Чудеса хайской историографии и этногенеза или по следам «Эрменикона»

http://www.1news.az/analytics/20100512022926942.html

Мы неоднократно уже обращались к теме появления хайских (нынешние армяне) племен в Малой Азии, а затем их переселения на Кавказ, но в этот раз решили уделить немного внимания самому процессу превращения хаев в армян.

Сперва стоит обратить внимание на некоторые неоспоримые доказательства недавнего (150-200 лет) переселения армяно-хаев на Кавказ на земли издревле населенные тюркскими народами, ныне называемые Республикой Армения.

Обратите внимание: Армения со всех сторон, практически по всей линии своей границы окружена тюркскими народами. С одной стороны эта Турция, далее Южный Азербайджан (Иран), затем Азербайджанская Республика, далее населенный азербайджанцами регион Борчалы – Квемо Картли (Грузия) и замыкают кольцо турки-месхетинцы Ахалкалаки (Грузия).

То есть Армения сегодня является «белым пятном» откуда в течение последних 200 лет выселяли азербайджанских тюрков и вселяли в массовом порядке армяно-хаев из Турции, Ирана, стран Ближнего Востока и других государств. Будучи чужеродным этническим элементом, армяно-хайи так и не смогли научиться жить в мире и согласии с окружающими их тюркскими народами. И до тех пор, пока мировое армянство ведет антитурецкую (читай антитюркскую) кампанию в мире, получается, что не видать Республике Армения процветания и мира, поскольку армяне изначально выбрали враждебную позицию к тюркскому миру, то бишь к своему окружению.

Откуда взялся Хаястан?

Как известно, армянский народ имеет самоназвание «hay» — хай, а свою страну называет Хаястаном. То есть сами армяне себя и свою страну называют не так, как их привыкли назвать другие народы. В последнее время среди армянских псевдоученных и в СМИ участились попытки дать новое объяснение тому, каким образом хайи стали армянами. Почувствовав, что ученые разных стран нащупали слабое место в надуманной исторической концепции армяно-хаев, ученые умы нынешних армян решили теперь удревнить слово «хай» и название «Хаястан».

В многочисленных публикациях армянские историки и филологи делают попытки связать слова «арман» и «hay», при этом псевдоученых совсем не смущает то, что их доводы строятся на сплошных предположениях и фальсификациях. Следует начать с того, что топоним «арме/арман» используется как название различных местностей в Азии еще с 3 тыс. до н.э. В записях, относящемуся к аккадскому царю Наррам-Суэну и его деду Саргону можно встретить следующее: SAG. GIS . RA ARMANIM. U EB-LA. Ar-ma-nAm u EBLA. Кроме того, этот топоним встречается в Малой и Средней Азии, в особенности на Алтае. Арман — два района в Башкириии; Арман — Туркменская башня близ Ашгабада; Аруман-город на возвышенности Диалы (Ирак); Армангу — местность в верхнем течении реки Кызыл-Узен (Иранский Азербаайджан); Эрманские горы в Забайкалье; Армуна- селение близ Урмии (Иранский Азербайджан); Армаит — крепость в Манаде близ местности Зивиййе (Иранский Азербайджан);. ( Пауль Гарелли, «Пояснения к топонимии в эблийских надписях» Л., 1982).

Академик И.Мещанинов в книге «К анализу имени ЭРИМЕНА» (т-1, Л., 1933 г.) указывает, что: «термин «эрмени/арман» бытует в здешних землях задолго до научно устанавливаемого вселения армян. Само слово «эрмени» появилось в форме «армини» в центре Митании». Шотландский историк J.McCarty доказал на основе лингвистического и этнологического анализа, что в указанный период в этой местности проживали тюркоязычные племена субаров /arme-subar/. («The Turkic World», Glazgo-2000).

Появление хайев и создание ими своей истории на основе культуры соседних народов

Факты показывают, что хайи не древний народ, поскольку до 5-6 вв. нигде в источниках не встречается слова «hay» (несмотря на старания армян усмотреть в хеттских надписях название никогда не существовавшей страны – «hayasa»). А имя того самого Гайка (родоначальника всех хаев) вписано в григорианскую Библию при переводе с греческого. Подтверждением тому может служить хотя бы то, что ни в греческом, ни в еврейском варианте такового имени нет, и нигде не встречается даже слова о хаях. То есть армянские священники по совместительству историки вписали имя Гайка в свою Библию при переводе с греческого языка, чтобы удревнить происхождение армяно-хаев.

Некоторые армянские псевдоученые доказывают автохтонность армяно-хаев в Малой Азии, приводя в пример героиню поэмы азербайджанского поэта Низами Гянджеви (11-12 вв.) «Хосров и Ширин», которая родом из местности Эрман. Эти армянские горе-ученые  называют «Ширин из армянского/хайского рода» или «армянской принцессой». Советуем им поискать в поэме Низами фразы, где Ширин называет себя тюрчанкой. (Низами Гянджеви, «Хосров и Ширин», Баку-1981, с.238, 245, 265). При этом сам великий Низами также представлял свою героиню Ширин тюрчанкой. «Она (Ширин) была похожа на мою Апак» — отмечал Низами, сравнивая героиню со своей женой Апак-ханум, происходившей из кыпчакского рода.

Известный средневековый историк Абул-Фарадж пишет, что во времена правления в Сирии и Арминийи (Армении) Ибн Ватаба (год 1037-й) «сельджуки вступили с походом в Арминийю и предали мечу все здешнее население, состоявшее из курдов и арабов» (Абул-Фарадж, с. 295). Любопытно, что нынешние армянские исследователи стараются не обращать, внимание на то, что согласно многочисленным историческим, административным и иным документам разных периодов, население средневековой Армении состояло в основном из тюрков, курдов и арабов.

Армянские исследователи в своих притязаниях апеллируют в основном к 19 веку, когда произошло расширение понятия «Армения» в политико-административном и географическом смысле. В марте 1828 года, по указу российского императора Николая I на новозахваченных кавказских землях объединяются Иреванская (Ереванская) и Нахичеванская губернии (образованные ранее на основе азербайджанских Иреванского и Нахичеванского ханств), и создается Армянская губерния. Однако эта Армянская губерния просуществовала лишь 12 лет и затем была упразднена, но до сих пор для армянских «следопытов» это является «неопровержимым» фактом принадлежности «издревле» этих земель армянам.

Кстати, будет весьма уместно отметить, чтодо 1912 года в Западном Азербайджане  (нынешняя Армения), в частности в Иреванском уезде действовали 42 мечети, в Эчмиадзинском уезде – 33, Зангезурском уезде – 35 мечетей. В настоящее время от этих мечетей не осталось и следа – все разрушены армянами.

Из чего состоит армянский язык?

Тщетны утверждения армян и о том, что территория вокруг озера Ван (Турция) является  еще одним «древним» прибежищем армяно-хаев. Эту гипотезу опровергает армянский историк, лингвист Григорий Капанцян («Хайаса — колыбель армян», Ереван, 1947), который писал: «Мои наблюдения показывают, что (древнеармянский) язык, зародившийся в тот период носил в себе элементы хеттского, тюркского, урартийского, грузинского и хурритского языков. Тот язык являлся своеобразным фундаментом для употребляемого ныне ашхарабара (нового армянского языка)».

А вот что указывает немецкий исследователь М.Мордман («О взаимодействии языков в процессе глоттогенеза», М., 1980): «Известно, что армян относят к европейцам как этнически, так и лингвистически. Однако их язык подвергся огромному влиянию туранского (тюркского-М.М.) языка. Я говорю не о периоде сельджукского и османского вторжений (11-15 вв.), а о гораздо ранних временах – 8-7 вв., когда еще и речи быть на могло об османах или сельджуках». Тем самым немецкий ученый опроверг бытующую у армянских ученых версию о том, что язык армян на 30-40% стал тюркским только после «завоевания» сельджуками и османами Малой Азии.

А изданная Ереванским Университетом «История армянского народа» (Ереван, 1980 г.) ставит жирную точку на фантазиях некоторых псевдоученых о том, что армяно-хайи исконно древний народ Малой Азии а тюркские народы являются пришлыми.«До принятия христианства хаи поклонялись пяти божествам. Это – Ара, Хайк, Хагр (бог войны в форме козла), Астхик и Анаис (богиня проституции). После прихода хаев в область Арман, населенную субарами (тюркскими народами), в состав армянского пантеона (как божество, перенятое у тюрков-субаров – Р.Г.) был включен и Торк (Турк)», — отмечается в «Истории армянского народа».

Почему у армян так много тюркских фамилий?

Имеет смысл обратиться к недалекому прошлому армян, переселенных на Кавказ: и здесь они, следуя своей прежней привычке, перенимали имена, слова, и элементы культуры тюркских народов. Не трудно заметить, что свыше половины фамилий армян живущих на Кавказе имеет тюркские корни. Некоторые армянские «ученые» пытаются назвать это «языковым симбиозом», то есть результатом смешения армянских и тюркских народов.Но в таком случае в азербайджанском языке и фамилиях тоже должно было быть не менее 50% армянских слов. Но этого не наблюдается: у азербайджанцев нет фамилий типа Карапетлы, Мкртычлы или Вазген-оглу, Хорен-заде и т.д. Значит никакого симбиоза: смешения двух народов не было, и быть не могло.

Дело в том, что в начале 20 века Царская Россия после Столыпинских реформ, начинается очередной этап переселения армяно-хаев из Османской Турции, Персии, Балкан на Кавказ.Оказавшись на новых территориях,армяне для того, чтобы иметь право наследовать землю стали способствовать смешанным бракам своих женщин с азербайджанскими тюрками, дабы укорениться за счет родственных связей на новой земле. Это явление приобрело массовый характер.Даже с установлением советской власти и предоставлением армянам автономии в Карабахе регистрация новорожденных велась в церкви. И уж тут-то матери приходилось предъявлять «отцовство» родившегося от смешанного брака. Вот так и стали появляться а паспортах армян азербайджанские фамилии с окончанием «-ян». Так появились Кочаряны, Шахбазяны, Шахназаряны, Шириняны, Бабаяны, Мурадяны, Агамбегяны и др. – в общей сложности свыше половины нынешних армянских фамилий.

Ризван Гусейнов

Договор между Анкарой и Баку нейтрализует США и Израиль на Южном Кавказе

Ризван Гусейнов

Отказ президента Азербайджана принять участие во встрече глав стран СНГ в Москве 8 мая, имеет совершенно определенные мотивы и причины, которые возможно с первого взгляда не совсем понятны российскому читателю. Заявленной причиной встречи глав СНГ являлось совместное торжественное празднование 65-ой годовщины Победы в Великой Отечественной Войне: великой победы, в которой есть немалая заслуга Азербайджана и нефтяного Баку. Достаточно отметить, что из 3,2 миллионного населения Азербайджана на фронты Великой Отечественной в 1941-1945 гг. отправилось около 700 тысяч человек, то есть фактически каждый четвертый азербайджанец, при этом половина из них погибли в боях от Москвы, Сталинграда и до Берлина.

Также будет уместно сказать, что 85% нефти и 95% авиационного топлива фронту дал Баку, в котором сотни тысяч оставшихся женщин и детей в нечеловеческих условиях круглосуточно ковали победу за станками и в нефтяных скважинах. Азербайджанские женщины собрали и передали для фронта около 1 тонны золота и серебра из своего приданного. Поэтому Великая Отечественная оставила глубокий след азербайджанцев, у которых не найдется семьи, не познавшей в те годы потери родных и близких.

Победа в этой войне является праздником и предметом гордости для азербайджанского народа. Чтобы подчеркнуть это президент Ильхам Алиев примет участие на торжествах 9 мая на Красной Площади в Москве. А что касается встречи глав СНГ, то на ней Алиев не принял участие потому, что не желает сидеть за одним столом с президентом Армении Сержем Саргсяном, поскольку до сих пор официальный Ереван так и не признал обновленные Мадридские принципы как документ для продолжения мирных переговоров по разрешению Карабахского конфликта. Эти самые Мадридские принципы разработанные сопредседателями Минской группы ОБСЕ: США, Россией и Францией, несмотря не некоторые спорные моменты были одобрены официальным Баку, но уже несколько месяцев армянская сторона хранит молчание и не может выразить свою позицию по этому вопросу. Самое парадоксальное, что в этой ситуации, международные посредники в лице США, России и Франции не оказывают никакого серьезного влияния на Ереван.

У Баку есть и другие причины для разочарования в эффективности посредничества МГ ОБСЕ. Между президентами Ильхамом Алиевым и Сержем Саргсяном только в 2009 году президенты Азербайджана и Армении встречались шесть раз. А с участием президента России, в общей сложности, начиная с ноября 2008 года, было проведено пять трехсторонних встреч Медведев-Алиев-Саргсян. Два года интенсивных встреч на высшем и высоком уровнях и… никаких результатов. Все усилия посредников направлены на стремление и далее удержать статус-кво и убедить Азербайджан не проводить военную кампанию по освобождению оккупированных Арменией территорий. Но, чтобы убедить Азербайджан, нужны были хоть какие-нибудь подвижки в мирном переговорном процессе, свидетелями чего мы так и не стали.

За прошедшие почти два года, после августа 2008-го мы стали свидетелями усиления позиций России на постсоветском пространстве. Российская политика уверено решает вопросы восстановления своего влияния в Украине, Центральной Азии. Официальная Москва смогла убедить Запад в бесполезности попыток ограничить значимость российских энергоресурсов на европейских рынках и доказала, что российские энерготранзитные интересы нельзя просто так взять и отменить по указке из Вашингтона. Россия смогла договориться с США по многим вопросам мировой политики, найти компромиссы и доказать, что Вашингтон нуждается в российской поддержке, не меньше чем Москва в американской.

Что касается дальнейшего развития ситуации на постсоветском пространстве, то оно во многом зависит от того, чем закончатся большие политические изменения, происходящие в Украине после прихода там к власти президента Януковича. После того, как определится конкретная устойчивая точка нынешнего российско-украинского сближения, можно будет судить о степени усиления российского влияния в других регионах, в первую очередь на Южном Кавказе, который для России всегда являлся самой уязвимой точкой в концепции безопасности и защиты своих интересов на постсоветском пространстве.

Дело в том, что сегодня Южный Кавказ является, пожалуй, единственной точкой постсоветского пространства, где США и Россия не обладают четкой концепцией и вынуждены наощупь, с осторожностью искать пути защиты своих геополитических и энергетических интересов. На Южном Кавказе у Москвы есть некоторые преимущества: Россия лучше США разбирается в тонкостях восточной кавказской политики, а также может оказывать сильное влияние на Азербайджан и Армению, поскольку держит в своих руках ключи от разрешения Карабахского конфликта. Но дело в том, что Россия держит эти ключи, однако пока еще смутно представляет как ими воспользоваться в меняющейся геополитической ситуации на Южном Кавказе. А ситуация меняется и основными акторами в ней становятся Турция и Азербайджан.

Азербайджан уже открыто наращивает свой военно-политический потенциал, строит ВПК и не скрывает намерения любым путем восстановить свою территориальную целостность. Уже сегодня военный бюджет Азербайджана превышает весь бюджет Армении, которая ищет дополнительную опору в лице России и Запада и официальный Ереван надеется, что международное сообщество сможет и далее удерживать Азербайджан от начала военной кампании в Карабахе. Многочисленные эксперты, в том числе и армянские, отмечают, что при нынешнем раскладе сил, Азербайджан способен в течение 2-3 дней провести успешную военную операцию по освобождению оккупированных армянскими войсками территорий. Но это произойдет обязательно, поскольку рано или поздно региональные изменения вынудят международное сообщество занять нейтральную позицию или хотя бы прекратить явно поддерживать агрессора Армению. То есть сейчас Азербайджан, терпеливо выжидает изменения расклада сил и позиции ведущих стран или того когда Армения станет предметом торга, тем более, что уже есть некоторые симптомы того, что Россия и США готовы пожертвовать интересами Армении. Это может произойти ради разблокирования Южного Кавказа и превращения его в транзитный маршрут доставки прикаспийского газа в Европу и передислокации натовских войск из Ирака, через Турцию, Южный Кавказ, Центральную Азию в Афганистан. В этом более всего заинтересованы США, и остается ждать сможет ли Вашингтон заинтересовать этим планом Россию, которой больше по душе сохранение нынешнего статус-кво на Южном Кавказе.

Стоить отметить, что дополнительным катализатором изменений на Южном Кавказе стал провал попытки международного сообщества нормализовать турецко-армянские отношения, и таким путем разблокировать регион, сделав его транзитным в интересах США и Европы. Теперь, после неудачи в армяно-турецком диалоге, отношения между Турцией и Азербайджаном, прежде недовольным попытками разблокировать армяно-турецкую границу в обход разрешению карабахского конфликта, переживают настоящий ренессанс. Анкара и Баку не только договорились по ценам и объемам транзита азербайджанского газа в Европу, намерены отменить визовый режим, но и что самое важное готовят подписание военно-стратегического Договора, который станет серьезным сигналом для ведущих держав.

Дело в том, что все эти годы Турция старалась придерживаться нейтралитета в Кавказской политике, чтобы не раздражать Россию в первую очередь. Теперь на фоне широкого российско-турецкого сотрудничества, Москва не выступает против усиления турецкого влияния на Южном Кавказе и военно-стратегического сближения с Азербайджаном, поскольку это может существенно нейтрализовать присутствие США и Израиля в регионе.

Подведя итоги можно отметить, что пожалуй, самой актуальной угрозой для кавказской региональной безопасности остается неразрешенность карабахского конфликта и, что по этому вопросу ни США, ни Россия не обладают набором политических инструментов, позволяющих или разрешить или же на худой конец и далее удерживать ситуацию в состоянии «ни мира, ни войны». Южный Кавказ является взрывоопасной точкой, где ни США, ни Россия не обладают полным контролем над ситуацией и во многом идут на поводу развития ситуации, которая все больше начинает зависеть от регионального лидера Азербайджана и соседней Турции, вошедшей уже в двадцатку сильнейших держав мира. Официальный Баку неоднократно отмечал, что предоставляет Еревану возможно последний шанс: или одобрить обновленные Мадридские принципы, разработанные международным сообществом как план поэтапного освобождения азербайджанских территорий или же готовиться к тому, что Азербайджан начнет другими путями принуждать Армению вывести свои войска из Нагорного Карабаха и прилегающих семи районов.

Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/1282093.html

Ситуация в Турции: апрель 2010 г.

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/06-05-10c.htm

А.А. Гурьев

События в апреле вновь продемонстрировали многовекторную, целеустремленную и динамичную внешнюю политику Анкары. При этом, Турция еще раз доказала, что многовекторность в понимании турецких дипломатов не означает распыление сил и средств всех заинтересованных ведомств, а подтверждает оптимальную координацию их действий, режиссером которых выступает министр иностранных дел А. Давутоглу.

Думается, именно на эти аспекты обратила внимание и авторитетная французская газета Ле Монд, опубликовавшая аналитическую статью, посвященную внешней политике нынешнего руководства Турции под красноречивым заголовком «Турецкие дипломаты отправляются на завоевание мира».

Главу министерства иностранных дел Турции А. Давутоглу Ле Монд с уважением называет «турецким Киссинджером» и считает, что при нем Турция перестала быть «дипломатическим карликом», а Анкара все больше превращается в «маяк для всего региона». К этому следует добавить, что «маяк» все чаще и жестче отстаивает свое видение решения ряда сложных региональных проблем.

По мнению газеты, пользуясь ослаблением Египта и Саудовской Аравии и улучшая отношения с соседями — Сирией, Ираком, Грецией и Арменией, Турция превращается в «ведущего игрока» на Ближнем Востоке. При этом опорой внешнеполитического курса страны, по словам А. Давутоглу, остается ориентация на ЕС и НАТО. Одновременно, подчеркивает французское издание, Анкаре удается укреплять отношения «с Россией и всей Восточной Европой» и вести «настоящее наступление» на африканском направлении.

Примечательным в этом плане стал визит премьера Р. Эрдогана в США, в рамках которого были, в частности, обсуждены вопросы турецко-армянского урегулирования, иранской ядерной программы, состоялась его встреча с президентом Армении С. Саргсяном. Эксперты обращают внимание, что по обеим жизненно важным для Турции вопросам заинтересованным сторонам не удалось достичь взаимоприемлемых договоренностей.

Как известно, главы МИД Армении и Турции Эдвард Налбандян и Ахмед Давутоглу 10 октября 2009 года подписали в Цюрихе «Протокол об установлении дипотношений» и «Протокол о развитии двусторонних отношений». Документы после подписания должны были быть одобрены парламентами обеих стран. Попытка США на самом высоком уровне убедить лидеров Турции и Армении выполнить достигнутые в Цюрихе договоренности не увенчалась успехом. Призыв Б. Обамы остался ими не услышанным.

Протоколы о нормализации отношений с Арменией в настоящее время не могут быть ратифицированы парламентом Турции из-за неблагоприятной «политической атмосферы». Именно такое заявление турецкого премьера Р. Эрдогана прозвучало на прошедшей 12 апреля в Вашингтоне встрече с президентом Армении С. Саргсяном. По его мнению, неблагоприятная политическая конъюнктура обусловлена прежде всего недавним принятием резолюций о признании геноцида армян в 1915 году в Османской империи комитетом по международным делам Палаты представителей Конгресса США и парламентом Швеции.

Р. Эрдоган, вернувшись в Турцию в интервью турецкому телеканалу NTV подчеркнул, что «решение карабахского конфликта не является нашим предусловием для ратификации Протоколов, это условие Азербайджана. Однако мы тесно связаны. Поэтому мы очень желаем решения этого конфликта». Он отметил необходимость освобождения всех оккупированных азербайджанских районов по формуле 5+2 (на первом этапе армянские военные покидают 5 районов вокруг Нагорного Карабаха, затем еще два — Кельбаджарский и Лачинский).

«Армянская сторона относится к этому достаточно холодно. В настоящее время Баку, Ереван и Минская группа ОБСЕ обсуждают этот вопрос. Если они не отнесутся к этому серьезно, достичь результата будет невозможно. В Вашингтоне мы говорили об этом полтора часа. Нам рекомендуют не смешивать проблемы Нагорного Карабаха и турецко-армянских границы. Но мы ответили, что верны обязательствам и не нарушим данного слова. Стоим на том же, что было подписано в Швейцарии. Однако в тексте протоколов есть и такое выражение — «для обеспечения мира в регионе». В настоящее время достижению этой цели препятствует проблема между Азербайджаном и Арменией. Мы должны стремиться к обеспечению мира, потому что отсутствие стабильности и является причиной закрытия границ. Мы должны решить эту проблему. Пока она не будет решена, наш парламент не даст согласия на ратификацию Протоколов. Мы не хотим от своего парламента негативного решения», — заявил Р. Эрдоган. По словам премьер-министра, армяно-турецкие протоколы были подписаны в надежде на то, что вопрос об освобождении оккупированных районов будет решен до вынесения этих документов на ратификацию в парламент.

Тезис турецкого премьера о невозможности нормализации турецко-армянских отношений без стабилизации ситуации на Южном Кавказе был сразу же дополнен и развит главой турецкого дипломатического ведомства. Министр на пресс-конференции констатировал: «в Анкаре всегда знали, что для создания мира и стабильности на Южном Кавказе недостаточно перемирия между Арменией и Турцией». «Только всестороннее разрешение вопроса создаст в регионе атмосферу перемирия, сотрудничества, станет возможным преодоление существующих преград для установления мира. Для этого необходима политическая воля и смелость. Мы стараемся объяснить администрации США, что без решения нагорно-карабахского конфликта невозможно добиться мира в регионе. Мы твердо верим, что оккупация Арменией азербайджанских земель препятствует сотрудничеству в регионе и на Кавказе. Единственным средством для мирного решения проблемы остается Минская группа ОБСЕ», — сказал он.

Это заявление турецкого министра говорит о том, что Анкара в апреле активизировала усилия, направленные на нормализацию отношений с Баку. Их охлаждение из-за подписания турецко-армянских Протоколов, в т.ч. в энергетической сфере, поставило под угрозу срыва проекты транспортировки азербайджанского газа в Европу через турецкую территорию, включая «Набукко», способствовало повышению для Турции цены на азербайджанский газ. Тем не менее, по мнению некоторых экспертов, Армения уже обеспечила себе «две стратегические победы» Во-первых, она инициировала «серьезное ухудшение» отношений между Турцией и Азербайджаном, продемонстрировав нежизнеспособность принципа «одна нация — две страны» (этот принцип провозглашен Анкарой и Баку в качестве основы турецко-азербайджанских отношений – авт.). Во-вторых, Ереван все же добился признания Москвой и Вашингтоном отсутствия связи между процессом армяно-турецкого урегулирования и решением проблемы Нагорного Карабаха.

В связи с заявлением турецкой стороны об увязке ратификации Протоколов с урегулированием карабахской проблемы процедуру утверждения в парламенте этих документов приостановил 22 апреля своим указом и президент С. Саргсян, поскольку, по мнению Еревана, Турция заняла деструктивную позицию и затягивает процесс нормализации двусторонних отношений. Президент Армении подтвердил, что Ереван исключает обсуждение с Анкарой каких-либо предусловий с целью размораживания процесса ратификации армяно-турецких протоколов.

Анализ сложившейся ситуации говорит о том, что обе стороны не заинтересованы в «похоронах» цюрихских Протоколов. Для того, чтобы обозначить продолжение процесса нормализации Анкара и Ереван могут в ближайшей перспективе пойти на ряд мер гуманитарного характера вне рамок Протоколов. К ним можно отнести по обоюдному согласию разрешение на ограниченный переход закрытой сегодня границы, официальную приграничную торговлю, туристические поездки.

Об этом свидетельствует и последующее заявление президента С. Саргсяна. «Мы не захлопнули дверь, но и не будем предпринимать каких-либо дальнейших шагов. Мы рассмотрим возможность продвижения вперед, когда убедимся, что в Турции наличествует соответствующая атмосфера, когда мы увидим в Анкаре руководство, вновь готовое к нормализации взаимоотношений. Армения оставит свою подпись под Протоколами, поскольку мы желаем сохранить возможность нормализации взаимоотношений, поскольку мы желаем мира. Наши политические цели нормализации армяно-турецких отношений остаются в силе», — констатировал президент Армении.

Наряду с этим, заинтересованность Анкары в продолжении диалога с Ереваном подтверждают итоги состоявшегося 29 апреля заседания Совета национальной безопасности /СНБ/, который в течение 6,5 часов обсуждал ситуацию на Южном Кавказе. На заседании присутствовали президент Турции А. Гюль, премьер-министр Р. Эрдоган, начальник Генштаба ВС И. Башбуг и другие высокопоставленные лица.

В заявлении по итогам заседания СНБ отмечалось, что «история турецко-армянских отношений может быть изучена научными и академическими кругами, основываясь только на объективных и проверенных фактах. Турция готова и далее прилагать усилия для установления мира и стабильности на Кавказе». Вице-премьер Турции Джемиль Чичек после заседания заявил, что подписанные армяно-турецкие протоколы продолжат оставаться в повестке Турции.

А. Давудоглу, отвечая на вопрос о том, может ли президент США Барак Обама испортить стратегические отношения с Турцией признанием 24 апреля в традиционном выступлении событий, произошедших в начале 20-го века в Османской империи, геноцидом армян, подчеркнул, что «каждую весну мы со страхом ожидаем кризис в отношениях между Турцией и США. У Вашингтона есть два варианта: свести к минимуму все достижения между Турцией и Арменией, в особенности по Южному Кавказу, либо способствовать развитию мира в регионе». «Думаю, что они выберут второй путь»,- констатировал турецкий министр.

Глава турецкого дипломатического ведомства оказался прав, но частично. Б. Обама 24 апреля в День памяти жертв геноцида армян не произнес слово «геноцид». Он повторил близко к тексту собственные слова, сказанные в прошлом году, охарактеризовав события 1915 года как «большое бедствие». Он опять призвал Турцию и Армению к продолжению процесса по налаживанию отношений и отметил, что благодаря таким усилиям две страны будут только сильней. Обещание признать факт геноцида армян Б. Обама давал во время предвыборной кампании, однако пока так его и не выполнил. «Я приветствую поступки тех турок, которые спасали армян в 1915 году, и меня радует диалог между турками и армянами, равно как и диалог в Турции вокруг ее болезненной истории», — подчеркнул президент США.

Тем не менее, это специальное заявление президента США Б. Обамы, сделанное им 24 апреля, вызвало негативную реакцию в МИД Турции. Глава внешнеполитического ведомства Турции А. Давутоглу назвал использование Б. Обамой выражения «большое бедствие» неверным и неприемлемым.

Турецкий министр отметил, что его страна выступает против интерпретации заведомо политизированных исторических событий, и добавил, что не считает правильным заявление Б. Обамы. «Неприемлемо, чтобы исполнительная власть или парламенты выступали с такого рода историческими осуждениями. Односторонние усилия по изложению истории лишь порождают несправедливость», — сказал он.

Напомним в связи с этим, что факт геноцида армянского народа признан многими государствами. Первым это в 1965 году сделал Уругвай, примеру которого последовали Россия, Франция, Италия, Германия, Голландия, Бельгия, Польша, Литва, Словакия, Швеция, Швейцария, Греция, Кипр, Ливан, Канада, Венесуэла, Аргентина, 42 штата США. Геноцид армян признали также Ватикан, Европейский парламент и Всемирный совет церквей.

На иранском направлении многовекторной внешней политики Турции в апреле также происходили важные события. Так, министр иностранных дел А. Давутоглу в рамках саммита по ядерной безопасности в Вашингтоне провел ряд двусторонних встреч, основной темой обсуждения которых стали вопросы, связанные с Ираном. Министр в ходе переговоров еще раз подчеркнул, что Турция считает «санкции не подходящим средством» в решении данной проблемы. Примечательно, что эту позицию Анкары поддержала Бразилия.

Как сообщил министр иностранных дел Бразилии Сельсу Аморим, президент США Б. Обама провел трехстороннюю встречу с участием президента Бразилии Луиса Инасиу Лулы Да Силвы и премьер-министра Реджепа Эрдогана, в ходе которой был обсужден вопрос санкций в отношении Ирана. Бразильские и турецкие дипломатические источники отмечают, что американскому президенту было заявлено о «неодобрении сторонами новых санкций в отношении Ирана».

Эта же позиция Турции была вновь озвучена в ходе встреч А. Давутоглу с представителями иранского руководства в Тегеране. По словам турецкого министра, в случае применения новых санкций в отношении Ирана, Турция по сравнению с другими странами региона больше всего подвергнется негативным последствиям подобного развития ситуации. Поэтому Анкара прилагает усилия для поиска такого решения, при котором Совет Безопасности ООН не стал бы рассматривать вопрос санкций.

Глава внешнеполитического ведомства также отметил, что Турция и Иран продолжают сотрудничество в энергетической сфере, темпы которого в последнее время значительно выросли. Важное место занимают работы, связанные с иранским месторождением природного газа Южный Парс, — сказал он. В Тегеране А. Давутоглу провёл встречи с президентом страны Махмудом Ахмадинежадом, своим иранским коллегой Манучехром Моттаки, спикером парламента Али Лариджани и председателем Совета национальной безопасности Ирана Саидом Джалили.

С предложением Турции вести в отношении Ирана дипломатию, а не вводить санкции, на чем настаивают западные страны, начали соглашаться и многие другие государства, — заявил на очередной еженедельной пресс-конференции официальный представитель МИД Турции Бурак Озюгергин. Он отметил, что Турция не единственная страна, считающая, что прежде чем настаивать на применении санкций в отношении Ирана, нужно испробовать все дипломатические пути. Такого же мнения, констатировал он, придерживаются Китай, Бразилия и Россия. Турция пытается убедить Тегеран в необходимости демонстрации транспарентности, а Запад в том, что Иран — это страна, которой можно доверять, — сказал он.

Ядерная тема прозвучала в Турции в апреле и в связи с дислоцированным на ее территории ядерным оружием США. Американские тактические ядерные ракеты находятся неподалеку от Стамбула, а не на базе американских войск в Инджирлике. С таким откровенным заявлением выступил бывший глава пресс-службы министерства обороны Турции, дипломат Танер Байток. По его словам, близ Стамбула уже давно расположены американские ракеты, но их месторасположение известно лишь узкому кругу лиц.

«Эти ракеты управляются из Вашингтона, и турецкое военное командование не имеет права вмешиваться в работу группы, обслуживающей эти ракеты. Ракеты находятся под двойным замком, один ключ — в Вашингтоне, другой — в Анкаре. Они были доставлены сюда во времена холодной войны и не обновлялись с тех пор», — сказал он. «У правительства Турции имеется всего одно решение по ядерному оружию, которое было принято еще в 1972 году. Оно гласит, что Турция не желает размещения новых ракет, но и со старыми прощаться не намерена», — подчеркнул Т. Байток.

На израильском треке турецкой внешней политики в апреле эксперты вновь зафиксировали рост напряженности. МИД Турции выступил с официальным заявлением относительно заявлений, сделанных министром иностранных дел Израиля Авигдором Либерманом, в которых последний сравнил турецкого премьера Реджепа Тайипа Эрдогана с Уго Чавесом и Муаммаром Каддафи.

В связи с этим турецкий МИД заявил, что «израильская сторона переходит все границы и нормы дипломатического этикета». Официальный представитель МИД Турции отметил, что «турецкая сторона категорически отвергает подобные заявления и призывает израильскую сторону следить за своими словами и заявлениями. У нас вызывает сожаление, что подобные заявления звучат из уст человека, называющего себя министром иностранных дел Израиля». «Анкара еще раз призывает Тель-Авив отказаться от такого подхода в своей политике и руководствоваться признанными международным сообществом дипломатическими нормами», — говорится в заявлении МИД Турции.

Премьер-министр Р. Эрдоган, находясь во Франции, также подверг резкой критике политику Израиля на Ближнем Востоке. «Главная проблема на Ближнем Востоке — это Израиль. Израиль продолжает придерживаться оккупационных настроений и провокационной политики. Пока он не изменит этот подход, проблемы Ближнего Востока не будут урегулированы», — сказал турецкий премьер.

Резкие заявления в адрес Израиля глава турецкого правительства продолжил и на открытии нового телеканала ТРТ с вещанием на арабском языке, которое охватит аудиторию численностью до 350 миллионов человек. Он заявил, что не воспринимает министра иностранных дел Авигдора Либермана в качестве возможного собеседника. Это был ответ турецкой стороны на заявление МИД Израиля, в котором указывалось, что «складывается впечатление, будто Р. Эрдоган намерен сблизиться с исламским миром за счёт принесения в жертву отношений с Израилем». Турецкое внешнеполитическое ведомство, в свою очередь, осудило А. Либермана, отметив, что «критика действий Израиля, препятствующих установлению в регионе обстановки доверия и прочного мира, продолжится».

Посол Израиля в Турции Габи Леви попытался сгладить обострившуюся конфликтную ситуацию. Он заявил, что его страна никогда не была и не будет врагом Турции. «Есть много причин для налаживания и развития наших отношений, которые в последнее время обострились», — отметил посол Израиля. «Наши отношения уходит корнями в прошлое и насчитывают 500 лет. Однако прошлое наших отношений, к сожалению, игнорируется и специалистами по международным отношениям, и политиками», — подчеркнул Габи Леви.

На президентских выборах, прошедших в апреле в Турецкой Республике Северного Кипра (ТРСК), победил лидер Партии национального единства (ПНЕ) и премьер-министр страны Дервиш Эроглу. Он одержал победу в рамках первого тура голосования, набрав 50,38 % голосов избирателей. Премьер-министр Р. Эрдоган после объявления результатов выборов в ТРСК, заявил, что, независимо от того, кто возглавит республику, переговорный процесс по урегулированию ситуации на острове должен продолжаться.

Турецкие эксперты и СМИ обратили внимание на статью, опубликованную в журнале Time и посвященную организации последователей турецкого проповедника Фетхуллаха Гюлена. Как пишет американское издание, несколько лет назад тысячи учителей-добровольцев по призыву Гюлена отправились работать в страны Центральной Азии. Таким образом было положено начало самому грандиозному процессу исламизации в глобальном масштабе.

На сегодняшний день в 100 странах мира действует около тысячи школ, «близких Гюлену», который руководит этой «империей» из своего дома в Пенсильвании. В одном Казахстане ежегодно 30 тысяч человек сдают вступительные экзамены в 28 таких школах, а зачисляется в них лишь около 400 лучших учеников.

Сам 68-летний Фетхулла Гюлен в Центральной Азии ни разу не был. По мнению журнала, цель Гюлена — взрастить «новую религиозную тюркскую элиту», ориентирующуюся в вопросах науки и высоких технологий, успешно работающую на мировых рынках. Получающие качественное, современное образование ученики много времени посвящают также постижению «мусульманских семейных ценностей». Time сравнивает деятельность организации Гюлена с работой ордена иезуитов и напоминает, что первые его последователи получили образование у христианских миссионеров, накопивших опыт в Африке и Южной Америке.

По мнению некоторых турецких экспертов, выступающих за светский путь развития своей страны, проповедник готовит кадры для «Великой исламской революции». Считается, что число его последователей во всем мире превышает шесть миллионов человек. При этом организация Гюлена все еще скрыта от глаз общественности. В частности, неизвестными остаются источники ее финансирования.

В апреле в Турции продолжалась активная подготовка к предстоящему 11 – 12 мая с.г. официальному визиту президента РФ Дмитрия Медведева. Более 110 российских экспертов, представляющих различные министерства и ведомства, крупнейшие холдинги и нефтегазовые компании России уже находятся в Турции и ведут подготовку к российско-турецкому саммиту. Готовится к подписанию более 10 межгосударственных Соглашений, которые значительно укрепят договорно-правовую базу отношений двух стран. Впервые в истории российско-турецких отношений планируется выступление президента России в парламенте Турции.

Турецкая сторона придает важное значение предстоящему российско-турецкому саммиту, который должен дать ответы на многие вопросы дальнейшего развития двусторонних отношений. Речь идет, прежде всего, о строительстве в Турции атомной станции с участием российских компаний, о создании новой совместной российско-турецкой структуры – Совета сотрудничества высшего уровня. Он будет разрабатывать стратегию развития отношений двух стран по всем направлениям. Турецкие СМИ обратили внимание на эксклюзивное интервью радио «Голос России» заместителя премьер-министра Турции, государственного министра Бюлента Арынча, который будучи председателем парламента страны неоднократно посещал Россию с официальными визитами.

Турецкий вице-премьер констатировал, что «отношения с Россией динамично развиваются. Это подтверждают и темпы роста двустороннего товарооборота. Наши подрядные фирмы с большим успехом работают на российском рынке. Российско-турецкие отношения с каждым годом укрепляются и расширяются во всех областях, прежде всего в сфере энергетики. Это сотрудничество двух стран носит сегодня стратегический характер. Мы поддерживаем прекрасные отношения с президентом РФ Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным. У нас налажено полное взаимопонимание между правительствами двух стран. Наш премьер-министр несколько раз посещал Россию». С точки зрения российско-турецких межпарламентских связей, по мнению Бюлента Арынча, у двух стран также установились очень хорошие отношения и с Государственной Думой, и с Советом Федерации.

«Мы испытываем глубокое удовлетворение от многопланового партнерства между Россией и Турцией – двумя влиятельными и важными государствами с точки зрения мировой политики. И сегодня мы с нетерпением ожидаем визита президента России. Уверен, в рамках этого визита будут подписаны очень важные документы, будет открыта новая страница в российско-турецких отношениях и наше сотрудничество значительно укрепится», — подчеркнул вице-премьер турецкого правительства.

Турция позитивно отреагировала на факт подписания Россией и США нового Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Анкара охарактеризовала его как важный шаг в укреплении системы мировой стабильности. В заявлении МИД Турции отмечается, что «Анкара ещё раз напоминает о своем стремлении к созданию мира, свободного от ядерного оружия, и поддерживает каждый шаг, предпринятый в этом направлении».

Российская тема прозвучала в Турции и в связи с трагическими событиями в Киргизии. Первый вице-премьер временного правительства Киргизии Алмазбек Атамбаев находился с кратким рабочим визитом в Анкаре. Он провел переговоры с президентом Турции Абдуллахом Гюлем, председателем парламента Мехметом Али Шахином, премьер-министром Реджепом Эрдоганом, вице-премьером Али Бабаджаном. С турецкой стороной были обсуждены вопросы финансовой и иной помощи, которую Турция может предоставить Киргизии.

Алмазбек Атамбаев на пресс-конференции в Анкаре подверг резкой критике политику «двойных стандартов» США, высоко оценил позицию России с самого начала трагических событий в Киргизии. Он отметил точную и выверенную оценку, которая дается событиям в Киргизии со стороны руководителей России. «Я убежден в том, что будущее Киргизии в тесном сотрудничестве с Россией, в едином Таможенном союзе, едином экономическом пространстве с Россией, Казахстаном, другими соседними государствами», — заявил в Анкаре первый вице-премьер временного правительства Киргизии.

Общие убытки турецких компаний, работающих на киргизском рынке, в результате апрельских беспорядков составили 7 миллионов долларов. Об этом заявил председатель насчитывающей 120 членов киргизско-турецкой ассоциации бизнесменов в Киргизии Хюсейн Муслу. По его мнению, крупный ущерб причинен также российским и китайским компаниям.

Из вопросов внутренней политики важнейшим на нынешнем этапе является обсуждение в парламенте по инициативе правящей ПСР пакета поправок в Конституции. Всего в пакет конституционной реформы, подготовленный ПСР, входит 27 поправок. Апрельские парламентские дебаты не принесли ПСР и ее лидеру Р. Эрдогану особого беспокойства. Парламентская фракция правящей партии набирала необходимое для принятия поправок большинство голосов. В мае обсуждение поправок будет продолжено во втором чтении.

По мнению лондонской Financial Times, возможный референдум по конституционной реформе «несет риск дестабилизации внутриполитической обстановки» в связи с ростом недовольства в обществе растущей безработицей и усилением националистических настроений в ответ на провозглашенную правительством «курдскую инициативу». Власти могут вынести обсуждение своих «чрезмерно политизированных», по определению газеты, предложений на референдум в случае, если они не будут одобрены парламентом.

В комментарии ВВС подчеркивается, что конституционные предложения правительства направлены на ограничение светской системы правосудия и влияния армии в обществе, против чего выступают националистически настроенные круги. В случае же успеха, от правительства Р. Эрдогана следует ожидать более кардинального пакета конституционных инициатив, включающих перестройку государственной системы в направлении «президентской республики» по образцу Франции и США.

Премьер-министр Р. Эрдоган подтвердил реальность такого прогноза. Он принял участие в телевизионной передаче, в ходе которой ответил на вопросы журналистов и прокомментировал наиболее важные моменты внутриполитической жизни страны. Глава правительства сообщил, что может встать вопрос о переходе к президентской системе правления. По словам Р. Эрдогана, после парламентских выборов 2011-го года данный вопрос может быть вынесен на референдум вместе с новой конституцией. Работу, направленную на внедрение процедуры избрания главы государства народом, премьер, в свою очередь, охарактеризовал как своеобразную подготовку в плане перехода к системе президентского правления. Чтобы ознакомиться с тем, как работает последняя, можно обратиться к примерам Соединённых Штатов и Германии, отметил премьер. На вопрос о том, может ли он сам в дальнейшем заинтересоваться постом президента страны, Р. Эрдоган заявил, что по этому поводу пока ничего сказать не может. Глава правительства выразил надежду на то, что пакет изменений в основной закон страны удастся провести через парламент и необходимости в проведении референдума не возникнет.

Наряду с конституционной реформой правительство ПСР намерено реорганизовать и Национальную разведывательную организацию /МИТ/ по американскому образцу. Реорганизация МИТ предполагает ее разделение на «внешнюю» и «внутреннюю» службы — аналоги ЦРУ и ФБР. По информации газеты Акшам, предложение выдвинуто Хаканом Фиданом — наиболее вероятным кандидатом на пост нового главы секретной службы Турции. В своей докторской диссертации Х. Фидан заявляет, что МИТ не имеет опыта работы за рубежом и остается «отгороженным от внешнего мира». К тому же, — считает он, — нельзя ожидать от союзников, что они и в дальнейшем также щедро будут делиться с Турцией разведывательной информацией, как это было в годы «холодной войны».

По мнению вероятного будущего руководителя турецкой разведки, МИТ должна решать следующие задачи: поддерживать турецкую дипломатию, отслеживать выполнение межгосударственных договоров, разрабатывать планы обороны, вести экономическую разведку, противостоять внешним угрозам, направленным против интересов Турции, поддерживать органы исполнения наказаний и восстановления правопорядка, собирать и анализировать экологическую информацию, участвовать в «информационной войне». Специалисты считают, что реформирование МИТ не должно проводиться в спешке и его следует осуществить в рамках доктрины национальной безопасности страны.

Ветераны МИТ, с которыми удалось побеседовать корреспондентам газеты, приветствуют такое разделение полномочий, но подчеркивают, что нельзя, сосредоточившись на работе за рубежом, пренебрегать внутренней информацией. Это помешает предотвращать операции, «исходящие извне». Работу по сбору информации внутри страны нельзя поручать полиции. По их словам, внешние источники, например, задавшись целью «переориентировать» турецкую экономику, используют в этих целях некоторых националистов, курдов, леваков или ультраправых. МИТ должна отслеживать такие действия. Исходя из этого, специалисты считают, что МИТ следует активно работать как на территории иностранных государств, так и отслеживать «операции извне» в самой Турции.

Что касается участия турецкой разведки в информационном противоборстве, то для ее успешного ведения в стране уже существуют реальные предпосылки. Оказывается, Турция занимает одно из первых мест в Европе не только по распространению мобильных телефонов, но и, согласно недавно проведенному исследованию, по использованию Интернета. Исследование, проведенное всемирно известной компанией, занимающейся программным обеспечением, показало, что треть населения Турции пользуется Интернетом. 60% этих людей, по крайней мере, один раз в день заглядывают в виртуальный мир, когда в Европе этот показатель на уровне 53%. Больше всего граждане Турции любят общаться по Интернету. Имеющиеся данные показывают, что эти показатели будут увеличиваться ускоренными темпами.

МВФ в апреле опубликовал доклад о перспективах экономического развития различных стран мира. В разделе, посвященном Турции, говорится, что в прошлом году объем производства в этой стране снизился на 4,7%, но уже в этом Турция «наверстает упущенное» и продемонстрирует самую высокую динамику развития в Европе. При этом рост потребительских цен в Турции в этом году должен достичь 9,7%, а в 2011-м — 5,7% (за 2009 год цены выросли на 6,3%). Ожидается, что среди государств Европы первыми окончательно избавятся от последствий глобального кризиса Турция и Польша.

Все дороги ведут на Кавказ

Inosmi.ru

За последние несколько лет в российских республиках Чечня, Дагестан, Северная Осетия и Ингушетия наблюдался резкий рост политических убийств и терактов с применением взрывчатых веществ, проникших даже в самое сердце России — самым эффектным стал январский подрыв скоростного поезда, следовавшего из Москвы в Санкт-Петербург, в результате которого погибли 26 человек.

На прошлой неделе (статья опубликована 9 марта 2010 года — прим. перев.) милиция убила, как минимум, шестерых подозреваемых боевиков в Ингушетии. Дагестан особенно пострадал за последние два года, и особенно стоит отметить убийство министра внутренних дел в прошлом июне и главы УВД Махачкалы в прошлом месяце. Количество вооруженных нападений выросло в прошлом году более, чем в два раза. В феврале президент России Дмитрий Медведев заменил президента Дагестана Муху Алиева Магомедсаламом Магомедовым, чей отец Магомедали управлял Дагестаном с 1987 по 2006 год. Алиев был по-настоящему популярен, и его хвалили за честность и борьбу с коррупцией, но считалось, что он слишком мягко борется с террористами.

Президент Магомедов пообещал привести регион, страдающий от насилия, в порядок и простить мятежников, если те сдадут оружие. «У меня нет никаких иллюзий, что это будет легко. Рост террористической деятельности на Северном Кавказе, включая Дагестан, заставляет нас пересмотреть все наши методы борьбы с терроризмом и экстремизмом», — заявил он. Он пообещал бороться с безработицей, организованной преступностью, соперничеством между кланами и коррупцией. Насилие продолжает свирепствовать и в Чечне. С 1994 года российские силы участвовали в двух войнах против чеченских сепаратистов, что привело к смерти более 100 тысяч человек и полному разрушению региона, а также вдохновило экстремистов на теракты по всему региону Северного Кавказа. В начале февраля в Чечне погибли пять российских солдат и столько же мятежников. По информации журнала Long War Journal, в феврале ФСБ убила базировавшегося в Чечне ключевого боевика «Аль-Каиды» Мохмада Шаббана. Египтянин Шаббан, известный как Саиф-Ислам (Меч Ислама), был вдохновителем террориста-смертника, убившего 6 февраля семь российских милиционеров в столице Дагестана Махачкале. Он находился в розыске за нападения на объекты инфраструктуры и российских солдат как в Чечне, так и в соседних с ней республиках.

С начала 1990-х боевики, подобные Шаббану, действовали из лагерей в Панкисском ущелье Грузии, и использовали этот район как тихую гавань, из которой они проводили нападения на Чечню и по всему Кавказу. ФСБ заявила, что Шаббан «разрабатывал акты саботажа и занимался подрывом железнодорожных путей, линий электропередач и нефте- и  газопроводов, следуя указаниям грузинских спецслужб».

Это невозможно доказать, но стоит помнить, что Грузия была единственным государством, признавшим Республику Ичкерия, когда чеченцы в одностороннем порядке объявили в 1991 году о своей независимости, а вдова первого президента Чечни Джохара Дудаева Алла ведет ток-шоу на «Первом кавказском» телеканале, вещающем из Грузии в Чечню. Что интересно, в период с 2000 по 2007 год более 200 военнослужащих американских частей особого назначения проводили обучение грузинских войск в Панкиси, хотя ни американцы, ни грузины так и не смогли покончить с нападениями на Россию.

Медведев заявил в прошлом месяце, что насилие на Северном Кавказе остается главной внутренней проблемой России, сказав, что покончить с насилием можно, лишь покончив с высоким уровнем бедности в регионе, а также с коррупцией и беззаконием внутри служб безопасности. С этой целью он дал старт амбициозной реформе органов безопасности и милиции по всей России. Скептики могут указать на параллели между оккупацией Афганистана и Ирака, предпринятой США и НАТО, и российской политикой на Северном Кавказе. Да, существует российский геополитический контекст, но это сравнение обманчиво. Эти регионы уже два столетия тесно связаны с Россией как экономически, так и политически, и в прошлом месяце президент Абхазии Сергей Багапш не преминул обратить на эту дату внимание, чтобы гарантировать своей республике поддержку Москвы.

Многонациональное население Кавказа уцелело под покровительством России, и в перспективе может процветать, если его оставить в покое. Политики, подобные Багапшу, пытаются использовать ситуацию наилучшим образом, как и вообще разумные политики в «ближнем зарубежье» России. Отчуждение или попытки провести диверсии против влиятельного соседа и потенциального друга, как это делает президент Грузии Михаил Саакашвили, — это просто плохая стратегия.

Другим кавказским конфликтом является, конечно, долгоиграющая трагедия Нагорного Карабаха, которая в отличие от других конфликтов сталкивает лбами двух предполагаемых кандидатов в НАТО. Война произошла в 1988–94 годах, она берет свое начало в последних днях умирающего Советского Союза, когда закон и порядок в стране стали исчезать, а этнические конфликты, наоборот, проявляться в полную силу. Это привело к тому, что Армения вторглась в Азербайджан и проложила через страну коридор, чтобы захватить горный регион, вот уже более тысячи лет населяемый, в основном, этническими армянами. Соглашение о прекращении огня привело к тому, что Армения сегодня контролирует этот анклав и коридор, ведущий к нему, что все вместе составляет около 20 процентов территории Азербайджана. В ходе военных действий погибло до 40 тысяч человек, а 230 тысяч армян и миллион азербайджанцев были вынуждены покинуть насиженные места.

За прекращением огня, достигнутым при содействии России, начались периодические мирные переговоры, посредником в которых выступает Минская группа ОБСЕ, возглавляемая Соединенными Штатами, Францией и Россией. Однако всем ясно, что Азербайджан не успокоится, пока ему не будет возвращена его территория. «Если армянские оккупанты не освободят наши земли, начало великой войны на южном Кавказе неизбежно», — предупредил в феврале министр обороны Азербайджана Сафар Абиев. «Армяне должны уйти с наших земель безоговорочно. Только после этого можно говорить о сотрудничестве и мире», — заявил на прошлой неделе президент Азербайджана Ильхам Алиев. Армянские и азербайджанские силы развернуты по обе стороны линии прекращения огня внутри и за пределами Нагорного Карабаха, и часто находятся очень близко друг от друга. Перестрелки на этой линии являются обычным делом. На прошлой неделе, например, был убит армянский солдат.

Азербайджан считает Россию, имеющую более тесные культурные связи с Арменией, пристрастной, и действительно, ни одна из стран, посредничающих в мирном процессе, и ни сама Армения не делали никаких обещаний по возвращению территории. Однако ситуация в регионе резко изменилась после поражения Грузии в ее войне против России, запустившего в движение процессы создания непредвиденных региональных союзов по всему Южному Кавказу. Первым стало сближение между Турцией и Арменией, поначалу вызвавшее беспокойство в Баку, который зависит на международной сцене от поддержки Турции, закрывшей в 1993 году свои границы с Арменией в знак протеста против армянской оккупации Нагорного Карабаха. В прошлом году Турция установила дипломатические отношения с Арменией в полном соответствии с политикой правящей партии — «никаких проблем с соседями», но говорит, что ратификация соглашения в парламенте и полное открытие границ произойдут не раньше, чем Армения пойдет на какие-то уступки Азербайджану.

В последние годы Москва также стремится очаровать своих соседей, и в ноябре 2008 года смогла уговорить президентов Азербайджана и Армении подписать Московскую декларацию, несмотря на то, что впоследствии воюющие стороны смогли прийти к согласию лишь по процедурным вопросам. Ключом к дальнейшему развитию событий в регионе является роль США и НАТО. До последнего времени было похоже, что НАТО удастся расшириться на Украину и в Грузию. Североатлантический альянс также жаждет включить в себя Азербайджан и Армению. Неудивительно, что Россия рассматривает подобные шаги как враждебные себе. Если случится маловероятное, это будет означать, что США получат важное влияние на все конфликты на Кавказе. Но сможет ли привлечение воюющих Армении и Азербайджана под крыло одного альянса помочь разрешить их трудноразрешимые споры?

Хотя обе страны отправили в Афганистан некоторое количество военных, сама идея о включении в военный блок воющих между собой государств является полнейшим вздором, и весь шум по этому поводу можно интерпретировать исключительно как попытки заслужить расположение мировой супердержавы. У Азербайджана есть желанные нефть и газ, добываемые в Каспийском море, но Армения является христианской страной, а Азербайджан — мусульманской, и у Армении есть сильное лобби в США, которое так просто не сдастся. Любые попытки Вашингтона вмешаться в спор без координации с Москвой чреваты опасностью для всех участников — кроме самих США, конечно же.

Будучи союзницей обеих стран, и учитывая важные исторические и культурные традиции, Россия остается главным игроком в поисках решения. Включение в переговоры Турции может лишь улучшить шансы нахождения регионального решения, которое окажется приемлемым для обеих сторон. Подобное решение требует демилитаризации конфликта, а НАТО сложно назвать экспертом в этом деле. По мере того как экономика обеих стран улучшается, и при условии, что существующее напряжение не выльется в военный конфликт, они могут — и должны — двигаться к реалистичной резолюции, которая примет во внимание беспокойство обеих сторон. В 1991 году на Запад был открыт новый Шелковый путь, идущий, как и тысячу лет назад, из Италии в Китай и проходящий через семнадцать новых политических образований. Все дороги в этом случае ведут на Кавказ, и интерес США и НАТО к этому жизненно важному перекрестку не должен удивлять никого. Американский контроль в этом регионе — а также в центральноазиатских «станах» — будет означать сдерживание России и Ирана, что является мечтой американских стратегов со времен Второй мировой войны.

Три крупные войны последнего десятилетия — Югославия (1999), Афганистан (2001) и Ирак (2003) — проходят на территории этого Шелкового пути. У США и Североатлантического альянса не было никакого права вторгаться в любую из этих стран, и сегодня им в регионе нечего делать. Скорее это должны быть Россия, Иран, Афганистан, Китай, Индия, Турция и другие страны, заинтересованные в сотрудничестве с целью регионального экономического благополучия и безопасности. Если один из кавказских споров приведет к войне, это станет трагедией для всех заинтересованных лиц, для Запада (по крайней мере, в долгосрочной перспективе) не меньше, чем для России или любого из участников. Но силы, подстрекающие к войне, не являются рациональными, по крайней мере, в осмысленном значении этого слова. В конце концов, для Роберта Гейтса было абсолютно «рационально» финансировать и вооружать Осаму бин Ладена в Афганистане в 1979 году. Сегодня стратеги в Пентагоне или штаб-квартире НАТО «рационально» утверждают, что их текущее наращивание присутствия в Афганистане принесет в эту страну мир.

И если эта стратегия провалится, то, по крайней мере, до хаоса еще далеко. Подобное мышление может привести к тому, что они попытаются дать волю хаосу в любом из тлеющих и неразрешимых споров на Кавказе просто назло или как это сделал генерал Джек Риппер в фильме Стэнли Кубрика «Доктор Стрейнджлав или Как я перестал бояться и полюбил бомбу», который за более чем четыре десятилетия, прошедшие с момента его выхода в 1964 году не потерял ни капли своей актуальности.