США так и не начали вывод войск из Сирии

Selen Temizer,Levent Tok,Ülviyya Amuyeva 

АА

США до настоящего времени так и не приступили к выводу своих военных из Сирии, несмотря на то, что этот процесс должен был начаться еще в середине марта. 

На территории Сирии сегодня находится до двух тысяч американских военнослужащих.

Президент США Дональд Трамп в декабре 2018 года заявил, что борьба с террористами ДЕАШ, которые являются единственной причиной присутствия американских войск в Сирии, уже завершена. Тем не менее, Трамп под влиянием своих советников по национальной безопасности сообщил, что США выведут военных из Сирии постепенно. При этом в Белом доме не стали раскрывать детали и называть сроки вывода американского контингента из Сирии.

11 февраля глава Центрального командования ВС США (CENTCOM) генерал Джозеф Вотел заявил, что вывод американских войск из Сирии начнется в ближайшие недели. Генерал заверил, что первые шаги в этом направлении будут сделаны не позднее середины марта. 

22 февраля представитель Пентагона майор Шон Робертсон сообщил, что Соединенные Штаты оставят несколько сотен своих солдат на северо-востоке Сирии в составе международных сил. Кроме того, американские военные останутся и на базе Эль-Танф на юге Сирии. 

По данным информированных источников в Сирии, США так и не начали вывод своего контингента из этой страны, несмотря на то, что срок, названный Вотелом, уже истекает. 
Напротив, США дважды – в начале и конце февраля — отправили 300 фур с военной техникой в подконтрольный террористам YPG/PKK район Сирии.

Агентство «Анадолу» четвертого февраля сообщало, что на склады в сирийских районах Хараб Ишк и Сыррин доставлены бронетехника, генераторы, строительная техника. 

Позднее представители американских властей заявили о намерении продолжить поддержку YPG/PKK в Сирии. 

Госсекретарь США Майк Помпео 20 февраля сообщил, что США продолжат борьбу с ДЕАШ и намерены сотрудничать с местными силами, имея в виду YPG/PKK. 

12 марта стало известно, что в проекте бюджета Пентагона на 2019 финансовый год предусмотрены расходы в размере 550 миллионов долларов на обучение отрядов «Сирийских демсил» (СДС, костяк составляют террористы PYD/PKK) и подготовку «сил по защите границ» Сирии. 

Война в Сирии началась в марте 2011 года, когда мирные демонстрации протеста переросли в вооруженный конфликт после того, как военные открыли огонь по демонстрантам. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), за годы конфликта в Сирии 6,6 миллиона человек стали вынужденными переселенцами, 5,6 миллиона — беженцами. 
https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%81%D1%88%D0%B0-%D1%82%D0%B0%D0%BA-%D0%B8-%D0%BD%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D1%87%D0%B0%D0%BB%D0%B8-%D0%B2%D1%8B%D0%B2%D0%BE%D0%B4-%D0%B2%D0%BE%D0%B9%D1%81%D0%BA-%D0%B8%D0%B7-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B8-/1421480

Болтон: Угроза ДЕАШ сохраняется

АА

Террористическая организация ДЕАШ все еще представляет угрозу для международной безопасности, группировка сохраняет разрозненное присутствие в Сирии, Ираке и других регионах мира. Об этом в эфире ABC заявил советник Белого дома по национальной безопасности Джон Болтон.

«Мы знаем, что боевики ДЕАШ по-прежнему разбросаны по Сирии и Ираку, и что ДЕАШ появляется в других частях мира. Угроза ДЕАШ сохраняется», — заявил Болтон.

Болтон также прокомментировал решение администрации Дональда Трампа на неопределенный срок оставить в Сирии около 400 американских военнослужащих. По его словам, «решение было частью признания того, что ДЕАШ может восстановить свои позиции». 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B1%D0%BE%D0%BB%D1%82%D0%BE%D0%BD-%D1%83%D0%B3%D1%80%D0%BE%D0%B7%D0%B0-%D0%B4%D0%B5%D0%B0%D1%88-%D1%81%D0%BE%D1%85%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%8F%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%8F/1414417

Конфликт в Кашмире вышел в море

Противостояние между Дели и Исламабадом расширяет географию

Конфликт Индии и Пакистана, поставивший две страны на грань новой войны, переходит в войну нервов. К продолжающемуся в Кашмире противостоянию в воздухе и на суше добавилась морская составляющая. Военно-морские силы Пакистана вчера сообщили о пресечении попытки проникновения в территориальные воды страны индийской подлодки. В свою очередь, главком ВМС Индии Сунил Ланба предупредил: террористы намерены расширить ареал своих действий и помимо нападений в Кашмире готовят атаки с моря. При этом возможность посредничества мировых держав в конфликте с Исламабадом, включая участие в нем России, Дели категорически отвергает. Как пояснил «Ъ» посол Индии в Москве Бала Венкатеш Варма, «даже если посредничество будет предложено, Дели его не примет».

Противостояние Индии и Пакистана вдоль так называемой линии контроля в разделенном между двумя государствами Кашмире не ослабевает. О новом инциденте, происшедшем во вторник, сообщил официальный представитель Минобороны Индии Девендер Ананд. «Пакистан открыл ничем не спровоцированный огонь из минометов и огнестрельного оружия в районе Ноушера штата Джамму и Кашмир. Индийская армия дала решительный и действенный ответ»,- заявил военный.

Днем ранее индийские СМИ со ссылкой на источники в Минобороны распространили информацию еще об одном обстреле из минометного и стрелкового оружия в секторе Акнур Джамму и Кашмира, который велся с пакистанской территории.

Кроме того, в понедельник Су-30 ВВС Индии сбил в северном штате Раджастан беспилотный летательный аппарат, запущенный с территории Пакистана. По версии Дели, пакистанский дрон нарушил воздушное пространство страны в районе города Биканер, где и был уничтожен.

В целом за последнюю неделю вдоль линии контроля в Кашмире было зафиксировано более 60 случаев нарушения режима прекращения огня. Сообщается о четырех жертвах среди мирного населения с обеих сторон, несколько человек получили ранения.

Выступая на пресс-конференции в Дели, главком ВВС Индии Бирендер Сингх Дханоа официально признал: воздушные операции в Кашмире «еще продолжаются».

Подтверждением сохраняющейся напряженности стало и обнародованное вчера решение авиационных властей Пакистана продлить запрет на полеты в своем воздушном пространстве до 6 марта. Уведомление об этом было опубликовано во вторник на сайте Управления гражданской авиации.

Таким образом, происшедшая 1 марта передача Дели индийского летчика, командира звена ВВС Индии Абхинандана Вартхамана, сбитого 27 февраля в Кашмире во время воздушного боя между индийскими и пакистанскими ВВС и попавшего в плен, пока не привела к деэскалации конфликта.

Ситуация в Кашмире стала главной темой состоявшегося в воскресенье в Дели заседания Совета национальной безопасности Индии, проходившего под председательством премьер-министра Нарендры Моди. В совещании приняли участие ключевые министры силового и экономического блоков: глава МИДа Сушма Сварадж, министр обороны Нирмала Ситхараман, глава Минфина Арун Джетли, министр внутренних дел Раджнатх Сингх, а также советник премьер-министра по национальной безопасности Аджит Довал и первый замглавы МИДа Виджай Гокхале.

Подробности обсуждения не разглашаются. Тем не менее уже после совещания, во вторник, командующий военно-морскими силами Индии адмирал Сунил Ланба сообщил: после мегатеракта в Кашмире, совершенного 14 февраля, террористы готовятся к новым нападениям. «Все вы стали свидетелями чудовищной атаки в штате Джамму и Кашмир. К нам поступают сведения, что боевики проходят подготовку для совершения новых атак, в том числе с моря»,- заявил главком индийских ВМС. В связи с этим адмирал Ланба заверил, что военно-морские силы Индии «готовы дать ответ на авантюры со стороны Пакистана во всех трех измерениях: в воздухе, воде и на суше, действуя вместе с армией и ВВС как единое целое».

Подтверждением того, что конфликт в Кашмире рискует перейти в область морского противостояния Индии и Пакистана, чреватого еще большими рисками, стало распространенное вчера заявление ВМС Пакистана, в котором говорится о предпринятой в ночь на вторник попытке некоей индийской подводной лодки войти в пакистанские воды: «ВМС Пакистана заставили индийскую субмарину уйти, успешно предотвратив ее вторжение. В целях сохранения мира мы не брали подлодку на прицел. Мы продолжим защищать морские границы Пакистана. Наши ВМС способны дать ответ на любую внешнюю агрессию».

В условиях сохраняющейся напряженности в отношениях между Индией и Пакистаном противоречивые оценки вызывает чувствительная тема возможного участия третьих стран в урегулировании конфликта. Агентство ТАСС со ссылкой на официального представителя МИД КНР Лу Кана сообщает о том, что Пекин поддерживает инициативу России выступить дипломатическим посредником между Индией и Пакистаном для деэскалации конфликта.

Напомним, что в прошлую пятницу по инициативе пакистанской стороны состоялся телефонный разговор главы МИД РФ Сергея Лаврова с министром иностранных дел Пакистана Шахом Махмудом Куреши. По итогам беседы МИД РФ распространил сообщение, в котором говорится: «Выражена готовность Москвы содействовать деэскалации напряженности и безальтернативность урегулирования любых разногласий между Исламабадом и Нью-Дели политико-дипломатическими средствами». Это заявление было интерпретировано как предложение Москвы выступить посредником между Дели и Исламабадом.

«Лавров предложил посредничество. Я не знаю о позиции Индии, но хочу сказать, что Пакистан готов принять предложение России о мирных переговорах»,- приводит слова Шаха Махмуда Куреши пакистанская газета The Dawn. Между тем индийская сторона встретила подобные сообщения с недоумением. «Хочу отметить три вещи,- заявил «Ъ» посол Индии в Москве Бала Венкатеш Варма.- Первое — никакого формального предложения о посредничестве мы не получали. Второе — даже если такое предложение поступит, мы его не примем. Третье — нам необходимо не посредничество, а действия со стороны Пакистана, которые создадут атмосферу для продолжения диалога».

Сергей Строкань
Газета «Коммерсантъ» №40 от 06.03.2019, стр. 6

Источник — коммерсант

Foreign Policy: Конфликт с Пакистаном свел с ума индийские СМИ

После ответного удара Индии в СМИ появилось множество неподтвержденных сообщений, предположительно просочившихся из так называемых высокопоставленных источников

Если Индия и Пакистан все же смогут урегулировать свой конфликт, индийские СМИ точно не будут иметь к этому никакого отношения, пишет Вайшнави Чандрашекхар в статье для издания The Foreign Policy.

После 14 февраля, когда в результате террористического нападения в Кашмире погибли более 40 индийских солдат, телевизионные и новостные каналы Индии возжаждали крови. Такие же настроения можно встретить и в индийских социальных сетях. Индия обвиняет Пакистан в том, что террористическое нападение было совершено подконтрольной ему группировкой боевиков.

«Мы хотим мести, а не осуждения… Настало время пролить кровь, кровь врагов», — заявил скандальный индийский журналист и ведущий новостей Арнаб Госвами. Когда жена одного из погибших индийских солдат Мита Сантра задалась вопросом, почему службы безопасности не смогли предотвратить нападение, и выступила за мирный диалог с Пакистаном, она столкнулась с резко негативной реакцией онлайн-сообщества. Некоторые обвинили ее в трусости, а другие заявили, что она не любила своего мужа.

Тем не менее комментарии отставных индийских генералов и дипломатов не были столь воинственными. Это является доказательством того, что к войне обычно призывают те, кто о ней ничего не знает. Прошло уже много времени с момента последних полномасштабных военных конфликтов между Индией и Пакистаном. Похоже, целое поколение граждан Индии не понимает реальной опасности военного столкновения.

Учитывая то, что в Индии, также как и в США, нет военной службы по призыву, то процент граждан Индии, проходивших воинскую службу, очень невелик. Среди элитных слоев общества этот процент еще ниже. Нынешние ведущие новостей знают, что такое террористические акты, однако мало кто из них, в силу своего юного возраста, мог бы вспомнить последствия настоящих войн с Пакистаном. Например, во время 22-дневного военного конфликта в 1965 году погибли 11 тыс. 500 человек, а война 1971 года привела к образованию Бангладеш. Помимо гибели людей, эти конфликты имели существенные негативные последствия для повседневной жизни и торговли всей Индии, а не только приграничных районов.

Негативную реакцию индийской общественности можно понять. Граждане Индии справедливо возмущены тем, что Пакистан укрывает террористические группы. Это большая проблема для Индии. Но безудержные военные призывы могут иметь опасные последствия. Такая риторика оказывает давление на правительство премьер-министра Индии Нарендры Моди, в котором и так немало политических ястребов. Подобная безудержная риторика подталкивает индийское правительство к ответным мерам, особенно на фоне предстоящих выборов.

Крайне тревожным фактом является то, что индийские СМИ, особенно телевидение, решили променять журналистский профессионализм на бульварную истерику. Известные журналисты отказались от своих притязаний на объективность, призвав в Twitter к ответным ударам по территории Пакистана. Один из ведущих новостей Гаурав Савант написал в Twitter, что Индия должна «наносить удары снова и снова». На индийское общество хлынул поток фейковых видео и изображений. Это не первый случай, когда индийские телевизионные каналы ведут себя безответственно. Во время терактов в Мумбаи в 2008 году новостные каналы организовали прямую трансляцию операции сил специального назначения, поставив под угрозу всю операцию.

После ответного удара Индии в СМИ появилось множество неподтвержденных сообщений, предположительно просочившихся из так называемых высокопоставленных источников. Разные индийские СМИ сообщали, что численность жертв варьируется от 300 до 600. Однако согласно данным агентства Reuters, ответный удар Индии нанес небольшой урон. Как отметил один из экспертов, индийские журналисты проявили высокую готовность транслировать «непроверенную, противоречивую и спекулятивную информацию», которая устраивала правительство.

Можно привести ряд вопросов, на которые индийские СМИ так и не смогли ответить. Где фотографии района, по которому Индия нанесла ответный удар? Кто именно подвергся удару? Был ли Пакистан готов к воздушному удару? Целесообразно ли было выступление премьер-министра Индии на митинге, организованном на следующий день после ответного удара ВВС Индии? Почему теракт 14 февраля не был предотвращен? Виновата ли в этом индийская разведка? Поскольку индийские СМИ всецело сосредоточились на поддержке войны, эти важные вопросы пришлось поднимать вдове молодого солдата.

Александр Белов

2 марта 19

Источник — regnum.ru

Иран: интервенты снимают маски

Противники Ирана допускают возможность военных действий. Для этого сколачивается альянс, в который, помимо арабских монархий, втягиваются европейские государства. Вместо уступок Тегеран наращивает боевую мощь и развивает экономику.

Страну тянут в прошлое

Весь февраль в Иране продолжалось празднование 40-летия Исламской революции. Для жителей это не просто юбилей далекого уже события. Память о революции до сих пор сплачивает иранцев. В ходе нее был свергнут режим шаха Пехлеви, являвшегося верным союзником Вашингтона. Прибрав к рукам сырьевые богатства страны, западные покровители монарха закрывали глаза и на чудовищное социальное расслоение, и на жестокий террор в отношении несогласных.

Нынешняя годовщина революции имела острый политический подтекст. Участники праздничных манифестаций не только вспоминали события 1979 года, но и возмущались попытками вернуть Иран в ненавистное прошлое. А такие попытки становятся все настойчивее. Вводимые США ограничения направлены на полное лишение страны доходов. Эта логика проста в своем изуверстве: довести народ до отчаяния и заставить его выступить против своей власти. Только этим можно объяснить беспрецедентные санкции, вступившие в силу в конце прошлого года. Затронув свыше семи сотен юридических и физических лиц, они вводят полную блокаду топливной, транспортной и банковской сфер. Странам мира запрещено торговать с Тегераном, иначе им самим придется столкнуться с санкциями.

Но и на этом нападки не закончились. В середине февраля минфин США расширил санкционные списки, внеся в них девять человек и две организации. Среди последних оказался Международный институт независимых мыслителей и работников искусства «Новые горизонты». Как утверждают в Вашингтоне, на организуемых им конференциях вербовались агенты и собирались разведданные.

Не дожидаясь вожделенных протестных выступлений, враги Ирана пытаются расшатать ситуацию кровавыми терактами. 13 февраля в провинции Систан и Белуджистан смертник направил заминированный автомобиль в автобус с военнослужащими. Погибли свыше 40 человек, включая находившихся поблизости мирных жителей. Преступление стало кульминацией других нападений, произошедших в этом же регионе.

29 января в городе Захедан от взрыва пострадали несколько полицейских, а 1 февраля боевики атаковали базу Корпуса стражей Исламской революции в Никшехре, убив одного и ранив пятерых военнослужащих.

Ответственность за все эти теракты взяла на себя группировка «Джейш аль-Адль»*. Она была создана бывшими членами «Джундаллы» — террористической организации, разгромленной в 2010 году. Лидера последней — Абдулмалика Риги — арестовали на борту самолета Киргизских авиалиний, когда он направлялся в Бишкек для встречи со спецпредставителем США по Афганистану и Пакистану Ричардом Холбруком. Преемница «Джундаллы» является такой же игрушкой в чужих руках. Как заявил недавно министр разведки Ирана Махмуд Алави, за организацией террористических групп у границ страны стоят спецслужбы США, Израиля и арабских монархий.

Антииранский шабаш

То, что руководство перечисленных стран вынашивает планы насильственной смены власти в Тегеране, доказала международная конференция по Ближнему Востоку. Она проходила 13-14 февраля в Варшаве и формально была посвящена обсуждению всех значимых проблем региона: от палестино-израильского конфликта до войны в Йемене. Однако США сделали все для его превращения в смотр враждебных Ирану сил. Королевский дворец в польской столице напоминал в те дни штаб по подготовке интервенции. Тон задавали сами Соединенные Штаты, представленные сразу двумя тяжеловесами — вице-президентом Майком Пенсом и госсекретарем Майком Помпео, а также Израиль в лице премьер-министра Биньямина Нетаньяху.

Впрочем, информационная канонада началась еще до открытия конференции. В Варшаву свезли иранских диссидентов со всей Европы, дав им задание изобразить «народ, жаждущий освобождения». Среди дирижеров толпы оказался личный адвокат Дональда Трампа, экс-мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани. Подхватив крики «Нет — умиротворению! Да — свержению!», он предложил объявить президентом Ирана Мирьям Раджави. Эта женщина возглавляет Организацию моджахедов иранского народа, ответственную за множество терактов и еще относительно недавно признававшуюся США и Евросоюзом одной из террористических группировок.

В самом дворце делались не менее шокирующие с точки зрения международного права заявления. Глава израильского правительства назвал главной целью встречи «продвижение общих интересов для войны с Ираном». Представители США избегали столь однозначных терминов, но суть их выступлений сводилась к тому же. «Нельзя добиться стабильности на Ближнем Востоке, не столкнувшись с Ираном, — уверял Помпео. — Необходимо больше санкций и больше давления!» В свою очередь Майк Пенс призвал страны мира «присоединиться к благородной цели противостояния кровавому режиму мулл», который «становится все более агрессивным».

Разумеется, конференция не ограничилась словесными выпадами. И хотя большинство заседаний велось за закрытыми дверями, можно выделить две главные задачи, которые ставили организаторы. Во-первых, это сколачивание «ближневосточного НАТО», о котором говорится давно, но реальные очертания которого проглядывают только сейчас. Впервые за много десятилетий арабские монархии пошли на открытый контакт с Израилем. В «Твиттере» Нетаньяху появилась видеозапись его переговоров с главами МИД Саудовской Аравии, Бахрейна и Объединенных Арабских Эмиратов. По ней можно судить о том, как дипломаты выражают поддержку израильским авиаударам по Сирии и говорят о необходимости совместной борьбы с Ираном.

Сам Нетаньяху назвал переговоры «историческим переломным моментом», демонстрирующим «единство в отношении общей угрозы». Не счел нужным скрывать своего удовлетворения и глава госдепа США. «Мы создаем новую коалицию, с помощью которой добьемся великих результатов», — хвастливо заявил он.

Вторая цель заключалась в давлении на Евросоюз. Напомним, ЕС выразил несогласие с выходом США из «ядерной сделки» и обещал приложить все силы для ее сохранения. В частности, еще до конца прошлого года планировалось создать специальный механизм взаиморасчетов (SPV), призванный уберечь сотрудничающие с Тегераном европейские компании от американских санкций. В реальности большинство корпораций ушли из Ирана, а правительства разводили руками, признаваясь в неспособности повлиять на крупный бизнес.

Лишь месяц назад власти Великобритании, Германии и Франции объявили о запуске инструмента для поддержки торговых расчетов (INSTEX). Он оказался весьма далек от первоначальных обещаний. Если SPV должен был стать общеевропейским механизмом и касаться широкого круга товаров, то его замена распространяется лишь на три указанные страны и затрагивает продовольствие и лекарственные средства. Которые, отметим, под санкции не подпадают.

Но даже этот суррогат официально не вступил в силу и неизвестно, заработает ли вообще. Евросоюз пошел на поводу у США, фактически обусловив продолжение сотрудничества с Ираном рядом жестких условий. Совет ЕС обвинил Тегеран в незаконных испытаниях баллистических ракет, создании напряженности на Ближнем Востоке, подрывной деятельности в самой Европе и потребовал немедленно пересмотреть политику. Чуть ранее тот же Совет впервые с 2015 года расширил санкции, включив в список террористических организаций одну из структур министерства разведки Ирана. Конференция в Варшаве должна была додавить ЕС, и эту цель можно считать достигнутой. Так, Великобритания присоединилась к антииранской декларации США, ОАЭ и Саудовской Аравии.

В Тегеране отвергают нападки, подчеркивая, что «болезненная зацикленность» Соединенных Штатов и их сателлитов угрожает стабильности на Ближнем Востоке. Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф отметил, что куда логичнее обвинять по вмешательстве не исламскую республику, а Вашингтон, который заполонил регион своими базами. Также, по его словам, в условиях саботажа «ядерной сделки» со стороны Европы Иран не сможет в одиночку нести бремя исполнения договора.

Двуглавая политика Кремля

Оказавшись перед дилеммой — капитулировать или продолжать сопротивление, Тегеран выбирает второй вариант. «Враги Ирана не смогут добиться своих целей, и страна продолжит идти тем же курсом, который был выбран 40 лет назад», — заявил президент Хасан Роухани. Он указал, что стране не нужно разрешения на то, чтобы укреплять оборону. Касается это, в том числе, ракетной программы. В феврале прошли испытания новой ракеты «Ховейзех», способной поражать цели на расстоянии до 1350 км, а также первый в истории страны пуск крылатой ракеты с подводной лодки. Спущена на воду новейшая субмарина «Фатех», а ВМС страны пополнились эсминцем «Саханд».

Отличительная особенность этих видов вооружений в том, что они от начала до конца спроектированы и построены иранскими специалистами. Проявить свои возможности корабли и подводные лодки смогут на учениях и в дальних походах. В марте начнется пятимесячная миссия иранского флота в Атлантическом океане, в конце февраля состоялись масштабные маневры ВМС в Индийском океане.

Несмотря на санкции, экономика не демонстрирует признаков краха. Этому способствует ее ускоренная диверсификация. За последний год экспорт сельскохозяйственной и пищевой продукции из Ирана вырос на 15 процентов, металлопродукции — на 12, цемента — на 10, одежды и текстильных изделий — на 28 процентов. Страна достигла практически полной продовольственной самообеспеченности.

Выстраиваемая Вашингтоном блокада дает явные сбои. Главный покупатель иранской нефти — КНР — лишь наращивает импорт сырья. Китайская государственная корпорация «Синопек» выступила с инициативой инвестировать 3 миллиарда долларов в нефтегазовую промышленность Ирана. Готовность укреплять сотрудничество была подтверждена 19 февраля, когда Китай посетила представительная делегация исламской республики. Отказываются присоединяться к режиму санкций и в Багдаде. Премьер-министр Ирака Адель Абдель Махди заявил о продолжении тесных экономических связей, включая импорт иранского газа и электроэнергии.

А вот Москва в столь сложное для Тегерана время заняла двойственную позицию. С одной стороны, она осуждает давление на Иран и отказалась участвовать в варшавском шабаше. С другой — эта поддержка отличается крайней непоследовательностью. «Роснефть» после введения антииранских санкций вышла из переговоров о совместной добыче нефти. Углубляются контакты Кремля с противниками Тегерана. Директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин посетил в январе Саудовскую Аравию, где был принят наследным принцем Мухаммедом бен Салманом. Арабские СМИ со ссылкой на источники в королевстве сообщили, что на переговорах обсуждалось сдерживание Ирана. В частности, Нарышкин предложил арабским странам более активно участвовать в достижении мира в Сирии и отметил, что Москва работает над снижением иранского влияния.

Информацию можно было бы посчитать газетной уткой, однако ее опровержения со стороны российских властей так и не поступило. То же самое касается визита в ОАЭ секретаря Совета безопасности Николая Патрушева, который, по данным тех же изданий, имел там беседы со схожей повесткой. 27 февраля состоялся визит в Москву Нетаньяху. По его словам, главная цель переговоров с Путиным — выдавливание Ирана из Сирии.

Израильские налеты на Сирию между тем продолжаются. Удары, нанесенные в конце января, оказались самыми массированными за несколько месяцев. Их целями стали полсотни объектов в провинциях Дамаск и Даръа. Под предлогом нейтрализации «иранской угрозы» израильская военщина уничтожает гражданскую инфраструктуру. Так, в результате обстрела провинции Кунейтра 11 февраля были разрушены больница и обсерватория.

Характерное для российской власти расщепление проявилось здесь в полной мере. Замминистра иностранных дел России Сергей Рябков в интервью американской телекомпании Си-Эн-Эн осудил авиаудары. «Но это не означает… что мы не должны заботиться о безопасности Израиля, — тут же уточнил он. — Для нас безопасность Израиля имеет первостепенное значение». Отвечая на вопрос, является ли Тегеран союзником Москвы, Рябков сказал, что «не стал бы использовать подобный термин». «Мы всего лишь сотрудничаем в Сирии», — добавил он. И подчеркнул, что «Москва… не поддерживает антиизраильские шаги со стороны Ирана».

Пока неизвестно, отречется ли Кремль от Тегерана трижды, как библейский апостол Петр. Но что подобная политика не красит официальную Москву, заявляющую о независимом курсе, можно сказать уверенно.

Сергей Кожемякин

Источник — Правда

Спикер парламента Кувейта заявил о недопустимости нормализации отношений с Тель-Авивом

Laith Joneidi,Hamdi Yıldız,Hicran İsmayılova

Google

Спикер парламента Кувейта Мерзук аль-Ганим выступил против нормализации отношений с Израилем.

Как заявил аль-Ганим на международной конференции на тему: «Иерусалим — вечная столица Палестины» в Аммане, нормализация отношений с Тель-Авивом недопустима с этической и политической точек зрения.

«Нормализация связей с Израилем – это харам [в шариате — запретные действия] с политической точки зрения. Это безнравственно», — сказал аль-Ганим.

По его словам, любое упоминание о диалоге с Тель-Авивом оскорбительно для арабов.

Спикер призвал участников конференции включить в проект итоговой резолюции пункт об отказе от нормализации связей с Израилем.

В работе двухдневной конференции участвуют спикеры парламентов 16 арабских стран.

Полувековая оккупация Иерусалима

Израильская оккупация Иерусалима, продолжающаяся уже полвека, после планов президента Дональда Трампа объявить город столицей Израиля вступила в новую фазу.

Израиль оккупировал Восточный Иерусалим пятого июня 1967 года. В 1980 году Кнессет принял законопроект, в соответствии с которым Израиль в одностороннем порядке объявил Иерусалим своей единой и неделимой столицей.

В ответ на это СБ ООН принял резолюцию за № 478, в которой осудил израильскую аннексию Восточного Иерусалима. Международное сообщество считает, что Восточный Иерусалим находится под израильской оккупацией.

Кроме того, ни одно государство не признает Иерусалим столицей Израиля. Посольства всех стран, признавших Израиль, находятся в Тель-Авиве.

США стали первой страной, признавшей Иерусалим столицей Израиля.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D1%81-%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D0%B5%D0%BC-%D0%BD%D0%B5%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%BC%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D0%B0/1408303

Израиль хочет избежать превращения Сирии во «фронт сопротивления»


© РИА Новости, Сергей Гунеев

Нетаньяху посетил Москву впервые после скандала с российским Ил-20

Визит премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в Россию стал первым с того момента, как в небе над Сирией был сбит российский самолет радиоэлектронной разведки и борьбы Ил-20. Его падение, произошедшее по вине сирийцев, едва не привело к ссоре между Москвой и Иерусалимом. Россия пока что остается для Израиля одним из важнейших игроков, в силах которого, как считают израильтяне, сдержать иранское усиление в Сирии. А то, что иранцы будут пытаться все глубже проникать в структуры республики, не вызывает сомнений.

Накануне визита Нетаньяху прояснил цели переговоров с Путиным в своем видеообращении. «В центре наших переговоров – закрепление Ирана в Сирии, – сказал глава израильского правительства. – Мы действуем против него, мы нападаем на его базы и будем продолжать действовать против него. Мы продолжим действовать до тех пор, пока иранцы не уйдут из Сирии, и, так как Иран угрожает уничтожить Израиль, мы не дадим ему обосноваться возле нашей границы». В беседе с главой российского государства Нетаньяху передал все опасения властей еврейского государства и пригласил Путина приехать в Иерусалим на открытие памятника жертвам блокады Ленинграда. Российский президент это приглашение принял.

В настоящее время внимание Израиля занимает вопрос боеготовности комплексов С-300. В местной прессе продолжают обсуждать данные спутниковой компании ImageSat International, согласно которым три из четырех расположенных в одной из частей Сирии установок находятся в вертикальном положении. Это свидетельствует о том, что они готовы к использованию сирийскими военными, делает вывод компания. «Установки, вероятно, работают», – говорится на официальном сайте ImageSat International. Аналитики, впрочем, отмечают, что эту информацию трудно верифицировать. Лояльная к официальному Дамаску пресса, кроме того, передает, что процесс обучения военных правительственной армии работе с С-300 еще не завершен.

Напомним, что Израиль пригрозил уничтожить российские комплексы в Сирии в том случае, если оружие будет использовано против его истребителей. Власти еврейского государства обращали внимание на то, что их не волнует, какой урон в связи с этим могут понести российско-израильские отношения.

«Думаю, обеспокоенность Израиля, связанная с Сирией и Ираном, заключается в желании Тегерана создать в Сирии второй «фронт сопротивления», – заявил «НГ» бывший спецпредставитель Госдепартамента США по политическому переходу в Сирии Фредерик Хоф. – Это бы переместило поле будущих битв между «Хезболлой» и Израилем в разрушенную Сирию из Ливана, где группировка пустила глубокие политические корни. Основная цель Ирана по-прежнему сосредоточена на защите и укреплении «Хезболлы». Превращение Сирии в поле будущей битвы направлено на то, чтобы сделать для Ирана и его ливанского «агента» две вещи: защитить Ливан от израильских атак и дать возможность «Хезболле» сохранить свой «сопротивленческий» имидж, периодически производя атаки из Сирии. Насколько я понимаю, Москва хочет, чтобы Сирия вернулась в атмосферу спокойствия, хоть и с Асадом. Тегеран придерживается иного взгляда на Сирию, который подразумевает, что «Хезболла» и другие образования, где доминирующее влияние оказывает Иран, периодически нападают на Голанские высоты и получают ответ со стороны Израиля, но это происходит именно в Сирии, а не в районе штаб-квартиры «Хезболлы» в Ливане».

Изначально поездка Нетаньяху в российскую столицу была намечена на 21 февраля, однако ее пришлось перенести в связи с политической ситуацией в еврейском государстве: все дело в досрочных парламентских выборах, которые пройдут уже 9 апреля.

Партия израильского премьера «Ликуд» сейчас теряет свои позиции в социологических опросах. Впервые с момента объявления досрочного голосования она уступила первенство блоку «Кахоль-Лаван» («Бело-голубые», название – по цветам израильского флага), показывают социологические исследования Двенадцатого и Тринадцатого каналов израильского телевидения. Вероятно, если бы выборы состоялись сейчас, то «Кахоль-Лаван», о создании которого его руководители – лидеры партий «Хосен ле-Исраэль» («Стойкость Израиля»), «Еш атид» («Есть будущее») и ТЕЛЕМ Бени Ганц, Яир Лапид и Моше Яалон объявили только 21 февраля, мог бы претендовать на 36 мест из 120 в Кнессете. Эти данные одинаковы в опросах обоих телеканалов. Правящей же партии Тринадцатый канал предсказывает всего 26 мест, а Двенадцатый – 30. Такой же результат, кстати, «Ликуд» получил в 2015 году.
Игорь Субботин
27.02.19

Источник — независимая газета

Трудный союз. Смогут ли Россия и Турция договориться по Сирии



Владимир Путин и Реджеп Эрдоган на четырехстороннем саммите по Сирии. Фото: Abaca Press/ТАСС

Турция как партнер по урегулированию в Сирии ценна для России прежде всего тем, что имеет большое влияние на сирийскую оппозицию. Однако ближневосточная политика Турции выстраивается с учетом позиции не только России, но и США. Поэтому Москве придется пойти на дополнительные уступки Анкаре, чтобы Турция не начала слишком усердно защищать американские интересы в Сирии в надежде на какие-то бонусы от Вашингтона

Если судить по заявлениям российских и турецких властей, то сотрудничество двух стран в Сирии идет почти без разногласий. Сторонам удалось подготовить почву для полноценного межсирийского диалога, договориться о прекращении огня и размежевании гражданских лиц и террористов в Идлибе. По словам главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу, Москве и Анкаре «остается решить лишь вопрос о включении в список участников конституционного комитета Сирии нескольких имен».

Однако в реальности между двумя странами по-прежнему хватает противоречий. Турция сейчас пытается вернуть себе те позиции в регионе, которые она растеряла после начала сирийского кризиса в 2011 году. Турецкое руководство понимает, что вступать в открытую борьбу с Россией за влияние в Сирии было бы слишком рискованно, но в то же время президент Эрдоган не оставляет антиасадовскую риторику и угрожает в любой момент напасть на сирийских курдов.

Москва готова к компромиссам с Анкарой, но с учетом ее собственных планов и не ценой сотрудничества с Ираном.Для России важны связи Турции с сирийской оппозицией, которые очень пригодятся для будущего политического урегулирования. Но все это станет актуально, только если Эрдоган оставит свою мантру «Асад – террорист» и не ввяжется в какую-нибудь операцию против курдов, чтобы предъявить турецким избирателям победу накануне предстоящих в марте муниципальных выборов.

Легитимность за разговор с Асадом

Москве нужно, чтобы процесс политического урегулирования в Сирии получил безоговорочное признание мирового сообщества. Но этому могут помешать односторонние действия Турции против сирийских курдов – партии Демократический союз и ее вооруженного крыла Силы народной самообороны (СНС). Турки считают их ответвлением Рабочей партии Курдистана (РПК) и называют террористами.

Турция давно уже чувствует себя довольно свободно на севере Сирии. По словам Анкары, международное законодательство позволяет ей при наличии в соседнем государстве конфликта, угрожающего ее национальной безопасности, принимать меры вплоть до кратковременного вторжения в Сирию. Но по большому счету, действия Турции в Сирии не санкционированы ничем, кроме решений турецкого Совета безопасности и парламента. Поэтому, если Анкара начнет новую операцию на сирийской территории (а к ней уже все готово), Москве понадобятся более веские обоснования турецкого вторжения.

Чтобы найти их, Путин на январской встрече с Эрдоганом напомнил турецкому коллеге об Аданском соглашении о совместной борьбе с терроризмом, которое Анкара и Дамаск подписали в 1998 году. С тех пор к документу добавилось еще несколько протоколов и соглашений из той же области, причем последнее из них было подписано всего за пару месяцев до начала сирийского конфликта – в феврале 2011 года, и действует до сих пор.

Все эти документы фиксировали обязательства сторон по борьбе с Рабочей партией Курдистана. В 1990-х партия активно использовала приграничные территории Сирии – например, там укрывался ее лидер Абдулла Оджалан. Дамаск и Анкара договорились обмениваться информацией и совместно бороться с террористами, а главное – Турция получила право по горячим следам преследовать бойцов РПК на территории Сирии на глубину несколько километров.

То есть, апеллируя к Аданскому соглашению, Москва показывает, что готова попробовать легитимировать переход турками сирийской границы и убедить другие стороны, что турецкие военные находятся в соседнем государстве на основании какой-никакой, но законодательной базы. «Уверен, что это [соглашение] основа, закрывающая массу вопросов. И мы подробно объяснили это на переговорах [с Эрдоганом]», – сказал Путин на пресс-конференции 23 января.

Одновременно Россия предлагает Турции обдумать возможность возобновления контактов с Асадом и его администрацией. Ранее турецкие руководители уже признавали, что контакты с Дамаском у них остались, но либо опосредованные, либо на уровне силовых ведомств и только по наиболее оперативным вопросам.

В последние месяцы если не сам Асад, то члены его администрации все реже становятся мишенью для резкой риторики, звучащей из Анкары. В недавнем интервью турецким СМИ Эрдоган на вопрос о возможном диалоге с Дамаском и вовсе заявил: «Даже если речь идет о враге, нельзя сжигать все мосты».

Возможно, именно эту перемену в настроениях турецкой стороны уловили в Москве. Ведь от отсутствия официальных каналов для диалога с Сирией страдает и сама Турция. Несмотря на антиасадовскую риторику, в Анкаре понимают, что благодаря России ситуация в Сирии необратимо изменилась и сейчас было бы наивно ждать смены режима в Дамаске.

Возобновление диалога Анкары с Дамаском было бы выгодно Москве – это помогло бы улаживать их разногласия и сняло часть претензий Асада к Турции. Также возникла бы возможность найти компромисс по статусу северных областей Сирии. Россия заинтересована в единстве сирийской территории и не хочет появления там ни курдских квазигосударств, ни зон монопольного влияния Турции.

Американский прокси

Однако ближневосточная политика Турции выстраивается с учетом позиции не только России, но и США. Прямо перед недавним визитом Эрдогана в Москву глава его канцелярии Фахреттин Алтун дал интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира», где прямо заявил, что после ухода американских войск Анкара готова взять на себя защиту интересов США в Сирии. Но при условии, что США прекратят поддерживать действующие там отряды курдов. В начале февраля Эрдоган в очередной раз напомнил Вашингтону, что терпение Турции иссякает и если террористы (для турок это курды из СНС) не уйдут из города Манбиджа, то в ближайшие недели там начнется операция турецких войск.

Фактически Турция готова стать своего рода прокси США в Сирии и в таком статусе сотрудничать с Россией по вопросам урегулирования. Для России это может быть неплохим вариантом, потому что она, с одной стороны, не признает легитимным присутствие американских войск в Сирии, но с другой – не может позволить себе совсем не считаться с мнением Вашингтона.

Однако такой вариант также означает, что Москве придется идти на дополнительные уступки Анкаре, чтобы Турция не начала слишком усердно защищать американские интересы в Сирии в надежде на какие-то бонусы от Вашингтона. А риск, что в ближайшее время США будут с новой силой давить на Россию напрямую или через союзников, очень высок. Связано это и с разногласиями по поводу ДРСМД, и с тем, что, выполняя обещание уйти из Сирии, Трамп совсем не хочет терять остающиеся там рычаги влияния.

Стройка для Турции

Туркам, конечно, не требуется публичное разрешение России на военные действия на севере Сирии, но вряд ли операция будет проводиться без консультаций с Москвой. Поэтому в начале февраля глава МИД Турции Чавушоглу обсуждал эти вопросы в Вашингтоне, а 14 февраля ту же тему затронули Путин, Эрдоган и Рухани на саммите в Сочи.

От этой дежурной встречи никто не ждал прорывов, но в череде публичных заявлений Эрдогана про Асада и борьбу с террористами прозвучали два важных момента. Он сам напомнил о словах Путина об Аданском соглашении и заявил, что «смотрит в будущее с учетом этого». То есть дал понять, что прямой диалог между Анкарой и Дамаском возможен.

Также Эрдоган объяснил, как Турция видит зону безопасности на севере Сирии. Цель Анкары – создать условия для возвращения туда беженцев, но «сирийцам нельзя жить в палатках», поэтому надо «создать зону безопасности и построить там дома». Речь, таким образом, идет о турецких строительных проектах в Сирии, для реализации которых из приграничной зоны требуется выгнать курдов.

Трудно сказать, насколько реальную угрозу представляют отряды курдов для Турции, ее границ и суверенитета. То, что все курдские организации региона в той или иной степени связаны друг с другом, очевидно. Но это не означает, что сирийские курды – плоть от плоти РПК.

По большому счету, Турции требуется отодвинуть курдов подальше на юг от своих границ и заполнить эти территории лояльным арабским населением. При этом Анкара рассчитывает, что ее арабские ставленники пригласят турок застраивать жильем и инфраструктурными объектами север Сирии. Ранее сам Эрдоган говорил, что в любую минуту может приступить к возведению микрорайонов в приграничных городах. Однако это возможно лишь при полной стабилизации Сирии, когда Дамаску начнут выделять деньги на восстановление. А это, в свою очередь, требует полного взаимопонимания и четких договоренностей между другими странами-гарантами.

Будущее новой Сирии

Анкара как партнер ценна для Москвы прежде всего тем, что имеет большое влияние как на вооруженную сирийскую оппозицию – Сирийскую свободную армию, так и на «правительство Сирии в изгнании» – действующую в Стамбуле Национальную коалицию оппозиционных и революционных сил Сирии (НКОРС). За последние восемь лет Турция вложила в эту организацию немалые средства в расчете на то, что Оппозиционная коалиция получит места во властных структурах новой Сирии. На последнюю встречу в Астану ездил один из руководителей коалиции Ахмед Тоума, а бывший глава НКОРС Ахмед аль-Джарба был среди организаторов первого раунда межсирийских переговоров в Женеве и поддержал сирийский конгресс в Сочи в 2018 году.

Вооруженные формирования Сирийской свободной армии в их нынешнем виде не могут быть включены в процесс урегулирования, однако Оппозиционная коалиция могла бы стать политической надстройкой, объединяющей разрозненные группы оппозиции. Препятствием, однако, может оказаться слишком пестрый состав коалиции, куда входят представители различных провинций, влиятельных групп и кланов. В интересах Москвы добиться, чтобы Анкара склонила Оппозиционную коалицию к сотрудничеству со странами-гарантами и минимизировала все внутренние разногласия.

Есть и другая проблема. Многие участники Оппозиционной коалиции – сторонники «Братьев-мусульман» и их идеологии. Для Дамаска включение «Братьев» в послевоенную реальность недопустимо. И если Турция и оппозиционеры будут на этом настаивать, то это серьезно усложнит урегулирование, в котором так заинтересована Москва. России не нужны дополнительные трудности в работе Конституционного комитета Сирии и продвижении астанинских и сочинских инициатив. Так что в перспективе вопрос об участии «Братьев-мусульман» в сирийском транзите может поставить под сомнение весь процесс урегулирования.

России и Турции также еще предстоят нелегкие переговоры по поводу местного руководства в сирийских регионах. Рано или поздно, если не произойдет ничего экстраординарного, Турция проведет операцию к востоку от Евфрата и начнет назначать своих ставленников в провинциальные советы, управы и муниципалитеты. Очевидно, что далеко не все турецкие кандидаты понравятся Дамаску и Москве.

От правильного подбора людей на местах будет во многом зависеть успех российско-турецко-иранской стратегии урегулирования. С Ираном у России здесь разногласий меньше, чем с Турцией, которая пока не согласна видеть ни в Дамаске, ни на местах проасадовских функционеров. Соответственно, Москве предстоит убедить Анкару в том, что Сирия пока находится на слишком ранней стадии транзита, чтобы можно было кого-то исключать.

В ожидании полноценных выборов временные места в регионах должны поделить между собой сторонники Асада, оппозиция, протурецкие и проиранские силы. Одновременно Москве придется убедить и Дамаск в том, что Асад не может назначить своих людей во все регионы страны. За время войны на местах появились новые авторитетные лидеры, которые в предвыборный период будут поддерживать своих кандидатов, и с самого начала вступать с ними в конфликт непродуктивно.

Есть надежда, что Путин и Эрдоган найдут компромисс по Сирии. Два президента доказали, что способны договариваться даже после серьезнейших кризисов, грозивших разрывом дипотношений. Сейчас для них наступил этап напряженной торговли по-восточному. Им предстоит договориться о масштабах турецкого вторжения на север Сирии – будет ли там создана широкая зона безопасности (около 30–35 км), как предлагают Эрдогану США, или полоса с минимальным углублением, гарантирующая безопасность Турции, а также под чьим контролем будет эта зона.

Также надо определиться с Идлибом, где Турция, судя по оперативной обстановке, не справляется со своими обязательствами по обеспечению режима прекращения огня. Не исключено, что дело кончится тем, что Турция отдаст партнерам по Астане право разобраться с боевиками «Хайят Тахрир аш-Шам» в Идлибе в зоне своей ответственности, а взамен получит большую свободу действий на севере Сирии.

https://carnegie.ru/commentary/78405

Что стоит за демаршем министра иностранных дел?

google

Когда стали поступать сообщения о том, что министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф подал в отставку и принес в своем блоге в социальных сетях извинения перед иранским народом «за все недоработки, которые произошли за то время», когда он был министром, мы решили не спешить комментировать это важное событие. Важное не только для Ирана, но и всего Ближнего Востока.

59-летний Зариф — опытнейший иранский дипломат. Служил послом Ирана в ООН и стал министром иностранных дел в 2013 году после того, как был избран на свой пост президент Хасан Рухани. Есть сведения, что он участвовал в неформальных переговорах между Ираном и США в период боевых действий американцев против режима талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане. Однако главным его дипломатическим достижением на посту главы МИД Ирана можно считать заключение в 2015 году ядерного соглашения, известного как Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), что создавало шансы для страны начать возрождение экономики и выйти из международной политической изоляции. Зарифа позитивно встречали на Западе, где его воспринимали как умеренную фигуру в иранском руководстве, с которой «можно договориться и которая желает договориться». И не его вина, что после известных решений Вашингтона о выходе из ядерного соглашения события стали развиваться по иному сценарию.

Но итогом является то, что министру иностранных дел все чаще и чаще приходится вступать в жесткую политическую схватку с политическими оппонентами. В последний раз, месяца два-три назад, когда он схватился с Корпусом стражей революции (КСИР) из-за коррупционных дел, стало казаться, что удержаться на послу главы МИД ему не удастся. Однако пронесло. Зариф тогда признал факт внутренней напряженности и заявил, что на данном этапе «внутренняя сплоченность важнее, чем хлеб и вода». Правда, ставшие вдруг сейчас словоохотливыми некоторые депутаты иранского парламента, в частности, член комитета по национальной безопасности и внешней политике Джавад Карими Годуси, сообщают, что, оказывается, министр 13 раз обращался с просьбой об отставке, которую не принимали. По словам Годуси, «примерно два месяца назад Зариф уединился у себя дома на девять дней и не ходил на работу, ожидал, что ему позвонят Рухани и глава администрации президента Ваези, но они не позвонили».

Исходя из этого, некоторые эксперты стали рисовать образ Зарифа как «капризного, самолюбивого человека». Сейчас депутат Годуси утверждает, что отставка министра уже принята, хотя на момент подготовки этой статьи официального подтверждения еще не было. Deutsche Welle со ссылкой на заявление администрации президента Ирана, утверждает, что «отставка Зарифа отклонена». Гром прогремел, молния блеснула — и обозначился фактор международного эффекта: Запад в большинстве своем воспринял сообщение об отставке Зарифа как политическую победу консервативных кругов в Иране и соответственно отреагировал на демарш министра. А некоторые аналитики снова обратились к теме «неминуемого» острого кризиса в высшем руководстве страны, где разворачивается острая борьба между теми, кого традиционно именуют «реформистами-технократами» и «консерваторами».

Обозначим то, что лежит на поверхности. Иранское агентство Fars утверждает, что в этот раз причиной заявления Зарифа об отставке стало то, что он не был проинформирован и приглашен на встречу с прибывшим в Тегеран президентом Сирии Башаром Асадом. Определенную правдоподобность данной версии придает то, что Асад с момента начала сирийского кризиса только второй или третий раз выбрался за границу, на сей раз в Иран, для чего должны были быть серьезные причины. Если Зариф действительно об этом не был извещен, это является признаком проявления к нему со стороны определенных кругов в руководстве страны, как утверждает иранский информационный портал Entekhab, «утраты политического доверия в качестве министра иностранных дел». И тогда уже возникает вопрос о причинах такого к нему отношения.

Возможно, глава МИД Ирана предлагал свой сценарий выстраивания отношений с США по ядерной программе, что встретило не только жесткое сопротивление со стороны так называемых консервативных кругов, но и разногласия с президентской канцелярией. Впрочем, вопрос о том, стоит ли ожидать изменений во внешнеполитическом курсе Тегерана остается пока открытым. По мнению The Associated Press, даже заявление Зарифа об отставке ослабляет позиции Рухани, который в последнее время все больше и больше сталкивается с растущим политическим давлением со стороны сторонников жесткой линии в правительстве, недовольных ухудшением из-за санкций состояния экономики страны. Что будет дальше?

Станислав Тарасов

Источник — REGNUM

Реабилитации режима Асада мешает раскол в Персидском заливе

Первый европейско-арабский саммит выявил частичный консенсус по Ирану

Лига арабских государств (ЛАГ) и Евросоюз впервые провели совместный саммит, в центре внимания которого находились вопросы, связанные с обменом разведданными о потенциальных террористах и, конечно, с ситуацией в Сирии. Как свидетельствуют переговоры в египетском Шарм-аль-Шейхе, среди европейских игроков и стран Персидского залива есть консенсус по поводу иранского влияния на военные события в регионе. Впрочем, вопрос с возвращением Сирии в ЛАГ пока висит в воздухе. В основном из-за отсутствия единства в самом Персидском заливе.

Выступая в Шарм-аль-Шейхе, король Саудовской Аравии Сальман призвал Евросоюз скоординировать усилия для противодействия иранской экспансии в регионе.

«Политика иранского режима, поддержка вооруженных группировок, агрессия и вопиющее вмешательство в дела других стран требуют единой международной позиции, чтобы заставить (его. – «НГ») следовать принципам добрососедства, международного права и положить конец ядерной и ракетной программам», – сказал глава саудовского правящего дома. Он указал на важность «совместных шагов для противостояния терроризму и его финансированию». Встреча на юге Синайского полуострова прошла под лозунгом «инвестиции в стабильность», однако речь на ней шла о вопросах военных и политических.

Как отметил в разговоре с журналистами телеканала Al-Arabiya генсек ЛАГ Ахмед Абу аль-Гейт, в Европе прекрасно понимают, что Ирану нужно помешать в реализации его региональных амбиций. Общеизвестно, что Исламская Республика пытается глубоко интегрироваться в военную, политическую и даже этническую структуру Сирии. Это вызывает обоснованные опасения у геополитических соперников Тегерана. «На протяжении последнего года представители иранского руководства говорили, что они управляют принимаемыми арабами решениями через четыре арабские столицы, – отметил генсек. – Сейчас Иран пытается распространить свою гегемонию и влияние на Средиземноморье через Персидский залив, Ирак, Сирию и Ливан. Он продолжает продвигать свою позицию, однако ему надо поменять этот курс и свою политику». Аль-Гейт добавил, что в ЕС привержены «ядерной сделке», но мириться с таким поведением Ирана никто не будет.

Источники британского издания Middle East Eye сообщают, что результатом встречи европейских и арабских лидеров в Шарм-аль-Шейхе стали договоренности относительно обмена разведданными о предполагаемых членах террористических организаций. Это, вероятно, усилит контакты Европола с правоохранительными органами стран Ближнего Востока и Северной Африки. Middle East Eye уточняет, что страны ЕС и ЛАГ договорились в некоторых случаях делиться информацией даже об этнической принадлежности, политических и религиозных убеждениях, генетических данных потенциальных преступников и даже сведениями, которые касаюется их половой жизни. Соглашения, как уточняется, вписываются в кампанию по борьбе с симпатизантами террористических группировок.

Что касается политического диалога, то Сирия была не единственным предметом для обсуждений. Страны ЕС и ЛАГ сосредоточились также на мирном процессе в Йемене и Ливии, где также продолжаются вооруженные конфликты. Европейские страны, как известно, взволнованы рисками усиления миграционного потока. Неменьший страх в них вызывают и недавние призывы американского президента Дональда Трампа забрать к себе всех содержащихся на территории Сирии боевиков радикальных формирований. Впрочем, ЕС и ЛАГ еще предстоит немало сделать, чтобы достичь консенсуса в этих вопросах. Как сообщил хозяин нынешнего саммита – президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, второй саммит Лиги и ЕС состоится в 2022 году в Брюсселе.

Как отмечают в экспертной среде, в настоящее время по вопросу возвращения Сирии в ЛАГ нет консенсуса даже среди стран Персидского залива. «Это связано с достаточно жесткой позицией Катара (внешнеполитические расхождения с соседями привели эмират в 2017 году к дипломатической блокаде. – «НГ»), который отказывается менять свой подход к участникам сирийского кризиса, – заявил «НГ» руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. – Даже Саудовская Аравия хотела бы видеть со стороны Дамаска конкретные действия, направленные на минимизацию иранского влияния в стране и вывод оттуда «Хезболлы» в качестве шага, предваряющего восстановление членства в ЛАГ».

Мнения стран ЛАГ и ЕС относительно дипломатической реабилитации режима Башара Асада при этом не совсем совпадают. «В ЕС все-таки ожидают политических преобразований (в Сирии. – «НГ»), пусть и формальных», – говорит эксперт.

Игорь Субботин
25.02.19

Источник — независимая газета

Эпоха Нетаньяху в Израиле подходит к концу?

АА

Лидеры ведущих оппозиционных партий Израиля «Хосен ле-Исраэль» и «Еш Атид» Бени Ганц и Яир Лапид объявили о создании предвыборного блока для участия в досрочных выборах в Кнессет (парламент), намеченных на апрель.

Объединение главных противников Биньямина Нетаньяху повысило вероятность скорой смены премьер-министра.

Нетаньяху, занимающий пост премьер-министра Израиля с 2009 года, готовится к самым трудным в своей политической карьере выборам.

Опросы общественного мнения еще до вчерашнего дня прочили победу на выборах девятого апреля действующему премьеру. Однако все изменилось накануне, когда лидер партии «Хосен ле-Исраэль», экс-начальник Генштаба ЦАХАЛ Бени Ганц и один из лидеров оппозиции, бывший журналист Яир Лапид объявили об объединении предвыборных списков.

Ранее Нетаньяху удавалось играть на противоречиях в рядах оппозиции, что позволило ему одержать победу на последних двух выборах.

Итоги опросов, проведенных после создания коалиции Ганц-Лапид, свидетельствуют о падении популярности Нетаньяху.

По итогам опроса, распространенным новостным порталом Walla News в начале недели, респонденты считают, что партия Нетаньяху «Ликуд» получит 31 мандат, партия Ганца — 19, а партия Лапида — 13.

Три других опроса, проведенных вскоре после объединения ведущих оппозиционных сил Израиля, сулят сторонникам Нетаньяху вторую по численности фракцию в Кнессете.

Разговоры о том, что две ведущие оппозиционные партии Израиля объединят свои списки в преддверии выборов, ходили давно.

После известия о создании предвыборного блока оппозиционных сил Нетаньяху перенес свою встречу с президентом России Владимиром Путиным.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%8D%D0%BF%D0%BE%D1%85%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%8C%D1%8F%D1%85%D1%83-%D0%B2-%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82-%D0%BA-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%86%D1%83/1400004

Пакистан меняет ближневосточную политику

Dr. Necmettin Acar,Ülviyya Amuyeva 

АА

|

Пакистан может отказаться от политики беспристрастности применительно к Ближнему Востоку и присоединиться к антииранской коалиции в тандеме с Саудовской Аравией и ОАЭ. Об этом сказал турецкий эксперт по вопросам безопасности и ближневосточной политики Неджеметтин Аджар. 

Эксперт отметил, что пакистанские СМИ пестрят заголовками о предстоящем визите наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана в Исламабад. 

По его словам, принц Салман, являющийся де-факто главой Саудовской Аравии, совершит двухдневный визит в Пакистан в рамках турне по странам Азии, которое начинается 18 февраля.

Пакистанские СМИ пишут, что в Исламабаде с волнением ждут визита наследного принца Саудовской Аравии, и при официальной встрече будет соблюден беспрецедентный дипломатический протокол, сказал Аджар.

По его словам, вопрос смены курса Пакистана, в частности его отдаление от Ирана и сближение с тандемом Эр-Рияд-Абу-Даби, актуализирует недавний визит в Исламабад наследного принца ОАЭ и подписание документов о сотрудничестве.

«Внимание мирового сообщества привлекли даты визитов наследных принцев Саудовской Аравии и ОАЭ в Пакистан. Теракты, совершенные в регионе за последнюю неделю, позволяют понять смысл этих визитов. В первом случае целью террористов стали индийские военнослужащие в штате Джамму и Кашмир, во втором — иранские военнослужащие в провинции Белуджистан. Атака на индийских военнослужащих привела к еще большей напряженности в отношениях Пакистана и Индии. А атака на иранских военнослужащих является первым признаком нового витка напряженности в отношениях между Тегераном и Исламабадом», — сказал Аджар.

Кроме того, эти визиты приобретают особый смысл с учетом того, что совершаются после антииранской конференции по Ближнему Востоку в Варшаве, считает эксперт.

«Пакистан, сконцентрировавшийся на исторической и геополитической конкуренции с Индией на Ближнем Востоке и в исламском мире, придерживался традиционной беспристрастной политики. События прошедшей недели позволяют предположить, что Пакистан откажется от политики беспристрастности и присоединится к антииранской коалиции в тандеме с Саудовской Аравией и ОАЭ», — сказал Аджар.

По его мнению, главной причиной такого развития событий может стать напряженность последнего времени в отношениях Пакистана с Ираном и Индией, а также усугубление экономических проблем в стране.

Если Исламабад присоединится к антииранской коалиции, это может вызвать разногласия между шиитами и суннитами в Пакистане, инициировать антиправительственную кампанию фронта «Джамаат-и Ислами» (традиционно поддерживает движение «Братья-мусульмане»), сказал Аджар.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD-%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F%D0%B5%D1%82-%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%B6%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D1%83%D1%8E-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D1%83-/1395953


Варшава vs. Сочи: качество перевесило количество

АА

Prof. Dr. Cengiz Tomar,Ülviyya Amuyeva

На прошлой неделе внимание всего мира было приковано к двум международным мероприятиям, связанным с событиями на Ближнем Востоке.

Первое мероприятие прошло в Варшаве — столице страны ЕС, где в свое время был подписан Варшавский договор — документ о создании военного союза европейских социалистических стран при ведущей роли СССР. Вторая международная встреча состоялась в Сочи — крупнейшем курортном городе России. 

Ближневосточную конференцию в Варшаве можно иронично охарактеризовать как «смешанный концерт Восточно-Западного оркестра», на котором солировал Израиль под руководством США, а некоторые арабские страны стали неким «вокальным сопровождением». 

События на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, привели к формированию в мире двух коалиций — «северной» (Россия, Турция и Иран) и «южной» (США, Израиль, Египет, ряд стран Персидского залива и Европы). 

Варшава, возможно, специально была выбрана местом проведения конференции, призванной стать своеобразным посланием России. Москва же решила ответить на это сотрудничеством с Ираном, вечным врагом США, и Турцией, стратегическим партнером Соединенных Штатов по НАТО. По сути, трио Россия-Турция-Иран проигрывает по числу участников, но выигрывает по степени влияния в регионе Ближнего Востока.

Больше всего от варшавской конференции, несомненно, выиграл премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. В преддверии выборов в Израиле Нетаньяху встретился с руководством арабских стран, которые годами отказывались признавать Тель-Авив. Таким образом премьер получил возможность продемонстрировать израильтянам свою популярность на международном уровне.

Больше всего от участия в варшавской конференции проиграют арабские страны, сотрудничающие с Израилем, в особенности если Вашингтон и Эр-Рияд в ближайшее время объявят «Столетний план» по Палестине. 

США же планировали заручиться большей поддержкой в «южной» коалиции, которую им удалось создать против Ирана. Однако планы Вашингтона смешало низкое участие в варшавской конференции европейских и арабских стран.

Профессор Дженгиз Томар, и.о. ректора Международного казахско-турецкого университета имени Ходжи Ахмеда Ясави

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%B2%D0%B0%D1%80%D1%88%D0%B0%D0%B2%D0%B0-vs-%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-/1399080

Кувейт делает ставку на нормализацию отношений с Израилем

АА

Нормализация отношений с Израилем является краеугольным камнем внешней политики Кувейта. Об этом говорилось на заседании комитета по внешним связям парламента Кувейта с участием спикера Марзука аль-Ганима, главы МИД Сабаха аль-Халеда аль-Хамада ас-Сабаха и замглавы МИД Халида аль-Джараллаха.

Участники заседания обсудили фото с саммита в Варшаве, на котором запечатлен заместитель министра иностранных дел Кувейта Халид аль-Джараллах вместе с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

Как сказал журналистам глава комитета Абдулкарим аль-Кендери по итогам заседания, члены комитета проинформировали представителей МИД об обеспокоенности кувейтского народа в связи с нормализацией отношений с Израилем.

Невозможно игнорировать подобную ситуацию, отметил аль-Кендери.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BA%D1%83%D0%B2%D0%B5%D0%B9%D1%82-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D1%83-%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8E-%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%BE%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D1%81-%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D0%B5%D0%BC-/1398729

БЛИЖНИЙ ВОСТОК. УРАВНЕНИЕ СО МНОГИМИ НЕИЗВЕСТНЫМИ

google

Интервью Главного эксперта Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Алексея Синицына  агентству Sputnik.

— 2018 год в ближневосточном контексте закончился, как говориться, на тихой волне — мировые СМИ все меньше пишут о войне в Сирии, Йемене, Ливии. Даже конфронтация Ирана и США, которая, казалось, скоро может перейти в военную фазу исчезла из топ-новостей. Значит ли это, что пресловутая «арабская весна» бесславно завершилась, а 2019 год может стать временем некоего умиротворения Ближнего Востока?

— Сначала об «арабской весне». Сейчас ближневосточная пресса не без злорадного удовольствия пишет о том, что «арабская весна», приняв форму движения «Желтых жилетов», перекинулась в Европу. Об этом же в открытом письме Эммануэлю Макрону говорит гуру западных интеллектуалов Насим Талеб, автор нескольких экономических бестселлеров. Но это, наверное, преувеличение.

К тому же ИГИЛ до конца не разгромлено. Псевдохалифат понес тяжелые потери от действий сирийской армии и российских ВКС. Последние мощные удары в формате операции «Jazeera Storm» в районе Хаджина наносили курдские отряды SDF при поддержке спецназа и авиации США. Они пытаются вновь взять под контроль границу с Ираком, откуда ИГИЛ выбил курдов в ноябре, превратив Хаджин, в плацдарм своих операций на восточном берегу Евфрата. Но без американцев ИГИЛ может спокойно вернуться в Сирию, точнее на те территории востока страны, которые раньше находились в зоне ответственности коалиции.

Американцы нещадно бомбили Хаджин, точно так же, как раньше стирали с лица земли Мосул и Ракку. Но не предпринимали никаких действий в отношении иракской группировки ИГИЛ, предоставив ее заботам иракской армии. Та же за год совершила против боевиков не менее 1500 боевых вылетов самолетов и вертолетов. Но без особого успеха, что неудивительно — в Ираке полгода не могут сформировать дееспособное правительство и даже назначить министров обороны и внутренних дел. 

— Из очередного твитта Дональда Трампа  мир узнал о том, что американцы якобы готовятся вообще уйти из Сирии в течение 100 дней. Возможно ли считать вывод американских военных из Сирии одним из позитивных итогов 2018 года?

— Насколько я помню, американцы ушли только из Индокитая. Но не по доброй воле. Их оттуда выбили в ходе вьетнамской войны. Поэтому пресловутые 100 дней могут растянуться на годы, как это происходит в Афганистане.            

Трудно представить, что США отказались от планов раздела Сирии. Я имею в виду не только расчленение этого государства на Рожаву, т.е. «Сирийский Курдистан», и остальную Сирию. Но и отторжение от САР достаточно большого плацдарма на юге страны, с которого арабские боевики могли бы организовать наступление в глубину сирийской территории, включая Пальмиру и даже Дамаск.

Эти группы террористов полностью контролируются американскими военными, но по каким-то неведомым обстоятельствам в эту 100-километровую зону в районе ат-Танфа постоянно просачиваются сотни боевиков ИГИЛ, которые инкорпорируются в созданную Пентагоном т.н. «Новую сирийскую армию».

Однако серьезные источники сообщают о полевой базе Сил специальных операций РФ в провинции Сувейда, точнее, в районе Заза, где в прошлом году располагался передовой опорный пункт американского спецназа. Очевидно, именно эта база российских ССО успешно блокирует все действия боевиков, осуществляемых с территории, которую Дамаск официально объявил «оккупированной США». Может быть, этот факт побудил Трампа отдать приказ о выводе американцев из Сирии.

— Но еще недавно все мировые СМИ утверждали, что самой сложной проблемой для Москвы и Дамаска является провинция Идлиб, где собраны не менее 60 тысяч боевиков, большую часть которых составляют террористы Джабхат-ан-Нусры. Анкара предложила создать в этой районе «зону деэскалации», чтобы отделить от нусритов и их союзников «умеренных» боевиков и разоружить или даже уничтожить радикалов. Это удалось сделать?

— Только частично. Анкара выводит из Идлиба протурецкие вооруженные группы (около 15 тысяч штыков), которые в новой военной операции турецкого генштаба должны были бы отбросить курдские отряды SDF, PYD и YPG от сирийско-турецкой границы. Кстати, требования турков не так, уж, и велики — создать в Сирийском Курдистане 40-километровую буферную зону, свободную от тех курдских структур, которые Турция считает террористическими.

Интересно, что это давление Анкары открывает возможности новых, действительно перспективных переговоров между Дамаском, Анкарой, Москвой и курдскими партиями. Последние уже обвинили Трампа в предательстве, но на самом деле уход американцев создает реальные условия для сохранения единого сирийского государства.

Я думаю, что все внешние  фигуранты «большой игры» в Сирии могут и уже находят определенное взаимопонимание. Примером этому может служить совместная работа астанинской группы над созданием конституционных органов будущей свободной Сирии. Неслучайно же глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил оппонентам: «Мы работаем с Россией и с Ираном, нравится вам это или нет. Но пока мы не видели никакой поддержки со стороны партнеров, со стороны коалиции».       

Что касается Джабхат-ан-Нусры, которая сейчас именует себя «Хайят Тахрир аш-Шам» и даже готовит новый ребрендинг, то вырваться из огромного идлибского котла в направлении Латакии или Алеппо ей уже не удастся. Очевидно, до весны судьба этой группировки будет решена окончательна.

— Весь 2018 год прошел под знаком возможного противостояния США и Ирана, прежде всего, в зоне Персидского Залива. К счастью, никаких военных столкновений там не произошло. Но в феврале нового года Исламская Республика будет отмечать 40-летний юбилей со дня своего основания, к празднованию которого советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон публично призывал свергнуть правящий режим. Насколько реальна такая опасная перспектива?

—  В 2018 году Дональд Трамп публично объявил о своей цели — добиться полного прекращения иранского нефтяного экспорта. Он, конечно, снизился, но не прекратился, а иранская экономика, которую сами иранцы называют «экономикой Сопротивления», кажется, достаточно приспособилась к санкционному давлению. Кстати, иранские танкеры, которые идут с выключенными транспондерами, никто не собирается топить в океане.

Вероятно, сыграло свою роль предупреждение президента Роухани: «Если однажды они (США) захотят помешать экспорту иранской нефти, нефть вообще не будет экспортироваться через Персидский залив».

Стороны обменялись угрозами, но, видимо, правы оказались аналитики The National Interest, сообщившие, что в Пентагоне считают «смертельно опасными» иранские вооружения — «баллистические ракеты «Саджил» с дальностью до 2500 км, подлодки «Гадир», антикорабельные ракеты «Халидж-е Фарс» и российские ЗРК С-300».

Иранская тема, вообще, несколько потеряла свою актуальность и для СМИ, и для политиков. Ведь сам американский президент заявил, что целью пребывания американских войск в Сирии всегда была только борьба с ИГИЛ. Про заявления  своего всесильного советника Джона Болтона о том, что США находятся в Сирии ради борьбы с иранским влиянием, Трамп даже не упомянул.

Однако нет никаких гарантий, что 2019 год не принесет какие-то неприятные сюрпризы на иранском, сирийском или ином ближневосточном направлении. Слишком крутые зигзаги американской Twitter-дипломатии таят в себе массу неожиданностей, как для всего остального мира, так и для самих американцев.

Александра Зуева (Sputnik)

Аналитический отдел

NET-FAX — NET-ФАКС            

Афганский поход — это последний поход Красной империи


www.russianlook.com

Афганский поход — это последний поход Красной империи. Афганский поход — великий и трагический. Армию посылало в поход могучее советское государство, оберегая свои границы от исламских боевиков и погромщиков. Но возвращалась армия в другую страну — страну Горбачева, который лепетал об общечеловеческих ценностях и о том, что Европа — наш общий дом. Очень скоро наш «общий дом» Европа вместе с натовскими танками приблизился к Пскову, и общечеловеческими ценностями стали европейские гомосексуалисты, занявшие посты мэров и президентов.

40-я армия воевала в Гиндукуше, и в нее стреляли гранатометы моджахедов, а с тыла били кинескопы либеральных телеканалов. Оплеванная, окровавленная, эта армия вернулась в страну, где ее не встречал президент, где ее ждали поругание, бандитские расстрелы, разборки и трагический 1993 год, когда одни «афганцы» поднялись на других.

Сегодня страна исправляет ту трагическую ошибку, когда 40-я армия устами либеральных витий называлась «армией палачей». Государство, понимая, что оно не может существовать, если лучшие ее сыны подвергаются осмеянию и осквернению, признает за афганским походом его величие, его значение, его общерусскую сущность. Этот поход столь же велик, как поход Скобелева через Усть-Урт, когда русские полки брали Бухару. Как жуковская война у Халхин-Гола, когда отбивали атаки японцев на границах России.

В память об афганском походе построена церковь в смоленском селе Рыбки. Светлый, чудесный храм с белыми, еще не покрытыми росписями, стенами. «Афганцы» решили расписать эти стены фресками афганского похода, внести солдат, офицеров и генералов 40-й армии в атмосферу святости. Чтобы прихожане, молясь Господу о сбережении своих семей, об искуплении своих грехов, одновременно молились о 40-й, воздавали ей честь и божественную память.

На этих белых стенах будет изображен штурм дворца Амина, летящие по «серпантину» боевые машины пехоты и отважный спецназ, кидающийся на пулеметы охраны, пробивая путь к покоям Амина гранатами и выстрелами в упор. Хвала тебе, «мусульманский батальон» под командованием Василия Васильевича Колесника! Хвала тебе, Яков Семенов, мой брат и друг, который дошел до того золоченого буфета и выпустил обойму в Амина!

Там будет фреска, изображающая восстание хазарейцев в Кабуле и тысячные толпы, несущие зеленые флаги. Мы сидели в осажденном отеле, и нас защищал молодой витебский десантник. Русские женщины подносили ему, лежащему с автоматом, рюмку водки и хлеб с копченым мясом. Хвала тебе, неизвестный десантник!

Там будет Саланг, по которому из Союза шли колонны наливников, поставлявших керосин для наших самолетов. Грузовики, полные снарядов и бомб, а по ним из горных засад били крупнокалиберные пулеметы моджахедов. Колонны взрывались, останавливались и горели. И танки, выходя навстречу бою, сбрасывали КамАЗы, закупоривающие дорогу. Колонна двигались дальше, и ее на своих машинах и бэтээрах сопровождал мой друг Валентин Глушко, комбат горно-стрелкового батальона, защищавшего Саланг. Хвала тебе, Валентин Глушко!

Там будет Панджшер, это грозное место, которое наши войска брали не раз и не два и каждый раз теряли его под мощными ударами Ахмада Шаха Масуда. Туда, на передовую, в Кинджоль, приезжал командующий 40-й Игорь Николаевич Родионов, и мы на бэтээре ездили на линию огня и видели наши танки, которые били прямой наводкой по пещерам моджахедов. А оттуда по ним хлестал огонь пулеметов, и стальные сердечники впивались в вязкую броню танков. И танки возвращались, чтобы пополнить боекомплекты и горючее, утыканные этими колючками, как ежи. Хвала тебе и слава, Игорь Николаевич Родионов!

А еще там будут вертолеты, которые пикировали на зенитные установки моджахедов и горели. И летчик, сидевший в охваченном пламенем вертолете, крикнул в эфир: «Прощайте, мужики!» Слава вертолетчикам! Слава командиру полка Виталию Павлову и отважному вертолетчику Анатолию Сурцукову!

Там будут отряды спецназа, которые перехватывали караваны в пустыне Регистан, красной, как марсианские пески. Мы высаживались из-под свистящих винтов на песчаные барханы и бежали к караванам верблюдов, выставив вперед, кто автоматы, кто фотокамеру. И погонщики верблюдов, коричневые и сухие, как старые деревья, смотрели, как солдаты протыкают щупами и шомполами переметные мешки на спинах верблюдов, отыскивая в них оружие и взрывчатку. Хвала вам, бойцы спецназа, работавшие в Регистане!

Там будет Шиндандская дивизия и 101-й Гератский полк. Неуклюжие «кунги» двигались к Герату, развертывали командные пункты, антенны, установки залпового огня, и над городом подымались клубы разрывов, огромные и вязкие, как великаны. А колонны боевых машин, развернув пушки, «елочкой» входили в узкие проулки Деванчи, подрываясь на минах, гвоздя по саманным дувалам.

Будет фреска о Кандагарской заставе, которую в войсках называли ГСМ, потому что когда-то там при въезде в город были баки с горючим. И на фреске будет видно, как в ночи над этой заставой горели желтые, как лимон, осветительные бомбы, и кругом рвались реактивные снаряды, превращая виноградники и остатки кишлаков в пыль и труху. Защитники заставы отвечали беглым огнем, а утром саперы с миноискателями шли по дороге среди груды развороченной, взорванной техники, снимали мины, открывая проход автомобильным колоннам.

Там будет рассказ о выходе полков из Афганистана. Одна часть армии уходила в Союз по Салангу среди ледников и скользких подъемов, вытягивая на тросах буксующие грузовики и танки. А другая мчалась из Кандагара по дороге в Туругунди и Кушку. Я сидел в головном танке, и машины с ревом, на предельной скорости мчались по бетонке, развернув пушки налево и направо, стреляя по вершинам тревожащим огнем. Хвала вам, танкисты и пехотинцы!

Войска выходили из Афганистана под красными знаменами, но их не встречал президент, их не встречали сильные мира сего. Армия приходила в страну, где ее не ждали.

Сегодня страна исправляет эту чудовищную ошибку, прижимает к груди состарившихся ветеранов афганского похода. И одной из фресок в этом храме будет фреска о несостоявшемся, но витающем в моем воображении афганском параде, который прошел по Красной площади. И первым протащат на тягачах подорванный на Саланге и обугленный КамАЗ. А другие тягачи втянут разбитый и простреленный насквозь, с обрубленными винтами, вертолет, который участвовал в атаке на Панджшере. А потом по брусчатке проволокут подорвавшийся на мине БТР, ржавый, на одних ободах, с разорванным корпусом. Вслед за ними на площадь выкатятся инвалидные коляски, и в них будут сидеть безногие и безрукие бойцы, подорвавшиеся на минных полях. А потом строевым маршем с развернутыми знаменами пройдут полки и подразделения, десантно-штурмовые батальоны, отряды спецназа, пограничники, летчики — эти престарелые бойцы, ветераны той оболганной, но великой афганской войны.

И пусть их встретит президент, отдавая честь этим полкам. Пусть на груди президента сияет красная Звезда Победы, усыпанная бриллиантами, и Золотой крест, украшенный лазуритом.

11.02.2019
Александр Проханов

Источник — завтра

Обратная сторона политики США: израильское лобби

Твиты Ильхан Омар, первой женщины в хиджабе в Конгрессе США, о продажности ряда американских политиков, «спонсором» которых является Американо-израильский комитет по общественным связям, инициировали споры вокруг темы антисемитизма в США.

Заявления Ильхан Омар вызвали шквал критики со стороны республиканцев и многих ее соратников по Демократической партии.

Твиты Омар продемонстрировали степень участия Американо-израильского комитета по общественным связям в политической жизни США и его влияние на Конгресс.

Споры разгорелись после того, как конгрессмен-республиканец от штата Калифорния Кевин Маккарти пригрозил двум мусульманкам в Конгрессе США — Ильхан Омар и Рашиде Тлаиб — разбирательством за критику в адрес Израиля.

После этого Омар написала в Twitter, что многие в Конгрессе США поддерживают Израиль за плату еврейского лобби.

Отвечая на вопрос журналиста, кто именно платит американским политикам за поддержку Израиля, Омар сказала: «Американо-израильский комитет по общественным связям» (АИКОС, самая сильная из лоббистских структур в США).

После этого скандал вокруг финансовой поддержки американских политиков со стороны израильского лобби разгорелся с новой силой.

— Почему критика израильского лобби расценивается как антисемитизм?

Многие американцы еврейского происхождения выступили в защиту Омар, отметив, что ее слова нельзя воспринимать в качестве проявления антисемитизма, поскольку АИКОС является лишь лоббистской структурой, пытающейся повлиять на официальный курс Вашингтона.

Макс Бергер, представитель ассоциации «Если не сейчас, то когда?», объединяющей часть молодежи еврейской общины США, в своей статье на сайте Think Progress утверждает, что евреи не считают заявления Омар нападками в свой адрес.

«Поддерживаемые Израилем политические группировки, такие как АИКОС, оказывают влияние на политику на протяжении десятков лет. Установить размер пожертвований АИКОС по официальным каналам сложно, так как в него входит множество человек, каждый из которых должен платить по пять тысяч долларов», — пишет Бергер.

Представитель Демократической партии США от Нью-Йорка, еврей Мак Роуз отметил, что метафора Омар имеет скрытый подтекст.

«В своих комментариях Омар ссылается на утверждения о том, что «Израиль поддерживают еврейские деньги», — сказал Роуз, отметив, что в высказываниях Омар нет и намека на антисемитизм.

Чтобы продемонстрировать влияние АИКОС на Конгресс США, Джеффри Голдберг, один из авторов журнала New Yorker, рассказал о встрече с представителем израильской лоббистской организации.

По его словам, представитель организации сказал, что если АИКОС пожелает, то все 70 сенаторов в Конгрессе США в течение 24 часов подпишут даже пустую салфетку.

Члены АИКОС перечисляют свои средства на счета американских общественных деятелей или политиков, на которых им негласно указывает организация, сказал Голдберг. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%B8%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5-%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B1%D0%B8-/1391321

В Турции чтут память султана Абдулхамита II

АА

В Турции чтут 101-ю годовщину кончины 34-го правителя Османского государства султана Абдулхамита II.

Абдулхамит II родился 21 сентября 1842 года, был вторым сыном султана Абдулмеджида I. Мать Абдулхамида — Тиримюжган Кадын-эфенди.

С детства Абдулхамит II изучал фарси, арабский и французский языки, а также музыку и прочие науки. Вместе с родным дядей султаном Адбульазизом I, Абдулхамит II посетил Египет и страны Европы.

Абдулхамит II взошел на престол 31 августа 1876 после череды переворотов, лишивших власти султана Адбульазиза I, а затем и его брата султана Мурада V.

Спустя некоторое время, а именно 23 декабря 1876 года Абдулхамит II объявил о принятии первой конституции Османского государства.

Султан Абдулхамит II столкнулся также с рядом проблем во внешней политике.

После категорического отказа султана Абдульхамита II подписать предложенный Россией Лондонский протокол в ходе конференции 24 апреля 1877 года, Россия объявила войну Османскому государству.

Однако даже успехи войск, возглавляемых Осман-пашой при Плевне и Ахмет Мухтар-пашой на восточном фронте, османской армии пришлось отступить. На фоне отвода войск в Стамбул и Анатолию бежали десятки тысяч мусульман.

13 февраля 1878 года султан Абдулхамит II, в соответствии с полномочиями, предоставленными конституцией, закрыл на неограниченный срок парламент Османского государства. Однако султан не заявил о прекращении действия конституции.

3 марта 1878 года между Османским государством и Россией был заключен договор в Айос-Стефанос.

4 июня 1878 года султану Абдулхамит II пришлось подписать соглашение, согласно которому Кипр был передан Великобритании.

В ходе Берлинского конгресса 13 июля 1878 года султану также пришлось уступить ряд территорий Османского государства в пользу России и согласиться на выплату контрибуции российской стороне.

Султан Абдулхамит II при поддержке ряда государственных деятелей собрал правительство во дворце Йылдыз. Султан создал сильную разведывательную службу.

Трудности, с которыми столкнулся султан во внешней политике, в частности вмешательство внешних сил во внутренние дела страны, вынудили султана ужесточить режим правления в стране. Только так можно было уберечь государство от внутриполитических беспорядков, контролировать политическую деятельность различных групп.

Со дня восшествия на престол и в течении 33 лет правления (31 августа 1876 года — 27 апреля 1909 года) султан Абдулхамит II не позволял вовлечь себя в различные интриги. Правитель, в частности, ввел строгую цензуру на публикуемую в Европе критические статьи в адрес Османского государства.

В воскресенье, 10 февраля — в 101-ю годовщину кончины 34-го правителя Османского государства, у могилы Абдулхамита II в районе Чемберлиташ в Стамбуле состоялась церемония поминовения.

https://www.aa.com.tr/ru/o%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D1%87%D1%82%D1%83%D1%82-%D0%BF%D0%B0%D0%BC%D1%8F%D1%82%D1%8C-%D1%81%D1%83%D0%BB%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B0-%D0%B0%D0%B1%D0%B4%D1%83%D0%BB%D1%85%D0%B0%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B0-ii/1388749

Многие годы западная историография преподносила государства среднего Востока под политонимом «Персия»

Намиг Нифтуллаев

Немного об истории Азербайджана или «Почему в Персии именовали Бориса Годунова «Белым царём», или почему Персия. А также о тенденции к положительной трансформации исторических воззрений г-на Тарасова.

На огромной территории от Европы до Китая многие века существовали империи Ахеминидов, Селевкидов, Парфии, Сасанидов, Арабского Халифата, государства Сельджукидов, Газневидов, Атабеков, Хулагидов, Тимуридов, Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу, империи Кызылбашей, Надир-шаха Афшара, государство Каджаров, а также государство Шахиншахства Ирана, появившиеся согласно закону («фарману») Реза-шаха от 1934 года. Название «Персия» возникает как политоним во время заключения Туркманчайского мирного договора от 1828 года, основной текст которого написан по-французски и подписан от имени Российской империи и государства Каджаров (в скобках дается пояснение — «Персия», что является новоделом ХIХ века).

Но почему в западной историографии началась вся эта продуманная и целенаправленная программа внедрения упомянутых политонимов на политическую карту Среднего Востока? Обратимся к некоторым фактам. 15 ноября 1926 года состоялась коронация Реза-шаха, принявшего династическую фамилию Пехлеви (апелляция к эпохе Сасанидов), после которой внедрение идей паниранизма приобрело значительный масштаб. Проводником этих процессов стал не кто иной, как агент британской разведки, парс из Бомбея Ардеширджи, который в 1893 году по инициативе вице-короля был командирован из Британской Индии в Тегеран и возглавил общину парсов в государстве Каджаров. В своих записях Ардеширджи подчеркивает, что именно он рекомендовал понравившегося ему офицера Реза-хана в будущие диктаторы.

А причем здесь Азербайджан? Притом, что многие годы западная историография преподносила государства среднего Востока под политонимом «Персия», хотя азербайджанские тюрки являлись государствообразующим этносом империи Кызылбашей, правопреемником которого стал современный Иран. Считаем важным заострить внимание на этническом происхождении Реза-шаха. Его мать происходила из азербайджанского рода Айрумлу, мигрантов из Кавказского Азербайджана, из района озера Гёйча (Севан), а отец — из остана Мазендаран. Отец будущего шаха умер, когда Резе было всего 9 лет. После смерти отца его воспитывал дядя по линии матери Мохаммед Хусейн-хан Айром. В дальнейшем он женился на Тадж оль Мольк — дочери старшего офицера казачьей дивизии Теймура Айрумлу, которая впоследствии стала матерью Мохаммеда Реза Пехлеви — последнего шаха Ирана.

Но тогда возникает вопрос: почему Мохаммед Реза Пехлеви, как и его отец Реза-шах, был проводником идеологии паниранизма? Ответ до банальности прост. К власти Реза-шаха, офицера казачьей дивизии, привела английская разведка, которая впоследствии его и принудила к отречению от престола. Политические и экономические интересы Британской империи были сосредоточены в основном на Юге и центральной части Ирана, где проживало в основном персоязычное население. Влияние на эту часть населения отвечало их интересам, тогда как северные территории, населенные в основном тюрками-азербайджанцами, были в сфере интересов Российской империи. Здесь процессы модернизации шли более интенсивно вследствие влияния Кавказского Азербайджана, уровень общественного развития которого был на порядок выше. Тому подтверждение — англо-русское соглашение от 1907 года о разграничениях сфер влияния в Иране, Афганистане, Тибете.

С 1905 года в государстве Каджаров в рамках движения за конституцию «Машруте» начинается национально-освободительная борьба азербайджанских тюрок. На первом этапе этой борьбы под предводительством Саттар-хана и Баги-хана была поставлена задача обретения автономии. А уже в 1920 году была провозглашена республика «Азадистан» (страна Свободы), под руководством Шейха Хиябани. Британской империи надо было как-то остановить развитие движений за независимость народов государства Каджаров. В случае с азербайджанскими тюрками Саттар-ханом и Баги-ханом английская разведка предприняла следующие шаги: завербовала бывшего соратника Саттар-хана и Баги-хана Ефрема Давидянца (псевдоним «Дашнак»), назначила его на пост начальника полиции Тегерана, и он впоследствии, заманив отряды федаинов Саттар-хана в Тегеран, расстрелял их из переданных ему английских пушек на площади «Тупхане», расположенной недалеко от здания парламента.

В случае с лидером азербайджанского движения за независимость Шейхом Хиябани английская разведка применила другой метод: были подкуплены курдские бандитские формирования Исмаил Ага Симко и племена бахтияров с юга, а также верхушка племён шахсевенов, которые потопили в крови национально-демократические движения азербайджанских тюрков в государстве Каджаров. Шейх Хиябани был убит Исмаилом Ханом Симко 15 ноября 1920 года в доме своего друга. Таким образом, британская разведка смогла приостановить политическое пробуждение азербайджано-тюркского народа и формирование новой национально-демократической системы правления на территории государства. К слову, надо отметить, что и отец идеологии паниранизма Ахмед Кесрави был выдворен азербайджанским правительством Шейха Хиябани из Тебриза (Южный Азербайджан) за свои тайные контакты с официальными представителями Британской империи.

Второй вопрос касается формирования персидского национального самосознания. Несомненно, создав великий эпос «Шах-наме», Фирдоуси смог защитить персидский язык от тюркизации. Но надо отметить и другое: тезис о тюркизации Азербайджана в XI веке не выдерживает никакой критики! Как это получается, что за какой-то короткий исторический период происходит тюркизация Азербайджана, обширной и густонаселённой территории? Арабский автор IX века Абу Мохаммед Абдул ибн Хишам сообщает, что омейядский халиф Муавийе I (661−680), задумавший новый поход в Азербайджан, желает получить подробную информацию об этой стране у своего советника аль-Джурхуми и, как пишет Ибн Хишам, отвечая на вопрос халифа, какие у него беспокойства и воспоминания в связи с Азербайджаном, аль-Джурхуми говорит: «Эта земля тюрков. Они, скопившись там, смешались друг с другом и усовершенствовались».

Для персов подлинная история начинается с империи Сасанидов. Персия существовала как хороним, то есть географическое название. Отсюда — этнонимы «персидский народ», «персоязычная литература». Персия также обозначает внутригосударственный политоним, соответствующий современному остану Фарс и исторической области Парсуа (что означает «край», «окраина») в Ахеменидской империи, но не как название империи. Область «Парсуа» или «Парса» находилась на окраине империи, что возможно обозначало пограничную область. Есть и другие объяснения этимологии слова parsa. В частности, по мнению некоторых учёных, слово parsa заимствовано из шумерского языка и переводится как «народ боевых топоров».

 4
Сасанидская империя в период наибольшей экспансии 619-629 гг.

 Keeby101

В исторической науке до сих пор не утихают споры о языках в Ахеменидской державе. Некоторые исследователи утверждают, что Дарий I «изобрёл» древнеперсидскую клинопись для религиозного обряда. Долгое время в империи превалирующим языком был эламский (агглютинативный язык), не относящийся к индоевропейской языковой семье. Термин «персидская империя» появляется на картах, в работах европейских политиков и ученых лишь в XV—XVI веках. Но считаем возможным отметить, что политонимы, хоронимы и этнонимы на арабоязычных, персоязычных и тюркоязычных картах отличаются от карт, составленных на греческом, латинском и европейских языках. В то же время в некоторых произведениях древнегреческих драматургов персы фигурируют как народ, но при этом «Персия» как название империи отсутствует. А огромное количество карт с названием государства «Персия» — политическая манипуляция европейских правителей, географов и картографов. Государства в античную эпоху или в эпоху раннего и позднего средневековья носили иные, чем в современную эпоху, названия. Не было ни Франции, ни Италии, ни Германии, как не было Персии и тем более Ирана как названия империи.

Особо хотелось бы отметить вопрос о персоязычных поэтах, учёных Азербайджана. Великие азербайджанские поэты Хагани Ширвани, Низами Гянджеви, Фалаки Ширвани — перечень имен можно продолжить — писали на персидском, но то был общепринятый язык литературы. В Европе таким языком был латинский, но никто не называет немцев, англичан, поляков, французов итальянцами. Так почему Низами, который считал себя тюрком, должен стать персом? В поэме «Хосров и Ширин» он пишет о том, что он тюрок. Огромное число персов писало трактаты по философии, математике, химии, медицине на арабском, но от этого они не стали арабами. Кстати, констатируем, что Шах Аббас Великий взял себе титул Шахиншаха Ирана и Турана, то есть иранцев и тюрок из эпоса Шах-наме, основанного на сказках и легендах народов, населяющих Центральную Азию, как бы претендуя на звание императора и правопреемника империи Сасанидов. Хотим подчеркнуть: речь идет только о титуле! При этом надо отметить, что основные события в Шах-наме происходят на территории нынешних останов Хорасан, Систан, Керман, т. е.восточной части империи.

Иран как политоним появляется только в XX веке, а как титул Шахиншаха Ирана и Турана — в XV—XVI веках. Не только Шах Аббас Великий, но и правители небольших вассальных государств, как бы апеллируя к имперской терминологии, использовали данный титулат. В арабских источниках этот термин появляется в XV веке. Но даже такой великий правитель из тюркской династии Ак-Коюнлу как Узун Хасан также берет себе этот титул. После осады Вены у европейцев появился чёткий комплекс страха перед Османской империей и им надо было создать союз с государством на Востоке, противостоящим Османской империи. Но нужна была империя не суннито-тюркская, а иная! Таким государством стала империя Кызылбашей, возникшая как результат объединения 12 азербайджано-тюркских племен. Эти племена внедрили шиизм джафаритского толка в качестве превалирующего мазхаба в своей империи.

Даже наиболее известные современные иранские исследователи, которых трудно заподозрить в особой симпатии к азербайджанским тюркам, признают государствообразующее положение тюрков в империи Кызылбашей. Так, автор многотомного труда Насрулла Фалсафи следующим образом характеризует шаха Исмаила I и основанное им государство: «Шах Исмаил считал себя со стороны отца сейидом, потомком Али и гордился этой родословной… (вопрос о сейидском, то есть арабском происхождении Исмаила достаточно хорошо освещён в исторической науке, но он не подтверждается — Н.Н.). Со стороны же матери он был внуком Гасан бека Туркмана Аккоюнлу (Узун Хасана) и по праву считал себя законным наследником этой династии. Его приверженцы, как это известно из всех историй того периода, также были в основном из племен туркманов и татар (согласно терминологии автора). Даже после восшествия на трон он презирал иранское происхождение и язык — две главные основы нации. Коренное население Ирана он подчинил и сделал подвластным туркманским (тюркским) по происхождению кызылбашским племенам. В эпоху, когда сладостный персидский язык в Османской империи и Индии был языком политики и благовоспитанности, он сделал тюркский язык официальным языком иранского двора».

Этот факт подтверждается многочисленными свидетельствами европейских путешественников. В частности, итальянский путешественник Пьетро делла Валле (1586−1652), побывавший в Исфахане, стал очевидцем широкого применения тюркского языка во дворце Сефевидов. Он пишет: «Во дворце я убедился в том, что в империи Кызылбашей больше говорят на тюркском, чем на персидском языке. Действительно, тюркский язык является языком двора, высокопоставленных лиц». По его свидетельству, даже гуламы (слуги), набранные из представителей других народностей, «между собой разговаривают на тюркском, поскольку не владеют персидским. Учения у них проводятся на тюркском языке, и шах большую часть времени бывает среди них. Шаху легче разговаривать с ними по-тюркски. Со временем тюркский язык стал языком двора, глав государства и армии». С аналогичной ситуацией столкнулся и немецкий ученый Энгельберт Кемпфер (1651−1716), находившийся в 1684—1685 годах в империи Кызылбашей. В своих путевых заметках Кемпфер отмечает, что «тюркский, бывший родным языком Сефевидской династии, является при дворе широко распространённым языком. Тюркский язык распространён от дворца до домов высокопоставленных и благородных лиц, и в результате получилось так, что каждый, кто желал завоевать уважение шаха, говорил на этом языке. Дело сейчас дошло до того, что для каждого, кто дорожит своей головой, незнание тюркского считается виной. Тюркский самый легкий из языков Востока».

В XVI столетии тюркский язык широко применялся и в государственно-дипломатической переписке Сефевидской державы с иностранными, в том числе европейскими государствами. Например, письма Кызылбашских правителей османскому Султану Селиму II, английской королеве Елизавете I Тюдор (1533 — 1603), австрийскому императору Фердинанду II (1619 — 1639), принцу Саксонии и королю Польши Фридриху Августу (1694−1733) и другие были написаны на историческом литературном азербайджано-тюркском языке. Трансформация азербайджано-тюркского языка в азербайджанский осуществилась по решению «отца всех народов» товарища Сталина (указ от 15 ноября 1939 года). Таким образом, это произошло по политической воле союзного центра, а не по воле азербайджанского народа. Заметим, что к моменту создания империи Кызылбашей на великих просторах Евразии существовали империи с государствообразующими тюркскими этносами, такие как империи Сельджукидов, Османов, Ак-Коюнлу, Кара-Коюнлу, Мамлюков, Тимуридов, Бабуров (Великих монголов), Золотой орды и её правопреемницы Российской империи.

В статье «Почему в Персии именовали Бориса Годунова «Белым царём?» акцентируется внимание на том, что грамоты, в том числе и от Шаха Аббаса I (Великого) писались на кызылбашском языке, дается пояснение, что кызылбашский язык — это тюркский. При этом автор забывает отметить, что речь идёт об азербайджано-тюркском языке. К этому историческому периоду можно уверенно говорить о формировании раздельных наречий тюркских языков — анатолийского и азербайджанского, если быть более точным, «исторического азербайджанского литературного языка», на котором писали стихи не только поэты из Азербайджана, но и из Хорасана, Ирака Персидского, Восточной Анатолии и даже Сирии и Египта. Это происходит в период правления первого азербайджано-кызылбашского Шаха Исмаила I, подтверждением чему служат написанные его рукой великолепные стихи на азербайджано-тюркском языке. На этом языке творили великие поэты Гасаноглу (XIII век), Насими (XIV), Хабиби (XVI), Физули (XVI) и многие другие. Рамки данной статьи не представляют возможным более широко осветить данную тему.

Хотелось бы отметить, что и сейчас в Исламской Республике Иран в останах Ардебиль (98,71%), Восточный Азербайджан (98,6%), Западный Азербайджан (78%), Занджан (98,2%), Казвин (67%), Хамадан (68%), Маркази (34%), Саве (32%), Кум (31%) говорят на своём родном азербайджано-тюркском языке (данные взяты из официальных источников ИРИ). И количество азербайджанского тюркского населения доходит примерно до 30−35 миллионов. Но почему мы не можем привести точные данные? Да потому что ни один из языков нацменьшинств Ирана не имеет право функционирования на государственном уровне и, как следствие, нет механизма определения национальной принадлежности, хотя конституция ИРИ это гарантирует. Хотел бы отметить, что в ИРИ наряду с азербайджанскими тюрками проживают и другие тюркоязычные народы, такие как кашкайцы, туркмены, тюрки Хорасана, афшары Кермана. Все, кроме туркмен, говорят на близком к азербайджанскому языку диалектах (сюда можно прибавить туркманов Ирака и Сирии).

Согласно сирийской хронике Karki ole Bet Selox (V век) и римскому историку Аммиану Марцеллину (IV), политоним «Азербайджан» появился от слова Атарпатена/Атрапатена/Адорбайган. Этот политоним не происходит ни от персидского, ни от греческого языка. Согласно сирийскому источнику V века, корнем является титул военоначальника «Атрапат» или Орбай, который основал государство 2700 лет тому назад в 612 году до н.э. Государство Кавказская Албания было создано в I веке до н.э., но входило в состав Атрапатены. Относительно же складывания национальной идентичности в Азербайджане, нелишне было бы заметить, что здесь азербайджанский народ не изобрёл велосипеда и не пытался убедить окружающих в этом, как то делают некоторые соседи. В Азербайджане процесс генезиса нации проходил в строгом соответствии с его объективными закономерностями, проявившими себя в Европе, России и странах Востока. Вторая половина ХIХ века, ознаменовавшаяся бурным промышленным ростом и культурным преображением Северного Азербайджана в составе Российской империи, складыванием национальной буржуазии и интеллигенции, кристаллизацией общественного сознания, приобретшего черты национальной самоидентификации, стала эпохой начала Новой истории Азербайджана. Этот процесс, развернувшийся в стране синхронно со схожими тенденциями в Центральной и Восточной Европе, обусловил превращение Азербайджана одним из первых на Востоке в общество, организованное на основе национальной консолидации. Именно этот факт подготовил почву для провозглашения в 1918 года Азербайджанской Демократической Республики — первого современного государства республиканского типа в мусульманском мире.

Рамки данной статьи не представляют возможным более широко осветить данную тему, но сам факт обращения к теме политической истории Азербайджана г-ном Тарасовым кажется нам крайне актуальным.

Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2569512.html

Убийство Кашикчы: мир ожидает шагов ООН и мирового сообщества

АА

Споры вокруг убийства известного саудовского журналиста Джемаля Кашикчы в генконсульстве Саудовской Аравии в Стамбуле не утихают до сих пор.

После того, как спецдокладчик ООН по внесудебным и произвольным казням Агнес Калламард возложила ответственность за убийство на Эр-Рияд, все внимание сконцентрировано на шагах, которые предпримет мировое сообщество, главным образом ООН.

Резко негативная реакция ООН последовала спустя несколько месяцев после спланированного убийства Кашикчы второго октября 2018 года.

Спецдокладчик ООН Агнес Калламард отчиталась об итогах визита в Турцию, состоявшегося 28 января-3 февраля, в ходе которого она обсудила резонансное убийство с представителями местных властей.

Поблагодарив власти Турции за поддержку в ходе визита, Калламард сказала: «Улики, собранные во время моего визита в Турцию, свидетельствуют о том, что Кашикчы стал жертвой жестокого убийства, спланированного властями Саудовской Аравии».

Заявление Калламард произвело в мире эффект разорвавшейся бомбы. Мировые информационные агентства широко осветили эту тему.

Спецдокладчик сообщила, что планирует продолжить анализ полученных улик, и призвала лиц, владеющих информацией по поводу убийства Кашикчы, помочь ООН в расследовании.

По словам Калламард, она представит доклад по итогам расследования на 41-м заседании Совета по правам человека ООН, которое пройдет в июне нынешнего года в Женеве.

Ранее Калламард не назвала конкретных имен во властных структурах Саудовской Аравии, но ожидается, что она передаст соответствующий список в Совет ООН по правам человека или Управление Верховного Комиссара ООН по правам человека.

Кроме того, спецдокладчик представит в Совет ООН по правам человека ряд предложений, в том числе касательно наказания виновных в убийстве Кашикчы.

После того, как доклад обсудят представители 47 стран-участниц Совета ООН по правам человека, ряд государств внесет на рассмотрение всемирной организации проект резолюции, осуждающий Саудовскую Аравию, уверены эксперты.

Несмотря на то, что итоги голосования не будут иметь решающего значения, это позволит оказать некоторое давление на СБ ООН и мировое сообщество.

Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет в декабре 2018 года заявила, что у Управления Верховного комиссара ООН по правам человека нет полномочий на проведение уголовного расследования.

Такое расследование может быть проведено только по инициативе стран-участниц ООН, в том числе Совбеза организации.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%83%D0%B1%D0%B8%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BA%D1%87%D1%8B-%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%BE%D0%B6%D0%B8%D0%B4%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%88%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B2-%D0%BE%D0%BE%D0%BD-%D0%B8-%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-/1387175