США так и не начали вывод войск из Сирии

Selen Temizer,Levent Tok,Ülviyya Amuyeva 

АА

США до настоящего времени так и не приступили к выводу своих военных из Сирии, несмотря на то, что этот процесс должен был начаться еще в середине марта. 

На территории Сирии сегодня находится до двух тысяч американских военнослужащих.

Президент США Дональд Трамп в декабре 2018 года заявил, что борьба с террористами ДЕАШ, которые являются единственной причиной присутствия американских войск в Сирии, уже завершена. Тем не менее, Трамп под влиянием своих советников по национальной безопасности сообщил, что США выведут военных из Сирии постепенно. При этом в Белом доме не стали раскрывать детали и называть сроки вывода американского контингента из Сирии.

11 февраля глава Центрального командования ВС США (CENTCOM) генерал Джозеф Вотел заявил, что вывод американских войск из Сирии начнется в ближайшие недели. Генерал заверил, что первые шаги в этом направлении будут сделаны не позднее середины марта. 

22 февраля представитель Пентагона майор Шон Робертсон сообщил, что Соединенные Штаты оставят несколько сотен своих солдат на северо-востоке Сирии в составе международных сил. Кроме того, американские военные останутся и на базе Эль-Танф на юге Сирии. 

По данным информированных источников в Сирии, США так и не начали вывод своего контингента из этой страны, несмотря на то, что срок, названный Вотелом, уже истекает. 
Напротив, США дважды – в начале и конце февраля — отправили 300 фур с военной техникой в подконтрольный террористам YPG/PKK район Сирии.

Агентство «Анадолу» четвертого февраля сообщало, что на склады в сирийских районах Хараб Ишк и Сыррин доставлены бронетехника, генераторы, строительная техника. 

Позднее представители американских властей заявили о намерении продолжить поддержку YPG/PKK в Сирии. 

Госсекретарь США Майк Помпео 20 февраля сообщил, что США продолжат борьбу с ДЕАШ и намерены сотрудничать с местными силами, имея в виду YPG/PKK. 

12 марта стало известно, что в проекте бюджета Пентагона на 2019 финансовый год предусмотрены расходы в размере 550 миллионов долларов на обучение отрядов «Сирийских демсил» (СДС, костяк составляют террористы PYD/PKK) и подготовку «сил по защите границ» Сирии. 

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), за годы конфликта в Сирии 6,6 миллиона человек стали вынужденными переселенцами, 5,6 миллиона — беженцами. 
https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D1%82%D0%B0%D0%BA-%D0%B8-%D0%BD%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%B2%D0%BE%D0%B4-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D1%81%D0%BA-%D0%B8%D0%B7-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1421480

Израиль хочет избежать превращения Сирии во «фронт сопротивления»


© РИА Новости, Сергей Гунеев

Нетаньяху посетил Москву впервые после скандала с российским Ил-20

Визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Россию стал первым с того момента, как в небе над Сирией был сбит российский самолет радиоэлектронной разведки и борьбы Ил-20. Его падение, произошедшее по вине сирийцев, едва не привело к ссоре между Москвой и Иерусалимом. Россия пока что остается для Израиля одним из важнейших игроков, в силах которого, как считают израильтяне, сдержать иранское усиление в Сирии. А то, что иранцы будут пытаться все глубже проникать в структуры республики, не вызывает сомнений.

Накануне визита Нетаньяху прояснил цели переговоров с Путиным в своем видеообращении. «В центре наших переговоров – закрепление Ирана в Сирии, – сказал глава израильского правительства. – Мы действуем против него, мы нападаем на его базы и будем продолжать действовать против него. Мы продолжим действовать до тех пор, пока иранцы не уйдут из Сирии, и, так как Иран угрожает уничтожить Израиль, мы не дадим ему обосноваться возле нашей границы». В беседе с главой российского государства Нетаньяху передал все опасения властей еврейского государства и пригласил Путина приехать в Иерусалим на открытие памятника жертвам блокады Ленинграда. Российский президент это приглашение принял.

В настоящее время внимание Израиля занимает вопрос боеготовности комплексов С-300. В местной прессе продолжают обсуждать данные спутниковой компании ImageSat International, согласно которым три из четырех расположенных в одной из частей Сирии установок находятся в вертикальном положении. Это свидетельствует о том, что они готовы к использованию сирийскими военными, делает вывод компания. «Установки, вероятно, работают», – говорится на официальном сайте ImageSat International. Аналитики, впрочем, отмечают, что эту информацию трудно верифицировать. Лояльная к официальному Дамаску пресса, кроме того, передает, что процесс обучения военных правительственной армии работе с С-300 еще не завершен.

Напомним, что Израиль пригрозил уничтожить российские комплексы в Сирии в том случае, если оружие будет использовано против его истребителей. Власти еврейского государства обращали внимание на то, что их не волнует, какой урон в связи с этим могут понести российско-израильские отношения.

«Думаю, обеспокоенность Израиля, связанная с Сирией и Ираном, заключается в желании Тегерана создать в Сирии второй «фронт сопротивления», – заявил «НГ» бывший спецпредставитель Госдепартамента США по политическому переходу в Сирии Фредерик Хоф. – Это бы переместило поле будущих битв между «Хезболлой» и Израилем в разрушенную Сирию из Ливана, где группировка пустила глубокие политические корни. Основная цель Ирана по-прежнему сосредоточена на защите и укреплении «Хезболлы». Превращение Сирии в поле будущей битвы направлено на то, чтобы сделать для Ирана и его ливанского «агента» две вещи: защитить Ливан от израильских атак и дать возможность «Хезболле» сохранить свой «сопротивленческий» имидж, периодически производя атаки из Сирии. Насколько я понимаю, Москва хочет, чтобы Сирия вернулась в атмосферу спокойствия, хоть и с Асадом. Тегеран придерживается иного взгляда на Сирию, который подразумевает, что «Хезболла» и другие образования, где доминирующее влияние оказывает Иран, периодически нападают на Голанские высоты и получают ответ со стороны Израиля, но это происходит именно в Сирии, а не в районе штаб-квартиры «Хезболлы» в Ливане».

Изначально поездка Нетаньяху в российскую столицу была намечена на 21 февраля, однако ее пришлось перенести в связи с политической ситуацией в еврейском государстве: все дело в досрочных парламентских выборах, которые пройдут уже 9 апреля.

Партия израильского премьера «Ликуд» сейчас теряет свои позиции в социологических опросах. Впервые с момента объявления досрочного голосования она уступила первенство блоку «Кахоль-Лаван» («Бело-голубые», название – по цветам израильского флага), показывают социологические исследования Двенадцатого и Тринадцатого каналов израильского телевидения. Вероятно, если бы выборы состоялись сейчас, то «Кахоль-Лаван», о создании которого его руководители – лидеры партий «Хосен ле-Исраэль» («Стойкость Израиля»), «Еш атид» («Есть будущее») и ТЕЛЕМ Бени Ганц, Яир Лапид и Моше Яалон объявили только 21 февраля, мог бы претендовать на 36 мест из 120 в Кнессете. Эти данные одинаковы в опросах обоих телеканалов. Правящей же партии Тринадцатый канал предсказывает всего 26 мест, а Двенадцатый – 30. Такой же результат, кстати, «Ликуд» получил в 2015 году.
Игорь Субботин
27.02.19

Источник — независимая газета

Трудный союз. Смогут ли Россия и Турция договориться по Сирии



Владимир Путин и Реджеп Эрдоган на четырехстороннем саммите по Сирии. Фото: Abaca Press/ТАСС

Турция как партнер по урегулированию в Сирии ценна для России прежде всего тем, что имеет большое влияние на сирийскую оппозицию. Однако ближневосточная политика Турции выстраивается с учетом позиции не только России, но и США. Поэтому Москве придется пойти на дополнительные уступки Анкаре, чтобы Турция не начала слишком усердно защищать американские интересы в Сирии в надежде на какие-то бонусы от Вашингтона

Если судить по заявлениям российских и турецких властей, то сотрудничество двух стран в Сирии идет почти без разногласий. Сторонам удалось подготовить почву для полноценного межсирийского диалога, договориться о прекращении огня и размежевании гражданских лиц и террористов в Идлибе. По словам главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу, Москве и Анкаре «остается решить лишь вопрос о включении в список участников конституционного комитета Сирии нескольких имен».

Однако в реальности между двумя странами по-прежнему хватает противоречий. Турция сейчас пытается вернуть себе те позиции в регионе, которые она растеряла после начала сирийского кризиса в 2011 году. Турецкое руководство понимает, что вступать в открытую борьбу с Россией за влияние в Сирии было бы слишком рискованно, но в то же время президент Эрдоган не оставляет антиасадовскую риторику и угрожает в любой момент напасть на сирийских курдов.

Москва готова к компромиссам с Анкарой, но с учетом ее собственных планов и не ценой сотрудничества с Ираном.Для России важны связи Турции с сирийской оппозицией, которые очень пригодятся для будущего политического урегулирования. Но все это станет актуально, только если Эрдоган оставит свою мантру «Асад – террорист» и не ввяжется в какую-нибудь операцию против курдов, чтобы предъявить турецким избирателям победу накануне предстоящих в марте муниципальных выборов.

Легитимность за разговор с Асадом

Москве нужно, чтобы процесс политического урегулирования в Сирии получил безоговорочное признание мирового сообщества. Но этому могут помешать односторонние действия Турции против сирийских курдов – партии Демократический союз и ее вооруженного крыла Силы народной самообороны (СНС). Турки считают их ответвлением Рабочей партии Курдистана (РПК) и называют террористами.

Турция давно уже чувствует себя довольно свободно на севере Сирии. По словам Анкары, международное законодательство позволяет ей при наличии в соседнем государстве конфликта, угрожающего ее национальной безопасности, принимать меры вплоть до кратковременного вторжения в Сирию. Но по большому счету, действия Турции в Сирии не санкционированы ничем, кроме решений турецкого Совета безопасности и парламента. Поэтому, если Анкара начнет новую операцию на сирийской территории (а к ней уже все готово), Москве понадобятся более веские обоснования турецкого вторжения.

Чтобы найти их, Путин на январской встрече с Эрдоганом напомнил турецкому коллеге об Аданском соглашении о совместной борьбе с терроризмом, которое Анкара и Дамаск подписали в 1998 году. С тех пор к документу добавилось еще несколько протоколов и соглашений из той же области, причем последнее из них было подписано всего за пару месяцев до начала сирийского конфликта – в феврале 2011 года, и действует до сих пор.

Все эти документы фиксировали обязательства сторон по борьбе с Рабочей партией Курдистана. В 1990-х партия активно использовала приграничные территории Сирии – например, там укрывался ее лидер Абдулла Оджалан. Дамаск и Анкара договорились обмениваться информацией и совместно бороться с террористами, а главное – Турция получила право по горячим следам преследовать бойцов РПК на территории Сирии на глубину несколько километров.

То есть, апеллируя к Аданскому соглашению, Москва показывает, что готова попробовать легитимировать переход турками сирийской границы и убедить другие стороны, что турецкие военные находятся в соседнем государстве на основании какой-никакой, но законодательной базы. «Уверен, что это [соглашение] основа, закрывающая массу вопросов. И мы подробно объяснили это на переговорах [с Эрдоганом]», – сказал Путин на пресс-конференции 23 января.

Одновременно Россия предлагает Турции обдумать возможность возобновления контактов с Асадом и его администрацией. Ранее турецкие руководители уже признавали, что контакты с Дамаском у них остались, но либо опосредованные, либо на уровне силовых ведомств и только по наиболее оперативным вопросам.

В последние месяцы если не сам Асад, то члены его администрации все реже становятся мишенью для резкой риторики, звучащей из Анкары. В недавнем интервью турецким СМИ Эрдоган на вопрос о возможном диалоге с Дамаском и вовсе заявил: «Даже если речь идет о враге, нельзя сжигать все мосты».

Возможно, именно эту перемену в настроениях турецкой стороны уловили в Москве. Ведь от отсутствия официальных каналов для диалога с Сирией страдает и сама Турция. Несмотря на антиасадовскую риторику, в Анкаре понимают, что благодаря России ситуация в Сирии необратимо изменилась и сейчас было бы наивно ждать смены режима в Дамаске.

Возобновление диалога Анкары с Дамаском было бы выгодно Москве – это помогло бы улаживать их разногласия и сняло часть претензий Асада к Турции. Также возникла бы возможность найти компромисс по статусу северных областей Сирии. Россия заинтересована в единстве сирийской территории и не хочет появления там ни курдских квазигосударств, ни зон монопольного влияния Турции.

Американский прокси

Однако ближневосточная политика Турции выстраивается с учетом позиции не только России, но и США. Прямо перед недавним визитом Эрдогана в Москву глава его канцелярии Фахреттин Алтун дал интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира», где прямо заявил, что после ухода американских войск Анкара готова взять на себя защиту интересов США в Сирии. Но при условии, что США прекратят поддерживать действующие там отряды курдов. В начале февраля Эрдоган в очередной раз напомнил Вашингтону, что терпение Турции иссякает и если террористы (для турок это курды из СНС) не уйдут из города Манбиджа, то в ближайшие недели там начнется операция турецких войск.

Фактически Турция готова стать своего рода прокси США в Сирии и в таком статусе сотрудничать с Россией по вопросам урегулирования. Для России это может быть неплохим вариантом, потому что она, с одной стороны, не признает легитимным присутствие американских войск в Сирии, но с другой – не может позволить себе совсем не считаться с мнением Вашингтона.

Однако такой вариант также означает, что Москве придется идти на дополнительные уступки Анкаре, чтобы Турция не начала слишком усердно защищать американские интересы в Сирии в надежде на какие-то бонусы от Вашингтона. А риск, что в ближайшее время США будут с новой силой давить на Россию напрямую или через союзников, очень высок. Связано это и с разногласиями по поводу ДРСМД, и с тем, что, выполняя обещание уйти из Сирии, Трамп совсем не хочет терять остающиеся там рычаги влияния.

Стройка для Турции

Туркам, конечно, не требуется публичное разрешение России на военные действия на севере Сирии, но вряд ли операция будет проводиться без консультаций с Москвой. Поэтому в начале февраля глава МИД Турции Чавушоглу обсуждал эти вопросы в Вашингтоне, а 14 февраля ту же тему затронули Путин, Эрдоган и Рухани на саммите в Сочи.

От этой дежурной встречи никто не ждал прорывов, но в череде публичных заявлений Эрдогана про Асада и борьбу с террористами прозвучали два важных момента. Он сам напомнил о словах Путина об Аданском соглашении и заявил, что «смотрит в будущее с учетом этого». То есть дал понять, что прямой диалог между Анкарой и Дамаском возможен.

Также Эрдоган объяснил, как Турция видит зону безопасности на севере Сирии. Цель Анкары – создать условия для возвращения туда беженцев, но «сирийцам нельзя жить в палатках», поэтому надо «создать зону безопасности и построить там дома». Речь, таким образом, идет о турецких строительных проектах в Сирии, для реализации которых из приграничной зоны требуется выгнать курдов.

Трудно сказать, насколько реальную угрозу представляют отряды курдов для Турции, ее границ и суверенитета. То, что все курдские организации региона в той или иной степени связаны друг с другом, очевидно. Но это не означает, что сирийские курды – плоть от плоти РПК.

По большому счету, Турции требуется отодвинуть курдов подальше на юг от своих границ и заполнить эти территории лояльным арабским населением. При этом Анкара рассчитывает, что ее арабские ставленники пригласят турок застраивать жильем и инфраструктурными объектами север Сирии. Ранее сам Эрдоган говорил, что в любую минуту может приступить к возведению микрорайонов в приграничных городах. Однако это возможно лишь при полной стабилизации Сирии, когда Дамаску начнут выделять деньги на восстановление. А это, в свою очередь, требует полного взаимопонимания и четких договоренностей между другими странами-гарантами.

Будущее новой Сирии

Анкара как партнер ценна для Москвы прежде всего тем, что имеет большое влияние как на вооруженную сирийскую оппозицию – Сирийскую свободную армию, так и на «правительство Сирии в изгнании» – действующую в Стамбуле Национальную коалицию оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС). За последние восемь лет Турция вложила в эту организацию немалые средства в расчете на то, что Оппозиционная коалиция получит места во властных структурах новой Сирии. На последнюю встречу в Астану ездил один из руководителей коалиции Ахмед Тоума, а бывший глава НКОРС Ахмед аль-Джарба был среди организаторов первого раунда межсирийских переговоров в Женеве и поддержал сирийский конгресс в Сочи в 2018 году.

Вооруженные формирования Сирийской свободной армии в их нынешнем виде не могут быть включены в процесс урегулирования, однако Оппозиционная коалиция могла бы стать политической надстройкой, объединяющей разрозненные группы оппозиции. Препятствием, однако, может оказаться слишком пестрый состав коалиции, куда входят представители различных провинций, влиятельных групп и кланов. В интересах Москвы добиться, чтобы Анкара склонила Оппозиционную коалицию к сотрудничеству со странами-гарантами и минимизировала все внутренние разногласия.

Есть и другая проблема. Многие участники Оппозиционной коалиции – сторонники «Братьев-мусульман» и их идеологии. Для Дамаска включение «Братьев» в послевоенную реальность недопустимо. И если Турция и оппозиционеры будут на этом настаивать, то это серьезно усложнит урегулирование, в котором так заинтересована Москва. России не нужны дополнительные трудности в работе Конституционного комитета Сирии и продвижении астанинских и сочинских инициатив. Так что в перспективе вопрос об участии «Братьев-мусульман» в сирийском транзите может поставить под сомнение весь процесс урегулирования.

России и Турции также еще предстоят нелегкие переговоры по поводу местного руководства в сирийских регионах. Рано или поздно, если не произойдет ничего экстраординарного, Турция проведет операцию к востоку от Евфрата и начнет назначать своих ставленников в провинциальные советы, управы и муниципалитеты. Очевидно, что далеко не все турецкие кандидаты понравятся Дамаску и Москве.

От правильного подбора людей на местах будет во многом зависеть успех российско-турецко-иранской стратегии урегулирования. С Ираном у России здесь разногласий меньше, чем с Турцией, которая пока не согласна видеть ни в Дамаске, ни на местах проасадовских функционеров. Соответственно, Москве предстоит убедить Анкару в том, что Сирия пока находится на слишком ранней стадии транзита, чтобы можно было кого-то исключать.

В ожидании полноценных выборов временные места в регионах должны поделить между собой сторонники Асада, оппозиция, протурецкие и проиранские силы. Одновременно Москве придется убедить и Дамаск в том, что Асад не может назначить своих людей во все регионы страны. За время войны на местах появились новые авторитетные лидеры, которые в предвыборный период будут поддерживать своих кандидатов, и с самого начала вступать с ними в конфликт непродуктивно.

Есть надежда, что Путин и Эрдоган найдут компромисс по Сирии. Два президента доказали, что способны договариваться даже после серьезнейших кризисов, грозивших разрывом дипотношений. Сейчас для них наступил этап напряженной торговли по-восточному. Им предстоит договориться о масштабах турецкого вторжения на север Сирии – будет ли там создана широкая зона безопасности (около 30–35 км), как предлагают Эрдогану США, или полоса с минимальным углублением, гарантирующая безопасность Турции, а также под чьим контролем будет эта зона.

Также надо определиться с Идлибом, где Турция, судя по оперативной обстановке, не справляется со своими обязательствами по обеспечению режима прекращения огня. Не исключено, что дело кончится тем, что Турция отдаст партнерам по Астане право разобраться с боевиками «Хайят Тахрир аш-Шам» в Идлибе в зоне своей ответственности, а взамен получит большую свободу действий на севере Сирии.

https://carnegie.ru/commentary/78405

Реабилитации режима Асада мешает раскол в Персидском заливе

Первый европейско-арабский саммит выявил частичный консенсус по Ирану

Лига арабских государств (ЛАГ) и Евросоюз впервые провели совместный саммит, в центре внимания которого находились вопросы, связанные с обменом разведданными о потенциальных террористах и, конечно, с ситуацией в Сирии. Как свидетельствуют переговоры в египетском Шарм-аль-Шейхе, среди европейских игроков и стран Персидского залива есть консенсус по поводу иранского влияния на военные события в регионе. Впрочем, вопрос с возвращением Сирии в ЛАГ пока висит в воздухе. В основном из-за отсутствия единства в самом Персидском заливе.

Выступая в Шарм-аль-Шейхе, король Саудовской Аравии Сальман призвал Евросоюз скоординировать усилия для противодействия иранской экспансии в регионе.

«Политика иранского режима, поддержка вооруженных группировок, агрессия и вопиющее вмешательство в дела других стран требуют единой международной позиции, чтобы заставить (его. – «НГ») следовать принципам добрососедства, международного права и положить конец ядерной и ракетной программам», – сказал глава саудовского правящего дома. Он указал на важность «совместных шагов для противостояния терроризму и его финансированию». Встреча на юге Синайского полуострова прошла под лозунгом «инвестиции в стабильность», однако речь на ней шла о вопросах военных и политических.

Как отметил в разговоре с журналистами телеканала Al-Arabiya генсек ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт, в Европе прекрасно понимают, что Ирану нужно помешать в реализации его региональных амбиций. Общеизвестно, что Исламская Республика пытается глубоко интегрироваться в военную, политическую и даже этническую структуру Сирии. Это вызывает обоснованные опасения у геополитических соперников Тегерана. «На протяжении последнего года представители иранского руководства говорили, что они управляют принимаемыми арабами решениями через четыре арабские столицы, – отметил генсек. – Сейчас Иран пытается распространить свою гегемонию и влияние на Средиземноморье через Персидский залив, Ирак, Сирию и Ливан. Он продолжает продвигать свою позицию, однако ему надо поменять этот курс и свою политику». Аль-Гейт добавил, что в ЕС привержены «ядерной сделке», но мириться с таким поведением Ирана никто не будет.

Источники британского издания Middle East Eye сообщают, что результатом встречи европейских и арабских лидеров в Шарм-аль-Шейхе стали договоренности относительно обмена разведданными о предполагаемых членах террористических организаций. Это, вероятно, усилит контакты Европола с правоохранительными органами стран Ближнего Востока и Северной Африки. Middle East Eye уточняет, что страны ЕС и ЛАГ договорились в некоторых случаях делиться информацией даже об этнической принадлежности, политических и религиозных убеждениях, генетических данных потенциальных преступников и даже сведениями, которые касаюется их половой жизни. Соглашения, как уточняется, вписываются в кампанию по борьбе с симпатизантами террористических группировок.

Что касается политического диалога, то Сирия была не единственным предметом для обсуждений. Страны ЕС и ЛАГ сосредоточились также на мирном процессе в Йемене и Ливии, где также продолжаются вооруженные конфликты. Европейские страны, как известно, взволнованы рисками усиления миграционного потока. Неменьший страх в них вызывают и недавние призывы американского президента Дональда Трампа забрать к себе всех содержащихся на территории Сирии боевиков радикальных формирований. Впрочем, ЕС и ЛАГ еще предстоит немало сделать, чтобы достичь консенсуса в этих вопросах. Как сообщил хозяин нынешнего саммита – президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, второй саммит Лиги и ЕС состоится в 2022 году в Брюсселе.

Как отмечают в экспертной среде, в настоящее время по вопросу возвращения Сирии в ЛАГ нет консенсуса даже среди стран Персидского залива. «Это связано с достаточно жесткой позицией Катара (внешнеполитические расхождения с соседями привели эмират в 2017 году к дипломатической блокаде. – «НГ»), который отказывается менять свой подход к участникам сирийского кризиса, – заявил «НГ» руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. – Даже Саудовская Аравия хотела бы видеть со стороны Дамаска конкретные действия, направленные на минимизацию иранского влияния в стране и вывод оттуда «Хезболлы» в качестве шага, предваряющего восстановление членства в ЛАГ».

Мнения стран ЛАГ и ЕС относительно дипломатической реабилитации режима Башара Асада при этом не совсем совпадают. «В ЕС все-таки ожидают политических преобразований (в Сирии. – «НГ»), пусть и формальных», – говорит эксперт.

Игорь Субботин
25.02.19

Источник — независимая газета

Цели Турции и России в Сирии: сходство и различия

АА

Позиции Турции и России по Сирии в целом отличаются, имея при этом некоторые точки соприкосновения. Об этом сказал агентству «Анадолу» преподаватель факультета международных отношений Университета Сакарья Кемаль Инат.

По его словам, две страны имеют разные точки зрения на вопросы будущего правительства Сирии, борьбы с террористическими организациями и урегулирования вооруженного конфликта.

При этом Турция и Россия солидарны в вопросе сохранения территориальной целостности Сирии и ускорения политического процесса, отметил эксперт.

«На сегодняшний день главная цель Москвы в Сирии заключается в сохранении и расширении военного присутствия в этой стране, в то время как для Анкары важно воспрепятствовать использованию террористами сирийской территории в качестве базы для террористической деятельности против Турции. Политика Турции в Сирии также направлена на поддержку борьбы сирийского народа с режимом Башара Асада и обеспечение оппозиции места в будущем правительстве. Однако намерение террористов PKK/PYD, заручившихся поддержкой США, создать на севере Сирии у турецкой границы террористический коридор делает борьбу с террористами главной задачей Анкары в Сирии», — сказал Инат.

По словам эксперта, одной из главных причин ухудшения американо-турецких отношений в последние несколько лет является политика США в Сирии, направленная на поддержку террористических организаций, в том числе PKK/PYD. Однако Москва, в отличие от Вашингтона, разделяет обеспокоенность Анкары в связи с террористической угрозой, сказал Инат.

«Турция как страна, которой действия террористов РКК нанесли ущерб, решительно настроена ликвидировать террористическую угрозу у своих границ. Однако Москва координирует свои действия с режимом Башара Асада, и это создает риски для Анкары», — сказал эксперт.

По его словам, позиции Турции и России по Сирии в основном различаются в том, какую роль будут играть режим Асада и оппозиция в будущем сирийском правительстве.

«Турция стремится создать систему, которая обеспечит права оппозиции, в частности в вопросе подготовки новой сирийской конституции. Россия же хочет, чтобы вся власть в Сирии вновь перешла к ее союзнику – режиму Асада», — сказал Инат.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%86%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B8%D1%8F-/1385191

К чему Россия пытается склонить Турцию в сирийском вопросе: восток Евфрата взамен на Идлиб?

Анализ профессора университета им. Йылдырыма Беязыта и главы Института российских исследований Салиха Йылмаза

Решение президента США Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии положило начало новому процессу в сирийском урегулировании. Активные участники конфликта идут на изменения своей политики и пытаются укрепить свои позиции. Россия, с 2015 г. играющая активную роль в гражданской войне в Сирии и поддерживающая режим Асада, также готовится пересмотреть свою политику.

Ни США, ни Россия не выйдут из Сирии

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков, выразив сомнение в том, что американцы выйдут из Сирии, подал первый сигнал о перемене политики. Россия в сложившейся ситуации не верит, что США полностью покинут Сирию. Сама Россия до этого тоже утверждала, что выйдет из Сирии и даже поделилась с прессой материалами о выводе некоторых самолетов и танков из этой страны. Однако Россия из Сирии не только не вышла, но еще больше укрепила свое военное присутствие в стране.

Подготовка Турции к операции и решение США о выводе войск на данном этапе вызывают у России колебания. Первая цель Москвы – уговорить Турцию сесть за стол переговоров с Асадом и взамен на это предложить поддержку в борьбе с террористической организацией PKK-PYD. Если этот план не сработает, то Россия будет добиваться ограничения военных действий Турции и потребует дислоцирования в освобожденных США районах сил Асада.

Условие «восток Евфрата взамен на Идлиб» может создать риски для астанинского процесса

Россия с одной стороны поддерживает Турцию в ее борьбе с PKK-PYD, с другой стороны стремится сохранить актуальность договоренностей по Идлибу, достигнутых между странами в Сочи. Если сотрудничество по Идлибу не даст ожидаемых результатов, Россия может не поддержать возможную операцию Турции на востоке реки Евфрат. Россия хотя и не будет мешать проведению операции, но она может выдвинуть определенные условия.

Россия, таким образом, стремится увязать операцию против PKK-PYD с процессом по Идлибу. Руководство Москвы может допустить проведение операции ВС Турции на востоке Евфрата с тем условием, что будут нейтрализованы иностранные боевики в Идлибе. Почему же это так важно для России? Потому что именно эти боевики представляют наибольшую угрозу союзу Россия-Асад и господству России в Сирии.

Следует также отметить, что Россия напрямую не выступает против операции Турции на востоке Евфрата прежде всего потому, что она беспокоится за судьбу астанинского процесса. Любые военные действия России в регионе, контроль над которым Турция пытается перенять от США, или же поддержка, которая может быть оказана террористической организации PKK-PYD, не только разрушат отношения России с Турцией, но и подорвут астанинские переговоры.

Контроль США над воздушным пространством Сирии связывает руки России и Ирану

Основные игроки нового процесса в Сирии – Турция и США. А попытки России примкнуть к процессу могут вызвать новые кризисы. В регионах, подконтрольных США, ни Россия, ни Иран не смогут дислоцировать свои силы. Если США передадут подконтрольные им территории под управление Турции, то настаивания Россия по поводу Идлиба могут подорвать доверие между двумя странами. Кроме того, США, выводя войска из региона, оставляют за собой право контролировать воздушное пространство над Сирией. Попытка российской группы «Вагнер» и войск Асада в Дейр-эз-Зоре установить господство в воздухе потерпела большой провал. Россия, пользуясь создавшейся ситуацией, пытается провести политику по передаче Идлиба силам Асада взамен на восток Ефрата.

Путин, подняв вопрос Аданского соглашения, дал понять, что Турция может провести в регионе операцию без разрешения США

На переговорах лидеров Турции и России Эрдогана и Путина 23 января 2019 г. в Москве на повестке дня стояло соглашение, подписанное между Турцией и Сирией в 1998 г. в Адане. Россия, вынося это соглашение на повестку дня, выступила с альтернативой плану США по созданию на севере Сирии буферной зоны. Это выгодное для Турции положение. Конкуренция между США и Россией по сотрудничеству с Турцией в любом случае — на пользу Турции.

Можно также отметить, что Путин таким образом призвал Турцию осуществить вмешательство в регион без согласования этого вопроса с США, так как Анкара ожидает для начала операции одобрения США. Если Аданское соглашение остается в силе, то Турция может продвинуться на 50 км вглубь сирийской территории.

Так как Россия не может знать всех деталей планов США, то она пытается прояснить для себя ситуацию, укрепляя диалог с Турцией. Россия считает, что США сохранят свое военное присутствие на границе Ирака, в Иордании и на израильской границе.

Россия требует возращения беженцев на родину до проведения в Сирии выборов

Приоритетными для России вопросами являются на данный момент составление новой сирийской конституции, возращение беженцев на родину, организация выборов, способных вернуть руководству Асада его легитимность, обеспечение финансовой поддержки для восстановления страны и собственное участие в этом процессе. Очевидно, что Россия нуждается в Турции в процессе составления новой конституции. Роль Турции в возвращении беженцев также неоспорима. Россия до выборов в Сирии желает вернуть беженцев, чтобы они могли принять участие в голосовании.

Москва считает, что, живя в других странах, беженцы окажутся под влиянием третьих сил. Ведь и Идлиб и восток Евфрата имеют для России такое большое значение потому, что на возможных выборах население этих регионов составят 60% избирателей. В случае, если России не удастся заручиться доверием электората в этих регионах, то переизбрание Асада станет невозможным. Россия рассчитывает в первую очередь развивать отношения со странами Персидского залива, добиться признания ими легитимности Асада, что, согласно ее ожиданиям, отразится и на настроениях населения Сирии.

Россия благодаря присутствию в Сирии создала зависимость от себя у таких стран, как Египет, государства Персидского залива, Иран и Израиль

Россия пытается устранить разногласия с Турцией, идя на взаимно допустимые уступки. То, чего достигла Россия в Сирии с 2015 г. и по сей день, превысило все ожидания. Когда принималось решение о вмешательстве в Сирию, Россия пыталась выйти из изоляции, в которую ее ввергли страны Запада. Кроме того, Россия стремилась поддержать руководство Асада и уничтожить угрожавшие ей террористические организации. Все эти задачи были успешно выполнены. Кроме того, Россия благодаря присутствию в Сирии сумела создать зависимость от себя у таких стран, как Египет, Персидского залива, Иран и Израиль. Последствием этого стали выгодные поставки оружия и сельхозпродукции в перечисленные страны.

Законопроект, принятый 24 января 2019 г. Палатой представителей США, нацелен против России

Мы видим, что США параллельно с развитием сирийской политики России разрабатывает новые стратегии. Например, тот факт, что Палата представителей США 24 января 2019 г. единогласно приняла законопроект о санкциях против режима Асада и тех, кто с ним сотрудничает, может поставить Россию в трудное положение. Законопроект предусматривает введение санкций против всех, кто сотрудничает с режимом Асада, силами безопасности и Центробанком Сирии. Кроме того, санкции охватывают и всех, кто реализует строительные проекты в Сирии, работает с аэропортом, подконтрольным Асаду, а также с компаниями энергетической промышленности. Заявление председателя Комитета Палаты представителей по иностранным делам Элиота Энгеля о том, что после утверждения законопроекта нельзя сидеть и ждать, когда Россия и Иран разрушат Сирию, может заставить Москву согласиться на план, исключающий Асада, в процессе восстановления Сирии.

Для России лучше всего поддерживать Турцию в процессе вывода американских войск и борьбе Анкары против PKK-PYD

Россия считает, что Турция, пока она не признает легитимность Асада, не добьется успеха ни на переговорах с оппозицией Сирии, ни на международной арене. Поэтому Россия пытается убедить Турцию в необходимости создания диалога с Асадом и применяет политику принуждения, в том числе в Идлибе. При этом Россия, столкнувшись с отказом Турции, особо не настаивает на своих требованиях.

Россия пытается извлечь наибольшую пользу из тех условий, которые ею же созданы в Сирии. Поэтому она и Турцию пытается склонить к принятию своей политики. Однако нельзя забыть и роль поддержки Турции в усилении позиций России в Сирии. Если Россия, забыв об этом, предпримет неверные шаги, то Турция может задуматься над альтернативными планами. Для России лучше всего поддерживать Турцию в процессе вывода американских войск и борьбе Анкары против PKK-PYD

http://www.trt.net.tr/russian/programmy/2019/01/31/k-chiemu-rossiia-pytaietsia-sklonit-turtsiiu-v-siriiskom-voprosie-vostok-ievfrata-vzamien-na-idlib-1136453?fbclid=IwAR2xW1dyHzT8KJVE3nw8RZQDEoRMJ1lWoKxsn5I1BjlmDLxQ5DLQZTVFo5k

США корректируют политику в Сирии

google

Решение Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии имело далеко идущие последствия.

Вскоре после заявления главе Белого дома от 19 декабря 2018 года последовали резонансные отставки высокопоставленных генералов, курировавших операции Пентагона за рубежом.

Не секрет, что именно эта группа генералов придерживалась курса на поддержку определенных религиозных и этнических групп в регионе.

Все это привело к напряженности не только в отношениях США с Турцией. Вашингтон столкнулся также с рядом других барьеров на Ближнем Востоке.

Своим последним решением Трамп отдалил оборонное ведомство США от принятия решений по региональным вопросам, что возможно снизит неопределенность во внешней политике Вашингтона.

Отныне Госдеп и Пентагон, не желавших учитывать интересы Турции в регионе, будут иметь меньшее влияние на администрацию Трампа.

Вместе с тем, стоит учитывать фактор формирования новой команды, на которую будет опираться президент США в своих действиях на Ближнем Востоке.

Также важно учитывать ситуацию в самих США, где противники Трампа начали правовой процесс, который в итоге может привести к смещению действующего главы государства. Хотя эта вероятность кажется весьма слабой, но в случае лишения Трампа должности президента США, его место, согласно американской Конституции, временно займет вице-президент Майк Пенс.

Именно Пенс был тем зарубежным политиком, который звонил лидеру венесуэльской оппозиции Хуану Гуайду, дав рекомендации по планам смещения законной власти в этой стране.

Вице-президент США считается более радикальным политиком, нежели Трамп. 
Не трудно предположить, чем обернется для Турции возможное президентство Пенса, самого ярого сторонника американского пастора Эндрю Брансона, осужденного турецким судом за поддержку террористов PKK.

Преподаватель Факультета политологии Кафедры международных отношений Университета Сакарьи Тунджай Кардаш.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BA%D0%BE%D1%80%D1%80%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D1%83-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8/1378973

Как отразятся раскол в православном мире и сирийский кризис на отношениях между Турцией и Россией?

SONY DSC

Анализ профессора университета им. Йылдырыма Беязыта, главы Института российских исследований (RUSEN) Салиха Йылмаза

Решение США о выводе своих сил из Сирии не должно привести к конкуренции между союзниками

После того как президент США Дональд Трамп принял решение о выводе американских войск из Сирии, будущее астанинского процесса, инициированного Турцией, Россией и Ираном, стало предметом для споров.

Первый «шок», вызванный поддержкой, оказанной Францией и Израилем террористической организации PYD-YPG/PKK, был преодолен благодаря некоторым заявлениям Трампа и Пентагона. Так, стало понятным, что США не уйдут из региона, пока не ограничат действия Ирана и не примут меры для защиты PKK/PYD. Изменения американской политики во многом вызваны опасениями Израиля относительно Ирана. В то же время планы Франции по наращиванию своего военного присутствия на востоке реки Евфрат и размещению войск на базах, освобождаемых США, усложняют условия, которые будут ставить США на переговорах с Турцией.

США обеспокоены интенсификацией переговоров между террористической организацией PKK/PYD и Россией, а также ослаблением влияния Турции в регионе в связи с сотрудничеством режима Асада и PKK/PYD. Всё это стало наблюдаться после того, как Трамп объявил о намерении вывести свои силы из Сирии. Если бы Россия после объявления данного решения выразила полную поддержку борьбе Турции с терроризмом, она бы не вызвала такую обеспокоенность у США.

Россия считает, что операции Турции на севере Ирака должны быть ограниченными и не распространяться на восток Евфрата, а именно на Эль-Хасаку и Эль-Камышлы. Тогда после выхода войск США контроль на иракской границе перешел бы к России. Эти претензии России заставили США пойти на изменение планов.

США, желая восстановить отношения с бывшими союзниками, пошла на резкие изменения в своей сирийской политике, но маневр России пока что помешал этим планам. Если США раньше использовали дорогостоящий козырь PKK/PYD против Турции, теперь он оказался совершенно ненужным. Трамп не желает тратиться на финансирование террористической организации PKK/PYD, если ее нельзя использовать против России, Асада или Ирана. А использование PKK/PYD против Турции не принесло ожидаемых результатов.

Ближневосточная политика, изолирующая Турцию, ослабила позиции США в противостоянии России и Ирану. В сложившейся теперь ситуации России предстоит сделать выбор. Если она будет предъявлять условия относительно переговоров США-Турция, она принудит Анкару строить более близкие отношения с Вашингтоном. Требования России, касающиеся востока реки Евфрат и иракской границы, вызовут обеспокоенность как у Турции, так и у США и подорвут доверие к ней.

Союз PKK/PYD с режимом Асада нанесет вред турецко-российским отношениям

Угроза сотрудничества PKK/PYD с режимом Асада, появившаяся после объявления Трампом о намерении вывести войска из Сирии, может привести к трещине в турецко-российских отношениях. Желание спровоцировать кризис между Турцией и Россией свойственно не только PKK/PYD, но и режиму Асада. Так как турецкая общественность традиционно видит за действиями Асада волю России, в Турции может усилиться лагерь тех, кто настроен против России.

Если Россия повторит ошибку США и начнет поддерживать PKK/PYD, если она будет таким образом стремиться к расширению зоны влияния режима Асада и диктовать Турции условия для проведения операции, то пострадает астанинский процесс, а отношения между Анкарой и Москвой могут вступить в фазу застоя. Россия должна действовать в координации с Турцией. На Россию может быть возложена ответственность за возникновение конкуренции между Турцией и режимом Асада за «заполнение» вакуума власти, образовавшегося после выхода США из Сирии. Турция надеется на то, что Россия не будет щитом для PKK/PYD или сил Асада. Необходимо учитывать, что Турция присутствует в регионе для обеспечения своей пограничной безопасности и потому заслуживает доверия в вопросе определения границ.

Как известно, у США и России есть договоренность относительно контроля над воздушным пространством Сирии. Теперь, когда американцы решили покинуть Сирию, Россия стремится полностью прибрать к рукам контроль, против чего, разумеется, выступают США, Франция и Израиль. Если Россия будет на этом настаивать, то США, по всей вероятности, предложат Турции совместную координацию в воздушном коридоре над Сирией, снабдив ее системами ПВО «Пэтриот». Позиция России в данном вопросе опять-таки может определить будущее турецко-российских отношений.

Допустит ли Иран открытие энергетического коридора через территорию Турции?

У стран СНГ, возникших после распада СССР, имелись серьезные разногласия относительно границ и энергетических коридоров. Такие государства Центральной Азии, как Казахстан, Азербайджан и Туркменистан долгое время сталкивались с трудностями, связанными с транспортировкой нефти и газа на западные рынки из-за препон, чинимых Россией и Ираном. 12 августа 2018 г. в городе Актау Казахстана было подписано соглашение относительно нового статуса Каспийского моря, которое стало надеждой для стран региона, желающих создать новые энергетические коридоры.

Турция давно предлагала обеспечить транспортировку туркменского газа по трубопроводу, который мог быть проложен по дну Каспийского моря, сначала в Азербайджан, а оттуда в Турцию и на западные рынки.

Кризис в отношениях православных церквей может быть частью крупного стратегического плана

Три православных церкви Украины в декабре 2018 г. в Софийском соборе в Киеве провозгласили независимость Украинской церкви. Сотрудничество между Украинской церковью и Греческим патриархатом в Фенере (Стамбул) может породить последствия, способные изменить баланс сил в регионе. На самом деле испортились отношения России не с Украинской церковью, а с Греческим патриархатом. Последствия раскола в православном мире затронут и Запад и Турцию.

Украина утверждает, что после кризиса Крыма и Донбасса 2014 г. Московский патриархат вмешался в политику, поддержав сепаратистов на Донбассе. Греческий патриархат в Стамбуле, в свою очередь, ссылаясь на политизированность действий Московского патриархата, утверждает, что право на духовное управление украинскими землями в 17 в. временно было передано Русской православной церкви, и Москва позже незаконно аннексировала эти территории.

Решение Московского патриархата о полном прекращении отношений со Стамбулом превратило Греческий патриархат, который считается «первым среди равных» (primus inter pares), в силу, не имеющую конкурентов в регионе. На самом деле и Греческий патриархат в Фенере сам стремился к тому, чтобы Русская православная церковь прекратила с ним связи. Политика Греческого патриархата по подчеркиванию национальной характеристики церквей показывает, что речь идет не о религиозном расколе, а о попытках Запада взять Украину под свое влияние и сузить границы влияния русского православия в Восточной Европе. Таким образом, давние старания России по наращиванию влияния в православном мире перестанут действовать в Восточной Европе, на Балканском полуострове, на Ближнем Востоке и, в особенности, в Иерусалиме. Проблемы России с Украиной предоставили Греческому патриархату большой козырь с точки зрения религиозного влияния, а Западу они принесли политическую выгоду. В предстоящем периоде новые кризисы между Россией и Украиной могут служить лишь поводом для новых инициатив со стороны Запада.

http://www.trt.net.tr/russian/turietsko-rossiiskiie-otnoshieniia-2019-gh/2019/01/17/kak-otraziatsia-raskol-v-pravoslavnom-mirie-i-siriiskii-krizis-na-otnoshieniiakh-miezhdu-turtsiiei-i-rossiiei-1127116?fbclid=IwAR2YNDKgFaGWoo9krl0O4O2MfnvtjYhDtbGeDabyvhPuLex74XlkLs6Eu4M

«Над арабской мирной хатой». Израиль снова может стать противником

Google

Павел Фельгенгауэр
Обозреватель «Новой»

Когда в сентябре 2015 года российские военные начали массированные боевые действия в Сирии с целью спасти гибнущий режим Башара Асада, многим казалось, что это «возвращение на Ближний Восток» будет принципиально иным, чем прошлое — во времена холодной войны.

Президент Владимир Путин на Генассамблее ООН в сентябре 2015-го призывал всех объединиться против запрещенного в РФ Исламского государства (ИГ), как когда-то против нацистов. Операция в Сирии должна была быть быстрой, недорогой, победоносной, малой кровью и на чужой территории. Также предполагалось, что совместное противостояние исламистским извергам может поспособствовать восстановлению близких партнерских отношений с Западом, что были порушены в 2014 году из-за Крыма и Донбасса.

Не быстро и немалой кровью, но ИГ побили совместными усилиями в Сирии и в Ираке, превратив прежде немаленький самозваный халифат в практически теневую подпольную террористическую структуру, по-прежнему смертельно опасную, но не способную вести наступательные войны. Проиранские боевики, российские бомбы и наемники загнали сирийскую оппозицию в северо-западный угол страны под защиту Турции. Дворец Асада больше не обстреливают из минометов. Но если была цель как-то сгладить противоречия с Западом, то ничего не вышло. Впрочем, не ясно, была ли вообще такая цель.

Объективно говоря, зачем Генштабу существенное снижение военного противостояния? Чтобы Алексей Кудрин с Антоном Силуановым обрезали им оборонный бюджет?

Проиранские силы (шиитское ополчение) были введены в Сирию с целью спасения Асада и разгрома суннитских повстанцев, но дальнейшие стратегические цели у Ирана более амбициозные. Проиранских сил в Сирии много больше, чем российских и пророссийских, — свыше 80 тысяч во главе с генералами из спецподразделения «Кудс» (по-персидски — Иерусалим) Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР). Специалисты «Кудс» развертывают в Сирии военные базы, тренировочные лагеря и склады вооружений и, как утверждают, строят заводы по производству ракет различной дальности и ударных беспилотников, которые будут потом нацелены на Израиль. Очевидно, в перспективе предполагаются операции, схожие с теми, которые проводят проиранские шиитские повстанцы-хуситы сегодня в Йемене. Иранцы также планируют расселять в Сирии шиитских добровольцев для изменения этнорелигиозного баланса.

Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) регулярно наносит разрушительные превентивные удары по иранским базам, складам и сборочным цехам. На этой неделе был очередной израильский налет, когда под удар попал аэропорт Дамаска, куда из Ирана доставляют оружие. Также под раздачу попали сирийские силы ПВО (вооруженные и реорганизованные российскими специалистами), которые не слишком удачно пытались отразить израильский налет.

Спецподразделение «Кудс» названо так недаром — оно создавалось еще при покойном аятолле Хомейни для изгнания евреев из Иерусалима. Но у нарастающего сегодня противостояния с ЦАХАЛ в Сирии есть и более прагматичные цели, чем застарелый воинственный антисемитизм. Асад, может, и выиграл с российско-иранской помощью гражданскую войну, но большинство населения его люто ненавидит, а страна совершенно разорена и разрушена, и ни Запад, ни богатые арабы существенной помощи пока не обещают. Кроме того, крайне дорогостоящие зарубежные операции «Кудс» вызывают нарастающее раздражение в иранском обществе. Универсальный ответ ближневосточных авторитарных режимов на подобные проблемы — устроить конфронтацию с Израилем. Даже неудачная война с ЦАХАЛ (а она обычно таковой и бывает) оказывается в целом удачным ходом: будут еврейские потери, и простой народ объединится в истерике гнева и ненависти, что часто помогает в решении различных внутренних проблем и в получении внешней финансовой помощи. Кроме того, исходя из собственных интересов,

и режим Асада, и иранцы явно стараются дополнительно втянуть Россию в прямое противостояние с ЦАХАЛ.

Впрочем, поскольку Израиль — близкий союзник США, российские военные и дипломаты и сами охотно готовы наращивать противостояние с Израилем, как в 1970-е в Египте или в 1980-е в Сирии и Ливане.

17 сентября сирийская ПВО сбила над Средиземным морем российской ракетой большой дальности 5В28 ЗРК С-200В разведывательный самолет Ил-20 ВКС РФ, который заходил на посадку в Хмеймим после проведения разведки позиций боевиков в соседней провинции Идлиб. Все 15 человек на борту — летный экипаж и расчет радиоэлектронного комплекса — погибли. В ответ Москва безвозмездно поставила сирийцам три дивизиона С-300 и до 200 ракет, а также системы РЭБ (радиоэлектронной борьбы) и контроля воздушного пространства. В Минобороны обосновали это странное решение, обвинив в катастрофе ЦАХАЛ и представив в качестве доказательства фантастическую 3D-мультипликацию, на которой, как потом выяснилось, радарные отметки гражданских самолетов, летевших вблизи воздушного пространства Кипра, были представлены как израильские истребители, которых там не было.

Теперь, похоже, лишь вопрос времени, когда произойдет следующий инцидент с российскими военными, советниками или специалистами в Сирии, в котором вину за возможные потери можно будет приписать еврейской злой воле.

Конечно, прямая конфронтация с Израилем может выйти боком. ЦАХАЛ уже доказал, что в состоянии выводить из строя ударами с воздуха и без потерь новейшие отечественные зенитные комплексы, в том числе «Панцирь-С1», который сейчас — основа устойчивости и самозащиты всей национальной системы ПВО/ПРО, на создание которой были истрачены триллионы.

Теперь выясняется, что, возможно, потрачены во многом зря.

Такое уже случалось на Ближнем Востоке. В 1982-м в долине Бекаа в Ливане ЦАХАЛ без потерь разгромил созданную российскими специалистами мощную сирийскую систему ПВО. Наши также понесли тогда потери в Ливане и в Сирии, но в советское время это держали в строгом секрете. В 1991 году США с союзниками разнесли еще более мощную систему ПВО Ирака.

Нынешнее возвращение на Ближний Восток все больше похоже на повторение советского опыта 30–40-летней давности. Противостояние с Америкой, которую уже вполне официально переименовали из «партнера» в «вероятного противника». Нарастающие расходы и безвозмездные поставки вооружений, техники и оборудования в Сирию, Египет, Ливию и Ливан. Капиталовложения в обустройство бесполезных заморских баз. Гибель людей и потери в технике. И самое неприятное — местные союзники, которые, как и в прошлом, все глубже втягивают нашу страну в бесконечные, бессмысленные и кровопролитные свары.

Источник — novayagazeta.ru

Турция обсуждает с США и Россией операцию на востоке Сирии

АА

Турция в ближайшее время обеспечит мир, безопасность и стабильность и в районах Сирии к востоку от реки Евфрат, также как сделала это в других сирийских районах, сказал президент Реджеп Тайип Эрдоган на заседании гуманитарных структур стран-членов Организации исламского сотрудничества (ОИС) в Стамбуле. 

По его словам, Турция продолжает обсуждать тему антитеррористической операции на востоке Сирии с США, Россией и другими странами, военные которых дислоцированы на сирийских землях.

«Переговоры с российской и американской сторонами прошли весьма продуктивно. Помимо дипломатических усилий, мы завершили подготовку к новой операции в Сирии», — сообщил президент.

Эрдоган отметил, что целью Турции является не только защита нацбезопасности, но и гарантирование целостности Сирии.

Турецкий лидер заверил, что Анкара уничтожит также отряды террористов ДЕАШ, которых «специально оставили в регионе для создания угрозы безопасности Турции». Также будут уничтожены террористы, обученные для борьбы с Турцией, подчеркнул президент.

Эрдоган привлек внимание к статистике ООН, согласно которой Турция до сегодняшнего дня потратила 35 миллиардов долларов на нужны беженцев, в том числе четырех миллионов сирийцев, находящихся на турецкой территории.

Президент отметил, что у истоков многих проблем современного мира лежит не недостаток финансовых средств, а дефицит сострадания и милосердия.

Эрдоган подчеркнул, что Турция делает все возможное не только для уничтожения террористических организаций, но и ликвидации последствий гуманитарных кризисов, возникших в результате вооруженных столкновений.

По словам турецкого лидера, за последние 2,5 года исламский мир столкнулся с кризисными событиями.

«Мусульманские страны в большинстве случаев не смогли эффективно и успешно бороться с кризисами», — сказал Эрдоган, отметив, из всех уголков исламского мира слышны призывы о помощи.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%81-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B5%D0%B9-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8E-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8/1376790

Сценарии зоны безопасности на севере Сирии

АА

Решение президента США Дональда Трампа о выводе американского контингента из Сирии вызвало большой резонанс.

На Ближнем Востоке присутствует множество сил, вовлеченных в сирийский конфликт. Поэтому остаются неясными цели, которые преследует Вашингтон, кроме того, трудно предугадать, как изменения в сирийской стратегии в целом повлияют на ситуацию на Ближнем Востоке.

Неподдельный интерес вызывает и заявление США о создании буферной зоны глубиной около 30 километров на севере Сирии. Ожидается, что эти инициативы США будут способствовать национальной безопасности Турции.

Несмотря на то, что Турция позитивно относится к идее создания буферной зоны, ее гораздо больше волнуют детали реализации этих инициатив. Истина заключается в том, что у американцев нет четкого плана действий. До сих пор нет ответа на вопрос, кто займет место США в регионе после вывода американских войск и кто возглавит военные операции.

Чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо поэтапно проанализировать шаги США в процессе урегулирования сирийского кризиса.

Так, США изначально приветствовали «арабскую весну», называя ее «подъемом народов региона, которые устали от диктаторских режимов и хотят дышать воздухом свободы».

Достаточно вспомнить высокую оценку, которую дал «арабской весне», в том числе египетской революции, экс-президент США Барак Обама. Стоит отметить, что Обама перестал владеть ситуацией на Ближнем Востоке и сконцентрировал внимание лишь на Иране и его ядерной программе. Важным успехом США в этом направлении является достигнутое при Обаме соглашение по иранской ядерной программе.

В то время как Иран направил все свои усилия на предотвращение падения режима Асада, США стали постепенно отдаляться от сирийской оппозиции. Можно сказать, что Обама пошел еще дальше и предпочел игнорировать факт применения химоружия в Восточной Гуте и других районах Сирии, перейдя тем самым «красную черту», которую сам же и обозначил.

Обама отказался от открытого противостояния с диктатором и тем самым нанес удар по престижу и уважению американской империи.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D1%81%D1%86%D0%B5%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B7%D0%BE%D0%BD%D1%8B-%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1372339

Москва поможет Эрдогану создать анти-курдскую буферную зону

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган (слева направо) (Фото: Михаил Метцель / ТАСС)

Курды и Дамаск выступают против усиления турецкого влияния в стране

В среду в Москве должна пройти встреча президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с главой РФ Владимиром Путиным. Как сообщили в Кремле, во время переговоров стороны обсудят «проблематику урегулирования в Сирии, а также ключевые аспекты двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах».

Помощник президента России Юрий Ушаков уточнил: «В последний период количество провокаций со стороны террористов увеличилось, они даже усилили свой контроль в зоне деэскалации. Поэтому возникла необходимость провести новый обмен мнениями с турецким руководством». Ушаков также добавил, что лидеры обсудят и другие аспекты сирийского урегулирования – запуск работы конституционного комитета и ситуацию в Идлибе. Между тем, по мнению турецкой стороны, главная тема переговоров будет связана с созданием на границе с Сирией так называемой буферной зоны. Накануне визита в Москву Эрдоган сообщил: «Мы с Путиным проведем переговоры и дадим оценку последним событиям в Сирии. Мы обсудим освобожденные от террористов районы, рассмотрим и вопрос создания зоны безопасности». Турецкий президент отметил, что Анкара «никогда не допустит создания такой буферной зоны на севере Сирии, которая бы превратилась в болото, подобное тому, что сейчас есть на севере Ирака», где сосредоточены формирования Рабочей партии Курдистана. О готовности турецкой армии к новой военной операции по созданию буферной зоны заявил 21 января министр национальной обороны Турции Хулуси Акар. Как сообщило агентство Anadolu, по мнению Акара, «текущими проблемными зонами в Сирии являются Манбидж и восток Евфрата», где действуют курдские отряды вооруженной коалиции «Силы демократической Сирии» (SDF).

Заметим, что район Манбиджа совместно с силами SDF патрулируют сегодня подразделения военной полиции Вооруженных сил РФ. Никаких проблемных вопросов там не возникает. Хотя накануне своего визита в Москву Эрдоган в очередной раз заявил, что «Манбидж будет возвращен его хозяевам» (то есть протурецким вооруженным формированиям. – «НГ»).

Как выясняется, ни Россия, ни США, да и другие страны не разделяют точку зрения Анкары, которая считает силы SDF террористическими. Это, к примеру, было подчеркнуто 21 января во время телефонного разговора госсекретаря США Майкла Помпео с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу. Как сообщили в Белом доме, Помпео обозначил «важность обеспечения безопасности курдских формирований SDF», которые выступают в Сирии в качестве союзников США в ходе борьбы с «Исламским государством» (ИГ – террористическая организация, запрещенная в РФ). В то же время США, похоже, поддерживают позицию Турции по созданию на территории Сирии 32-километровой буферной зоны. По крайней мере переговоры на этот счет, по данным турецких источников, ведутся уже более двух недель. Как ранее сообщал Эрдоган после переговоров с президентом США Дональдом Трампом 15 января, в буферной зоне «Анкара готова обеспечивать безопасность на земле, а американская сторона – в воздушном пространстве». При этом, как отметил позднее официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын, в случае создания буферной зоны контроль над ней будет осуществляться Турцией.

Глава МИД РФ Сергей Лавров на прошлой неделе сделал заявление, из которого следует, что Москва не против идеи создания в Сирии 20-мильной буферной зоны. Отметив, что «все это надо рассматривать в перспективе, в том числе в перспективе, которая предполагает необходимость скорейшего восстановления контроля центральных властей Сирии над своей территорией». Лавров подчеркнул, что «этот вопрос, конечно же, будет обсуждаться, когда президент Эрдоган приедет на очередной раунд переговоров с президентом Путиным».

«Мне не до конца понятна позиция России по вопросу создания Анкарой на севере Сирии так называемой буферной зоны. Год назад Москва уже дала Турции возможность оккупировать курдский кантон Африн. Мне не хотелось бы, чтобы подобное случилось с Манбиджем и другими территориями, где сейчас действуют силы SDF», – сказал «НГ» военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. Он обратил внимание на то, что партия «Демократический союз» (PYD) из опасений, что она будет атакована Турцией после выхода США из Сирии, обратилась к российским официальным лицам с просьбой стать гарантом ее примирения с властями Дамаска. «И сейчас при посредничестве Москвы идут непростые переговоры представителей PYD с режимом Башара Асада о том, чтобы курды на правах автономии вошли в состав Сирии, – отмечает генерал. – И тут, конечно, не место турецким войскам и приближенным к ним боевикам. Ни о каких буферных зонах в Сирии речь не должна идти. В Дамаске, если вспомнить, не раз звучали требования о выводе всех турецких, американских и французских войск из страны. И Россия должна поддержать эти требования, а не вести переговоры с Анкарой о дальнейшей оккупации Сирии».

Эксперт обращает внимание на то, что 22 января в городе Камышлы состоялись митинги мирного населения против формирования «безопасной зоны» в Северной Сирии. Согласно сведениям агентства новостей Al Masdar News, жители обеспокоены тем, что буферная зона может быть использована для дальнейшей оккупации данных территорий Вооруженными силами Турции.

22.01.2019
Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Источник — независимая газета

YPG/PKK — вторая после ДЕАШ угроза для курдов Сирии

АА

Террористы YPG/PKK являются второй после ДЕАШ угрозой для курдов Сирии. Об этом сказал в интервью телеканалу TRT World представитель Курдского национального совета Сирии (ENKS) Абдулхеким Башар.

Представитель совета сообщил, что ранее террористы YPG/PKK угрожали ему расправой, требуя, чтобы он в двухдневный срок покинул город Эль-Камышлы.

«PYD не представляет ни интересы курдов, ни интересы сирийцев. Террористы PYD нанесли курдам больший ущерб, чем режим Башара Асада. PYD стала причиной раскола между арабами и курдами», — сказал Башар.

Представитель ENKS выразил надежду на то, что США смогут увидеть разницу между курдами и террористами PYD.

По его словам, Турция делает все возможное для защиты интересов сирийского народа.

«YPG/PKK оккупировала почти треть территории Сирии. В оккупированных террористами районах Сирии в основном проживают арабы. Террористы ставят молодежь под ружье, задерживают тех, кто выступает против YPG/PKK. Террористы вытесняют арабов с родных земель, отбирают у них дома или заставляют жить в нечеловеческих условиях», — сказал Башар.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/ypg-pkk-%D0%B2%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5-%D0%B4%D0%B5%D0%B0%D1%88-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1371143

Турция не допустит срыва договоренностей по Идлибу

АА

Турция не позволит сорвать соглашение по Идлибу путем провокаций, завил пресс-секретарь МИД Турции Хами Аксой.   

Вывод американских войск из Сирии не должен играть на руку террористам PYD/YPG, отметил Аксой.

На прошедших 17 сентября 2018 года в Сочи переговорах между президентами Турции и России была достигнута договоренность о создании демилитаризованной зоны в  сирийском Идлибе. Контроль в демилитаризованной зоне будут осуществлять мобильные патрульные группы турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Также Турция укрепит наблюдательные пункты по внутреннему периметру зоны деэскалации в Идлибе.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B5-%D0%B4%D0%BE%D0%BF%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82-%D1%81%D1%80%D1%8B%D0%B2%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D1%83-/1368103

По планам Вашингтона, Анкара должна стать сведущим игроком в сирийском конфликте

google

Об отношениях Турции и США, о том, какие процессы стоит ожидать в Сирии, о внутриполитической ситуации в Иране рассказал в интервью #, российский эксперт по Ближнему Востоку Игорь Панкратенко.

 

— Сейчас между Турцией и США осложняются отношения. Как вы считаете, к чему это приведет?

— На мой взгляд, на самом деле отношения между Анкарой и Вашингтоном улучшаются. И именно это было одной из целей, которой хотелось бы достичь Трампу, когда он принимал решение о сокращении физического присутствия США в Сирии.

По планам Вашингтона, как представляется, именно Анкара должна стать сейчас ведущим игроком в сирийском конфликте, именно она должна задавать там тон и темп. Ну, при благожелательном пригляде американцев, разумеется. Более того, помыкавшись на Ближнем Востоке, пофлиртовав с саудитами и так далее — американцы отчетливо осознали, что полноценной альтернативы Анкаре как стратегическому партнеру США в регионе у них, собственно говоря, и нет.

Ну, а все эти перебранки, которые мы наблюдали в последние дни — это как раз вполне нормально. Во-первых, курс Трампа на сближение с Анкарой — у него ведь более чем достаточно противников и в самом Вашингтоне, и в регионе. Ни Эр-Рияд, ни Израиль от этого сближения не в восторге и активно против него работают — достаточно оценить те договоренности, которые достигнуты между израильтянами и рядом арабских государств за пару последних месяцев. Кстати, они их тщательно засекречивают, но сегодняшний Восток — это не то место, где что-то может долго оставаться в тайне. Это, разумеется, накладывает свой отпечаток.

Ну а во-вторых, за период охлаждения отношений между Анкарой и Вашингтоном накопилось достаточно противоречий, которые одномоментно не решить, есть элементарная политическая инерция. Поэтому перебранки в подобном случае — дело вполне нормальное, я бы даже сказал — житейское. И американская, и турецкая сторона сейчас ожесточенно торгуются за условия восстановления стратегического партнерства, при этом каждая из них старается «отжать» для себя позиции получше.

Так что — здесь как раз та ситуация, когда на публичные заявления не стоит обращать особого внимания, нужно смотреть на реальные шаги.

— Ожидаются ли, на ваш взгляд, операции Турции на Севере Сирии?

— Вне всякого сомнения. Поскольку этот вопрос уже решен и согласован, происходят последние уточнения границ операции «Меч Евфрата».

20-мильная зона безопасности вдоль сирийско-турецкой границы — это та оперативно-стратегическая глубина, ради которой во многом Анкара и потратила столько усилий в сирийском конфликте. Более того, это настоятельное требование национальной безопасности Турции. И потому в отношении этого вопроса Анкара ни на какие договоренности и компромиссы идти не собирается. Ни с Москвой, ни с Тегераном, ни с кем-либо еще.

Но вместе с тем турецкая сторона прекрасно понимает, что эта операция несет в себе несколько деликатных моментов, требующих филигранной точности. В первую очередь — в отношении курдов. Причем, и это важно понимать, Анкара всегда справедливо подчеркивала, что никаких таких «абстрактных» или «консолидированных» курдов не существует. Что, с сожалением замечу, не всегда понимают у нас. Есть PYD/YPG, аффилированные с ней формирования, ее союзники, причем не только в Сирии, но и в Ираке. С ними Анкара ни церемониться, ни договариваться не собирается, хороший террорист — это мертвый террорист.

Но есть — и их как-бы даже и не большинство — других курдов. Которые вполне договороспособны,  хотят мира и созидательной работы. И для которых PYD/YPG и прочие «бешеные» — такие же враги, как и для турок.

Поэтому, Анкаре предстоит орудовать «Мечом Евфрата» как  скальпелем. Хотя бы для того, чтобы рассечь противоречия в 20-мильной зоне безопасности с максимальной точностью. Естественно, подобная операция требует определенного дополнительного времени на подготовку.

— Какие процессы сегодня развиваются во внутрииранской политике?

— Главное что там происходит сегодня — это ожесточенная дискуссия политических сил по поводу выбора дальнейшего пути, по которому должна пойти Исламская республика в нынешних сложных условиях.

Не скажу, чтобы все это происходило слишком уж публично, слишком уж явно — но это не результат некоей «закрытости», «подавления свободы слова и собраний» или чего-то еще такого антилиберального и тоталитарного. Это местная специфика политической жизни, которую нужно просто понимать.

Так вот, в результате серьезных просчетов администрации Рухани, и в первую очередь — на внешнеполитической арене, Иран оказался в весьма сложной социально-экономической ситуации. Ставки, которые и Рухани, и Зариф делали на то же соглашение с Европой, на Китай и так далее — они, что называется, не сыграли. И оно бы собственно ничего, не в первый раз вводятся санкции против Ирана — но все осложняется двумя обстоятельствами. Во-первых, сделав ставку на всеобъемлющее соглашение по ядерной программе, администрация Рухани де-факто свернула программу «экономики сопротивления», развития с опорой на собственные силы и так далее.

Во-вторых, под грохотание бубнов о «прорыве в международных отношениях» никто из реформаторов особо не озаботился выработкой стратегии развития и преодоления проблем, если что-то пойдет не так. То есть — попросту не задался вопросом о том, что делать, если Запад плюнет в протянутую ему руку. Более того, ведь всем было ясно, что и экономика, и социальные отношения — они во многом требуют реформирования. Вне зависимости от того, как будут складываться дела на международной арене. Но комплексной программы реформ как не было, так и нет. А то, что делалось в этом отношении — это косметика, заклеивание обоями дыр на стенах. И вот это гораздо серьезнее, чем какие-то просчеты Рухани во внешней политике.

Ну и рост социальной несправедливости, на которую иранское общество реагирует весьма болезненно. Основным выгодополучателем от пребывания Рухани у власти оказался финансовый и торговый капитал, а остальным — рис без приправы. Что, естественно, серьезно подогревает и без того значительное недовольство в обществе.

Отсюда и обострение политической борьбы внутри элит, и массовые выступления против ухудшения условий жизни…  Да еще и на фоне враждебного внешнего окружения, этой враждебности в отношении Исламской республики совершенно не скрывающего.

— К чему эти процессы могут привести Иран?

— Знаете, я всегда считал и продолжаю считать, что внешняя угроза для Ирана всегда менее опасна, чем внутренний раскол или недееспособность элит. Да, для Исламской республики сейчас очень непростые времена, что ни возьми. Да, враждебное внешнее окружение, проблемы в экономике, социальная напряженность и частичное перерождение революционных в прошлом элит.

Но обнадеживает то, что запас прочности Исламской республики еще далеко не исчерпан. И, следовательно, она вполне в состоянии самостоятельно преодолеть этот кризис. При том, разумеется, условии, что политические элиты страны окажутся достойными своего великого, трудолюбивого и мудрого народа.

http://zerkalo.az/ankare-predstoit-orudovat-mechom-evfrata-kak-skalpelem/?fbclid=IwAR0jQzR0OyCr4i9xQk4g7D5PJpj_XL-fc4EAQ1_Me5FX2Y1uOP3V6-g2tRY

Вашингтон и Анкара пытаются согласовать совместные действия после ухода США из Сирии

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган планирует обсудить сирийскую ситуацию c российским и иранским коллегами Владимиром Путиным и Хасаном Роухани 23 января. На данный момент между участниками «астанинской тройки» по Сирии явных противоречий нет. Но каждого из президентов волнует, каким будет расклад сил в этой стране после вывода оттуда американских войск. Анкара стала едва ли не единственным собеседником Вашингтона по этому вопросу. Президент США Дональд Трамп чуть ли не ежедневно — по телефону или через Twitter — связывается с турецким лидером и обменивается с ним мнениями о развитии ситуации в Сирии. При этом он то угрожает Анкаре, то сулит ей золотые горы. Главным камнем преткновения между США и Турцией стала судьба сирийских курдов. В ее решении может быть задействована и Россия.

«С большой долей вероятности встретимся с Путиным в среду 23 января»,- заявил вчера журналистам Реджеп Тайип Эрдоган. По его словам, в повестке дня не только двусторонние переговоры, но и трехсторонняя встреча с участием президента Ирана. Последняя встреча лидеров стран-членов «астанинской тройки» прошла 7 сентября в Тегеране. Тогда они не смогли прийти к консенсусу по ситуации в Идлибе. В итоге решения принимались Москвой и Анкарой на двусторонней основе. В этот раз между участниками будущего саммита нет явных противоречий. Хотя Москву и Тегеран настораживает перспектива военной операции Турции на севере и северо-востоке Сирии, они воздерживаются от публичных комментариев, которые могли бы задеть Анкару, особенно на фоне активизации американо-турецкого диалога, который может сказаться на отношениях внутри «астанинской тройки».

Итоги военной операции США в Сирии
Читать далее

Президент Эрдоган уже несколько месяцев грозит военной операцией в районах, контролируемых курдскими формированиями,- на востоке от Евфрата и в сирийском Манбидже. Речь идет о партии «Демократический союз» (ПДС) и «Отрядах народной самообороны» (ОНС), которые Турция причисляет к террористам. До сих пор Анкару останавливало только то, что сирийские курды находились под опекой США.

Уход американцев из Сирии мог бы дать Анкаре зеленый свет, но американские политики потребовали гарантий безопасности курдов. «Мы истощим Турцию экономически, если они ударят по курдам»,- пообещал в воскресенье президент Трамп в своем Twitter. Эти слова «расстроили» турецкого лидера, о чем он признался вчера сам в ходе выступления в парламенте. Но тут же добавил, что после этого провел «позитивный разговор» с Дональдом Трампом. Президенты договорились расширять торгово-экономическое сотрудничество, но главное, по словам президента Эрдогана, достигли «исторически значимого взаимопонимания» по Сирии. Со своей стороны американская администрация в сообщении о телефонном разговоре привела слова Дональда Трампа, что Турция «не должна плохо обращаться» с курдами и бойцами «Сил демократической Сирии» (SDF), с которыми США воевали вместе против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). При этом Анкара подчеркивает: у нее нет проблем с сирийскими курдами, а есть только с «террористами».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган о последствиях вывода войск США из Сирии — специально для «Ъ»
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган о последствиях вывода войск США из Сирии — специально для «Ъ»
Обсудили президенты и создание 20-мильной (около 32 км) зоны безопасности на турецко-сирийской границе. Об этом проекте рассказал президент Трамп в своем Twitter, но в Анкаре утверждают, что это была их идея. Параметры функционирования зоны пока неизвестны. Президент Эрдоган сообщил лишь, что Турция будет ее контролировать совместно с коалицией, а ОНС участвовать в этом не будут. Однако не факт, что у Анкары и Вашингтона единое видение целей создания зоны. Кроме того, вопрос должен быть согласован со всеми силами, присутствующими в регионе, в частности с Россией.

«20-мильная зона, о которой рассказал Трамп, может стать началом проекта по созданию зоны безопасности в этом регионе. И это было одной из наших просьб к США. У нас большая граница с Турцией, и мы просили гарантий, что с турецкой стороны не будет атак против нас»,- сказал в интервью «Ъ» сопредседатель Совета демократической Сирии (СДС, политическое руководство SDF) Рияд Дарар. В СДС, как и в SDF, помимо курдов входят представители разных этноконфессиональных общин Сирии, в первую очередь на севере и востоке страны. Сам господин Дарар — выходец из арабской общины Дейр-эз-Зора.

Почему Дональд Трамп выводит американские войска из Сирии
Почему Дональд Трамп выводит американские войска из Сирии
Политик выразил надежду на то, что американцы не оставят своих партнеров, с которыми они вместе воевали против ИГ, перед лицом турецкой угрозы. «Это касается не только курдов. Если Турция вытащит нож в сторону этого региона, он будет направлен против всех, кто там живет. Это будет оккупация Сирии»,- сказал он. Господин Дарар подчеркнул, что ОНС и ПДС, которых Турция называет террористами, представляют значительную часть общины сирийских курдов. «Считать их врагами — означает считать врагами всех курдов»,- отметил он. Рияд Дарар напомнил, что ОНС составляют ядро SDF и внесли огромный вклад в борьбу с «Исламским государством». И, по его словам, это борьба еще не закончена. Господин Дарар рассказал, что, несмотря на заявления США об уходе из Сирии, они продолжают оказывать поддержку местным силам на земле, и не только в проведении военных операций, но и в тренировке бойцов.

Кроме того, Рияд Дарар подтвердил, что в свете угроз Анкары СДС ведет переговоры с Дамаском, чтобы «сирийские власти разместили свои силы на границе с Турцией и предотвратили эти угрозы». По его мнению, это жест доверия в отношении Дамаска. Господин Дарар также выразил надежду на роль России в качестве посредника на переговорах с режимом. «Россия присутствует в районе рядом с Манбиджем. И мы обсуждали с россиянами как посредниками, какие могут быть решения по Манбиджу, которые могут обеспечить права жителей и потом быть распространены на другие территории на северо-востоке Сирии»,- сказал он. По словам политика, СДС возлагает на Россию надежду на переговорах с Дамаском о будущем Сирии — в частности, о самоуправлении районов на северо-востоке страны (в первую очередь там, где проживают курды), роли SDF в послевоенном устройстве страны, а также об интеграции курдских бойцов в сирийскую армию.

Марианна Беленькая
Газета «Коммерсантъ» №6 от 16.01.2019, стр. 6

Источник — kommersant.ru

В Сирии за год убито около 7 тыс человек

АА

В Сирии в 2018 году убиты 6 964 мирных жителя, из которых 4 162 стали жертвами сторонников режима Башара Асада, говорится в докладе Сирийской правозащитной организации (SNHR).

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/12925

Турция — покровитель этнических курдов

АА

Турция является покровителем, а не врагом этнических курдов, сказал глава управления по связям с общественностью администрации президента Турции Фахреттин Алтун.

Глава управления отметил, что у Турции нет каких-либо проблем с курдами.

Национальная безопасность – приоритет официальной Анкары, подчеркнул Алтун.

Говоря о борьбе с терроризмом, глава управления отметил, что источники терроризма должны быть искоренены.

Алтун подчеркнул, что Турция продолжит решительную борьбу с террористами PYD и YPG в Сирии.

Представитель администрации турецкого лидера напомнил о заявлении президента Реджепа Тайипа Эрдогана от 26 июня 2015 года о том, что Турция не допустит формирования у своих южных границ государственного образования, подконтрольного террористам. «Какой-бы высокой не была плата, Анкара не допустит действий террористов на севере Сирии», — процитировал Эрдогана Алтун.

По его словам, именно этот фактор определяет решимость Турции в борьбе с терроризмом.

Именно на это, по словам Алтуна, направлены усилия Турции в Сирии.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D1%8D%D1%82%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B2-/1363907

Цели стран Залива в диалоге с режимом Асада

google

Решение Объединенных Арабских Эмиратов о восстановлении деятельности своего посольства в Дамаске и аналогичный шаг Бахрейна, который, как известно, не действует без ведома соседей и “сюзеренов”, не стали сюрпризом для стран региона.

Примеру этих двух стран вскоре может последовать Ирак.

Лига арабских государств (ЛАГ) 11 декабря выступила за возобновление членства Сирии в организации. Не остался не замеченным и визит президента Судана Омара аль-Башира в Дамаск и теплый прием Башара Асада в его честь.

Еще одним знаковым событием стал визит главы Службы национальной безопасности Сирии Али Мумлюка в Каир, где он встретился со своим египетским коллегой Аббасом Камилем.

Эксперты расценили эти события в качестве шагов по прорыву международной изоляции режима Асада.

В то же время необходимо признать, что большая часть стран арабского мира все еще колеблется в вопросе контактов с режимом Башара Асада.

Процесс сближения арабских стран с сирийским режимом начался не сразу, а постепенно. Противоречия в арабском мире вначале сказались на отношении к происходящему в Сирии. Отношение, а, следовательно, и поддержка оппозиционных группировок были неодинаковыми. Все это привело к противостоянию в стане противников Асада, которые зачастую вступали между собой в конфликты, в том числе вооруженные. Все это облегчило действия России и Ирана в Сирии.

К примеру, несмотря на наличие достаточного количества провизии, оружия и тоннелей для обороны пригорода Дамаска – Восточной Гуты, отсутствие координации в действиях вооруженной оппозиции привело к сдаче этого стратегически важного района Сирии. Бойцы сирийских группировок попросту сели в автобусы и уехали в Идлиб.

Предвестником изменений в сирийской политике стран арабского мира стал отказ государств Персидского залива от поддержки оппозиции в Сирии.

Шаги Турции в Сирии также сказались на ситуации в регионе. Анкара не позволила террористам создать псевдогосударство на сирийских территориях и тем самым поставить крест на целостности соседней страны.

В то же время заявление президента США Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии усилило позиции Турции в регионе.

Заявление главы Белого дома по Сирии вызвало резкое недовольство властей ряда арабских стран, оказывающих поддержку боевикам сирийского крыла PKK. Вывод американских войск из Сирии станет стратегическим поражением для этих государств.

Если бы террористам удалось реализовать свои планы в Сирии, то “друзьям” сирийского народа оставалось бы только принудить сирийцев смириться с новым статус-кво в регионе.

Стоит также признать, что режим Башара Асада обязан своим существованием Ирану, о чем неоднократно заявляли в Тегеране. Этот факт признают все страны, контактирующие с сирийским режимом.

Позиции Ирана в регионе и мире сегодня намного более сильны, чем до начала сирийского конфликта, а диалог с режимом Асада означает прямую поддержку политики Тегерана.

Одной из целей “паломничества” в Дамаск может также стать желание ряда стран урвать кусок сирийского “нефтяного пирога”.

Ситуация в Сирии шаг за шагом возвращается в предконфликтное состояние.

Арабские страны могут разыграть экономическую карту “вклада в восстановление Сирии” и тем самым заручиться расположением Башара Асада.

Причина проста — режим Асада уже не обязан, как ранее, проводить сбалансированную политику в регионе и маневрировать между арабскими странами и Ираном. Башар Асад не пойдет на уступки арабским странам в ущерб интересам Тегерана.

Махмуд Осман

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%86%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B0-%D0%B2-%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B5-%D1%81-%D1%80%D0%B5%D0%B6%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BC-%D0%B0%D1%81%D0%B0%D0%B4%D0%B0/1358985

Турция выступает в поддержку целостности Сирии

АА

Основной угрозой территориальной целостности и политическому единству Сирии остаются террористы YPG/PKK, уверены представители экспертного сообщества Турции.

По их мнению, решимость Анкары к борьбе с террористическими организациями в регионе играет важную роль в предотвращении попыток раскола Сирии.

Не случайно, что Турция, Россия и Иран по итогам каждого обсуждения в рамках астанинского процесса подчеркивают общность позиций по вопросу обеспечения целостности, независимости и суверенитета Сирии.

Эксперт в сфере безопасности и стратегии Абдулла Агар в беседе с “Анадолу”, отметил, что Анкара предпринимает конкретные шаги по устранению угрозы сирийского крыла террористов PKK – YPG.

«Турция заявила о готовности к проведению операции против террористов YPG/PKK на востоке Сирии. Решимость Анкары по данному вопросу поставила крест на планах террористов по изменению унитарного устройства Сирии», — отметил эксперт.

Агар напомнил, что пользуясь поддержкой США, главари YPG/PKK требовали от режима Башара Асада превращения Сирии в «федерацию, конфедерацию, предоставления автономии с учетом формирования кантонов».

По его словам, в ходе последнего раунда переговоров с представителями Асада главари YPG/PKK уже не озвучивали подобных требований. Террористов сейчас беспокоит одно – защита от Турции.

Агар отметил, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган является ярым сторонником целостности и унитарной формы государственного устройства Сирии. «Делегации Турции и России по итогам последних обсуждений в Москве сделали особый акцент на данном вопросе», — сказал эксперт.

«Унитарная форма государственного устройства – важное условие территориальной целостности стран. Турция и Россия, как представляется, солидарны по данному вопросу», — сказал эксперт

Вместе с тем нужно учитывать тонкий нюанс: Россия, как федеральное государство, может воспринять требование Турции не в качестве необходимости «сохранения целостности и унитарного устройства» Сирии, а в контексте обеспечения «единства и целостности» этой страны.

Эксперт считает, что мировое сообщество и режим Башара Асада не осознают значимости усилий Анкары по защите территориальной целостности Сирии.

«Цель сил, покровительствующих YPG/PKK, создание в регионе государства-плацдарма», — сказал эксперт, напомнив о реализации проекта Большого Ближнего Востока.

Агар отметил, что Запад не предпринимает никаких шагов по сохранению унитарной формы устройства Сирии: «Отдельные круги используют террористов YPG/PKK в своих целях, пытаясь разрушить унитарные формы государственного устройства – сначала в Сирии, а затем в других странах региона».

Проводится планомерная политика изменения статус-кво в регионе, уверен эксперт, отметив, что ряд сил, пытаются завершить в регионе реализацию проекта перекройки границ, который был начат век назад.

Не случайно, что террористы PKK уже долгие десятилетия делают акцент на этой теме. Покровители PKK стремятся расколоть Турцию, Сирию, Ирак и Иран и создать на этих территориях государство, основанное на этнической составляющей, пояснил турецкий эксперт.

По словам Агара, после формирования в регионе новой угрозы в лице террористов ДЕАШ скрытая поддержка, оказываемая долгое годы террористам YPG/PKK в регионе, приобрела открытый характер.

«Признает Европа или нет, но факт остается фактом – страны Запада оказывают покровительство сепаратистам и террористам. Деятельность террористов оплачивают, ими управляют, направляют и обеспечивают всем необходимым», — сказал эксперт.

Турция прилагает больше усилий к обеспечению целостности Сирии, нежели Дамаск

Координатор Центра ближневосточных исследований (ORSAM) по Сирии Ойтун Орхан, в свою очередь, отметил, что на сегодняшний день имеет места два источника угрозы территориальной целостности и унитарному устройству Сирии.

«В первую очередь, это террористы YPG/PYD/PKK, которые стремятся обеспечить законный политический статус захваченным территориям Сирии. Именно с этим связаны требования террористов о превращении Сирии в федеральное государство», — отметил эксперт.

По словам Орхана, заявления США о поддержке территориальной целостности Сирии противоречат фактическим шагам Вашингтона, оказывающего поддержку террористам YPG/PYD/PKK.

При этом наиболее реальные шаги по предотвращению реализации планов США и террористов YPG в Сирии предпринимает Турция, отметил эксперт ORSAM.

Орхан напомнил, что операции Турции против террористов YPG/PKK в Сирии привела к серьезным разногласиям между Анкарой и ее союзником по НАТО в лице Вашингтона.

В то же время решение Анкары о проведении антитеррористической операции в районах Сирии, к востоку от реки Евфрат, вынудило США объявить о выводе войск из Сирии.

Тем самым, Анкара показала, что на деле прилагает больше усилий к обеспечению целостности Сирии, нежели Дамаск, отметил эксперт.

Комментируя реакцию мирового сообщества и режима Башара Асада на усилия Турции по сохранению целостности  Сирии, Орхан сказал: «Особую выгоду от усилий Анкары по предотвращению распространения влияния США в Сирии, создания посредством YPG на севере и даже востоке Сирии политического образования, подобного тому, что существует сегодня на севере Ирака, получил режим Башара Асада».

Операции Турции в Сирии – показатель решимости Анкары

Преподаватель Академии жандармерии и береговой охраны Турции Серхат Эркмен отметил, что Турция с самого начала конфликта выступала за территориальную целостность Сирии и этот курс остался неизменным.

По его словам, наиболее эффективные шаги Анкары в данном направлении были предприняты после достижения взаимопонимания с Россией и Ираном.

«Операции «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь», а также действия в Идлибе указывают на решимость  Турции в данном вопросе», — сказал эксперт.

По его мнению, формирование конституционной комиссии и начало подготовки новой редакции основного закона Сирии, вкупе с антитеррористическими операциями ВС Турции, укрепят роль Анкары в вопросе обеспечения целостности соседней страны.

Эксперт отметил, что ряд стран в том числе Россия и Иран осознают цели Турции в вопросе обеспечения целостности Сирии. В то же время, применительно к некоторым странам Запада утверждать то же самое о непросто. «В принципе, особую значимость представляет отношение стран региона и реальные шаги в Сирии. С этой точки зрения особое значение представляет трехсторонний формат по Сирии», — сказал Эркман.

ДЕАШ и YPG/PKK – главные препятствия целостности Сирии

Эксперт Фонда политических, экономических и социальных исследований (SETA) профессор Кемал Инат отметил, что первое, что приходит на ум при обсуждении темы угрозы целостности Сирии и Ирака – террористы РКК.

«К сожалению, ряд союзников Турции, в особенности США, оказали поддержку РКК, что позволило террористам воспользоваться ослаблением центральной власти и расширить влияние в этих странах. Именно по этой причине Анкара выступает в поддержку целостности Ирака и Сирии», — сказал эксперт.

По словам Ината, операции ВС Турции в Ираке и Сирии преследуют единственную цель – защиту территориальной целостности соседних государств.

При этом профессор подчеркнул, что террористы ДЕАШ и YPG/PKK являются основной преградой на пути защиты единства и целостности Сирии.

«В последние годы Турция пересмотрела стратегию трансграничных операций. Вместе отвода войск, Анкара предпочитает на время сохранять военное присутствие на очищенных от террористов территориях сопредельных стран.  Тем самым, террористы уже не могут вернуть утраченные позиции в регионе», — констатировал Инат.

После того, как Дамаск и Багдад укрепят власть на местах и смогут обеспечить условия, не допускающие повторного формирования угроз в отношении Турции, причин для нахождения турецких войск на данных территориях не останется, подчеркнул эксперт SETA.

Инат также напомнил о том, что в 90-х годах прошлого века режим Асада оказывал поддержку террористам РКК. «Если Асад останется у власти, а я считаю, что он не должен оставаться у руля правления в Сирии, действия Дамаска будкт противоречить интересам Анкары», — сказал профессор.

Причина конфликта в Сирии – свобода, целостность Сирии

Представители Турции неоднократно, на самых различных уровнях, заявляли, что Анкара стремится к борьбе с террористами PYD/YPG/PKK и ДЕАШ в Сирии.

Президент Реджеп Тайип Эрдоган заявляет о решимости Турции в вопросе защиты целостности и унитарного устройства Сирии, а также готовности к шагам по обеспечению безопасности и повышению благосостояния всех слоев сирийского общества.

«В корне сирийского конфликта лежат не интересы курдов, арабов или туркманов, а территориальная целостность страны. Причина конфликта в Сирии – свобода, целостность Сирии», — подчеркивает президент.

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу накануне после встречи турецких и российских делегаций в Москве заявил, что Турция и Россия, в качестве стран-гарантов астанинских соглашений, выступают за территориальную целостность и политическое единство Сирии — против любых попыток, угрожающих единству этой страны.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%B2%D1%8B%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%BA%D1%83-%D1%86%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82%D1%8B/1352341