США ввели санкции против сторонников «Хезболлах»

Под ограничительные меры попали депутаты парламента Ливана

Hakan Çopur,Abdulrahman Yusupov

Министерство финансов США включило в санкционные списки одного высокопоставленного представителя движения «Хезболлах», а также двух депутатов парламента Ливана, которых поддерживает движение. Об этом говорится в распространенном во вторник сообщении ведомства.

Согласно информации, под ограничительные меры попали представитель службы безопасности «Хезболлах» Сафа Вафик, депутат ливанского парламента Мухаммад Раад, избранный в законодательный орган при поддержке группировки, а также политик Амин Шерри, который ранее также был представлял в парламенте «Хезболлах».

«Хезболлах» посредством своего политического влияния эксплуатирует финансовые ресурсы и систему безопасности Ливана, используя в своих интересах демократическую систему и ценности страны», — говорится в заявлении Минфина.

В ведомстве добавили также, что движение использует свои возможности в Ливане «для поддержки злонамеренной деятельности Ирана».

Начиная с 2017 года США внесли в санкционный список более 50 представителей движения «Хезболлах».

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B2%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%BA%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2-%D1%85%D0%B5%D0%B7%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%B0%D1%85-/1527319

Власти Ирана грозят захватить британский танкер в ответ на «пиратство в водах Гибралтара»

Власти Ирана грозят захватить британский нефтяной танкер, если не будет отпущен иранский танкер, задержанный в четверг в акватории Гибралтара британскими пехотинцами.

Власти Гибралтара, заморской территории Великобритании, полагают, что танкер «Грейс 1» вез сырую нефть на нефтеперерабатывающий завод Банияс в Сирии в нарушение санкций, введенных ЕС и США.

Посол Британии в Тегеране был вызван в иранский МИД для дачи объяснений. Иранская сторона назвала задержание своего судна формой пиратства.

В ответ британский Форин-офис назвал рассуждения о пиратстве ерундой.

Советник верховного иранского лидера аятоллы Хаменеи Мохен Резай заявил, что Иран будет отвечать на травлю без колебаний.

«Если Британия не отпустит иранский нефтяной танкер, то долг [иранских] властей — захватить британский танкер», — написал Резай в своем «Твиттере».

Британские морские пехотинцы на танкере "Грейс 1" в четверг вечером
Image captionБританские морские пехотинцы на танкере «Грейс 1» в четверг вечером

Как выяснила Би-би-си, для задержания иранского танкера в помощь пограничным службам Гибралтара по запросу правительства территории из Великобритании были направлены 30 морских пехотинцев.

МИД Ирана выразил протест, назвав подобные действия беззаконием и обвинив Британию в том, что она действует в интересах США.

Предположительно, танкер "Грейс 1" вез сырую нефть в Сирию
Image captionПредположительно, танкер «Грейс 1» вез сырую нефть в Сирию

Министр иностранных дел Испании Жозеп Борелль заявил накануне, что Испания тщательно изучает обстоятельства инцидента, но признал, что власти Гибралтара действовали в соответствии с запроом США и Британии. Испания оспаривает у Великобритании права на Гибралтар, расположенный на юге Пиренейского полуострова.

По словам корреспондента Би-би-си по вопросам безопасности Джонатана Била, Британия поспешила заявить, что операцией руководили власти Гибралтара, хотя, судя по всему, разведданные о танкере были предоставлены США.

Обострение по всем фронтам

Назанин Загари-Рэтклифф с дочерью Габриэллой
Image captionСудьба британки иранского происхождения Назанин Загари-Рэтклифф, у которой на свободе осталась маленькая дочь, — одна из причин обострения отношений между Лондоном и Тегераном

По словам иранских политиков, захват танкера доказывает, что Британия действует по указке Вашингтона.

Советник Белого дома по национальной безопасности Джон Болтон приветствовал сообщения о задержании иранского танкера. Он добавил, что США и их союзники продолжат мешать режимам Тегерана и Дамаска извлекать выгоду из незаконной торговли.

Глава Форин-офиса Джереми Хант заявил, что быстрые действия властей Гибралтара и королевских пехотинцев лишат важных ресурсов «кровожадный режим» президента Сирии Башара Асада.

Санкции Евросоюза и США, введенные в 2014 году, запрещают поставки нефти и нефтепродуктов режиму президента Башара Асада и закупки у него нефти. В частности, действие санкций распространяется и на компанию, которой принадлежит сирийский НПЗ Банияс.

НПЗ Банияс расположен в сирийском портовом городе Тартус и является дочерним предприятием корпорации по переработке и дистрибуции нефтепродуктов, руководство которой осуществляет министерство нефти и минеральных ресурсов Сирии.

В ноябре прошлого года министерство финансов США назвало участников схемы, посредством которой Иран поставил миллионы баррелей нефти режиму Башара Асада в Сирии.

По данным минфина США, Тегеран осуществлял поставки нефти в Сирию в обход санкций через российские компании.

Отношения Ирана и США в последнее время значительно обострились. Президент Трамп вышел из международного договора по иранской ядерной программе и снова ввел в отношении Тегерана жесткие санкции.

Европейские союзники США, включая Британию, к этим санкциям не присоединились, но отношения между Лондоном и Тегераном резко испортились после того, как власти Британии обвинили Иран в причастности к взрывам на нефтяных танкерах в Персидском заливе в июне этого года.

Британия также оказывает давление на Иран, требуя освободить британку иранского происхождения Назанин Загари-Рэтклифф, приговоренную в 2016 году к пяти годам заключения по обвинению в шпионаже. Загари-Рэтклифф вину отрицает.

https://www.bbc.com/russian/news-48883941

Иран начал обогащать уран выше предусмотренного сделкой уровня

Иран с 7 июля начинает обогащать уран выше 3,67 процента. Эта отметка предусмотрена условиями ядерной сделки. Об этом заявил заместитель главы иранского МИД Аббас Аракчи, сообщает агентство Mehr. Аракчи подчеркнул, что Тегеран будет отказываться от части обязательств по сделке каждые 60 дней.
Решение Ирана сократить обязательства связано с тем, что европейские страны – участницы ядерной сделки не приняли никаких мер для ограждения исламской республики от санкций США, заявили в Тегеране.
В Евросоюзе призвали Иран не принимать дальнейших мер, которые подрывают соглашени. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху назвал решение Тегерана опасным шагом, который ведет к созданию в Иране ядерного оружия.

О сокращении своих обязательств в рамках соглашения иранские власти объявили в начале мая. 3 июля президент Ирана Хасан Роухани заявил, что Тегеран готов поднять уровень обогащения урана до 3,67 процента. Кроме того, условия работы реактора в Араке будут возвращены к первоначальным, сказал Роухани. Это означает, что реактор будет иметь возможность производить оружейный плутоний. Источники Associated Press считают, что Иран сможет получить ядерное оружие менее чем за год.
В мае 2018 года президент США Дональд Трамп объявил о выходе из многосторонней «ядерной сделки» с Ираном и поэтапном восстановлении санкций. Американские власти уверены, что Иран тайно продолжал разработку ядерного оружия. В Тегеране отрицают обвинения. Евросоюз не согласился с США и заявил о разработке мер, которые позволят уклониться от соблюдения американских санкций.
Договор о свертывании Тегераном своей ядерной программы в обмен на смягчение международных санкций был подписан в 2015 году Ираном с одной стороны и США, Францией, Великобританией, Россией, Китаем, Германией – с другой.

Источник — rus.ozodi.org

Захваченный британцами «иранский» танкер породил множество загадок

Reuters

 Иван Абакумов,
Михаил Мошкин

Полиция Гибралтара начала допрос моряков арестованного ранее не то панамского, не то иранского танкера, который вез нефть в Сирию. Что за люди взяты под арест, неясно. Известно, что в команде есть украинцы, а набирала экипаж фирма из Одессы. Но в Иране почему-то объявили, что танкер принадлежит россиянам. Так чей же корабль захватили англичане и должна ли Россия защищать его экипаж?
Следователи начали допрашивать моряков с задержанного в Гибралтарском проливе танкера Grace 1 – пока в качестве свидетелей, чтобы установить характер перевозимого груза и пункт назначения. А суд Гибралтара продлил задержание Grace 1 на две недели, сообщает ТАСС.
Напомним, власти Гибралтара задержали супертанкер Grace 1 в четверг, заподозрив его в транспортировке иранской нефти в Сирию. Изначально сообщалось, что все происходило по требованию США. Впрочем, власти Гибралтара уверяют, что решение приняли сами, передает РИА «Новости». При этом саму операцию по захвату судна английский спецназ провел в испанских территориальных водах. Возмущенный этим Мадрид теперь готовит ноту протеста в Лондон, пишет газета El Pais.

Главный редактор «Морского бюллетеня» Михаил Войтенко предрекает: если в итоге расследования будет вычислен оператор танкера, то его «показательно накажут». «Но дело-то выгодное. На транспортировке в Сирию иранской нефти можно заработать очень хорошие деньги. Судовладельцы – они ведь постоянно по грани ходят. А тут такое выгодное дело, авось, пронесет, думают они», – пояснил он газете ВЗГЛЯД.
Но пока конечный владелец неизвестен. И вообще с момента задержания судна пошли уже третьи сутки, но вокруг него остается множество загадок.
А танкер вообще чей?

Танкер шел под флагом Панамы, но всем очевидно, что это пустая формальность, этот флаг использует множество судовладельцев из самых разных стран мира. Изначально пресса назвала танкер иранским.
Директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров уверен, что американцам будет сложно вычислить настоящего владельца, потому что «иранцы максимально обезличивают танкеры, на которых поставляют нефть в Сирию». «Отключают радиомаяки, так что это такие блуждающие танкеры. Но чтобы иранские танкеры шли под флагом, например, Панамы или ОАЭ, я такого не слышал», – признался Багдасаров газете ВЗГЛЯД.

Атака США на Иран вызовет всемирный «нефтяной голод»
Тем временем, в пятницу иранское агентство Mehr неожиданно сообщило о принадлежности судна российскому судовладельцу – фирме Russian Titan Shipping Line. Согласно данным из открытых источников, владеет Grace 1 действительно компания с названием Russian Titan Shipping Line, но она зарегистрирована в Дубае (ОАЭ). Однако в переписке на тематических интернет-форумах указывался другой юридический адрес – островное государство Сент-Киттс и Невис. Но и это ни о чем не говорит, это просто офшорная зона, услугами которой также пользуются бизнесмены со всего света.

По словам Войтенко, упомянутая иранцами компания не имеет никакого отношения к танкеру. Владельцем и менеджером Grace 1, по его данным, является либо компания E-ships, либо компания GraceTankers. Обе фирмы расположены в Сингапуре, их хозяева не имеют к России никакого отношения.

Что за люди были на борту?

В момент задержания на борту находились 28 моряков, среди которых граждане не только Украины, но и Индии и Пакистана. Они-то теперь и подвергаются допросам британских следователей.
Достоверно известно, что набирала команду на Grace 1, в частности, украинская фирма Azamara Group из Одессы. Также есть сообщения, что на судне служили украинские и российские моряки. В 2010 году сообщалось, что «груз и бизнес» судна – иранские, и что танкер на тот момент перевозил метанол.

Зачем Иран объявил танкер «российским»?
Войтенко отметил, что танкеры с иранской нефтью регулярно ходят в Сирию – и «регулярно попадаются на этом». «По большому счету, кто владелец танкера, не так важно, – заметил Войтенко. – Grace 1 задержали за то, что он перевозил груз из Ирана, что запрещено американскими санкциями. И перевозил он этот груз в Сирию. А это уже противозаконно по санкциям Евросоюза».
По словам Войтенко, после ареста судна Тегерану ничего не оставалось, кроме как указать на «российский след». «В истории с захватом супертанкера Иран подставляет Россию, за неимением других вариантов», – предполагает Войтенко.

Однако в Вашингтоне явно решили на сей раз не искать «русский след». Там восприняли инцидент в Гибралтаре как удачный удар по интересам Тегерана. Советник президента США по нацбезопасности Джон Болтон уже назвал произошедшее отличной новостью.
Со своей стороны, Тегеран не отрицает – судно действовало в интересах Исламской республики. МИД Ирана признал, что судно перевозило иранскую нефть. Сирийский маршрут, впрочем, там не подтвердили – куда шел груз, не уточнялось.

Зато секретарь Совета политической целесообразности Ирана Мохсен Резайи (бывший командующий Корпуса стражей исламской революции) в своем Twitter уже назвал ситуацию «недопустимой» и пригрозил дать симметричный ответ: например, захватить один из британских кораблей, пока Grace 1 не отпустят.
Почему Сирия не пользуется собственной нефтью?
Багдасаров напоминает: если до гражданской войны Сирия ежедневно перерабатывала 380 тыс. баррелей нефти, то теперь производится всего 15 тыс. баррелей в день, чего явно недостаточно.
«Для Сирии теперь основной поставщик нефти, нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов – это Иран.

Не единственный поставщик, но главный. Танкеры идут вопреки американским санкциям и прибывают в сирийский порт Банияс, это не секрет», – подытожил Багдасаров.
Независимый военный эксперт Антон Лавров объяснил, что у Сирии сейчас осталось «не так много собственной нефти». «Их основные месторождения – газовые. Во время войны месторождения, НПЗ и трубопроводы получили серьезные повреждения. Поэтому сирийцам проще привезти один большой танкер с топливом, пусть и кружным путем, вокруг Африки, чем собирать небольшие объемы по всей стране», – сказал Лавров газете ВЗГЛЯД.

По его словам, в Сирии начались работы по восстановлению нефтепромышленности, но только в самых спокойных районах – в основном вблизи столицы. «А все пустынные месторождения потребуют больших инвестиций при восстановлении. Пока там по-прежнему сохраняется опасность нападений со стороны осколков «Исламского государства*», – рассказал Лавров.

Как связаны танкер и атомная бомба Ирана?
Хотя супертанкер не имеет к нам никакого отношения, Москва выступила с резким осуждением ареста. И вызвано это геополитическими резонами.

«Осуждаем захват супертанкера под панамским флагом, осуществленный 4 июля властями Гибралтара при содействии спецподразделения морской пехоты Вооруженных сил Великобритании, – заявил в пятницу вечером российский МИД. – Задержание судна и находившегося на нем груза расцениваем в качестве целенаправленной акции по дальнейшему осложнению ситуации вокруг Ирана и Сирии».

Тот факт, что сразу после захвата зазвучали восторженные комментарии ведущих политиков Британии и США, подтверждает, – данная акция готовилась давно, с участием спецслужб нескольких стран, уверены в Москве.
В заявлении МИДа говорится, что данный шаг противоречит настрою ведущих стран Евросоюза, включая Великобританию, добиваться сохранения договоренностей с Ираном в ядерной сфере. «Последствия могут быть тяжелыми», – предупредили в Москве.

Источник — взгляд

США снова пытаются спровоцировать Иран для начала войны

Последние события вокруг Ирана очень уж напоминают те, которые происходили в Европе накануне Первой мировой войны. Страсти были очень накалены, все государства подготовились к большой драке и ждали только повод. И вот он произошел — 28 июня 1914 года девятнадцатилетний боснийский серб Гаврило Принцип, входивший в группу террористов, в Сараево осуществил покушение, в результате которого был убит наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц Фердинанд и его морганатическая жена София Хотек.

Спусковым крючком для атаки Ирана в данном случае должна была послужить провокационная засылка в иранское воздушное пространство американского беспилотника и следовавшего за ним американского самолета-разведчика с 35 офицерами на борту. Их ожидаемая печальная судьба – сбитие иранскими ПВО – должна была бы стать началом американского воздушного нападения на Иран, с широким применением современных ракет и, возможно, атомных бомб малой мощности. Эти планы уже лежали в Пентагоне, а их оправдание планировалось произвести в срочно созванном Совете Безопасности ООН, к чему американский представитель со своей заранее написанной речью был готов выступить в нужный момент. Таковы были планы Вашингтона, но они не сработали.

Иранское руководство оказалось намного умнее всего штаба Д.Трампа и его подельников, осторожнее и разумнее. Иранские ПВО сбили только беспилотник, но пропустили военный самолет, а из-за сбитой груды железа без человеческих жертв войны не начинаются. Вспомните события в Сараево.

Командующий ВВС Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Амир-Али Хаджизаде заявил, что Иран не стал сбивать американский самолёт, следовавший за беспилотником США. «Вчера вместе с американским беспилотником был американский самолет P8, на борту которого находилось 35 человек. Этот самолет также нарушил наши воздушные границы. Мы могли его сбить, но не сделали этого, поскольку, сбив беспилотник, сделали предупреждение американским террористическим силам», сказал Амир-Али Хаджизаде. Он добавил, что военнослужащие Ирана 2 раза посылали американскому БПЛА предупредительные сигналы до того, как он был сбит.

Напомним, что 3 июля 1988 года авиалайнер Airbus A300B2-203 иранской авиакомпании Iran Air совершал коммерческий пассажирский рейс IR655 по маршруту Тегеран — Бендер-Аббас — Дубай, но через 7 минут после вылета из Бендер-Аббаса, пролетая над Персидским заливом, был нагло и без всяких причин сбит ракетой «земля-воздух», выпущенной с ракетного крейсера «Vincennes» ВМС США. Никаких сигналов предупреждения американскими моряками не было послано – просто экипаж ракетного крейсера развлекался. И сейчас, следуя американской логике, иранцы легко могли сбить этот самолет, однако Иран принял решение не сбивать американский самолёт-разведчик, нарушивший воздушное пространство страны.

На этот раз планы Д. Трампа и его советников по развязыванию войны против Ирана были отложены на некоторое время, но, отнюдь, не забыты. Следует сказать, что в самих Соединенных Штатах сейчас идет ожесточенная борьба в отношении иранской политики. Сформировавшаяся так называемая «команда В», в которую входят советник президента США по вопросам нацбезопасности Джон Болтон и ряд ближневосточных региональных лидеров, включая премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салман Аль Сауд и наследного принца Абу-Даби Мохаммеда бен Заид Аль Нахайян, плюс старшего советника президента и его зятя Джареда Кушнера, которые отчаянно пытаются заманить Д. Трампа в иранскую ловушку. Но сам президент, как опытный бизнесмен, прекрасно понимает, что его сила отнюдь не в боевых действиях, да и Иран не станет легкой прогулкой. И в этом случае его «закадычные друзья» – демократы моментально выставят ему импичмент. Отсюда и метания Д. Трампа, который готов давить на партнеров до бесконечности, но не вести боевые действия.

Ярким примером этого стали достаточно туманные факты, озвученные хорошо осведомленным агентством Рейтер, что Иран якобы получил через Оман послание от Д. Трампа, предупреждающее об атаке, и Тегерану было дано «ограниченное количество времени» на ответ. Американский президент в своем послании отметил, что хочет переговоров, а не войны. «Сообщения о том, что прошлой ночью иранцам было передано послание через оманский канал связи, абсолютно не верны. Эти сообщения — чистейшая иранская пропаганда», — заявил в то же время официальный представитель госдепартамента США Морган Ортагус. Представитель Высшего совета национальной безопасности Ирана Кейван Хосрави также сообщил, что и в Тегеране опровергают информацию об отправке этого послания.

Пожалуй, это первый случай единства между Вашингтоном и Тегераном, когда они в чем-то соглашаются. И та поспешность, с которой обе стороны отвергли сообщение агентства Рейтер, позволяет предположить, что именно такое послание Д. Трампа все же было. Как говорится, «нет дыма без огня».

Перспектива войны между Соединёнными Штатами и Ираном становится всё более реальной, и союзники Дональда Трампа будут пытаться представить Тегеран угрозой, как было в случае с Афганистаном, Ираком и Ливией. «Грядёт война США с Ираном. И даже не думайте, что она будет оправдана», — пишет прекрасно разбирающийся в этих вопросах обозреватель The Guardian Оуэн Джонс. По его мнению, мы не должны следовать по пути заранее продуманной кровожадности. Мы знаем, как будет развиваться эта история. Решение о войне было принято заранее, причём уже давно.

Но есть и другой аспект всех этих событий. Да, угрозы лидера крупнейшей супердержавы в мире солидны в принципе, но их следует воспринимать с серьезной поправкой, поскольку это является неотъемлемой частью как внутренней, так и внешней политики Соединенных Штатов Америки. Подобные «обещания и угрозы» Белый дом неоднократно отпускал в адрес России, Китая, КНДР и других стран, но подобными словесами все и кончалось. Д. Трамп предпочитает только запугивать своих партнеров на внешней арене, но не доводить пока дело до военных действий. Однако может наступить такое время, когда его советники и подельники создадут такую ситуацию, что Д. Трампу «некуда будет деваться» и он, помимо своей воли, будет вынужден принимать «военные решения».

Видимо, на создание такой ситуации и была нацелена посылка беспилотника и американского самолета-разведчика в воздушное пространство Ирана. Но в данном случае иранцы раскусили коварный план и ограничились сбитием только американского дрона. Вполне понятно, что одной истории с беспилотником совершенно недостаточно для того, чтобы начать военный конфликт. На этот раз, слава Богу, пронесло.

Виктор Михин, член-корреспондент РАЕН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».
https://ru.journal-neo.org/2019/06/27/ssha-vnov-na-svoej-lyubimoj-trope-vojny-protiv-irana/

Для чего вышли в море ракетные корабли Каспийской флотилии

Александр Хроленко 

Вероятные негативные сценарии развития событий непосредственно затрагивают интересы и границы России, ее региональных союзников, поэтому Сухопутные войска и силы ВМФ находятся в постоянной боеготовности.

Внезапными проверками Центрального военного округа и Каспийской флотилии (Южного военного округа) Россия укрепляет безопасность и стабильность на центрально-азиатском направлении.

По тревоге 25 июня в море вышли 35 кораблей Каспийской флотилии, которые до конца недели будут решать учебно-боевые задачи. Ударную группу составляют ракетные и артиллерийские корабли «Астрахань», «Татарстан», «Град Свияжск», «Углич», «Волгодонск», «Махачкала». Им предстоит выполнить ракетные и артиллерийские стрельбы по морским, береговым и воздушным целям. Радиус боевого применения ракетного оружия кораблей Каспийской флотилии – свыше 1500 километров.

Морская пехота отрабатывает подготовку и проведение противодесантной обороны побережья и наступлению. На полигонах развернуты командно-наблюдательные пункты, спланирована отработка задач обороны и всестороннего обеспечения войск, личный состав выполнит стрельбы из штатного вооружения. Всего в проверке участвуют более 1500 военнослужащих оперативного объединения ВМФ.

Днем ранее внезапная проверка началась в войсках Центрального военного округа – приведены в высшую степень боеготовности органы военного управления и соединения ЦВО, часть войск и сил Южного и Восточного военных округов. В мероприятиях боевой подготовки задействованы также отдельные части ВДВ, дальней и военно-транспортной авиации. Войска экзаменуются в 50 учениях различного масштаба, которые проходят на 35 полигонах (Центральный военный округ территориально «накрывает» 29 регионов РФ).

Располагающая обстановка

Основные цели масштабной проверки – надежное обеспечение военной безопасности в Центрально-Азиатском регионе и определение степени готовности войск и сил к предстоящему стратегическому командно-штабному учению «Центр-2019» (состоится в августе – октябре на территориях России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана).

В зоне действия (досягаемости) Каспийской флотилии сохраняются широкий спектр террористических угроз, военно-политическая турбулентность в странах Южного Кавказа и грубое военно-политическое давление Соединенных Штатов на суверенное прикаспийское государство — Исламскую Республику Иран.

Вероятные негативные сценарии развития событий непосредственно затрагивают интересы (и границы) Российской Федерации, ее региональных союзников (ОДКБ), поэтому Сухопутные войска и силы ВМФ находятся в постоянной боеготовности.

Боеготовность – не фигура речи. Возможности ракетных кораблей Каспийской флотилии Россия впервые продемонстрировала осенью 2015 года, когда 26 крылатых ракет «Калибр-НК» стартовали из акватории Каспийского моря, пересекли территорию Ирана и Ирака с северо-востока на юго-запад, и уничтожили 11 объектов террористических группировок в Сирии – на удалении свыше 1500 километров. В дальнейшем подобные удары по террористам практиковались ВМФ России из Каспийского моря экипажами ракетных кораблей «Дагестан», «Углич», «Град Свияжск» и «Великий Устюг».

Значительный сирийский опыт боевого применения позволил усовершенствовать тактико-технические характеристики крылатых «Калибров», и сегодня ракетные корабли Каспийской флотилии способны из южной части Каспийского моря точно поражать цели, к примеру, в Ормузском проливе и Оманском заливе, на территории Афганистана и на Украине. Не говоря уже о надежной защите ближайших границ РФ, зарубежных российских военных баз и союзников на Кавказе (Абхазия, Южная Осетия, Армения, Азербайджан) и в Центральной Азии (Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан).

Особенности дислокации

По условиям военно-политической обстановки в регионе, основные силы Каспийской флотилии весной 2018 года передислоцировались из Астрахани в Каспийск, на 400 километров южнее. На первом этапе это были бригада кораблей охраны водного района, дивизион десантных кораблей, отдельный батальон морской пехоты и отдельный радиотехнический центр. Дальнейший рост ударного потенциала флотилии, количества боевых кораблей и военных моряков связан с развитием инфраструктуры в Каспийске. Прежний пункт базирования с причальной стенкой протяженностью около 150 метров тесноват для боевых кораблей, однако город Каспийск имеет удобные площадки для строительства военных объектов, развитую транспортную инфраструктуру.

В новой главной базе интенсивно строятся пирсы, объекты материально-технического обеспечения, жилье. Если береговая база получит ракетные комплексы «Бал», «Бастион», и зенитные ракетные системы С-400, Каспийск станет главной военно-морской крепостью России на Кавказе и в Центральной Азии. Противокорабельные береговые ракетные комплексы позволят создать особо защищенные районы в акватории Каспийского моря и на побережье. Купол ПВО-ПРО накроет окружающее пространство в радиусе до 500 километров.

Каспийская флотилия – морская компонента Южного военного округа, и часть ВМФ России, с присущими флоту боевыми возможностями, традициями и высоким уровнем профессионализма. Предназначение флотилии – взаимодействие с войсками Южного военного округа, охрана торговых путей и нефтяных месторождений, совместные миссии с региональными партнерами. Сегодня новые возможности и опции Каспийской флотилии проверяются и корректируются с учетом геополитических вызовов, реалий и перспектив. ВМФ переходит от классических морских сражений к трансконтинентальным проекциям силы, сдерживанию вероятного противника на море, на суше и в воздушном пространстве – на расстоянии в сотни и тысячи километров.

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/expert/20190625/420882392/uchebno-boevye-strelby-kaspij-kolumnistika.html

США используют конфликт с Ираном для собственной выгоды

АА

Трамп в первую очередь озабочен экономической выгодой США

Gülsüm İncekaya,Aynur Asgarlı   

Президент США Дональд Трамп с каждым днем усиливает давление на Иран и другие страны, но при этом не ставит перед собой цель вызвать мировой экономический кризис. Об этом сказал агентству «Анадолу» координатор в сфере внутренней политики Научно-исследовательского центра Ирана (İRAM) Мехмет Коч.

По его словам, Трамп в первую очередь озабочен экономической выгодой США.

«То есть США используют конфликт с Ираном в целях получения экономической выгоды. Это позволит США на долгое время сохранить глобальную гегемонию», — сказал Коч.

По мнению координатора, ЕС, Россия и Китай уже сломлены санкциями США.

«Учитывая объемы товарооборота ЕС и Китая с США, становится понятным, что ни одна сторона не пойдет на большие жертвы ради Ирана. Кроме того, эти страны могут использовать ситуацию с Ираном для собственной выгоды в переговорах с США», — сказал Коч.

Сотрудник IRAM отметил, что стороны не заинтересованы в войне, которая может очень дорого им обойтись. «Однако Иран стремится обострить ситуацию, чтобы снизить эффективность санкций. Для этого Иран использует давление на самые уязвимые точки противника. Трамп же продолжает проводить политику санкций», — сказал Коч.

По его словам, возможная война между Ираном и США может угрожать безопасности и территориальной целостности Турции.

«ЕС, Россия и Китай делают все возможное для того, чтобы убедить Иран не выходить из ядерной сделки. Однако если эти попытки не способствуют решению экономических проблем Тегерана, кризис только усугубится», — сказал Коч. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B7%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D1%82-%D1%81-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%BC-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%81%D0%BE%D0%B1%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%B2%D1%8B%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%8B-/1520181

Европа нарушает свои обязательства перед Ираном. Тегеран переходит к действиям

В мае 2018 года США вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Подписанный в 2015 году СВПД обязывал Иран ограничить ядерную деятельность в обмен на прекращение финансовых и экономических санкций против Ирана. В 2016-2017 гг. санкции стали сворачиваться, но с приходом в Белый дом Трампа процесс застопорился. Новый президент потребовал пересмотра соглашения с Ираном в сторону ужесточения. Он в ультимативной форме призвал к этому других участников СВПД, угрожая экономическими санкциями против банков и компаний, которые продолжат сотрудничество с Ираном. Однако выйти из СВПД отказались не только Россия и Китай, но и все три европейские страны, подписавшие данный документ.

В мае прошлого года Европейский союз принял так называемый блокирующий пакет, призвав европейский бизнес не подчиняться угрозам Вашингтона. Было даже что-то сказано о компенсациях тем банкам и компаниям, которые могут подвергнуться санкциям Вашингтона. Однако бизнес предпочел прислушаться к командам из США. Европейские компании стали выходить из инвестиционных проектов в Иране (нефтедобыча, создание объектов инфраструктуры, строительство заводов) и расторгать заключенные контракты.

Убедившись в неэффективности блокирующего пакета, Брюссель в сентябре 2018 года принял решение о создании «механизма специального назначения» SPV (Special Purpose Vehicle) для проведения финансовых сделок с Ираном. Механизм расчетов через СВИФТ для этого не годился: во-первых, с ноября 2018 года иранские банки отключены от этой системы; во-вторых, система СВИФТ остается подконтрольной Вашингтону. Компания SPV должна была обеспечивать анонимность контрагентов, а кроме того, платежи и расчеты должны были проводиться в евро и других валютах, а не в долларах. Проект должен был способствовать дедолларизации европейской экономики.

Ни одна страна долго не решалась принять в свою юрисдикцию компанию SPV. Все опасались гнева Вашингтона. В конце концов, президент Макрон дал согласие зарегистрировать у себя такую компанию. Учредителями выступили Франция, Германия и Великобритания. Было объявлено, что к механизму в дальнейшем могут присоединиться другие европейские страны, а позднее – страны за пределами ЕС. Россия тогда заявила о своей готовности присоединиться к новому европейскому механизму финансовых расчетов.
Однако процесс затягивался. Лишь в конце января 2019 года появились сообщения о том, что все договоренности по компании SPV достигнуты. С этого момента ее стали называть не SPV, а INSTEX: Instrument in Support of Trade Exchanges (Инструмент поддержки торговых расчетов). Штаб-квартира организации должна располагаться в Париже, возглавит ее бывший директор Commerzbank Пер Фишер. Председателем наблюдательного совета станет британец. Валютой операций объявлены евро и британский фунт стерлингов.

К этому времени Тегеран уже не скрывал раздражения по поводу поведения его европейских партнеров. Европа действовала, как в замедленном кино. К концу января никакого механизм расчетов еще не было, были лишь «достигнуты договоренности», а Иран уже успел понести гигантские убытки. Кроме того, выяснилось, что из SPV получается не аналог СВИФТ, а механизм, напоминающий бартерную схему: иранская нефть должна обмениваться на продовольствие, медикаменты и другие жизненно необходимые товары.

И даже в таком сильно усеченном виде механизм INSTEX не начал функционировать до сих пор. Результатом стало то, что Тегеран перешел от слов к действиям. С 15 мая Иран официально прекратил выполнение некоторых обязательств в рамках СВПД, уведомив Москву, Пекин, Лондон, Париж и Берлин о своем решении. В Иране в четыре раза повышен объем производства низкообогащенного ядерного топлива (уран со степенью обогащения до 3,67 %). Тегеран предупредил также, что если государства – участники СВПД в течение двух месяцев не сделают конкретных шагов в поддержку иранской экономики, Тегеран еще больше увеличит масштабы обогащения урана и возобновит модернизацию ядерного реактора в Араке.

Ситуация еще больше обострилась после 1 мая, когда Вашингтон потребовал прекращения импорта иранской нефти восемью странами, ранее получившими на это отсрочку. Экспорт черного золота из Ирана в мае упал до полумиллиона баррелей в сутки, сократившись в пять раз по сравнению с тем же периодом 2018 года.
У Ирана были претензии и к Пекину. Китай по требованию США прекратил закупки иранской нефти. И вот недавно прошла важная новость. По информации портала TankerTrackers, танкер SALINA, принадлежащий National Iranian Tanker Company (NITC), отошел 28 мая от нефтяного терминала на иранском острове Харк с 1 млн баррелей сырой нефти и 20 июня прибыл на нефтеперерабатывающий комплекс недалеко от Циндао, провинция Шаньдун. Это первое подтверждение того, что Китай нарушает американские санкции против Ирана. Предполагают, что закупки Китаем иранской нефти продолжатся.

Что касается России как участника СВПД, то к ней у Тегерана претензий нет. Особенно учитывая, что Москва оказывает политическую и военную поддержку Ирану. 28 июня пресс-служба Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) сообщила, что Россия готова поставить Ирану зенитные ракетные системы (ЗРС) С-400. В феврале текущего года Россия и Иран объявили об отказе от доллара во взаимных расчетах. Иран проявляет также интерес к российской системе передачи финансовых сообщений (СПФС) – альтернативе системы СВИФТ. Пока СПФС обслуживает платежи и расчеты почти исключительно внутри РФ, но уже происходят подключения к СПФС компаний и банков стран ближнего зарубежья. Первыми пользователями СПФС из дальнего зарубежья, скорее всего, станут Турция и Иран.

26 июня комиссар ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини попыталась успокоить Тегеран, заявив, что механизм INSTEX готов к запуску. А 28 июня в Вене состоялось заседание совместной комиссии СВПД по иранской ядерной программе с участием всех сторон. Одним из главных был вопрос о том, когда европейцы запустят механизм INSTEX. Иранское новостное агентство Fars процитировало по такому случаю официального представителя МИД Ирана. Он заявил, что «эта встреча может быть последним шансом»…

Валентин КАТАСОНОВ | 29.06.2019

Источник — fondsk.ru

Угрозы и провокации США против Ирана: о чем важно знать

Какая связь может быть между нынешними угрозами США о военной операции против Ирана, санкциями, провокациями англосаксонских спецслужб в Оманском проливе и Хорасом Клиффордом Вестерманном, чья экспозиция под названием Brinkmanship с 1959 года стоит в американском Саду скульптур Смитсоновского университета? На удивление — самая прямая.

Не секрет, что многое в современном мире является не тем, чем кажется. Во времена информационной глобализации и отсутствия интернет-границ ничего из сказанного мировыми массмедиа нельзя принимать на веру. Информационные войны диктуют свои правила, а потому в каждом вопросе стоит быть настороже.

Казалось бы, какая связь может быть между нынешними угрозами США о военной операции против Ирана, санкциями, провокациями англосаксонских спецслужб в Оманском проливе и Хорасом Клиффордом Вестерманном, чья экспозиция под названием Brinkmanship с 1959 года стоит в американском Саду скульптур Смитсоновского университета? На удивление — самая прямая.

Дело в том, что термин Brinkmanship, легший в основу этой известной работы, является хрестоматийным дипломатическим определением. Его создание приписывают американскому дипломату Эдлайю Стивенсону, описавшему таким образом шаги Джона Фостера Даллеса, 52-го госсекретаря США при президенте Эйзенхауэре. Именно Джон Даллес с 1953 года пытался сделать американскую политику против СССР «балансирующей на грани», то есть свести диалог мирного времени к монологу на пороге войны.

Джон Даллес считал, что, если Вашингтон будет намеренно подталкивать события к катастрофической развязке, причем даже в том случае, если она рискует стать катастрофической для обеих сторон, враг в целях самосохранения уступит. А поскольку США априори считали себя сильнее всех, подход провоцирования партнера, в надежде заставить его пойти на попятный, прижился.

Во второй половине XX века, ввиду стратегического военного паритета между СССР и США, прием Brinkmanship на время потерял актуальность, но не исчез, а перешел в бизнес-среду.

Трамп, как известно, потомственный бизнесмен мирового уровня, и, судя по предыдущим его внешнеполитическим шагам — переговорам с КНДР, Турцией, Индией и даже с Китаем, в своей политике он использует именно этот подход.

При «балансировании на грани» в бизнесе речь, как правило, идет об игре в рулетку. То есть о ситуации, когда одна из сторон намеренно удваивает ставку даже тогда, когда оппонент пытается свести торг к взаимовыгодному компромиссу.

Точно так же Трамп пытается поступать и в геополитической среде, нагнетая ситуацию до тех пор, пока у оппонента не кончаются ресурсы, либо критически не ухудшается внутреннее положение дел. В обоих случаях итогом в рамках данного подхода должна являться капитуляция, а значит, всю выгоду получит лишь одна сторона.

Проблема этой «игры» для мира заключается в том, что инструментов для давления у США слишком много, а потому они рискуют упустить момент, при котором выбора у противника просто не останется.

В отличие от бизнеса, к которому привык Дональд Трамп, в дипломатии великих держав «пограничной» чертой являются боевые действия, а значит неумение вовремя остановиться, применяя Brinkmanship, означает войну.

Россия поставила крест на подобной методологии в свой адрес в 2018 году — во время обращения президента к Федеральному собранию. До Вашингтона было доведено, что с появлением у Москвы прорывных систем стратегического нападения политика диспаритета ядерной триады, Концепция «мгновенного» обезоруживающего удара, движение НАТО на восток, позиционные районы ПРО и прочие шаги, подталкивающие Москву к капитуляции, полностью себя исчерпали. У Ирана же сил на такой ответ, разумеется, нет.

Иными словами, реального вооруженного конфликта с Исламской Республикой Иран администрация действующего президента США не желает, но, как бы парадоксально это ни звучало, всеми силами пытается приблизить этот момент.

13 июня 2019 года японский танкер Kokuka Courageous и нефтяной танкер Front Altair подверглись нападению неизвестных сил в Оманском заливе. Вашингтон немедленно обвинил во всем Иран.

Нелепость и очевидность этой провокации, а также ее соответствие вышеописанной методике, наглядно доказывал тот факт, что атаки были осуществлены в момент визита в Тегеран премьер-министра Японии Синдзо Абэ, впервые за четыре десятка лет. Помимо этого, в экипаже второго танкера числилось 11 граждан России, что и вовсе превращает подобную атаку в абсурд.

С Японией Иран старается наладить экономические отношения, а на развитие связей с Пекином и Москвой направляет весь свой потенциал. В Тегеране прекрасно понимают, что нарушение международного транзита энергоносителей и судоходства в проливах ударит в первую очередь по интересам дружественных сторон, то есть по тем, с кем у Ирана остаются шансы улучшить отношения. Не говоря уже об интересах России и КНР, а также опасности настроить против себя все оставшиеся нейтральными страны региона.

Подобные последствия «иранского» нападения на танкеры выгодны только для США, а вовсе не самой Исламской Республики. А следовательно, как упоминается в крылатом латинском выражении: «Is fecit cui prodest» — искать нужно того, кому выгодно.

Учитывая, что дедушка Джона Даллеса — апологета термина, описывающего современные действия США, был госсекретарем при президенте Бенджамине Гаррисоне, дядя — госсекретарем при Вудро Вильсоне, а младший брат, Аллен Даллес, крупнейшим руководителем американских спецслужб, ничего конспирологического в нынешних событиях не происходит. Трамп просто применяет методику, которую англосаксы десятилетиями применяли до него.

Воевать с Ираном США опасаются, поскольку это скрепит не только сам Иран, в подрыв которого изнутри вложены миллиарды, но и страны вокруг исламского режима. Так, например, хотя Вашингтон в рамках информационной войны и требует от Багдада оказать поддержку в случае эскалации конфликта — значительная часть населения Ирака симпатизирует братьям по вере и вряд ли станет предавать Иран. Кроме того, государственная машина и народ Исламской Республики ментально готовы к конфликту, это заложено не только в идеологических догмах, но и в религиозных аспектах шиизма данной страны.

Вместо этого в мае 2018 года США в одностороннем порядке вышли из ядерной сделки с Ираном, в ноябре, в нарушение собственных слов возобновили санкции, одновременно, под угрозой персональных мер, потребовали от государств-сателлитов отказаться от покупки иранской нефти. В мае 2019 года приступили к наращиванию военного присутствия в Персидском заливе, направили в район авианосную ударную группировку и тактическую группу бомбардировщиков B-52.

Несколько позже Центральное командование вооруженных сил США (Centcom) обратилось с предложением в Госдеп о дополнительной переброске на Ближний Восток 5000 американских военнослужащих, а неделей ранее исполняющий обязанности главы Пентагона Патрик Шэнахэн и вовсе заявил о вероятности направления в регион 120 тысяч солдат.

В начале июня Белый дом приступил к организации прямых провокаций в Оманском заливе, а во второй его половине, 20 июня, начал «голливудское» шоу с «отменой» нанесения военного удара по Ирану в ответ на сбитый беспилотник.

Вдобавок ко всему, Вашингтон внес «Корпус стражей Исламской революции» — элитное подразделение армии Ирана, в список иностранных террористических организаций и угрожает проведением кибератак против иранских компьютерных систем.

При этом в рамках ведущейся Штатами информационно-политической игры неуравновешенность образа Трампа работает на американцев. Как пишут сами массмедиа США: «однажды Трамп уже приказал нанести авиаудар, не оповестив Конгресс и не проконсультировавшись с союзниками, может сделать это снова. Тем более что в следующий раз свое решение он может и не отменить».

Смешанные сигналы со стороны США путают Иран еще больше, и это такая же часть стратегии Brinkmanship, как и санкции против России, чьи условия отмены размыты так, что выполнить их даже при желании невозможно.

Администрация президента США в лице Джона Болтона дает понять, что стремится к смене правящего режима в Иране, в то время как вышестоящее лицо — Дональд Трамп — продолжает говорить о необходимости новых переговоров. На практике конкретика отсутствует намеренно, поскольку целью является эскалация, а не диалог.

Первопричины

Географически контролируемый Ираном Ормузский пролив находится между Персидским и Оманским заливом. По сути — это бутылочное горлышко, через которое нефть из Бахрейна, Катара и Кувейта может быть поставлена на экспорт в остальной мир, других выходов к морю у стран просто не существует. Через Ормуз также идут танкеры из Саудовской Аравии, ОАЭ и Ирака, направляя таким путем 80%, 85% и 85% своей нефти соответственно.

В совокупности через Ормузский пролив проходит порядка 30% от всего экспортируемого в мире черного золота, что делает Иран лакомой целью. США десятилетиями были заинтересованы в том, чтобы заполучить контроль над этим энергетическим «краном», тем более что значительная часть энергоносителей, поступающих по нему, снабжает такие значимые для сохранения гегемонии страны, как Китай, Япония и Индия.

Иронично, что изначальный интерес к Ирану у США возник по той же причине. Однако вектор этого интереса в 1929 году был противоположным. В те годы речь шла не об экспорте иранской нефти за рубеж, а о нефти из американских скважин для нужд Ирана. Лишь в этот короткий период деструктивных планов в данной плоскости Вашингтон не строил.

Когда же добыча нефти была налажена в самом Иране, а американские энергоносители перестали пользоваться спросом, отношения стали развиваться в современном ключе.

Вначале США стали добиваться получения доли на нефтяном рынке Ирана и контроля над проливом руками нефтегазовых корпораций (Standard Oil) и финансовых махинаций. Однако к 1945 году, ввиду роста советского влияния в регионе, этого стало недостаточно.

В итоге заместитель госсекретаря США Джейм Бронз тайно предложил Москве проект о разделе Ирана на семь самостоятельных государств, с соответствующим разделом интересов, но СССР вместо ответа попросту «помог» закрытому письму опубликоваться в иранской газете Darya. С тех пор планы США по своей сути не изменились.

Идеальным сценарием нынешней «игры» для Вашингтона стал бы исход, при котором Иран сам бы перекрыл нефтеносную артерию, заодно воплотив в жизнь угрозы о возобновлении обогащения урана. В этом случае отметка цены за баррель могла бы достигнуть невероятных величин, а Тегеран стал бы врагом для всех западных «союзников».

Столь яркий кратковременный рост оказался бы ударом по технологическим конкурентам США, зависимым от энергетического импорта из данного региона. СМИ и подконтрольные англосаксам соцсети во всем бы обвинили Иран, и это стало бы для него подстроенным «самоубийством».

Опасность дальнейшей эскалации увеличивает и нахождение в регионе ударных экспедиционных сил США, поскольку на фоне угроз госсекретаря Майка Помпео о начале «немедленных» военных действий, «в случае гибели американских солдат», делает подобные провокации англосаксонских спецслужб еще более вероятными.

Закрытые заседания Совета Безопасности ООН по «инциденту с танкерами» и «ситуации вокруг Ирана» также не предвещают охлаждения, а значит, махинации с общественным мнением и новые поводы для того, чтобы задавить Иран, явно продолжатся.

Компромисс в данном случае абсолютно невозможен, во всяком случае без привлечения третьей стороны, но в отличие от Сирии, Москва пока занимает выжидательную позицию, также поступает и Китай.

Руслан Хубиев

Источник — REGNUM

«Сделка века» на Ближнем Востоке озолотит только Трампа

Трампу не удастся помирить арабов и евреев

Алексей Нечаев

США представили план урегулирования конфликта между Израилем и Палестиной стоимостью 50 млрд долларов. Причем спонсорами «большой сделки» должны выступить богатейшие страны Персидского залива, Северной Африки и Запада. Однако в Палестине в очередной раз отвергли идею Вашингтона по примирению, поставив двухлетние труды Белого дома на грань провала.

Белый дом в субботу опубликовал экономическую часть плана по урегулированию палестино-израильского конфликта, который в СМИ называют «сделкой века». Согласно документу, в течение 10 лет Палестине, Египту, Иордании и Ливану предлагается выделить 50 млрд долларов.

Чуть более половины этих средств должно получить палестинское государство, а оставшиеся деньги разделят между собой соседние страны. Также предусмотрена реализация более 100 проектов в инфраструктурной, промышленной, медицинской и образовательной сферах в Палестине.

Кроме того, в документе говорится о строительстве современной туристической инфраструктуры и транспортной сети через Западный берег реки Иордан, сектор Газа и территорию Израиля. Также в документе речь идет о расширении египетского порта рядом с Суэцким каналом, что позволит стимулировать торговлю в регионе.

По замыслу авторов, реализация плана позволит создать один миллион рабочих место, удвоить ВВП Палестины, снизить уровень безработицы, вдвое сократить показатели бедности и «предоставит возможность палестинскому народу построить процветающее общество».

Финансирование многомиллиардного проекта возлагается на страны Персидского залива, Запада и частный сектор. Причем для управления финансами Вашингтон предлагает создать многонациональный банк развития – «головной фонд», который будет контролироваться назначаемым советом управляющих.

Что касается политической части плана – ее в Белом доме обещают опубликовать в ближайшее время, так как «экономический план не будет работать без решения политических вопросов».

Отметим, что публикация экономической части плана предваряет два важных событиях для Ближневосточного региона.

Первое событие – это предстоящая в Иерусалиме встреча советников по национальной безопасности РФ, США и Израиля, которая состоится 24-25 июня. Второе – это организуемый США международный форум по Палестине «Мир во имя процветания», который пройдет в Бахрейне 25-26 июня. Именно там старший советник президента США Джаред Кушнер должен официально презентовать план Белого дома, работа над которым велась два года.

Однако президент Палестины Махмуд Аббас уже подверг критике саму «сделку века» и отказался направлять делегацию на конференцию в Бахрейн. «Пока нет политического решения – мы не будем обсуждать экономическую сторону вопроса», – заявил Аббас. Эту позицию поддержали даже его оппоненты.

Скептически к «сделке века» относится и Россия, о чем ранее заявляли глава МИД РФ Сергей Лавров и замглавы МИДа Михаил Богданов. По мнению российской стороны, чтобы разрешить палестино-израильский конфликт, вначале нужно добиться урегулирования разногласий между противоборствующими в Палестине политическими силами, над чем в Москве работают уже длительное время.

Напомним, глава Госдепа Майк Помпео тоже сомневался в реализации «сделки века».

В связи с чем возникает вопрос: зачем Дональд Трамп и Джаред Кушнер столь настойчиво продвигают свой план урегулирования палестино-израильского конфликта в условиях, когда как минимум одна из сторон выступает категорически против этого плана?

«Логика действий Трампа и Кушнера понятна. Они очень заинтересованы в том, чтобы решить палестинский вопрос, который является главным препятствием для сближения союзников США», – заявил газете ВЗГЛЯД председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов.

По его словам, администрация Трампа хочет опираться на надежных союзников в лице Израиля, Саудовской Аравии и примкнувшего к ним ядра арабских стран из Северной Африки и стран Персидского залива, которые традиционно являются партнерами Вашингтона.

«Все понимают, что палестинский вопрос, с одной стороны, неразрешим, но, с другой стороны – он вносит раздор и не позволяет арабским монархиям начать открытое сближение с Израилем, так как это не будет понятно арабской улицей», – пояснил собеседник.

«Вполне логично, что Трамп хотел бы снять палестинский вопрос, и тогда перед ним открываются другие перспективы для политики на Ближнем Востоке. В частности, у него появится возможность для создания мощной и формализованной антииранской группы», – считает Лукьянов.

«Другое дело, что Трамп и Кушнер, как бизнесмены, полагают, что этот вопрос решается прежде всего денежным вливанием и считают возможным купить лояльность палестинцев за большие деньги, причем за деньги арабских монархий», – отметил эксперт.

«Но, думаю, эта сделка, в буквальном смысле слова «сделка», не состоится. Палестинцам, конечно, тоже надоело жить в условиях недопризнанного государства. Но взять и продаться за деньги, когда все упирается в вопросы святынь и восточного Иерусалима, когда затрагиваются такие чувства – деньги точно не работают», – подытожил Лукьянов.

Экс-советник министра внутренней безопасности Израиля, бывший израильский консул в Москве Алекс Векслер тоже считает, что план Трампа и Кушнера ожидает фиаско.

«Сегодня в Израиль прибыл помощник президента США по нацбезопасности Джон Болтон, завтра прибывает секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев, и вместе с председателем Совета национальной безопасности Израиля Меиром Бен-Шаббатом они намерены обсудить целый ряд вопросов по ближневосточной проблематике. Это уникальный случай, когда представители двух великих держав соберутся в Иерусалиме, и вместе с израильским коллегой проработают вопросы Сирии, Ирана и Палестины», – сказал Векслер газете ВЗГЛЯД.

«Но, несмотря на все усилия, палестинцы отвергают план Трампа. Их можно понять: пока что реально не видно, откуда возьмутся 50 млрд долларов, которые будут распределены еще и между Египтом, Иорданией и Ливаном», – пояснил собеседник.

По его словам, когда в Бахрейне соберутся представители заинтересованных государств и, возможно, под давлением Кушнера согласятся выделить нужные суммы денег, тогда уже можно будет говорить о перспективах реализации этого плана, «но пока что эти деньги находятся где-то в воздухе».

«Что касается позиции России – Лавров и Богданов ранее неоднократно говорили о том, что не может быть никакого плана урегулирования между Палестиной и Израилем до тех пор, пока не состоится примирение между различными палестинскими группировками. Но беда в том, что примирить их можно только с помощью большой военной силы. Потому что ненависть одних группировок к другим такова, что они меньше ненавидят Израиль, чем друг друга», – заключил Векслер.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский также считает, что «сделка века» не состоится, но по той причине, что она невыгодна палестинскому руководству.

«Нет никаких перспектив реализации каких угодно и чьих угодно планов урегулирования палестино-израильского конфликта. Прежде всего в этом не заинтересованы сами палестинцы», – заявил Сатановский газете ВЗГЛЯД.

«Ведь прекратить конфликт с Израилем означает не теоретическое и виртуальное признание Государства Израиль, а решение вопросов о границах, о беженцах, о Иерусалиме. Но это невозможно.

Палестинский лидер, который пойдет на такие шаги, будет немедленно уничтожен, причем достаточно жестко», – продолжил Сатановский.

«И если ни Клинтон, ни Буш, ни Обама не смогли решить вопрос с палестинцами, почему Трампу это удастся?» – поинтересовался эксперт.

Он напомнил, что сейчас Америка тратит колоссальные средства, которые направляет в палестинскую казну, но «Трамп это видит и намерен сделать большое обрезание всем ненужным тратам. Потому он предлагает сделку, которую должны оплатить другие арабы. И если палестинцы на нее не согласятся – значит, они сами виноваты. Но я не думаю, что Трампу удастся слить этот актив», – заключил Сатановский.

Источник — Взгляд

Турция в мае нанесла по ДЕАШ мощный удар

Турция продолжает вести решительную и эффективную борьбу с боевиками и пособниками террористической организации ДЕАШ

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14517

Арабские страны Персидского залива и Иран наращивают расходы на оборону

Web

Иран, Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар в 1994-2018 гг. значительно увеличили оборонные расходы

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/14500

Защитят ли Россия и Китай Иран от действий Трампа?

Иран в свете политики Трампа может стать полем противостояния между такими державами, как Россия, Китай и США

Mustapha Dalaa,Said İbicioğlu,Zeynep Tüfekçi,Gülşen Topçu,Hicran İsmayılova   |

Несмотря на то, что Вашингтон и Тегеран заявляют, что не стремятся к войне, США наращивают свою мощь против Ирана, как делали это в 1990 году во время Второй войны в Персидском заливе. 

Иранский режим, пытающийся преодолеть серьезный кризис из-за безработицы, девальвации национальной валюты и роста уровня бедности, столкнулся с еще более серьезной угрозой после решения США ввести санкции против экспорта нефти Тегерана, являющегося основным источником доходов Ирана. 

Ситуация может спровоцировать открытое недовольство малообеспеченных слоев населения и среднего класса.

В сложившейся ситуации Тегеран связывает определенные надежды с поддержкой Москвы и Пекина. Однако как долго Россия и Китай смогут бороться с угрозой США в отношении Ирана?

Хотя Россия продает Ирану оружие и является партнером Тегерана по сирийскому урегулированию, иранские власти не рассматривают Москву в качестве своего стратегического партнера. 

Товарооборот между двумя странами находится на достаточно скромном уровне. В 2018 году он составлял 1,741 миллиарда долларов. На российский экспорт в этом показателе пришлось 1,208 миллиарда долларов, иранский экспорт же составлял только 533 миллиона долларов. 

Иран и Россия, страны-экспортеры нефти и газа, являются конкурентами, а не союзниками на энергетическом рынке. В этой связи маловероятно, что Москва сможет сыграть ведущую роль в смягчении экономической блокады Тегерана. 

Россия осуждает США из-за введенных против Ирана санкций, призывая другие страны не прекращать экономические отношения с Тегераном и заявляя о продолжении поддержки проектов расширения АЭС в Бушере и ядерного объекта в Фордо.

Президент России Владимир Путин пытается играть роль, скорее, наставника и посредника, а не мощного союзника.

Российский президент признается, что не в силах спасти ядерную сделку от краха и избавить Тегеран от экономического кризиса.

Поддержка Россией Ирана из-за санкций Трампа всегда была прагматичной. При этом Тегеран не склонен подпадать под влияние России.

В отличие от Китая, с которым Иран наладил тесные экономические связи, у российской стороны не так много рычагов для поддержки иранской экономики.

Отношение Пекина к вопросу иное. Китай заявляет о приверженности к стратегическому партнерству с Ираном, что сопряжено с угрозой давления со стороны США.

При этом Пекин также выступает против санкций США, что объясняет стратегические отношения Пекина и Тегерана. Но пока не ясно, сколь долго сможет противостоять Пекин Вашингтону. 

Таким образом, Иран в свете политики Трампа может стать полем противостояния между такими державами, как Россия, Китай и США.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D1%8F%D1%82-%D0%BB%D0%B8-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%B8-%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%B9-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%BE%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B9-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0/1490188

США – Иран: политика большой дубинки

США — Иран: политика большой дубинки

Главной мишенью империалистической экспансии становится Иран. Одновременно с введением беспрецедентных санкций США направили к берегам страны ударную группировку. Обострение ситуации стало лакмусовой бумажкой, показавшей степень суверенитета различных государств мира.

Логика разбойников

Американский писатель Марк Твен, одно из достоинств которого состояло в смелости говорить правду о своей стране, оставил интересное наблюдение. Рассказывая о банкете в одном из клубов, он привел прозвучавшее там заявление: «Мы — англосаксы! А когда англосаксу что-то нужно, он идет и берет». Декларация вызвала бурный восторг присутствовавших. Но, продолжает Твен, если ее перевести на простой язык, оно будет звучать иначе: «Мы, англичане и американцы, — воры, разбойники и пираты, чем и гордимся!»

Эти слова были написаны в 1906 году, и с тех пор агрессивная надменность западных элит подтверждалась тысячами примеров. Неуемные аппетиты капитала распространяются на весь мир. Горе той стране, которая, вызвав его недовольство, не сумеет найти достаточно сил для защиты: жертва будет подвергнута варварскому растерзанию и отброшена на десятилетия назад. Так произошло с Ираком, Ливией и многими другими еще недавно сравнительно развитыми государствами.

Сегодня с угрозой вторжения столкнулся Иран. За сорок лет с момента исламской революции страна не прожила фактически ни одного дня без санкций и жесткого дипломатического давления. Это привело к тому, что Тегеран создал мощную экономику и военно-промышленный комплекс с опорой на собственные ресурсы. Но чем сильнее становилась исламская республика, тем больший гнев мирового капитала вызывали ее успехи. В последние месяцы это раздражение достигло кульминации. Империализм во главе с Соединенными Штатами перешел от угроз к подготовке наступления, направленного на уничтожение Ирана.

В апреле администрация Дональда Трампа предприняла неслыханный даже для Вашингтона шаг. Впервые в истории в американский список террористических группировок была внесена государственная структура — Корпус стражей исламской революции (КСИР). Входя в вооруженные силы Ирана, эта организация является наиболее боеспособной их частью. В составе КСИР находятся сухопутные, военно-морские и военно-воздушные силы (включая ракетные войска), а также спецподразделение «Кудс» и 10-миллионное народное ополчение «Басидж». Кроме того, корпус обладает разветвленной сетью информационных ресурсов и имеет серьезный вес как в политической, так и в экономической жизни Ирана. Таким образом, КСИР можно сравнить с главным нервом страны. Понимая это, США решили направить на него удар, чтобы парализовать государственный организм и безбоязненно добивать ослабевшего противника.

Обосновывая свою политику, американские власти назвали КСИР главным источником террористических угроз. И это при том, напомним, что корпус сыграл ключевую роль в разгроме «Исламского государства»* и других террористических группировок в Сирии и Ираке! Тем не менее любые контакты с корпусом и связанными с ним структурами объявлены уголовным преступлением. «Если вы ведете дела с КСИР, вы финансируете терроризм», — заявил Трамп.

Данным решением вашингтонские «ястребы» создают повод для открытой агрессии. Еще в 2001 году конгресс США наделил президента правом единолично, в обход всех необходимых процедур, отдавать распоряжения о применении военной силы против террористов, причастных к атакам 11 сентября. Теперь этот механизм может быть использован в отношении Тегерана. Первый шаг сделан: вооруженные силы страны официально обвинены в терроризме. Но и вторая часть абсурдного спектакля готова к постановке. В прошлом году суд Нью-Йорка обязал Иран выплатить 6 млрд долларов родственникам жертв терактов 2001 года. Единственным «доказательством» вины Тегерана стало то, что некоторые будущие террористы (в большинстве своем граждане союзной США Саудовской Аравии) летали в Афганистан через Иран.

В подтверждение угроз Вашингтон направил в Персидский залив ударную группировку ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн» и стратегические бомбардировщики B-52. Последние будут дислоцированы на базе в Катаре, в нескольких десятках километров от границ Ирана. «Мы посылаем ясный и однозначный сигнал иранскому режиму, что любые покушения на интересы США или их союзников будут встречены с безжалостной силой», — заявил советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон.

Причем Вашингтон не обязательно будет ждать этих покушений: он может сам их инсценировать или же просто придумать повод. Генеральной репетицией стали события последних дней. Сначала несколько танкеров ОАЭ подверглись неким «актам вредительства», а затем в Багдаде, недалеко от посольства США, упала самодельная ракета. И хотя заслуживающие внимания улики отсутствуют, американские власти поспешили обвинить Тегеран. «Если Иран захочет сражаться, это будет его официальным концом. Никогда больше не угрожайте Соединенным Штатам!» — пригрозил Трамп 20 мая.

Двойная игра ЕС

Военные приготовления сопровождает экономический шантаж. Год прошел с момента, когда Трамп объявил о выходе из совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по иранской ядерной программе. Проигнорировав заключения экспертов МАГАТЭ, регулярно подтверждавших неукоснительное выполнение Тегераном своих обязательств (на настоящий момент опубликовано 14 таких отчетов), американское руководство обвинило Тегеран в дестабилизации региона и намерении создать ядерное оружие. Под этим предлогом США возобновили санкции, решив придать им характер смертоносного оружия. План тотальной экономической войны был опубликован в ноябре. Его авторы вознамерились полностью заблокировать экспорт иранской нефти и газового конденсата: всем покупателям пригрозили жесточайшими санкциями и отлучением от американской банковско-финансовой системы.

Восьми странам, являющимся основными импортерами иранского сырья (Китай, Индия, Южная Корея, Япония, Тайвань, Турция, Италия и Греция), был предъявлен ультиматум: в течение шести месяцев найти новых поставщиков.

Но план оказался под угрозой срыва. Лишь Италия, Греция и Тайвань свели закупки к нулю. Китай же, наоборот, резко увеличил импорт. В апреле Пекин покупал в среднем 806 тыс. баррелей «черного золота» в сутки, и это стало наивысшим показателем за полгода. В этих условиях в Вашингтоне пошли на максимальное закручивание гаек. 2 мая все послабления были свернуты, и теперь сотрудничество с Тегераном будет караться санкциями. Аналогичные ограничения введены против иранской металлургической промышленности.

«Политика большой дубинки» входит в вопиющее противоречие с нормами международного права, но страны, которые обычно громче всех кричат о демократии, на этот раз заняли страусиную позицию. Сразу после прошлогоднего демарша Трампа руководители Великобритании, Германии и Франции заявили о приверженности СВПД и пообещали создать специальный механизм, гарантирующий беспрепятственную торговлю ЕС с Ираном в обход американских санкций. Формально это было сделано: три указанные страны объявили о запуске инструмента поддержки торговых обменов (INSTEX). Однако до настоящего момента он остается на бумаге.

Зато более чем реален саботаж со стороны европейских компаний. Нарушая заключенные контакты, они рвут отношения с Тегераном. Так, число представительств немецких фирм в Иране сократилось вдвое всего за полгода. В стремлении потрафить Вашингтону Евросоюз требует от исламской республики ликвидации ракетной программы и проводит показательные процессы. В Нидерландах суд оштрафовал местную компанию за поставки Ирану газовых турбин, попутно приговорив ее директора к выполнению общественных работ.

В этих условиях Тегеран выступил с вполне законным протестом. «Европа должна знать, что она не может уклониться от своих обязательств с помощью невыполненных обещаний», — заявил глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф. Понимая, что взывать к совести евробюрократии бесполезно, страна приостановила выполнение пункта СВПД, касающегося отправки излишков обогащенного урана и тяжелой воды в Оман. В течение 60 дней Евросоюзу предлагается выполнить обязательства по сотрудничеству с Ираном в банковской сфере и торговле нефтью. Если это произойдет, Тегеран вернется к статус-кво. Если же ЕС продолжит срывать договор, Иран пойдет дальше и откажется от ограничения на обогащение урана максимум до 3,67 процента.

Действия страны не противоречат соглашению. Документ дает ей право приостановить выполнение ряда обязательств в случае несоблюдения условий соглашения другими участниками. Однако реакция европейских столиц оказалась крайне возмущенной. Там потребовали от Тегерана неукоснительно выполнять СВПД и «воздерживаться от любых новых шагов по эскалации ситуации». Любопытно, что настоящие виновники эскалации заслужили куда более мягкое порицание. В совместном заявлении британского, германского и французского МИД выражается «сожаление» по поводу последних шагов Вашингтона.

Союз против «трампизма»

Ряд других стран также не нашли сил и смелости отстаивать свой суверенитет. Власти Индии заявили, что найдут альтернативные источники поставок нефти. Существенно сократила импорт иранских углеводородов Турция, хотя ее руководство не перестает сыпать антизападными тирадами. Двойственную позицию заняли российские власти. Во внешнеполитическом ведомстве призвали Иран отказаться от сворачивания обязательств по «ядерной сделке», а также посоветовали Евросоюзу «подняться над своими двойными подходами».

Справедливое замечание, впрочем, касается и Кремля. Сразу несколько крупных компаний, среди которых «Роснефть», «Лукойл» и «Северсталь», сократили или вовсе прекратили сотрудничество с Ираном после усиления санкций. В целом товарооборот Москвы с Тегераном остается на крайне низком уровне. В списке торговых партнеров России исламская республика занимает 50-е место.

Куда более достойной на этом фоне выглядит политика Китая. В МИД КНР назвали недопустимой «юрисдикцию длинной руки», используемую Вашингтоном, и подчеркнули, что продолжат поддерживать с Тегераном торгово-экономические отношения. «Иран — важный партнер Китая, мы против американских односторонних санкций», — добавили там.

В самом Тегеране отказываются жертвовать независимостью ради сомнительных краткосрочных выгод. В ответ на объявление КСИР террористической организацией руководство Ирана предприняло зеркальный жест в отношении Центрального командования США. «Вашингтон дестабилизирует ситуацию во многих регионах мира, используя для этого террористические организации», — пояснил начальник Генштаба вооруженных сил Мохаммад Хосейн Багери. А министр обороны исламской республики Амир Хатами использовал термин «трампизм», отметив, что последний имеет много общего с нацизмом.

Несмотря на попытки блокады, Иран выстраивает эффективное сотрудничество со странами региона. В прошлом месяце Тегеран посетил премьер-министр Пакистана Имран Хан, чей визит можно назвать историческим. Страны подписали серию важных соглашений. Они касаются десятикратного увеличения экспорта иранской электроэнергии, строительства железной дороги между морскими портами Чабахар и Гвадар, а также создания совместных сил быстрого реагирования. Кроме того, решено возобновить строительство газопровода, по которому иранское топливо будет поступать в Пакистан. В начале мая посол Ирана в Исламабаде Мехди Ханардост сообщил о намерении Тегерана присоединиться к Китайско-пакистанскому экономическому коридору — составной части стратегии «Один пояс — один путь».

Не менее прорывными стали поездка президента Ирана Хасана Роухани в Ирак и ответный визит главы иракского правительства Адиля Абдул-Махди. В ходе переговоров были подписаны десятки договоров, результатом которых должно стать увеличение взаимного товарооборота с 8 до 20 млрд долларов. В частности, Багдад заявил о стремлении значительно нарастить импорт иранского газа.

Но самым большим внешнеполитическим успехом Тегерана может стать создание регионального союза в составе Ирана, Ирака и Сирии. В настоящее время ведутся переговоры по соединению железных дорог, созданию совместного банка и даже объединенной системы ПВО. По данным ряда источников, именно иранские компании станут операторами морского порта в сирийской Латакии.

Санкциями и угрозами вторжения США и их союзники пытаются помешать реализации этих планов. Не желая терпеть соперников, мировой капитал может пойти на очередное военное преступление.

Сергей Кожемякин

Источник — Правда

Иран может потеснить базы РФ в Сирии

Тегеран создает военный объект между Хмеймимом и Тартусом

Иран может оборудовать военный порт вблизи российских баз в Сирии. Такими опасениями с «НГ» поделился дипломатический источник, который указал на появившиеся 5 мая данные об остановке иранского нефтяного танкера в сирийском порту Баниас. По словам собеседника «НГ», в перспективе этот портовый город может стать военным объектом Исламской Республики. Не исключено, что развертывание базы между российскими позициями – в Тартусе и в Хмеймиме – может иметь далеко идущие последствия. В экспертной среде считают: Россия и Иран демонстрируют единодушие лишь на стратегическом уровне. На деле между двумя странами есть множество разногласий.

«Активность Ирана в районе Баниаса может иметь дестабилизирующий эффект не только для региона, но и для сил, которые пытаются этот регион стабилизировать, – заявил «НГ» дипломатический источник, пожелавший не раскрывать свою страну. – Важно присмотреться к тому, что происходит вокруг порта, потому что в перспективе он может стать военной базой Ирана у Средиземного моря».

Собеседник «НГ» обратил внимание на данные, согласно которым иранский танкер, загруженный нефтью, делал остановку в Баниасе. Ранее агентство Reuters сообщило, что 5 мая корабль True Ocean, шедший в Турцию под флагом Исламской Республики, на полпути отключил транспондер и поменял курс. На борту находилось около 130 тыс. т иранской нефти, покупка которой запрещена американскими санкциями, действующими экстерриториально.

Местонахождение судна попытались выяснить независимые аналитики, которые внимательно изучили спутниковые данные. По их предположениям, после смены курса танкер разгрузился в сирийском Баниасе. Есть подозрение, что черное золото все-таки отправилось в Турцию, но сухопутно. Подобная скрытность вполне объяснима: Анкара не хочет стать объектом ограничительных мер США, но ей невыгодно отказываться от сырья.

О намерениях Ирана создать военный объект на сирийском побережье говорят не первый раз. Такие предположения начали циркулировать после того, как стало известно о договоренности Дамаска и Тегерана передать контейнерный порт в провинции Латакия под руководство иранских менеджеров. Как ожидается, иранцы получат контроль над основным коммерческим портом в Сирии уже 1 октября 2019 года – когда закончится договор аренды, заключенный с нынешней компанией. Сейчас контроль обеспечивает совместное предприятие, которое создано сирийскими инвесторами из Souria Holding и французской компанией CMA CGM. Однако сам объект принадлежит правительству Сирии и с 2015 года находится под американскими санкциями.

Выход Ирана к Средиземному морю лишает Россию монополии на экономическое присутствие в прибрежных районах Сирии и влечет за собой некоторые риски в сфере безопасности. Территориальная близость иранских объектов – вне зависимости от их назначения – может не только технически усложнить жизнь российским военнослужащим, но сделать их объектом наблюдения. Вероятно, это хорошо осознает и российская сторона. Однако помешать официальному Дамаску вести столь близкие контакты с Тегераном трудно. Кредитная линия, которая была предоставлена сирийцам иранским руководством, может составлять, по разным оценкам, от 6 до 8 млрд долл. за все годы гражданской войны. Иранские силы и лояльные им шиитские иррегулярные формирования внесли определенный вклад в устойчивость сирийского режима. Февральский визит президента Сирии Башара Асада в Тегеран и его встреча с верховным лидером страны Али Хаменеи стали еще одним сигналом, что Дамаск не намерен жертвовать отношениями со своим шиитским партнером.

Что же касается Баниаса, то он важен с точки зрения расположенной там нефтебазы, напоминают в экспертной среде. «Поставленную иранскую нефть разгружают в нефтехранилища, которые находятся в порту, – заявил «НГ» бывший спецпредставитель Госдепартамента США по политическому переходу в Сирии, приглашенный старший научный сотрудник Центра изучения Ближнего Востока им. Рафика Харири при Атлантическом совете Фредерик Хоф. – Я помню, что Иран и Сирия подписывали соглашение о строительстве электростанции вблизи Латакии и создании газопровода, который соединит ее с Баниасом».

По словам экс-дипломата, Россия и Иран сотрудничают в Сирии стратегически, но между странами есть разногласия на рабочих уровнях. «Президент Путин дал Израилю зеленый свет, чтобы наносить удары по Ирану и «Хезболле» в Сирии, при условии что они не заденут силы режима, – напоминает Хоф. – Россия обеспокоена тем, что Иран хочет сделать в Сирии то же, что и в Ливане: выстроить похожую на «Хезболлу» параллель сирийскому государству – государству, которое Россия хотела бы полностью восстановить. Российские и иранские бизнесмены, по некоторым данным, конфликтуют из-за проектов реконструкции (Сирии. – «НГ») и из-за других экономических вопросов. Сохранение Асада у власти необходимо как Ирану, который хочет поставить сирийцев на службу «Хезболле», так и президенту Путину, который – даже если он низкого мнения об Асаде – по-прежнему рассматривает его как символ российской победы над американской схемой по смене сирийского режима».

Игорь Субботин
26.05.2019

Источник — независимая газета

Воевать с Ираном будут при помощи посредников, — И.Субботин

В Персидском заливе не хотят прямого вооруженного конфликта

Ситуация вокруг Ирана оставляет вопрос по поводу того, на какие действия могут решиться его региональные соперники в случае, если обострение перерастет в вооруженный конфликт. Для того чтобы дать на него ответ, ведущие члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) созывают экстренную встречу в Мекке 30 мая. Диписточник «НГ» в ССАГПЗ исключает прямое столкновение между Ираном и его соседями – противостояние переходит в режим опосредованной войны. Интенсификация боевых действий, как предполагает собеседник «НГ», может произойти в Йемене.

«Я исключаю прямую конфронтацию, – заявил дипломатический источник «НГ» в ССАГПЗ, отвечая на вопрос о возможных силовых сценариях в отношении Ирана. – Все будет продолжаться через войны при помощи посредников».

Собеседник «НГ» отмечает: «Со своей стороны, мы думаем, что единственный реальный выход из ситуации – это переговоры и дискуссия». Однако ситуация вокруг Ирана, по мнению представителя ССАГПЗ, ведет к эскалации между саудовской стороной и Йеменом. На территории государства на юге Аравийского полуострова действуют отряды повстанцев-хуситов, которые, как считается, находятся в подчинении у Корпуса стражей исламской революции (КСИР) – влиятельнейшей военно-политической организации Ирана. «Думаю, в военном отношении было бы сложно столкнуться с Ираном напрямую, наиболее возможна интенсификация боев в Йемене», – сказал дипломатический источник «НГ».

Именно повстанческому движению «Ансар Аллах» приписывают атаку на нефтепровод национальной нефтяной компании Saudi Aramco. Причем, комментируя недавнее нападение, замминистра обороны Саудовской Аравии Халед бен Сальман Аль Сауд заявил, что акция, направленная «на две насосные станции Saudi Aramco, доказывает, что они (хуситы. – «НГ») являются всего лишь инструментом, который Тегеран использует для реализации своей экспансионистской политики в регионе». Представитель оборонного ведомства также отметил, что террористические акты, которые напрямую санкционирует Тегеран и которые осуществляют йеменские повстанцы, негативно влияют на политические усилия по разрешению йеменского кризиса. Саудовская Аравия и ее партнеры по арабской коалиции выступают прямыми участниками боевых действий на территории Йемена, осуществляя бомбардировки хуситских позиций.

Государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш, в свою очередь, обещает «жестко ответить» на любую атаку военизированных отрядов мятежного йеменского движения. «ОАЭ, ведущие борьбу в течение четырех лет против хуситов в Йемене в составе исламской военной коалиции, придерживаются мнения, что мирные договоренности по Ходейде (портовый город на побережье Красного моря. – «НГ») остаются лучшим вариантом, и поддерживают усилия ООН вопреки действиям поддерживаемого Ираном движения», – заключил Гаргаш. Хуситов страны ССАГПЗ открыто называют «неотъемлемой частью» КСИР. Не исключено, что в ситуации вокруг саудовского газопровода есть признаки возможной эскалации в Йемене. Американское военное усиление в регионе Персидского залива и гневная риторика Тегерана заставляют международное сообщество снова обратить внимание на эту страну, в которой продолжается вооруженный конфликт.

Иран, в свою очередь, на парламентском уровне дает понять, что не хочет войны. «Ни при каких обстоятельствах мы не вступим в войну», — заявил председатель комитета по национальной безопасности и внешней политике меджлиса Хешматолла Фалахатпише.

Тем не менее члены ССАГПЗ рассчитывают согласовать план действий на случай непредвиденных обстоятельств. Саудовский король Сальман созвал 30 мая в Мекке чрезвычайную сессию лидеров ССАГПЗ для обсуждения обстановки. На тот же день в Мекке намечается и встреча Лиги арабских государств (ЛАГ). «Генеральный секретариат распространил приглашение короля Саудовской Аравии Сальмана бин Абдель Азиза Аль Сауда лидерам арабских стран провести экстренный саммит в Мекке 30 мая», – указали в ЛАГ. Как отмечает телеканал Al-Arabiya, глава саудовского правящего дома призвал провести встречу «с целью обсудить нападения на торговые суда в территориальных водах ОАЭ и атаки поддерживаемых Ираном хуситов против двух нефтяных насосных станций в Саудовской Аравии, которые имеют серьезные последствия для региональной и международной безопасности, а также поставок и стабильности мировых нефтяных рынков».

В экспертной среде считают, что интенсификация боевых действий на территории Йемена – пока единственный вариант эскалации на региональном уровне, особенно если учесть инцидент с саудовским нефтепроводом. «Саудовская Аравия и ОАЭ имеют ресурсы, чтобы интенсифицировать военные операции в Йемене, используя собственные военные силы, – заявил в разговоре с «НГ» руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. – Но это чревато потерями. Без этого, конечно, в Йемене никаких перспектив у них нет. И это сложно назвать прокси-войной (войной при помощи посредников. – «НГ»), так как хуситы на являются иранскими «прокси», а их разгром никак не ослабит Иран. Другое дело, что этот конфликт можно использовать, как и ранее, в популистских целях, то есть не трогая Иран, вести войну с хуситами, будто это война с Ираном».

Обострение в районе Персидского залива началось на фоне полученных американским разведсообществом данных о силовых опциях, разрабатываемых Ираном. Как уточняла Wall Street Journal, разведывательные ведомства узнали о подготовке иранской стороной операций по нападению на военнослужащих и дипломатический персонал США. В связи с этим Ирак покинули сотрудники неэкстренных миссий и некоторые представители энергетических компаний. Сообщалось, что атаки Иран намеревался провести в других странах, используя подконтрольные себе иррегулярные формирования. К ним относятся шиитское ополчение в Ираке и в Сирии. Посредником Ирана считается и ливанская «Хезболла». От группировки также ждут каких-либо военных провокаций на границе с союзником США – Израилем. На прошлой неделе глава ливанского Генштаба посетил Вашингтон, где передал американской стороне соответствующие опасения. Однако пока ничего конкретного «Хезболлой» предпринято не было.

Игорь Субботин
22 мая 19

Источник — независимая газета

Ситуация на Ближнем Востоке угрожает рынку

АА

Политика США привела к эскалации напряженности в регионе Персидского залива

Ebru Şengül,Barış Sağlam,Hicran İsmayılova 

Ужесточение Вашингтоном санкций против Ирана, информация о переброске 120-тысячной группировки американских войск в район Персидского залива, атаки на танкеры и нефтепроводы на Ближнем Востоке усилили опасения по поводу сокращения поставок нефти на мировой рынок.

Ормузский пролив является одним из основных маршрутов поставок нефти и газа на мировой рынок, поэтому эскалация напряженности в районе Аравийского полуострова грозит мировым энергетическим кризисом.

Эксперты сходятся во мнении, что мировой рынок не сможет найти быстрой альтернативы поставкам энергоносителей с Ближнего Востока.

Одной из основных причин эскалации напряженности в регионе является решение президента США Дональда Трампа об одностороннем выходе из ядерного соглашения с Ираном и возобновление режима санкций в отношении Тегерана.

Найти замену нефти того же качества, что и иранская, непросто, а санкции в отношении Венесуэлы в краткосрочной перспективе и вовсе грозят серьезным дефицитом сырья в мире.

Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты выражают готовность занять нишу Ирана на глобальном рынке нефти. Но до следующего заседания ОПЕК, которое запланировано на 25-26 июня, Эр-Рияд и Абу-Даби вряд ли пойдут на активные шаги по этому вопросу.

Тем не менее, эксперты полагают, что эти страны не откажут президенту США в требовании увеличить поставки нефти на мировой рынок ввиду обеспокоенности ростом цен на сырье.

Иранский экспорт нефти снижается с мая 2018 года на фоне санкций США, и, по мнению экспертов, эта тенденция сохранится.

Реакция нефтяных рынков зависит от переговоров между США и крупнейшими импортерами иранской нефти, а также от того, как скоро Саудовская Аравия и ОАЭ смогут занять нишу Ирана на рынке энергоносителей. Кроме того, мировые рынки внимательно следят за ситуацией в двух других крупных производителях нефти — Венесуэле и Ливии.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%B8%D1%82%D1%83%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B0-%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%B6%D0%BD%D0%B5%D0%BC-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B5-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B6%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%80%D1%8B%D0%BD%D0%BA%D1%83-%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D0%B8-/1480665

Политические элиты Турции и Ирана лихорадит

Turkey’s Prime Minister Recep Tayyip Erdogan (L) welcomes Iranian President Hassan Rouhani (R) before their meeting in Ankara on June 9, 2014. Rouhani began a landmark trip to Turkey on June 9 stressing the need to improve ties that have been undermined by competition for regional influence and deep differences over Syria’s civil war. AFP PHOTO / ADEM ALTAN (Photo credit should read ADEM ALTAN/AFP/Getty Images)

Американское военное усиление в районе Персидского залива, похоже, сыграло на руку «ястребам» в иранском политическом истеблишменте. Комментируя решение администрации США отправить дополнительные силы к иранским берегам, президент Исламской Республики Хасан Рухани заявил, что, возможно, настают более тяжелые времена, чем 40 лет назад. «Давление со стороны противников – это беспрецедентная в истории нашей исламской революции война, – заявил глава иранского государства. – Но у меня нет повода испытывать отчаяние – я надеюсь на будущее и верю, что мы сможем преодолеть эти сложные условия, если будем едины». Панарабский телеканал Al-Jazeera трактует слова Рухани как призыв к консолидации, адресованный всем политическим фракциям в Иране. Самого Рухани, как известно, часто относят к условным реформаторам. Это может означать, что действия США окончательно нивелировали разницу между политическими группами в Иране.

Военно-политическое руководство республики обещает Соединенным Штатам мощный ответ в том случае, если американское командование решится на силовой сценарий в Персидском заливе. Командующий иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР) бригадный генерал Хосейн Салами в минувшие выходные заявил, что «Иран не стремится к войне, но и не боится ее». «Разница между нами (жителями Ирана. – «НГ») и ними (американцами. – «НГ») состоит в том, что у них нет желания воевать и они боятся войны», – сказал военачальник. Незадолго до этого Салами говорил, что Тегеран находится на грани полномасштабной конфронтации с врагом. Позже он указал, что Исламская Республика нанесет США «удар в голову», если Вашингтон предпримет против Тегерана какие-либо силовые действия. В минувший четверг президент Трамп выразил надежду на то, что конфликт между США и Ираном все-таки не перерастет в войну.

Настоящая война, но внутри политических элит назревает у тактического союзника Ирана – Турции. Критический манифест бывшего премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу по поводу слабости правящей Партии справедливости и развития (ПСР) подал пример и другим видным функционерам этой политической организации, основателем которой является президент Реджеп Тайип Эрдоган. В Анкаре обсуждают вероятность того, что из ПСР выйдут бывшие соратники турецкого президента – бывший глава республики Абдуллах Гюль и экс-министр экономики Али Бабаджан. В ветеранах турецкой политики видят острое недовольство тем комплексом проблем, которые накопились внутри партии за последнее время. Местные выборы, которые прошли в Турции 31 марта, привели к тому, что правящая партия фактически «потеряла» Измир, Анкару и даже важный с точки зрения политической карьеры Эрдогана Стамбул. Даже с учетом того, что власти Турции приняли решение перезапустить голосование в Стамбуле, это не меняет дела. Поражение в мегаполисах часть членов ПСР считает результатом неумелой политики Эрдогана.

Тем временем наблюдателей заинтриговали сообщения о том, что оппозиция и правительство Венесуэлы провели переговоры на норвежской площадке. В четверг советник по коммуникациям МИД северной страны Ингрид Кваммер Эккер сообщила, что ее страна поддерживает контакты со сторонами конфликта и призывает их к мирному разрешению политического кризиса в Боливарианской Республике. Впрочем, второй заместитель председателя Национальной ассамблеи Венесуэлы Сталин Гонсалес отрицает, что венесуэльская оппозиция вела прямой диалог с правительством страны в Норвегии. «Мы находимся на этапе изучения ситуации, не было никаких прямых контактов, не было встреч в одном месте, в одном конференц-зале», – сказал парламентарий. По словам Гонсалеса, норвежцы встречались с представителями правительства и оппозиции Венесуэлы по отдельности, и по итогам этого процесса не было достигнуто никаких договоренностей.

Накануне глава МИД Венесуэлы Хорхе Арреаса заявил: «Пришло время дипломатии. Мы готовы сесть за стол переговоров». Глава внешнеполитического ведомства также отметил: «США потерпели поражение в своих действиях».

19.05.2019

Об авторе: Игорь Субботин – заместитель заведующего отделом международной политики «НГ»

Источник — независимая газета

Боязнь войны в Персидском заливе с долей блефа

Пьер Алонсо | Libération

«На этот раз иранский верховный лидер и глава американской дипломатии пришли к согласию. Никто не ищет войны, заявили во вторник вечером два высокопоставленных чиновника, Али Хаменеи в речи, выложенной на его сайте, и Майк Помпео из Сочи, в России, на пресс-конференции со своим коллегой Сергеем Лавровым. Однако уже в среду утром решение Вашингтона подтвердило и подпитало крайнюю напряженность, которая царила в регионе в течение недели. США отдали распоряжение своему второстепенному персоналу покинуть посольство в Багдаде и консульство в Эрбиле. В тот же день Госдеп опубликовал предостережение по безопасности, в котором путешественникам рекомендовалось не посещать Ирак из-за «многочисленных террористических и повстанческих группировок и антиамериканских конфессиональных ополченцев». Конкретно об Иране не упоминалось, хотя в течение нескольких дней США уверяли, что Ирак станет полем противостояния по доверенности, поскольку Тегеран сможет рассчитывать на мощные шиитские ополчения на месте», — пишет журналист Liberation Пьер Алонсо.

«Это утверждение привело к одному из нечастых инцидентов между союзниками, объединенными в коалицию против «Исламского государства» под названием операция «Непоколебимая решимость», — сообщает автор статьи. — Заместитель командующего, британский генерал Кристофер Гика, сказал во вторник, что «нет, угроза, исходящая от сил, которые Иран поддерживает в Ираке и Сирии, не увеличивается».

За его заявлением последовало коммюнике от Центрального командования, подразделения Пентагона, которое контролирует операции в этом регионе мира: «Недавние комментарии со стороны заместителякомандующего противоречат реальным угрозам от проиранских сил в регионе, о которых получены данные от американской разведки и союзников».

«Максимальное давление», переходящее от экономических санкций к демонстрациям военной силы, ставит Иран в щекотливое положение», — говорится в публикации. — По словам Ариан Табатабай, политолога из американской организации «Исследования и разработка», хотя на поверхности режим выглядит сплоченным, внутри ведутся дебаты о том, как лучше на него реагировать. Возникают разногласия: «Сторонники жесткого режима, те, кто давно предупреждал, что Вашингтону нельзя доверять, и кто выступал против переговоров с администрациями США и ядерной сделки, сегодня объясняют, что администрация Трампа, несмотря на свою риторику, не склонна вступать в войну, и что ее недавние военные развертывания, широко комментируемые в средствах массовой информации, не являются чем-то необычным», — пишет она в израильской газете Haaretz.

И наоборот, «реформаторы и умеренные считают, что к американским угрозам нужно относиться серьезно», -продолжает политолог.

«Процесс принятия решений в области национальной безопасности основан на поиске консенсуса», — добавляет Ариан Табатабай.

«Чтобы дать гарантии самой консервативной и все более нетерпеливой части режима и отреагировать на одностороннее и постоянное введение санкций США в течение прошлого года, Тегеран объявил, что он больше не будет соблюдать отдельные пункты ядерного соглашения, представленные как второстепенные. Среднее и консенсуальное положение вынуждает Иран терпеть и сносить экономический застой и при этом оказывать давление на другие державы, подписавшие ядерное соглашение. Но не доходить до его расторжения, что в нынешнем контексте могло бы явить собой повод к войне», — резюмирует Пьер Алонсо.

Источник: Libération

Источник — инопресса

Иран и монархии: лучший по конфессии

План «200 долларов за баррель» известен, но пока откладывается

Противостояние между арабами и персами имеет многовековые традиции, но в последнее время обострилось до крайности. И этнический фактор в данном противостоянии, по-видимому, далеко не главный.

Конфессиональное измерение – персы-шииты против арабов-суннитов – гораздо важнее. Но вполне вероятно, что еще более значим геополитический и экономический расклад – борьба за влияние на Ближнем Востоке и в исламском мире в целом, за контроль над нефтяными потоками и ценами.

Проявлением этого противостояния стала жесточайшая ирано-иракская война 80-х годов, которую фактически проиграли обе стороны. Затем эстафету противостояния Тегерану приняли аравийские монархии во главе с Саудовской Аравией. По сути между ними и Ираном с 2009 года идет война, только опосредованная. В Сирии силам Исламской Республики, поддерживающим официальный Дамаск, противостоят радикальные суннитские группировки, финансируемые монархиями. В Йемене, наоборот, их войскам с союзниками из местных, считающихся «законным правительством», противостоят повстанцы-хоуситы, поддерживаемые Тегераном. Понятно, что в такой ситуации переход к войне непосредственно между монархиями и Ираном весьма вероятен.

» Воевать против Ирана в одиночку саудиты точно не захотят «
Суммарный военный потенциал стран – членов ССАГПЗ (Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта, Бахрейна, Катара, Омана) выше, чем у Ирана. За арабами превосходство в технике всех классов как количественное, так и в значительной степени качественное – у монархических армий очень много самых современных образцов, каковых у персов почти нет. Лишь под водой сила на стороне Ирана – он имеет три ПЛ проекта 877 и несколько десятков малых ПЛ, у противной стороны подлодок нет вообще. Но это ни на что не повлияет. Еще у Ирана есть превосходство в людских ресурсах, при этом армия призывная, что обеспечивает более высокую мотивацию военнослужащих. Конфликт в Йемене продемонстрировал безобразно низкий уровень боевой и морально-психологической подготовки личного состава монархических армий. Но опыт сирийской войны показывает, что у персов то и другое ненамного выше. Если же монархическую коалицию усилят Иордания и Египет, ситуация для Ирана окажется совершенно безнадежной.

В реальности все отнюдь не так плохо. Оман с его уникальным ибадитским исламом (нечто среднее между суннизмом и шиизмом) состоит в ССАГПЗ чисто формально, он всегда находился в нормальных отношениях с Ираном и воевать против него точно не станет. Не будет воевать против него и насмерть рассорившийся с Саудовской Аравией и ОАЭ Катар. Уже давно не проявляет энтузиазма в поддержке авантюр Эр-Рияда Кувейт, который географически находится ближе всего к Ирану, соответственно ему в случае войны достанется больше всех. Вряд ли таскать каштаны из огня для саудитов захочет Иордания, в еще меньшей степени это относится к Египту, чья светская военная власть очень сильно тяготится финансовой зависимостью от ваххабитской Саудовской Аравии. Да и по большинству политических вопросов взгляды Каира и Эр-Рияда очень сильно разнятся. Более того, не факт, что даже Эмираты захотят воевать против Ирана, позиции этой страны и Саудовской Аравии в последнее время расходятся все сильнее, причем на ОАЭ, которые гораздо умереннее в политическом и религиозном плане, чем КСА, ныне переориентировался Египет. Таким образом, Эр-Рияд может оказаться в полном одиночестве. Гарантированным союзником саудитов остается только Бахрейн, где три четверти населения составляют шииты, но правящая династия – сунниты. Само ее существование зависит от Саудовской Аравии и ОАЭ, что и проявилось во время шиитского восстания 2011 года. Пользы от такого союзника Эр-Рияду никакой, а в одиночку воевать против Ирана саудиты точно не захотят, особенно, если учесть уязвимость инфраструктуры монархий. Исламская Республика в этом плане гораздо устойчивее.

Отсутствие сухопутной границы между Ираном и монархиями войне не помеха. Разделяющий стороны Залив довольно узкий, при обмене авиационными и ракетными ударами через него важнейшими целями сторон станут нефтяные объекты. В такой ситуации можно было бы ожидать цен на черное золото хоть по 200 долларов за баррель, особенно с учетом взаимного перекрытия Ормузского пролива. Нельзя полностью исключать высадку персами воздушно-морского десанта в Бахрейне (в расчете на помощь от местных шиитов) и даже на северо-востоке Саудовской Аравии, где проживает угнетаемое правящими в стране ваххабитами шиитское меньшинство. Возможна и сухопутная война через Ирак. В этом случае его ВС тоже будут втянуты в этот конфликт и скорее всего разделятся по конфессиональному признаку. Поскольку доминируют в Ираке шииты, то более значительную поддержку получит Иран. В итоге десант персам может и не понадобиться, их танки доберутся на нефтеносный северо-восток Саудовской Аравии посуху.

Хотя в этом случае война почти наверняка сильно расширится по составу участников, будет уже другой сценарий. Саудиты все равно понесут колоссальный ущерб, на восстановление уйдут многие годы и сотни миллиардов долларов. Но и Ирану, на который ополчатся многие страны региона, а также государства, от Ближнего Востока очень далекие, придется ничуть не легче. Поэтому обе стороны конфликта продолжают, пока возможно, воевать чужими руками, нанося друг другу серьезный, но далеко не фатальный ущерб. Сколько времени будет продолжаться такая опосредованная война, закончится она миром или, наоборот, описанным выше полномасштабным открытым столкновением – зависит от слишком многих условий и факторов.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа
Опубликовано в выпуске № 18 (781) за 14 мая 2019 года

Источник — ВПК