Арабы Ирака против персидской гегемонии, — А.Эскин

Что делать дальше? Мириться с протестами — это быть свидетелем, как Ирак постепенно выходит из сферы влияния Тегерана. Потопить интифаду в крови — опасно. Можно навлечь на себя еще более отчаянное восстание.

Тегеран теряет свое влияние в Ираке. С первого октября там бушуют массовые демонстрации, уже унесшие жизни более четырехсот протестующих. Разъяренные толпы требуют отставки правительства, обвиняя его в чудовищной коррупции, приведшей страну к полному обнищанию.

Знак Корпуса стражей исламской революции (Иран)
Наряду с антиправительственными лозунгами участники иракской интифады требуют избавления от иранского присутствия и иранского влияния. В священном для мусульман городе Кербела протестующие подожгли иранское консульство. Негодующие демонстранты считают нынешних коррумпированных правителей ставленниками Тегерана. Они возлагают вину на режим Ирана за сохранение у власти в Багдаде неэффективной клептократии.

Такие обвинения не безосновательны. Сразу после начала беспорядков в Ираке в Багдад прибыл именитый командир подразделения «Аль-Кудс» от «Корпуса Стражей Исламской Революции» Касем Сулеймани. Он собрал всю верхушку иракских силовых ведомств и председательствовал на заседании, как сообщает информационное агентство IAEA. Это было беспрецедентным актом манифестации хозяйничества со стороны Ирана. Сулеймани говорил о том, что необходимо срочно подавить восстание. На следующий же день было убито более сотни демонстрантов. К возникновению иракской «небесной сотни» были причастны неизвестные снайперы. Во многих городах в попытках разгона протестующих участвовали иранские дружинники.
Касем Сулеймани требовал в Багдаде неприкосновенности нынешнего правительства и обещал помочь в подавлении интифады. Однако штурмовые бригады иранских аятолл оказались бессильны. Протесты набирают новые обороты, парализуя жизнь в стране. Достаточно напомнить, как протестующим удалось захватить на время порт Басра и приостановить отгрузку экспортной нефти.

Правительство не уходит в отставку по иранской указке, что умножает негодование митингующих. А тут еще появляются все новые сообщения об активном вмешательстве Тегерана. На днях стало известно о встрече лидера иракских шиитов Муктады Ас-Садера с Касемом Сулеймани. А AFP сообщило о совещании глав основных парламентских фракций с командующим «Стражами революции». Согласно публикациям, именно благодаря усилиям Ас-Садера и Сулеймани парламент готов поныне мириться с дальнейшим пребыванием у власти недееспособной группы клептократов.

Однако и тут все непросто. Лидер иракских шиитов поспешил публично «откреститься» и опроверг сам факт встречи с Сулеймани и даже громогласно осудил убийство четырехсот демонстрантов. И он просто не мог иначе.
Дело в том, что протестующие против правительства и иранского влияния — иракские шииты, в большинстве. То есть иракские шииты затеяли смуту против засилья иранских шиитов. Все это очень запутанно, но мы найдем объяснение и этому.

Сегодня в Ираке проживает тридцать семь миллионов людей, более девяноста процентов из которых — мусульмане. Древняя и некогда многочисленная христианская община почти прекратила свое существование. Среди мусульман шииты составляют приблизительно 60%. Американцы опирались именно на эти показатели, когда ввели свои реформы во властных структурах Ирака. Главой правительства там надлежит быть именно шииту. Нельзя говорить сегодня без иронии об американских нововведениях там в свете растущего напряжения в регионе вокруг Ирана. А ведь именно усилия Вашингтона привели к тому, что Ирак — главный соперник Ирана — попал под его гнет.

Так почему иракские шииты восстают против влияния иранских шиитов? На Ближнем Востоке межи ненависти проходят не только по конфессиональному признаку, но и по этническому. Шииты в Ираке — арабы, а шииты в Иране — преимущественно персы. Унесшая около миллиона жизней война между Ираном и Ираком была в некоторой степени войной между арабскими и иранскими шиитами. Конфессиональная тематика была тогда второстепенна и никак не способствовала усмирению кровожадности с обеих сторон.

Американская попытка задействовать в Ираке сбалансированную конфессионально и этнически систему управления привела на время к шиитской гегемонии, нашедшей опору в Тегеране. Но и это оказалось временным и зыбким.

Децентрализация власти и сокрушение государственных институтов и армии Ирака привели к появлению громадных террористических образований среди суннитов (включая запрещенную в РФ организацию ИГ). Ликвидация большей части террористических орд изменила баланс сил в пользу шиитов, казалось бы. Но тут воинственно настроенные шииты вместе с обычной массой недовольных в Ираке вышли на улицы против опостылевшей власти. Они указали на виновных в их обнищании. В Тегеране бы рады обвинить Израиль, но слишком уж сложно было это сделать в создавшейся ситуации. А вот обвинить Иран при его грубом вмешательстве в дела соседа — это оказалось органично. Не хотят арабы жить под персидским игом, и все тут!
Касем Сулеймани проигрывает партию там, где вовсе не ожидал. Он не сумел помочь правительству в Ираке. И что делать дальше? Мириться с протестами — это быть свидетелем, как Ирак постепенно выходит из сферы влияния Тегерана. Потопить интифаду в крови — опасно. Можно навлечь на себя еще более отчаянное восстание.
И что делать? Вернуться в собственные границы Ирана?
12 ноября 2019
Авигдор Эскин

Источник — regnum.ru

Тегеран заряжает центрифуги. Иран объявил о новом сокращении своих обязательств по «ядерной сделке»

Иранские центрифуги (фото из архива)

Данила Моисеев


Рухани и иранские политики не попрощались с СВПД окончательно

Президент Ирана Хасан Рухани в своем телеобращении объявил о том, что его страна приступила к четвертому этапу отказа от Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по своей ядерной программе. С 6 ноября страна начинает газификацию 1044 центрифуг на заводе по обогащению урана Фордо. Накануне Вашингтон безапелляционно потребовал от иранцев исполнения обязательств по ядерной сделке и ввел новые санкции против Тегерана, которые затронули Генштаб Исламской Республики и сына ее верховного лидера.
О скором наступлении очередного этапа по выходу из ядерной сделки официальный представитель иранского МИДа Аббас Мусави заявил еще 31 октября. Он отмечал при этом, что возвращение к полному исполнению обязательств все еще возможно. Мусави напоминал, что европейцы, в особенности французы, прилагают к этому усилия. Ранее Франция и Япония готовы были предоставить кредит Тегерану в размере 18,4 млрд долл. в случае, если иранцы возобновят выполнение обязательств в рамках СВПД. Но позже японская сторона опровергла эту информацию.
Хасан Рухани в обращении 5 ноября тоже признал, что партнерами его страны были предприняты попытки удержать иранских политиков от очередного отхода от СВПД, но они были недостаточными. Он заявил, что 6 ноября Иран снова сократит свои обязательства по ядерной сделке. Это уже четвертое сокращение. Третий этап заключался в снятии запрета на исследования и разработку новейших центрифуг и был более значительным, нежели два предыдущих. На этот раз специалисты приступят к газификации 1044 центрифуг на объекте в Фордо. Этот процесс пройдет под наблюдением МАГАТЭ, подчеркнул Рухани. Президент также выступил в защиту права своей страны производить любые типы центрифуг, в том числе самые новейшие. Речь, вероятно, идет о центрифугах IR-9, над которыми работает Иран. Вместе с тем Рухани, как и Мусави, подчеркнул, что все снятые ограничения по СВПД обратимы и Тегеран готов их восстановить в случае соблюдения договора «другими сторонами».
О четвертом этапе сокращения своих обязательств по «ядерной сделке» Рухани сообщил на следующий день после того, как Вашингтон ввел новые санкции против Ирана. Это произошло в символическую для США дату: 40 лет назад, 4 ноября 1979 года в Тегеране было захвачено американское посольство и последующая операция освобождения, проводимая ЦРУ, закончилась крахом. Под новые санкции США подпадают те, кого раньше не было в американских черных списках: сотрудники Генштаба и Моджтаба Хаменеи – сын рахбара (верховного лидера) Али Хаменеи. А ранее, 1 ноября, в американский перечень запрещенных к экспорту в Иран были включены четыре вида материалов, которые используются для ядерной и ракетной программ Тегерана.
Новые санкции действительно могут доставить неприятности иранцам, считает ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Нина Мамедова. В комментарии «НГ» она отметила, что экономические и политические контакты Вашингтона и Тегерана, конечно, сведены к минимуму, но они есть. «Дела с США все равно делаются, и не только в самом Иране, но и за рубежом, особенно в Сирии. Наконец, неофициальные переговоры представителей двух стран ведутся в Омане. Это не особо скрывается, но и не афишируется. Введение санкций против военных может затруднить все эти контакты, хотя бы потому, что придется менять состав делегаций, отказываться от определенных персоналий. Не следует также забывать, что дети иранских чиновников учатся за границей. Поэтому санкции, затрагивающие членов семей, конечно, не могут не беспокоить власти Исламской Республики», – сказала Мамедова.
Вместе с тем эксперт подчеркнула, что Иран не готов пойти на уступки, по крайней мере пока. Во-первых, в Тегеране ждут, чем закончится история с импичментом президенту США Дональду Трампу. Во-вторых, властям Ирана не нравится форма диалога, которую им предлагают из Вашингтона.
«У иранцев отношение к США все-таки не такое же однозначно негативное, как к Израилю, хоть сейчас в стране и происходит всплеск антиамериканских настроений. Иран не против переговоров, он просто против предварительных унизительных условий. Это же восточная страна и народ восточный, с иранцами надо по-другому разговаривать. Надо оказать хотя бы внешнее почтение и уважение. Иран справляется с санкциями, буквально выживает и старается не уступать, но все-таки все надеются, что иранцы пойдут на переговоры с США. На самом деле людей-то жалко, им сложно. Конечно, Иран и не такое переживал. Но стране за два года без санкций сразу удалось восстановить потенциал. Люди увидели, что у Ирана есть возможности для развития, но без западных инвестиций все-таки никак не обойтись», – считает Мамедова.

Источник — ng.ru

В Турции с 2016 года нейтрализовано более 500 главарей террористов

Силы безопасности Турции продолжают вести успешную борьбу с терроризмом. В Турции в рамках антитеррористических операций с первого сентября 2016 года и по сегодняшний день обезврежено 518 главарей террористов.

В Турции с 2016 года нейтрализовано более 500 главарей террористов
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/16099

Сепаратизм курдов подпитывают Соединенные Штаты и нефть

Бойцы «Сирийских демократических сил» отказываются вступать в армию Башара Асада
Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Курдские формирования сопротивляются турецкой армии и ее союзникам на севере Сирии. В основном на территориях, которые Анкара оккупировала в ходе операции «Источник мира». В той части страны, которую контролируют Москва и Дамаск (в зоне безопасности на северо-востоке), формирований курдско-арабской коалиции «Сирийских демократических сил» (СДС), по данным Минобороны РФ, уже нет. Но это не значит, что начинающееся 1 ноября российско-турецкое патрулирование зоны безопасности будет проходить без проблем.
Как передает сирийское агентство SANA, «бои идут между правительственными войсками и турецкими оккупационными силами в населенном пункте Тель Росас, недалеко от города Рас Аль Айн. Протурецкие боевики захватили несколько районов к западу от города Таль-Тамр». Бои за этот пункт между турками и правительственными силами Сирии, которые сменили курдов на позициях, продолжаются. Москва не сделала официальных комментариев на этот счет, но министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил: «Меморандум, подписанный президентами Турции и России, реализуется не без труда».
Настораживает позиция Турции. Несмотря на то что Минобороны РФ заявило о досрочном отводе курдских формирований из зоны безопасности, турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган опять стал угрожать Москве и Дамаску тем, что его страна может начать операцию в Сирии, если курдские вооруженные формирования не отойдут на 30 км от сирийско-турецкой границы. Как сообщило турецкое агентство Anadolu, Эрдоган акцентировал внимание на том, что Анкара при необходимости может расширить создаваемую ею зону безопасности на северо-востоке Сирии. Президент отметил, что турецкие силы пресекут любые обстрелы и атаки в зоне проведения операции.
Основания для подобных высказываний у Эрдогана есть. Во-первых, как писала «НГ» (см. номер от 24.10.19), «Силы народной самообороны» (СНС) Курдистана, в которые входят и некоторые подразделения СДС, «развертывают против турецких оккупантов партизанскую войну». И курдский портал «Курдистан Тудэй» 30 октября опубликовал очередную сводку «об уничтожении протурецких боевиков и спецназа армии Турции» на территории, входящей в зону безопасности на северо-востоке Сирии.
Во-вторых, Дамаск на днях выступил с инициативой о включении подразделений СДС в состав правительственных войск. Как сообщает газета Al-Akhbar, в Дамаске настаивают «на расформировании СДС, а также ополченцев из «Сил народной самообороны», полицейских дружин и их последующем включении в состав сирийской армии и силовых структур». СМИ не раз сообщали, что силы СДС после начала Анкарой операции «Источник мира» не раз вывешивали флаги Сирийской арабской армии (САА) на своих позициях. И у Турции в связи с этим есть основания не доверять Дамаску. Анкара сейчас против САА на ряде направлений на территории Сирии развязывает настоящую войну. Хотя развертывание постов подразделений САА и сирийских пограничников на границе с Турцией происходит, как известно, под контролем российского Центра по примирению враждующих сторон. И, конечно, Москва вряд ли позволит, чтобы на эти посты проникли СДС. Но Эрдоган, похоже, не доверяет Москве. И уже воюет против САА, угрожая расширить оккупированную территорию.
«Ситуация, когда турецкий лидер и его союзники воюют с правительственными силами Сирии, выгодна Анкаре в ее стремлении под предлогом борьбы с курдами захватить как можно больше сирийских территорий», – считает военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. В то же время, по его мнению, «части СДС и представители курдской местной власти в лице так называемой Ассамблеи демократической Сирии (АДС) тоже не подарки». Эксперт указывает на то, что «они по-прежнему поддерживаются американцами. А командующий СДС Мазлум Абди сообщил, что его войска не присоединятся к САА, несмотря на заявление Министерства обороны Сирии». Неткачев обращает внимание на то, что СДС не хочет расформировываться и в полном составе намерена под флагами САА оборонять свои территории. По данным курдских СМИ, «командующий СДС надеется, что Минобороны Сирии примет предложение его организации и позволит им оставаться в своих районах в качестве части сирийской системы обороны», то есть на правах автономии.
Дамаск против такой формулы взаимодействия с курдами, поскольку «автономия» контролируется США. Американцы с помощью СДС удерживают все нефтяные поля к востоку от Евфрата и не намерены передавать их Башару Асаду. Тут уже имеются военные конфликты между Дамском и СДС. В соцсетях сообщается о столкновении подразделениий СДС и САА в провинции Дейр-эз-Зор в районе населенного пункта Хуссейния: «В этом противостоянии артиллерия американской коалиции, сосредоточенная на нефтеперерабатывающем заводе в Conoco, атаковала позиции сирийской армии».
«Отведя американских солдат с севера Сирии, президент США Дональд Трамп сумел столкнуть лбами не только турок и курдов, но и турок с сирийской армией, а также САА с СДС. Курды под протекторатом российских полицейских остаются на севере страны. И по-прежнему они надеются на свою автономию, идею которой защищают США, не давая Дамаску доступ к нефтяным богатствам Заевфратья», – делает вывод военный эксперт полковник Владимир Попов. Он уверен, что без разрешения этого противоречия идея Сирийского Конституционного комитета (СКК) обречена на провал. Так же считает и член исполнительного комитета АДС Хикмат Хабиб. В интервью «Курдистан Тудэй» он заявил, что результаты заседания комитета в Женеве «ничего не значат для народов северной и восточной Сирии в связи с отсутствием в комитете представителей более 5 млн сирийцев, объединенных под флагами Ассамблеи демократической Сирии».
Противоречия в Сирии обостряются. Начало диалога Дамаска с оппозицией без участия АДС вряд ли будет эффективным. Создание буферной зоны на севере страны сопровождается военными действиями. При этом конфликтными зонами в Сирии остаются провинции Латакия, Идлиб и Хама, где продолжаются боевые столкновения САА с незаконными вооруженными формированиями, враждебными Асаду.

Источник — ng.ru

Тегеран обвинили в организации нападений в Албании

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ
24.10.2019

Власти Албании объявили, что на их территории была обнаружена террористическая ячейка, которая занималась планированием нападений на членов «Организации моджахедов иранского народа» (ОМИН) – иранской радикальной оппозиции в изгнании. По их данным, подозреваемые были напрямую связаны с подразделением «Кудс» в составе Корпуса стражей Исламской революции (КСИР).

О том, что в Албании раскрыли некую военизированную сеть, сообщил начальник местной полиции Арди Велиу. Он не уточнил, были ли какие-то аресты.
В заявлении полиции говорится о том, что два высокопоставленных иранских офицера командовали албанской ячейкой напрямую из Тегерана. По этим данным, сеть предположительно была связана с организованными преступными группировками в Турции. Велиу уточнил, что одно запланированное нападение на членов ОМИН в Албании со стороны «иранских агентов» было сорвано в марте этого года.

«Албанские власти опознали этих людей, и благодаря информации, полученной от информаторов внутри преступных организаций, предотвратили запланированное нападение в марте 2018 года и возможное планирование нападений со стороны членов организованной преступности», – говорится в заявлении полиции.
ОМИН считается леворадикальной оппозицией, которая не брезговала бороться с нынешним иранским руководством при помощи террористических методов. Несмотря на это, в западных столицах есть точка зрения, согласно которой члены ОМИН являются единственно эффективной альтернативой нынешнему иранскому руководству. Ставку на них, в частности, делал бывший помощник по национальной безопасности президента США Джон Болтон. Он считался апологетом идеи о необходимости насильственной смены власти в Тегеране, хотя после прихода на пост президентского помощника Болтон отрицал, что продолжает смотреть на ситуацию вокруг Ирана подобным образом.

Источник — ng.ru

Foreign Policy: влиянию Ирана на Ближнем Востоке бросили вызов

Развитие событий в регионе говорит о том, что Иран не может контролировать ситуацию. В качестве примера можно привести положение дел в Ливане и Ираке.

АЛЕКСАНДР БЕЛОВ

В Ираке и Ливане вспыхнули демонстрации против коррупции и отсутствия экономических реформ. Беспрецедентные протесты в обеих странах, которые потрясли шиитские города и поселки, продемонстрировали, что иранская система по укреплению влияния в регионе потерпела неудачу. Тегеран и его доверенные лица не смогли трансформировать военные и политические победы в новое социально-экономическое видение для шиитских общин в Ираке и Ливане. Проще говоря, призывы Ирана к сопротивлению не позволяют обычным гражданам заработать достаточно денег на жизнь, пишет Ханин Гаддар в статье для издания The Foreign Policy.

С самого начала Исламской революции иранское правительство и Корпус стражей Исламской революции (КСИР) проводили четкую, долгосрочную и детальную политику в отношении того, как экспортировать свою революцию в регион, главным образом в страны с подавляющим большинством шиитов. Иран был очень терпелив и гибок в реализации своей политики, стремясь достигнуть главную цель: установление гегемонии по отношению к Ираку, Ливану, Сирии и Йемену.

Иранская игра вдолгую сегодня, похоже, принесла свои плоды. Сторонники Ирана в Ливане заняли лидирующие позиции на прошлогодних парламентских выборах. В Сирии Иран сумел спасти своего союзника сирийского президента Башара Асада. В течение последних нескольких лет Иран также смог укрепить свои позиции в Багдаде благодаря своим доверенным лицам, в том числе Силам народной мобилизации Ирака, созданным для борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Однако Иран упустил один важный момент: социально-экономическое видение, необходимое для сохранения своей базы поддержки. Иран всегда использовал малейшую возможность для того, чтобы проникнуть в региональные государственные институты, однако Тегеран забыл о том, что необходимо предложить новую картину завтрашнего дня. Развитие событий в регионе говорит о том, что Иран не может контролировать ситуацию. В качестве примера можно привести положение дел в Ливане и Ираке.

Иран создал доверенных лиц в обеих странах, предоставил им финансирование и оружие, а также помог завоевать власть и проникнуть в государственные учреждения. Сегодня основная задача государственных институтов Ирака и Ливана заключается не в том, чтобы защищать и служить интересам своих граждан, а в том, чтобы защищать и служить интересам Ирана.

Многие исследователи назвали нынешние протесты в Ливане «беспрецедентными» по ряду причин. Впервые за долгое время граждане Ливана поняли, что враг находится внутри страны — это их собственное правительство и политические лидеры, а не внешние силы. Кроме того, политические лидеры не могут контролировать ход протестов. Все указывает на то, что протестующие способны объединяться между собой независимо от их религиозной принадлежности и политической ориентации. Их объединил продолжающийся экономический кризис. Как сказал один из протестующих: голод не имеет религии.

Но еще важнее то, что протесты приобрели беспрецедентный характер, поскольку «Хезболла» также решила занять необычную для нее позицию. На протяжении десятилетий «Хезболла» гордилась тем, что защищает беднейшие слои общества и борется с несправедливостью, однако сейчас лидер «Хезболлы» Хасан Насралла решил встать на сторону властей и выступить против людей на улице. Впервые с момента образования «Хезболлы» в 1980-х годах ливанские шииты восстали против данной организации. В Набатии на юге Ливана протестующие шииты даже сожгли офисы лидеров «Хезболлы».

Можно выделить три основных фактора, которые способствовали протестам против «Хезболлы». Во-первых, дорогостоящее участие «Хезболлы» в сирийской войне и давление со стороны США против Ирана вынудили данную организацию сократить зарплаты и услуги, увеличив разрыв между богатыми и бедными в своем собственном сообществе. Пока шииты из бедных районов воевали в Сирии, чиновники «Хезболлы» извлекали военные выгоды, что вызвало сильное возмущение. Во-вторых, «Хезболла» решила закрыть гала на коррумпированность Набиха Берри, который стал спикером парламента. На фоне ухудшения экономики Ливана, когда многие шииты больше не могут оплачивать свои счета, коррумпированность Берри и его возмутительное богатство вызывают возмущение среди обычных граждан. В-третьих, «Хезболла» слишком сильно сосредоточилась на военной сфере. Однако военные победы не привели к общественному благополучию.

Аналогичная история сложилась и в Ираке. В октябре 2019 года десятки тысяч граждан Ирака приняли участие в протестах, которые проходили в Багдаде и других регионах страны, в которых проживает шиитское большинство. Граждане Ирака выступили против неспособности иракского политического класса предоставить им основные услуги и сократить безработицу и коррупцию. Власти предприняли быстрые ответные действия, чтобы подавить протесты, в результате чего погибло более 100 протестующих.

В обоих случаях Иран будет делать то, что он делает лучше всего. В Ливане вместо того, чтобы отступить и разрешить проведение реформ, «Хезболла» и поддерживаемые Ираном ополченцы, вероятно, прибегнут к силе. Как ясно дал понять Насралла, его правительство не падет. В Ираке вполне вероятно, что поддерживаемые Ираном ополченцы снова прибегнут к насилию, чтобы подавить новый раунд протестов, запланированный на 25 октября. При отсутствии международного давления и требований роспуска парламента и отставки премьер-министра Ирака Адиля Абдул-Махди могут погибнуть еще больше протестующих. Но в любом случае имидж Ирана серьезно пострадает.

Недавние протесты показали, что власть Ирана в регионе оказалась менее устойчивой, чем все считали. И что еще более важно, протесты напомнили Ирану, что шиизм не принадлежит Тегерану и что, возможно, пришло время начать работать непосредственно с шиитскими общинами.

Источник — REGNUM

Европейские страны оказывают поддержку YPG/PKK

Европейские страны отрицают связь с YPG (сирийская ветвь PKK), но действия пособников террористов на улицах европейских городов говорят об обратном

Европейские страны оказывают поддержку  YPG/PKK
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15938

Фанатская радость: иранок впервые за сорок лет пустили на стадион

ФОТО

Фанатская радость: иранок впервые за сорок лет пустили на стадион

© AP PHOTO / VAHID SALEMIТ

ри с половиной тысячи иранских женщин впервые за без малого сорок лет смогли посмотреть на стадионе футбольный матч.

Иранские футбольные болельщицы празднуют победу – впервые за годы, прошедшие с Исламской революции 1979 года, их пустили поболеть на стадион. Самые яркие эмоции прекрасных иранских болельщиц – в фотоленте Sputnik Азербайджан.

Сорок лет иранские футбольные болельщицы были лишены удовольствия посещать стадионы во время игр. Ситуация в корне изменилась совсем недавно – иранские власти пошли на попятную и в домашнем поединке отбора на Чемпионат мира-2022 между Ираном и Камбоджей 3500 болельщиц было дозволено поддержать свою сборную на стадионе.

Билеты в женский сектор были раскуплены моментально. К сожалению, послаблению иранских властей в этом вопросе предшествовали трагические события. Двадцатидевятилетняя Сахара Ходаяри совершила акт самосожжения в знак протеста против ее ареста за попытку попасть на футбольный матч в мужской одежде. Ей грозило от полугода до двух лет тюрьмы.

После этого случая в Международной футбольной федерации (ФИФА) усилили давление на Иран с целью добиться полной отмены запрета.

Присутствие болельщиц на матче не прошло бесследно, благодаря прекрасной поддержке иранская сборная одержала историческую победу, разгромив сборную Камбоджи со счетом 14:0. Размахивая флагами и другой фанатской атрибутикой, болельщицы, помимо прочего, скандировали «ФИФА, спасибо!».

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/photo/20191014/422024640/iranskiye-bolelshici-stadion-futbol.html

Foreign Policy: Китаю нужна цифровая модернизация Ближнего Востока

Foreign Policy: Китаю нужна цифровая модернизация Ближнего Востока

В связи с тем, что усилия Саудовской Аравии по цифровой трансформации страны набирают обороты, Китай наверняка захочет выступить в качестве партнера. Китайские чиновники и бизнесмены считают, что Ближний Восток обладает неотъемлемой коммерческой связью с европейскими и африканскими рынками.

МАКСИМ ИСАЕВ

Летом Саудовская Аравия издала королевский указ, обязывающий чиновников создать национальное управление по данным и искусственному интеллекту. Саудовские чиновники получили всего 90 дней на выполнение данного указа (до конца ноября). Несмотря на то, что усилия по модернизации страны представляют собой достойную цель, амбициозные технологические инициативы в Саудовской Аравии могут принести большую пользу Китаю, который только что получил отличную возможность расширить свое влияние в регионе, пишет Роберт Могилники в статье для издания The Foreign Policy.

В отличие от соседей по Персидскому заливу, а именно от ОАЭ и Бахрейна, которые вложили значительный политический капитал в развитие технологий искусственного интеллекта (ИИ) и финансовых технологий, цифровая трансформация Саудовской Аравии несколько отстает. Отчасти это объясняется тем, что этот подвиг сложнее повторить в Саудовской Аравии, в которой проживает больше граждан, чем во всех других государствах-членах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива вместе взятых. Также Саудовская Аравия является самой крупной ближневосточной страной по площади территории. Помимо этого, Эр-Рияду приходится двигаться вперед медленнее, чем хотелось бы, потому что быстрая цифровая трансформация может нарушить работу устоявшихся институтов и норм, связанных с доступом к данным и их доступностью, суверенитетом данных и рынками труда.

При этом темпы цифровой трансформации Саудовской Аравии начинают все больше не соответствовать футуристическим планам по диверсификации национальной экономики. Например, это касается будущего саудовского мегаполиса стоимостью $500 млрд. «У всего будет связь с искусственным интеллектом, с интернетом вещей», — заявил изданию Bloomberg наследный принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд в 2017 году. Однако этого невозможно добиться, если нет четких источников финансирования и уверенного международного спроса на подобные инициативы в области развития.

И именно поэтому Саудовская Аравия начинает ускорять свою цифровую программу для проверки рынков. Региональная телекоммуникационная компания Zain запустила коммерческую сеть 5G в 20 городах Саудовской Аравии в начале октября, после запуска аналогичной сети в Кувейте. Непрерывное развитие цифровой экономики страны также является частью стратегии национальной программы преобразований, призванной обеспечить рост частного сектора. Тем не менее программа устанавливает очень низкую планку: ожидается, что доля цифровой экономики в ненефтяном ВВП вырастет с 2% в 2016 году до всего 3% в 2020 году.

Ситуация для саудовского правительства осложняется тем, что многие технологические стартапы на Ближнем Востоке и в Северной Африке нацелены на обширный саудовский рынок, однако руководство этих стартапов отказывается открывать в Саудовской Аравии свои штаб-квартиры, предпочитая соседние страны Персидского залива. Поэтому Саудовской Аравии становится все труднее построить отечественный технологический центр и конкурировать за региональные расходы на технологии. Согласно данным международной исследовательской и консалтинговой компании International Data Corporation, в 2019 году расходы на одни только технологии ИИ на Ближнем Востоке и в Африке вырастут на 42,5%.

В связи с тем, что усилия Саудовской Аравии по цифровой трансформации страны набирают обороты, Китай наверняка захочет выступить в качестве партнера. Китайские чиновники и бизнесмены считают, что Ближний Восток обладает неотъемлемой коммерческой связью с европейскими и африканскими рынками. А цифровой шелковый путь КНР, как часть инфраструктурной инициативы «Один пояс — один путь», еще больше будет способствовать развитию цифровой инфраструктуры на международном уровне и позволит Китаю позиционировать себя в качестве глобальной технологической сверхдержавы. Саудовская Аравия — вместе с шестью другими странами — согласилась присоединиться к инициативе международного сотрудничества в области цифровой экономики, возглавляемой Китаем, в конце 2017 года. Высокопоставленные представители правительства Китая продолжают призывать к расширению сотрудничества между двумя странами в сфере высоких технологий.

С одной стороны, китайские компании могут за небольшую цену и в короткие сроки реализовать проекты в области цифровой инфраструктуры, что помогло бы Саудовской Аравии сохранить бюджетные средства в период относительно низких и нестабильных цен на нефть. Между тем китайские академические институты, частные фирмы и правительственные учреждения имеют все возможности для поддержки новых технологических сфер Саудовской Аравии. Университеты и исследовательские организации в Китае играют доминирующую роль в создании изобретений и патентов, связанных с ИИ и глубокими нейронными сетями. Кроме того, китайская многонациональная технологическая компания Huawei не только обладает четкой стратегией в сфере искусственного интеллекта, предусматривающей инвестиции в исследования искусственного интеллекта и разработку глобальной экосистемы искусственного интеллекта, но также управляет проектами мобильной инфраструктуры 5G в регионе Персидского залива. Кроме того, Центральный банк Китая находится в процессе запуска цифровой валюты, которую он планирует распространить среди крупнейших банков страны и компаний, занимающихся финансовыми технологиями.

С другой стороны, участие Китая в сфере данных и технологий Саудовской Аравии вызовет беспокойство у правительства США и других союзников, учитывая тесную связь между данными, ИИ и интересами безопасности.

Действительно, безопасность, кажется, является движущей силой новых технологических организаций. Национальный информационный центр Саудовской Аравии, входящий в состав министерства внутренних дел, поможет скоординировать создание новых технологических организаций в ближайшие несколько недель. Новый руководитель центра Абдулла бин Шараф аль-Гамди ранее занимал должность заместителя председателя саудовской федерации кибербезопасности и программирования. Работу национального центра по управлению данными и технологиями ИИ также будут контролировать сотрудники разведки и министерства внутренних дел, в том числе советник по национальной безопасности начальника общей разведки и начальника государственной безопасности.

Китайские официальные лица рассматривают технологии искусственного интеллекта и глобальные коммуникационные сети в качестве основы экономической и военной мощи. Линия, разграничивающая интересы экономического сотрудничества и безопасности, в будущем станет еще более размытой.

Конечно, если Саудовская Аравия решит, что риски, связанные с работой с Китаем, слишком высоки, Эр-Рияд мог бы найти новых партнеров. Тем не менее многие представители американского и европейского технических сообществ по-прежнему обеспокоены социальным, политическим и внешнеполитическим положением вещей в королевстве.

В то же время Китай готовится к прыжку. В августе 2019 года компания Huawei запустила учебную программу в сфере 5G в сотрудничестве с министерством связи и информационных технологий Саудовской Аравии. И все это, несмотря на предупреждения со стороны официальных лиц США, указавших на проблемы безопасности, связанные с использованием технологий Huawei для развития мобильной инфраструктуры 5G.

Саудовская Аравия надеется, что передовые технологические компании быстро смогут повысить технологический потенциал страны. Тем не менее саудовским чиновникам придется ловко управлять участием Китая в технологических сферах Персидского залива, поскольку беспилотники и ракеты угрожают жизненно важным энергетическим объектам Саудовской Аравии. Эр-Рияд не может позволить себе оттолкнуть союзников, которые испытывают сильное чувство подозрения ко всему, что связано с китайским влиянием в регионе.

Источник — REGNUM

Иран не войдет в орбиту влияния России

Президенты Ирана и России Хасан Роухани и Владимир Путин. 
Фото: kremlin.ru

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

10.10.2019

Вопрос сотрудничества с Россией остается источником противоречий в иранской элите. К такому выводу склоняются эксперты американской аналитической корпорации RAND, которая выпустила доклад с анализом внутригосударственных дискуссий в Исламской Республике. Хотя Москва и Тегеран смотрят одинаково на ряд проблем, их партнерство в исследовании называют вынужденным.
В докладе, посвященном дискуссиям на государственном уровне в Иране, говорится, что ситуация в иранской экономике требует от республики сохранения связей с внешним миром. Шагом в сторону изоляции, как известно, стали экстерриториальные санкции США, введенные за «несоответствие» действий Ирана духу ядерной сделки – Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). Как говорят исследователи, подобный демонтаж дипломатических и экономических каналов воспринимают в Иране по-разному.

«Сторонники жесткой линии давно призывают стремиться к более самостоятельной и ориентированной на внутренний рынок экономике, в то время как умеренные (круги. – «НГ») и реформисты считают, что реинтеграция в мировую экономику является ключом к решению проблем», – говорится в исследовании RAND.

Причем сами иранские лидеры практиковали разные подходы. «Ряд деятелей внутри режима – это группа, которая выходит за рамки традиционных блоков, – утверждает, что страна должна смотреть на восток, – отмечают в RAND. – Если взять XXI век, Хатами (пятый президент Ирана. – «НГ») стремился наладить более тесные связи с Западом, Ахмадинежад (шестой президент. – «НГ») в основном изолировал страну, но также выглядел «восточным». Умеренный Рухани (действующий глава государства. – «НГ») стремился примирить два подхода. Эти взгляды лидеров в значительной степени отражают позиции фракций, которые они представляют».
Эксперты признают, что Рухани рассчитывал на нормализацию отношений с Западом, но «был вынужден пойти навстречу России и Китаю после того, как западные страны не смогли соблюдать СВПД».

Аналитики RAND признают, что отношения с глобальными игроками на протяжении веков были источником напряженности в иранской элите. Так, за некоторое время до исламской революции некоторые иранцы выступали за более тесные связи с Россией, в то время как другие смотрели в сторону Франции, Германии, Великобритании и США. «Третьи же считали, что страна должна стремиться к большей самодостаточности и полностью отказаться от своей зависимости от иностранцев, – говорится в докладе RAND. – После своего создания Исламская Республика быстро приняла лозунг «ни Восток, ни Запад». На практике внешняя политика Ирана отразила этот лозунг, даже несмотря на то что различные фракции (в высших эшелонах иранских власти. – «НГ») толкали страну в ту или иную сторону». Иранцы не хотят оставаться уязвимыми для иностранного вмешательства, отмечают в RAND.
Сходство позиций России и Ирана по ряду вопросов нельзя отрицать. Они совпадают, например, в том, что касается «ядерной сделки» 2015 года, одним из гарантов которой выступает российской сторона. После выхода США из многостороннего соглашения и возвращения администрации американского президента к практике антииранских санкций Тегеран фактически оказался в том же положении «осажденного», в каком в свое время оказалась Москва. Однако, по широко распространенному мнению, у отношений двух стран есть серьезный потенциал конфликта – его скрывает в себе сирийское досье, в рамках которого Россия и Иран выступают ситуативными союзниками и являются гарантами «астанинского процесса» наряду с Турцией.

«В долгосрочной перспективе интересы Тегерана и Москвы (в Сирии. – «НГ») совпадают не полностью, потому что российская сторона заинтересована презентовать Сирию как историю своего успеха, который был достигнут благодаря российскому военному вмешательству, – заявила «НГ» научный сотрудник израильского аналитического центра «Форум регионального мышления» Елизавета Цуркова. – Иран, с другой стороны, хотел бы поддерживать нынешнее «ополченческое» состояние сирийских государственных учреждений, поскольку эти военизированные формирования дают возможность Ирану сохранять более значительное влияние в Сирии. Кроме того, две страны (РФ и Иран. – «НГ») конкурируют за некоторые финансовые выгоды, которые могут быть получены от сирийских природных ресурсов и проектов реконструкции».

Так, весной нынешнего года стало известно, что иранские представители ведут переговоры с сирийским правительством о возможности получения контроля над контейнерным портом в провинции Латакия. Подобные сообщения стали поводом говорить о развертывании иранской базы вблизи российских военных объектов в Сирии и обострении соперничества между Москвой и Тегераном в рамках сирийского конфликта.
Цуркова, в свою очередь, считает, что напряженность между Россией и Ираном может усилиться в будущем, но предостерегает от того, чтобы преувеличивать масштабы этой напряженности. Эксперт заявила, что два государства вряд ли когда-либо станут врагами. «Россия признает, что Иран является крупным региональным игроком, и не хочет слишком яростно противодействовать ему, а Иран, в свою очередь, признает, что Россия – набирающая силу на Ближнем Востоке иностранная держава, и видит интерес в том, чтобы поддерживать с Кремлем хорошие отношения», – заключает Цуркова.

10.10.2019

Источник — ng.ru

Трампа обвинили в предательстве союзников

Фото: Getty Images
Трамп выразил желание работать вместе по вопросу безопасности на северо-востоке Сирии

Президента США обвинили в предательстве союзников

В Конгрессе призывают Трампа не отказываться от поддержки сирийских курдов
Геннадий Петров

Заявляя о выводе солдат из Сирии, Дональд Трамп поддерживает имидж политика, выполняющего свои обещания.
Намерение Турции провести военную операцию в Сирии создаст серьезные проблемы для Дональда Трампа. Демократы обвиняют его в предательстве: в намерении «отдать Анкаре» американского союзника – курдскую группировку «Демократические силы Сирии» (ДСС).

Критику со стороны оппонентов вызвало заявление Белого дома о том, что американские солдаты будут выведены с северо-востока Сирии, где турецкие войска собираются провести свою операцию. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси призвала президента «отменить это опасное решение». По ее словам, вывод войск накануне турецкой операции против курдских союзников Вашингтона продемонстрирует всем друзьям США, что американцы «более не являются надежными партнерами».

Противники решения Трампа есть и в рядах его однопартийцев. Лидер республиканского большинства в Сенате Митч Макконнелл заявил о том, что «поспешный вывод» американских войск из Сирии сыграет на руку «России, Ирану и режиму Асада». Сенатор-республиканец Линдси Грэм пошел еще дальше и заявил о необходимости в случае турецкой операции против сирийских курдов ввести ограничительные меры против Анкары, в числе которых приостановка ее членства в НАТО. По его словам, уже готовится соответствующий двухпартийный законопроект.

С угрозами в адрес турок выступил и сам Трамп. В эфире телеканала Fox News он пообещал Анкаре «большие неприятности», если кто-нибудь из 50 американских солдат, находящихся на северо-востоке Сирии, будет убит или ранен. Таким образом, турецкая операция в регионе не начнется до полного вывода американских войск оттуда. Когда он произойдет, пока неясно.

Как сообщил во вторник пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, США пока не уведомили Россию о выводе американских войск. «Вы знаете, что были разные заявления о выводе войск из различных частей мира, которые не находили своего подтверждения. Поэтому мы очень внимательно наблюдаем за развитием ситуации», – цитирует РИА Новости Пескова.

Между тем само вторжение в курдские регионы с целью создания зоны безопасности президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган анонсировал еще 5 октября. О первом турецком авиаударе по базе ДСС сообщил 7 октября ливанский телеканал Al-Mayadeen. Показательно, что атака произошла за день до того, как Великое национальное собрание (парламент) Турции должно было на своем заседании продлить мандат турецких военных на ведение операций в Сирии и Ираке. Таким образом, Эрдоган рассматривает атаку на позиции курдов как дело решенное и не намерен от нее отказываться, несмотря на позицию американских конгрессменов.

Главный научный сотрудник Института США и Канады Владимир Васильев в беседе с «НГ» отметил, что американские политики, реагируя на операцию Турции против курдов, руководствуются своими интересами, имеющими отношение к избирательной кампании – 2020. «Демократы действуют против Трампа по принципу: если он сказал одно, надо сказать противоположное. Если он заявил о выводе американских войск из Сирии, надо критиковать это решение, выставить президента некомпетентным и несостоятельным руководителем», – сказал он.

В свою очередь, Трамп, по мнению Васильева, поддерживает имидж политика, выполняющего свои обещания. Действующий президент говорил о необходимости вывести американские войска из Сирии в ходе предвыборной кампании 2016 года. Кроме того, Трамп руководствуется интересами государственного бюджета. «Бюджетный дефицит в США составляет 984 млрд долл. У государства нет столько денег, чтобы разбрасываться миллиардами на войну в Сирии. Поэтому администрация Трампа ищет, где можно сэкономить», – полагает эксперт.

Трамп фактически дал санкцию на турецкую операцию в Сирии, в том числе для того, чтобы наладить отношения с Эрдоганом и получить тем самым дополнительные выгоды для американской экономики. Как считает Васильев, на Трампа большое впечатление произвела активизация контактов Москвы и Анкары в области торговли оружием, в частности покупка турками российских комплексов С-400.
По мнению эксперта, американских санкций против Турции не будет, даже если Грэму удастся получить поддержку в Конгрессе. Ведь последнее слово в вопросе, наказывать или нет ту или иную страну, принадлежит исполнительной власти. Таким образом, президент США имеет возможность затормозить введение санкций.

Вместе с тем Васильев предостерегает от попыток трактовать действия США как отказ от сотрудничества с ДСС. «Операция поддержки курдов финансируется по секретным статьям Пентагона. Не исключено, что с выводом американских войск во взаимоотношениях ДСС и США ничего реально не изменится. Может быть, по линии секретных мероприятий американцы курдов не бросят. Кроме того, возможно, что ДСС будут поддерживать вопреки распоряжению Трампа», – считает эксперт.

Источник — ng.ru

Тегеран против возможной военной операции Турции в Сирии

Глава МИД Ирана отметил необходимость уважения территориальной целостности и суверенитета Сирии

Ahmet Dursun,Olga Keskin   |08.10.2019

Тегеран против возможной военной операции Турции в Сирии

АНКАРА

Тегеран выступает против возможное военной операции Турции в районах Сирии к востоку от Евфрата. Об этом, как передает иранское государственное телевидение, сказал глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф в ходе телефонного разговора с турецким коллегой Мевлютом Чавушоглу вечером седьмого октября.

Зариф выступил против военной операции и отметил необходимость уважения территориальной целостности и суверенитета Сирии, борьбы с терроризмом и обеспечения стабильности и безопасности.

В ходе беседы министр также акцентировал внимание на меморандуме о безопасности границ, подписанном между Турцией и Сирией в Адане в 1998 году.

По его мнению, этот документ является «лучшим выходом для Турции в борьбе с терроризмом».

Иранские власти ранее отправили в Сирию десятки тысяч ополченцев и военных, чтобы оказать поддержку режиму Башара Асада.

Ранее турецкое Минобороны сообщало, что Турция полностью готова к возможной военной операции на востоке от реки Евфрат в Сирии с целью создания зоны безопасности.

«Создание зоны безопасности или коридора мира необходимо для формирования безопасных условий для сирийцев и будет способствовать стабильности и миру в регионе», — говорится в сообщении.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D0%BC%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1605548

Шахсевены: тюркская гвардия иранских шахов

Хотя история Ирана уходит куда-то во времена переселения индо-ариев, и, по крайней мере, на раннем этапе реконструируется с трудом, та ее часть, которая находится где-то между падением Арабского Халифата и нынешним днем, была тесно связана с кочевыми тюркоязычными племенами.

Кочевники играли значительную роль как в военно-политической, так и в экономической жизни, и к числу таких кочевников относятся шахсевены, существующие и по нынешний день. Обитает этот полуторамиллионный народ на северо-западе государства и кочевой уклад все еще играет в его жизни значительную роль.

Их история начинает прослеживаться примерно в XVI веке, когда персидский шах Аббас решил создать гвардию. По примеру многих владык империй, Аббас, видимо, побаивался собственного народа, поэтому гвардию решил собрать не из представителей национального большинства, а из многочисленных небольших народов.

Точно так же поступали и римские и византийские императоры, и халифы, одним словом практически все сильные владетели, которые испытывали больше доверия к каким-нибудь готам, славянам или печенегам, чем к собственному народу. При всем цинизме такой позиции, она оказалась рабочей: наемники и инородцы в случае восстания легко пускали под нож простых жителей, храня верность своему нанимателю.

Скорее всего, оправдался и расчет шаха Аббаса. На это намекает то, что само название народа (шахсевены) переводится как «верные шаху». Правда, это не единственный вариант трактовки названия. Надо сказать, что в терроре над мирным населением шахсевены, вроде-бы не участвовали. Зато известно, что ныне мирные женщины в прошлом принимали участие в военных действиях наравне с мужчинами.

Есть версия, что этому народу была доверена охрана северных границ государства от вторжений других народов, хотя сами шахсевены говорят, что они вообще-то родом из западных пределов Турции и никому не служили.

Как бы там ни было, но шахсевены и после Аббаса вели кочевой образ жизни, до тех пор, пока шах Реза Пехлеви не решил, что кочевой образ жизни несовместим со стабильностью Ирана и не начал дискриминировать кочевые народы.

Давление оказывалось самыми разными способами: повышали налоги, отбирали оружие, лидеров же и вовсе ссылали, сажали в тюрьмы, а то и, не мудрствуя лукаво, казнили. Простых людей стремились привязать к земле, а земли, по которым они кочевали, отдавали другим владельцам.

В конце концов революция 1979 года свергла династию Пехлеви. Участие в ней приняли и шахсевены, хотя и не слишком активное. Но поскольку старое название народа в контексте новой власти звучало как-то неполиткорректно, шахсевенов (верных шаху) стали называть эльсевенами (верными родине). Однако, несмотря на смену властей, шахсевены стали кочевать меньше.

Благодаря перешедшим в жизненном укладе переменам, властям стало легче контролировать этот народ, который воспринимают хотя и не враждебно, но с некоторым подозрением. Дело в том, что шахсевены с давних пор поддерживают связь с другими тюркоязычными народами, например с азербайджанцами, что вызывает некоторые опасения.

В настоящее время этот народ продолжает кочевать, хотя очень многие семьи перешли к оседлому образу жизни. Да и кочевой быт многим кажется не слишком комфортным, даже когда сопровождается высокими доходами. Впрочем, похвастать таковыми шахсевены могут редко, хотя они и не нищенствуют.

Да и надо признаться, возможностей для реализации в таких условиях немного: либо пасти скот, либо следить за хозяйством и заниматься немногочисленными ремеслами. Следует отметить, что и былой кочевой романтики становится все меньше. Еще несколько десятилетий назад шахсевены носили традиционные яркие одежды, и ездили верхом на конях и верблюдах.

Сейчас же все вытеснил безликий китайский ширпотреб, а владельцы стад пересели на потрепанные грузовики и внедорожники. Раз в году они платят государству налог, власти же не слишком вмешиваются в их бытие.

Никаких насильственных мер по отношению к ним не предпринимается. Да и смысла в этом нет, поскольку очевидно, что с течением времени все большая часть шахсевенов будет уходить в города, пока верной кочевому образу жизни не останется лишь незначительная кучка потомков гвардии шаха Аббаса.

Источник — Экватор

Сотрудничество Ирана и Турции значимо для безопасности региона

Глава парламентского комитета ИРИ Мюджтеба Зюннур дал высокую оценку взаимодействию с Анкарой

Muhammet Kurşun,Ülviyya Amuyeva   |01.10.2019

Сотрудничество Ирана и Турции значимо для безопасности региона

ТЕГЕРАН

Сотрудничество между Турцией и Ираном вносит значимый вклад в обеспечение безопасности и стабильности в регионе.

Как сообщает ICANA, об этом глава комитета по нацбезопасности и внешней политике парламента Ирана Мюджтеба Зюннур сказал в ходе встречи с послом Турции в Тегеране Дерьей Орс.

По словам Зюннура, Комитет по нацбезопасности и внешней политике парламента Ирана прикладывает усилия к укреплению дружеских связей между парламентами двух стран.

Парламентарий напомнил, что Турция и Иран успешно сотрудничают в борьбе с терроризмом и экстремизмом в регионе.

«Сотрудничество между Турцией и Ираном имеет благоприятные результаты, поскольку вносит значительный вклад в обеспечение стабильности и безопасности в регионе»,- сказал Зюннур.

Он также указал на культурные, исторические и стратегические связи между Турцией и Ираном.

«Развитие сотрудничества в различных областях между Турцией и Ираном в интересах двух народов»,- подчеркнул глава комитета. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D0%BE%D1%82%D1%80%D1%83%D0%B4%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%B8-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B8%D0%BC%D0%BE-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0/1598750

Конфликт без победителей: 39 лет с начала ирано-иракской войны

Кровавая война между Ираном и Ираком началась в 1980 году и продолжалась восемь лет. Причины этого конфликта все еще остаются предметом споров.

Конфликт без победителей: 39 лет с начала ирано-иракской войны
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15587

В Иране признали нападение на саудитов.

Сможет ли президент Трамп найти альтернативу военному удару? Что может сделать он сейчас? Ясно его нежелание встревать в ближневосточные дрязги. Но ясно и то, что безнаказанность порождает новых чудовищ.
Авигдор Эскин, 23 сентября 2019, 17:45 — REGNUM В Иране признали, что атаку на саудовские нефтяные поля совершили они. В своей пятничной проповеди духовный и системный соратник верховного лидера, аятоллы Хаменеи, имам Ахмед Алмульхуда прямо указал в своей пятничной проповеди в городе Машхаде, что Тегеран стоит за зловещим нападением.

В своем выступлении, опубликованном на его странице в интернете, имам пространно рассуждал об успехах Ирана. Он говорил с восторгом об экспансии Ирана в Йемене, в Ливане, в секторе Газа, в Ираке. А потом пошел прямым текстом: «Знаете ли вы, где находится Иран? Разве юг Ливана — это не Иран? Разве «Хезболла» — не Иран? Разве не было беспилотников, которые направили против Саудовской Аравии йемениты? Разве это не Иран?»

Сумлевающихся просим зайти поскорее по этой ссылке, покуда ее не убрал разоткровенничавшийся хомейнист Ахмед Алмульхуда.
Иранские СМИ не спешат признавать, что их режим совершил преступление новой эры. Помнится, как ненавистный сосед Тегерана Саддам Хусейн предал огню сотни нефтяных объектов в Кувейте в 1991 году. И он заплатил за это очень дорого. Казалось, другим будет неповадно. Ан ошиблись!
Можно предположить, что иранский МИД стремится в эти дни не доводить уровень кипения до критической отметки, а «окешить» сокрушительные результаты успешной военной операции. Режим аятолл показал, что способен на нестандартные и болезненные для всего мира шаги. Одним махом им удалось на время приостановить добычу пяти процентов нефти мира. Дескать, нашу нефть не хотите, так не будет у вас и саудовской нефти.

Иранские дипломаты скажут это мягко и обтекаемо. Они будут сетовать на расторжение соглашения с ними со стороны американцев и введение жесточайших санкций, в которых участвуют не только США, но и все крупные европейские и российские компании (не правительства, но все крупные фирмы). А тут и свежая публикация в обычно достоверной Wall Street Journal о возможном новом иранском ударе по Саудовской Аравии. Если сбудется, то цены на нефть полезут еще вверх. К немалому удовлетворению России, но к финансовому спазму в Европе.

Тегеран показал, что умеет наносить удары неожиданно и болезненно. Он также показал, что готов идти на риски. Угрозы оказались подтвержденными весомыми делами. Мир привык уже к холостым иранским угрозам в адрес Израиля. Режим Тегерана не смог ни разу серьезно ответить на сотни израильских операций по ликвидации его инфраструктуры в Сирии и в Ираке. Но против саудитов они оказались горазды.

Таким образом, иранские дипломаты будут говорить с позиции силы. Они готовы идти на риски, которые не снились европейцам. Их режим трещит по швам. Экономическое положение катастрофическое. Молодежь далека от хомейнистского угара. Но никто не может точно назвать дату, когда вся эта империя исламизма обрушится. А покамест КСИР и дружины внутри страны удерживают власть. А аятоллы ведут страну к потрясениям и метастазам. Чтобы и другим плохо было. Особливо — ненавистным саудитам.

Зачем приближенный к Хаменеи имам сделал столь откровенное заявление? Иранский МИД с ухмылкой отрицает причастность режима к уничтожению нефтяных полей и завода в Саудовской Аравии. Нельзя исключать, что это свидетельство о тактическом разнстве между претендующими на умеренный тон и откровенно бесноватыми. Не стоит искать тут пропагандистских тонкостей. Но нет сомнений, что имам Ахмед Алмульхуда не просто так сказал своей пастве о том, что Иран соделал это преступление. И неспроста он разместил это в интернете.

Очевидно, что у имама были сведения от первого в Иране лица — аятоллы Хаменеи. Очевидно, что коли Алмульхуда не боялся говорить об этом открыто, то был убежден в благосклонности Хаменеи к такой публикации. И никаких претензий имаму никто не предъявил. Никаких осуждений и опровержений.

Теперь вопрос к Дональду Трампу. Доселе информация об акте агрессии Ирана исходила от американских спецслужб и от саудитов. Сейчас мы видим, что в Иране поднимается угарная волна мракобесия. Почувствовав безнаказанность, они начинают кичиться содеянным. Пусть не все, но в среде аятоллы Хаменеи, что весомо и значимо. Сможет ли президент Трамп найти альтернативу военному удару? Что может сделать он сейчас? Ясно его нежелание встревать в ближневосточные дрязги. Но ясно и то, что безнаказанность порождает новых чудовищ.
23 сентября 2019
Авигдор Эскин

Источник — regnum.ru

Саудовская Аравия и Иран: борьба за влияние

В течение долгих лет две страны использовали друг против друга различные организации и группировки

Саудовская Аравия и Иран: борьба за влияние
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15584

Есть ли у иранского КСИР «красная линия» в борьбе с Америкой?

Николай БОБКИН |

Противостояние США и Ирана все больше похоже на подготовку к войне
После нападений беспилотников на два крупных нефтяных объекта в Саудовской Аравии ситуация снова дает повод говорить о вероятности войны на Ближнем Востоке, способной охватить обширный район от Израиля до Ирана.
В ночь на 14 сентября йеменское движение «Ансар Аллах» (хуситы) нанесло удар десятью беспилотниками по саудовским месторождениям нефти в восточной части страны. Официальный представитель военного командования хуситов генерал Яхья Сареа заявил, что атаки совершены беспилотниками с обычными и реактивными двигателями. Он потребовал от Эр-Рияда прекратить «агрессию и блокаду Йемена», иначе йеменская армия продолжит наносить удары по королевству «где угодно и когда угодно». Иностранцам Яхья Сареа предложил покинуть саудовские нефтеперерабатывающие заводы, ибо они могут быть атакованы «в любой момент».

Это нападение стало самым разрушительным ударом для Саудовской Аравии после начала войны в Йемене более четырех лет назад. В районе Абкайка, по которому нанесен удар, находится крупнейший в мире НПЗ, где перерабатывается около двух третей от общего объема производства Саудовской Аравии. Пожары привели к сокращению поставок нефти примерно на 5,7 миллионf баррелей. Понесенный нефтяной инфраструктурой саудовцев ущерб вызвал повышение мировых цен на нефть на 10 процентов, это самый значительный рост за последние десять лет. Аналитики ожидают дальнейшего повышения, если добыча нефти в Саудовской Аравии не будет восстановлена в ближайшее время. Есть мнение, что на это понадобятся недели.
Несмотря на то, что хуситы взяли ответственность за эти атаки на себя, главные вопросы остаются без ответа: откуда у них мощные ударные беспилотники и как им удалось поразить объекты в глубине территории Саудовской Аравии в 800 километрах от йеменской границы? Асимметрия военных возможностей сторон очевидна. Один из крупнейших в мире потребителей современного оружия оказался беззащитным перед беспилотниками стоимостью менее 1000 долларов и страной, которая бедна, дезорганизована и охвачена гражданской войной.
Саудовская Аравия объявила, что при атаке было использовано иранское оружие. Королевство намерено пригласить специалистов ООН и других международных экспертов для участия в расследовании ситуации. Тем не менее саудиты воздержались от того, чтобы указывать пальцем на Иран, обвинив его в нанесении ударов.
Зато госсекретарь США Майк Помпео сразу заявил, что за этой «беспрецедентной атакой на мировое энергоснабжение» стоит Тегеран. По его мнению, «нет никаких доказательств того, что нападения исходили из Йемена». Президент Трамп высказался сдержаннее. The New York Times предполагает, что Трамп «хотел бы избежать» военного конфликта с Тегераном, подчеркивая свою заинтересованность в дипломатии. Якобы Трамп не желает сужать поле возможных дискуссий с иранским руководством и не отказался от намерения привлечь иранцев к переговорам. «В какой-то момент это сработает», – в очередной раз заявил он. Через несколько дней откроется очередная сессия Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, которую посетит и президент Ирана Хасан Роухани. Встреча Трампа и Роухани стала бы беспрецедентным событием, но, судя по сообщениям из Тегерана, вероятность ее проведения крайне мала.
Несмотря на то, что умеренные элементы в правительстве Роухани высказываются в пользу диалога, сторонники жесткой линии выступают категорически против. Их позиция поддерживается аятоллой Али Хаменеи. Лидер исламской революции назвал стремление Белого дома к переговорам обманом, подчеркнув, что официальные лица Ирана и США не будут вести переговоры ни в Нью-Йорке, ни где-либо еще. «Американская цель переговоров заключается не в том, чтобы найти справедливое решение, а в том, чтобы навязать свои грубые требования», – заявил аятолла Хаменеи. Он предлагает американцам «покаяться и вернуться к нарушенному ими ядерному договору», присоединившись к остальным участникам соглашения, ведущими диалог с Ираном.
С учетом решающего значения мнения аятоллы Хаменеи вопрос о переговорах Трампа с Роухани можно закрыть. Однако у США могут сработать другие сдерживающие факторы. У Вашингтона будут проблемы с мобилизацией региональной поддержки для военного выступления против Ирана. The Wall Street Journal признает, что атаки на нефтяные объекты королевства – это критическая проверка американо-саудовских отношений, особенно для Трампа и наследного принца Мохаммеда бен Салмана: оба сместили внешнюю политику своих стран в сторону конфронтации с Ираном, но успеха в этом не достигли. Эр-Рияд хотел бы нанести удар по Ирану американскими руками, но военные в США опасаются более широкой вооруженной борьбы.
И такие опасения не лишены оснований. Удары по нефтяным объектам в Саудовской Аравии можно рассматривать как демонстрацию силы иранцев. Корпус стражей исламской революции (КСИР) косвенно продемонстрировал свои боевые возможности с использованием союзников, каковыми в Йемене являются хуситы. КСИР вооружает своих союзников от Ливана до Йемена и обучает их ведению сложной войны с использованием беспилотников. Например, сохраняется возможность нанесения по Саудовской Аравии ударов со стороны Ирака, где местное шиитское ополчение также готово воевать на стороне Ирана. Поскольку признаков отказа Вашингтона от политики «максимального давления» на Иран нет, у Тегерана нет оснований менять стратегию противодействия силой Соединенным Штатам и их союзникам. И трудно оценить, где для КСИР проходит «красная линия» в применении этой силы.

Источник — fondsk.ru

У Трампа есть политические пределы для сдержанности

Масштабный скачок нефтяных цен до уровня, близкого к трехзначному, возможен только в случае масштабных военных действий на Ближнем Востоке с участием США, сообщает ТГ-канал «Bunin & Co».
Очевидно, что Трамп рассматривает вариант нанесения удара по Ирану, но при этом очень не хочет рисковать втягиваться в конфликт перед стартом избирательной кампании.

Но и Иран, чувствуя, что Трамп замахивается, а потом боится ударить, повышает ставки в игре. Но так можно заиграться. Да и у Трампа есть политические пределы для сдержанности. В конце концов, сорвав договоренности, достигнутые при Обаме, он взял на себя ответственность за ситуацию в регионе.
В том числе и спровоцировал радикализацию Ирана, который сейчас на переговоры не пойдет без серьезных уступок со стороны американцев (а это уже неприемлемо для Трампа). Возможно, что отсидеться США не удастся.

В то же время стабильно сверхвысокие нефтяные цены маловероятны. Мировая экономика замедляется, нефти нужно меньше.
Саудовская Аравия найдет возможности компенсировать падение добычи нефти, хотя на это и потребуется больше времени, чем считалось сразу после атаки на НПЗ.
Американцы готовы распечатать свои стратегические запасы.
Вспомним также, что в 1980-е годы нефтяные цены упали в разгар ожесточенной ирано-иракской войны, в которую были вовлечены сразу два экспортера, а в зоне боевых действий оказался Абаданский НПЗ.

Алексей Макаркин
16 сентября 2019

Источник — iarex.ru

Самая большая угроза для будущего Сирии — YPG / PYD

Президент Эрдоган выступил на совместной пресс-конференции по итогам саммита Турция-Россия-Иран

Enes Kaplan,Abdulrahman Yusupov   |16.09.2019

Самая большая угроза для будущего Сирии - YPG / PYD

АНКАРА

Самым большим источником угрозы будущему Сирии являются террористическая организация РКК и ее сирийское ответвление — YPG/PYD. Об этом заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдога на совместной пресс-конференции по итогам трехстороннего саммита Турция-Россия-Иран в Анкаре.

«До тех пор, пока в этой стране будет продолжаться присутствие PKK/PYD, ни Сирия, ни наш регион не смогут достичь мира», — заявил глава турецкого государства.

Глава государства подчеркнул, что Турция не позволит сформировать террористический коридор вдоль своей границы с Сирией.

«Нашей конечной целью является воспрепятствовать расчленению Сирии, сформировав коридор Мира на севере страны», — отметил президент Эрдоган.

По словам Эрдогана, на саммите была подчеркнута неприемлемость оказания поддержки террористическим организациям под предлогом борьбы с ДЕАШ.

Президент Эрдоган добавил также, что лидеры Турции, РФ и Ирана еще раз подтвердили, что испытывают «одинаковую чувствительность относительно сохранения территориальной целостности и политического единства Сирии».

Глава турецкого государства добавил, что на встрече были приняты важные решения, которые вселяют надежду на политическое урегулирование в Сирии.

По словам Эрдогана, растущая напряженность в сирийском Идлибе стала одной из центральных тем встречи. Глава турецкого государства констатировал, что в результате продолжающихся с апреля наземных и воздушных операций в провинции погибли почти 1000 мирных жителей, а сотни тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома в поисках убежища.

По его словам, в ходе встречи лидеры также обсудили текущие усилия по «обеспечению спокойствия на местах, созданию условий, необходимых для возвращения беженцев, и нахождению устойчивого решения сирийского конфликта».

Президент Эрдоган также указал на необходимость предотвращения новой гуманитарной катастрофы на севере Сирии и нового потока беженцев из этой страны. «Турция не может равнодушно взирать, как у наших границ будет разворачиваться новая трагедия, которая затронет 4 млн человек»,-сказал он.

Эрдоган отметил, что Турция готова объединить усилия с Россией, Ираном и всем международным сообществом для обеспечения безопасного и добровольного возвращения сирийцев на родину. Кроме того, глава государства отметил, что Турция готова взять на себя необходимую ответственность в связи с возведением новых участков для расселения возвращающихся на родину сирийцев.

Глава государства отметил, что мирный коридор к востоку от Евфрата мог бы стать «безопасной гаванью» для беженцев. «Мы считаем, что можем разместить в этом регионе как минимум 2 миллиона наших сирийских братьев, которые нашли убежище в нашей стране», — сказал Эрдоган.

Эрдоган добавил, что, если коридор удастся расширить до сирийских провинций Дейр-эз-Зор и Ракка, число беженцев, возвращающихся в свою страну, может превысить 3 миллиона человек.

Турецкий лидер сообщил также, что Анкара хочет построить жилые районы в 450-километровой безопасной зоне, которая будет создана на севере Сирии.

При этом он предупредил, что «если в течение двух недель с Соединенными Штатами не будет достигнуто желаемого результата (по зоне безопасности), Турция начнет применять свой собственный план действий».

Говоря о перспективах сирийского урегулирования Эрдоган отметил, что на саммите принято решение об обеспечении скорейшего начала деятельности Конституционного комитета Сирии. По его словам, в Женеве в скором времени начнутся работы по созданию Конституционного комитета.

По словам президента Эрдогана, в ходе саммита была подчеркнута необходимость принятия конкретных мер по обеспечению безопасности мирного населения и военного персонала стран-гарантов в регионе.

Конституционный комитет Сирии полностью сформирован

Президент Ирана Хасана Рухани отметил, что Конституционный комитет Сирии полностью сформирован. Иранский лидер выразил надежду, что структура начнет свою работу в ближайшем будущем с тем, чтобы пересмотреть конституцию Сирии.

Рухани подчеркнул, что Иран, Турция и Россия имеют общий взгляд на территориальную целостность и унитарную структуру Сирии. «Мы все против иностранной интервенции в Сирии. США поддерживали террористов в Сирии и пытались разделить Сирию. Это недопустимо», — сказал Рухани.

Он также назвал неприемлемым решение США о признании оккупированных сирийских Голанских высот израильской территорией. «США сделали это, хотя и не имели на это никакого права. Это показывает, насколько злонамеренно США относятся к сирийскому народу», — сказал президент ИРИ.

По его словам, Турция, Россия и Иран придерживаются единого мнения относительно необходимости продолжения борьбы с терроризмом в Сирии. «К востоку от реки Евфрат в Сирии присутствуют террористы, и эта территория контролируется США», — констатировал Рухани.

Президент Ирана также выразил удовлетворение по поводу того, что Ирак и Ливан присоединились к мирному процессу в Астане в качестве наблюдателей.

Турция, Россия и Иран предпримут шаги по снижению напряженности в Идлибе

По словам президента РФ Владимира Путина, на саммите предметно обсуждалась проблематика борьбы с терроризмом на сирийской территории.

«Наибольшую озабоченность, безусловно, вызывает обстановка в Идлибской зоне, контроль над которой фактически захватили аффилированные с «Аль-Каидой» радикальные группировки. Мы не можем, конечно, с этим мириться, поэтому договорились с господином Эрдоганом и господином Рухани продолжить совместную работу в интересах окончательного снятия напряженности в Идлибе»,- сказал российский лидер.

Российский лидер отметил, что в число первоочередных задач входит продвижение межсирийского политического диалога. «В этих целях будет продолжена практика проведения регулярных экспертных встреч с участием представителей стран-гарантов, сирийской стороны, а также ООН и региональных наблюдателей. Очередной четырнадцатый раунд таких консультаций пройдет в октябре в Нур-Султане», — сказал он.

Путин добавил, что в принятом по итогам саммита совместном заявлении зафиксирована приверженность дальнейшей работе в пользу устойчивого и жизнеспособного мира в Сирии.

По словам главы российского государства, дипломаты трех стран провели кропотливую работу по определению Дамаском и оппозицией кандидатов для вхождения в состав Конституционного комитета Сирии и основных параметров его функционирования. «Список участников комитета полностью согласован при самом активном участии стран-гарантов», — сказал Путин.

Президент РФ отметил, что создаются предпосылки для перехода Сирии к мирному устроительству. «Уровень насилия в стране снижен, началось восстановление объектов социальной и экономической инфраструктуры», — заявил он.

Путин затронул также тему развития турецко-российских отношений. «С президентом Турции, господином Эрдоганом, нашим другом рассмотрели актуальные вопросы российско-турецкого взаимодействия, которое, по нашему общему мнению, динамично развивается по самым разным направлениям», — сказал он.

Президент РФ констатировал, что в прошлом году товарооборот между двумя странами превысил 25 миллиардов долларов. Успешно осуществляются стратегически важные проекты в энергетике: строительство крупной электростанции «Аккую» и газопровод «Турецкий поток». Углубляются военно-технические связи – выполняется контракт на оснащение вооруженных сил Турции комплексами С-400 «Триумф». Идут переговоры по новым перспективным вооружениям», — сказал он.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%81%D0%B0%D0%BC%D0%B0%D1%8F-%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%88%D0%B0%D1%8F-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B1%D1%83%D0%B4%D1%83%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-ypg-pyd/1585774