В Иране готовится транзит власти

Иранскому парламенту представлены итоги расследования деятельности администрации Хасана Рухани, в котором говорится о «неправомерном его поведении в период исполнения им обязанностей президента Исламской Республики». Против экс-президента может быть запущен судебный процесс. Дальнейшие события в Иране необходимо оценивать с точки зрения разворачивающейся в высших эшелонах власти жесткой подковерной борьбы, от исхода которой во многом будут зависеть баланс политических сил и будущее страны.

Неоднозначные новости приходят из Ирана, а те, что приходят, демонстрируют специфичность процесса передачи президентского поста от одного лица другому. С 1979 года, когда произошла исламская революция, в Иране было семь президентов, некоторые из них избирались на два срока, а кто-то правил только считаные дни. Хотя духовный лидер Ирана сменился только один раз за это время. Причем третьему президенту Ирана Али Хаменеи после смерти аятоллы Хомейни удалось пробиться в духовные лидеры и сосредоточить всю власть в стране в своих руках. Именно этот фактор сегодня во многом определяет специфику ситуации в республике.

Дело в том, что политическая система Ирана основана на выдвинутом ее основателем, аятоллой Рухоллой Хомейни принципе «велаят-е факих»: правление наиболее авторитетного шиитского правоведа. Это подразумевает, что последнее слово в принятии решений в стране принадлежит духовенству, а точнее — исламским правоведам. Высшим руководящим лицом страны является не президент, а верховный лидер, пожизненно избранное духовное лицо, контролирующее деятельность трех ветвей власти. Но если Хомейни занял этот пост в силу своей харизмы и по праву «революционной законности» как основатель Исламской Республики, то Хаменеи — это результат компромисса состоящей из множества кланов и группировок иранской элиты. Из чего следует, что потенциально между двумя «центрами силы, верховным лидером и президентом, есть проблема негласной борьбы за верховную власть и конкуренция. Сейчас это становится маркером для экспертов, которые оценивают то, что стало происходить в Иране вокруг экс-президента Хасана Рухани.

Седьмой президент Ирана попрощался со своим постом 2 августа сего года и ушел в тень. Вопреки ожиданиям, Хаменеи до сих пор не назначил его на какую-то новую должность. Хотя обычно бывшие президенты достаточно быстро занимают кресла в Совете по определению политической целесообразности, консультативном органе при духовном лидере. Ранее иранская пресса сообщала, что Рухани может возглавить эту структуру. Сам же бывший президент говорил о желании «вернуться к академической и культурной деятельности», что многими экспертами воспринималось символическим жестом, означающим, что Рухани ожидает и, возможно, готовится к периоду изоляции внутри иранского истеблишмента. В Иране открыто говорят о том, что он пытался реализовать сценарий по налаживанию отношений с Западом, решить «ядерный вопрос» и, как следствие, укрепить национальную экономику. Кстати, Рухани является единственным из иранских президентов, кто после революции хоть и по телефону, но напрямую пообщался с президентом США.

Любопытно и то, что президент США Дональд Трамп не исключал возможность встречи с Рухани во время 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Тогда в Тегеране проводились закулисные консультации. Проживающий ныне в Германии иранский журналист Мехди Махдави Азад, который несколько лет работал помощником президента, рассказывает, что «как главный иранский переговорщик по ядерным вопросам Рухани координировал свои действия с духовным лидером, но была проблема: Хаменеи — идеолог, а президент идеологии внимания практически не уделял и был склонен к тому, чтобы заставить верховного лидера принять международные реалии и улучшить отношения Ирана с западным миром». Это еще раз доказывает, что Рухани действовал, возможно, не всегда с разрешения Хаменеи, но и не демонстрировал публично свои с ним разногласия.

Если оценивать ситуацию в треугольнике Хаменеи — Рухани — США, то тут присутствует немало загадочных сюжетов, связанных с нежеланием Вашингтона укрепить позиции в Иране так называемых либерал-реформаторов, что привело к усилению позиций «ястребов» в ближайшем окружении Хаменеи. Когда в феврале они одержали победу на парламентских выборах, стало ясно, что в высших эшелонах власти страны произошел переворот: устраняются те силы, которые, по мнению «консерваторов», смогут обеспечивать влияние США на политику Тегерана. На днях иранскому парламенту были представлены итоги расследования деятельности администрации Рухани, в котором говорится о «неправомерном его поведении в период исполнения им обязанностей президента Ирана». И приложена «коллективная жалоба», которую подписали более полумиллиона студентов, ученых и людей из разных слоев общества.

Комментируя ситуацию, глава парламентской комиссии по реализации статьи 90 Конституции Ирана (о жалобах на работу парламента) Насрулла Педжманфар заявил, что против экс-президента может быть запущен судебный процесс. Он уточнил, что ключевые обвинения связаны с Тегеранской фондовой биржей и действиями администрации Рухани на рынке иностранной валюты. Среди обвинений в адрес экс-президента — девальвация иранского риала, уничтожение рабочих мест, назначение «шпионов» и лиц с двойным гражданством на важные государственные посты. Более того, консерваторы заявляют, что «разведывательные службы противника» якобы проникли в переговорную команду администрации Рухани, что в итоге привело к подписанию «унизительной» ядерной сделки 2015 года с мировыми державами, а экс-президент вообще «является разрушителем духовных основ нации». Одновременно проводится и «зачистка» функционеров администрации Рухани.

Экс-глава Центробанка получил десять лет тюрьмы. Его заместителю Ахмаду Арагчи, племяннику переговорщика Рухани в Вене по ядерной сделке Аббаса Арагчи, дали восемь лет. В тюрьме находится и родной брат президента. Не прекращаются попытки привлечь к ответственности бывшего министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа, как и экс-вице-президента страны Эсхака Джахангири. Иранские парламентарии напоминают и о коррупционных скандалах, связанных с администрацией Рухани. Так, в 2020 году депутат Джавад Карими Годооси заявил, что в 2017 году экс-президент отдал распоряжение переправить в Иракский Курдистан несколько миллиардов долларов и еще 80 тонн золота. По словам парламентария, к операции были привлечены три банды, занимавшиеся контрабандой наркотиков, товаров и валюты.

Что дальше? Проблема в том, что Хаменеи вплотную подошел к определенному возрастному рубежу, когда стали циркулировать слухи о его плохом здоровье, а в Иране и за его пределами все чаще слышны разговоры о преемнике. Официальные структуры хранят молчание. Но на Западе, когда на последних президентских выборах победил представитель так называемого консервативного крыла Ибрагим Раиси, заговорили о нем как о возможном новом духовном лидере. В то же время американское издание Project Syndicate, предрекая «дрейф Тегерана к халифату», считает, что Раиси выступает лишь в качестве промежуточной фигуры перед «передачей власти Моджтабе — второму сыну Али Хаменеи». Что касается Рухани, то, возможно, он останется на свободе. В исламском Иране ни один бывший президент еще не был замечен на скамье подсудимых. Но политический ландшафт республики кардинальным образом меняется.

В повестку дня введена проблема транзита верховной власти. «Мы являемся свидетелями чрезвычайно сложных внутри‑ и внешнеполитических игр, которые концентрируются только на одной проблеме — выбора преемника, — пишет британская газета Financial Times со ссылкой на «компетентный» иранский источник. — Расширение прав и возможностей Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) — это продуманная политика, которая направлена на то, чтобы сделать его доминирующей структурой и обеспечить КСИР ведущую роль в процессе транзита власти». Наверное, в таких утверждениях есть доля истины, и все дальнейшие события в Иране необходимо оценивать с точки зрения разворачивающейся в высших эшелонах власти жесткой подковерной борьбы. От ее исхода во многом будут зависеть баланс политических сил и будущее страны.

19 октября 2021
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

Региональные соперники договорились возобновить отношения

Map of the Saudi Arabia (Riyadh) – Iran (Teheran) proxywar in the Middle East. Source: Emmanuel Pène (Agathocle de Syracuse) / The Maghreb and Orient Courier.

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ


Власти Ирана и Саудовской Аравии договорились о возобновлении работы консульств в обеих странах. Первыми об этом сообщили западные СМИ. По неофициальным данным, региональным противникам в то же время удалось согласовать механизм урегулирования противоречий по Йемену и прийти к консенсусу по поводу информационного давления друг на друга. Несмотря на то что дипломатический прорыв может положительно отразиться на безопасности Ближнего Востока, он, можно предположить, поставит в тупик администрацию президента США Джозефа Байдена, которая пока сохраняет в силе санкционный режим против Тегерана.

О том, что Эр-Рияд и Тегеран согласовали сделку по ситуации с дипломатическими представительствами, сообщили источники AFP.

«Страны достигли соглашения о возобновлении работы консульств, – цитирует агентство свой диписточник. – Думаю, что в течение ближайших недель может последовать соглашение о нормализации (двусторонних отношений. – «НГ»)». По его словам, стороны выразили готовность ослабить военную напряженность в регионе Персидского залива. Собеседник AFP обратил внимание на то, что в ближайшее время может состояться еще один раунд переговоров между Тегераном и Эр-Риядом, по итогам которого будут внесены «последние штрихи в соглашение» между государствами.

Главной переговорной площадкой на протяжении последнего времени был Ирак. По открытым данным, к настоящему времени страны провели пять раундов диалога: четыре состоялись в Багдаде, а один – на полях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Если Тегеран волновала главным образом борьба с последствиями международного давления, то Саудовскую Аравию – нейтрализация угроз у ее границы. С 2014 года в соседнем Йемене идет противостояние между правительственными силами и вооруженными формированиями мятежников-хуситов, которых принято считать проводниками иранских интересов. Ракетные обстрелы со стороны повстанческого объединения нередко достигают саудовской столицы и подвергают опасности местный нефтепром.

Как заявлял на днях на пресс-конференции в Бейруте министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиян, его страна и Саудовская Аравия «являются двумя важными региональными игроками, от которых зависит укрепление безопасности». «Диалог между Тегераном и Эр-Риядом движется в правильном направлении, – поделился своей оценкой шеф дипломатического ведомства. – Иран считает, что диалог и открытость обеспечат наилучшее будущее Ближнему Востоку». Как пояснил Абдоллахиян, Тегеран «предпринял в последнее время сразу несколько инициатив, результаты которых появятся в ближайшее время и будут способствовать стабилизации обстановки (в регионе. – «НГ»)».

Отдельно в Тегеране уточняли, что «стороны не выдвигали друг другу никаких предварительных условий» и в ходе диалога просто стремились «добиться налаживания прочных отношений, устраивающих всех».

Базирующийся в Великобритании арабский новостной портал Amwaj привел информацию своего дипломатического источника, согласно которому, по итогам последнего переговорного раунда иранские и саудовские официальные лица даже приняли решение воздерживаться от участия в информационных кампаниях друг против друга и демонстрировать взаимную поддержку на площадках различных международных организаций. Как сообщает Amwaj, Эр-Рияд и Тегеран договорились сформировать механизм урегулирования противоречий по йеменскому конфликту. Как будет выглядеть эта инициатива в реальности, детально неясно. По данным собеседников портала, переговоры по Йемену сдвинулись с мертвой точки, когда к дискуссии решили привлечь лидеров хуситов. Как ни странно, командиры повстанческого объединения «Ансар Аллах» выразили свою готовность содействовать выполнению плана.

Ирак, в свою очередь, предложил Тегерану и Эр-Рияду создать международную автомагистраль, которая свяжет иранский Мешхед с саудовской Меккой через иракский город Кербела, заявил Amwaj дипломатический источник. Отмечается, что официальные лица Ирана и Саудовской Аравии положительно отнеслись к инициативе. Интригу представляет лишь то, какие экономические уступки саудовская сторона согласилась сделать Ирану, добивавшемуся, если верить региональным СМИ, инструмента смягчения того санкционного давления, которое на него продолжают оказывать США.

В случае если иранские официальные лица действительно добились того, чего хотели, это поставит администрацию президента США Джозефа Байдена в неловкое положение. Тем более что, как заметил в Twitter исполнительный вице-президент вашингтонского Института управления государством Трита Парси, подавляющая часть американского истеблишмента давно «либо полностью отвергла багдадский диалог, либо сочла его наивным и неуместным».

Источник — ng.ru

Подводный спецназ на Каспийском море и его подготовка

фото: открытые источники

Подводный спецназ на Каспийском море и его подготовка

Подводный спецназ — это элита армейских диверсионных подразделений. Его бойцы должны уметь все тоже, что и сухопутные спецназовцы: виртуозно владеть искусством рукопашного боя, уметь пользоваться всем арсеналом огнестрельного и холодного оружия, применять взрывчатку, прыгать с парашютом, совершать многодневные марши, маскироваться на местности и вести разведку. Причем, морской спецназовец должен уметь делать это не только на суше, но и под водой. Если прыгать с парашютом, то в подводном снаряжении, если преодолевать километры, то по морю с беззвучным дыхательным аппаратом за спиной, а если стрелять, то из подводного автомата.

Боевые пловцы Казахстана нуждаются в учебно-водолазном центре

Для профессиональной подготовки казахстанских боевых пловцов в Мангистауской области разрабатывается проект строительства  учебно-водолазного центра Военно-морских сил РК.

Строительство учебно-водолазного центра позволит проводить круглогодичные курсы обучения боевых пловцов, специалистов по легководолазной, парашютно-десантной подготовке, подводным инженерным работам и вождению маломерных судов.

Стоит отметить,  что рота водолазов в составе Военно-морских сил Казахстана была создана в 2004 году.

Создано подразделение специального назначения, которое выполняет специфические задачи по разминированию подводной части, например, корпуса корабля (если в этом есть необходимость), или пункта базирования кораблей, даже в случае заминирования морского порта.

Также есть водолазы, которые занимаются поисково-спасательными работами.

Основная цель боевых пловцов – это охранная оборона плотов, причалов, кораблей, отдельно стоящих кораблей, противодействие подводным диверсионным силам.

Также имеется подразделение роты специального назначения «Амфибийная» – предназначена для выполнения разведывательно-боевых задач на воде и под водой с использованием моторных лодок, водолазного снаряжения в тылу противника для добывания сведений и передачи их вышестоящему штабу. Боевые пловцы обучены не только водолазному делу, но и владению огнестрельным и холодным оружием, рукопашному бою и другим боевым искусствам.

Основные тренировки спецподразделения боевых пловцов проходят на Каспии. Однако при постановке соответствующей задачи погружения проводятся и на крупных внутренних водоёмах. Казахстанские боевые пловцы способны работать в разных регионах и при любых климатических условиях.

Несмотря на суровые климатические условия, учебно-боевая работа с реальным выполнением специальных задач под водой в отряде проводится круглогодично. Военнослужащие регулярно проводят водолазные спуски для осмотра подводной части боевых единиц бригады кораблей, а также пирсов и акватории пунктов базирования.

Специалисты отряда в совершенстве владеют навыками водолазной подготовки, минно-взрывного дела.

Чтобы подтвердить или по¬высить квалификацию, водолазы отрабатывают под водой определен¬ное количество часов. Раз в неделю экзамен проводится в акватории Каспийского моря и в закрытых бассейнах г. Актау. При этом, глубина спусков обычно составляет до 20 метров.

В начале 2018 года по инициативе руководства Министерства обороны Республики Казахстан на базе спортивного комплекса Центрального спортивного клуба армии города Алматы был создан Центр водной подготовки. Главной задачей центра является начальная подводная подготовка амфибийных подразделений Вооруженных сил РК, что включает в себя формирование и совершенствование навыков, умений амфибийных подразделений при действиях как на воде, так и под водой.

Справочно: Учебную программу на курсах которую проходят казахстанские боевые пловцы, преодолевает лишь один из 20 претендентов, остальные не выдерживают колоссальных физических и психологических нагрузок. Тренировки включают в себя 100-километровые марш-броски с полной выкладкой и последующим заплывом в гидрокостюме на 10 миль с грузом 40 килограммов. Или, скажем, скрытные выходы из подводной лодки через торпедный аппарат с возвращением тем же путем. Главный принцип боевых водолазов — остаться незамеченными.

Тренировки в закрытых бассейнах Актау, не говоря уже про тренировочный центр в Алматы,  не всегда удобны. И в этой связи возникла необходимость строительства собственного учебно-водолазного центра, где боевые пловцы на постоянной основе могут со всем своим оборудованием совершенствовать свои навыки в различных направлениях.

У боевых пловцов есть подводное оружие – специальные пистолеты и автоматы. Большая часть снаряжения – иностранного производства.

При этом, подводные учебно-боевые стрельбы проводятся регулярно с применением пистолета  СПП-1.

В арсенале боевых пловцов есть гидрокостюмы открытого и закрытого цикла, которое применяется при учебно-боевых операциях, где необходима скрытность. Особенность гидрокостюма закрытого цикла заключается в том, что в нем идёт процесс абсорбции – выдыхаемый углекислый газ обогащается кислородом из отдельного баллона.

Для подготовки водолазов действует специальная декомпрессионная станция, которая состоит из двух контейнеров: барокамера, в которой создаётся различное давление, регулировать его можно снаружи. Благодаря барокамере уменьшаются риски для здоровья водолазов, связанные с переохлаждением или опасными условиями. Во втором отсеке – место для отдыха водолазов, где они могут принять душ или поесть.

Имеется также оборудование, позволяющее обеспечить водолазные спуски в условиях необорудованного побережья. Такое оборудование не имеет аналогов в странах каспийского региона. Кроме того, техническое обслуживание снаряжения проводится независимо от пункта постоянной дислокации подразделения, что дает возможность оперативно и качественно выполнять поставленные задачи по обеспечению благоприятной обстановки подводной среды в прибрежной зоне казахстанского побережья.

В подразделении водолазов Военно-морских сил Казахстана также имеется мобильный водолазный комплекс на базе КаМАЗа, произведенного на казахстанском предприятии АО «НИИ «Гидроприбор». И как заверяют боевые пловцы, на сегодняшний день Военно-морские силы ВС РК по оснащенности новейшей современной военно-специальной техникой не уступают прикаспийским государствам, а по некоторым образцам – даже превосходят.

Защита неприкосновенности государственной границы, территориальной целостности, суверенитета и экономических интересов Республики Казахстан в казахстанском секторе Каспийского моря — одна из основных задач Военно-морских сил Казахстана.

Учебно-тренировочный комплекс в Каспийске

137-й отряд спецназначения Каспийской флотилии базируется в Махачкале.

Российские коллеги по водолазному цеху с противоположного берега – города Каспийска (Дагестан) – имеют современный учебно-тренировочный комплекс, введенный в эксплуатацию совсем недавно, в 2019 году.  

Учебная база рассчитана на обучение 90 человек одновременно. Здесь в приоритете те, кто работает под водой. Но это не только бойцы спецназначения, но и внештатные водолазы из числа экипажей кораблей.

Весь учебно-тренировочный комплекс (УТК) занимает площадь более 2200 квадратных метров. Основной тренажер – это бассейн с глубинами от 1 до 6 метров, где можно даже стрелять из подводного оружия. Он одновременно вмещает до 18 аквалангистов, при этом еще 3 бойца могут проходить обучение на подводном стрельбище.

Помимо прочего, в УТК построено несколько полос препятствий и скалодром, которые имитируют сложный берег, на который нужно высаживаться аквалангистам. Оборудованы классы военно-медицинской и специальной подготовки, плюс для погружений на глубину более 100 метров, водолазы тренируются в комплексе, оснащенном барокамерой РБК-1600.

Но главный учебный объект, это – бассейн, 25 метров в длину, 8,5 — в ширину, 6 – в глубину. В нем можно создать любые условия, имитирующие своенравный Каспий: зимний или летний, ночной или дневной. На его дне установлены макеты корпусов кораблей для отработки заданий по минированию и разминированию.

Барокамера одновременно вмещает до 6 человек. Ранее для подготовки использовали мобильные барокамеры на базе КАМАЗа. В них помещался лишь один водолаз.

А изюминка комплекса является подводный тир – самый совершенный тир боевых пловцов на планете.

Очень скоро в комплексе в Каспийске боевые пловцы расширят границы возможного. А именно: смогут тренироваться на высотах до 8000 метров. Такие условия им создадут в барокамере. Но это – в недалеком будущем.

Секретность диверсионно-разведывательной бригады Азербайджана

Морская диверсионно-разведывательная бригада ВМС Азербайджана — специальное подразделение, находящееся в ведении военно-морской разведки. Место дислокации — мыс Зых на окраине Баку – полигон на острове Вульф в Бакинской бухте. Центр создан на базе морского разведывательного пункта СпН Каспийской военной флотилии.

Надо отдать должное командованию спецназа страны — тайну хранить умеют. Даже нарукавный шеврон в открытом доступе никто не видел. Известно только, что использовано изображение тигра.

Воинская часть № 641 – отряд боевых пловцов, в последнее время комплектуется исключительно на контрактной основе. Личный состав водолазов-разведчиков проходит подготовку у инструкторов «морских котиков» Navy SEALs ВМС США, Германии и Турции, а также инструкторов частной американской компании Black Water USA.

Кроме того, боевые пловцы воинской части № 641 Азербайджана проходят обучение в школе водолазов в центре ВМС Латвии в Лиепае. 

Конкретный перечень вооружения не известен, скорее всего, применяется советское, о котором в НАТО сформировано хорошее мнение.

Также известно, что на вооружение подразделения поступила израильская штурмовая винтовка TAR-21.

В качестве средств доставки используются сверхмалые подводные лодки (групповые носители боевых пловцов) типа «Тритон-1М» и «Тритон-2», а также индивидуальные подводные средства движения водолазов-разведчиков типа «Сирена» и «Прометей».

Как уже было сказано выше,  в распоряжении боевых пловцов имеется обустроенный еще во времена СССР инженерно-водолазный полигон со стрельбищем на острове Вульф (по-азербайджански Даш Зире) в Бакинской бухте.

Иранские такавараны

Подразделение спецназа Военно-морских сил Исламской Республики Иран «Такаваран» (Takavaran) — аналог американского SEAL или британских SBS. Согласно оценкам специалистов, численность морских коммандос-такаваранов не превышает 200 человек, но, в отличие от западных коллег, в иранском подразделении нет строгой специализации. Особенностью спецназа ВМС Ирана является его «универсальность». Боевые группы, насчитывающие от 3 до 10 бойцов, формируются под конкретные задачи. Среди них сбор информации об объектах военно-морской инфраструктуры противника и его корабельных группировках, диверсии на военно-морских базах, кораблях на внешних рейдах и объектах прибрежной инфраструктуры, ликвидация и захват командования и политических деятелей противника, освобождение военнопленных и заложников, захват, оборона и уничтожение нефтяных платформ, борьба с терроризмом и морским пиратством.

Для транспортировки такаваранов к месту проведения операции используются скоростные лодки или низкопрофильные аппараты доставки боевых пловцов Al-Sabehat 15. Однако в качестве основного морского транспортного средства используются сверхмалые подводные лодки типа Qadir.

В экипировку такаваранов входит лёгкое водолазное снаряжение с открытой или замкнутой системой дыхания.

По воздуху диверсионно-разведывательные группы доставляются на вертолётах. Для таких операций задействуют BELL-UH-1, приобретённые в 1979 году у США, Augusta-Bell AB-205 и AB-412 Grifone, а также местные аналоги, производимые компанией Panha по проекту Shabaviz 75. Нельзя также забывать о российских Ми-8 и Ми-17 с различными модификациями.

Собственной наземной техники у «Такаваран» нет. Если для выполнения операций им требуется транспорт, то они заимствуют его у армейского спецназа или морской пехоты. Часто для таких целей используются кроссовые мотоциклы, квадроциклы и багги.

Вооружены такавараны различными модификациями автоматов Калашникова калибра 7,62 и 5,45 мм. Часть из них произведена в Иране, часть закуплена в Китае, но есть и трофейные образцы, захваченные в ходе ирано-иракской войны 1980–1988 гг.

Также используются штурмовые винтовки H&K G3A6 калибра 7,62 мм, которые Иран производит по немецкой лицензии, 9-мм пистолеты-пулемёты MPT-9 (иранская версия Heckler & Koch MP5), иранские копии израильских Uzi.

Пулемёты, снайперские винтовки и гранатомёты тоже производятся в Иране: MGA3 (аналог немецкого MG 3), PKM-T80 (иранский ПКМ), Nakhjir (иранская СВД), Sayyad (иранская копия австрийской крупнокалиберной винтовки Steyr HS .50), Saegheh (иранский РПГ-7).

Оснащение морских коммандос отлично подходит для решения широкого спектра задач. Свою малочисленность «Такаваран» с лихвой компенсирует жёсткими критериями отбора, высоким уровнем подготовки и разнообразием средств доставки. Это делает иранский спецназ универсальным подразделением, которое способно справиться с угрозами как на суше, так и на море.

Таким образом, в настоящее время Исламская Республика Иран обладает хотя и компактным, но достаточно развитым военно-морским компонентом сил специального назначения, имеющим соответствующую подготовку, воору¬жение и технику, в том числе подводные средства доставки, который способен решать широкий спектр боевых задач на море и суше в рамках обеспечения нацио-нальной безопасности государства.

Каспий защитят боевые пловцы

Вопрос безопасности границ во все времена был актуален. Оснащение ВМФ прикаспийских государств эффективным вооружением было, есть и будет необходимостью. Одной из основных проблем на морских участках всегда был вопрос о противодействии подводным диверсионным силам потенциального противника.

Для этого бойцы постоянно учатся и тренируются, оттачивая свое мастерство, сдают экзамены и зачеты: в теплое время года – в море, в холодное – в бассейнах.

В процессе обучения каждый боец изучает основы минно-взрывного дела, владения холодным и огнестрельным оружием, порядок использования водолазного снаряжения, отработку элементов подводной акробатики и элементов подводного боя с использованием огнестрельного и холодного оружия, а также совершает в полной выкладке марш-бросок и преодолевает полосу препятствий. Кроме того, боевые пловцы отрабатывают упражнения из специального оружия для подводной стрельбы.

Эти люди, надев черный гидрокостюм и спустившись под воду, минируют и разминируют корабли, обеспечивают при необходимости высадку боевого десанта, производят разведку, выполняют диверсии…

Словом, для них нет ничего невозможного. Сегодня каждый отряд боевых пловцов на Каспии специализируется на определенных задачах.

Александр ПОКАТИЛОВ

Подводный спецназ на Каспийском море и его подготовка — «Каспийский вестник» (casp-geo.ru)

Эксперты в Иране осуждают антитурецкую риторику в стране

Информационная кампания по очернению политики Турции в регионе, вызывает недоумение в экспертных кругах Ирана

Abdolsalam Salimi Poor, Muhammet Kurşun, Aynur Asgarli   |06.10.2021Эксперты в Иране осуждают антитурецкую риторику в стране

ТЕГЕРАН / СТАМБУЛ

Антитурецкая риторика в СМИ и политических кругах Ирана, нарастающая на фоне напряженности в отношениях между Тегераном и Баку, вызывает недоумение в экспертных кругах ИРИ.

Аналитики и эксперты сходятся во мнении, что раскручивание антитурецкой пропаганды в Иране, противоречит дипломатической морали и несовместимо с принципами добрососедства. Организаторы кампании по очернению Турции игнорируют экономические, политические, религиозные и культурные связи Тегерана и Анкары.

Иранские эксперты в беседе с агентством «Анадолу» отметили, что антитурецкая истерия в ИРИ является в корне ошибочным шагом, особенно на фоне поддержки, которую оказывала Анкара Тегерану в самые сложные периоды для Ирана.

Бывший посол Ирана в Баку Афшар Сулеймани отметил, что любая оценка в вопросе ирано-турецких отношений должна основываться на логике, морали и дипломатии. «Безнравственные выпали бесполезны и никогда не достигают цели», — сказал он.

Сулеймани отметил, что транспортный маршрут через территорию Армении проблематичее, и поэтому Иран не пользуется этим путем для грузопоставок в Европу. «Иранцы предпочитают маршруты через Азербайджан, Каспий, а также Россию и Грузию. В Иране обеспокоены тем, что могут попасть в зависимость от Азербайджана и Турции в случае закрытия маршрута Капан-Горис. Но эти оценки необоснованные», — уверен он.

Сулеймани далее прокомментировал заявление президента Ильхама Алиева о неприемлемости незаконного въезда иранских грузовиков в Ханкенди, и вызов посла Ирана в МИД Азербайджана.

«По словам Алиева, Иран не придал значения позиции Азербайджана. Баку начал сбор таможенной пошлины с иранских грузовиков на дороге Горис-Капан, что вызвало недовольство Тегерана», — сказал он.

По мнению бывшего дипломата, Иран и Азербайджан должны вести переговоры по урегулированию разногласий с участием Турции.

«Таким образом, третьи страны, такие как Россия, не смогут получить выгоду от эскалации напряженности. Россия, Израиль или США не преследуют интересы Ирана, Турции и Азербайджана», — уверен он.

Иранский эксперт по внутренней политике, экономист Невид Джемшиди привлек внимание к проблемам в отношениях Тегерана с арабскими странами.

«Иран теряет влияние в Ираке и Сирии, даже Грузия ввела ограничения для граждан ИРИ. Население Ирана не участвует в антитурецкой пропаганде, которая раскручивается по указке госструктур с определенными расчетами. Одна из причин в том, что власти ИРИ рассматривают Турцию как стратегического и военного партнера Азербайджана», — сказал Джемшиди.

Эксперты в Иране осуждают антитурецкую риторику в стране (aa.com.tr)

«У нас были цели в России»Хакеры из Ирана слили данные сотен тысяч россиян. Кто они и почему их ненавидят США?

Фото: Matic Grmek / Getty Images

В конце августа в даркнете вновь появилась крупная база с личными данными сотен тысяч пассажиров российской Utair. Авторами слива оказались хакеры из иранской киберпреступной группировки Arvin Club. Они утверждают, что их интересует не заработок — для них гораздо важнее указывать организациям на серьезные пробелы в защите. И только если компания игнорирует все предупреждения и не устраняет обнаруженные бреши, Arvin Club начинает полноценную атаку, требуя с нее выкуп. Группировка базируется в Иране и регулярно получает от США обвинения в связях с правительством этой страны. Главный администратор Arvin Club Али согласился ответить на вопросы «Ленты.ру» и рассказал о связях киберпреступников с правительством, атаках на Россию и о том, как Arvin наказывают тех, кто их игнорирует.

«Лента.ру»: Многие эксперты полагают, что пандемия стала для киберпреступников временем возможностей: слабо защищенные компании начали переходить на удаленный формат работы, оставляя бреши в инфраструктуре информационной безопасности. Это так?

Али: Это действительно так. Во время пандемии хакеры получили гораздо больше возможностей для того, чтобы совершать атаки на самый широкий круг компьютерных систем. Вокруг достаточно много примеров, подтверждающих это.

Как группировка Arvin Club воспользовалась этой ситуацией? Какие крупные атаки вы провели за последние полтора года?

Одна из наших последних целей — Лейденский университет в Нидерландах. Я лично совершил множество атак, но значительная их часть не стала достоянием общественности ни в Иране, ни в других странах. В некоторых случаях группировки, специализирующиеся на программах-вымогателях, были заинтересованы в приобретении полученных нами прав доступа. Но мы их не продавали.

Фото: Marianne Cornelissen-Kuyt / Wikimedia CommonsЛейденский университет поплатился за нежелание исправлять недостатки в системе информационной безопасности

Какое программное обеспечение вы используете в своих атаках?

Мы применяем самые разнообразные инструменты, например Cobalt Strike, nmap, Metasploit, Burp Suite.Какое ПО применяет Arvin Club

Какой выкуп вы обычно требуете у своих жертв?

На самом деле мы не вымогаем деньги у наших жертв, кроме тех случаев, когда они не прислушиваются к нашим рекомендациям. Тот же Лейденский университет мы неоднократно предупреждали о том, что их сервер и веб-сайт небезопасны, но они проигнорировали нас. После этого мы были вынуждены потребовать выкуп. Но мы не вымогатели.

Сколько суммарно зарабатывает обычный член Arvin Club в неделю, в месяц или в год?

Я не могу назвать конкретную сумму, но это хорошие деньги.

«Наша цель — не деньги»

Ваш бизнес для вас — это только способ заработка? Или еще и попытка донести свои ценности до мира?

Наша цель — вовсе не получение прибыли. Для нас важнее обучение и передача опыта.

Многим членам киберпреступных группировок в странах бывшего СССР близки идеи всеобщего равенства и социализма. Близки ли они вам?

Ни в коем случае. Идеи, которые продвигают наши товарищи с постсоветского пространства, годами разрушали мою страну. Конечно, все мы любим свободу и равенство, но левая идеология нанесла сокрушительный удар по нашему обществу.

А что ты в таком случае думаешь о хактивизме?

Здесь у меня обратная позиция: хактивизм — положительное явление, и меня радует, что оно находит себе новых сторонников в Иране.Что такое хактивизм

Некоторое время назад США обвинили вас в связях с иранским правительством. Как ты можешь это прокомментировать?

Эти обвинения нелепы и бессмысленны. Чтобы стать жертвой подобных нападок, достаточно просто родиться в Иране, уж поверьте мне. Из-за политики, проводимой нашим государством, США по умолчанию считают тебя или террористом, или пособником иранского правительства. Фактически наше преступление в том, что мы иранцы.

Иран остается одним из ключевых геополитических раздражителей для США

Фото: John Moore / Getty ImagesИран остается одним из ключевых геополитических раздражителей для США

Мы не сотрудничаем ни с одним государством. Будьте уверены, если бы иранские правоохранительные органы знали, где нас искать, мы бы уже были арестованы.

Arvin Club когда-нибудь проводила атаки на объекты критической инфраструктуры в США?

Нет, но у нас были другие цели в Америке. Мы предупредили их о существующих уязвимостях, после чего недостатки в защите были исправлены.

Один ваш русскоязычный коллега считает, что Америка просто назначает виновных в киберпреступлениях, не приводя при этом никаких доказательств. Из вашей страны ситуация выглядит так же?

Да, все именно так. На это указывают постоянные безосновательные утверждения США.

«Для мира наступают темные времена»

В даркнете несколько раз мелькали предположения, что у вас может быть налажено сотрудничество с киберпреступными группировками из других стран, в том числе и из России. Так ли это?

Мы находимся на связи с нашими друзьями из других стран, но мы не сотрудничаем с ними.

Правда ли, что все киберпреступные группировки интернациональны? Есть ли в вашем сообществе хоть один русскоязычный специалист?

Я бы не сказал, что абсолютно все хакерские сообщества интернациональны. Но в нашей группировке действительно есть русскоговорящий человек.

Проводили ли вы когда-либо атаки на российские компании и органы власти?

Да, у нас были цели в России, но, если честно, они нам не очень интересны по разным причинам. В вашу страну мы заглядывали больше из любопытства.

Многие хакеры отказываются атаковать социальные объекты, в том числе относящиеся к системе образования. Но вы недавно провели атаку на Лейденский университет. Почему?

Наша принципиальная задача — тестировать системы образовательных и даже государственных учреждений на проникновение. После проверки мы всегда предупреждаем их о наличии проблем, чтобы повысить безопасность систем.

Если говорить именно про Лейденский университет, то его руководство не отреагировало на наши предупреждения. Это говорит о том, что администрации безразлична сохранность данных своих студентов и сотрудников. Именно поэтому мы решили наказать этот университет.

Почему компании, производящие инструменты для повышения информационной безопасности, не могут победить киберпреступников? Можно ли сказать, что хакеры всегда находятся на шаг впереди?

Я бы сказал, что хакеры всегда были и всегда будут на шаг впереди. Этим компаниям следует использовать другие подходы.

Что ты скажешь о Tor, который считается главным браузером даркнета, и других подобных проектах?

Я советую всем использовать Tor вне зависимости от того, живут они в такой репрессивной стране, как моя, или в Соединенных Штатах. Обращаюсь ко всем читателям: пожертвуйте деньги этому проекту и всячески способствуйте его развитию!

Браузер Tor часто используется киберпреступниками, которые ценят его за возможность тотальной анонимности

Фото: DepositphotosБраузер Tor часто используется киберпреступниками, которые ценят его за возможность тотальной анонимностиЧто такое Ransomware as a Service

Каким вам видится будущее модели Ransomware as a Service? Что изменится в даркнете вместе с ростом ее популярности?

Из-за этого каждый день в даркнете появляются все новые и новые люди, которые используют программы-вымогатели. Это не принесет миру ничего хорошего. Наступают действительно темные времена.

Артур Галеев

«У нас были цели в России» Хакеры из Ирана слили данные сотен тысяч россиян. Кто они и почему их ненавидят США?: Интернет: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Президент Ильхам Алиев: Азербайджан выступает за мир в регионе

Президент Азербайджана в интервью «Анадолу» рассказал о контрнаступательной операции «Железный кулак», положившей конец армянской оккупации азербайджанских земель

Tolga Özgenç, Elmira Ekberova   |27.09.2021Президент Ильхам Алиев: Азербайджан выступает за мир в регионе

БАКУ

Президент Азербайджана, Верховный главнокомандующий Вооруженными силами Ильхам Алиев в интервью агентству «Анадолу» рассказал о 44-дневной контрнаступательной операции «Железный кулак», начавшейся год назад в ответ на очередную провокацию ВС Армении и положившей конец многолетней армянской оккупации исторических земель Азербайджана.

— Господин Президент, благодарим Вас за то, что согласились дать интервью агентству «Анадолу». Мы отмечаем важную дату — прошел год с 27 сентября, даты, приведшей к победе и освобождению находившихся под 30-летней оккупацией территорий. Давайте вернемся в тот день, освежим в памяти обстоятельства той даты: почему Азербайджан начал контрнаступление?

— Провокации Армении против Азербайджана в последний период стали носить регулярный характер. Заявления и шаги Армении свидетельствовали о том, что эта страна готовится к новой войне. Я до сих пор не могу понять причин этого. Потому что если государство, которое на протяжении 30 лет оккупирует земли другого государства, и при этом стремится к новой войне, необходимо очень серьезно расследовать причины этого: шаги [Армении], подтверждающие мои слова, также были очевидны. В июле Армения совершила военную провокацию на азербайджано-армянской границе, в результате которой погибли 13 военнослужащих и мирных жителей. Тогда, Азербайджан дал врагу заслуженный ответ, не пересекли государственную границу. Мы просто выдворили их с азербайджанских земель, и столкновения, продолжавшиеся несколько дней, завершились.

Позже, в августе была направлена диверсионная группа, которая пересекла линию соприкосновения, но наши военнослужащие их разоружили.

В своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН год назад я заявлял, что Армения готовится к новой войне. Спустя три дня наши позиции и населенные пункты вновь подверглись артиллерийскому обстрелу. Мы вновь понесли потери. И по моему приказу была начата крупномасштабная контрнаступательная операция, и, как Вы знаете, эта операция завершилась великой Победой.

Оглядываясь на события годичной давности, у нас конечно, есть возможность более детального анализа всех событий и процессов. Новое армянское руководство хотело хвастаться военными достижениями, добиться успехов на поле боя. Но их планы не сработали, они совершили огромную ошибку. В результате потерпели горькое поражение.

— Господин Президент, нельзя ли было предотвратить эту войну? Имели место контакты действовавших уже длительные годы сопредседателей Минской группы. Могли ли сопредседатели МГ ОБСЕ либо другие факторы предотвратить эту войну. Что на самом деле должно было быть предпринято?

— Безусловно, они могли предотвратить, и я неоднократно высказывал свое мнение по этому поводу. Если бы Минская группа в свое время оказала серьезное давление на Ереван, то конечно, Армения была бы вынуждена покинуть оккупированные территории. В таком случае не было бы необходимости в войне. Но они не оказали подобного давления. Вопреки тому, что три государства-сопредседателя Минской группы являются также постоянными членами Совета Безопасности ООН и входят в число самых сильных держав мира. Разве у них не было политического веса и политических инструментов, чтобы дать Армении серьезные месседжи? Они просто предпочли политику «ни войны, ни мира».

С другой стороны, я неоднократно обращался к сопредседателям Минской группы и другим крупным государствам с призывом введения санкций против Армении. Это также могло предотвратить войну. То есть, мы использовали все варианты, чтобы решить конфликт мирным путем — без войны и кровопролития. Вместе с тем, я неоднократно говорил, что мы не смиримся с ситуацией, освободим свои земли любой ценой. Мы просто предоставляли шанс [армянской стороне].

Новое руководство, пришедшее к власти в Армении в 2018 году, также нанесло серьезный удар по переговорному процессу. Их неуместные и безответственные заявления фактически парализовали переговорный процесс. В подобной ситуации Минская группа должна была предпринять более позитивные и смелые шаги, но они просто наблюдали. Они просто заняли позицию зрителя. Самая большая ответственность за начало Второй Карабахской войны, конечно же, лежит на Армении. И в то же время ответственность несут крупные государства, которые вовремя не остановили Армению.

— Страны-сопредседатели длительное время проводили стратегию сохранения статус-кво. Теперь, после победы, вновь озвучивают вопрос о задействовании сопредседателей Минской группы, проведении ими челночной дипломатии. Что Вы думаете об этом? Может ли это в будущем быть решением, может ли принести пользу?

— В период оккупации, страны, председательствующие в Минской группе, президенты этих государств несколько раз выступали с очень позитивными заявлениями. Одно из этих заявлений, озвученное примерно, 7-8 лет назад, гласило, что статус-кво неприемлем и должен быть изменен. Мы очень положительно восприняли это заявление. Я сам неоднократно высказывал мнение по этому поводу и говорил, что это долгожданное заявление. Изменение статус-кво означает прекращение оккупации. Однако за этими заявлениями не последовало практических шагов.

Более того, спустя некоторое время сопредседатели отступили от этого заявления и озвучили новое: «Статус-кво неустойчив». Между этими заявлениями есть огромная разница. Одно дело – «неприемлемость», другое– «неустойчивость». В то время я раскритиковал их и заявил, что такое изменение позиции «льет воду на мельницу» страны оккупанта — Армении. К сожалению, последующий период также показал, что Минская группа не намерена решать этот вопрос. И мы в очередной раз убедились в этом в ходе 44-дневной войны. Потому что именно некоторые из стран-сопредседатели Минской группы поднимали в ООН этот вопрос против нас. Было абсолютно несправедливо поднимать в ООН вопрос о санкциях против нас в то время, как шла война, мы восстанавливали действие международного права на своих землях, вели войну за справедливость.

Что касается сегодняшнего дня, то можно сказать, что мы не видим активности Минской группы. В период переговорного процесса они приезжали, выступали с инициативами, определяли повестку диалога на уровне президентов, предлагали темы для обсуждений, обе стороны на основе консенсуса вели переговоры по этим вопросам. Сегодня же, несмотря на то, что с окончания войны прошел год, от них нет никаких предложений.

Они приезжали в Азербайджан один раз, и я им сказал, чтобы они выступили с предложениями. Мы решили этот вопрос. Нагорно-карабахский конфликт завершен.

Административной единицы под названием Нагорный Карабах не существует. На днях в своем выступлении на Генеральной Ассамблее ООН, я обратился ко всем странам мира с призывом не использовать впредь выражение «Нагорный Карабах». На территории Азербайджана нет подобной административной единицы! Есть регионы Карабах и Восточный Зангезур. В подобной ситуации должны быть сформированы новые вопросы по деятельности Минской группы. То есть, нагорно-карабахский конфликт завершен. Что можно предпринять на данном этапе?

На мой взгляд, необходимы меры по укреплению доверия, затем открытие дорог, коридоров, — то есть нужна поддержка мирному процессу, урегулированию армяно-азербайджанских отношений, усилия в направлении подписания мирного соглашения между Арменией и Азербайджаном, что мы и предлагаем. Сфера деятельности сопредседателей должна состоять из того, что я перечислил. Может ли, единица Нагорный Карабах, которой не существует, иметь статус? Конечно же, нет. Я говорил и хочу повторить: если кто-либо хочет предоставить Нагорному Карабаху статус, пусть создаст на собственной территории такую структуру или республику, и признает ее независимость. Мы тоже можем признать, но не на территории Азербайджана.

— Господин Президент, как я понимаю из ваших слов, Минской группе также необходимо принять реалии, сформировавшиеся после 44-дневной войны и действовать в соответствии с ними. Вы это имели в виду? Им следует выступать с чем-то новым?

— Хочу еще раз сказать об этом: мы не получали никаких предложений от Минской группы после Второй Карабахской войны. А поскольку инициатив нет, говорить о деятельности Минской группы неуместно. Прошел уже год. Что вы предлагаете? Вы говорите, что проблему необходимо решать. Я — от имени Азербайджана заявляю, что конфликт решен. Своими силами, вопреки давлению. Значит, должны поступать предложения. Чем они должны заниматься? Я высказал свое мнение. Остальное – в их ответственности.

— На фоне новых реалий между Азербайджаном, Арменией и Россией был подписан протокол из 9 пунктов. Довольны ли Вы реализацией пунктов этого заявления? На достаточном ли уровне они реализовывались за прошедший год? Какие из этих пунктов не исполняются?

— В целом я доволен. Потому что основные вопросы, отраженные в этом документе, решены. Армения, подписав это заявление, взяла на себя определенные обязательства. Она вынужденно выполнила эти обязательства. Выполнила сразу после войны. В заявлении было четко заявлено о выводе армянских войск с оккупированных в то время территорий. Агдамский, Кельбаджарский и Лачинский районы были возвращены нам в течение 20 дней после окончания войны. В то время Армения очень ответственно относилась к этому вопросу. Почему? Потому что они пребывали в страхе. Потому что знали, что в случае не подписания заявления 10 ноября их положение могло ухудшиться. То есть не было силы, которая остановила бы нас. В период войны, я неоднократно обращался к азербайджанскому народу и заявлял, что Армения должна обозначить дату, предоставить график вывода войск с наших территорий, и тогда мы готовы будем остановить боевые действия. Эта дата была нам предоставлена 9 ноября. Армения фактически подписала акт о капитуляции, и 10 ноября война завершилась. Таким образом, решение многих важных вопросов стало результатом страха, в котором пребывала Армения. Что случилось потом? Пришли миротворцы.

Прошло определенное время, и реализация оставшихся вопросов остановилась. В документе четко прописано, что армянские вооруженные силы должны полностью покинуть наши территории. Через 15-20 дней после окончания войны из Армении через Лачинский коридор, находящийся в зоне ответственности миротворцев, на освобожденные земли была отправлена группа для саботажа. Группа из 62 человек. Это полностью противоречило заявлению от 10 ноября. Армия Азербайджана нейтрализовала их и арестовала. Теперь их пытаются называть военнопленными. Международные конвенции четко определяют понятие военнопленные. Они не являются военнопленными. Война на тот момент закончилась. Было подписано заявление от 10 ноября. Любой отправленный после этого военный считается участником группы, саботирующей ситуацию в регионе. То есть, этом вопрос не нашел своего решения. Это очень важный вопрос, и мы настоятельно требуем его решения. Полного решения. Возможно, вопрос решен частично.

Другой вопрос — открытие коридоров. В заявлении, подписанном в ночь с 9 на 10 ноября, четко говорится, что должна быть налажена коммуникация между основной частью Азербайджана и Нахчыванской Автономной Республикой. Была ли налажена эта коммуникация? Нет. Открытие подобной коммуникации не требует большого времени. Общая протяженность дороги составляет всего 40 километров. За год после войны мы построили более 1 тысячи километров дорог, как грунтовых, так и асфальтовых. Строительство 40-километровой дороги не представляет особой проблемы. Но, несмотря на это, Армения не дает своего согласия. Переговоры безрезультатны. То есть, Армения грубо нарушает условия заявления от 10 ноября.

Пока мы проявляем терпение. Хотя наше терпение также имеет границы. Вторая Карабахская война продемонстрировала, что происходит, когда наше терпение иссякает. Поэтому мы предоставляем Армении шанс выполнить все условия заявления от 10 ноября и действовать ответственно.

— Контроль над Лачинским коридором осуществляют российские военные, дислоцированные в регионе на временной основе. Какой ответ Вы получаете из Москвы в связи с перемещением армянских групп, саботирующих ситуацию в регионе? Сказывается ли недовольство Баку на действиях российских военных?

— Конечно же, мы доводим до России позицию по ситуации, высказываем свои справедливые претензии. Но диверсионная группа вошла туда тогда, когда российские миротворцы не были еще полностью размещены. Война закончилась 10 ноября. После этого требовалось некоторое время, чтобы российский контингент, около двух тысяч военных, разместились там. На тот момент было много пробелов. Здесь мы должны быть справедливыми. Тогда они еще не взяли под полный контроль зону ответственности. Армяне воспользовались этим и проникли на наши освобожденные земли. Но в целом деятельность российских миротворческих сил можно оценивать положительно.

Конечно, есть вопросы, которые нас не устраивают, по которым у нас есть претензии. В первую очередь, это связано с незаконными визитами иностранных граждан на наши земли. Мы неоднократно поднимали этот вопрос. Потому что Карабах – это наша территория. Никакие иностранные граждане или транспортные средства не могут въезжать в эти районы без нашего разрешения. Разрешение должно быть получено от нас. Однако я могу Вам точно сказать, что этот вопрос не решен на сто процентов. Вместе с тем должен отметить и то, что нелегальный въезд иностранных граждан в Карабах фиксируется крайне редко. Также хочу отметить, что в результате нашей политики и настойчивости этому приходит конец. Но, конечно, мы хотели бы полного уважения к нашему суверенитету и территориальной целостности. Официальные представители России, высокопоставленные лица заявляют, что Карабах является территорией Азербайджана. В таком случае военнослужащие, проходящие там службу, также должны осуществлять свою деятельность в соответствии с данными заявлениями.

— Недавно состоялась встреча министров обороны Армении и России. После этой встречи было заявлено, что процесс вооружения Армении возобновился. К каким процессам в регионе это может привести? Что Вы думаете по поводу этого заявления? Фактически армянская армия не существует, она была разгромлена армией Азербайджана за 44 дня. Теперь она пытается вновь возродиться за счет российского вооружения. Хотелось бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

— Когда нам стало известно об этом, мы сразу же обратились к российской стороне, поинтересовались сутью вопроса. Мы разделяем те же взгляды, что и Вы (представитель «Анадолу» Толга Озгенч). Нам сообщили, что это заявление, опубликованное в армянской прессе, не соответствует действительности. Министр обороны такого не говорил. Это грязные инсинуации армянской пропаганды. Такого заявления не было. Нам официально сообщили об отсутствии подобных планов. Что касается бесплатного вооружения армянской армии, мы получили удовлетворительный ответ из России. Мы сняли этот вопрос с повестки дня. Это доказывает, что Ереван не отказался от своей грязной политики. Эта ложь в первую очередь является большой ошибкой. Тиражирование слов, которые не произносил министр обороны России, – это как минимум безответственность, провокация.

Во-вторых, мы видели это неоднократно и в период оккупации, и после нее. Армения и армянское лобби, действующее в России, каждый день работают над тем, чтобы сформировать трещину в отношениях между Россией и Азербайджаном. Каждый день, регулярно. Их повседневная работа заключается в том, чтобы очернить Баку, создать негативный образ Азербайджана в российской прессе, бросить тень на отношения между Россией и Азербайджаном. Они думают, что тем самым реваншисты вновь активизируются и смогут начать войну против нас. Но они глубоко ошибаются. Во-первых, отношения между Россией и Азербайджаном находятся на высоком уровне, и мы открыто обсуждаем все вопросы – на уровне президентов, министров обороны, министров иностранных дел — немедленно контактируем и решаем любой вопрос, который беспокоит любую из сторон. Сегодня могу констатировать, что в российско-азербайджанских отношениях нет проблем, связанных с урегулированием какого-либо экстренного вопроса. Отношения в целом достаточно позитивные. Пропагандистские усилия Армении не принесут успеха. В России с пониманием относятся к нашим опасениям по поводу повторного вооружения Армении.

— Время от времени армянские вооруженные силы и политики высказывают различные мнения, озвучивают заявления. Пока министерство обороны Армении выступает с вышеуказанными заявлениями, премьер-министр Никол Пашинян заявляет о желании начать переговоры с Турцией. Пашинян неоднократно говорил об этом в последние несколько недель. Как Вы оцениваете слова армянского премьера? Достаточны ли они с точки зрения Турции и Азербайджана? Есть ли у Армении шаги, которые она должна предпринять для того, чтобы контакты начались?

— Как Вы знаете, было так много противоречивых и ложных заявлений армянского руководства до и во время войны, что их число не поддается исчислению. Мы можем часами приводить примеры. Пока мы освобождали города и села, они сообщали, что вновь оккупировали наши города. Когда поднимались флаги в освобожденных городах, они это отрицали. Иными словами, называть белое черным, а черное белым в их характере. Поэтому, если честно, когда они делают какие-либо заявления, мы не воспринимаем их всерьез. Нужно анализировать, уточнять. Потому что имеет место синтез лжи, несостоявшихся желаний, мечтаний и провокаций. Именно такая сегодня Армения. Это несостоявшееся государство, для которого есть даже международный термин «failed state», — мы имели в виду именно это. Один из символов государственности в каждом государстве – ответственное поведение. Но мы этого не видим. Что касается нормализации армяно-турецких отношений, мы, конечно, желаем мира во всем регионе.

Я думаю, что платформа 3 + 3, предложенная Президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, будет лучшим способом для этого. Но Армения пока этого не принимает. Сейчас это озвучивает президент Турции. Армении предоставляется шанс. Хотя ее [инициативу Эрдогана] поддержал Азербайджан, поддержала Россия, поддержал Иран, Армения выступила против. Армения, выступающая против этого, теперь заявляет о желании нормализовать отношения с Турцией. В первую очередь положительно ответь на это предложение, если хочешь нормализовать отношения. Иначе вновь возникнет противоречие. Конечно, будет легче анализировать, если когда-нибудь официальные заявления Армении будут согласовываться с реальной политикой.

Вам также хорошо известно, что в тексте конституции Армении содержатся ссылки на территориальные претензии к Турции. Им следует отказаться от этого. В первую очередь они должны разработать и принять новую конституцию. Как может такая слабая и полностью разрушенная страна, как Армения, предъявлять территориальные претензии к такой сильной стране, как Турция? Это что-то вроде психического заболевания. Поэтому они должны отказаться от этого. Им следует отказаться от претензий к Азербайджану. Они должны нормализовать свои отношения с Азербайджаном, и я уверен, что турецкая сторона всегда выступала за мир и широкомасштабное сотрудничество в регионе. Так есть и сегодня. Из Турции поступают очень позитивные сигналы. Но необходимо, чтобы в Армении их правильно оценили. Хотя, к сожалению, позитивные сигналы, данные Азербайджаном за два года до начала Второй Карабахской войны, были восприняты там неправильно. Как наша слабость, бессилие. Однако мы не хотели проливать кровь. Мы знали свою силу. Знали, что можем решить проблему силой. Армения же в это не верила. Но пока еще не поздно. Пусть Армения правильно воспримет вновь сформировавшуюся реальность, предпринимает шаги в соответствии с этой реальностью, взглянет на карту и найдет себя там, если, конечно, сможет, это только точка, и она должна предпринять соответствующие шаги. В этом случае возможно широкомасштабное сотрудничество в регионе.

— Здесь невольно задумываешься: какая сила может стоять за Арменией, игнорирующей требования региональных стран и отношения с ними, или что они планируют, пытаясь реализовать эти решения?

— Я не могу этого сказать. Наверное, на этот вопрос могут ответить политологи и аналитики, занимающиеся этой темой. Но, исходя из своего опыта, могу сказать, что многие из их шагов иррациональны. Иными словами, это далекий от реальности подход, основанный на какой-то мифологии, мечтах и ​​нереализованных желаниях. В политическом мире очень сложно его правильно проанализировать. Вероятно, было бы правильнее анализировать его с точки зрения медицины.

— Вы упомянули о региональном сотрудничестве. Рассказали о создании шестисторонней платформы сотрудничества, о которой Вы и президент Эрдоган постоянно говорите. Иран также упоминается в контексте этой платформы. Однако недавно появились видеокадры, свидетельствующие о том, что грузовики из Ирана едут в Ханкенди, и Вы также выразили свое недовольство по данному вопросу. Сразу после этого были опубликованы кадры учений иранских военнослужащих на границе. Хотелось бы узнать Ваше мнение по этому поводу. Было ли это действие спонтанным или спланированным, содержащим определенный посыл?

— Это не первый случай, когда иранские грузовики незаконно въезжают в Карабахский регион Азербайджана. Подобные случаи неоднократно фиксировались и в период оккупации. Грузовики с госномерами ИРИ регулярно въезжали туда. Мы знали об этом. Но, конечно, такой конкретной информации, как сейчас, не было. Мы выражали свое недовольство иранской стороне по различным каналам. Однако этот процесс продолжался. После окончания войны Лачинский коридор теперь находится в поле нашего зрения. Расстояние от наших военных позиций до дороги, ведущей в Ханкенди, составляет 5-6 метров. Мы обладаем достаточными техническими возможностями вдоль Лачинского коридора, а также вокруг Шуши и других регионов. Есть камеры. Мы используем спутник, БПЛА. Мы видели, что после войны туда продолжают ездить грузовики. В данном случае я поручил сотрудникам Администрации президента поговорить с послом Ирана в Азербайджане. Мы не хотим выносить это на официальный уровень. Пусть поговорят по-дружески и заявят о том, что этому нужно положить конец. Это неуважительно по отношению к нам. Это неуважение к территориальной целостности Азербайджана, это должно быть прекращено. Этот разговор, если не ошибаюсь, произошел в июле. После этого, конечно, мы начали следить за этим, и в начале каждого месяца фиксируем данные о том, сколько грузовиков выехало, сколько въехало, что они привезли, что вывезли. У нас есть вся информация, вплоть до их номерных знаков. Эта информация появилась в прессе. Но что они сделали потом? Попытались установить армянские номера на иранские грузовики. Прибегли к такому мошенничеству. Пытались нас обмануть. Проделали такую некомпетентную работу, что на цистерне были надписи на фарси, а внизу – армянские номера. Хочу отметить, что на несколько транспортных средствах были даже установлены одни и те же номерные знаки. Они сделали это так небрежно. А это показывает, что они хотят продолжить свою деятельность, но под прикрытием. В данном случае через месяц мы официально оформили дипломатическую ноту, посол Ирана в Азербайджане был вызван в Министерство иностранных дел. Ему выразили претензии и попросили положить этому конец. Это произошло в середине августа.

Мы надеялись, что этому будет положен конец. Но в период с 11 августа по 11 сентября около 60 иранских грузовиков незаконно отправились в Карабах. Чтобы это предотвратить, мы перешли к практическим шагам. Наше поведение и действия ответственны и основаны на дружественных отношениях. В первый раз – устное предупреждение, во второй – официальная нота, в третий – контрольно-пропускные пункты, таможня, граница, полиция. Таким образом, мы начали контролировать дорогу, проходящую по территории Азербайджана, а затем количество грузовиков, направляющихся в Карабах, снизилось до нуля. Видите, нужно ли было доводить до этого? В Карабахском регионе в зоне ответственности российских миротворческих сил проживает 25 тысяч человек. Так ли важен этот рынок? Неужели эта торговля настолько важна, что вы проявляете открытое неуважение к стране, которую считаете дружественной и братской? Конечно, мы использовали все возможности, определенные международными конвенциями и международным правом. Некоторые говорят, что мы взимаем таможенную пошлину только с иранских транспортных средств. Когда мы едем в другую страну, разве не платим таможенную пошлину? Оплачиваем. Если кто-либо пользуется и азербайджанской территорией, то должен платить налоги и пошлины?

— Обязаны.

— Должны. Это одна сторона медали. Что касается военных учений, проводимых у наших границ, это очень неожиданное событие. Потому что за 30 лет нашей независимости таких событий не было. Прежде всего, я должен сказать, что каждая страна вправе проводить любые военные учения на своей территории. Это ее суверенное право. Никто не может ей что-либо сказать. Но когда мы анализируем это во временных рамках, то видим, что такого никогда не было. Почему именно сейчас и почему на нашей границе? Этим вопросом задаюсь не я, а азербайджанское общество. Об этом спрашивают азербайджанцы мира. Также задается вопрос, почему учения в этом районе не проводились в период оккупации. Почему не организовывались учения, когда армяне были в Джебраиле, Зангилане и Физули? Почему это делается после того, как мы освободили эти земли и завершили 30-летнюю оккупацию? Это справедливые вопросы. Конечно, мы хотим, чтобы в регионе не было ситуации, которая способна нанести удар по долгосрочному сотрудничеству. Еще раз хочу отметить, что и здесь Азербайджан действует очень ответственно и взвешенно. Надеюсь, что эмоциональная реакция на наши правомерные шаги носит временный характер.

— Говоря о транспортных вопросах, является ли Зангезурский коридор условием для начала нормализации отношений с Арменией?

— Конечно, это требование. Потому что об этом говорится в заявлении от 10 ноября. Армения взяла на себя это обязательство. Если она не выполнит это обязательство, то о какой нормализации может идти речь? Во-вторых, я вновь возвращаюсь к ранее высказанному мнению. Армения должна очень правильно проанализировать послевоенный период. Сейчас ситуация совсем иная. Текущая ситуация четко показывает баланс сил. И в период оккупации мы знали, какие возможности есть у нашей армии и какие – у армянской. Мы знали, что уже давно изменили баланс в нашу пользу. Теперь это видит весь мир. Поэтому в нынешней ситуации я считаю, что Армении следует приложить больше усилий для нормализации отношений с Азербайджаном. Потому что это важно для них. Мы можем жить и без этого. Как жили и раньше. Как живем сейчас и будем жить лучше, потому что вернули те огромные территории. Мы вернулись на свои земли. Их же положение [положение армянской стороны] ухудшилось. Поэтому постоянно находится в состоянии конфликта, планировать отношения с соседями на основе ложной истории – очень неверный шаг. Армения в первую очередь должна стремиться к нормализации отношений с Турцией. В то же время следует нормализовать отношения с Азербайджаном. Пусть определит свои границы с Турцией и Азербайджаном. Они должны проявлять больше стремления в этом направлении, чем мы. Так как без этого нет и границы. Сейчас в Армении и некоторые зарубежные политики обвиняют нас в оккупации территорий Армении. Во-первых, это ложь. Во-вторых, почему вы не возвышали своего голоса, когда Армения оккупировала наши территории? Почему вы закрывали глаза? За 30 лет наряду с оккупацией были уничтожены все наши исторические и религиозные памятники. Все постройки были разрушены. Вы этого не видели?

Сопредседатели Минской группы бывали там неоднократно. В Агдаме, Кяльбаджаре, Физули и Джебраиле. Разве они не видели? За 30-летний период оккупации всего лишь дважды были отправлены миссии и был подготовлен оценочный доклад. В докладе упоминаются все преступления, совершенные армянами. Последняя миссия была осуществлена около 10 лет назад. Мы неоднократно обращались к сопредседателям Минской группы с просьбой вновь направить миссию. Там проводилось незаконное переселение. Были переселены армяне из Сирии, Ливана и других стран. Это военное преступление. В соответствии со всеми международными конвенциями это военное преступление. Они [сопредседатели] этого не сделали. Те, кто не видел эту оккупацию на протяжении 30 лет, и те, кто видит сейчас несуществующую оккупацию, либо слепы, либо неблагодарны, либо лицемеры. Наверное, последнее выражение более уместно.

Мы вернулись на родину наших предков. Нас там не было 30 лет. Если Армения говорит, что граница проходит там, так почему же там никого не было? Если это граница, придите и охраняйте границу. Мы пришли и разместились в тех горах, и, согласно нашим картам, мы разместились на своих землях. Если Армения думает иначе, пусть сядет за стол переговоров. Обсудим это. Это может занять год, 5 лет, 30 лет, кто знает. Опять же, возвращаюсь к той же теме: Армения должна осознать сегодняшнюю реальность в вопросе границ. В кратчайшие сроки она должна принять наши условия и решить эту проблему, чтобы все знали свои границы.

— Возможна ли в ближайшее время Ваша встреча с господином Путиным и Пашиняном для обсуждения и согласования этих вопросов?

— Мы провели трехстороннюю встречу один раз. В начале года, в январе в Москве прошла трехсторонняя встреча. На этой встрече обсуждались вопросы, связанные с послевоенным периодом, ведь с момента окончания войны к тому времени прошло всего 2 месяца. После этого трехсторонней встречи на уровне президентов не было. Однако была сформирована рабочая группа на уровне вице-премьеров. В этой группе велась работа по открытию Зангезурского коридора, но в начале июня Армения прекратила свое участие в этой группе в связи с выборами. Выборы прошли там в июне, и в середине августа эта группа провела очередную встречу. Они встретятся вновь в следующем месяце. Считаю, что эта группа – важный формат, поскольку хоть и нет результата, но существует контакт. Контакт – необходимый инструмент в данной ситуации, и многие вопросы могут быть решены с помощью этих контактов. Мы начали в Азербайджане масштабные работы по созданию Зангезурского коридора. В Зангилане строятся железная дорога и шоссе, возводятся аэропорты. Думаю, что мы закончим работы на своей территории в течение двух лет, потому что объем работ здесь очень большой. Протяженность железной и автомобильной дороги на территории Армении составляет 40 километров. Это может занять 1–1,5 года. Мы этого ждем.

— Вы реализовали очень большие проекты на освобожденных от оккупации землях менее чем за этот год. Например, уже действует аэропорт Физули. То же самое можно сказать об автомагистралях. Вы заложили дороги вплоть до границы с Арменией. Эта работа продолжается. В этом отношении Вы реализуете большие проекты. Что Вы можете сказать об этих проектах и о будущем проживающих в этом регионе армянских граждан? Какую выгоду они получат от этих проектов?

— Вы абсолютно правы. Мы не теряли времени и начали действовать, как только война закончилась. Это показало силу нашего государства. Потому что одних денег недостаточно, чтобы выполнить такую работу. Необходимы ресурсы, кадры, команда, технические возможности, квалификация. Мы мобилизовали все силы. К концу года мы завершим электромонтажные работы. Электричеством будет обеспечен весь регион. Продолжается и строительство дорог.

Мы делаем это в первую очередь для наших граждан, чтобы мы могли восстановить этот регион и позволить бывшим вынужденным переселенцам вернуться туда в ближайшее время. Первый пилотный проект «умного села» будет готов в Зангиланском районе к концу года или началу следующего. Это видят и армяне, живущие в Карабахе. Потому что они смотрят наши телеканалы и слушают наше радио. Они видят, какие работы проводятся там. Неслучайно, что представители армянской общины пришли на наши военные позиции в Шуше и попросили взять их на работу. Они там безработные. Находятся в условиях безработицы, нищеты и безнадежности. Мы подходим к этому положительно. Но юридическая сторона этого вопроса должна быть полностью решена. Мы признаем проживающих там армян своими гражданами. Они живут на азербайджанской земле. Карабах всегда был территорией Азербайджана. Так было и в советский период, и в предыдущий период, и в период оккупации. Мы воспринимаем их как граждан Азербайджана. Просто нужно, чтобы и они это приняли. Они должны избавиться от этой армянской пропаганды. Должны обеспечить собственное будущее, будущее своих детей. Мы готовы дать им возможность участвовать в этих работах. Почему нет? Мы смотрим в будущее со стратегической точки зрения через мирную призму. Потому что я хочу, чтобы больше не было войны. Если на армянской стороне не активизируются реваншистские течения, мы не начнем новую войну. Если же мы увидим какую-либо угрозу против нас в Армении, мы должны уничтожить эту угрозу. Это наше законное право. Но если нет такой угрозы, то и у нас нет иных мыслей. Проживающие в Карабахе 25 тысяч армян также могут стать частью этого процесса. В то же время в будущем мы обеспечим их возможностями в районах, деревнях, где они проживают. Разрабатываются планы по Карабаху и Восточному Зангезуру. Утвержден генеральный план города Агдам. В ближайшее время будут утверждены генеральные планы городов Джебраил и Физули и районов в целом. Это показывает нашу силу, и мы можем сделать то же самое в карабахских селах, где проживают армяне.

После победы я десятки раз совершал поездки в эти районы. Я был поражен видом, с которым столкнулся в некоторых населенных армянами селах. Это бесчеловечная ситуация. Проводятся анализы некоторых домов в этих селах. Девяносто пять процентов домов непригодны. То есть там никто не сможет жить. Они должны быть снесены. Люди, которые 30 лет жило в столь плачевном положении, хочет лучшей, светлой жизни. Свет же будет исходить только от Азербайджана. Надо понимать, что и для них это не так просто. Здесь также следует учитывать психологическую ситуацию. Но мы проявляем добрую волю и надеемся, что они поймут, что их счастливое и благополучное будущее связано только с азербайджанским государством.

— Хочу коснуться отношений между Турцией и Азербайджаном. На Генеральной Ассамблее ООН президент Эрдоган заявил, что Азербайджан завершил свое правое дело. Он делает аналогичные заявления на всех платформах. Вы, в свою очередь, защищаете права Турции там, где нет президента Эрдогана. Мы переживаем небывалый в истории период. Что Вы думаете о будущем турецко-азербайджанских отношений?

— Господин Президент Реджеп Тайип Эрдоган и в предыдущие годы делился обширной информацией о правом деле Азербайджана с высоких трибун. Этот вопрос всегда занимал первое место среди направлений его внешней политики. Нас обрадовало, что на этот раз эти слова прозвучали там после победы. Это еще раз показывает, что Реджеп Тайип Эрдоган всегда поддерживал Азербайджан. В первые часы войны он заявил, что Азербайджан не одинок, что Турция рядом с Азербайджаном, и это придало нам дополнительные силы, моральную силу. Вы знаете, насколько Турция близка и дорога для Азербайджана, а Азербайджан – для Турции. За десятки лет мы прошли большой путь и подняли наши отношения на максимально высокий уровень. Я говорил, что в мире нет такого примера сотрудничества, дружбы и братства. Я также говорил, что есть много стран с единой историей, этническим происхождением и языком, но сколько конфликтов, недоверия и проблем существует между ними. Этнические, религиозные и культурные корни не означают, что эти страны станут братскими. Таких примеров предостаточно. И на Ближнем Востоке, и на постсоветском пространстве. Наша особая заслуга в том, что мы сумели построить «дворец» прекрасных отношений на очень прочном историческом и культурном фундаменте. В этом заслуга и господина Президента Реджепа Тайипа Эрдогана, и моя. Здесь мне придется отойти от скромности. Это реальность. Вторая Карабахская война еще раз продемонстрировала это. Поддерживая нас, Турция дала сигнал всему миру, что «не вмешивайтесь, не мешайте, Азербайджан находится на правом пути. Если вы вмешаетесь, то увидите перед собой Турцию». Конечно, это было большим плюсом и преимуществом.

После Второй Карабахской войны наши отношения вышли на еще более высокий уровень. После войны я пригласил Президента Турции в Шушу. Я сказал, что до президента Эрдогана никто из других стран в Шушу не поедет. Были делегаты из Турции, которые хотели туда поехать. Я сказал им «спасибо, но подождите». Пусть сначала приедет мой брат, потом уже дорога будет открыта для вас. Подписание Шушинской декларации подняло наши отношения на более высокий уровень. Благодаря Шушинской декларации мы повысили наши отношения с «де-факто» до «де-юре» уровня союзника. Мы уже были в союзнических отношениях во всех областях и зафиксировали это официально. Это направление для нашей будущей деятельности. Мы продвинемся по этому пути. Считаю, что укрепляющиеся день ото дня отношения, расширяющиеся совместные проекты, наша солидарность и братство являются примером для всех наших соседей. Если бы все наши соседи установили такие отношения, как между Турцией и Азербайджаном, то в мире не было бы войны.

— Вы часто посещаете освобожденные территории. Публикуются материалы. Фото- и видеоконтентом делится Первый вице-президент Мехрибан Алиева, которая стала Вашим гидом в этом регионе. Мы берем кадры из ее публикаций. Ваши диалоги и действия на освобожденных территориях воспринимаются позитивно как в Азербайджане, так и в Турции. Что Вы можете сказать об этом?

— Это произошло само по себе. Произошло естественно, мы этого не планировали. Когда мы впервые поехали в Шушу, мы выехали из Баку очень рано . Потому, что тогда дорога была очень длинная. Только по дороге Победы из Физули в Шушу мы тогда ехали почти за 3 часа. Дороги были покрыты снегом и льдом. Мы выехали рано утром, затемно. С рассветом взору открылся прекрасный вид, и Мехрибан-ханум начала снимать на телефон. Она сняла меня и сказала, что мы держим путь в Шушу. Так все и началось. Это частная инициатива, потому что мои визиты обычно снимает официальная команда. Это новый подход. Я знаю, что многим это понравилось. Нам тоже понравилось. Когда я произносил эти слова, мне в первую очередь в голову приходили люди, которые раньше жили в тех краях. Прежде всего, я говорил для них. Потому что они пребывали в тоске, жили вдали от дома 30 лет. Я прибыл туда и видел эти здания, а они не видели. Они должны увидеть это нашими глазами. Эти люди всегда стояли у меня перед глазами. Они многое выстрадали, но сохранили твердость духа. Это и есть Азербайджан, это и есть азербайджанский народ.

— Благодарю Вас.

— Спасибо.

Президент Ильхам Алиев: Азербайджан выступает за мир в регионе (aa.com.tr)

Провал США в Афганистане воодушевил Дамаск и Тегеран

Cитуацию в Кабуле многие сочли признаком возможного ухода американцев из Сирии и Ирака

 Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

Тэги: иранмидвнешняя политикаираксирияафганистансшапровал


иран, мид, внешняя политика, ирак, сирия, афганистан, сша, провал После переговоров с Башаром Асадом в Дамаске Хосейн Амир Абдоллахиян (слева) заявил о новом этапе в экономическом взаимодействии с Сирией. Фото Reuters

Первые зарубежные визиты нового министра иностранных дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахияна стали свидетельством сохранения у Тегерана прежних внешнеполитических приоритетов даже на фоне смены правительства. После участия в иракском саммите по региональному сотрудничеству глава МИДа отправился в Дамаск. В столице Абдоллахиян заявил о новом этапе в экономическом взаимодействии с сирийцами. Отдельной темой стало противостояние американским интересам. В этом плане на содержание переговоров не могла не повлиять тема тотального коллапса эвакуации США из Афганистана.

Абдоллахиян на встрече со своим сирийским коллегой Фейсалом Мекдадом выразил уверенность в том, что спустя 10 лет после начала гражданской войны Сирия «преодолела кризис», а ее противники потерпели поражение. «Пролитая иранцами и сирийцами кровь является мощной гарантией продолжения стратегического характера отношений между двумя государствами», – подчеркнул глава иранского дипломатического ведомства, имея в виду военную помощь со стороны Тегерана. Теперь же, по его словам, «два государства перешли к новому этапу развития торгово-экономических отношений». В связи с этим правительство Исламской Республики планирует сделать акцент на дальнейшем укреплении связей в этой сфере, отметил Абдоллахиян.

Из его выступлений следует, что Дамаск и Тегеран в настоящее время разрабатывают «дорожную карту» в сфере экономического сотрудничества. Это, по словам иранского министра, необходимо для того, чтобы противостоять американскому санкционному давлению.

В сирийском контексте большую проблему в этом смысле представляет вступивший в силу в минувшем году американский «Закон Цезаря» – документ, который строго запрещает любое партнерство зарубежных государственных и негосударственных субъектов с сирийским правительством или его представителями и вводит соответствующую базу для ограничительных мер. Что касается самого Ирана, то он по-прежнему находится под комплексным санкционным давлением США.

Несмотря на то что контакты между Тегераном и официальным Дамаском нередко стимулируют в исследовательской среде разговоры об угрозе российским интересам и о вытеснении Москвы с сирийской арены, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов не считает, что визит Абдоллахияна в столицу и его слова об активизации экономического сотрудничества несут в себе какой-то сигнал, который Москве стоило бы интерпретировать таким образом. «Думаю, все экономические вопросы уже разделены, – пояснил собеседник «НГ». – Соответственно в Москве знают, на что может претендовать российская сторона, а на что она претендовать не может». По его словам, любые вопросы, которые как-то могли бы коснуться экономической конкуренции, были урегулированы еще в прошлом.

Отдельной темой в повестке Абдоллахияна стала борьба с присутствием иностранных сил в Сирии. Несмотря на то что в Арабской Республике напрямую и опосредованно действуют многие зарубежные игроки, в том числе сам Иран, соответствующий призыв иранцы и сирийцы традиционно адресуют США, частично контролирующим северо-восток, а также Турции, в сферу ответственности которой входят северные районы. На фоне того военного и политического фиаско, который потерпела администрация президента Джозефа Байдена в Афганистане в последние недели, не справившись ни с вопросом сохранения правительства, ни даже с налаживанием эвакуации из Кабула, вопрос о перспективах ее кампании в Сирии и Ираке приобретает особое значение.

Примечательно, что Абдоллахиян отправился в Сирию после поездки в Ирак, где он принял участие в багдадской конференции по сотрудничеству и партнерству. Мероприятие было организовано местным правительством с целью снижения напряженности между крупнейшими региональными игроками, хотя, как ни парадоксально, туда не была приглашена сирийская сторона.

Участники багдадского саммита указали на «важность консолидации совместных действий таким образом, чтобы это позитивно отражалось на стабильности в регионе», а также поблагодарили Ирак за дипломатические усилия «по достижению точек соприкосновения» между всеми сторонами. «Регион сталкивается с общими вызовами, которые требуют решения на основе коллективной безопасности, взаимных интересов и в соответствии с принципами добрососедства, невмешательства во внутренние дела стран и уважения их суверенитета», – говорится в итоговом заявлении.

Вероятно, тезис о необходимости коллективной безопасности возник на фоне тех сомнений, которые есть сейчас у взаимодействующих с США стран по поводу готовности администрации Байдена сохранять свои традиционные военные обязательства перед регионом.

В недавней публикации Института исследований национальной безопасности Тель-Авивского университета (INSS) говорится, к примеру, что иранская сторона «рассматривает уход США как положительное событие с точки зрения своих интересов в том, что касается прекращения американского присутствия на Ближнем Востоке». «Тегеран надеется, что следующим этапом процесса станет вывод войск из Ирака, – считают в INSS. – Это событие значительно повысило бы безопасность на «заднем дворе» Ирана, а также дало бы ему «стратегический реванш» за убийство Касема Сулеймани. Такой подход укрепит иранский нарратив о том, что на американцев должно оказываться большее давление, чтобы «убедить» их осуществить планы покинуть Ирак».

Тем не менее тезис о перспективах ухода США из других регионов не выглядит таким однозначным. Есть предположения, что эрозия ситуации в сфере безопасности в Афганистане может дать совершенно обратный эффект.

Пока что американцы не станут уходить из Сирии, предположил в разговоре с «НГ» Кирилл Семенов. «События в Афганистане вряд ли могут дать надежду Ирану или Дамаску на то, что это подтолкнет американцев к уходу с сирийской арены, потому что Афганистан – это Афганистан, а в Сирии американцы ставят другие задачи: у них свое направление деятельности, которое нацелено как на подавление возможных проявлений «Исламского государства» (запрещенная в РФ группировка. – «НГ»), так и на определенное сдерживание Башара Асада, несмотря на то что напрямую об этом не говорят. Но именно в Сирии американцы как раз сохранят свое присутствие», – отметил аналитик.

По его словам, решение США об уходе из Афганистана было объявлено давно. То же самое с Ираком. «Сирия – это отдельная тема, – рассуждает Семенов. – Сам теракт в Кабуле могут рассматривать с обратной стороны: то, что ошибкой было инициировать быстрый уход, бросать поддержку Ашрафа Гани и дать «Талибану» (запрещен в РФ. – «НГ») возможность беспрепятственно наступать. Так что из Сирии они не будут уходить так – они будут держать руку на пульсе и, возможно, выведя или сократив свои пехотные подразделения, попытаются сохранять канал связи и своих наблюдателей». Это нужно для того, чтобы американская авиация могла поддерживать Демократические силы Сирии – многонациональный альянс с преобладанием курдов». 

Cитуацию в Кабуле многие сочли признаком возможного ухода американцев из Сирии и Ирака

 Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

Тэги: иранмидвнешняя политикаираксирияафганистансшапровал


иран, мид, внешняя политика, ирак, сирия, афганистан, сша, провал После переговоров с Башаром Асадом в Дамаске Хосейн Амир Абдоллахиян (слева) заявил о новом этапе в экономическом взаимодействии с Сирией. Фото Reuters

Первые зарубежные визиты нового министра иностранных дел Ирана Хосейна Амира Абдоллахияна стали свидетельством сохранения у Тегерана прежних внешнеполитических приоритетов даже на фоне смены правительства. После участия в иракском саммите по региональному сотрудничеству глава МИДа отправился в Дамаск. В столице Абдоллахиян заявил о новом этапе в экономическом взаимодействии с сирийцами. Отдельной темой стало противостояние американским интересам. В этом плане на содержание переговоров не могла не повлиять тема тотального коллапса эвакуации США из Афганистана.

Абдоллахиян на встрече со своим сирийским коллегой Фейсалом Мекдадом выразил уверенность в том, что спустя 10 лет после начала гражданской войны Сирия «преодолела кризис», а ее противники потерпели поражение. «Пролитая иранцами и сирийцами кровь является мощной гарантией продолжения стратегического характера отношений между двумя государствами», – подчеркнул глава иранского дипломатического ведомства, имея в виду военную помощь со стороны Тегерана. Теперь же, по его словам, «два государства перешли к новому этапу развития торгово-экономических отношений». В связи с этим правительство Исламской Республики планирует сделать акцент на дальнейшем укреплении связей в этой сфере, отметил Абдоллахиян.

Из его выступлений следует, что Дамаск и Тегеран в настоящее время разрабатывают «дорожную карту» в сфере экономического сотрудничества. Это, по словам иранского министра, необходимо для того, чтобы противостоять американскому санкционному давлению.

В сирийском контексте большую проблему в этом смысле представляет вступивший в силу в минувшем году американский «Закон Цезаря» – документ, который строго запрещает любое партнерство зарубежных государственных и негосударственных субъектов с сирийским правительством или его представителями и вводит соответствующую базу для ограничительных мер. Что касается самого Ирана, то он по-прежнему находится под комплексным санкционным давлением США.

Несмотря на то что контакты между Тегераном и официальным Дамаском нередко стимулируют в исследовательской среде разговоры об угрозе российским интересам и о вытеснении Москвы с сирийской арены, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов не считает, что визит Абдоллахияна в столицу и его слова об активизации экономического сотрудничества несут в себе какой-то сигнал, который Москве стоило бы интерпретировать таким образом. «Думаю, все экономические вопросы уже разделены, – пояснил собеседник «НГ». – Соответственно в Москве знают, на что может претендовать российская сторона, а на что она претендовать не может». По его словам, любые вопросы, которые как-то могли бы коснуться экономической конкуренции, были урегулированы еще в прошлом.

Отдельной темой в повестке Абдоллахияна стала борьба с присутствием иностранных сил в Сирии. Несмотря на то что в Арабской Республике напрямую и опосредованно действуют многие зарубежные игроки, в том числе сам Иран, соответствующий призыв иранцы и сирийцы традиционно адресуют США, частично контролирующим северо-восток, а также Турции, в сферу ответственности которой входят северные районы. На фоне того военного и политического фиаско, который потерпела администрация президента Джозефа Байдена в Афганистане в последние недели, не справившись ни с вопросом сохранения правительства, ни даже с налаживанием эвакуации из Кабула, вопрос о перспективах ее кампании в Сирии и Ираке приобретает особое значение.

Примечательно, что Абдоллахиян отправился в Сирию после поездки в Ирак, где он принял участие в багдадской конференции по сотрудничеству и партнерству. Мероприятие было организовано местным правительством с целью снижения напряженности между крупнейшими региональными игроками, хотя, как ни парадоксально, туда не была приглашена сирийская сторона.

Участники багдадского саммита указали на «важность консолидации совместных действий таким образом, чтобы это позитивно отражалось на стабильности в регионе», а также поблагодарили Ирак за дипломатические усилия «по достижению точек соприкосновения» между всеми сторонами. «Регион сталкивается с общими вызовами, которые требуют решения на основе коллективной безопасности, взаимных интересов и в соответствии с принципами добрососедства, невмешательства во внутренние дела стран и уважения их суверенитета», – говорится в итоговом заявлении.

Вероятно, тезис о необходимости коллективной безопасности возник на фоне тех сомнений, которые есть сейчас у взаимодействующих с США стран по поводу готовности администрации Байдена сохранять свои традиционные военные обязательства перед регионом.

В недавней публикации Института исследований национальной безопасности Тель-Авивского университета (INSS) говорится, к примеру, что иранская сторона «рассматривает уход США как положительное событие с точки зрения своих интересов в том, что касается прекращения американского присутствия на Ближнем Востоке». «Тегеран надеется, что следующим этапом процесса станет вывод войск из Ирака, – считают в INSS. – Это событие значительно повысило бы безопасность на «заднем дворе» Ирана, а также дало бы ему «стратегический реванш» за убийство Касема Сулеймани. Такой подход укрепит иранский нарратив о том, что на американцев должно оказываться большее давление, чтобы «убедить» их осуществить планы покинуть Ирак».

Тем не менее тезис о перспективах ухода США из других регионов не выглядит таким однозначным. Есть предположения, что эрозия ситуации в сфере безопасности в Афганистане может дать совершенно обратный эффект.

Пока что американцы не станут уходить из Сирии, предположил в разговоре с «НГ» Кирилл Семенов. «События в Афганистане вряд ли могут дать надежду Ирану или Дамаску на то, что это подтолкнет американцев к уходу с сирийской арены, потому что Афганистан – это Афганистан, а в Сирии американцы ставят другие задачи: у них свое направление деятельности, которое нацелено как на подавление возможных проявлений «Исламского государства» (запрещенная в РФ группировка. – «НГ»), так и на определенное сдерживание Башара Асада, несмотря на то что напрямую об этом не говорят. Но именно в Сирии американцы как раз сохранят свое присутствие», – отметил аналитик.

По его словам, решение США об уходе из Афганистана было объявлено давно. То же самое с Ираком. «Сирия – это отдельная тема, – рассуждает Семенов. – Сам теракт в Кабуле могут рассматривать с обратной стороны: то, что ошибкой было инициировать быстрый уход, бросать поддержку Ашрафа Гани и дать «Талибану» (запрещен в РФ. – «НГ») возможность беспрепятственно наступать. Так что из Сирии они не будут уходить так – они будут держать руку на пульсе и, возможно, выведя или сократив свои пехотные подразделения, попытаются сохранять канал связи и своих наблюдателей». Это нужно для того, чтобы американская авиация могла поддерживать Демократические силы Сирии – многонациональный альянс с преобладанием курдов». 


Провал США в Афганистане воодушевил Дамаск и Тегеран / В мире / Независимая газета (ng.ru)

Новое иранское месторождение на Каспии изменит энергополитику

Запасы «Чалуса» обеспечивают 20% европейского спроса на газ

 Михаил Сергеев
Зав. отделом экономики «Независимой газеты»

Тэги: ирангазовое месторождениечалускаспийэнергополитикакитайрфOn-Line версия


иран, газовое месторождение, чалус, каспий, энергополитика, китай, рф Глава иранской нефтегазовой компании Khazar Exploration and Production (KEPCO) Али Осули оценивает запасы газа структуры Чалус как очень значительные. Фото с сайта www.kepco.ir

Тегеран сообщил об обнаружении крупнейшего месторождения природного газа в иранском секторе Каспийского моря в районе города Чалус. Западные аналитики связывают перспективы освоения одноименного месторождения с долгосрочными соглашениями Ирана с Китаем и Россией. Российские эксперты допускают, что Китай будет использовать иранский газ в своих интересах, а не для экспорта в Европу.

Иранская нефтегазовая компания Khazar Exploration and Production (KEPCO) объявила об обнаружении крупнейшего в стране месторождения природного газа в иранском секторе Каспийского моря, которое получило название «Чалус» по имени близко расположенного иранского города.

«Если первоначальные оценки запасов газа месторождения «Чалус», верны, то иранский газ сможет обеспечить по меньшей мере 20% потребностей Европы в газе. Однако объем поставок, маршрут и цена скорее всего будут согласовываться с Россией, что увеличит энергетическую власть Москвы над Европой, которая уже является ключевым предметом разногласий между Европой и США», – предполагает эксперт агентства OilPrice Саймон Уоткинс. По его словам, воспользоваться новым газовым богатством Иран не сможет без России и Китая.

Структура «Чалуса» позволит создать новый газовый хаб на севере Ирана в дополнение к южному газовому хабу вокруг месторождения «Южный Парс», считает Уоткинс. Перспективы освоения газовых ресурсов Ирана он связывает с подписанным стратегическим соглашением Ирана с Китаем, а также готовящимся уже много лет соглашением с Россией на 20 лет.

В конце марта 2021 года главы МИД Ирана и Китая Джавад Зариф и Ван И подписали в Тегеране соглашение о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между двумя странами сроком на 25 лет. Соглашение предполагает развитие отношений двух стран по 20 различным направлениям, в том числе в сфере инвестиций, обороны и энергетики.

Подготовка российско-иранского соглашения идет не первый год. Но оно до сих пор не подписано. В конце июля 2021 года посол Ирана Казем Джалали заявил, что уровень отношений между двумя странами сейчас гораздо шире, чем в прошлые десятилетия. Россия и Иран, по словам посла, «имеют в своем арсенале больше возможностей и потенциала, которые можно использовать». Джалали напомнил, что соглашение о всестороннем сотрудничестве между двумя странами было подписано почти 20 лет назад.

«Иран на сегодня имеет вторые по величине запасы природного газа, который теоретически можно было бы давно поставлять в Европу. Но этого не происходит по причине американских санкций и сложности транспортировки», – объясняет директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. Другой обсуждающийся маршрут – это газопровод из Ирана через Пакистан в Индию, для которого российские компании были готовы поставлять трубы. Однако и этот проект пока не реализуется. «Пока Иран поставляет в Турцию около 10 млрд куб. м газа по газопроводу через курдские территории», – напоминает Правосудов. И сообщение о новых месторождениях никак не меняет ситуацию и не снимает существующие препятствия для экспорта газа из Ирана, считает эксперт. По его словам, Китай может быть заинтересован в сжижении иранского газа для последующих поставок в свои порты. «Ключевой вопрос о коммерческом использовании иранского газа так и не решен – как в отношении известных месторождений, так и в отношении только что открытых», – считает Правосудов.

«Необходимо подтверждение запасов, лучше всего – с участием профильных компаний с международным опытом работы. Но и без нового месторождения Иран обладал значительными запасами и рассматривался как потенциальный конкурент для российского газа в Европе», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович, эксперт Финансового университета при правительстве РФ.

«То, что Россия и Иран являются тактическими союзниками по сирийскому конфликту и в целом имеют пересечения по внешнеполитическим позициям, совершенно не отменяет того факта, что мы являемся прямыми конкурентами на рынке углеводородов. Говоря цинично, российским компаниям было выгодно, пока иранские нефть и газ имели ограниченный выход на мировые рынки из-за санкций Запада», – отмечает Митрахович. Россия является поставщиком газа и на китайский рынок, поэтому разделить рынки с Ираном будет сложно. По словам эксперта, сегодня уже не сработает формула времен ранних переговоров – «Россия поставляет в Европу, а Иран пусть поставляет в Азию». Зачем России нужно помогать разработке иранских месторождений для создания конкуренции своему же газу и в Европе, и в Турции, и в Китае – большой вопрос. «Компромисс может быть достигнут в более широком контексте отношений, если Иран, например, не на словах, а на деле даст построить России военную базу или примет российскую версию будущих политических конфигураций в Сирии», – предполагает Митрахович. 

У Пекина огромный опыт работы в Иране по нефтегазовым месторождениям, причем в Китае создан даже профилированный банк Куньлунь, который неоднократно использовался для урегулирования импорта нефти на десятки миллиардов долларов во время санкций ООН  против Ирана  в 2012 — 2015 году. — объясняет врио директора Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов. — Китай за последнее время неоднократно объявлял о готовности выделить кредиты на сотни миллионов долларов в развитие энергетического сектора в Иране, что в известной степени может хеджировать и китайские риски, связанные с увеличением закупок нефти и газа для развития внутренного рынка».

Вместе с тем у Китая непростые переговорные отношения с Ираном по многим вопросам. «Еще в 2019 г китайская нефтегазовая компания CNPC отказалась от разработки иранского газового проекта «Южный Парс», этап 11, после чего иранская компания Petropars разрабатывала его в одиночку. Однако в конце 2020 года Китай возобновил работы на этом участке, причем китайская CNPC приняла на себя долю французской  компании  Total в 50,1%  и добавила это к уже  существующей 30% доле», — напоминает Маслов.

Условия для Китая на таких работах крайне выгодные, считает эксперт. Министерство нефти Ирана предлагает китайцам 15% скидку на девять лет на стоимость всего добываемого газа. «Естественно, что и месторождение Чалус не осталось без внимания Пекина, который смотрит на него как на стратегически выгодную инвестицию, где Китай может выступить если не монополистом, то как минимум основным игроком вместе с Россией», — уверен эксперт. «В этом газовом проекте и важную роль может сыграть и Россия, учитывая, что нам удалось за последнее время выстроить хорошие деловые отношения с Ираном. Создание консорциума с участием Китая и России могло бы обеспечить все этапы разработки месторождения и продажи газа, а также обеспечить устойчивое развитие этого проекта, поскольку Иран в одиночку вряд ли способен в нынешних условиях это сделать», — предполагает Маслов.

«Китай может дать кредиты на разработку месторождения и строительства газопровода до уже имеющихся газопроводов из Туркменистана в Китай. При этом китайские компании могут сами и разработать новое месторождение. Однако транспортное плечо от иранского сектора Каспийского моря до районов потребления газа в Китае (восточные регионы) довольно большое. Поэтому рентабельно реализовывать такой проект только при низких закупочных ценах на газ. У этого сценария есть проблема — Туркменистан будет выступать против, так как Китай сейчас не заполняет даже имеющиеся газопроводы, т.е. покупает у Туркмении газа меньше, чем предполагал ранее», — предполагает Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ.

«Вкладывать средства в разработку иранского месторождения, чтобы поставлять газ в Европу Пекин, скорее всего, не станет, считает эксперт. Кроме того, инвесторы в подобный проект могут испугаться возможных американских санкций.

«В обход Турции вести газ из Ирана в Европу слишком дорого. Нужно будет вести газопровод через Азербайджан в Грузию и там либо строить газопровод через все Черное море, либо строить СПГ терминал. Оба варианта крайне дороги. России выгодна нынешняя ситуация, когда Иран не имеет доступа на европейский или азиатские рынки. Так у нас не возникает новых конкурентов», — говорит Юшков.

Запасы «Чалуса» обеспечивают 20% европейского спроса на газ

 Михаил Сергеев
Зав. отделом экономики «Независимой газеты»

Тэги: ирангазовое месторождениечалускаспийэнергополитикакитайрфOn-Line версия


иран, газовое месторождение, чалус, каспий, энергополитика, китай, рф Глава иранской нефтегазовой компании Khazar Exploration and Production (KEPCO) Али Осули оценивает запасы газа структуры Чалус как очень значительные. Фото с сайта www.kepco.ir

Тегеран сообщил об обнаружении крупнейшего месторождения природного газа в иранском секторе Каспийского моря в районе города Чалус. Западные аналитики связывают перспективы освоения одноименного месторождения с долгосрочными соглашениями Ирана с Китаем и Россией. Российские эксперты допускают, что Китай будет использовать иранский газ в своих интересах, а не для экспорта в Европу.

Иранская нефтегазовая компания Khazar Exploration and Production (KEPCO) объявила об обнаружении крупнейшего в стране месторождения природного газа в иранском секторе Каспийского моря, которое получило название «Чалус» по имени близко расположенного иранского города.

«Если первоначальные оценки запасов газа месторождения «Чалус», верны, то иранский газ сможет обеспечить по меньшей мере 20% потребностей Европы в газе. Однако объем поставок, маршрут и цена скорее всего будут согласовываться с Россией, что увеличит энергетическую власть Москвы над Европой, которая уже является ключевым предметом разногласий между Европой и США», – предполагает эксперт агентства OilPrice Саймон Уоткинс. По его словам, воспользоваться новым газовым богатством Иран не сможет без России и Китая.

Структура «Чалуса» позволит создать новый газовый хаб на севере Ирана в дополнение к южному газовому хабу вокруг месторождения «Южный Парс», считает Уоткинс. Перспективы освоения газовых ресурсов Ирана он связывает с подписанным стратегическим соглашением Ирана с Китаем, а также готовящимся уже много лет соглашением с Россией на 20 лет.

В конце марта 2021 года главы МИД Ирана и Китая Джавад Зариф и Ван И подписали в Тегеране соглашение о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между двумя странами сроком на 25 лет. Соглашение предполагает развитие отношений двух стран по 20 различным направлениям, в том числе в сфере инвестиций, обороны и энергетики.

Подготовка российско-иранского соглашения идет не первый год. Но оно до сих пор не подписано. В конце июля 2021 года посол Ирана Казем Джалали заявил, что уровень отношений между двумя странами сейчас гораздо шире, чем в прошлые десятилетия. Россия и Иран, по словам посла, «имеют в своем арсенале больше возможностей и потенциала, которые можно использовать». Джалали напомнил, что соглашение о всестороннем сотрудничестве между двумя странами было подписано почти 20 лет назад.

«Иран на сегодня имеет вторые по величине запасы природного газа, который теоретически можно было бы давно поставлять в Европу. Но этого не происходит по причине американских санкций и сложности транспортировки», – объясняет директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. Другой обсуждающийся маршрут – это газопровод из Ирана через Пакистан в Индию, для которого российские компании были готовы поставлять трубы. Однако и этот проект пока не реализуется. «Пока Иран поставляет в Турцию около 10 млрд куб. м газа по газопроводу через курдские территории», – напоминает Правосудов. И сообщение о новых месторождениях никак не меняет ситуацию и не снимает существующие препятствия для экспорта газа из Ирана, считает эксперт. По его словам, Китай может быть заинтересован в сжижении иранского газа для последующих поставок в свои порты. «Ключевой вопрос о коммерческом использовании иранского газа так и не решен – как в отношении известных месторождений, так и в отношении только что открытых», – считает Правосудов.

«Необходимо подтверждение запасов, лучше всего – с участием профильных компаний с международным опытом работы. Но и без нового месторождения Иран обладал значительными запасами и рассматривался как потенциальный конкурент для российского газа в Европе», – говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович, эксперт Финансового университета при правительстве РФ.

«То, что Россия и Иран являются тактическими союзниками по сирийскому конфликту и в целом имеют пересечения по внешнеполитическим позициям, совершенно не отменяет того факта, что мы являемся прямыми конкурентами на рынке углеводородов. Говоря цинично, российским компаниям было выгодно, пока иранские нефть и газ имели ограниченный выход на мировые рынки из-за санкций Запада», – отмечает Митрахович. Россия является поставщиком газа и на китайский рынок, поэтому разделить рынки с Ираном будет сложно. По словам эксперта, сегодня уже не сработает формула времен ранних переговоров – «Россия поставляет в Европу, а Иран пусть поставляет в Азию». Зачем России нужно помогать разработке иранских месторождений для создания конкуренции своему же газу и в Европе, и в Турции, и в Китае – большой вопрос. «Компромисс может быть достигнут в более широком контексте отношений, если Иран, например, не на словах, а на деле даст построить России военную базу или примет российскую версию будущих политических конфигураций в Сирии», – предполагает Митрахович. 

У Пекина огромный опыт работы в Иране по нефтегазовым месторождениям, причем в Китае создан даже профилированный банк Куньлунь, который неоднократно использовался для урегулирования импорта нефти на десятки миллиардов долларов во время санкций ООН  против Ирана  в 2012 — 2015 году. — объясняет врио директора Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов. — Китай за последнее время неоднократно объявлял о готовности выделить кредиты на сотни миллионов долларов в развитие энергетического сектора в Иране, что в известной степени может хеджировать и китайские риски, связанные с увеличением закупок нефти и газа для развития внутренного рынка».

Вместе с тем у Китая непростые переговорные отношения с Ираном по многим вопросам. «Еще в 2019 г китайская нефтегазовая компания CNPC отказалась от разработки иранского газового проекта «Южный Парс», этап 11, после чего иранская компания Petropars разрабатывала его в одиночку. Однако в конце 2020 года Китай возобновил работы на этом участке, причем китайская CNPC приняла на себя долю французской  компании  Total в 50,1%  и добавила это к уже  существующей 30% доле», — напоминает Маслов.

Условия для Китая на таких работах крайне выгодные, считает эксперт. Министерство нефти Ирана предлагает китайцам 15% скидку на девять лет на стоимость всего добываемого газа. «Естественно, что и месторождение Чалус не осталось без внимания Пекина, который смотрит на него как на стратегически выгодную инвестицию, где Китай может выступить если не монополистом, то как минимум основным игроком вместе с Россией», — уверен эксперт. «В этом газовом проекте и важную роль может сыграть и Россия, учитывая, что нам удалось за последнее время выстроить хорошие деловые отношения с Ираном. Создание консорциума с участием Китая и России могло бы обеспечить все этапы разработки месторождения и продажи газа, а также обеспечить устойчивое развитие этого проекта, поскольку Иран в одиночку вряд ли способен в нынешних условиях это сделать», — предполагает Маслов.

«Китай может дать кредиты на разработку месторождения и строительства газопровода до уже имеющихся газопроводов из Туркменистана в Китай. При этом китайские компании могут сами и разработать новое месторождение. Однако транспортное плечо от иранского сектора Каспийского моря до районов потребления газа в Китае (восточные регионы) довольно большое. Поэтому рентабельно реализовывать такой проект только при низких закупочных ценах на газ. У этого сценария есть проблема — Туркменистан будет выступать против, так как Китай сейчас не заполняет даже имеющиеся газопроводы, т.е. покупает у Туркмении газа меньше, чем предполагал ранее», — предполагает Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ.

«Вкладывать средства в разработку иранского месторождения, чтобы поставлять газ в Европу Пекин, скорее всего, не станет, считает эксперт. Кроме того, инвесторы в подобный проект могут испугаться возможных американских санкций.

«В обход Турции вести газ из Ирана в Европу слишком дорого. Нужно будет вести газопровод через Азербайджан в Грузию и там либо строить газопровод через все Черное море, либо строить СПГ терминал. Оба варианта крайне дороги. России выгодна нынешняя ситуация, когда Иран не имеет доступа на европейский или азиатские рынки. Так у нас не возникает новых конкурентов», — говорит Юшков.


Новое иранское месторождение на Каспии изменит энергополитику / Экономика / Независимая газета (ng.ru)

Граница с Ираном контролируется с суши и с воздуха

На 295-километровом участке турецко-иранской границы продолжаются работы по возведению модульной стены, установке смотровых вышек и рытью траншей

18.08.2021

Граница с Ираном контролируется с суши и с воздуха

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Правящая партия Турции: Платформа шести — лучшая площадка для диалога по Кавказу

Проблемы на Южном Кавказе должны решаться самими странами региона — Куртулмуш

Ruslan Rehimov,Ülviyya Amuyeva   |26.07.2021Правящая партия Турции: Платформа шести - лучшая площадка для диалога по Кавказу

БАКУ

Проблемы на Южном Кавказе должны решаться самими странами региона. Об этом заявил зампредседседателя правящей Партии справедливости и развития Турции Нуман Куртулмуш в беседе с журналистами в Баку.

Делегация ПСР посетила в понедельник Аллею почетного захоронения, Аллею шехидов и Монумент турецким воинам в Баку.

Куртулмуш отметил, что Турция и Азербайджан полны решимости приложить все усилия для обеспечения мира и благополучия в регионе.

Еревану следует отказаться от привычки искать решение региональных проблем за пределами Южного Кавказа, подчеркнул Куртулмуш. «Убежден, что наиболее верный путь взаимодействия — «Платформа шести» с участием Турции, РФ, Ирана, Азербайджана, Армении и Грузии в соответствии с инициативой президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Все проблемы и разногласия должны решаться самими странами региона», — сказал политик.

Он подчеркнул, что в Ереване должны наконец осознать, что формирование новых очагов напряженности не принесет никакой пользы народу Армении.

Правящая партия Турции: Платформа шести — лучшая площадка для диалога по Кавказу (aa.com.tr)

В Афганистане назрел шиитский фронт против талибов

Иран подозревают в двойной игре на территории соседа

 Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ


афганистан, шииты, талибы, конфликт, иран Фото REUTERS

Тегеран и Кабул оказались на грани дипломатического конфликта из-за публикаций о ситуации в Афганистане в иранских официальных СМИ. Известная газета «Джомхури Эслами» выступила с утверждением, что на территории соседней страны созрела целая боевая организация из афганских шиитов для противостояния боевикам движения «Талибан» (запрещено в России), которые в последние недели значительно усилили свои наступательные операции на позиции афганских сил безопасности. Предположения иранской прессы привлекли внимание администрации президента Ашрафа Гани, которая назвала их попыткой иранского руководства устроить в Афганистане настоящий мятеж.

Иранская пресса поделилась данными, что интенсификация наступательных действий со стороны талибов привела к резкой мобилизации шиитского населения Афганистана. В частности, после того как «яростным муллам» сдались десятки афганских уездов, в Афганистане якобы подняла голову некая шиитская группировка «Хашд аш-Шиа», которая, как утверждает «Джомхури Эслами», готова дать отпор вооруженным противникам официального Кабула и поддержать армию. Что наиболее интересно, в состав боевой организации, согласно этим сведениям, входят бойцы шиитской дивизии «Фатимиюн» – группировки афганских шиитов, которых, как считается, тренировал Корпус стражей Исламской революции (КСИР) для боевых действий в Сирии.

Публикация, которая базировалась в том числе на высказываниях членов «Хашд аш-Шиа», немедленно привлекла внимание официального Кабула. Старший помощник президента Афганистана Шах Хусейн Муртазави призвал разносчиков слухов «прекратить свои злодеяния» и предположил, что иранское руководство одной рукой пытается обелить «Талибан», а другой – провоцирует мятеж, хотя, как обращает внимание оппозиционный телеканал Iran International, «Джомхури Эслами», напротив, нередко критиковала иранских стратегов за излишнюю лояльность к талибам. Муртазави выразил уверенность, что Афганистан никогда не повторит опыт Сирии, Йемена, Ирака и Ливана, а все предполагаемые попытки иранцев устроить мятеж потерпят неудачу.

В 2019 году афганская администрация на неофициальном уровне выражала опасения, что тысячи шиитских боевиков, которые воевали в Сирии на стороне президента Башара Асада, теперь возвращаются домой и могут создать головную боль для Кабула. Источники саудовского издания «Ашарк аль-Аусат» в афганских органах безопасности обращали тогда внимание, что некогда завербованные иранскими офицерами шииты-хазарейцы способны стать неплохим политическим инструментом у себя на родине, которым может воспользоваться Иран для того, чтобы укрепить свои позиции в Афганистане. Тем более та же дивизия «Фатимиюн», как считалось, выполняла для Ирана не только роль иностранного легиона, но и средства изменения конфессиональной политики.

Парадоксально, но иранское руководство в свое время обвиняли и в помощи движению «Талибан». В докладе специальной мониторинговой группы ООН за июнь 2020 года говорилось, что в движении «яростных мулл» возникла целая проиранская фракция командиров. Ее появление, как утверждали ооновские эксперты, привело к расколу в группировке. «Как минимум одна группа высокопоставленных членов «Талибана» уже сформировала новую партию, которая находится в оппозиции к любому потенциальному мирному соглашению, – отмечали авторы исследования, имея в виду мирные договоренности, заключенные между талибами и американской стороной. – Если мирный процесс потерпит неудачу, в Афганистане может произойти всплеск насилия и хаоса».

Широко считалось, что на лояльность талибов к иранской стороне повлияло заключение мирной сделки с США. В частности, как предполагала мониторинговая группа ООН, эти договоренности, которые открыли путь к выводу из Афганистана иностранного контингента, не понравились «яростным муллам» из-за того, что на них были наложены жесткие обязательства по «снижению уровня насилия». Западные наблюдатели считали оформление лагеря противников американо-талибской сделки признаком растущих разногласий в движении и предвестником того, что процесс афганского урегулирования будет сорван. Были предположения, что иранская «пятая колонна» внутри «Талибана» скорее всего даже базируется на территории соседнего Ирана.

Комментируя «НГ» появившиеся в иранской прессе предположения, научный сотрудник Института востоковедения РАН и директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар допустил, что, вероятно, под шиитским фронтом имеются в виду группировки бывших полевых командиров хазарейцев. «В одиночку они опасности для талибов не представляют, – пояснил собеседник «НГ». – На данный момент они усиливают свои позиции в рамках движения антиталибских ополченцев». Это движение, по словам эксперта, включает в себя не только хазарейцев, но и таджиков, и узбеков и, вероятно, создается не без помощи Кабула. Если подобные силы и могут представлять опасность для правительства, то лишь в перспективе, заключил эксперт. 


В Афганистане назрел шиитский фронт против талибов / В мире / Независимая газета (ng.ru)

Народные волнения берут руководство Ирана в тиски

Юго-запад страны взбунтовался из-за дефицита воды

 Игорь Субботин
Обозреватель-международник при г
лавном редакторе НГ


иран, протестные акции, питьевая вода, ядерная сделка Фото Reuters

Иран столкнулся с очередной волной протестных акций, спровоцированных острой нехваткой питьевой воды из-за сильнейшей за последние несколько десятилетий засухи. Очагом волнений стала юго-западная провинция Хузестан. В связи с попытками местных органов безопасности утихомирить манифестантов силой среди участников акций фиксируются жертвы. Обострение накладывается на стоящую перед избранным президентом Ирана Эбрахимом Раиси необходимость продолжать переговоры с западными посредниками в Вене о восстановлении «ядерной сделки», чтобы ослабить санкционное давление. В экспертной среде считают, что Тегеран попал в очень непростую ситуацию.

Сведения о погибших среди протестующих разнятся. Протестная волна захлестнула провинцию Хузестан, которая находится на юго-западе страны. Причиной стала нехватка питьевой воды из-за сильнейшей за последние несколько десятилетий засухи: провинция почувствовала на себе последствия этого климатического явления наиболее остро. Иранскому руководству даже пришлось направлять в Хузестан автоцистерны с водой. Но это не предотвратило антиправительственные выступления и беспорядки. Оппозиционный канал Iran International сообщил, что силы безопасности открыли огонь по протестующим еще на минувшей неделе, при этом погибли семь человек, многие манифестанты ранены. Известно и о серьезных ранениях полицейских.

На ситуацию отреагировали в администрации президента США Джозефа Байдена. На брифинге заместителю руководителя пресс-службы Госдепартамента Джалине Портер был задан вопрос о том, следит ли американское руководство за протестами в Исламской Республике и за тем, как ведут себя местные правоохранители. «Мы видели сообщения о дефиците в Иране и о вызванных этим протестах, – сообщила представительница дипведомства. – Мы продолжаем призывать иранское правительство поддержать граждан, реализующих свое универсальное право на свободу мнения и мирные собрания». В Вашингтоне манифестации сочли обоснованными.

В Белом доме рассчитывают на продолжение переговоров о восстановлении «ядерной сделки», Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), на венской площадке. Иранские официальные лица пока что заявляют, что предпочитают отложить диалог до того момента, пока Раиси не будет приведен к присяге в августе. Но, как сообщили источники Wall Street Journal (WSJ), в администрации Байдена обдумывают альтернативные варианты, чтобы побудить Иран продолжить переговоры, если он решит устроить демарш и отказаться от дискуссий, которые начались в Вене при администрации уходящего президента Хасана Рухани.

В качестве одной из опций Вашингтон обдумывает при помощи дополнительных мер снизить поставки иранской нефти на китайский рынок. «В экономике Ирана почти ничего не осталось, на что можно было бы наложить санкции, – цитирует WSJ неназванного американского чиновника. – Продажа нефти Китаю – это приз». План предполагает санкционный удар по транспортным сетям, через которые идет экспорт примерно в 1 млн барр. в день. США намерены, кроме того, еще интенсифицировать применение уже действующих рестрикций, запрещающих сделки с нефтяным и судоходным секторами Ирана. Это можно сделать посредством новых судебных исков.

Но план «Б» будет применен исключительно в случае провала ядерных переговоров в Вене, уверили собеседники WSJ. В то же время в Белом доме признают, что подобная политика принуждения может повлечь за собой непредвиденные последствия и даже побудить Иран ускорить развитие своей ядерной программы, в связи с этим Вашингтон рассматривает и другие опции, которые включают дипломатическую кампанию с целью убедить Китай, Индию и других крупных покупателей иранской нефти сократить импорт сырья. Так или иначе, эти сценарии предполагают жесткий удар по иранской экономике, которая находится в сильной зависимости от продажи черного золота. Это может стимулировать народное недовольство в Исламской Республике.

«Считаю, что Ирану нужно восстановить СВПД, чтобы иметь возможность увеличить доходы от нефти, однако новое правительство Раиси не хочет показывать свое нетерпение», – заявила «НГ» глава инициативы «Будущее Ирана» в вашингтонском аналитическом центре «Атлантический совет» (признан в РФ нежелательной организацией) Барбара Славин. – Оно обеспокоено тем, как долго просуществует восстановленный СВПД. Отсюда задержка и множество противоречивых сообщений об отношении нового правительства к переговорам в Вене. Протесты в Хузестане ведут по двум противоположным дорогам: с одной стороны, Ирану нужны ресурсы для обеспечения провинции водой, а с другой стороны – режим боится выглядеть слабым». Славин подчеркнула, что администрации президента США нужно проводить границу между позицией на переговорах в Вене и реакцией на те меры, которые иранские власти применяют против протестующих. «Не думаю, что США должны смешивать эти два вопроса. Они должны выражать поддержку соблюдению прав человека и отдельно СВПД», – заключила собеседница «НГ». 


Народные волнения берут руководство Ирана в тиски / В мире / Независимая газета (ng.ru)

Иран ждет от США большого обмена заключенными

В Тегеране фактически выдвинули очередные условия нормализации отношений с Вашингтоном

 Геннадий Петров


иран, президент, раиси, сша, заключенные, обмен 

Ибрагим Раиси намерен ужесточить условия диалога с американцами. Фото Reuters

Между иранскими и американскими чиновниками состоялась загадочная заочная дискуссия. В Тегеране заявили, что достигнута договоренность об обмене заключенными. По 10 человек с каждой стороны должны вернуться домой. В США это официально опровергли, попутно обвинив Иран в попытке затянуть переговоры по возвращению к условиям Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД, или «ядерная сделка»).

Первым о договоренности по заключенным сообщил заместитель главы иранского МИДа Аббас Арагчи. В своем Twitter он подтвердил, что его страна предложила поставить на паузу переговоры по «ядерной сделке» в Вене до тех пор, пока в Иране не приступит к работе новое правительство. В июне в Исламской Республике прошли президентские выборы. Их победителем стал Ибрагим Раиси.

Такая постановка вопроса существенно затягивает диалог между двумя странами. Инаугурация Раиси в качестве президента Ирана пройдет 5 августа. Потом пройдет формирование нового правительства. Ведь в соответствии с иранскими законами с избранием президента оно обязательно меняется. В августе меджлис (парламент) страны должен новое правительство утвердить. Дальше потребуется какое-то время на формирование команды переговорщиков. Соответственно получается, что иранцы смогут приступить к предметному обсуждению «ядерной сделки» не раньше осени.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин в комментарии «НГ» отметил, что оттягивание переговоров – в интересах Раиси и его команды. «Им совершенно неинтересно, чтобы лавры за восстановление СВПД отошли уходящему президенту Хасану Рухани», – сказал он.

Кроме того, Арагчи написал о том, что есть некая договоренность с США и Великобританией об обмене заключенными. Причем его текст написан так, что создается впечатление: обмен – это часть переговоров по «ядерной сделке». По словам Арагчи, «десять заключенных могут быть освобождены всеми сторонами завтра, если США и Великобритания выполнят свою часть договора».

С критикой этого заявления выступил официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс. Предложение дождаться нового правительства он назвал попыткой снять с себя ответственность за затягивание переговоров, а слова о сделке по заключенным объявил прямой ложью. Прайс утверждает, что никакой договоренности такого рода нет. А Арагчи, по его словам, лишь пытается напрасно обнадежить семьи лиц, которые могут быть обменены.

В воскресенье в этот заочный спор вмешался официальный представитель иранского МИДа Саид Хатибзаде. «Возмутительно, – написал он в своем Twitter, – США отрицают простой факт, что есть согласованная сделка по вопросу удерживаемых лиц». Хатибзаде настаивает, что «гуманитарный обмен был согласован с США и Великобританией в Вене отдельно от СВПД». С его слов выходит, что была договоренность об обмене 10 человек с каждой стороны. «Иран готов действовать СЕГОДНЯ», – написал он.

Его стране и Западу и в самом деле есть кого менять. И у американских, и у британских, и у иранских спецслужб достаточно «трофеев» в виде лиц с двойным гражданством, которые попадают за решетку по обвинению или подозрению в шпионаже. Так, известно, что в Иране сейчас находится в заключении как минимум четверо человек с американскими паспортами. В прошлом году к 10 годам тюрьмы за шпионаж в пользу США был приговорен американский бизнесмен иранского происхождения Эмад Шарги. С 2015 года в иранской тюрьме находятся американцы Сиамак Намази и его сын Бакер Намази, также обвиненные в шпионаже. В заключении в Иране – и активист-эколог Морад Тахбаз, имеющий британское подданство. Самый же известный британский заключенный иранской тюрьмы – это сотрудница благотворительного фонда «Томсон-Рейтер» Назанин Загари-Рэтклифф. Ее приговорили к пяти годам тюрьмы за шпионаж и подстрекательство к мятежу, выразившееся в участии в антиправительственных протестах 2009 года. В марте 2021 года срок закончился, но Загари-Рэтклифф была взята под стражу вновь, на этот раз за антиправительственную пропаганду.

В свою очередь, и иранцам есть кого потребовать у США. Например, политолога Каве Лофтоллы Афрасиаби. Ему инкриминируется незаконная лоббистская деятельность в США в пользу Ирана. Афрасиаби был задержан в январе этого года, и его арест многие эксперты называли частью плана Дональда Трампа по срыву сближения с Ираном, которое собирался начать Джозеф Байден. Однако о массовом обмене удерживаемых лиц до сих пор ни в США, ни в Иране не говорили.

Сажин в комментарии «НГ» предположил, что новая команда переговорщиков от Раиси будет более жесткой и неуступчивой, чем переговорщики от Рухани. Если это предположение верно – то можно сказать, что неожиданно возникшая тема обмена заключенных является предвестником ужесточения позиции иранской стороны. Не исключено, что Раиси будет повышать ставки на переговорах, демонстрируя, что договоренность о СВПД в первую очередь нужна США, а не Ирану. 


Иран ждет от США большого обмена заключенными / В мире / Независимая газета (ng.ru)

В Иране третий день продолжаются акции протеста

Протесты начались 15 июля в юго-западной иранской провинции Хузестан, где преимущественно проживают этнические арабы

Ahmet Dursun,Aynur Asgarli   |18.07.2021В Иране третий день продолжаются акции протеста

АНКАРА

В иранской провинции Хузестан третий день продолжаются акции протеста в связи с перебоями в подаче воды.

Протесты начались 15 июля в юго-западной иранской провинции Хузестан, где преимущественно проживают этнические арабы.

Как сообщают местные источники, акции протеста продолжились минувшей ночью в городах Ахваз, Сусенгерд, Кут-Абдулла, Шуш и Керхе. Граждане требуют решить проблему с подачей воды.

В городе Сусенгерд протестующие собрались у дома депутата Касыма Саиди и скандировали лозунги с критикой в его адрес.

Протестующие потребовали остановить реализацию проекта трансфера воды из реки Карун в другие провинции страны, который, по их словам, и вызвал дефицит воды.

В некоторых городах возникли стычки между полицией и демонстрантами. Последние перекрыли улицы и устроили поджоги. В социальных сетях распространились кадры того, как демонстранты повредили автомобиль сил безопасности.

В Иране третий день продолжаются акции протеста (aa.com.tr)

Лидер шиитов Ирака отказался от участия в парламентских выборах

Муктада ас-Садр называет происходящее в стране «планом по угнетению народа»

Haydar Karaalp,Ülviyya Amuyeva   |15.07.2021Лидер шиитов Ирака отказался от участия в парламентских выборах

БАГДАД

Лидер иракского движения «Садр» Муктада ас-Садр не будет участвовать в осенних выборах в парламент страны.

«Заявляю, что не буду участвовать в выборах. Отказываюсь от поддержки нынешнего и будущего правительства»,- сказал Ас-Садр журналистам.

Лидер движения «Садр» называет происходящее в стране «планом по угнетению иракского народа».

Ас-Садр также раскритиковал планы официального Багдада по нормализации отношений с Израилем.

У коалиции сторонников Ас-Садра — «Саирун» наибольшее количество мест в парламенте Ирака — 54 в 329-местном парламенте.

Ранее в правительстве Ирака объявили, что досрочные выборы состоятся 10 октября.

Лидер шиитов Ирака отказался от участия в парламентских выборах (aa.com.tr)

Чего ожидать от ирано-саудовских переговоров

Чего ожидать от ирано-саудовских переговоров

После нескольких недель нахождения в стороне, саудовско-иранские переговоры снова оказались в центре внимания, и Иран обозначил более широкие цели, которые могут быть достигнуты с помощью переговоров. 

Два иранских представителя во вторник рассказали о диалоге по деэскалации, который в настоящее время ведется между Тегераном и Эр-Риядом после нескольких недель отсутствия обновленной информации о переговорах. Брифинги включали в себя последние события и точку зрения, о том как в настоящее время ведутся переговоры, а также степень их ожидаемого успеха. 

Во-первых, официальный представитель министерства иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде ответил на замечания министра иностранных дел Саудовской Аравии Фейсала бин Фархана, который осторожно приветствовал переговоры с Ираном, но поставил под сомнение приверженность Ирана обеспечению безопасности в регионе.
 
В комментарии итальянской газете La Repubblica высокопоставленный саудовский дипломат прокомментировал возможное восстановление связей между Тегераном и Эр-Риядом, заявив, что Саудовская Аравия приветствует переговоры с Ираном, но Тегеран должен доказать свою приверженность обеспечению безопасности и стабильности в регионе фактами. Бин Фархан охарактеризовал как позитивную позицию Ирана и Саудовской Аравии по переговорам и выразил надежду, что диалог приведет к потеплению отношений между двумя региональными тяжеловесами.

Эти замечания стали последним признаком того, что переговоры проходят в атмосфере отсутствия доверия, особенно со стороны Саудовской Аравии. Саудовская Аравия согласилась на переговоры только после того, как они узнали, что ситуация меняется в пользу Ирана после того, как Джо Байден сменил Дональда Трампа. На протяжении всего периода правления администрации Трампа они относились к запросам о переговорах с Ираном с выжидательной точки зрения, фактически откладывая в долгий ящик все предложения о налаживании отношений с Тегераном. Такой подход был принят отчасти из-за желания Саудовской Аравии увидеть, чем закончится так называемая кампания Трампа по «максимальному давлению» в Иране. 

После того, как Джо Байден пообещал возобновить взаимодействие с Ираном, саудовцы начали выяснять, чтобы увидеть, могут ли они начать диалог с Ираном параллельно с переговорами между Ираном и мировыми державами в Вене по ядерной сделке 2015 года, официально названной Совеместный всеобъемлющий план действий (СВПД).

Почувствовав стремление Саудовской Аравии к переговорам, Иран быстро предложил саудовцам путь к переговорам. Таким образом, ирано-саудовские переговоры в Багдаде продолжились под руководством сотрудников служб безопасности и разведки с обеих сторон, что еще раз свидетельствует о том, что переговоры проходили в атмосфере недоверия. Если бы было взаимное доверие, переговоры вели бы дипломаты и политики. 

Во время переговоров в Багдаде, война в Йемене была одним из первых вопросов, обсуждаемых сторонами переговоров, что указывает на то, что переговоры начались с самого сложного вопроса. Это типично для Саудовской Аравии. Возможно, они хотели с самого начала оценить серьезность Ирана. Саудовская Аравия давно жаловалась на кажущееся несоблюдение иранским правительством соглашений между Тегераном и Эр-Риядом. Это может объяснить, почему они предпочли вести переговоры с иранскими сотрудниками службы безопасности, не входящими в правительство, которые, по их мнению, имеют последнее слово по государственным вопросам.

И когда саудовцы встретились с этими официальными лицами в Багдаде, они сначала назвали войну в Йемене лакмусовой бумажкой, чтобы увидеть, серьезно ли Иран относится к выражению своей заинтересованности в открытии новой главы в отношениях с королевством. 

Излишне говорить, что Иран давно подчеркивал свою серьезность к переговорам и даже критиковал саудовцев за их медлительность в использовании возможности деэскалации. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф даже выразил готовность направить посла в Саудовскую Аравию и при необходимости нанести визит в королевство. Во многих случаях Зариф призывал Саудовскую Аравию и другие арабские государства в регионе укреплять сотрудничество в рамках иранской мирной инициативы под названием Hormuz Peace Endeavour (HOPE).

Все эти иранские жесты доброй воли остались без внимания в Эр-Рияде из-за глубокого недоверия Саудовской Аравии.

После нескольких недель переговоров Иран и Саудовская Аравия, похоже, неуклонно движутся в направлении деэскалации, при этом Иран ставит реалистичные цели для текущей траектории. Это отражено в осторожном шаге Саудовской Аравии, который приветствовал результаты переговоров и даже выразил желание наладить отношения с Ираном. 

Отвечая на замечания бин Фархана, Хатиббзаде сказал, что «саудовские официальные лица должны знать, что Исламская Республика Иран, исходя из своих принципиальных позиций, всегда хотела, чтобы страны региона поддерживали мир и безопасность в регионе Персидского залива. Такой подход, благодаря усилиям и мужеству Ирана, помог положить конец господству ИГИЛ и других террористических групп в Ираке и Сирии, и предотвратить проникновение групп такфиристов в страны Персидского залива».

Представитель добавил: «Мы всегда приветствовали диалог для достижения положительных результатов, и мы положительно оцениваем переговоры с Саудовской Аравией».

Официальный представитель правительства Ирана Али Рабии повторил то же самое, поставив реалистичные цели для переговоров. «Переговоры между Исламской Республикой Иран и правительством Саудовской Аравии начались с нашей твердой убежденности в том, что мы уделяем приоритетное внимание нашим соседям и необходимости мирного сосуществования ради мира и безопасности в регионе. Мы по-прежнему считаем, что диалог, особенно между общинами внутри мусульманской уммы, является единственным достойным способом разрешить возможные разногласия между ними», — сказал Рабии. 

Он указал на сложности переговоров между Тегераном и Эр-Риядом, подчеркнув, что есть разногласия, для разрешения которых требуется больше времени. Но эти разногласия, отметил Рабии, можно уменьшить. 

Рабии сказал, что Иран продолжит переговоры до тех пор, пока разногласия не уменьшатся. «В переговорах, которые прошли до сих пор между двумя сторонами, вопросы между двумя странами обсуждались с дружественной и доброжелательной позиции, и был достигнут определенный прогресс. Мы понимаем, что в некоторых случаях споры могут иметь сложности, для решения которых требуется соответствующее время», — отметил Рабии. 

Он добавил: «Мы продолжим этот диалог до тех пор, пока разногласия не будут сведены к минимуму, и мы оценим его положительно, и мы всегда готовы серьезно продолжить этот диалог, полагаясь на взаимную добрую волю, обеспечивая интересы и разрешая озабоченности обеих сторон. Политика Исламской Республики Иран — это особая политика, называемая политикой соседства и регионализмом. Лучший способ обеспечить безопасность региона и не злоупотреблять странами под предлогом безопасности — это совместное присутствие всех стран в регионе».

Источник: https://www.tehrantimes.com/news/462842/What-to-expect-from-Iran-Saudi-talks

Чего ожидать от ирано-саудовских переговоров — Иран.ру (iran.ru)

Тегерану придется заниматься поиском шпионов у себя дома

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ


иран, ядерный объект, кередж, инцидент, бпла, израиль, моссад, интервью, али юнеси, разведка 

Бывший министр разведки Ирана Али Юнеси. Фото REUTERS


Иранской ядерной программе нанесен серьезный ущерб в результате израильской диверсии недельной давности на заводе в городе Кередж. Это следует из материалов, опубликованных частной спутниковой компанией Intel Lab, которая попыталась опровергнуть утверждения иранского официоза, согласно которым нападение было сорвано благодаря местным спецслужбам. Вопрос об уязвимости стратегический инфраструктуры стоит перед Исламской Республикой все острее: бывшие официальные лица в последнее время открыто говорят о том, что израильская разведка МОССАД настолько глубоко проникла во многие сферы, что государственным деятелям стоит всерьез опасаться за свою жизнь.

Компания Intel Lab обнародовала спутниковые снимки засекреченного иранского завода в городе Кередж. На них видно, что объект, который, как утверждается, стал мишенью израильского беспилотника-камикадзе, сейчас находится в плачевном состоянии. В частности, исследователи обращают внимание на разрушения кровли одного из зданий, где, по некоторым данным, велось производство комплектующих для центрифуг и другого «ядерного» оборудования. Уничтоженный фрагмент крыши, если судить по снимкам, имеет размеры 40 на 15 м. Кроме того, представители Intel Lab указывают на то, что внутренние помещения выглядят так, как будто в них произошел сильный пожар. Завод считают одной из важнейших составляющих ядерной программы Ирана.

Комментируя инцидент в Кередже, иранский официоз, не упоминая конкретной локации, заявлял, что его спецслужбам удалось предотвратить диверсию внешнего противника. Местное ТВ со ссылкой на неназванные источники уверяло, что атака не привела ни к пострадавшим, ни к материальному ущербу. За последнее время иранское руководство несколько раз сообщало о попытках подобных нападений на стратегическую инфраструктуру. 11 апреля на ядерном объекте в Натанзе была зафиксирована авария в распределительной электросети, которая привела к масштабному взрыву. Год назад на том же ядерном объекте произошел взрыв и пожар в здании, которое было рассчитано на производство центрифуг. Вину Иран возложил на израильтян.

Проникновение МОССАД в иранскую инфраструктуру стало чаще тревожить иранцев. Большой эффект произвело интервью, которое в конце прошлого месяца дал порталу Jamaran бывший министр разведки Ирана Али Юнеси. Функционер, который занимал руководящую должность в период президентства Мохаммада Хатами (1997–2005), подчеркнул, что сотрудники израильской разведки проникли во многие госструктуры Исламской Республики, в связи с чем, по его словам, многие официальные лица в Тегеране должны переживать за свою безопасность. С критикой Юнеси обрушился и на иранские спецслужбы, которые, по его оценкам, вместо того чтобы разыскивать диверсантов, занимаются преследованием обычных иранцев.

Юнеси заявил также, что в Иране происходит создание «параллельных институтов безопасности», которое негативно отражается на работе Министерства разведки. Его высказывания прозвучали практически в унисон заявлению бывшего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, который заявил, что один из высокопоставленных сотрудников иранской разведки, который отвечал за противодействие израильскому шпионажу, сам оказался агентом еврейского государства. Как подчеркнул Ахмадинежад, тот успех, которым заканчиваются израильские операции в Иране, в том числе похищение секретных документов, связанных с ядерной и космической отраслью, объяснимы только с точки зрения проникновения агентов МОССАД в местные государственные структуры.

«Эта коррумпированная банда (бывший президент, по-видимому, имел в виду иранское разведывательное сообщество. – «НГ») должна раскрыть свою роль в убийстве ученых-ядерщиков и взрывах на заводе по обогащению урана в Натанзе. Они украли важные документы из Торкузабада и Иранского космического агентства. Это – не шутки! Были украдены чрезвычайно важные документы и безопасность страны поставлена под угрозу!» – заявил недавно Ахмадинежад, рассуждая об израильских операциях последних лет.

Очередной повод для дискуссии об уязвимости иранской стратегической инфраструктуры дало июньское интервью бывшего руководителя МОССАД Йоси Коэна 12-му каналу израильского телевидения. В нем он публично раскрыл некоторые детали израильских операций против Тегерана, в том числе скандальную кражу ядерного архива в январе 2018 года. По словам Коэна, в операции участвовали 20 агентов секретного ведомства. Он уточнил, что конфиденциальная документация из ядерного архива Ирана была направлена в Тель-Авив в цифровом виде еще до того, как выполнившие операцию агенты покинули Иран. Впрочем, бывший руководитель израильской разведки не стал уточнять, были ли все участники кражи гражданами Израиля.

Коэн выразил убеждение, что иногда Израиль должен демонстрировать Ирану те ресурсы и возможности, которые находятся в его распоряжении, чтобы предостеречь «режим аятолл» от некоторых действий в регионе. Это резко контрастирует с подходом его предшественника Тамира Пардо, который выступал категорически против унижения противника, даже такого непримиримого, как Тегеран. Теперь же МОССАД возглавляет Давид Барнеа, особенности подхода которого к диверсионным действиям на иранской территории еще предстоит оценить. Однако есть подозрения, что изменить траекторию конфронтации между Израилем и Ираном уже вряд ли возможно. Тем более что новый премьер Израиля Нафтали Беннет пообещал не церемониться с врагом его страны.

Источник — ng.ru

Следует учитывать экономическую безопасность стран Прикаспийского региона

https://www.worldatlas.com/lakes/caspian-sea.html

Между странами Каспийского региона установлены доверительные отношения, отметил профессор Намик Алиев.

Мы ощущаем на себе кризис международного права, когда очень многие партнеры легкомысленно относятся к тем нормам, которые были выработаны на протяжении долгого времени. Об этом сказал в ходе пресс-конференции в Мультимедийном пресс-центре Sputnik Азербайджан чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики Намик Алиев.

С 10 по 12 августа в Москве пройдет II Каспийский экономический форум (КЭФ). Его проведение предусмотрено подписанным в ходе Пятого каспийского саммита 12 августа 2018 года Соглашением между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве.

«Принятие конвенции о правовом статусе Каспия показывает, что в условиях, когда не действует повсеместное международное право, страны бывают вынуждены принимать локальные международные нормы. Проблемы Каспия следует рассматривать в нескольких аспектах. Во-первых, надо говорить о безопасности на Каспийском море. Есть понимание ситуаций и установлены доверительные отношения между странами Каспийского региона, но, тем не менее, если мы говорим о безопасности, следует учитывать политическую, экономическую и экологическую безопасность стран региона»,- отметил Алиев.

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/radio/20210702/427369346/Professor-sleduet-uchityvat-ekonomicheskuyu-bezopasnost-stran-Prikaspiyskogo-regiona.html

В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии

Попытка диверсии была предпринята утром в понедельник и не увенчалась успехом

Ahmet Dursun,Aynur Asgarli   |23.06.2021В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии

АНКАРА

В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии страны.

Как сообщает государственное телевидение Ирана, попытка диверсии была предпринята утром в понедельник и не увенчалась успехом.

Благодаря усилиям сил безопасности, удалось предотвратить диверсию без каких-либо жертв и ущерба имуществу.

Другие подробности инцидента не приводятся, ведется расследование.

В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии (aa.com.tr)