США и Израиль опять бомбят Сирию и Ирак

Фото: ChiccoDodiFC / Shutterstock.com
Фото: ChiccoDodiFC / Shutterstock.com

Усиление военного присутствия американцев на Ближнем Востоке беспокоит Минобороны РФ

Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»
Пентагон совместно с иракскими военными, как сообщает газета New York Times и другие американские СМИ, возобновил операции против боевиков «Исламского государства» (ИГ – запрещено в РФ). Ссылаясь на представителей администрации США, они отмечают, что боевые действия «осуществляются пока что не в таком объеме, как прежде». Данное обстоятельство косвенно зафиксировано и в заявлении межведомственных координационных штабов РФ и Сирии. По данным арабских источников, американцы не столько бомбят позиции ИГ, сколько действуют против правительственных войск, «недружественного» населения и поддерживающих их шиитских формирований на территории Ирака и Сирии.
Дамаск и Багдад по-прежнему требуют вывода американских войск и их союзников со своих территорий. Однако, как пишет New York Times, «один из представителей администрации рассказал журналистам, что руководство Пентагона обсудило возобновление операции против ИГ с иракцами». Неизвестно, кто именно участвовал в этих переговорах, также нет информации о том, поддержали ли эту идею в Багдаде. При этом, по данным издания, «работа по обучению иракских военных пока не началась, однако это вопрос ближайшего времени».

Арабские источники сообщают, что некоторые иракские формирования при поддержке США действительно возобновили боевые действия против ИГ в провинции Анбар. В частности, отмечается, что спецназ армии Ирака провел рейд в городе Фаллуджа. Тем временем иракские СМИ сообщили, что лидер шиитских формирований «Асаиб Ахль аль-Хакк» Кайс аль-Хазали, как и правительство Ирака, призвал народ страны к «патриотическому объединению» в ответ на отказ США вывести войска по требованию парламента и правительства страны». Из этого призыва ясно, что поддержка США иракских формирований, борющихся против ИГ, носит пока символический характер. Хотя этого не скажешь в отношении ударов Пентагона по шиитским формированиям и другим силам, враждебным американцам.

«Решительно осуждаем продолжающиеся вооруженные атаки США, нарушающие международное право, подрывающие суверенитет государств и угрожающие стабильности и безопасности в регионе в целом», – говорится в тексте российско-сирийского заявления. В нем также акцентируется внимание на том, что «вместо анонсированного вывода американских подразделений, который, несомненно, способствовал бы снижению напряженности в регионе, США продолжают нагнетать обстановку, наращивая свой воинский контингент в странах Ближнего Востока». При этом Вашингтон явно поддерживает курс на сепаратизм и боевые действия со стороны курдских боевиков из проамериканской коалиции «Демократические силы Сирии» (SDF).

Как отмечает новостное агентство Euphrates Post, обстановка на левобережье Евфрата (на востоке провинции Дейр-эз-Зор) «накаляется из-за столкновений между проамериканскими SDF и местным ополчением, ориентированным на Дамаск». При этом американцы вместе с SDF патрулируют местность и пытаются расправиться с неугодными курдам арабскими племенами. Одно из таких столкновений зафиксировано 16 января в городе Аль-Бусейра. Здесь трое боевиков из «сил быстрого реагирования» SDF были убиты при попытке захватить командира ополчения племени баггара «Лива аль-Бакир» Ибрагима аль-Аттию, сообщают местные СМИ. Среди американцев потерь не было.

У Пентагона в регионе, судя по всему, есть и другие задачи. Как сообщила Сирийская обсерватория по правам человека (SOHR), на американские базы в провинциях Хасака и Дейр-эз-Зор прибыло более 140 грузовиков, принадлежащих коалиции во главе с США. В сообщении SOHR говорится, что «конвой перевозил «Хаммеры», бронированные машины, десятки полноприводных автомобилей, а также буровые и строительные машины». В Дамаске отмечают, что США помимо боевой помощи помогают курдам добывать в Заевфратье углеводороды, которые поступают на черный рынок, но не официальным сирийским властям.
Кроме этого, ряд источников, в том числе телеканал Al Mayadeen, сообщили, что при поддержке американцев Израиль в ночь на среду совершил авиаудар по сирийским силам и шиитским формированиям, дислоцированным на территории военной базы Т-4 в провинции Хомс. Самолеты ЦАХАЛ (Армии обороны Израиля) приблизились к Т-4 со стороны «зоны деконфликтации», которая создана вокруг американской военной базы «Ат-Танф» на сирийско-иорданской границе. SOHR заявила, что в результате ночного удара по авиабазе Т-4 «был уничтожен оружейный склад проиранского ополчения, строящееся здание, а также два транспортных средства сирийских сил. И погибли как минимум трое бойцов проиранского ополчения». Предполагается, что число жертв может вырасти, так как на авиабазе оказалось большое количество раненых. Пентагон и ЦАХАЛ не подтверждают и не опровергают данные сообщения.

Ответных действий в отношении США и Израиля со стороны Сирии и Ирака пока не зафиксировано. В то же время США и Турция осуждают возобновление Дамаском и Москвой боевых действий в Идлибе. СМИ пишут, что Воздушно-космические силы РФ и сирийские ВВС только за прошедшие сутки нанесли более 60 авиаударов по районам, находящимся под контролем террористов и протурецких боевиков, нарушивших перемирие. Подавляющее большинство этих ударов было нанесено по городу Идлиб и району Маарт-ан-Нуман, где была уничтожена штаб-квартира джихадистов. Сирийское агентство SANA цитирует министра иностранных дел России Сергея Лаврова, заявившего, что борьба с террористами в Сирии будет вестись до их полного уничтожения.

Источник — ng.ru

«Багдад будет свободным!» Выгонит ли Ирак американские базы

US Army Soldiers check at Checkpoint in Kirkuk,Iraq

РИА Новости, Галия Ибрагимова. После убийства Касема Сулеймани в Ираке подняли вопрос о выводе из страны американских баз. В ответ Дональд Трамп напомнил о вложенных в военную инфраструктуру «американских миллиардах», пригрозил заморозить иракские счета в банках США и лишить госбюджет значительных средств. Выйдут ли американцы из Ирака, разбиралось РИА Новости.

Споры на иракском поле

Противоречия между США и Ираном, которые в начале января едва не вылились в вооруженный конфликт, обострились с наступлением зимы. Площадкой для выяснения отношений стал Ирак, который и американцы, и иранцы считают сферой своего влияния.

Вашингтон апеллирует к тому, что после свержения Саддама Хусейна новая иракская государственность сформировалась за счет западной поддержки. Тегеран, в свою очередь, считает Багдад естественным союзником в регионе, который нуждается в поддержке.

И США, и Иран уверены, что безопасность в стране немыслима без их непосредственного участия. Но понимание, как эта безопасность должна обеспечиваться, у внешних сил расходится.

В Белом доме убеждены, что главная угроза для Багдада — терроризм. Отсюда — присутствие в стране американских военных баз, которые рассматриваются как гарантия стабильности. В 2014 году именно с иракской территории Вашингтон начал борьбу с «Исламским государством»*. Ограниченный контингент американских военных остается в стране и сегодня.

Режим аятолл смотрит на систему безопасности Ирака шире. Терроризм иранцы считают следствием более серьезной проблемы — усиливающегося гражданского раскола внутри иракского общества.

Произошло это разделение в 2011 году после официального завершения войны в Ираке. Тогда повстанческие группировки, сформированные после свержения Саддама Хусейна, отказались признавать центральное правительство и развернули вооруженную борьбу. На конфликт повстанцев и иракских властей наслаивались этнические, конфессиональные и клановые противоречия.

Тегеран много лет пытается контролировать ситуацию у соседей с помощью Корпуса стражей исламской революции (КСИР) — элитного подразделения иранской армии, которое специализируется на операциях за пределами Ирана. Убитый американцами глава КСИР Касем Сулеймани как раз координировал наведение порядка в Ираке по иранским лекалам.

«Тегеран — вон!»

Ситуация в Ираке усугубилась в октябре — жители Багдада вышли на улицы, чтобы выразить недовольство коррупцией, безработицей и другими сложными социально-экономическими условиями: после свержения Хусейна не произошло никаких значимых улучшений.

Протестующие потребовали от властей сократить влияние Ирана и США на внутрииракскую повестку. Пока иностранные державы не прекратят давить на иракское правительство, не произойдет никаких улучшений, возмущались митингующие.

«Багдад будет свободным! Тегеран — вон!» — выкрикивали демонстранты и били обувью по фотографиям генерала Сулеймани.

Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи обвинил американцев в подстрекательстве багдадцев к беспорядкам. Каких-либо доказательств их причастности к протестам он не привел, но пообещал ответить. Вскоре появился повод.

В конце декабря США нанесли удары с воздуха по объектам «Катаиб Хезболла» в Ираке и Сирии. Членов этой группировки американцы считают террористами и обвиняют Иран в спонсировании боевиков. Авиаудары Вашингтон назвал ответом на ракетный обстрел иракской базы в Киркуке 27 декабря.

Через день после бомбардировки сторонники движения, среди которых большинство — шииты, начали штурм посольства США в Багдаде. Теперь Вашингтон обвинил иранцев в подстрекательстве.

Третьего января по приказу Дональда Трампа в результате ракетно-бомбового удара в районе багдадского аэропорта был убит глава КСИР Касем Сулеймани. Вместе с ним погиб лидер шиитских группировок в Ираке Али Махди аль-Мухандис.

Восьмого января в отместку за убийство своего лидера члены КСИР выпустили ракеты по американским базам в Ираке. Никто из американцев не пострадал. Однако по ошибке иранские военные сбили украинский гражданский самолет, погибли 170 человек.

Письмо по ошибке

После убийства Сулеймани парламент Ирака проголосовал за вывод из страны американских военных баз. Депутаты приняли резолюцию о запрете иностранного военного присутствия.

Несмотря на то что решение парламента пока не одобрили ни правительство, ни духовные лидеры страны, оно вызвало возмущение американцев. Трамп заявил, что вывод американских баз произойдет только после того, как Багдад вернет «миллиарды, вложенные США в авиабазу Балад». Иначе Вашингтон введет санкции против иракских властей, пригрозил американский лидер.

В Багдаде это сочли шантажом, но внезапно последовала примирительная риторика. Западные СМИ опубликовали письмо американских военных, адресованное иракским властям. В нем говорилось, что в ближайшее время Соединенные Штаты начнут передислокацию сил. Письмо было выдержано в вежливой дипломатической форме по отношению к иракским властям, что на фоне звучавшей жесткой риторики Трампа вызвало удивление в Багдаде.

Уже через день председатель Объединенного комитета начальников штабов США Марк Милли назвал письмо «ошибкой и плохо сформулированным черновиком».

«США не планируют выводить войска из Ирака. Я не знаю, что это за письмо и откуда оно пришло», — поддержал коллегу и глава Пентагона Марк Эспер.

Вскоре появилась информация, что Вашингтон и Багдад все же начали переговоры на самом высоком уровне о дальнейшем пребывании американских военных в Ираке. Но надежды на компромисс очень быстро рассеялись.

Американцы восприняли как провокацию заявления иракских властей о возможном приобретении у России систем ПВО С-400. Не убедила их и оговорка Багдада, что произойдет это в случае отказа Вашингтона поддерживать безопасность страны.

Накануне источники в иракском кабинете министров сообщили журналистам, что Вашингтон грозится лишить Багдад доступа к правительственным счетам. Многие из этих счетов открыты в американских банках, и туда поступают основные доходы от экспорта иракской нефти.

Пределы взаимодействия

Координатор ближневосточных проектов Российского совета по международным делам Руслан Мамедов объясняет возникшие противоречия между США и Ираком тем, что стороны пытаются очертить границы взаимодействия.

«Требования американцев вернуть вложенные в иракские базы средства не имеют под собой почвы. В соглашении, которое стороны подписали при создании этих объектов, говорится, что после вывода американцев они — собственность Багдада. Кроме того, в договоренностях не идет речи о том, что наличие баз дает право США свободно летать над Ираком и бомбить — как в случае с «Катаиб Хезболлой» или Сулеймани — что вздумается», — пояснил РИА Новости Мамедов.

По мнению политолога, иракцы понимают, что без американской военной помощи им сегодня не обойтись. Тем не менее он не считает, что в среднесрочной перспективе поддержка американцев станет решающей.

«Это может прозвучать провокационно, но вывод американцев, возможно, стал бы толчком для более ответственного подхода Ирака к безопасности. Например, наличие российских С-400 позволило бы защитить страну, но пока самостоятельно принимать решения о закупках вооружений у третьих стран без согласования с США иракцы не могут», — уточнил эксперт.

Что касается иранского фактора в Ираке, по мнению политолога, американцы сами поспособствовали его укреплению.

«После свержения режима Хусейна США распустили его армию и помогали правительству Ирака формировать новую армию. Но желающих надевать форму было немного. Наибольшее рвение проявили шиитские группировки. Американцы в тот период хотели быстрее обеспечить безопасность в Ираке, свернуть операцию и согласились на участие шиитов в рядах вооруженных сил. Они не могли не учитывать, что иракские шииты всегда были близки с Ираном. Но тогда тактически это было выгодно и Вашингтону, и Тегерану», — объясняет Мамедов.

Политолог Нурлан Гасымов считает одной из главных задач присутствия американцев в Ираке сдерживание Ирана.

«Ирак крайне поляризованная этноконфессиональная страна. Но после падения режима Хусейна на первый план вышли шииты. Через них росло влияние Тегерана, который опасался, что слабые иракские институты власти могут представлять для него угрозу. Американское присутствие в Ираке как раз и сдерживало амбиции Ирана», — объясняет эксперт.

Нападение на американское посольство в Ираке, по мнению Гасымова, было спровоцировано иранцами, чтобы целенаправленно вызвать жесткую реакцию Вашингтона.

«Действовать режим аятолл начал после акций протестов в Ираке. Чтобы переключить внимание с антииранских лозунгов, звучащих на протестах, на другие проблемы, Тегеран предпринял серию антиамериканских провокаций. Они и привели к убийству Сулеймани. Но в итоге иранцы своего добились: внутренняя повестка ушла на второй план, а на первый вышла борьба с США. Если американцы все же покинут базы в Ираке, влияние Тегерана в этой стране еще больше усилится», — подытоживает политолог.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Источник — РИА Новости

Эксперт прокомментировал возможную отправку турецких войск в Ливию

Cотрудничестве и возможная отправка турецких войск в эту страну не приведут к обострению отношений Анкары и Москвы, заявил РИА Новости директор Центра стратегических исследований Kafkassam в Анкаре Хасан Октай.
Президент Турции Тайип Эрдоган и глава Правительства национального согласия Ливии Файез Саррадж в конце ноября подписали соглашение о взаимопонимании в военной сфере. Соглашение предусматривает возможность отправки в Ливию турецких войск, его еще должен утвердить парламент Турции. Правительство в Триполи сообщило в четверг, что одобрило активизацию соглашения.
Здание МИД России

Греция, Египет и заседающая на востоке Ливии палата представителей (парламент) назвали турецко-ливийские меморандумы незаконными и недействительными. Как сообщил РИА Новости источник в МИД России, соглашение между Анкарой и Триполи, а также возможность введения войск Турции в Ливию вызывают у Москвы большую тревогу,

“Меморандумы, подписанные Турцией с ливийским Правительством национального согласия, многие государства встретили с недоумением. Между тем соглашения с правительством, признанным ООН, легитимны с точки зрения международного права. Если это соглашение включает в себя военное сотрудничество, то Турция рассмотрит вариант отправки войск”, – сказал собеседник агентства.
Премьер-министр Правительства национального согласия Ливии Фаиз Сарадж и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган
“В отношения России с Турцией может время от времени появляться напряжение, но перспектива отправки турецких войск в Ливию не вызовет кризиса между двумя странами. Их президенты решат этот вопрос в ходе переговоров”, – отметил Октай.
По его словам, “Турция может вести разработку месторождений углеводородов в Восточном Средиземноморье вместе с Россией”. Он добавил, что в то время, когда у России появляется возможность доставки энергоресурсов в Европу через Турцию по безопасному пути, она не станет ее терять из-за турецко-ливийского соглашения.
Командующий Ливийской национальной армией маршал Халифа Хафтар

После свержения и убийства ливийского лидера Муаммара Каддафи в 2011 году Ливия фактически перестала функционировать как единое государство. Сейчас в стране царит двоевластие. На востоке заседает избранный народом парламент, а на западе, в столице Триполи, правит сформированное при поддержке ООН и Евросоюза Правительство национального согласия во главе с Сарраджем. Власти восточной части страны действуют независимо от Триполи и сотрудничают с армией во главе с маршалом Халифой Хафтаром, который с апреля не прекращает попыток захватить Триполи.

https://ria.ru/20191221/1562677505.html

В Ираке сменилось руководство курдской партии Подсчет голосов завершился спустя два дня после съезда партии KYB

İdiris Okuduci,Ülviyya Amuyeva

Определен новый состав руководства иракской партии «Курдский патриотический союз» (KYB). 

Как сообщает официальный сайт KYB, четвертый съезд партии должен был состояться еще пять лет назад, но прошел только 21-24 декабря 2019 года в городе Сулеймания.

Из одной тысячи делегатов был избран 121 член правления партии.

Подсчет голосов завершился спустя два дня после съезда, после чего были объявлены имена новых членов правления.

В правление вновь вошли члены семьи и ближайшие родственники Джелала Талабани, основателя партии, скончавшегося в октябре 2017 года.

В состав правления, в частности, вошли сыновья Талабани — Кубат и Пафил, его племянники Лахур Шейх Дженги и Арас Шейх Дженги, другие члены семьи: Шаназ Ибрагим Ахмед, Джалал Шейх Наджи Талабани, Ала Талабани, Пола Сирван Талабани и Бегерд Талабани.

Кроме того, в состав правления вошли сыновья первого заместителя председателя партии Косрета Ресула Али — Дербаз и Шалав.

Дербаз Косрет Ресул Али ранее занимал должность министра развития и жилищного строительства КРАИ.

В состав правления также вошли военные Мустафа Джавреш, Махмуд Сенгави, Веста Ресул, Асо Маменд, Веста Хасан Асаиш и нынешний министр Курдской региональной администрации Ирака (КРАИ) по делам пешмерге Сореш Исмаил.

Президент Ирака Бархам Салих, спикер парламента КРАИ Реваз Фаик и вице-премьер Кубад Талабани были избраны в правление в первый день съезда ввиду занимаемых ими должностей.

О сроках избрания нового председателя партии не сообщается. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5-%D1%81%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D1%8C-%D1%80%D1%83%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BA%D1%83%D1%80%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%B8-/1685307

В двух провинциях Турции начался VIII этап операции Kıran

Об этом сообщает в среду МВД Турции

Ülviyya Amuyeva,Ekip   |18.12.2019

В двух провинциях Турции начался VIII этап операции Kıran

АНКАРА

В турецких провинциях Битлис и Сиирт в среду 18 декабря начался VIII этап антитеррористической операции Kıran, в которой задействованы полиция, жандармерия и вооруженные добровольцы.

Об этом сообщает МВД Турции.

В операции задействованы 232 группы спецназа и 3480 сотрудников сил безопасности.

Операция направлена на полное устранение угрозы терроризма на территории Турции.

Впервые террористы PKK заявили о себе в 1984 году. В последующие годы террористы РКК совершали кровавые теракты, чтобы дестабилизировать ситуацию и расколоть Турцию. США и Европейский союз внесли PKK в списки террористических организаций.

Террористическая организация PKK совершает вооруженные нападения на государственные структуры и граждан Турции.

Несмотря на попытки Анкары найти пути урегулирования создавшейся ситуации, террористическая организация PKK с июля 2015 года возобновила вооруженные нападения. С этого времени погибли около 500 мирных жителей и 800 сотрудников сил безопасности.

В ходе операций сил безопасности уничтожено или арестовано более 10 тысяч террористов PKK.

В последние годы PKK стремится переложить ответственность за кровавые преступления в регионе на свои ответвления. В Сирии террористы PKK прикрываются названиями PYD и YPG, а в последние два года называют себя «Сирийскими демократическими силами». В Иране PKK действует как «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK).

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%B2-%D0%B4%D0%B2%D1%83%D1%85-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F%D1%85-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB%D1%81%D1%8F-viii-%D1%8D%D1%82%D0%B0%D0%BF-%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8-kiran/1676832

Саммит ССАГПЗ — надежда на мир в Персидском заливе

Надежды на стабилизацию ситуации в регионе связывают с 40-м саммитом лидеров Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) в Эр-Рияде.

Саммит ССАГПЗ - надежда на мир в Персидском заливе

Анкара пожертвует своими союзниками в Сирии ради безопасности границ

ЭКСКЛЮЗИВ 

Никто не будет отрицать, что существует международный консенсус у политического и экспертного сообщества по Ближнему Востоку: этот регион со своими конфликтами и непримиримыми противоречиями является главным источником международной напряженности. Но, кажется, у нас на глазах возникает еще одна линия раскола между союзниками по астанинскому формату в Сирии. 

На днях Минобороны Турции предъявило претензии Москве по поводу того, что она фактически не может взять под контроль курдских боевиков на северной сирийской границе. МИД России в свою очередь заявило, что в результате турецкой операции «Источник мира» на свободе могут оказаться тысячи боевиков так называемого «Исламского государства» (ИГ), некогда плененных курдскими вооруженными формированиями.

Спрашивается, как понимать этот обмен информационными ударами? Что это — раскол между союзниками, сложная политическая игра или нечто другое, еще не понятное обывателю? На эти и другие вопросы по ситуации в сложном регионе Ближнего Востока в эксклюзивном интервью газете «Каспiй» отвечает главный эксперт Американо-азербайджанского фонда содействия прогрессу Алексей Синицын. 

— На мой взгляд, все понятно. Россия, Турция, Иран, создавшие известный астанинский формат, — только ситуативные союзники. Москва и Анкара ищут и во многом находят точки соприкосновения по сирийской проблематике, но, к примеру, диаметрально расходятся по оценке ситуации в Ливии. Анкара поддерживает так называемое правительство Национального согласия, а русские — маршала Хафтара. Причем участие РФ и Турции в ливийских делах гораздо более активное, чем об этом пишет мировая пресса. 

Но давайте сначала поговорим о возможности возрождения ИГ. На днях иракская военная разведка заявила, что в результате операции «Источник мира» (Spring Peace) несколько крупных лидеров псевдохалифата бежали через Ирак в направлении турецкого Газиантепе. Но при этом оговаривается, что переход иракской границы игиловцы осуществили нелегально. Значит, как минимум формально Турция к этому побегу отношения не имеет. 

Еще более тревожно выглядит другая информация иракских разведслужб — к побегу из курдского «плена» готово не менее 10 тысяч боевиков ИГ. 

— Но ведь об этом — правда, без указания цифр — предупреждал и российский президент Владимир Путин…

— Конечно, это секрет Полишинеля. «Плен» для игиловцев на территории, занимаемой курдскими «Сирийскими демократическими силами» (СДС) — весьма своеобразный. Это не тюрьмы и даже не лагерь беженцев «Рубакан». Места содержания террористов, по ближневосточным критериям, чуть ли не центр реабилитации: курдская охрана находится на дальнем периметре, вполне приличная кормежка и медицинское обслуживание, а главное — внутри лагерей террористы предоставлены сами себе. Американское военное командование всегда рассматривало их как «джокер», который можно запустить в сирийскую игру при крайней необходимости. 

— Надо понимать, что вы считаете необоснованными претензии МИД РФ к Анкаре по поводу создания условий для бегства игиловцев?

— В известной степени — да. Российские спецслужбы сами прекрасно осведомлены о том, что, к примеру, перед началом ковровых бомбардировок силами проамериканской коалиции Ракки, столицы «Исламского халифата», американцы вывели оттуда сотни террористов ИГ, включая боевиков из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Эти китайские уйгуры — фанатичные, злобные и прекрасно подготовленные бойцы. 
Еще более года назад Пентагон устами американских генералов, вплоть до бывшего главного генштабиста Джозефа Данфорда, пугали мировую общественность возможностью возрождения ИГ на территории Сирии и Ирака. Это был так называемый «самосбывающийся» прогноз. Прогнозируем то, что можем сделать сами. 

— Как вы считаете, насколько обоснованны претензии Турции по отношению к России по поводу того, что она не может справиться с курдскими боевиками?

— На мой взгляд, эти претензии — зеркальное отражение недовольства России (на официальном уровне) по поводу того, что Турция не может обеспечить порядок в «зоне деэскалации» в провинции Идлиб, то есть отделить т.н. «умеренных» боевиков от непримиримых в лице «Хаят Тахрир аш Шам» (бывшая «Джабхат Ан-Нусра»). Эти боевики находятся к западу от Евфрата, а курдские формирования — на восточном берегу. И в них, к сожалению, вся проблема сегодня. 
Это только российская пресса и СМИ, связанные с Демократической партией США вкупе с некоторыми западноевропейскими изданиями, пишут, что президент Трамп предал курдов. Сами лидеры СДС так вовсе не считают. Они не идут на серьезные переговоры с законными сирийскими властями. Именно поэтому президент Башар Асад публично заявил, что курдские вооруженные формирования отказываются вступать в сирийские вооруженные силы. Кстати, военный руководитель СДС Мазлум Абди даже открыто благодарит Трампа за разгром ИГ, военную поддержку и прочее. 

— Но американский президент заявил, что войска США остаются в Сирии только для того, чтобы взять под контроль сирийские нефтяные месторождения…

— Он еще, высоко задрав подбородок, сказал: «Я очень люблю нефть». Наиболее продвинутые эксперты, не буду называть их имена, считают, что Трамп работает на свой электорат в новой избирательной кампании. Какая наивность! На мой взгляд, Трамп просто троллит всех — и Путина, и Эрдогана, и Европу. 30 миллионов или, по другим данным, 45 миллионов долларов в месяц, которые дают захваченные американцами сирийские месторождения (нефтяные поля Омара), не могут быть чем-то значимым для американской экономики, исчисляющейся триллионами долларов. 
Эти деньги идут курдским СДС и некоторым арабским шейхам провинции Дейр-эз-Зор, но и эти деньги — далеко не самая большая часть того, чем подпитывают американцы курдский сепаратизм. Именно поэтому наиболее авторитетные курдские лидеры отвергают любые предложения Башара Асада. Скажу больше: когда началась операция «Источник мира», сирийские войска вошли в Ракку, контролируемую курдами. Те просто испугались наступления протурецких сил, но на сегодняшний день ситуация там иная. Части правительственной армии вынуждены были уйти за городскую черту Ракки.

— Тогда в какую игру играют американцы?

— Надо понимать, что американцы никогда не отступают от поставленной цели. Их политика абсолютно прагматична, независимо от того, каким будет ее пропагандистское прикрытие: борьба за права человека, свержение диктатора, борьба с нацизмом, японским милитаризмом, советским коммунизмом, китайским экспансионизмом, исламским терроризмом и пр. Этот прагматизм, естественно, перерастает в откровенный цинизм. Но все абсолютно обнуляется, когда дело касается американских национальных интересов. Президент Трамп довел эту политику до абсолюта. И это — данность, с которой надо считаться. Или противостоять ей тем, кто имеет реальные силы. 

— В контексте ваших рассуждений сумел ли президент Эрдоган показать себя достаточно независимым во время своего последнего визита в США?

— Это был очень необычный визит. Реджепа Тайипа Эрдогана более чем дружелюбно встретил его американский коллега Дональд Трамп, более чем холодно — Конгресс, и весьма лояльно — республиканский Сенат. Но претензии к Эрдогану по поводу покупки российских ЗРК С-400 никуда не исчезли. 

— Насколько серьезно давление США на турецкого президента?

— Давайте вынесем за скобки экономические и финансовые санкции, которые США могут применить к Турецкой Республике. Коснемся только военного аспекта. СМИ утверждают, что США не будут продавать Анкаре новейшие американские самолеты F-35, если та не откажется от российских ЗРК С-400. Но дело в том, что основным боевым самолетом турков является старый испытанный F-16. Таких машин у Анкары не менее 240. Однако на крыло поставлена только половина этого парка. Не хватает пилотов, так как в авиации, во многом поддержавшей попытку госпереворота, идут большие чистки. А главное — не хватает запчастей к F-16.
Так вот, еще в августе концерну Lockheed-Martin поступило распоряжение Вашингтона приостановить поставку запасных частей к турецким F-16. Это постановление сейчас заморожено. Но если американцы его все-таки разморозят, то никакими закупками Анкарой двух или даже четырех эскадрилий лучших российских самолетов Су-30 или Су-35 проблемы турецких ВВС не решить. Конечно, данная ситуация давит на турецкого президента. 

— Исходя из вашей интерпретации событий, ситуация кажется патовой. А в чем же выход, если он все-таки будет?

— Может, ответ покажется неожиданным, но — в дальновидности президента Эрдогана. Любители шахмат знают, что такое гамбит. Это — жертва легкой фигуры, чтобы захватить инициативу, центр доски. Такой жертвой может стать Сирийская национальная армия. На самом деле это почти 30 террористических группировок — от мощной «Джайш аль-Ислам» до маленькой «Бригады Самарканд». Именно они являются основной ударной силой операции «Источник мира». Анкара поддерживает их операции на восточном берегу Евфрата небольшими бронетанковыми группами и спецназом. 
Очевидно, что Сирийской национальной армией, как и боевиками в Идлибе, Анкаре придется пожертвовать в ходе неизбежного наступления сирийских правительственных войск и российских ВКС. Не случайно же Россия развертывает свои новые базы в Камышлы и Кобани. Взамен Анкара получит полное спокойствие на турецко-сирийской границе, которую будут охранять не столько сирийские пограничники, сколько российская военная полиция. А с курдами Москва сама как-то разберется. 

Роман ТЕМНИКОВ,
наш спецкор 

http://www.kaspiy.az/news.php?id=115375&fbclid=IwAR0KVIeh-ZKHJPfVAT2Nqf9lCeCZ-INu3hPiRmUhB5PEs9L-yBg5fGYZAFY#.Xee2P9xzzDf

Третий месяц антиправительственных протестов в Ираке

На фоне отставки премьер-министра Адиля Абдулмехди, давление на партии, представленные в парламенте, возросло. При этом акции протеста продолжаются02.12.2019

Третий месяц антиправительственных протестов в Ираке
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/16374

Турция нанесла мощный удар по YPG/PKK

Силы безопасности Турции нейтрализовали в ноябре 86 террористов YPG/PKK

Yunus Okur,Ülviyya Amuyeva,Ekip   |02.12.2019

Турция нанесла мощный удар по YPG/PKK

ЭРЗЕРУМ

В результате антитеррористических операций, проведенных в Турции и за ее пределами с первого по 30 ноября, турецкие силы безопасности нейтрализовали 86 террористов YPG/PKK, в том числе так называемых «ответственных» за деятельность террористической организации.

Вооруженные силы, Главное управление полиции, Командование силами жандармерии и Управление национальной безопасности Турции продолжают успешно бороться с террористами YPG/PKK.

По данным агентства «Анадолу», в ноябре в столкновениях с террористами погибли пять сотрудников сил безопасности Турции, террористами был убит один мирный житель, ранения получили шесть силовиков.

В результате операций, проведенных в ряде провинций Турции, задержано 340 человек, подозреваемых в пособничестве РКК, из них 108 арестовано. 

В результате операции Национальной разведывательной организации Турции (MİT) 19 ноября нейтрализована террористка Бераат Афшин (позывной «Медья Агит»).

Имя Афшин входило в «красную категорию» антитеррористического списка МВД Турции, и она присоединилась к РКК в 1997 году.

В результате операции, проведенной второго ноября в провинции Ван, нейтрализовано два террориста, в том числе Мухаджир Думан (позывной «Каркер»), разыскиваемый по «серой категории» антитеррористического списка МВД Турции.

Впервые террористы PKK заявили о себе в 1984 году. В последующие годы террористы РКК совершали кровавые теракты, чтобы дестабилизировать ситуацию и расколоть Турцию. США и Европейский союз внесли PKK в списки террористических организаций.

Террористическая организация PKK совершает вооруженные нападения на государственные структуры и граждан Турции.

Несмотря на попытки Анкары найти пути урегулирования создавшейся ситуации, террористическая организация PKK с июля 2015 года возобновила вооруженные нападения. С этого времени погибли около 500 мирных жителей и 800 сотрудников сил безопасности. В ходе операций сил безопасности уничтожено или арестовано более 10 тысяч террористов PKK.

В последние годы PKK стремится переложить ответственность за кровавые преступления в регионе на свои ответвления.

В Сирии террористы PKK прикрываются названиями PYD и YPG, а в последние два года называют себя «Сирийскими демократическими силами». В Иране PKK действует как «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK).

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B0%D0%BD%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B0-%D0%BC%D0%BE%D1%89%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80-%D0%BF%D0%BE-ypg-pkk/1661168

В Джидде отпразднуют 50-летие со дня создания ОИС

ОИС была создана 25 сентября 1969 года в Рабате 26.11.2019

В Джидде отпразднуют 50-летие со дня создания ОИС


https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/16315

Сирийский котел: «Хизбалла» вынуждена подчиняться приказам из Москвы

Марк Котлярский

Фото: White Helmets, Reuters

Инцидент, происшедший в конце лета с «Хизбаллой» на северной границе Израиля эксперты считают исчерпанным. Но как скоро эта организация захочет вновь испытать Израиль на прочность?Смотреть

«В Сирии ливанские шииты понесли значительные потери личного состава, а из-за антииранских санкций «Хизбалла» оказалась на крайне скудном финансовом пайке. Это волнует Насраллу гораздо больше, чем приписываемые Израилю атаки на сирийский район Масиаф, где находятся подземные заводы по производству ракет для «Хизбаллы», — сказал в беседе с «Деталями» главный эксперт американо-азербайджанского Фонда содействия прогрессу, эксперт по военным вопросам Алексей Синицын.

Не исключено, что «Хизбалла» запомнит, как Израиль над ней «поиздевался», и при случае постарается отомстить — но не сейчас. В данный момент «Хизбалле» приходится одномоментно решать слишком много более срочных задач, в том числе и в Сирии.

— Этим летом Хасан Насралла сделал важное заявление — о том, что в Сирии «Хизбалла» сократила свои силы до «необходимого количества». И это правда, — говорит Синицин. — До прихода в Сирию русских именно «Хизбалла» была самым боеспособным воинским формированием Башара Асада — в отличие от его регулярной армии и различных иранских прокси. Но сейчас ситуация в корне изменилась. Российским военным удалось воссоздать элитные сирийские штурмовые части, лучшей из которых стала бригада спецназа «Силы тигра». На днях ее преобразовали в 25-ю дивизию. «Тигры» первыми получили на вооружение самые современные российские танки Т-90 и бронеавтомобили «Рысь». Понятно, что подобного вооружения у отрядов «Хизбаллы» никогда не будет. Но и сегодня Дамаск не может обойтись без помощи «Хизбаллы», потому что подразделений, подобных «Тиграм», в сирийской армии пока еще крайне мало.

Только что крайне хрупким перемирием завершились бои в так называемом «Большом Идлибе», где правят бал «непримиримые» из «Хайят тахрир аш-шам». Их костяк составляют боевики «Джебхат ан-нусра», то есть местного филиала «Аль-Каиды». Сначала они развернули наступление на «умеренных» турецких прокси из «Национального фронта освобождения». Потом, надо полагать, разномастные боевики нашли общий язык, и уже вместе атаковали проправительственные силы на Эль-Латаминском выступе. Но эта авантюра закончилась для «повстанцев» катастрофой: очередным «котлом», потерей значительных территорий и ряда стратегических пунктов, включая городок Хан-Шейхун, где, якобы, два года назад сирийцы применили химическое оружие.

По настоянию Эрдогана, Путин приказал Дамаску объявить об одностороннем прекращении огня, но перемирие, думаю, не будет долгим. Идет перегруппировка войск сирийской армии вокруг «Большого Идлиба», продолжаются рейды сирийских сил в горной Латакии и на других близких направлениях. Очевидно, что операция по ликвидации последнего террористического очага в Идлибе неизбежна, и там мы обязательно снова услышим о «Хизбалле», благо ее бойцы уже находятся там.

С курдами «Хизбалла» не воюет, остатки ИГ разметаны по пустыне, с ними есть кому справиться и без ливанских шиитов. А все приказы русских «Хизбалле» приходится выполнять, ведь именно в Москве, в генштабе, планируются все боевые операции на сирийской земле.

— Окрепла ли «Хизбалла» за последнее время?

— В организационном плане, в рамках усиления боеспособности — конечно, окрепла. Что касается потенциала: различные источники утверждают, что Насралла имеет на вооружении чуть ли не 130 000 ракет, но это число мне кажется нереальным и сильно завышенным. Однако гораздо важнее — это целевое предназначение данного арсенала, которое сам шейх скрывает под туманными рассуждениями о политике «конструктивной неоднозначности». Не сомневаюсь, что у «Хизбаллы» есть схожее с йеменскими хуситами вооружение – достаточно точные ракеты, БПЛА, а также средства ПВО, способные сбивать вражеские дроны, и не только их.

— Насколько напряжены отношения между «Хизбаллой» и российской стороной? Возможна ли дальнейшая конфронтация между ними?

— «Конфронтация» — это слишком громко сказано. Шейх Насралла в уже упомянутом интервью заявил: «Мы все еще находимся во всех местах, где были в Сирии». Но это уже совсем не так! «Хизбалла» играла важную роль в поддержке так называемого «Южного фронта», который в результате сложных переговоров Москвы с Израилем, США, ОАЭ и Саудовской Аравией был полностью демонтирован. А «иранские военные советники», под которыми и надо понимать шиитские милиции, отведены от южных границ Сирии на максимально возможное расстояние. Естественно, «Хизбаллу» этот факт, мягко говоря, опечалил.

Недовольство «Хизбаллы» вызвало и появление российской военной полиции в ливано-сирийском городке Аль-Каср, которое и боевики, и местное население расценили, как угрозу потокам контрабанды в обоих направлениях. Можно насчитать с десяток случаев, когда российские военные полицейские блокировали временные базы «Хизбаллы» — но на какие-то военные демарши боевики идти не решались. Обычно все ограничивается глухими проклятиями и жалобами иранскому патрону.

— Утверждают, что Насралла не заинтересован в данный момент в эскалации отношений с Израилем. Почему?

— Острая нехватка у «Хизбаллы» финансового и людского ресурса — это технические детали. Главное, что без окончательной команды из Тегерана Насралла не будет принимать никаких кардинальных решений. Но Иран вовсе не ощущает себе кошкой, загнанной в угол, и на прямую конфронтацию с Израилем и США идти пока не собирается. Иран проводит крайне уверенную военную политику в Ормузском заливе, и очень настойчивую дипломатию в Евразии. А судя по тому, что политическое давление США на Иран потеряло остроту, смутные слухи о возможных, очевидно, многоступенчатых и через посредников, переговорах между Вашингтоном и Тегераном не лишены оснований.

— А как сами сирийцы относятся сегодня к «Хизбалле»?

— Сирийцы ведь разные… Но отношение даже лояльных к Асаду граждан к Ирану, а, значит, и к «Хизбалле», довольно сложное. О пресловутом персидском высокомерии в Сирии говорят совершенно открыто, а влияние Ирана с вхождением Москвы в этот регион заметно уменьшилось.

С другой стороны, все в Сирии прекрасно знают, что Центробанк Ирана еще в начале 2012 года открыл многомиллиардную кредитную линию сирийским властям, что позволило Дамаску регулярно платить зарплату личному составу вооруженных сил, людям, которые сражались против вооруженной оппозиции. Там ценят прямую военную помощь Ирана, да и помощь «Хизбаллы» тоже, без которой режим Асада разделил бы судьбу режима Каддафи. Кстати, пик иранской экономической и политической интервенции в Сирию пришелся на 2007-2009 годы, когда ни о какой «арабской весне» и речи не было.

— Каковы шансы на окончательное мирное урегулирование?

— Очень многое решится на встречи лидеров ситуативного «астанинского альянса» — России, Турции и Ирана. Он или развалится по линии «Турция против России и примкнувшего к ней Ирана», или будет найдена какая-то общая, компромиссная программа действий, отвечающая интересам трех стран. Но в любом случае, Башар Асад уже победил, и он останется у власти всерьез и надолго.

Марк Котлярский, «Детали»
На фото: после бомбардировки в Идлибе. Фото: White Helmets, Reuters

БОЕВИКИ ИДЛИБА ДАВНО ОБРЕЧЕНЫ

https://en.wikipedia.org/wiki/2015_Idlib_offensive

Свою точку зрения по ситуации в Сирии и Иране в эксклюзивном интервью корреспонденту газеты «Каспiй» выразил главный эксперт Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексей Синицын.

— На днях в мировой прессе появилось «откровение» заместителя руководителя крупнейшей шиитской военизированной милиции Ирака «Хашд аш-Шааби», некого Абу Махди аль-Мухандиса. Он заявил, что вылетающие с территории Азербайджана израильские беспилотники уже трижды наносили удары по базам и складам его организации.

Откровенно провокационной и достаточно глупой информации о том, что Азербайджан предоставляет свои военные аэродромы израильской или американской авиации, уже более десяти лет, но она так и не переросла формат «газетной утки». Поэтому реальный интерес к заявлению аль-Мухандиса проявила только армянская или проармянская пресса. А причина столь странного демарша со стороны командующего силами «Хашд аш-Шааби» вполне объяснима.

У этого человека сложная биография. Именно он возглавлял организацию «Катаиб Хизбалла», которая на протяжении всех этих лет вела вооруженную борьбу с американскими войсками в Ираке. У него крепкие связи с иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР), и он относит себя, не скажу к религиозным фанатикам, но к истово верующим шиитам. Конечно, для него светский Азербайджан, который прагматично развивает военно-техническое сотрудничество с Израилем и имеет нормальные отношения с США, — нечто совершенно неприемлемое. Поэтому он и готов обвинять официальный Баку во всех смертных грехах.

За подобными обвинениями ничего не стоит. Надо понимать, что несколько израильских ударных беспилотников ни при каких условиях не могли бы многократно проходить через воздушное пространство Ирана незамеченными достаточно мощными средствами ПВО этой страны.

Совсем недавно в Тегеране прошла прямо-таки издевательская выставка карикатур и всяческих мемов под названием «Hard Slap» («Крепкая пощечина»), посвященная уничтожению иранцами американского беспилотника в июне этого года. Что же получается? Американский беспилотник иранцы сбивают, а несколько израильских БПЛА, часами находящихся в иранском небе, даже не замечают? Это же полный абсурд.

— Возможно ли прямое военное столкновение между США и Ираном?

— На мой взгляд, такой сценарий совершенно исключен. Американцы убедились в серьезных возможностях Ирана в Ормузском проливе и не собираются подвергать территорию ИРИ ракетно-бомбовому удару. Думаю, опасность прямой военной конфронтации между США и Ираном таится именно на «иракско-сирийской конфликтной дуге». Об этом почему-то не говорится, но США значительно увеличили свое военное присутствие в Ираке.

Совсем недавно с территории Иордании было переброшено не менее 10 тысяч морских пехотинцев США. Они берут под плотный контроль все магистрали, связывающие Сирию и Ирак. В свою очередь отряды иракской шиитской милиции, в составе которых немало и военнослужащих иранского КСИР, занимают стратегические пункты на сирийско-иракской границе, в частности они полностью блокировали важнейший приграничный город Абу-Камаль. В таких условиях столкновение между иракскими шиитами и морпехами США вполне возможно. Причем не факт, что инициаторами подобного столкновения будут именно американцы, которые, несмотря на свою воинственную риторику, ведут себя достаточно сдержано.

— Высокопоставленные офицеры Пентагона уже несколько раз заявляли о возможности возрождения так называемого «Исламского государства». Насколько обоснованы подобные опасения?

— Организационно «Исламское государство», конечно, разгромлено. Его остатки разметаны по пустыне и находят убежище у самых отсталых кочевых суннитских кланов. Подпольные ячейки псевдохалифата также существуют во многих городах как в зоне ответственности сирийской армии, так и курдских вооруженных формирований. Но особенно много их в Ираке, в бывшей цитадели ИГ — провинции Анбар.

Очевидно, что между ячейками ИГ налажены, как минимум, информационные и логистические связи. Именно поэтому лидеров «халифата» до сих пор не удалось задержать. Думается, что «ренессанс» ИГ возможен, только если на него будет «социальный заказ» тех сил, что помогали созданию этой террористической организации. К примеру, на днях курды захватили одного из самых одиозных деятелей ИГ, известного, как «палач Ракки». Очень быстро выяснилось, что у него весьма тесные связи с британскими разведслужбами.

Кстати, уже через два дня солидное британское издание The Economist объявило, что «дальнейшее пребывание Асада у власти активизирует джихадистские движения». Как говорится, с больной головы на здоровую.

— Думается, больше всего наших читателей волнует некая напряженность, возникшая между Россией и Турцией. Как известно, обе стороны договорились о создании зоны деэскалации в провинции Идлиб, где сейчас сосредоточены как «непримиримые» боевики, так и протурецкие вооруженные организации. В августе сирийские войска начали наступление в Идлибе. Они нанесли удары не только по откровенным террористам, но и по отрядам «Национального фронта освобождения Сирии», которые ориентируются на Анкару. Так что же на самом деле происходит сейчас в Идлибе?

— Существует понятие «Большой Идлиб». Оно включает в себя одноименную провинцию, часть провинций Алеппо и Латакии и еще Северную Хаму. Именно там существовал до недавнего времени т.н. Эль-Латаминский выступ. Боевики «Хаят Тахрир аш-Шам» (бывшая «ан-Нусра», а еще раннее «аль-Каида»), фактически подмяв под себя протурецкие силы, отказались покидать территорию Северной Хамы.

Все началось с пресс-конференции лидера «Тахрир аш-Шам» Абу Мохаммада аль-Джулани. Он «опротестовал» итоги встречи Путина и Эрдогана в Сочи, которые предусматривали отход боевиков на 12-20 км от демилитаризованной демаркационной линии. Более того, аль-Джулани заявил, что его джихадисты не будут выводить ни одного бойца или вооружение, «даже если его об этом попросят друзья». Надо полагать, что под «друзьями» он подразумевал Турцию…

Эль-Латаминский выступ, удерживаемый боевиками с 2014 года, террористы превратили в плацдарм для нападения не только на сирийскую армию, но и для атак дронами российской военной базы Хмеймим.

В ответ сирийские войска силами 5-го армейского корпуса, созданного и обученного российскими военными, начали наступление в Северной Хаме. При массированной поддержке российских ВКС и сирийских ВВС особенно успешно действовала бригада «Силы Тигра», ныне преобразованная в 25-ю дивизию. Проправительственные силы ликвидировали Эль-Латаминский выступ, предварительно превратив его в «котел» для террористов. Сирийцы освободили более 300 кв. км сирийской территории и взяли под контроль такие важные узлы обороны боевиков, как города Хан-Шейхун, Тамана и многие другие.

К сожалению, к державшим оборону «непримиримым» присоединились и протурецкие силы, которые тоже понесли значительные потери. Были они и у турецких военных. После этого президент Эрдоган срочно встретился в Москве с президентом Путиным, который после долгих и напряженных переговоров со своим турецким коллегой принял решение о приостановке сирийского наступления и заключения нового перемирия в Идлибе.

— Но ведь Идлиб неожиданно, без предупреждения российской и турецкой сторон, бомбили также и американцы. Чем вызван этот шаг?

— Американцы нанесли удар, извините, по самой ментально тупой организации джихадистов «Хурраз ад-Дин», которая до сих пор ассоциирует себя с классической «аль-Каидой». По другим, весьма компетентным источникам, американский удар пришелся по лагерю подготовки молодых боевиков. Во всяком случае, среди погибших есть и двенадцатилетние подростки. Однако факт американского удара остается фактом. Вполне допустимо, американцы тоже пришли к выводу, что с террористической вольницей в Идлибе пора заканчивать.

Во всяком случае, перемирие с боевиками — очень хрупкое. Даже после его заключения люди аль-Джулани вновь атаковали дронами российскую военную базу. К тому же т.н. протурецкие силы оказались крайне нестойкими союзниками Анкары. Более тысячи «повстанцев» уже пытались прорваться через пограничный переход аль-Баб в Турцию, куда их не пустили турецкие войска. Боевики были возмущены, даже жгли портреты президента Эрдогана. Эти события убеждают, что группировка террористов в Идлибе обречена.

Роман ТЕМНИКОВ     

Аналитический отдел

http://www.net-fax.org/index.php?article=news_1546&fbclid=IwAR0FB0twjWI6ti_HOvxBMGRkPmmZ5jZ4FPAzrTSdlFCQ5wQCpEwkibBmu0U

Арабы Ирака против персидской гегемонии, — А.Эскин

Что делать дальше? Мириться с протестами — это быть свидетелем, как Ирак постепенно выходит из сферы влияния Тегерана. Потопить интифаду в крови — опасно. Можно навлечь на себя еще более отчаянное восстание.

Тегеран теряет свое влияние в Ираке. С первого октября там бушуют массовые демонстрации, уже унесшие жизни более четырехсот протестующих. Разъяренные толпы требуют отставки правительства, обвиняя его в чудовищной коррупции, приведшей страну к полному обнищанию.

Знак Корпуса стражей исламской революции (Иран)
Наряду с антиправительственными лозунгами участники иракской интифады требуют избавления от иранского присутствия и иранского влияния. В священном для мусульман городе Кербела протестующие подожгли иранское консульство. Негодующие демонстранты считают нынешних коррумпированных правителей ставленниками Тегерана. Они возлагают вину на режим Ирана за сохранение у власти в Багдаде неэффективной клептократии.

Такие обвинения не безосновательны. Сразу после начала беспорядков в Ираке в Багдад прибыл именитый командир подразделения «Аль-Кудс» от «Корпуса Стражей Исламской Революции» Касем Сулеймани. Он собрал всю верхушку иракских силовых ведомств и председательствовал на заседании, как сообщает информационное агентство IAEA. Это было беспрецедентным актом манифестации хозяйничества со стороны Ирана. Сулеймани говорил о том, что необходимо срочно подавить восстание. На следующий же день было убито более сотни демонстрантов. К возникновению иракской «небесной сотни» были причастны неизвестные снайперы. Во многих городах в попытках разгона протестующих участвовали иранские дружинники.
Касем Сулеймани требовал в Багдаде неприкосновенности нынешнего правительства и обещал помочь в подавлении интифады. Однако штурмовые бригады иранских аятолл оказались бессильны. Протесты набирают новые обороты, парализуя жизнь в стране. Достаточно напомнить, как протестующим удалось захватить на время порт Басра и приостановить отгрузку экспортной нефти.

Правительство не уходит в отставку по иранской указке, что умножает негодование митингующих. А тут еще появляются все новые сообщения об активном вмешательстве Тегерана. На днях стало известно о встрече лидера иракских шиитов Муктады Ас-Садера с Касемом Сулеймани. А AFP сообщило о совещании глав основных парламентских фракций с командующим «Стражами революции». Согласно публикациям, именно благодаря усилиям Ас-Садера и Сулеймани парламент готов поныне мириться с дальнейшим пребыванием у власти недееспособной группы клептократов.

Однако и тут все непросто. Лидер иракских шиитов поспешил публично «откреститься» и опроверг сам факт встречи с Сулеймани и даже громогласно осудил убийство четырехсот демонстрантов. И он просто не мог иначе.
Дело в том, что протестующие против правительства и иранского влияния — иракские шииты, в большинстве. То есть иракские шииты затеяли смуту против засилья иранских шиитов. Все это очень запутанно, но мы найдем объяснение и этому.

Сегодня в Ираке проживает тридцать семь миллионов людей, более девяноста процентов из которых — мусульмане. Древняя и некогда многочисленная христианская община почти прекратила свое существование. Среди мусульман шииты составляют приблизительно 60%. Американцы опирались именно на эти показатели, когда ввели свои реформы во властных структурах Ирака. Главой правительства там надлежит быть именно шииту. Нельзя говорить сегодня без иронии об американских нововведениях там в свете растущего напряжения в регионе вокруг Ирана. А ведь именно усилия Вашингтона привели к тому, что Ирак — главный соперник Ирана — попал под его гнет.

Так почему иракские шииты восстают против влияния иранских шиитов? На Ближнем Востоке межи ненависти проходят не только по конфессиональному признаку, но и по этническому. Шииты в Ираке — арабы, а шииты в Иране — преимущественно персы. Унесшая около миллиона жизней война между Ираном и Ираком была в некоторой степени войной между арабскими и иранскими шиитами. Конфессиональная тематика была тогда второстепенна и никак не способствовала усмирению кровожадности с обеих сторон.

Американская попытка задействовать в Ираке сбалансированную конфессионально и этнически систему управления привела на время к шиитской гегемонии, нашедшей опору в Тегеране. Но и это оказалось временным и зыбким.

Децентрализация власти и сокрушение государственных институтов и армии Ирака привели к появлению громадных террористических образований среди суннитов (включая запрещенную в РФ организацию ИГ). Ликвидация большей части террористических орд изменила баланс сил в пользу шиитов, казалось бы. Но тут воинственно настроенные шииты вместе с обычной массой недовольных в Ираке вышли на улицы против опостылевшей власти. Они указали на виновных в их обнищании. В Тегеране бы рады обвинить Израиль, но слишком уж сложно было это сделать в создавшейся ситуации. А вот обвинить Иран при его грубом вмешательстве в дела соседа — это оказалось органично. Не хотят арабы жить под персидским игом, и все тут!
Касем Сулеймани проигрывает партию там, где вовсе не ожидал. Он не сумел помочь правительству в Ираке. И что делать дальше? Мириться с протестами — это быть свидетелем, как Ирак постепенно выходит из сферы влияния Тегерана. Потопить интифаду в крови — опасно. Можно навлечь на себя еще более отчаянное восстание.
И что делать? Вернуться в собственные границы Ирана?
12 ноября 2019
Авигдор Эскин

Источник — regnum.ru

В Турции с 2016 года нейтрализовано более 500 главарей террористов

Силы безопасности Турции продолжают вести успешную борьбу с терроризмом. В Турции в рамках антитеррористических операций с первого сентября 2016 года и по сегодняшний день обезврежено 518 главарей террористов.

В Турции с 2016 года нейтрализовано более 500 главарей террористов
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/16099

Сепаратизм курдов подпитывают Соединенные Штаты и нефть

Бойцы «Сирийских демократических сил» отказываются вступать в армию Башара Асада
Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Курдские формирования сопротивляются турецкой армии и ее союзникам на севере Сирии. В основном на территориях, которые Анкара оккупировала в ходе операции «Источник мира». В той части страны, которую контролируют Москва и Дамаск (в зоне безопасности на северо-востоке), формирований курдско-арабской коалиции «Сирийских демократических сил» (СДС), по данным Минобороны РФ, уже нет. Но это не значит, что начинающееся 1 ноября российско-турецкое патрулирование зоны безопасности будет проходить без проблем.
Как передает сирийское агентство SANA, «бои идут между правительственными войсками и турецкими оккупационными силами в населенном пункте Тель Росас, недалеко от города Рас Аль Айн. Протурецкие боевики захватили несколько районов к западу от города Таль-Тамр». Бои за этот пункт между турками и правительственными силами Сирии, которые сменили курдов на позициях, продолжаются. Москва не сделала официальных комментариев на этот счет, но министр обороны РФ Сергей Шойгу заявил: «Меморандум, подписанный президентами Турции и России, реализуется не без труда».
Настораживает позиция Турции. Несмотря на то что Минобороны РФ заявило о досрочном отводе курдских формирований из зоны безопасности, турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган опять стал угрожать Москве и Дамаску тем, что его страна может начать операцию в Сирии, если курдские вооруженные формирования не отойдут на 30 км от сирийско-турецкой границы. Как сообщило турецкое агентство Anadolu, Эрдоган акцентировал внимание на том, что Анкара при необходимости может расширить создаваемую ею зону безопасности на северо-востоке Сирии. Президент отметил, что турецкие силы пресекут любые обстрелы и атаки в зоне проведения операции.
Основания для подобных высказываний у Эрдогана есть. Во-первых, как писала «НГ» (см. номер от 24.10.19), «Силы народной самообороны» (СНС) Курдистана, в которые входят и некоторые подразделения СДС, «развертывают против турецких оккупантов партизанскую войну». И курдский портал «Курдистан Тудэй» 30 октября опубликовал очередную сводку «об уничтожении протурецких боевиков и спецназа армии Турции» на территории, входящей в зону безопасности на северо-востоке Сирии.
Во-вторых, Дамаск на днях выступил с инициативой о включении подразделений СДС в состав правительственных войск. Как сообщает газета Al-Akhbar, в Дамаске настаивают «на расформировании СДС, а также ополченцев из «Сил народной самообороны», полицейских дружин и их последующем включении в состав сирийской армии и силовых структур». СМИ не раз сообщали, что силы СДС после начала Анкарой операции «Источник мира» не раз вывешивали флаги Сирийской арабской армии (САА) на своих позициях. И у Турции в связи с этим есть основания не доверять Дамаску. Анкара сейчас против САА на ряде направлений на территории Сирии развязывает настоящую войну. Хотя развертывание постов подразделений САА и сирийских пограничников на границе с Турцией происходит, как известно, под контролем российского Центра по примирению враждующих сторон. И, конечно, Москва вряд ли позволит, чтобы на эти посты проникли СДС. Но Эрдоган, похоже, не доверяет Москве. И уже воюет против САА, угрожая расширить оккупированную территорию.
«Ситуация, когда турецкий лидер и его союзники воюют с правительственными силами Сирии, выгодна Анкаре в ее стремлении под предлогом борьбы с курдами захватить как можно больше сирийских территорий», – считает военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. В то же время, по его мнению, «части СДС и представители курдской местной власти в лице так называемой Ассамблеи демократической Сирии (АДС) тоже не подарки». Эксперт указывает на то, что «они по-прежнему поддерживаются американцами. А командующий СДС Мазлум Абди сообщил, что его войска не присоединятся к САА, несмотря на заявление Министерства обороны Сирии». Неткачев обращает внимание на то, что СДС не хочет расформировываться и в полном составе намерена под флагами САА оборонять свои территории. По данным курдских СМИ, «командующий СДС надеется, что Минобороны Сирии примет предложение его организации и позволит им оставаться в своих районах в качестве части сирийской системы обороны», то есть на правах автономии.
Дамаск против такой формулы взаимодействия с курдами, поскольку «автономия» контролируется США. Американцы с помощью СДС удерживают все нефтяные поля к востоку от Евфрата и не намерены передавать их Башару Асаду. Тут уже имеются военные конфликты между Дамском и СДС. В соцсетях сообщается о столкновении подразделениий СДС и САА в провинции Дейр-эз-Зор в районе населенного пункта Хуссейния: «В этом противостоянии артиллерия американской коалиции, сосредоточенная на нефтеперерабатывающем заводе в Conoco, атаковала позиции сирийской армии».
«Отведя американских солдат с севера Сирии, президент США Дональд Трамп сумел столкнуть лбами не только турок и курдов, но и турок с сирийской армией, а также САА с СДС. Курды под протекторатом российских полицейских остаются на севере страны. И по-прежнему они надеются на свою автономию, идею которой защищают США, не давая Дамаску доступ к нефтяным богатствам Заевфратья», – делает вывод военный эксперт полковник Владимир Попов. Он уверен, что без разрешения этого противоречия идея Сирийского Конституционного комитета (СКК) обречена на провал. Так же считает и член исполнительного комитета АДС Хикмат Хабиб. В интервью «Курдистан Тудэй» он заявил, что результаты заседания комитета в Женеве «ничего не значат для народов северной и восточной Сирии в связи с отсутствием в комитете представителей более 5 млн сирийцев, объединенных под флагами Ассамблеи демократической Сирии».
Противоречия в Сирии обостряются. Начало диалога Дамаска с оппозицией без участия АДС вряд ли будет эффективным. Создание буферной зоны на севере страны сопровождается военными действиями. При этом конфликтными зонами в Сирии остаются провинции Латакия, Идлиб и Хама, где продолжаются боевые столкновения САА с незаконными вооруженными формированиями, враждебными Асаду.

Источник — ng.ru

Протесты в Ираке в 5 вопросах

Агентство «Анадолу» проанализировало протесты последнего месяца в Ираке и поделилось прогнозами относительно развития событий в этой стране

Протесты в Ираке в 5 вопросах

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/16041

Европейские страны оказывают поддержку YPG/PKK

Европейские страны отрицают связь с YPG (сирийская ветвь PKK), но действия пособников террористов на улицах европейских городов говорят об обратном

Европейские страны оказывают поддержку  YPG/PKK
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15938

Foreign Policy: Китаю нужна цифровая модернизация Ближнего Востока

Foreign Policy: Китаю нужна цифровая модернизация Ближнего Востока

В связи с тем, что усилия Саудовской Аравии по цифровой трансформации страны набирают обороты, Китай наверняка захочет выступить в качестве партнера. Китайские чиновники и бизнесмены считают, что Ближний Восток обладает неотъемлемой коммерческой связью с европейскими и африканскими рынками.

МАКСИМ ИСАЕВ

Летом Саудовская Аравия издала королевский указ, обязывающий чиновников создать национальное управление по данным и искусственному интеллекту. Саудовские чиновники получили всего 90 дней на выполнение данного указа (до конца ноября). Несмотря на то, что усилия по модернизации страны представляют собой достойную цель, амбициозные технологические инициативы в Саудовской Аравии могут принести большую пользу Китаю, который только что получил отличную возможность расширить свое влияние в регионе, пишет Роберт Могилники в статье для издания The Foreign Policy.

В отличие от соседей по Персидскому заливу, а именно от ОАЭ и Бахрейна, которые вложили значительный политический капитал в развитие технологий искусственного интеллекта (ИИ) и финансовых технологий, цифровая трансформация Саудовской Аравии несколько отстает. Отчасти это объясняется тем, что этот подвиг сложнее повторить в Саудовской Аравии, в которой проживает больше граждан, чем во всех других государствах-членах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива вместе взятых. Также Саудовская Аравия является самой крупной ближневосточной страной по площади территории. Помимо этого, Эр-Рияду приходится двигаться вперед медленнее, чем хотелось бы, потому что быстрая цифровая трансформация может нарушить работу устоявшихся институтов и норм, связанных с доступом к данным и их доступностью, суверенитетом данных и рынками труда.

При этом темпы цифровой трансформации Саудовской Аравии начинают все больше не соответствовать футуристическим планам по диверсификации национальной экономики. Например, это касается будущего саудовского мегаполиса стоимостью $500 млрд. «У всего будет связь с искусственным интеллектом, с интернетом вещей», — заявил изданию Bloomberg наследный принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд в 2017 году. Однако этого невозможно добиться, если нет четких источников финансирования и уверенного международного спроса на подобные инициативы в области развития.

И именно поэтому Саудовская Аравия начинает ускорять свою цифровую программу для проверки рынков. Региональная телекоммуникационная компания Zain запустила коммерческую сеть 5G в 20 городах Саудовской Аравии в начале октября, после запуска аналогичной сети в Кувейте. Непрерывное развитие цифровой экономики страны также является частью стратегии национальной программы преобразований, призванной обеспечить рост частного сектора. Тем не менее программа устанавливает очень низкую планку: ожидается, что доля цифровой экономики в ненефтяном ВВП вырастет с 2% в 2016 году до всего 3% в 2020 году.

Ситуация для саудовского правительства осложняется тем, что многие технологические стартапы на Ближнем Востоке и в Северной Африке нацелены на обширный саудовский рынок, однако руководство этих стартапов отказывается открывать в Саудовской Аравии свои штаб-квартиры, предпочитая соседние страны Персидского залива. Поэтому Саудовской Аравии становится все труднее построить отечественный технологический центр и конкурировать за региональные расходы на технологии. Согласно данным международной исследовательской и консалтинговой компании International Data Corporation, в 2019 году расходы на одни только технологии ИИ на Ближнем Востоке и в Африке вырастут на 42,5%.

В связи с тем, что усилия Саудовской Аравии по цифровой трансформации страны набирают обороты, Китай наверняка захочет выступить в качестве партнера. Китайские чиновники и бизнесмены считают, что Ближний Восток обладает неотъемлемой коммерческой связью с европейскими и африканскими рынками. А цифровой шелковый путь КНР, как часть инфраструктурной инициативы «Один пояс — один путь», еще больше будет способствовать развитию цифровой инфраструктуры на международном уровне и позволит Китаю позиционировать себя в качестве глобальной технологической сверхдержавы. Саудовская Аравия — вместе с шестью другими странами — согласилась присоединиться к инициативе международного сотрудничества в области цифровой экономики, возглавляемой Китаем, в конце 2017 года. Высокопоставленные представители правительства Китая продолжают призывать к расширению сотрудничества между двумя странами в сфере высоких технологий.

С одной стороны, китайские компании могут за небольшую цену и в короткие сроки реализовать проекты в области цифровой инфраструктуры, что помогло бы Саудовской Аравии сохранить бюджетные средства в период относительно низких и нестабильных цен на нефть. Между тем китайские академические институты, частные фирмы и правительственные учреждения имеют все возможности для поддержки новых технологических сфер Саудовской Аравии. Университеты и исследовательские организации в Китае играют доминирующую роль в создании изобретений и патентов, связанных с ИИ и глубокими нейронными сетями. Кроме того, китайская многонациональная технологическая компания Huawei не только обладает четкой стратегией в сфере искусственного интеллекта, предусматривающей инвестиции в исследования искусственного интеллекта и разработку глобальной экосистемы искусственного интеллекта, но также управляет проектами мобильной инфраструктуры 5G в регионе Персидского залива. Кроме того, Центральный банк Китая находится в процессе запуска цифровой валюты, которую он планирует распространить среди крупнейших банков страны и компаний, занимающихся финансовыми технологиями.

С другой стороны, участие Китая в сфере данных и технологий Саудовской Аравии вызовет беспокойство у правительства США и других союзников, учитывая тесную связь между данными, ИИ и интересами безопасности.

Действительно, безопасность, кажется, является движущей силой новых технологических организаций. Национальный информационный центр Саудовской Аравии, входящий в состав министерства внутренних дел, поможет скоординировать создание новых технологических организаций в ближайшие несколько недель. Новый руководитель центра Абдулла бин Шараф аль-Гамди ранее занимал должность заместителя председателя саудовской федерации кибербезопасности и программирования. Работу национального центра по управлению данными и технологиями ИИ также будут контролировать сотрудники разведки и министерства внутренних дел, в том числе советник по национальной безопасности начальника общей разведки и начальника государственной безопасности.

Китайские официальные лица рассматривают технологии искусственного интеллекта и глобальные коммуникационные сети в качестве основы экономической и военной мощи. Линия, разграничивающая интересы экономического сотрудничества и безопасности, в будущем станет еще более размытой.

Конечно, если Саудовская Аравия решит, что риски, связанные с работой с Китаем, слишком высоки, Эр-Рияд мог бы найти новых партнеров. Тем не менее многие представители американского и европейского технических сообществ по-прежнему обеспокоены социальным, политическим и внешнеполитическим положением вещей в королевстве.

В то же время Китай готовится к прыжку. В августе 2019 года компания Huawei запустила учебную программу в сфере 5G в сотрудничестве с министерством связи и информационных технологий Саудовской Аравии. И все это, несмотря на предупреждения со стороны официальных лиц США, указавших на проблемы безопасности, связанные с использованием технологий Huawei для развития мобильной инфраструктуры 5G.

Саудовская Аравия надеется, что передовые технологические компании быстро смогут повысить технологический потенциал страны. Тем не менее саудовским чиновникам придется ловко управлять участием Китая в технологических сферах Персидского залива, поскольку беспилотники и ракеты угрожают жизненно важным энергетическим объектам Саудовской Аравии. Эр-Рияд не может позволить себе оттолкнуть союзников, которые испытывают сильное чувство подозрения ко всему, что связано с китайским влиянием в регионе.

Источник — REGNUM

Трампа обвинили в предательстве союзников

Фото: Getty Images
Трамп выразил желание работать вместе по вопросу безопасности на северо-востоке Сирии

Президента США обвинили в предательстве союзников

В Конгрессе призывают Трампа не отказываться от поддержки сирийских курдов
Геннадий Петров

Заявляя о выводе солдат из Сирии, Дональд Трамп поддерживает имидж политика, выполняющего свои обещания.
Намерение Турции провести военную операцию в Сирии создаст серьезные проблемы для Дональда Трампа. Демократы обвиняют его в предательстве: в намерении «отдать Анкаре» американского союзника – курдскую группировку «Демократические силы Сирии» (ДСС).

Критику со стороны оппонентов вызвало заявление Белого дома о том, что американские солдаты будут выведены с северо-востока Сирии, где турецкие войска собираются провести свою операцию. Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси призвала президента «отменить это опасное решение». По ее словам, вывод войск накануне турецкой операции против курдских союзников Вашингтона продемонстрирует всем друзьям США, что американцы «более не являются надежными партнерами».

Противники решения Трампа есть и в рядах его однопартийцев. Лидер республиканского большинства в Сенате Митч Макконнелл заявил о том, что «поспешный вывод» американских войск из Сирии сыграет на руку «России, Ирану и режиму Асада». Сенатор-республиканец Линдси Грэм пошел еще дальше и заявил о необходимости в случае турецкой операции против сирийских курдов ввести ограничительные меры против Анкары, в числе которых приостановка ее членства в НАТО. По его словам, уже готовится соответствующий двухпартийный законопроект.

С угрозами в адрес турок выступил и сам Трамп. В эфире телеканала Fox News он пообещал Анкаре «большие неприятности», если кто-нибудь из 50 американских солдат, находящихся на северо-востоке Сирии, будет убит или ранен. Таким образом, турецкая операция в регионе не начнется до полного вывода американских войск оттуда. Когда он произойдет, пока неясно.

Как сообщил во вторник пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, США пока не уведомили Россию о выводе американских войск. «Вы знаете, что были разные заявления о выводе войск из различных частей мира, которые не находили своего подтверждения. Поэтому мы очень внимательно наблюдаем за развитием ситуации», – цитирует РИА Новости Пескова.

Между тем само вторжение в курдские регионы с целью создания зоны безопасности президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган анонсировал еще 5 октября. О первом турецком авиаударе по базе ДСС сообщил 7 октября ливанский телеканал Al-Mayadeen. Показательно, что атака произошла за день до того, как Великое национальное собрание (парламент) Турции должно было на своем заседании продлить мандат турецких военных на ведение операций в Сирии и Ираке. Таким образом, Эрдоган рассматривает атаку на позиции курдов как дело решенное и не намерен от нее отказываться, несмотря на позицию американских конгрессменов.

Главный научный сотрудник Института США и Канады Владимир Васильев в беседе с «НГ» отметил, что американские политики, реагируя на операцию Турции против курдов, руководствуются своими интересами, имеющими отношение к избирательной кампании – 2020. «Демократы действуют против Трампа по принципу: если он сказал одно, надо сказать противоположное. Если он заявил о выводе американских войск из Сирии, надо критиковать это решение, выставить президента некомпетентным и несостоятельным руководителем», – сказал он.

В свою очередь, Трамп, по мнению Васильева, поддерживает имидж политика, выполняющего свои обещания. Действующий президент говорил о необходимости вывести американские войска из Сирии в ходе предвыборной кампании 2016 года. Кроме того, Трамп руководствуется интересами государственного бюджета. «Бюджетный дефицит в США составляет 984 млрд долл. У государства нет столько денег, чтобы разбрасываться миллиардами на войну в Сирии. Поэтому администрация Трампа ищет, где можно сэкономить», – полагает эксперт.

Трамп фактически дал санкцию на турецкую операцию в Сирии, в том числе для того, чтобы наладить отношения с Эрдоганом и получить тем самым дополнительные выгоды для американской экономики. Как считает Васильев, на Трампа большое впечатление произвела активизация контактов Москвы и Анкары в области торговли оружием, в частности покупка турками российских комплексов С-400.
По мнению эксперта, американских санкций против Турции не будет, даже если Грэму удастся получить поддержку в Конгрессе. Ведь последнее слово в вопросе, наказывать или нет ту или иную страну, принадлежит исполнительной власти. Таким образом, президент США имеет возможность затормозить введение санкций.

Вместе с тем Васильев предостерегает от попыток трактовать действия США как отказ от сотрудничества с ДСС. «Операция поддержки курдов финансируется по секретным статьям Пентагона. Не исключено, что с выводом американских войск во взаимоотношениях ДСС и США ничего реально не изменится. Может быть, по линии секретных мероприятий американцы курдов не бросят. Кроме того, возможно, что ДСС будут поддерживать вопреки распоряжению Трампа», – считает эксперт.

Источник — ng.ru

Вашингтон дал Анкаре добро на операцию против курдов

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ

7 окт. 2019

В ночь на 7 октября Белый дом заявил, что американские военные больше не будут находиться в непосредственной близости от тех районов, которые планирует взять под контроль турецкое командование. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 7 октября заявил, что ВС его страны полны решимости приступить к наступлению. Курды называют последние события не чем иным, как повторением ситуации с Кипром.

Заявлению о сдаче северо-восточных районов США предшествовала телефонная беседа президента Дональда Трампа с Эрдоганом. «После переговоров начался процесс вывода войск, – сообщил сам турецкий лидер. – Сейчас наши компетентные органы ведут работу в этом направлении. Господин Трамп раньше приказывал вывести войска, но выполнение приказа задерживалось».
Что касается новой военной операции в Сирии, то Эрдоган отметил: «Турция настроена решительно, поскольку террористическая угроза в отношении нашей страны для нас неприемлема». Турецкая сторона по-прежнему рассматривает курдские отряды народной самообороны (ОНС), которые составляют основу поддерживаемого США альянса «Демократические силы Сирии» (ДСС) и фактически контролируют северо-восток как террористов.
Курды обещали ответить на новую военную операцию турок «тотальной войной». В разговоре с «НГ» член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев подтвердил, что у сил Сирийского Курдистана нет иного выбора, кроме как занять оборону. «Турция мстит курдам за сокрушение ИГ («Исламское государство», запрещено в РФ. – «НГ»), поскольку с его помощью она строила далеко идущие планы. Сейчас она пытается реанимировать проект ИГ», – уверен Патиев. По его словам, задача турецкого командования – занять территории от провинции Идлиб до провинции Дейр аз-Зор. «Это повторение истории с Кипром, который был разделен на Турецкую республику Северный Кипр и собственно Кипр, – полагает собеседник «НГ». – В нашем случае речь идет о создании Турецкой Республики Северная Сирия».

Пресс-служба Кремля 7 октября уже предостерегла сирийских игроков от любых действий, которые могут повредить процессу урегулирования. «Мы знаем, что открываются определенные перспективы, понимаем, что путь предстоит очень долгий и сложный. Но сейчас, когда закончилось формирование Конституционного комитета Сирии, когда намечены уже сроки проведения (его заседания. – «НГ»), очень важно воздерживаться от любых шагов, которые могут навредить делу сирийского урегулирования», – приводит ТАСС слова пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова. Впрочем, трудно отрицать, что потенциальный переход северо-восточных районов республики в руки Анкары был бы удобен Москве: турецкая сторона для нее выглядит более договороспособным игроком, чем американцы.

Влиятельный турецкий эксперт Али Озкок со ссылкой на свои источники сообщил «НГ», что сформированная под эгидой Турции оппозиционная Сирийская национальная армия (СНА) перебросит 4 тыс. боевиков для захвата города Тель-Абъяд и 6 тыс. – для Рас-эль-Айна на северо-востоке Сирии. В этих населенных пунктах проживает арабское население, и трудностей у турецких сил быть не должно. «Так или иначе, эти районы не являются проблематичными: многие члены местных арабских племен живут в Турции на правах беженцев, – говорит Озкок. – Кроме того, Турция вербовала людей для многочисленных подразделений Свободной сирийской армии (оппозиционная коалиция, на основе которой была сформирована СНА. – «НГ») из этих самых регионов». Это означает, что многие бойцы Свободной сирийской армии возвращаются в свои дома и уже знают потребности местного населения, говорит эксперт.

«После войны в Ираке 2003 года следует понимать: арабские племена, в частности, могут быть очень прагматичными с точки зрения лояльности, – подчеркивает Озкок. – Турция давно поддерживает тесные отношения с арабскими клановыми структурами, особенно в Манбидже и Тель-Абъяде». Аналитик, однако, констатирует конфликт между курдскими формированиями и арабскими кланами. «Арабские племена считаются особо консервативными, что противоречит левой, радикально-феминистской ориентации ОНС, – утверждает Озкок. – Кроме того, в последние годы ОНС пыталась навязать свою идеологию в системе образования, что многие арабы рассматривали как процесс отчуждения и утрату арабского характера Сирийской Арабской Республики». Эксперт обращает внимание на то, что недовольство среди арабов вызвал и набор рекрутов в ДСС. Альянс, воевавший с ИГ, пытались сделать этнически смешанным.

Впрочем, не все эксперты согласны с тем, что северо-восток Сирии ждет реальная операция под эгидой Турции. «На мой взгляд, речь идет о деэскалационном сценарии: американцы неспешно отошли ровно из той зоны, которую трижды патрулировали с турецкими ВС, – заявил «НГ» эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. – Вероятно, ее действительно займет оппозиция, но составленная из отрядов, в которых большую часть составляют уроженцы именно этой местности: их давно готовили на севере провинции Алеппо. Не исключено, что в перспективе турки продвинутся и дальше, но тоже по подобному «спокойному» сценарию. Лакмусовой бумажкой здесь служит ситуация в Камышлы (политическая столица Сирийского Курдистана. – «НГ»), и именно она будет влиять на судьбу боевиков ИГ, содержащихся в тюрьмах ДСС».

Источник — ng.ru