Правящая партия Турции: Платформа шести — лучшая площадка для диалога по Кавказу

Проблемы на Южном Кавказе должны решаться самими странами региона — Куртулмуш

Ruslan Rehimov,Ülviyya Amuyeva   |26.07.2021Правящая партия Турции: Платформа шести - лучшая площадка для диалога по Кавказу

БАКУ

Проблемы на Южном Кавказе должны решаться самими странами региона. Об этом заявил зампредседседателя правящей Партии справедливости и развития Турции Нуман Куртулмуш в беседе с журналистами в Баку.

Делегация ПСР посетила в понедельник Аллею почетного захоронения, Аллею шехидов и Монумент турецким воинам в Баку.

Куртулмуш отметил, что Турция и Азербайджан полны решимости приложить все усилия для обеспечения мира и благополучия в регионе.

Еревану следует отказаться от привычки искать решение региональных проблем за пределами Южного Кавказа, подчеркнул Куртулмуш. «Убежден, что наиболее верный путь взаимодействия — «Платформа шести» с участием Турции, РФ, Ирана, Азербайджана, Армении и Грузии в соответствии с инициативой президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Все проблемы и разногласия должны решаться самими странами региона», — сказал политик.

Он подчеркнул, что в Ереване должны наконец осознать, что формирование новых очагов напряженности не принесет никакой пользы народу Армении.

Правящая партия Турции: Платформа шести — лучшая площадка для диалога по Кавказу (aa.com.tr)

В Афганистане назрел шиитский фронт против талибов

Иран подозревают в двойной игре на территории соседа

 Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ


афганистан, шииты, талибы, конфликт, иран Фото REUTERS

Тегеран и Кабул оказались на грани дипломатического конфликта из-за публикаций о ситуации в Афганистане в иранских официальных СМИ. Известная газета «Джомхури Эслами» выступила с утверждением, что на территории соседней страны созрела целая боевая организация из афганских шиитов для противостояния боевикам движения «Талибан» (запрещено в России), которые в последние недели значительно усилили свои наступательные операции на позиции афганских сил безопасности. Предположения иранской прессы привлекли внимание администрации президента Ашрафа Гани, которая назвала их попыткой иранского руководства устроить в Афганистане настоящий мятеж.

Иранская пресса поделилась данными, что интенсификация наступательных действий со стороны талибов привела к резкой мобилизации шиитского населения Афганистана. В частности, после того как «яростным муллам» сдались десятки афганских уездов, в Афганистане якобы подняла голову некая шиитская группировка «Хашд аш-Шиа», которая, как утверждает «Джомхури Эслами», готова дать отпор вооруженным противникам официального Кабула и поддержать армию. Что наиболее интересно, в состав боевой организации, согласно этим сведениям, входят бойцы шиитской дивизии «Фатимиюн» – группировки афганских шиитов, которых, как считается, тренировал Корпус стражей Исламской революции (КСИР) для боевых действий в Сирии.

Публикация, которая базировалась в том числе на высказываниях членов «Хашд аш-Шиа», немедленно привлекла внимание официального Кабула. Старший помощник президента Афганистана Шах Хусейн Муртазави призвал разносчиков слухов «прекратить свои злодеяния» и предположил, что иранское руководство одной рукой пытается обелить «Талибан», а другой – провоцирует мятеж, хотя, как обращает внимание оппозиционный телеканал Iran International, «Джомхури Эслами», напротив, нередко критиковала иранских стратегов за излишнюю лояльность к талибам. Муртазави выразил уверенность, что Афганистан никогда не повторит опыт Сирии, Йемена, Ирака и Ливана, а все предполагаемые попытки иранцев устроить мятеж потерпят неудачу.

В 2019 году афганская администрация на неофициальном уровне выражала опасения, что тысячи шиитских боевиков, которые воевали в Сирии на стороне президента Башара Асада, теперь возвращаются домой и могут создать головную боль для Кабула. Источники саудовского издания «Ашарк аль-Аусат» в афганских органах безопасности обращали тогда внимание, что некогда завербованные иранскими офицерами шииты-хазарейцы способны стать неплохим политическим инструментом у себя на родине, которым может воспользоваться Иран для того, чтобы укрепить свои позиции в Афганистане. Тем более та же дивизия «Фатимиюн», как считалось, выполняла для Ирана не только роль иностранного легиона, но и средства изменения конфессиональной политики.

Парадоксально, но иранское руководство в свое время обвиняли и в помощи движению «Талибан». В докладе специальной мониторинговой группы ООН за июнь 2020 года говорилось, что в движении «яростных мулл» возникла целая проиранская фракция командиров. Ее появление, как утверждали ооновские эксперты, привело к расколу в группировке. «Как минимум одна группа высокопоставленных членов «Талибана» уже сформировала новую партию, которая находится в оппозиции к любому потенциальному мирному соглашению, – отмечали авторы исследования, имея в виду мирные договоренности, заключенные между талибами и американской стороной. – Если мирный процесс потерпит неудачу, в Афганистане может произойти всплеск насилия и хаоса».

Широко считалось, что на лояльность талибов к иранской стороне повлияло заключение мирной сделки с США. В частности, как предполагала мониторинговая группа ООН, эти договоренности, которые открыли путь к выводу из Афганистана иностранного контингента, не понравились «яростным муллам» из-за того, что на них были наложены жесткие обязательства по «снижению уровня насилия». Западные наблюдатели считали оформление лагеря противников американо-талибской сделки признаком растущих разногласий в движении и предвестником того, что процесс афганского урегулирования будет сорван. Были предположения, что иранская «пятая колонна» внутри «Талибана» скорее всего даже базируется на территории соседнего Ирана.

Комментируя «НГ» появившиеся в иранской прессе предположения, научный сотрудник Института востоковедения РАН и директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар допустил, что, вероятно, под шиитским фронтом имеются в виду группировки бывших полевых командиров хазарейцев. «В одиночку они опасности для талибов не представляют, – пояснил собеседник «НГ». – На данный момент они усиливают свои позиции в рамках движения антиталибских ополченцев». Это движение, по словам эксперта, включает в себя не только хазарейцев, но и таджиков, и узбеков и, вероятно, создается не без помощи Кабула. Если подобные силы и могут представлять опасность для правительства, то лишь в перспективе, заключил эксперт. 


В Афганистане назрел шиитский фронт против талибов / В мире / Независимая газета (ng.ru)

Народные волнения берут руководство Ирана в тиски

Юго-запад страны взбунтовался из-за дефицита воды

 Игорь Субботин
Обозреватель-международник при г
лавном редакторе НГ


иран, протестные акции, питьевая вода, ядерная сделка Фото Reuters

Иран столкнулся с очередной волной протестных акций, спровоцированных острой нехваткой питьевой воды из-за сильнейшей за последние несколько десятилетий засухи. Очагом волнений стала юго-западная провинция Хузестан. В связи с попытками местных органов безопасности утихомирить манифестантов силой среди участников акций фиксируются жертвы. Обострение накладывается на стоящую перед избранным президентом Ирана Эбрахимом Раиси необходимость продолжать переговоры с западными посредниками в Вене о восстановлении «ядерной сделки», чтобы ослабить санкционное давление. В экспертной среде считают, что Тегеран попал в очень непростую ситуацию.

Сведения о погибших среди протестующих разнятся. Протестная волна захлестнула провинцию Хузестан, которая находится на юго-западе страны. Причиной стала нехватка питьевой воды из-за сильнейшей за последние несколько десятилетий засухи: провинция почувствовала на себе последствия этого климатического явления наиболее остро. Иранскому руководству даже пришлось направлять в Хузестан автоцистерны с водой. Но это не предотвратило антиправительственные выступления и беспорядки. Оппозиционный канал Iran International сообщил, что силы безопасности открыли огонь по протестующим еще на минувшей неделе, при этом погибли семь человек, многие манифестанты ранены. Известно и о серьезных ранениях полицейских.

На ситуацию отреагировали в администрации президента США Джозефа Байдена. На брифинге заместителю руководителя пресс-службы Госдепартамента Джалине Портер был задан вопрос о том, следит ли американское руководство за протестами в Исламской Республике и за тем, как ведут себя местные правоохранители. «Мы видели сообщения о дефиците в Иране и о вызванных этим протестах, – сообщила представительница дипведомства. – Мы продолжаем призывать иранское правительство поддержать граждан, реализующих свое универсальное право на свободу мнения и мирные собрания». В Вашингтоне манифестации сочли обоснованными.

В Белом доме рассчитывают на продолжение переговоров о восстановлении «ядерной сделки», Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), на венской площадке. Иранские официальные лица пока что заявляют, что предпочитают отложить диалог до того момента, пока Раиси не будет приведен к присяге в августе. Но, как сообщили источники Wall Street Journal (WSJ), в администрации Байдена обдумывают альтернативные варианты, чтобы побудить Иран продолжить переговоры, если он решит устроить демарш и отказаться от дискуссий, которые начались в Вене при администрации уходящего президента Хасана Рухани.

В качестве одной из опций Вашингтон обдумывает при помощи дополнительных мер снизить поставки иранской нефти на китайский рынок. «В экономике Ирана почти ничего не осталось, на что можно было бы наложить санкции, – цитирует WSJ неназванного американского чиновника. – Продажа нефти Китаю – это приз». План предполагает санкционный удар по транспортным сетям, через которые идет экспорт примерно в 1 млн барр. в день. США намерены, кроме того, еще интенсифицировать применение уже действующих рестрикций, запрещающих сделки с нефтяным и судоходным секторами Ирана. Это можно сделать посредством новых судебных исков.

Но план «Б» будет применен исключительно в случае провала ядерных переговоров в Вене, уверили собеседники WSJ. В то же время в Белом доме признают, что подобная политика принуждения может повлечь за собой непредвиденные последствия и даже побудить Иран ускорить развитие своей ядерной программы, в связи с этим Вашингтон рассматривает и другие опции, которые включают дипломатическую кампанию с целью убедить Китай, Индию и других крупных покупателей иранской нефти сократить импорт сырья. Так или иначе, эти сценарии предполагают жесткий удар по иранской экономике, которая находится в сильной зависимости от продажи черного золота. Это может стимулировать народное недовольство в Исламской Республике.

«Считаю, что Ирану нужно восстановить СВПД, чтобы иметь возможность увеличить доходы от нефти, однако новое правительство Раиси не хочет показывать свое нетерпение», – заявила «НГ» глава инициативы «Будущее Ирана» в вашингтонском аналитическом центре «Атлантический совет» (признан в РФ нежелательной организацией) Барбара Славин. – Оно обеспокоено тем, как долго просуществует восстановленный СВПД. Отсюда задержка и множество противоречивых сообщений об отношении нового правительства к переговорам в Вене. Протесты в Хузестане ведут по двум противоположным дорогам: с одной стороны, Ирану нужны ресурсы для обеспечения провинции водой, а с другой стороны – режим боится выглядеть слабым». Славин подчеркнула, что администрации президента США нужно проводить границу между позицией на переговорах в Вене и реакцией на те меры, которые иранские власти применяют против протестующих. «Не думаю, что США должны смешивать эти два вопроса. Они должны выражать поддержку соблюдению прав человека и отдельно СВПД», – заключила собеседница «НГ». 


Народные волнения берут руководство Ирана в тиски / В мире / Независимая газета (ng.ru)

Иран ждет от США большого обмена заключенными

В Тегеране фактически выдвинули очередные условия нормализации отношений с Вашингтоном

 Геннадий Петров


иран, президент, раиси, сша, заключенные, обмен 

Ибрагим Раиси намерен ужесточить условия диалога с американцами. Фото Reuters

Между иранскими и американскими чиновниками состоялась загадочная заочная дискуссия. В Тегеране заявили, что достигнута договоренность об обмене заключенными. По 10 человек с каждой стороны должны вернуться домой. В США это официально опровергли, попутно обвинив Иран в попытке затянуть переговоры по возвращению к условиям Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД, или «ядерная сделка»).

Первым о договоренности по заключенным сообщил заместитель главы иранского МИДа Аббас Арагчи. В своем Twitter он подтвердил, что его страна предложила поставить на паузу переговоры по «ядерной сделке» в Вене до тех пор, пока в Иране не приступит к работе новое правительство. В июне в Исламской Республике прошли президентские выборы. Их победителем стал Ибрагим Раиси.

Такая постановка вопроса существенно затягивает диалог между двумя странами. Инаугурация Раиси в качестве президента Ирана пройдет 5 августа. Потом пройдет формирование нового правительства. Ведь в соответствии с иранскими законами с избранием президента оно обязательно меняется. В августе меджлис (парламент) страны должен новое правительство утвердить. Дальше потребуется какое-то время на формирование команды переговорщиков. Соответственно получается, что иранцы смогут приступить к предметному обсуждению «ядерной сделки» не раньше осени.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Владимир Сажин в комментарии «НГ» отметил, что оттягивание переговоров – в интересах Раиси и его команды. «Им совершенно неинтересно, чтобы лавры за восстановление СВПД отошли уходящему президенту Хасану Рухани», – сказал он.

Кроме того, Арагчи написал о том, что есть некая договоренность с США и Великобританией об обмене заключенными. Причем его текст написан так, что создается впечатление: обмен – это часть переговоров по «ядерной сделке». По словам Арагчи, «десять заключенных могут быть освобождены всеми сторонами завтра, если США и Великобритания выполнят свою часть договора».

С критикой этого заявления выступил официальный представитель Госдепартамента Нед Прайс. Предложение дождаться нового правительства он назвал попыткой снять с себя ответственность за затягивание переговоров, а слова о сделке по заключенным объявил прямой ложью. Прайс утверждает, что никакой договоренности такого рода нет. А Арагчи, по его словам, лишь пытается напрасно обнадежить семьи лиц, которые могут быть обменены.

В воскресенье в этот заочный спор вмешался официальный представитель иранского МИДа Саид Хатибзаде. «Возмутительно, – написал он в своем Twitter, – США отрицают простой факт, что есть согласованная сделка по вопросу удерживаемых лиц». Хатибзаде настаивает, что «гуманитарный обмен был согласован с США и Великобританией в Вене отдельно от СВПД». С его слов выходит, что была договоренность об обмене 10 человек с каждой стороны. «Иран готов действовать СЕГОДНЯ», – написал он.

Его стране и Западу и в самом деле есть кого менять. И у американских, и у британских, и у иранских спецслужб достаточно «трофеев» в виде лиц с двойным гражданством, которые попадают за решетку по обвинению или подозрению в шпионаже. Так, известно, что в Иране сейчас находится в заключении как минимум четверо человек с американскими паспортами. В прошлом году к 10 годам тюрьмы за шпионаж в пользу США был приговорен американский бизнесмен иранского происхождения Эмад Шарги. С 2015 года в иранской тюрьме находятся американцы Сиамак Намази и его сын Бакер Намази, также обвиненные в шпионаже. В заключении в Иране – и активист-эколог Морад Тахбаз, имеющий британское подданство. Самый же известный британский заключенный иранской тюрьмы – это сотрудница благотворительного фонда «Томсон-Рейтер» Назанин Загари-Рэтклифф. Ее приговорили к пяти годам тюрьмы за шпионаж и подстрекательство к мятежу, выразившееся в участии в антиправительственных протестах 2009 года. В марте 2021 года срок закончился, но Загари-Рэтклифф была взята под стражу вновь, на этот раз за антиправительственную пропаганду.

В свою очередь, и иранцам есть кого потребовать у США. Например, политолога Каве Лофтоллы Афрасиаби. Ему инкриминируется незаконная лоббистская деятельность в США в пользу Ирана. Афрасиаби был задержан в январе этого года, и его арест многие эксперты называли частью плана Дональда Трампа по срыву сближения с Ираном, которое собирался начать Джозеф Байден. Однако о массовом обмене удерживаемых лиц до сих пор ни в США, ни в Иране не говорили.

Сажин в комментарии «НГ» предположил, что новая команда переговорщиков от Раиси будет более жесткой и неуступчивой, чем переговорщики от Рухани. Если это предположение верно – то можно сказать, что неожиданно возникшая тема обмена заключенных является предвестником ужесточения позиции иранской стороны. Не исключено, что Раиси будет повышать ставки на переговорах, демонстрируя, что договоренность о СВПД в первую очередь нужна США, а не Ирану. 


Иран ждет от США большого обмена заключенными / В мире / Независимая газета (ng.ru)

В Иране третий день продолжаются акции протеста

Протесты начались 15 июля в юго-западной иранской провинции Хузестан, где преимущественно проживают этнические арабы

Ahmet Dursun,Aynur Asgarli   |18.07.2021В Иране третий день продолжаются акции протеста

АНКАРА

В иранской провинции Хузестан третий день продолжаются акции протеста в связи с перебоями в подаче воды.

Протесты начались 15 июля в юго-западной иранской провинции Хузестан, где преимущественно проживают этнические арабы.

Как сообщают местные источники, акции протеста продолжились минувшей ночью в городах Ахваз, Сусенгерд, Кут-Абдулла, Шуш и Керхе. Граждане требуют решить проблему с подачей воды.

В городе Сусенгерд протестующие собрались у дома депутата Касыма Саиди и скандировали лозунги с критикой в его адрес.

Протестующие потребовали остановить реализацию проекта трансфера воды из реки Карун в другие провинции страны, который, по их словам, и вызвал дефицит воды.

В некоторых городах возникли стычки между полицией и демонстрантами. Последние перекрыли улицы и устроили поджоги. В социальных сетях распространились кадры того, как демонстранты повредили автомобиль сил безопасности.

В Иране третий день продолжаются акции протеста (aa.com.tr)

Лидер шиитов Ирака отказался от участия в парламентских выборах

Муктада ас-Садр называет происходящее в стране «планом по угнетению народа»

Haydar Karaalp,Ülviyya Amuyeva   |15.07.2021Лидер шиитов Ирака отказался от участия в парламентских выборах

БАГДАД

Лидер иракского движения «Садр» Муктада ас-Садр не будет участвовать в осенних выборах в парламент страны.

«Заявляю, что не буду участвовать в выборах. Отказываюсь от поддержки нынешнего и будущего правительства»,- сказал Ас-Садр журналистам.

Лидер движения «Садр» называет происходящее в стране «планом по угнетению иракского народа».

Ас-Садр также раскритиковал планы официального Багдада по нормализации отношений с Израилем.

У коалиции сторонников Ас-Садра — «Саирун» наибольшее количество мест в парламенте Ирака — 54 в 329-местном парламенте.

Ранее в правительстве Ирака объявили, что досрочные выборы состоятся 10 октября.

Лидер шиитов Ирака отказался от участия в парламентских выборах (aa.com.tr)

Чего ожидать от ирано-саудовских переговоров

Чего ожидать от ирано-саудовских переговоров

После нескольких недель нахождения в стороне, саудовско-иранские переговоры снова оказались в центре внимания, и Иран обозначил более широкие цели, которые могут быть достигнуты с помощью переговоров. 

Два иранских представителя во вторник рассказали о диалоге по деэскалации, который в настоящее время ведется между Тегераном и Эр-Риядом после нескольких недель отсутствия обновленной информации о переговорах. Брифинги включали в себя последние события и точку зрения, о том как в настоящее время ведутся переговоры, а также степень их ожидаемого успеха. 

Во-первых, официальный представитель министерства иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде ответил на замечания министра иностранных дел Саудовской Аравии Фейсала бин Фархана, который осторожно приветствовал переговоры с Ираном, но поставил под сомнение приверженность Ирана обеспечению безопасности в регионе.
 
В комментарии итальянской газете La Repubblica высокопоставленный саудовский дипломат прокомментировал возможное восстановление связей между Тегераном и Эр-Риядом, заявив, что Саудовская Аравия приветствует переговоры с Ираном, но Тегеран должен доказать свою приверженность обеспечению безопасности и стабильности в регионе фактами. Бин Фархан охарактеризовал как позитивную позицию Ирана и Саудовской Аравии по переговорам и выразил надежду, что диалог приведет к потеплению отношений между двумя региональными тяжеловесами.

Эти замечания стали последним признаком того, что переговоры проходят в атмосфере отсутствия доверия, особенно со стороны Саудовской Аравии. Саудовская Аравия согласилась на переговоры только после того, как они узнали, что ситуация меняется в пользу Ирана после того, как Джо Байден сменил Дональда Трампа. На протяжении всего периода правления администрации Трампа они относились к запросам о переговорах с Ираном с выжидательной точки зрения, фактически откладывая в долгий ящик все предложения о налаживании отношений с Тегераном. Такой подход был принят отчасти из-за желания Саудовской Аравии увидеть, чем закончится так называемая кампания Трампа по «максимальному давлению» в Иране. 

После того, как Джо Байден пообещал возобновить взаимодействие с Ираном, саудовцы начали выяснять, чтобы увидеть, могут ли они начать диалог с Ираном параллельно с переговорами между Ираном и мировыми державами в Вене по ядерной сделке 2015 года, официально названной Совеместный всеобъемлющий план действий (СВПД).

Почувствовав стремление Саудовской Аравии к переговорам, Иран быстро предложил саудовцам путь к переговорам. Таким образом, ирано-саудовские переговоры в Багдаде продолжились под руководством сотрудников служб безопасности и разведки с обеих сторон, что еще раз свидетельствует о том, что переговоры проходили в атмосфере недоверия. Если бы было взаимное доверие, переговоры вели бы дипломаты и политики. 

Во время переговоров в Багдаде, война в Йемене была одним из первых вопросов, обсуждаемых сторонами переговоров, что указывает на то, что переговоры начались с самого сложного вопроса. Это типично для Саудовской Аравии. Возможно, они хотели с самого начала оценить серьезность Ирана. Саудовская Аравия давно жаловалась на кажущееся несоблюдение иранским правительством соглашений между Тегераном и Эр-Риядом. Это может объяснить, почему они предпочли вести переговоры с иранскими сотрудниками службы безопасности, не входящими в правительство, которые, по их мнению, имеют последнее слово по государственным вопросам.

И когда саудовцы встретились с этими официальными лицами в Багдаде, они сначала назвали войну в Йемене лакмусовой бумажкой, чтобы увидеть, серьезно ли Иран относится к выражению своей заинтересованности в открытии новой главы в отношениях с королевством. 

Излишне говорить, что Иран давно подчеркивал свою серьезность к переговорам и даже критиковал саудовцев за их медлительность в использовании возможности деэскалации. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф даже выразил готовность направить посла в Саудовскую Аравию и при необходимости нанести визит в королевство. Во многих случаях Зариф призывал Саудовскую Аравию и другие арабские государства в регионе укреплять сотрудничество в рамках иранской мирной инициативы под названием Hormuz Peace Endeavour (HOPE).

Все эти иранские жесты доброй воли остались без внимания в Эр-Рияде из-за глубокого недоверия Саудовской Аравии.

После нескольких недель переговоров Иран и Саудовская Аравия, похоже, неуклонно движутся в направлении деэскалации, при этом Иран ставит реалистичные цели для текущей траектории. Это отражено в осторожном шаге Саудовской Аравии, который приветствовал результаты переговоров и даже выразил желание наладить отношения с Ираном. 

Отвечая на замечания бин Фархана, Хатиббзаде сказал, что «саудовские официальные лица должны знать, что Исламская Республика Иран, исходя из своих принципиальных позиций, всегда хотела, чтобы страны региона поддерживали мир и безопасность в регионе Персидского залива. Такой подход, благодаря усилиям и мужеству Ирана, помог положить конец господству ИГИЛ и других террористических групп в Ираке и Сирии, и предотвратить проникновение групп такфиристов в страны Персидского залива».

Представитель добавил: «Мы всегда приветствовали диалог для достижения положительных результатов, и мы положительно оцениваем переговоры с Саудовской Аравией».

Официальный представитель правительства Ирана Али Рабии повторил то же самое, поставив реалистичные цели для переговоров. «Переговоры между Исламской Республикой Иран и правительством Саудовской Аравии начались с нашей твердой убежденности в том, что мы уделяем приоритетное внимание нашим соседям и необходимости мирного сосуществования ради мира и безопасности в регионе. Мы по-прежнему считаем, что диалог, особенно между общинами внутри мусульманской уммы, является единственным достойным способом разрешить возможные разногласия между ними», — сказал Рабии. 

Он указал на сложности переговоров между Тегераном и Эр-Риядом, подчеркнув, что есть разногласия, для разрешения которых требуется больше времени. Но эти разногласия, отметил Рабии, можно уменьшить. 

Рабии сказал, что Иран продолжит переговоры до тех пор, пока разногласия не уменьшатся. «В переговорах, которые прошли до сих пор между двумя сторонами, вопросы между двумя странами обсуждались с дружественной и доброжелательной позиции, и был достигнут определенный прогресс. Мы понимаем, что в некоторых случаях споры могут иметь сложности, для решения которых требуется соответствующее время», — отметил Рабии. 

Он добавил: «Мы продолжим этот диалог до тех пор, пока разногласия не будут сведены к минимуму, и мы оценим его положительно, и мы всегда готовы серьезно продолжить этот диалог, полагаясь на взаимную добрую волю, обеспечивая интересы и разрешая озабоченности обеих сторон. Политика Исламской Республики Иран — это особая политика, называемая политикой соседства и регионализмом. Лучший способ обеспечить безопасность региона и не злоупотреблять странами под предлогом безопасности — это совместное присутствие всех стран в регионе».

Источник: https://www.tehrantimes.com/news/462842/What-to-expect-from-Iran-Saudi-talks

Чего ожидать от ирано-саудовских переговоров — Иран.ру (iran.ru)

Тегерану придется заниматься поиском шпионов у себя дома

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ


иран, ядерный объект, кередж, инцидент, бпла, израиль, моссад, интервью, али юнеси, разведка 

Бывший министр разведки Ирана Али Юнеси. Фото REUTERS


Иранской ядерной программе нанесен серьезный ущерб в результате израильской диверсии недельной давности на заводе в городе Кередж. Это следует из материалов, опубликованных частной спутниковой компанией Intel Lab, которая попыталась опровергнуть утверждения иранского официоза, согласно которым нападение было сорвано благодаря местным спецслужбам. Вопрос об уязвимости стратегический инфраструктуры стоит перед Исламской Республикой все острее: бывшие официальные лица в последнее время открыто говорят о том, что израильская разведка МОССАД настолько глубоко проникла во многие сферы, что государственным деятелям стоит всерьез опасаться за свою жизнь.

Компания Intel Lab обнародовала спутниковые снимки засекреченного иранского завода в городе Кередж. На них видно, что объект, который, как утверждается, стал мишенью израильского беспилотника-камикадзе, сейчас находится в плачевном состоянии. В частности, исследователи обращают внимание на разрушения кровли одного из зданий, где, по некоторым данным, велось производство комплектующих для центрифуг и другого «ядерного» оборудования. Уничтоженный фрагмент крыши, если судить по снимкам, имеет размеры 40 на 15 м. Кроме того, представители Intel Lab указывают на то, что внутренние помещения выглядят так, как будто в них произошел сильный пожар. Завод считают одной из важнейших составляющих ядерной программы Ирана.

Комментируя инцидент в Кередже, иранский официоз, не упоминая конкретной локации, заявлял, что его спецслужбам удалось предотвратить диверсию внешнего противника. Местное ТВ со ссылкой на неназванные источники уверяло, что атака не привела ни к пострадавшим, ни к материальному ущербу. За последнее время иранское руководство несколько раз сообщало о попытках подобных нападений на стратегическую инфраструктуру. 11 апреля на ядерном объекте в Натанзе была зафиксирована авария в распределительной электросети, которая привела к масштабному взрыву. Год назад на том же ядерном объекте произошел взрыв и пожар в здании, которое было рассчитано на производство центрифуг. Вину Иран возложил на израильтян.

Проникновение МОССАД в иранскую инфраструктуру стало чаще тревожить иранцев. Большой эффект произвело интервью, которое в конце прошлого месяца дал порталу Jamaran бывший министр разведки Ирана Али Юнеси. Функционер, который занимал руководящую должность в период президентства Мохаммада Хатами (1997–2005), подчеркнул, что сотрудники израильской разведки проникли во многие госструктуры Исламской Республики, в связи с чем, по его словам, многие официальные лица в Тегеране должны переживать за свою безопасность. С критикой Юнеси обрушился и на иранские спецслужбы, которые, по его оценкам, вместо того чтобы разыскивать диверсантов, занимаются преследованием обычных иранцев.

Юнеси заявил также, что в Иране происходит создание «параллельных институтов безопасности», которое негативно отражается на работе Министерства разведки. Его высказывания прозвучали практически в унисон заявлению бывшего президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, который заявил, что один из высокопоставленных сотрудников иранской разведки, который отвечал за противодействие израильскому шпионажу, сам оказался агентом еврейского государства. Как подчеркнул Ахмадинежад, тот успех, которым заканчиваются израильские операции в Иране, в том числе похищение секретных документов, связанных с ядерной и космической отраслью, объяснимы только с точки зрения проникновения агентов МОССАД в местные государственные структуры.

«Эта коррумпированная банда (бывший президент, по-видимому, имел в виду иранское разведывательное сообщество. – «НГ») должна раскрыть свою роль в убийстве ученых-ядерщиков и взрывах на заводе по обогащению урана в Натанзе. Они украли важные документы из Торкузабада и Иранского космического агентства. Это – не шутки! Были украдены чрезвычайно важные документы и безопасность страны поставлена под угрозу!» – заявил недавно Ахмадинежад, рассуждая об израильских операциях последних лет.

Очередной повод для дискуссии об уязвимости иранской стратегической инфраструктуры дало июньское интервью бывшего руководителя МОССАД Йоси Коэна 12-му каналу израильского телевидения. В нем он публично раскрыл некоторые детали израильских операций против Тегерана, в том числе скандальную кражу ядерного архива в январе 2018 года. По словам Коэна, в операции участвовали 20 агентов секретного ведомства. Он уточнил, что конфиденциальная документация из ядерного архива Ирана была направлена в Тель-Авив в цифровом виде еще до того, как выполнившие операцию агенты покинули Иран. Впрочем, бывший руководитель израильской разведки не стал уточнять, были ли все участники кражи гражданами Израиля.

Коэн выразил убеждение, что иногда Израиль должен демонстрировать Ирану те ресурсы и возможности, которые находятся в его распоряжении, чтобы предостеречь «режим аятолл» от некоторых действий в регионе. Это резко контрастирует с подходом его предшественника Тамира Пардо, который выступал категорически против унижения противника, даже такого непримиримого, как Тегеран. Теперь же МОССАД возглавляет Давид Барнеа, особенности подхода которого к диверсионным действиям на иранской территории еще предстоит оценить. Однако есть подозрения, что изменить траекторию конфронтации между Израилем и Ираном уже вряд ли возможно. Тем более что новый премьер Израиля Нафтали Беннет пообещал не церемониться с врагом его страны.

Источник — ng.ru

Следует учитывать экономическую безопасность стран Прикаспийского региона

https://www.worldatlas.com/lakes/caspian-sea.html

Между странами Каспийского региона установлены доверительные отношения, отметил профессор Намик Алиев.

Мы ощущаем на себе кризис международного права, когда очень многие партнеры легкомысленно относятся к тем нормам, которые были выработаны на протяжении долгого времени. Об этом сказал в ходе пресс-конференции в Мультимедийном пресс-центре Sputnik Азербайджан чрезвычайный и полномочный посол, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики Намик Алиев.

С 10 по 12 августа в Москве пройдет II Каспийский экономический форум (КЭФ). Его проведение предусмотрено подписанным в ходе Пятого каспийского саммита 12 августа 2018 года Соглашением между правительствами прикаспийских государств о торгово-экономическом сотрудничестве.

«Принятие конвенции о правовом статусе Каспия показывает, что в условиях, когда не действует повсеместное международное право, страны бывают вынуждены принимать локальные международные нормы. Проблемы Каспия следует рассматривать в нескольких аспектах. Во-первых, надо говорить о безопасности на Каспийском море. Есть понимание ситуаций и установлены доверительные отношения между странами Каспийского региона, но, тем не менее, если мы говорим о безопасности, следует учитывать политическую, экономическую и экологическую безопасность стран региона»,- отметил Алиев.

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/radio/20210702/427369346/Professor-sleduet-uchityvat-ekonomicheskuyu-bezopasnost-stran-Prikaspiyskogo-regiona.html

В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии

Попытка диверсии была предпринята утром в понедельник и не увенчалась успехом

Ahmet Dursun,Aynur Asgarli   |23.06.2021В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии

АНКАРА

В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии страны.

Как сообщает государственное телевидение Ирана, попытка диверсии была предпринята утром в понедельник и не увенчалась успехом.

Благодаря усилиям сил безопасности, удалось предотвратить диверсию без каких-либо жертв и ущерба имуществу.

Другие подробности инцидента не приводятся, ведется расследование.

В Иране сообщили о попытке диверсии на объекте Организации по атомной энергии (aa.com.tr)

Жители Ирана не связывают никаких надежд с президентскими выборами

Большая часть жителей столицы не намерена воспользоваться своим правом голоса

Muhammet Kurşun, Ülviyya Amuyeva   |01.06.2021Жители Ирана не связывают никаких надежд с президентскими выборами

ТЕГЕРАН

В Иране продолжается подготовка к 13-м президентским выборам, запланированным на 18 июня текущего года.

Поскольку кандидатуры многих реформистов были отклонены, представители этого политического течения не поддерживают ни одного кандидата.

В таких условиях эксперты полагают, что новым президентом Ирана может стать глава судебной системы Ибрагим Раиси, которого поддерживают консерваторы.

Корреспонденты агентства «Анадолу» провели опрос среди жителей Тегерана в одном из самых оживленных центров иранской столицы — на Площади революции.

Так, торговец книгами Экбер Шуджаи не собирается голосовать на выборах.

«Никто не должен принимать участие в выборах. Это не выборы. Режим отклонил кандидатуры даже своих людей через Совет стражей конституции. Ахмединежад 8 лет занимал должность президента, Лариджани длительное время был на посту спикера парламента. Режим уже не доверяет даже своим людям. Лучший выход для людей — не участвовать в этих выборах, которые превращаются в назначения», — считает мужчина.

Домохозяйка Периса Рустами недовольна нынешней обстановкой в стране.

«Мы живем при системе, которую они называют демократией. Эти выборы всего лишь шоу. Я не буду голосовать. Думаю, что президент уже избран. Когда такие решения принимаются в верхах, нам ничего не остается», — отметила женщина.

Шукуфа Элияри также не намерена голосовать.

«Они [политики] для нас ничего не сделали. Просто разделили страну на консерваторов и реформистов и создали противостояние между ними. И те, и другие ничего не сделали для народа», — говорит Элияри.

Для жителя Тегерана Первиза Хусейни неважно, кто станет президентом.

«Мне достаточно, чтобы условия жизни улучшились хотя бы на 20 процентов и народ немного расслабился», — отметил мужчина.

Джевад Арифи же считает, что на выборах нет конкурентов.

«Понятно, что выберут Раиси. Поэтому это не выборы, а назначение. Важно, чтобы в выборах могли участвовать разные течения и партии, а не разные кандидаты», — сказал он.

«Когда управление сосредоточено в одних руках, происходит то же, что и в Северной Корее. Если мы не пойдем на выборы, то сделаем это, чтобы преподать им урок, потому что они не понимают другого языка», — сказал он.

Али Тебризи также не собирается голосовать на выборах.

«Они ничего не сделали для народа. Большая часть молодежи не возлагает надежды на будущее. Население не в лучшем положении», — сказал он.

Домохозяйка Сумейя Амули — одна из немногих опрошенных, кто собирается голосовать на выборах.

«Надеюсь, они сдержат данные обещания», — говорит женщина.

Селман Керими убежден, что ни один из кандидатов не способен решить актуальные проблемы в стране.

«Народ действительно в ужасном положении. Ни у кого не осталось сил идти дальше. В стране отсутствует безопасность», — отметил он.

Гражданин Махмуд Селими говорит, что ни один из шести президентов, сменивших друг друга, не сдержал данные обещания.

«Став президентом, они забыли про народ. Мы проголосуем только при условии, что они будут думать о народе и сделают его интересы приоритетом. Для народа они ничего не сделали с начала революции», — добавил он.

Жители Ирана не связывают никаких надежд с президентскими выборами (aa.com.tr)

Тель-Авив и Тегеран ждут подходящего момента, чтобы стереть с лица Земли друг друга

google

Александр Ситников

Глава Моссад в статусе министра разведки Израиля Йоси Коэн 29 апреля заявил агентству Reuters, что обязательно последует война с Ираном, если Соединенные Штаты и другие державы продавят соглашения, которые Тель-Авив сочтет «плохой ядерной сделкой». Коэн обозначил израильские требования. Это не только отказ Ирана от обогащения урана, но и замораживание ракетных программ, прекращение поддержки Хезболлы и ХАМАС.

Посол Израиля в США Гилад Эрдан заявил, что администрация Байдена будет учитывать требования Израиля. В целом, он назвал перспективы антиядерного соглашения с Ираном туманными. «Мы оцениваем, к нашему сожалению, что иранцы откажутся от такой дискуссии», — сказал он израильской общественной радиостанции Kan.

Времени, кстати, осталось мало. 21 мая истекает срок действия соглашения между Ираном и МАГАТЭ о мониторинге иранской ядерной деятельности. Если к этому времени Тегеран и страны-подписанты не договорятся, Израиль, если верить угрозам главы Моссад, будет вынужден принять свои меры.

Советник по национальной безопасности США Джейк Салливан признал, что переговоры находятся в «неясном месте», и не факт, что сделка вообще состоится. Представитель России в ООН по ядерной безопасности Михаил Ульянов тоже не излучает оптимизма. По его словам, «мы не должны ожидать прорывов в ближайшие дни».

Похоже, что Тель-Авив и Вашингтон пытаются найти выход из тупика, в том числе и потому, что США еще не готовы к полномасштабной войне с Ираном. В течение последней недели глава Моссад встречался и с госсекретарем Энтони Блинкеном, и президентом США Джо Байденом, после чего израильские официальные лица выразили «глубокую озабоченность» ядерной деятельностью Ирана.

Йоси Коэн на каждом углу твердит, что «регион по спирали втягивается в войну». Его позиция такова: Израиль не верит словам Ирана о том, что исламская ядерная программа носит исключительно мирный гражданский характер. Тель-Авив убежден, что Тегеран тайно работает над созданием ядерной боеголовки и средств ее доставки с помощью баллистической ракеты.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху не так давно заявил: «На Ближнем Востоке нет угрозы более серьезной, более опасной, более насущной, чем та, которую представляет фанатичный режим в Иране». Все это в сумме дает основание полагать, что сегодня вероятность войны между Израилем и Ираном как никогда велика.

С одной стороны, Израиль находится в невыгодном положении с точки зрения географии. До границы Ирана еврейским самолетам придется лететь 1226 км по прямой, тогда как проиранская Хезболла (возглавляемая Хасаном Насралла), фактически подконтрольная персам, базируется рядышком. На первый взгляд, с учетом разрекламированных успехов Тегерана по ракетной программе этот факт не сулит ничего хорошего Тель-Авиву.

С другой стороны, ЦАХАЛ (армия обороны Израиля) уже отработала дозаправку истребителей F-35 в воздухе, сделав ее рутинным мероприятием, о чем имеются свидетельства в ходе многочисленных учений. Значит, представители Минобороны Израиля не так уж и лукавят, когда утверждают, что у ПВО Ирана нет «иммунитета» от израильских бомбардировок, причем по всей территории Персии. Дескать, даже ЗРК С-300 не перехватит самолеты-невидимки, хотя бы потому, что режим аятолл располагает устаревшими «Фаворитами».

Что касается Хезболлы, то, по мнению Джона Рейна, эксперта по транснациональному терроризму из Международного института стратегических исследований (IISS), Иран не хочет втягивать эту организацию в войну. Рейн считает: «У израильтян и больше досягаемости, и быстрее работа ног, и когда они решают ударить, то бьют очень больно». Значит, многочисленный флот F-16 еврейских ВВС без труда способен перемолоть боевиков Хасана Насраллы. Но они в большей степени нужны режиму аятолл живыми для влияния в Ливане.

Иранский ракетный удар, безусловно, нанесет серьезный ущерб еврейскому государству, но потенциал возмездия, по оценке экспертов IISS, у персов на порядок ниже, чем у еврейских ВВС.

Да, в Сети гуляют многочисленные статьи о том, что Тегеран способен стереть Израиль за полчаса. Но, к примеру, весьма профессиональные подразделения ЦРУ и Моссад так не считают. В открытых отчетах этих спецслужб и аффилированных с ними аналитических центров говорится о том, что режим аятолл достаточно эффективно провел пиар-кампанию по якобы успехам своих ракетных программ. Однако точность и надежность основных «Шахабов» и «Мескатов» не дают основания серьезно опасаться этих вооружений. От их ударов будут страдать случайные люди, тогда как F-35 разрушат электростанции, ядерные институты, промпредприятия. Тем более, что США максимально помогут спутниковыми и иными разведданными.

В Израиле, к слову, рассматривают и сухопутный вариант. Не исключено, что Тегеран двинет через Сирию и Иорданию многочисленную армию. Тем более, что опыт кровавой ирано-иракской войны наглядно показывает, что персы драться умеют и, что важно, фанатично преданы своей стране. Правда, такое развитие событий чревато втягиванием в конфликт НАТО. Причем, Россия и Китай вряд ли помогут Ирану, несмотря на многочисленные разговоры о создании военного триумвирата.

По оценке западного экспертного сообщества, у Ирана нет шанса победить Израиль, тогда как у еврейского государства есть возможности нанести тяжелейший инфраструктурный ущерб Персии. Последствия гуманитарной катастрофы, однако, могут оказаться катастрофическими для иранского режима.

Дело в том, что до 40% населения Исламской Республики являются этническими азербайджанцами, мечтающими присоединить к Азербайджану свои анклавы — иранские провинции Западный и Восточный Азербайджан, Ардебиль, Зенджан, Казвин, Меркези и Хамадан. Можно не сомневаться, они воспользуются слабостью Тегерана, тогда как репрессии против них обернутся уже военным конфликтом с Анкарой и Баку.

В то же время, история многочисленных войн показывает, что битвы могут заканчиваться вопреки изначальным потенциалам и прогнозам оракулов. Далеко за примером ходить не надо: армия США проиграла патриотам Вьетнама, западная коалиция не могла справиться с запрещенным в РФ ИГИЛ*, бравые янки бегут из Афганистана.

Другими словами, возможны самые невероятные сценарии израильско-иранской войны, вплоть до того, что ракеты «Шахаб» и «Мескат» вдруг окажутся точными. Тогда уже гуманитарная катастрофа грозит еврейскому государству.

В таком случае значительная часть населения Израиля вынуждена будет, пусть и на время, покинуть страну. В условиях испепеляющей жары и отсутствия воды (по причине уничтожения опреснителей) проживание в ней станет невозможным.

Между тем, по самым скромным оценкам, порядка 900 тысяч еврейских граждан имеют российские паспорта. Вопрос, куда они уедут, чтобы переждать коммунальный хаос, является непраздным. В конце концов, они — наши соотечественники, нравится это кому-то, или нет. И по закону легко могут вернуться в РФ.

Как пишет эксперт Леонид Якобс, по «крайней мере, 40% еврейских семей, приезжающих в США и Израиль, имеют в своей родословной русское (или славянское) наследие. Да, многие евреи ненавидели Россию до 1917 года из-за (украинских, кстати) погромов, но последующие поколения стали больше русскими, чем евреями. Таким образом, советской национальной политике можно аплодировать стоя».

Впрочем, если судить по публикациям в СМИ, то евреи с русскими паспортами с очень большой долей вероятности уедут в Америку. Иудейские журналисты показывают российскую действительность слишком уж бедной и убогой. Можно сказать и так: наши медианные зарплаты и, главное, жуткое социальное расслоение напугали даже самых пророссийских граждан Израиля.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник — свободная пресса

О причинах сближения Саудовской Аравии с Ираном

Хотя Саудовская Аравия считается экономическим гигантом региона, с военной точки зрения Эр-Рияд уступает Тегерану

Dr. Necmettin Acar,Aynur Asgarli   |04.05.2021АНАЛИТИКА - О причинах сближения Саудовской Аравии с Ираном

СТАМБУЛ

Страны Ближнего Востока в последнее время начали пересматривать укоренившуюся систему внешнеполитических взглядов, которым следовали в течение долгих лет.

Конкурирующие государства региона меняют вектор политики, наиболее ярким проявлением чему стало потепление отношений между Ираном и Саудовской Аравией, которые традиционно считались «непримиримыми врагами».

В СМИ неоднократно проходила информация о тайных саудовско-иранских переговорах в Багдаде. Однако поистине знаковым стали высказывания наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана, который еще на минувшей неделе заявил, что «Иран является соседней страной, и королевство желает наладить добрососедские связи с Тегераном». Кронприни отметил, что «Саудовская Аравия желает процветания Ирану и готова к сотрудничеству на основе взаимной выгоды».

Все это свидетельствует о том, что в ближайшее время в регионе произойдут важные изменения.

Эр-Рияд и Абу-Даби в период Арабской весны пытались выстроить новый блок государств, выступающих против любых изменений и преобразований в арабских странах. Целью блока было также укрепление влияния Эр-Рияда в регионе и максимальное ограничение воздействия неарабских стран таких, как Турция и Иран.

Однако, несмотря на все дипломатические, военные и экономические рычаги Саудовской Аравии, эта амбициозная и во многом авантюрная политика не приблизила Эр-Рияд к желаемому. ОАЭ и Саудовская Аравия и не смогли минимизировать влияние Турции и Ирана на Ближнем Востоке и в Арабском мире.

Опыт последнего десятилетия показал, что, хотя Саудовская Аравия является экономическим гигантом, с военной точки зрения страна ничтожно слаба. Саудовская Аравия не имеет шансов на успех в любом региональном кризисе, решение которого зависит от военного потенциала и мощи.

Молодые кадры, находящиеся сегодня у руля власти в Саудовской Аравии, планируют серьезные реформировать королевство. Основной целью является снижение зависимости от нефтяных доходов, и создание сильного экономического потенциала. Однако успех этих реформ кажется маловероятным. Страна расположена в регионе, где царит нестабильность и войны, а также граничит на море с Ираном, что вынуждает Эр-Рияд не снижать огромные затраты на оборону.

Эр-Рияду отчаянно нужен мир в регионе, по меньшей мере, для реализации первостепенных экономических реформ.

С уверенностью можно сказать, что обеспокоенность властей Саудовской Аравии в вопросах обеспечения национальной безопасности растет с каждым днем. Постоянный упор на безопасность отдаляет власти королевства от долгосрочных планов в сфере национальных интересов.

Др. Неджмеддин Аджар, глава кафедры политологии и международных отношений в Университет Мардина Артуклу.

АНАЛИТИКА — О причинах сближения Саудовской Аравии с Ираном (aa.com.tr)

Ирак прилагает усилия по сближению Ирана со странами Персидского залива

Глава МИД Ирака прокомментировал сообщения о роли Багдада в сближении Тегерана и Эр-Рияда

Haydar Karaalp,Ülviyya Amuyeva,Ekip   |28.04.2021Ирак прилагает усилия по сближению Ирана со странами Персидского залива

БАГДАД

Ирак прилагает усилия по сближению Ирана со странами Персидского залива.

Об этом сказал глава МИД Ирака Фуад Хусейин, комментируя сообщения о роли Ирака в сближении Тегерана и Эр-Рияда.

Министр назвал значимым последний визит главы МИД Ирана Мухаммеда Джавада Зарифа в Багдад.

«Внутренняя нестабильность на какое-то время негативно сказалась на отношениях Ирака со странами региона. Однако на сегодня Багдад прилагает усилия по сближению между странами региона. Мы поддерживаем процесс диалога между Тегераном и странами Персидского залива», — сказал глава дипломатии.

По словам главы ведомства, Ирак оставил позади проблемы со странами региона и перешел к этапу сотрудничества, в первую очередь в сфере экономики.

Ранее появились утверждения о том, что Ирак выполняет роль посредника в переговорах между Ираном и Саудовской Аравией.

Накануне глава МИД ИРИ прибыл в Багдад, а вечером отправился на север Ирака в город Эрбиль.

Ирак прилагает усилия по сближению Ирана со странами Персидского залива (aa.com.tr)

В СМИ утекла запись беседы Мохаммада Джавада Зарифа

google

Газета «Коммерсантъ» №74 от 27.04.2021, стр. 6
Москва пыталась разрушить «ядерную сделку» с Тегераном. Это сенсационное заявление прозвучало из уст главы МИД Ирана Мохаммада Джавада Зарифа. Оно было сделано в ходе не предназначенной для публикации беседы об итогах работы президента Хасана Роухани. Однако часть беседы утекла в СМИ и вызвала удивление в российских экспертных кругах.

Утечки из семичасовой беседы министра иностранных дел Ирана с журналистом Саидом Лайлазом появились в воскресенье на сайте базирующегося в Лондоне телеканала Iran International. Запись была сделана в марте в рамках проекта по документированию деятельности команды президента Хасана Роухани, который летом завершает свой второй срок. Публикация беседы не предполагалась.

Основной смысл ставших публичными кусков записи — «нулевая роль» МИД Ирана в определении внешней политики страны. Основные решения принимались духовным лидером страны аятоллой Али Хаменеи и Корпусом стражей исламской революции (КСИР). По словам господина Зарифа, убитый американцами в Багдаде в январе 2020 года командующий силами специального назначения «Эль-Кудс» КСИР Касем Сулеймани постоянно вмешивался в дипломатические вопросы. Вмешательство «стражей» продолжилось и после его смерти.

Обиды на Россию

Одним из примеров вмешательства КСИР во внешнюю политику, по словам господина Зарифа, стал визит Касема Сулеймани в Москву в июле 2015 года, через десять дней после подписания в Вене Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), известного как «ядерная сделка» между Ираном и шестеркой посредников (США, Россией, Францией, Великобританией, Китаем и Германией). «Эта поездка была совершена по инициативе Москвы без какого-либо контроля со стороны министерства иностранных дел Ирана. Ее целью было уничтожение СВПД»,- заявил господин Зариф. «Говорят, что Сулеймани втянул (президента РФ Владимира.- «Ъ») Путина в войну (в Сирии.- «Ъ»). Но это был Путин, кто принял решение. Путин начал войну и втянул военно-воздушные и сухопутные силы Ирана в военные действия. До того момента наших сухопутных войск там не было. Там были сирийцы, арабы, афганцы и добровольцы»,- добавил он, а также выразил недовольство тем, что в ходе военной кампании в Сирии Москва по договоренности с КСИР использовала иранское воздушное пространство и военную базу в Иране. Однако то, как это все связано с желанием России подорвать СВПД, из опубликованных отрывков неясно.

Господин Зариф утверждает, что Москва пыталась разрушить СВПД еще на стадии подписания, особенно активно действуя за неделю до заключения «сделки», так как сближение Ирана и США противоречит российским интересам.
По словам министра, ему иногда приходилось использовать «грубый и недипломатичный язык» в переговорах со своим российским коллегой Сергеем Лавровым. В качестве подтверждения своих слов о недовольстве России «ядерной сделкой» он ссылается на известное фото министров иностранных дел стран-подписантов СВПД, сделанное в Вене, на котором отсутствует глава МИД РФ.

Тегеран делает беспрецедентный рывок в развитии своей ядерной программы
Между тем корреспондент «Ъ» был в тот день в Вене и знает, что никакой интриги в отсутствии Сергея Лаврова на фотографии нет. Дело в том, что официальная церемония фотографирования состоялась вечером, когда российский министр улетал на переговоры в Ташкент и никак не мог задержаться. На всех дневных фотографиях того дня из Вены Сергей Лавров есть, в том числе и на фото, сделанном непосредственно после подписания документа. Однако все это не отрицает того факта, что переговоры были бурными и сложными. Так, бывший госсекретарь США Джон Керри в своих мемуарах вспоминает, что Сергей Лавров прямо спросил у иранского министра, есть ли у него вообще полномочия договариваться о чем-то от лица Тегерана. Главу МИД Ирана такая постановка вопроса возмутила. Но в итоге он признал, что наделен полномочиями идти на уступки, и в тот же вечер стороны сняли последние препятствия на пути к подписанию СВПД.

Еще один источник в американской переговорной команде на условиях анонимности рассказал «Ъ», что в Госдепартаменте были удивлены, насколько серьезно российская делегация была нацелена на успех переговоров по СВПД, несмотря на разногласия с США и странами Европы по Украине.
«Мы старательно стремились избегать этой темы, что было порой непросто, но мы понимали, что иначе не сможем добиться прогресса по иранскому досье. Иногда приходилось буквально одергивать себя. Но российские коллеги, включая Сергея Лаврова и его заместителя Сергея Рябкова, раз за разом демонстрировали большую вовлеченность в процесс. Несколько сложных развязок удалось найти именно благодаря их креативным идеям»,- вспоминает собеседник «Ъ».

Битва за президента

Иранский МИД не стал отрицать сам факт записи беседы господина Зарифа. Однако, как отметил официальный представитель иранского внешнеполитического ведомства Саид Хатибзаде, слова министра не стоит вырывать из контекста.

Утечка записи беседы вызвала большой скандал в Иране, особенно после серии выявленных до этого недочетов в работе разведывательных служб, а также структур безопасности, ставших очевидными после двух взрывов на ядерном объекте в Натанзе и убийства физика Мохсена Фахризаде. Бывший вице-президент Мохаммад Али Абтахи сравнил публикацию аудиозаписи с кражей Израилем ядерных документов из Ирана три года назад. Не обошлось и без критики в адрес самого господина Зарифа. Так, депутат иранского парламента Али Хезриян назвал заявления министра «аналитической отсталостью», которой достаточно, чтобы его политическая карьера закончилась.

Как прошло заседание совместной комиссии участников СВПД в Вене
Скандал разразился в разгар новых переговоров вокруг «ядерной сделки» с Ираном. Напомним, что в 2018 году США вышли из СВПД и вернули санкции в отношении Тегерана. Со своей стороны, Иран отступил от условий СВПД, требуя снятия санкций. После смены администрации в Вашингтоне стороны вернулись к переговорам в Вене о восстановлении СВПД. Однако прорыва пока нет, а у команды президента Роухани осталось не так много времени. Выборы президента Ирана намечены на 18 июня. Имена кандидатов еще неизвестны. В последние недели в Иране не раз звучали предположения, что Мохаммад Джавад Зариф может стать кандидатом от реформаторов. «Я неоднократно подчеркивал свое нежелание баллотироваться»,- написал господин Зариф в своем Instagram две недели назад, отвечая на очередные претензии к нему депутатов парламента, которые выразили опасение, что глава МИД использует переговоры в Вене для подготовки своей избирательной кампании. И уже тогда министр обрушился на тех, кто в течение восьми лет президентства Роухани разрушал «лучшие достижения дипломатии» — то есть СВПД. «Я не настроен баллотироваться, но постоянное давление, притеснения, клевета и угрозы имеют противоположный эффект воздействия на общественное мнение и на эту решимость»,- подчеркнул он.

«Лучше объясниться»

Немедленной реакции Москвы на заявления главы МИД Ирана не последовало. Однако в российском экспертном сообществе выразили недоумение в связи со словами министра по поводу «ядерной сделки». «Слова о том, что Россия не желала успеха СВПД, удивляют. Никто больше нас не делал для того, чтобы ядерная сделка состоялась»,- сказал «Ъ» бывший посол РФ в Иране Александр Марьясов. Он считает, что заявление министра — это отражение внутриполитической борьбы. Посол напомнил, что глава МИД Ирана уже пытался уйти в отставку из-за того, что позиция его ведомства не учитывается при принятии внешнеполитических решений. Так, в феврале 2019 года господина Зарифа не уведомили о визите президента Сирии Башара Асада в Тегеран, и он не присутствовал на встречах.

Запад также часто пытается раздуть, что у нас есть противоречия с Ираном по Сирии. Да, у нас могут быть трения и расхождения в позиции, но мы продолжаем сотрудничать и координировать свои действия»,- добавил господин Марьясов.

«В свое время было много размышлений на тему, что сближение Ирана и США будет не на пользу России, но в Москве всегда понимали, что это сближение не произойдет за один день. Проблемы Ирана и США не сводятся только к ядерному досье. В то же время у России своя логика развития сотрудничества с Ираном, и у нее был свой интерес к СВПД, как для развития связей с иранцами, так и в контексте глобальной темы нераспространения»,- сказала «Ъ» консультант ПИР-Центра Юлия Свешникова. Она также добавила, что очевидно желание команды Роухани оставить после себя некое наследие. «Они, и в частности Зариф, много работали на благо страны, но на их пути все время возникали проблемы. Судя по словам Зарифа, это было сопротивление со стороны силовиков, а также внешние обстоятельства. Можно понять их чувства. Было бы неудивительно, если утекшая в прессу запись — это попытка повлиять на систему изнутри»,- сказала она.

Россия ищет пути сближения позиций США и Ирана по ядерной сделке
По сути, комментарии господина Зарифа не содержат ничего нового, сказал «Ъ» директор Центра энергетики и безопасности (ЦЭБ) Антон Хлопков. «Интересы Москвы и Тегерана в рамках переговорного процесса по иранской ядерной программе не всегда совпадают. Это вполне естественно, поскольку Иран был уличен в нарушении своих обязательств по соглашению о гарантиях с МАГАТЭ, в том время как Россия является депозитарием Договора о нераспространении ядерного оружия, постоянным членом Совбеза ООН и членом Совета управляющих МАГАТЭ»,- отметил он. Эксперт напомнил, что в рамках переговорного процесса по СВПД Россия настаивала на использовании существующих инструментов Совбеза ООН и процедур МАГАТЭ при реализации вырабатываемой договоренности, в то время как Иран в некоторых случаях предлагал «договориться», игнорируя их или предлагая изменить под иранскую «сделку».

Антон Хлопков также подчеркнул, что комментарии министра иностранных дел Ирана и время их появления в СМИ еще раз показывают глубину раскола в отношении СВПД, который существует в Иране между различными ведомствами и, возможно, ветвями власти.
«Публикуемые СМИ материалы доказывают, что персидская дипломатия — процесс сложный, нелинейный, со своей культурой и традициями, и важно, если мы говорим о перспективах восстановления действенности СВПД, чтобы иранские коллеги сами не запутались в создаваемых ими дипломатических кружевах»,- сказал он. Господин Хлопков также подчеркнул, что министр «должен найти мужество объясниться со своими российскими коллегами».

Со своей стороны, посол Ирана в РФ Казем Джалали сказал «Ъ», что «ирано-российские отношения находятся на стратегическом уровне, напрямую управляются высшими лидерами двух стран и не подвержены воздействию нагнетаний обстановки со стороны ангажированных средств массовой информации».

Марианна Беленькая, Елена Черненко

Источник — kommersant.ru

Саботаж в отношении Ирана вынуждает правительство идти на поводу у консерваторов

Правительство было вынуждено принять политику консерваторов, в частности, в вопросе ядерной программы

Ahmet Dursun,Ekip,Elmira Ekberova   АНАЛИТИКА - Саботаж в отношении Ирана вынуждает правительство идти на поводу у консерваторов

АНКАРА

В то время как Тегеран и стороны ядерного соглашения пускают в ходе свои, наверное, последние козыри для сохранения венской сделки, акты саботажа в отношении объектов по обогащению урана в Иране вынуждают президента страны Хасана Рухани подчиняться требованиям консерваторов в вопросе ядерной программы.

Давление на Иран каждый раз вынуждает правительство следовать политике консерваторов.

Яркими примерами тому служат убийство США 3 января 2020 года иранского генерала Касыма Сулеймани и покушение 27 ноября 2020 года на физика-ядерщика Мохсена Фахризаде.

После убийства Сулеймани Иран полностью отказался от своих обязательств по ядерной сделке. А после покушения на Фахризаде вновь на повестку дня встал законопроект, предусматривающий ускорение ядерной деятельности Тегерана. Законопроект ранее был представлен на рассмотрение парламента консерваторами, но не получил одобрения. На этот раз документ был принят, несмотря на то, что руководство страны во главе с Рухани выступало категорически против.

После акта саботажа 11 апреля на ядерном объекте в городе Натанз правительство Ирана также было вынуждено предпринять шаги, против которых выступало несколько месяцев назад.

Иранские власти считают, что за данным саботажем стоит Израиль.

В июле прошлого года ядерный объект в Натанзе также подвергся нападению, после чего иранские власти приняли решение спустить залы по производству центрифуг на глубину 50 метров под землей.

Последняя атака возобновила споры вокруг уязвимости иранской разведки, достигшие своего пика после убийства Мохсена Фахризаде.

Иранские консерваторы, изначально выступающие против ядерной сделки, после атаки 11 апреля вновь призвали правительство отказаться от венских переговоров и увеличить обогащение урана до 60 процентов.

Несмотря на ярые призывы консерваторов, правительство Ирана заявило, что власти будут действовать сдержанно и продолжат ядерные переговоры в Вене.

Занятие же Тегераном более жесткой позиции совпало с визитом главы МИД России Сергея Лаврова в ИРИ.

Глава МИД Ирана Мохаммед Джавад Зариф на совместной пресс-конференции с российским коллегой 13 апреля заявил, что Израиль намеревался ослабить Иран на переговорах в Вене, но, наоборот, это [атака на Натанз] усилило позицию Тегерана.

По словам Зарифа, правительство продолжает усилия для снижения политической напряженности в стране.

На фоне всех этих событий Рухани не приостановил участие в венских переговорах, однако поручил начать обогащение урана до 60 процентов, тем самым заведя переговоры в тупик.

Правительство было вынуждено принять политику консерваторов, в частности, в вопросе ядерной программы.

Нападение на ядерный объект в Натанзе и решение об обогащении Ирана до рекордного уровня вызвали опасения по поводу того, что восстановление ядерной сделки, которая находилась под угрозой полного расторжения, не будет таким легким, каким казалось.

АНАЛИТИКА — Саботаж в отношении Ирана вынуждает правительство идти на поводу у консерваторов (aa.com.tr)

Иранская стратегия Эр-Рияда: ставка на влияние в Ираке

Саудовская Аравия всеми усилиями стремится ограничить влияние Ирана на Ирак

Şerife Akıncı,Ülviyya Amuyeva,Ekip   АНАЛИТИКА - Иранская стратегия Эр-Рияда: ставка на влияние в Ираке

СТАМБУЛ

Саудовская Аравия и Иран — два могущественных соседа — ведут борьбу за превосходство в регионе.

Саудовцы отчаянно пытаются сдержать растущее влияние Ирана в регионе. Одним из эффективных инструментов в этой борьбе Эр-Рияд считает сближение с Ираком.

Саудиты убеждены, что растущее влияние Тегерана на Багдад обусловлено слабым развитием Ирака в сфере экономики, безопасности и энергетики.

На фоне происходящего в весма непростой ситуации оказался Багдад, играющий роль буферного государства в борьбе между Тегераном и Эр-Риядом.

Иракцы вынуждены поддерживать баланс как в отношениях с Саудовской Аравией, так и с Ираном.

При положительном сценарии в будущем будет достигнут полный баланс в отношениях трех стран.

В этом случае, Ирак сможет продолжать играть активную роль в сближении Тегерана и Эр-Рияда.

Но с иной стороны, Ираку есть, что терять, если придется делать выбор между Саудовской Аравией и Ираном.

При таком раскладе, Ирак больше всего рискует безопасностью, поскольку опосредованная война между двумя главными игроками в регионе- Саудовской Аравией и Ираном- может перенестись на его территорию.

Не следует забывать и о роли Турции в ситуации конкурентной борьбы Эр-Рияда и Тегерана за превосходство на рынке Ирака.

Турция играет ключевую роль в экономическом развитии Ирака.

Анкара и Багдад проводят расширенное экономическое сотрудничество.

Вопреки пандемии коронавирусной инфекции нового типа (COVID-19), товарооборот между двумя странами в 2020 году превысил 20 млрд долларов.

Хотя на первый взгляд главная цель Саудовской Аравии в отношениях с Ираном- ограничить влияние Тегерана на Багдад, в действительности в Эр-Рияде негласно вступили в конкурентную борьбу с Турцией, которая проводит эффективное сотрудничество в сфере безопасности и экономики с Ираком.

В то же время, региональные последствия улучшения отношений между Ираком и Саудовской Аравией, могут положительно отразится и на Сирии.

Сближение Багдада и Эр-Рияда может открыть Саудовской Аравии путь к сближению с Сирией, поскольку иракское правительство поддерживает тесные связи с Дамаском.

Реализация подобного сценария может дать Саудовской Аравии возможность принять участие в восстановлении Сирии и укрепить свои позиции на пути к достижению целей «Видения 2030» — программы по уменьшению нефтезависимости, диверсификации экономики и развитию государственного здравоохранения, образования, инфраструктуры, рекреационной сферы и туризма.

Конечно, Саудовской Аравии потребуется время для успешной реализации своей торгово-экономической стратегии и усиления конкурентоспособности с точки зрения Багдада.

Но, в Эр-Рияде могут быстрее добиться этой цели, если сделают ставку на постоянство дипотношений с Ираком и увеличат объем инвестиций в экономику этой страны.

Региональные преимущества установления тесного сотрудничества с Ираком принесут Саудовской Аравии гораздо больше, чем финансовый доход.

[1] https://gds.gov.iq/iraq-and-saudi-sign-new-agreements-to-strengthen-economic-political-cooperation/

[2] https://presidency.iq/EN/Details.aspx?id=2198

[Шерифе Акынджи, исследователь отдела экономики турецкого Центра стратегических исследований Ближнего Востока (ORSAM)]

АНАЛИТИКА — Иранская стратегия Эр-Рияда: ставка на влияние в Ираке (aa.com.tr)

Транскаспийский торговый коридор мог бы предложить ценную альтернативу Суэцкому каналу

google

Елена Остапенко

В течение целых семи дней один из самых загруженных торговых маршрутов в мире – Суэцкий канал оказался заблокированным из-за севшего на мель контейнеровоза Ever Given.

По данным немецкой страховой компании Allianz, мировая торговля может потерять от $6 до $10 млрд из-за этого инцидента.

Пандемия COVID-19 и так создала значительную нагрузку на глобальные цепочки поставок, а прекращение торговли через Суэцкий канал на целую неделю еще раз подчеркнуло хрупкость торговых маршрутов, от которых зависит вся мировая экономика.

Об этом пишет Эфган Нифти Джереми Коэн (Efgan Nifti Jeremy Cohen) в авторской статье на сайте Caspian Policy Center (CPC), исследовательского центра в Вашингтоне, фокусирующегося на вопросах политики, энергетики и безопасности в Каспийском регионе.

obamarket.azLearn more

По мнению автора, произошедший инцидент стоит рассматривать как предупреждение о необходимости инвестировать в разнообразные цепочки поставок, чтобы в будущем защититься от подобных непредсказуемых кризисов.

Сухопутная торговля через Центральную Азию и Южный Кавказ представляет собой идеальную альтернативу при условии достаточных инвестиций в инфраструктуру, убежден он.

«В настоящее время через Суэцкий канал проходит 12% всей мировой морской торговли, и хотя он произвел революцию в структуре мировой торговли, случай с Ever Given подчеркивает наличие рисков чрезмерной зависимости всего мира от этого единственного маршрута, − пишет Джереми Коэн. − Поскольку ежегодно между Европой и Азией перемещается товаров на сумму более 1,5 триллиона долларов, существует очевидная необходимость в диверсификации торговых маршрутов».

«Транскаспийский торгово-транзитный коридор мог бы предложить ценную альтернативу Суэцкому каналу для торговли между Востоком и Западом», − утверждает автор статьи.

Помимо диверсификации глобальных схем судоходства, Транскаспийский наземный маршрут мог бы предоставить возможность выбора между высокой стоимостью авиаперевозок и низкой скоростью морских, считает он. Более того, сухопутные перевозки осуществляются быстрее, чем морские, и дешевле, чем воздушные, а также более предпочтительны с точки зрения воздействия на экологию.

«Помимо рынков самого Каспийского региона, которые может обеспечить сухопутная торговля по маршруту Восток−Запад, Транскаспийский коридор также откроет возможности для торговли по маршрутам Север−Юг, − пишет Джереми Коэн. − Товары, поступающие в Центральную Азию, могут быть перенаправлены на рынки Южной Азии, тем самым связав большую часть территории Евразии маршрутом наземной торговли».

Хотя заранее трудно предугадать, когда случится следующий инцидент, подобный тому, который затормозил движение через Суэцкий канал в марте этого года, однако то, что рано или поздно это случится, сомневаться не приходится, считает автор. Поэтому уже сегодня стоит задуматься о том, каким образом можно избежать подобной проблемы в будущем.

«Инвестиции в Транскаспийский коридор – это один из вариантов сокращения вероятности подверженности непредсказуемым кризисам и защиты международной торговой сети. Однако сам собой этот новый маршрут не заработает.

Чтобы преодолеть инерцию, присущую мировой торговле, правительствам и компаниям как в Каспийском регионе, так и во всем мире необходимо будет предпринять согласованные усилия, чтобы превратить Транскаспийский коридор в конкурентоспособную торговую сеть XXI века», − пишет автор.

Транскаспийский торговый коридор мог бы предложить ценную альтернативу Суэцкому каналу | 1news.az | Новости