газпрому пользоваться польской частью трубы «Ямал – Европа» для поставок природного газа.

25 апреля в Варшаве заявили о готовности досрочно отказаться от импорта российского газа – за счет расширения своей газотранспортной системы. 26 апреля уполномоченный правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петр Наимский заявил, что Варшава не будет платить за российский газ в рублях. 27 апреля Газпром предсказуемо остановил поставки топлива польским компаниям Gaz-System и PGNiG. А вскоре после этого в Газпроме сообщили, что Варшава стала перекупать российский газ у Германии – и реверсом доставлять его по газопроводу «Ямал – Европа».

Именно тогда поляки решили, что пришел момент, подходящий для того, чтобы наложить лапу на российские активы.

29 апреля Польша обязала компанию Novatek Green Energy («дочку» подпавшего под санкции российского «Новатэка») передать свою газотранспортную инфраструктуру местным компаниям. Тогда же премьер-министр страны Матеуш Моравецкий на основании закона о кризисном управлении поручил госкомпаниям PGNiG, PSG и Gaz-System немедленно подать газ в сети, которыми формально владел «Новатэк».

В октябре министр развития и технологий Польши Вальдемар Буда заявил газете Dziennik Gazeta Prawna, что польское правительство рассматривает возможность введения принудительного управления в компании EuRoPol Gaz. «Сделав это, мы будем первыми в Европе, кто полностью завладеет долей Газпрома в предприятии такого типа. Мы используем здесь законные права, которые вступили в силу только несколько недель назад. Это инструмент, позволяющий регулировать ситуацию на предприятиях с российским капиталом, которые по тем или иным причинам – например, в интересах государства или для поддержания рабочих мест – должны продолжать работать. Можно просто поддерживать их деятельность под принудительным управлением, что исключит доход иностранных субъектов. В европейском масштабе это нечто новаторское – потому что помимо того, что мы заморозили активы, мы входим в совет директоров, забираем власть», – подчеркнул Буда.

biznes-sale.ru
РЕКЛАМА
Картины маслом от Dyupina Art
Портреты, пейзажи, натюрморты, копии, творческие копии красками и карандашом
Что могли отобрать – почти все уже отобрали

И вот только в ноябре Варшава наконец сделала то, что обещала уже давно – присвоила себе долю Газпрома в EuRoPol Gaz. Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач полагает, что столь позднее выполнение Варшавой этого действия может объясняться двояко – как подготовкой нормативной базы, необходимой для изъятия, так и некими закулисными переговорами.

Тут еще стоит отметить, что Газпром и PGNiG уже давно вели корпоративный спор, в ходе которого так и не сумели распределить прибыль и совместно управлять компанией. Поляки сообщали, что нераспределенная прибыль за предыдущие годы составляет 400 млн долларов (1,74 млрд злотых). При этом PGNiG еще в марте известила, что отклонила арбитражный иск от Газпрома, в котором тот потребовал признать его права как акционера на получение прибыли и на участие в корпоративном управлении.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности и Финансового университета Станислав Митрахович констатирует, что в ходе нынешнего конфликта большинство зарубежных активов Газпрома уже отобрано из-под его контроля – и поляки сейчас вносят в данный процесс заключительные штрихи. «Собственно, это не всегда называлось национализацией. Зачастую это называлось передачей под внешнее управление властей конкретной страны, где находились данные активы – я имею в виду Германию, Польшу. Но на самом деле, если не брать юридические тонкости, то процесс мало отличался от национализации. От введения внешнего управления и лишения права пользоваться собственностью до его формальной национализации расстояние очень маленькое. Вот это расстояние за несколько месяцев польскими властями и было пройдено», – отмечает Митрахович.

Эксперт задается вопросом: получит ли Газпром какое-либо возмещение? «Национализация не всегда предполагает просто отбор за бесплатно – иногда может быть компенсация. Но в данном случае компенсации, скорее всего, не будет. Российский газ уже давно не поставляется по газопроводу «Ямал – Европа» через Польшу – как раз это была ответная мера России на то, что Газпром лишили его собственности. Что еще могут отобрать у Газпрома? Там на самом деле не так уж много чего осталось – несколько газопроводов в Германии. Ну а в будущем, если предположить, что через какое-то количество лет отношения России с Европой снова станут налаживаться, может быть, всплывет вопрос о том, чтобы какую-то компенсацию Газпрому за это все-таки дали», – не исключает специалист.

На экспроприации газопровода «Ямал – Европа» Польша останавливаться не хочет. Польский министр иностранных дел Збигнев Рау заявил, что в Варшаве желают, чтобы Евросоюз наложил санкции на поставки нефти по трубопроводу «Дружба».

Это, по словам Рау, необходимо для того, чтобы республике не пришлось платить российской стороне неустойку из-за преждевременного расторжения ранее заключенных контрактов. «Нужно решение на уровне Евросоюза, которое будет носить характер санкций. Если же Польша сама, на основании своего решения, откажется от использования нефти из этого нефтепровода, мы просто должны будем заплатить российской стороне компенсации», – тревожится Рау. У поляков есть и еще один резон: по «Дружбе» нефть поставляется, например, на изъятый у «Роснефти» немецкий нефтеперерабатывающий завод в Шведте, на который сейчас претендует Польша.

Следующий шаг Варшавы, который она уже анонсировала – изъятие активов Газпрома, находящихся в Польше, для помощи киевскому режиму. Поляки признают, что пока у них нет законодательной базы для такого шага, но соответствующие поправки в законы уже готовятся.

Правда, пресс-секретарь правительства Польши Петр Мюллер уточняет, что речь идет о «временном управлении», а не о национализации. «Без изменения конституции нет такой возможности конфисковать российское имущество и передавать его на деятельность для восстановления Украины. Это будет возможно только после изменения конституции», – говорит Мюллер. По его словам, правящая в Польше партия «Право и справедливость» уже подготовила соответствующий законопроект. Он может быть принят только при поддержке всего Сейма – но оппозиция до сих пор не озвучила свою позицию на сей счет.

Источник — vz.ru