США корректируют политику в Сирии

google

Решение Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии имело далеко идущие последствия.

Вскоре после заявления главе Белого дома от 19 декабря 2018 года последовали резонансные отставки высокопоставленных генералов, курировавших операции Пентагона за рубежом.

Не секрет, что именно эта группа генералов придерживалась курса на поддержку определенных религиозных и этнических групп в регионе.

Все это привело к напряженности не только в отношениях США с Турцией. Вашингтон столкнулся также с рядом других барьеров на Ближнем Востоке.

Своим последним решением Трамп отдалил оборонное ведомство США от принятия решений по региональным вопросам, что возможно снизит неопределенность во внешней политике Вашингтона.

Отныне Госдеп и Пентагон, не желавших учитывать интересы Турции в регионе, будут иметь меньшее влияние на администрацию Трампа.

Вместе с тем, стоит учитывать фактор формирования новой команды, на которую будет опираться президент США в своих действиях на Ближнем Востоке.

Также важно учитывать ситуацию в самих США, где противники Трампа начали правовой процесс, который в итоге может привести к смещению действующего главы государства. Хотя эта вероятность кажется весьма слабой, но в случае лишения Трампа должности президента США, его место, согласно американской Конституции, временно займет вице-президент Майк Пенс.

Именно Пенс был тем зарубежным политиком, который звонил лидеру венесуэльской оппозиции Хуану Гуайду, дав рекомендации по планам смещения законной власти в этой стране.

Вице-президент США считается более радикальным политиком, нежели Трамп. 
Не трудно предположить, чем обернется для Турции возможное президентство Пенса, самого ярого сторонника американского пастора Эндрю Брансона, осужденного турецким судом за поддержку террористов PKK.

Преподаватель Факультета политологии Кафедры международных отношений Университета Сакарьи Тунджай Кардаш.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BA%D0%BE%D1%80%D1%80%D0%B5%D0%BA%D1%82%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%8E%D1%82-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D1%83-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8/1378973

«Над арабской мирной хатой». Израиль снова может стать противником

Google

Павел Фельгенгауэр
Обозреватель «Новой»

Когда в сентябре 2015 года российские военные начали массированные боевые действия в Сирии с целью спасти гибнущий режим Башара Асада, многим казалось, что это «возвращение на Ближний Восток» будет принципиально иным, чем прошлое — во времена холодной войны.

Президент Владимир Путин на Генассамблее ООН в сентябре 2015-го призывал всех объединиться против запрещенного в РФ Исламского государства (ИГ), как когда-то против нацистов. Операция в Сирии должна была быть быстрой, недорогой, победоносной, малой кровью и на чужой территории. Также предполагалось, что совместное противостояние исламистским извергам может поспособствовать восстановлению близких партнерских отношений с Западом, что были порушены в 2014 году из-за Крыма и Донбасса.

Не быстро и немалой кровью, но ИГ побили совместными усилиями в Сирии и в Ираке, превратив прежде немаленький самозваный халифат в практически теневую подпольную террористическую структуру, по-прежнему смертельно опасную, но не способную вести наступательные войны. Проиранские боевики, российские бомбы и наемники загнали сирийскую оппозицию в северо-западный угол страны под защиту Турции. Дворец Асада больше не обстреливают из минометов. Но если была цель как-то сгладить противоречия с Западом, то ничего не вышло. Впрочем, не ясно, была ли вообще такая цель.

Объективно говоря, зачем Генштабу существенное снижение военного противостояния? Чтобы Алексей Кудрин с Антоном Силуановым обрезали им оборонный бюджет?

Проиранские силы (шиитское ополчение) были введены в Сирию с целью спасения Асада и разгрома суннитских повстанцев, но дальнейшие стратегические цели у Ирана более амбициозные. Проиранских сил в Сирии много больше, чем российских и пророссийских, — свыше 80 тысяч во главе с генералами из спецподразделения «Кудс» (по-персидски — Иерусалим) Корпуса Стражей Исламской революции (КСИР). Специалисты «Кудс» развертывают в Сирии военные базы, тренировочные лагеря и склады вооружений и, как утверждают, строят заводы по производству ракет различной дальности и ударных беспилотников, которые будут потом нацелены на Израиль. Очевидно, в перспективе предполагаются операции, схожие с теми, которые проводят проиранские шиитские повстанцы-хуситы сегодня в Йемене. Иранцы также планируют расселять в Сирии шиитских добровольцев для изменения этнорелигиозного баланса.

Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) регулярно наносит разрушительные превентивные удары по иранским базам, складам и сборочным цехам. На этой неделе был очередной израильский налет, когда под удар попал аэропорт Дамаска, куда из Ирана доставляют оружие. Также под раздачу попали сирийские силы ПВО (вооруженные и реорганизованные российскими специалистами), которые не слишком удачно пытались отразить израильский налет.

Спецподразделение «Кудс» названо так недаром — оно создавалось еще при покойном аятолле Хомейни для изгнания евреев из Иерусалима. Но у нарастающего сегодня противостояния с ЦАХАЛ в Сирии есть и более прагматичные цели, чем застарелый воинственный антисемитизм. Асад, может, и выиграл с российско-иранской помощью гражданскую войну, но большинство населения его люто ненавидит, а страна совершенно разорена и разрушена, и ни Запад, ни богатые арабы существенной помощи пока не обещают. Кроме того, крайне дорогостоящие зарубежные операции «Кудс» вызывают нарастающее раздражение в иранском обществе. Универсальный ответ ближневосточных авторитарных режимов на подобные проблемы — устроить конфронтацию с Израилем. Даже неудачная война с ЦАХАЛ (а она обычно таковой и бывает) оказывается в целом удачным ходом: будут еврейские потери, и простой народ объединится в истерике гнева и ненависти, что часто помогает в решении различных внутренних проблем и в получении внешней финансовой помощи. Кроме того, исходя из собственных интересов,

и режим Асада, и иранцы явно стараются дополнительно втянуть Россию в прямое противостояние с ЦАХАЛ.

Впрочем, поскольку Израиль — близкий союзник США, российские военные и дипломаты и сами охотно готовы наращивать противостояние с Израилем, как в 1970-е в Египте или в 1980-е в Сирии и Ливане.

17 сентября сирийская ПВО сбила над Средиземным морем российской ракетой большой дальности 5В28 ЗРК С-200В разведывательный самолет Ил-20 ВКС РФ, который заходил на посадку в Хмеймим после проведения разведки позиций боевиков в соседней провинции Идлиб. Все 15 человек на борту — летный экипаж и расчет радиоэлектронного комплекса — погибли. В ответ Москва безвозмездно поставила сирийцам три дивизиона С-300 и до 200 ракет, а также системы РЭБ (радиоэлектронной борьбы) и контроля воздушного пространства. В Минобороны обосновали это странное решение, обвинив в катастрофе ЦАХАЛ и представив в качестве доказательства фантастическую 3D-мультипликацию, на которой, как потом выяснилось, радарные отметки гражданских самолетов, летевших вблизи воздушного пространства Кипра, были представлены как израильские истребители, которых там не было.

Теперь, похоже, лишь вопрос времени, когда произойдет следующий инцидент с российскими военными, советниками или специалистами в Сирии, в котором вину за возможные потери можно будет приписать еврейской злой воле.

Конечно, прямая конфронтация с Израилем может выйти боком. ЦАХАЛ уже доказал, что в состоянии выводить из строя ударами с воздуха и без потерь новейшие отечественные зенитные комплексы, в том числе «Панцирь-С1», который сейчас — основа устойчивости и самозащиты всей национальной системы ПВО/ПРО, на создание которой были истрачены триллионы.

Теперь выясняется, что, возможно, потрачены во многом зря.

Такое уже случалось на Ближнем Востоке. В 1982-м в долине Бекаа в Ливане ЦАХАЛ без потерь разгромил созданную российскими специалистами мощную сирийскую систему ПВО. Наши также понесли тогда потери в Ливане и в Сирии, но в советское время это держали в строгом секрете. В 1991 году США с союзниками разнесли еще более мощную систему ПВО Ирака.

Нынешнее возвращение на Ближний Восток все больше похоже на повторение советского опыта 30–40-летней давности. Противостояние с Америкой, которую уже вполне официально переименовали из «партнера» в «вероятного противника». Нарастающие расходы и безвозмездные поставки вооружений, техники и оборудования в Сирию, Египет, Ливию и Ливан. Капиталовложения в обустройство бесполезных заморских баз. Гибель людей и потери в технике. И самое неприятное — местные союзники, которые, как и в прошлом, все глубже втягивают нашу страну в бесконечные, бессмысленные и кровопролитные свары.

Источник — novayagazeta.ru

Москва поможет Эрдогану создать анти-курдскую буферную зону

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган (слева направо) (Фото: Михаил Метцель / ТАСС)

Курды и Дамаск выступают против усиления турецкого влияния в стране

В среду в Москве должна пройти встреча президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с главой РФ Владимиром Путиным. Как сообщили в Кремле, во время переговоров стороны обсудят «проблематику урегулирования в Сирии, а также ключевые аспекты двустороннего сотрудничества в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах».

Помощник президента России Юрий Ушаков уточнил: «В последний период количество провокаций со стороны террористов увеличилось, они даже усилили свой контроль в зоне деэскалации. Поэтому возникла необходимость провести новый обмен мнениями с турецким руководством». Ушаков также добавил, что лидеры обсудят и другие аспекты сирийского урегулирования – запуск работы конституционного комитета и ситуацию в Идлибе. Между тем, по мнению турецкой стороны, главная тема переговоров будет связана с созданием на границе с Сирией так называемой буферной зоны. Накануне визита в Москву Эрдоган сообщил: «Мы с Путиным проведем переговоры и дадим оценку последним событиям в Сирии. Мы обсудим освобожденные от террористов районы, рассмотрим и вопрос создания зоны безопасности». Турецкий президент отметил, что Анкара «никогда не допустит создания такой буферной зоны на севере Сирии, которая бы превратилась в болото, подобное тому, что сейчас есть на севере Ирака», где сосредоточены формирования Рабочей партии Курдистана. О готовности турецкой армии к новой военной операции по созданию буферной зоны заявил 21 января министр национальной обороны Турции Хулуси Акар. Как сообщило агентство Anadolu, по мнению Акара, «текущими проблемными зонами в Сирии являются Манбидж и восток Евфрата», где действуют курдские отряды вооруженной коалиции «Силы демократической Сирии» (SDF).

Заметим, что район Манбиджа совместно с силами SDF патрулируют сегодня подразделения военной полиции Вооруженных сил РФ. Никаких проблемных вопросов там не возникает. Хотя накануне своего визита в Москву Эрдоган в очередной раз заявил, что «Манбидж будет возвращен его хозяевам» (то есть протурецким вооруженным формированиям. – «НГ»).

Как выясняется, ни Россия, ни США, да и другие страны не разделяют точку зрения Анкары, которая считает силы SDF террористическими. Это, к примеру, было подчеркнуто 21 января во время телефонного разговора госсекретаря США Майкла Помпео с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу. Как сообщили в Белом доме, Помпео обозначил «важность обеспечения безопасности курдских формирований SDF», которые выступают в Сирии в качестве союзников США в ходе борьбы с «Исламским государством» (ИГ – террористическая организация, запрещенная в РФ). В то же время США, похоже, поддерживают позицию Турции по созданию на территории Сирии 32-километровой буферной зоны. По крайней мере переговоры на этот счет, по данным турецких источников, ведутся уже более двух недель. Как ранее сообщал Эрдоган после переговоров с президентом США Дональдом Трампом 15 января, в буферной зоне «Анкара готова обеспечивать безопасность на земле, а американская сторона – в воздушном пространстве». При этом, как отметил позднее официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын, в случае создания буферной зоны контроль над ней будет осуществляться Турцией.

Глава МИД РФ Сергей Лавров на прошлой неделе сделал заявление, из которого следует, что Москва не против идеи создания в Сирии 20-мильной буферной зоны. Отметив, что «все это надо рассматривать в перспективе, в том числе в перспективе, которая предполагает необходимость скорейшего восстановления контроля центральных властей Сирии над своей территорией». Лавров подчеркнул, что «этот вопрос, конечно же, будет обсуждаться, когда президент Эрдоган приедет на очередной раунд переговоров с президентом Путиным».

«Мне не до конца понятна позиция России по вопросу создания Анкарой на севере Сирии так называемой буферной зоны. Год назад Москва уже дала Турции возможность оккупировать курдский кантон Африн. Мне не хотелось бы, чтобы подобное случилось с Манбиджем и другими территориями, где сейчас действуют силы SDF», – сказал «НГ» военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. Он обратил внимание на то, что партия «Демократический союз» (PYD) из опасений, что она будет атакована Турцией после выхода США из Сирии, обратилась к российским официальным лицам с просьбой стать гарантом ее примирения с властями Дамаска. «И сейчас при посредничестве Москвы идут непростые переговоры представителей PYD с режимом Башара Асада о том, чтобы курды на правах автономии вошли в состав Сирии, – отмечает генерал. – И тут, конечно, не место турецким войскам и приближенным к ним боевикам. Ни о каких буферных зонах в Сирии речь не должна идти. В Дамаске, если вспомнить, не раз звучали требования о выводе всех турецких, американских и французских войск из страны. И Россия должна поддержать эти требования, а не вести переговоры с Анкарой о дальнейшей оккупации Сирии».

Эксперт обращает внимание на то, что 22 января в городе Камышлы состоялись митинги мирного населения против формирования «безопасной зоны» в Северной Сирии. Согласно сведениям агентства новостей Al Masdar News, жители обеспокоены тем, что буферная зона может быть использована для дальнейшей оккупации данных территорий Вооруженными силами Турции.

22.01.2019
Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Источник — независимая газета

Турция не допустит срыва договоренностей по Идлибу

АА

Турция не позволит сорвать соглашение по Идлибу путем провокаций, завил пресс-секретарь МИД Турции Хами Аксой.   

Вывод американских войск из Сирии не должен играть на руку террористам PYD/YPG, отметил Аксой.

На прошедших 17 сентября 2018 года в Сочи переговорах между президентами Турции и России была достигнута договоренность о создании демилитаризованной зоны в  сирийском Идлибе. Контроль в демилитаризованной зоне будут осуществлять мобильные патрульные группы турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Также Турция укрепит наблюдательные пункты по внутреннему периметру зоны деэскалации в Идлибе.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B5-%D0%B4%D0%BE%D0%BF%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%82-%D1%81%D1%80%D1%8B%D0%B2%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D1%83-/1368103

По планам Вашингтона, Анкара должна стать сведущим игроком в сирийском конфликте

google

Об отношениях Турции и США, о том, какие процессы стоит ожидать в Сирии, о внутриполитической ситуации в Иране рассказал в интервью #, российский эксперт по Ближнему Востоку Игорь Панкратенко.

 

— Сейчас между Турцией и США осложняются отношения. Как вы считаете, к чему это приведет?

— На мой взгляд, на самом деле отношения между Анкарой и Вашингтоном улучшаются. И именно это было одной из целей, которой хотелось бы достичь Трампу, когда он принимал решение о сокращении физического присутствия США в Сирии.

По планам Вашингтона, как представляется, именно Анкара должна стать сейчас ведущим игроком в сирийском конфликте, именно она должна задавать там тон и темп. Ну, при благожелательном пригляде американцев, разумеется. Более того, помыкавшись на Ближнем Востоке, пофлиртовав с саудитами и так далее — американцы отчетливо осознали, что полноценной альтернативы Анкаре как стратегическому партнеру США в регионе у них, собственно говоря, и нет.

Ну, а все эти перебранки, которые мы наблюдали в последние дни — это как раз вполне нормально. Во-первых, курс Трампа на сближение с Анкарой — у него ведь более чем достаточно противников и в самом Вашингтоне, и в регионе. Ни Эр-Рияд, ни Израиль от этого сближения не в восторге и активно против него работают — достаточно оценить те договоренности, которые достигнуты между израильтянами и рядом арабских государств за пару последних месяцев. Кстати, они их тщательно засекречивают, но сегодняшний Восток — это не то место, где что-то может долго оставаться в тайне. Это, разумеется, накладывает свой отпечаток.

Ну а во-вторых, за период охлаждения отношений между Анкарой и Вашингтоном накопилось достаточно противоречий, которые одномоментно не решить, есть элементарная политическая инерция. Поэтому перебранки в подобном случае — дело вполне нормальное, я бы даже сказал — житейское. И американская, и турецкая сторона сейчас ожесточенно торгуются за условия восстановления стратегического партнерства, при этом каждая из них старается «отжать» для себя позиции получше.

Так что — здесь как раз та ситуация, когда на публичные заявления не стоит обращать особого внимания, нужно смотреть на реальные шаги.

— Ожидаются ли, на ваш взгляд, операции Турции на Севере Сирии?

— Вне всякого сомнения. Поскольку этот вопрос уже решен и согласован, происходят последние уточнения границ операции «Меч Евфрата».

20-мильная зона безопасности вдоль сирийско-турецкой границы — это та оперативно-стратегическая глубина, ради которой во многом Анкара и потратила столько усилий в сирийском конфликте. Более того, это настоятельное требование национальной безопасности Турции. И потому в отношении этого вопроса Анкара ни на какие договоренности и компромиссы идти не собирается. Ни с Москвой, ни с Тегераном, ни с кем-либо еще.

Но вместе с тем турецкая сторона прекрасно понимает, что эта операция несет в себе несколько деликатных моментов, требующих филигранной точности. В первую очередь — в отношении курдов. Причем, и это важно понимать, Анкара всегда справедливо подчеркивала, что никаких таких «абстрактных» или «консолидированных» курдов не существует. Что, с сожалением замечу, не всегда понимают у нас. Есть PYD/YPG, аффилированные с ней формирования, ее союзники, причем не только в Сирии, но и в Ираке. С ними Анкара ни церемониться, ни договариваться не собирается, хороший террорист — это мертвый террорист.

Но есть — и их как-бы даже и не большинство — других курдов. Которые вполне договороспособны,  хотят мира и созидательной работы. И для которых PYD/YPG и прочие «бешеные» — такие же враги, как и для турок.

Поэтому, Анкаре предстоит орудовать «Мечом Евфрата» как  скальпелем. Хотя бы для того, чтобы рассечь противоречия в 20-мильной зоне безопасности с максимальной точностью. Естественно, подобная операция требует определенного дополнительного времени на подготовку.

— Какие процессы сегодня развиваются во внутрииранской политике?

— Главное что там происходит сегодня — это ожесточенная дискуссия политических сил по поводу выбора дальнейшего пути, по которому должна пойти Исламская республика в нынешних сложных условиях.

Не скажу, чтобы все это происходило слишком уж публично, слишком уж явно — но это не результат некоей «закрытости», «подавления свободы слова и собраний» или чего-то еще такого антилиберального и тоталитарного. Это местная специфика политической жизни, которую нужно просто понимать.

Так вот, в результате серьезных просчетов администрации Рухани, и в первую очередь — на внешнеполитической арене, Иран оказался в весьма сложной социально-экономической ситуации. Ставки, которые и Рухани, и Зариф делали на то же соглашение с Европой, на Китай и так далее — они, что называется, не сыграли. И оно бы собственно ничего, не в первый раз вводятся санкции против Ирана — но все осложняется двумя обстоятельствами. Во-первых, сделав ставку на всеобъемлющее соглашение по ядерной программе, администрация Рухани де-факто свернула программу «экономики сопротивления», развития с опорой на собственные силы и так далее.

Во-вторых, под грохотание бубнов о «прорыве в международных отношениях» никто из реформаторов особо не озаботился выработкой стратегии развития и преодоления проблем, если что-то пойдет не так. То есть — попросту не задался вопросом о том, что делать, если Запад плюнет в протянутую ему руку. Более того, ведь всем было ясно, что и экономика, и социальные отношения — они во многом требуют реформирования. Вне зависимости от того, как будут складываться дела на международной арене. Но комплексной программы реформ как не было, так и нет. А то, что делалось в этом отношении — это косметика, заклеивание обоями дыр на стенах. И вот это гораздо серьезнее, чем какие-то просчеты Рухани во внешней политике.

Ну и рост социальной несправедливости, на которую иранское общество реагирует весьма болезненно. Основным выгодополучателем от пребывания Рухани у власти оказался финансовый и торговый капитал, а остальным — рис без приправы. Что, естественно, серьезно подогревает и без того значительное недовольство в обществе.

Отсюда и обострение политической борьбы внутри элит, и массовые выступления против ухудшения условий жизни…  Да еще и на фоне враждебного внешнего окружения, этой враждебности в отношении Исламской республики совершенно не скрывающего.

— К чему эти процессы могут привести Иран?

— Знаете, я всегда считал и продолжаю считать, что внешняя угроза для Ирана всегда менее опасна, чем внутренний раскол или недееспособность элит. Да, для Исламской республики сейчас очень непростые времена, что ни возьми. Да, враждебное внешнее окружение, проблемы в экономике, социальная напряженность и частичное перерождение революционных в прошлом элит.

Но обнадеживает то, что запас прочности Исламской республики еще далеко не исчерпан. И, следовательно, она вполне в состоянии самостоятельно преодолеть этот кризис. При том, разумеется, условии, что политические элиты страны окажутся достойными своего великого, трудолюбивого и мудрого народа.

http://zerkalo.az/ankare-predstoit-orudovat-mechom-evfrata-kak-skalpelem/?fbclid=IwAR0jQzR0OyCr4i9xQk4g7D5PJpj_XL-fc4EAQ1_Me5FX2Y1uOP3V6-g2tRY

Турция — покровитель этнических курдов

АА

Турция является покровителем, а не врагом этнических курдов, сказал глава управления по связям с общественностью администрации президента Турции Фахреттин Алтун.

Глава управления отметил, что у Турции нет каких-либо проблем с курдами.

Национальная безопасность – приоритет официальной Анкары, подчеркнул Алтун.

Говоря о борьбе с терроризмом, глава управления отметил, что источники терроризма должны быть искоренены.

Алтун подчеркнул, что Турция продолжит решительную борьбу с террористами PYD и YPG в Сирии.

Представитель администрации турецкого лидера напомнил о заявлении президента Реджепа Тайипа Эрдогана от 26 июня 2015 года о том, что Турция не допустит формирования у своих южных границ государственного образования, подконтрольного террористам. «Какой-бы высокой не была плата, Анкара не допустит действий террористов на севере Сирии», — процитировал Эрдогана Алтун.

По его словам, именно этот фактор определяет решимость Турции в борьбе с терроризмом.

Именно на это, по словам Алтуна, направлены усилия Турции в Сирии.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D1%8D%D1%82%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85-%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B4%D0%BE%D0%B2-/1363907

Запад использует террористов в своих целях

Цели террористов PKK и ряда органов СМИ Запада во многом совпадают. И те и другие используют фактор угрозы террористов ДЕАШ для манипуляции этническими курдами, уверен эксперт в сфере безопасности Абдулла Агар.

По его словам, события последних лет четко продемонстрировали ошибочность попыток борьбы с одной террористической организацией путем задействования боевиков другой преступной структуры.

Агар отметил, что вместо того, чтобы противостоять друг другу, террористические организации на деле прямо либо косвенно сотрудничают.

Он напомнил, что главари террористов РКК неоднократно заявляли, что для укрепления влияния в регионе важно присутствие террористов ДЕАШ.

РКК использует ДЕАШ в качестве обоснования присутствия в регионе, подчеркнул эксперт.

«Если до заявления президента США о выводе американских войск из Сирии, боевики сирийского крыла PKK объявляли о контроле над большей частью районов Сирии к востоку от реки Евфрат, то после слов Дональда Трампа их риторика изменилась. Главари PKK начали говорить, что контролируют лишь 30 процентов территорий, ранее подконтрольных ДЕАШ», — отметил эксперт.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B7%D0%B0%D0%BF%D0%B0%D0%B4-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B7%D1%83%D0%B5%D1%82-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B2-%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B8%D1%85-%D1%86%D0%B5%D0%BB%D1%8F%D1%85-%D1%8D%D0%BA%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%80%D1%82/1347369

Провальное турне саудовского принца по странам Магриба

АА

Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман свой первый зарубежный визит после убийства оппозиционного журналиста Джемаля Кашикчы совершил в страны Северной Африки, что акцентировало внимание мировой общественности на странах Магриба.

В программе турне наследного принца были визиты в страны Магриба – Тунис, Марокко, Мавританию и Алжир. Однако, вопреки ожиданиям, Мухаммед бин Салман не посетил Марокко после Туниса.

Наследный принц не смог добиться желаемых результатов по итогам своего турне по странам Магриба. Марокко отказало принцу в визите. Посещение принцем Салманом Мавритании можно назвать сравнительно удовлетворительным, но в ходе визита ему пришлось столкнуться с некоторыми трудностями. В Алжире же ситуация и вовсе была плачевной.

Мировую общественность интересуют причины, по которым наследный принц Саудовской Аравии посетил Алжир. Эр-Рияд еще до последних событий использовал напряженность в отношениях Алжира и Марокко в качестве инструмента для шантажа. При возникновении проблем в отношениях с Марокко Саудовская Аравия оказывала торговую и политическую поддержку Алжиру.

Саудовская Аравия с политической точки зрения, по идее, должна тесно сотрудничать с Марокко. Однако после катарского кризиса отношения между Эр-Риядом и Рабатом ухудшились и не восстановились до сих пор. С первых дней эмбарго в отношении Катара Марокко предпочло занять нейтральную позицию и даже оказало помощь этой стране.

Существуют проблемы и в отношениях Саудовской Аравии и Мавритании. Как Саудовская Аравия пытается использовать Мавританию против Марокко, так и Мавритания не разрывает связи с Ираном и ХАМАС, которые являются ее «козырем» против Саудовской Аравии.

Мухаммед бин Салман не смог добиться желаемого результата от своего турне по странам Магриба. Примером тому могут служить отказ Марокко принять наследного принца и трудности, с которыми он столкнулся в Мавритании. Все эти проблемы вызваны нормализацией отношений с Израилем, ситуацией в Йемене и убийством Джемаля Кашикчы. Обещание наследного принца построить в Мавритании больницу имени короля Салмана и вовсе было воспринято как подкуп.

В Алжире ситуация была еще более плачевной, и визит принца Салмана завершился раньше запланированного срока. Алжирцы дали понять, что их расположения нельзя добиться гуманитарной помощью. Попытки наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана найти поддержку в странах Магриба еще раз доказывают, что не всегда дружбу можно купить за деньги.

Магистр факультета журналистики и автор статей по Ближнему Востоку и странам Африки Зейнеб Караташ

Докторант факультета журналистики Университета Гази Мохаммед Меях

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%B0%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%86%D0%B0-%D0%BF%D0%BE-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BC-%D0%BC%D0%B0%D0%B3%D1%80%D0%B8%D0%B1%D0%B0/1349279

США посредством YPG/PKK усилили присутствие в Сирии

AA

США в 2018 году усилили поддержку террористов YPG/PKK в Сирии, которых считают своими союзниками, под предлогом борьбы с ДЕАШ.

С начала года США довели число своих военных баз в Сирии до 15, строя при этом новые. Кроме того, Вашингтон ускорил поставку оружия в районы Сирии, контролируемые террористами YPG/PKK.

США посредством YPG/PKK продолжают усиливать присутствие в Сирии под предлогом борьбы с ДЕАШ.

Вашингтон, несмотря на предупреждения Анкары, продолжил оказывать поддержку YPG/PKK, способствуя усилению этой террористической организации. Террористы при поддержке США установили контроль над четвертью сирийской территории.

Террористы YPG/PKK при поддержке США в октябре 2017 года выбили боевиков ДЕАШ из города Ракка и захватили восточные районы провинции Дейр-эз-Зор, где расположены 11 крупнейших нефтяных месторождений.

По данным агентства «Анадолу», YPG/PKK при поддержке США установила контроль над более чем 70 процентами нефтегазовых месторождений Сирии.

Террористы при воздушной поддержке США установили за полтора года контроль над плотинами гидроэлектростанций, удовлетворяющих 70 процентов потребности Сирии в электроэнергии.

Несмотря на то, что в ходе операции «Оливковая ветвь», которую ВС Турции и Сирийская освободительная армия провели в начале года, террористы YPG/PKK были выбиты из района Африн, боевики до сих пор контролируют территорию в Сирии площадью 45967 квадратных километров.

США построили в 2018 году на севере Ракки свои крупнейшие на Ближнем Востоке склады с оружием. С начала года на эти склады доставлялось огромное количество оружия.

Часть оружия США напрямую поставляли YPG/PKK якобы для борьбы с террористами ДЕАШ, которые все еще присутствуют в небольшом районе в Дэйр-эз-Зоре. Оружие со складов в Ракке перебрасывалось на территорию 15 американских военных баз, расположенных в подконтрольных YPG/PKK районах Сирии.

Кроме того, США продолжили строительство новых военных баз на подконтрольных YPG/PKK территориях, установив к востоку от реки Евфрат систему ПРО, а затем и наблюдательные пункты.

YPG/PKK создала по инициативе Вашингтона политическую партию в Сирии. Но попытки США создать армию из боевиков YPG/PKK не увенчались успехом.

Впервые террористы PKK заявили о себе в 1984 году. В последующие годы террористы РКК совершали кровавые теракты, чтобы дестабилизировать ситуацию и расколоть Турцию. США и Европейский союз внесли PKK в списки террористических организаций. Террористическая организация PKK совершает вооруженные нападения на государственные структуры и граждан Турции. Несмотря на попытки Анкары найти пути урегулирования создавшейся ситуации, террористическая организация PKK с июля 2015 года возобновила вооруженные нападения. С этого времени погибли около 500 мирных жителей и 800 сотрудников сил безопасности. В ходе операций сил безопасности уничтожено или арестовано более 10 тысяч террористов PKK.

В последние годы PKK стремится переложить ответственность за кровавые преступления в регионе на свои ответвления. В Сирии террористы PKK прикрываются названиями PYD и YPG, а в последние два года называют себя «Сирийскими демократическими силами». В Иране PKK действует как «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK).

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE%D0%BC-ypg-pkk-%D1%83%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%83%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B5-%D0%B2-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1342990

Сочинские договоренности выполняются при поддержке Турции

Глава делегации ВКП Наср аль-Харири
© Пресс-служба ВКП

Сочинские договоренности, достигнутые по инициативе Турции, выполняются при поддержке Анкары. Об этом сказал агентству «Анадолу» глава Высшего комитета сирийской оппозиции по переговорам (MYK) Насыр Харири.

По его словам, переговоры по урегулированию конфликта в Сирии пока не дали результата.

Комиссия по подготовке новой конституции Сирии не создана до сих пор из-за попытки России отстранить ООН от участия в переговорах, считает глава комитета.

«Россия, сирийский режим и его сторонники пытаются принизить роль ООН в политическом урегулировании. Они хотят добиться национального согласия при условии защиты интересов режима Башара Асада», — сказал Харири.

По его словам, Россия не утверждает список кандидатов от ООН в члены конституционной комиссии. «По вине Москвы конституционная комиссия до сих пор не создана», — сказал Харири.

Глава MYK отметил, что сирийская оппозиция выступает за политическое урегулирование конфликта в Сирии под эгидой ООН.

Представитель оппозиции также прокомментировал слова спецпредставителя госсекретаря США по Сирии Джеймса Джеффри о бесполезности переговоров в Астане.

«Астанинские переговоры не являются альтернативой женевскому формату. Переговоры в Астане ведутся для поиска решения проблем, возникших в ходе женевских переговоров», — сказал Харири.

Глава комитета также прокомментировал назначение норвежского дипломата Гейра Педерсена спецпредставителем генсека ООН по Сирии.

«Смена спецпредставителей не имеет важного значения. Мы будем поддерживать хорошие отношения и с новым спецпредставителем генсека ООН. Если США и Россия не договорятся, то урегулировать проблему политическим путем будет невозможно», — сказал Харири.

Глава MYK также считает справедливой борьбу Турции с YPG/PKK. «PYD является вооруженным формированием, которое пытается достичь своих целей грубой силой. Они пытают гражданских лиц и силой заставляют мирное население покидать свои дома», — сказал Харири.

На прошедших 17 сентября в Сочи переговорах между президентами Турции и России была достигнута договоренность о создании демилитаризованной зоны в сирийском Идлибе. Контроль в демилитаризованной зоне будут осуществлять мобильные патрульные группы турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Также Турция укрепит наблюдательные пункты по внутреннему периметру зоны деэскалации в Идлибе.

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным ООН, в ходе конфликта погибло более 400 тысяч человек, свыше 10 миллионов были вынуждены покинуть свои дома. 4,8 миллиона человек нашли убежище за пределами страны.

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%B4%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%BD%D1%8F%D1%8E%D1%82%D1%81%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%BA%D0%B5-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8/1336337

Курды − главная угроза для мира в Сирии

Анкара намерена продолжить борьбу с угрозами, которые исходят от террористических организаций на севере Сирии и Ирака.

Совет национальной безопасности Турции считает, что основная угроза для урегулирования в Сирии исходит с северо-востока страны, контролируемого силами самообороны курдов. Об этом говорится в итоговой декларации Совбеза, заседание которого проходило во вторник, 27 ноября, под председательством президента Реджепа Тайипа Эрдогана, сообщает Анадолу.

«В ходе заседания было подчеркнуто, что самая большая угроза политическому урегулированию в Сирии исходит от террористической структуры на востоке от реки Евфрат. То, что некоторые страны не признают YPG (отряды народной самообороны курдов — ред.) террористической организацией, наносит ущерб борьбе с терроризмом в глобальном масштабе», − говорится в заявлении.

Отмечается, что Анкара продолжит «бескомпромиссную борьбу против угроз южным границам страны, которые исходят от террористических организаций, окопавшихся на севере Сирии и Ирака».

Напомним, Турция неоднократно обвиняла США в поставках вооружения контролирующим северо-восток Сирии силам самообороны сирийских курдов, которых считает террористической организацией.

В конце октября Эрдоган заявил, что Анкара закончила приготовления к операции против террористов в Сирии.

Ранее сообщалось, что США хотят разместить наблюдательные посты на границе Сирии и Турции, чтобы таким образом препятствовать усилению напряжения между Анкарой и курдскими военизированными формированиями

 https://t.me/korrespondentnet

Страны Евросоюза не сделали общего заявления по делу Кашикчы

AA

Евросоюз обещал обнародовать свою позицию по делу об убийстве саудовского журналиста Джемаля Кашикчы после завершения расследования. При этом некоторые страны ЕС уже выразили свое отношение к этому резонансному делу.

Германия более резко, чем другие европейские страны, отреагировала на убийство Кашикчы. Берлин приостановил продажу оружия Саудовской Аравии и призвал другие европейские страны последовать его примеру.

Страны Евросоюза не сделали общего заявления по делу Кашикчы. При этом ведущие страны ЕС, такие как Германия, Франция и Великобритания, выступили со схожими заявлениями.

Германия, в частности, не только приостановила продажу оружия Саудовской Аравии, но и запретила въезд 18 лицам, причастным к убийству журналиста. Несмотря на отсутствие точной информации о продажах оружия странами ЕС Саудовской Аравии, Германия, предположительно, может занимать по этому показателю третье место.

Руководство ЕС постоянно призывает к проведению «прозрачного и полноценного» расследования убийства Кашикчы, обещая. что Евросоюз сделает общее заявление по окончании следствия.

В то же время не все страны ЕС поддержали недавний призыв Европарламента ввести эмбарго на продажу оружия Саудовской Аравии.

Основным поставщиком оружия в Саудовскую Аравию являются США. Но если суммировать продажи оружия Эр-Рияду странами ЕС, то объемы получатся достаточно внушительными.

Брюссель повторяется в своих заявлениях по делу Кашикчы. ЕС не в состоянии продемонстрировать единую позицию по делу Кашикчы, как и по всем другим важным вопросам.

Известный саудовский журналист Джемаль Кашикчы, активно сотрудничавший с Washington Post, был убит второго октября в здании генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле.

Генпрокуратура Турции по итогам расследования пришла к выводу, что журналист стал жертвой спланированного убийства. Кашикчы задушили сразу после того, как он вошел в здание дипмиссии. После убийства тело Кашикчы было расчленено и уничтожено.

Турция выступает за организацию в Стамбуле судебного процесса по делу Кашикчы и призвала Эр-Рияд выдать лиц, причастных к убийству журналиста.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8B-%D0%B5%D0%B2%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%BE%D1%8E%D0%B7%D0%B0-%D0%BD%D0%B5-%D1%81%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D0%B3%D0%BE-%D0%B7%D0%B0%D1%8F%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D1%83-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BA%D1%87%D1%8B-/1321591

Ждать ли перемен на востоке Сирии?

AA

Центральное командование Вооруженных сил США (CENTCOM), выступающее в качестве проводника политики Вашингтона в Сирии, не меняет свою тактику в регионе, что говорит о стремлении американской стороны сохранить контакты с сирийским крылом террористической организации PKK – YPG.

В то же время Турция демонстрирует решимость к предотвращению формирования в регионе источника угрозы, аналогичной той, что исходит с севера Ирака. Анкара заявляет, что не допустит сохранения контроля террористов PKK/YPG над районами Сирии, расположенных к востоку от реки Евфрат.

В большинстве районов Сирии, захваченных террористами YPG/PKK, компактно проживают арабы. В последнее время в этих районах резко возросло число акций протеста, организованных арабами, недовольными действиями YPG/PKK, сказал представитель турецкого Фонда политических, экономических и общественных исследований (SETA) Кутлухан Горюджу.

«Важным показателем роста недовольства населения востока Сирии стал тот факт, что лидеры крупных племен провинции Ракка распространили совместное послание, в котором выступили против действий YPG. Текст послания содержал изображение флага Сирийской освободительной армии», — сказал Горюджу.

Эксперт не исключил возможности того, что речь может идти даже о том, что вооруженные формирования арабских племен будут продвигаться вглубь территории, занятой террористами, параллельно ВС Турции и «Национальной армии Сирии», сформированной отрядами умеренной оппозиции из числа бойцов Сирийской освободительной армии.

В то же время для Турции, которая обладает достаточным потенциалом для выполнения таких операций, основной проблемой является военно-политическое сотрудничество США и YPG/PKK, отметил Горюджу.

По его словам, тот факт, что PKK признана Вашингтоном террористической организацией, затрудняет для США взаимодействие с YPG. 
Специальный представитель госсекретаря США по взаимодействию в Сирии Джеймс Джеффри и до, и после назначения на указанную должность соглашался с тем, что YPG/PYD является ответвлением PKK в Сирии.

Однако, несмотря на все факты, США утверждают, что их сотрудничество с PKK носит тактический характер и нацелено на борьбу с ДЕАШ. 
С учетом того, что ДЕАШ контролирует мизерную площадь территории Сирии, вероятность соглашения Турции с США высока, считает эксперт.

Сотрудничество с Турцией необходимо США для поддержания санкций против Ирана, долгосрочного политического сотрудничества со странами Персидского залива, а также с учетом растущего влияния России и Ирана в регионе, отметил Горюджу.

Кроме того, присутствие турецких войск в Сирии обеспечивает безопасность приграничных районов Турции, сказал эксперт.

По его словам, несмотря на это, Центральное командование Вооруженных сил США продолжает поставки оружия YPG/SDG. 
В этой связи Анкара полна решимости не допустить в Сирии повторения ситуации на севере Ирака и искоренить терроризм.

«В Турции считают, что любая инициатива, не направленная на урегулирование конфликта в Сирии, завершится крахом и будет способствовать возникновению новых террористических группировок. В этом отношении политическая элита США должна проводить политику, направленную против такой точки зрения CENTCOM, и прийти к консенсусу с Турцией», — добавил Горюджу.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD-%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%D0%B5-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8/1317699

Израиль продвигает проект ж/д Хайфа-Дубай

Проект «Рельсы регионального мира» предполагает соединение системы железных дорог Израиля со странами Персидского залива

«Курдистана» не будет: Россия, Германия и Франция солидарны с Турцией

Kayhan Ozer/Pool via REUTERS

Российские эксперты выразили свое отношение к прошедшему в Стамбуле саммиту по сирийскому урегулированию, на котором сторонам удалось достигнуть некоторых договоренностей.

Александра Зуева. В ходе стамбульского саммита по сирийскому урегулированию стороны переговоров подтвердили территориальную целостность Сирии, сказал Sputnik Азербайджан руководитель экспертно-аналитической сети PolitRUS Виталий Арьков.

 

В Стамбуле 27 октября прошел саммит лидеров России, Турции, Франции и Германии – президентов Владимира Путина, Реджепа Тайипа Эрдогана, Эммануэля Макрона и канцлера Ангелы Меркель – в ходе которого были обсуждены пути урегулирования сирийского кризиса.

Предмет торга

Одним из ключевых итогов стамбульского саммита является подтверждение его участниками территориальной целостности Сирии. А это значит, что Россия, Германия и Франция солидарны с Турцией, выступающей категорически против создания суверенного «Курдистана», считает Арьков.

Данный проект, как известно, активно продвигают США, однако его практическая реализация неминуемо приведет к разрушению исторически сложившихся государственных границ и к еще большей дестабилизации в регионе, объяснил эксперт. При этом он указал и на то, что в последнем крайне заинтересованы Вашингтон и Эр-Рияд, несмотря на все их заявления о приверженности миру и стабильности.

К сожалению, заметил собеседник Sputnik, Вашингтон по-прежнему располагает достаточным числом эффективных рычагов давления на Берлин и Париж. Поэтому весьма сомнительным представляется хотя бы уменьшение его влияния на ситуацию в САР, не говоря уже о выдавливании из региона, о чем мечтают все участники саммита в Стамбуле – не только Москва и Анкара.

«Не стал бы исключать такого развития сценария, при котором и территориальная целостность Сирии, и признание справедливости интересов, разгромивших запрещенную радикальную террористическую организацию «Исламское государство» (ИГ) России и Турции, станут предметом торга Германии и Франции с США», — подчеркнул Арьков, заметив, что подобное в мировой истории, даже в новейшей, случалось уже не единожды.

По его мнению, вероятен и непосредственный торг Вашингтона (заодно и Эр-Рияда) с Москвой и Анкарой: признание их интересов в САР и регионе в целом (разумеется, с оговорками и условиями) в обмен на сворачивание совместных проектов с Тегераном и поддержку нового пакета антииранских санкций.

Важно отметить, что транслируемые Белым домом позиции и по Сирии, и по Ирану (равно как и по России, и по Турции) не отражают мнения всех группировок даже внутри самой Республиканской партии. Говорить о солидарной позиции всей политической элиты США не приходится. На месте Москвы и Анкары ошибкой было бы этим не воспользоваться, заключил Арьков.

Серьезнейший импульс

Итоги саммита в Стамбуле, те положения, которые попали в выступления лидеров и документы встречи свидетельствуют, что здравый смысл, к которому так долго призывала Россия, постепенно возвращается и в головы других участников внешнего контура сирийского урегулирования, считает заместитель директора, координатор ближневосточных исследований Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Дмитрий Егорченков.

Курдестан

По итогам переговоров недвусмысленно признан суверенитет Сирии, право сирийского народа самостоятельно определять свою судьбу. Подтверждено стремление к окончательному решению вопроса террористического интернационала в провинции Идлиб, в том числе зарезервирована возможность делать это силовыми средствами, если все прочие покажут свою неэффективность, напомнил эксперт. Он также добавил: отдельно отмечено, что исправление гуманитарной ситуации возможно только в комплексе, а не отдельными разовыми акциями.

«А значит, необходимо полноценно восстанавливать инфраструктуру страны, снимать искусственные санкционные ограничения на медицинскую помощь и так далее», — отметил собеседник Sputnik.

Если все заявленные позиции удастся воплотить в жизнь, то сирийскому урегулированию будет придан серьезнейший импульс, а многие сюжеты – от миграционной проблемы до подготовки новой конституции страны – сделают несколько ощутимых шагов вперед, заключил Егорченков.

Читать далее: https://ru.sputnik.az/expert/20181029/417632463/russia-turkey-germany-france-sammit-syria.html

Чавушоглу провел переговоры с Муктадой ас-Садром

AA

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в рамках визита в Ирак встретился в городе Наджаф с лидером движения «Садр» Муктадой ас-Садром.

Как сообщил глава турецкой дипломатии на пресс-конференции по итогам переговоров, стороны обсудили двустороннюю тематику, а также усилия по формирование правительства Ирака.

Чавушоглу отметил, что переговоры прошли в позитивном русле.

По завершении встречи глава МИД Турции посетил гробницу имама Али.

Ранее турецкий министр провел переговоры с президентом Ирака Берхемом Салихи, Адилем Абдулмехди, которому глава государства поручил сформировать правительство, спикером парламента Мухаммедом аль-Халбуси, лидером Национального иракского альянса Аммаром аль-Хакимом, главой организации «Бадр» Хади аль-Амири, депутатами иракского парламента от туркманской общины.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D1%87%D0%B0%D0%B2%D1%83%D1%88%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D1%83-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BB-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80%D1%8B-%D1%81-%D0%BC%D1%83%D0%BA%D1%82%D0%B0%D0%B4%D0%BE%D0%B9-%D0%B0%D1%81-%D1%81%D0%B0%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%BC/1279491

Сочинское соглашение открыло новую страницу в жизни Идлиба

AA

Процесс создания демилитаризованной зоны и вывод тяжелого вооружения из сирийского Идлиба открыли новую страницу в жизни этого региона Сирии. Об этом сказал агентству «Анадолу» глава Совета туркманов Сирии Мухаммед Веджих Джума.

По его мнению, достигнутая между президентами Турции и России в Сочи договоренность по Идлибу имеет большое значение для региона.

Вооруженная оппозиция и группировки, выступающие против режима Асада, вывели тяжелое вооружение из Идлиба. Сочинское соглашение выполняется поэтапно, и все внимание мировой общественности приковано к Идлибу, сказал Джума.

Глава совета выразил уверенность в том, что Идлиб в будущем ждут позитивные перемены.

«Тяжелое вооружение выведено из демилитаризованной зоны, таким образом оправдались ожидания местного населения и всего мира. Сочинское соглашение можно считать большой дипломатической победой Турции. Анкара достигла успеха и за столом переговоров, и на поле боя. Жители Идлиба чувствуют себя в безопасности, и вероятность вооруженных столкновений равна нулю. Предотвращена гибель мирного населения и волна миграции, люди счастливы и полны надежд. Процесс реализации соглашения отвечает ожиданиям Турции. Анкара сделала то, что многие считали невозможным», — сказал Джума.

Глава совета подчеркнул, что создание демилитаризованной зоны и вывод тяжелого вооружения открыло новую страницу в жизни Идлиба.

«Люди начали обсуждать вопросы местного самоуправления, создания инфраструктуры. Жители Идлиба хотят, чтобы в регионе сформировалась такая же атмосфера, как и в зоне проведения операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». То есть люди хотят жить нормально, чтобы в регионе работали школы, больницы. Идлиб вскоре полностью превратится в безопасную зону, и люди постепенно возвращаются в свои дома», — сказал Джума.

На прошедших 17 сентября в Сочи переговорах между президентами Турции и России была достигнута договоренность о создании демилитаризованной зоны в сирийском Идлибе. Зона будет создана к 15 октября вдоль линии соприкосновения войск оппозиции и режима Башара Асада. Контроль в демилитаризованной зоне будут осуществлять мобильные патрульные группы турецких подразделений и подразделений российской военной полиции. Также Турция укрепит наблюдательные пункты по внутреннему периметру зоны деэскалации в Идлибе.

 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D1%81%D0%BE%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BB%D0%BE-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%83%D1%8E-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%86%D1%83-%D0%B2-%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8-%D0%B8%D0%B4%D0%BB%D0%B8%D0%B1%D0%B0-/1277794

Saut al-Iraq (Ирак): С-300 в Сирии

© РИА Новости, Евгений Епанчинцев

Доставка системы С-300 в Сирию после долгого ожидания со стороны сирийского государства у некоторых вызвала гнев. Автор иракского «Саут Аль-Айрак» утверждает, что сирийцы уже давно заплатили за С-300, а Россия руководствовалась лишь своими собственными интересами. Но главный вопрос — по-прежнему на повестке дня: сможет ли С-300 противостоять Израилю?

Махер Дия Мухиддин (Maher Dia Muheddin)

Доставка системы С-300 в Сирию после долгого ожидания со стороны сирийского государства вызвала гнев и возражения многих, что связано с временем принятия российского решения и реальными причинами. При этом известно, что сделка о поставке системы была заключена между двумя сторонами много лет назад, и сирийское руководство выплатило за неё нужную сумму, однако реализация откладывалась российской стороной из-за определённых соображений или с конкретной целью. Не стоит также забывать о давлении израильтян на Москву с тем, чтобы предотвратить поставку системы сирийцам в силу традиционно прочных отношений между двумя странами, которые, однако, претерпели изменения после инцидента со сбитым российским самолетом, что негативно сказалось на глубине двусторонних отношений.

Есть ряд вопросов относительно временного контекста поставки российской системы. Почему Москва не снабдила Сирию этой системой на прошлых этапах кризиса, несмотря на настоятельную необходимость противостоять регулярным нападениям на ее позиции и военные аэродромы со множества направлений? Будет ли этого достаточно, чтобы сдерживать и противостоять угрозам Сирии и ее союзникам в будущем, или же Россия, сделав такой шаг и поставив систему сирийцам, преследует определенные цели?

Продажа великими державами передового оружия другим странам — это предмет тщательных расчетов и следствие конкретных соображений. В первую очередь нужно отметить, что в заключении сделок с вооружением важную роль играет характер политических отношений, а также уровень сотрудничества и связей с другими великими державами, поскольку все прошлые уравнения ведущих государств в сирийском кризисе значительно изменились. С одной стороны, это касается эскалации конфликтов и обострения противоречий между ними по ряду общих проблем и других актуальных международных вопросов.

С другой стороны, важно, что Россия хочет сохранить свои достижения и успехи, достигнутые ею как на военной арене, так и за столом переговоров в международном сирийском конфликте. Она подверглась большому давлению, санкциям, принесла многие жертвы и увеличила масштаб проблем между Москвой, ЕС и американцами из-за прямого вмешательства в сирийский кризис, навязывания всем участникам своей повестки и достижения своих целей.

Так почему в прошлом Россия не решалась поставить в Сирию свою ракетную систему, несмотря на фактическую потребность в ней этого государства? Как мы сказали, существует ряд конкретных соображений у ведущих держав, в том числе у России, в отношении поставки такого сложного оружия, и текущие изменения и стратегические сдвиги в сирийском конфликте побудили Россию поставить в Сирию эту сложное вооружение именно сейчас. Самый сложный сирийский конфликт близок к своему завершению, и участники должны достигнуть всеобъемлющего урегулирования кризиса, которое бы удовлетворило все стороны, заключившие соглашения с Россией. Есть также несколько сторон, которые по всем известным причинам желают продлить кризис и сорвать эти договоренности, преследуя тем самым конкретные цели. Они, в частности, угрожают нанести воздушные удары под предлогом защиты граждан и применения химического оружия, в связи с чем наличие этой системы в настоящее время будет играть важную роль в решении проблемы на военном или политическом уровне в соответствии с интересами России в первую очередь.

Главный вопрос здесь заключается в том, станет ли это сдерживающим фактором для врагов Сирии, чтобы предотвратить повторение воздушных ударов в будущем и изменит ли это их позицию, подтолкнув к поиску необходимого решения, будь то с помощью оружия или диалога и переговоров. Важнее самого факта поставки вооружения здесь вопрос о том, что случится, если позже станет ясно, что Россия не имеет необходимых инструментов, чтобы противостоять ожидаемым нападениям на Сирию. Проблема заключается в том, что Израиль угрожает и обещает продолжить свои воздушные удары по сирийской территории под предлогом того, что возможности их авиации перевешивают возможности системы С-300. Какой будет ситуация для России, если мы навяжем дискуссию касательно того, сможет ли ее ракетная система сбить израильские или другие самолеты, и какой будет позиция и ответная реакция Москвы, если конфликт обострится? Россия и все другие участники кризиса могут потерпеть поражение, и ситуация в Сирии войдёт в новую фазу. Россия и ее союзники в последнее время склонны взвешивать возможность мирного, а не военного решения, поскольку вариант военного решения в настоящее время не включён в повестку дня, однако в последнее время ситуация немного изменилась в связи с инцидентом.

Можно прийти к выводу, что наличие данной системы в Сирии используется россиянами в качестве инструмента давления с целью достижения некоторых политических дивидендов и выгод на переговорах, и сценарий с использованием данной системы в случае необходимости является крайним вариантом действий. Однако, самое главное это то, что получив ракетную систему, Сирия может извлечь для себя выгоду в любое время, особенно в ближайшие годы, и в будущем она может получить ещё больше оружия и оборудования, пока на международной арене среди ведущих держав продолжается череда конфликтов.

https://inosmi.ru/politic/20181011/243431810.html

National Review (США): Новая стратегия США в Сирии помогает одержать верх над ИГИЛ

© U.S. Army / Sgt. Nicole Paese

Несмотря на то, что Трамп унаследовал сложный комплекс проблем в Сирии, американские эксперты по Ближнему Востоку самоуверенно заявляют, что у Соединенных Штатов еще есть реальная возможность изменить ситуацию в Сирии в свою пользу. Для этого просто нужна новая умелая команда дипломатов. При этом они сознательно и нагло принижают роль России, которая играет ведущую роль в урегулировании сирийского кризиса.

В ней сочетаются дипломатия, пропаганда и передовая военная доктрина.

Мэттью Бродски (Matthew Brodsky), Бассам Барабанди (Bassam Barabandi)

В то время как аспект гражданской войны в сирийском конфликте идет на спад, борьба великих держав за влияние здесь только усиливается. Создается впечатление, словно команда Трампа решила, что ее способность помогать разрешать первую проблему определяет исход последней.

С этой целью команда президента пытается выработать в Сирии подход, позволяющий обеспечить длительное поражение ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.), заморозить конфликт в любых регионах страны и возобновить мирный процесс в соответствии с резолюцией Совбеза ООН номер 2254.

Для достижения этих целей администрация полагается на комбинацию из общественной пропаганды и подковерной дипломатии, но, вероятно, важнее всего то, что они поддерживают ее с помощью передовой военной доктрины. Если последние события являются указанием на будущие результаты, у США может наконец возникнуть фундамент, на котором они смогут осуществлять свое строительство. И это плохие новости не только для России, но и для Ирана.

Первые результаты этого стратегического сдвига можно увидеть в северо-западной провинции Идлиб, которая является последним крупным оплотом повстанцев в Сирии и где проживают около 3,5 миллионов человек. Проблема Идлиба неизбежно вызывала трения в российско-иранском союзе с Турцией, у которой уже есть военные на этой территории и которая вкладывается в поддержание стабильности в регионе. Несмотря на это временное партнерство, президент Эрдоган выступает против передачи территории режиму Асада и его российским и иранским сторонникам, а также против того, чтобы позволить им без разбора бомбить население и морить его голодом, чтобы добиться его подчинения.

Но это не означает, что администрация Трампа легко найдет общий язык с несговорчивым президентом Турции. В конце концов в двусторонних отношениях между США и Турцией уже существует множество источников напряжения, и Эрдоган решительно выступает против союза США с курдами. Добавьте к этому тот факт, что президент России Владимир Путин усердно работал над тем, чтобы вывести Турцию из орбиты НАТО, и было очевидно, что достижение какого-либо положительного прогресса было далеко от цели.

Добавьте сюда вновь назначенного специального представителя Госдепартамента по взаимодействию с Сирией посла Джеймса Джеффри (James Jeffrey) и нового заместителя помощника госсекретаря по делам Ближнего Востока и специального посланника по Сирии Джоэла Рейберна (Joel Rayburn): оба отправились на Ближний Восток для консультаций с ключевыми союзниками и Турцией, прежде чем они смогли открыть свои офисы в Фогги-Боттом. Используя как рычаг отношения Америки с курдами и согласившись разобраться в длинном списке двусторонних вопросов с Эрдоганом на следующий день, Вашингтон сомкнул ряды в поддержку позиции Турции в Идлибе и записал на свой счет победу тихой американской дипломатии.

Конечно, даже успешной закулисной дипломатии с Турцией может быть недостаточно, чтобы убедить проасадовскую ось отказаться от запланированного наступления. Чтобы поддержать дипломатические усилия, США обратились к кампании по обмену сообщениями, строившейся на нескольких вершинах администрации, включая президента, советника по национальной безопасности Джона Болтона (John Bolton), посла США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) и посла Джеймса Джеффри (James Jeffrey). Они отказались от узкого понимания противодействия Америки использованию Асадом химического оружия в Идлибе, в пользу более сильной позиции, в рамках которой любая военная кампания, поддерживаемая режимом, рассматривается как значительная и безрассудная эскалация.

Эти действия поддерживались третьим элементом, который укрепляет эффективность «тихой» дипломатии и единообразной пропаганды и повышает доверие к ним. Это передовая военная доктрина и готовность при необходимости кинетически взаимодействовать со своими противниками. Весьма существенно, что она не ограничивалась недавними заявлениями о намерениях США остаться в Сирии, еще ее могли наблюдать собственными глазами те, кто больше всего нуждался в этом, а именно российские и иранские сторонники Асада.

Эти действия включали в себя укрепление позиций США на северо-востоке Сирии за счет как наступательных, так и оборонительных военных средств и проведение недельных учений совместно с союзниками Америки. На юге в рамках этих действий появился авианосец Эссекс, недавно прибывший в Аравийское море, на палубе которого было полно стелс-истребителей F-35B, — это первое развертывание США в ближневосточном регионе передового военного самолета-невидимки. «Наша основная миссия — кризисное реагирование», — пояснил полковник Чендлер Нелмс (Chandler Nelms), командир военного экспедиционного подразделения на борту Эссекса. Это означает, «быть в курсе происходящего и в абсолютной готовности ко всему, что нужно от нас командующему войсками на месте, пока мы здесь».

Комплексные меры администрации вынудили Асада и его российских и иранских партнеров отложить планировавшееся нападение и помогли не допустить того, что иначе вылилось бы, по словам генсека ООН Антониу Гутерреша (António Guterres), в «гуманитарный кошмар» и «кровопролитие». Иными словами, военная готовность Америки к кризису помогает предотвратить таковой, по крайней мере, на данном этапе.

Есть и другие преимущества нового подхода, укрепляющего позиции Америки. Вспомним план Путина по ослаблению позиций США на Ближнем Востоке. Лучший способ добиться этого — вывести американские войска из Сирии, что объясняет, почему российские и иранские силы снова готовятся к «пограничным операциям» и к «консолидации структур командования и управления в Восточной Сирии», как подробно описали в Институте изучения войны. Эти шаги и предупреждения призваны представлять угрозу и в конечном счете бросить вызов США и их местным союзникам.

Российский лидер понимает, что его место за столом политических переговоров определяется позицией его и его союзников на сирийском поле боя, и на данном этапе он считает, что будет лучше, если за стол с ним сядут только Асад и Иран.

У команды Трампа, однако, подготовлен другой план. При увеличении сирийской территории, находящейся под защитой Турции, с нынешних десяти до 30%, которые уже находятся под контролем США и сил союзников, почти половина земли Сирии останется за пределами влияния режима Асада. Как заявил посол Джеффри: «Асад руководит мертвым государством, где почти не осталось экономики, доступа к топливным и газовым ресурсам… и перспектив или надежд на восстановление, потому что США в рамках своей политики» работают с Европейским союзом и союзниками из стран Ближнего Востока, чтобы поддерживать эту изоляцию.

Проблемы Путина в Сирии — это не только проценты занимаемой территории и военное мастерство; он также проиграет и в мировой политике. Президент России рассчитывает на то, что его политический союз с Ираном и Турцией станет единым фронтом для международного сообщества, поскольку он формирует основу его Астанинского процесса, который, по его мнению, является ключом к закреплению его долгосрочных политических достижений. Конечно, это также балаганная попытка России, направленная на поддержание структуры власти в Сирии с Асадом во главе при сохранении позиции Путина в качестве главного арбитра Сирии. Но, укрепляя процесс под руководством ООН, который уже пользуется значительным одобрением среди союзников на Ближнем Востоке и в европейских государствах, администрация Трампа еще больше ослабляет влияние Путина на будущее Сирии.

Господин Трамп унаследовал сложный комплекс проблем в Сирии, где иранские и российские акции находились на подъеме, а американские силы — и их польза в качестве союзника — воспринимались негативно. Хорошей новостью является то, что с новой и способной командой, занимающейся сирийским вопросом, Соединенные Штаты, наконец, нашли правильное применение разнообразным рычагам, имеющимся в их распоряжении, и ведут за собой союзников, желающих разделить это бремя. Продолжая эффективно сочетать дипломатию, пропаганду и передовую военную доктрину, США могут обеспечить путь к сирийскому эндшпилю, что пойдет на пользу Америке и сирийскому народу.

https://inosmi.ru/politic/20181009/243418884.html

Турция нанесла мощный удар по YPG/PKK

AA

В результате антитеррористических операций, проведенных с первого по 30 сентября в Турции и за ее пределами, турецкие силы безопасности нейтрализовали 135 террористов.

Вооруженные силы, Главное управление полиции, Командование силами жандармерии и Управление национальной безопасности Турции ведут решительную борьбу с террористами YPG/PKK.

Как сообщает агентство «Анадолу», жертвами атак террористов YPG/PKK в указанный период стали четыре сотрудника сил безопасности и два мирных жителя. Кроме того, ранения получили шесть сотрудников сил безопасности.

В ходе наземных и воздушных операций сил безопасности в Турции и за ее пределами нейтрализованы 135 террористов, в том числе «ответственные за деятельность PKK».

Операции охватили восточные и юго-восточные регионы Турции, а также северные районы Ирака.

Сотрудники сил безопасности задержали во многих провинциях Турции 57 из 114 подозреваемых в привлечении молодежи в ряды террористической организации.

Операции, в частности, прошли в турецких провинциях Тунджели, Диярбакыр, Эрзинджан, Эрзерум, Агры, Карс, Хаккари, Ширнак, Мардин, Сиирт, Битлис и Ван. В ходе операций уничтожены укрытия, огневые точки и склады с боеприпасами террористов.

Несмотря на неблагоприятные погодные и сложные географические условия, силы безопасности Турции продолжают решительно проводить операции против РКК.

Впервые террористы PKK заявили о себе в 1984 году. В последующие годы террористы РКК совершали кровавые теракты, чтобы дестабилизировать ситуацию и расколоть Турцию. США и Европейский союз внесли PKK в списки террористических организаций.

Террористическая организация PKK совершает вооруженные нападения на государственные структуры и граждан Турции.

Несмотря на попытки Анкары найти пути урегулирования создавшейся ситуации, террористическая организация PKK с июля 2015 года возобновила вооруженные нападения. С этого времени погибли около 500 мирных жителей и 800 сотрудников сил безопасности. В ходе операций сил безопасности уничтожено или арестовано более 10 тысяч террористов PKK.

В последние годы PKK стремится переложить ответственность за кровавые преступления в регионе на свои ответвления. В Сирии террористы PKK прикрываются названиями PYD и YPG, а в последние два года называют себя «Сирийскими демократическими силами». В Иране PKK действует как «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK).

https://www.aa.com.tr/ru/t%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B0-%D0%BC%D0%BE%D1%89%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80-%D0%BF%D0%BE-ypg-pkk-/1270516