Турция направила ноты протеста Швейцарии и ООН

АА

Недовольство Анкары вызвал въезд террористов РКК на территорию Швейцарии и договоренность с ООН

Hicran İsmayılova 

Турция направила официальные ноты протеста властям Швейцарии и в женевский офис ООН.

Недовольство Анкары вызвали выдача разрешения на въезд в Швейцарию группы террористов РКК и «План действий», подписанный представителями ООН с сирийским крылом этой террористической организации.

Для подписания документа в Женеве прибыла группа террористов, в числе которых находился особо опасный боевик РКК по позывным «Ферхат Абди Шахин».

Постоянное  представительство Турции при отделении ООН в Женеве выразило возмущение скандальным инцидентом, подчеркнув, что о «Плане действий» не информировали представителей стран-членов ООН.

После протеста, выраженного в устной форме, представительство Турции направило официальную ноту руководству отделения ООН в Женеве, а также властям Швейцарии.

К нотам приложены уведомления о розыске террориста «Ферхата Абди Шахина» по «красному циркуляру» Интерпола.

 Постоянное  представительство  Турции связалось также  с офисом  специального представителя  ООН по Сирии Гейра О. Педерсена, который сообщил, что не был проинформирован о подписании «Плана действий»  с террористами.

По данным ООН, в 2016 году террористы YPG/PKK привлекли внимание к военным действиям 46 детей, а в 2017 году число несовершеннолетних в рядах террористов возросло в пять раз — до 224.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0%BD%D0%BE%D1%82%D1%8B-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0-%D1%88%D0%B2%D0%B5%D0%B9%D1%86%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%BE%D0%BE%D0%BD/1523186

«Сделка века» на Ближнем Востоке озолотит только Трампа

Трампу не удастся помирить арабов и евреев

Алексей Нечаев

США представили план урегулирования конфликта между Израилем и Палестиной стоимостью 50 млрд долларов. Причем спонсорами «большой сделки» должны выступить богатейшие страны Персидского залива, Северной Африки и Запада. Однако в Палестине в очередной раз отвергли идею Вашингтона по примирению, поставив двухлетние труды Белого дома на грань провала.

Белый дом в субботу опубликовал экономическую часть плана по урегулированию палестино-израильского конфликта, который в СМИ называют «сделкой века». Согласно документу, в течение 10 лет Палестине, Египту, Иордании и Ливану предлагается выделить 50 млрд долларов.

Чуть более половины этих средств должно получить палестинское государство, а оставшиеся деньги разделят между собой соседние страны. Также предусмотрена реализация более 100 проектов в инфраструктурной, промышленной, медицинской и образовательной сферах в Палестине.

Кроме того, в документе говорится о строительстве современной туристической инфраструктуры и транспортной сети через Западный берег реки Иордан, сектор Газа и территорию Израиля. Также в документе речь идет о расширении египетского порта рядом с Суэцким каналом, что позволит стимулировать торговлю в регионе.

По замыслу авторов, реализация плана позволит создать один миллион рабочих место, удвоить ВВП Палестины, снизить уровень безработицы, вдвое сократить показатели бедности и «предоставит возможность палестинскому народу построить процветающее общество».

Финансирование многомиллиардного проекта возлагается на страны Персидского залива, Запада и частный сектор. Причем для управления финансами Вашингтон предлагает создать многонациональный банк развития – «головной фонд», который будет контролироваться назначаемым советом управляющих.

Что касается политической части плана – ее в Белом доме обещают опубликовать в ближайшее время, так как «экономический план не будет работать без решения политических вопросов».

Отметим, что публикация экономической части плана предваряет два важных событиях для Ближневосточного региона.

Первое событие – это предстоящая в Иерусалиме встреча советников по национальной безопасности РФ, США и Израиля, которая состоится 24-25 июня. Второе – это организуемый США международный форум по Палестине «Мир во имя процветания», который пройдет в Бахрейне 25-26 июня. Именно там старший советник президента США Джаред Кушнер должен официально презентовать план Белого дома, работа над которым велась два года.

Однако президент Палестины Махмуд Аббас уже подверг критике саму «сделку века» и отказался направлять делегацию на конференцию в Бахрейн. «Пока нет политического решения – мы не будем обсуждать экономическую сторону вопроса», – заявил Аббас. Эту позицию поддержали даже его оппоненты.

Скептически к «сделке века» относится и Россия, о чем ранее заявляли глава МИД РФ Сергей Лавров и замглавы МИДа Михаил Богданов. По мнению российской стороны, чтобы разрешить палестино-израильский конфликт, вначале нужно добиться урегулирования разногласий между противоборствующими в Палестине политическими силами, над чем в Москве работают уже длительное время.

Напомним, глава Госдепа Майк Помпео тоже сомневался в реализации «сделки века».

В связи с чем возникает вопрос: зачем Дональд Трамп и Джаред Кушнер столь настойчиво продвигают свой план урегулирования палестино-израильского конфликта в условиях, когда как минимум одна из сторон выступает категорически против этого плана?

«Логика действий Трампа и Кушнера понятна. Они очень заинтересованы в том, чтобы решить палестинский вопрос, который является главным препятствием для сближения союзников США», – заявил газете ВЗГЛЯД председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

По его словам, администрация Трампа хочет опираться на надежных союзников в лице Израиля, Саудовской Аравии и примкнувшего к ним ядра арабских стран из Северной Африки и стран Персидского залива, которые традиционно являются партнерами Вашингтона.

«Все понимают, что палестинский вопрос, с одной стороны, неразрешим, но, с другой стороны – он вносит раздор и не позволяет арабским монархиям начать открытое сближение с Израилем, так как это не будет понятно арабской улицей», – пояснил собеседник.

«Вполне логично, что Трамп хотел бы снять палестинский вопрос, и тогда перед ним открываются другие перспективы для политики на Ближнем Востоке. В частности, у него появится возможность для создания мощной и формализованной антииранской группы», – считает Лукьянов.

«Другое дело, что Трамп и Кушнер, как бизнесмены, полагают, что этот вопрос решается прежде всего денежным вливанием и считают возможным купить лояльность палестинцев за большие деньги, причем за деньги арабских монархий», – отметил эксперт.

«Но, думаю, эта сделка, в буквальном смысле слова «сделка», не состоится. Палестинцам, конечно, тоже надоело жить в условиях недопризнанного государства. Но взять и продаться за деньги, когда все упирается в вопросы святынь и восточного Иерусалима, когда затрагиваются такие чувства – деньги точно не работают», – подытожил Лукьянов.

Экс-советник министра внутренней безопасности Израиля, бывший израильский консул в Москве Алекс Векслер тоже считает, что план Трампа и Кушнера ожидает фиаско.

«Сегодня в Израиль прибыл помощник президента США по нацбезопасности Джон Болтон, завтра прибывает секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, и вместе с председателем Совета национальной безопасности Израиля Меиром Бен-Шаббатом они намерены обсудить целый ряд вопросов по ближневосточной проблематике. Это уникальный случай, когда представители двух великих держав соберутся в Иерусалиме, и вместе с израильским коллегой проработают вопросы Сирии, Ирана и Палестины», – сказал Векслер газете ВЗГЛЯД.

«Но, несмотря на все усилия, палестинцы отвергают план Трампа. Их можно понять: пока что реально не видно, откуда возьмутся 50 млрд долларов, которые будут распределены еще и между Египтом, Иорданией и Ливаном», – пояснил собеседник.

По его словам, когда в Бахрейне соберутся представители заинтересованных государств и, возможно, под давлением Кушнера согласятся выделить нужные суммы денег, тогда уже можно будет говорить о перспективах реализации этого плана, «но пока что эти деньги находятся где-то в воздухе».

«Что касается позиции России – Лавров и Богданов ранее неоднократно говорили о том, что не может быть никакого плана урегулирования между Палестиной и Израилем до тех пор, пока не состоится примирение между различными палестинскими группировками. Но беда в том, что примирить их можно только с помощью большой военной силы. Потому что ненависть одних группировок к другим такова, что они меньше ненавидят Израиль, чем друг друга», – заключил Векслер.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский также считает, что «сделка века» не состоится, но по той причине, что она невыгодна палестинскому руководству.

«Нет никаких перспектив реализации каких угодно и чьих угодно планов урегулирования палестино-израильского конфликта. Прежде всего в этом не заинтересованы сами палестинцы», – заявил Сатановский газете ВЗГЛЯД.

«Ведь прекратить конфликт с Израилем означает не теоретическое и виртуальное признание Государства Израиль, а решение вопросов о границах, о беженцах, о Иерусалиме. Но это невозможно.

Палестинский лидер, который пойдет на такие шаги, будет немедленно уничтожен, причем достаточно жестко», – продолжил Сатановский.

«И если ни Клинтон, ни Буш, ни Обама не смогли решить вопрос с палестинцами, почему Трампу это удастся?» – поинтересовался эксперт.

Он напомнил, что сейчас Америка тратит колоссальные средства, которые направляет в палестинскую казну, но «Трамп это видит и намерен сделать большое обрезание всем ненужным тратам. Потому он предлагает сделку, которую должны оплатить другие арабы. И если палестинцы на нее не согласятся – значит, они сами виноваты. Но я не думаю, что Трампу удастся слить этот актив», – заключил Сатановский.

Источник — Взгляд

Сирия между патом и цугцвангом

Установлению мира мешают Соединенные Штаты и старые арсеналы Варшавского договора
Сивков Константин

В последнее время проблемам Сирии в нашем информационном пространстве уделяется меньше внимания. Складывается впечатление, что в конфликте наступило затишье. Между тем ситуация остается чрезвычайно накаленной.

За внешней стабильностью просматривается жесткое противостояние крупнейших геополитических и региональных центров силы, которое выражается в непрерывном огневом противоборстве вооруженных формирований: с одной стороны – правительственные войска законного правительства Сирии и их союзники, с другой – террористические организации, незаконные вооруженные формирования, контролируемые США и их союзниками в регионе. Турция, входя в тройку стран – гарантов мирного процесса, вынуждена тем не менее занимать двойственную позицию в силу особенности ориентирующихся на нее реальных политических и военных группировок.

География войны

Рассматривая расстановку сил, можно выделить три зоны или сферы влияния основных противоборствующих группировок. Первая – территория, контролируемая правительственными войсками. Это большая часть страны, где условия проживания населения наиболее благоприятные. Защиту этой территории и содействие ее расширению осуществляют на законных основаниях группировка российских ВКС и поддерживающие ее силы ВМФ, а также проиранские иррегулярные формирования, в частности «Хезболла».
Вторая по размерам зона – Заевфратье, часть территории Сирии, контролируемая различными структурами, среди которых наиболее мощны вооруженные формирования сирийских курдов, а также остатки ИГ и других террористических организаций. Все они в определенной мере ориентируются на США и их арабских союзников в регионе. Это важнейшая с экономической точки зрения часть сирийской территории, где расположены крупнейшие запасы нефти.
«
США будут всемерно затягивать окончательное разрешение сирийского конфликта
«
Третья, самая маленькая по размеру – Идлибская зона деэскалации, где расположилась наиболее крупная из числа сохранивших боеспособность группировка террористических и радикальных экстремистских организаций. На нее сильное влияние оказывает Турция, а также другие игроки сирийской драмы, в частности монархии Персидского залива.

Наиболее активные боевые действия в последнее время развертываются именно на границах Идлибской зоны. Известно, что в мае боевики разных террористических организаций, объединенных «Хайат Тахрир Аш-Шам» («Организация по освобождению Сирии» – экс-«Джебхат ан-Нусра», запрещенная в России), 338 раз обстреливали позиции правительственных сил и населенные пункты. В результате погибли 39, ранены 129 сирийских военнослужащих, десятки мирных жителей. Крупные группировки боевиков отмечались вблизи сирийских городов Хама и Алеппо. Боевики неоднократно предпринимали попытки обстрела из установок РСЗО либо атак с помощью беспилотников российской авиабазы «Хмеймим». За май было предпринято семь атак с применением снарядов РСЗО. Заметную долю составляют штатные 122-мм снаряды советских систем. Это означает, что боеприпасы поступают с баз хранения в бывших странах ОВД, а ныне членах НАТО, более взять такие снаряды неоткуда. Лишь благодаря должным мерам безопасности, принятым нашим командованием, и эффективной работе российской ПВО удалось избежать жертв среди российских военнослужащих и не допустить серьезного материального ущерба нашим военным объектам. Такой результат в значительной мере обеспечивает ЗРПК «Панцирь-С», новейшие модификации которого демонстрируют исключительно высокую эффективность при отражении подобных атак. 13 раз база подвергалась атакам беспилотников, и все они также оказались безрезультатными.

24 раза в мае боевики предпринимали атаки различного масштаба силами своих войсковых формирований против позиций сирийских войск. Все они были отбиты с большими потерями для нападавших. По данным источника в МО РФ, правительственные войска Сирии, отразив такую атаку, как правило, предпринимали преследование противника и врывались на его оборонительные позиции. Таким образом происходило оттеснение боевиков в северном направлении в глубь Идлибской зоны деэскалации. Помимо этого, естественно, предпринимались и спланированные наступательные операции с целью оттеснить боевиков от базы «Хмеймим» на расстояние, с которого они не могли бы вести обстрелы.

Изредка боевикам удавалось потеснить сирийские войска. Так произошло, например, в ночь на 7 июня, когда группе боевиков в составе около 500 человек удалось продвинуться в районе поселка Джалама. При этом, подчеркнул источник «ВПК», все подобные акции бандформирования проводят буквально под носом у турецких военных, чьи блокпосты расположены в ключевых пунктах вдоль границ Идлибской зоны деэскалации. Очевидно, что выполнить условия достигнутых в Сочи договоренностей и создать демилитаризованную зону турецким партнерам на тот момент если и удалось, то лишь частично.

Чтобы не погасло

США заинтересованы в поддержании напряженности в Идлибской зоне и вокруг нее, поэтому с обострением ситуации они начали оказывать террористам традиционную информационную поддержку. В частности, 21 мая было заявлено о якобы имевшем место применении правительственными силами Сирийской Арабской Республики отравляющих веществ. Откровенную ложь сначала не восприняли даже «Белые каски». Когда к ним обратились за комментариями журналисты британского издания «Дэйли Мэйл», те заявили, что предъявленная Госдепом США информация не может быть подтверждена, и только после суточной «воспитательной работы» сориентировались в требуемом направлении.

Однако информационными вбросами американцы не ограничились. 4 июня группа самолетов-разведчиков ВВС и ВМС США в составе стратегического разведчика U2-S, самолета радиоэлектронной разведки RC-135 и патрульного противолодочного самолета Р-8А «Посейдон» провела разведывательную акцию вблизи авиабазы «Хмеймим» и пункта базирования ВМФ России Тартус. Судя по характеру действий американских самолетов, целью операции являлось вскрытие российской и сирийской систем ПВО. Данная акция может быть связана с подготовкой США к нанесению ударов крылатыми ракетами по объектам государственной инфраструктуры САР, и не исключено, что поводом для них послужит инсценировка применения сирийскими правительственными войсками отравляющих веществ. Источник подчеркнул, что этой акцией американцы впервые нарушили договоренности, достигнутые на основе дополнительного протокола к подписанному США и Россией в 2015 году меморандуму о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирийской Арабской Республике.

Хорошо известно, что турецкая сторона не обладает достаточной степенью контроля действий боевиков в Идлибской зоне, чтобы предотвратить нарушение ими режима прекращения огня. Однако дело даже не в этом. Отмечается, что через некоторые посты, контролируемые турецкой стороной, боевикам поставляются оружие и боеприпасы. Турецкие представители болезненно реагируют на продвижение сирийской армии в глубь Идлибской зоны, что имело место в ее южном секторе, в частности, в интересах обеспечения безопасности нашей базы «Хмеймим». Тем не менее в целом удается не допускать эскалации военного противостояния, главным образом благодаря совместным усилиям России и Турции.
На юге Сирии, в частности в прилегающих к Израилю районах, которые подконтрольны правительству, американские и еврейские спецслужбы создают подпольные группы для выполнения диверсий и терактов против отдельных объектов, должностных лиц и общественных деятелей. В первую очередь объектами ударов становятся вставшие на путь диалога с правительством оппозиционеры и общественные деятели, а также сотрудники силовых структур САР и представители властей. Случайными жертвами этих акций часто оказываются мирные жители.

Сохраняется напряженная обстановка в Сирийской пустыне, где совместно действуют бандгруппы бывших игиловцев и боевиков из поддерживаемых США формирований. Они пытаются нападать на позиции и колонны правительственных войск, устраивают диверсии на объектах промышленной инфраструктуры, обирают местное бедуинское население. Тыловой базой боевиков служит оккупированная американцами зона Эт-Танф. Кроме того, под покровительством сил специального назначения США отряды бывших игиловцев из Ирака и Сирии концентрируются в настоящее время в районе сирийско-иракской границы с целью дестабилизации обстановки в районе города Абукемаль в провинции Дейр эз-Зор.
На подконтрольных землях восточнее Ефрата американцы последовательно проводят в жизнь план по отрыву от Дамаска нефтеносных восточных районов путем создания так называемой автономной администрации Восточной Сирии. При этом Штаты делают ставку на сирийских курдов и местные племена. Однако у них пока, похоже, ничего не получается с легализацией этого проекта. Попытка собрать вождей племен на конгресс не увенчалась успехом – почти никто из приглашенных не явился. Штатам приходится маневрировать между Турцией и курдами, и в итоге американцам не доверяют обе стороны.

На территории Сирии, подконтрольной правительству, ситуация в целом мирная – возобновляют работу предприятия, функционирует топливно-энергетический сектор, активизируются международные коммерческие поставки и товарный обмен. Правда, есть серьезные проблемы с возвращением людей из лагерей для беженцев, расположенных на территории зоны Эт-Танф. Это печально знаменитый Рукбан, а также лагерь Эль-Холь, созданный в провинции Эль-Хасака.

У кого что болит

Очевидно, что ситуация в Сирии в настоящее время патовая. Фактически любая попытка военным путем изменить сложившиеся границы между зонами чревата прямым боестолкновением группировок ведущих глобальных и региональных центров силы: России, Ирана, Турции и США с вовлечением в этот конфликт Израиля, Саудовской Аравии и некоторых других монархий Персидского залива. Такое положение связано с тем, что интересы упомянутых игроков на сирийской сцене носят антагонистический характер: даже малейшая уступка чревата значительными геополитическими и политическими потерями.

Американский интерес в Сирии состоит в стремлении сохранить за собой как минимум стратегический плацдарм восточнее Ефрата. Контроль над этими территориями важен для США не столько с экономической точки зрения, сколько с геополитической. Этот район географически изолирован от коммуникаций, и транспортировка добытой нефти через территории сопредельных государств, часть из которых настроена враждебно по отношению к США или имеет нестабильные режимы, будет весьма проблематичным делом. Но в условиях, когда ближневосточные союзники США далеко не всегда прислушиваются к мнению Вашингтона, надежный плацдарм в регионе становится исключительно важной задачей. Кроме того, уход из Сирии будет фактически означать окончательный провал американской стратегии на Ближнем, Среднем Востоке и в Северной Африке, начатой вторжением в Афганистан и завершившейся «арабской весной». Влияние США в этой зоне будет замещаться более успешными конкурентами – Россией, Китаем и Ираном, закрепление которого в Сирии неприемлемо для Израиля.

При сложившейся на сегодня расстановке сил условий для долговременного пребывания здесь Соединенных Штатов нет, как их нет и для участия Вашингтона в политической структуре поствоенного сирийского общества. А это означает, что США будут всемерно затягивать окончательное разрешение конфликта, дожидаясь возможности сформировать выгодную для них социально-политическую ситуацию в стране.

У Турции положение в чем-то сродни американскому. Ликвидация Идлибской зоны деэскалации будет означать, что влияние Анкары в Сирии сильно упадет. Как и возможность воздействовать на поствоенную политику Дамаска (в сравнении с Россией и Ираном). А шансов изменить ситуацию у Турции фактически нет, она не может рассчитывать на превращение «идлибского котла» в квазигосударство. Другие силы, способные реализовать влияние в поствоенной Сирии, пока не просматриваются. Поэтому Анкаре также выгодно затягивание конфликта в надежде создать подобные структуры.

Иран в Сирии имеет никак территориально не оформленное присутствие. Проиранские вооруженные формирования и политические организации с различной плотностью распределены на территории, контролируемой законным правительством. Тем не менее их влияние и представительство в сирийском обществе надо признать весьма заметным, превосходящим то, что имеют турки и тем более американцы, ведь они опираются на поддержку властей, контролирующих большую часть страны. Однако после разрешения конфликта вооруженные проиранские формирования должны будут покинуть территорию Сирии или разоружиться, превратившись в политические партии и движения.

Россия на данном этапе рассматривается как безусловный победитель. Однако если в краткосрочной перспективе установить мир в Сирии не удастся, статус может смениться на противоположный. Также сильно будут подорваны позиции России в регионе, если американцам удастся создать в Заефратье подконтрольное им квазигосударство. Затягивание войны формирует негатив в общественном мнении. В этой связи России крайне выгодно как можно быстрее завершить конфликт с распространением влияния законного правительства на всю довоенную территорию Сирии.

Другие страны – Израиль, Саудовская Аравия и прочие монархии Персидского залива, имеющие интересы в Сирии, реализуют свою политику через влияние на главных игроков. Скажем, авиаудары Тель-Авива не могут считаться существенным фактором, определяющим облик поствоенной Сирии, если не принимать во внимание усиления антиизраильских настроений в стране.
Из проведенного анализа следует, что ставки в сирийском конфликте весьма высоки. Поэтому и готовность США, России и Турции перейти к применению военной силы даже против регулярных войск друг друга существует, прежде всего, конечно же, американских против наших. Это заставляет всех главных внешних игроков соблюдать приличия, ограничиваться информационным противоборством и незначительными вооруженными столкновениями, имеющими даже тактически ограниченное значение.

Россия – единственный иностранный актор, объективно заинтересованный в скорейшем завершении конфликта. Значит, именно нам придется искать пути для этого.

Константин Сивков,
заместитель президента РАРАН по информационной политике, доктор военных наук

Источник — vpk-news.ru

Решительное российское «нет» Эрдогану в Сирии

Сирийская армия в провинции Идлиб

Турция хочет прекращения огня в провинции Идлиб. В Кремле говорят, что именно Турция сегодня обязана остановить там боевиков, которые стреляют по мирным жителям, а также по российским целям. Иными словами, Москва заявляет: несмотря на турецкие требования, она продолжит поддерживать наступление сирийских войск, чтобы освободить последнюю провинцию, пока контролируемую экстремистами.

Турецкий президент Эрдоган заявил не так давно в телефонном разговоре с российским президентом Путиным, что Турция хочет прекращения огня на территории сирийской северо-западной провинции Идлиб. В Кремле говорят, что именно Турция сегодня обязана остановить боевиков, которые стреляют по мирным жителям в Идлибе, а также по российским целям (напомню, что на российскую военно-воздушную базу в соседней провинции Латакия было нанесено несколько ударов дронами). Иными словами, Москва заявляет: несмотря на турецкие требования, она продолжит поддерживать наступление сирийских войск, цель которых — освободить последнюю провинцию, пока контролируемую экстремистами.

Я напомню, что наступление сирийской армии продолжается уже месяц, и население провинции Идлиб мигрирует, чтобы оказаться подальше от зоны конфликта. Многие мирные жители стремятся в Турцию, где их, однако, ждут закрытые пограничные переходы. Большая группа сирийцев скопилась вчера на пограничном переходе Атмех и обратилась оттуда к Турции с просьбой открыть границу. Тем не менее граница осталась на замке.

Перед пограничным переходом разросся лагерь, и, по данным источников, сейчас там спят под открытым небом более 20 тысяч человек. Один из сотрудников лагеря, Абу аль-Нур, сказал в интервью «Рейтер» (Reuters): «Им негде приклонить голову, нет воды, и мы делаем все от нас зависящее, но это выше наших возможностей».

Западные страны обвиняют Россию в том, что, поддерживая наступление в Идлибе, она провоцирует очередной миграционный кризис в Сирии. Однако Россия дает понять, что не отступит, когда речь идет о борьбе с экстремистами (я напомню: Идлиб держит под контролем «Аль-Каида» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.)). Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков так прокомментировал ситуацию: «Действительно, необходимо прекращение огня в Идлибе, необходимо добиться того, чтобы террористы прекратили огонь по гражданским целям, а также по некоторым объектам, где расположены наши военные. Это ответственность турецкой стороны».

Дело в том, что по договоренности, достигнутой Эрдоганом и Путиным осенью прошлого года, наступление сирийской армии было остановлено, и Турция, чьи военные силы присутствуют в Идлибе, обязалась вытеснить террористические группировки из Идлиба. Однако турки не сделали этого. Более того, за последние полгода террористические группировки в этом регионе особенно окрепли, а небольшие вооруженные группировки присоединились к ответвлению «Аль-Каиды», чтобы вместе вести борьбу с сирийской армией.

Это российское «нет» Эрдогану — довольно важный момент в войне в Сирии. Совершенно ясно, что террористы в Идлибе так и останутся непобежденными, если Россия остановит наступление сирийских войск (что и происходило в последние полгода). Зачем Россия вообще поддержала сирийскую армию? Есть две основные причины. Первая связана с Сирией, а вторая — в большей мере с российскими интересами. Итак, во-первых, договор Эрдогана и Путина предотвратил очередную серьезную эскалацию, так как западные силы под предводительством США готовились к еще одной попытке глубже прорваться в Сирию (под разговоры о мнимой химической атаке и «обеспокоенности» за безопасность мирных жителей Идлиба). Москва и Дамаск понимали, что силы, которые многие годы поддерживали боевиков, так просто не отдадут их последний оплот, то есть конец этой войне будет положен военными действиями. Военному пути противопоставлен политический путь решения конфликта, который сейчас поддерживают и Турция с Западом. О каком политическом пути идет речь? Предлагается надолго заморозить конфликт, оставить экстремистов в Идлибе в покое, и в конечном итоге все это обеспечило бы сирийским врагам собственную видную и постоянную пятую колонну внутри Сирии. Впоследствии эта колонна могла бы разжечь конфликт вновь или политическими средствами расшатывать Дамаск. Итак, Россия договорилась с Эрдоганом и, таким образом, на какое-то время отвела угрозу масштабной иностранной военной интервенции.

Оказалось, что, по-видимому, это был правильный шаг, поскольку США сейчас «заняты» Венесуэлой и Ираном. И пока Штаты сосредоточены на этих горячих точках, сирийская армия может вернуться на позиции, занятые прошлой осенью, при мощной поддержке российских военно-воздушных сил. Конечно, Россия действует в Идлибе втихаря: нет никаких сообщений, нет информации об авиаударах. Все происходит без шумихи, в информационной тишине (правда, на месте боевых действий раздаются громкие взрывы).

Вторая причина заключается в том, что договор между Эрдоганом и Путиным, как я уже отмечал, обусловили российские интересы. Пойдя навстречу турецкому президенту, Россия улучшила отношения с Анкарой, а также, вероятно, заработала. Разумеется, я говорю о продаже систем С-400, которая должна стать своего рода увертюрой к значительно более масштабному российско-турецкому военному и экономическому сотрудничеству (упоминается даже совместное производство еще более передовых систем С-500). Может ли продолжение наступления в Идлибе разрушить эти планы? Возможно ли, чтобы Турция, возмущенная ситуацией в Идлибе, отказалась от С-400? Конечно, но это только подтвердило бы тот факт, что Турция пользуется этими сделками как инструментом для влияния на Россию. А Москва не может позволить подобного. В таком случае было бы даже лучше, если бы сделка расстроилась, если уж ей «суждено» расстроиться. Разумеется, Турция может «стиснуть зубы», и все пройдет по плану. Пока С-400 по-прежнему ждут в Турции уже в следующем месяце.

В начале апреля мы писали о массированном ракетном ударе по российской военно-воздушной базе Хмеймим в Сирии. Может оказаться, что это была роковая турецкая ошибка, так как после нее Россия оказала еще более серьезную поддержку сирийскому наступлению. А теперь выясняется, что Россия не намерена отказываться от этой поддержки. Я говорю о «турецкой ошибке», потому что так оно и есть. Известно, что сирийская армия не может и не будет предпринимать какие-то серьезные шаги без одобрения Дамаска, и точно так же хорошо известно, что боевики в Идлибе не нанесли бы подобный удар по российской базе, не будь на то одобрения Турции. Все в Кремле понимают это, поэтому теперь не собираются отступать. В противном случае Эрдоган в ближайшем будущем создаст россиянам еще большие проблемы.
Что касается собственно боев за Идлиб, то они, судя по всему, продолжатся, как и стоило ожидать. Крупные победы сирийской армии в прошлом году завершились почти одинаково: боевики каждый раз получали свободный доступ в Идлиб. Сегодня территория Сирии преимущественно освобождена, но вражеские силы не повержены и сосредоточены в одном относительно небольшом регионе. Учитывая это, к сожалению, «побочные жертвы» среди мирных жителей могут быть весьма значительными. В такой ситуации Турция была обязана, с нравственной точки зрения, открыть границу и позволить мирным жителям ее пересечь. Но Турция предпочла этого не делать, ведь мирным жителям в Идлибе отведена жестокая роль «живого щита». Так что стоит ожидать (особенно если сирийские войска будут занимать все большую территорию), что вскоре возрастет лживая обеспокоенность в связи с жертвами среди мирных жителей. И это опять создаст угрозу иностранной военной интервенции. Что тогда? Ждать продления договора между Эрдоганом и Путиным и того, что фокус снова переместится на какой-нибудь другой регион? Или начнут еще более активное наступление, чтобы как можно скорее окончательно освободить Идлиб (по возможности еще в этом году)? Решать России. Оба варианта могут принести очень положительный результат — свободную Сирию. Единственная опасность в том, что Россия из-за каких-то собственных высших интересов забудет неписанное обещание, которое дала Дамаску. Но этого, по крайней мере если судить по недавним заявлениям Кремля, скорее всего, не произойдет.

Advance, Хорватия
Д. Марьянович (D. Marjanović)

Оригинал публикации: Važno rusko «NE» Erdoganu — Ofenziva u Idlibu se nastavljaОпубликовано 01/06/2019

Источник — иноСМИ

Западные СМИ активно используют недостоверную информацию для нагнетания обстановки в Сирии

Источник: Федеральное агентство новостей —

Западные «правозащитники» и пресса продолжают ряд необоснованных обращений по отношению к России, сообщает Федеральное агентство новостей. Основным поводом для них является прекращение якобы авиаударов по больницам в районе зоны деэскалации в Идлибе со стороны сирийской армии и ВКС России.

Информация, которой обладают гуманитарные организации, действующие под эгидой ООН, зачастую основана на сообщениях «общественных источников». Обычно эти данные берутся из заявлений террористических группировок, большая часть которых находится под влиянием «Джебхат ан-Нусры»1(организация запрещена в РФ).

Например, исходя из информации в прессе, в каждой деревне в полосе деэскалации имеется медицинское учреждение, а также подозрительно низкое число неподтвержденных «жертв» авиаударов.

Политический эксперт Александр Асафов в интервью ФАН заявляет, что США невыгодно смягчать ситуацию сирийского конфликта. В их интересах, наоборот, нагнетать обстановку, используя в рамках пиар-компании знаменитостей и даже нобелевских лауреатов. 

«Абсурдные обвинения, подкрепленные подобного рода пиаром, звучат куда убедительнее», — резюмирует эксперт.

Все это происходит из-за того, что военные действия проходят при прямом участии американских инструкторов, либо их косвенном задействовании, добавляет Асафов.

Ранее российские военнослужащие провели несколько мероприятий в Сирии, посвященных Дню защиты детей.

1 Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории Российской Федерации Егор Абрамов

https://slovodel.com/529380-ekspert-obyasnil-kak-zapad-raskachivaet-siriiskii-konflikt-pri-pomoshi-feikov?utm_source=24smi&utm_medium=referral&utm_term=10949&utm_content=2281716&utm_campaign=2616

Турция в мае нанесла по ДЕАШ мощный удар

Турция продолжает вести решительную и эффективную борьбу с боевиками и пособниками террористической организации ДЕАШ

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14517

Эрдоган и Путин обсудили Сирию

АА

Состоялся телефонный разговор лидеров Турции и РФ

Abdulrahman Yusupov  

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган провел телефонный разговор с российским коллегой Владимиром Путиным, в ходе которого стороны обсудили ситуацию в Сирии. Об этом говорится в сообщении Управления по связям президента Турции.

Согласно информации, президент Эрдоган подчеркнул, что необходимо незамедлительно обеспечить режим прекращения огня в сирийском Идлибе и снова сосредоточиться на процессе политического урегулирования.

Кроме того, глава турецкого государства указал на важность предотвращения роста числа жертв среди мирного населения Идлиба, а также нейтрализации угрозы массовой миграции к границам Турции в результате атак сирийского режима на юге Идлиба.

Во время беседы президент Эрдоган отметил, что двусторонние отношения между Турцией и Россией развиваются в позитивном русле.

Лидеры условились оценить результаты совместных усилий во время встрече на полях саммита G20 в Японии. 


https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%8D%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD-%D0%B8-%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D1%8E/1493514

С-400: Израилю можно, а Турции нет?

Фото: Fiona Hanson / AP

Турция разместит американские истребители F-35 вне зоны покрытия российских зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400, заявил посол страны в США Сердар Калыч. Об этом сообщает РИА Новости.

«С-400 и F-35 будут размещены в двух конкретных районах Турции, и F-35 не будут находиться в зоне покрытия С-400», — сказал дипломат на выступлении в Национальном пресс-клубе в Вашингтоне.

Он указал на то, что F-35, поставленные американцами Израилю, регулярно летают над Сирией, где расположены российские С-400, но это не вызывает возмущения у Соединенных Штатов. То, что С-400 могут научиться отслеживать американские истребители пятого поколения — основной аргумент, который приводили США в этом споре.

Калыч также подчеркнул, что на российских ЗРК будут работать исключительно турецкие военнослужащие, которых предварительно обучат в России.

Ранее 29 мая сообщалось, что США планируют приостановить тренировки турецких военных пилотов в США из-за сделки по С-400. По информации двух близких к вопросу источников, итоговое решение об этом пока не принято. Летчики из Турции обучались пилотировать американские истребители пятого поколения F-35 на авиабазе Люк в Аризоне. Неизвестно, придется ли им покинуть страну, если обучение остановят, или они смогут остаться в стране до окончательной отмены программы.

Вашингтон неоднократно призывал Анкару отказаться от приобретения российского оружия. Американская сторона угрожала Турции санкциями, а также допускала исключение страны из программы производства истребителей пятого поколения F-35.

Соглашение о поставке Анкаре четырех дивизионов С-400 было достигнуто в сентябре 2017 года. Стоимость контракта составляет 2,5 миллиарда долларов, но половину этой суммы покроет российский кредит.

https://lenta.ru/news/2019/05/30/okay_okay_american/

Иран может потеснить базы РФ в Сирии

Тегеран создает военный объект между Хмеймимом и Тартусом

Иран может оборудовать военный порт вблизи российских баз в Сирии. Такими опасениями с «НГ» поделился дипломатический источник, который указал на появившиеся 5 мая данные об остановке иранского нефтяного танкера в сирийском порту Баниас. По словам собеседника «НГ», в перспективе этот портовый город может стать военным объектом Исламской Республики. Не исключено, что развертывание базы между российскими позициями – в Тартусе и в Хмеймиме – может иметь далеко идущие последствия. В экспертной среде считают: Россия и Иран демонстрируют единодушие лишь на стратегическом уровне. На деле между двумя странами есть множество разногласий.

«Активность Ирана в районе Баниаса может иметь дестабилизирующий эффект не только для региона, но и для сил, которые пытаются этот регион стабилизировать, – заявил «НГ» дипломатический источник, пожелавший не раскрывать свою страну. – Важно присмотреться к тому, что происходит вокруг порта, потому что в перспективе он может стать военной базой Ирана у Средиземного моря».

Собеседник «НГ» обратил внимание на данные, согласно которым иранский танкер, загруженный нефтью, делал остановку в Баниасе. Ранее агентство Reuters сообщило, что 5 мая корабль True Ocean, шедший в Турцию под флагом Исламской Республики, на полпути отключил транспондер и поменял курс. На борту находилось около 130 тыс. т иранской нефти, покупка которой запрещена американскими санкциями, действующими экстерриториально.

Местонахождение судна попытались выяснить независимые аналитики, которые внимательно изучили спутниковые данные. По их предположениям, после смены курса танкер разгрузился в сирийском Баниасе. Есть подозрение, что черное золото все-таки отправилось в Турцию, но сухопутно. Подобная скрытность вполне объяснима: Анкара не хочет стать объектом ограничительных мер США, но ей невыгодно отказываться от сырья.

О намерениях Ирана создать военный объект на сирийском побережье говорят не первый раз. Такие предположения начали циркулировать после того, как стало известно о договоренности Дамаска и Тегерана передать контейнерный порт в провинции Латакия под руководство иранских менеджеров. Как ожидается, иранцы получат контроль над основным коммерческим портом в Сирии уже 1 октября 2019 года – когда закончится договор аренды, заключенный с нынешней компанией. Сейчас контроль обеспечивает совместное предприятие, которое создано сирийскими инвесторами из Souria Holding и французской компанией CMA CGM. Однако сам объект принадлежит правительству Сирии и с 2015 года находится под американскими санкциями.

Выход Ирана к Средиземному морю лишает Россию монополии на экономическое присутствие в прибрежных районах Сирии и влечет за собой некоторые риски в сфере безопасности. Территориальная близость иранских объектов – вне зависимости от их назначения – может не только технически усложнить жизнь российским военнослужащим, но сделать их объектом наблюдения. Вероятно, это хорошо осознает и российская сторона. Однако помешать официальному Дамаску вести столь близкие контакты с Тегераном трудно. Кредитная линия, которая была предоставлена сирийцам иранским руководством, может составлять, по разным оценкам, от 6 до 8 млрд долл. за все годы гражданской войны. Иранские силы и лояльные им шиитские иррегулярные формирования внесли определенный вклад в устойчивость сирийского режима. Февральский визит президента Сирии Башара Асада в Тегеран и его встреча с верховным лидером страны Али Хаменеи стали еще одним сигналом, что Дамаск не намерен жертвовать отношениями со своим шиитским партнером.

Что же касается Баниаса, то он важен с точки зрения расположенной там нефтебазы, напоминают в экспертной среде. «Поставленную иранскую нефть разгружают в нефтехранилища, которые находятся в порту, – заявил «НГ» бывший спецпредставитель Госдепартамента США по политическому переходу в Сирии, приглашенный старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока им. Рафика Харири при Атлантическом совете Фредерик Хоф. – Я помню, что Иран и Сирия подписывали соглашение о строительстве электростанции вблизи Латакии и создании газопровода, который соединит ее с Баниасом».

По словам экс-дипломата, Россия и Иран сотрудничают в Сирии стратегически, но между странами есть разногласия на рабочих уровнях. «Президент Путин дал Израилю зеленый свет, чтобы наносить удары по Ирану и «Хезболле» в Сирии, при условии что они не заденут силы режима, – напоминает Хоф. – Россия обеспокоена тем, что Иран хочет сделать в Сирии то же, что и в Ливане: выстроить похожую на «Хезболлу» параллель сирийскому государству – государству, которое Россия хотела бы полностью восстановить. Российские и иранские бизнесмены, по некоторым данным, конфликтуют из-за проектов реконструкции (Сирии. – «НГ») и из-за других экономических вопросов. Сохранение Асада у власти необходимо как Ирану, который хочет поставить сирийцев на службу «Хезболле», так и президенту Путину, который – даже если он низкого мнения об Асаде – по-прежнему рассматривает его как символ российской победы над американской схемой по смене сирийского режима».

Игорь Субботин
26.05.2019

Источник — независимая газета

Воевать с Ираном будут при помощи посредников, — И.Субботин

В Персидском заливе не хотят прямого вооруженного конфликта

Ситуация вокруг Ирана оставляет вопрос по поводу того, на какие действия могут решиться его региональные соперники в случае, если обострение перерастет в вооруженный конфликт. Для того чтобы дать на него ответ, ведущие члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) созывают экстренную встречу в Мекке 30 мая. Диписточник «НГ» в ССАГПЗ исключает прямое столкновение между Ираном и его соседями – противостояние переходит в режим опосредованной войны. Интенсификация боевых действий, как предполагает собеседник «НГ», может произойти в Йемене.

«Я исключаю прямую конфронтацию, – заявил дипломатический источник «НГ» в ССАГПЗ, отвечая на вопрос о возможных силовых сценариях в отношении Ирана. – Все будет продолжаться через войны при помощи посредников».

Собеседник «НГ» отмечает: «Со своей стороны, мы думаем, что единственный реальный выход из ситуации – это переговоры и дискуссия». Однако ситуация вокруг Ирана, по мнению представителя ССАГПЗ, ведет к эскалации между саудовской стороной и Йеменом. На территории государства на юге Аравийского полуострова действуют отряды повстанцев-хуситов, которые, как считается, находятся в подчинении у Корпуса стражей исламской революции (КСИР) – влиятельнейшей военно-политической организации Ирана. «Думаю, в военном отношении было бы сложно столкнуться с Ираном напрямую, наиболее возможна интенсификация боев в Йемене», – сказал дипломатический источник «НГ».

Именно повстанческому движению «Ансар Аллах» приписывают атаку на нефтепровод национальной нефтяной компании Saudi Aramco. Причем, комментируя недавнее нападение, замминистра обороны Саудовской Аравии Халед бен Сальман Аль Сауд заявил, что акция, направленная «на две насосные станции Saudi Aramco, доказывает, что они (хуситы. – «НГ») являются всего лишь инструментом, который Тегеран использует для реализации своей экспансионистской политики в регионе». Представитель оборонного ведомства также отметил, что террористические акты, которые напрямую санкционирует Тегеран и которые осуществляют йеменские повстанцы, негативно влияют на политические усилия по разрешению йеменского кризиса. Саудовская Аравия и ее партнеры по арабской коалиции выступают прямыми участниками боевых действий на территории Йемена, осуществляя бомбардировки хуситских позиций.

Государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш, в свою очередь, обещает «жестко ответить» на любую атаку военизированных отрядов мятежного йеменского движения. «ОАЭ, ведущие борьбу в течение четырех лет против хуситов в Йемене в составе исламской военной коалиции, придерживаются мнения, что мирные договоренности по Ходейде (портовый город на побережье Красного моря. – «НГ») остаются лучшим вариантом, и поддерживают усилия ООН вопреки действиям поддерживаемого Ираном движения», – заключил Гаргаш. Хуситов страны ССАГПЗ открыто называют «неотъемлемой частью» КСИР. Не исключено, что в ситуации вокруг саудовского газопровода есть признаки возможной эскалации в Йемене. Американское военное усиление в регионе Персидского залива и гневная риторика Тегерана заставляют международное сообщество снова обратить внимание на эту страну, в которой продолжается вооруженный конфликт.

Иран, в свою очередь, на парламентском уровне дает понять, что не хочет войны. «Ни при каких обстоятельствах мы не вступим в войну», — заявил председатель комитета по национальной безопасности и внешней политике меджлиса Хешматолла Фалахатпише.

Тем не менее члены ССАГПЗ рассчитывают согласовать план действий на случай непредвиденных обстоятельств. Саудовский король Сальман созвал 30 мая в Мекке чрезвычайную сессию лидеров ССАГПЗ для обсуждения обстановки. На тот же день в Мекке намечается и встреча Лиги арабских государств (ЛАГ). «Генеральный секретариат распространил приглашение короля Саудовской Аравии Сальмана бин Абдель Азиза Аль Сауда лидерам арабских стран провести экстренный саммит в Мекке 30 мая», – указали в ЛАГ. Как отмечает телеканал Al-Arabiya, глава саудовского правящего дома призвал провести встречу «с целью обсудить нападения на торговые суда в территориальных водах ОАЭ и атаки поддерживаемых Ираном хуситов против двух нефтяных насосных станций в Саудовской Аравии, которые имеют серьезные последствия для региональной и международной безопасности, а также поставок и стабильности мировых нефтяных рынков».

В экспертной среде считают, что интенсификация боевых действий на территории Йемена – пока единственный вариант эскалации на региональном уровне, особенно если учесть инцидент с саудовским нефтепроводом. «Саудовская Аравия и ОАЭ имеют ресурсы, чтобы интенсифицировать военные операции в Йемене, используя собственные военные силы, – заявил в разговоре с «НГ» руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. – Но это чревато потерями. Без этого, конечно, в Йемене никаких перспектив у них нет. И это сложно назвать прокси-войной (войной при помощи посредников. – «НГ»), так как хуситы на являются иранскими «прокси», а их разгром никак не ослабит Иран. Другое дело, что этот конфликт можно использовать, как и ранее, в популистских целях, то есть не трогая Иран, вести войну с хуситами, будто это война с Ираном».

Обострение в районе Персидского залива началось на фоне полученных американским разведсообществом данных о силовых опциях, разрабатываемых Ираном. Как уточняла Wall Street Journal, разведывательные ведомства узнали о подготовке иранской стороной операций по нападению на военнослужащих и дипломатический персонал США. В связи с этим Ирак покинули сотрудники неэкстренных миссий и некоторые представители энергетических компаний. Сообщалось, что атаки Иран намеревался провести в других странах, используя подконтрольные себе иррегулярные формирования. К ним относятся шиитское ополчение в Ираке и в Сирии. Посредником Ирана считается и ливанская «Хезболла». От группировки также ждут каких-либо военных провокаций на границе с союзником США – Израилем. На прошлой неделе глава ливанского Генштаба посетил Вашингтон, где передал американской стороне соответствующие опасения. Однако пока ничего конкретного «Хезболлой» предпринято не было.

Игорь Субботин
22 мая 19

Источник — независимая газета

Путин, Меркель и Макрoн обсудили Сирию

Президент РФ провел телефoнный разговор с лидерами ФРГ и Франции

Dmitri Chirciu,Abdulrahman Yusupov 

Президент РФ Владимир Путин провел телефонный разговор с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и французским лидером Эммануэлем Макроном, в ходе которого проведён обстоятельный обмен мнениями по сирийской проблематике. Об этом сообщает пресс-служба Кремля.

Согласно информации, президент России проинформировал коллег о предпринимаемых совместно с Турцией мерах по стабилизации обстановки на северо-западе Сирии.

Как сообщается, особое внимание уделено перспективам формирования и запуска Конституционного комитета, в том числе с учётом договорённостей, достигнутых на состоявшемся в октябре 2018 года в Стамбуле четырёхстороннем (Россия-Турция-ФРГ-Франция) саммите.

Условлено о продолжении координации усилий в русле политического урегулирования сирийского кризиса на основе резолюции 2254 СБ ООН, в соответствии с принципами обеспечения суверенитета и территориальной целостности Сирии.

Лидер договорились о дальнейших контактах на различных уровнях. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B8%D0%BD-%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%BA%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%B8-%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D1%80o%D0%BD-%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D1%8E-/1483963

Иран и монархии: лучший по конфессии

План «200 долларов за баррель» известен, но пока откладывается

Противостояние между арабами и персами имеет многовековые традиции, но в последнее время обострилось до крайности. И этнический фактор в данном противостоянии, по-видимому, далеко не главный.

Конфессиональное измерение – персы-шииты против арабов-суннитов – гораздо важнее. Но вполне вероятно, что еще более значим геополитический и экономический расклад – борьба за влияние на Ближнем Востоке и в исламском мире в целом, за контроль над нефтяными потоками и ценами.

Проявлением этого противостояния стала жесточайшая ирано-иракская война 80-х годов, которую фактически проиграли обе стороны. Затем эстафету противостояния Тегерану приняли аравийские монархии во главе с Саудовской Аравией. По сути между ними и Ираном с 2009 года идет война, только опосредованная. В Сирии силам Исламской Республики, поддерживающим официальный Дамаск, противостоят радикальные суннитские группировки, финансируемые монархиями. В Йемене, наоборот, их войскам с союзниками из местных, считающихся «законным правительством», противостоят повстанцы-хоуситы, поддерживаемые Тегераном. Понятно, что в такой ситуации переход к войне непосредственно между монархиями и Ираном весьма вероятен.

» Воевать против Ирана в одиночку саудиты точно не захотят «
Суммарный военный потенциал стран – членов ССАГПЗ (Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Бахрейна, Катара, Омана) выше, чем у Ирана. За арабами превосходство в технике всех классов как количественное, так и в значительной степени качественное – у монархических армий очень много самых современных образцов, каковых у персов почти нет. Лишь под водой сила на стороне Ирана – он имеет три ПЛ проекта 877 и несколько десятков малых ПЛ, у противной стороны подлодок нет вообще. Но это ни на что не повлияет. Еще у Ирана есть превосходство в людских ресурсах, при этом армия призывная, что обеспечивает более высокую мотивацию военнослужащих. Конфликт в Йемене продемонстрировал безобразно низкий уровень боевой и морально-психологической подготовки личного состава монархических армий. Но опыт сирийской войны показывает, что у персов то и другое ненамного выше. Если же монархическую коалицию усилят Иордания и Египет, ситуация для Ирана окажется совершенно безнадежной.

В реальности все отнюдь не так плохо. Оман с его уникальным ибадитским исламом (нечто среднее между суннизмом и шиизмом) состоит в ССАГПЗ чисто формально, он всегда находился в нормальных отношениях с Ираном и воевать против него точно не станет. Не будет воевать против него и насмерть рассорившийся с Саудовской Аравией и ОАЭ Катар. Уже давно не проявляет энтузиазма в поддержке авантюр Эр-Рияда Кувейт, который географически находится ближе всего к Ирану, соответственно ему в случае войны достанется больше всех. Вряд ли таскать каштаны из огня для саудитов захочет Иордания, в еще меньшей степени это относится к Египту, чья светская военная власть очень сильно тяготится финансовой зависимостью от ваххабитской Саудовской Аравии. Да и по большинству политических вопросов взгляды Каира и Эр-Рияда очень сильно разнятся. Более того, не факт, что даже Эмираты захотят воевать против Ирана, позиции этой страны и Саудовской Аравии в последнее время расходятся все сильнее, причем на ОАЭ, которые гораздо умереннее в политическом и религиозном плане, чем КСА, ныне переориентировался Египет. Таким образом, Эр-Рияд может оказаться в полном одиночестве. Гарантированным союзником саудитов остается только Бахрейн, где три четверти населения составляют шииты, но правящая династия – сунниты. Само ее существование зависит от Саудовской Аравии и ОАЭ, что и проявилось во время шиитского восстания 2011 года. Пользы от такого союзника Эр-Рияду никакой, а в одиночку воевать против Ирана саудиты точно не захотят, особенно, если учесть уязвимость инфраструктуры монархий. Исламская Республика в этом плане гораздо устойчивее.

Отсутствие сухопутной границы между Ираном и монархиями войне не помеха. Разделяющий стороны Залив довольно узкий, при обмене авиационными и ракетными ударами через него важнейшими целями сторон станут нефтяные объекты. В такой ситуации можно было бы ожидать цен на черное золото хоть по 200 долларов за баррель, особенно с учетом взаимного перекрытия Ормузского пролива. Нельзя полностью исключать высадку персами воздушно-морского десанта в Бахрейне (в расчете на помощь от местных шиитов) и даже на северо-востоке Саудовской Аравии, где проживает угнетаемое правящими в стране ваххабитами шиитское меньшинство. Возможна и сухопутная война через Ирак. В этом случае его ВС тоже будут втянуты в этот конфликт и скорее всего разделятся по конфессиональному признаку. Поскольку доминируют в Ираке шииты, то более значительную поддержку получит Иран. В итоге десант персам может и не понадобиться, их танки доберутся на нефтеносный северо-восток Саудовской Аравии посуху.

Хотя в этом случае война почти наверняка сильно расширится по составу участников, будет уже другой сценарий. Саудиты все равно понесут колоссальный ущерб, на восстановление уйдут многие годы и сотни миллиардов долларов. Но и Ирану, на который ополчатся многие страны региона, а также государства, от Ближнего Востока очень далекие, придется ничуть не легче. Поэтому обе стороны конфликта продолжают, пока возможно, воевать чужими руками, нанося друг другу серьезный, но далеко не фатальный ущерб. Сколько времени будет продолжаться такая опосредованная война, закончится она миром или, наоборот, описанным выше полномасштабным открытым столкновением – зависит от слишком многих условий и факторов.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа
Опубликовано в выпуске № 18 (781) за 14 мая 2019 года

Источник — ВПК

Россия готовится развязать войну против Турции

Дамаск уже анонсировал дату начала боевых действий в Идлибе

Любовь Шведова
Материал комментируют:
Олег Гущин

В Казахстане проходит очередной раунд переговоров астанинского формата. Речь о созданной Россией, Турцией и Ираном площадке для решения проблемы гражданской войны в Сирийской арабской республике. 25-26 апреля в столице Казахстана высокопоставленные чиновники упомянутых стран вместе с представителями самой Сирии и прочими гостями обсуждают будущее САР и наличие возможностей для вывода ее из кризиса. Встречу можно назвать заурядной — их уже было большое множество, но толку это пока не принесло. Как не принесли пользы и переговоры в рамках «женевского формата», поддерживаемого ООН и странами Запада. Сирия как была в состоянии войны, так и остается, причем некоторые ее проблемы на этом фоне только усугубляются. Например, риски распада на отдельные территорией — есть самопровозглашенная Рожава и есть северо-запад, занятый Турцией. Но вот, кажется, последнюю проблему в ближайшем будущем намереваются решить.

Так, на днях сирийский генерал и военный эксперт Хайсам Хассун заявил, что после астанинской встречи должна возобновиться военная операция Сирийской арабской армии и российских ВКС против сепаратистов. В данном случае целью является занятый боевиками оппозиции Идлиб, который в прошлом году уже собирались штурмовать, однако по просьбе Анкары было решено отказаться от силового метода. И до сих пор реальное решение проблемы так и не найдено.

И вот сирийский генерал заявляет, что скоро начнется операция. По факту это означает войну против Турции, которая всеми силами старается сохранить Идлиб в таком виде, в котором он сейчас есть. Для нее операция против местных боевиков грозит серьезными последствиями. Во-первых, потеря престижа. Эрдоган давно позиционирует себя как защитник «угнетенных мусульман», в данном случае это касается сирийской оппозиции.

Если Дамаск начнет войну, и Эрдоган не остановит ее, то претендовать на роль лидера в исламском мире Турция уже не сможет. Во-вторых, все это грозит Анкаре очередной порцией беженцев. Сотни тысяч, а том и миллион сирийцев в обязательном порядке постараются проникнуть в соседнее государство, так как бежать просто-напросто больше некуда. Это создаст новые проблемы для экономики Турции, которая и так далеко не в самом лучшем состоянии. Так что если Россия действительно планирует войну, то ей придется воевать не столько против оппозиции, сколько против Турции. Ведь именно по интересам последней это нанесет самый болезненный удар.

Российский востоковед и политолог Олег Гушин полагает, что на самом деле сейчас операция маловероятна.

— Без одобрения со стороны Турции и без четкой координации с ней эта операция просто невозможна, если, конечно, Москва хочет сохранить хорошие отношения с Анкарой. Судя по всему, она хочет, так что вряд ли возможно что-то другое. Потому что, если это будет делаться без Турции, то для нее обернется, конечно, не кризисом, но массой неприятностей. Беженцы, которых и так полтора-два миллиона, прибудут в еще большем количестве. Их надо кормить, ставить палатки для них и так далее. Это все очень недешево. Но с другой стороны, от этого «гнойника» под мышкой у Турции обязательно надо избавиться. Для нее это тоже ничем хорошим не грозит — в Идлибе множество неконтролируемых вооруженных бородатых мужчин, которые ничего, кроме как воевать, не умеют. Надо как-то решить. Права, пока неизвестно, как. Но думаю, что если операция действительно начнется, то какой-то вариант уже найден. Это на самом деле будет решаться даже не на самом высоком уровне — не выше генерал-майоров, я думаю.

«СП»: — Может ли это произойти по сценарию юго-запада? Тогда большое количество людей, бежавших от войны, собрались у границы с Иорданией, однако королевство запретило проход. После окончания операция Сирийской арабской армии все люди были расселены по территории республики.

— С Иорданией — это несколько другая история. Беженцы и боевики просто поняли, что иорданцы будут стрелять, поэтому никто и не рискнул. Турки вряд ли будут способны пойти на столь жесткие меры — это нанесет удар по их возможности в будущем перетянуть на себя роль лидера мусульманского мира. Да и турки куда более цивилизованные люди, нежели иорданцы, по крайней мере, так себя позиционируют. Нет, тут нужно что-то другое. В любом случае, если начнется операция, мы узнаем, что стороны договорились. Но сейчас мало реальных причин для того, чтобы зачистка Идлиба началась.

Источник — СвободнаяПресса

Тегеран «рубит окно» в Средиземное море, договорившись лишь с Дамаском и Багдадом

Виктор Сокирко

Идея не нова — Иран давно уже присматривается к планам создания собственной военно-морской базы на Средиземноморском побережье. Другого варианта, кроме использования одного из портов именно Сирии (хоть по географическим, хоть политическим соображениям) попросту нет. Поэтому сообщение о том, что Иран арендует с 1 октября порт города Латакии в собственных целях, было вполне ожидаемым. Предполагается, что подобное соглашение было подписано президентами Башаром Асадом и Хасанам Рухани во время февральской встречи в Тегеране. И уже сейчас началась логистическая подготовка причалов и портовой инфраструктуры к заезду новых «хозяев».

Естественно, что оценивать подобное событие мы будем исключительно с точки зрения на выгодность или невыгодность его для России. В этой ситуации, как водится, есть и свои подводные камни. Один из них — совершенно очевидно, что президент Сирии Асад плавно выходит из-под влияния Москвы, уже не так часто как прежде совещается с российским президентом Владимиром Путиным и не просит военной помощи. Это нормальное явление для Ближнего Востока, когда падишах начинает забывать о тех, кто помог защитить дворец и все выше поднимает голову, над которой уже не рассекают сталью воздух острые ятаганы.

В общем, с Путиным Асад не посоветовался, решив, что коль была трехлетней давности договоренность с Рухани, то нет смысла по прошествии времени напоминать о ней сейчас. Башар Асад все увереннее чувствует себя в последнее время в президентском кресле и становится более самостоятельным политиком, что тоже вполне объяснимое явление. Естественно, что для Сирии сейчас крайне важно восстановление связей с соседями — Ираком, Ливаном, Иорданией, Турцией и Израилем.

С первыми тремя все относительно ясно и понятно, особых конфликтных ситуаций нет. С Турцией сложнее — там и территориальные споры, и разное отношение к Курдской рабочей партии (Курдистан находится на территории обеих стран), и последствия нынешней гражданской войны в Сирии. В качестве некой третьей сдерживающей силы выступает именно Россия.

С Израилем — вообще все плохо. И хотя военные действия за Голанские высоты не велись уже сорок лет, Сирия считает их своей незаконно захваченной территорией. Плюс авиация Тель-Авива регулярно проводит ракетные удары по территории Сирии, целясь, якобы, в находящихся там иранских военнослужащих.

Иран, несмотря на отсутствие общей сухопутной границы с Сирией, является главным союзником Дамаска на Ближнем Востоке, а его военнослужащие из состава КСИР (Корпус Стражей исламской революции) в количестве не менее 12 тысяч человек принимали (принимают) участие в боевых действиях на стороне правительственных войск. Понятно, что Асад с готовностью идет на контакты с Ираном, в том числе, по предоставлению военно-морской базы на территории своей страны. Возможно, держа в уме и то обстоятельство, что иранские средства ПВО, которые разместят в Латакии для прикрытия военных объектов, будут сбивать и израильские самолеты. Чего не делает сейчас Россия.

Россия поставила армии Сирии зенитные ракетные комплексы С-300 и обучила работе с ними сирийские экипажи. Предполагалось, что С-300 «Фаворит» во многом изменят стратегию противовоздушной обороны Дамаска. Тем более что в Сирию были поставлены наиболее «продвинутые» комплексы — С-300ПМУ-2, способные уничтожать аэродинамические цели на дальности от 3 до 200 километров, баллистические — на дальности от 5 до 40 километров. При этом обнаружение целей происходит на удалении в 300 километров.

Насколько известно, на сегодняшний момент в Сирии находятся 3 дивизиона зенитных ракетных комплексов С-300 «Фаворит» (по 8 мобильных установок в каждом). Для того чтобы создать «пояс» ПВО вокруг Дамаска и ряда прилегающих аэродромов, этого вполне достаточно, но не для отражения масштабных воздушных налетов на территории всей страны. При этом утверждается, что Россия создает в Сирии полноценную классическую ПВО, которая будет включать в себя систему ракетного огня дальнего и ближнего радиусов, прикрытие ЗРК, а также «всевысотное» радиолокационное поле.

Но сейчас сложилась такая ситуация, что российские военные советники в Сирии могут лишь обучать своих коллег мастерству противовоздушного боя, не вмешиваясь в сам ход боевых действий. А те силы российских ПВО, которые прикрывают базы в Тартусе и Хмеймиме, отвечают только за безопасность своих военных объектов от воздушного нападения. В противном случае — русские сбивают американцев или израильтян — скандал с последствиями не минуем. Вероятно, что и сирийским военным не дают возможность сбивать самолеты Израиля из комплексов С-300, чтобы не спровоцировать конфликтную ситуацию. Или, что еще хуже, сбить гражданский пассажирский самолет где-нибудь на подлете к ливанскому Триполи.

Понятное дело, что Дамаск крайне не доволен такой «беззубой» позицией Москвы и готов привлечь Тегеран, который уж точно с израильскими самолетами церемониться не будет. Тем более что на вооружении иранской армии стоят российские комплексы С-300ПМУ-1, которые будут использоваться для прикрытия военных объектов.

Для России более широкое вовлечение какой-либо третьей стороны, пусть даже дружественного Ирана, имеет еще и чисто имиджевое значение, ведь считается, что именно Москва является основным гарантом стабильности и будущего мира в Сирии. Усиление роли Тегерана приведет к утрате таких позиций. Серьезно пострадают и российско-израильские отношения, ведь Тель-Авив будет считать, что любой удар со стороны находящихся в Сирии иранских военных согласован с Москвой, которой, на самом деле, не так просто «попридержать» Тегеран.

Есть и другой, не озвучиваемый план Москвы, которая на самом деле могла санкционировать подобную сделку между Дамаском и Тегераном, и не стала препятствовать возможности размещения иранской военно-морской базы в Латакии. Утверждения о том, что близость этого города на берегу Средиземного моря к Тартусу, где находится российская военно-морская база, и к Хмеймиму, где дислоцированы основные силы ВКС РФ, может поставить их под угрозу удара со стороны США и Израиля, не совсем корректны.

От Латакии до Тартуса — 72 километра по прямой, до Хмеймима — 24 километра, что исключает «случайность» попадания ракет, тем более, что российские объекты защищены своими средствами ПВО (ЗРК С-400, ЗРПК «Панцирь-С1» и «Тунгуска»).

Вероятно, что подобная «уступка» со стороны Москвы по размещению военно-морской базы Ирана в Сирии связана и с возобновлением планов соединения железных дорог Ирана, Ирака и Сирии в единое целое. Этот стратегический проект был начат еще до начала сирийского кризиса в 2011 году и был приостановлен по понятным причинам. Предполагалось, что таким образом Ирак и Иран получат через сирийские порты доступ к Средиземному морю, а сама железная дорога в перспективе продлится и на восток — до Китая. Сирия даже успела реализовать проект на 97 процентов, но во время боевых действий значительная часть дороги была разрушена. В Ираке не хватает всего пару километров железнодорожного полотна, а в Иране они действуют до иракской границы в районе города Басра.

Россия посредством такого железнодорожного пути также может получить возможность сухопутного выхода через Сирию в Средиземное море — через иранские морские терминалы на Каспии. Здесь видится не только возможность снабжать свои военные базы в Сирии, но и наладить более выгодный товаропоток на весь Ближний Восток.

По странному стечению обстоятельств, две эти новости — иранская база в Латакии и железная дорога между Сирией и Ираном, появились практически одновременно. Может, все логично?

Источник — СвободнаяПресса

Террористы укрепляют оборону у границы Сирии с Турцией

AA

Камеры агентства «Анадолу» зафиксировали тоннели, которые террористы роют в районе Мюнбич и в районе Айн аль-Араб (Кобани)

Levent Tok,Selen Temizer,Ömer Koparan,Hicran İsmayılova   |15.04.2019

Боевики сирийского крыла террористической организации PKK продолжают рыть туннели в захваченных районах севера Сирии.

Агентство «Анадолу» в декабре 2018 года распространяло видеокадры рабочей техники, которую террористы YPG/PKK привлекли для рытья блиндажей и тоннелей в сирийских районах Мюнбич и Айн аль-Араб (Кобани).

Строительство фортификационных подземных сооружений вблизи сирийско-турецкой границы не прекращается, о чем свидетельствуют видеокадры, датированные 15 апреля.

Оборонительные сооружения возводятся в районах в Талль-Абъяд, Рас-аль-Айн, Камышлы и Маликийе – в направлении с запада на восток.

Террористы пытаются укрепить оборону приграничных населенных пунктов, расположенных напротив блокпостов турецкой армии. Здесь создается подземная сеть тоннелей.

Таким образом, террористы готовятся противостоять готовящейся военной операции ВС Турции в районах Сирии к востоку от реки Евфрат.


https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B-%D1%83%D0%BA%D1%80%D0%B5%D0%BF%D0%BB%D1%8F%D1%8E%D1%82-%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D1%83-%D1%83-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%8B-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D1%81-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B5%D0%B9/1452621


Число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом увеличилось

Обмен заявлениями между Вашингтоном и Тегераном о признании террористическими организациями, соответственно, КСИР Иранa и ВС США резко увеличил число террористов в Сирии, на Ближнем Востоке и в мире в целом.

Как известно,до последнего времени большинством членов мирового сообщества на территории Сирийской Арабской Республики (САР) официально признавались террористическими лишь радикальные исламистские группировки типа ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» (запрещены в РФ).

Кроме этого, Дамаск и Тегеран пытались навесить ярлык террористов на не желающих складывать оружия бойцов сирийской вооруженной оппозиции (ССА) и расценивали вторжение ВС Турции в северные районы Сирии как акты государственного терроризма. Эрдоган, в свою очередь, объявлял режим Асада и сирийских курдов террористами, а Лига арабских государств (ЛАГ) даже исключила асадовскую Сирию из своего состава и внесла в список террористических группировок союзников Дамаска – ливанскую «Хизбаллу». Примерно на таких же позициях были США, НАТО, монархии Персидского залива во главе с Эр-Риядом и Иордания.

Израиль считал террористическими все проиранские шиитские иностранные группировки в Сирии(«Хизбаллу», афганских, пакистанских, палестинских, йеменских, иракских наемников и добровольцев). Соответственно, иранские аятоллы называли Израиль террористическим государством.

Таким образом, после последних взаимных заявлений Вашингтона и Тегерана все участники сирийского вооруженного конфликта, за исключением группировки ВС России, оказались террористами. Эта враждебная риторика не только отодвигает сроки мирного урегулирования сирийского кризиса, но и провоцирует его дальнейшую эскалацию в регионе.

Очевидно, что озвученное в ходе очередного визита Б.Нетаньяху в Москву совместное российско-израильское предложение по созданию международной рабочей группы по нормализации ситуации в Сирии и проработки вопроса об удалении из Сирии иностранных сил было направлено на снижение напряженности в этой стране и вокруг нее.Ясно, что рано или поздно все иностранные войска должны будут покинуть Сирию. Но сроки реализации этого предложения и состав рабочей группы остаются под большим вопросом.

Формально, ВС РФ, КСИР Ирана и его иностранные шиитские сателлиты находятся в САР легитимно, по приглашению официальных властей. ВС Турции, США, Великобритании, Франции, Германии действуют без разрешения Дамаска и после завершения операции по разгрому основных сил ИГИЛ и «Джабга ан-Нусра» должны были покинуть страну. И хотя в условиях продолжающейся гражданской войны легитимность обеих сторон конфликта и позиция пока нейтральных курдов многими внешними игроками подвергаются сомнению, все же международное право на стороне Дамаска.

Американо-иранская чехарда со взаимными обвинениями в терроризме сводит на нет все предыдущие усилия по мирному урегулированию сирийского кризиса. Вряд ли в условиях нарастающей конфронтации и, по сути, гибридной или прокси-войны между США, Израилем, Турцией и Саудовской Аравией, с одной стороны, и Ираном, — с другой, можно найти компромисс по будущему государственному устройству Сирии. Скорее всего, эта страна надолго останется полигоном вооруженного противостояния вышеуказанных внешних сил.Фактический распад ее на три анклава (проиранский, протурецкий и курдско-американский)сохранится на неопределенное время. Вашингтон и Тегеран своими агрессивными действиями лишь загнали сирийскую проблему вглубь. В результате, все попытки мирных инициатив ООН и РФ в Женеве, Астане, Сочи или на других возможных площадках по Сирии пока не имеют никаких перспектив.

Ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Иванов Станислав Михайлович

http://ethnoglobus.az/index.php/vse-novosti/item/3526-%D1%87%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B5-%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%BA%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0

YPG/PKK хочет вновь захватить сирийский Африн

AA

Вывод ДЕАШ из Багоза облегчил YPG/PKK задачу по Африну

Levent Tok,Selen Temizer,Ülviyya Amuyeva,Ekip 

Террористическая организация YPG/PKK в Сирии вновь планирует захватить район Африн, и эту задачу упростил вывод террористов ДЕАШ из провинции Дэйр-эз-Зор при поддержке США. Об этом сказал один из главарей YPG/PKK Алдар Халил в интервью американскому новостному сайту Defense Post.

По его словам, захват сирийского Африна является главной стратегической целью YPG/PKK. 

«Эта цель никак не связана с выводом террористов ДЕАШ из населенного пункта Багоз в провинции Дэйр-эз-Зор. Для нас это — главная стратегия, цель, а не сиюминутное решение», — сказал Халил. 

Главарь боевиков утверждает, что группа террористов YPG/PKK находится в сирийском районе Африн и ежедневно проводит военные операции. 

«YPG/PKK намерена ускорить проведение операции по захвату Африна», — сказал Халил. 

По его словам, вывод ДЕАШ из Багоза облегчил YPG/PKK задачу по Африну. 

США под видом борьбы с ДЕАШ с 2014 года оказывают поддержку YPG/PKK. 

Впервые террористы PKK заявили о себе в 1984 году. В последующие годы террористы РКК совершали кровавые теракты, чтобы дестабилизировать ситуацию и расколоть Турцию. США и Европейский союз внесли PKK в списки террористических организаций.

Террористическая организация PKK совершает вооруженные нападения на государственные структуры и граждан Турции.

Несмотря на попытки Анкары найти пути урегулирования создавшейся ситуации, террористическая организация PKK с июля 2015 года возобновила вооруженные нападения. С этого времени погибли около 500 мирных жителей и 800 сотрудников сил безопасности.

В ходе операций сил безопасности уничтожено или арестовано более 10 тысяч террористов PKK.

В последние годы PKK стремится переложить ответственность за кровавые преступления в регионе на свои ответвления.

В Сирии террористы PKK прикрываются названиями PYD и YPG, а в последние два года называют себя «Сирийскими демократическими силами». В Иране PKK действует как «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK). 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D0%BC%D0%B8-ypg-pkk-%D1%85%D0%BE%D1%87%D0%B5%D1%82-%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8C-%D0%B7%D0%B0%D1%85%D0%B2%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%B0%D1%84%D1%80%D0%B8%D0%BD-/1443118

ХАМАС — новый союзник Асада

У сирийского правительства может появиться еще один союзник

Лидеры ХАМАС хотят возобновить отношения с Дамаском

Руководство палестинской группировки ХАМАС восстанавливает связи с шиитской «осью сопротивления», которые ослабли на фоне гражданского конфликта в Сирии. О соответствующих контактах изданию Al-Monitor рассказал высокопоставленный иранский чиновник. По его словам, организация, контролирующая сектор Газа, хочет вернуться к прежнему уровню отношений – на это указывают ее последние заявления. Однако необходим ли государствам «оси» партнер, который, как считается, годами оказывал не только политическую, но и военную поддержку сирийской оппозиции, пока остается интригой.

Сирийское правительство – единственная сторона «оси сопротивления», которая не поддерживает идею отката к прежнему уровню отношений с ХАМАС. Роль дипломатического посредника между официальным Дамаском и палестинской группировкой сейчас выполняет Иран. Это признал в разговоре с Al-Monitor один из официальных представителей Исламской Республики. Тегеран пытается уговорить сирийское руководство смягчить свою позицию, однако Дамаск неуступчив. Иранский собеседник Al-Monitor выразил надежду, что ситуация вокруг суверенитета Голанских высот изменит что-то в политике сирийского правительства. Накануне ХАМАС сделал реверанс в сторону Дамаска, раскритиковав решение президента США Дональда Трампа признать израильский суверенитет над Голанами. Глава Политбюро движения «Исмаил Хания» выступил с заявлением, сказав, что американцы не должны навязывать свои решения арабам.

Связи между шиитской «осью сопротивления» и суннитской группировкой были серьезно испорчены из-за конфликта в Сирии: ХАМАС сделал ставку на оппозицию, разозлив Дамаск и его спонсоров. Тогдашний лидер движения Халед Машаль не стеснялся даже публично поддерживать противников сирийского правительства. Палестинской группировке представители Дамаска также приписывали военную и финансовую помощь оппозиционерам. Реабилитировать свои связи с участниками «оси сопротивления» движение начало только после смены своего руководства – в 2017 году. Первой, с кем удалось договориться, была ливанская «Хезболла», которая считается одним из сателлитов Ирана. Лидеры палестинской группировки также преуспели в налаживании отношений с Исламской Республикой – они наносили визиты в Тегеран в 2017 и 2018 годах. По некоторым данным, иранская сторона даже возобновила финансовую поддержку ХАМАС.

О своих связях с сектором Газа иранское руководство высказывается крайне противоречиво, то называя ХАМАС и палестинский «Исламский джихад» исключительно местными силами, получающими лишь моральную поддержку Тегерана, то хвастаясь рычагами влияния на эти же группировки. Впрочем, как показывает практика, финансировать группировки можно, а контролировать – не всегда.

После того как у ХАМАС начался разлад с Ираном и Сирией, палестинское движение «подсело» на финансовую подпитку со стороны Катара, напоминают в экспертной среде. «Но на фоне, с одной стороны, катарско-саудовского конфликта, а с другой – усиления милитаристской политики Израиля ХАМАС все больше и больше сомневается в том, можно ли добиться от Израиля нужных позиций без прямого силового воздействия, – заявил «НГ» старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов. – Никто, кроме Ирана и Сирии, не может проспонсировать такого рода силовой вариант развития ситуации в Палестине. Перед ХАМАС в данной ситуации стоит достаточно специфический выбор. Принимая участие в палестинских переговорах, даже при посредничестве России, ХАМАС выигрывает немного, поэтому в руководстве движения есть та группа политических лидеров, которые считают: возвращение к конфронтации может вдохнуть новую жизнь в ХАМАС, восстановить его поддержку и его позиции не только в секторе Газа, но и на Западном берегу реки Иордан».

Такая позиция имеет под собой основание, говорит эксперт. «До этого все политические подъемы ХАМАС были связаны исключительно с его военной активностью, – отмечает Лукьянов. – Чем сильнее была радикальная риторика ХАМАС, тем оно становилось заметнее, тем больше на него обращали внимание, тем больше акторов были готовы воспринимать его как самостоятельного участника политического процесса. С другой стороны, нужно понимать, что сегодня у ХАМАС не такое большое пространство для маневра как в самой Палестине, так и на международной арене. Египет занимает серьезную антихамасовскую позицию, Сирия и Иран не оказывают такой поддержки, которая была раньше. У ХАМАС нет серьезных союзников, и это тоже для него проблема». Катар, который был готов оказывать финансовую поддержку, не желает брать на себя излишнюю ответственность, заключает аналитик. По его словам, лидеры движения остались один на один не только с другими палестинскими группировками и не только с Израилем, но и со всем миром. Поэтому у ХАМАС есть выбор – перейти к радикальной повестке и налаживать отношения с Сирией и Ираном, либо продолжить мирные переговоры с Израилем.

Игорь Субботин

3 апр. 2019

Источник — независимая газета

Эрдоган расскажет Путину о планах вооруженной операции против курдов

Анкара начала новый этап боевых операций против курдских вооруженных формирований, которые считает террористическими. Пока по позициям боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК) в Ираке в рамках операции «Лапа» «работает» только авиация. Ожидается и сухопутная фаза, которая может начаться в ближайшее время в Сирии. Операции турецкой армии там будут проходить в основном в районе Манбиджа, а также на территориях, расположенных восточнее Евфрата. Об этом сообщил министр обороны Турции Хулуси Акар.

В субботу о возможном начале новой военной операции в Сирии заявил и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган: «Сразу после выборов мы решим вопрос о Сирии на поле, а не за столом, при возможности». По его словам, уже 1 апреля Турция «двинется в путь с новой энергией».

Из контекста выступления ясно, что обещанную несколько месяцев назад военную операцию на востоке от Евфрата против Сил самообороны сирийских курдов (YPG) Анкара начет в ближайшие дни. США, поддерживающие YPG, не раз заявляли, что они против таких планов. Как к этим планам относится Москва, пока непонятно.

В феврале глава МИД РФ Сергей Лавров заявлял журналистам, что «российская военная полиция может быть развернута в создаваемой буферной зоне на границе Сирии и Турции». Однако потом пошли сообщения от турецкого руководства о том, что буферную зону Анкара намерена создавать и контролировать самостоятельно.

Москва, видимо, весь март продолжала обсуждать эту тему с Анкарой. В минувшую пятницу Лавров на пресс-конференции с участием главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу по итогам заседания совместной группы стратегического планирования заявил, что Москва и Анкара обсуждают ситуацию на северо-востоке Сирии по линиям внешнеполитических ведомств, министерств обороны и служб безопасности. «У нас общий подход к этой проблеме – ситуацию нужно решать на основе уважения суверенитета, территориальной целостности Сирии и с полным учетом интересов безопасности Турецкой Республики, – сказал Лавров. – Именно в таком ключе наши президенты рассматривали этот вопрос на встрече в Сочи в феврале этого года».

Сергей Лавров уточнил, что считает необходимым восстановить обстановку на восточном берегу Евфрата в Сирии, которая была до вторжения на территорию республики США. Но так и не понятно, поддерживает ли Москва военные планы Турции по оккупации приграничных сирийских территорий, которые сейчас при поддержке американцев контролируют силы YPG.

Агентство Anadolu, а также ряд других СМИ Турции сообщили, что Хулуси Акар в сопровождении начальника Генштаба вооруженных сил страны генерала армии Яшара Гюлера и командующих родами войск проинспектировал в субботу воинские части, дислоцированные на границе с Сирией. Как видно из сообщений, их главная задача состояла «в открытии Совместного центра по управлению планируемой операцией (СЦУПО) в районах Сирии к востоку от реки Евфрат».

Слово «совместный» в названии СЦУПО предполагает, что в его работе будет участвовать военное командование из других стран или минимум из одной страны. Но в выступлении Акара на открытии СЦУПО об этом ничего не было сказано. Турецкая газета «Хюрриет» приводит его слова о том, что «после переговоров и контактов с русскими в настоящее время мы стремимся обеспечить стабильность, комфортную и надежную жизнь около 4 млн наших сирийских братьев». Нет большого секрета в том, что «сирийские братья» – это в основном турки, а также протурецкие этнические группы и лояльные им арабские племена, живущие в основном на приграничных с Турцией территориях в провинциях Идлиб и Алеппо. Их гораздо меньше на территориях, расположенных восточнее Евфрата, но именно их, борясь с отрядами курдов, и хочет защитить турецкая армия.

«Так уже было, когда Турция с молчаливого согласия России оккупировала курдский кантон Африн. И в результате там, а также на других территориях, контролируемых Анкарой, бесчинствуют протурецкие боевики, а местные органы власти назначаются из Турции и фактически живут по турецким законам», – рассказал «НГ» военный эксперт полковник Шамиль Гареев. Он не исключает, что подобная ситуация возникнет, когда турецкая армия под предлогом создания буферной зоны оккупирует всю северную границу Сирии.

Сейчас подразделения российской военной полиции патрулируют окрестности Манбиджа. Пока нет видимых предпосылок для того, чтобы эти территории отошли под контроль Турции. Однако, судя по сообщениям из Сирии, оперативная обстановка на севере страны обострилась. Сообщается, что на севере Алеппо в кантоне Африн снова вспыхнули междоусобные столкновения протурецких боевиков.

При этом упоминаются курдские отряды народной самообороны, которые после побед в провинции Дейр-эз-Зор концентрируются на севере страны вблизи с границей Турции. Они в том числе «действуют в кантоне Африн в рамках операции «Гнев оливок», направленной на нанесение максимального урона армии Турции и ее наемникам». Силы YPG разместили на одном из подконтрольных каналов в Twitter обращение к турецким военнослужащим, в котором пообещали, что в случае агрессии «пули пронзят их тела оттуда, откуда они не ожидают», а также уверили, что «убьют их всех одного за другим».

Таким образом, курдско-турецкая широкомасштабная война в Сирии может начаться совсем скоро. Это не нужно ни Дамаску, ни поддерживающим режим Башара Асада Тегерану и Москве. Однако в этом могут быть заинтересованы США, которые действуют против них и намерены продолжать дестабилизировать ситуацию в Сирии.

«Официальный Дамаск категорически против оккупации Турцией сирийских территорий. И, видимо, готовясь к очередной встрече в Москве с Эрдоганом, которая, по информации Кремля, произойдет 8 апреля, российский президент Владимир Путин будет учитывать этот аспект в беседе с турецким коллегой. Тем более что им, видимо, предстоит совместно обсудить вопрос о том, как противостоять позиции США в регионе», – отмечает Гареев.

В то же время член-корреспондент Академии военных наук, политолог Сергей Судаков считает, что, осуждая многие заявления президента США Дональда Трампа по Сирии, «Турция начинает играть свою игру». В отношениях с Москвой по поводу поддержания безопасности на северо-востоке страны она также придерживается такой тактики, уверен он. «Анкара всегда играет на той стороне, которая ей наиболее интересна на сегодняшний день. И никакие другие интересы, кроме собственных, ее не волнуют. Надо понимать, что Анкара всегда отстаивает только свои позиции», – резюмирует эксперт.

Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Sabah: «Израильский фитиль», который поджигают США


 MIGnews.com

После падения Берлинской стены идея новой мировой войны казалась фантастической. А теперь мир становится ареной реальной борьбы между блоками во главе с Россией, Турцией, Китаем и США, Израилем. В этой связи неудивительно, если в будущем историки будут говорить, что третий мировой конфликт начался с гражданской войны в Сирии в 2011 году.

Мы находимся в самой критической точке глобальной конкуренции — не только географически, но и исторически. Все идет к тому, что в предстоящее время международная дипломатия в корне изменится. Сирийский фронт, который особенно символизирует возвращение политики великих держав, вслед за дерзким решением США по Голанским высотам, накалился еще сильнее.

После падения Берлинской стены идея новой мировой войны казалась фантастической. А теперь мир становится ареной реальной борьбы между блоками во главе с Россией, Турцией, Китаем и США, Израилем.

В нынешних зонах конфликта таится много переменных и игроков, что во многом истончает грань между войной и миром. В результате опасность большого пожара глобального масштаба, который будет напоминать эпоху мировых войн, становится все выше. В этой связи неудивительно, если в будущем историки будут говорить, что третий мировой конфликт начался с гражданской войны в Сирии в 2011 году.

***

Хотя в международной политике не существует определенных правил, есть некоторые исторические циклы, которые заставляют нас осторожно относиться к нынешним событиям. Агрессивная политика, которую США проводят в последнее время, повлекла за собой необычайную дегенерацию международной системы.

Когда Израиль как канатоходец, который вращает блюдца на кончике своего шеста, позволил себе беспечность в самом хрупком регионе мира, система практически подошла к точке разрушения. Сионистский евангелизм США и Израиля наряду с их болезненным теологическим мышлением показывает, что попытки политического саботажа в нашем регионе будут продолжаться и в ближайшем будущем.

Личность, идеология и эмоциональные предпочтения, которые, как отмечает Зара Стейнер (Zara Steiner) в своей книге под названием «Триумф тьмы» (The Triumph of the Dark), сыграли важную роль в возникновении Второй мировой войны вопреки общепринятым теориям, с той же силой продолжают свое действие и в наши дни — в лице Трампа и Нетаньяху.

***

Однако, несмотря на все вызовы, которые бросают США, их позиции в мире ослабевают. Подобно тому, как в природе ветер возникает из-за перепадов давления между зонами, в политике конфликты тоже начинают возникать в результате изменения баланса сил и статуса-кво.

Так, политические землетрясения, которые произошли в недавнем прошлом на Ближнем Востоке и Украине, создали зоны низкого давления, и многие страны региона охватила буря. И ослабление положения США как центральной международной силы тоже влечет / повлечет за собой глобальное цунами на геополитическом уровне.

В этом новом процессе США, Россия, Китай и Турция выходят на передний план как четыре центра тяжести глобальной геополитики. Конкуренция между этими игроками, каждый из которых обладает своей культурной системой и геостратегией, будет формировать динамики XXI века.

Однако на этом этапе травмы прошлого и политические тревоги о будущем в любой момент могут выйти из-под контроля. Израиль с точки зрения реальной политики — на самом деле только одна деталь во всем этом глобальном комплексе.

Но Израиль может превратиться в фитиль, который поджигает Америка и от которого загорится все вокруг, а глобальный хаос еще более углубится. Не стоит забывать об этом его потенциале.

29.03.2019
Берджан Тутар (Bercan Tutar)
Sabah, Турция

Оригинал публикации: ABD’nin yaktığı ‘İsrail fünyesi’Опубликовано 28/03/2019

Источник — inosmi.ru