Чего ожидать от новой региональной политики Казахстана в посткризисный период?

http://www.centrasia.ru/disc.php?st=1268889480

Чего ожидать от новой региональной политики Казахстана в посткризисный период?

Оправляясь от финансово-экономического кризиса, власти Казахстана делают ставку на развитие регионов страны. В частности, об этом говорил в своем ежегодном послании президент республики Казахстан Н.Назарбаев.

Экономическое неравенство регионов Казахстана продолжает расти, и только сглаживание диспропорций может обеспечить более благоприятные условия для дальнейшего развития страны.

Исходя из таких экономических показателей, как ВВП на душу населения, индекс промышленного производства, душевые инвестиции в основной капитал, доля самозанятых в общей численности занятого населения, уровень бедности, можно выделить 3 группы регионов в Казахстане:

· регионы-лидеры (нефтегазовые области Западного Казахстана, Астана и Алматы);

· среднеразвитые районы (территории старого промышленного освоения севера, востока, запада и центра страны);

· менее развитые районы (аграрные территории юга и севера страны).

Даже в период кризиса сырьевые регионы Казахстана оказались наиболее конкурентоспособными благодаря высокой цене на нефть.

В то же время замедлилось развитие 2 крупнейших городов страны – Астаны и Алматы. Тем не менее, несмотря на экономический спад, им удалось сохранить свои лидирующие позиции.

Гораздо сложнее пришлось среднеразвитым регионам, в число которых входят моногорода Казахстана. Из-за низкой цены на продукцию градообразующих предприятий им пришлось «потуже затянуть пояса».

Что касается отстающих аграрных регионов, то в ближайшие пять лет свое положение они будут улучшать за счет государственной программы Форсированного индустриально-инновационного развития.

Основной целью новой региональной политики, в основе которой лежит перераспределение бюджета, является сглаживание экономического неравенства регионов. Насколько эффективной она окажется, судить сложно. Перетекание «нефтяных» денег в слаборазвитые регионы способствует, с одной стороны, восстановлению экономики региона-реципиента, а с другой, вырабатывает его зависимость от дополнительного притока доходов. Примером в данном случае являются не только аграрные регионы страны, но и столица Казахстана, которая сильно зависит от прямых инвестиций. В Астане значительна доля государственных ресурсов. В Алма-Аты, где душевые показатели инвестиций в основной капитал из всех источников были ниже на треть по сравнению со столицей, преобладают частные вложения капитала. Алма-Ата остается самой привлекательной зоной в Казахстане для притока инвестиций благодаря географическому положению и высокой плотности населения.

Процедура финансирования регионов государством не так прозрачна, как хотелось бы. Во-первых, это связано с географической отдаленностью региона (как правило, чем более отсталая область, тем более она удалена от крупнейших городов) и, следовательно, сложностью контроля передаваемых государством средств. Во-вторых, коррупция в рядах местных управленцев возрастает в связи с недостаточной оплатой бюджетных услуг. Создание аффилированных структур с участием представителей местных органов власти – явление довольно частое. В-третьих, происходят постоянные рокировки управленцев, что препятствует осуществлению динамичного развития региона. Период адаптации и работы в должности управленца длится от 0,5 до 3 лет, а потом человек уходит на новую должность. За такой короткий срок невозможно решить проблемы области.

Более ранние программы регионального развития не оказались эффективными. С начала 2000-х годов был предложен и одобрен ряд программ – Развитие Казахстана до 2020 года, 30 Корпоративных лидеров, программа вхождения в пятидесятку высокоразвитых стран мира, 5 больших дел. Кроме того, у каждого ведомства и министерства есть своя программа развития.

Концепция региональной политики Республики Казахстан на 2002-2006 гг. и сменившая ее Стратегия территориального развития Республики Казахстан до 2015 г. имеют больше различий, чем сходств. «Мы не сможем добиться форсированной диверсификации без реформы регионального развития. Поэтому нам необходимо начать формирование центров экономического роста», – именно этот лозунг прозвучал в Послании Президента народу Казахстана в 2010 г., спустя 4 года после принятия Стратегии территориального развития до 2015 г. Цитата легла в основу Стратегии до 2015 г. Развитие отсталых регионов будет осуществляться за счет регионов-лидеров, а задача остальных регионов – не отставать.

На начальном этапе посткризисного периода регионы-лидеры должны сформировать мощные зоны экономического подъема. Насколько это реально?

1. Нефтегазовые районы Западного Казахстана (Атырауская и Мангистауская области) – наиболее важные для страны регионы, способные внести большой вклад в становление экономики в посткризисный период. Доказательством является создание в Казахстане Министерства нефти и газа. Пока цена на нефть на мировых рынках остается высокой, у Казахстана есть время для решения проблем социально-экономического характера для 2 областей. Очень низкая плотность населения, неразвитость села, слабое освоение территории, за исключением побережья, недиверсифицированная промышленность – все это усугубляет положение региона при колебаниях цен на рынке углеводородного сырья. Данный регион становится уязвим не менее, чем оказавшиеся безденежными районы с преобладающими отраслями угольной и стальной промышленности. Для развития областей необходимо привлекать трудовые ресурсы.

2. Старая и новая столицы (Алма-Ата и Астана). Лидирующие позиции сохранили благодаря более модернизированной экономике и доминированию третьего сектора, преимущественно рыночного (Алма-Аты) или со значительной долей нерыночных услуг государства (Астана). Потенциал двух городов различен: Алма-Аты выигрывает за счет наличия большего числа трудовых ресурсов, развитой транспортной системы. Плотная пригородная зона обеспечивает дополнительное развитие агломерации (население Алма-атинской агломерации составляет 1,85 млн. человек, из них жители пригорода – приблизительно 500 тыс. человек). Астана проигрывает старой столице из-за отсутствия кадрового резерва, низкой плотности населения в пригородной зоне (население агломерации Астаны составляет 760 тыс. человек, из них жителей пригорода — 100 тыс. человек).

Итак, форсированное индустриально-инновационное развитие Казахстана будет связано с развитием трех регионов – нефтегазовых областей Западного Казахстана, Астаны и Алма-Аты. Ожидаемый мощный рывок должна произвести экономика крупнейшего города Казахстана и нефтегазоносные регионы при высокой цене на черное золото.

Азамат Мухамеджанов, президент Общественного объединения «ЭКОлайт»

Некорректная политика России в Грузии

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=291

Государственная мораль и этика часто становиться темой для дискуссий. Государство есть символ силы, чем и диктуется его мораль. Соответственно у силы не может быть морали, если она диктует слабым свои действия как этическую норму. Рассматривая действия России против Грузии, оппоненты Кремля осуждают его за аморальность и отклонение от норм государственной этики. Тему государственной морали и этики с Этноглобусом дискуссирует доктор философских наук, главный редактор журнала Today & Tomorrow Ильхам Мамедзаде.

-Вопрос морали и этики в политике один из самых сложных и неоднозначных. Если говорить конкретно, то без морали не бывает государства. Другой вопрос, что мораль того или иного государства может не устраивать его оппонентов, исследователей, изучающих данное государство. Естественно, мораль развитого государства отличается от морали отстающего. Фашистская Германия тоже имела мораль, возвышающую немецкую расу. Это средневековая мораль, перенесенная на почву XX века. Конечно, для современного мира она аморальна. Но когда-то было немало таких государств. В этом плане возникает вопрос. Почему одни страны развиваются, а другие нет. К примеру, Россия с одной стороны прощается со своим империализмом, с другой стороны она с ним не рассталась. Она спокойно ушла из Восточной Европы, из бывших советских республик. Но есть некоторые регионы бывшего СССР, откуда она в силу каких то экономических, политических или этнических ли причин уходить не желает. Что это означает? Я бы не очень увлекался обвинением России, а воспринимал бы ее как факт нашего геополитического пространства. Как она будет меняться — превратится ли она в современное национальное государство или останется имперским по существу? Произойдет ли это или нет, очень сложный вопрос. Речь идет о том, что Россия крупная страна не лишенная имперских черт и эти черты мы вынуждены учитывать. Те, кто критикуют Россию, или радуются ее достижениям, употребляют чисто моральные суждения, потому, что применение чисто политических понятий здесь трудно. Наверное, это говорит о том, что анализ редко бывает только политическим, когда мы говорим о современной России.

Современность государства определяется тем, насколько она принимает современные политические этические стандарты и нормы. Часто употребляем понятие международное право, которого не может быть без этических стандартов. В этом плане, может быть нынешнее международное право и есть попытка соединить определенные правовые и моральные нормы. С этой точки зрения, Россию назвать государством, которая проводит свою политику, соблюдая этические стандарты, мы не можем. Мы можем быть довольны или нет с международными нормами, этическими принципами, но мы должны считаться с ними. Говоря о международных организациях, предполагается действие согласно Западной морали и этики. Нужно признавать этот момент. Если государство воспринимает эти нормы негативно, как навязанное ему насильно, то оно будет стараться, выходить за ее рамки. Собственно Россия и пытается делать это. В конфликте с Южной Осетией, и Грузия, и Россия оказались не на высоте. Руководство Грузии показала, что она не всегда в ладу с реалиями. Больше думает, как угодить своим хозяевам, не учитывая особенности геополитического пространства, которые сложились в отношении Грузии и России. Грузия хотела использовать свое естественное право на обеспечение конституционного порядка на своей территории. Но это очень сложно сделать такому государству как Грузия. Надо долго готовиться, использовать дипломатию, учитывать политические позиции. Попытка решить вопрос с помощью силы, наверное, не совсем правильный путь. А Россия воспользовалась ситуацией ( может быть и спровоцировала грузинские власти), чтобы усилить свои позиции на Южном Кавказе.

-США дают плохой пример политики силы. Они вторглись в Афганистан, Ирак, покушаются на Иран. Значить, если есть сила, то можно игнорировать мораль и все международные нормы.

Может кому-то не нравиться то, что Соединенные Штаты решают свои политические или глобальные мировые проблемы, с помощью насилия. Но вначале Вашингтон пытается подготовить правовое, моральное одобрение для принятия им решения. По проведению военных операций в Афганистане было принято решение, за которое в СБ ООН проголосовала и Россия. Большинство мирового сообщества признавало право США на изменение ситуации в Ираке посредством военной силы. То есть момент использования силы был вторичным. Россия же не подготовила должных аргументов, которые позволили бы мировому сообществу оправдать ее действия в Грузии. Последние пол года шло обострение ситуации, Россия угрожала, что признает независимость Южной Осетии и Абхазии. Но мировое сообщество не воспринимало методы Москвы. Россия же игнорирует мнение мирового сообщества.

Международная политическая этика может нам не нравиться, но коли живем в сообществе государств, то мы должны их принимать. Не принятие и попытка обхода этих стандартов, естественно вызывает недовольство международного сообщества. Нельзя говорить, что эти стандарты плохие или хорошие. Их нужно принимать и им следовать.

-Мораль государства базируется на морали граждан. В беседе с представителями даже низкого сословия американцев или русских можно выявить у них имперское сознание. В данной войне голос государства России, представляющего своих граждан тоже звучал с имперскими амбициями.

-Это сложный вопрос. К нему трудно подходить с точки зрения истории. Современность рисует свой аналог, решение ситуаций. Империи часто разрушаются. Российская империя после крушения Советского Союза, как бы хотела перестать быть империей, но это ей не удалось. Началось движение вспять. Сейчас мы не можем сказать, что Россия империя, но элементы ее, конечно, присутствуют в политике Москвы.

Очень важно, что чья мораль, мораль какого сословия, класса или группы составляют основу имперскости. Россияне, американцы могут быть разные. Говорить об американской империи и об элементах империализма можно. З. Бзежински США расценивает как новую мировую империю. В данном случае, важно понять проводиться ли политика империализма политическими элитами. Если так, тогда граждане совершенно не задумываются над этим и передоверяют решение этого вопроса властвующим элитам. Американцы всегда считали, что внешняя политика это прерогатива президента.

Если взять Россию, то здесь ситуация несколько сложнее. Потому, что имперскость некоторых элементов ее политики, диктуется тем, что какая то большая группа России воспринимает ее только как великую державу. Великая держава в их сознании связана с империализмом, имперскостью, навязыванием другим своей правды. Там есть и позитивные элементы, например, как культурный диалог. Но это приоритет, каких то российских интересов и культуры и т.д. Получается, что российская властвующая элита иногда вынуждена идти за этим пониманием имперскости массы. Если Россия откажется от имперскости, то она вынуждена противопоставлять себя гражданам. В начале 90-х гг. прошлого века Ельцинская Россия пыталась стать национальной республикой. Путиновская Россия, в какой то мере вынуждена была больше соответствовать ожиданиям определенной толщи народа. Большинство граждан России оправдывает действия России. Считает, что Россия восстанавливает свой былой авторитет. Думаю, эта тенденция четко показала себя в событиях в Южной Осетии и Грузии. Этот реальность, которая должна учитываться. С этим придется иметь дело в ближайшие год или два.

-Какой слой общества России определяет мораль государства?

-Вопрос структуры нынешнего Российского государства один из сложных. Наверное, можно было бы сказать о российском массовом сознании, которое воспринимает Россию сильной только тогда, когда она проводит свои интересы не только в России, но и за ее пределами. Эти пределы могут достигать до Восточной части современной Европы, Кавказа, Средней Азии. Д.Медведев говорил, что Россия всегда была гарантом на Кавказе, который состоит не только из Российского Северного Кавказа. То есть президент России выступает гарантом стабильности не только в России, но и на всем Кавказе.

Так же можно сказать, что Россия гарант стабильности в Средней Азии. Этот момент говорит о том, что массовое сознание России хотела бы, что российское государство было гарантом. Государство, на мой взгляд, отвечает этому требованию.

Критики со стороны российской общественности в адрес действий властей в Грузии почти нет. 12 лет назад, во время событий в Чечне было очень много журналистов, ученых, которые говорили о необходимости предоставления чеченцам независимости. Даже было подписано Хасавюртское мирное соглашение, предоставляющее Ичкерии это право. Сейчас почти не слышно о том, что Южная Осетия и Абхазия являются частью Грузии, фактически независимого государства, которое имеет право действовать в пределах своего государство, если даже это неправильно. Государство имеет право прибегать к насилию в своем государстве, наказывать тех, кто не подчиняется закону. Этого права никто не может отнять у легитимного государства.

-Если Россия хочет быть гарантом мира и стабильности, претендует быть великой державой и хранительницей безопасности, то она должна соответствовать элементарным требованиям современной политической культуры.

-России можно предъявить большой счет или ею восхищаться. Трудно ожидать, что сегодняшняя Россия в своей культуре будет такая же, как Европа или США. У России своя своеобразная, специфическая история и культура, которая нравится не всем, кто соседствует с ней. Но бесспорно нужно признать, что у нее есть также позитивные моменты. На мой взгляд, если исходить из того, что ведь многим американская политика тоже не нравиться. Политика крупных стран всегда раздражает другие государства. Лучше уметь с ними вести прагматичную, рациональную и разумную политику.

Американцы, на мой взгляд, более рациональны и разумны, только потому, что у них не было таких коллапсов за последнее время в истории, как в России. В этом плане американская культура плавно стала глобальной культурой. Правила поведения США устанавливались на протяжении всего двадцатого века. Поэтому для многих их действия кажутся более естественными.

Российская же политика XX века была странной. Она фактически отказывалась от своих же политико-культурных моделей, устройств и т.д., что естественно вызывает определенное недоверие к ней. С другой стороны нельзя ожидать, что она так быстро измениться и примет другие стандарты. Россия не Европа, не США, в общем, то и не Азия. В ее лингвистическом аппарате есть слова, которые вполне складываются в понятие современной политической культуры. Россия заявляет, что в Южной Осетии она защищает российских миротворцев и своих граждан, которые были подвергнуты агрессии со стороны Грузии. Это не российские политические слова, они из другого современного мира.

Россия меняется. Политическая культура складывается очень долго. Ведь хорошо когда все определяет лидер. Тогда политическая культура страны есть показатель качества лидера. Если политическая культура массы диктует условия, то получается очень неоднозначная ситуация. Сложно в одночасье переходить от государственного строя, где все определяла очень маленькая группа людей, к культуре массовости. В США это происходило долго. Американцы могут идти на выборы, даже не зная о том, за кого голосуют. Власти могут организовать выборы, рассказывать и формировать политические массы. А голосуют граждане по принципу — нравится или нет ему тот или иной кандидат. Когда каждый занимается своим делом, создается благодатная ситуация. В России власти раздираются между тем, что хотят угодить массе и определенному слою общества. С другой стороны понимают, что это не совсем правильно. И не могут разобраться, как проводить сегодняшний курс. Как найти грань между сочетанием интересов элиты и интересов массы.

Российское общество не однородно. У каждого народа свои интересы и ментальность, что особенно проявляется на Северном Кавказе. Нельзя сказать, что Москва учитывает фактор этнической и религиозной ментальности в своей политике.

-Политика России на Северном Кавказе оправдала себя в событиях в Южной Осетии

и Абхазии. Северный Кавказ, который должен был быть не на стороне России, принял наступательный метод против Грузии. Российское массовое сознание очень разное.

Все говорит о том, что все северокавказские народы и русские оправдывают действия Москвы и сильную Россию воспринимают как государство, которое навязывает малым государствам, граничащими с ней свои интересы.

-Азербайджанская политическая элита в последних событиях вела себя очень умеренно, что не воспринимается горячими кавказскими умами. Официальный Баку, трезво оценивая события, счел правильным не вмешиваться в ход событий, так как не может в какой то форме повлиять или изменить положение. Это тоже политическая культура.

-Думаю, что политическое решение азербайджанских властей правильно. Из моих предыдущих суждений такой вывод и следует. В принципе Азербайджанские власти выступают за наведение конституционного порядка в любом государстве. С другой стороны реалии такие, что нельзя оправдать авантюризм в политике. На мой взгляд, в Грузии присутствуют элементы авантюризма. В этом плане мы должны радоваться, что наша власть не бросается в авантюру, ведет себя спокойно по отношению событиям на Кавказе и в мире. Выдержанная политика она всегда лучше. Мне кажется, что часто мы подменяем чистую мораль на политическую. Есть политическая мораль, и есть этика.

Государство не бывает без морали, просто она может нам не нравиться. Государственная, политическая мораль не являются общечеловеческими моральными приоритетами. На уличной драке человек защищает слабого, но когда речь идет о безопасности граждан, то государству лучше лишний раз подумать, чем принять необдуманные решения. И меньше стремиться к авантюризму.

-В Азербайджане, какой слой общества диктует свою мораль государству? Или государство диктует мораль массам. Думается, что в Азербайджане государство диктует свою мораль гражданам.

-Я тоже так думаю и не вижу в этом особых проблем. В России многие проблемы возникают, потому что не известно кто кому что диктует. В результате происходят неожиданные повороты. Мне кажется, чем меньше резких поворотов в политике, тем лучше. Главное чтобы законы менялись постепенно, а не сразу. То же самое происходит с моралью. Важно чтобы она соответствовала, каким то стандартам, которые диктуются в мире. Резкие повороты в российской политике это негативный фактор. В Азербайджане есть стабильность, что позитивно. Никто не может сказать, что стабильность это плохое явление. В этом плане многое идет от властей, это факт и с этим трудно спорить. Большинство воспринимает это нормально, значить государство существует.

-Подобную ситуацию, когда имеет место полное доверие своей судьбы президенту и правительству, некоторые наоборот расценивают как отсутствие политической культуры у азербайджанского народа. Даже политическая инертность азербайджанцев идентифицируется комплексом неполноценности.

-Не могу с этим согласиться. Подобная позиция исходит от вопиющей неграмотности. Получается что американцы, которые внешнюю политику доверяют президенту, есть рабы. Но это ведь не так. Американцев это устраивает. Каждый занимается своим делом. Дело президента управлять, дело граждан работать, заниматься своими делами. Это идеальная ситуация. Когда все хотят заниматься политикой вне зависимости от того умеют они это делать или нет, получаются разные проблемы. В начале 90-х годов прошлого века на этой почве в Азербайджане было заложено много проблем. Орды людей, которые никогда не занимались политикой, начали определять поведение государства. Для этого сначала надо минимум изучить вопрос. А президент имеет группу советников, которые занимаются этим.

Каспий. Перспективы и новые тенденции 2010

http://www.centrasia.ru/news.php?st=1268724960

После всплеска интереса к каспийской тематике в середине прошлого года, инициированного активностью России, в нынешнем 2010 году ажиотажа обсуждений статусных вопросов пока не наблюдается. На деле нерешенность правовых вопросов водоема отнюдь не мешает государствам осваивать ресурсы моря, его шельфа и биомассы. Также очевиден практический тупик переговорного процесса по конвенции, в котором оказались пять прикаспийских стран.

Трехсторонние договоренности Азербайджана, России и Казахстана, фактически поделивших между собой участки морского шельфа и четко определившие границы секторов, пока интересны лишь Туркменистану, и то с некоторыми оговорками. Что же касается Ирана, то позиция этой страны и подходы к правовым аспектам раздела Каспия кардинально противоположны тройственному соглашению, а также различается от туркменского видения.

Наступивший 2010 год может привнести некоторые новые тенденции в процесс определения статуса Каспийского моря и раздела его шельфовых и иных ресурсов. Однако ожидать саммита глав государств, намеченного согласно прежним договоренностям, в Баку и торжественного подписания согласованного текста конвенции не приходится.

На начало второй декады марта в Баку назначена очередная встреча рабочей группы по определению статуса Каспийского моря. Азербайджан, как принимающая сторона, постарается максимально использовать свое положение хозяина встречи для прямых переговоров с туркменскими и иранскими коллегами. Разговор будет проходить на уровне замминистров иностранных дел, имеющих статус полномочных представителей по каспийским переговорам. Президент Ильхам Алиев наверняка лично примет иранских переговорщиков, также как и постарается поговорить с туркменской делегацией.

На сегодняшний день рабочие группы, детально идущие по параграфам будущей конвенции, смогли согласовать лишь три четверти документа. Самые острые вопросы – определение срединной линии и координат перехода границ секторов между Казахстаном и Туркменистаном, а также Азербайджана с Туркменистаном и Ираном, остаются предметом обсуждения. Сдвинуться вперед экспертам в Баку вряд ли удастся. Политическая воля Ирана пока не располагает к компромиссам. Именно в Тегеране кроются главные нерешенные вопросы статуса моря. Иранская дипломатия своей тягучестью, и склонностью к противоречивым действиям и порой даже недоговороспособностью значительно снижает шанс заключения всеобъемлющего договора по каспийскому статусу. Туркменская сторона склонна договариваться. Ее позиция все ближе к подходам России, Казахстана и Азербайджана. Но окончательно слиться с тройкой мешает груз эмоциональных проблем, накопленных при прежнем руководстве страны.

В 2010 году основной упор будет сделан на интенсификации азербайджано-туркменского диалога. На этом фронте вполне резонны подвижки. Как в случае с Россией и Казахстаном Азербайджан склонен договариваться один на один. Позиции Баку укрепляются поддержкой Москвы и Астаны, а также прежними форматами соглашений и системе разделения водной поверхности и шельфа, существовавшей в советское время.

Ашхабад вполне определенно обижен на Баку из-за того, что в середине 90-х годов прошлого века последний самостоятельно без оглядки на соседей начал разработки нефтяных месторождений на морском шельфе. Часть из этих месторождений Туркменистан считает своими и претендует на их собственность.

Новый президент Гурбангулы Бердымухамедов проявляет больше прагматичности, чем его предшественник Туркменбаши, но, несмотря на весь позитив и адекватность отношения к каспийским вопросам, он не всегда последователен в своих действиях. С одной стороны, призывая к глубокому диалогу по статусным вопросам, он – с другой – грозит Баку международным судом. К этой же импульсивности можно отнести и недавний выговор главному переговорщику страны по каспийским переговорам. Гурбангулы Бердымухамедов пригрозил даже увольнением дипломату. С каким настроением последний приедет в Баку, остается только догадываться. Не исключено, что позиция Ашхабада претерпит некоторые ужесточения, но лишь на время для того, чтобы потом отступить, выиграв в торге относительно других смежных вопросов.

Перспективы судебного разбирательства Туркменистана и Азербайджана в Гааге или Страсбурге, безусловно, туманны и призрачны. Предполагать, что Азербайджан отступит от своих прав на блок месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли» также не приходится. АЧГ давно находится в разработке международным консорциумом, включающим в себя ведущие страны мира. Для Баку это означает полное и безоговорочное мировое признание своих прав на эту часть шельфа. Оспаривание их в международном суде не имеет никакой перспективы.

Азербайджан в переговорах с Туркменией будет стараться закрепить нынешний статус-кво, однако предложить Ашхабаду взамен что-то адекватное Баку не в состоянии. Делиться прибылью от торговли нефтью не входит в планы азербайджанцев. Туркменская сторона чувствует себя обойденной и обиженной. Ее не интересуют иные экономические преференции вне добычных проектов на шельфе Каспийского моря. Легким утешением для нее может стать лишь полный отказ Баку от притязаний на месторождение «Кяпаз» в туркменской версии именуемой как «Сердар». Азербайджан не прочь уступить в этом вопросе, поскольку ранее и так отказался от попыток соперничать с Туркменией из-за этого нефтегазового поля. Азербайджанским нефтяникам и без этого хватает точек приложения своих усилий по разработке новых перспективных площадей.

Двум странам придется договариваться между собой, и 2010 год выглядит достаточно перспективным для развития этих переговоров. Россия и Казахстан могут помочь Азербайджану в диалоге с восточным соседом, используя свои способы убеждения туркменистанцев. В частности, у Астаны есть личные интересы поскорее договориться с Ашхабадом, поскольку обе страны также пока не определили границы на Каспии. Соглашение с Туркменией полностью решит каспийский вопрос для Казахстана, причем также комфортно, как и для России.

Казахстан предлагает применить аналогичный подход для раздела месторождений нефти и газа, который стал формулой в отношениях с Россией. В спорных случаях, когда углеводородное поле находится на границе секторов, то стороны разрабатывают его совместно.

Определение морской границы казахстанского и туркменского секторов позволит выйти на общую точку соприкосновения с азербайджанским сектором, что облегчит этапы согласования линии между Баку и Ашхабадом. Все это может произойти уже в 2010 году.

Договорившаяся между собой тройка стран явно стремится к тому, чтобы Туркменистан примкнул к тройке, сделав ее четверкой, и тогда переговоры с Ираном велись бы в ином ситуационном фоне. Прежняя попытка объединиться в 2009 году была сорвана, поскольку постсоветские государства решили не искушать Иран, выступившего с резкими заявлениями по факту встречи четырех президентов в Актау.

В 2010 году попытки консолидации постсоветской четверки будут повторяться вновь и вновь. Этому будут способствовать ухудшение общей ситуации вокруг Ирана. Новая угроза санкций из-за атомной программы Тегерана значительно отвлекает внимание иранской дипломатии, кроме того Москва все больше нервирует несговорчивость и упертость иранской стороны в его противостоянии с Западом. У Москвы все меньше возможностей влиять и удерживать ситуацию в рамках удобных для Ирана. Все эти факторы неизменно рано или поздно отразятся и на каспийской сцене.

В Москве все больше склоняются к формату переговоров 4+1, поскольку нынешняя формула 3+1+1 не дает продвижения в определении статуса Каспийского моря. Для оформления процесса сближения может быть полезным и председательство Казахстана в ОБСЕ, поскольку в рамках готовящегося саммита глав государств организации можно было бы провести и четырехстороннюю встречу глав государств.

Иран опасается остаться в изоляции, однако, похоже, в этом году постсоветские страны способны сделать прорыв и отсечь иранцев от обсуждения статусных вопросов. В формате четверки стороны смогут достичь консенсуса по тексту конвенции и уже с выработанным решением выйти к Ирану с требованием признать существующий статус-кво. Ситуация, которая может сложиться к концу 2010 года может вполне напомнить времена СССР, когда между Союзом и Ираном, к примеру, не регламентировались вопросы работы на шельфе, тем не менее, азербайджанские нефтяники успешно осваивали недра Каспия.

Секторальное деление в корне не противоречит иранским позициям. Это подтверждают планы Ирана начать разведочного бурения в своем секторе Каспия. Кроме того, иранская газовая компания владеет 10% участия в азербайджанском газовом проекте «Шахдениз». Однако границы своего сектора Иран видит в ином начертании, вклинившись в сектора Азербайджана и Туркменистана с тем, чтобы общая часть акватории не оказалась меньше 20% — пятой равной части всей поверхности Каспия. Тегеран и дальше намерен отказываться от согласования границы по прежней линии, отделявшей зону ответственности бывшего СССР, стремясь расширить общую площадь своего сектора до 20%.

Предположить, что при разделе Каспия будут одновременно применяться две модели — срединной линии и равной пятой части шельфа для Ирана – сложно, но не невозможно. Фактически Тегеран может приобрести часть акватории лишь за счет Азербайджана и Туркмении. Компромисс может быть достигнут только через согласие на совместное освоение содержащихся в этой части шельфа запасов углеводородов. Большие глубины на юге Каспия, достигающие тысячи метров усложняют разработку ресурсов, соответственно увеличивают капиталоемкость работ. Вариант их совместного освоения южной тройкой – Ираном, Азербайджаном и Туркменией может стать эффективным компромиссом.

В качестве связующего звена можно рассматривать и перспективы Организации Каспийского экономического сотрудничества (ОКЭС). Россия, много рассуждавшая о потенциале этой новой структуры в прошлом году, вновь инспирирует обсуждения об ОКЭС и наверняка постарается сдвинуть фазу образования структуры в практическое оформление. Москва свободна от прямых сложностей общения с каспийскими партнерами, поскольку для себя разрешила статусные вопросы. Идея ОКЭС позволит закрепить это пространство в сфере влияния России, а также не допустить в регион иных игроков, не примыкающих к каспийскому пространству.

Отдельная проблема 2010 года – это продолжающаяся милитаризация Каспийского моря. Каждая из стран наращивает свою военную группировку на Каспии и вводит в строй все новые силы. Причем предлоги для массированного вооружения представляются самые разные, от защиты геологических ресурсов, до охраны транспортных коммуникаций и экологии.

В 2010 году пятерка прикаспийских стран и, прежде всего, Россия и Иран будут предпринимать все усилия для устранения влияния внерегиональных игроков. США будут пытаться вклиниться в Каспий через Азербайджан. Предлогом как раз выступает охрана стратегических объектов, таких как нефтегазодобывающих платформ и трубопроводных систем, проходящих по дну моря. Иных транскапийских трубопроводов в 2010 году не появится, хотя желание соединить восточный и западный берег моря присутствует у Азербайджана и Казахстана. Этому будут препятствовать жесткая позиция России и слабый интерес Азербайджана, которому предлагают вложиться в амбициозные проекты.

Резюмируя подходы сторон к определению вопросов статуса и иных сопряженных вопросов можно отметить:

1. Стороны имеют хорошую возможность продвинуться в переговорном процессе в 2010 году, поскольку не дошли до критического состояния конфликта относительно имеющихся проблем и остаются в режиме диалога.

2. Все пять стран заинтересованы в суверенном принятии решения по статусу без навязывания его со стороны международных структур или некоторых стран.

3. Азербайджан и Туркменистан при содействии Казахстана имеют возможность разрешить свои проблемы и достичь согласия относительно имеющего формата определения статуса моря на уровне тройки (что фактически будет означать создание четверки). Помимо этого может быть объявлено о создании азербайджано-туркменского СП по совместной разработке нефтегазовых структур в пограничном регионе.

4. В 2010 году окончательно может оформится четверка прикаспийских государств имеющих идентичное представление о принципах разделения моря и определения статуса Каспийского моря.

5. Иран в 2010 году может остаться в изоляции из-за своей строптивой и неуступчивой позиции относительно принципов раздела водоема.

6. Внерегиональные державы имеют шанс закрепиться на Каспии в случае ухудшения ситуации вокруг Ирана.

7. До конца 2010 года не будут продвинуты вопросы по строительству трубопроводов по дну Каспия.

8. Идея ОКЭС получит новый импульс со стороны лоббирующей новую структуру России, однако интерес к ней будет также на слабом уровне и дальше деклараций дело не сдвинется с мертвой точки. ОКЭС может стать осязаемой лишь при достижении консенсуса между всеми пятью прикаспийскими странами, либо, что может стать промежуточным действием, между постсоветской четверкой.

9. Представляется, что России в данной ситуации необходимо принять принципиальное решение – либо серьезно менять свою позицию по региональному сотрудничеству с Ираном в сторону укрепления, либо все усилия направить на реализацию идеи ОКЭС в рамках постсоветской «четверки».

Сергей Михеев – вице-президент Центра политических технологий

Тень бомбы над Большим Ближним Востоком

http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1268628000

Одна из главных проблем в повестке дня мировой политики сегодня – это создание Ираном ядерного оружия. Но ясного ответа, делает ли он это, – нет. Из многочисленных докладов МАГАТЭ лишь следует, что прямые доказательства отсутствуют, хотя есть косвенные признаки, которые вызывают серьезное беспокойство. Поэтому заявление президента Ирана 2 декабря 2009 года о том, что «иранский народ самостоятельно сделает 20-процентное ядерное топливо», вызвало серьезную обеспокоенность в мире.

Специалисты высказывали разные мнения. Одни говорили, что Иран просто блефует. У него нет практических возможностей обогащать уран, и он специально нагнетает страсти, чтобы повысить ставки в переговорах с Западом. Другие – у Ирана такие возможности есть. Но из 20-процентного урана нельзя сделать полноценную атомную бомбу – для этого нужен обогащенный уран до 80–90%. А из 20-процентного урана можно сотворить лишь так называемую «грязную бомбу», хотя и она может вызвать сильное радиоактивное загрязнение. Однако, если процессу обогащения дан старт, то сегодня это может быть 20-процентный уран, а завтра 40%, потом 50% и 60% и т.д. Так и до 80% путь будет недалек.

И как бы в ответ на эти споры президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад заявил, что Иран уже произвел первую партию урана, обогащенного до 20%. «Иран теперь является ядерной державой», – объявил он на многотысячном митинге в Тегеране по случаю 31-й годовщины Исламской революции. Больше того, по его словам, Иран «может обогащать уран даже до 80-процентного уровня, но делать этого не будет, поскольку в этом нет необходимости». А МАГАТЭ подтвердило, что Иран произвел первую партию урана, обогащенного до 20%, выразив озабоченность возможной военной составляющей иранской ядерной программы.

На этом бурное развитие событий только началось, поскольку появление ядерного оружия у Ирана превратит Большой Ближний Восток в «ядерный погреб» наподобие того, как в свое время Балканы стали «пороховым погребом» Европы. И что тогда ждать – первую ядерную войну и катастрофический взрыв в этом уже взрывоопасном регионе и его ближайшем окружении?

Неудивительно поэтому, что в нынешних дискуссиях на передний план выходит возможность нанесения США или Израилем бомбовых ударов по иранским ядерным объектам. При этом идут ссылки на то, что подобная операция уже была успешно проведена в 1981 году, когда 14 израильских самолетов, беспрепятственно пролетев над Иорданией и Саудовской Аравией, разбомбили иракский ядерный центр, где находился французский реактор «Озирак».

Однако сегодня не 1981 год, а Иран – это не Ирак тех лет. И США едва ли рискнут пойти на такую акцию, хотя, как заявил начальник российского Генштаба Николай Макаров, ссылаясь на своего американского коллегу – председателя ОКНШ Майкла Маллена, у США есть план нанесения ударов по Ирану. Разумеется, у американских военных такие планы должны быть, но это вовсе не значит, что руководство страны, президент США пойдут на применение силы, поскольку Иран сможет нанести ответный удар по американским войскам в Афганистане и Ираке. Нельзя также исключать ударов Ирана по нефтяным объектам в Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейте. В результате «Аль-Каида» и «Талибан» восторжествуют, война против США в Ираке и Афганистане вспыхнет с новой силой. И что тогда Вашингтону, безуспешно воюющему там уже много лет, влезать еще и в третью, куда более опасную войну в Иране? Едва ли нынешний президент США решится на это. Хотя и такого развития событий полностью исключать нельзя.

А вот ударов Израиля по ядерным объектам Ирана скорее даже можно ожидать. Дело в том, что появление ядерного оружия у Ирана может означать смертельную угрозу для Израиля, который Тегеран грозится стереть с лица Земли. И тогда это уже будут не просто слова. Учитывая небольшую территорию еврейского государства, плотность его населения и жаркий климат, для этого потребуется всего одна-две атомные бомбы того типа, что были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. А ХАМАС, «Хезболлах» да и Сирия на Голанских высотах доделают все остальное. Поэтому, по мнению многих специалистов, для Израиля будет менее опасным нанесение удара по иранским ядерным объектам, чтобы не допустить создания им ядерного оружия, чем оказаться в ситуации, когда Тегеран овладеет этим оружием. В общем, как считает российский политолог Алексей Пушков, «дело неудержимо идет к военной операции против Ирана».

И тут естественно возникает вопрос, когда может произойти такая военная операция. Ответ на него зависит от прогнозов, когда Иран сможет создать полноценное ядерное оружие. Шеф военной разведки Израиля Амос Ядлин еще в конце 2008 года заявил, что Иран уже перешагнул технический рубеж и способен теперь собрать ядерный заряд, а пока просто тянет время. Близки к этому и оценки в Вашингтоне. Директор Национальной разведки США Дэннис Блэр заявил 10 марта 2009 года, что Иран «технически способен произвести достаточно высокообогащенного урана для изготовления одного боезаряда в 2010–2015 году». А в печать проникли сообщения, что Вашингтон посетил высокопоставленный израильский чиновник (имя не называется), который поставил вопрос ребром: надо до конца 2009 года убедить Тегеран прекратить обогащение урана. После того, как истечет этот срок, Израиль может нанести удар по ядерным объектам Ирана. Тот факт, что названное время уже прошло, лишь подчеркивает остроту момента.

А вот российская разведка загадочно молчит. Во всяком случае ее оценки до сего дня в печать не проникали. Однако российские ученые-атомщики, с которыми мне удалось побеседовать в начале 2007 года, считали, что работы по созданию ядерного оружия в Иране ведутся и он сможет создать свою атомную бомбу в 2012–2017 годах.

Короче говоря, вопрос о том, способен ли Иран сделать атомную бомбу и когда, достиг критической остроты. Поэтому мировому сообществу уже сейчас нужно срочно определяться, что делать. И времени для этого осталось совсем немного.

Олег Алексеевич Гриневский — руководитель центра Европа-США Института Европы РАН, профессор МГИМО и РГГУ.

Спасательный круг для Ирана

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268627700

Евросоюз ужесточил политику по отношению к Ирану. Вслед за США он введет против Тегерана санкции, даже если ООН не поддержит их. Запад также хочет заручиться согласием России и Китая, настроенного против санкций. Вашингтон пытается повлиять на Пекин, побуждая монархии Персидского залива заменить Иран как поставщика нефти для КНР.

Европейский союз в одностороннем порядке наложит новые санкции на Иран из-за его ядерной программы. Это произойдет, даже если Совет Безопасности ООН не достигнет согласия на сей счет. С таким заявлением выступил министр иностранных дел Финляндии Александер Стубб после встречи глав дипломатических ведомств ЕС, состоявшейся в его стране.

Стубб пояснил, что европейские страны постараются убедить Россию и Китай поддержать их в СБ ООН. Но если этого не случится, ЕС будет действовать в одностороннем порядке.

Западные государства хотят с помощью новых мер воздействия заставить Тегеран прекратить работы в ядерной области. Они считают, что ядерная программа Тегерана направлена на то, чтобы создать атомное оружие. Иран заявляет, что она преследует мирные цели.

Поворот в политике ЕС произошел после того, как президент США Барак Обама продлил еще на один год американские санкции против Ирана, наложенные еще 15 лет назад. В то же время Белый дом работает с американскими законодателями, стремясь смягчить те репрессалии, которыми они хотят наказать иностранные фирмы, поставляющие бензин и оказывающие другие услуги иранскому энергетическому сектору. Вашингтонская администрация опасается, что одобрение этих биллей помешает добиться консенсуса при обсуждении иранского вопроса в СБ ООН.

Как уже отмечала «НГ» (номер от 12.03.10), против одобрения этих биллей в Конгрессе выступила высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон. Европейские политики знают, что применение американских законов за пределами США может нанести удар по интересам тех европейских фирм, которые продолжают делать бизнес в Иране. Очевидно, решение ЕС ужесточить меры против Ирана стало итогом закулисного торга с Вашингтоном. Стороны явно готовят почву для того, чтобы попытаться сообща продавить через ООН четвертый раунд репрессалий.

Тем не менее Royal Dutch Shell, крупнейшая европейская нефтяная многонациональная корпорация, на всякий случай объявила о прекращении бизнеса с Ираном. «Мы остановили продажу бензина Ирану», – заявил ее представитель Дэвид Уильямс.

По данным агентства AFP, из пяти постоянных членов Совета Безопасности сейчас только Китай выступает против санкций. Это подтверждают и заявления китайских официальных лиц, сделанные по окончании сессии парламента в Пекине. Китайские политики продолжают говорить о том, что методы давления контрпродуктивны.

Что касается Москвы, то, как следует из заявления министра обороны США Роберта Гейтса, в Америке считают, что российская позиция ближе к позиции Запада, чем китайская. Гейтс высказался по этому поводу, находясь в Объединенных Арабских Эмиратах. Делегация Гейтса призывала нефтяных шейхов из эмиратов и правителей Саудовской Аравии повлиять на Китай, с тем чтобы он отказался от противодействия санкциям.

Страны Персидского залива – одни из главных поставщиков углеводородов в КНР. Так что Пекин не может не прислушиваться к их мнению. Судя по сообщениям западных информационных агентств, нефтяные монархии готовы пообещать Китаю восполнить недостаток нефти, если кризис вокруг Ирана обострится.

Во время переговоров шефа Пентагона в странах залива обсуждался также вопрос о продаже американского оружия – в частности, противоракетных установок. Гейтс, выступая как коммивояжер американского ВПК, убеждал партнеров быть готовыми к отражению атаки со стороны Ирана.

Однако, как отмечает Шахрам Чубин, эксперт Фонда Карнеги, Саудовская Аравия и другие государства в регионе не хотят конфронтации с Ираном. Руководители этих стран не желают, чтобы в арабском мире их считали американскими ставленниками. Поэтому они публично не одобряют санкции.

Владимир Скосырев

«Афганская карта» для Ахмадинеджада


источник

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268341920

А.Шакур

Накануне возможных ударов по Ирану президент ИРИ пытается сделать предметом торга ситуаци в Афганистане

Обсуждение нового проекта санкций в кулуарах СБ ООН все еще продолжается. Но пока эксперты вяло прогнозируют, удастся ли СБ ООН принять решение о «болезненных» и «парализующих» санкциях или же все закончится очередными «символическими мерами», информагентства распространили очередное сенсационное сообщение: судя по всему, Персидский залив еще на шаг приблизился к новой войне. Как сообщает информационное агентство «Курсор» со ссылкой на постпреда Израиля при ООН Габриэлу Шалев, в ходе беседы с иностранными журналистами Шалев заявила, что время, выделенное Ирану, подходит к концу, и остается два выбора, один хуже другого: либо Тегерану позволят разработать ядерное оружие, либо ядерные объекты страны подвергнутся атаке, отмечает агентство. Израильский дипломат выразила надежду, что санкции и дипломатические шаги все же помогут, подчеркнув, что израильская разведка пристально следит за развитием событий на иранских реакторах. «Мы знаем, что иранская ядерная программа подходит к концу. И хотим подчеркнуть, что Иран угрожает не только нам, а всему миру», — заключила израильский посол в ООН, которую цитирует «Курсор», сообщает «Интерфакс».

Как указывают многие эксперты, если вспомнить, сколько раз президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад обещал «стереть Израиль с карты мира», что по вполне понятным причинам ядерные приготовления ИРИ в Израиле воспринимают как непосредственную угрозу собственному существованию.

Конечно, имеет право на существование версия, что таким образом Израиль просто подталкивает мировое сообщество к более действенным мерам и санкциям. Но, как указывают российские «Ведомости», «в возможность принятия таких санкций израильский дипломат верит мало, указывая на позицию Китая и России. Премьер Израиля Беньямин Нетаньяху на переговорах в Москве в феврале настаивал на парализующих санкциях. Но во вторник министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что санкции не должны создавать проблем для гражданского населения. А МИД Китая на прошлой неделе выразил приверженность дипломатическому (без санкций) решению иранского кризиса.» Плюс ко всему, продолжают «Ведомости», «The New York Times отмечает, что военный удар по Ирану активно обсуждается США и Израилем, что подтверждают участившиеся контакты между высокопоставленными военными и политиками стран. В Вашингтоне во вторник начальник генштаба армии Израиля Габи Ашкенази подтвердил, что военное решение рассматривается. В тот же день в Иерусалиме вице-президент США Джозеф Байден выразил решимость США не допустить появления ядерного оружия у Ирана. Еще в июле 2009 г. Байден признал право Израиля на любое самостоятельное решение в отношении Ирана. О наличии у США собственных сценариев военного развития в регионе в январе сообщил начальник штаба центрального командования США генерал Дэвид Петреус.»

В Иране пока что эти «утечки» оставили без комментариев. Однако президент страны Махмуд Ахмадинеджад отправился в те же дни с визитом в Афганистан, где провел переговоры с президентом этой страны Хамидом Карзаем. И, как того и следовало ожидать, выступил с целой серией громких заявлений. Еще перед отлетом в Кабул в тегеранском аэропорту он заявил: «Иран всегда находился рядом с афганским народом в трудные времена, связанные с вмешательством иностранных государств», а «афганский вопрос» невозможно урегулировать без участия региональных государств.

Как указывают источники в Кабуле, визит ранее планировался на 8 марта. Однако в эти дни Афганистан посещал министр обороны США Роберт Гейтс, и визитеры предпочли «не пересекаться».

Тем не менее в заочную полемику с главой Пентагона, единственным чиновником, назначенным еще Джорджем Бушем-младшим и сохранившим свой пост после избрания Барака Обамы, Нежад все-таки вступил. Как уточняют СМИ, Р.Гейтс отметил «назойливость» иранского президента, заявив, что «Афганистан должен иметь хорошие отношения со своими соседями, но и соседи должны вести честную игру с правительством Х.Карзая». «Я полагаю, что они сами (США) ведут двойную игру в Афганистане, — грозился в ответ М.Ахмадинеджад. — Они сами создали террористов и теперь говорят, что борются с террористами».

Возникал ли на переговорах вопрос о показаниях А. Риги, захваченного лидера «Джундалла», суннитской группировки, действующей в иранском Белуджистане, о том, что он якобы проходил подготовку на американской базе ВВС в Баграме, СМИ не уточняют. Не говоря о том, что Хамид Карзай вряд ли пожелает ввязываться в американо-иранские споры вообще и в интригу вокруг «Джундаллы», в частности. Более того, в Тегеране, судя по всему, и сами осознают, что «выбитым» показаниям Риги цена невелика, и в качестве козыря на переговорах их лучше не использовать: Карзай в конце концов может знать наверняка, что никаких боевиков «Джундалла» в Баграме не готовит.

При этом понятно и другое. Отношение к происходящему в Афганистане у иранских властей всегда было двойственным. С одной стороны, здесь не забыли, как жестоко талибы расправились с сотрудниками иранского консульства в Мазари-Шарифе. К тому же Иран с самого начала поддерживал в Афганистане Ахмадшаха Масуда. Отношения же Ирана с бенладеновской «Аль-Гаэдой» никто по-настоящему не исследовал. Тем не менее известно, что с ныне покойным главарем «Хезболлах» Имадом Мугние, действовавшим под плотной опекой Тегерана, Бен Ладен знаком с середины восьмидесятых. А прибывший накануне 11 сентября 2001 года в Баку иранский высокопоставленный перебежчик рассказывал здесь сотрудникам посольства США о встрече высокопоставленных эмиссаров «Аль-Гаэды» и влиятельных персон из иранского истэблишмента, где обсуждался масштабный теракт в США летом или в начале осени того же 2001 года. Так или иначе, убийство Ахмадшаха Масуда, теракт 11 сентября, вторжение в Афганистан сил коалиции и падение режима талибов поставили Тегеран перед непростым выбором. Талибы, конечно, были неприятными соседями, но вот укрепление в соседнем Афганистане позиций США Тегерану уж точно не нравится. Так или иначе, Иран предпочел взять паузу и воздержался даже от участия в лондонской конференции по Афганистану, собравшей представителей 60 стран. Но теперь, накануне возможной войны с США, в Тегеране не просто стремятся укрепить свои позиции в Афганистане — здесь явно намерены разыграть «афганскую карту» против США. Другое дело, что остается открытым вопрос, какими силами здесь может располагать Махмуд Ахмадинеджад.

Расправа с либеральной прессой в Иране

Источник

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/09-03-10a.htm

В.И.Месамед

Иранские власти продолжают искоренять те средства массовой информации, которые в условиях жесточайшей цензуры допускают критику правящего исламского режима. При этом из уст руководителей исламской республики постоянно звучат утверждения о том, что иранские СМИ пользуются максимальной свободой выражения. Именно так охарактеризовал условия работы СМИ президент М.Ахмадинежад, выступая на пресс-конференции 1 марта нынешнего года. По иронии судьбы, именно в тот день Комитет по контролю над деятельностью СМИ, работающий под эгидой Министерства культуры и исламской ориентации, вынес постановлении о прекращении издания газеты «Эттемад», являющейся органом партии «Эттемаде мелли» ( Национальное доверие), руководимой экс-спикером иранского парламента и одним из лидеров послевыборной оппозиции Мехди Карруби, и еженедельника «Ирандохт», которым руководили супруга М.Карруби Фатеме и его сын Мохаммад Хоссейн. Одновременно было решено изъять лицензию на издание газеты «Сина». Иранские юристы опубликовали анонимное заявление, где выражено мнение, что даже исходя из драконовского Закона о прессе, действующего ныне в Иране, нет достаточных оснований для вынесения такого решения. За менее чем пять лет нахождения у власти нынешнего президента М.Ахмадинежада, в Иране закрыты десятки изданий, позволявших себе выступать с критикой проводимой им внутренней и внешней политики. По статистике, опубликованной одной из либеральных газет осенью прошлого года, со времени начала каденции Ахмадинежада перестали выходить 180 наименований газет различной периодичности, журналов, интернетсайтов. Инициатива исходила от правительственных органов, в первую очередь – Комитета по контролю над деятельностью СМИ. Именно при М.Ахмадинежаде, который стал рекордсменом по акциям негативного свойства, наступление на прессу приняло беспрецедентный характер. Лишь за месяцы, минувшие после июньских президентских выборов, в стране перестали выходить 8 крупных изданий национального уровня, и множество провинциальных, последовательно критиковавших многочисленные фальсификации, допущенные при подготовке и проведении голосования. Это – такие пользовавшиеся доверием читателя газеты как «Сэдайе адолат», Калемейе сабз», Фарханге ашти», «Тахлиле руз» и другие, чьи публикации стали их смертным приговором.

Закрыв эти газеты, правительство М.Ахмадинежада рассчитывает притушить голоса инакомыслия, сбавить огонь критики, ставшей особенно острой после июньских фальсификаций. Вспомним историю с закрытием газеты «Эттемаде мелли». Постановление о ее закрытии было выпущено еще в середине августа прошлого года. Ее главный редактор выразил надежду, что это не навсегда и выпуск в ближайшие дни будет возобновлен. Однако в Иране прекращение выпуска либеральных средств массовой информации почти никогда не носит временного характера. В те же дни был закрыт и интернет сайт «Моудже сабз» («Зеленая волна»), Причина просматривалась достаточно четко: это нужно было для изоляции одного из его самых непримиримых оппонентов и жестких и последовательных критиков июньских президентских выборов, экс-спикера парламента ходжат-оль-эслама Мехди Карруби. Закрытые тогда издания были трибуной невиданных ранее в Иране разоблачений действий властей по разгону демонстраций лета 2009 г., участники которых были брошены в тюрьмы и подверглись там жестоким избиениям и пыткам. «Эттемаде мелли» была, пожалуй, самым последовательным критиком не только последних выборов, но и всего президентства М.Ахмадинежада. Когда в середине августа Карруби подвергся за свою деятельность нападкам в пятничных намазах со стороны высшей мусульманской элиты, он обещал ответить властям через газету «Эттемаде мелли». Состоявшееся закрытие газеты лишило его этой возможности, власти не отважились применить репрессии к Карруби, вместо него был арестован и брошен в тюрьму шеф-редактор издания Мохаммад Кучаи. Эстафету закрытой газеты продолжил интернетсайт Sahamnews. Вскоре, как это уже не раз бывало в последние годы, «Эттемаде мелли» продолжила выпускаться, сменив название на «Эттемад». История иранских СМИ последних десятилетий имеет много таких примеров. Так, на рубеже нынешнего века власти ИРИ закрыли либеральную газету «Джамее». Однако ее издатели получили лицензию на издание новой газеты «Тус». Работать туда перешли все журналисты опального издания. Увы, «Тус» издавался всего несколько месяцев и разделил судьбу своего предшественника. После закрытия максимально острой на язык и знаменитой своими расследованиями газеты «Салам» ее руководитель Аббас Абди объявил о начале деятельности другого издания — «Бахар», куда он позвал всех либеральных журналистов, временно оказавшихся не у дел.

Однако вернемся в наши дни. Противостояние прессы оппозиционного направления и властей продолжается. С прошлого года настали трудные дни для других оппозиционных изданий, связанных с протестным движением – «Калеме» и рядом интернет-сайтов. Летом их закрыли, причем одновременно с этим в тюрьмы были брошены самые непримиримые их сотрудники, много сделавшие для того, чтобы граждане страны узнали правду о том, путем каких махинаций Ахмадинежад прошел на вторую президентскую каденцию. Много претензий имелось у властей к газете «Калемейе сабз», выходившей всего 4 недели под редакцией другого признанного лидера послевыборной оппозиции, экс- премьера ИРИ в годы ирано-иранской войны Мир-Хоссейна Мусави. Сразу после июньских выборов газета подробно и последовательно информировала читателей о том, что в стране не утихают акции несогласных с итогами выборов, требующих пересчета голосов или проведения новых выборов. Она же обратила внимание на то, что итогам выборов оппонируют и ряд высокопоставленных консерваторов, сделав вывод о том, что затея с фальсификацией выборов обернулась для исламской республики обострением внутриполитической борьбы и политическим кризисом. «Калемейе сабз» опубликовала и выдержки из пространного доклада, подготовленного избирательным штабом Мусави, где были проанализированы подробности многочисленных нарушений в ходе выборов 12 июня.

Доклад доказал беспрецедентное использованию административного ресурса в предвыборной пропаганде, причем это совершалось «открыто, нагло и в невиданных масштабах». В нем было приведено множество фактов протежирования со стороны президента. Например, он продвигал своих людей на должности, тем или иным образом связанные с избирательным процессом. Для этого в период до начала избирательной кампании Ахмадинежад произвел коренное изменение губернаторского корпуса. Многие выдвиженцы на посты губернаторов провинций являлись ветеранами Корпуса стражей исламской революции (КСИР) и других силовых структур, где Ахмадинежад имеет серьезные позиции. Накануне последних выборов 25 губернаторов провинций были бывшими военными. Разумеется, они связаны с президентом корпоративными связями, что накладывает на него определенные обязательства и создает круговую поруку. В докладе было много и других фактов, несомненно порочащих главу исполнительной власти. С Мусави при его авторитете было трудно расправиться. Тогда власти, вымещая злобу, арестовали и осудили на длительное тюремное заключение другого руководителя газеты — Хоссейна Бехешти. Статистика такова: всего в тюрьмах ИРИ томятся сейчас более 70 журналистов и руководителей СМИ, что превращает Иран в крупнейшую темницу представителей одной из самых опасных профессий в мире. Естественно, это не конечная статистика, потому что нужно принять во внимание высказывание Ахмада Тавакколи — одного из лидеров консервативного большинства в парламенте, который, обращаясь к президенту, информировал его о том, что в течение февраля Комитет по надзору над деятельностью СМИ вынес предупреждение в адрес 21 ежедневной газеты и одного еженедельника. Это – первая стадия, после которой обычно следуют более жесткие меры, вплоть до закрытия.

Возможности для применения таких мер создают действующие в Иране Законы о печати. За 30 лет исламского правления они принимались несколько раз. Закон 1979 г. создавал массу ограничений в деятельности СМИ. Он не позволял публиковать материала антиисламского направления, ограничивал критику исламских авторитетов, государственной политики. Протесты журналистов привели к закрытию большинства левых и либеральных изданий. В середине 1980-х гг. вступил в силу новый Закон, действующий с некоторыми поправками до настоящего времени. СМИ перешли под контроль Министерства культуры и исламской ориентации. Хотя формально Закон отменил цензуру печати, но министерство получило право контролировать размещение материалов и пропорциональность их подачи в каждом номере. На деле это означает контроль информационных потоков, что по сути ничем не отличается от рутинной цензуры. Это дает возможность правительству при помощи Комитета по контролю над деятельностью СМИ и специального трибунала по вопросам прессы закрывать все издания, позволяющие себе критику власти и наказывать тех журналистов, которые в них работают.

Еще раз к вопросу санкций в отношении Ирана

Источник

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/08-03-10.htm

Е.Е.Кирсанов

Иран по-хорошему «испуган» реальной угрозой введения против него жестких экономических санкций. Иначе объяснить абсолютно непродуманный и глупый демарш Тегерана с высылкой из страны работающих там по контракту российских летчиков просто невозможно. Необходимо отметить в этой связи, что такие решения рождаются в атмосфере абсолютной паники в верхушке, так как ничего кроме раздражения у противоположной стороны вызвать не в состоянии. Говорить о каких-то глобальных экономических коллапсах в России в результате таких «мудрых» решений не приходится. Теперь совершенно очевидно, что в вопросе поставок в Иран ЗРК С-300 поставлена «логическая» точка. Видимо следующим шагом в череде своих «судьбоносных ответах Чемберлену» будет отказ Тегерана поставлять черную икру в парижские рестораны.

Теперь становится абсолютно понятно, что сама тема «экономических санкций» является для Тегерана «не пустым звуком». В условиях экономического кризиса сама гипотетическая возможность сокращения потока нефтедолларов будет означать для иранского руководства серьезную проблему. Даже если Китай заартачится и продолжить получать иранскую нефть «из принципа», а Япония и остальные страны от нее откажутся, Иран окажется перед лицом сильного дефицита своего бюджета. Но почему-то кажется, что и Пекин тоже не станет в конечном счете сильно упрямится, особенно при условии «замены» иранской нефти на саудовскую. Китай, несмотря на всю свою «антиимпериалистическую» риторику, все-таки сильно экономически «завязан» на США и Запад, и в силу этого крайне неохотно относится к перспективе «воевать» в одиночку (без России) в Совете Безопасности ООН по вопросу экономических санкций против Ирана. Здесь главное, чтобы американцы прекратили дразнить «китайского тигра» своими совершенно несвоевременными инициативами, типа поставок оружия Тайваню или приема далай-ламы в Белом Доме. Воистину диву даешься на «прямолинейную дуроломность» Госдепартамента США, который, как нарочно, выбирает самый неудачный момент для того, чтобы продемонстрировать свою верность демократическим принципам и отказу от политики «двойных стандартов». Тут налицо либо какая-то уж очень хитрая стратегия, либо (что вернее всего) просто отсутствие профессионализма. Такими действиями на китайском направлении Вашингтон просто не оставляет Пекину иного выбора, кроме как «оскалить зубы».

В любом случае, представляется наиболее вероятным, что, несмотря на все потуги и «тонкую дипломатию» Х.Клинтон, вопрос о санкциях все-таки будет положительно решен. Что будет делать Тегеран в таком случае? Судя по-всему, одевать всю страну в резиновые сапоги и питаться только рисом для того, чтобы сделать одно ядерное «изделие», как его коллеги в Пхеньяне, в Тегеране не готовы. Все-таки менталитет не тот, могут не понять. Нет уверенности в вероятности социальной революции (хотя и это не исключено, но не сразу), но то, что нынешний устойчивый поток эмиграции в Турцию, превратится в хаотическое движение, сомневаться не приходится. И в такой ситуации в Тегеране будут думать больше не о том, как помогать единомышленникам в Ливане, Ираке или Йемене, а о том, как понадежнее перекрыть границу.

Здесь самое главное, как далеко будут готовы идти основные «политические тяжеловесы» в определении глубины предполагаемых санкций. Если удастся повторить хотя бы «ливийский вариант», то результат не замедлит себя ждать.

Реально адекватно ответить на это Тегеран будет не в состоянии. Да, КСИР теоретически может «побаламутить» ливанскую «Хизбаллу» и йеменских Хути, но недолго. Во-первых, все-таки существует проблема отсутствия общей границы. Во-вторых, а на что? Сильно сомнительно, что сирийский президент Б.Асад, который недавно продемонстрировал «на камеру» свою верность альянсу с Ираном, позволит хотя бы из чувства собственного самосохранения превратить свою страну в коридор бесперебойной доставки боеприпасов «Хизбалле». Да и последняя, после последнего вторжения Израиля в Ливан, свой боевой пыл заметно поубавила. В крайнем случае, во время операции «Литой свинец» «второй фронт» открывать не захотела. Последний эпизод с «дружескими посиделками» Б.Асада, М.Ахмадинежада, лидеров ХАМАС и «Хизбаллы» в Дамаске все-таки надо воспринимать не так буквально. Просто сирийцы недвусмысленно дали понять, что они неудовлетворенны предложенными им условиями «по выходу из орбиты Ирана», только и всего. Ахмадинежад по сути превращается для хитрых арабов в своего рода «запасной козырь» их торговли с США. В Дамаске недовольны ослаблением нажима на Израиль со стороны Вашингтона, а Ахмадинежад в этих условиях используется просто «как общепризнанное пугало», в которое он превратился добровольно в силу своих шокирующих публичных заявлений. Чего действительно стоит опасность «идеологической верности» арабских союзников Тегерана можно судить хотя бы по поведению тех же Хути, которые «для антуражу и с целью попугать» помахали «лозунгами иранской революции», а потом просто спокойно получили круглую сумму от Эль-Рияда в качестве «откупного» и воевать прекратили. На время конечно, пока саудовские деньги не кончатся.

Тоже самое в полной мере можно отнести и к возможной активности иранцев в Ираке и Афганистане. Здесь ключевой вопрос – это вопрос тех же «проклятых» денег. В Ираке шиитское правительство «трудно перекупаемое» в силу своих собственных нефтедолларов, количество которых напрямую зависит от тех же американцев, а в Афганистане у иранцев слишком мала религиозная база, чтобы устроить серьезную «бучу». Вообще надо отметить, что «экспорт революций» любого рода, как показывает история, дело затратное и, в конечном счете, малоперспективное. Малоперспективное именно на долгосрочную перспективу. В крайнем случае, этого пока не удавалось сделать никому, и почему-то кажется, что и Иран здесь не исключение.

В любом случае, санкции будут эффективным оружием только в плоскости ограничения торговли нефтью и поставок новых технологий. То есть в тех областях, которые дают финансы для «поддержания штанов» у населения, «экспорта революций» и возможность получать технологические устройства для изготовления ядерной бомбы. Можно конечно, запретить экспорт еще и иранских фисташковых орешек, но с учетом фактической монополии на эту область «умеренного» Рафсанджани, эффект может быть спорным. Особенно важно в этой связи любой ценой не допустить строительства в Иране своих заводов по производству бензина. То есть добиться прекращения экспорта в Иран (или, на худой конец, максимального его сокращения) бензина при одновременном замораживании любых проектов зарубежных стран по строительству в Иране нефтеперерабатывающих заводов. Это задача номер один. Дефицит топлива сам по себе может стать детонатором народных возмущений и, как следствие, привести к резкому изменению позиции Тегерана в сторону начала по-настоящему конструктивного диалога в отношении своего «ядерного досье».

В любом случае, необходимо избежать разговоров и дискуссий об объектах санкций. Та же Х.Клинтон демонстрирует просто «вопиющую политическую дремучесть», когда заявляет, что «основными объектами санкций должно стать правительство и КСИР, а не иранский народ». Это как? А члены семей сотрудников правительства и КСИР, их родственники и друзья? Какой критерий разделения «на чистых и нечистых»? Надо честно сказать себе, что основной целью введения режима санкций является ухудшение экономической ситуации в Иране, которое почувствует каждый иранец, независимо от своих политических убеждений. Только в этом случае этот механизм является эффективным, все стальное – «это политкорректный треп».

А что целесообразно делать США, если вопрос введения режима санкций все-таки «увязнет» в бесконечных спорах об их целесообразности или натолкнется на решительный отпор со стороны того же Пекина?

Представляется, что в этом случае оптимальным вариантом стало бы введение односторонних санкций со стороны США и стран НАТО при одновременном снятии Японии с иранской «нефтяной иглы». Это реально и вкупе с подключением к режиму санкций «заливников» и Ирака способно само по себе очень серьезно повлиять на позицию Ирана.

И надо оставить пустые разговоры о том, что санкции ни к чему не приведут, а только сплотят иранский народ. Не сплотят. Орать на митингах и жечь американские флаги хорошо только на сытый желудок. А есть хочется каждый день.

Антииранские санкции – пока лишь идея

Источник

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=62677

Глава МИД РФ Сергей Лавров сегодня подтвердил теоретическую возможность участия России в санкциях против Ирана, подчеркнув вместе с тем, что Москва все еще рассчитывает на урегулирование этой проблемы дипломатическими средствам. На пресс-конференции в Москве по итогам переговоров с главой МИД Финляндии Александром Стуббом Лавров опроверг сообщения о том, что в СБ ООН уже имеется проект новой резолюции СБ ООН с санкциями в отношении Ирана.

«Проекта резолюции как такового нет. Наши западные партнеры обсуждают те идеи, которые, по их мнению, могли бы составить содержание такой резолюции», — сказал Лавров. Министр отметил, что этот вопрос обсуждается в рамках группы «три плюс три» — Великобритания, Франция, Германия и Россия, США и Китай. «Мы убеждены, что есть возможность добиться дипломатического решения имеющихся проблем, прежде всего проблемы поставки топлива для тегеранского исследовательского реактора», — сказал Лавров.

Он не исключил, что если с иранской стороны по-прежнему не будет конструктивного отклика на те предложения, которые были переданы в Тегеран МАГАТЭ, то будет предложено обсуждать иранскую тему в Совете Безопасности ООН. «Такое право есть у любого члена Совета Безопасности и если такое обсуждение будет предложено, мы конечно же примем в нем участие», — отметил глава МИД РФ.

«При этом мы будем исходить из того, что санкции не решают проблем, но порой становятся необходимыми, неизбежными, я бы даже сказал. Но они не должны ни в коем случае затрагивать гуманитарную ситуацию в той или иной стране, не должны создавать проблемы для гражданского населения. И время санкций наступает только тогда, когда все остальные возможности продвижения к урегулированию той или иной проблемы уже исчерпаны», — подчеркнул Лавров. «Из этой, определенной президентом позиции, мы, конечно же, исходим», — отметил министр.

Он подчеркнул, что «мировое сообщество признало особую роль группы «3+3» или «5+1″ (Великобритания, Франция, Германия, Россия, США, Китай) в выработке подходов к решению иранской ядерной проблемы. Мы убеждены, что эта группа должна оставаться тем ядром, в котором вырабатываются предложения (по Ирану — ИФ)». «Для этого, конечно же, нужно, чтобы в этой группе продолжался поиск общеприемлемых инициатив», — заявил Лавров.

Слухи о новом проекте

Ранее The New York Times сообщила, что представители США распространяют в ООН новый проект предложений о дополнительных санкциях в отношении Ирана. «США распространяют проект новых более жестких санкций против Ирана, уделяя особое внимание банковской и страховой сферам иранской экономики, а также транспортировке грузов», — писало издание со ссылкой на дипломатов, работающих в Совете Безопасности ООН. Теперь в Вашингтоне «ждут от Китая и России сигналов о том, что они готовы начать переговоры по поводу этих мер», отмечала газета. «Дипломаты сказали, что предлагаемые санкции предусматривают запрет на некоторые сделки с Ираном, тогда как ныне действующие санкции призывают членов ООН к «бдительности» и «сдержанности» при взаимодействиях с Ираном в некоторых аспектах торговли оружием, транспортировки грузов и банковских операций», — сообщает газета.

Новый проект санкций, в основном, нацелен против представителей корпуса Стражей исламской революции, играющих важную роль в иранском бизнесе. В то же время, по данным собеседников газеты, нефтяная отрасль Ирана не фигурирует в разработанном США проекте.

Ранее в интервью интернет-изданию «Еврообсервер» сотрудник брюссельского представительства таможенного ведомства США Брайан Дэвис отметил, что любые новые санкции против Ирана не будут эффективными, если только не будут залатаны дыры, позволяющие обычным людям покупать высокотехнологичные американские товары в Европе и направлять их в Тегеран. «Я полагаю, что в привязке к новым санкциям США и их партнеры должны совместно обратить внимание на существующие дыры, которые используются для получения запрещенных товаров не только в Европе, но и в других странах — ОАЭ, Таиланде, Малайзии, — заявил Дэвис».

В минувшее воскресенье министр иностранных дел КНР Ян Цзечи заявил, что, по мнению Пекина, применение санкций в отношении Ирана не будет способствовать решению ядерной проблемы. «Мы считаем, что санкции не выход, который позволит решить иранскую ядерную проблему», — сказал руководитель МИД Китая. Он отметил, что, по мнению китайской стороны, «надо наращивать дипломатические усилия для рационального и справедливого решения ядерного вопроса Ирана».

Ян Цзечи признал, что в последнее время «решение иранской ядерной проблемы столкнулось с трудностями, однако дипломатические усилия еще не исчерпаны». «Китай решительно выступает за соблюдение режима нераспространения, за мирное решение проблемы путем консультаций и переговоров, и мы прикладываем усилия в этом направлении», — подчеркнул глава МИД Китая.

Военный удар по Ирану стал бы огромной ошибкой

Источник

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=62128


Заместитель секретаря Совета безопасности РФ Владимир Назаров рассказал «Интерфаксу» о том, почему Россия пытается убедить Запад идти дипломатическим путем в иранском вопросе. Он заявил в интервью обозревателю «Интерфакса» Павлу Коряшкину, что Россия пытается убедить западных партнеров найти дипломатические средства решения иранской ядерной проблемы и не загонять Тегеран «в угол».

Владимир Павлович, ядерная программа Ирана остается самой острой международной проблемой. Раньше Россия поддерживала Иран и выступала против санкций. Сейчас ощущение, что мы больше поддерживаем Запад. Что нас перестало устраивать?

— Нас беспокоят противоречивые сигналы из Ирана, в том числе, в ответ на предложения «шестерки» и требования МАГАТЭ. Мы, конечно, считаем, что Иран должен сотрудничать с МАГАТЭ в большей степени.

Иран для нас — очень важный стратегический партнер. Мы заинтересованы в том, чтобы развивать отношения с Тегераном по широкому кругу вопросов и в самых различных областях. Иран играет важную роль в вопросах обеспечения региональной и международной безопасности.

Однако перспективу обретения Ираном ядерного оружия Россия считает неприемлемой. Это имело бы для региона и мира в целом тяжелые последствия. Возникнет эффект домино — многие другие страны региона предпримут все усилия, чтобы также обрести ядерное оружие. На этой почве возможны новые кризисы и конфликты.

Иран объявил о начале самостоятельного обогащения урана до 20%- го уровня. На Ваш взгляд, насколько Иран продвинулся в военной составляющей ядерной программы? Есть ли у нас оценки, когда у Ирана может появиться ядерное оружие — не только боеголовки, но и средства доставки?

— Конкретные оценки есть, и мы постоянно сверяем их с данными основных партнеров России, которые также внимательно следят за ситуацией.

Не буду называть сроков. Скажу так: успехи, которых Иран добился в последнее время в реализации своей ядерной программы, свидетельствуют: те гипотетические сроки получения ядерного оружия, которые называются экспертами в разных странах, начинают сокращаться.

Если дело дойдет до санкций против Ирана, мы будем за жесткий или мягкий вариант?

Россия считает санкции контрпродуктивными. Но, как заявил президент Российской Федерации Дмитрий Медведев, «в некоторых случаях использование санкций является неизбежным». Санкции должны соответствовать степени угрозы. Отклонение в любую сторону может иметь нежелательные последствия. Если и говорить о санкциях, то нельзя загонять ими Иран в угол.

На территории Ирана присутствует МАГАТЭ, осуществляется мониторинг ядерных объектов. В тоже время более широкое сотрудничество с МАГАТЭ и присоединение Ирана к дополнительному протоколу, к соглашению о гарантиях МАГАТЭ решило бы все вопросы, восстановило бы прозрачность ядерной программы, вернуло бы доверие к ней со стороны международного сообщества.

Значит, мы — за мягкие санкции?

— Что значит, мягкие или жесткие санкции? Это приклеивание каких-то ярлыков. Если пойдет речь о санкциях, то они должны быть адекватны угрозам со стороны иранской ядерной программы, но не должны наказывать народ Ирана. Кстати, как правило, санкции оказывают крайне ограниченное влияние на политический курс, военный потенциал и обороноспособность страны.

Насколько реальна, по оценке Совбеза РФ, вероятность удара США и Израиля по Ирану?

— Военный удар по Ирану стал бы огромной ошибкой. Проблемы, связанные с иранской ядерной программой, нужно решать только дипломатическими мерами. Любая военная акция против Ирана взорвет ситуацию, будет иметь крайне негативные последствия для всего мира, в том числе для России, которая является соседом Ирана.
Совет Безопасности Российской Федерации и лично секретарь Совета безопасности прилагают большие усилия в контактах с зарубежными партнерами для того, чтобы убедить страны, которых это касается, что военный путь крайне опасен, и допустить его нельзя.

В январе Москву собирался посетить секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Саид Джалили, но визит не состоялся. Его все еще ждут в Москве?

— Мы готовы его принять в любое удобное для обеих сторон время. Наше приглашение остается в силе. Сегодня, похоже, протокольные вопросы для иранцев важнее существа дела

Считаем ли мы себя вправе в нынешней ситуации поставить Ирану комплексы С-300?

— Есть подписанный контракт, который мы должны выполнить, но поставки еще не начались. Эта сделка не ограничена никакими международными санкциями, поскольку речь идет о поставках сугубо оборонительного оружия. Другое дело — любые наши действия должны способствовать укреплению мировой и региональной стабильности, уважению международного права и международных обязательств, в том числе в рамках Договора о нераспространении.

Некоторые зарубежные партнеры настойчиво просят нас не поставлять оружие Ирану…

— Россия получала и получает много просьб и даже требований в отношении поставок или непоставок вооружений. Тем странам, которые обращаются к нам с такими призывами, лучше посмотреть на свои сделки с Грузией. Еще перед вторжением Грузии в Южную Осетию Россия на протяжении долгого периода времени убеждала западных партнеров не оказывать военную помощь Тбилиси. Наши призывы были проигнорированы. Напомню, что в результате грузинской агрессии были убиты российские военнослужащие и мирные российские граждане.

Россия до сих пор добивается от западных партнеров прекращения военных поставок в Грузию. К сожалению, они продолжаются, а некоторые страны принимают меры для того, чтобы скрыть свою причастность к вооружению Грузии.

Позиции с западными странами у нас расходятся не только по вопросу о Грузии. К примеру, в НАТО расстроились по поводу того, что расширение блока в новой военной доктрине РФ названо угрозой…

— Да, в НАТО расстроились из-за того, что стратегия национальной безопасности РФ называет приближение военной инфраструктуры блока к нашим границам одной из угроз.

А ведь разговоры о возможном вступлении в НАТО Грузии подтолкнули руководство этой страны на прямую агрессию против Южной Осетии. Мы помним, как вовлекались в НАТО страны Балтии. Нам обещали, что это улучшит наши отношения с прибалтийскими странами, что это заставит их больше уважать права национальных меньшинств.

Получилось ровно наоборот. Антироссийский курс руководства стран Балтии усилился. Демонтируются памятники Воинам-освободителям. Даже символы Великой Победы объявляются в этих странах вне закона, а пособники нацистов — героями.

Мы не можем согласиться с точкой зрения, которую отстаивает генсек НАТО Фог Расмуссен, что расширение НАТО повышает нашу безопасность. Это нашло отражение в стратегии национальной безопасности и подготовленной на ее основе военной доктрине России. С НАТО мы активно сотрудничаем на афганском направлении.

Как известно, Россия бьет тревогу по поводу роста наркотрафика из Афганистана. Совбез занимается этой проблемой?

— С Афганистаном нас связывают традиционные узы дружбы и сотрудничества. Сегодня, к сожалению, с его территории исходит серьезная угроза безопасности – и региональной, и глобальной. Прежде всего, речь идет о наркотрафике из Афганистана.

Под председательством президента Российской Федерации проведено полноформатное заседание Совета Безопасности, на котором подробно рассматривались вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков. В фокусе внимания, конечно, был Афганистан. Угрозы, исходящие из афгано-пакистанской зоны нестабильности, обсуждаются и на оперативных совещаниях Совета Безопасности.

Мы видим, что производство опиатов в Афганистане за время пребывания там международных сил увеличилось в 40 раз. Огромная проблема — рост контрабанды героина из Афганистана.

Мы постоянно указываем нашим западным партнерам на то, что они уделяют борьбе с незаконным производством наркотиков в Афганистане недопустимо мало внимания.
В задачи многонациональных и коалиционных сил, которые находятся сегодня в Афганистане, борьба с наркотиками не входит. Это прямо признают многие западные представители.

Сегодня США начали уделять этой проблеме больше внимания, но, на наш взгляд, позиция США остается непоследовательной. С одной стороны, они готовы активизировать свои действия против нарколабораторий, против так называемых «опиумных базаров» в Афганистане. С другой стороны, они вовсе прекратили практику уничтожения посевов опийного мака.

Мы не можем этого понять. Как объяснить российской общественности, почему нужно уничтожать посевы коки в Колумбии, посевы опийного мака в Мексике, но в Афганистане уничтожать наркопосевы не надо?

У нас нет планов отправить в Афганистан свои подразделения и уничтожить наркоплантации и лаборатории?

— Нет, наших подразделений на территории Афганистана не будет. Используются каналы ШОС и ОДКБ для противодействия афганской наркоугрозе. Мы выступаем за создание поясов антинаркотической, антитеррористической и финансовой безопасности вокруг Афганистана. Есть уникальная операция «Канал», которая проводится по линии ОДКБ и дает положительные результаты.

Мы укрепляем безопасность по периметру границ Афганистана, привлекая к общим усилиям соседние государства. Предлагаем НАТО взаимодействовать с нами в рамках антинаркотических усилий по линии ОДКБ. Пока Североатлантический альянс не идет на сотрудничество, кстати, по непонятным для нас причинам. Мы готовим кадры для Афганистана – военных и полицейских. Мы считаем очень важными усилия по укреплению афганских вооруженных сил и полиции, и готовы расширять эту программу.

Россия готова расширить транзит грузов для западных войск в Афганистане?

— Мы заинтересованы в успехе антитеррористической операции в Афганистане. Мы оказываем помощь МССБ, в том числе, благодаря транзиту. Мы готовы расширять объемы этого транзита, мы можем рассмотреть вопрос о военном наземном транзите железнодорожным транспортом. Если поступит такая просьба, будем ее обсуждать.

Мы готовы более активно развивать сотрудничество с Афганистаном в сфере ВТС — поставлять оружие, вертолеты?

— Мы оказывали безвозмездную военную помощь Афганистану стрелковым оружием. Но это ограниченные поставки. Чтобы такая помощь приняла широкие масштабы, необходимо финансирование поставок из международных источников.

Сегодня армия и полиция Афганистана снабжаются на средства США аналогами советского и российского оружия, произведенными без необходимых лицензий в странах Восточной Европы. Это оружие, как правило, низкого качества, подчас бывшее в употреблении.

Афганцы говорят нам, что такое оружие их не устраивает. Например, аналог автомата Калашникова, произведенный в других странах, имеет ресурс в десятки раз меньше, чем автомат, который изготовлен в России.

Афганцы предпочитают российскую технику, которая проста в обращении, приспособлена к условиям пустыни, перепаду температур, пыльно-песчаных бурь. Она их устраивает.

Мы готовы поставлять вооружение и военную технику, в том числе и вертолеты, в которых так заинтересована наркополиция Афганистана, в счет тех средств, которые выделяются Соединенными Штатами и их союзниками на укрепление афганской армии и полиции.

То есть мы готовы расширить программу военной помощи Афганистану на американские деньги?

— США и их союзники сегодня тратят эти деньги, на наш взгляд, неэффективно – фактически на контрафактную продукцию низкого качества. Мы предлагаем наше качественное вооружение. При этом Россия будет продолжать оказание безвозмездной помощи Афганистану.

В Афганистане осталось более 100 объектов, построенных советскими специалистами. Мы готовы их восстановить? На каких условиях?

— Действительно, в Афганистане существует около 140 объектов, построенных при нашем содействии: дороги, мосты, больницы, тоннели, заводы, школы и университеты. Действительно, российские организации и компании имеют уникальный опыт работы в Афганистане, даже осталась техническая документация.

Мы готовы участвовать в восстановлении соответствующих объектов. Финансирование могло бы идти за счет международной помощи Афганистану — по линии Всемирного банка, Международного банка реконструкции и развития, Азиатского банка развития и других международных финансовых организаций.

Главная проблема заключается в безопасности. Мы готовы участвовать в восстановлении объектов в тех районах Афганистана, где сегодня позволяют работать условия безопасности. Это, прежде всего, объекты на севере страны. По мере стабилизации обстановки в Афганистане, наше участие в восстановлении афганской экономики могло бы расширяться.

Хочу отметить, что Россия уже внесла очень важный вклад в оказание экономической помощи Афганистану. Достаточно напомнить, что мы списали долг Афганистану в размере $12 млрд. Это огромная сумма.

Можно ли сотрудничать с движением «Талибан»? Переговоры с талибами, их участие в структурах власти Афганистана — это путь к урегулированию ситуации?

— Процессу национального примирения в Афганистане нет альтернативы. Но о переговорах с руководством талибов не может быть и речи. К тому же этого не желают и лидеры движения «Талибан».

Должны быть выработаны критерии – кто такие «умеренные» талибы». Западные партнеры, которые предлагают такие переговоры, не могут нам объяснить, какие талибы «умеренные», а какие нет.

Условием вовлечения талибов в политический процесс в Афганистане должен быть их отказ от вооруженных методов борьбы, разоружение и уважение конституции и законов Афганистана.

Сегодня многие говорят о необходимости пересмотра санкционных списков ООН. Мы считаем, что, во-первых, пересмотр этих списков должен осуществляться решением Совета Безопасности ООН. Во-вторых, на нынешнем этапе мы считаем необходимым, наоборот, расширить этот список за счет включения в него наркобаронов, руководителей афганской наркомафии.

Можно ли решить проблему Афганистана без учета ситуации в Пакистане?

— Целый ряд международных экспертов считает, что сегодня в Афганистане международные силы борются с последствиями болезни, а ее очаг находится на территории Пакистана.

Действительно, в Пакистане есть районы, которые не контролируются центральным правительством. Пакистанские власти провели серьезную операцию в Южном Вазиристане, но Северный Вазиристан остается сегодня крупнейшей базой для талибов.

По нашему мнению, все экстремисты сегодня представляют угрозу – и афганские, и пакистанские. Необходимо положить конец подготовке террористов и боевиков в афгано-пакистанской зоне нестабильности.

Есть ли уверенность в том, что пакистанские власти контролируют ситуацию в стране? Что ядерное оружие не попадет в руки террористов?

— Мы видим в этом потенциальную большую угрозу.
Некоторые высокопоставленные американские представители, которые приезжали в Москву в период формирования администрации Барака Обамы, называли самой большой угрозой миру возможность попадания ракетно-ядерного потенциала Пакистана в руки экстремистов. А этого нельзя исключать — либо в результате законного прихода к власти экстремистов, либо в результате террористической акции.

Нужно относиться к такой угрозе со всей серьезностью.

Туркменистан – Иран — Армения: новый энергетический коридор Евразии

Владимир Саркисян, руководитель центра политического программирования

Источник

http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268032380

В политике и в той области экономики, которая тесно переплетается с политикой, руководствуются не эмоциями, а интересами своего государства. Там не в почете запоздалые решения. Там все делается своевременно и основательно.

Причем, решая одну конкретную задачу, как правило, ее результат превращают в основу для исполнения другой. Действуя таким образом, накапливают сумму положительных решений, которые выводят на новый уровень и развитие собственного государства, и структуру отношений с соседними странами.

Туркменистан (госбюджет которого на 2010 год порядка 18 миллиардов долларов, население — около четырех миллионов человек) в этом отношении самый поучительный пример. Он в 2009 году из-за спада спроса на углеводородное сырье на европейских рынках получил отказ от российского «Газпрома», своего традиционного реэкспортера на покупку туркменского газа, на которого в то время приходилось до 90% туркменского газоэкспорта. Обстоятельства складывались непростые, но в этих непростых условиях Ашгабад принял ответственное решение и начал строительство газокоммуникаций для транспортировки своего продукта на рынки Ирана и Китая. Вынужденная диверсификация привлекла в бюджетообразующую отрасль экономики новые иностранные инвестиции и успешно обеспечила альтернативные векторы газореализации.

И теперь Туркменистан (с декабря 2009 года) по вновь построенным газомагистралям сможет увеличить ежегодную продажу газа в Иран до 12,5миллиарда кубометров, а в Китай — до 40 миллиарда кубометров. Тем самым покрывается в экспортных объемах до 90% предполагавшегося в 2009 году экспорта туркменского газа в Россию. Между тем с 9 января 2010 года российский «Газпром» также возобновил закупки туркменского газа в объеме до 30 миллиардов кубометров газа ежегодно. Со временем туркменский газ через газотрассы «Набукко» и «Белый поток» поступит и на европейские рынки. Непонятно только, почему для реализации этих проектов западными компаниями азербайджанский маршрут признается в качестве основного?

И это тогда, когда есть другая, коммерчески более оправданная, сравнительно малозатратная и достаточно безопасная схема доставки по линии Туркменистан – Иран — Армения с разветвлениями:

а) Турция — Греция — по направлению к Австрии, Германии и Франции;

б) Грузия — по дну Черного моря через Украину к Польше, Чехии и Словакии;

в) Грузия — по дну Черного моря через Румынию к Австрии, Германии и Франции.

Труботрасса — это не только возможность транспортировки углеводородов. Она еще и долговременная межгосударственная взаимозависимость, которая самым существенным образом повлияет на последующие геополитические устремления вовлеченных государств. Поэтому активизация по реализации маршрута Туркменистан – Иран — Армения для Армении — это не только шанс стать участником альтернативного маршрута для транспортировки сырья углеводородных месторождений Среднеазиатского региона, но и способ решить в свою пользу существующие внутрирегиональные вызовы Южного Кавказа.

Аргументация о проблемности реализации данного проекта из-за возможного отрицательного отношения к его исполнению США контрпродуктивна по той простой причине, что Вашингтон ничего не предпринял и не предпринимает по отношению к Турции, которая у Ирана ежегодно закупает газ в количестве не менее 15 миллиарда кубометров. А в нашем случае эти коммуникации будут обеспечивать транзит не иранского, а туркменского газа. И не в Иран, а через Иран в страны Европы.

Отношение России, вероятнее всего, будет сдержанно-благожелательным, потому что такой коридор позволит сохранить российское влияние в целом ряде постсоветских государств даже после прецедентного решения Международного арбитражного суда в Гааге по делу ЮКОСа против России, по которому постоянная палата третейского суда признала за Россией исполнение обязательств по подписанному в 1994 году, но все еще не ратифицированному Москвой Европейской энергетической хартии (ЕЭХ). А значит, как подтвердила возможность использования газотранспортных сетей (ГТС) по России другим государством для транзита газа из третьих стран, так и исключила из ресурсного арсенала «Газпрома» правоприменяемость коммерческого газового реэкспорта по ГТС для стран, подписавших ЕЭХ.

Для покрытия в полном объеме потребностей (и не только этого трансевропейского проекта) необходимым сырьем Туркменистан уже приступил к реализации первого этапа промышленного обустройства гигантских запасов месторождения Южный Елотен — Осман. Разработкой газовых запасов занимаются китайская CNPC, южнокорейские LG International и Hyundai Engineering, британская Petrofac и компания Gulf Oil из ОАЭ.

С 14 декабря 2009 года газ с этого месторождения по труботрассе Туркменистан – Узбекистан – Казахстан — Китай уже поступает в «Страну восходящего солнца».

Согласно результатам независимого аудита известной британской компании «Gaffney, Cline & Associates», запасы данного месторождения оцениваются примерно в 14 триллионов кубометров газа. А это значит, что Южный Елотен — Осман — в числе трех крупнейших газовых кладовых планеты. Следовательно, объем экспорта до 100 миллиарда кубометров в год с этого участка можно производить в ближайшие 140 лет беспроблемно. Тогда как, к примеру, с азербайджанских подтвержденных и вероятных газозалежей отгрузка в тех же величинах возможна в течение не более восьми лет.

Специалисты считают неплохими перспективы и другого туркменского месторождения — Яшлар. По предварительной экспертной оценке, объемы газа здесь составляют порядка 1,5 триллиона кубометров. К слову, только подтвержденные объемы по Яшлар в абсолютных цифрах уже превышают те, которые имеют и по разрабатываемым, и по предполагаемым газовым месторождениям по прикаспийскому шельфу все страны прикаспийского бассейна (вместе — 1,3 триллиона кубометров).

Вместе с тем есть убеждение, что дополнительные буровые работы и сейсмические исследования туркмен-амударьинского бассейна наверняка позволят получить новые данные, корректирующие оценки объемов углеводородных ресурсов, которые хранятся в недрах этой страны в сторону их увеличения.

Исходя из вышеизложенного следует, что Армения (госбюджет на 2010 год — около 3 миллиардов долларов, население в пределах 3,2 миллиона человек) уже получила очень хорошие перспективы через объединенную туркмено – ирано — армянскую газотранспортную сеть заявить о себе, как об экономически оправданной транзитной площадке и для «Набукко», и для «Белого потока». При строительстве дополнительных трубопроводных магистралей Армения в состоянии будет обеспечить по своей территории транзит газа в пределах до 70 миллиарда кубометров в год. Это больше чем суммарная потребность и «Набукко», и «Белого потока». Объем газа, полагающийся Армении по формуле 5% + 5% (5% объема транспортируемого газа — бесплатно, а 5% — по льготной цене), за участие, к примеру, в проекте «Набукко» в качестве транзитной страны в состоянии покрыть всю ее потребность в этом виде энергоресурса. Данный коридор также перспективен и для строительства нефтепроводов, способных обеспечить в год прокачку до 50 миллионов тонн туркменской нефти, и по маршруту Мегри – Кулеви – Бургас — Триест (Мегри – Кулеви – Одесса – Броды – Плоцк — Гданьск), и по линии Мегри – Гюмри — Джейхан. Тем более что с 2017 года в Туркменистане будет добываться ежегодно не менее 120 миллионов тонн высококачественной нефти.

Коммерчески оправдан маршрут Армения – Иран — Туркменистан для организации разнонаправленных перетоков электроэнергии по схеме Южный Кавказ — Средняя Азия как в страны Евросоюза, так и через Казахстан в Россию и Китай. А с вводом в эксплуатацию армяно – ирано — туркменистанской железнодорожной магистрали (для этого потребуется строительство одного железнодорожного моста через реку Аракс и прокладка 60-ти километрового железнодорожного полотна, соединяющего иранскую железную дорогу с армянским Мегри) это направление получит несомненные конкурентные преимущества и в грузотранспортной схеме — берег Балтийского моря – Украина – Грузия – Армения – Иран – Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай (Россия) — берег Тихого океана, и по линии — берег Балтийского моря – Украина – Грузия –Армения – Иран — берег Персидского залива с выходом на страны Индийского океана.

Не следует забывать, что по оценкам специалистов, оборот торговли по коридорам Север — Юг и Восток — Запад к 2012-2015 годам достигнет уровня 2,5 триллионов долларов. Фактически, Армения может стать участником гигантского, экономически оправданного торгово-промышленного конвейера, соединяющего все евразийское экономическое пространство. Став участником этого проекта, Армения получит возможность совершить качественный модернизационный скачок по всем своим структурным составляющим. Смысловое содержание последнего предложения подтверждается частным фактом из китайско — казахстанских отношений. Так, 12 декабря 2009 года на открытии казахстанского участка трубопровода Туркменистан – Узбекистан – Казахстан — Китай председатель КНР Чу Цзиньтао объявил о выделении Пекином Казахстану 3,5 миллиардов долларов для создания в несырьевом секторе Казахстана совместных китайско — казахстанских предприятий. Значение коммуникационного коридора Туркменистан – Иран — Армения несомненно усилит и ввод в эксплуатацию железнодорожной ветки Гюмри (Армения) — Карс (Турция).

Почему так, а не по-другому?

Балтийско – черноморско – кавказско — среднеазиатское пространство является экономически оправданной транзитной площадкой, объединяющей три гигантских силовых центра: Евросоюз, ставший после ратификации Лиссабонского договора пятисотмиллионной державой, полуторамиллиардный Китай и крупный рынок в формате российско – казахско — белорусского таможенного союза с населением (примерно) в 170 миллионов человек и капиталом в 2,5 триллиона долларов. Причем, последний имеет объективные предпосылки к расширению.

Ближний Восток — барабаны новой войны?

Алекс Гордин, Тель-Авив.

Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1268035320

В воскресенье состоялось экстренное заседание израильского военно-политического кабинета, где рассматривались сценарии возможной войны и готовность тыла. Надо ли воспринимать это, как психологическую войну, или подготовку к очередной войне на Ближнем Востоке? С ответом на этот вопрос – наш израильский корреспондент Алекс Гордин:

Если расположить в хронологическом порядке события последнего месяца, станет ясно, что возможность новой войны на Ближнем Востоке превратилась из гипотетической в реальную. Вслед за визитами в Израиль директора ЦРУ и председателя Объединенных штабов вооруженных сил США, в Америке побывал министр обороны Эхуд Барак, который через неделю едет в Москву по стопам главы правительства Биньямина Нетаньяху.

В минувшую субботу в кабинете Эхуда Барака прошло подготовительное совещание с участием его заместителя, отвечающего за тыл, командующего Службы тыла, начальника Управления чрезвычайных ситуаций, а также начальника Генштаба ЦАХАЛа, который сразу после совещания вылетел в США для встреч с командованием американской армии и старшими чиновниками Пентагона. А в понедельник в Израиль прибывает вице-президент США Джо Байден с призывом к израильскому руководству не атаковать Иран, что может привести к региональной войне.

НЕ ЗЛИТЬ СИРИЮ

К этому надо добавить проведенные на прошлой неделе широкомасштабные военные учения на Голанских высотах, где отрабатывался сценарий войны с Хизбаллой. Поначалу в плане учений был и сценарий войны с Сирией тоже, чтобы проверить скорость мобилизации частей резервистов, но в последнюю минуту это отменили из опасения, что сирийцы могут неправильно понять намерения Израиля. В то же время субботние учения Службы тыла в центре страны прошли без помех: там отрабатывалась техника эвакуации населения и госпитализации граждан в случае ракетного обстрела Израиля: ХАМАСОМ – на юге, Хизбаллой – на севере, и Ираном – на востоке, учитывая, что Иран только что объявил о начале производства новой ракеты «Насер 1» класса «земля-земля».

ВОЙНА НА ТРЕХ ФРОНТАХ

На этом фоне трудно переоценить значение воскресного заседания военно-политического кабинета, на котором руководители системы безопасности представили все возможные сценарии войны, начиная с местного конфликта в секторе Газы и кончая региональной войной сразу на трех фронтах.

НЕХВАТКА БОМБОУБЕЖИЩ

Естественно, что большое внимание уделяется готовности тыла, поэтому министры ознакомились с тем, как проходит недавно начавшаяся раздача противогазов населению. Выяснилось, что самая острая проблема связана не с противогазами, а с бомбоубежищами, которых не хватает 30% населения. Как один из вариантов на случай ракетного обстрела рассматривается возможность использования в качестве бомбоубежищ подземных автостоянок. Другой вариант предусматривает эвакуацию четверти миллиона граждан из центра страны в Эйлат и еврейские поселения Иудеи и Самарии. Хотя городские власти Эйлата уже заявили, что им будет трудно справиться с таким наплывом, ссылаясь на свой негативный опыт во время второй Ливанской войны, когда число беженцев (150.000) втрое превысило число жителей Эйлата.

УНИКАЛЬНЫЙ ОРКЕСТР

На заседании кабинета обсуждались и намеченные на май широкомасштабные учения Службы тыла под кодовым названием «Поворотная точка», призванные проверить координацию связей с муниципалитетами и их функционирование в случае войны. Один из министров с хорошей памятью, услышав, что Иран высылает из страны российских летчиков, вспомнил, как в канун войны Судного дня Египет выслал советских военных советников. Это воспоминание было встречено коллегами понимающим покачиванием головами. Первая партия в ближневосточном оркестре всегда доставалась барабанам войны. Вот и сейчас они слышны не только по всему региону, но и по всему миру: единственный в мире оркестр, состоящий только из барабанщиков и дирижеров.

Ирано-арабская перезагрузка

Источник

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=62488

Ни для кого уже не секрет, что камнем преткновения в установлении долгосрочного мира на неспокойном Ближнем Востоке, помимо израильско-палестинского, или арабо-израильского конфликта, является столкновение интересов Ирана и суннитских арабских стран.

На протяжении 30 лет после Иранской исламской революции суннитские проамериканские арабские страны, в частности Саудовская Аравия, Египет и страны Персидского залива, кажется, все больше озадачиваются не столько непримиримостью Израиля, сколько постоянным вмешательством Ирана во внутреннюю арабскую политику: идеологическая поддержка ливанской «Хизбалла», военная помощь палестинскому ХАМАС, шиитским партиям Ирака и хутитам в Йемене. Кроме того, укрепляя стратегический союз с Сирией, Иран доказывает своим соседям, что способен найти общий язык с арабским государством, большая часть населения которого сунниты.

Арабские страны оказались в тупике. Попытки Саудовской Аравии, почитаемой как колыбель исламской религии и в то же время манипулирующей этим положением, устранить иранское влияние на арабскую политику оказались безрезультатными, поэтому Эр-Рияду не остается другого выхода, кроме как пойти на диалог с шиитским Тегераном.

В прошлом году монархии Персидского залива, оказавшиеся волей судьбы вовлеченными в дипломатический конфликт США с Тегераном вокруг желания последнего разрабатывать свою ядерную программу, заявили, что вели «слишком слабый диалог с Ираном». В результате до сих отсутствует межпалестинское примирение, «Хизбалла» отказывается передать свое оружие правительству Ливана, а противостояние шиитских повстанцев — хутитов в Йемене вылилось в конфликт, который перекинулся на границу с Саудовской Аравией.

Слишком долго и упорно эти страны игнорировали Иран, особенно после того, как последний предъявил территориальные претензии на острова Эмиратов в Персидскому заливе, а Бахрейн посчитал «одной из иранских провинций». Главным рычагом для Ирана, конечно, остается фактор шиизма в арабских странах, особенно в Саудовской Аравии, которая, несмотря на то, 16 процентов населения составляют шииты, категорически отказывается признать это.

Поэтому интересен тот факт, что улучшение отношений с Ираном, которое все больше становится необходимым, арабские союзники США хотят прикрыть началом нового диалога на религиозном уровне на Ближнем Востоке.

Пойти открыто на компромисс с Ираном может стоить доверия США, располагающих военными базами в Саудовской Аравии и странах Залива, однако откладывать диалог с Ираном в долгий ящик тоже невыгодно. С одной стороны — угроза новой региональной войны Ирана с Западом и Израилем, и кажется, что Иран, в отличие от Ирака, не будет сидеть сложа руки в случаи бомбардировок ядерных объектов. Можно предположить, что первый удар придется по американским военным базам в странах Залива. Разозленный, истощенный экономическими санкциями, но то же время готовый вести войну — не такой Иран выгоден сегодня странам Залива.

Поэтому соседи Ирана по Заливу, дабы пресечь возможность быть вовлеченными в новую региональную войну, военный конфликт, решили действовать.
Немаловажным остается участие, хоть и скрытое, арабских стран в поимке главы иранской террористической организации «Джундулла» суннита Абдельмалика Риги.

До сих пор неизвестно, как иранские спецслужбы смогли получить информацию о том, что Риги находился в Дубае, прежде чем хотел отправиться на американскую базу Манас в Киргизии, тем более что он был схвачен за пределами Ирана, а не на его территории, хотя Тегеран утверждает обратное. Вдобавок, Иран обвиняет Саудовскую Аравию в поддержке деятельности «Джундулла», представляющей угрозу для Ирана, который в последние месяцы столкнулся с острым внутриполитическим кризисом.

Для Саудовской Аравии важно усмирить иранский режим для того, чтобы, во-первых, стабилизировать ситуацию в Ираке на фоне парламентских выборов, во-вторых, добиться прогресса в межпалестинском примирении — между администрацией Махмуда Аббаса и ХАМАС, в-третьих, не допустить нового конфликт в Йемене между шиитскими повстанцами и правительством и, наконец, укрепить позиции аль-Харири в Ливане, где пока еще проиранская «Хизбалла» сохраняет право на вооружение против внешней агрессии.

В отличие от политических контактов, Иран и страны Персидского залива пока еще имеют неплохие экономические соглашения, в частности в нефтегазовой сфере. А Эмираты, хоть и имеют территориальный спор с Ираном из-за трех островов Персидского залива, одновременно являются третьими импортерами иранской продукции и занимают первое место по экспорту своей продукции в Иран.

Другой момент, почему суннитские страны все больше склоняются к диалогу с Ираном, — это демонстрация последним шагов по улучшению отношений с арабскими соседями.

Президент Ахмадинежад, отвечая на вопрос, «как он, будучи шиитом, смог совершить пятничную молитву в суннитской мечети в Сирии», сказал, что для него ислам един, и он не видит никакой разницы между суннитами и шиитами.

Ранее экс-президент и глава Совещательного совета Али Акбер Рафсанджани призвал саудитов создать совместно с Ираном суннито-шиитский союз для решения разногласий между исламскими течениями.

Иранское руководство также обращалось с призывом к арабским странами создать совместные силы по контролю безопасности Ормузского пролива, который охраняется американскими и французскими военными.

Иран, несмотря на критику Эр-Рияда в адрес своей ядерной программы, в то же время заинтересован в военном сотрудничестве с Саудовской Аравией, чья армия располагает самым современным вооружением.

Однако в ситуации, когда арабские страны региона столкнулись со стагнацией в мирном процессе на Ближнем Востоке, а Израиль все больше переключается на решение иранской ядерной программы совместно с международным сообществом, Саудовская Аравия не может действовать открыто в отношениях с Тегераном. Но другое дело — единая исламская религия. Поэтому призыв к началу диалога между суннитами и шиитами и признание иранским президентом «только единого ислама» — не что иное, как маневр в поисках причины для перекройки ирано-арабских отношений.

Армянская карта: Израиль не сможет отыграться на турках

источник

http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2010-03-03/8883.html

Александр Гольденштейн

Некоторые израильские политические деятели все больше склоняются к мысли о том, что официальному Иерусалиму следует «отыграться» на турках путем признания геноцида армян. Но брат председателя парламентского блока МЕРЕЦ профессор Яир Орон уверен, что этого не произойдет…
Председатель комитета по внешним связям Конгресса США Говард Берман предложил вынести на обсуждение 4 марта резолюцию об армянском геноциде. Однако принятие такой резолюции негативно отразится на отношениях Вашингтона с Анкарой, и потому данная инициатива заранее обречена. В Израиле не менее категоричное отношение к событиям начала ХХ века, когда турками были вырезаны, по некоторым оценкам, около 1.5 млн. армян. В апреле председатель фракции МЕРЕЦ Хаим Орон вновь собирается выносить на обсуждение парламента вопрос о признании геноцида армян, но каждый год Кнессет фактически блокирует данную инициативу, и на сей раз такая ситуация повторится. «Израиль официально не признает геноцид армян», — заявил порталу IzRus профессор Яир Орон из Открытого университета («Университа птуха»), плотно занимающийся данной проблематикой на протяжении многих лет.

«На парламентском уровне, в Израиле не готовы даже обсуждать вопрос признания геноцида, — отметил Орон. — Есть боязнь окончательно разругаться с турками. Даже сейчас, когда отношения Иерусалима с Анкарой испортились, Кнессет не возьмется обсуждать армянский геноцид. Я в этом уверен». Профессор рассказал, что недавно к нему обратились ряд политических деятелей, предложивших использовать вопрос армянского геноцида, чтобы «отыграться» на турках за их антиизраильскую позицию, а также сближение с иранцами и арабами. «Это возмутительный подход к такому ответственному вопросу. Мы не должны признавать геноцид потому, что хотим отомстить Эрдогану, а потому, что наш народ пережил Холокост, и мы имеем моральное обязательство перед всеми, кто подвергся массовому уничтожению».

Орон считает, что только обсуждение геноцида армян поможет предотвратить подобные ужасы в будущем. «Не признавая, и не обсуждая геноцид других народов, мы приуменьшаем и значение Холокоста. Шимон Перес заявил, что массовое убийство армян – не геноцид, а трагедия, а бывший посол-нерезидент в Ереване (Ривка Коэн) отказалась в феврале 2002-го проводить параллель между резней (евреев и армян). Это не добавляет нам чести. Мы обязаны чтить память и других народов, мы обязаны продвигать на парламентском уровне обсуждение геноцида армян. Мы, израильтяне, должны были первыми признать этот геноцид», — считает собеседник портала IzRus.

На сегодняшний день, по его словам, политическая ситуация не способствует продвижению данного вопроса. Президент Шимон Перес и глава МИД Авигдор Либерман являются ярыми сторонниками сотрудничества с Азербайджаном, который крайне негативно относится к вопросу признания геноцида армян. Брат Яира Орона, возглавляющий блок МЕРЕЦ, является рядовым парламентарием, лишенным влияния на внешнюю политику государства. «В прошлом, ряд представителей МЕРЕЦ, включая министров Йоси Сарида и Йоси Бейлина, а также покойный Юрий Штерн (один из основателей партии «Наш дом Израиль»), поддерживали признание армянского геноцида, но сегодня этим некому заниматься. Мой брат вновь выдвинет данный вопрос на обсуждение Кнессета, наверное, в апреле, но его сторонник, Зеэв Элькин, является председателем парламентской коалиции, и у него нет времени заниматься этим. Жаль, но и в этом году Кнессет проигнорирует День памяти жертв геноцида» (который проводится армянскими общинами 24 апреля, в память о 1915 году, когда в Константинополе турецкими властями были произведены аресты и высылка первых групп армянской интеллигенции).

СПРАВКА IzRus

Яир Орон родился в 1945 г. Израильский учёный-историк, специалист по истории Катастрофы европейского еврейства, расизма и современного еврейства, профессор и заведующий кафедрой Открытого университета Израиля.
Изучал социологию и историю в университетах Тель-Авива и Парижа, где и получил докторскую степень. Является членом ряда международных ассоциаций историков и специалистов по вопросам геноцида.
В 2000 г. за работу «Банальность безразличия» был номинирован на канадскую премию «Лионал Гелбер».

Новая западная стратегия должна обеспечить интеграцию талибов в демократическую систему Афганистана

источник

http://www.afghanistan.ru/doc/16533.html

Мирвайс ТАРИН

Об авторе: Мирвайс Тарин – бывший афганский журналист.

В силу географических и геополитических причин Афганистан был и остается ключевой страной в регионе. Участие представителей 60 стран и десяти международных организаций в Лондонской конференции, состоявшейся 28 февраля, свидетельствует о том, что «афганский вопрос» — это единственная международная проблема, которая сегодня объединяет позиции разных государств мира.

Прошедшая конференция в британской столице стала первым важным шагом в реализации планов президента Хамида Карзая по финансированию процесса социальной адаптации тех талибов, которые будут готовы порвать отношения с «Аль-Каидой». По некоторым оценкам, в рядах афганских талибов насчитывается около 25 тысяч бойцов. США и их союзники поддержали планы Хамида Карзая и уже на начальном этапе приняли решение о выделении свыше 500 миллионов долларов для Фонда реинтеграции талибов, надеясь на то, что переговоры с талибами вобьют клин в отношения между Талибаном и «Аль-Каидой».

Таким образом, Лондонскую конференцию можно считать стартовой площадкой проекта реинтеграции умеренных талибов, как граждан Афганистана, в мирную жизнь этой страны, а также точкой отсчета для формирования графика сроков передачи афганским силовым структурам ответственности за безопасность в Афганистане.

С другой стороны, девятилетнее присутствие западных сил в Афганистане и проведение ими антитеррористических операций показало, что афганская война не может быть выиграна военным путем. А также то, что построение полноценного демократического общества в Афганистане — это долгосрочное мероприятие. В связи с этим международное общество ждет от западной коалиции принятия новой стратегии, которая даст ключ к решению афганской проблемы.

Очевидно, что основным элементом этой стратегии является поэтапный вывод коалиционных войск из Афганистана. Начало операции по выводу уже объявлено — лето 2011 года.

Таким образом, ситуация становится похожа на конец 80-х годов ХХ века, когда Москва вывела свои войска из Афганистана и беспомощно оставила своего союзника доктора Наджибуллу на произвол судьбы. Правда, тогда Афганистан имел 500-тысячную армию, афганские вооруженные силы были одними из самых боеспособных и хорошо оснащенных в регионе.

Сегодня США и их союзники находятся в другой ситуации: созданные ими афганские вооруженные силы не достаточно оснащены и не укомплектованы. Хамид Карзай, несмотря на свою популярность среди избирателей, является человеком нерешительным и, в некоторых случаях, непоследователен обнародованному им политическому курсу. Талибану же в последнее время сопутствует успех.

Чтобы не повторить судьбу «шурави» и не превратить Афганистан в «Талибистан», Запад предлагает осуществить афганизацию своей миссии. Это, прежде всего, предполагает увеличение численности афганских сил безопасности до 400 тысяч человек, а также постепенную передачу под контроль афганцам городов и провинций страны и, наконец, реинтеграцию талибов в мирную жизнь. Оптимисты считают, что у такого проекта есть шансы. Ведь, несмотря на то, что Талибан с помощью террористических актов защищает свои политические позиции и не допускает их ослабления, некоторые представители «яростных мулл» — при посредничестве ряда арабских стран, в том числе Саудовской Аравии, — ведут закулисные переговоры с эмиссарами Хамида Карзая.

Влияние Саудовской Аравии на талибов очевидно: оно ничем не уступает влиянию Пакистана на Талибан. Саудовская Аравия в середине 90-х годов дипломатически признала «Исламские Эмираты Афганистан» и по сей день сохраняет свое  влияние над Талибаном. Кстати, в этой связи недавнее назначение Залмая Расула на пост министра иностранных дел Исламской Республики Афганистан выглядит неслучайным: новый глава афганского МИДа в свое время работал в Саудовской Аравии и лично знаком с саудовской королевской семьей.

Основные условия Талибана для сложения оружия и начала переговоров известны — изменение Конституции страны, вывод иностранных войск, признание движения талибов в качестве части афганской политической системы, открытие представительства Талибана в городах Афганистана, исключение руководителей движения из «черного списка» Совета Безопасности ООН и, наконец, освобождения всех талибов из тюрем.

Если выполнение пяти последних условий — это дело времени, то реализация первого, согласно законодательству Афганистана, зависит от решения Лоя-Джирги. По неофициальной информации, не исключено, что одним из главных вопросов повестки дня намеченного на весну 2010 года «большого афганского съезда» как раз станет тема внесения изменений в Основной закон страны. Учитывая, что президент Карзай неоднократно заявил, что любой ценой готов добиваться достижения мира в Афганистане, внесение поправок в Конституцию представляется вполне реальным.

Хамид Карзай рассчитывает, что реализация его планов по национальному примирению и реинтеграции позволит вовлечь не менее 70 процентов афганских талибов в мирную жизнь. Скорее всего, этот процесс начинается с тех районов страны, которые перейдут под контроль афганских вооруженных сил.

Отношение афганского общества к проекту интеграции «умеренных талибов» неоднозначное. Президентские выборы показали, что половина населения страны активно и открыто выступает против талибских идей и поддерживает перемены, но отказ 50 процентов населения от участия в выборах, отражает влияние и авторитет Талибана на афганское общество.

Насколько достижима реализация новой стратегии Запада по афганизации проекта умиротворения Афганистана, покажет время. В этой связи стоит отметить, что в Афганистане уже есть такого рода политический прецедент. Вашингтон и его союзники после 2001 года смогли, с помощью давления и активной многофакторной политики, разоружить и интегрировать в политическую жизнь страны, «кровных врагов» времен периода советской интервенции и гражданских войн – «моджахедов». Лидеры и представители ранее враждовавших между собой групп «моджахедов» сейчас работают в одном правительстве и заседают в едином парламенте Афганистана.

Западные политики надеются, что в отношении Талибана старые политические рецепты, наряду с войсковой операцией по «принуждению к миру», также покажут свою эффективность.

В случае успешной реализаций нового западного плана и вывода коалиционных войск, слияние Талибана с существующей демократической структурой Афганистана неизбежно.

Разумеется, насколько успешно талибские средневековые идеи будут взаимодействовать с демократическими идеями и работать в афганском обществе, покажет время. Очевидно лишь одно: главный политический архитектор современного Афганистана — США, под предлогом важности региона и нестабильности в обладающих ядерным оружием странах-соседях Афганистана (прежде всего, в Пакистане) будут играть роль «смотрящего» на своих военных базах ещё десятки лет.

Афганское общественное мнение: между страхом и надеждой

источник

http://www.afghanistan.ru/doc/16742.html

Никита МЕНДКОВИЧ

Об авторе: Никита Андреевич Мендкович – эксперт Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА).

При обсуждении проблем Афганистана в неафганских СМИ мнение самих афганцев зачастую трактуется весьма произвольно, или вовсе учитывается как вечно неизвестная переменная. Между тем, будущее любой страны определяется, прежде всего, ее народом, а во вторую очередь — внешними факторами – иностранными государствами, компаниями, международными организациями.

Попытками «заглянуть в душу общества» можно назвать серию социологических опросов, проведенных в Афганистане в последние годы. В частности, большой интерес вызвала публикация результатов социологического исследования, проведенного по заказу британской телерадиокорпорации BBC, американского телеканала ABC News и немецкого телевидения ARD в начале этого года, дающих достаточно оптимистичное описание отношения афганского общества к переменам последних лет.

Сама эффективность подобных исследований в условиях во многом аграрного общества и войны – достаточно спорна. Человек, особенно живущий в сельской местности или в малом городе, не уверен в анонимности опросов, не доверяет исследователям, сомневается в их готовности принять любой ответ и не всегда четко понимает смысл и цель задаваемых вопросов. Сказывается и эффект «вежливого согласия» характерный для многих аграрных обществ и часто вводящий в заблуждение многих иностранных журналистов в Афганистане. Представитель аграрного социума слабо интегрированного в общественную жизнь страны, если оказывается вынужден к беседе с выходцем «извне» на отвлеченные, в том числе политические темы, то стремится максимально подстроить свои ответы под предполагаемые ожидания собеседника, «чтобы не обидеть» мало заботясь об искренности. В условиях нестабильности этот путь наиболее мудр, безопасен и выгоден, тем более, если в роли спрашивающего выступает обеспеченный по местным меркам журналист или эксперт из развитых стран.

Именно этим можно объяснить тот факт, что российские СМИ склонны сообщать о ностальгии афганцев по временам советского военного присутствия и неприятии американцев, а западные СМИ – о восхищении «западными ценностями» и неприятии «советского прошлого» и русских. В обоих случаях журналисты слышат то, что, по мнению собеседников, хотят слышать. В действительности же для каждого из респондентов обе точки зрения могут быть и лестью, и правдой (причем иногда — одновременно), в чем приезжему он вряд ли признается. Жизнь в непростых по меркам многих стран внешних условиях заставляет человека становиться политиком во всех смыслах, хотя бы для внешнего мира, не входящего в круг соседей по поселению.

Провести при этом эффективный, репрезентативный социологический опрос задача нетривиальная, и насколько с ней справляются исследователи в каждом из случаев установить достаточно сложно, поэтому, учитывая выше приведенную критику методологии, попытаемся все же обсудить итоги социологических опросов прошлого года. В качестве источников рассмотрим опубликованные в СМИ итоги упомянутого выше опроса общественного мнения, проведенного по заказу иностранных СМИ (1500 респондентов, все провинций, конец 2009) и отчет о проведенном «Asia Foundation» исследовании (6406 респондентов, все провинции, лето 2009).

Оба исследования дают достаточно большой разброс мнений опрошенных. Так, на общий для обоих исследований вопрос «В правильном ли направлении движется страна?» в первом случае утвердительно ответили 70% опрошенных, во втором – лишь 42%.

В целом итоги первого исследования более оптимистичны. По опубликованным данным оно показало, что две трети респондентов оценили условия своей жизни на «отлично» и «хорошо». По словам опрошенных, за последние годы доступ населения к электроэнергии, транспорту, медицинским услугам и коммуникациям возрос в два раза. Между тем, опрошенные AF более скептически оценивают свое современное материальное благополучие: 55% считают, что за последний (2009) год оно не изменилось, 31% считают его улучшившимся, 14% — ухудшившимся. 47% заявили, что усугубились проблемы занятости, 37% отметили, что положение с электроснабжением ухудшилось, 30% указали на снижение доступности продуктов на рынке.

Исторические сопоставления в рамках исследования AF тоже не всегда оптимистичны. 25,5% опрошенных считали, что богаче жили при Талибане, чем на момент опроса, 34% — считали, что жили лучше в период советского военного присутствия. Большинство все еще полагает современный достаток более высоким, чем в рассматриваемые периоды, но следует заметить, что в предыдущие годы большая доля опрошенных полагала себя более обеспеченной в период правление талибов (36% в 2008 году). Опрос AF также показывает определенный оптимизм опрошенного населения в том, что касается экономических трудностей, но следует помнить, что он был высок и в предыдущие годы, для которых были характерны худшие оценки собственного социально-экономического положения.

По умолчанию более достоверными представляются выводы AF, так как опираются на большую выборку респондентов, и именно на них мы будем ссылаться ниже. Также следует учитывать, что формулировки вопросов «Asia Foundation» более осторожны, в основном не требуют прямой поддержки или осуждения тех или иных политических сил, включая Талибан, поэтому в чем-то менее показательны, но меньше пугают респондентов и, следовательно, более достоверны.

Процесс общественной модернизации наравне с комплексом экономических изменений порождает изменения общественные, ликвидирует старый и генерирует новый жизненный уклад, создает и уничтожает социальные институты. Если общество не хочет и не может принять новых социальных норм, то неизбежна и обратная трансформация, ревизия экономических и приобретений, а, возможно, — прямой регресс. Изменения в валовых показателях афганской экономики, структуре и технологиях производства такая же реальность, как перемены в политической, общественной и личной жизни современного афганского общества.

Рассмотрим некоторые из итогов исследования AF, чтобы оценить отношение общества к переменам в Афганистане. Тем более, что итоги этого исследования менее знакомы русскоязычным читателям.

Прежде всего, речь идет о демократизации власти. 70% уверены в том, что их решения во время выборов органов власти влияет на будущее страны. На протяжении последних 4 лет стабильно росла доля респондентов, заявляющих о готовности участвовать в выборах. Влияние политических убеждений на жизнь весьма велико, большинство опрошенных убеждено в том, что прекратили бы отношения с другом, если бы он вступил в несимпатичную им политическую партию. Большинство опрошенных также не хотело бы видеть в месте своего проживания акции непопулярных там политических партий.

Но при этом осуществление политических практик все еще вызывает в обществе определенный страх. 51% опрошенных признали, что испытывают страх (16% сильный, 35% слабый), когда голосуют на выборах, 61% — при участи в демонстрации (22% и 39%). Причем более высокий уровень страха испытывают респонденты-женщины.

К женской эмансипации опрошенные относятся, в целом, лояльно. 83% опрошенных полагают, что женщины должны иметь право участвовать в выборах, но более 50% опрошенных полагают, что женщины не должны быть членами национальных и местных парламентов, а 29% опрошенных считают, что женщины вообще не должны работать вне дома. Важно отметить, что 85% опрошенных сообщили, что вклад женщин в доход их домохозяйства отсутствует.

Весьма осторожны ответы в том, что касается свободы слова. 40% убеждены, что в месте их проживания любой может свободно выражать свое мнение, но 39% опрошенных считают это невозможным. Ссылаются на проблемы с безопасностью в районе проживание, присутствие талибов или ограничения со стороны официальных властей. Судя по комплексу ответов, большинство респондентов позитивно оценивают демократические институты, связанные с политической состязательностью, открытой политической полемикой и их дальнейшее развитие. Но реализация многих из упомянутых практик ограничивается объективными условиями, связанными с финансовым положением опрошенных и их личной безопасностью. К тому же стали намечаться определенные рубежи, где, по мнению большинства опрошенных, должны пролегать ограничения свобод.

Можно ли считать эти данные свидетельством успеха действий международной коалиции, даже если рассматривать «насаждение демократии» как одну из ее целей? Автор сомневается в том, что ту или иную политическую систему, основанную на участии народа страны, можно «насадить» извне. Она может лишь возникнуть сама — на основе объективных экономических и социальных предпосылок. Можно, скорей, говорить о том, что афганское общество само пришло к пониманию необходимости перемен в принципах политической жизни, но реализация этого понимания в условиях вооруженного противостояния на территории страны с участием иностранных войск имеет свою особую специфику.

Израиль задействует словаков в странах СНГ против Ирана?

источник

http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2010-03-02/8857.html

Александр Гольденштейн

По сведениям хорошо информированного источника в Иерусалиме, Израиль стремится «задействовать» контакты Словакии с Россией и Азербайджаном в контексте нейтрализации иранской угрозы. Словацкий дипломат косвенно подтвердил это, его израильский коллега – в общих чертах опроверг…
3-4 марта состоится визит в Израиль министра иностранных дел Словакии Мирослава Лайчака. С ним проведут переговоры президент Шимон Перес, министр иностранных дел Авигдор Либерман, и, возможно, также глава правительства Биньямин Нетаниягу. После поездки в Израиль глава МИД Словакии планирует посетить Сирию, Ливан и Иорданию.

Как сообщил порталу IzRus информированный источник в Иерусалиме, имевший отношение к подготовке предстоящих переговоров, на встречах с Лайчаком израильские руководители намерены затронуть ряд вопросов, касающихся России и Азербайджана в контексте иранской проблематики.

Так, израильтяне собираются попросить словаков, чтобы в ходе запланированного на апрель визита президента Дмитрия Медведева в Братиславу они подняли вопрос об опасности передачи Ирану современных военных технологий, в частности зенитно-ракетных комплексов С-300. Кроме того, израильтянам известно, что в текущем году Мирослав Лайчак планирует посетить Азербайджан. «Это так же отвечает израильским интересам, в частности в иранском контексте», — отметил тот же источник (пресс-секретарь МИД Азербайджана Эльхан Полухов подтвердил: визит министра иностранных дел Словакии в Баку состоится в 2010 году, но график и повестка переговоров находятся на стадии проработки).

Значение контактов с Братиславой для Иерусалима обусловлено тем, что являясь одним из полноправных членов ЕС, Словакия занимает фактически произраильскую позицию. По этой причине, после смены правительства в прошлом году, Иерусалим стал уделять больше внимания отношениям с Братиславой, чем раньше. Словакия рассматривается, как одна из главных опор Израиля в лагере дружественных государств бывшего Варшавского блока, ныне входящих в Евросоюз. Еще в июле 2009-го глава МИД Авигдор Либерман заявил, что считает крайне важным продвигать отношения со странами Восточной Европы, которые входят в ЕС, но относятся к Израилю с большим пониманием, нежели западноевропейские соседи. По его словам, усилия дипломатического ведомства «будут направлены в их сторону», тем более каждая страна Восточной Европы имеет в Евросоюзе точно такой же голос, как Франция, Германия или Англия. В ноябре 2009-го шесть восточно-европейских стран, включая Словакию, проголосовали против антиизраильской резолюции Генассамблеи ООН. В том же месяце Иерусалим посетил гендиректор словацкого внешнеполитического ведомства. Неделю спустя заместитель гендиректора МИД Израиля Пинхас Авиви назвал Словакию одной из четырех восточно-европейских стран, которые являются «нашими лучшими друзьями в Европе». В декабре в Афинах состоялась встреча Либермана и Лайчака. После того Авиви вновь подчеркнул: «Восточная и Центральная Европа – наши, возможно, лучшие друзья в мире. Они поддерживают нас в ООН, сохраняют объективную позицию по вопросам ближневосточного конфликта, и охотно сотрудничают с Израилем практически во всех сферах». В конце января Братиславу посетил замминистра иностранных дел Дани Аялон. В официальном сообщении МИД по этому поводу отмечалось, что поездка Аялона – первый визит столь высокопоставленного израильского официального представителя за многие годы.

Показательно, что в рамках двусторонних контактов имевших место в последние месяцы, израильтяне и словаки не раз обсуждали иранскую ядерную угрозу. «Особое внимание было уделено ситуации на палестинском треке, а также проблематике иранской ядерной программы», — заявил Авиви после декабрьской встречи Либермана и Лайчака. «Мы ценим роль и решимость Словакии в формировании позиции Евросоюза по вопросу Ирана», — отметил Аялон, находясь в Братиславе. На этом фоне неудивительно, что Израиль стремиться задействовать контакты словаков с россиянами и азербайджанцами именно в данном контексте.

Реагируя на запрос портала IzRus по поводу содержания предстоящих переговоров главы МИД Словакии в Иерусалиме, заместитель посла этой страны в Израиле Йозеф Худес подчеркнул: «Между нашими странами хорошие отношения, и визит министра иностранных дел – очередное свидетельство этому. В конце января Дани Аялон посетил Братиславу на международный день Холокоста. Есть визиты бизнесменов, политиков, и будут и в будущем».

В ходе поездки в Израиль Мирослава Лайчака «запланировано обсуждение Ирана и иранской ядерной программы, а также будут переданы посылы ЕС насчет процесса ближневосточного урегулирования. Словакия выступает за переговоры с Ираном, но и за санкции, так как мы верим, что ядерный Иран приведет к гонке вооружений, что никак не приведет к стабилизации на Ближнем Востоке».

Йозеф Худес добавил: «У Словакии очень корректные отношения с Россией. В начале апреля президент Дмитрий Медведев приедет в Братиславу. Россия — главный поставщик энергоресурсов для Словакии, и нас многое объединяет в недалеком прошлом. Однако мы не признаем Абхазию и Южную Осетию, мы против односторонних деклараций о независимости, и не только в плане Косово, но и во всех случаях. Мы проявляем интерес к Кавказу еще и потому, что заинтересованы в энергетической независимости, в связи, с чем проверяем экономические возможности этого региона» (в контексте поставок энергоресурсов на европейский рынок в обход России).

В свою очередь, глава Департамента Центральной Европы и Евразии МИД Израиля Пинхас Авиви заявил порталу IzRus: «Словакия — наш близкий друг, и поддерживает нас на международном уровне. Мы дадим их министру иностранных дел подробный отчет о том, что происходит с Ираном, расскажем о региональных проблемах. Будут встречи с Либерманом, Пересом, Меридором, Ливни — очень плотный график. Но, через них мы ничего не передаём россиянам. Всё что нужно, мы можем передать российским партнерам напрямик, у нас с ними отличный диалог, такого открытого диалога у нас никогда еще не было. Зато с помощью Словакии мы можем попытаться повлиять на Европейский Союз».

Какой Иран опаснее для России?

источник

http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=62428

Тяжелая ситуация вокруг ядерной программы Ирана негативно сказывается на сотрудничестве этой страны с Россией. О том, что происходит в российско-иранских отношениях, обозреватель «Времени новостей» Елена СУПОНИНА спросила генерального директора Центра изучения современного Ирана Раджаба САФАРОВА. Он недавно посетил Тегеран и вот что рассказал:

В последнее время, на мой взгляд, в позиции России в отношении ядерного статуса Ирана заметен откровенно прозападный крен. Судя по реакции в Тегеране, это не будет способствовать укреплению отношений между нашими странами. А ведь Москва в силу специфики сложившихся добрососедских отношений могла бы сделать все возможное, чтобы иранская ядерная программа стала для мирового сообщества прозрачной. Но для этого надо учитывать интересы Тегерана, его стремление развивать мирную ядерную энергетику.

Не исключено, что Запад преследует совсем другие цели: сначала обескровить экономику Ирана, а затем сменить существующую там систему теократической власти на прозападный режим по пакистанскому или иракскому образцу. Вспомните, каким был Иран во времена шаха Пехлеви, когда, кстати, там при помощи американцев быстрыми темпами развивалась атомная энергетика. В этой связи российским лидерам не помешает, наверное, лишний раз задуматься, что представляет большую опасность для России: прозападный Иран или Иран даже с гипотетическим ядерным оружием. Неужели Иран с ядерной бомбой будет для России более опасен, нежели такие реально ядерные государства, как Индия, Пакистан, Израиль или Северная Корея? А вот с прозападным Ираном россиянам сложно будет сотрудничать.

Сегодня иранцы недовольны тем, что Россия затягивает поставку в Иран противовоздушных комплексов С-300. Руководство Ирана в связи с возможным срывом контракта может вообще отказаться от их закупки. Как мне известно, иранцы уже расформировали созданный два года тому назад специальный полк из лучших военных специалистов для обслуживания этих комплексов. В иранских военных кругах преобладает мнение, что «лимит времени ожидания» поставок С-300 почти исчерпан, а обстановка вокруг Ирана не терпит отлагательств.

Как, к примеру, укрепить систему противовоздушной обороны таких объектов, как достраиваемая сейчас россиянами атомная станция в Бушере? Иранцы изучают варианты использования других оборонительных систем. И намекают, что находятся на пороге технологического прорыва в собственном производстве аналогичных и не менее эффективных комплексов.

Невыполнение Москвой этого уже подписанного контракта означает не только упущенную экономическую выгоду почти в миллиард долларов. Это еще чревато ухудшением имиджа России как поставщика вооружений в регионе Ближнего и Среднего Востока.

Что там за Голанскими высотами?

источник

http://www.ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=417

Гюльнара Инандж, директор Международного онлайн информационно-аналитического центра Этноглобус

Визит в Баку президента Сирии Башара Асада, сразу после посещения главы еврейского государства Шимона Переса нашей страны, указал на возможную посредническую роль Азербайджана в переговорах между Сирией и Израилем. (1)

Не случайно президент Сирии Башар Асад в Баку заявил, что этот визит имеет стратегический характер. Заметим, что последние годы еврейское лобби, Израиль и США шаг за шагом работали над укреплением позиции Азербайджана на Ближнем Востоке. Израилю и США необходимо было получить на Ближнем Востоке еще одного партнера наряду с Турцией.

И вот настало удобное время и Иерусалим и США предоставили Азербайджану посредническую миссию на Ближнем Востоке и роль альтернативного России газопоставщика в Европу. Эти две роли взаимосвязаны между собой.

Для первой роли Азербайджан является неким ключом США и Израиля, которые пытаются вывести Иран и Сирию из под контроля России, точнее прервать связь между этим треугольником. Для этого важны уступки сторон и привлекательные предложения.

В диалоге между Дамаском и Иерусалимом в первую очередь речь идет об освобождении Израилем оккупированных у Сирии в результате шестидневной войны в 1967 г. стратегических Голанских высот.

Не случайно, что Ш.Перес одновременно с пребыванием в Баку сирийского президента заявил, что Президент Сирии Башар Асад должен понять, что не сможет получить на серебряном подносе Голанские высоты, продолжая связи с Ираном и поддержку Хизбаллы. (2)

Тем самым был послан меседж Тегерану, с которым еще предстоят дискуссии по сирийскому вопросу. В русле этих планов Израиль может освободить Голанские высоты. Но, уступив эти территории, Иерусалим должен получить гарантию безопасности для Израиля. Однако, Дамаск не может полностью прервать связи с Тегераном и его сателлитом Хизбаллой, и дать полную гарантию, что после освобождения стратегически важных высот, Иран не будет терроризировать Израиль. Только Тегеран может дать гарантию ненападения на Израиль в случае возвращения Голанских высот. (4)

Голанские высоты только видимая часть игры, за которыми стоят экономическая безопасность Ближнего Востока и Запада.

Заметим, что вслед за Ш.Пересом и Б.Асадом Баку посетил заместитель госсекретаря США Джеймс Стайнберг. В составе делегации находился также заместитель государственного секретаря США по вопросам Европы и Евразии Филипп Гордон.

Во время визита, в том числе обсуждался вопрос поддержки США диверсификации энергопоставок. Заявление сделанное в Баку Дж.Стайнбергом о том, что целью США является не исключение или вытеснение России из своих планов, а гарантирование множественных вариантов, указывает на энергетические планы, связанные с Сирией и Ираном.

Параллельно с циклом переговоров двинулся с мертвой точки газовый проект Набукко, который должен освободить Европу от российской газовой кабалы.

Тем временем Президент США Барак Обама принял решение восстановить американское посольство в Сирии, приостановивший свою деятельность 4 года назад. Очевидно, не без основания Дамаск уже заявляет о готовности включения к газовому проекту Баку-Тбилиси Эрзурум и получению нефти из Ирака.

Конечно, США и Израиль, с привлечением Сирии в свою сторону, намерены оставить Иран в изоляции. Так как все еще крупные иранские газовые залежи остаются вне контроля Запада, вряд ли возможно добиться полного отчуждении Ирана.

Поэтому возникает необходимость вовлечения Ирана к диалогу через третьи страны, в ряд которых и включен Азербайджан. Но самое важное в этом звене освобождение Ирана от российской манипуляции. Для чего необходимо привлечение Ирана к одному из западных газовых проектов, иначе газопровод Иран-Армения посредством Грузии присоединиться с Россией и иранский газ окажется под контролем Кремля.

Кроме всего, наступило время разработок нефтегазовых залежей на новых месторождениях на Каспии, часть из которых являются спорными. И здесь необходимо освободить Иран от российского влияния, так как официальные иранские круги считают, что не Тегеран, а именно Россия является ступором в нерешенности статуса Каспия. Поэтому посредническая миссия Азербайджана между США, Израилем и Сирией требует закрепления переговорами президентов Азербайджана и Ирана Ильхама Алиева и Махмуда Ахмединежада.

Вот и причины, требующие Израиль и США привлечь Иран к переговорному процессу. И напоследок, интересно, что вдруг на одном из последних массовых акций, начатых в Иране после президентских выборов, прозвучал непривычный лозунг — Смерть России!

Источники

1.http://news.bakililar.az/news_azerbayjan_pomirit_siriyu_23479.html

2. http://www.rosbalt.ru/2009/07/06/652677.html

3.http://www.rosbalt.ru/2009/07/11/654304.html

4. http://izrus.co.il/dvuhstoronka/article/2009-07-19/5372.html

Экономическая ситуация в Иране

источник

http://www.iimes.ru/rus/stat/2010/01-03-10b.htm

В.И.Сажин

1. НЕКОТОРЫЕ ОБЩИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

Всемирный банк (ВБ) в своем последнем докладе «Перспективы мировой экономики – 2010» прогнозирует, что темпы экономического роста Ирана в текущем году снизятся на 1 %. В докладе отмечается, что в прошлом году рост реального ВВП в Иране составил 2,5 %, и на текущий год прогнозируется рост данного показателя в пределах 1,5 %.

Таким образом, рост ВВП снизится до минимальной отметки за период с 1995 финансового года. По данным ВБ, основная причина такого снижения связана с сокращением добычи нефти на 7,3 % и уменьшением доходов от нефти и газа на 40 %.

Иран в 2009 г получил от продажи нефти на мировом рынке 55 млрд долл., что составляет лишь 68 % от аналогичного показателя годом ранее. Тем не менее, среди 12 членов ОПЕК Иран сохранил второе место после Саудовской Аравии по доходам от продажи нефти, нефтяная прибыль которой в завершившемся году составила 154 млрд долл. Далее следуют: ОАЭ — 52 млрд долл., Кувейт и Нигерия — по 46 млрд долл., Алжир — 43 млрд долл., Ангола — 42 млрд.долл., Ирак — 37 млрд. долл., Ливия — 34 млрд долл., Венесуэла — 33 млрд долл., Катар — 24 млрд долл. и Эквадор — 6 млрд долл.

Однако по доходам в расчете на душу населения Иран среди стран-членов международного картеля находится в последней тройке. По итогам 2009 г на каждого нигерийца пришлось 325 нефтедолларов, эквадорца — 411, иранца — 821. Лидером же по этому показателю стал Катар — 25,2 тыс. долл. на душу населения. Далее следуют: Кувейт — 17 тыс. долл., ОАЭ — 10,9 тыс. долл., Ливия и Саудовская Аравия — по 5,4 тыс. долл., Ангола 3,3 тыс. долл., Ирак — 1,3 тыс. долл., Алжир — 1,25 тыс. долл. и Венесуэла — 1,24 тыс. долл.

В целом доходы входящих в ОПЕК государств сократились с 965 млрд долл. в 2008 г до 573 млрд долл. в 2009 г. Основными причинами этому стали снижение цен на нефть на мировом рынке, а также сдерживающая политика картеля, устанавливающего для своих членов ограничительные квоты на производство нефти.

По мнению специалистов ВБ, в 2010 финансовом году в Иране темпы экономического роста снова начнут увеличиваться и достигнут 2,2 %. На следующий год этот показатель достигнет уже 3,2 %.

В настоящее время иранская экономика переживает не лучшие времена. Уровень безработицы составляет около 11 %, инфляция по итогам 2008 года достигла рекордной отметки в 30 %, однако в 2009 году снизилась примерно до 15 %.

В декабре 2009 года инфляция в Иране составила 13,5 процента против 15 процентов в ноябре того же года, сообщил Центральный банк страны. Показатель инфляции определяется на основании мониторинга цен на товары и услуги 359 наименований, предлагаемых в городах Ирана. В марте 2009 года Центральный банк Ирана обещал, что уровень инфляции будет снижен до 10 процентов. В конце 2007 — начале 2008 года инфляция в Иране составляла 25,4 процента

Планируется, что к 2015 году государственные субсидии населению будут почти полностью упразднены. Так, бензин будет стоить на внутреннем рынке примерно 90 % от средней цены на него в зоне государств Персидского залива. Чтобы не допустить увеличения бедности в стране в результате отмены субсидий, парламент обязал правительство принять меры по защите наиболее малообеспеченных слоев населения путем выплат компенсаций.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад 10 января представил меджлису ИРИ Программу экономического развития страны на предстоящие 5 лет. Основными направлениями программы президент назвал «создание равных возможностей для всех иранцев, обеспечение социальной справедливости, сокращение имущественного разрыва между различными слоями общества, развитие отсталых регионов, реализацию социальных программ».

В конце января президент Ахмадинежад представил на рассмотрение в меджлис вариант бюджета ИРИ на 2010-2011 финансовый год (совпадает с иранским календарным годом — 21.03.2010 – 20.03.2011). По законам ИРИ проект бюджета должен получить поддержку законодательного собрания государства и конституционного надзорного органа.

Бюджет запланирован из расчета цены на нефть в 60 долл. за барр. Предыдущий вариант иранского бюджета рассчитывался из цены на нефть в 37,5 долл. за барр.

По словам Ахмадинежада, если документ будет принят, то на образовательную программу, развитие сельского хозяйства и науки будет выделено больше средств, чем планировалось ранее.

Президент в бюджетном послании также заявил, что в 2010 году Иран может разместить облигации на 5 млрд евро для привлечения средств на финансирование энергетических проектов

Основную статью дохода бюджета Ирана (около 80%) составляют средства, полученные от экспорта нефти.

Власти Ирана решили принять меры по экономии финансовых ресурсов. Сообщается, что одобренный Наблюдательным Советом закон предусматривает постепенное сокращение государственных субсидий на автомобильное топливо, газ, электричество, воду, продовольствие, здравоохранение и образование. По словам президента Ахмадинежада, принимаемые меры позволят государству ежегодно экономить 100 млрд долларов. При этом не сообщается, с какого времени начинает действовать новый закон.

Секретарь Высшего совета по борьбе с отмыванием денег, заместитель министра экономики г-н Абольхасани на состоявшейся в Тегеране первой конференции по вопросам борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма заявил, что исполнение в Иране Закона о борьбе с отмыванием денег свидетельствует о том, что ИРИ чиста с точки зрения незаконной финансовой деятельности.

По словам г-на Абольхасани, ИРИ после исламской революции понесла большие жертвы в борьбе с терроризмом и контрабандой товаров и валюты и никогда не прекращала этой борьбы. Положения Закона о борьбе с отмыванием денег распространяются на деятельность всех структур, в том числе Центрального банка, других банков, бирж, налоговой службы, финансовых и кредитных учреждений, фондов и организаций, занимающихся обменом валюты. Г-н Абольхасани подчеркнул, что Высший совет по борьбе с отмыванием денег, возглавляемый министром экономики, и секретариат совета наделены самыми широкими полномочиями, которые позволяют им пресекать любую деятельность юридических и физических лиц по отмыванию денег.

С середины января в Иране запрещено обращение купюр с «подрисованными» от руки портретами лидера исламской революции аятоллы Хомейни и «подрывными надписями». В последнее время в обращении в Иране стали появляться купюры с «подрисованными» портретами основателя нынешнего иранского государства. Кроме того, на купюрах появляются призывы к «зеленой революции». Зеленый цвет стал символом оппозиции после президентских выборов 2009 года.

В январе президент Ирана Махмуд Ахмадинежад выступил с заявлением о необходимости проведения деноминации иранского риала, объясняя это значительным падением в последнее время стоимости риала и планами по повышению «истинной стоимости национальной валюты»

«Деноминация в Иране начнется после реализации проекта, связанного с субсидиями. Необходимо убрать с купюр нули», — сказал президент. Ранее правительство Ирана поручило Центральному банку страны изучить возможность деноминации национальной валюты и сократить три нуля с банкнот, что, по мнению официальных лиц, повысит экономическое доверие.

Курсы иностранных валют на тегеранском валютном рынке.

Центральный банк Ирана установил на 28 января 2010 года официальный курс 1 евро в размере 14023 риала (на 28.12.2009 — 14346 риалов), 1 английского фунта в размере 16199риала (15921 риалов), 1 американского доллара в размере риалов 10008 (9977риала), 100 японских иен в размере 11080 риалов (11897 риалов) и 1 швейцарского франка в размере риала 9521 (9619 риалов).

Справка. Денежная единица Ирана с 1932 года официально называется риал, которая после денежной реформы в том же году сменила старую денежную единицу — «туман». Но часто для расчетов используется такая единица как туман (червонец), который равен 10 риалам.

Нефть, нефтепереработка. Газ

Министр нефти Масуд Мирказеми: с начала текущего года (с 21.03.09) по настоящее время средняя цена 1 барреля иранской нефти составляет 63 доллара. В начале года иранская нефть продавалась по цене в 35 долларов за 1 баррель. Сейчас цена достигла 76 долларов за 1 баррель, и есть все основания надеяться на то, что до конца года иранская нефть будет продаваться по цене в 67-68 долларов за 1 баррель.

Заместитель министра нефти Ирана Ногрекар Ширази: Иран в следующие пять лет планирует добычу нефти увеличить на 1 миллион баррелей в сутки — до 5 миллионов баррелей в сутки, а добычу газа удвоить, доведя этот показатель до 1 миллиарда кубометров в сутки.

По его словам, этих показателей страна планирует достичь за счет реализации пятилетней программы социально-экономического развития, которая начнет действовать через два месяца. В настоящее время Иран добывает более 4 миллионов баррелей нефти и 600 миллионов кубометров газа в сутки.

Замминистра отметил, что в рамках программы предусмотрены крупные проекты строительства нефтеперерабатывающих и нефтехимических заводов.

Генеральный директор Иранской национальной газовой компании (ИНГК – INGC) Шейхбехаи заявил в январе, что в текущем году в Иране произведено и распределено между промышленными предприятиями, электростанциями и потребителями бытового газа более 100 млрд куб. м газа.

Справка. Запасы газа в Иране оцениваются в 29 трлн куб. м, что составляет 16% от мировых запасов голубого топлива. Иран занимает 2-ое место по запасам газа (после России) и 4-ое – по объему его добычи после США, России и Канады. Однако высокие нормы потребления газа в стране и отсутствие современных технологий ставят Иран на 3-е место в списке основных потребителей газа в мире. По этой причине, несмотря на ежесуточный объем добычи газа в размере более 530 млн куб. м, доля Ирана в мировой торговле газом составляет примерно 2%.

По словам Шейхбехаи, компания ИНГК осуществляет распределение газа между потребителями и контролирует процесс его потребления. В настоящее время около 60 млн человек являются потребителями бытового газа, что на данный момент составляет более 80% населения страны. Газораспределительная сеть охватывает территории, где проживает 91% городского и 35% сельского населения.

Газ составляет более 62% энергетической корзины страны. В текущем году потребление бытового газа выросло на 10% по сравнению с прошлогодними показателями. Так, за последнее время проложены 3 тыс. км новых газопроводов, продолжается прокладка газопровода из Асалуйе в Абркух, завершено строительство Восточного газопровода, строится второй газопровод для поставок газа из Туркменистана, прокладываются вторая ветка газопровода Хальхаль – Ардебиль – Мешкиншехр, вторая ветка газопровода Керманшах – Махидешт, строится новый газопровод Нека – Каемшехр. Ведется строительство целого ряда других газопроводов. Все это позволит обеспечить надежное газоснабжение на уровне всей страны.

К числу важнейших проектов, которые реализуются в текущем году, относятся завершение строительства газоочистительного комбината «Бейд-боланд» с производственной мощностью 50 млн куб. м газа в сутки, ряд проектов в Асалуйе, несколько фаз освоения газового месторождения «Южный Парс» и строительство 6-го магистрального газопровода, который протянется от района Агаджари до Миандоаба.

С завершением строительства названного газопровода промышленные предприятия и электростанции западных районов страны получат необходимый им газ, и прекратятся перебои с поставками газа.

Еще одним важным направлением деятельности ИНГК является контроль над соблюдением норм потребления газа и его рациональным использованием.

Рост потребления топлива автомобильным транспортом и повышение уровня загрязнения окружающей среды выхлопными газами вызвали необходимость использования альтернативного, более чистого топлива в виде природного газа. Это позволяет экономить ресурсы и снижает зависимость Ирана от импортного бензина.

По данным ИНГК, в Иране насчитывается 1 млн 490 тыс. автомобилей, работающих на газовом топливе, и страна занимает четвертое место в мире по потреблению газа в качестве автомобильного топлива.

Первое место принадлежит Пакистану, в котором в эксплуатации находятся около 2 млн автомобилей, работающих на газовом топливе. На втором и третьем местах находятся Аргентина (1 млн 677 тыс. автомобилей) и Бразилия (1 млн 588 тыс. автомобилей). За Ираном в списке стран с наибольшим количеством автомобилей, работающих на газовом топливе, следуют Индия, Италия, Китай, Колумбия, Бангладеш и Таиланд.

Генеральный директор нефтяной компании «Сетарейе Халидже Фарс» («Звезда Персидского залива») Мохаммед Исмаил Керачиян заявил, что строительство нефтеперерабатывающего завода «Сетарейе Халидже Фарс» активно продолжается и в случае своевременного финансирования его ввод в эксплуатацию состоится в первом квартале 2012 года. По словам г-на Керачияна, на сегодня строительные работы выполнены более чем на 32%. С вводом завода в эксплуатацию на нем ежесуточно будет производиться 35 млн литров бензина, 14 млн литров дизельного топлива, 4 млн литров сжиженного углеводородного газа (LPG) и 130 т серы. На завершение строительства завода «Сетарейе Халидже Фарс» и оснащение его необходимым оборудованием потребуется 2,6 млрд евро.

Г-н Керачиян отметил, что в настоящее время в Иране насчитывается 9 действующих нефтеперерабатывающих заводов. В общей сложности на них ежесуточно производится около 44 млн литров бензина.

Генеральный директор Компании по производству и распределению нефтепродуктов Сейед Нурэддин Шахнази заявил, что с будущего 1389 года (21.03.10-20.03.11) в Иране начнется первый этап реализации проекта по производству бензина и в 2012 году после выполнения всех намеченных программ в стране будет достигнут уровень самодостаточности в области производства бензина.

Справка. Иран является одним из крупнейших в мире экспортеров нефти, однако вынужден импортировать до 40 процентов от общего внутреннего спроса на ГСМ в связи со слабостью развития в стране перерабатывающей промышленности. Государством предоставляются субсидии, которые сдерживают в стране цены на бензин. С середины декабря до конца марта Ирану нужно импортировать порядка двух миллионов тонн автомобильного бензина и около 810 тысяч тонн дизельного топлива.

Вполне возможно, что прав директор департамента по энергетике итальянского института Bruno Leoni Карло Стагнаро, который считает, что санкции против Ирана могут помочь стране модернизировать свою экономику. Он заявил: «Санкции могут помочь Ирану достичь своего рода модернизации экономической среды путем создания стимула повысить мощность переработки, а также обеспечения правительства предлогом для смягчения и устранения со временем существующих субсидий на покрытие внутреннего спроса на топливо».

В январе заместитель министра нефти Ирана Ногрекар Ширази в ходе заседания российско-иранской рабочей группы по сотрудничеству в области нефти, газа и нефтехимии заявил в Москве о готовности страны принять участие в работе Санкт-Петербургской нефтяной биржи. «Мы положительно относимся к Санкт-Петербургской нефтяной бирже и готовы к сотрудничеству с ней. Объем ежедневно добываемой Россией и Ираном нефти составляет 15 миллионов баррелей. Если привлечь другие дружественные страны, то можно довести этот объем до 50 миллионов баррелей в день. Если мы хотим успешно выступать, надо устойчиво стоять на ногах».

Находившийся в январе в Бахрейне первый вице-премьер правительства РФ Виктор Зубков сообщил, что Россия и Бахрейн прорабатывают проект совместного участия в освоения крупнейшего газоконденсатного месторождения «Южный Парс» в Иране, стоимость которого составит миллиарды долларов. Эта работа будет вестись тремя сторонами – российским «Газпромом», Бахрейном и Ираном. «Прогнозы хорошие, Южный Парс — это сотни миллионов, миллиарды долларов», — сказал г-н Зубков.

Справка. «Южный Парс» является крупнейшим газовым месторождением в мире, его запасы составляют 14 триллионов кубометров. Находится напротив Катара через узкий залив — около 100-150 километров. Кроме того, часть месторождения расположена на территории Катара (там оно называется Nord Dome – «Северный купол»). На данный момент завершены работы на 10 фазах освоения месторождения, плановая мощность каждой из которых составляет около 1 миллиарда кубических футов газа в сутки.

Нефтехимия

Управляющий директор государственной Иранской нефтехимической компании (ИНХК — NPC) Абдул-Хусейн Байат заявил, что Иран планирует построить 46 нефтехимических комплексов, чтобы к 2015 году увеличить производство нефтехимической продукции до 100 миллионов тонн. В Иране подготовлен пятилетний план по увеличению выпуска нефтехимической продукции до 100 миллионов тонн к 2015 году. Общая стоимость проектов составит около 25 миллиардов долларов. В настоящее время в стране осуществляются 29 проектов общей стоимостью 18 миллиардов долларов и общей мощностью в 22,5 миллиона тонн. По итогам 2010 года ИНХК планирует произвести 38,9 миллиона тонн нефтехимических продуктов.

За девять месяцев текущего 1388 года (21.03-21.12.09) объем производства автопокрышек увеличился на 9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В общей сложности, несмотря на трудности, за указанный период было произведено около 176 тыс. т названной продукции. Кроме того, в течение девяти месяцев в страну было импортировано 73 тыс. 294 т автопокрышек зарубежного производства, что на 3% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Около 53 тыс. т из названного количества составили автопокрышки для легковых и грузовых автомобилей, и при этом примерно 39% данной продукции было импортировано из Китая.

Энергетика

Министерство энергетики ИРИ сообщило: за 10 месяцев текущего 1388 года (21.03.09-20.01.10) объем производства электроэнергии на электростанциях Ирана увеличился на 3,15% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За указанный период электростанциями страны было произведено в общей сложности 184 тыс. 538 ГигаВатт-час электроэнергии. Это на 5 тыс. 635 ГигаВатт-час больше, чем было произведено за 10 месяцев прошлого года.

На долю тепловых электростанций из названного количества произведенной электроэнергии пришлось 179 тыс. 324 ГигаВатт-час и на долю гидроэлектростанций – 5 тыс. 213 ГигаВатт-час.

Рост производства электроэнергии на ТЭС составил 2,72 % и на ГЭС – 20,33 %. К числу факторов, которые способствовали росту производства электроэнергии, относятся ввод в эксплуатацию новых энергоблоков на электростанциях и повышение КПД находящихся в эксплуатации электростанций.

В будущем году предполагается ввести в эксплуатацию новые электростанции общей мощностью около 3 тыс. МВт электроэнергии. Их строительство ведется в соответствии с намеченным графиком.

В Иране активизируется использование альтернативных видов энергии. Развивается сеть ветряных электростанций. Так, производство электроэнергии на ветряной электростанции в Менджиле будет доведено до 300 млн кВт/час. В настоящее время в Менджиле уже установлено 87 ветряных турбин, на которых ежегодно может вырабатываться до 180 млн кВт/час электроэнергии. На данный момент на станции ведется установка еще 36 турбин. В течение трех-четырех ближайших месяцев производственная мощность электростанции возрастет до 100 МВт.

На АЭС в Бушере успешно завершено гидравлическое испытание второй схемы оборудования с повышением давления до 110 кГ/см2.

Глава Организации по атомной энергии Исламской республики Иран Али Акбар Салехи сообщил 20 января, что атомная электростанция в Бушере должна вступить в строй к осени 2010 года.

Горнорудная промышленность и металлургия

В период правления 9-го иранского правительства (2005-2009 гг.) объем производства продукции горнодобывающей промышленности вырос со 150 млн т до 237 млн т в год. Количество шахт и рудников за указанный период выросло с 3,2 тыс. до 5 тыс. 280 единиц. Одна из целей, поставленных в 5-ой пятилетней программе, состоит в том, чтобы объем производства горнодобывающей промышленности был доведен примерно до 1 % от всех запасов полезных ископаемых страны. Если эта цель будет достигнута, то объем производства названной продукции увеличится в несколько раз и достигнет 570 млн т в год.

За первые 9 месяцев года, начавшегося 21 марта 2009 года, производство железной руды в стране составило 14,8 млн т. Из них 5,6 млн т руды произвели на предприятии Chador Malu, 4,3 млн т – на Gol-e-Gohar, 3,2 млн т – Iran Central Iron Ore. Кроме того, еще примерно 1,8 млн т железной руды произвели другие иранские государственные предприятия. Как известно, в Иране построят два новых предприятия по производству окатышей на железорудной шахте Gol-e-Gohar. Этими проектами будет заниматься «Иранская организация развития и реноваций в горнодобывающей индустрии».

В январе министр промышленности и рудников Али Акбар Мехрабиян во время посещения Хорасанского металлургического комбината в шахрестане Нишапур, заявил, что в 2009 году в Иране наблюдался небывалый рост промышленного производства.

По словам министра, сегодня промышленное производство, в особенности производство основных видов продукции, охвачено во всем мире небывалым застоем. Так, согласно данным Всемирной стальной ассоциации, в 2009 году в сталелитейной области во всем мире произошло сокращение производства на 11% по сравнению с прошлым годом. В США и Европе спад производства стальной продукции составил соответственно 40% и 33%. При этом в Иране производство стали выросло на 10%, что стало своего рода рекордом для страны.

Али Акбар Мехрабиян отметил, что еще два года назад Иран занимал 20-ое место в мире по производству стали, а в текущем году благодаря росту производства он вышел на 16-ое место по данному показателю.

Объемы производства стали на металлургических предприятиях Ирана к 2011 году вырастут до 6,4 млн т. Это станет возможным благодаря вводу в эксплуатацию в стране 8 новых металлургических предприятий.

На сегодняшний день над строительством заводов ведется работа в самых неразвитых регионах Ирана. Эти проекты смогут обеспечить порядка 100 тыс. рабочих мест для постоянных и сдельных работников.

Напомним, что в феврале-марте иранская стальная компания West Asia Steel запустит в стране металлургический завод, который будет специализироваться на выпуске холоднокатаной стали.

Отметим, что Иран является единственной на Ближнем Востоке страной, которая в текущем году увеличила объемы выплавки нерафинированной стали. Экономика Ирана не имеет прочных связей с другими государствами. Именно поэтому эффект от мирового экономического кризиса не повлиял непосредственно на выпуск стали в стране. Производство нерафинированной стали на государственных сталелитейных предприятиях Ирана к концу ноября текущего года по сравнению с прошлым годом выросло на 10,3%.

В Иране в середине января текущего года основные поставщики повысили цены на рифленую арматуру. Так, на второй неделе января цены на рифленую арматуру 12–25 мм в стране составляют примерно 5,7-5,8 млн риалов/т (570-580 долл./т). В начале месяца стоимость продукции не превышала 5,1-5,2 млн риалов/т. Указанная продукция начала дорожать впервые за последнее время. Как известно, до недавнего времени на рынке Ирана наблюдалось снижение цен на рифленую арматуру.

В то же время потребители иранской арматуры не хотят заключать сделки по новым ценам. Покупатели полагают, что в ближайшее время стоит ожидать очередного снижения цен.

Напомним, что в сентябре минувшего года материал диаметром 12–25 мм предлагался по цене 5,5-5,7 млн риалов/т (550-575 долл./т). Прежде стоимость продукции не превышала 5,3-5,5 млн риалов/т (530-550 долл./т).

Годовой объем производства цемента в Иране составляет 66 млн т. В случае выполнения программ по строительству и благоустройству в полном объеме потребление цемента в стране достигнет 58 млн т в год. За 9 месяцев текущего 1388 года (21.03-21.12.09) Иран экспортировал 4 млн т цемента, и до конца года (до 20.03.10) этот показатель достигнет 5 млн т. Согласно намеченным планам в 1389 году (21.03.10-20.03.11) будет экспортировано от 6 до 7 млн т цемента.

Стоимость экспортируемого цемента колеблется от 85 до 95 долларов за 1 т, и для африканских стран стоимость составляет 105-110 долларов за 1 т.

Машиностроение.

В январе в СМИ иранское машиностроение было представлено, в первую очередь, автомобильной промышленностью, которая в отличие от мирового автомобилестроения, успешно минует планетарный кризис. За 10 месяцев текущего 1388 года (21.03.09-20.01.10) в стране было произведено в общей сложности 1 млн 146 тыс. 410 автомобилей, что на 9% больше по сравнению с показателями за аналогичный период прошлого года. По данным министерства промышленности и рудников, за указанный период на предприятиях страны изготовлено 959 тыс. 435 легковых автомобилей. Это на 12% больше по сравнению с прошлым годом. Кроме того, произведено 151 тыс. 232 автофургона, 23 тыс. 503 грузовых автомобиля, 3 тыс. 95 микроавтобусов, 2 тыс. 203 автобуса и 6 тыс. 938 внедорожников.

На автосалоне в Ширазе состоялась презентация нового автомобиля автопромышленной группы «Сайпа», получившего название «Сайпа 111» или «Морварид» («Жемчужина»). В будущем 1389 году (21.03.10-20.03.11) в общей сложности будет выпущено до 55 тыс. этих автомобилей. Производство автомобилей «Морварид» осуществляется на автозаводе «Самияр» в Кашане. Новый автомобиль оснащается двигателем объемом 1323 куб. см, системой очистки выхлопных газов, имеет расход топлива около 7 литров на 100 км пробега, дисковые передние тормоза, оборудуется в базовой комплектации CD-плеером.

На предприятии автомобилестроительной компании «Замияд» началось массовое производство первого в стране легкого коммерческого автомобиля с дизельным двигателем. Легкий автофургон с дизельным двигателем соответствует экологическому стандарту «Евро-3». Расход топлива составляет около 9 литров на 100 км пробега. Внесенные на новом автомобиле конструктивные изменения позволили повысить его грузоподъемность на 20% по сравнению с бензиновым аналогом. В будущем 1389 году (21.03.10-20.03.11) объем производства нового автомобиля составит 20 тыс. единиц. Стоимость автофургона с дизельным двигателем определена в размере 147 млн риалов (примерно 14,7 тыс. долларов).

К концу 2011 года на рынок поступят легковые автомобили с дизельным двигателем иранского производства. Это будет первый иранский дизельный двигатель для легковых автомобилей, способный конкурировать с самыми современными дизельными двигателями зарубежного производства. Названный двигатель будет устанавливаться, в первую очередь, на легковых автомобилях «Саманд». Иранский дизельный двигатель будет соответствовать экологическому стандарту «Евро-5», и его объем потребления топлива при установке на автомобиле «Саманд» составит около 5 литров на 100 км пробега.

В январе было сообщено, что с целью обновления автомобильного парка до конца будущего 1389 года (до 20.03.11) компанией «Сайпа дизель» будет выпущено 10 тыс. грузовых автомобилей «Альборз». На рынке тяжелых грузовых автомобилей вновь наблюдается оживление. Продажи за один месяц абан (23.10-21.11.09) составили 30% от годового объема продаж, а с учетом распоряжения правительства о выводе из эксплуатации старых тяжелых грузовых автомобилей объем продаж продукции «Сайпа дизель» получит значительное увеличение.

В Иране впервые начинается производство подушек безопасности при непосредственном финансовом участии Организации развития и модернизации промышленности. Продукция первой очереди в значительной мере позволит удовлетворить потребности в подушках безопасности для автомобилей «Саманд». Продукция второй очереди будет предназначаться для автомобилей «Миниатюр» и «Пежо Парс». Капиталовложения в первую очередь производственной линии составили 68 млрд риалов (примерно 6,8 млн долларов), а во вторую очередь составят 155 млрд риалов (примерно 15,5 млн долларов). Реализация проекта осуществлялась при участии германо-японской компании «Таката Петри».

В Иране развивается не только автомобилестроение, но и производство нефтегазового оборудования. Иранская компания южных нефтеносных районов заключила около 8 тыс. контрактов с отечественными производителями на изготовление необходимых запчастей и оборудования на общую сумму в 3,8 трлн риалов (примерно 380 млн долларов). К числу этих запчастей относятся трубы различного вида, краны, бесшовные трубы, лопасти для газовых турбин, внутрискважинное оборудование и приспособления. Заказанные запчасти и оборудование, полностью отвечающие современным мировым стандартам, будут изготовлены в течение 13 месяцев на промышленных предприятиях провинции Хузестан.

Подобные проекты реализуются с целью оказания поддержки отечественным производителям, достижения уровня самодостаточности страны в области производства запасных частей и оборудования и недопущения вывоза за рубеж валютных средств. Расходы на производство названной продукции на отечественных предприятиях составляют одну пятую часть от расходов на закупку зарубежных аналогов.

Строительство

Министр городского и жилищного строительства Али Никзад заявил в январе, что в Иране ведется строительство 1 млн. квартир и жилых помещений. По словам Али Никзада, в стране в общей сложности зарегистрировано около 1 млн. человек, отвечающих условиям получения жилья в рамках государственной программы жилищного строительства «Мехр». Земельные участки под строительство уже выделены, и городским муниципалитетам поручено построить более 420 тыс. единиц жилья. Али Никзад отметил, что в сельской местности ведется строительство около 200 тыс. жилых домов и при строительстве 150 тыс. из них выделены льготные кредиты.

Как отметил министр, в Иране насчитывается около 6 тыс. предприятий и организаций, занимающихся массовым жилищным строительством, и, если каждое из этих предприятий построит хотя бы 100 квартир и жилых помещений в год, жилищная проблема в стране будет решена. Али Никзад подчеркнул, что правительство уделяет большое внимание развитию жилищного строительства, поскольку данная отрасль выступает в качестве движущей силы всей экономики страны и в ней занято около 20% трудоспособного населения.

Транспорт

Заместитель министра дорог и транспорта, глава Организации дорог и автомобильного транспорта Шахрияр Эфендизаде заявил в январе, что все автодороги Ирана общей протяженностью около 207 тыс. км оцениваются в 75 млрд долларов. В соответствии с международными стандартами на эксплуатацию и обслуживание дорог ежегодно необходимо выделять около 4% от их стоимости, т.е. практически 4 трлн туманов (примерно 4 млрд долларов). На самом же деле в бюджете страны на эти цели предусмотрена сумма в размере около 800 млрд туманов (примерно 800 млн долларов).

Заместитель министра отметил, что на сегодня около 90% транзитных перевозок в стране в рамках транспортных коридоров Север – Юг и Запад – Восток осуществляется автомобильным транспортом. Протяженность автодорог, по которым осуществляются эти перевозки, составляет около 20 тыс. км. Министерством предпринимаются также шаги, направленные на более активное участие иранских транспортников в транзитных перевозках между странами региона. Благодаря прилагаемым усилиям, несмотря на санкции и мировой экономический кризис, за 8 месяцев текущего года объем регионального транзита вырос на 17 % и составил 4 млн т различных грузов.

Текущими программами министерства дорог и транспорта предусматривается также обновление автомобильного парка страны. Мероприятия в этом направлении осуществляются с 2007 года. В настоящее время средний возраст грузовых автомобилей, которых в стране насчитывается в общей сложности 8 тыс. 313 единиц, составляет 17,8 лет, автобусов (1,5 тыс. единиц) – 13,2 лет, микроавтобусов – 23 года.

Заместитель министра промышленности и рудников, глава управляющего совета Организации развития и модернизации промышленности Ирана Сейед Маджид Хедаят во время посещения вагоностроительного завода компании «Парс» в Эраке, заявил, что, прежде всего, необходимо использовать внутренние возможности для производства железнодорожной техники и оборудования и развития всей железнодорожной отрасли в целом.

Реализуемые в настоящее время программы предусматривают недопущение произвольного импорта элементов железнодорожных путей, увеличение таможенных тарифов на импортируемые железнодорожные вагоны, оборудование и оказание помощи в укреплении материально-финансовой базы отечественных компаний-производителей.

Генеральный директор вагоностроительной компании «Парс» Голям Реза Раззази в свою очередь заявил, что до конца года (до 21.03.10) возглавляемая им компания должна подписать контракт на изготовление 315 вагонов для городских железных дорог (метро) Исфагана, Тебриза и Шираза. Кроме того, в течение двух ближайших месяцев должно быть завершено формирование двух железнодорожных составов, которые затем будут переданы заказчикам

С подписанием контракта на закупку вагонов проект по строительству метро в Исфагане примерно через два месяца вступит в заключительную фазу. Работы по прокладке туннелей исфаганского метро общей протяженностью в 21 км выполнены более чем на 70%. Согласно запланированному графику работ, прокладка туннелей завершится к концу апреля текущего года. К настоящему времени в рамках реализации проекта по строительству метро в Исфагане израсходовано 4,5 трлн риалов (примерно 450 млн. долларов) и для завершения проекта потребуется еще 10 трлн. риалов (примерно 1 млрд долларов).

Пресс-секретарь Организации гражданской авиации Ирана Реза Джафарзаде заявил, что за три десятилетия, прошедших после исламской революции, численность самолетов гражданской авиации страны увеличилась с 25 в 1979 году до 190 самолетов в настоящее время. В прошлом 1387 году (20.03.08-20.03.09) количество перевезенных пассажиров превысило 20 млн человек, и было совершено в общей сложности 166 тыс. 837 рейсов. Количество транзитных рейсов через воздушное пространство Ирана выросло с 31 тыс. в первый послереволюционных год до 99 тыс. 778 рейсов в прошлом году.

Из 190 названных самолетов 151 самолет относятся к воздушным лайнерам западного производства. Реза Джафарзаде сообщил, что в течение последних шести лет все широкофюзеляжные самолеты проходят капитальный ремонт на предприятии компании «Фарско». Ни один из них не отправлялся за границу на ремонт и техническую проверку. К настоящему времени отечественными специалистами отремонтированы 13 самолетов Боинг-747 и 32 самолета Аэробус.

Как отметил Реза Джафарзаде, в авиации Ирана насчитывается также 173 легких самолетов и вертолетов и 104 сверхлегких самолетов.

Через иранский порт Ноушехр (побережье Каспия) за январь — октябрь осуществлена перевалка грузов в объеме 1,165 миллиона тонн. В целом за этот период порт принял 408 судов. Суда перевозили торговую продукцию и нефтепродукты. В Иран импортирована такая продукция, как железо, древесина, нефтепродукты, бумага и картон, а экспортированы продукты растительного и животного происхождения, продовольствие и сухофрукты.

Водное хозяйство

Запасы воды в приплотинных водохранилищах страны увеличатся вдвое. В настоящее время в стране ведется строительство 100 плотин, и еще около 200 подобных сооружений находятся на стадии проектирования. С вводом всех этих водосборных плотин в эксплуатацию запасы воды увеличатся с сегодняшних 37 млрд куб. м до 74 млрд куб. м.

Иран относится к числу стран с ограниченным количеством воды, с сухим и полусухим климатом. Количество имеющихся в стране водных ресурсов не соответствует ее площади. В этой связи необходимо повышать эффективность использования поверхностной воды и воды из подземных источников. На повестке дня министерства энергетики Ирана стоит вопрос об использовании воды, выпадающей в виде осадков, ее накоплении и рациональном применении.

Текстильная промышленность

В провинции Чехармехаль и Бахтиария началась реализация проекта по расширению производства на крупнейшей в стране фабрике по производству черной ткани для женских хиджабов. На расположенной в городе Шехре-Корд (административный центр провинции Чехармехаль и Бахтиария) ткацкой фабрике, которая принадлежит компании «Несаджи хеджаб», производится до 10 млн м ткани для хиджабов в год. После завершения проекта по расширению производства на фабрике необходимости в импорте названной продукции больше не будет. На реализацию проекта выделен кредит в размере более 370 млрд риалов (примерно 37 млн долларов). Реконструкция крупнейшей в стране фабрики по производству ткани для хиджабов будет завершена через два года. На данный момент ткацкая фабрика в г.Шехре-Корд – единственный в Иране производитель черной ткани для женских хиджабов.

Пищевая промышленность

В текущем году в Иране выросло потребление макаронных изделий по сравнению с прошлым годом. Несколько лет назад этот показатель равнялся 3,8 кг в год. В текущем году он вырос до 6,2-6,5 кг. В Италии, которой принадлежат мировые рекорды по производству и экспорту макаронных изделий, потребление этой продукции на душу населения составляет 22 кг в год.

Несмотря на негативное влияние мирового экономического кризиса на весь мировой экспорт в целом, объем экспортных поставок иранской макаронной продукции не сократился и остался на прошлогоднем уровне. Иранские макаронные изделия, обладающие высоким качеством, пользуются спросом за рубежом. В настоящее время ведутся поиски новых экспортных рынков, и в ближайшем будущем ожидается значительный рост экспортных поставок иранских макаронных изделий.

К концу текущего 1388 года (до 20.03.10) в шахрестане Хой провинции Западный Азербайджан будет введен в эксплуатацию оснащенный по последнему слову техники завод по производству высокоочищенной и йодированной соли. Предприятие занимает площадь в 5 га. На данный момент строительные работы выполнены на 90%. Капиталовложения при строительстве завода уже составили 87 млрд риалов (около 8,7 млн долларов), и для завершения строительства потребуются еще 20 млрд риалов (около 2 млн долларов). С началом работы завода не только будут удовлетворены потребности страны в высокоочищенной и йодированной соли, но и около 70% продукции завода будут экспортироваться за границу.

Сельское хозяйство

Представитель министерства сельскохозяйственного джихада г-н Каболи заявил в январе, что в текущем году (21.03.2009 – 20.03.2010) иранскими земледельцами произведено более 14 млн т пшеницы, что на 5,6% больше по сравнению с прошлым годом. С первого по третье места по количеству произведенной пшеницы заняли соответственно провинции Фарс, Хузестан и Голестан. Одна из проблем, с которыми сталкиваются производители пшеницы, связана с поставками химических удобрений, в первую очередь азотных, фосфорных и поташа. По словам г-на Каболи, на эти цели требуется около 1,2 трлн туманов (примерно 1,2 млрд долларов), однако в текущем году, к сожалению, на эти цели выделено менее 600 млрд туманов (примерно 600 млн долларов).

Представитель министерства сельскохозяйственного джихада г-н Шаабани заявил, что в Иране растет количество крупного рогатого скота, а численность мелкого скота сокращается. В период с 2010 по 2015 год численность овец сократится с 51 млн 958 тыс. голов до 50 млн голов, а численность коз – с 25 млн 679 тыс. голов до 24 млн 868 тыс. голов. При этом количество коров и телок увеличится на 270 тыс голов. Как отметил А.Шаабани, наряду с увеличением количества крупного рогатого скота в указанный период предполагается увеличение объемов производства животноводческой продукции с 10 млн 657 тыс. т до 13 млн 972 тыс. т. При этом объем производства говяжьего мяса вырастет с 968 тыс. т до 1 млн 14 тыс. т, мяса битой птицы – с 1 млн 690 тыс. т до 2 млн 175 тыс. т и куриных яиц с 789 тыс. т до 917 тыс. т в год.

Г-н Шаабани подчеркнул, что такое увеличение объема производства животноводческой продукции должно сопровождаться обеспечением растущего количества скота кормами: для крупного и мелкого рогатого скота необходимо производить 63 млн 884 тыс. т кормов и для птицы – 7 млн 523 тыс. т в год.

Директор департамента по производству фруктов министерства сельскохозяйственного джихада Реза Фотухи заявил, что в 5-ой пятилетней программе развития страны (2010-2015 гг.) предусматривается производство садоводческой продукции в объеме 22 млн т в год. По словам Резы Фотухи, в прошлом 1387 году (20.03.08-20.03.09) в Иране было произведено около 16 млн т фруктов, и в период выполнения 5-ой пятилетней программы планируется производить до 22 млн т названной продукции без учета оливок и лекарственных растений.

Реза Фотухи подчеркнул, что одним из ключевых направлений деятельности садоводческой отрасли предусматривается расширение экспорта иранских фруктов.

Первый вице-президент ИРИ Мохаммед Реза Рахими заявил в январе, что с реализацией комплексной программы развития хлопководства Иран выйдет на третье место в мире по производству хлопка. По словам г-на Рахими, в названной программе предусматривается предоставление хлопкоробам субсидий с рассрочкой на 5 лет, выделение сезонных субсидий, а также модернизация и реконструкция текстильных фабрик. В программе также запланировано увеличение доли Ирана в мировом объеме производства хлопка примерно до 12% (сегодня Иран производит менее 1% хлопка).

Директор департамента птицеводства, пчеловодства и шелководства министерства сельскохозяйственного джихада Хосейн Демавандинежад сообщил, что в течение 10-ти месяцев в ИРИ получено рекордное количество меда. Благодаря этому предполагается, что до конца текущего года (до 20.03.10) в стране в общей сложности будет произведено 45 тыс. т меда.

В случае получения такого количества меда рост производства данной продукции по сравнению с прошлым годом составит 12%.

По словам Х.Демавандинежада, в Иране из расчета на душу населения производится 559 гр. меда. Потребление меда в мире на душу населения составляет 280 гр., а в Иране – 524 гр.

Г-н Демавандинежад положительно оценил состояние дел в области экспорта меда и сообщил, что в текущем году в страны Европы и Персидского залива экспортировано 2,5 тыс. т иранского меда.

2. ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ

Общие проблемы

В январе поступили некоторые данные о состоянии импорта — экспорта ИРИ. В целом наблюдается тенденция сокращения ввоза иностранной продукции в страну и увеличение вывоза иранской продукции в другие страны.

Министр торговли Мехди Хасанфари заявил в середине месяца, что в текущем иранском году объем импорта в Иран сократился на 5 млрд долларов по сравнению с прошлогодними показателями. Однако по некоторым товарам, таким как сахар, снижения закупок за рубежом не происходит. 60 % сахара из более чем 2 млн т ежегодно потребляемых в стране импортируется из-за границы.

По сведениям Организации развития торговли ИРИ, за 9 месяцев текущего 1388 года (21.03-21.12.09) иранский ненефтяной экспорт в соседние страны вырос на 27 % в стоимостном выражении и составил 7 млрд 124 млн 937 тыс. долларов. Этот показатель за аналогичный период прошлого года был равен 5 млрд 604 млн 439 тыс. долларов. В весовом выражении объем экспорта ненефтяных товаров в соседние страны за указанный период вырос на 44 %. В общей сложности он превысил 13 млн т, в то время как в прошлом году объем экспорта за 9 месяцев составлял около 9 млн т. К числу соседних стран, в которые экспортировались иранские ненефтяные товары, относятся Азербайджан, Армения, Кувейт, Афганистан, Турция, Ирак, Пакистан и ОАЭ. Среди товаров, которые поставлялись в перечисленные страны, присутствует цемент, масла, фисташки, фрукты, шафран, перец, обувь и др.

По сведениям Организации развития торговли ИРИ, иранский ненефтяной экспорт в страны-члены Организации экономического сотрудничества (ЭКО) в течение 9 месяцев текущего 1388 года (21.03-21.12.09) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года вырос на 17% и в стоимостном выражении достиг 2 млрд 138 млн долларов, в весовом выражении — 3 млн 396 тыс. т.

Справка. ЭКО была создана в 1984 году с целью расширения торгово-экономических отношений и повышения благосостояния жителей региона. Первоначально в нее входили три государства: Иран, Турция и Пакистан. В 1992 году к ЭКО присоединились Афганистан, Таджикистан, Азербайджан, Узбекистан, Туркменистан, Казахстан и Кыргызстан.

Из всего объема иранского ненефтяного экспорта продукции горнодобывающей промышленности принадлежит первое место. До конца текущего года (до 20.03.10) объем ее экспорта превысит 6 млрд долларов. Согласно 5-ой пятилетней программе развития страны (2010-2015 гг.), доля продукции горнодобывающей промышленности должна составить около 60 % от объема экспорта всей промышленной продукции.

За первые 9 месяцев года, начавшегося 21 марта 2009 года, Иран увеличил экспорт железной руды, на 63 %. Согласно подсчетам, в этот период зарубежные поставки иранского сырья достигли 6,32 млн т. Так, 5,8 млн т руды было экспортировано в КНР, 418 тыс. т – в Пакистан, примерно 56 тыс. т – в Туркменистан. Ранее сообщалось, что экспорт железной руды из Ирана за 7 месяцев, начиная с 21 марта, увеличился на 31% и составил 2,4 млн. т. Напомним, что за 9 месяцев предыдущего финансового года экспорт железной руды из Ирана составлял 3,86 млн т.

За 8 месяцев текущего 1388 года (21.03-21.11.09) из Ирана в различные страны было экспортировано химической продукции на общую сумму в 2 млрд 121 млн долларов. К числу этой продукции относились лекарственные препараты, химические удобрения, краски, клеи и т.п. В том числе, за указанный период объем экспорта пластиковых материалов, каучука и изделий из них в стоимостном выражении составил 1 млрд 316 млн. долларов.

Объединение производителей автомобильных запчастей и комплектующих Ирана планирует увеличение к 2025 году объема экспортных поставок до 6 млрд долларов. При этом подчеркивается, что все экспортные поставки автомобильных запчастей и комплектующих в мире оцениваются в 1 трлн долларов. Таким образом, 6 млрд долларов, которые запланированы в стратегической программе развития автомобильной промышленности Ирана в качестве объема иранского годового экспорта названной продукции, составят только 6% от общего объема мировых поставок, и такая цель вполне достижима, считают в Объединении. Однако для этого уже сейчас необходимо предпринять самые широкие шаги инфраструктурного характера. К числу обязательных мер в рамках государственной политики следует отнести укрепление связей с зарубежными странами и тщательный контроль с целью недопущения экспорта некачественной продукции, что позволит сохранить высокий авторитет иранских экспортеров. К наиболее благоприятным рынкам для экспорта иранских автомобильных запчастей и комплектующих относится европейский рынок.

Министр промышленности и рудников Али Акбар Мехрабиян заявил в январе о создании консорциума по экспорту цемента с участием отечественных производителей, По словам министра, сегодня Иран занимает 10-ое место в мире по экспорту цемента, и с вводом в эксплуатацию практически уже построенных новых цементных заводов годовой объем производства данной продукции в Иране к концу текущего года (к 20.03.10) превысит 70 млн т. Г-н Мехрабиян отметил, что Иран располагает также весьма большими возможностями для осуществления экспорта инженерно-технических услуг в области цементной промышленности. С созданием консорциума Иран получает возможность выйти на экспортные цементные рынки. С учетом больших возможностей по оказанию инженерно-технических услуг в области цементной промышленности следует создать еще один консорциум по оказанию таких услуг. Г-н Мехрабиян сообщил, что в период с конца марта по конец декабря было произведено около 40 млн т цемента и более 4 млн т названной продукции отправлено на экспорт. Министр промышленности и рудников заявил о том, что Иран занимается реализацией целого ряда цементных проектов в странах региона, а также в странах Латинской Америки.

Отмечается также рост экспорта иранской мебели. Так, за первое полугодие текущего 1388 года (21.03-20.09.09) объем экспорта иранской мебели составил 6 млн долларов, что на 67 % больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Объем всего экспорта мебели за прошлый 1387 год (21.03.08-20.03.09) составил 9 млн долларов.

К числу важнейших рынков, на которые экспортируется иранская мебель, относятся рынки таких стран, как Казахстан, Грузия, Узбекистан, Белоруссия, Россия, Пакистан, Сирия, Ирак, ОАЭ и Алжир.

Однако при этом мебельная промышленность ИРИ зависит от импорта, 78% которого составляют сырьевые материалы, 11% – оборудование, 5% – сопутствующая продукция и 6% – готовая продукция.

Самый высокий показатель роста экспорта иранской продукции отмечается в экспорте куриных яиц. За 8 месяцев текущего 1388 года (21.03-21.11.09) он увеличился на 122% и достиг 10 тыс. т. В стоимостном выражении экспорт составил 13 млн долларов. Среди факторов, которые способствовали росту экспорта куриных яиц, называется отмена экспортных тарифов на данный вид продукции и упрощенный порядок ее экспорта. Кроме того, росту названного показателя способствовали экспортные премии в последние два года, а также распространение в регионе «птичьего» гриппа при его отсутствии в Иране.

Иранский экспорт и в целом деловые связи иранских бизнесменов со странами Центральной Азии тормозит недостаточное знание рынка этого региона, его особенностей. Об этом говорил торговый советник Ирана в Узбекистане г-н Фархади. Ограниченное присутствие иранских предпринимателей на рынках стран этого региона объясняется именно подобными факторами.

В то же время Иран активизирует свою бизнес-деятельность в Омане, где был открыт в январе третий зарубежный торговый центр, который создан с целью дальнейшего расширения торгово-экономических отношений между двумя странами.

В начале января деловые круги на Лондонской нефтяной бирже сообщили, что Иран снизил цены на свою нефть для крупнейших импортеров в странах Азии. Ранее о снижении цен на свою нефть для потребителей в Азии сообщила Саудовская Аравия. Одновременно государственная саудовская компания «Арамко» увеличила цены на нефть, поставляемую в Северную Америку и Евросоюз. Размеры ценового сокращения представляют собой коммерческую тайну, однако деловые круги передают, что Иран снизил для азиатских потребителей цену барреля на 40 центов, а Саудовская Аравия — на 35 центов. Специалисты указывают, что нынешние действий Тегерана и Эр-Рияда являются отражением борьбы ведущих нефтедобывающих держав за азиатские рынки, где в предстоящие годы ожидается мощный подъем спроса на нефть.

Азербайджан

Компания SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана) и компания NIGEC (Иранская национальная газовая экспортная компания) подписали в Баку краткосрочный контракт на поставки азербайджанского газа в Иран. Он предполагает поставку до марта-апреля с.г. в общей сложности 100 млн куб. м газа из расчета 1,2 млн куб. м в сутки. Поставки азербайджанского газа будут осуществляться в северные регионы Ирана, которые удалены от основных газовых месторождений.

Азербайджан к осени 2010г. планирует в 2,5 раза увеличить экспорт газа в Иран — с нынешних 2 млн куб. м в сутки до 5 млн куб. м в сутки.

Указанное количество не включает тот газ, которым страны обмениваются в рамках контракта по своповым поставкам (поставкам по схеме замещения). В районе Астары азербайджанский газ поступает в Иран, а через Джульфу эквивалентное количество газа поставляется в Нахичеванскую республику.

Азербайджан и Иран связывает газопровод Казимагомед — Аcтара — Бинд-Бианд протяженностью 1474,5 км, в том числе на территории Азербайджана — 296,5 км. Сейчас его инфраструктура позволяет поставлять около 500 млн куб. м газа в год. На 2010г. запланирована модернизация газопровода, позволяющая увеличить его мощность до 1,8 млрд куб. м в год.

Армения

Азиатский банк развития (АБР) выделил 1 млн долл. для реализации технико-экономического обоснования проекта по строительству железной дороги между Арменией и Ираном. Протяжённость дороги должна составить 470 км, в том числе 60 км по территории Ирана. Предполагается, что эта дорога станет самым коротким сухопутным путём из Персидского залива, Индии и Китая в Европу. Дорога создаст Армении альтернативный путь транспортировки энергоресурсов и других товаров.

Общая стоимость проекта по строительству железной дороги Армения – Иран оценивается в 1,5–2 млрд долл., а сроки его реализации могут составить пять лет. Есть предварительные договорённости с иранской стороной о предоставлении 400 млн долл. для реализации строительных работ на территории Армении. Оставшуюся сумму Армения рассчитывает получить от российских инвесторов и Всемирного банка.

ЗАО «Южно-Кавказская железная дорога» (дочерняя компания ОАО «РЖД») модернизирует магистрали Армении с учётом нового маршрута.

Армения намерена экспортировать в Иран крупный рогатый скот. На данный момент проводятся обсуждения по объему экспорта из Армении в Иран крупного рогатого скота, в частности, коров. Армения уже экспортирует в Иран мелкий рогатый скот, в частности, овец. В 2009 году объем экспорта составил 117 тыс. голов ягнят и непригодных для репродукции овец.

Белоруссия

Посол Ирана в Белоруссии Абдолла Хосейни: Иран заинтересован в расширении белорусского присутствия на иранском нефтяном рынке. Между Белоруссией и Ираном установлены хорошие политические отношения, вследствие чего и экономические связи также расширяются. Важным является проект по добыче Белоруссией нефти на месторождении «Джофеир» в Иране. В нынешнем году будут значительные подвижки по осуществлению этого проекта.

Сервисный контракт на разработку нефтяного месторождения «Джофеир» ПО «Белоруснефть» подписало в Тегеране в сентябре 2007 года. Тогда же было создано совместное предприятие «Белпарс Петролеум Компании Лимитед». Месторождение «Джофеир» находится в 30 км к востоку от нефтяного месторождения «Азадеган» и в 70 км к юго-западу от города Ахваза. Его протяженность составляет 22 км в длину и 10 км в ширину. Геологические запасы месторождения оцениваются в 2,1 млрд баррелей.

Венесуэла

Государственная нефтегазовая корпорация Венесуэлы Petroleos de Venezuela SA (PdVSA) направила две грузовые партии бензина в Иран, несмотря на проблемы с обеспечением внутренних НПЗ.

Президент Венесуэлы Уго Чавес во время своего последнего визита в Иран обещал продать 20 тысяч баррелей бензина Ирану за 800 млн долл. с целью предотвратить влияние санкций США на иранскую экономику. Соглашение было заключено несмотря на завышенную цену, предложенную венесуэльским правительством.

При этом представители иранского правительства заявили, что Венесуэла будет продавать бензин Ирану из-за непростой ситуации на нефтеперерабатывающем рынке Ирана.

По поводу закупок бензина в Венесуэле министр нефти ИРИ Масуд Мирказеми сказал, что, Иран будет закупать бензин в любой стране, если он отвечает требованиям по качеству и продается по приемлемой цене.

Германия

Иран и Германия подписали соглашение о поставке в ИРИ 100 газовых турбокомпрессоров. Объем сделки оценивается в 1,44 млрд долл. Германская фирма, название которой держится в тайне, поставит в Иран ноу-хау, оборудование и произведет проверку построенных компрессоров.

Али Кариби, глава Иранской газовой инженерной компании заявил, что Германия уже поставила в Иран 45 подобных компрессоров. Германское оборудование позволит Ирану развивать технологию транспортировки сжиженного газа для поставки его на экспорт морским путем.

Иранская компания «Тайд уотер Хаваре Мияне» подписала с немецкой компанией HPC (Hamburg Port Consulting GmbH – дочерней структурой компании HHLA) — оператором Гамбургского порта, занимающего 9-ое место в мире среди контейнерных портов, контракт в области сотрудничества по управлению иранским портом Шахид Реджаи. Согласно контракту, немецкие специалисты Гамбургского порта будут заниматься в порту Шахид Реджаи вопросами инженерно-технического обеспечения, маркетинга, обеспечения безопасности, внедрения информационных технологий и оперативного управления. Предполагается, что на первом этапе сотрудничества германская сторона будет оказывать, в основном, консалтинговые услуги.

При сотрудничестве со специалистами Гамбургского порта разрабатывается стратегическая коммерческая программа деятельности порта Шахид Реджаи. В ней в качестве основных целей предусматривается совершенствование системы деятельности контейнерного терминала порта, обучение персонала терминала, предоставление качественных портовых услуг, меры, направленные на то, чтобы порт Шахид Реджаи, занимающий сегодня 60-ую строку в списке крупнейших портов мира, поднялся на более высокую строку в этом списке, и выход на новый уровень в области оказания портовых услуг в масштабах региона и всего мира. В ближайшие годы положения контракта будут распространены также на иранские порты Асалуйе, Амирабад и другие.

Грузия

Иран готов, в случае необходимости, закупить у Грузии электроэнергию. Об этом заявил в январе министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки на совместном брифинге, проведенном после встречи со своим грузинским коллегой Григолом Вашадзе.

Однако, грузинская энергосистема не позволяет стабильно экспортировать электроэнергию. В зависимости от сезона, Грузия сама испытывает энергодефицит.

Индия

Крупнейшая индийская нефтяная компания Indian Oil Со. стала третьим участником индийского нефтяного консорциума, которому будет доверено разрабатывать богатейшие месторождения иранской провинции Южный Парс. Indian Oil получила 40% акций консорциума за баснословную цену в 12,5 миллиардов долларов. Два других участника консорциума, ONGC и Hinduja Group, получили также права на разработку газовых месторождений Южного Парса, которые, возможно, являются самыми богатыми в мире. Индусы намерены импортировать из Южного Парса не менее 2,5 миллионов тонн сжиженного газа ежегодно. Окончательно соглашение между Ираном и Индией о разработке месторождений Южного Парса будут подписаны во время визита заместителя министра нефти Ирана в Индию в марте 2010 года.

Ирак

Начались транзитные поставки топлива в Ирак через порт Хорремшехр. Часть топлива, необходимого Ираку, будет доставляться из страны отправки, в частности Бахрейна, на нефтеналивных танкерах в порт Хорремшехр и после его слива специальными автоцистернами через сухопутную границу транзитом транспортироваться в Ирак. Подобные поставки представляют собой конструктивный шаг, способствующий дальнейшему развитию порта Хорремшехр.

До ирано-иракской войны (1980-1988) Хорремшехр был крупнейшим торговым портом Ирана. В настоящее время в его распоряжении имеется современное портовое оборудование и разгрузочно-погрузочные механизмы. Он находится на территории свободной торгово-промышленной зоны «Эрвенд», и все это вместе взятое открывает широкие горизонты с точки зрения развития всего региона.

Кроме того, Иран заключил сделку о поставках 19 тысяч баррелей дизельного топлива в Ирак в этом году. Поставки начались уже в январе. Сделка, которая оценивается в 500-600 млн долл., показывает, что Иран уверен в отсутствии опасности от санкций США по поставщикам топлива и может торговать с соседями самостоятельно.

Казахстан

В январе Казахстан еще раз заявил, что не рассматривает Иран как рынок сбыта урана. Напомним, что в конце декабря агентство Associated Press, ссылаясь на подготовленный спецслужбами для МАГАТЭ доклад, сообщило, что Иран и Казахстан якобы тайно договорились о поставке в ИРИ 1350 тысячи тонн уранового концентрата за 450 миллионов долларов. При этом утверждалось, что сделку стороны планировали оформить в течение ближайших недель.

Очищенная урановая руда или оксид урана, также известный как урановый концентрат, перерабатывается в урановое топливо, которое затем может обрабатываться до различных степеней обогащения — низкообогащенный уран используется в качестве ядерного топлива, а средне- и высокообогащенный уран может служить материалом для создания ядерного оружия.

Казахстан находится в тройке ведущих мировых производителей урана, добыв за прошлый год более 8,5 тысяч тонн руды. Объемы добычи урана в Иране составляют около 20 тонн руды в год, что недостаточно для обеспечения деятельности одного большого реактора.

Куба

В Тегеране в ходе встречи между министром промышленности и рудников Ирана Али Акбаром Мехрабияном и заместителем министра иностранных дел Кубы Маркосом Родригесом была подчеркнута необходимость расширения двусторонних отношений во всех областях.

Г-н Мехрабиян указал на давние связи между двумя странами и на необходимость укрепления этих связей. Приоритетами для Ирана, в частности, являются инвестиции в промышленность и добычу полезных ископаемых. Иранский министр отметил, что Куба занимает особое место среди стран латиноамериканского региона. Г-н Родригес в свою очередь заявил, что Куба выступает за активные действия по расширению экономического, промышленного и торгового сотрудничества с Ираном, и уровень торгово-экономических отношений между двумя странами необходимо поднять до уровня политических отношений.

Указав на негативные для Кубы последствия мирового экономического кризиса, Родригес высказался за то, чтобы Иран активизировал свою инвестиционную деятельность на Кубе с целью производства различной продукции и использовал территорию Кубы для экспорта этой продукции в страны Латинской Америки.

Мавритания

Находящийся с визитом в Иране президент Мавритании Мохаммед ульд Абдель Азиз заявил, что его страна намеревается закупить у компании «Иран Ходроу» 750 автомобилей, из них 250 автобусов и 500 легковых автомобилей «Саманд». По итогам визита было подписано соглашение с директором компании «Иран Ходроу» о поставках в Мавританию названных автомобилей.

Президент Мавритании заявил, что успехи ИРИ в освоении передовых технологий и развитии промышленного производства стимулируют Мавританию к удвоению усилий по развитию своей экономики. «Иран каждый день добивается успехов в различных областях, и мы будем свидетелями дальнейшего развития компании «Иран Ходроу», – отметил Мохаммед ульд Абдель Азиз.

Нигерия

Заместитель генерального директора автопромышленной группы «Иран Ходроу» по вопросам экспорта Али Реза Фейзбахш заявил, что в 2010 году на внешние рынки будет экспортировано более 40 тыс. автомобилей. По словам г-на Фейзбахша, окончательно решен вопрос о поставках иранских автомобилей в 2010 году в страны Африки, и первая партия «Самандов» направляется в Нигерию.

Россия

В январе главным событием сотрудничества между РФ и ИРИ стало заседание российско-иранской совместной рабочей группы по энергетике. Это мероприятие проводилось в рамках соглашений, достигнутых на недавнем пленарном заседании совместной межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству в Тегеране, и в соответствии с договоренностью между министерством нефти Ирана и министерством энергетики России.

В составе иранской делегации, которую возглавлял заместитель министра нефти по международным вопросам и торговле Ногрекар Ширази, было 20 специалистов. Перед началом заседания министр энергетики РФ Сергей Шматко встретился с г-ном Ширази. Во встрече приняли участие также заместитель министра энергетики Сергей Кудряшов и представители российских и иранских нефтяных компаний. В их числе – «Газпром», «Газпром нефть», СИБУР, «Стройтрансгаз», «Союзнефтегаз», «ВНИИГАЗ» и другие.

В Москве велись переговоры о сотрудничестве в области добычи нефти и газа, строительства нефтеперерабатывающих заводов, развития нефтехимической промышленности, эксплуатации нефтяных и газовых месторождений. В частности, обе стороны согласовали ноябрьские договоренности по 15 новым нефтегазовым проектам, по строительству нефтеперерабатывающего завода на Каспийском море и по объемам поставок газа.

Были обсуждены вопросы, связанные с осуществлением существующих и перспективных совместных проектов по разработке иранского газоконденсатного месторождения «Южный Парс», планы по разработке месторождений «Азар» и «Шангуле» в Иране.

Справка. Месторождение «Азар», расположенное на блоке «Анаран», было открыто летом 2005г. Его запасы составляют 2 млрд. барр. нефти. Кроме месторождения «Азар» на блоке «Анаран» была выявлена перспективная структура «Шангуле-Уэст». Соглашение по разведке блока «Анаран» было подписано Иранской национальной нефтяной компанией (ИННК – NIOC) и норвежской Hydro в 2000г. Позднее, в 2003г., был подписан контракт о вхождении «ЛУКойл-Оверсиз» в этот проект. Контракт вступил в силу после одобрения ИННК 26 сентября 2003г. В июне 2006г. ИННК подписала декларацию о коммерциализации месторождения Азар. Данный документ давал участникам проекта («ЛУКойл-Оверсиз» — 25%, Hydro — 75%) эксклюзивное право на переговоры по дальнейшей разработке месторождения. Однако из-за антииранских санкций, введенных Соединенными Штатами против ИРИ, которые затрагивают интересы «ЛУКойл» в США, до настоящего времени работы по разработке структуры «Азар» не проводились.

В повестке дня российско-иранских переговоров были также вопросы создания совместного банка для финансирования энергетических проектов с использованием национальных валют, возможного участия Ирана в работе Санкт-Петербургской международной биржи по торговле нефтью, участия России в проекте строительства газопровода «Мир» из Ирана в Индию. Однако проект газопровода «Набукко» не стал предметом обсуждения.

По итогам заседания российско-иранской рабочей группы был проработан план дальнейшего сотрудничества в нефтегазовой сфере и сформирована «дорожная карта», определяющая конкретные проекты для их совместной реализации. Обе стороны подтвердили, что собираются следовать своим более ранним договоренностям, к которым пришли в ноябре в Тегеране российский министр энергетики Сергей Шматко и его иранский коллега Масуд Мирказеми. Это касается создания совместной инвестиционной компании, что должно привести к упрочнению двусторонних связей и содействию реализации проектов как на региональном, так и на всемирном уровне.

В январе поступили также сообщения о том, что иранский автогигант «Иран Ходроу» объявил о своих намерениях начать в текущем году экспорт в Российскую Федерацию своей новинки – седана Soren, оснащенного новым двигателем TU5. Компания «Иран Ходроу» также занимается созданием на российском рынке инфраструктуры сервиса и продаж. В настоящее время экспортирует в Россию модели Samand и Peugeot 206.

Также в январе председатель Организации гражданской авиации ИРИ Реза Нахчивани заявил об отказе Ирана от дальнейшего импорта пассажирских самолетов ТУ-154. Причина – многочисленные аварии и катастрофы этого самолета в иранских условиях. Так, утром 24 января в Иране при посадке в аэропорту города Мешхед загорелся пассажирский самолет ТУ-154, совершавший внутренний перелет из Абадана. Пожар начался в хвостовой части лайнера.

Напомним, что еще одна крупная авария ТУ-154 в Иране произошла летом прошлого года. Лайнер авиакомпании Caspian Airlines, выполнявший рейс Тегеран-Ереван, разбился через несколько минут после взлета на севере страны. Погибли более 150 человек — граждане Ирана, Армении и Грузии.

Сирия

В январе в Тегеране сопредседателями совместной комиссии министром жилищного и городского строительства Ирана Али Никзадом и министром экономики и торговли Сирии Амером Хосни Лутфи был подписан меморандум о расширении торгово-экономического сотрудничества между двумя странами.

Объем товарооборота между Ираном и Сирией превышает 320 млн долларов, при этом импортные поставки из Сирии оцениваются примерно в 16 млн долларов. По словам Али Никзада, 36 иранских компаний занимаются в Сирии реализацией целым рядом проектов, в частности по оказанию инженерно-технических услуг, общей стоимостью 1,6 млрд долларов. Речь идет о строительстве элеватора, электростанции, вагоностроительного завода, объектов водоснабжения и канализации, металлургического предприятия, фабрик по производству лакокрасочных материалов и лекарственных препаратов.

На заседании комиссии в Тегеране обсуждались вопросы создания совместного ирано-сирийского банка, расширения сотрудничества в области выставочной деятельности, здравоохранения, сельского хозяйства, жилищного строительства и благоустройства, промышленности, развития туризма, а также вопросы сотрудничества между бизнес-сообществами двух стран.

Первый вице-президент ИРИ Мохаммед-Реза Рахими сообщил о завершении подготовки к созданию совместного ирано-сирийского банка.

Амер Хосни Лутфи отметил высокий уровень развития политических отношений между двумя странами и заявил, что следует направить больше усилий на достижение такого уровня отношений в области экономики и для этого имеется необходимый потенциал.

Таджикистан

В Душанбе в ходе январского визита президента ИРИ Ахмадинежада в Таджикистан им и таджикским президентом Эмомали Рахмоном было подписано шесть документов: совместное заявление о развитии двустороннего сотрудничества, межправительственные соглашения по экстрадиции, о создании совместных центров в сфере геологии и землеустройства, а также три меморандума, касающиеся развития сотрудничества в сфере энергетики и выделения дополнительного финансирования на завершение строительства тоннеля «Истиклаль», который расположен на автотрассе, соединяющей Душанбе с севером Таджикистана.

Согласно подписанным документам предусматривается выделение иранской стороной дополнительного финансирования в размере 6 млн долл., из которых 1 млн долл. в виде гранта и 5 млн долл. в виде долгосрочного кредита. Данные средства будут направлены на завершение строительства тоннеля «Истиклаль», протяженностью около 5 км. Кроме того, планируется совместно с иранской компанией «Фароб» подготовить технико-экономическое обоснование строительства гидроэлектростанции «Айни», мощностью 150 МВт на севере Таджикистана.

В ходе переговоров было подтверждено решение об ускорении строительства ГЭС «Сангтуда-2» мощностью 220 МВт на реке Вахш в 120 км юго-восточней Душанбе. Стоимость объекта составляет 220 млн долл., из которых 180 млн выделены иранской стороной. Запуск первого агрегата этой ГЭС, мощностью 110 МВт, запланировано к концу этого года.

В ходе переговоров достигнута также договоренность о подготовке для Таджикистана кадров в нефтегазодобывающей сфере

Туркменистан

В начале января состоялся визит президента ИРИ Ахмадинежада в Туркменистан. В ходе визита было подписано три соглашения о сотрудничестве: в области культуры, туризма, транспорта. Также было подписано совместное заявление по поводу развития взаимосвязей между двумя странами.

Президенты Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов и Ирана Махмуд Ахмадинежад приняли участие в церемонии запуска нового газопровода Туркменистан-Иран на газоизмерительной станции в районе Серахс. Это второй газопровод, соединяющий два соседних государства. Его протяженность 30,5 километра, новая газовая магистраль позволит увеличить поставки туркменского природного газа в Иран с нынешних 8 млрд кубометров до 14 млрд, а затем и до 20 млрд кубометров газа в год.

За одиннадцать месяцев прошлого года общий товарооборот Туркменистана и Ирана составил около 2,9 млрд долл. США. Это более чем на 150 млн долл. превышает соответствующий показатель 2008 года. Эти данные приводит Госкомстат Туркменистана. Согласно информации, позитивная динамика взаимодействия заметна по всем ключевым направлениям, включая такую сферу, как топливно-энергетический комплекс, торговля и транспорт. Через территорию Ирана экспортируется туркменские электроэнергия и нефть. Между странами регулярно проводятся специализированные выставки товаров, создана межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству.

Турция

В начале января состоялся официальный визит в Турцию министра промышленности и промыслов Ирана Али Акбара Мехрабиана. В ходе визита обсуждался вопрос повышения уровня сотрудничества между министерствами промышленности и промыслов обеих стран. В частности, состоялись переговоры о формировании специального комитета для создания совместной промышленной зоны между Турцией и Ираном.

Министры приняли участие в церемонии открытия машиностроительного промышленного комплекса в Турции.

К концу прошлого года финансовый оборот между Турцией и Ираном в ненефтяном секторе составил 2млрд 750 млн. долл.

Ранее, в самом конце 2009 года состоялись переговоры между министром нефти ИРИ Масудом Мирказеми и министром энергетики Турции Танером Йылдызом. Темами бесед были турецкие инвестиции в разработку 22-ой и 23-ей фаз иранского газового месторождения «Южный Парс» и газовые поставки по схеме замещения (так называемые своповые поставки).

Иран и Турция в случае достижения договоренностей между Тегераном и Анкарой планируют совместными усилиями создать «исламский» автомобиль. Согласно проекту, «исламский автомобиль» призван стать лучшим в мире автомобилем, и он сможет работать на трех видах топлива: природном газе, бензине и дизельном топливе. Иранская сторона должна обеспечить производство энергоносителями, турецкая предоставит технологию и ноу-хау.

Уганда

Председатель меджлиса Ирана Али Лариджани, находящийся в конце января с визитом в Уганде, во время встречи с председателем парламента Уганды заявил, что Иран готов экспортировать в Уганду технологии и инженерно-технические услуги. Али Лариджани, указав на необходимость расширения двусторонних отношений между Ираном и Угандой, заявил, что африканский континент представляет собой весьма важный регион, обладающий огромным потенциалом. Уганда предпринимает самые активные шаги по своему развитию, и Иран готов предложить этой стране современные технологии.

Председатель парламента Уганды в свою очередь заявил, что ИРИ – это важное во всех отношениях государство, которое располагает самыми широкими возможностями в различных областях, и Уганда выступает за укрепление связей с Ираном.

Узбекистан

17 -18 января в Тегеране состоялось Десятое заседание совместной экономической комиссии между Узбекистаном и Ираном. Представители двух стран рассмотрели вопросы по развитию торговых и экономических связей между двумя странами. По результатам работы заседания 18 января, министр торговли Ирана Мехди Хасанфари и заместитель премьер-министра Узбекистана Элер Ганиев подписали меморандум, в котором предусматривается расширение списка товаров, на которые распространяются преференциальные тарифы, с 27 до 100 наименований. Планируется создание условий для подписания контрактов между частными секторами двух стран на общую сумму в 30 млн. долларов, создание иранского торгового центра в Узбекистане, проведение заседания совместной транспортной комиссии двух стран.

В меморандуме намечены новые направления совместной деятельности в области торгово-экономических отношений. Речь идет о межбанковском сотрудничестве, о сотрудничестве в области энергетики, инвестиций, инженерно-технических услуг, транспорта, сельского хозяйства, рыболовства, науки и техники, туризма и культуры.

Между сторонами достигнута договоренность о визите в Узбекистан делегации иранских специалистов с целью ознакомления с реализуемыми в Узбекистане проектами и оценки потенциальных возможностей этой страны. Стороны пришли к соглашению об осуществлении различных совместных проектов.

Между Узбекистаном и Ираном установлено плодотворное сотрудничество и в экономической сфере. В Узбекистане действуют 117 совместных предприятий, созданных с участием иранских инвесторов. Свои представительства в Узбекистане открыли 29 компаний Ирана. Узбекско-иранский товарооборот за 9 месяцев 2009 года составил 376,5 млн долл. Министр торговли Ирана заявил, что Иран заинтересован расширить товарооборот с Узбекистаном до 1 млрд долл.

Узбекистан экспортирует в Иран в основном хлопковое волокно, черные и цветные металлы, органические удобрения, шелк. Из Ирана в Узбекистан импортируются продовольственные товары, фрукты, лакокрасочные и другие виды строительно-отделочных материалов.

Украина

Организация гражданской авиации Ирана отрицает какие-либо закупки украинских самолетов, в то время как министр экономики Украины Богдан Данилишин заявил о подписании соглашения о продаже в Иран и совместном с ним производстве более 70 самолетов Ан-148. Пресс-секретарь Организации гражданской авиации ИРИ Реза Джафарзаде сообщил в январе, что никаких соглашений о закупках самолетов Ан-148 подписано не было. По словам пресс-секретаря, в прошлом году представители авиапромышленности Украины провели предварительные переговоры с руководством авиастроительного завода ХЕСА в Исфагане, однако соглашение между сторонами подписано не было.

В свою очередь Богдан Данилишин ранее заявил, что на сегодня имеются заказы на 150 самолетов Ан-148 и недавно была достигнута договоренность о продаже и совместном с Ираном производстве более 70 самолетов названного типа.

3. ИНВЕСТИЦИИ

По мнению иранских специалистов, в Иране отлажена законодательная база, необходимая для привлечения иностранного капитала. Прямые иностранные инвестиции освобождаются от налогообложения на 15 лет, разрешен беспошлинный ввоз инвестиционных товаров, либерализирован процесс перевода прибыли в иностранные банки, экспортный курс риала приближен к рыночному, по сравнению с мировым рынком в Иране дешевые инфраструктурные услуги. Согласно новым дополнениям к правилам об управлении свободными торгово-экономическими зонами иранское правительство взяло на себя функцию гаранта компенсационных выплат иностранному инвестору в случае национализации его собственности. В свободных зонах разрешено создание отделений иностранных банков, смешанных компаний и банков, производственных компаний со 100% иностранным капиталом. Правда, следует отметить, что до сих пор продолжает существовать ряд ограничений как на сферы деятельности иностранного капитала, так и на организационные формы реализации инвестиционных проектов.

Заместитель министра нефти Ирана по международным делам Хосейн Ногрекар Ширази заявил в середине января, что за 9 месяцев текущего года (21.03-21.12.09) в нефтегазовую промышленность Ирана инвестировано 20 млрд долларов и предполагается, что до конца года (до 20.03.10) эта сумма возрастет до 30 млрд долларов. Он сказал, что в течение четырех лет деятельности предыдущего девятого правительства Ирана (2005 – 2009 гг.) в нефтегазовую промышленность страны было в общей сложности инвестировано 66 млрд долларов. Указанные средства вкладывались зарубежными государственными и частными инвесторами, а также представителями отечественного частного сектора. Кроме того, в различные отрасли нефтегазовой промышленности Ирана значительные средства вкладывались за счет специального бюджета министерства нефти.

Однако министр нефти Сейед Масуд Мирказеми уточнил, что в текущем 1388 году (21.03.09-20.03.10) объема инвестиций в размере 20 млрд долл. достичь не удалось, однако, если договоренности с компаниями, изъявившими желание инвестировать иранские проекты, будут достигнуты, названная сумма в 20 млрд.долл. может быть даже превышена. Он сообщил, что в настоящее время изучаются предложения зарубежных компаний по поводу инвестиций в нефтегазовую отрасль Ирана. При этом министр не назвал конкретные компании.

Генеральный директор Иранской нефтяной компании центральных районов Али Реза Зейгами заявил о том, что до конца выполнения 5-ой пятилетней программы развития страны (2010-2015гг.) запланировано вложить около 7 млрд. долларов в разработку нефтяных и газовых месторождений в центральных районах Ирана. По словам Али Резы Зейгами, к указанному сроку предполагается увеличить объем добычи нефти на месторождениях, находящихся в ведении Иранской нефтяной компании центральных районов, с сегодняшних 160 тыс. баррелей до 500 тыс. баррелей в сутки. Объем добычи газа будет доведен до 500 млн куб. м в сутки.

Иранские СМИ напоминают, что в ноябре китайская Sinopec и национальная компания Ирана по нефтепереработке (NIORDC) подписали меморандум о взаимопонимании, который предполагает вложение китайских инвестиций в размере 6,5 млрд долларов в строительство нефтеперерабатывающих заводов в Иране. Инвестиции будут направлены на строительство семи нефтеперерабатывающих заводов общей мощностью переработки 1,56 млн баррелей в сутки. Как ожидается, после ввода их в эксплуатацию перерабатывающая мощность Ирана возрастет до 3,2 млн баррелей в сутки.

Глава Центра свободных и особых экономических зон (СЭЗ) Ирана Хамид Бекаи заявил, что иранские СЭЗ получили 2 млрд долларов США иностранных инвестиций. Он также отметил, что, несмотря на мировой экономический кризис, иностранные инвесторы активно вкладывают свои средства в СЭЗ Ирана. Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан и Турция изъявили готовность открыть филиалы национальных банков в свободных экономических зонах Ирана.

Губернатор провинции Хормозган Хосейн Хашеми во время встречи с руководителями компании Nethrland’s Kish Royal и зарубежными партнерами этой компании сказал, что в провинции Хормозган приветствуется любые инвестиции в проекты по развитию портовой инфраструктуры. По словам губернатора, руководство провинции готово к любому сотрудничеству по созданию необходимых условий для деятельности отечественных инвесторов, их зарубежных партнеров и, в особенности, для иранцев, проживающих за границей. Хосейн Хашеми отметил, что для качественной работы необходимы новые технологии по строительству плавучих причалов, а также современных пассажирских судов.

Компания Nethrland’s Kish Royal специализируется на производстве судов с корпусами из композитных материалов и в области строительства плавучих причалов. Как отметил ее руководитель, единственно, в чем нуждается компания, – это в выделении для нее в районе порта Бендер-Аббас земельного участка для строительства завода и в выделении средств для размещения зарубежных специалистов компании.

В настоящее время компания Nethrland’s Kish Royal производит на острове Киш значительную часть необходимых Ирану пассажирских судов. С целью дальнейшего расширения своей деятельности по производству плавучих причалов и пассажирских судов компания намеревается развернуть производство и реализовать соответствующий инвестиционный проект в порту Бендер-Аббас.

Губернатор провинции Гилян Рухолла Кахремани отметил, что процесс реализации проекта по строительству железной дороги из Казвина в Астару продвигается хорошими темпами. Недавно неназванный губернатором, но крупный инвестор из России завил о своей готовности профинансировать этот проект.

Организация развития и модернизации промышленности Ирана (IDRO) выделила 440 млн долларов на создание шинного производства в провинции Курдистан на западе страны. Проектная мощность завода составит 100000 тонн шин для различного транспорта в год. Акции предприятия будут поделены в соотношении 51:49 между IDRO и компанией Kordestan Tire Company.

Таким образом, дефицит инвестиций – одна из главных проблем развития экономики Ирана. В центре и на местах предпринимаются активные меры по привлечению как иранских, так, прежде всего, иностранных капиталов. При этом инвестиционный климат в стране в январе имел тенденцию к ухудшению вследствие осложнения внутриполитической обстановки и обострения ситуации вокруг Ирана в связи с неразрешенностью ее ядерной программы.

В целом, иранская экономика, несмотря на относительно успешное преодоление мирового кризиса (из-за ограниченной вовлеченности в мировые финансово-экономические процессы), находилась в январе в сложном положении.