Парламент Турции за 71 год одобрил 76 мандатов на отправку военных за границу

Парламент Турции на текущей неделе одобрит еще 2 мандата на военные миссии за рубежом (в Ираке, а также в Сирии и Ливане)

Парламент Турции за 71 год одобрил 76 мандатов на отправку военных за границу

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Таджикистан не собирается идти на прямую конфронтацию с «Талибаном»

Иллюстрация: asiaplustj.info.


Таджикистан не собирается идти на прямую конфронтацию с «Талибаном». Скорее, действуя чуть более рискованно, чем соседи, таджикское руководство рассчитывает добавить себе популярности и внутри страны, и на международном уровне
Таджикистан не часто попадает в мировые новости, но в последние недели стал появляться там регулярно. Причина – жесткая позиция, которую таджикские власти заняли в отношении ситуации в Афганистане, где к власти недавно пришел «Талибан».

Казалось бы, все должно быть наоборот. Если кому в Центральной Азии и нужно переживать о хороших отношениях с талибами, так это Таджикистану. Таджикская граница с Афганистаном протяженная, гористая, и контролировать ее трудно. Таджикская армия считается самой слабой в Центральной Азии. Через Таджикистан проходит большая часть наркотрафика из Афганистана в Россию и Европу, а за последние годы в стране не раз случались теракты.

Однако в отличие от своих соседей по Центральной Азии, а также России и Китая Таджикистан не только не спешит налаживать связи с новыми властями в Кабуле, но и взял на себя роль их главного противника и поддерживает остатки оппозиционных сил Афганистана. Официально президент Эмомали Рахмон обосновывает такую позицию тем, что талибам нельзя доверять, потому что они нарушают права национальных и религиозных меньшинств. Но скорее дело в том, что таким образом Рахмон рассчитывает поднять собственную популярность и внутри страны, и на международной арене, а военный альянс с Россией позволяет ему чувствовать себя уверенно в отношениях с талибами.

Громкие слова
В последнее время президент Рахмон возвращается к теме несчастий Афганистана при талибах почти в каждом своем выступлении – даже в тех, которые не связаны с внешней политикой. Особенно подробно он остановился на этом вопросе в торжественной речи на праздновании 30-летия независимости Таджикистана 8 сентября.

На концерте вечером того же дня главным номером стало выступление бежавшего из Афганистана певца Фахими Фано. Его песня была посвящена великой роли Рахмона в мирном развитии Таджикистана – в зале песню слушали стоя, а после концерта Рахмон лично пообщался с певцом.

На встречах с мировыми лидерами и на международных площадках Рахмон не устает повторять: «Таджикистан не будет признавать никакого другого правительства, сформированного в этой стране путем угнетения и преследования, без учета позиции всего афганского народа, особенно всех его национальных меньшинств». По словам Рахмона, этнические таджики составляют более 46% населения Афганистана, хотя большинство исследователей оценивают их долю на уровне 20%.

Таджикистан – единственная страна в регионе, которая еще летом пообещала принять до 100 тысяч беженцев из Афганистана. Также Рахмон посмертно наградил лидеров антиталибского движения (этнических таджиков) – легендарного командира моджахедов Ахмада Шаха Масуда и экс-президента Афганистана Бурхануддина Раббани – орденами Исмоили Сомони I степени.

Ходят упорные слухи, что Таджикистан поддерживает и оставшихся противников талибов – Национальный фронт сопротивления Афганистана в провинции Панджшер (больше 98% населения провинции – этнические таджики). Это единственная территория, которую «Талибан» еще не взял полностью под контроль. По некоторым данным, сейчас на территории Таджикистана находятся лидеры сопротивления: Ахмад Масуд-младший и бывший вице-президент Афганистана, самопровозглашенный и.о. президента Амрулла Салех. Также сообщается о сотне афганских пилотов, которые бежали в Таджикистан и ждут там, пока готовятся их документы для переезда в Европу или США.

В ответ талибы заявили, что не допустят «вмешательства во внутренние дела» Афганистана, и стянули к таджикской границе войска. Таджикистан тоже активно демонстрирует свою военную готовность. Впервые за годы независимости по тревоге подняли сотни тысяч военнослужащих, а также солдат из резерва для проверки их боевой подготовки. 20 тысяч солдат отправили на границу с Афганистаном. Впервые за несколько лет Рахмон лично посетил районы страны, граничащие с Афганистаном, где выступил перед военнослужащими и принял военный парад.

Осторожные дела
Тем не менее говорить, что Таджикистан и Афганистан оказались на пороге войны, пока рано. Риторика Рахмона звучит жестко, но действует он предельно осторожно. И президент, и другие высокопоставленные таджикские чиновники удерживаются от выпадов против самого «Талибана», а напирают в своей критике на то, что новое правительство Афганистана недостаточно инклюзивное, потому что не включает в себя достаточное представительство национальных меньшинств.

Рахмон вообще почти не упоминает «Талибан» напрямую, а если и говорит о нем, то очень обтекаемо. Например, так: «Приход к власти движения «Талибан» еще больше усложнил и без того сложный геополитический процесс в регионе».

Многие смелые заявления Душанбе так и остаются на бумаге. Например, июльское обещание таджикских властей принять 100 тысяч беженцев вряд ли будет выполнено в обозримом будущем. В сентябре глава МВД Рамазон Рахимзода заявил на встрече с верховным комиссаром ООН по делам беженцев: «…за 20 лет ни одна международная организация не оказала практической помощи в создании инфраструктуры для приема беженцев и лиц, ищущих убежища. В связи с этим в Республике Таджикистан нет возможности принять большое количество беженцев и лиц, ищущих убежища».

На деле Душанбе тысячами возвращает беженцев обратно в Афганистан и не публикует реальной статистики. В середине октября глава Госкомитета по нацбезопасности Саймумин Ятимов сообщил, что ежедневно границу пытаются пересечь до 600 афганцев, и на данный момент число афганских беженцев в стране составляет 15 тысяч. То есть рост получается сравнительно небольшой, потому что к началу сентября, когда талибы только пришли к власти, их уже насчитывалось 10 тысяч.

Официально Таджикистан опровергает все сообщения, что он поддерживает Национальный фронт сопротивления Афганистана. А пребывание в стране Ахмада Масуда-младшего объясняют тем, что он приехал в Душанбе на переговоры с талибами, которые не состоялись.

Таджикистан также не стал разрывать торговые отношения с новым афганским правительством, хотя на Афганистан приходится всего 1,5% от общего товарооборота страны. Основная статья таджикского экспорта в Афганистан – электричество – продолжает поступать, хотя талибам пока нечем платить, и их долг перед Таджикистаном перевалил за $11 млн.

В рядах «Талибана» есть те, кто готов наладить отношения с Таджикистаном. Однако Рахмон вряд ли может позволить себе такие договоренности. Его режим и так переживает нелучшие времена из-за экономических трудностей и общей усталости от его почти тридцатилетнего правления. Игра в этнического националиста и защитника всех таджиков, независимо от страны проживания, – это то, что обеспечивает Рахмону поддержку в таджикском обществе.

Поддержка внутри и снаружи
С тех пор как «Талибан» взял Кабул, таджикские соцсети наводнены материалами про Афганистан. Пользователи делятся страшными фото оттуда, призывают международное сообщество обратить внимание на судьбу таджиков в Афганистане, выкладывают посты в поддержку сил сопротивления, просят подписывать петиции на change.org и так далее.

Не менее популярна критика соседей Таджикистана – например, Узбекистана за то, что он готов договариваться с «Талибаном». Ташкент действительно активнее других сотрудничает с талибами. Например, глава узбекского МИД Абдулазиз Камилов стал первым высокопоставленным чиновником из региона, кто провел с талибами переговоры в Кабуле.

Узбекистан тоже говорит об инклюзивности и беспокоится о правах узбеков в Афганистане, но в отличие от Душанбе Ташкент не рассматривает афганских узбеков как «своих», не считает их представителями узбекской диаспоры, а в первую очередь относится к ним как к гражданам Афганистана.

Действительно, если досоветские общества, проживающие на территории современных Узбекистана, Таджикистана и Афганистана, имели много общего, то сто лет спустя различий стало больше, чем сходств. В начале XX века Москва сконструировала и десятилетиями институционализировала этнонациональную идентичность в советских республиках. И если для жителей Центральной Азии сегодня национальная самоидентификация – это что-то самоочевидное, то в Афганистане этнонимы «таджик» или «узбек» используются во многом произвольно и сильно зависят от обстоятельств.

В Душанбе не могут не понимать, что надгосударственной общности таджиков не существует. Однако президент Рахмон на протяжении всей своей политической карьеры позиционировал себя «опекуном и покровителем всех таджиков мира» (так его публично называют его приближенные), а руководство Таджикистана активно поощряет националистические настроения в обществе.

Рахмон часто прибегает к националистической риторике, чтобы поднять свой рейтинг. Особенно сейчас, на фоне спада в экономике, рекордной инфляции и тяжелых последствий пандемии, игра в радикального националиста остается для Рахмона единственным способом поддерживать свою популярность.

Политический кризис в соседнем Афганистане дал многолетнему таджикскому лидеру шанс реабилитироваться в глазах общества – снова сделал актуальной мантру о подаренном Рахмоном «мирном небе над головой», от которой общество начало уставать.

Дополнительным бонусом к поддержке внутри страны стало внимание со стороны международного сообщества. Рахмон оказался единственным лидером из Центральной Азии, кого президент Франции Эммануэль Макрон пригласил на переговоры в Париж.

Европейское турне Рахмона стартовало 11 октября в Бельгии, где президент Таджикистана встретился с президентом Европейского совета Шарлем Мишелем, верховным представителем ЕС по внешней политике Жозепом Боррелем и другими международными и бельгийскими чиновниками. А 13 октября на встрече с Макроном Рахмон обсуждал, какую помощь могла бы оказать Франция Таджикистану для стабилизации ситуации. Французский президент особенно отметил «устойчивую позицию» Таджикистана по Афганистану.

Таджикистан не собирается идти на прямую конфронтацию с «Талибаном». Скорее, действуя чуть более рискованно, чем соседи, таджикское руководство рассчитывает добавить себе популярности и внутри страны, и на международном уровне. Душанбе может себе позволить такой риск, потому что уверен, что в крайнем случае на помощь придут российские военные, обеспечивающие безопасность на афгано-таджикской границе. Мало того, помимо России, Таджикистан тесно сотрудничает в военном плане и с Китаем.

Учитывая то, что ситуация в Афганистане вряд ли стабилизируется в обозримом будущем, афганская тема еще несколько лет может добавлять энергии режиму Рахмона. При этом Душанбе достаточно осторожен, чтобы не заходить слишком далеко в своей риторике. Благодаря этому у Рахмона по-прежнему сохраняется возможность наладить контакт с «Талибаном», если давление на границе с Афганистаном станет слишком опасным.

следующего автора:
Темур Умаров
Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.

21.10.2021

Источник — carnegie.ru

Шерали Мирзо жестко высказался о талибах и ситуации в Афганистане

Средняя Азия — Википедия (wikipedia.org)

Глава Минобороны Таджикистана резко и негативно описал обстановку в Афганистане, которая возникла там после прихода талибов к власти
На полигоне Харб-Майдон с привлечением воинских контингентов Коллективных сил оперативного реагирования, разведки и материально-технического обеспечения всех стран ОДКБ стартовал второй этап учений. С речью перед военными выступил и министр обороны Таджикистана генерал-полковник Шерали Мирзо.
Он отметил, что решение о проведении комплекса масштабных мероприятий было принято на фоне резкого обострения обстановки в соседнем Афганистане, которая с выводом подразделений международной коалиции претерпела значительные и катастрофические изменения.

«Движение «Талибан»*, захватившее силовым способом власть в Афганистане и не получившее признания мирового сообщества как легитимное правительство, на сегодняшний день не в состоянии обеспечить нормальное функционирование всех механизмов власти, гарантировать соблюдение прав граждан и их безопасность, организовать продовольственное, медицинское и другие виды социально-гуманитарного обеспечения населения страны», — заявил таджикский военачальник.
Он отметил, что участившаяся террористическая активность «Исламского государства»*, преследования и убийства представителей предыдущей власти и госслужащих, многочисленные нарушения прав граждан по этническому, конфессиональному и половому признаку свидетельствуют о том, что обстановка в Афганистане остается неконтролируемой.

«Террористические группировки, действующие в Афганистане после захвата власти в стране, получили большое количество временного вооружения, значительно укрепили свои позиции, используя складывающуюся ситуацию, создают условия для его превращения в плацдарм для дальнейших действий в регионе», — сказал Мирзо.
Министр обороны Таджикистана заключил, что с учетом многократного возрастания вызовов и угроз и концентрации дестабилизующих факторов непосредственно вблизи границ республики военные аспекты противодействия терроризму приобретают все большую значимость и актуальность.
* Террористическая организация, запрещенная в России и Таджикистане.

Источник — tj.sputniknews.ru

Врага талибов депортировали из России

Бывают же совпадения: делегация запрещенной в РФ террористической организации «Талибан» приезжает в Россию с деловым визитом, встречая если не дружеский, то отнюдь не враждебный прием, а врага этой организации, студента Рафиуллу Рохани, с позором из России депортируют. Или это не совпадение, а не признанная пока официально закономерность? Наша мудрая внешняя политика плетет в последнее время такие кружева, что совсем не мудрено запутаться.

"Ночь провел в "обезьяннике"
ДЕПОРТИРОВАННЫЙ 21-ЛЕТНИЙ СТУДЕНТ КУБАНСКОГО ТЕХУНИВЕРСИТЕТА РАФИУЛЛА РОХАНИ. ФОТО: [email protected]_ROHANI

Попробуем все-таки разобраться в этих хитросплетениях и решить задачку. Итак, дано: Рафиулла Рохани, 21 год, гражданин Афганистана, студент Кубанского государственного технологического университета (Краснодар). Но, похоже, ключевым фактом его биографии — ну, с точки зрения задачки — является другой.

Рафиулла Рохани — член влиятельной афганской семьи, представители которой занимали ключевые государственные посты при прежнем, свергнутом талибами режиме. Отец был губернатором провинции Гильменд и советником президента Афганистана, дядя, генерал Хайбатулла Ализай, — начальником Генерального штаба.

15 октября Рохани прибыл в аэропорт «Домодедово» из Ирана, где сейчас находится его семья, намереваясь отправиться затем к месту учебы. Но был задержан на пограничном посту.

«Рохани Рафиуллу жестко и хамски допрашивали представители российских спецслужб в штатском, — сообщает в своем телеграм-канале публицист и политик, депутат Госдумы II созыва (1995–1999 годы) Дарья Митина. — Спрашивали, что он забыл в этой стране, — бумага из университета о том, что он студент, впечатления не произвела. Отобрали телефон, затребовали пароли от всех соцсетей и аккаунтов, вскрыли переписку с родным дядей, который сейчас тоже был вынужден покинуть страну, — за ним идет охота, он был одним из главных противников талибов. Ночь Рохани провел в «обезьяннике» без еды и воды, спал на полу. Утром был депортирован».

Депортирован, к счастью, не в Афганистан. Но это было бы и технически невозможно: прямого авиасообщения между Россией и этой страной сейчас нет. Рохани посадили на рейсовый самолет, следовавший в Доху, столицу Катара. Однако в Дохе, по данным руководителя Центра изучения афганской политики Андрея Серенко, представители «Талибана» попытались перехватить юношу: встретились с ним и попытались надавить, предложили «добровольно сдаться». На что Рохани, понятно, ответил отказом. И вернулся в итоге в Тегеран.

По версии Серенко, решение о депортации Рафиуллы Рохани было пролоббировано талибами — через российских чиновников, некоторые из которых якобы поддерживают с нынешними хозяевами Афганистана не только деловые, но и личные отношения. Талибам же студент нужен в качестве заложника — чтобы оказывать давление на его семью, и прежде всего на дядю-генерала, которого эксперт называет «врагом №1 «Талибана».

Понятно, что прямых доказательств у этой гипотезы нет. Но материала для опровержения «домыслов» тоже, увы, маловато. Налицо, во-первых, сам факт депортации. А во-вторых — крепнущие на глазах связи между «Талибаном» и официальной Москвой. Не всякая, согласитесь, разрешенная в России иностранная организация наведывается в наши края так часто и чувствует себя здесь так уверенно, как эта запрещенная. Да что там иностранцы! Редкие российские организации находят в коридорах власти такое радушие.

Кстати, на сайте МИД РФ нет никаких указаний на запрещенность «Талибана». Последний текст на мидовском сайте, содержащий упоминание о талибах, — анонс очередного заседания Московского формата консультаций по Афганистану, для участия в котором, собственно, и прилетели бородатые гости столицы, — называет их так: «высокопоставленная (! — А.К.) делегация Движения талибов, представляющая Афганистан».

И что-то подсказывает, что Роскомнадзор не оштрафовал этот интернет-ресурс за «распространение информации об общественном объединении или иной организации, включенных в опубликованный перечень… организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности».

У Realpоlitik своя логика, не совпадающая с логикой общечеловеческой. Судя по всему, отношения между Москвой и «Талибаном» находятся в том нежном конфетно-букетном периоде, когда все зыбко и неопределенно, когда все может сорваться. О чувствах еще нельзя говорить открыто, а подарки уже делать нужно.

Но подарки в виде выдачи новым партнерам на растерзание их политических противников — это, безусловно, перебор.

Авторы: АНДРЕЙ КАМАКИН

Врага талибов с позором депортировали из России — МК (mk.ru)

Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших

В мечеть, где находились более 200 верующих, ворвались два смертника

Saadet Firdevs Aparı, Aynur Asgarli   |15.10.2021Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших

КАНДАГАР / АНКАРА

Число жертв теракта в шиитской мечети «Фатимия» в городе Кандагар на юге Афганистана достигло 36 человек.

Представитель движения «Талибан» в Кандагаре Шемс Самим сообщил агентству «Анадолу», что в результате двух взрывов госпитализированы не менее 70 человек.

В помещение, где находились более 200 верующих, ворвались два смертника.

Пресс-секретарь талибов Забихуллах Муджахид в своем Twitter осудил теракт.

По его словам, правоохранительным структурам поручено задержать всех причастных к взрывам в ходе пятничной молитвы.

Талибы перекрыли все пути, ведущие к мечети.

Схожий теракт произошел на прошлой неделе в шиитской мечети провинции Кундуз на севере Афганистана, где погибли 46 человек.

Ответственность за кровавое преступление взяли на себя террористы ДЕАШ.

Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших (aa.com.tr)

Ахмад Масуд обвинил «Талибан» в геноциде и этнических чистках в Афганистане

Лидер афганского сопротивления Ахмад Масуд обвинил движение «Талибан» (запрещено в Таджикистане и ряде стран мира) в геноциде и военных преступлениях в Афганистане. Накануне стало известно об обнаружении массовых захоронений мирных жителей в провинции Панджшер. Внесудебные казни, по словам местных жителей, совершены талибами. «Талибан» опровергает эти обвинения.

Фронт национального сопротивления Афганистана в опубликованном 12 октября заявлении обвинил «Талибан» в военных преступлениях, массовом убийстве мирных жителей, этнических чистках, ограблении имущества населения и других преступных деяниях, и призвал мировое сообщество не признавать режим талибов в Афганистане.

Ахмад Масуд на своей фейсбуковской странице написал, что талибы продолжают убийства мирных жителей и полевые казни, занимаются грабежами и изнасилованием. Талибы, по его словам, устанавливают в Афганистане авторитарный режим и подавляют голоса несогласных афганцев.

«Массовое убийство верующий в мечети Сайид Обид в Кундузе, насильственный захват домов мирных жителей в Кандагаре, Балхе, Дайкунди, Андаробе, массовые казни мирных жителей в провинции Панджшер – все это являются доказательствами военных преступлений, геноцида, этнических чисток и преступлений против человечества со стороны талибов», говорится в заявлении лидера ФНС.

«Талибан» отвергает эти обвинения. Руководство радикального движения во взрыве в шиитской мечети в Кундузе обвинило группировку «Исламское государство». Высокопоставленные чиновники «Талибана» заявляют, что расследуют факты массовых убийств мирных граждан и бывших военнослужащих, отметив, что не верят в подобные сообщения. Талибы утверждают, что они, наоборот, создают все условия для того, чтобы перемещенные лица вернулись в свои дома.

Накануне посол Афганистана в Таджикистане заявил, что в провинции Панджшер найдено несколько массовых захоронений, в которых находились останки более 400 человек. Ранее Мавлави Ого Мир, официальный представитель движения «Талибан» в Панджшере, сообщил Радио Азади – Афганской службе Радио Свободная Европа/Радио Свобода об обнаружении массового захоронение, в котором находились останки бойцов Фронта национального сопротивления Афганистана.

Месяц назад представитель Фронта национального сопротивления Афганистана Али Назари обвинил «Талибан» в этнических чистках в Панджшере. Он призвал мир обратить на это внимание. «Талибы* изгнали тысячи людей из Панджшера. Они проводят этническую чистку. Но мир все еще наблюдает за этой ситуацией и игнорирует ее», — написал он в Twitter.

О внесудебных казнях мирных жителей сообщают и международные правозащитные организации. «Международная амнистия» (Amnesty International) 5 октября сообщила, что боевики «Талибан» в афганской провинции Дайкунди убили 13 этнических хазарейцев, в том числе 17-летнюю девушку.

«Международное сообщество должно принять срочные меры для предотвращения гуманитарного кризиса, соблюдения прав человека в Афганистане и прекращения преступных действий захватившей страну террористической группировки», отмечается в заявлении ФНС от 12 октября.

Афганское сопротивление призвало мировое сообщество не признавать режим талибов в Афганистане. Ахмад Масуд в своем заявлении восхишается действиями стран, которые твердо стоят в своей позиции не признавать власть талибов. По его словам, в Афганистане должно быть сформировано инклюзивное правительство с участием всех народностей и этнических групп страны.

Движение «Талибан» в начале сентября объявило, что взяло под контроль последний оплот сопротивления в Афганистане — провинцию Панджшер, которую обороняют силы Фронта национального сопротивления (ФНС) Ахмада Масуда. В социальных сетях появились видео и снимки, на которых талибы стоят у ворот резиденции губернатора Панджшера, в некоторых районах они подняли флаг. Однако Фронт национального сопротивления – единственная в стране сила, которая продолжает борьбу с талибами, сообщил, что его бойцы занимают «стратегические позиции» по всей Панджшерской долине и продолжают партизанскую войну.

До сих ни одна страна в мире не признала власть «Талибан» в Афганистане. Представители ряда стран, в том числе США, проводили переговоры с движением «Талибан», но заявили, что не спешат с признанием режима талибов.

Источник — rus.ozodi.org

Узбекистан обсудит с «Талибан» строительство ЛЭП и железной дороги

Делегация Узбекистана посетила с рабочим визитом Афганистан

Abdulrahman Yusupov   |08.10.2021Узбекистан обсудит с «Талибан» строительство ЛЭП и железной дороги

ТАШКЕНТ

В четверг, 7 октября, делегация Узбекистана во главе с министром иностранных дел Абдулазизом Камиловым провела в Кабуле переговоры с руководством Афганистана во главе с заместителем главы временного правительства по политическим вопросам Муллой Абдулом Кабиром. Об этом сообщает пресс-служба внешнеполитического ведомства.

Согласно сообщению, сторонами достигнута договоренность о проведении в ближайшее время совместных переговоров в Термезе по обсуждению вопросов торгово-экономического характера, в том числе по реализации проектов строительства ЛЭП «Сурхан — Пули-Хумри» и железной дороги по маршруту «Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар».

Выражена готовность афганской стороны обеспечить безопасность узбекских специалистов, задействованных в осуществлении указанных проектов.

Официальным Кабулом было также твердо заявлено, что с территории Афганистана никогда не будет исходить какая-либо угроза безопасности братского Узбекистана.

Узбекистан обсудит с «Талибан» строительство ЛЭП и железной дороги (aa.com.tr)

Афганское сопротивление заявило о ведении партизанской войны с «Талибаном»

Силы сопротивления сообщили о партизанской войне с талибами в афганской провинции ПанджшерФото: Reuters

Силы сопротивления в Афганистане продолжают вести партизанскую войну с движением «Талибан» (признан террористической организацией и запрещен в России) в провинциях Панджшер и Баглан. Об этом сообщил председатель поддерживающей сопротивление Партии национального конгресса Афганистана Абдул Латиф Педрам, передает ТАСС.

По его словам, сопротивление контролирует горные долины и возвышенности по обе стороны главной дороги, которая проходит через Панджшерское ущелье, однако сам проезд находится под контролем радикалов. Также он уточнил, что партизанская война ведется в долинах Панджшера и в провинции Баглан, в частности в районах Андараб и Марболат. Педрам подчеркнул, что в большинстве афганских провинций есть неподконтрольные талибам территории. «»Талибан» не контролирует всю территорию Афганистана», — заявил он.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:01 — 28 августа

Героиновый джихад.

Афганские наркотики продают по всему миру. Рискнут ли талибы отказаться от этого прибыльного бизнеса?00:01 — 3 сентября

Хорошо забытые старые.

Талибы собирают правительство и играют в дипломатию. Что ждет Афганистан под властью террористов?

Ранее сообщалось, что в провинции Парван, расположенной в центральной части Афганистана, произошла серия мощных взрывов, а затем перестрелка. Предполагалось, что огонь был открыт между боевиками «Талибана» и членами сил сопротивления, которые не признают власть радикалов и борются с ними преимущественно в провинции Панджшер.

Официальные лица бежавшего правительства Афганистана сообщили, что члены бывшей администрации создают правительство в изгнании. По их словам, согласно конституции страны, любая другая власть на территории Афганистана расценивается как незаконная. Составители опубликованного заявления также призвали мировые державы не признавать установление Исламского Эмирата Афганистан (ИЭА) и правление талибов, захвативших власть в Афганистане 15 августа. Единственным законным лидером страны после бегства и отречения президента Ашрафа Гани в заявлении признается вице-президент Амрулла Салех, который сейчас возглавляет Фронт национального сопротивления Афганистана

Варвара Кошечкина

Афганское сопротивление заявило о ведении партизанской войны с «Талибаном»: Политика: Мир: Lenta.ru

«Талибы победили — мы обязаны это признать»Как меняется Афганистан под властью террористов?

38Фото: Rahmat Gul / AP

С прихода «Талибана» (признан террористической организацией и запрещен в России) к власти в Афганистане прошло больше месяца. За это время талибы успели сформировать правительство и практически полностью подавить сопротивление в мятежной провинции Панджшер. Начались контакты на международном уровне, что означает фактическое признание новой власти: недавно Кабул посетили делегации Китая, Пакистана и России, а в ООН задумались о назначении нового посла Афганистана при организации. Что же касается внутренней политики, то она вызывает все больше беспокойства как внутри страны, так и за ее пределами: не сдержав обещаний, талибы вернули смертную казнь и практику отрубания конечностей. «Лента.ру» побеседовала с профессором антропологии и социологии Женевского центра гуманитарных исследований Алессандро Монсутти о том, можно ли верить талибам на слово, как скоро в Европу хлынет очередной поток беженцев и почему война в Афганистане не заканчивается уже несколько десятилетий.

«Лента.ру»: Талибы уже больше месяца у власти. Они успели сделать много миролюбивых заявлений, но что стоит за этими словами? Как они соотносятся с делами?

Алессандро Монсутти: От талибов действительно звучит немало миролюбивых заверений. Как международному сообществу, так и внутри страны с целью успокоить население. Но мы видим, как их боевики регулярно проводят обыски и аресты. «Талибан», по всей видимости, очень хорошо осведомлен и знает, кто есть кто: кто работал на американцев, кто работал на иностранные НКО и так далее. Возможно, они откуда-то получили списки, может, у них были осведомители в этих организациях.

В Кабуле талибы особо преследуют выходцев из Панджшера. До нас доходят видео с арестами и внесудебными казнями. Поэтому не исключено, что давление и репрессии лишь продолжат набирать обороты.

С другой стороны, «Талибан» объявил, что женщины смогут получить высшее образование, хоть и отдельно от мужчин. Посмотрим, что из этого выйдет. Пока выводы делать рано. Они обещали женщинам должности в правительстве, но этого в конечном итоге так и не произошло.

Боец «Талибана» совершает пятничный намаз

Боец «Талибана» совершает пятничный намазФото: Bernat Armangue / AP

Или взять тех же шиитов — в сети есть ролики, где талибы приходят в шиитские мечети и обещают, что не тронут их. При этом в прошлом они вообще не считали шиитов за мусульман. Сейчас они говорят одно, но на деле все может оказаться совсем не так. Сложно спрогнозировать, как будет развиваться ситуация.

Как реагировать на это международному сообществу?

Все, что мы можем, — это всячески поощрять их к тому, чтобы они сдерживали свои обещания.

Не думаю, что у нас есть другой выбор, кроме как сотрудничать и вести переговоры с талибами. Ведь они выиграли войну. Нравится нам это или нет, но мы обязаны это принять. Мы не можем отобрать у них власть и выгнать из Кабула

Мы должны попытаться склонить их к большей умеренности во внутренней политике, например посредством переговоров о предоставлении гуманитарной помощи и доступе к активам афганского государства за рубежом. Если мы откажемся говорить с талибами, изолируем их от остального мира, то у них не будет стимула сдерживаться в своей внутренней политике.

Идеологически они все те же, что и 20 лет назад. Но за эти годы они научились политическому прагматизму — хотят признания на международном уровне. И это наш единственный шанс.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:01 — 25 сентября

«Ислам станет игрушкой в руках террористов»

Что происходит в Афганистане спустя месяц после прихода талибов к власти00:01 — 18 сентября

«Тут каждый день длиною в год»

Талибы освободили узников самой страшной тюрьмы Афганистана. Что творилось за ее стенами?

В некоторым смысле, получается, что они признали наличие политического плюрализма на международном уровне. Талибы как бы говорят: хорошо, мы признаем, что вы, международное сообщество, существуете и что-то значите, но и вы должны признать, что у Афганистана свой особый путь, что у нас есть право управлять нашей страной по-нашему, а не по-вашему; мы не верим в демократию, мы верим в шариат. Это довольно любопытный момент с точки зрения политической философии.

Проблема в том, что талибы не признают плюрализма внутри страны: для них есть только один способ быть афганцем — и это их способ. А если некоторые афганцы не согласны с ними, так это потому, что они не настоящие афганцы. Талибы верят, что иностранцы промыли этим людям мозги, забили им головы всякой чепухой, а долг талибов — выбить всю эту дурь и освободить соотечественников от навязанных извне идей.

Потенциально такая позиция — идеальный рецепт для суперрепрессивной политики.

О «ненастоящих афганцах» — в стране проживает множество этнических и религиозных групп. Какие из них сегодня наиболее уязвимы?

В первую очередь, это шииты и хазарейцы.

Тут важно помнить один момент. «Талибан» идеологически близок к деобандизму — исламскому движению, которое появилось в XIX веке в Британской Индии, в городе Девабанд (Деобанд). Это своего рода фундаменталистский суннизм. Его сторонники никогда не считали шиитов настоящими мусульманами. А поскольку большинство шиитов в Афганистане — это хазарейцы, то возникает двойственное противостояние: по религиозному признаку (сунниты против шиитов) и по этническому (пуштуны против хазарейцев).

Мусульмане-шииты в Кабуле совершают кровавый обряд в преддверии дня Ашура

Мусульмане-шииты в Кабуле совершают кровавый обряд в преддверии дня АшураФото: Ebrahim Noroozi / AP

Еще одна группа риска — это панджшерцы, жители Панджшерского ущелья. Потому что они оказались последними, кто продолжил сопротивляться «Талибану». В последнее время панджшерцы все чаще подвергались преследованиям в Кабуле — талибы обыскивали их дома, проводили аресты.

Но между этими группами есть существенная разница. Хазарейцы сталкиваются с расизмом в чистой форме, в прошлом их подвергали рабству. В случае с панджшерцами речь идет о политическом и военном противостоянии — «Талибан» считает их угрозой.

Кто еще может стать потенциальной угрозой для талибов?

Например, городское население. 25 лет назад, когда «Талибан» в прошлый раз взял Кабул, в столице проживало меньше миллиона человек. А сейчас там насчитывается уже пять миллионов жителей. Так что самый большой вопрос — как талибы смогут проглотить такой большой город? Они ведь совершенно не умеют управлять городами, заниматься такими обыденными вопросами, как канализация и логистика.

Есть еще один важный момент: половина населения Афганистана (и Кабула, соответственно, тоже) младше 25 лет. То есть половина от этих пяти миллионов, где-то два с половиной миллиона человек, — это молодежь, которая не застала первый режим талибов, которая привыкла свободно общаться в соцсетях вроде Facebook и Viber, у которых есть друзья по всему миру. Они не будут оказывать талибам вооруженное сопротивление, но у них уже сложились культурные и социальные привычки, из которых складывается определенный образ жизни.

Как с этим бороться — задача непростая для талибов. Репрессии репрессиями, но тут же речь об огромном количестве незначительных повседневных привычек, которые очень сложно отследить и еще сложнее побороть. То есть молодежь в Кабуле будет оказывать, можно сказать, пассивное сопротивление талибам, и талибам будет сложно с ним совладать.

«Талибан» одержим идеей, что именно они представляют «подлинный» Афганистан. То есть получается, что городское население — это Афганистан «обманутый». Поэтому талибы могут начать преследовать городское население, чтобы «выбить из них дурь»

Ну и женщины — это, конечно, не отдельная группа, это половина населения страны. Жительницы крупных городов, получившие высшее образование и особенно как-то проявляющие себя в публичной сфере, тоже столкнутся с репрессиями. В этом смысле женщина-хазарейка из Кабула — идеальный кандидат на роль жертвы репрессий «Талибана».

Женщина проходит мимо салона красоты в Кабуле

Женщина проходит мимо салона красоты в КабулеФото: Bernat Armangue / AP

Может ли дойти до этнических чисток?

Такое случалось в прошлом, причем не только от рук талибов. Подчиненные столь почитаемого командира Ахмада Шаха Масуда (лидер «Северного альянса», боровшегося с талибами в 1990-х, и отец нынешнего лидера ополченцев Ахмада Масуда — прим. «Ленты.ру») очень жестко обходились с хазарейцами.

Но тут я бы хотел остановиться на моей концепции политической антропологии Афганистана. Афганские фракции всегда пытаются сохранить некое равновесие. Представим, что у вас есть три фракции — A, B и C. A — самая могущественная, поэтому B и C вступают в союз против A. Когда A ослабевает, а B, наоборот, становится очень сильным, C становится тревожно, что A вот-вот потерпит окончательный крах и он останется один на один с B. Поэтому C сменяет союзника — разрывает все связи с B и вступает в альянс с A.

Поэтому союзы в Афганистане — вещь крайне волатильная. Это не потому, что Афганистан нестабилен, а потому, что афганские политические силы анализируют ситуацию и пытаются всегда сохранять равновесие. Сегодняшний враг всегда может стать союзником завтра, и вы будете сообща воевать против того, кто еще вчера был вам союзником.

И все же, если вернуться к вопросу об этнических чистках — насколько они вероятны?

Если мы изучим эти 40 лет, что в Афганистане шли войны, то обнаружим, что, несмотря на высокий уровень насилия, там не было крупных массовых убийств или геноцида, как в Руанде или в Боснии и Герцеговине. Конечно, в Афганистане были примеры жестоких расправ той или иной фракции над мирным населением, но в значительно меньшей степени, чем в других горячих точках.

Мы, конечно, не можем полностью исключить этнические чистки, ведь ситуация в стране меняется стремительно. Но мне кажется, что само общественное устройство Афганистана предотвратит появление крупных противостоящих блоков, цель которых — взаимное уничтожение. Мы можем увидеть расправы над шиитами и жителями Панджшера, но я не думаю, что они приобретут систематический характер

Афганцы всегда стремятся распределять риски. Приведу очень простой пример. Я знал трех братьев, и в долине, где они жили, действовало три разные фракции. Они решили, что каждый из братьев присоединится к одной из фракций, чтобы при чьей-либо победе один из них мог позаботиться об оставшихся двух. То есть идея была в том, чтобы в семье при любом раскладе был победитель. Поэтому в Афганистане нет тотальной войны на уничтожение, но в то же время очень сложно установить мир.

Выходит, война в Афганистане никогда не закончится?

Да, моя теория в некотором смысле это предполагает. Потому что война — это способ поддержания равновесия, способ сохранения баланса. Так что в некотором смысле война — это чуть ли не общественный строй, который воспроизводит сам себя.

Фото: Patrick de Noirmont / Reuters

Международная коалиция эвакуировала из страны многих афганцев, которые эти 20 лет им помогали и которым грозила расправа. В ООН опасаются, что, невзирая на это, Афганистан может покинуть еще не менее полумиллиона человек. Согласны ли вы с такой оценкой?

Я вообще считаю эвакуацию крайне лицемерным шагом со стороны Запада. Как-то раз журналист спросил меня, обязаны ли западные страны эвакуировать людей, которые сотрудничали с ними? И я ответил, что моральным долгом западных стран было восстановление страны с 2001 года, а они этого не сделали. Они что, рассчитывали утешить себя, просто эвакуировав несколько тысяч человек, после того как не смогли восстановить страну и потратили столько денег? Это очень лицемерно.

И все же, возвращаясь к теме миграции, стоит ли нам готовиться к значительному потоку беженцев из Афганистана?

Что бы мы ни думали о «Талибане», их приход к власти в том или ином виде привнес мир в Афганистан. Уровень насилия в сельской местности сейчас существенно ниже, чем шесть месяцев назад.

Война с боевиками, развязанная США и проамериканским афганским правительством, повлекла огромное количество смертей. Десятки тысяч мирных жителей погибли в результате авианалетов.

Армия США убила больше афганских женщин, чем «Талибан» — весомо больше, не на одну и не на две. В Афганистане погибло 2,5 тысячи американских солдат и свыше 47 тысяч местных мирных жителей. То есть 1 к 19

Эти военные действия были основным источником насилия и нестабильности в сельской местности. А сейчас этого источника больше нет. И для многих жителей сельских регионов жизнь в Афганистане объективно стала более мирной. Мы должны принять тот факт, что талибы обеспечили безопасность в сельской местности независимо от того, испытываем ли мы к ним неприязнь или даже презрение. Не стоит смотреть на Афганистан только через призму Кабула.

Поэтому, если «Талибан» сможет достичь некоего баланса в отношениях с различными группами населения и не перейдет к тотальным репрессиям, — а мы их все же не исключаем, — то не стоит ожидать массовой волны эмиграции. Безусловно, страну будут пытаться покинуть жители крупных городов, но я не думаю, что мы увидим повторение истории 80-х и 90-х годов, когда из Афганистана уехала треть населения.

Но наверняка есть и другие причины, из-за которых афганцы могут устремиться за рубеж?

Уже в 2014 году, когда США и другие страны вывели часть своих войск, а некоторые гуманитарные организации сократили свое присутствие, в Афганистане разразился масштабный кризис на рынке труда, особенно в крупных городах. Дело в том, что значительная часть молодежи, говорившая на английском, работала переводчиками, водителями, охранниками на иностранных военных базах, в агентствах ООН или НКО. А в 2014-м всех этих вакансий раз — и не стало. Это было одной из косвенных причин миграционного кризиса в Европе в следующем году. Так афганцы отреагировали на кризис в сфере труда. И сейчас, с полным выводом иностранных войск, эта ситуация может повториться.

Афганские беженцы на авиабазе Рамштайн в Германии

Афганские беженцы на авиабазе Рамштайн в ГерманииФото: Olivier Douliery / Reuters

Афганистан — это демографическая бомба. У страны один из самых высоких в Азии темпов прироста населения. 400 тысяч молодых людей ежегодно пополняют рынок труда. Это

серьезный вызов для любой страны, а уж тем более для Афганистана. Особенно сейчас, когда исчезло так много рабочих мест. Поэтому даже в условиях мира демографическая ситуация и обстановка на рынке труда все равно будут стимулировать отток населения из Афганистана. Дело не только в безопасности.

Что изменилось в миграции из Афганистана? С какими сложностями могут столкнуться афганцы, покидающие страну?

В 80-е годы Иран и Пакистан по ряду причин были двумя основными странами, куда устремлялись афганцы за убежищем. Сейчас причин принимать афганцев с распростертыми объятьями, как это было 35-40 лет назад, у них нет.

Кроме того, в 80-е афганцы передвигались преимущественно сухопутными маршрутами и могли легко пересечь границу с Пакистаном. Сейчас же Пакистану удалось полностью перекрыть свою границу с Афганистаном. Даже если каким-то чудом пересечь границу, то передвигаться внутри страны без визы и иных документов будет крайне затруднительно.

Постоянная миграция в сопредельные и не только страны наряду с географическим рассредоточением людей — два столпа афганского общества. Помните ту историю с тремя братьями? Так вот тут одного, условно, отправляют в Саудовскую Аравию, другого в Иран и так далее. Такой подход был крайне эффективным, хоть и чрезвычайно болезненным для семей, и позволял афганцам выживать в их крайне непростых жизненных обстоятельствах.

Сейчас же афганцев фактически лишили их мобильности. И ни одна гуманитарная программа, даже очень крупная, не будет в состоянии удовлетворить все нужды населения страны, львиную долю которого составляют сельские жители. Все это может обернуться гуманитарной катастрофой, вплоть до голода — и ответственность за это будет на международном сообществе. В 80-х и 90-х постоянная миграция позволяла афганцам выживать. Если их лишить такой возможности, то я боюсь представить, что с ними станет.

Афганский беженец работает в ресторане в Венгрии

Афганский беженец работает в ресторане в ВенгрииФото: Bernadett Szabo / Reuters

Получается, будет расти нелегальная миграция?

Вы знаете, мне не нравится само понятие «нелегальная миграция». Потому что согласно международному праву, если ваша жизнь в опасности, то поиск убежища — ваше фундаментальное право. Государства не имеют права препятствовать въезду на свою территорию людей, находящихся в опасности. В попытке спасти свою жизнь нет ничего противозаконного.

Еще говорят «нелегальные мигранты». Я считаю, что это словосочетание вообще нужно запретить. Мы можем сказать, что человек нелегально пересек границу, но мы не можем назвать самого человека нелегальным. Для меня это, если позволите, терминологическое преступление. Они просто просители убежища, ищущие безопасности. Когда человек пересекает границу, то в первую очередь следует всегда исходить из того, что он действительно находится в опасности.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ

00:01 — 28 августа

Героиновый джихад.

Афганские наркотики продают по всему миру. Рискнут ли талибы отказаться от этого прибыльного бизнеса?00:01 — 3 сентября

Хорошо забытые старые.

Талибы собирают правительство и играют в дипломатию. Что ждет Афганистан под властью террористов?

Так или иначе, афганцы были одной из самых больших групп мигрантов, приезжающих в Европу. Не думаю, что это изменится. Но поскольку на пути у них все больше и больше препятствий, не знаю, как у них это будет получаться. В прошлом афганцам было трудно добраться до страны назначения, но проблем с тем, чтобы уехать из страны, никогда не было. Теперь же Афганистан словно превратился в тюрьму.

Существуют опасения, что под прикрытием беженцев в Европу могут проникнуть террористы…

Это полная чепуха.

Вы знаете, я ведь был в Париже 13 ноября 2015 года, когда произошли теракты. Возможно, кто-то из террористов приезжает на какое-то время в Афганистан для боевой подготовки, но физически все они базируются на Западе. Террористы перемещаются совершенно отличными от беженцев путями. У них больше возможностей, больше ресурсов и, как правило, есть нужный паспорт. Поэтому отказывать афганским беженцам только по этой причине — просто отвратительно. Это совершенно неверное представление о том, как работают террористические группировки.

К тому же во время эвакуации афганцев сначала привозили в третьи страны вроде Катара, где тщательно проверяли. Так что, прямо скажем, для террористов такой путь будет не самым мудрым решением. Уверен, у них есть более надежные способы перемещений. Не Афганистан и не афганское общество создают террористов, а Запад.

Все чаще звучат опасения, что «Талибан» может вновь сплотиться с «Аль-Каидой» (террористическая организация, запрещенная в России) и начать оказывать ей поддержку. Насколько это вероятно?

Я не думаю, что «Талибан» претерпел серьезные идеологические изменения со времени, когда впервые пришел к власти. Лидеры — все те же люди, что мы видели 20-25 лет назад. Но, как я ранее говорил, мне кажется, что талибы поняли, как работает международная политика, и научились прагматизму.

В 2001 году они действительно были в союзе с «Аль-Каидой». При этом сами по себе талибы не джихадисты, не интернационалисты, их не волнуют навязывание своей модели общественного строя за пределами Афганистана. Они хотели освободить свою страну от иностранного присутствия. В какой-то мере их можно назвать националистическим движением. И разрешив «Аль-Каиде», у которой были совсем иные цели, совершать атаки с территории Афганистана, они в некотором смысле совершили политический суицид. Ведь сразу за этим последовало вторжение США и союзников, а сами талибы лишились власти.

Нам остается надеяться, что «Талибан» научился на собственных ошибках и будет ставить свои интересы выше интересов «Аль-Каиды».

Фото: Reuters

А что насчет «Исламского государства» (ИГ, террористическая организация, запрещена в России)?

В Афганистане действует «филиал» этой группировки — «Вилаят Хорасан». И если представить возможный союз между «Талибаном» и «Аль-Каидой» еще возможно, то вот сотрудничество талибов с боевиками ИГ совершенно исключено. Они борются за одну поляну и в некотором смысле конкурируют за исламскую политическую легитимность.

У ИГ нет таких ресурсов, как у «Талибана», чтобы занимать территории, поэтому в их арсенале остаются лишь террористические атаки. Могу предположить, что «Исламское государство» продолжит совершать теракты против талибов. А те продолжат всячески противостоять и бороться с ИГ.

Подводя итог, какие главные выводы можно сделать из последних событий в Афганистане?

События последних месяцев стали наглядной иллюстрацией полного провала процесса восстановления Афганистана. 20 лет международного присутствия. Одна лишь казна США потратила 2 триллиона долларов. Это двойка и 12 нулей, миллиарды миллионов — колоссальная сумма. Не забывайте, что американский солдат в Афганистане — самый дорогостоящий солдат за всю историю человечества. Один солдат обходится США в миллион долларов в год. Не знаю наверняка, сколько стоит боец «Талибана», но явно намного меньше.

20 лет усилий были сведены на нет талибами всего за несколько недель. Широкие слои афганского населения не удалось убедить в том, что та модель государства и общества, которую предлагали ООН и США, была лучше. Главный вывод таков: одно лишь то, что страна является военной сверхдержавой, не означает ее автоматическую победу в войне

Для меня произошедшее в Афганистане является своего рода свидетельством того, насколько претензии Запада на моральное превосходство перестали восприниматься всерьез остальными странами. Мне кажется, многие на Западе даже не осознают этого.

Недавно я давал интервью китайскому телеканалу CGTN и заодно решил изучить, что пишут об Афганистане их англоязычные СМИ. И знаете, там постоянно встречалась одна и та же мысль о том, что американская армия должна предстать перед судом за свои действия в Афганистане. И я согласен с этим. В ООН говорят о том, что «Талибан» надо тщательно проверить на предмет нарушений прав человека. Да, безусловно, это важно, но почему они не призывают к тому же в отношении американской армии? Они должны быть равны. Но нет, талибов проверяют, а американцев — нет. А ведь армия США убила больше мирного населения Афганистана, чем «Талибан».

В мире накопилась усталость от вечных притязаний Запада на моральное превосходство — их действия прямо этому противоречат. Поэтому то, что происходит внутри и вокруг Афганистана, для меня является сигналом восстановления баланса не только сил, но и, я бы сказал, морального престижа и репутации.

Валентина Шварцман

«Талибы победили — мы обязаны это признать» Как меняется Афганистан под властью террористов?: Политика: Мир: Lenta.ru

«Я хотела бы унять боль»Как женщина впервые стала премьером Пакистана, настроила против себя полстраны и была убита

«Я хотела бы унять боль»Как женщина впервые стала премьером Пакистана, настроила против себя полстраны и была убита

415Асиф Али Зардари и Беназир БхуттоАсиф Али Зардари и Беназир БхуттоФото: Peter Charlesworth / LightRocket via Getty Images

Беназир Бхутто, которую народ Пакистана прозвал «Черной розой», по праву считается одной из самых эффектных политических деятельниц ХХ века. Интеллектуалку, независимую и целеустремленную женщину, окончившую Гарвард и Оксфорд, часто сравнивали с Клеопатрой. Бывший премьер-министр много сделала для раскрепощения пакистанок, с ней связывали надежды на демократизацию страны, при ней появилась бесплатная медицина. Однако во времена Бхутто расцвела и коррупция. Ее подозревали в отмывании миллионов долларов и даже в причастности к убийствам. О том, как жила Беназир Бхутто — в новом материале «Ленты.ру» из цикла о политических деятелях всех времен и народов.

За четыре дня до наступления нового 2008 года весь мир облетели трагические кадры из Пакистана: джип, в котором ехала на митинг экс-премьер Беназир Бхутто, был изрешечен пулями, его заднее сиденье — запачкано кровью, а на коврике лежали черные женские туфли. После теракта 54-летнюю Бхутто доставили в больницу, врачи начали операцию, однако спасти ее им не удалось.

«От жары кожа слезала с рук клочьями»

В Пакистане многие считали, что путь в большую политику Бхутто заказан: в мусульманской стране женщина просто не могла возглавлять правительство. Беназир же сделала это дважды. «На дорогу политики, проходящую по долине смерти, я вступила без страха», — рассуждала потом премьер-министр.

И ее дед, и отец в свое время находились у власти — предками Беназир были князья, правившие индийской провинцией Синд. Семья Бхутто, получив образование на Западе, придерживалась либеральных взглядов. Еще в детстве будущий премьер решила, что ни за что не наденет чадру — ее родители не возражали. Девушка училась в пакистанских католических школах, затем с отличием окончила Гарвард и Оксфорд. За границей, по словам пакистанки, она впервые почувствовала вкус демократии, а вернувшись на родину, с головой окунулась в политику.

Беназир всегда шла против системы, исключение составил лишь брак с будущим президентом Пакистана Асифом Зардари. В окружении Бхутто говорили, что они поженились по расчету: самая влиятельная политическая династия соединилась с одной из самых богатых семей в исламском мире.

Беназир Бхутто на свадьбе с вождем племени зардари Асифом Али Зардари, 18 декабря 1987 года

Беназир Бхутто на свадьбе с вождем племени зардари Асифом Али Зардари, 18 декабря 1987 годаФото: Michel Philippot / Sygma / Sygma via Getty Images1/4

Но, как утверждала сама Беназир, прежде всего в Асифе она увидела человека, готового разделить и принять ее прогрессивные взгляды. У Бхутто и Зардари родились трое детей: две дочери и сын. Все они впоследствии учились в университетах Великобритании.

Во время военного переворота 1977 года арестовали премьер-министра Пакистана, отца Беназир Зульфикара Али Бхутто. Вместе с ним в тюрьму попала и его дочь.

От летней жары моя камера превратилась в раскаленную печь. Кожа трескалась и стиралась, слезала с рук клочьями. Лицо покрылось волдырями, выпадали волосы. Камеру заполонили полчища насекомых. Чтобы спрятаться от них, я накрывалась одеялом с головой, снимала его, лишь когда становилось тяжело дышатьБеназир Бхуттоиз личной автобиографии во время заключения

Зульфикара казнили, несмотря на то что приговор просили смягчить многие мировые политики: президент США Джимми Картер, индийский лидер Индира Ганди, советский генсек Леонид Брежнев и британский премьер Маргарет Тэтчер.

До расправы над отцом Беназир мечтала построить карьеру дипломата, но потом твердо решила стать первой женщиной-премьером Пакистана. Сделать это было непросто: несмотря на то, что жители страны считали отца Бхутто невинной жертвой, его дочь была женщиной. По этой причине на протяжении всей жизни она боролась с гендерными стереотипами.

«В стране воцарится хаос»

Беназир все же стала премьером. В 1988 году, одетая в белое и зеленое по цветам пакистанского флага, она принесла присягу в качестве главы правительства. Заняв высокий пост, Бхутто была вынуждена отказаться от европейского образа жизни: больше никаких оголенных плеч, декольте и мини-юбок. Теперь ее гардероб состоял из платка-хиджаба, элегантных просторных платьев и строгих деловых костюмов. При этом она смогла оставить за собой право носить яркий макияж, дорогую одежду и много драгоценностей.

Став премьер-министром, Бхутто забеременела вторым ребенком. Ее противники решили использовать ситуацию и пугали население, что теперь «в стране воцарится хаос», поскольку сама глава правительства не сможет нормально работать. Тогда на последних сроках беременности Беназир решилась на отчаянный шаг: проконсультировавшись с врачом, она выбрала кесарево сечение и уже на следующий день после операции вернулась к работе.Говорили, что правление Беназир отличалось непоследовательностью и даже парадоксальностью. Многое было сделано для раскрепощения женщин, в Пакистане появилась бесплатная медицина, все больше людей обучились грамоте, в страну потекли иностранные инвестиции

Однако многие инициативы не увенчались успехом: провалилась кампания по ликвидации наркоторговли, не принесла результата и борьба с мировым терроризмом. В то же время в стране достигла гигантских масштабов коррупция.

Коррупционным скандалом закончился второй срок правления Беназир. Чету Бхутто заподозрили в отмывании 12 миллионов долларов, полученных незаконно, через швейцарские банки. На тщательном расследовании этого дела настаивал брат Беназир — Муртаза. Однако мужчина неожиданно погиб при загадочных обстоятельствах — во время перестрелки с полицией. В его убийстве заподозрили Беназир и ее мужа — популярность Бхутто в народе стремительно падала.

Брат Беназир Бхутто Муртаза (в центре)

Брат Беназир Бхутто Муртаза (в центре)Фото: Reuters

Недовольство народа подогревали слухи о том, что чета Бхутто-Зардари живет в роскошном дворце из розового мрамора, Асиф закатывает грандиозные вечеринки и играет в гольф позолоченными клюшками, а его жена держит экзотических диких зверей и кормит их деликатесами, в то время как каждый третий пакистанец недоедает.

Опасаясь преследования, в 1999 году вместе с детьми Беназир покинула страну. Сначала она жила в Дубае, потом — в Лондоне: читала лекции в разных университетах мира, а также продолжала поддерживать руководство своей партии.

«Теперь за каждое издевательство он получает деньги!»

Несмотря на скандалы, в центре которых оказалась бывшая премьер-министр, пакистанцы ее любили. Совсем иначе они относились к ее мужу, который возглавил страну сразу после смерти супруги, в 2008 году. Зардари постоянно сравнивали с Беназир, называли алчным, слабым и некомпетентным. Многие считали, что в политику его протащила жена. Его прозвали «Асиф — десять процентов», намекая на его любовь к откатам.

Многим не нравились решения, которые принимал президент. В частности, он запретил рассказывать о себе анекдоты, а также поручил спецслужбам вылавливать всех, кто над ним пошутит. Нарушителям грозило до 14 лет тюрьмы. Несмотря на это, в сеть то и дело просачивались новые шутки о Зардари.«Правительство ввело налог на сообщения. Видимо, оно поняло, что все это время над Зардари издевались бесплатно. Теперь за каждое издевательство он получает деньги!»«Террористы похитили нашего любимого Зардари и потребовали пять миллионов долларов, иначе они обольют его бензином и сожгут. Пожертвуйте кто сколько сможет. Я уже пожертвовал пять литров»

Особое раздражение у местных жителей вызывала любовь Зардари к роскоши. У Беназир и ее мужа было много недвижимости: например, шикарное поместье Роквуд в графстве Суррей. СМИ обратили внимание на расследование коррупционных дел 1990 года, когда Зардари отрицал, что этот особняк — его собственность. Но в 2004 году он публично признался в обратном, а еще через год продал эту недвижимость. Точная сумма сделки неизвестна, но стартовая цена составляла 10 миллионов фунтов стерлингов.

Загородный дом Беназир Бхутто

Загородный дом Беназир БхуттоФото: Alex Lentati / Evening Standard / Shutterstock / REX1/4

Ходили слухи, что у скандальной виллы было «интересное прошлое». В интернете всплывало видео с музыкальной вечеринки Secret Mansion. Помимо этого, говорили, что в доме нередко устраивали частные секс-вечеринки.

«Не могу понять, ради чего умерла моя мать»

Уехав из Пакистана, Беназир Бхутто прожила восемь лет за границей. На родину она вернулась лишь после того, как ей пообещали амнистию. Для борьбы с радикальными исламистами стране нужно было объединить гражданское население с военными. Экстремисты пригрозили бывшему премьер-министру расправой.

18 октября 2007 года, в первый же день возвращения на родину, на пути следования кортежа Бхутто в толпе встречающих прогремели два взрыва. Более 130 человек погибли, около 500 — получили ранения. Сама Беназир не пострадала, заявив, что не откажется от выступлений.

Беназир Бхутто выглядывает из машины за несколько секунд до гибели 27 декабря 2007 года в Равалпинди

Беназир Бхутто выглядывает из машины за несколько секунд до гибели 27 декабря 2007 года в РавалпиндиФото: John Moore / Getty Images1/3

Два месяца спустя на Бхутто совершили второе покушение, когда она выступала на митинге в городе Равалпинди. После встречи политик села в бронированный автомобиль, но в последний момент поднялась из люка, чтобы попрощаться со своими сторонниками. Прогремел выстрел, а затем в толпе подорвал себя смертник. В результате теракта погибли более 20 человек. С тяжелыми ранениями Беназир доставили в больницу. Не приходя в сознание, она скончалась на операционном столе.

Ответственность за произошедшее взяла на себя запрещенная в России террористическая группировка «Аль-Каида». После убийства Бхутто по Пакистану прокатилась волна беспорядков, в которых погибли еще десять человек. Похороны Беназир показывали в прямом эфире местные телеканалы.Бывшего премьер-министра похоронили в семейном мавзолее около деревни Гхари Кхуда Бакш. Многие пакистанцы громко плакали в отчаянии, когда мимо них проезжал траурный кортеж с гробом Бхутто

После смерти Беназир ее дочь Бахтавар Зардари, которой тогда было 18 лет, написала в память о матери песню на английском языке. Композиции в стиле хип-хоп она дала название «Я хотела бы унять боль». В тексте есть, например, такие строки: «Мою мать убили, а я до сих пор не могу понять, ради чего она умерла».

На эту песню сняли клип, который показывали по государственным каналам. Одни плакали вместе с Бахтавар, другие — обвиняли ее отца в попытке «выжать максимум» из гибели супруги для своей предвыборной кампании. Помогла ли ему композиция — сказать сложно, но Пакистанская народная партия, лидером которой была Бхутто, победила на парламентских выборах, а через девять месяцев после трагической гибели супруги Асиф Али Зардари стал президентом Пакистана.

Беназир Бхутто и Донателла Версаче на премии Women's World Awards в Лейпциге, 2005 год

Беназир Бхутто и Донателла Версаче на премии Women’s World Awards в Лейпциге, 2005 годФото: Franziska Krug / Getty Images1/5

Еще через несколько месяцев в Швейцарии закрыли дело против вдовца Бхутто. С него сняли все обвинения в коррупции и отмывании денег, а его счета на 60 миллионов долларов разморозили. Адвокаты Зардари настаивали на том, что его психика пошатнулась после 11 лет тюрьмы (будущего президента обвиняли в контрабанде наркотиков, коррупции, подозревали в причастности к убийствам) и гибели супруги. Врачи выявили у президента слабоумие, депрессию и посттравматическое расстройство. Говорили, что он задумывался о суициде, а также не мог вспомнить дни рождения жены и детей.

Что касается расследования убийства Беназир, то комиссия ООН так и не смогла получить ответы на все вопросы, несмотря на потраченные на эти цели пять миллионов долларов. У каждого пакистанца на этот счет свое мнение. Сходятся они лишь в одном: Бхутто была первой в мире женщиной, возглавившей правительство в мусульманской стране, и одним из наиболее авторитетных политических лидеров «третьего мира».

Ксения Архипова

«Я хотела бы унять боль» Как женщина впервые стала премьером Пакистана, настроила против себя полстраны и была убита: Роскошь: Ценности: Lenta.ru

«Ислам станет игрушкой в руках террористов»Что происходит в Афганистане спустя месяц после прихода талибов к власти

Фото: Bernat Armangue / AP

За месяц у власти «Талибан» (признан террористической организацией и запрещен в России) начал медленно, но верно устанавливать в Афганистане новые порядки. Так, женщинам разрешили учиться в университетах только в никабах и отдельно от мужчин; судьба же школьного образования для девочек по-прежнему остается туманной. Одновременно в сети появляются видео расправ боевиков над врагами новой власти: бывшими военными и полицейскими. С особой жесткостью талибы обходятся с выходцами из провинции Панджшер, в которой все еще сохраняются отдельные очаги сопротивления — но из-за продолжающегося натиска боевиков и блокады это, возможно, вопрос времени. «Лента.ру» пообщалась с жителями Афганистана и выяснила, что на самом деле происходит внутри страны, как афганцам живется при новой власти и почему многие из них по-прежнему мечтают о бегстве.

«Если ты из Панджшера, то ты уже враг»

Сеям (имя изменено из соображений безопасности), 25 лет, сторонник сопротивления «Талибану», сбежавший из Панджшера:

Мне удалось сбежать из Панджшера в Кабул несколько дней назад. Это решение далось моей семье нелегко: мы оставили позади наш дом, все хозяйство и все имущество.

Мы бы не пошли на такой отчаянный шаг, если бы талибы пощадили мирных жителей. Но им без разницы: если ты из Панджшера, то ты уже врагСеямсбежавший из Панджшера

Талибов волнует лишь месть: когда все сдались, лишь люди Панджшера отказались повиноваться и оказали им сопротивление.

В последние дни, что я был в Панджшере, вокруг царила паника. Все хотели выбраться оттуда, чтобы выжить. Провинция была фактически в блокаде. Талибы ходили по домам, проводили допросы и увозили людей в неизвестном направлении.

По дороге в Кабул было несколько КПП: там боевики проводят тщательные обыски и допросы, изучают мобильные телефоны. При малейшем подозрении они забирают человека, а что с ним происходит дальше — никто не знает. Бывало, что людей расстреливали прямо на месте.

Фото: Mohammad Asif Khan / AP

Мы, конечно, хотели выбраться всей семьей. Но у нас не вышло. Часть родни ушла скрываться в горах, а в Панджшере нет никакой связи, поэтому мы больше ничего о них не слышали. Мы не знаем даже, живы ли они. Ведь у них толком нет еды, там идут боевые действия. И пришла осень, а значит, в горах наступили холода…

Освоиться в Кабуле мы не можем — ведь все, что у нас было, мы оставили в Панджшере. Люди, которые, как и мы, приехали оттуда в столицу, либо живут в шатрах прямо на улице, либо, если им повезло больше, останавливаются у родственников. Нам очень сложно, нет никакой помощи, ни гуманитарной, никакой. Мы не знаем, как выживать, как это все пережить.

Нам приходится скрываться, потому что панджшерцев разыскивают даже в Кабуле. Поэтому каждую ночь мы проводим в новом месте — если нас найдут, то в живых не оставятСеямсбежавший из Панджшера

Сейчас вернуться в Панджшер мы не можем. Но как появится шанс — вернемся, чтобы защищать родину от этих оккупантов, использующих религию как предлог для агрессии. Мы продолжим против них воевать.

«Их обещания — пустые слова»

Тамана, 23 года, студентка и активистка из Кабула:

С момента прихода талибов прошло больше месяца. Обстановка в городе напоминает локдаун: все сидят по домам, особенно женщины. Банки и магазины почти не работают, а если и открываются, то на пару часов в отдельные дни. Не работают университеты. Такое чувство, будто нашу жизнь поставили на паузу. Привыкнуть к такому невозможно, все пребывают в состоянии шока.

Фото: Felipe Dana / AP

Афганцы помнят, что было, когда талибы были у власти в прошлый раз. Как нас притесняли, запугивали и не давали жить нормальной жизнью. Как можно считать террористов легитимной властью?

Вновь захватив власть, талибы начали расправы над бывшими военными и госслужащими, особенно над женщинами.

В провинции Гор эти варвары расстреляли беременную женщину на глазах у ее собственных детей просто за то, что она работала полицейским в прежние временаТаманастудентка и активистка из Кабула

Особое зверство и жесткость они проявляют в местах, где «Талибану» оказывали сопротивление, вроде Панджшера. Талибы мстят своим противникам расправами над их семьями и детьми.

Женщинам по факту запретили работать — те, кто работал при прежнем правительстве, оказались заперты по домам. Многие из них остались без средств к существованию, и им некому помочь. Их фактически обрекли на голодную смерть. Поэтому женщины протестуют против «Талибана» и выступают против их власти и порядков.

Я сама выхожу на улицы и принимаю участие в организации демонстраций против «Талибана». Нам не нужно что-то от талибов, с ними вести разговоры бесполезно. Мы просто хотим, чтобы наш голос услышало международное сообщество.

Боевики, естественно, не остаются в стороне: они избивают и задерживают участников митингов, стреляют в воздух, чтобы нас запугать. Задержали даже журналистов, которые пытались освещать эти митинги, — когда их отпустили, многие из них с трудом стояли на ногах, настолько сильно их избивали.

Фото: Felipe Dana / AP

Одновременно проводятся «женские» демонстрации за «Талибан». Но я сомневаюсь, что в них реально участвуют женщины, а не ряженые талибы. Они в этом эксперты — их боевики не раз переодевались в женскую одежду для осуществления атак и терактов. Конечно, я не исключаю, что там могли быть несколько жен талибов, но в остальном — это просто шоу: они пытаются выставить женщин, несогласных с талибами, ненормальными развратницами.

Обещания талибов — лишь пустые слова. Они пытаются сделать вид, что изменились, но если они и изменились, то явно в худшую сторону. Талибы стали большими варварами, чем тогда, когда они только пришли к власти. И это все происходит сейчас, пока они пытаются выставить себя в позитивном ключе и добиться международного признания.

Если, не дай бог, их признает международное сообщество, включая Россию, даже страшно представить, что тогда талибы начнут творить. Таким шагом всем мирным жителями Афганистана подпишут смертный приговорТаманастудентка и активистка из Кабула

У нас есть легитимный президент — им по конституции стал Амрулла Салех. Мы просим помочь его правительству одолеть талибов и вернуть мир и спокойствие в нашу страну.

Я могла бы, как другие, уехать и попытать счастья в новом месте. Но я решила остаться. В прошлом году убили моего брата. Наверное, и мое имя есть в списках «Талибана», и они знают, что я занимаюсь организацией протестов против них. Но я не остановлюсь и продолжу противостоять этим варварам. Я хочу, чтобы моя страна была свободной, чтобы все афганцы могли жить как нормальные люди. Ради этого я готова пожертвовать собой.

«Они боятся и хотят уехать из страны любым путем»

Муфтий Абдул Кадер (имя изменено из соображений безопасности), один из членов духовенства Афганистана:

С приходом талибов в стране произошли сильные перемены. Все рухнуло — нет военных и полиции, нет правительства, нет работы. Всего это больше не существует. Люди не могут заработать себе на кусок хлеба. Они не знают, что делать, как справиться с такой ситуацией. Они испытывают глубокую депрессию и шок. Многие просто сидят взаперти в своих домах, потому что боятся расправы и пыток.

Молодежь почти перестала приходить в мечеть. Они боятся, что талибы задержат их прямо во время службы и увезут в неизвестном направлении. Такие случаи бывалиАбдул Кадермуфтий

Люди обращаются ко мне и другим имамам только с одной просьбой — помочь им выбраться из Афганистана, и у каждого из них есть своя печальная история о том, как талибы похитили или убили их родственника или близкого. Они боятся той же участи для себя и хотят уехать из страны любым путем.

Духовенство тоже становится жертвами насилия и пыток, особенно хазарейцы, таджики и узбеки. Задержали даже главу всех имамов Афганистана, он много дней провел в изоляторе и лишь недавно был освобожден под залог. Главная претензия талибов к духовенству — мы не поддерживали и не помогали им все то время, что они боролись против прежнего правительства. Многие имамы сейчас в бегах.

Я тоже скрываюсь. Свою семью я отправил в одну провинцию, сам нахожусь в другой. Мы потеряли свой дом и все имущество. Я вынужден постоянно менять место жительства: живу по очереди у близких и знакомых, иначе меня вычислят и подвергнут пыткам или того хуже. Мне и моим близким грозит опасность, но мы не знаем, как выбраться. У нас не было необходимых документов, а как оформить их сейчас, непонятно — вся система рухнула.

Фото: Bernat Armangue / AP

До недавнего времени ислам в Афганистане был в том виде, в котором он должен быть — золотая середина. Я опасаюсь, что с приходом талибов террористические группировки вроде «Аль-Каиды»«Лашкар-И-Тайба» и «Исламского государства» (все запрещены в России) лишь усилят свое присутствие в Афганистане и начнут воевать между собой, обвиняя друг друга в том, что они не настоящие мусульмане. Это может превратить страну в руины.

Ислам перестанет быть религией и станет лишь игрушкой в руках террористов, предлогом для убийств и войныАбдул Кадермуфтий

Радикалы не считают шиитов и хазарейцев мусульманами и убеждены, что убивать их можно как неверных. Такое уже происходило в Сирии и Ираке. Боюсь, что это будет происходить и у нас. Своими жизнями рискуют и индийцы с сикхами, которые тоже есть в Афганистане, но основной удар придется на хазарейцев. Талибы открыто говорят, что хотят стереть их с лица земли.

Валентина Шварцман

«Ислам станет игрушкой в руках террористов» Что происходит в Афганистане спустя месяц после прихода талибов к власти: Общество: Мир: Lenta.ru

Кабул разобщил ШОС

У участников организации различное отношение к афганской проблеме

 Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»

Тэги: шосафганистанполитика


шос, афганистан, политика Эмомали Рахмону придется председательствовать на саммите онлайн. Фото с сайта www.president.tj

В Душанбе 16–17 сентября состоятся саммиты глав государств – членов ОДКБ и ШОС под председательством президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Лидеры обсудят ситуацию в Афганистане. Участники ШОС по-разному относятся к событиям в этой стране. Председатель КНР Си Цзиньпин и премьер-министр Индии Нарендра Моди отказались от поездки в Душанбе. Они будут участвовать в онлайн-заседании, чтобы, по мнению экспертов, не создавать конфликт: у них по Афганистану диаметрально противоположные позиции. В онлайн-режиме будет работать и Владимир Путин. В такой ситуации согласование позиций по афганской проблеме вряд ли возможно.

20-летие ШОС отметит приемом в свои ряды девятого государства – Ирана. Тегеран еще в 2005 году присоединился к альянсу на правах наблюдателя. А в 2008 году подал заявку на полноценное членство. Однако из-за международных санкций Иран не могли принять в организацию. Возможность появилась в 2015 году, когда Тегеран согласился на ограничение своей ядерной программы. Но тогда заявку заблокировал Таджикистан, обвинив Иран в поддержке Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ – запрещена в Таджикистане и РФ), а также в косвенной причастности к организации террористических актов.

Сегодня отношения двух стран вернулись в дружеское русло, и в Душанбе с первым официальным визитом прибудет новый президент Ирана Ибрахим Раиси.

«Вступление в ШОС дает Ирану дополнительные дипломатические аргументы во всем комплексе взаимоотношений с Западом. В частности, в переговорах по ядерной программе и отмене санкций. Последнее особенно важно, поскольку санкции тормозят развитие страны. Членство в ШОС позволяет надеяться на скорое решение вопроса. Помимо этого организация дает возможность экономического взаимодействия со странами, участвующими в альянсе. И даже, может быть, Тегеран попытается продвигать свои неэкономические инициативы», – сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев.

Посол РФ в Иране Левон Джагарян заявил РИА Новости, что Москва поддерживает заявку Тегерана на вступление в ШОС: «У нас близкие, а по ряду международных и региональных вопросов совпадающие позиции».

По словам Князева, ШОС за 20 лет существования стал удобной диалоговой площадкой для обсуждения различных проблем. При этом принимаемые решения не являются строго обязательными для участников.

На саммите в Душанбе будет обсуждаться ситуация в Афганистане, сообщил МИД Таджикистана. Иран – важный региональный игрок. Он может повлиять на общие решения в отношении Кабула. Позиция Тегерана схожа с позицией Москвы и даже более жесткая. Российская сторона не удовлетворена действиями талибов (организация «Талибан» запрещена в РФ) в создании переходного правительства. Но если Москва наблюдает за происходящим, то Тегеран не стесняется выступать с жесткими заявлениями. Именно поэтому он способен повлиять на позицию стран – членов ШОС.

В Душанбе будут отсутствовать председатель КНР Си Цзиньпин и премьер-министр Индии Нарендра Моди, занимающие диаметрально противоположные позиции по Афганистану. Во избежание конфликта они присоединятся к заседанию лишь в онлайн-формате. Разница в позициях заключается в том, что Китай готов сотрудничать с новым кабульским правительством, а Индия выступает категорически против и настаивает на создании инклюзивного правительства.

Кстати, по данному вопросу нет единства среди остальных участников организации. Позицию Пекина разделяют Исламабад, Ташкент и Нур-Султан. Схожее с Нью-Дели отношение к Кабулу у Душанбе.

«Позиция Таджикистана может быть использована Москвой, если вдруг возникнет ситуация, когда будут исчерпаны возможности взаимодействия с «Талибаном» за столом переговоров, не говоря уже о признании, и возникнет потребность поддержать антиталибское сопротивление», – отметил Князев. По его словам, сами талибы делали акцент на том, что это временное правительство, которое вскоре будет скорректировано, поскольку в самом «Талибане» идет борьба.

Президент РФ Владимир Путин также решил принять участие в саммитах ШОС и ОДКБ онлайн, так как является контактным и не должен подвергать риску коллег, отметил его пресс-секретарь Дмитрий Песков. «Президент абсолютно здоров», – сказал он. Отвечая на вопрос, сдавал ли президент ПЦР-тест и показал ли тот негативный результат, Песков ответил: «Безусловно», сообщает ТАСС.


Кабул разобщил ШОС / СНГ / Независимая газета (ng.ru)

Душанбе становится центром антиталибской борьбы

Москва ждет от своих союзников солидарной позиции по отношению к нынешним кабульским властям

 Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Тэги: киргизияучениярубеж2021таджикистан


киргизия, учения, рубеж-2021, таджикистан Фото Reuters

Завершившиеся в Киргизии в четверг совместные с Коллективными силами быстрого развертывания ОДКБ учения «Рубеж-2021» не обошлись без коллизий. В официальных анонсах сообщалось, что в них примут участие Вооруженные силы Таджикистана. Однако, как выясняется, таджикских подразделений на маневрах не было. Об этом первыми сообщили киргизские СМИ, ссылаясь на заместителя министра обороны Киргизии Нурлана Кирешеева. Между тем источники в ОДКБ сообщили, что на учениях «Рубеж-2021» от Таджикистана все же присутствовала оперативная группа офицеров Генштаба.

В экспертном сообществе считают, что недоразумения вовсе не связаны с апрельским пограничным конфликтом между пограничниками Киргизии и военными Таджикистана.

Отсутствие таджикских подразделений обусловлено напряженной обстановкой на границе с Афганистаном. Таджикистан – единственная из всех приграничных с Афганистаном стран, которая заняла непримиримую позицию по отношению к нынешнему режиму в Кабуле, состоящему полностью из боевиков движения «Талибан» (террористическая организация, запрещенная в РФ).

Как сообщил на днях президент Таджикистана Эмомали Рахмон, для разрешения политических проблем соседней страны «необходимо создать инклюзивное правительство с участием всех национальных меньшинств». Таджики, составляющие примерно 40% афганского населения, представляют собой самую большую после пуштунов национальную группу в стране. Но в правительстве талибов, за одним исключением, представлены только пуштуны. Национальные меньшинства провели в афганских городах массовые акции протеста против объявленного «Талибаном» кабинета министров. А в провинции Панджшер таджики под эгидой Фронта национального сопротивления Афганистана (ФНСА) организовали борьбу с талибскими отрядами. Представитель ФНСА Али Назари сообщил 9 сентября о том, что силы сопротивления в Панджшере контролируют 60–65% территории провинции.

Поддерживает ли в военном плане силы ФНСА Таджикистан – не сообщается. При этом глава МИДа Сироджиддин Мухриддин 8 сентября заявил, что талибы при атаках на Панджшер использовали авиацию из «третьих стран». Мухриддин не сказал, какие страны помогают талибам в борьбе против ФСНА, но ранее индийские СМИ сообщали, что это были пакистанские боевые вертолеты и беспилотники, что представители Пакистана отрицают. Тем временем в соцсетях сообщается, что на днях в Панджшере «некие самолеты подвергли бомбардировке позиции боевиков движения «Талибан». При этом якобы отмечена высокая активность самолетов ВКС РФ в южной части Таджикистана.

«Интересно, приедут ли представители Пакистана на саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Душанбе в середине сентября, – сообщил «НГ» военный эксперт полковник в отставке Шамиль Гареев. – Исламабаду выгодно, чтобы пуштуны контролировали весь Афганистан. Подобную позицию занимает и Турция. Видимо, имея хорошие связи с Ташкентом, Анкара удерживает от антиталибских действий генерала Рашида Дустума, который, по некоторым сведениям, обосновался в Узбекистане и имеет бизнес в Турции». Гареев также отметил, что «Москва в военном плане поддерживает своих союзников по ОДКБ, Таджикистан в частности». «Но вряд ли в российском руководстве сейчас согласятся на негласное военное сотрудничество с ФСНА, как это было в свое время с панджшерским лидером Ахмадом Шахом Масудом. Все прояснится на саммитах ОДКБ и ШОС, которые уже через неделю пройдут в Душанбе», – предположил Гареев. 

Душанбе становится центром антиталибской борьбы / Войны и Армии / Независимая газета (ng.ru)

Причины фиаско американской разведки в Афганистане

В Афганистане провалилось не только все разведывательное сообщество США, но и в целом стратегия Вашингтона по этой стране

Doç. Dr. Ali Burak Darıcılı, Elmira Ekberova   |АНАЛИТИКА - Причины фиаско американской разведки в Афганистане

СТАМБУЛ

Вмешательство США в Афганистан, начавшееся 7 октября 2001 года, завершилось спустя 20 лет – 31 августа 2021 года.

Фактически в Афганистане провалилось не только все разведывательное сообщество США, но и в целом стратегия Вашингтона по этой стране и все институциональные структуры, действующие в исламской республике в рамках соответствующей стратегии.

Важно, чтобы разведывательная деятельность, запланированная в рамках успешной стратегии борьбы с терроризмом, была сосредоточена на решении потенциальных проблем или угрозв рамках национальных интересов.

В этом отношении основные функции разведки в борьбе с терроризмом заключаются в выработке необходимых решений, которые позволят предотвращать теракты, получая предварительное уведомление.

Как известно, Афганистан, расположенный в одной из наиболее сложных географических местностей, называют «кладбищем империй». Здесь терпели поражения в прошлом «непобедимые» империи, такие как Британская или Советский Союз. Сегодня же разгромное поражение в Афганистане потерпели США.

Каковы факторы, которые делают эту страну «непобедимой» и затрудняют создание эффективной разведывательной сети в этой географии?

Начнем с того, что наглядные границы этой страны были обозначены около 100 лет назад со стороны британцев. В действительности же в Афганистане проживают представители множества этнических меньшинств, разделенных неестественными границами. Именно из-за многочисленности этнических групп в этой стране не удается сформировать единство. Эти группы все время жили в условиях замкнутости, чтобы сохранить свою идентичность.

То есть местной или иностранной администрации в Кабуле сложно править всей страной. Кроме того, у каждой этнической группы свои приоритеты. Это значит, что сотрудничество американской разведки с одной из этих групп противоречит интересам других. Наличие множества различных этнических групп затрудняло также владение местными языками, что является основным требованием для сотрудников спецслужб США.

Как известно, успех разведывательной деятельности в чужой стране напрямую связан со способностями сотрудников разведки использовать местный язык.

С другой стороны, контроль, управление и наблюдение за труднопроходимым горным регионом в Афганистане представляют собой сложную задачу. В частности, это привело к тому, что США не могли эффективно использовать свои усовершенствованные средства сигнальной разведки (SIGINT) и электронной разведки (ELINT). Сложные географические условия также затруднили использование американской разведкой беспилотников.

Помимо того, сложное географическое положение Афганистана сделало невозможным создание устойчивой цепочки поставок и затруднило регулярную коммуникацию сотрудников разведки США посредством информационной сети. Межрегиональные путешествия сотрудников американских спецслужб также стали затруднительными и опасными.

Все эти факторы вынудили сотрудников разведки принимать более строгие меры против нападений или попыток похищения людей, что значительно осложняло разведывательную деятельность США.

Предрассудки местного населения в отношении иностранцев и исламские традиции, в свою очередь, затрудняли процесс создания здоровых отношений между сотрудниками разведки СШАи местным населением. По этой причине американская разведка часто пользовалась помощью местных граждан, что увеличивало бюджетные расходы Вашингтона. Порой же дилетантство «местных помощников» приводила к уязвимости в безопасности.

Наконец, ограниченные возможности Афганистана в регионе затрудняли процесс адаптации сотрудников разведки США к местным условиям и географическому положению. Стоило сотруднику американской разведки полностью адаптироваться – приближался конец его полномочий. Продление же срока пребывания сотрудников разведки в неблагополучных районах могло повлечь за собой различные проблемы, в частности его демотивацию.

Как видим, важную роль в поражении США в Афганистане сыграла ошибочная политика в области разведки.

[Преподаватель Технического университета Бурсы доц. Али Бурак Дарыджылы – исследователь в области разведки, кибербезопасности, терроризма, взаимодействия технологий и безопасности]

АНАЛИТИКА — Причины фиаско американской разведки в Афганистане (aa.com.tr)

В Центральной Азии присматриваются к новому правительству Афганистана

В Таджикистане опасаются дестабилизации ситуации, Узбекистан готов к сотрудничеству

 Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»

Тэги: афганистантаджикистанвластьталибыталибантерроризмтеррористы


195-5-2480.jpg
Эмомали Рахмон на военном параде говорил
об угрозах из Афганистана.  Фото со страницы
президента Таджикистана в Flickr

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон призвал государства и международные организации принять срочные совместные меры для урегулирования ситуации в Афганистане. Как известно, запрещенное в РФ движение «Талибан» объявило о создании правительства. Оно сформировано исключительно из членов «Талибана» и потому считается в Центральной Азии (ЦА) непредсказуемым. Эта непредсказуемость пугает страны ЦА, которые выстраивают свою линию отношений с Кабулом, стремясь максимально себя обезопасить.

Особенно дискомфортно президенту Таджикистана Эмомали Рахмону. 9 сентября Таджикистан отметит 30 лет со дня независимости. Впрочем, торжества идут уже третий день. Накануне в Душанбе состоялся военный парад, предваряя который Рахмон заявил, что «обстановка в Афганистане напрямую влияет на ситуацию в странах Центральной Азии, ибо безопасность в нашем регионе в первую очередь зависит от ситуации в этой соседней стране».

8 сентября состоялось торжественное собрание, на котором глава государства отметил, что в Афганистане должно быть создано правительство национального примирения с учетом интересов всех наций и народов, проживающих в этой стране. Напомним, что движение «Талибан» накануне объявило состав нового правительства, состоящего исключительно из своих. «Мировое сообщество, в том числе заинтересованные страны, не имеют морального права оставлять афганский народ наедине с возникшими проблемами… Я удивлен тем, что все международные институты по правам человека сохраняют молчание и не проявляют никаких инициатив по поддержке прав афганского народа», – подчеркнул Эмомали Рахмон.

В противовес Душанбе Ташкент приветствовал создание временного правительства в Афганистане, сообщил МИД Узбекистана. «Надеемся, что данное решение станет началом достижения широкого национального согласия, установления устойчивого мира и стабильности в этой стране. Выражаем готовность к развитию конструктивного диалога и практического взаимодействия с новыми государственными органами Афганистана», – говорится в сообщении ведомства.

«Подход Узбекистана не является в данной обстановке более продуктивным, чем осторожный подход Таджикистана. В 90-е годы у Ташкента тоже были хорошие отношения с талибами, но это не предотвратило прорыва подконтрольных им боевиков Джумы Намангани. Талибы абсолютно недоговороспособны. Они не были договороспособными и в 90-е годы, и сейчас», – сказал «НГ» таджикский политолог Парвиз Муллоджанов. По его словам, позиция Таджикистана обусловлена именно недоверием к талибам. «Под контролем «Талибана» действует более 30 джихадистских организаций, поэтому талибы представляют угрозу для всего региона. В самом регионе есть сословие, которое им сочувствует, – это салафиты. Они действуют в подполье и полностью поддерживают идеи «Талибана». В светском обществе отношение к талибам отрицательное. Особенно это относится к Таджикистану, где главную роль играет этнический фактор: талибы – это пуштуны. Тем не менее в социальных сетях идеи «Талибана» некоторые блогеры пытаются популяризировать», – отметил эксперт.

«Основная угроза режимам стран Центральной Азии – провал в экономике и социальной сфере. Политическая и социальная стабильность в странах региона окажется под угрозой и тогда для джихадистского и салафитского подполья появится возможность для дестабилизации обстановки вмешательства в политику, даже для попытки взять власть. Как только начнутся беспорядки, сразу же последуют попытки прорыва границ», – отметил Парвиз Муллоджанов.

Эксперт по международным вопросам Григорий Трофимчук считает, что на фоне афганских событий определенные круги в США рассматривают сценарии воздействия на Центральную Азию. «Первым из таких вариантов, как мы помним, рассматривались военные базы в одной или нескольких странах региона. Потом параллельно возникла мысль о насыщении их афганскими беженцами и массово едущими на обучение пакистанцами, не говоря уже о нависшей над ЦА угрозе активации радикального религиозного подполья. В любом случае страны региона и Россия должны иметь ответ на вопрос: талибы самостоятельные или за ними все-таки стоят США и Пакистан», – сказал «НГ» Григорий Трофимчук. Кстати, именно пакистанцы в большом количестве появились в Киргизии и Узбекистане, что сразу же отметили местные жители. По словам Трофимчука, в такой обстановке нельзя исключать и еще одной меры по продвижению в ключевой регион российских и китайских интересов: уже не цветной революции, а полновесного государственного переворота. «Внутренняя общественно-политическая ситуация практически во всех странах региона сама по себе вызывает тревогу. Наиболее сложная ситуация в Казахстане. Узбекистан, похоже, выбрал особый путь: реагирования на предложения талибов, стремясь не раздражать их на старте», – считает эксперт.

У Таджикистана, по его мнению, примечательная позиция: президент Рахмон сразу же однозначно заявил, что не поддержит афганское правительство, составленное не на коалиционной основе. «И вот мы сейчас видим правительство эмирата, составленное чуть ли не сплошь из террористов, где чуть ли не под каждой фамилией министра придется ставить сноску «запрещен в РФ», – отметил Григорий Трофимчук.

По его словам, талибы уже практически очистили все подходы к Таджикистану на своей территории, подавив сопротивление Ахмада Масуда-младшего. «Талибан», возможно, и не покушается пока на соседние территории, но обязательно наказывает тех, кто проводит политику, идущую поперек его интересов, а Таджикистан в этом списке первый. «При этом у Рахмона до сих пор слишком много врагов, которые ждут своего часа за пределами республики, и они приложат все силы для сведения с ними счетов», – сказал Григорий Трофимчук.

Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев считает, что заявление Рахмона скорее всего согласовано с Москвой. «Об этом говорит позиция Рахмона, притом что все остальные страны Центральной Азии готовы контактировать и работать с правительством талибов. Антиталибский канал Таджикистана может быть полезен в перспективе. В срезе внутренней ситуации – это просто золотая жила: когда большая часть населения озабочена солидарностью с афганскими таджиками, это отвлекает от внутренних проблем Таджикистана. Прежде всего от тяжелой социально-экономической ситуации в стране», – отметил «НГ» Князев.

В Центральной Азии присматриваются к новому правительству Афганистана / СНГ / Независимая газета (ng.ru)

Афганистаном будут править неинклюзивные террористы

Новое правительство страны оказалось не таким, какое ждали США, ЕС, Россия и Китай

 Геннадий Петров

Тэги: афганистанталибыталибантерроризмтеррористышариатвластьполитикаправительство


афганистан, талибы, талибан, терроризм, террористы, шариат, власть, политика, правительство Мулла Абдул Гани Барадар оказался «лицом» режима, но не его главой. Фото Reuters

«Талибан» (запрещен в РФ) объявил наконец о создании правительства Афганистана. Вопреки прежним заверениям талибов оно не оказалось коалиционным или инклюзивным (то есть состоящим из представителей разных политических сил и этнических групп). К тому же в нем находятся люди, включенные как подозреваемые в террористической деятельности в различные черные списки как ООН, так и отдельных стран. ЕС и США раскритиковали новое правительство, Китай объявил о готовности с ним сотрудничать, а Россия заняла выжидательную позицию. При этом обсуждать Афганистан с Западом в формате G7 как РФ, так и КНР отказались.

Эксперты часто называли состав будущего правительства своеобразным тестом, по которому можно будет судить, действительно ли талибы изменились в лучшую сторону за 20 лет, прошедших с того момента, как они лишились контроля над Кабулом. После публикации состава временного правительства Исламского эмирата Афганистан (так теперь «Талибан» называет свой режим) результаты этого теста выглядят однозначно: организация если изменилась, то не сильно. В правительстве – только талибы, только пуштуны и только мужчины. Ни о какой инклюзивности – то есть о равенстве политических сил, этносов и тем более полов – в новых органах власти и речи не идет.

В день публикации состава правительства заместитель главы комиссии «Талибана» по культуре Ахмадулла Васик объявил о запрете женщинам заниматься спортом. Запрет автоматически отменяет решение этого же человека, принятое им несколько дней назад. В начале сентября Васик дал добро на проведение матча Афганистана и Австралии по крикету. А согласно правилам международной федерации этого спорта, у всех ее стран-участников должны быть две сборные, мужская и женская. Фактический запрет крикета напоминает о прежних временах пребывания талибов у власти. Тогда они, отменив все спортивные состязания, превратили стадионы в места проведения публичных казней.

Самая неподходящая для налаживания диалога с талибами фигура в новом правительстве – это министр МВД Сиражуддин Хаккани. Он – лидер пакистанского ответвления «Талибана», запрещенной во многих странах, в том числе в РФ, «Сети Хаккани». Новый глава МВД входит в список разыскиваемых ФБР лиц. За информацию, которая приведет к его аресту, США объявили награду в 10 млн долл. Наиболее приемлемый для Запада человек в руководстве талибов, ответственный за их дипломатию, мулла Абдул Гани Барадар оказался не главой правительства, а всего лишь заместителем главы. Премьер-министром же стал мулла Мухаммад Хасан Ахунд, один из основателей «Талибана» и глава его Шуры (высшего совета). Он наряду с министром обороны муллой Якубом относится к «старой гвардии» талибов, которая пришла к власти в 1990-х годах и настроена наиболее консервативно. Барадар будет даже не вторым, а третьим в списке руководителей Афганистана. Страну официально возглавляет эмир – лидер «Талибана» Хайбатулла Ахундзада. Ни о выборах, ни даже о созыве лойя-джирги (традиционного для Афганистана собрания лидеров племен) талибы не говорят.

Новое правительство в своих заявлениях раскритиковали и ЕС, и Госдепартамент США. Правда, есть существенный нюанс: и те и другие не говорят о непризнании нового правительства. В заявлении Госдепартамента указывается лишь, что талибов мир будет оценивать «не по словам, а по делам». По существу такую же позицию заняла Россия. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что Кремль будет «внимательно наблюдать», как развивается обстановка в Афганистане и что предпримут талибы. Судя по его словам, Россия не собирается стать первой страной, которая официально выведет «Талибан» из дипломатической изоляции. «Контакты (с талибами) через наше посольство в Кабуле осуществляются, контакты, которые необходимы для обеспечения безопасности наших дипломатов и по другим техническим вопросам. Каких-то иных переговоров пока не планируется», – сказал он. О готовности к диалогу с талибами объявил лишь представитель МИД КНР Ван Вэньбинь. Кроме Китая, создание правительства приветствовал только Узбекистан.

Между тем Фронт национального сопротивления Афганистана (так называют себя афганские противники талибов, возглавляемые Ахмадом Масудом и Амруллой Салехом) призвал не признавать легитимность правительства «Талибана». Однако сейчас на столь радикальный шаг не собираются идти ни Запад, ни Россия, ни Китай, ни соседи Афганистана с преобладающим мусульманским населением. Страны, вовлеченные в афганские дела, хотят оставить за собой право на свободу действий. Показательно, что и РФ, и КНР объявили, что не будут участвовать в обсуждении Афганистана в рамках встречи министров иностранных дел G7. После этого президент США Джозеф Байден сказал, что Россия, Китай, Пакистан и Иран попытаются «выработать определенные договоренности» с талибами. 

Афганистаном будут править неинклюзивные террористы / В мире / Независимая газета (ng.ru)

Вторая «эра талибов» в Афганистане в 20-ю годовщину теракта 11 сентября

Главной причиной своего присутствия в Афганистане США называли устранение угрозы «Талибан», однако в 20-ю годовщину теракта 11 сентября передали власть талибам

Dr. Merve Seren   АНАЛИТИКА - Вторая «эра талибов» в Афганистане в 20-ю годовщину теракта 11 сентября

СТАМБУЛ

Одиннадцатое сентября — день, когда был совершен самый кровавый террористический акт в истории США. Эта дата стала переломным моментом в мировой истории с точки зрения контртеррористической политики государств, военных доктрин, международного права, возможностей несвязанных с государством вооруженных акторов и литературы в области безопасности.

После теракта 11 сентября США объявили «глобальную войну терроризму» и с учетом причин, средств и целей этой войны заручились поддержкой не только международного сообщества, но и международного права.

Антитеррористическая политика США, которую изначально поддерживали международное сообщество, организации и право, в короткие сроки вызвала негативную реакцию из-за расхождений в теории и на практике. США быстро эволюционировали из гегемонистской державы, борющейся с терроризмом в глобальном масштабе и обещающей мир, стабильность и демократию, в «захватчика» и «экспансиониста».

Интенсивные авиаудары с применением чрезмерной силы, приведшие к гибели тысяч мирных жителей, вызвали рост недоверия и гнев афганского народа по отношению к США и силам международной коалиции. Именно это стало одной из основных линий в риторике, которыми «Талибан» обосновывали свои действия и стремились заполучить поддержку афганского народа.

США сильно подорвали свою репутацию среди международного сообщества, с одной стороны, из-за попыток насильственного экспорта демократии в другие страны, с другой стороны – на фоне договоренностей, достигнутых с террористическими организациями, которые безжалостным насилием запугивали мирное население и захватывали контроль над территориями суверенных государств. Это стало началом конца глобального лидерства США.

Главной причиной своего присутствия в Афганистане американцы называли устранение угроз террористической организации «Аль-Каиды» и движения «Талибан», что должно было вывести Афганистан из статуса «безуспешной», «слабой», «хрупкой» и «развалившейся» страны, способствовать формированию национального государства, обеспечить мир и стабильность не только в Афганистане, но и во всем регионе. Однако единственное, чего добились США к 20-й годовщине теракта 11 сентября, – это передача власти талибам.

Возможные сценарии в Афганистане

С учетом сложившейся ситуации можно прогнозировать три сценария по Афганистану.

Первый сценарий — талибы займут более компромиссную позицию по сравнению с 90-ми годами и интегрируют в мировое сообщество. Основная причина такой вероятности заключается в полной импортозависимости страны; Афганистан не может самостоятельно, без помощи извне обеспечивать внутренний спрос — начиная от продуктов питания до боеприпасов и вопросов безопасности. Талибы будут вынуждены задействовать дипломатические механизмы для обеспечения нужд страны, по крайней мере, на время. Это приведет к легитимации и международному признанию администрации талибов в кратчайшие сроки.

Второй сценарий — другие акторы, которые не хотят передачи власти в Афганистане талибам, окажут поддержку неправительственным вооруженным группировкам, что ускорит процесс начала опосредованной войны. Это в свою очередь ослабит позицию талибов, лишит их возможности защитить страну и, таким образом, активирует механизм внутреннего сопротивления. Этнические группы, которых лишат права быть представленными в правительстве, восстанут, Афганистан будет втянут в очередную гражданскую войну в ожидании вмешательства другой мировой державы.

Третий сценарий — талибы осознают, что не могут быть единственной доминирующей силой в стране и наладят сотрудничество с другими акторами. Это сотрудничество внесет в повестку три альтернативы; если не будет инклюзивного правительства, возможна «модель конфедеративного государства» или изменение механизмов местного управления (например, выборы губернаторов) или разделение страны на север и юг. Однако такое разделение создаст гораздо более сложные геополитические проблемы для региона.

Таким образом, в 20-ю годовщину теракта 11 сентября и своего вторжения в Афганистан США были вынуждены отступить с большими потерями. Хуже всего то, что США не только вывели свои войска, но и передали контроль в Афганистане силам, с которыми боролись на протяжении всех этих 20 лет. Все это нанесло огромный ущерб репутации Соединенных Штатов в мире. Афганистан же по истечении 20 лет стал намного уязвимым. Талибы во вторую «эру» своего правления либо восстановят Афганистан, либо превратят эту страну в более тяжелое геополитическое бремя для региона. Сведение к минимуму всех негативных последствий возможно лишь в случае создания талибами инклюзивного правительства и достижения геополитического консенсуса между странами региона.

[Мерве Севен, преподаватель Анкарского университета им. Йылдырыма Баязита]

АНАЛИТИКА — Вторая «эра талибов» в Афганистане в 20-ю годовщину теракта 11 сентября (aa.com.tr)

Остановят ли талибы «Исламский халифат»

Уход американцев и афганские перспективы

 Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – независимый военный эксперт.

Тэги: афганистанталибанхалифатсредняя азияроссияодкб


афганистан, талибан, халифат, средняя азия, россия, одкб Без поддержки Запада афганская армия недолго сможет удерживать талибов. Фото Reuters

В том, что Афганистан подтвердит репутацию «кладбища империй», уже давно никто не сомневался. Судьбу Великобритании и СССР разделили США и их союзники. При этом расклад сил в Афганистане и вокруг него в отсутствие американцев станет исключительно сложным. Будет крайне непросто определить, кто кому противостоит, кто больше всего опасен для нас и кого надо теперь поддерживать.

«СИЛЫ ДОБРА»

Афганская армия пока еще как бы существует. В ее составе шесть армейских корпусов, включающие 22 бригады и шесть батальонов коммандос. А также дивизии: 111-я пехотная (защищает Кабул) и ССО.

В составе 111-й дивизии находятся все афганские танки (до сотни Т-55 и Т-62). БМП и БТР (советские БМП-1/2, БТР-60, американские М113А2, М1117, MaxxPro) формально имеется до тысячи. Артиллерия насчитывает более 300 буксируемых орудий и минометов, до 50 РСЗО БМ-21.

Единственными боевыми самолетами являются 19 бразильских противопартизанских штурмовиков А-29 «Супер Тукано». По-видимому, имеется 11 боевых вертолетов Ми-35 и Ми-24 (еще не менее пяти на хранении), а также до сотни многоцелевых вертолетов (советско-российских Ми-8/17, американских MD-530F и UH-60А).

Реальную боеспособность личного состава и техники оценить, мягко говоря, сложно. Есть подозрения, что она очень невысока.

По-видимому, ненамного лучше обстоит дело с боеспособностью и у таджикской армии, которая находится на передовом рубеже обороны стран ОДКБ «за речкой». В ее составе шесть бригад. На вооружении имеется примерно два десятка танков Т-62 и Т-72, столько же БМП-2, около сотни советских и китайских БТР и бронеавтомобилей. Примерно 30 орудий и минометов, 18 РСЗО БМ-21. До семи боевых вертолетов Ми-24 и до 14 многоцелевых вертолетов Ми-8.

ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ ЭШЕЛОНЫ

Ненамного лучше дела у находящейся «во втором эшелоне» киргизской армии. В составе двух региональных командований имеются мотострелковая дивизия, две мотострелковые бригады и три бригады спецназа. На вооружении состоит до 215 танков T-72, около 400 БМП и БМД, более 300 БТР и МТЛБ. 30 САУ, полторы сотни буксируемых орудий, более 300 минометов, до 21 РСЗО БМ-21. В составе ВВС имеется от двух до шести боевых вертолетов Ми-24 и от восьми до 21 многоцелевых вертолетов Ми-8.

В «третьем эшелоне» находятся ВС Казахстана, превосходящие по своему потенциалу таджикские и киргизские, вместе взятые. В четырех региональных командованиях имеется 25 бригад различного типа, еще восемь бригад – в составе Аэромобильных войск.

На вооружении имеется 45 ПУ ТР «Точка», до 5 тыс. танков (из них, впрочем, до 3 тыс. – Т-62, находящиеся на хранении и вряд ли боеспособные), до 2,5 тыс. БМП и БТР (в том числе более 200 БТР-80А/82А) и до 700 МТЛБ. Более 400 САУ, свыше 1 тыс. буксируемых орудий и минометов, более 300 РСЗО (в том числе до 180 «Ураган», 15 «Смерч», три ТОС-1А).

Ударная авиация включает 12–16 бомбардировщиков МиГ-27М/Д, 14 штурмовиков Су-25 (в том числе два учебно-боевых Су-25УБ). Еще до 64 МиГ-27, до 29 бомбардировщиков Су-24 и до 12 разведчиков Су-24МР находятся на хранении. Имеется также как минимум три китайских боевых БПЛА «Вин Лун». Также на вооружении состоит до восьми боевых вертолетов Ми-24 (один П, семь В; при этом еще до 24 В, а также до пяти Ми-24Р и до восьми Ми-24К находятся на хранении) и 12 новейших Ми-35М, до 70 многоцелевых Ми-8/17.

Кроме того, на территориях Таджикистана, Киргизии и Казахстана имеются контингенты ВС РФ («Нужен ли России форпост в Центральной Азии», «НВО», 12.10.18). В случае острой необходимости их могут усилить войска ЦВО («Короткое одеяло Центрального округа», «НВО», 30.10.20), а также ВДВ («Когда в дело вступает резерв Верховного», «НВО», 21.09.18). Прямо с территории РФ поддержку с воздуха может оказать Дальняя авиация («Воздушные стратеги», «НВО», 07.12.18).

«ЗАСАДНЫЕ ПОЛКИ»

Еще две граничащие с Афганистаном страны Центральной Азии в ОДКБ не входят.

Туркменская армия состоит из девяти бригад. Танковый парк включает десять новейших российских Т-90СА, 640 советских Т-72, 55 Т-80БВ, до 30 модернизированных Т-64БМ и семь Т-62. Имеется до 1,8 тыс. БМП и БТР, до 600 САУ, орудий и минометов, почти полторы сотни РСЗО (66 БМ-21 (в том числе 26 белорусских «БелГрад») и девять «Град-1», шесть RM-70, 60 БМ-27 «Ураган», шесть «Смерч»).

Ударная авиация состоит из 55 штурмовиков Су-25 (в том числе шесть Су-25У). Кроме того, не менее 65 Су-17 находятся на хранении. Имеется также не менее четырех китайских боевых БПЛА WJ-600 и два СН-3, десять боевых вертолетов Ми-24, 12–14 многоцелевых и транспортных вертолетов (8–10 Ми-8, 4 европейских AW139).

Сухопутные войска Узбекистана делятся на пять военных округов, в составе которых имеется до 20 бригад различного назначения. Танковый парк включает до 70 T-72, до 322 Т-80БВ, не менее 100 T-64, до 179 T-62. Еще до 1,9 тыс. Т-64 и, возможно, Т-72 находятся на хранении в небоеспособном состоянии.

На вооружении состоит более 600 БМП и БМД, до 700 БТР и бронеавтомобилей (советских, российских, американских и турецких), более 200 САУ, более 700 буксируемых орудий, до 250 минометов, 109 РСЗО (60 БМ-21 «Град», 49 БМ-27 «Ураган»).

В ВВС формально имеется до 21 Су-24 и от 7 до 11 Су-24МР, до 50 штурмовиков (до 17 Су-25 (в том числе до четырех УБ), до 30 Су-17М (в том числе до шести УМ)). Также на вооружении состоит до 34 боевых вертолетов Ми-24 (большая их часть на хранении). Многоцелевые и транспортные вертолеты – до 64 Ми-8, 8 французских AS350 и 8 AS332. Имеется пять китайских боевых БПЛА «Вин Лун».

ОППОНЕНТЫ

Теперь о тех, кто может нести угрозу с территории Афганистана.

Многочисленные племенные ополчения могут как поддерживать армию, так и противостоять ей либо просто защищать свою территорию против всех. Главными противниками правительственных сил являются, разумеется, «Талибан» и «Исламский халифат» (обе запрещены в РФ), которые при этом находятся в состоянии смертельной вражды и между собой тоже.

Оценить реальный военный потенциал «Талибана» и «халифата» на данный момент возможным не представляется. Ясно лишь то, что у них нет авиации (поэтому выше не были приведены данные об истребительной авиации и наземной ПВО стран Центральной Азии), а количество тяжелой наземной техники исчисляется единицами. Но в афганских и центральноазиатских условиях это далеко не главное.

Регулярно появляются сообщения о том, что некие переговоры официальных афганских властей и талибов могут начаться в ближайшее время. В частности, несколько дней назад об этом заявил бывший президент Афганистана Хамид Карзай. Однако талибы не проявляют явного стремления к участию в подобных переговорах, стремясь к полному захвату власти в Кабуле.

В связи с этим их уже сейчас волнует вопрос своей будущей международной легитимности. Например, представитель официального офиса «Талибана» Мохаммад Сохаил Шахин в вышедшем несколько дней назад интервью китайскому изданию South China Morning Post так отзывался о КНР: «Наши представители были в Китае много раз, и у нас с ним хорошие отношения. Китай – дружественная страна, мы приветствуем ее участие в реконструкции и развитии Афганистана».

В свою очередь, министр иностранных дел Китая Ван И заявил на встрече глав МИДов стран ШОС в Душанбе, что Китай готов организовать и провести на своей территории новый раунд переговоров между властями и движением «Талибан».

Для Пакистана движение «Талибан», по сути, является прямым союзником (за исключением нескольких радикальных групп внутри этого движения). Как через Исламабад, так и самостоятельно установить хорошие отношения с «Талибаном» стремится Пекин, причем вполне успешно.

Для Москвы (как и для Пекина, а также и для Вашингтона) талибы по крайней мере представляются меньшим злом по сравнению с «Исламским халифатом». Как известно, большая часть талибов являются пуштунами, что создает для них проблемы даже внутри самого Афганистана, особенно в районах, населенных таджиками, узбеками и хазарейцами. Соответственно у «Талибана» в целом нет ни ресурсов, ни особого желания вести внешнюю экспансию.

Этим талибы радикально отличаются от «Исламского халифата», для которого экспансия является формой существования, а Центральная Азия и Афганистан с точки зрения руководства «халифата» составляют единый «вилаят Хорасан».

«Талибан» и «Исламский халифат», несмотря на крайнюю близость идеологии, еще в 2015 году объявили друг другу джихад. В связи со всеми этими обстоятельствами основные мировые державы активно устанавливают связи с талибами, видя в них эффективную (и даже, возможно, единственную) сдерживающую силу по отношению к «халифату».

В частности, делегация «Талибана» недавно совершила официальный визит в Москву, а другая делегация побывала в Пекине. Единственной крупной страной, полностью отвергающей любые контакты с «Талибаном» и ориентирующейся только на официальный Кабул, остается Индия. По сути, сегодня Дели оказывается в изоляции по афганскому вопросу и вряд ли может всерьез повлиять на ситуацию в Афганистане.

РАДУЖНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

С точки зрения формального военного потенциала ни талибы, ни «халифат» не имеют шансов на успех в случае вторжения в Центральную Азию. А талибы к тому же вряд ли этого хотят. Зато хочет «халифат». Разумеется, его экспансия будет идти не в форме классической военной агрессии.

Талибы, возможно, просто выдавят «халифатчиков» на север – то есть экспансия последних в Центральную Азию произойдет автоматически. Эта экспансия будет идти в форме инфильтрации в страны Центральной Азии мелких диверсионно-террористических групп, призванных «разбудить» спящие ячейки своих единомышленников, которые давно имеются во всех здешних государствах. Членами этих «спящих ячеек» могут оказаться отнюдь не только нищие крестьяне, а представители всех слоев населения. В итоге совершенно неясно, где пройдет «линия фронта» и какие силы по какую сторону от нее окажутся.

Россия не сможет остаться в стороне даже не потому, что обязана выполнять обязательства в рамках ОДКБ. А из тех же соображений, из которых начала сирийскую кампанию. Лучше потерять 200 военнослужащих на юге Центральной Азии, чем 20 тысяч военных и гражданских в Поволжье, на Урале и в Сибири, если туда прорвутся радикалы. Увы, как было сказано выше, по другую сторону линии фронта может оказаться ощутимая часть гражданского населения и силовых структур центральноазиатских стран. Соответственно для одной части населения региона российские военные будут защитниками, для другой части – оккупантами. Что предельно усложнит положение наших войск.

Если дело дойдет до переброски в Центральную Азию танковых и пехотных частей и соединений, причем не только из ЦВО, это будет означать, что конфликт развивается по наиболее неблагоприятному сценарию, напоминающему «нашу» афганскую войну («Афганский урок для России», «НВО», 06.04.18). Если же российские войска начнут нести ощутимые потери в людях и технике, аналогия станет совсем очевидной и неприятной.

При этом ясно, что просто признать поражение и уйти Россия не сможет. Хотя бы потому, что, как было сказано выше, максимум через несколько лет нам придется вести ту же войну уже на собственной территории и в несравненно более неблагоприятных условиях. Поэтому лучшим вариантом развития событий в Афганистане, как бы цинично это ни звучало, является как можно более длительная война всех против всех в треугольнике «правительственные силы – талибы – «халифат» на территории этой страны. 

Остановят ли талибы «Исламский халифат» / / Независимая газета (ng.ru)

Над Афганистаном замаячил призрак «Северного альянса – 2»

Москва с учетом талибской угрозы перебрасывает из Тывы в Киргизию подразделения горных егерей

 Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Тэги: россиявоенные ученияцентральная азияодкбафганистангражданская войнаталибанпанджшернато


россия, военные учения, центральная азия, одкб, афганистан, гражданская война, талибан, панджшер, нато На фото подразделение горных войск России. Фото сайта mil.ru

Россия готовит новые военные учения в Центральной Азии. В начале сентября в Киргизии пройдут маневры воинских контингентов Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР) Центрально-Азиатского региона Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) «Рубеж-2021». Маневры эти плановые, но учитывающие непростую ситуацию, складывающуюся в Афганистане. Эксперты опасаются, что в этой стране начнется гражданская война наподобие той, когда 20 лет назад движению «Талибан» (запрещено в РФ) противостоял «Северный альянс».

Военная угроза для России и ее союзников со стороны «Талибана» состоит в том, что движению после ухода из Афганистана войск США и НАТО «досталось огромное количество оружия – сотни единиц бронетехники, самолеты, вертолеты», и его никто не контролирует, заявил на днях министр обороны РФ Сергей Шойгу. В Минобороны РФ не исключают экспорт нестабильности в страны СНГ и Россию и потому готовятся этому противодействовать. Маневры горных егерей из состава КСБР ОДКБ, которые пройдут в ближайшее время на полигоне учебного центра «Эдельвейс» в Киргизии, видимо, для этого подходят как нельзя лучше. Совсем недавно Россия провела два учения у афганской границы: одно совместно с Узбекистаном, другое – с Узбекистаном и Таджикистаном. Сергей Шойгу сообщил, что российские военные базы в Таджикистане и Киргизии будут задействованы в защите рубежей ОДКБ в случае агрессии с афганского направления. В июле-августе 201-я военная база в Таджикистане была усилена новыми видами вооружения (переносными зенитными ракетными комплексами «Верба», автоматами Калашникова АК-12, современными снайперскими винтовками, огнеметами и современными боевыми машинами пехоты БМП-2). И вот сейчас в Киргизию из России уже перебрасываются 300 военнослужащих и более 60 единиц боевой техники из состава горного соединения Центрального военного округа (ЦВО), дислоцированного в Республике Тыва. Не исключено, что в случае дальнейшего осложнения ситуации в Афганистане и возникновения реальных угроз для союзников РФ по ОДКБ они останутся в Киргизии и после маневров «Рубеж-2021».

ЦВО сообщает, что в ходе учения военнослужащие отработают «подготовку и ведение совместной войсковой операции по блокированию и уничтожению условных незаконных вооруженных формирований, вторгшихся на территорию государства – члена ОДКБ». Афганистан граничит с единственной страной ОДКБ – Таджикистаном. Однако в постсоветской истории уже были случаи, когда боевые группы исламских экстремистов просачивались по горам через Таджикистан и в Киргизию, и в другие страны Центральной Азии. Значит, маневры актуальны для всего региона, включая Узбекистан и Туркмению. Хаос после ухода войск США и НАТО в стране нарастает, и, скажем, президент Таджикистана Эмомали Рахмон сделал прогноз о том, что если международное сообщество не будет на это реагировать, то в Афганистане может начаться затяжная гражданская война.

В провинции Панджшер к северу от Кабула уже назревает военный конфликт между талибами и таджикскими отрядами сопротивления под руководством бывшего вице-президента Афганистана Амруллы Салеха и командующего местными силами Ахмада Масуда, сына известного полевого командира и лидера «Северного альянса» Ахмада Шаха Масуда. Последний около 20 лет назад при поддержке других этнических лидеров Афганистана тоже боролся против экстремистского движения «Талибан» и был убит религиозными фанатиками в сентябре 2001 года. В борьбе с талибами в военно-техническом плане до прихода в страну американцев «Северному альянсу» помогали и Россия, и Таджикистан, и Узбекистан. Ахмад Масуд на днях заявил о том, что лидер узбекской общины Афганистана Абдул-Рашид Дустум поддерживает его сопротивление талибам и присоединится к нему, если политическим путем не будут решены имеющиеся противоречия между пуштунами-талибами и интересами других этнических групп в Афганистане. Но возможен ли сейчас «Северный альянс – 2» и военная помощь ему со стороны этих государств?

Военный эксперт полковник Шамиль Гареев, который долгое время служил в Главном штабе Вооруженных сил Республики Узбекистан и 20 лет назад участвовал в организации военной помощи «Северному альянсу», считает, что реальная военная конфронтация между талибами и другими этническими группами в Афганистане возможна, если к власти придет экстремистское крыло «Талибана». «Отряды «Талибана» напоминают войска батьки Махно. Они научились воевать, но как будут управлять страной, пока неизвестно. Если будут игнорироваться интересы других этнических движений и политических сил страны, тогда конфликты неизбежны, – заявил он «НГ». – Но народ страны измотан, да и само движение «Талибан», видимо, намерено политическими методами, путем внутриафганского диалога разрешать имеющиеся противоречия… Сейчас вряд ли какая-либо страна СНГ, в том числе Россия, будет поддерживать в военном плане силы, оппозиционно настроенные к талибам. Но все может измениться. Если в Афганистане начнутся хаос и анархия, этнические притеснения, проявления религиозного экстремизма, то «Северный альянс – 2» как реакция на это может сформироваться и какие-то страны его поддержат», – считает Гареев. 

Москва с учетом талибской угрозы перебрасывает из Тывы в Киргизию подразделения горных егерей

 Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Тэги: россиявоенные ученияцентральная азияодкбафганистангражданская войнаталибанпанджшернато


россия, военные учения, центральная азия, одкб, афганистан, гражданская война, талибан, панджшер, нато На фото подразделение горных войск России. Фото сайта mil.ru

Россия готовит новые военные учения в Центральной Азии. В начале сентября в Киргизии пройдут маневры воинских контингентов Коллективных сил быстрого развертывания (КСБР) Центрально-Азиатского региона Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) «Рубеж-2021». Маневры эти плановые, но учитывающие непростую ситуацию, складывающуюся в Афганистане. Эксперты опасаются, что в этой стране начнется гражданская война наподобие той, когда 20 лет назад движению «Талибан» (запрещено в РФ) противостоял «Северный альянс».

Военная угроза для России и ее союзников со стороны «Талибана» состоит в том, что движению после ухода из Афганистана войск США и НАТО «досталось огромное количество оружия – сотни единиц бронетехники, самолеты, вертолеты», и его никто не контролирует, заявил на днях министр обороны РФ Сергей Шойгу. В Минобороны РФ не исключают экспорт нестабильности в страны СНГ и Россию и потому готовятся этому противодействовать. Маневры горных егерей из состава КСБР ОДКБ, которые пройдут в ближайшее время на полигоне учебного центра «Эдельвейс» в Киргизии, видимо, для этого подходят как нельзя лучше. Совсем недавно Россия провела два учения у афганской границы: одно совместно с Узбекистаном, другое – с Узбекистаном и Таджикистаном. Сергей Шойгу сообщил, что российские военные базы в Таджикистане и Киргизии будут задействованы в защите рубежей ОДКБ в случае агрессии с афганского направления. В июле-августе 201-я военная база в Таджикистане была усилена новыми видами вооружения (переносными зенитными ракетными комплексами «Верба», автоматами Калашникова АК-12, современными снайперскими винтовками, огнеметами и современными боевыми машинами пехоты БМП-2). И вот сейчас в Киргизию из России уже перебрасываются 300 военнослужащих и более 60 единиц боевой техники из состава горного соединения Центрального военного округа (ЦВО), дислоцированного в Республике Тыва. Не исключено, что в случае дальнейшего осложнения ситуации в Афганистане и возникновения реальных угроз для союзников РФ по ОДКБ они останутся в Киргизии и после маневров «Рубеж-2021».

ЦВО сообщает, что в ходе учения военнослужащие отработают «подготовку и ведение совместной войсковой операции по блокированию и уничтожению условных незаконных вооруженных формирований, вторгшихся на территорию государства – члена ОДКБ». Афганистан граничит с единственной страной ОДКБ – Таджикистаном. Однако в постсоветской истории уже были случаи, когда боевые группы исламских экстремистов просачивались по горам через Таджикистан и в Киргизию, и в другие страны Центральной Азии. Значит, маневры актуальны для всего региона, включая Узбекистан и Туркмению. Хаос после ухода войск США и НАТО в стране нарастает, и, скажем, президент Таджикистана Эмомали Рахмон сделал прогноз о том, что если международное сообщество не будет на это реагировать, то в Афганистане может начаться затяжная гражданская война.

В провинции Панджшер к северу от Кабула уже назревает военный конфликт между талибами и таджикскими отрядами сопротивления под руководством бывшего вице-президента Афганистана Амруллы Салеха и командующего местными силами Ахмада Масуда, сына известного полевого командира и лидера «Северного альянса» Ахмада Шаха Масуда. Последний около 20 лет назад при поддержке других этнических лидеров Афганистана тоже боролся против экстремистского движения «Талибан» и был убит религиозными фанатиками в сентябре 2001 года. В борьбе с талибами в военно-техническом плане до прихода в страну американцев «Северному альянсу» помогали и Россия, и Таджикистан, и Узбекистан. Ахмад Масуд на днях заявил о том, что лидер узбекской общины Афганистана Абдул-Рашид Дустум поддерживает его сопротивление талибам и присоединится к нему, если политическим путем не будут решены имеющиеся противоречия между пуштунами-талибами и интересами других этнических групп в Афганистане. Но возможен ли сейчас «Северный альянс – 2» и военная помощь ему со стороны этих государств?

Военный эксперт полковник Шамиль Гареев, который долгое время служил в Главном штабе Вооруженных сил Республики Узбекистан и 20 лет назад участвовал в организации военной помощи «Северному альянсу», считает, что реальная военная конфронтация между талибами и другими этническими группами в Афганистане возможна, если к власти придет экстремистское крыло «Талибана». «Отряды «Талибана» напоминают войска батьки Махно. Они научились воевать, но как будут управлять страной, пока неизвестно. Если будут игнорироваться интересы других этнических движений и политических сил страны, тогда конфликты неизбежны, – заявил он «НГ». – Но народ страны измотан, да и само движение «Талибан», видимо, намерено политическими методами, путем внутриафганского диалога разрешать имеющиеся противоречия… Сейчас вряд ли какая-либо страна СНГ, в том числе Россия, будет поддерживать в военном плане силы, оппозиционно настроенные к талибам. Но все может измениться. Если в Афганистане начнутся хаос и анархия, этнические притеснения, проявления религиозного экстремизма, то «Северный альянс – 2» как реакция на это может сформироваться и какие-то страны его поддержат», – считает Гареев. 


Над Афганистаном замаячил призрак «Северного альянса – 2» / Войны и Армии / Независимая газета (ng.ru)