Чем грозят властям Ирана голодные бунты?

Иранцы не просто грабят магазины, но и выдвигают политические требования.

На фоне растущей обеспокоенности в мире по поводу ядерной программы Ирана — в вторник министр обороны Израиля Бени Ганц объявил, что «осталось несколько недель» до того, как эта страна создаст свою первую ядерную бомбу — в самой Исламской республике резко обострилась внутриполитическая обстановка.

Сразу в нескольких десятках городов Ирана на фоне затяжного экономического кризиса продолжаются массовые протесты. В ряде мест они переходили в погромы магазинов — соцсети переполнили видеоролики, где видно, как иранцы врываются в супермаркеты, хватая продукты с полок. При этом экономические требования протестующих начинают переходить в политические.

О том, что сейчас происходит в Иране и во что могут вылиться эти далеко не первые за последние годы уличные беспорядки, обозреватель «Росбалта» поговорил со старшим научным сотрудником Института Востоковедения РАН Владимиром Сажиным.

— Как вы оцениваете последние события в Иране?

— По последним данным, протесты прокатились по 40 городам страны. Недовольные демонстранты грабят магазины и склады. Насколько массовыми были эти выступления в каждом из этих городов, сказать трудно, но по разным данным в них уже погибло от одного до четырех человек, десятки арестованы.

— В чем причина такого взрыва недовольства?

— Главная причина в том, что, несмотря на увеличение цен на нефть на международном рынке и на то, что Иран, в связи с этим, стал получать больше нефтедолларов, чем в прошлом году, правительство повысило цены на продукты и другие товары. Была снята дотация с некоторых товаров повседневного спроса, которые до этого субсидировались государством. В итоге 12 мая цены на хлеб, яйца, бензин поднялись на 300%. И это конечно, вызвало недовольство.

Кроме того, в то же самое время упал курс национальной валюты — иранского риала. Если до этих событий курс колебался в районе 250 тысяч риалов за 1 доллар, то 12 мая он рухнул до 300 тысяч риалов.

— Почему правительство Ирана дотировало продукты питания?

— Дело в том, что по некоторым данным, из 84 миллионов жителей Ирана половина находится за чертой бедности. В связи с этим руководство страны было вынуждено субсидировать основные виды продовольствия, а также бензин. Это были внеэкономические меры, но теперь правительству пришлось пойти на определенное снижение норм поддержки. Отмена этих субсидий и вызвала скачок цен и резкий рост недовольства населения. И теперь в некоторых местах экономические протесты переходят в политические.

— Насколько серьезные последствия для руководства страны могут иметь эти выступления?

— Пока сказать сложно, но на мой взгляд, у руководства Ирана есть очень серьезные инструменты для подавления недовольства. Правительство внимательно следит за развитием ситуации и, как говорится, держит руку на пульсе. Не думаю, что в ближайшем будущем может произойти какой-то социальный взрыв в этой стране, который разнесет этот режим. Такие выступления были и раньше, например, в 2019 году.

— Вы упомянули, что в нынешнем году Иран стал больше поставлять нефти на мировой рынок. Это связано с какими-то послаблениями из-за идущих сейчас переговоров по возвращению ядерной сделки с Тегераном?

— Нет, я не думаю, что это связано с переговорами по возвращению Ирана в Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), касающийся его ядерной программы. Просто, по официальным данным, в первом квартале этого года экспорт иранской нефти увеличился на 30 процентов, составив 900 тысяч баррелей в сутки, хотя сами иранские чиновники говорят, что он достиг 1,5 млн баррелей в сутки.

— С чем это связано?

— Думаю, что Иран просто стал больше продавать нефти в Китай, правда, по очень низким ценам, которые, по некоторым данным, в два раза ниже рыночной стоимости. Естественно, КНР с удовольствием ее закупает. В связи с этим, на мой взгляд, у руководства Ирана есть сегодня и экономические, и репрессивные рычаги для того, чтобы справиться с нынешней ситуацией. Поэтому полагаю, что ждать каких-то революционных изменений в этой стране в ближайшее время не стоит.

Беседовал Александр Желенин

Источник — rosbalt.ru

Кризис в Украине и национальные интересы Ирана

Ukrainian service members look for unexploded shells after a fighting with Russian raiding group in the Ukrainian capital of Kyiv in the morning of Feb 26, 2022. (Photo: AFP/Sergei Supinsky)

Мощь Ирана будет возрастать благодаря региональному сотрудничеству и всесторонним отношениям со странами, которые лингвистически, расово, религиозно, культурно, географически и граждански связаны с Ираном.

Несомненно, что мощь Ирана будет возрастать за счет развития регионального сотрудничества и всесторонних отношений со странами, которые связаны с Ираном в языковом, расовом, религиозном, культурном, географическом и гражданском отношениях. В этом контексте также означает укрепление подхода приоритетности отношений с Азией и ее соседями. С этой точки зрения сильное присутствие Ирана в евразийском регионе и стабилизация отношений с Россией и Китаем могут привести к экономическому развитию страны.

Ситуация с несогласием, воздержанием и согласием при голосовании Генассамблеи ООН о приостановлении членства России в Совете по правам человека показала, что основные страны, которые в будущем могут присоединиться к Ирану, — это те, кто голосовал не за антироссийскую разрешающую способность. Из 193 государств-членов ООН только 93 проголосовали против России, а еще 100 проголосовали против Запада в нынешнем противостоянии с Россией.  Объединенная сила этих 100 стран больше с точки зрения населения, экономической и военной мощи, чем лагеря США и НАТО. Четыре страны, официально обладающие ядерным оружием (Россия, Китай, Индия и Пакистан), члены БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества, основные члены ОПЕК и ОПЕК+, значительная часть G20 и большинство неприсоединившихся членов Организации Исламского сотрудничества, Африканского Союза и Южноамериканский союз не были на Западном фронте против России.

Включение Анкары в российскую оппозицию, подчеркнутое антироссийским голосованием Турции за приостановку членства России в Совете по правам человека, также повышает вероятность того, что Турция будет исключена из евразийских уравнений между Россией и Китаем, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе.  Антироссийский подход сионистского режима, усилившийся в последние дни, еще больше изолировал этот режим в Западной Азии и может создать новые возможности для Ирана.

Цель Трампа выйти из Совместного всеобъемлющего плана действий и упорство Байдена по срыву этой ядерной сделки — это попытка достичь двустороннего соглашения с Ираном об отделении страны от евразийских держав. США и страны Запада не заинтересованы в том, чтобы Иран склонялся на сторону этих двух стран в войне с Россией и Китаем. Цель США — лишить Иран евразийских возможностей и отделить его от России и Китая путем определения западными экспертами и СМИ мнимых возможностей, таких как восстановление отношений с Западом.

На данный момент использование разногласий США с Россией для восстановления отношений с Западом, как советуют некоторые эксперты, не может быть правильным и стратегическим выбором для Ирана. Скорее, именно укрепление отношений с Россией и Китаем и установление доверия между Ираном и этими двумя странами укрепит наши позиции в Евразии. Сохраняя наши независимые принципы во внешней политике, мы должны действовать таким образом, чтобы Россия, Китай и другие страны Евразии не подумали, что в сложившейся ситуации Иран вступит в игру, чтобы использовать разногласия между Западом и Востоком. Другими словами, евразийские державы и наши восточные соседи не должны исходить из того, что политика взгляда на восток Ирана не имеет стратегического подхода и действует как тактика.

Что должно быть важно для Ирана, так это использовать возможности украинской войны для обеспечения национальных интересов. Недавний американо-европейский саботаж переговоров в Вене показывает, что враждебность Запада по отношению к Ирану сохраняется и на этот блок нельзя полагаться. В связи с этим, планируя наращивание экономического сотрудничества с Россией и Китаем и укрепление отношений с Евразийским союзом, Шанхайской организацией сотрудничества и уделяя приоритетное внимание увеличению своего присутствия на евразийском пространстве, мы можем воспользоваться украинской войной и обеспечить свои национальные интересы.

Моксен ПакайенИсточник: https://en.mehrnews.com/news/186799/Crisis-in-Ukraine-and-Iran-national-interests

Кризис в Украине и национальные интересы Ирана — Иран.ру (iran.ru)

Стало известно о странном задержании дипломатов ЕС, летевших из Тегерана

На фото: Энрике Мора, политический директор Европейской службы внешних действий (Фото: ZumaTAСС)

То, что случилось с людьми, вернувшимися с переговоров об СВПД, вызывает беспокойство из-за его последствий

Эльдар Мамедов

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, «New York Times», «Washington Post», «Los-Angeles Times» и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Утром 13 мая Энрике Мора, политический директор Европейской службы внешних действий (European External Action Service, EEAS), был на непродолжительный срок задержан германской полицией в аэропорту Франкфурта по возвращении из Тегерана, куда он отправился в попытке спасти пошатнувшееся ядерное соглашение с Ираном, известное как СВПД*.

Глава Рабочей группы EEAS по Ирану (EEAS Iran Task Force) Бруно Шолль, который сопровождал Мора, также был задержан, сообщает журнал Politico, как и посол ЕС при ООН в Вене Штефан Клемент. Отметив, что у него был испанский дипломатический паспорт, Мора указал на возможное нарушение властями Германии Венской конвенции о дипломатических сношениях. По словам дипломата, никаких объяснений их задержанию дано не было, а его телефоны и паспорт были изъяты полицией для проверки.

В сообщениях говорится, что этих троих мужчин держали отдельно в течение 40 минут, прежде чем их отправили обратно в Брюссель.

Со своей стороны, полиция заявила, что задержание было вызвано «не связанными с отдельными лицами показаниями, основанными на информационных технологиях». По сообщению журнала Politico, «Одно из объяснений, циркулировавших среди официальных лиц ЕС, заключалось в том, что схема поездок дипломатов, которым пришлось несколько раз перебронировать свои рейсы обратно в Европу из-за нестабильного графика в Тегеране, вызвала автоматическое оповещение пограничной полиции, которая не приняла во внимание дипломатический статус путешественников».

В то время как босс Моры, верховный представитель ЕС по внешней политике Жозеп Боррель, пытался преуменьшить значение инцидента и подчеркнуть, что он «находится в контакте» с немецкими властями, сам Мора решил предать это огласке.

«Задержан немецкой полицией в аэропорту Франкфурта по пути в Брюссель, возвращаясь из Тегерана. Ни единого объяснения», — написал Мора у себя в твиттере. «У чиновника ЕС с официальной миссией, имеющего испанский дипломатический паспорт, забрали документы и телефоны».

Действительно, то, что произошло во Франкфурте, крайне необычно и ставит в неловкое положение ЕС и его усилия играть серьезную роль в международных делах.

Возможно, хотя и маловероятно, что задержание Моры произошло просто из-за ошибки пограничной полиции в аэропорту. Но он — хорошо известная личность, высокопоставленный дипломат ЕС, путешествующий с дипломатическим паспортом государства-члена ЕС. Немыслимо, чтобы полиция Франкфурта — крупного международного транспортного узла — могла не знать о конвенциях, регулирующих дипломатический иммунитет.

Это поднимает ряд тревожных вопросов. Почему немецкие власти действовали таким образом, учитывая, что Германия является членом европейской тройки (наряду с Великобританией и Францией) участников СВПД, которые заявили о своей приверженности сохранению соглашения, а именно той миссии, которая поставлена перед Морой?

Когда государство-член обращается с высокопоставленным должностным лицом ЕС таким уничижительным образом, это неизбежно вызывает вопросы о единстве внутри ЕС — том активе, который официальные лица ЕС готовы подчеркивать, когда они имеют дело с внешними угрозами — такими, как российская специальная военная операция (терминология автора изменена редакцией) на Украине, например.

Подобные инциденты также сильно подрывают отношения ЕС с третьими странами. События во Франкфурте, очевидно, не остались незамеченными в Тегеране. Тот факт, что телефон Моры был временно конфискован, без сомнения, вызвал опасения, что он мог быть взломан. Это еще больше подрывает доверие к блоку, особенно учитывая деликатность миссии Моры в Тегеране.

То, что произошло во Франкфурте рано утром 13 мая, на первый взгляд, несет в себе признаки потенциального дипломатического саботажа в особенно чувствительный момент переговоров с Ираном. Правительство Германии обязано дать подробные объяснения своим собственным гражданам и своим партнерам по ЕС.

Автор: Эльдар Мамедов — имеет дипломы Латвийского университета и Дипломатической школы в Мадриде. Он работал в Министерстве иностранных дел Латвии и в качестве дипломата в посольствах Латвии в Вашингтоне и Мадриде. С 2007 года Мамедов работал политическим советником социал-демократов в Комитете по иностранным делам Европейского парламента (ЕП) и возглавляет делегации ЕП по межпарламентским отношениям с Ираном, Ираком, Аравийским полуостровом и Машреком.

Перевод Сергея Духанова.

* Совместный всеобъемлющий план действий (сокр. СВПД; англ. Joint Comprehensive Plan of Action, сокр. JCPOA; перс. برنامه جامع اقدام مشترک‎) — политическое соглашение между Ираном и группой государств, известных как 5+1, относительно ядерной программы Ирана. Группа состоит из США, России, КНР, Великобритании, Франции — пяти постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН), а также Германии. В 2018 году президент США Дональд Трамп объявил о выходе США из соглашения и анонсировал дополнительные санкции в отношении Ирана. В ответ в 2019 году Иран объявил о приостановлении выполнения двух пунктов сделки.

Источник — СвободнаяПресса

Методы избавления от американского господства

Фото:https://www.mk.ru/

С февраля по апрель США, Европейский союз, Великобритания, их союзники и вассалы уже ввели в действие пять пакетов санкций против России. Нечто подобное бывало в истории и раньше. Во-первых, санкции действовали против Советской России и Советского Союза с конца 1917 года до начала Великой Отечественной Войны. Во-вторых, были санкции США и их вассалов против неугодных Вашингтону стран после Второй мировой войны. Кстати, и против Советского Союза в годы холодной войны были вновь введены санкции, которые в том или ином виде действовали до развала СССР. А из других стран, ставших объектами санкций, можно выделить Кубу, КНДР, Чили, Панаму, Ирак, Венесуэлу, Иран. Особенно длительными считаются санкции против Кубы (с 1960 года по сей день) и против Ирана (с 1979 года по сей день). Однако ни Куба, ни Иран не пали под давлением санкций.

Чтобы России эффективно противодействовать нынешним санкциям, стоит внимательно осмыслить опыт противодействия им в прошлом. В данном случае хочу остановиться на опыте Ирана. После свержения в Иране в 1979 году шахского режима были заморожены все иранские авуары и золотые запасы в американских банках. Далее последовал полный запрет гражданам и компаниям США вести бизнес в Иране или участвовать в совместных предприятиях с иранскими компаниями. Вашингтон подверг вторичным санкциям компании других стран, пытавшихся обходить американское эмбарго.

В 80-е годы Вашингтон добился запретов на выдачу кредитов Ирану международными финансовыми организациями. Был полностью заблокирован любой товарообмен между США и Ираном. От всех стран Вашингтон потребовал прекращения поставок оружия и оказания любой помощи Тегерану. В 1990-е годы Вашингтон организовал полную блокаду Ирана, а в 1995 году даже добился от Москвы разрыва соглашения с Тегераном на поставки многих видов оружия.

Все продолжалось в том же духе до июля 2015 года, когда состоялась «ядерная сделка», заключенная между Ираном и шестеркой международных посредников (пять постоянных членов Совбеза ООН и Германия). Частично санкции против Ирана стали сниматься, но через два с небольшим года США по решению президента Дональда Трампа из «ядерной сделки» вышли и с 2018 года полностью восстановили санкции против Ирана. Вашингтон предупредил, что не допустит, чтобы Великобритания, Германия, Франция, Россия и Китай нарушали режим блокады Ирана, угрожая им вторичными санкциями. А вот самое последнее событие в истории санкций против Ирана: 30 марта 2022 США добавили в санкционные списки четыре компании из Ирана и одного гражданина Исламской Республики.

Итак, Иран находится под санкциями 43 года. Цели санкций почти не меняются: доведение иранской экономики до краха, провоцирование народных волнений, отстранение от власти антиамериканских кругов, восстановление американского контроля над Тегераном. Добавилась лишь одна новая цель: не допустить превращения Ирана в ядерную державу. Однако никаких признаков того, что Вашингтон добился поставленных целей, не просматривается. Иран научился жить в условиях перманентных санкций. Как ему это удается?

Здесь два главных секрета. Во-первых, Иран за четыре десятилетия сумел создать экономику, которая существенно снизила зависимость от внешних рынков. Во-вторых, для поддержания и развития экономических отношений с другими странами Иран создал специальные технологии и схемы, позволяющие обходить санкционные барьеры. Об этом я хочу поговорить подробнее. Сначала перечислю наиболее используемые схемы и технологии.

Проведение торговых операций с компаниями других стран без использования валюты, т.е. схема бартера.
Использование для расчетов во взаимной торговле с другими странами национальных валют.
Использование в качестве инструмента расчетов золота.
Использование для трансграничных расчетов и переводов денег наличной иностранной валюты.
Использование для трансграничных денежных переводов отработанными веками на Востоке метода «хавала».
Криптовалюты.
Различные методы скрытой поставки товаров (по сути, контрабанда).
Проведение торговых и транспортных операций в интересах Ирана с помощью фирм и даже государств, называемых «черные рыцари».
Учреждение за рубежом подставных фирм, осуществляющих торговые операции с Ираном.
Учреждение за рубежом банков, которые проводят платежные и расчетные операции по обслуживанию внешней торговли Ирана.
Остановлюсь на некоторых пунктах приведенного списка.

Пункт 3. Особенно активно Иран стал использовать в международных расчетах золото в начале прошлого десятилетия. Золото Иран получал преимущественно за экспорт нефти и газа. Особенно в Турцию и Индию. В 2012 году ввоз золота в Иран вырос до 6,5 миллиарда долларов, что в десять раз больше, чем в 2011 году. Одновременно вырос турецкий экспорт золота в ОАЭ – с 280 млн долл. в 2011 году до 4,6 млрд долл. в 2012 году; большая часть этого золота, полагают эксперты, была предназначена для конвертации в твердую валюту в интересах Ирана. За счет золота покрывались потребности в импорте. Иран, используя сеть посредников, потом продавал золото в странах с большим спросом на драгоценности – в Индии, Малайзии и Дубае, конвертируя золото в твердую валюту. США пытались распространить санкции на операции Ирана с золотом, но у американцев не получилось. Была организована контрабанда золота либо золото стало использоваться для расчетов без его завода на территорию Ирана.

Пункт 5. Система «хавала» стара, как мир, уже многие века она используется на Ближнем и Среднем Востоке. Похожая система, называемая «хунди», традиционно используется Индией и ее соседями. Деньги в такой системе не пересекают границы. В странах, участвующих в системе «хавала», имеются люди, которых условно можно назвать брокерами; они выдают деньги из своих касс адресату по команде их партнеров-корреспондентов из других стран. При обратных транзакциях в эти кассы отправитель вносит деньги в кассу брокера. Эффективность системы «хавала» определяется скоростью передачи команды по выдаче денег из одной страны в другую. Современная «хавала» использует однократные уведомления и подтверждения по электронной почте, факсу или телефонными звонками, а в последнее время используется скайп. Особенностью системы является то, что она лишена обширного бюрократического аппарата, в основном операции проводятся на суммы до 100 тыс. долл. (хотя бывают переводы и до одного миллиона долларов). Адресат получает деньги в течение суток, максимум двух. Важным достоинством системы «хавала» является низкая комиссия за проведенные операции (1-1,5%). «Хавала» может обеспечить перевод денег из Ирана в ту или иную страну Ближнего Востока, а затем при необходимости брокеры могут продвигать деньги в различные банки США и других стран Запада. Все финансовые транзакции осуществляются методом взаимозачета. Расчеты между брокером страны-отправителя платежей и брокером страны-получателя проводятся по клиринговой схеме, а для закрытия сальдо используется контрабанда золота, других драгметаллов, наличной конвертируемой валюты и т. п.

Пункт 7. За десятилетия санкций Иран отточил искусство контрабанды. Например, для доставки своей нефти покупателям в обход санкций Иран разработал несколько способов: загрузка нефти в крупные танкеры и тайное ее перекачивание в открытом море на легальные суда покупателей; изменение названий и идентификационных кодов судов и танкеров, чтобы скрыть, что они принадлежат Ирану; отключение системы автоматической идентификации судов, чтобы сделать их «невидимыми».

Пункт 8. Привлечение к проведению торговых и транспортных операций в интересах Ирана так называемых «черных рыцарей». Таковыми могут быть как отдельные компании, так и целые государства (Венесуэла, Ирак, некоторые страны Центральной Азии), готовые за дополнительную премию помогать Тегерану продавать нефть и некоторые другие товары в обход санкций.

Наверное, главную роль в противостоянии экономическим санкциям играют те методы и схемы, которые отмечены в последних двух пунктах. Остановлюсь на пункте 10.

Существуют веские доказательства того, что иранские банковские и иные финансовые организации учреждали (или приобретали) банки в других странах через подставных лиц. Это банки-агенты Ирана, действующие в иностранных юрисдикциях под разными отвлекающими вывесками. Они принимают выручку в долларах, евро и иных свободно конвертируемых валютах, получаемую от экспорта иранской нефти. Со счетов таких банков происходит также оплата долларами и иными конвертируемыми валютами товаров, импортируемых Ираном. Эта схема сопряжена с рисками, но риски могут быть минимизированы, если истинный источник валюты или конечная цель перевода валюты со счета банка скрываются. Для этого используются подставные лица, фальсифицированные контракты, длинные цепочки посредников и т. д. В этих цепочках участвуют банки Ближнего и Среднего Востока, континентальной Европы, Великобритании. Причем все банки, участвующие в цепочках, прекрасно знают, кто является конечным бенефициаром валютных операций. Достаточно вспомнить скандал, который разразился в декабре 2012 г. Выяснилось, что почтенный английский банк Standard Chartered из лондонского Сити провел более 60 тыс. транзакций в пользу Ирана. Власти США привлекли банк к ответственности за отмывание денег в интересах Ирана, и Standard Chartered был оштрафован на 327 млн. долл. К ответственности за нарушение санкционного режима в отношении Ирана были также привлечены европейские банки UniCredit, HSBC, Royal Bank of Scotland, Deutsche Boerse, Société Générale и Crédit Agricole. Американские банки в подобного рода скандалах замечены не были, они находятся под жестким контролем финансовой разведки США.

18 марта 2022 г. в The Wall Street Journal была опубликована резонансная статья Яна Талли (Ian Talley) под названием «Тайная финансовая система помогла Ирану выстоять под санкциями, как свидетельствуют документы» (Clandestine Finance System Helped Iran Withstand Sanctions Crush, Documents Show). Автор пишет: Иран создал тайную банковскую и финансовую систему для проведения операций по внешней торговле на суммы, измеряемые десятками миллиардов долларов, и научился успешно обходить американские санкции. Это позволяет Тегерану выдерживать экономическую осаду и занимать жесткую позицию на переговорах по ядерной программе Ирана. The Wall Street Journal проанализировала финансовые транзакции десятков иранских доверенных лиц на 61 счете в 28 иностранных банках в Китае, Гонконге, Сингапуре, Турции и Объединенных Арабских Эмиратах на общую сумму в несколько сотен миллионов долларов. Представители западной разведки заявляют, что есть доказательства подобных транзакций на десятки миллиардов долларов.

В статье делается ссылка на Месбахи-Могхаддама, высокопоставленного иранского политического деятеля, близкого к верховному лидеру Али Хаменеи. Он заявил в январе прошлого года, что скрытые импортные и экспортные операции составляют 80 миллиардов долларов в год. По оценкам МВФ, в 2022 году торговый оборот Ирана вырастет до 150 миллиардов долларов, включая зарубежные продажи, запрещенные санкциями. Это в два с лишним раза превышает тот высокий уровень, который был достигнут в 2016-2017 гг., когда Иран был освобожден от санкций.

P.S. 1 апреля РИА «Новости» опубликовало следующее заявление заместителя главы Центробанка Ирана по международным делам Мохсена Карими: «Иран, основываясь на своем богатом опыте нахождения под санкциями в течение последних лет, для ухода из-под влияния американского господства и враждебных стран принял необходимые меры, которые и предложил российской стороне». Иранский чиновник дал понять, что даже если бы все санкции были бы сняты Вашингтоном, Иран не собирается полностью отказываться от наработанных финансовых технологий, которые избавляют от американского господства.

Источник — fondsk.ru

Akharin Khabar (Иран): cможет ли иранская нефть заменить российскую?

https://www.azernews.az/

Иран считает, что он в состоянии максимально выгодно использовать нынешнюю ситуацию на мировом рынке нефти в своих экономических интересах, пишет Akharin Khabar. Только Тегеран способен обуздать существующий ажиотажный спрос.

ИА «Исна»: Глава Комиссии по энергетике при Торгово-промышленной палате Ирана Реза Падидар выразил убеждение в том, что Иран в состоянии максимально выгодно использовать нынешнюю ситуацию на мировом рынке нефти в своих экономических интересах.

Как отметил Реза Падидар, указав на кризисное состояние нефтяного рынка вследствие введенных США и другими государствами санкций против России, а также вследствие нежелания нефтетрейдеров, опасающихся также оказаться под санкциями, покупать российскую нефть, шоковое состояние предложения на рынке нефти чрезвычайно ощущается в настоящий момент. И, несмотря на то, что экспорт российской нефти составляет только 8% от общемирового, даже этот сравнительно небольшой объем оказывает решающее воздействие на кризисное состоянии предложения.

Заявив о том, что колебания цен на нефть в течение прошедшего марта фиксировались в диапазоне примерно от 100 до 110 долларов за баррель, Падидар также добавил следующее: санкции против российских банков и финансовых организаций привели к тому, что экспорт российской нефти, а также рынки других стран, зависящих от российского экспорта, безусловно, пострадали. Ряд ключевых игроков на нефтяном рынке отказались от закупок нефти у России, и подобная ситуация, несомненно, не могла не отразиться на мировых ценах, которые продолжают идти вверх. Но в то же время, ряд стран, крупных потребителей нефти, задействовали свои накопленные стратегические запасы «черного золота». Это несколько скорректировало ситуацию с ценами, которые и держатся последнее время на уровне 100-110 долларов.

Глава Комиссии по энергетике и окружающей среде также добавил, что, хотя введенные западными странами санкции против России не затронули весь ее экспорт, многие, как уже говорилось, нефтетрейдеры в США и странах Карибского бассейна отказываются приобретать нефть у России. Произведенная Международным энергетическим агентством (International Energy Agency, или IEA, — прим. перев.) скоординированная закачка нефти в масштабах 60 миллионов баррелей в сутки несколько приостановила рост цен, но если основная наша цель — это обратить данную тенденцию с ценами вспять и сделать более стабильным предложение на рынке, то вливания необходимы в больших объемах, разъяснил Падидар. Или же, уточнил он, на рынке должен срочно появиться хотя бы еще один крупный игрок масштаба России.

Отметив, что существующие статистические данные и подсчеты свидетельствуют о сохранении нынешнего диапазона цен (тех же 100 −110 долларов за баррель), по крайней мере, на предстоящие три-четыре месяца, Падидар, однако, добавил, что, нефть марки «Брент» с шельфа Северного моря может дать диапазон в 10-15 долларов в сторону снижения, и такой же диапазон может дать нефть «West Texas Intermediate» (марка нефти, добывающаяся в штате Техас, США, — прим. перев.). Но этого все же будет недостаточным, чтобы насытить существующий спрос. Насытить его будет способен, как было сказано, игрок, обладающий собственными запасами нефти стратегического масштаба. Только ему под силу обуздать существующий ажиотажный спрос.

Говоря об этом, глава Комиссии по энергетике указал на Иран и его экономику, значительная часть которой связана, как всем известно, с экспортом нефти. Он уточнил, что, согласно подсчетам и оценкам аналитиков и экспертов по нефти, существующая ситуация дает Ирану возможность нарастить нефтедобычу до объемов в 2,5-2,6 миллионов баррелей в сутки. А если еще учесть, что на международных переговорах в Вене сейчас достигнут определенный прогресс, и близится повторное заключение соглашения между странами-участниками ядерной сделки, то это приведет и к росту заинтересованности со стороны стран, нуждающихся в нефти, в том, чтобы Иран вернул себе позиции крупнейшего экспортера. И тогда удастся компенсировать ту лакуну, которая возникла из-за санкций против России, именно за счет предложения на рынке со стороны Ирана.

Как разъяснил Падидар, Иран, несомненно, сможет в достаточно короткое время нарастить нефтедобычу, но, чтобы быстро утолить нефтяной голод на мировых рынках, нужно еще подумать о создании дополнительной инфраструктуры для экспорта, которой у страны пока нет. Падидар уточнил, что бюджет Ирана на текущий год предусмотрел поставки (нефти) в объемах приблизительно в 1,2 миллиона баррелей в сутки, но если условия будут благоприятны, и продажи смогут возрасти еще хотя бы до 1,5-1,6 миллионов баррелей, то это как раз создаст ту добавленную экономическую стоимость, которая сможет обеспечить в итоге и дальнейшее необходимое развитие инфраструктуры. И тогда ситуация с ценами может на самом деле стабилизироваться. Более стабильные доходы от экспорта нефти, которые Иран сможет гарантировать себе в текущей ситуации, принесут, в свою очередь, столь необходимый стране экономический рост, если не в текущем году, то, по крайней мере, в следующем.

Khorasan, раздел «Экономика»

Источник — ИноСМИ

Израиль создает «альянс сильных государств» против Ирана, — Ст.Тарасов

https://www.chosenpeople.com/

В сложившейся ситуации на Ближнем Востоке некоторые арабские страны будут продолжать искать способы договориться с Ираном. Не исключено, что региональные игроки могут приложить отдельные усилия и для того, чтобы доказать США: выстраивать архитектуру безопасности можно без американцев.

В израильском регионе Негев прошла встреча министров иностранных дел Израиля, а также ряда арабских стран — Египта, Марокко, Бахрейна и ОАЭ при участии госсекретаря США Энтони Блинкена. Это был первый в истории саммит подписантов «Соглашений Авраама». Напомним, что эти соглашения при поддержке Вашингтона были заключены в 2020 году между Израилем и арабскими странами (ОАЭ, Бахрейном и Марокко) с целью установления дипломатических отношений. В 2021 году к соглашениям присоединился Судан.

Израильская дипломатия тщательно готовилась к этому форуму, который в ее представлении должен был обозначать появление в регионе очередного «альянса сильных». Накануне премьер-министр Израиля неожиданно посетил Египет, где встречался не только с президентом этой страны Абдель Фаттахом ас-Сиси, но и с наследным принцем Абу-Даби заместителем Верховного главнокомандующего ВС ОАЭ Мухаммедом бен Зайдом Аль Нахайяном. Тем не менее, как сообщают израильские СМИ, представитель Египта прибыл на саммит в Негев «в самый последний момент», да и то потому, что «присутствие Каира посылает сигнал президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану». От участия в работе форума отказался близкий союзник США король Иордании Абдалла II, который посетил оккупированный Израилем Западный берег в знак солидарности с палестинцами.

Теперь о другом фоне. В седьмую годовщину начала вторжения в Йемен аравийской коалиции во главе с Эр-Риядом и Абу-Даби хуситы подвергли территорию саудовского королевства массированным ударам. Наибольший урон был нанесен объектам компании Saudi Aramco в Джидде, где в результате диверсий загорелось несколько нефтехранилищ. США обвинили в этом Иран. Не случайно Израиль оказался одним из первых, кто громко осудил эти атаки. А в самом Израиле, когда проходила встреча четырех министров иностранных дел арабских стран и Блинкена, в городе Хадера был совершен теракт. Ответственность за убийство двух израильских полицейских взяло на себя ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Полиция сообщает, что двое террористов застрелены. Это не случайное совпадение, и по всем признакам в Хадере реализовали акцию политического терроризма с определенной направленностью.

Наконец о проблемах, которые обсуждались на саммите в Негеве. В центре внимания были два вопроса. Главный: перспективы подписания ядерной сделки между Ираном и пятью постоянными членами СБ ООН плюс Германией в контексте региональной безопасности. Второстепенный — украинский кризис. И сразу обозначились важные нюансы. Если говорить о втором вопросе, украинском, то Блинкен ставил перед собой задачу убедить своих собеседников сделать все возможное, чтобы усилить давление на Россию, помешав ей обходить западные санкции. Что из этого выйдет, пока неизвестно. Но главная интрига раскручивалась все же вокруг иранского ядерного соглашения, когда израильская сторона фактически тестировала американцев. Как заметил вице-президент Иерусалимского института стратегии и безопасности Давид Вайнберг, администрация президента США Джо Байдена «не намерена дальше продвигать «Соглашения Авраама», считая его достижением «ненавистной администрации Дональда Трампа», предпочитает сухой и уничижительный оборот, называя «Соглашения Авраама» всего лишь «важными договоренностями».

Более того, Вашингтон не отказывается от идеи подписать новое соглашение с Ираном и старается нивелировать некоторые раздражающие Тегеран факторы. Согласно Вайнбергу, США, во всяком случае на публичном уровне, «не поощряют региональные союзы против Ирана». Еще более показательно, что администрация Байдена отложила «на пересмотр» выгоды, обещанные арабским странам, заключающим мир с Израилем: такие как продажа Эмиратам истребителей F-35 и признание США Западной Сахары суверенной марокканской территорией. И не только это. В лексиконе американских политиков возродился термин «оккупированные территории» в отношении Западного берега реки Иордан. Все это наводит на мысль, что США вряд ли будут стимулировать выход «авраамического нарратива» за пределы своих нынешних контуров. К тому же на саммите арабские министры подтвердили позиции своих государств в поддержку решения о создании двух государств — палестинского и израильского — в границах 1967 года и подчеркнули важность продолжения ближневосточного мирного процесса.

Поэтому когда некоторые израильские политики заявляют, что саммит в Негеве «создает новый Ближний Восток», непонятно, о чем все же ведется речь. Факт, что в обстановке, которая была невообразима в первые десятилетия существования Израиля, шесть министров иностранных дел, в том числе четверо из арабских государств, собрались вместе. Это снимает с него комплекс геополитической неполноценности на Ближнем Востоке, но в ситуации, когда США дистанцируются в регионе от прежних союзников и ищут новых партнеров, и Иран — один из них, есть ли повод для успокоения? Так, в одном из своих первых внешнеполитических актов администрация Байдена исключила хуситов из списка иностранных террористических организаций и Специального глобального списка террористов. «Реабилитировать» по аналогичному сценарию могут и иранский Корпус стражей Исламской революции (КСИР). Правда, не исключено, что США подобными намеками пытаются оказывать давление на арабские страны с целью заставить их добывать больше нефти.

Израиль ведет контригру, заявляя, что формируется «альянс сильных государств», которые попытаются справиться с иранской проблемой. Теперь остается дождаться того, насколько нынешнее израильское руководство способно воздействовать на Белый дом, ведь ему многое удавалось при Трампе. Сближение региональных игроков является чрезвычайно сложным процессом, их совместное заявлением по итогам саммита в Негеве пока ни о чем не говорит. Эксперты полагают, что в нынешней ситуации ОАЭ и Саудовская Аравия будут продолжать искать способы договориться с Ираном, чтобы получить гарантии стабильности. Но не исключено, что региональные игроки могут приложить отдельные усилия для того, чтобы доказать американцам: выстраивать архитектуру безопасности можно и без них.

29 марта 2022
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

Иран после переговоров в Вене и Украина

Тегеран не станет предпринимать шаги по замещению России на мировом рынке газа

Dr. Hakkı Uygur, Elmira Ekberova   АНАЛИТИКА - Иран после переговоров в Вене и Украина

АНКАРА

Многие эксперты и аналитики сходятся во мнении, что иранский газ не станет альтернативой российскому на фоне санкций, введенных Западом против России из-за войны в Украине.

Во многом это связано с политическими факторами, в том числе близостью Тегерана к Москве. Поэтому вполне ожидаемо, что Тегеран не станет предпринимать шаги по замещению России на мировом рынке газа.

При наличии действующего режима в ИРИ, не приходится ожидать активного входа энергетических гигантов Запада на иранский рынок. Идеологическая составляющая Ирана возобладает над экономическим фактором, также как это делается в последние десятилетия.

К данной оценке приводит также отсталость нефтегазовой промышленности Ирана, для модернизации которой требуются многомиллиардные инвестиции. На сегодняшний день Тегеран не обладает достаточными технологиями для резкого увеличения выработки газа.

Иран не скрывает, что при желании готов «донести» свою позицию до стран региона военными рычагами, как это было видно на примере последнего ракетного удара по Эрбилю на севере Ирака. Тегеран тем самым выразил недовольство курсом Багдада на развитие отношений с рядом государств, чьи интересы открыто противоречат позиции Ирана.

Ранее в СМИ неоднократно проходила информация об «иранском следе» ракетных обстрелов территорий ОАЭ и Саудовской Аравии.

Все это говорит о том, что даже в случае достижения договоренности на ядерных переговорах в Вене, Тегеран не откажется от агрессивной политики в регионе, но будет оглядываться на такие страны, как Турция.

[Др. Хаккы Уйгур, руководитель турецкого Центра изучения Ирана (İRAM)]

* Позиция автора статьи может не совпадать с информационной политикой агентства «Анадолу».

АНАЛИТИКА — Иран после переговоров в Вене и Украина (aa.com.tr)

Турецкая разведка разоблачила иранскую шпионскую сеть

Спецслужбы Ирана действовали через вступившую с ними в сговор компанию

Barış Gündoğan, Abdulrahman Yusupov   |11.02.2022Турецкая разведка разоблачила иранскую шпионскую сеть

АНКАРА

В ходе спецоперации, проведенной Национальной разведорганизацией (MIT) Турции и Стамбульским управлением безопасности, задержаны 14 подозреваемых, которые пособничали планам спецслужб Ирана по похищению иранских оппозиционных деятелей на территории Турции.

Суд избрал в отношении задержанных, среди которых 12 граждан Турции и двое граждан Ирана, меру пресечения в виде ареста. Еще трое членов шпионской сети объявлены в розыск.

По данным источников в силах безопасности, было установлено, что Ихсан Саглам, владелец оборонной компании By Saglam, и его сотрудник, гражданин ИРИ Мортеза Солтан Санджари, пытались незаконным путем вывезти иранских оппозиционеров из Турции.

Саглам и Санджари получили соответствующие инструкции от Сейедмехди Хоссейни и Али Гахраманихаджиабада, которые действовали от имени иранской разведки.

За похищение иранских диссидентов Сагламу и его сообщникам заплатили 150 тысяч долларов. За других лиц, которых планировалось захватить, сотрудники иранской разведки обещали отдельное вознаграждение.

Турецкая разведка разоблачила иранскую шпионскую сеть (aa.com.tr)

Иранский поворот? Он реален после визита президента исламского государства

На минувшей неделе в России побывал президент Исламской Республики Иран Сайед Раиси. 19 января он встречался с президентом Владимиром Путиным, выступил в Госдуме.

Визит плановый, но не будет преувеличением сказать, что он ознаменовал новую веху в российско-иранских отношениях. А у них сложная, противоречивая история, даже если брать ХХ век. Визит прошёл на фоне резкого обострения отношений России и коллективного Запада, с которым и у Ирана отношения в кризисе, как, впрочем, и с Израилем, и с союзническими государствами США – арабскими монархическими режимами Персидского залива. История наших отношений с Ираном далеко не безоблачна, но и во времена СССР, когда в Иране (до 1979 года) властвовала шахская династия Пехлеви, у нас развивались отношения даже в военной сфере. Иран состоял в блоке СЕНТО (столь же агрессивном, как и блок НАТО), нацеленном на наши республики Закавказья и Средней Азии, но страна всё равно не рвала контактов с СССР.

Существовал даже закон, принятый при шахе, в соответствии с которым офицеры иранской армии проходили подготовку и переподготовку в советских военных вузах. Немало иранских военных брали себе в жёны наших девушек, пары появлялись и среди «гражданских» студентов. Теперь в Иране внушительная российская диаспора – «русский мир» насчитывает едва ли не полмиллиона человек. Живут не только в Тегеране, но и в других частях страны. На прошлой неделе руководители России и Ирана договорились, что будет подготовлено всестороннее соглашение о развитии сотрудничества в экономической, торговой и военной сферах. Последнее особенно важно для Ирана. Ведь к нему применяют не только санкции (уже в течение сорока лет), но угрожают и  военной силой.

Страну хотят склонить к условиям Запада, в первую очередь по так называемой ядерной сделке. В своё время Иран принял её, Россия тоже участник процесса, и мы были заинтересованы, чтобы Иран выполнял соглашение и смертоносное оружие не расползалось по миру. Но на Западе придерживаются версии, что Иран где-то в горах до сих пор тайно обогащает уран сверх положенных мощностей. Израиль оказывает серьёзное давление на США, убеждая Пентагон, что Иран стремится к обладанию ядерным оружием. Тут важно отметить, что Иран, в отличие от Израиля, подписал соглашение о нераспространении ядерного оружия. Кроме того, опасения, что Иран стремится к господству на Ближнем или Среднем Востоке, представляются преувеличенными. Скорее именно Иран является мишенью для монархий Персидского залива. Именно поэтому Иран тянулся к  СССР (России), в том числе к сотрудничеству в  военной сфере.

Известно, что не состоялась сделка по приобретению у РФ комплекса ПВО С-300, о чём фактически договорились при президенте Ахмадинежаде. Но тогда со всех сторон давили на правительство президента Дмитрия Медведева, и  Россия сказала «нет». А ведь Иран был готов заплатить почти 800 миллионов долларов. Друзья-иранцы тогда говорили: «Что же вы делаете? Мы берём С-300 как оборонительное оружие, а не для нападения. Мы могли бы защитить в первую очередь, атомную электростанцию в Бушере – ведь вы её помогаете строить!» Увы… Бушер достраивали потом двенадцать лет. Иранцы всё удивлялись, что мы ставим под удар, как они говорили, «дело рук своих». В Иране после срыва сделки стали скептически относиться к  обещаниям России. Такие настроения были в  межлисе (парламенте) Ирана, среди духовенства, в  деловых кругах.

Диалог продолжался, но иранцы вели его с  оглядкой. Срывались торговые сделки и другие соглашения. В немалой степени это следствие 90-х, когда во многих министерствах у  нас сидели «советники» из США, других «цивилизованных стран». Хорошо знаю это на таком примере: наши предложения по итогам работы Российско-иранского делового совета при ТПП и Центре изучения современного Ирана ложились под сукно. Иранцы выражали готовность развивать сотрудничество не только с Москвой, но и между своими провинциями и регионами РФ, а мы стыдливо опускали глаза, мол, время не пришло, давайте потерпим.

То, что происходит в последние 3–4 года, когда Иран стал членом ШОС и  может войти даже в состав ОДКБ, активно подключается к  евразийскому сотрудничеству,  – весьма позитивный процесс. Надеюсь, в  руководстве России в полной мере осознают важность иранского направления. Иран может стать не только стратегическим партнёром, но и стратегическим союзником. Часть серьёзных угроз была бы для нас снята со стороны так называемого южного подбрюшья, да и отчасти западного. Ведь Иран – мощная держава: 80-миллионная страна с большим мобилизационным ресурсом. Иран способен защищать не только свою землю, но и  наши коллективные интересы. В  условиях, когда Россия испытывает беспрецедентное давление со стороны Запада, визит президента Ирана можно оценить как имеющий большие перспективы. Думаю, он получит нужное развитие.

Владимир Онищенко, военный обозреватель Иран.Ру

«Литературная газета» №4, 2022 г.

С опорой на свои силы. Может ли Иран рассчитывать на Россию?

Возобновление переговоров по иранской ядерной программе не уменьшило давление на Тегеран. Стране угрожают новыми санкциями и военными атаками. Неоднозначную позицию в отношении Ирана заняла Россия.

Лицемерие капитала

Дипломатия — такой же инструмент империалистической экспансии, как милитаризм. Разъяснению этого немало сил посвятил В.И. Ленин. «Разве мы не видим постоянно, что дипломатия всех империалистских держав щеголяет прекраснодушнейшими «общими» фразами и «демократическими» заявлениями, прикрывая ими грабеж, изнасилование и удушение мелких народов?» — подчеркивал он. Ленин добавлял, что цель буржуазной дипломатии — одурачить рабочих «ни к чему не обязывающими, лицемерными фразами насчет «демократического» мира, свободы малых народов «вообще», «ограничения вооружений» и т.п.».

Эти замечания подходят и к современной политике. В последнее время западные державы стали участницами ряда переговоров. Одни из них проходят в Вене и посвящены иранской ядерной программе. Напомним, что заключенный в 2015 году документ под названием «Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД) предусматривал снятие с Тегерана санкций в обмен на ограничения в ядерной сфере. Будучи участником соглашения, Вашингтон с самого начала саботировал свои обязательства, а в 2018-м и вовсе вышел из него. К блокаде Ирана присоединились европейские страны, после чего Тегеран в соответствии с положениями документа стал постепенно освобождаться от его условий.

Возвращение к СВПД было одним из предвыборных обещаний Джозефа Байдена, и в апреле прошлого года в Австрии стартовали многосторонние переговоры. До июня прошли шесть раундов, затем иранская делегация взяла паузу. Причиной стали выборы, по итогам которых в исламской республике сменилось правительство. Новый президент Эбрахим Раиси является сторонником более жесткого подхода к отношениям с Западом. Выдвинутая им концепция «Взгляд на Восток» нацелена на сближение с соседями и другими странами Азии.

Несмотря на это, в конце года переговоры возобновились. Иранская делегация сразу столкнулась с сильнейшими нападками. США требуют от Тегерана полного и незамедлительного возвращения к обязательствам 2015 года, угрожая в противном случае перейти к более суровым мерам. «Если Иран будет затягивать переговоры, давление на него возрастет», — заявил спецпредставитель американского госдепартамента по Ирану Роберт Мэлли. «До этого момента мы шли по пути дипломатии, но активно обсуждаем с союзниками альтернативы», — добавил госсекретарь США Энтони Блинкен.

Белый дом не только умалчивает о собственных нарушениях соглашения, но и пытается навязать Тегерану новые требования. Они связаны с ракетной программой, производством беспилотных летательных аппаратов и «злонамеренным поведением» Ирана в регионе. Лицемерную позицию заняла «евротройка» в составе Великобритании, Германии и Франции. Обвинив Иран в «разрушении» СВПД, эти страны заявили, что его ядерная программа «как никогда угрожает международному миру и безопасности». О своей роли в срыве договоренностей — тоже ни слова.

В «черном списке»

В Тегеране не питают пустых надежд на то, что Запад вдруг одумается и, «посыпав голову пеплом», пойдет на уступки. Подход более разумный, чем напыщенная, шапкозакидательская и, очевидно, рассчитанная на «внутреннюю аудиторию» поза российских властей, которые потребовали от НАТО «собирать манатки», а в итоге получили унизительную отповедь. Иран рассматривает венские переговоры как возможность снизить накал конфронтации, но одновременно требует уважения своих прав. Среди его условий возвращения к «сделке» — отмена введенных после 2018 года санкций и получение юридически закрепленных гарантий от США, что они не выйдут из соглашения в одностороннем порядке. «Иран вступил в переговоры, чтобы достичь хорошего соглашения, но не примет условий, которые выходят за рамки СВПД», — заявил глава МИД исламской республики Хосейн Амир Абдоллахиян.

Тегеран не зацикливается на контактах с Западом. За последний месяц Абдоллахиян посетил Китай, Оман и Катар, в Иране побывали делегации из Сирии, Объединенных Арабских Эмиратов, Афганистана, Туркмении. В Пекине было объявлено о переходе в стадию реализации 25-летнего соглашения о сотрудничестве двух стран. Несмотря на сложные отношения с Саудовской Аравией, между Тегераном и Эр-Риядом достигнута договоренность о возвращении иранского представителя в офис Организации исламского сотрудничества в Джидде.

Дипломатические успехи помогли сделать важные шаги в сфере экономики. За март — декабрь 2021 года внешнеторговый оборот Ирана увеличился на 38 процентов — до 72 млрд долл., экспорт же показал 40-процентный рост. Несмотря на ударившие по нефтяному сектору санкции, Иран «перенастроил» экономику с упором на несырьевые отрасли. На 22 процента увеличился экспорт стали, существенно возросли показатели химической промышленности, начато производство солнечных батарей и судовых двигателей. Представляя проект бюджета, Эбрахим Раиси назвал главными принципами социально-экономического развития стабильный рост и справедливое распределение благ. Этому должна служить опора на внутренние ресурсы страны.

Противникам Тегерана это не по нутру. Наступление ведется по нескольким направлениям. Во-первых, США не только не собираются снимать существующие санкции, но и вводят новые. В декабре семь иранских граждан и две организации пополнили «черный список» за «нарушения прав человека». Еще один пакет санкций связан с разработкой беспилотников.

Во-вторых, новые обороты набирает информационная война. В ее центре находится ядерная программа, обрастающая все новыми леденящими душу «подробностями». Хотя Тегеран подчеркивает, что его деятельность преследует сугубо производственные и научные цели и дальше обогащения урана до 60 процентов он не пойдет, западные СМИ утверждают о тайном создании атомной бомбы. Для этого якобы достаточно всего двух-трех недель! Под стать заявления об имеющихся у Ирана «средствах доставки». Если верить американским и израильским изданиям, недавний запуск ракеты-носителя «Симург» с тремя спутниками на самом деле был испытанием баллистической ракеты с тремя боеголовками.

Пропагандистское клише об «экспорте террора» должны обосновать вбросы вроде того, что Иран организовал покушение на премьер-министра Ирака Мустафу аль-Казыми, постоянно снабжает оружием йеменских хуситов и ливанскую «Хезболлу», а также приютил на своей территории главарей «Аль-Каиды»*. Для демонизации Тегерана привлекаются режимы, записавшиеся в лакеи западного капитала. Так, спустя год после трагической гибели в Иране украинского авиалайнера секретарь Совета национальной безопасности Украины Алексей Данилов назвал произошедшее терактом. По его словам, летевший в Киев самолет был изначально избран жертвой, а приказ сбить его «могли дать только представители иранского руководства высокого ранга».

Все это завершается советами вроде тех, что дает газета «Уолл-стрит джорнэл». Она призывает наказать Тегеран, чтобы другие страны, вроде Китая или России, «дважды подумали, прежде чем предпринимать шаги на международной арене». Для этого предлагается предоставить вооружение Израилю для ударов по стратегическим объектам Ирана.

Смертельные враги, странные «союзники»

Столь кровожадные идеи — не плод больной фантазии отдельных авторов. О разработке военного плана открыто заявляет израильское руководство. Называются даже конкретные факты. Например, на подготовку авиации к трансграничным операциям выделено 1,5 млрд долл. «У нас есть возможности, которые мир не может себе представить, — заявил министр иностранных дел Израиля Яир Лапид. — Мы защитим себя от иранской угрозы, для этого нам не нужно чье-либо разрешение». Для запугивания Ирана наносятся авиаудары по Сирии. Их количество за последний год увеличилось вдвое. Только в декабре израильские самолеты дважды бомбили порт Латакии и атаковали международный аэропорт Дамаска.

США потворствуют воинственным приготовлениям. Оборонные ведомства двух стран подписали соглашение о поставке Израилю боевых вертолетов и самолетов-заправщиков Boeing KC-46. Посетив с визитом Вашингтон, министр обороны еврейского государства Бени Ганц и директор службы внешней разведки «Моссад» Давид Барнеа получили заверения в поддержке.

Да и сами США наращивают военный потенциал в регионе. «Мы обладаем реальной силой на этом театре и будем его поддерживать. Если будет нужно, мы перебросим дополнительные силы и сделаем это быстро», — грозится глава Пентагона Ллойд Остин. Он добавил, что «неготовность Ирана к взаимодействию» заставит Вашингтон рассмотреть «все необходимые возможности для обеспечения своей безопасности».

Чтобы слова звучали более весомо, США провели серию военных учений. В совместных с Саудовской Аравией маневрах ВВС участвовали стратегические бомбардировщики B-1 Lancer. Учения сухопутных сил «Стрельба в заливе» прошли в Кувейте. Белый дом поставит Эр-Рияду управляемые ракеты и модернизирует его самолеты дальнего радиолокационного наблюдения Boeing E-3 Sentry.

Вашингтон пытается сблизить Израиль с арабскими странами. В ходе визита в Саудовскую Аравию советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан уговаривал королевство наладить отношения с Тель-Авивом. После этого между странами было установлено авиасообщение, состоялись виртуальные переговоры с участием глав израильского и саудовского МИД.

В декабре премьер-министр Израиля Нафтали Беннет посетил ОАЭ, дипотношения с которыми еврейское государство установило чуть больше года назад. Визит совпал с заявлением минфина США, предупредившего о «рисках» отношений с Ираном. Приведение монархии к послушанию необходимо для создания антииранского альянса, идею которого вынашивают израильские и американские стратеги. Командующий ВВС Израиля Амикам Норкин, например, уже объявил о планах региональной системы ПВО.

Окончательно сбросили маски бесстрастных посредников европейские державы. По итогам переговоров Лапида с президентом Франции Эмманюэлем Макроном стороны заявили о «необходимости оказать давление на Иран». А Великобритания заключила с Израилем договор о стратегическом партнерстве в области обороны и технологий. «Время уходит, усиливая важность сопротивления амбициям Тегерана», — говорится в совместном заявлении МИД.

В своей внешней политике Иран не может полностью полагаться и на Россию. Состоявшийся 19-20 января визит в Москву Эбрахима Раиси не привел к прорывным соглашениям, как предполагали некоторые эксперты. В частности, не поднимался вопрос поставок Ирану комплексов С-400, хотя соответствующий запрос Тегеран сделал еще несколько лет назад.

Вероятно, Россия опасается негативной реакции Израиля, отношениями с которым в Кремле весьма дорожат. Даже удары по Латакии, в непосредственной близости от российской авиабазы «Хмеймим», не вызвали недовольства Москвы. В недавнем интервью российским СМИ Лапид высказал Кремлю благодарность за «координацию по вопросам национальной безопасности» и сообщил о совместном «механизме деконфликтинга» в отношении Сирии и Ирана. А экс-глава Совета по национальной безопасности Израиля Меир Бен-Шаббат сообщил, что Россия разделяет мнение о дестабилизирующей роли Тегерана. Опровержений из Москвы на это не поступило.

Также в Кремле подчеркивают важность сближения с Саудовской Аравией. В августе прошлого года оборонные ведомства двух стран подписали соглашение о сотрудничестве, а незадолго до приезда Раиси председатель думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий выступил с более чем спорным заявлением. Назвав королевство «фактором стабильности», он отметил важность «миролюбивых» и «конструктивных» шагов Эр-Рияда по решению региональных вопросов, включая кризис в Йемене. О том, что саудовская интервенция унесла жизни почти 400 тыс. человек, в Москве скромно умолчали.

За сорок лет после исламской революции Иран привык рассчитывать на собственные силы и знает цену буржуазной дипломатии. Этому опыту полезно поучиться другим странам.

* Организация, запрещенная в РФ.

Сергей Кожемякин

Источник — Правда

В США фактически не осталось рычагов по давлению на Поднебесную и на Персию

The J-10 multi-role fighter approaches Western fighters in terms of performance and capabilities

Александр Ситников

На сайте министерства иностранных дел Китая появилось краткое изложение встречи главы МИД КНР Вана И со своим иранским коллегой Хоссейном Амиром Абдоллахияном в городе Уси (провинция Цзянсу). В частности, говорится, что «обе стороны объявили о начале реализации 25-летнего всеобъемлющего плана сотрудничества между двумя странами».

Оба министра обменялись мнениями по иранской ядерной ситуации. Ван И сказал, что достоинства иранской ядерной проблемы ясны с первого взгляда. Односторонний выход Соединенных Штатов из всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной проблеме привел к нынешней сложной ситуации, и они (американцы) должны нести главную ответственность и как можно скорее исправить свои ошибки.

Китай решительно поддерживает возобновление процесса переговоров по осуществлению всеобъемлющего соглашения, продолжит конструктивное участие в последующих переговорах и надеется, что все стороны преодолеют трудности. Абдоллахиян в свою очередь сказал, что иранская сторона привержена достижению всеобъемлющего и стабильного соглашения о гарантиях путем серьезных переговоров.

И самое главное, Ван И заявил, что Китай решительно выступает против незаконных односторонних антииранских санкций, против политических манипуляций в таких вопросах, как права человека, а также против грубого вмешательства во внутренние дела Ирана.

В Штатах ломают голову, как разрушить сближение Китая и Исламской республики Иран (ИРИ), что с учетом близких отношений между Пекином и Исламабадом уже привело к геополитическому сдвигу в Азии. КНР, ИРИ и Пакистан в среднесрочной перспективе могут создать свой азиатский блок НАТО, что лишает всякого смысла американскую поддержку Индии.

«Эти развивающиеся связи (между КНР и ИРИ) укрепили способность Ирана противостоять санкциям, ослабили его изоляцию и помогли усилиям Тегерана по достижению региональной гегемонии, — рассуждает Джеймс Филлипс, научный сотрудник по вопросам Ближнего Востока в Центре Фонда наследия. — Но Иран нуждается в Китае больше, чем Китай нуждается в Иране. Вашингтону следует использовать эту асимметрию, увеличив для Пекина издержки тесных связей с Ираном, сократив его экономические выгоды и сократив потенциальные выгоды для Тегерана от тесных связей с Китаем».

Но могут ли США каким-то образом так надавить на КНР, чтобы Пекин испугался и отказался от союза с Ираном? Ответ лежит в плоскости взаимной зависимости.

Начнем с того, что дефицит торгового баланса США с Китаем в 2020 году составил $ 310,8 млрд., что только на 9% меньше, чем дефицит в $ 345,2 млрд. в 2019 году. С учетом локдауна и закрытия портов, речь фактически идет о минимально возможном сокращении товарооборота между первыми экономиками мира. Экспорт США в Китай составил всего $124 млрд., в то время как импорт из Китая составил $ 435,5 млрд.

Официальных данных по прошлому году пока нет, но основные торговые игроки заявляют о восстановлении мирового экспорта-импорта. Между тем из США идут новости о пустых полках, что частично напоминает советские магазины при горбачевской перестройке.

Дерек Томпсон, штатный корреспондент журнала Atlantic и автор информационного бюллетеня «Работа в процессе», еще в октябре 2021 года писал: «Мне кажется, что в Америке заканчивается все».

«Тебе нужна деталь для машины? Доставка займет лишнюю неделю. Извини. Книга, которую ты искал? Придет только в ноябре (через месяц). Извини. Детская кроватка, которую ты купил? Жди в декабре (через два месяца). Извини. Заказ по благоустройству дома, для которого требуется несколько строителей? Ха-ха, молись, чтобы ремонт вообще состоялся в 2022 году», жаловался три месяца назад Томпсон, но сейчас, судя по форумам, ситуация только ухудшается.

Все дело в том, что американцы разучились производить свое и рассчитывают только на китайские товары. «Нехватка всего не является результатом одного большого узкого места, скажем, на вьетнамских заводах или в американской транспортной отрасли. У нас заканчиваются поставки всех видов из-за настоящей гидры узких мест», отмечает автор Atlantic.

Пусть «вьетнамские заводы» не вводят в заблуждение. В США, как в какой-то стране с теократической диктатурой, запрещено говорить о тотальной зависимости от Поднебесной. Напиши Томпсон правду, его бы выгнали из Atlantic. Что касается «бутылочных горлышек» американской транспортной отрасли, отчасти, это правда. Но только отчасти.

Колумнист бюллетеня «Работа в процессе» поясняет, что чеки на миллиарды долларов, которые американцы получили от государства в качестве помощи в пандемию, были потрачены на реальные товары, особенно на товары для дома, такие как мебель и материалы для ремонта. «Многое из этих позиций приходится импортировать из Восточной Азии», констатирует Томпсон.

Доставка посылки из Шанхая в Лос-Анджелес в настоящее время в шесть раз дороже, чем доставка посылки из Лос-Анджелеса в Шанхай. Причина в том, что из Америки в Китай почти никто ничего не отправляет, зато спрос на обратное направление в десятки раз превышает предложения. Вот и идут из КНР в США гигантские сухогрузы с полными контейнерами, назад — с пустыми.

Теперь самое время вернуться к китайско-иранскому сотрудничеству, из-за которого звездно-полосатые ястребы требуют наказать Поднебесную. Когда какой-то американский эксперт или политолог настаивает на тотальных санкциях против Китая, он, похоже, просто сотрясает воздух.

Тот же Джеймс Филлипс, из Фонда наследия констатирует: «Администрация Байдена ослабила применение многих санкций (против КНР)…Это, в свою очередь, уменьшило перспективы удовлетворительного исхода переговоров по ядерной программе ИРИ, способствовало росту незаконного экспорта иранской нефти в Китай и снизило барьеры на пути расширения китайско-иранского сотрудничества».

И произошло это только потому, что в США потихоньку свернули программу Трампа «покупайте американское» после прихода демократов в Белый дом. Значит, вся надежда заокеанского электората на импорт из Китая.

Такое сближение Пекина и Тегерана в свете растущей экономической мощи Поднебесной по оценке журнала Military Watch, резко уменьшает шансы России по продаже Ирану истребителей Су-35, да и вообще любого другого русского вооружения. Не сработает программа бартера персидской нефти на русские «фланкеры», поскольку китайцы увеличивают закупки энергоносителей из ИРИ.

Иран «в 2021 году изо всех сил пытался профинансировать приобретение китайских истребителей J-10C, которые, хотя во многих отношениях и более сложные, чем Су-35, намного меньше и стоят гораздо дешевле как в приобретении, так и в эксплуатации», отмечает MW. Словом, более тесные экономические и политические связи Ирана с Китаем сделали «приобретение китайских вооружений более вероятным».

Таким образом, из разных, на первый взгляд, пазлов складывается весьма понятная и целостная картина. Китай во главе с Компартией оказался намного эффективнее не только России, в которой до власти дорвались, говоря языком 1917 года, «белые», но и Соединенных Штатов, которые по словам самих же американцев превращаются в страну «ленивых и жирных янки».

И напоследок: если Иран что-то купит у России, то, скорее всего, это будут дешевые МиГ-29М или МиГ-35. Причем, возможно, только потому, что в нашей стране когда-то тоже строился социализм, дискредитированный позднесоветской партноменклатурой.

Источник — СвободнаяПресса

Снизили ли атаки Израиля на Сирию уровень иранской угрозы?

Израиль пытается предотвратить вооруженное влияние Ирана в регионе

Hacer Başer, Ekrem Biçeroğlu, Elmira Ekberova   АНАЛИТИКА - Снизили ли атаки Израиля на Сирию уровень иранской угрозы?

СТАМБУЛ

Воздушными ударами по позициям Ирана и его союзников в Сирии Израиль предположительно стремится сократить поставки иранского оружия в Арабскую республику, а также в Ливан.

Как сообщают СМИ со ссылкой на израильских официальных лиц, армия продолжает работы по ускорению атак на ядерные объекты Ирана, а также объекты хранения и разработки баллистических ракет.

Между тем Израиль обеспокоен тем, что Тегеран и его региональные союзники ответят на ограниченные атаки на иранские ядерные реакторы баллистическими ракетами.

За последнее десятилетие Иран сумел создать сеть лояльных союзников для реализации своего проекта, сражаясь против США и их союзников в Ираке, против Израиля в Ливане и Сирии и против Саудовской Аравии в Йемене посредством подконтрольных исламской республике групп и организаций.

После принятия Тегераном стратегий, угрожающих интересам США и их союзников в регионе, Израиль принял ответные стратегии. Последние направлены на предотвращение вооруженного влияния Ирана в пределах географии, которая, по мнению Тель-Авива, представляет угрозу существованию и национальной безопасности Израиля, в частности речь идет о Ливане и Сирии.

Учитывая новости о том, что ОАЭ и Саудовская Аравия не позволили израильским самолетам дозаправиться на их базах, самолеты-заправщики из США будут иметь решающее значение для израильской армии в случае, если Израиль примет решение нанести воздушный удар по иранским ядерным объектам.

Израиль обеспокоен тем, что Иран может ответить силами поддержки в регионе

В 2021 году Израиль нанес десятки авиаударов, вдвое больше, чем в 2019 году.

Тель-Авив считает, что ограниченные атаки на ядерные реакторы Ирана могут временно подорвать иранскую ядерную программу. Однако Израиль в то же время опасается ответных ударов с применением баллистических ракет со стороны Ирана, ХАМАС и Исламского джихада в Газе, движения «Хезболла» в Ливане и Сирии, Иракских сил народной мобилизации и десятков вооруженных шиитских союзных групп и сил в Ираке и Сирии.

Кроме того, Израиль опасается, что интересы США и их союзников в регионе станут мишенью Корпуса стражей иранской революции в Ормузском проливе и йеменского движения «Ансаруллах» (хуситы) в Баб-эль-Мандебском проливе.

АНАЛИТИКА — Снизили ли атаки Израиля на Сирию уровень иранской угрозы? (aa.com.tr)

Почему Сталин не развалил Иран и зачем создал государство Израиль?

ФОТО: RU.WIKIPEDIA.ORG

После Второй мировой войны Сталин начинал на Ближнем Востоке новую «большую геополитическую игру», которая имеет свойство своеобразно повторяться на ином историческом витке.
СТАНИСЛАВ ТАРАСОВ

21 февраля 1946 года. 21 час. Кремль. Иосиф Сталин принимал премьер-министра Ирана Кавама эс-Салтане в здании бывшего Сената, который именуется Домом правительства, на втором этаже, где находились трехкомнатная квартира и его рабочий кабинет. Кавам прибыл на переговоры один. Помимо Сталина на встрече присутствовали нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, а также переводчик, причем только с советской стороны — Зудин. Похоже, что именно он составил письменный отчет об этой интригующей встрече.

Сталин знал, что ведется протокольная запись переговоров, но нет ясности в том, передавалась ли копия записи самому Каваму. После встреч премьера с Молотовым казалось, что стороны согласовали тему переговоров. Но оказалось, что глава правительства Ирана допускал «импровизацию». Он сразу заявил, что «не является дипломатом и будет говорить искренне и откровенно» и что на данный момент «его меньше всего волнуют вопросы договоров и соглашений». Он обозначил проблему: если Сталин заинтересован в укреплении его на посту главы правительства Ирана, то необходимо в первую очередь «решить азербайджанский вопрос» и проблему эвакуации советских войск из Ирана. По его словам, «он приветствует позицию Сталина о том, что азербайджанский вопрос является внутренним делом Ирана», тем не менее «просит помощи и содействия для разрешения этого вопроса, чтобы сохранить целостность и единство Ирана». При этом Кавам говорит, что есть страны, которые «считались до войны друзьями Советского Союза, не предполагали, что Советский Союз победоносно завершит войну» (намек на Турцию — С.Т.) По его словам, «сейчас они начинают завидовать Советскому Союзу», мешают «установлению дружественных связей между СССР и Ираном и их укреплению».

После этого Сталин попытался уйти от геополитической проблематики и перевести разговор в плоскость нефтяной концессии на севере Ирана, затеять дискуссию о выдвигаемых Ираном во время Версальской конференции претензий «на Дербент, Темирханшуру, русскую Армению (Эриванское ханство), Азербайджан и территории за Каспием». В ответ Кавам только пожимал плачами, выражая этим свое сомнение. Тогда Сталин возвращается к главному вопросу, заявляя, что «если Кавам просит его совета и содействия, то азербайджанцам нужно что-либо дать, чтобы примирить их». Он еще раз подчеркнул, что те «не желают отделения Иранского Азербайджана и если даже азербайджанцы попросят о присоединении к СССР, то в этом им будет отказано». В ответ Кавам предлагает убрать из советского политического лексикона слово «автономия» в отношении Ирана и говорит о возможности установления в стране республиканского строя. Сталин отвечает, что в таком случае Кавам может утерять власть сразу после ухода из Ирана советских войск.

Вторая встреча Сталина с Кавамом состоялась 4 марта 1946 года в 18 часов и длилась около 20 минут в присутствии, как отмечается в документе, «тов. Молотова и посла СССР в Иране тов. Садчикова». Кавам был расстроен и отказывался даже от подписания советско-иранского коммюнике о переговорах. Он вносит дополнение. Ввести в текст слова о том, что «переговоры будут продолжены в Тегеране». Сталин соглашается, но вновь повторяет: «Советские войска пока останутся в Иране. СССР не боится ни Англии, ни Америки. Так будет лучше для Кавама».

Как видим, Сталин шел с Кавамом на обострение. Почему? Сначала некоторая пояснительная вводная. Вскоре после окончания Второй мировой войны в советской зоне оккупации Ирана была провозглашена курдская автономия со столицей в Мехабаде во главе с Кази Мохаммедом (просуществовала всего 11 месяцев, до декабря 1946). Почти одновременно появилась Демократическая Республика Южного Азербайджана (ДРЮА), под руководством Джафара Пишевари. Сталин стоял перед выбором: на Потсдамской конференции союзников в июле 1945 года было решено, что иностранные войска должны быть выведены из Ирана не позднее, чем за полгода после окончания войны с Японией. Этот срок истекал 2 марта 1946 года.

К 1 января 1946 года Иран покинули все американские войска. Великобритания заявила, что ее войска уйдут до 2 марта. Сталину требовалось либо привести к власти в Иране местных коммунистов (необязательно под таким названием), либо отколоть от него некоторые приграничные территории и присоединить их к СССР, либо сохранить в Тегеране режим хотя бы внешне лояльный по отношению к Советскому Союзу. К этому Сталин склонял Кавама. Но были и иные обстоятельства. Недавно известный иранский историк Хосров Мотазедом поведал агентству FARS со ссылкой на документы из иранских архивов, что Сталин рассматривал подготовленный еще в 1945 году проект госсекретаря США Джейма Бронза о разделе Ирана на семь самостоятельных государств. Сталин понимал, что в случае принятия такого проекта США оказывались бы непосредственно у южных границ СССР. Тем не менее такой сценарий находился в рабочем состоянии. Не случайно одновременно Сталин пытался договориться с США в деле пересмотра статуса проливов Босфор и Дарданеллы.

Еще до конца войны, 19 марта 1945 года, он денонсировал прежний договор с Турцией о взаимоотношениях и предложил заключить новый. Анкара выразила готовность предоставить СССР право свободного прохода флота через Проливы, но только в случае войны. Потом Кремль сформулировал территориальные претензии к Турции, имея в виду земли в Османской империи, на которых перед Первой мировой войной проживали армяне. 20 декабря 1945 года газета «Правда» напечатала статью с «обоснованием» аналогичных претензий к Турции со стороны Грузии. Согласно этим проектам, Советский Союз должен был распространиться до рубежа, до которого доходили русские войска в Первой мировой войне, включая города Эрзурум и Трабзон. Филипп Прайс, в годы Первой мировой войны британский военный корреспондент The Manchester Guardian в России, хорошо знающий регион, депутат парламента, в лекции на заседании Королевского общества говорил, что «в Москве и в Баку советские лидеры еще окончательно не решили, чем завершить азербайджанские дела». Он высказывал уверенность в том, что «Сталин будет в Иране действовать по образцу Польши и Балкан и пожелает видеть в Тегеране дружественное Москве реформаторское правительство».

Помимо этого, Прайс утверждал, что «Сталин, как большой знаток Ирана и Закавказья, будет использовать Иранский Азербайджан только в качестве плацдарма для большой международной дипломатической дуэли, которую он может направить в сторону Турции». По мнению западных экспертов, Сталин рассчитывал выиграть на этих «геополитических досках», сдавая позиции в Иране, которые, по их мнению, «не представляли тогда для него заметной ценности». Как писал Павел Судоплатов, Москва стала переключать геополитическое внимание с иранского направления на Турцию, отказываясь от «азербайджанского проекта», опасаясь появления на южных границах СССР единого «тюркского пояса». Сдав Азербайджанскую и Мехабскую курдскую республики в Иране, Сталин инициировал сценарий создания курдского автономного округа на севере Нахичеванской АССР Азербайджана — в Норашенском районе, граничащем с Арменией и Турцией. Затем, по мнению тогдашнего азербайджанского руководства, автономию планировалось расширить за счет курдских районов Игдыр и Нор-Баязит в восточной Турции. Чуть позже Сталин стал разыгрывать карту и южных арабских территорий вкупе с идеей поддержки создания государства Израиль.

По его замыслу, именно союз Израиля с Курдистаном мог изменить соотношение сил на всем Ближнем Востоке. Кстати, в западной историографии, правда, без конкретных ссылок, содержится мнение, что некоторые обещания Сталину в реализации этих геополитических проектов якобы дал президент США Франклин Рузвельт, от чего потом отказался Гарри Трумэн. Одним словом, Сталин после Второй мировой войны начинал на Ближнем Востоке новую «большую игру». Конечно, история не приемлет сослагательного наклонения. Но правда в том, что события имеют свойства повторяться на ином историческом витке. На сей ближневосточная мистерия активно раскручивается на Ближнем Востоке уже Западом.

Что же касается Кавама, то 18 декабря 1947 года он был отправлен в отставку и до 1952 года жил в Париже. Он вернулся в Иран, 17 июля 1952 года в пятый раз возглавил правительство, но долго на этом посту не удержался. За участие в расстреле демонстрации 21 июля 1952 года его намеревались предать суду военного трибунала. Через 3 года и 2 дня после июльского расстрела Кавам умер. Дом Кавама, больше похожий на дворец, был продан Египту и использовался в качестве посольской резиденции. После разрыва дипломатических отношений с Египтом в 1980 году в здании был размещен иранский музей стекла и керамики. Сейчас это одна из достопримечательностей Тегерана. Музеем является роскошная родовая резиденция рода Кавамов в Ширазе.

А 12 апреля 1956 года в Баку начался открытый судебный процесс над Багировым и еще пятерыми бывшими высокопоставленными государственными чиновниками. Их приговорили к расстрелу. Личное дело Багирова находится в архивах Генпрокуратуры России в Москве, а не в Баку. Кстати, в этой связи многие эксперты отмечают, что «исследователи этого периода советской истории так и не нашли ответа на вопрос, который мог бы пролить дополнительный свет на загадки багировской судьбы». Один из них: почему после смерти Сталина были сняты со своих высоких должностей практически все республиканские лидеры, но только Багирова приговорили к расстрелу? Почему в ходе следствия над Берией и Багировым особое внимание уделялось их взаимоотношениям, явно с попыткой выявить какие-то планы, которые могли возникнуть у Берии и Багирова после смерти Сталина?

Источник — regnum.ru

Железная дорога Исламабад-Тегеран-Стамбул

Возобновлено движение грузового поезда Исламабад-Тегеран-Стамбул между Пакистаном, Ираном и Турцией.

Железная дорога Исламабад-Тегеран-Стамбул

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Почему Тегеран агрессивно отреагировал на визит Беннета в ОАЭ?

Почему Тегеран агрессивно отреагировал на визит Беннета в ОАЭ?
 Фото: GPO/Haim Zach

Власти Ирана осудили состоявшийся накануне визит премьер-министра Израиля Нафтали Беннета в Объединенные Арабские Эмираты. Представитель Министерства иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде, говоря о визите «премьер-министра сионистского режима» в ОАЭ, сказал, что «такие действия подрывают безопасность региона и противоречат интересам исламской нации, жителей региона и арабских стран». «Это наносит ущерб безопасности и интересам региона, а также мусульманам всего мира», — добавил Хатибзаде.

Иран, как известно, признан международным сообществом агрессивной страной, имеет территориальные претензии практически ко все своим соседям. Явно или неявно официальный Тегеран высказал свои претензии, в том числе и к Азербайджану. Но что касается Израиля, то здесь Иран призывает к уничтожению еврейского государства и пытается навредить ему везде, где только может. Ведет против Израиля прокси-войну, финансирует антиизраильские террористические организации типа «Хамаса» и т.п. Поэтому неудивительно, что любое позитивное действие Израиля у Ирана вызывает болезненную реакцию. Иран пытается вмешиваться во внутренние дела всех окружающих стран, в том числе Азербайджана. Визит премьер-министра Израиля Нафтали Беннета — это историческое событие, которое было подготовлено еще прошлым правительством Нетаньяху. И этот визит является закономерным итогом развития данного политического процесса. Процесса примирения Израиля с арабским миром. Можно сказать, что израильско-арабский конфликт на сегодняшний момент исчерпан. Ирану это, конечно, не нравится. Между Израилем и ОАЭ и Бахрейном практически заключен военный союз, и в Эмиратах не скрывают, что он является оборонительным в отношении Ирана. Мои знакомые в ОАЭ говорят, что Эмираты очень заинтересованы в союзе с Израилем. Они стараются привлечь израильские инвестиции в Эмираты, и если Израиль будет иметь крепкие экономические позиции в этой стране, то это пойдет только на пользу обоих государств. В Эмиратах убеждены, что если Израиль будет иметь прочное экономическое влияние в их стране, то Израиль их защитит. Потому что в Эмиратах, во всех арабских, мусульманских и суннитских странах, испытывают большую обеспокоенность по поводу агрессивных планов Ирана. Этот военный союз уже действует, впервые в истории были проведены совместные арабо-израильские военные учения при участии США. В этих учениях участвовали Бахрейн, ОАЭ, США и Израиль. И действительно отрабатывались сценарии по отражению иранскому вторжению. Существуют многочисленные оборонные программы между Израилем и арабскими странами, от которых не в восторге в Иране.

Кроме того, после подписания Соглашений Авраама Израиль и ОАЭ достигли договорённости об использовании нефтепровода Эйлат-Ашкелон для транспортировки нефти в Европу минуя Суэцкий канал. 4 мая 2021 года государственная компания КЦАА объявила о начале поставок нефти из Объединённых Арабских Эмиратов в её терминал в Эйлате для последующей перекачки по нефтепроводу в Ашкелон и дальнейшей транспортировки в страны Средиземноморского бассейна. Этот проект был отложен в долгий ящик из-за нежелания портить отношения с Египтом. А египетская экономика очень зависит от этого канала. Тогда еще Израиль не хотел сильно ударять по экономическим интересам Египта. Теперь же, по-видимому, ставки очень высоки. Международные игроки, потребители нефти также заинтересованы в этом проекте, и скорее всего, будет реализован и железнодорожный проект. Таким образом, Израиль превращается в мощную страну, которая будет связывать Ближний и Средний Восток с Европой, европейскими рынками. И это еще больше укрепит экономические позиции Израиля, что, конечно, Ирану также не нравится. Иран оказывается в еще большей изоляции из-за антиизраильской политики и не сможет пользоваться этим коридором.

Кроме того, надо понимать, что политика ОАЭ достаточно взвешенна. Недавно состоялся визит министра иностранных дел ОАЭ в Тегеран. Видимо в Тегеране рассчитывали, что им удастся вбить клин в арабо-израильские отношения. Но очевидно это не получилось. Курс на сближение с Израилем — это стратегическая линия, которую избрали арабские страны, отдав предпочтение прогрессу, миру и стабильности в регионе. Это также стратегический курс для Израиля. И я не думаю, что Иран или какая-то другая страна сможет помешать изменить этот курс.

 

Почему Тегеран агрессивно отреагировал на визит Беннета в ОАЭ? — STMEGI

Странам Персидского залива предлагают сплотиться против Ирана

Encyclopædia Britannica, Inc.

Саудовский кронпринц хочет сверить часы с соседями по региону
Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

Турне наследника саудовского престола Мухаммеда бин Сальмана по Аравийскому полуострову станет увертюрой к намеченному на середину месяца саммиту лидеров Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Фактором, повлиявшим на содержательную часть этой поездки, в Эр-Рияде – на неофициальном уровне – называют паузу, возникшую в переговорном процессе о восстановлении иранской «ядерной сделки». Отдельная интрига заключается в том, даст ли турне возможность Саудовской Аравии дипломатически сблизиться с Турцией: визит кронпринца Мухаммеда в Катар совпадает с датами прибытия президента Реджепа Тайипа Эрдогана.
Поездка саудовского кронпринца охватывает такие страны, как Оман, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Катар, Бахрейн и Кувейт. Согласно официальному заявлению правящего дома, турне, которое проходит по распоряжению короля Сальмана, рассчитано на поддержание контактов между братскими государствами. Регион переживает не самые простые времена в условиях снижающегося интереса администрации президента США к сохранению своих традиционных обязательств перед ближневосточными союзниками. Вызовы в сфере безопасности растут. Лишним доказательством стало то, что с отбытием кронпринца Мухаммеда совпала попытка йеменского движения «Ансар Аллах» запустить ракету в сторону саудовской столицы. В ответ на это возглавляемая Саудовской Аравией арабская коалиция в очередной раз анонсировала старт «крупномасштабной операции» против мятежников-хуситов. Военные пообещали дать жесткий ответ на исходящую от них угрозу мирным жителям «в рамках международного гуманитарного права».

Существенным шагом в том, что касается улучшения отношений внутри ССАГПЗ, стало в этом году прекращение блокады Катара. Однако противоречия между крупными аравийскими игроками по ряду направлений все равно сохраняются. Западная пресса, в частности, обращает внимание на то, что прочные связи между Саудовской Аравией и Эмиратами за последние несколько лет дали трещину из-за разногласий по поводу необходимости продолжать вмешательство в йеменский конфликт и по поводу лидерства в сфере бизнеса и инвестиций. Не случайно дипломатический источник Wall Street Journal, осведомленный о содержании поездки кронпринца Мухаммеда, назвал ее заявкой на сохранение ведущих позиций в регионе.

Отдельный повод для споров дало взаимодействие с Ираном. Если Эр-Рияд по переговорным каналам осторожно пытается добиться от Тегерана четких гарантий в сфере безопасности, предлагая ему экономические стимулы, то Абу-Даби в последние годы снижает напряженность в отношениях с соседом без всякой опаски. Это доказал прошедший на днях визит помощника руководства ОАЭ по национальной безопасности Тахнуна бин Заида в Иран.

Анонимные собеседники Wall Street Journal указали на то, что поездка саудовского кронпринца как раз преследует цель выработать в разговоре с соседями единую позицию в том, что касается взаимодействия с Исламской Республикой. Однако навязать конфронтационную повестку членам ССАГПЗ вряд ли получится. Тегеран сохраняет тесные деловые связи с Абу-Даби и активно сотрудничает с Дохой в сфере энергетики. В конфликте мало заинтересованы также Кувейт и Оман, традиционно выполняющие роль посредников в запутанных региональных спорах.

Не исключено, что приезд кронпринца Мухаммеда в Катар создаст подвижки для нормализации отношений между королевством и Турцией: даты визита совпадают по времени с запланированным посещением эмирата Эрдоганом, обратили внимание информированные источники агентства Bloomberg. В свою очередь, собеседники Wall Street Journal среди официальных лиц в Дохе рассказали, что и турецкий лидер, и наследник саудовского престола сообщили катарскому эмиру Тамиму бин Хамаду о желании «укрепить связи и восстановить торговлю».

Отношения двух государств существенно ухудшились после того, как в 2018 году саудовский диссидент Джамаль Хашогги был убит в консульстве королевства в Стамбуле. Анкара находилась в авангарде кампании дипломатического давления на саудовский правящий дом. В минувшем году Эр-Рияд дал серьезный отпор, инициировав негласный торговый бойкот турецких товаров. Однако теперь, после того как дипломатические связи с Турцией нормализовали ОАЭ, есть вероятность, что соответствующее потепление дойдет и до контактов Анкары с Эр-Риядом. По крайней мере в регионе у двух государств появился удобный посредник.

Источник — ng.ru

«Талибан*» сообщил об окончании перестрелки на границе с Ираном

Ирано-афганская граница

Ирано-афганская границаU.S. Marine Corps

Александр Ахтырко

На границе Ирана с Афганистаном в среду произошла перестрелка. В Кабуле информацию о ней представили как «интенсивные боестолкновения», а также поспешили сообщить о захвате иранских КПП и нескольких пограничников. Позднее в Иране привели свою версию событий. Подробнее — в материале «Газеты.Ru».

1 декабря поступила противоречивая информация из Ирана и Афганистана о столкновениях на границе двух стран. Источники из Кабула передали, что между боевиками и иранскими пограничниками «идут бои». В Иране позднее опровергли данные о том, что радикалы якобы захватили несколько контрольно-пропускных пунктов.

Что сообщила афганская сторона

Агентство Aamaj News сообщило о крупных боестолкновениях с применением тяжелых вооружений, вспыхнувших на границе двух государств.

Афганское СМИ утверждает, что интенсивные бои произошли в уезде Канг провинции Нимроз на севере республики и начались около 16.00 мск.

В публикации также отмечалось, что радикалы стянули к границе бронетехнику, в том числе ту, которую на афганской территории оставили вооруженные силы США.

«Обе стороны активно применяют артиллерию», — говорится в сообщении агентства.

По данным Aamaj News, несколько контрольно-пропускных пунктов Ирана в результате якобы перешли под контроль боевиков. Речь шла, в частности, о КПП «Дхерис» и «Дост-Мохаммад». Кроме того, несколько иранских пограничников «были взяты в плен», утверждают в Кабуле.

При этом никакой информации о причинах конфликта в сообщении агентства не приводится.

Что сообщила иранская сторона

В свою очередь, иранское агентство Tasnim опровергло сообщения о том, что боевики захватили КПП.

«Иранские силы полностью контролируют границу», — цитирует издание слова источника.

При этом он не стал отрицать сам факт перестрелки, причина которой, по его данным, заключалась в «неверном понимании афганской стороной пограничной линии».

Несколько лет назад для борьбы с контрабандистами, как пишет ТАСС, на территории Ирана в нескольких сотнях метров от афганской границы возвели стены.

Иранские фермеры в среду зашли за эти стены, оставаясь на территории исламской республики.

Однако афганские боевики ошибочно расценили это как нарушение госграницы и открыли огонь.

* Организация запрещена в России

Источник — Газета.Ru

Что думают жители Тегерана о будущем ядерной сделки?

На улицах Ирана царят позитивные настроения относительно итогов переговоров в Вене и отмены санкций

Muhammet Kurşun, Olga Keskin   Что думают жители Тегерана о будущем ядерной сделки? - опрос

ТЕГЕРАН

Иранский народ ожидает, что переговоры по ядерной сделке в Вене увенчаются успехом и приведут к отмене санкций США против Тегерана.

Переговоры по ядерному соглашению между США и Ираном с участием 4+1 (страны-участницы так называемого Совместного всеобъемлющего плана действий — СВПД) пройдут в австрийской столице 29 ноября. По мере приближения даты переговоров страны по-прежнему продолжают сохранять приверженность своим позициям.

Иранская сторона продолжает настаивать на отмене санкций и предоставлении Тегерану гарантий со стороны США. В свою очередь Соединенные Штаты заявляют, что администрация Тегерана должна выполнять взятые на себя обязательства.

На прошлой неделе заместитель министра иностранных дел Ирана, главный «переговорщик» страны по ядерной программе Али Багери Кани провел дипломатические контакты во Франции, Великобритании и Германии, тогда как гендиректор Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) Рафаэль Гросси накануне провел встречу в Тегеране с главой Организации по атомной энергии Ирана (ОАЭИ) Мохаммадом Эслами.

Между тем на улицах Ирана царят позитивные настроения относительно итогов переговоров в Вене и отмены санкций.

Съемочная группа агентства «Анадолу» отправилась на одну из самых оживленных улиц иранской столицы Джумхури и узнала мнения жителей Тегерана о ядерной сделке.

Один из жителей Тегерана Месуд Сенайи выразил критику в адрес иранской администрации из-за ее позиции в отношении США.

«Иран на протяжении 40 лет заявляет, что «США ничего не может сделать Ирану». Однако США повлияли на жизни 80 миллионов иранцев, всего лишь разорвав один документ. Мы утверждаем, что сильны. Как в таком случае другая страна может так легко повлиять на жизнь иранцев? Сейчас в стране экономический кризис, за последние несколько лет уровень инфляции достиг 600-700 процентов», — сказал иранец.

По его словам, санкции США сильно отразились на ситуации в Иране.

«Даже Россия и Китай, которые считают себя восточными державами, не прекращают вести дела с Соединенными Штатами. Мы должны сделать шаг назад в отношении США. Если мы не пойдем на уступки, то продолжим испытывать то, что переживали в течение 40 лет. Приди мы к каким-либо результатам, они бы дали о себе знать за эти 40 лет, однако их нет. Поэтому мы должны изменить наш подход», — отметил Сенайи.

Другой житель Ирана Ахмед Селими также выразил недовольство позицией властей Тегерана.

«Тегеран заявляет, что не сделает шага назад, однако как долго это будет продолжаться? Иранский народ в ужасной ситуации. США не держат свое слово, но эти разногласия не могут длиться вечно. Конец каждого противостояния — мир. Они не выполняют своих обязательств, но мы должны сделать шаг назад. Решение заключается в том, чтобы обе стороны пошли на уступки. Наш народ и так достаточно настрадался, к чему это приведет в итоге?» — посетовал Селими.

Что думают жители Тегерана о будущем ядерной сделки? — опрос (aa.com.tr)

ЧЕМУ НАУЧИЛО ИРАН ОБОСТРЕНИЕ ОТНОШЕНИЙ С АЗЕРБАЙДЖАНОМ?

Эксперт по #Иран’у Никита Смагин пишет о том, какие выводы Исламская Республика сделала из последнего раунда противостояния с Азербайджаном, что это означает для Каспийского региона и (уже не так очевидно) для будущего Афганистана. 

После нескольких недель обострения отношений между Азербайджаном и Ираном в сентябре и октябре 2021 года ситуация постепенно нормализовывается. 27 октября глава иранского МИД Хосейн Амир-Абдоллахиян заявил, что этап публичной напряженности между сторонами позади. «Полагаю, что проблемы, которые у нас есть, будут постепенно решаться», – отметил он.

В начале сентября 2021 года в СМИ появились сообщения о том, что Азербайджан стал препятствовать поставкам иранского топлива в Нагорный Карабах. Почти сразу после этого вооруженные силы Ирана объявили о проведении учений «Покорители Хайбара» на границе с Азербайджаном. В начале октября уже Турция и Азербайджан провели учения «Нерушимое братство-2021» на границе с Ираном и Арменией.

После этого в середине октября иранская торговая палата сделала громкое заявление о том, что Азербайджан препятствует экспорту Ирана в Россию – в Баку эту позицию опровергали. Пикировки между странами велись по нескольким фронтам в публичном и дипломатическом поле. Только в конце октября глава иранского МИД заявил, что этап публичной напряженности между Азербайджаном и Ираном завершен.

В то же время минувший этап обнажил целый ряд нерешенных по сей день противоречий между сторонами и напомнил о долгосрочных последствиях региональных изменений, вызванных военным конфликтом вокруг Нагорного Карабаха в 2020 году.

Проблемы в отношениях Ирана и Азербайджана не решены. Более того, этот пример может повлиять на ряд других направлений во внешней политике Тегерана.

Азербайджан «собирает» партнеров

Главной причиной произошедшего можно назвать изменившийся статус Баку, который радикальным образом меняет расклад сил в регионе. Одним из символов этого процесса стало закрепление ключевой роли Турции и Израиля в качестве основных союзников Азербайджана. Анкара остается региональным конкурентом Тегерана, хотя по ряду направлений стороны активно сотрудничают. Что касается израильских сил, то их присутствие в непосредственной близости от иранских границ служит «красной тряпкой» для Исламской Республики. Особенно это важно на фоне нормализации отношений Израиля с ОАЭ и Бахрейном, а также контактов израильской стороны с властями курдской автономии в Ираке. Все эти страны находятся в непосредственной близости от Ирана.

В то же время расширение связей Азербайджана с Турцией и Израилем нельзя назвать новым явлением. Этот процесс проходил планомерно на протяжении последних лет, и никак не мог стать сюрпризом для Тегерана в 2021 году.

Изоляция Ирана не за горами?

По-настоящему новой можно назвать угрозу еще большей экономической изоляции иранской стороны, которая замаячила на фоне новых реалий на Кавказе. В ходе военных действий азербайджанская сторона получила контроль над небольшим участком единственной дороги, соединяющей Иран и Армению, Горис-Капан . Власти Азербайджана поставили на этом участке КПП и начали взимать с иранских водителей таможенные и дорожные сборы.

Формально Баку имеет полное право вводить пошлины для пересекающих ее границу фур. Однако Иран видит это несколько иначе. Нынешние изменения серьезно осложняют его торговые связи с Арменией. В ситуации, когда Тегеран и без того находится под жестким давлением американских санкций, иранская сторона особенно трепетно относится к вопросам своих торговых связей с другими странами. Более того, Азербайджан стремится не пускать грузовики, которые идут через этот участок в Карабах, что уже приводило к задержанию иранских водителей.

При этом вопрос дороги Горис-Капан должен быть в скором времени решен. Правительство Армении заявляло, что уже в ноябре закончит альтернативный маршрут, что позволит грузовикам объезжать находящийся под контролем Азербайджана участок шоссе. Однако этим беспокойство Тегерана не ограничивается.

Иранская сторона также с недоверием смотрит на планы Баку по созданию Зангезурского коридора, который будет соединять Нахичевань с Азербайджаном через территорию Армении. Опасения связаны с возможным получением азербайджанской стороной контроля над армяно-иранской границей. Логично предположить, что в этом случае Баку будет препятствовать торговым связям Тегерана и Еревана. Формально нынешние договоренности после военных действий такой сценарий исключают.

Однако продолжающиеся споры вокруг коридора с Нахичеванью и звучащие заявления с азербайджанской стороны о готовности пробить его силой нервируют Иран. Наконец, этот проект может связать Баку с Турцией, Израилем и Европейским Союзом по суше, исключив при этом Иран из своих транзитных проектов.

Неспокойный Каспий

Еще одним следствием региональных перемен стало изменение географии интересов политических игроков на Кавказе. Так, резкую реакцию в Тегеране вызвали совместные учения спецназа Турции и Азербайджана в Каспийском море. По заявлению иранской стороны, эти действия противоречат конвенции о правовом статусе Каспия, которая запрещает некаспийским государствам иметь военное присутствие в его акватории.

Однако именно Тегеран остается единственным государством, которое все еще не ратифицировало эту конвенцию, что мешает ей официально вступить в силу. До недавнего времени этот вопрос и не стоял для Ирана так остро, поскольку присутствие нерегиональных сил на Каспийском море казалось маловероятным. Иными словами, угрозы, о которых еще недавно рассуждали лишь теоретически, теперь актуализировались.

Афганский шанс для Ирана

В целом, можно сказать, что изменения ситуации вокруг Карабаха по ряду направлений могут угрожать интересам Ирана. Одной из причин стало то, что запрос Тегерана участвовать в карабахском урегулировании в 2020 году был фактически проигнорирован – вопрос решали Азербайджан, Армения, Россия и Турция. Связано это было с тем, что Тегеран на протяжении большей части истории конфликта не играл в нем значимой роли. Главным приоритетом для Ирана было и остается ближневосточное направление. Поэтому его неучастие в выработке итогового документа послевоенных действий можно назвать вполне ожидаемым и логичным.

Одним из следствий этого стало то, что сегодня иранцы пытаются активизировать усилия и собственными силами обеспечить свои интересы на Кавказе. Это и привело к последнему обострению отношений с Азербайджаном.

Другим последствием стали попытки Ирана не упустить свой шанс и принять участие в решении других проблемных вопросов в регионе. Так, иранская сторона фактически инициировала собственный афганский процесс урегулирования, первая очная встреча которого прошла в Тегеране 27 октября.

Понятно, что не брать в расчет позицию Ирана здесь вряд ли возможно – в отличие от ситуации на Кавказе, Тегеран имеет гораздо более серьезные позиции в Афганистане и может заметно повлиять на ситуацию там. Но все же опыт решения карабахского вопроса подталкивает иранскую сторону к тому, что инициативу никак нельзя отпускать из своих рук.

Чему научило Иран обострение отношений с Азербайджаном? (ia-centr.ru)

Бывший генсек «Хезболлы»: Иран поддерживает Армению для сдерживания Турции

Первый генсек «Хезболлы» дал интервью агентству «Анадолу»: Даже дипломаты среднего звена в ИРИ могут влиять на Ливан

Mahmut Geldi, Ramin Abdullayev   |25.10.2021Бывший генсек «Хезболлы»: Иран поддерживает Армению для сдерживания Турции

АНКАРА

Даже чиновники среднего звена в МИД Ирана могут отдавать «распоряжения» высокопоставленным лицам в Ливане. Об этом сказал агентству «Анадолу» (АА) известный ливанский богослов-шиит, первый генеральный секретарь движения «Хезболла» Шейх Субхи Туфейли.

По его словам, современная «Хезболла» — это военизированная структура, реализующая проекты Тегерана в Ливане.

Туфейли, ныне критикующий курс «Хезболлы», рассказал АА о политике Тегерана в этой ближневосточной стране, а также поделился воспоминаниями о разговоре с бывшим главой МИД Ирана Али Акбаром Велаяти, занявшим впоследствии пост советника верховного религиозного лидера ИРИ по международным вопросам.

«В то время (начало 1990-х) у меня состоялся разговор с главой МИД Ирана Велаяти, в ходе которого я открыто спросил: «Почему вы поддерживаете христиан-армян против мусульман (азербайджанцев)?» В ответ иранский министр сказал: «Армения – это преграда на пути Турции к Азербайджану, Туркменистану и другим тюркоязычным странам, которые обрели независимость на фоне распада СССР. Мы будет поддерживать и вносить вклад в укрепление Еревана с тем, чтобы она преградила путь Анкаре», — сказал богослов.

Туфейли отметил, что иранские СМИ начала 90-х также поддерживали оккупацию Арменией земель Азербайджана.

Он не исключил, что Иран оказывал военную и логистическую поддержку Армении в оккупации земель Азербайджана.

Богослов отметил, что в тот период Азербайджан только укреплял независимость и контактов с Израилем не было. «Те в Иране, кто аргументирует напряженность с Азербайджаном фактором сионистов, идут против истины. Политика Тегерана никогда не была честной. Большинство шагов Тегерана приводят к разрушениям, что противоречит в итоге интересам самого Ирана», — сказал Туфейли.

Бывший генсек «Хезболлы»: Иран поддерживает Армению для сдерживания Турции (aa.com.tr)