Таджикистан, Афганистан и американские маневры

Багдасаров оценил военные учения с участием США в Таджикистане
«Подождите, это – только начало. Все еще впереди»

В Душанбе под командованием американцев стартовали военные учения Regional Cooperation – 22 («Региональное сотрудничество»), которые продлятся до 20 августа. На них военнослужащим США – страны НАТО, предстоит отработать боевые задачи по «укреплению региональной безопасности и стабильности» с военными Таджикистана, Казахстана и Киргизии – стран, вместе с Россией входящих в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Как следует расценивать военное сотрудничество стран бывшего СССР с нашим главным военно-политическим противником? Что «забыли» США в регионе традиционного влияния России? На эти вопросы «МК» ответил российский политолог, историк, эксперт по проблемам стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров.

– Эти учения проводятся под руководством командования Вооруженных Сил США, — говорит эксперт. – Точнее его, так называемого, Центрального командования, штаб которого находится в окрестностях города Доха в Катаре. Зоной его ответственности является ближний Восток и Центральная Азия.

– Как получилось, что страны ОДКБ проводят военные учения под командованием страны–члена НАТО?

– И не просто страны, а под эгидой нашего главного врага – Соединенных Штатов. При этом на территории Таджикистана находится наша крупнейшая 201-я военная база и авиационная группировка. Возникает вопрос: кто, если возникнет такая ситуация, будет там воевать за «укрепление региональной безопасности»?

Все страны, что сейчас проводят там учения, во время гражданской войны в Таджикистане, сразу дали оттуда деру. В Таджикистане воевали мы! Думаете, если теперь что случиться, кроме нас там из них кто-то будет воевать? Не надейтесь.

Нас сейчас втягивают в серьезный конфликт. Это происходит буквально на глазах. При этом наши структуры, молчат, делая вид, что все так и должно быть. Я считаю это позором!

– О каком конфликте речь?

– Нас втягивают в конфликт на афгано-таджикской границе. Я удивляюсь, что здесь, у нас в стране, люди, которые за это должны отвечать, не понимают сути происходящего. Видимо снова хотят, чтобы рядовой Иванов, сержант Петров и лейтенант Сидоров исправляли политические ошибки наших больших руководителей.

Леонков предупредил о головной боли, которую вызовет покупка турецких беспилотников

– Американцы все активней ведут себя в Таджикистане?

– Недавно туда приезжал командующий Центрального командования Вооруженных Сил США генерал Майкл Курилла. Его лично принимал президент Таджикистана Эмомали Раҳмон – президент страны, входящей в ОДКБ!

– Афганистан, кстати, выразил протест по поводу проведения этих учений.

– Правильно сделал. Кому понравится, что у твоих границ проводят какие-то учения? Да еще под эгидой США, которые 20 лет воевали в Афганистане, и где убили кучу народу. А как еще афганцы должны были реагировать?

Подождите, это – только начало. Все еще впереди. Зреет конфликт. Американцы воевать там не будут. Ну, может, будет воевать какой-нибудь спецназ типа «Дельты», или, может, еще какие-то небольшие силы. По-настоящему воевать придется русскому Ивану, когда в этот конфликт втянут Россию.

Ольга Божьева

Источник — mk.ru

Сикхи и индуисты бегут из Афганистана

Источник: GraphicMaps.com

Об авторе: Лариса Александровна Шашок – преподаватель МГИМО (У) РФ.

Афганские сикхи даже в храме не могут чувствовать себя в безопасности.
Недавняя волна насилия, обрушившаяся на общины сикхов и индуистов в Афганистане, делает маловероятным их дальнейшее проживание на территории страны после второго прихода к власти движения «Талибан» (запрещено в РФ). Религиозная нетерпимость, распространенная в афганском обществе, и растущие проблемы в сфере безопасности, создаваемые террористической организацией «ИГ-Хорасан» (запрещена в РФ), могут в обозримой перспективе положить конец присутствию сикхов в Афганистане.
ТЕРАКТ В СИКХСКОМ ХРАМЕ

Рано утром 18 июня вооруженные боевики атаковали место отправления культа сикхов в Кабуле. Несколько взрывов прогремели в гурдваре (сикхском храме) Карте Парван в районе Баг-э-Бала, после чего боевики открыли огонь и забросали гурдвару гранатами. В результате теракта погибли по меньшей мере два человека, еще семеро получили ранения.

Ответственность за нападение на гурдвару взяла на себя «ИГ-Хорасан» – региональное ответвление террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещено в РФ). Описывая нападение как «акт поддержки посланника Аллаха», «ИГ-Хорасан» заявила, что нападение было направлено против индусов и сикхов, а также защищавших их «вероотступников». Один из боевиков «проник в храм индуистских и сикхских многобожников» в Кабуле, убил охранника, открыл огонь по прихожанам из автомата и использовал ручные гранаты, говорится в обращении «ИГ-Хорасан», размещенном на пропагандистском сайте группировки Amaq (запрещена в РФ).

«ИГ-Хорасан» также заявила, что нападение было совершено в отместку за уничижительные комментарии в адрес пророка Мухаммеда. Имелись в виду высказывания против ислама и пророка, сделанные Нупуром Шармой, ныне отстраненным представителем правящей индуистской националистической партии Бхаратия Джаната Парти (БДП), во время теледебатов в прямом эфире в Индии 26 мая.

Высказывания Шармы вызвали бурную реакцию среди мусульман в Индии и за рубежом. Правительства более десятка мусульманских стран Азии осудили его слова, а некоторые даже потребовали от Индии публичных извинений. Руководство радикального исламистского движения «Талибан» призвало индийское правительство «не позволять таким фанатикам оскорблять священную религию ислам и провоцировать чувства мусульман».

В письме от 6 июня «Аль-Каида на Индийском субконтиненте» (АКИС, запрещена в РФ) предупредила, что намерена совершить теракты в Нью-Дели, Мумбаи, Уттар-Прадеше. и Гуджарате, чтобы «побороться за честь пророка».

Предупреждение от «ИГ-Хорасан» поступило всего за несколько дней до нападения на гурдвару в Кабуле. В десятиминутном видеоролике говорилось, что террористы-смертники совершат теракты в крупных индийских городах, чтобы «отомстить» за оскорбительные высказывания Шармы в адрес Пророка. На видео были показаны кадры ранее совершенных атак группировки в Афганистане, в том числе нападение на аэропорт Кабула в августе 2020 года и взрыв смертника в марте 2020 года в гурдваре Рай Сахиб в Кабуле. «ИГ-Хорасан» предупредила, что за этим последуют новые атаки.

ПРЕСЛЕДУЕМОЕ МЕНЬШИНСТВО

Как и все жители Афганистана, сикхи сильно пострадали в ходе десятилетий гражданской войны. Как и шииты-хазарейцы, они подвергались дискриминации из-за своей веры, обычаев и образа жизни.

Исторически индуисты и сикхи жили в Афганистане как торговцы и ростовщики, однако затянувшийся конфликт вынудил многих представителей общины покинуть страну. По некоторым оценкам, количество сикхов и индуистов в Афганистане сократилось с нескольких сотен тысяч в 1980-х годах до нескольких сотен человек во время антитеррористической кампании США.

Тенденция к росту нетерпимости в отношении сикхов совпала с ростом панисламистского движения, возглавляемого моджахедами в Афганистане с 1990-х годов. Финансируемые Саудовской Аравией медресе распространяли жесткую ваххабитскую идеологию, которая подпитывала джихад против СССР в Афганистане, но сужала пространство для плюрализма в афганском обществе. Ислам использовался для консолидации политической власти и сплочения сельских районов Афганистана с призывом к исламскому джихаду против светского коммунистического правительства.

Сикхские общины сталкивались с постоянным риском для жизни в Афганистане со времен моджахедов. В 1988 году боевик-исламист убил 13 сикхов, открыв огонь во время религиозного праздника, а в 1989 году ракета попала в гурдвару и убила 17 сикхов в Джелалабаде. Также фиксировались множественные случаи вымогательства и преследования. При этом роль немусульманских общин в будущем страны отодвигалась на второй план.

Когда радикальное исламистское движение «Талибан» впервые пришло к власти в 1996 году, его нетерпимость к символизму и ритуальным практикам других религий была безудержной. Продвигая принципы исламского фундаментализма, талибы уничтожили буддийские статуи в Бамиане и другие неисламские артефакты в Афганистане. На индуистов и сикхов талибы смотрели свысока, требуя, чтобы те приняли ислам. Немусульман заставляли носить желтые нашивки, чтобы идентифицировать их на публике.

После падения первого режима талибов Конституция 2004 года предоставила индуистам и сикхам определенные гарантии безопасности, материальной поддержки и представительства в политике. Однако, несмотря на защиту со стороны государства, в афганском обществе по отношению к ним по-прежнему сохранялась нетерпимость.

Религиозные меньшинства в Афганистане на протяжении многих лет сообщали о словесных преследованиях со стороны суннитского большинства. Их собственность неоднократно отчуждали насильственным образом, они подвергались угрозам и оскорблениям. В государственных учреждениях сикхи и индуисты сталкивались с дискриминацией при трудоустройстве, а их дети – с травлей в школах.

Когда талибы вернулись к власти в 2021 году, они открыто обязались защищать религиозные и этнические меньшинства. Но множественные сообщения об убийствах представителей меньшинств боевиками движения показывают, что заверениям талибов нельзя доверять. Талибы уже нарушили ряд обещаний, касающихся свобод женщин и прав человека в целом. По этой причине у международного сообщества нет оснований предполагать, что положение афганских сикхов изменится при нынешнем режиме.

Совсем недавно участились крупномасштабные целенаправленные нападения на сикхов, поскольку «ИГ-Хорасан» усилила присутствие в Афганистане. И, как следствие, продолжила наносить тяжелые потери их сокращающемуся сообществу.

Религиозные убеждения «ИГ-Хорасан» соответствуют идеологии «Исламского государства» по созданию исламского халифата, который строго соблюдает сунну и руководствуется исламской юриспруденцией. Идеологи этой модели клеймят неверными немусульман и тех, кто не принимает их интерпретацию ислама, оправдывая их казни. Подобные убеждения представляют собой постоянную угрозу для неисламских общин, включая афганских сикхов и индуистов.

МАССОВЫЙ ИСХОД

В последние годы массовому исходу сикхов и индуистов из Афганистана способствовали правительство Индии, международные неправительственные организации и собственно сикхская диаспора. После нападения на гурдвару в марте 2020 года около 500 человек были переселены в Индию в рамках частной спонсорской программы под названием «Моя семья – моя ответственность». Десятки сикхов и индуистов были эвакуированы во время падения прозападного режима в Кабуле в августе 2021 года. Когда-то оживленные афганские гурдвары были по большей части заброшены или переданы на попечение мусульманам, поскольку семьи сикхов массово бежали из Афганистана.

Преследование и неоднократные насильственные нападения на сикхов в Афганистане нанесли тяжелый урон их сообществу, численность которого и без того резко сократилась за последние десятилетия. По данным афганского информационного агентства Tolo News, в 1980-х годах в Афганистане проживало около 220 тыс. сикхов и индуистов. Эта цифра упала до 15 тыс. в начале 1990-х и до 1350 в 2016 году.

Многочисленные насильственные акты в отношении сикхов в период с 2018 по 2021 год, особенно нападение на гурдвару Рай Сахиб, вынудили тысячи представителей общины бежать из Афганистана. Когда талибы захватили власть 15 августа 2021 года, в стране было всего 200 сикхов, из числа которых правительство Индии эвакуировало десятки в последующие недели.

Атаки на гурдвару Карте Парван, вероятно, будут иметь далеко идущие последствия. Сообщается, что после нападения Индия уже выдала экстренные визы 111 сикхам. Вероятно, после недавних событий их сообщество в стране сократится до нескольких десятков.

По этой причине особая идентичность афганской сикхской общины находится под угрозой. Гурдвары были важным местом, предоставлявшим членам общины возможность проводить собрания и религиозные обряды. Разрушенная в результате недавнего теракта гурдвара Карте Парван была последней из сохранившихся в Кабуле.

В отсутствие какого-либо политического представительства вполне вероятно, что заботы индуистов и сикхов в Афганистане останутся без внимания. У суннитского руководства «Талибана» отсутствует интерес к присутствию этих диаспор в стране. Более того, соблюдение талибами шариата только усилит нетерпимость к ним со стороны афганского общества. В данный момент очевидна нарастающая конкуренция между «Талибаном» и «ИГ-Хорасан», однако маловероятно, что талибы будут воевать с последними ради безопасности афганских сикхов и индуистов.

Руководство талибов в меру возможностей обеспечило защиту религиозных меньшинств, однако политическая воля и материальные возможности талибов ограниченны. Неопределенность скорее всего вынудит остатки афганских сикхов и индуистов окончательно покинуть страну по мере того, как международные НПО и частные спонсоры будут организовывать их переселение.

Источник — НГ

Мирзиёев: Важно не допустить международной изоляции Афганистана

Президент Узбекистана призвал не допустить международной изоляции Афганистана

Ülviyya Amuyeva   |27.07.2022

Мирзиёев: Важно не допустить международной изоляции Афганистана

    

ТАШКЕНТ

Без стабильности в Афганистане невозможно достичь безопасности и устойчивого развития в Узбекистане и во всем Центральноазиатском регионе. Об этом говорится в послании президента Узбекистана Шавката Мирзиёева участникам международной конференции по Афганистану, организованному в Ташкенте, сообщает kun.uz.

«На протяжении тысячелетий узбекский и афганский народы жили бок о бок друг с другом. Нас объединяют общие культурные, духовные и исторические ценности, единая религия и наследие великих предков. Следует отметить, что без стабильности на другом берегу Амударьи невозможно достичь безопасности и устойчивого развития в Узбекистане и во всем Центральноазиатском регионе», – сказал глава государства.

Мирзиёев подчеркнул, что в этой связи не может не вызывать обеспокоенность снижение внимания в мире к Афганистану, который сталкивается с глубоким социально-экономическим и гуманитарным кризисом в своей новейшей истории.

«Мы убеждены, что сегодня мировое сообщество может и должно избежать повторения ошибок 1990-х годов. Важно не допустить международной изоляции Афганистана, которая неизбежно приведет к дальнейшему ухудшению гуманитарной ситуации. Речь идет о судьбе миллионов людей», – отметил узбекский лидер.

Сегодня временное правительство Афганистана предпринимает определенные шаги по мирному обустройству страны, стремится улучшить социально-экономическую ситуацию, наладить дружественные отношения с соседними государствами, взаимовыгодное сотрудничество с международным сообществом, продолжил Мирзиёев.

«И мы должны поощрять и поддерживать эти усилия. При этом фундаментальными условиями установления долгосрочного мира в Афганистане остаются формирование широкого представительства всех слоев афганского общества в государственном управлении, обеспечение базовых прав и свобод человека, особенно женщин, и всех этноконфессиональных групп», – заключил президент.

Мирзиёев: Важно не допустить международной изоляции Афганистана (aa.com.tr)

Сегодня важно не допустить очередного скатывания многострадального Афганистана в пропасть вооружённого конфликта и формирования зоны нестабильности на юге Центральной Азии

Содействие мирному развитию Афганистана и выстраивание с ним прагматичных взаимовыгодных отношений были и остаются одним из главных приоритетов узбекской внешнеполитической деятельности, осуществляемой под руководством Президента Шавката Мирзиёева.

Исторически Узбекистан всегда проводил взвешенную и дружественную политику относительно Афганистана и придерживается принципиальной позиции о необходимости уважения суверенитета, независимости и территориальной целостности соседней страны.

Сегодня как государства региона, так и внерегиональные силы, прекрасно осознают, что устойчивое развитие Центральной Азии нельзя рассматривать без обеспечения стабильности в Афганистане. Именно поэтому необходимы усилия по всемерному содействию в скорейшем достижении гражданского мира и согласия в афганском обществе.

Инициируемые лидером Узбекистана меры в двусторонних узбекско-афганских отношениях и через региональную повестку, а также с трибун авторитетных международных организаций сыграли значимую роль в определении видения по установлению в Афганистане целостного мира. Призывы Президента Узбекистана рассматривать Афганистан не как на проблему, а с точки зрения возможностей, получают широкую международную поддержку.

Формируется общее понимание, что установление мира в этой стране предоставит большие возможности как для региона, так и для всего Евразийского континента. Откроются новые перспективы развития экономики, торговли, транспорта, региональной интеграции.

Для этого необходимо помочь Кабулу интегрироваться в региональное экономическое сотрудничество, и Ташкент искренне способствует этому. В первую очередь, мирный Афганистан откроет новые стратегические перспективы для дальнейшего развития трансрегионального сотрудничества, обеспечит центральноазиатским странам наикратчайший выход к портам Индийского океана и Персидского залива, будет содействовать соединению Южной Азии с рынками Европы и Китая, восстановит свою историческую роль в качестве естественного связующего моста между крупнейшими регионами азиатского континента.

Во-вторых, появятся огромные возможности для торговли, развития коммуникаций с южными соседями. Это – огромный рынок таких стран, как Пакистан, Иран, Индия, и сам Афганистан. В этой связи Президент Шавкат Мирзиёев делает акцент на развитие экономических, транспортных и коммуникационных связей с Афганистаном, что открывает широкие возможности для установления долгосрочного мира в соседней стране.

Задействование дипломатических контактов, проведение ряда международных конференций по инициативе главы государства позволили Узбекистану играть роль важного участника, крайне заинтересованного в решении афганского вопроса. Обновлённая политика и инициативы Ташкента на афганском направлении нашли позитивный отклик внутри Афганистана, а также среди мирового сообщества.

Роль Узбекистана в данном вопросе весьма позитивно оценивается и мировым сообществом, что ещё раз формирует положительный имидж и укрепляет роль Ташкента на международной арене. Так, 27 марта 2018 года в столице Узбекистана по инициативе Президента Шавката Мирзиёева состоялись международная конференции высокого уровня по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», а также 15-16 июля 2021 года Международная конференция высокого уровня «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности».

Буквально на следующей неделе, 25-26 июля, в Ташкенте пройдёт международная конференция по Афганистану с участием делегаций из более чем 20 стран мира и международных организаций, представителей авторитетных аналитических центров, в том числе представителей новых властей соседней страны.

Основная цель мероприятия – выработка комплекса мер и предложений к подходам мирового сообщества по вопросам содействия стабильности, безопасности, постконфликтному восстановлению в Афганистане и его интеграции в процессы регионального сотрудничества в интересах многонационального афганского народа и всего мира.

Узбекистан уже приступил к осуществлению масштабных инфраструктурных и социально значимых проектов в Афганистане, таких как строительство ЛЭП «Сурхан – Пули-Хумри» с пропускной мощностью 500 кВт. Протяженность данной ЛЭП составляет – 260 км, а проектная стоимость 100,1 миллиона долларов США.

Реализация проекта обеспечит Афганистан электроэнергией, что будет способствовать развитию экономики. Кроме того, данная линия электропередач позволит в последующем подключить Кабул к единой энергетической системе Центральной Азии.

Эта ЛЭП также может стать составной частью проекта CASA-1000 и способствовать поставкам электроэнергии в Пакистан и далее в страны Южной Азии.

Узбекистан с 2022 года осуществляет поставки электроэнергии в Афганистан на основе ежегодно заключаемых прямых договоров, покрывая более 50% потребностей соседней страны. Следует отметить, что наша страна уже давно продвигает инициативу об укреплении взаимосвязанности между Центральной и Южной Азией. Важными итогами этих усилий стали Ташкентская международная конференция высокого уровня в июле 2021 года, в работе которой приняли участие представители более 40 стран, авторитетных международных и региональных организаций, финансовых структур.

Ее достижением стала единогласное принятие 12 июля 2022 года Генеральной Ассамблеей ООН разработанной по инициативе Президента Узбекистана Шавката Мирзиёева резолюции об укреплении взаимосвязанности между Центральной и Южной Азией.

Инициативу о принятии этой резолюции и закреплении в ней общих подходов, основных принципов и направлений диалога между регионами Центральной и Южной Азии глава нашего государства выдвинул в ходе вышеупомянутой Ташкентской конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности».

Одним из приоритетных направлений развития взаимосвязанности между этими крупными регионами является это налаживание транспортной инфраструктуры, которая способствует расширению торгово-экономических связей и росту благосостояния народов. Так, в числе масштабных проектов взаимосвязанности выступает инициатива Узбекистана по строительству железной дороги «Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар» – «Трансафганский коридор», транзитный потенциал которой составляет 20 миллионов тонн груза ежегодно.

Главным плюсом «Трансафганского коридора» является то, что он не только не противоречит большинству других афганских железнодорожных проектов, но и отлично сочетается с ними. При этом он сможет окупаться самостоятельно, независимо от срока реализации остальных инициатив.

В случае запуска проекта Узбекистан и другие страны Центральной Азии получат выходы к пакистанским портам на побережье Аравийского моря (Карачи и Гвадар), став самым коротким и дешёвым путём к рынкам Южной Азии. Сроки доставки грузов из Пакистана в Узбекистан сократятся с 35 до 4-5 дней.

Данные инфраструктурные проекты приобретут стратегическое значение, так как создадут реальную возможность возрастания политического и экономического взаимодействия регионов Центральной и Южной Азии, совокупный ВВП которых составляет более 3,5 трлн долларов США, а также станут мощным драйвером их устойчивого развития, закрепят консенсус в Афганистане и в регионе по вопросу укрепления мира и стабильности.

18 июля на территории Афганистана с участием специалистов Узбекистана, Афганистана и Пакистана начались экспедиционные работы для определения железнодорожного маршрута трансафганской железной дороги «Термез – Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар» и технико-экономического обоснования проекта. Кроме того, узбекские специалисты в этом году завершили работы по восстановлению деятельности международного аэропорта в городе Мазари-Шариф.

Афганистан остаётся одним из крупнейших рынков сбыта для Узбекистана. В товарообороте с Афганистаном основную долю (99,7%) занимает экспорт узбекских товаров. По итогам 2021 года объём взаимной торговли с Афганистаном составил более 650 миллионов долларов США, в том числе экспорт – 647,3 миллиона, импорт – 6,2 миллиона. За полгода 2022 года товарооборот составил 369,2 миллиона долларов, в том числе экспорт – 364,5 миллиона, импорт – 4,6 миллиона долларов.

На приграничной с Афганистаном территории действует логистический центр Termez Cargo Center.

Постановлением Президента от 22 июня текущего года ему присвоен статус Международного многофункционального транспортно-логистического хаба по оказанию гуманитарной помощи Афганистану и иным государствам. Он сегодня активно используется различными международными организациями. Это начинание Узбекистана поддержало большинство стран мира.

Узбекистан с Афганистаном связывают вековые узы дружбы, общность истории, религии, обычаев и традиций. Сегодня в Афганистане насчитывается порядка 4 миллиона узбеков. В связи с чем инициативы Ташкента по реализации образовательных проектов, в частности изучения и развития узбекского языка находят свою поддержку среди этнических узбеков, проживающих в Афганистане.

В городе Термез создан образовательный центр по обучению афганских граждан, основной задачей которого выступает подготовка квалифицированных кадров по образовательным программам высшего, среднего специального и профессионального образования, повышение квалификации специалистов различного профиля.

За последние два года Узбекистан четыре раза – в сентябре и декабре 2021 года, а также апреле и июне текущего года направил гуманитарную помощь афганскому народу в виде продуктов питания, медикаментов, товаров первой необходимости, одежды и угля. Однако этих мер недостаточно, чтобы вывести Афганистан из социально-экономического кризиса.

Прежде всего необходимо принять комплексные меры по разморозке финансовых активов Афганистана за рубежом и снятию односторонних санкций, а также более активному участию международных институтов в финансировании инфраструктурных проектов в Афганистане.

Сегодня на фоне геополитической турбулентности в мире, разрастания новых конфликтов на Евразийском континенте, идеологического и прямого противостояния мировых и региональных держав, важно не допустить очередного скатывания многострадального Афганистана в пропасть вооружённого конфликта, и формирования зоны нестабильности на юге Центральной Азии.

В этой связи Ташкенту следует продолжить начатый курс в отношении оказания помощи в социально-экономическом развитии Афганистана, поскольку интеграция Афганистана в регион Центральной Азии и содействие его экономическому развитию придаст импульс укрепления регионального сотрудничества и минимизации угроз из Афганистана, а также позволит центральноазиатским странам диверсифицировать свои внешнеторговые, экономические и политические связи с обширным регионом Южной Азии.

Анвар Насиров,

 директор Международного института Центральной Азии 


Узбекистан объединяет усилия мирового сообщества для установления прочного мира в Афганистане

25-26 июля в Узбекистане по инициативе Президента Шавката Мирзиёева состоится международная конференция «Афганистан: безопасность и экономическое развитие».

Стратегическая важность и актуальность предстоящего форума состоит в том, что впервые Ташкент на одной площадке собирает специальных представителей по Афганистану более 20 государств Центральной и Южной Азии, Европы, Америки, Ближнего и Среднего Востока, Азиатско-Тихоокеанского региона, непосредственно вовлечённых в афганское урегулирование, глав и специалистов десятка международных и региональных организаций, в том числе ООН, Евросоюза, Продовольственной и сельскохозяйственной организация Объединённых Наций (ФАО), Организации экономического сотрудничества, Организации исламского сотрудничества, Шанхайской организации сотрудничества, а также делегацию Временного правительства Афганистана.

В качестве участников также приглашены отечественные эксперты, руководители и специалисты ведущих аналитических центров государств-соседей Афганистана, в том числе из всех стран Центральной Азии, России, США, Ирана, Пакистана, Индии и Бельгии.

Новый формат должен способствовать конструктивному обсуждению и выработке согласованных подходов по выстраиванию прагматичного диалога с новыми властями Афганистана. При этом в центре внимания такого диалога будут вопросы выполнения Временным правительством Афганистана ключевых требований международного сообщества, в частности по недопущению превращения афганской земли в источник перманентных угроз интересам безопасности стран-соседей и других государств мира, а также по формированию правительства на основе широкого представительства, обеспечению прав и свобод человека, особенно женщин и всех этноконфессиональных групп, в качестве основополагающего условия завершения процесса общенационального примирения в Афганистане.

Кроме того, будут рассмотрены вопросы социально-экономического восстановления Афганистана, реализации инфраструктурных, гуманитарных проектов, призванных принести долгожданный мир нынешнему и будущим поколениям афганского народа.

В целом, предстоящая конференция является составной частью системных усилий Узбекистана по обеспечению безопасности и стабильности в Центральной Азии и превращению Афганистана в мирную, процветающую, свободную от терроризма и войн страну. 

Важным итогом форума станет воплощение в жизнь положений принятой 11 июля по инициативе Президента Узбекистана Специальной резолюции Генеральной Ассамблеи ООН об укреплении взаимосвязанности между Центральной и Южной Азией, в которой подчёркивается ключевое значение Афганистана для международного мира, безопасности и устойчивого развития.

Афганский вопрос в постоянном фокусе внимания дипломатии Узбекистана

Установление прочного мира и обеспечение стабильности в Афганистане является неотъемлемой частью внешнеполитической стратегии Узбекистана. Наша страна неизменно выступает за урегулирование ситуации в Афганистане исключительно мирным, политико-дипломатическим путем, твёрдо придерживается необходимости уважения суверенитета, независимости и территориальной целостности Афганистана, поддержки становления соседней страны в качестве мирного, неделимого, независимого, экономически развивающегося государства.

С избранием Шавката Мирзиёева в качестве главы государства в 2016 году Узбекистан значительно активизировал свои усилия по решению афганского вопроса. Знаковым событием стала проведённая в 2018 году по инициативе Президента Узбекистана Ташкентская международная конференция высокого уровня по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное сотрудничество». В принятой по итогам конференции Ташкентской декларации впервые был закреплён всеобщий консенсус относительно необходимости политического урегулирования ситуации в Афганистане, что придало ощутимый импульс возобновлению мирного процесса и прекращению вооружённого конфликта. 

Важным вкладом в международные усилия по содействию достижению мира в Афганистане стала организованная 15-16 июля 2021 году в Узбекистане международная конференция высокого уровня «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности», ещё раз подчеркнувшая первостепенную роль мира и стабильности в Афганистане для развития межрегиональной связей. 

В частности, обращаясь к участникам форума, Президент Шавкат Мирзиёев указал на историко-культурную и цивилизационную общность Центральной и Южной Азии, призвал совместными усилиями превратить этот обширный регион и весь евразийский континент в стабильное, экономически развитое и процветающее пространство.

При этом глава нашего государства отметил, что именно Афганистан является одним из ключевых звеньев практической взаимосвязанности Центральной и Южной Азии. Он выразил уверенность, что межрегиональное партнерство станет важным фактором установления мира и стабильности, возрождения экономики в соседней стране.

Афганистан в условиях социально-экономического
и гуманитарного кризиса

Сегодня Афганистан переживает беспрецедентный по своим масштабам гуманитарный и социально-экономический кризис. По данным Миссии ООН по содействию Афганистану, в 2022 году количество нуждающихся в гуманитарной помощи афганцев достигло 24,4 миллиона человек, увеличившись на 6 миллионов по сравнению с 2021 году, а это 59% населения страны. 

Прогнозируется, что если не будут приняты безотлагательные меры, Афганистан до конца 2022 года сползёт за черту всеобщей бедности, где в нищете окажутся 97% населения.

Ситуацию усугубляют природно-климатические катаклизмы, причиняющие значительный урон стране. Так, в результате землетрясения 22 июня текущего года на юго-востоке Афганистана в провинциях Пактика и Хост погибли более 1000 человек, серьёзно пострадали порядка 3000 жителей, разрушены 4500 домов. 

Недавно сильные наводнения накрыли провинции Газни, Забуль, Пактия, Кабул, Парван, Нангархар, Кунар и Нуристан, разрушив более 600 домов и приведшие к гибели более 1,5 тысячи голов скота. Непоправимый ущерб был нанесён тысячам гектаров сельскохозяйственных земель. 

Естественно, что в этих условиях Узбекистан как ближайший сосед не может закрывать на это глаза. Афганистан, и так с трудом преодолевающий глубокий социально-экономический кризис, не способен в одиночку справится с нарастающими проблемами. Тем более 75% бюджета государства (11 миллиардов долларов) и 43% экономики до недавнего времени покрывались за счёт международных пожертвований, а государственные резервы Афганистана в размере 9,2 миллиарда долларов все ещё продолжают оставаться замороженными.

С учётом всех этих факторов мы убеждены, что сегодня Афганистан срочно нуждается в неотложной помощи со стороны мирового сообщества. Это содействие приобретает жизненно важное значение еще и потому, что подобный конгломерат проблем создает питательную почву для неконтролируемой миграции, роста организованной преступности, незаконного оборота наркотиками и оружием, формирует условия для усиления деятельности экстремистских и террористических организаций, прежде всего за счет пополнения их рядов молодыми афганцами, лишёнными перспектив на лучшую жизнь.

В этих условиях изоляция Афганистана, вытеснение этой страны на обочину международной жизни приведут к ещё большему обострению выше обозначенных проблем, а также превращению Афганистана в очаг постоянной нестабильности не только для Центральной Азии, но и всего остального мира.

Все это диктует насущную необходимость вывести восстановление национальной экономики Афганистана на передний план. Это позволит в конечном счёте кратно увеличить шансы этой страны стать мирным, стабильным и процветающим пространством, создать созидательные альтернативы бесконечной войне.

Стратегия Узбекистана по постконфликтному восстановлению Афганистана

Узбекистан всегда имел однозначное видение стратегии постконфликтного возрождения Афганистана, которое предусматривает несколько основополагающих целей.  

Первое. Достижение общенационального согласия в стране. Будучи важным фактором межафганского примирения, это означает формирование широко представительного правительства, которое создаст условия для обеспечения фундаментальных прав человека, прежде всего женщин и национальных меньшинств. 49% населения Афганистана составляют женщины, это полиэтничная и многоконфессиональная страна, наряду с пуштунами, которые составляют почти половину населения, в государстве проживают таджики, узбеки, хазарейцы, туркмены и более 20 других народностей.

Призыв к необходимости создания многонационального представительного правительства в этой стране был озвучен ещё в 1999 году, когда Узбекистан инициировал под эгидой ООН встречу группы высокого уровня «6+2» по Афганистану. На встрече, прошедшей с участием основных противоборствующих сторон – Северного альянса и движения «Талибан», была впервые принята Ташкентская декларация, содержавшая призыв позволить афганцам самим выработать основные принципы будущего государственного устройства Афганистана и сформировать правительство с участием всех этнополитических сил страны. Однако этот призыв не был услышан, и Афганистан все еще пребывает в состоянии перманентной нестабильности.

Второе. Восстановление мирной экономики Афганистана как основы долгосрочного и прочного мира. Сегодня страна переживает глубокий кризис в связи с прекращением международной поддержки, оттоком и нехваткой квалифицированных кадров.

Как полагают эксперты, на фоне событий в Восточной Европе Афганистан в 2022 году получит от стран-доноров лишь 329 миллионов долларов, или 13,5% от всей необходимой суммы. В итоге, вследствие сокращения зарубежной финансовой помощи, а также отказа в доступе к замороженным государственным резервам в 2022 году правительству Движения талибан не будет хватать 8 миллиардов долларов для выполнения своих социальных обязательств перед населением. При этом ПРООН прогнозирует 20-процентное сокращение ВВП к концу 2022 году по сравнению с 2020 года – с 20 до 16 миллиардов долларов. 

Согласно докладу Всемирного банка, выпущенному в апреле 2022 года, текущая изоляция афганской экономики может привести к увеличению бедности, внутреннему перемещению населения, росту нестабильности и расширению влияния террористических структур.

Именно поэтому рецептом к решению социально-экономических проблем Афганистана Узбекистан считает оказание всемерной помощи в восстановлении афганской экономики, создание необходимой фундаментальной базы для активизации процесса мирного решения внутригосударственного кризиса.

Наша страна уже давно вносит свой посильный вклад в поддержку народного хозяйства Афганистана. Узбекистан продолжает покрывать около 52% импорта электроэнергии (2,7 миллиарда кВт.-ч) страны. Несмотря на сложную ситуацию, обеспечивается работа транспортного узла в Термезе, через который идет около 50% афганского импорта. Это прежде всего продовольствие, медикаменты и нефтепродукты, столь необходимые для жизнеобеспечения афганского государства.

Кроме того, Узбекистан оказывает гуманитарную помощь афганскому народу. В частности, с сентября 2021 года по настоящее время в Афганистан были направлены 4 эшелона гуманитарных грузов с совокупным объёмом более чем 8400 тонн. Более того, наша страна выполняет ещё и важную посредническую миссию, содействуя доставке в эту страну гуманитарной помощи, отправляемой международным сообществом. 

Так, в 2021 году по инициативе Президента Шавката Мирзиёева под эгидой ООН начал работу международный логистический хаб в Термезе для приёма и доставки помощи в Афганистан. Это единственный терминал, расположенный вблизи границы с Афганистаном. Его площадь составляет 40,7 гектара. Производственная мощность контейнерной площадки позволяет осуществлять переработку 69 единиц 20-футовых контейнеров в сутки. Только за первое полугодие текущего года Всемирной продовольственной программой, ЮНИСЕФ и Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, открывшими свои офисы в Термезе, в Афганистан было направлено более 35 тысяч тонн гуманитарной помощи.

Узбекистан также содействует подготовке национальных кадров, столь необходимых для восстановления экономики Афганистана. В частности, в 2018 году в городе Термезе был запущен и сегодня продолжает свою деятельность Образовательный центр для афганских граждан. Это единственное во всем мире учреждение, которое ведёт обучение афганцев по 17 направлениям высшего и 16 направлениям среднего специального, профессионального образования. В настоящее время в центре проходят обучение 129 афганцев, они наряду с уже окончившими согражданами несомненно будут вносить вклад в восстановление своей страны. 

Третье. Широкое вовлечение Афганистана в региональные процессы. В этой связи важным является активное содействие участию страны в политической, экономической и культурно-гуманитарной интеграции.

Приоритетом должно оставаться вовлечение Афганистана в региональные торгово-экономические связи, а также реализация крупных инфраструктурных и социально значимых проектов в этой стране, прежде всего в сферах торговли, транспорта, энергетики, сельского хозяйства и здравоохранения. Благодаря этим усилиям будут созданы альтернативные источники доходов для населения, необходимые стимулы для перехода к созидательной и мирной жизни граждан Афганистана.

В этой связи Узбекистан выступает за осуществление в Афганистане крупных инфраструктурных проектов. В частности, строительство ЛЭП «Сурхан–Пули-Хумри» позволит поставлять в Афганистан 6 миллиарда кВт/ч электроэнергии в год, что покроет треть потребности этой страны в электроэнергии. Благодаря реализации этого проекта 500 тысяч семей, социальная инфраструктура и отрасли экономики в Афганистане получат доступ к электроэнергии. 

В свою очередь, реализация проекта строительства железной дороги «Термез–Мазари-Шариф–Кабул–Пешавар», которая станет логическим продолжением железной дороги «Хайратон – МазариШариф», позволит сформировать новые и кратчайшие транзитные коридоры с выходом на пакистанские и индийские железные дороги, а также к портам Аравийского моря (Гвадар, Карачи/Касим, Мумбаи и другие, свяжет 8 населенных пунктов Узбекистана, Афганистана и Пакистана. Создавая единую железнодорожную инфраструктуру стран СНГ
со странами Южной Азии (Афганистан, Пакистан, Индия, Бангладеш), она позволяет без дополнительных расходов обеспечить более ускоренную транспортировку грузов через порты Пакистана, соединяя крупнейшие рынки Юго-Восточной Азии с рынками стран СНГ, Китая и Европы. Магистраль сократит время доставки грузов из Юго-Восточной Азии в Европу с 55 дней (через Суэцкий канал) и 35 дней (коридоры Север-Юг) до 25 дней. 

Значение и эффективность данного проекта может существенно повыситься в случае его реализации синхронно
с проектом строительства железной дороги «Узбекистан – Кыргызстан – Китай», который самым коротким образом (433 километра) соединяет Китай с Узбекистаном и другими странами Центральной Азии. Это в разы увеличит объемы перевозок за счет грузов из Китая в страны Центральной и Южной Азии и обратно. 

Строительство этой железной дороги даст также дополнительные возможности и для наших соседей – Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана, а также стран Кавказа, которые соединены единой железнодорожной сетью. В целом реализация проекта трансафганской железной дороги сократит сроки и стоимость транспортировки грузов на 30-40%. В перспективе объемы перевозок могут вырасти до не менее 15-20 миллионов тонн в год. 

Кроме того, реализация данного межрегионального железнодорожного проекта, предусматривающего строительство 785 километров линий электроснабжения, 790 километров линий связи, более 1 тысяч новых искусственных сооружений (мостов, тоннелей, станций), будет способствовать развитию в Афганистане транспортной и сопутствующей инфраструктуры вдоль пролегания железной дороги. В результате, ожидается, что будут созданы более полумиллиона новых рабочих мест и сформированы новые профессий, в том числе связанные с эксплуатацией железнодорожного транспорта, до 15 миллионов жителей региона станут благополучателями от реализации проекта.

Более того, это позволит вовлечь в экономический оборот десятки месторождений полезных ископаемых, расположенных в центральной части Афганистана. В Афганистане, по различным данным, находятся месторождения полезных ископаемых на сумму не менее 1 триллиона долларов: более 2,2 миллиарда тонн железной руды, 1,3 миллиарда тонн мрамора, 57,7 миллиона метрических тонн меди и 1,4 миллиона тонн редкоземельных минералов. 

Реализация этих крупных проектов может выступить триггером экономического развития Афганистана, создаст альтернативные источники заработка для населения и, как следствие, устранит социальную подоплёку конфликта. Самое главное, трансформация Афганистана в пространство, объединяющее страны региона посредством инфраструктурных и экономических проектов взаимосвязанности, будет повышать заинтересованность окружающих Афганистан государств в поддержании мира и стабильности в этой стране, вернет Афганистану его утраченную историческую роль в качестве связывающего звена между Центральной и Южной Азией. 

Узбекистан исходит из того, что достижение таких целей невозможно без поддержания конструктивного диалога с новыми властями Афганистана. При этом его основной целью должно стать формирование условий, способных трансформировать новое правительство в ответственную политическую силу, стремящуюся жить в мире и согласии с соседями и международным сообществом.

Объединение усилий стран Центральной Азии по решению афганской вопроса

Государства Центральной Азии проводят согласованную, взаимодополняющую политику в отношении Афганистана, рассматривая его в качестве неотъемлемой части региона, поддерживают постоянный диалог в вопросе урегулирования афганского кризиса и установления в этой стране долгосрочной стабильности. 

Афганская проблематика всегда находится в центре внимания Консультативной встречи глав государств Центральной Азии, которая за последние годы трансформировалась в действенный механизм многостороннего взаимодействия. В частности, по итогам IV саммита центральноазиатских стран 21 июля текущего года в Кыргызстане стороны вновь выразили намерение тесно координировать усилия по обеспечению безопасности и стабильности в Афганистане, улучшению гуманитарной ситуации, восстановлению социально-экономической инфраструктуры и полноценному вовлечению этой страны в региональные экономические связи для достижения гражданского мира и согласия в афганском обществе.

Как отметил Президент Шавкат Мирзиёев, «продолжение тесного сотрудничества в вопросах содействия обеспечению долгосрочного мира в Афганистане и его социально-экономическому восстановлению должно оставаться важнейшим приоритетом государств Центральной Азии. Мы — ближайшие соседи, как никто другой должны быть заинтересованы в стабильности в этой стране. Именно от нас во многом зависит и то, как данную проблему воспринимает международное сообщество».

Консолидированная Центральная Азия может сыграть решающую роль в установлении прочного мира в Афганистане, возвращении этой страны на рельсы мирного развития. Сегодня страны Центральной Азии стоят на позициях демократических правовых государств, развиваются на основе принципов светских республик, выступают за укрепление прав и свободы человека. 

В этой связи единый и целостный регион Центральной Азии, выступающий за вовлечение Афганистана в региональные торгово-экономические связи, с одной стороны, может положительно влиять на Афганистан, стать для него примером, благодаря которому эта страна будет постепенно меняться и стремиться к интеграции в международное сообщество в качестве ответственного субъекта международных отношений. С другой стороны, сплочённость региона значительно повысит его устойчивость к вызовам, может стать «заслоном» на пути внешних угроз.

Именно поэтому важно продолжать укреплять взаимосвязанность Центральной Азии, его целостность и единство, в частности посредством поддержки региональных проектов, направленных на сотрудничество в сфере транспорта, промышленной кооперации, цифровизации и других областях регионального сближения. 

В целом, Узбекистан рассматривает предстоящую международную конференцию в Ташкенте как ещё один важный шаг, приближающий международное сообщество к поиску общих решений проблем в Афганистане. Данный форум станет логическим продолжением последовательных усилий Узбекистана по установления прочного мира в Афганистане, является как никогда актуальным с учётом тех сложно переплетённых, многогранных проблем, с которыми сегодня сталкивается эта страна, позволит обозначить степень готовности всех заинтересованных сторон к тесному взаимодействию в вопросе постконфликтного восстановления Афганистана. 

Мы рассчитываем, что его итоги позволят нам снова вывести афганскую проблематику на мировую повестку и найти ключи к нормализации ситуации в Афганистане, и вернуть его в лоно семьи международного сообщества. 

Акрамжон Неъматов,

первый заместитель директора Института стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан

У талибов нарастают межэтнические проблемы

Фото с сайта Aamaj News

На севере Афганистана боевики движения «Талибан» воюют между собой по национальному признаку

В северных провинциях Афганистана уже три командира радикального движения «Талибан»* вышли из-под контроля высоких начальников и начали сражаться со своими недавними соратниками. Главная причина — этническая принадлежность. Руководство радикального движения, почти полностью состоящее из пуштунов, пытается провести пуштунизацию в Афганистане, однако это вызывает сопротивление других этносов. Против талибов-пуштунов восстают талибы из числа узбеков, хазарейцев и таджиков. В итоге ситуация может перерасти во внутриталибскую войну по этническому признаку.

Началось с узбеков

Первый значимый конфликт внутри «Талибана» по национальному признаку произошел 13 января нынешнего года. В северной провинции Фарьяб местные узбеки устроили беспорядки после того, как боевики-пуштуны из радикального движения «Талибан» арестовали командира местных талибов, этнического узбека Махдума Алема. Его арестовали в Мазари-Шарифе, административном центре граничащей с Узбекистаном провинции Балх, 12 января по приказу заместителя министра обороны в правительстве талибов муллы Мухаммада Фазеля.

В городе Меймене, административном центре Фарьяба, где большинство жителей являются этническими узбеками, произошли протесты, переросшие в беспорядки. Местные узбеки стали избивать талибов-пуштунов и отбирать у них оружие.

Иллюстрация «Sputnik-Афганистан»

Стоит отметить, что за месяц до описываемых событий живущие в соседней провинции Джаузджан узбеки и туркмены, вооружившись палками, смогли отстоять свои земли от боевиков-талибов, которые приехали со стрелковым оружием. Инцидент произошел в уезде Куш-Тепа, где проживают преимущественно представители тюркоязычных народов. Талибы попытались изъять у местных узбеков и туркменов земли, чтобы передать их пуштуноязычной народности кучи, но тюркоязычным жителям Куш-Тепа удалось отстоять свою территорию.

Что касается Алема и беспорядков в Фарьябе, талибам удалось взять ситуацию в провинции под контроль после того, как туда прибыли значительные подкрепления боевиков. А Алем был освобожден в середине апреля при посредничестве другого узбекского командира — Салахуддина Айюби, который в правительстве талибов занимает пост заместителя министра сельского хозяйства.

Однако этот инцидент ничему не научил пуштунское руководство «Талибана». Попытки навязать руководителей-пуштунов в провинциях, где проживают преимущественно другие народности, продолжились.

Летние бунты

В июне правительство талибов попыталось сменить в уезде Балхаб провинции Сари-Пуль, где проживают хазарейцы-шииты, местного командира Махди Муджахеда — этнического хазарейца. Муджахед отказался подчиняться, а его боевики блокировали въезд в уезд для боевиков-талибов из других регионов. В свою очередь руководство «Талибана» отправило вооруженные подразделения на подавление мятежа. Балхаб оказался фактически в осаде. Примечательно, что в осаде отказались участвовать боевики-узбеки из Фарьяба.

23 июня появилась информация, что уезд атакован подчиняющимися центральному руководству «Талибана» подразделениями. Причем сообщил об этом один из самых давних врагов талибов — лидер общины афганских узбеков маршал Абдул-Рашид Дустум.

ВСЕ НОВОСТИ

Иллюстрация «Sputnik-Афганистан»

Атака была успешно отбита отрядами хазарейцев под руководством Махди Муджахеда. Осада уезда Балхаб продолжается.

В то время как происходили разборки в провинции Сари-Пуль, талибы в граничащей с Таджикистаном провинции Бадахшан, которые подчиняются командиру Кари Ваккасу, перешли на сторону Фронта национального сопротивления, ведущему партизанскую войну против «Талибана» с сентября прошлого года. Боевики Ваккаса взяли под свой контроль ряд кишлаков в уезде Тагаб.

22 июня стало известно, что в провинции Сари-Пуль из подчинения центральному руководству «Талибана» вышел командир Зариф Музаффари — таджик и уроженец уезда Кухистанат, который граничит с уездом Балхаб. При режиме талибов, установленном в августе прошлого года, он побывал на постах губернатора провинции Сари-Пуль и командующего 207-м армейским корпусом «Аль-Фарук» в западной. населенной преимущественно таджиками провинции Герат. Некоторое время назад его машина подорвалась на СВУ, сам он получил ранения. В покушении винит руководство движения.

Зариф Музаффари. Фото с сайта Etilaatroz

Пока Музаффар не объявил войну пуштунскому руководству «Талибана», но, по данным афганских СМИ, активно набирает собственную армию и может присоединиться к хазарейцам Балхаба.

Пуштунизация губит «Талибан»

Напомню, что движение «Талибан» возникло в начале 1990-х в южных, пуштунских провинциях Афганистана.

Фактически это пуштунская националистическая организация, главной идеологией которой является отнюдь не ислам суннитского толка, а свод традиционных норм поведения пуштунов под названием Пуштунвалай.

При этом население Афганистана имеет весьма пестрый этнический состав. Пуштуны даже не представляют большинства среди жителей страны — по разным оценкам, их численность достигает 40% от общего количества жителей страны. Вторыми по численности являются таджики — они живут преимущественно на севере и западе. Значительны общины хазарейцев, живущих в центральных провинциях и на севере, и узбеков с туркменами, которые обитают, в основном, на севере.

Захватив власть в Кабуле в первый раз в 1996 году, талибы попытались навязать Пуштунвалай на подконтрольных территориях. Это стало одной из причин того, что полностью захватить Афганистан радикалы с 1996 по 2001 год так и не смогли — представителей непуштунских этносов не устраивало подчинение чужим нормам поведения.

Пуштунизация, которую принудительно проводит сейчас «Талибан», создает не только предпосылки для нового витка межнациональной гражданской войны в Афганистане, но и серьезный раскол внутри самого движения. Таким образом, можно прогнозировать, что если руководство талибов не сменит свою внутреннюю политику, скоро в Афганистане возобновятся масштабные боевые действия. И в них будут втянуты вчерашние соратники-талибы, которые отличаются друг от друга по этническому признаку.

*Движение «Талибан» признано террористическим и запрещено в РФ и многих других странах (указываем по требованию российского законодательства).

У талибов нарастают межэтнические проблемы (fergana.news)

Отмывание денег: трансграничный сценарий памирского вопроса

http://ukhtoma.ru/

Журналистское расследование финансовой махинации на Крыше мира)

Для того, чтобы не отрываться от логической цепочки мысли и быть до конца принятым иностранной аудиторией, будем оперировать выражениями и терминологией стран Старого света, ратующих сыграть роль мирового полицейского в многополярном мире, вынести окончательный вердикт концу истории (по Фукуяме), определить всех по нарам или на худой конец, указать — кому сколько дышать, и кто виноват?!

Клин клином вышибают. «Любопытство в чужом доме – это проявление невоспитанности» (Curiosity is ill manners in another’s house) гласит английская пословица. В менталитете таджикского народа существует непреходящая черта и особенность характера, скрытого от обладателя чужеземного глаза, привыкшего во всем видеть негатив, исказить реальную действительность, попутно реализуя сомнительные проекты африканского Судана в условиях Таджикистана. Заметим, страны с многовековой историей, с богатой традицией государственного мышления, не терпящие вмешательства во внутренние дела. Если двумя словами буквально выразить специфику национального самосознания таджиков, она заключает в себе «всеобъемлющее объединительное начало народа под единым флагом в борьбе против чуждых порядков, продвигаемых проворными инородными представителями». Иными словами, идиоматические выражения «не указывай на чужой двор пальцем, а то укажут на твой вилами или других не суди, на себя погляди» выражают нынешнее состояние умонастроения среднестатистического таджика, тяготеющего ролью «младшего брата», жаждущего равноправных и паритетных взаимоотношений со всеми, невзирая от цвета кожи и расы. Именно из этих соображений высшее руководство Таджикистана требуют к себе и своему народу адекватного уважения. Как член международных солидных организаций, в том числе ООН возмущен, что выскочки от политики террора и устрашения превратили их трибуну в площадку информационных нападок на Таджикистан.

О чем речь и какие у нас доказательства поэтому поводу приводим ниже.

I. В начале было Слово, однако!

Трудно передать словами те чувства, которые я испытывал после такого наглого и оскорбительного обвинения ряда западных СМИ, просоросовских МНПО, и даже никогда не побывавших в РТ функционеров ООН, инсинуирующих проблемой Памира на международном уровне в своих корыстных интересах. Наверняка, дискуссии о реформе всей структуры международного права, в том числе и обновления ООН небеспочвенны. Стала оно палочкой выручалочкой в руках князей мира сего.

В этом контексте, нам ничего не оставалось делать, как пойти более разумном путем, собрать факты, чтобы эти возмутители от МНПО ответили за содеянное по закону, точнее по международному гуманитарному праву.

II. «Кто платит, тот правит балом» по-памирски

Наше расследование, основанное на неопровержимых фактах, в том числе информации из близкого окружения Комиссии 44 по состоянию на 07 июня с.г. наглядно показывает, что не на Памире, а в г.Хороге была разыграна не сравненная по своему размеру и кощунству натуральная глобальная финансовая афера в размере миллионов долларов. Кукловодом в этом театральном действе выступал триумвират: МНПО (международные неправительственные организации) + ОПГ (преступное сообщество Хорога) + ТЭО ПИВ (партия исламского возрождения, боле известная, как — организатор междоусобной гражданской войны), который в совокупности пользуясь наивностью нрава местных жителей в качестве поджигателя войны избрал властолюбцев — «Комиссию 44». Комиссия выполняла двоякую роль. Она выполняла полноценные банковские и коммерческие сделки, совершала финансовые операции, скрытые от чужих глаз. В грош не ставила участников политического демонтажа. Ибо для достижения цели все средства хороши. Осуществляла операции «хавола» помимо банковской системы республики из всех концов мира (Европы, ближнего и дальнего зарубежья). Эти операции в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению совершались под благонадежным предлогом. Однако в массе своей, присваивались для личной выгоды руководством Комиссии.

Катализатором беспорядков из-за рубежа выступал манкурт, человек без рода и племени Алим Шерзамонов, вечный должник местного «Амонатбанка» и вкупе заместитель главаря ТЭО ПИВ. Он, будучи прозорливым фанатиком всяких революций на радикальный розлив с использованием доверчивых памирцев, создал целую схему финансовой пирамиды. Сейчас уже ясно, что он отправляя денежные переводы Мамадшоевой Улфатхоним, а затем по цепочке Иргашеву Фаромузу, руководителю «Комиссии 44» и главному подстрекателю. Намеревался создать «военное крыло» новоявленных басмачей в области. В результате финансирования этих групп нахмуренная наркотиками молодежь напала на главу области, депутатов, сотрудников спецподразделения, захватили госучреждения, избили до полсмерти начальника городского отдела милиции, предприняла попытку захвата всей местной власти. О 13 тысячи долларов Шерзамонова все уже наслышаны. Между тем, появляются новые факты финансового притворства, речь идет о миллионной сумме, как в местной, так и в иностранной валюте. Это по преданию древней Руси «бред сивой кобылы». Никакая там самоорганизация памирцев за рубежом такие деньги не имеет. Такие финансы водятся у воротил и олигархов на службе мировой гегемонии. Основатель же финансовой пирамиды, пресловутый и широко известный своими идейно-бредовыми качествами Шерзамонов.

Но интересно другое. Все субъекты уголовных дел, члены Комиссии 44 находясь в местах, не столь отдаленных в унисон на допросах утверждают: «Я не обманывал граждан, они по своей воле приносили мне свои деньги. Никто их не заставлял. Я не обманывал народ. Но все же я сожалею о том, что случилось. У меня была одна цель — работать, обманывать даже не было в мыслях». Но увы, господа заседатели тюремных нар, закон обратной силы не имеет, и сидеть вы будете до посинения. Из-за вас погибли люди. Вы не послушали тысячные просьбы жителей, призывающих вас в СМИ и ТВ к мирному решению вопроса, сдаче властям. Вы двойне виновны, так как были на службе, точнее на удочке дьявола — радикальных исламистов.

III. Факты — упрямая вещь (Facts are a stubborn thing)

В интересах следствия не будем сообщать все детали обнаруженные нами в ходе журналистского расследования. Но главные, во избежание аналогичных событий, все-таки доведем до общественности:

1. Бухгалтер Комиссии 44 Асматбеков Гулзор, который в тоже время развернул бурную деятельность двойной бухгалтерии, стал строить дом в селе Хецорджиф Рошткалинского района на вырученные ему из Европы 166 тысяч сомони. Он заявляет о многотысячных переводах в валюте через посредников, по той же названой выше схеме по маршруту Душанбе — Хорог — ОПГ. А то, что обход банковской системы в нарушение закона, он, как и подобает «не знает». Но не знание законов, не освобождает от ответственности. Налицо финансирование вооруженных групп и лиц, призывающих к насильственному изменению конституционного строя.

2. Манучехр Холикназаров, этот юрист — махинатор, просто финансовый магнат по памирским меркам. Миллионы вращались на его банковских счетах, в евро, долларах. Его бенефициары, такие же проходимцы из Европы, Америки и Канады мошенники-функционеры. Под прикрытием Ассоциации юристов ГБАО, ведя спекулятивные дела, несколько дней назад купил автомашину «Мерседес Бенц» последней марки за 50 тысяч долларов. Имел 2 квартиры в Хороге, купил их по странному стечению обстоятельств в конце прошлого и начало нынешнего года. Как раз к митингам подоспели! Слава Богу, заблудшие души памирцев помогли. Это тот человек, который не имеет трудовую книжку, никаких коммерческих операций. Живет в мире по доверенности.

3. Холбашов Холбаш в домах, расположенных в районе Сино столицы, в местечках Санговак и Джангалак Рушана хранил крупные суммы денег. Вооружил своих земляков, чтобы они препятствовали продвижению военной колонны. О том, чем эти ухищрения закончились известно сейчас всякому — погибли люди, сотрудники правоохранительных органов, весь район был парализован.

4.Фаромуш Иргашев. Пройдясь по биографии этого типа, выяснилось, что он чуть ли «незарегистрированный кандидат», «эксперт по работе с массами», «взаимодействию с властями». От такого набора слов и идиоматических выражений о Иргашеве, голова кружится. Любят всякого рода аферисты пиарить себя любимого, как хотят. Получил от Шерзамонова для продвижения идеи анархии — один раз 28 тысяч сомони, второй раз 15 тысяч, другой раз 40 тысяч и так до бесконечности. Не забывая себя любимого, передавал основным зачинщикам митинга тысячные гонорары, чтобы они спровоцировали людей на сопротивление сотрудникам правоохранительных органов. Назначил себе зарплату в 7 тысяч сомони.

5. Улфатхонум Мамадшоева. Она, начиная с 1991 года по май 2022 года, оказалась самой «прожорливой» и была дамой сердца оппозиционеров в Таджикистане. Ее похождения на сумму более 400 тысяч сомони, были показаны в фильме «Провал заговора». Выявлены новые вещественные доказательства на получения дополнительных сумм. Она, не достигла высокого искусства в фильме «Юности первое утро». В обратном она хорошо преуспела. По итогам просмотра фильма «Провал заговора», ее спокойно и с уверенностью можно выдвинуть на получение кинопремии «Оскар». Благо его хозяева обрадуются из «Sеgafredo». Вообще, эта женщина «сверхординарная» личность. Актрисой была, оппозиционером побывала, пограничником прослужила, сотрудником НПО и журналистом международником проработала. А на самом деле, оказалось все банально. Иностранный агент, на службе насаждения террора. И чуть не забыл — узница тюрьмы в придачу. Вот и сказке к счастью конец.

6. Шестерка по странному стечению обстоятельств попалась Шерзамонову. Он в жизни настоящая шестерка. То у Зоирова ходил в замах, то у одиозного главаря ТЭО ПИВ, то у ассоциации свободолюбивых алкашей-наркоманов типа Варки и перспективного кадра «исламской революции» хапуги С.Истаравшани. Сейчас на его совести гибель граждан республики. Поддерживал связь через социальные сети, обеспечивал пособников современными средствами связи. Уверен, точный его эпитет — основоположник и идейный вдохновитель резни на Памире. Народ это никогда не забудет. В этой жизни, за все надо отвечать.

7. Чета Саркорова — Джони. Тандем женщины социальной низкой ответственностью и рогоносца. О похождениях этой пары, в том числе сексуального характера в развлекательных учреждениях, будет опубликовано в нашей следующей статье… Держите ухо в остро, господа «пассивные члены гражданского общества».

Резюме

«Там, где отсутствует власть закона, там нет места и какой-либо форме государственного строя» (Аристотель). Эту аксиому следует зарубить себе на носу, всякому сотруднику МНПО и иноСМИ. Заместитель Генсека ООН не может в корне изменить статус-кво. Каким образом, Таджикистан, считающийся крайним рубежом всего цивилизованного сообщества, ареалом секулярных и европейских ценностей может допустить себе тотальную милитаризацию пограничного с Афганистаном района? Заявление Human Rights Watch об «убийстве гражданских лиц», как-то грубо стыкуется с реальными фактами. Видно дипломаты ООН оценивают ситуацию из кабинетов в Нью-Йорке. А на деле, 18 мая с.г. в Рушане было применено оружие со стороны вооруженных молодчиков. В центре района вооруженные группы террористов с применением оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ совершили нападение на колонну антитеррористического подразделения республики. В результате чего один офицер Джабборзаде Ф. погиб, 13 военнослужащих получили тяжелые ранения.

Только 31 мая 2022 года у пятерых вооруженных бандитов (Гуломхайдарова Е, Мавлододова Х., Шехбурова Дж., Палаева Д.) были изъяты: 1 снайперская винтовка с 200 патронами, 1 пулемет Калашникова с 150 патронами, 1 противотанковый гранатомет с 3 снарядами, 4 автомата Калашникова с 5 магазинами и 135 патронами, 5 ручных гранат и 2 пистолета Макарова с 50 патронами. Преступникам несколько раз было предложено добровольно сдаться в правоохранительные органы. Белыми перчатками с преступностью не повоюешь.

Известный автор книги «Современной дипломатии» Попов В.И. уверен, что «дипломат не должен поддерживать связь с оппозиционными группами», тем более с криминалитетом. Отсюда прямой путь к объявлению нежелательного лица — «персоной нон грата». Однако, международные дипломаты, стали вольно себя ощущать, вести себя безнаказанно в странах развитого мира, превращаясь в ораторов то ли ОПГ, то ли богемных дам от террористических организаций. Пора их образумить!

Мирниез Сафаров,
эксперт Института политических проблем региональной
и международной безопасности

Источник — ЦентрАзия
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1654684380

Россия обеспокоена концентрацией радикалов на афганской границе

Виктория Панфилова
Обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья «Независимой газеты»


Таджикскую границу будут укреплять Россия и США.
Глава МИД России Сергей Лавров прибыл в Душанбе для участия в заседании Совета министров иностранных дел (СМИД) СНГ 13 мая. Министры обсудят вопросы международной повестки, безопасности Центральной Азии и ситуацию в Украине. По прогнозам аналитиков, Таджикистан может стать еще одной горячей точкой, если угрозы со стороны Афганистана не удастся купировать. Накануне Россия и США выделили Душанбе 100 млн долл. и 60 млн долл. соответственно на укрепление таджикско-афганской границы.
На днях боевики террористической группировки ИГ (запрещена в РФ), сосредоточенные в афганской провинции Тахор, обстреляли территорию пограничной заставы № 12 в Пянджском районе Таджикистана. На этот раз, как сообщили в погранвойсках ГКНБ Таджикистана, пули на таджикскую территорию попали случайно, в результате полуторачасового боя между силами «Талибан» (запрещены в РФ) и боевиками ИГ. Однако опасность прорыва границы сохраняется. На территории Афганистана вдоль реки Пяндж сосредоточены отряды радикального движения «Джамоат Ансаруллах» (запрещено в РФ), состоящего в основном из граждан Таджикистана.

Ранее на этот факт обращал внимание министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. В частности, выступая на встрече стран – соседей Афганистана в Китае в марте этого года, он говорил, что, несмотря на прекращение в целом боевых действий в Афганистане, ситуацию с безопасностью в этой стране пока нельзя назвать стабильной. Серьезным фактором напряженности остается деятельность международных террористических организаций, таких как ИГ, «Аль-Каида» (запрещена в РФ), «Джамаат Ансарулла» и других. Дополнительное напряжение создается в результате деятельности панджшерских партизан из «Фронта национального сопротивления». По его словам, особое беспокойство вызывают планы радикальных группировок и их сторонников по дестабилизации центральноазиатских государств и экспорту нестабильности в Россию. Тревожный сигнал – наращивание отрядов «Джамаат Ансаруллах» в районе афгано-таджикской границы. Он также добавил, что Россия считает неприемлемым размещение любой военной инфраструктуры США и НАТО или обслуживавших их афганцев на территории соседних государств, в первую очередь в Центральной Азии.

Несмотря на заявления российского министра, США продолжают финансировать укрепление таджикско-афганской границы. Похоже, Москва и Вашингтон устроили соревнование, кто больше средств выделит Таджикистану.

Россия предоставит Душанбе грант более чем на 100 млн долл. для строительства заставы на таджикско-афганской границе, сообщило издание «Азия плюс». «Свой» погранпост на таджикско-афганской границе готовы построить и США. Вашингтон потратит на безопасность Таджикистана более 60 млн. долл в ближайшие два года, сообщил посол США в Таджикистане Джон Марк Поммершайм. В рамках этой помощи американское правительство поставит Таджикистану разведывательные беспилотники «Puma» для наблюдения за воздушным пространством страны в приграничных районах. Детали соглашения стоимостью 20 млн долл. в настоящее время согласовываются сторонами, заявил американский дипломат. При этом он подчеркнул, что США не намерены создавать военную базу на территории Таджикистана. По его словам, за 30 лет – за время сотрудничества – США выделили Таджикистану сотни миллионов долларов. «В 2022 году Вашингтон станет «донором номер один» для Таджикистана», – заявил Поммершайм.

По мнению профессора Санкт-Петербургского государственного университета, эксперта по Центральной Азии и Среднему Востоку Александра Князева, США хотят подтвердить свое присутствие в регионе на фоне общих событий и усилить свои позиции в Центральной Азии через Таджикистан. При этом не исключено, что американцами движет и другая цель – помощь государству – члену ОДКБ может вызвать напряженность или вопросы в самой организации.

Что касается афганского направления, то следует учесть, что позиция Душанбе, отказывающегося от сотрудничества с правительством «Талибан» в Кабуле, отличается от позиции Москвы, Пекина, Тегерана и Ташкента. Поэтому неплохо было бы, если ОДКБ смогла бы помочь Таджикистану подкорректировать свою позицию по Афганистану, считает Князев. При этом эксперт отметил: правительству талибов не нужны конфликты на границе. Они стараются взять под контроль все радикальные группировки или на худой конец хоть как-то влиять на них.

«С территории же Таджикистана сегодня происходят какие-то переброски. Это могут быть люди или оружие. В любом случае ситуация тревожная, поскольку подобными действиями Душанбе подставляет Россию, ОДКБ, втягивая их в конфликт с правительством талибов, которое де-факто является реально действующей властью», – сказал «НГ» Князев.

Эксперт не исключил и внутреннего кризиса в Таджикистане. Его генератором может стать Горный Бадахшан, где власти методично преследуют активистов, или таджикско-киргизская граница, где в любой момент могут вспыхнуть межнациональные столкновения, или даже социальные протесты в регионах республики. «Институлизированной оппозиции в Таджикистане нет, радикальные ячейки разрознены, но бедственное положение населения не способствует миру», – подчеркнул Князев.

Источник — независимая газета

Кто объявил войну: Таджикистан талибам или талибы Таджикистану?

Автор: Мазхаб Джума, Рамзия Мирзобекова, Asia-PlusФото: с сайта vid1.ria.ru

Что означают заявления Гульбеддина Хикматияра о войне и действительно ли Таджикистан является лагерем (оплотом) Ахмада Масуда? Есть ли реальная угроза безопасности Таджикистану и другим странам Центральной Азии?

Гульбеддин Хикматияр, бывший премьер-министр и основатель Исламской партии Афганистана, заявил, что Таджикистан, «предоставив убежище афганской оппозиции, объявил войну Афганистану». По его словам, республика тем самым помогает вооруженным противникам соседней страны. Фронт национального сопротивления Афганистана он считает вооруженной оппозицией государства.

«В их распоряжении базы, где их обучают и вооружают. К сожалению, Душанбе с определённой долей наглости заявляет, что поддерживает их (оппозицию – прим. ред.) и хочет, чтобы они получили не менее 40% мест в правительстве. Безусловно, это означает объявление войны Афганистану», — отметил Хикматияр.

Отметим, что ни один из руководителей фронта, в частности, Ахмад Масуд, бывший заместитель Ашрафа Гани Амрулло Солех или другие его представители никогда не заявляли, что находятся в Таджикистане.

«Не надо создавать проблему из каждой пули или снаряда, прилетевшего в Таджикистан»

Сайфулло Сафаров, бывший заместитель главы Центра стратегических исследований Таджикистана уверен, что высказывания Хикматияра не имеют никакого влияния на политику.

«Но поскольку он был одним из ключевых фигур в движении моджахедов в прошлом и по старшинству и сейчас пользуется уважением в Афганистане, его слова можно считать предупреждением», — считает он.

При этом Сафаров отмечает, что Таджикистан никогда не собирался и не собирается причинять вред Афганистану. Другими словами, не вмешивался в дела ни предыдущего правительства, ни нынешнего правительства талибов. Потому что это внутреннее дело афганского народа.Гульбеддин ХикматиярФото Reuters


«Если афганский народ примет их, пусть будет так. А даже если и нет, то это дело народа этой страны, а не дело Таджикистана и его народа», — говорит он.

Сайфулло Сафаров также отметил, что Таджикистан не предоставлял убежища противникам правительства «Талибан», «это не более чем ложь».

«В Таджикистане есть люди, которые распространяют некоторые беспочвенные слухи и недостоверную информацию против Афганистана. Однако это не официальная позиция Таджикистана, которая не соответствует и позиции народа Таджикистана, и не находит поддержки.

Такие люди также есть и в Афганистане, которые плохо отзываются о Таджикистане», — говорит Сафаров.

Он уверен, что «не нужно беспокоиться из-за случайно прилетевших в нашу сторону пуль, снарядов или ракет».

«Потому что в случае необходимости таджикские пограничники имеют хорошие возможности на достойный ответ», — заключил он.

«Гульбеддин Хикматияр — неофициальный представитель «Талибана»

Рахматулло Абдуллоев, эксперт по вопросам Афганистана и Ирана, напротив, считает, что в связи с усилиями нынешнего режима в Афганистане по обретению международной легитимности, к заявлению Гульбеддина Хикматияра следует отнестись серьезно. По его мнению, Хикматияр, ныне признающийся как неофициальный представитель талибов, сделал это заявление не самостоятельно, а по согласованию с нынешним руководством Афганистана.Фото AP


«Оппозиция действующему правительству Талибана от правительства Ашрафа Гани сегодня присутствует практически во всех соседних с Афганистаном странах и это ни для кого не является секретом. Сами бывшие афганские военные заявляли об этом. А то, что некоторые бывшие военнослужащие этой страны приехали в Таджикистан и укрываются здесь, нет ничего необычного. Строй изменился и, если бы они не сбежали, их жизни угрожала бы опасность», — говорит Абдуллоев.

В то же время, по его словам, Таджикистан не является их конечным пунктом назначения, и они будут продолжать искать убежища в развитых странах. То есть их пребывание в Таджикистане временное.

— Что касается руководства Фронта национального сопротивления в Панджшере, особенно Ахмада Масуда, то он посещает не только Таджикистан, но и Иран, Саудовскую Аравию и Турцию. То есть это личность, которую знают во многих странах региона и приглашают на встречи. Но Таджикистан специально для него не предоставлял убежища, — отмечает Абдуллоев.

Он поясняет: «дело в том, что в своих международных политических провалах талибы считают виновными всех своих соседей (кроме Пакистана), а в последнее время и своего главного покровителя — Пакистан. Иными словами, только с этой точки зрения Таджикистан стал мишенью очередного заговора и интриг нынешней системы талибов», — уверен эксперт.

«Нынешняя правящая система в Афганистане только силой, оружием и подавлением любой оппозиции хочет навязать народу свой крайне националистический и экстремистский строй, — говорит Рахматулло Абдуллоев. — Все конфликты в Афганистане представляют угрозу для нашей страны».

Таджикистан, отмечает эксперт, не одинок в противостоянии угрозам Афганистана, но прошлый и настоящий опыт этого режима доказывает, что он не заинтересован в решении своих проблем.

«Они не хотят отступать от своей насильственной позиции, и поэтому мы должны иметь возможность и силы, чтобы реагировать на такие преступные заговоры и действия», — заключил он.

«В Хикматияре говорит его личная обида»

«С наступлением весны началась активизация диверсионных групп, особенно в Панджшере и талибы несут потери, а антиталибские силы заявляют, что это только начало. Не секрет, что Таджикистан является своеобразным тылом для этих групп, где они «зализывают раны», оснащаются и перебрасываются на линии фронта», — говорит политолог Амири Замон.

По его словам, в данном случае «Талибан» заговорил устами Гулбиддина Хикматияра и сделал властям страны предупреждение.

По его мнению, талибы действительно могут предоставить тыл таджикской вооруженной оппозиции и при создании им каких-то условий на фоне ухудшающейся социально-экономической ситуации в Таджикистане, их число может существенно возрасти.  

С этим мнением не согласен эксперт-афгановед Саид Хомидов.

По его словам, Хикматияр не первый раз негативно высказывается в адрес Таджикистана, есть много его интервью афганским журналистам с антитаджикским контестом и поводом для этого является его личная обида.

«Дело в том, что в середине 90-ых, когда талибы пришли к власти в Афганистане и Хикматияр бежал из Афганистана, он приехал тогда в Таджикистан. Но силы безопасности попросили его покинуть страну, для этого были свои причины. Из Душанбе он отправился в Тегеран, о его дальнейшей судьбе не было известно долгое время. После этого он не раз говорил, что Таджикистан не гостеприимная страна», — отмечает Саид Хомидов.

Эксперт исключает вероятность того, что Хикматияр озвучивает позицию талибов. По его словам, он не имеет такого доверия среди руководства талибов, чтобы его подпускали к обсуждению каких-то важных вопросов.

«Хикматияр не входит в состав их правительства, не имеет какой-либо должности, даже в своей партии – Исламской партии Афганистана – он не занимает уже никакой должности. Он – исключительно декоративная фигура, которая периодически где-то, что-то говорит, но ничего за его словами, кроме личного мнения, нет», — считает Саид Хомидов.

Кто объявил войну: Таджикистан талибам или талибы Таджикистану? | Новости Таджикистана ASIA-Plus (asiaplustj.info)

Управление железной дороги Хайратон — Мазари-Шариф будет передано от Узбекистана Афганистану

https://central.asia-news.com/

Железная дорога Хайратон — Мазари-Шариф, которая в настоящее время управляется госкомпанией «Узбекистон темир йуллари» («Узбекистанские железные дороги»), будет постепенно передана Управлению железных дорог Афганистана (УЖДА). Об этом сообщает телеканал TOLOnews со ссылкой на представителей УЖДА.

«Мы направили им [узбекистанской стороне] заявление о том, что после 10 мая правительство Афганистана возьмет на себя сбор доходов с железной дороги [из Хайратона в Мазари-Шариф]», — сказал глава афганского железнодорожного ведомства Бахт-Рахман Шарафат.

По словам афганских чиновников, Афганистан платит «Узбекистон темир йуллари» $18 млн в год за управление железной дорогой из Хайратона в Мазари-Шариф.

Эта железная дорога является одним из основных транзитных путей для афганских товаров. Власти Афганистана получают от $2,5 до $4 млн в месяц от транзита по ней.

Как утверждают в Палате торговли и инвестиций Афганистана, большая часть получаемого дохода в итоге выплачивается Узбекистану за управление железной дорогой. По железной дороге Хайратон -Мазари-Шариф в Афганистан ввозится сжиженный газ, продовольствие и строительные материалы из Китая, России и Центральной Азии.

Ранее «Фергана» сообщала, что УЖДА заявило о намерении взять под свое управление железнодорожные станции на афганской территории, которые на сегодня управляются иностранными компаниями. В ведомстве считают, что договоры об управлении железнодорожными станциями, которые подписывали с иностранцами представители свергнутого в августе прошлого года афганского правительства, были оформлены без учета национальных интересов Афганистана.

На афганской территории в настоящее время действуют четыре приграничных участка железных дорог:

👉 от узбекистанского Термеза через пограничный переход «Хайратон» идет 75-километровая железная дорога до города Мазари-Шариф;

👉 в декабре 2020 года официально было открыто железнодорожное сообщение по маршруту Хаф (Иран) — Герат (Афганистан), протяженность пути около 150 км;

два железнодорожных участка проложены между Туркменией и Афганистаном: 👉 10-километровый путь от Серхетабада (бывшая Кушка) до Тургунди и 👉 58-километровый путь от Керки до Андхоя.

Все эти железнодорожные участки были построены за счет иностранных спонсоров и иностранными компаниями.

Источник — fergana.site

Мохаммад Алам Изидьяр: «Талибы не смогли завладеть сердцами афганцев»

Фронт национального сопротивления Афганистана обсуждает идею открытия своего представительства в России
Андрей Серенко
Собственный корреспондент «НГ»


Антиталибский Фронт национального сопротивления Афганистана (ФНСА) под руководством Ахмада Масуда выступает за развитие экономических и политических отношений с Россией, но, прежде всего, за совместные проекты в сфере безопасности и борьбы с терроризмом и наркотиками. Об этом в эксклюзивном интервью обозревателю «НГ» Андрею СЕРЕНКО заявил член Политического бюро ФНСА, заместитель председателя Национального парламента Афганистана Мохаммад Алам ИЗИДЬЯР. По его словам, ФНСА намерен также добиваться сохранения единства Афганистана, опираясь на поддержку не только афганских таджиков, но и всех других народов, населяющих эту страну.
— Господин Изидьяр, запрещенный в РФ «Талибан» уже более полугода находится у власти в Афганистане. Как бы вы оценили итоги их правления? Что режим талибов принес Афганистану?

— Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Приветствую вас и ваших дорогих читателей! «Талибан» в Афганистане с помощью иностранной разведки и сотрудничества с некоторыми предателями бывшего режима в условиях недоверия, царившего во всей стране, насильственно оккупировал ее с помощью оружия. Они — оккупанты и владеют только территорией, а не сердцами и доверием людей. Мы считаем, что у террористов-талибов нет других достижений, кроме оккупации территорий и правительственных офисов, потому что в стране нет администрации в прямом смысле этого слова, экономика упала ниже нуля, бедность и безработица достигли своего пика, страна изолирована и ни одно государство политически не признало нынешнюю оккупацию.

Что касается ресурсов, Афганистан в значительной степени зависел от иностранной помощи, которая была прекращена. Террористы-талибы не имеют достижений ни в плане управления, ни в улучшении жизни народа: они только утверждают, что уменьшили количество жертв, в то время как они сами и были причиной всех этих жертв, совершая убийства и взрывы. Люди все еще находятся в их тюрьмах, их основные права были нарушены: угнетение, дискриминация, расправы, к сожалению, усилились в Афганистане больше, чем когда-либо, право на труд, право на образование, право на свободу выражения мнений были отняты.

Достижения «Талибана» существуют только в негативном плане для нашего народа и нашей страны, а позитивных достижений, к сожалению, нет.

— Фронт национального сопротивления Афганистана (ФНСА) является сегодня главной оппозиционной силой, которая выступает против талибов. Что представляет собой ФНСА? На какую поддержку Фронт опирается в Афганистане?

— Национальный фронт сопротивления Афганистана понимал ситуацию в стране с первых дней падения Кабула, даже раньше, хотя случилось все очень быстрыми темпами, страна была оккупирована террористами-талибами на основе сделки и атмосферы недоверия. Амир Ахмад Масуд — сын национального героя в провинции Панджшер, традиционно считающейся оплотом свободы, независимости, достоинства и территориальной целостности всей страны, вновь выступил против движения «Талибан» со всей его внешней поддержкой.

Несмотря на безрезультативные переговоры, которые у нас были, мы сопротивлялись от имени народа страны, чтобы защитить народ, его независимость, свободу, самоопределение, верховенство закона и требование соблюдения прав людей на свободу выражения мнений, самоопределение на выборах, всеобщее участие в решениях на всех уровнях, наличие в стране децентрализованной власти, которая не находится в руках одного человека и круга, порождающего тиранию, которую мы испытали в прошлом и которая довела нас до такого состояния. Фронт национального сопротивления представляет и защищает эти требования и ценности.

Самая большая поддержка национального сопротивления — это народ страны, который никоим образом не принял и не примет правление террористической группировки, и, безусловно, сопротивление также поддерживается международным сообществом.

— Какой стратегии придерживается Фронт национального сопротивления Афганистана в борьбе с талибами? Стоит ли ожидать весной вооруженного наступления Фронта против режима «Талибана»?

— Мы ведем нашу борьбу тремя методами. Во-первых, это диалог и переговоры. Мы оставили открытыми двери для переговоров и диалога с целью решения проблем страны и установления прав жителей Афганистана под непосредственным контролем международного сообщества, особенно стран региона. Фронт сопротивления представляет народ Афганистана, заботится о нем, и наш идеал — спасение страны и народа от разрушения.

Если этого не получается добиться, то наш второй метод — это гражданское сопротивление, посредством которого наш народ хочет добиться желаемого.
Если террористическая группировка «Талибан» всему этому не подчиняется, народ страны имеет право всячески сопротивляться агрессору-оккупанту и террористической группировке, которая сегодня высмеивает все ценности, в том числе религию, и представляет ее миру в туманном образе. Народ и Фронт национального сопротивления от его имени имеют право ликвидировать все эти бедствия, и этим мы будем всячески пользоваться не только в нескольких провинциях, но и по всей стране.

— Каким видит Фронт национального сопротивления будущее Афганистана? ФНСА нередко обвиняют в сепаратизме, в стремлении разделить страну. Насколько это соответствует действительности?

— Мы очень оптимистично смотрим в будущее. Талибы изолированы на национальном и международном уровнях, недовольство людей достигло своего пика, мы продолжим сопротивляться тремя вышесказанным путями — переговорами, гражданским сопротивлением и вооруженной борьбой. То, о чем вы спросили, это пустой слух, распространяемый специальными и предвзятыми кругами. Афганистан останется единой и независимой страной, и наше сопротивление будет во всей страны, будь-то в прошлом, сегодня или завтра. Но мы, конечно, не можем заранее говорить о том, каким именно будет ход борьбы.

— Какими вы видите отношения Афганистана с Россией сейчас и в будущем? Планируете ли вы открытие официального представительства Фронта в Российской Федерации?

— Афганистан имеет долгую историю отношений с нынешней Российской Федерацией и бывшим Советским Союзом. У нас есть инфраструктура, построенная бывшим Советским Союзом, наследником которого является Российская Федерация. Наша страна имела общие границы с бывшим Советским Союзом и теперь тоже мы находимся неподалеку от России. Нашим приоритетом были экономические, политические отношения и отношения в области безопасности с вашей страной, особенно в аспекте ее безопасности, террористической угрозы и активных террористов в Афганистане, которые угрожают не только нашей стране, но также всему региону и миру.

В дополнение к этому хочу сказать, что наркотики также являются немаловажным вопросом, который может обсуждаться между двумя нашими странами и двумя народами. Талибы хотят сделать наркотики не только ресурсом своего финансирования, но еще и инструментом для дестабилизации и разрушения других стран. Надеюсь, что российские власти осознают это и понимают все последствия этого.
У Фронта сопротивления есть свои взгляды на счет открытия представительства в Российской Федерации. Очевидно, должна быть проведена фундаментальная дискуссия о создании представительства Фронта в России, но решения пока по этому поводу не принято.

Источник — независимая газета

Зачем нужен пояс безопасности вокруг Афганистана?

Умед Хакимов

независимый эксперт, участник Школы аналитики CABAR.asia

Идея создания пояса безопасности вокруг Афганистана должна быть срочно реализована, считает Умед Хакимов, участник школы аналитики CABAR.asia. Инициатива требует срочного своевременного реагирования со стороны приграничных государств и стран Центральной Азии.

Еще в 1998 году президент Таджикистана Эмомали Рахмон выступал в ООН с инициативой «о создании пояса безопасности вокруг Афганистана». Эта идея была актуальна до ввода американских войск в Афганистан в 2001 году. Тогда после падения первого талибского правительства в Кабуле появилась надежда на создание адекватной светской власти в Афганистане и тогда инициатива о создании пояса безопасности была забыта.

Но с возвращением к власти Талибан ((запрещено в большинстве стран Центральной Азии и признано террористическим) летом 2021 года, сторонников создания пояса безопасности вокруг Афганистана стало больше. С такими идеями выступает Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Индия.

Угрозы, исходящие из Афганистана:

Проникновение членов террористических группировок под видом беженцев в любую страну, что влечет за собой естественную дестабилизацию обстановки внутри этих стран.

После прихода талибов к власти из Афганистана хлынули огромные потоки беженцев во все страны мира. Согласно Конвенции о статусе беженцев все государства члены ООН обязаны принимать беженцев, которым грозит опасность их жизни в той стране откуда они прибывают. Но нельзя исключать тот факт, что члены террористических группировок научились тщательно сливаться с толпой, и скрывать свои личности. Проникновение террористов-одиночек или членов группировок в Афганистан сейчас никак не контролируется. Таким же образом они могут выезжать оттуда под видом беженцев. Это создает угрозу проникновения и создания экстремистских ячеек в других странах под видом беженцев, а в первую очередь в Центральной Азии.

Фактор захвата власти террористической группировкой и признание ее легитимной другими государствами может послужить мотивирующим фактором для других подобных опасных террористических и экстремистских группировок в других странах.

Такие запрещенные в ряде стран Центральной Азии группировки как «Аль-Каида», «ИГИЛ-Хорасан», «Сеть Хаккани», и даже «ИГИЛ» сейчас празднуют победу Талибан.

Хотя о радостном для них событии они никаких заявлений не делают. Возможно это связано с их целью избежание демонстрации связи с Талибами, так как последней необходимо завоевать доверие мирового сообщества. Они просто стоят за кулисами и продолжают свою деятельность. Здесь очень важно также помнить о существовании филиалов Аль-Каиды в Сомали, Мали, Сахеле, для которых победа Талибан может стать примером. И получается, что в случае захвата ими власти в тех странах, где они активны, они могут так же стать легитимной властью, которую признает мировое сообщество.

Поэтому политика непризнания Талибан легитимной властью в Афганистане является адекватной. Иначе невозможно избежать цепной реакции. Потому что признание власти Талибов повлечет за собой активацию радикальных террористических организаций, которые до этого момента находились в подполье. Признание одной террористической организации – признание всех остальных.

Экономический кризис и несостоятельность правительства обеспечить экономическую безопасность для своих граждан напрямую повлечет за собой возникновение экономических проблем в государствах-партнерах Афганистана.

Талибан представляет собой террористическую организацию, способную в основном только воевать и продвигать свою интерпретацию мирной религии ислам, используя радикальные идеи, которые, кроме как ограничений ничего не дает гражданам Афганистана.
А вот абсолютное отсутствие у них способности рационального управления экономикой государства в скором времени может стать проблемой не только самого Афганистана, но и для его экономических партнеров. Сейчас в стране растет бедность и безработица. Это все в конечном итоге приведет к экономическому краху. ООН призывает предотвратить гуманитарную катастрофу в Афганистане, но мировое сообщество сейчас не готово оказать достаточную помощь. Сейчас из 100% запрошенной гуманитарной помощи для Афганистана учреждения ООН получили лишь 35%.

Рост производства и контрабанды наркотических веществ

Отсутствие альтернативных источников средств к существованию у населения приведет к увеличению числа занятых выращиванием опиума. Что в свою очередь приведет увеличению экспорта наркотических веществ не только в страны Центральной Азии, но и во всем мире, где Центральная Азия будет играть роль буферной зоны. Вряд ли Талибан откажется от дохода, который будет приносит им выращивание опиума. С предыдущего опыта их правления в Афганистане известно, что они поощряли культивацию наркотических веществ, и даже взымали с них налоги, которые в последующем они использовали для поддержания военного противостояния. А теперь будут использовать для укрепления своей власти.

Производство опиума в Афганистане в гектарах. По данным ООН
Производство опиума в Афганистане в гектарах. По данным ООН
Темпы производства опиума в Афганистане с годами лишь увеличивались. В этом году по данным ООН, объем производства опиума в Афганистане вырос на 8 процентов и достиг 6,8 тыс. тонн. В связи со сложившейся экономической ситуацией можно предположить, что эта тенденция сохранится.

Безграничная экспансия терроризма и экстремизма в соседние страны.

Талибы обещают не нападать, но это обещание никаким образом не гарантирует отсутствие угрозы, исходящее от различных этнических группировок на данный момент находящихся на территории Афганистана, в числе которые немалое количество выходцев с постсоветского пространства. После того как боевики ИГИЛ потерпели крах в Сирии и Ираке, Афганистан стал для них местом новой дислокации. Согласно докладу The Soufan Center, общее количество боевиков из Центральной Азии, которые уехали в Сирию и Ирак, превышает 5 тыс. человек. Если их разбить по странам происхождения, то получается следующая картина: Казахстан — более 500 человек (11,90%), Кыргызстан — более 500 человек (11,90%), Таджикистан — 1300 человек (30,95%), Туркменистан — более 400 человек (9,52%), Узбекистан — более 1500 человек (35,71%).
Эти угрозы являются наиглавнейшими проблемами в вопросе сохранения безопасности национальных интересов всех стран-соседей. А так как они являются существенными, актуальными, происходящими в современной реалии, касаются целого региона, а возможно мирового масштаба, то само собой возникает вопрос, – как приграничным государствам сохранить свою национальную безопасность, не допустить экспансии экстремизма и терроризма на свою территорию, но при этом не терять экономического партнера в лице Афганистана.

Решением этих проблем может стать создание «пояса безопасности вокруг Афганистана».

Почему нужно создать Пояс Безопасности вокруг Афганистана?

Во-первых, чтобы избежать экспансии терроризма и экстремизма в любое государство. Тут будет неоценима роль органов национальной безопасности каждой страны, на которых будет возложена роль фильтрации настоящих беженцев от «фиктивных». Требуется тщательное изучение истории каждого беженца во избежание проникновения экстремистов под прикрытием. Совместная деятельность и сотрудничество органов безопасности разных стран может стать эффективным решением данного вопроса.

Во-вторых, содействие пограничных служб стран в рамках пояса безопасности вокруг Афганистана может фактором сдерживания экстремистских и террористических группировок от попыток вторжения в границы этих стран. Обеспечение безопасности к примеру, таджикско-афганской или узбекско-афганской границы, станет защитой не только национальных интересов Таджикистана или Узбекистана, но также стран-членов ОДКБ и всех остальных стран мира.

В-третьих, создание безопасного экономического коридора дает возможность для безопасной транспортировки торговых грузов. С 2003 года Китай активно продвигает инициативу «Один пояс – один путь», подразумевающей под собой воссоздание исторического маршрута «Шелкового пути», который пролегает через страны Центральной Азии.

Китай готов инвестировать в инфраструктуру стран Центральной Азии для реализации свое инициативы. Но осторожничает из-за потенциальных угроз. В случае состыковки двух стратегий «Пояс безопасности вокруг Афганистана» и «Один пояс – один путь» в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества можно было бы без опасений строить маршруты даже вдоль границы Афганистана. В таком случае будет гарант защиты экономического коридора от возможных угроз, исходящих от различных афганских группировок: захвата товара, рэкет, мародерства, похищение людей.
В-четвертых, содействие стран в контроле и укреплении границ вокруг Афганистана с целью пресечения не только экспорта наркотиков, но и импорт химических веществ для производства наркотиков может послужить хорошим методом борьбы с наркотрафиком. Так как доля Афганистана на мировом рынке героина составляет 90 %, то получается, что пресечение транзита наркотических веществ только на границе Афганистана приведет к пресечению 90% героина, поступающего на мировой рынок.

В-пятых, так как угрозы, исходящие от талибского правительства, касаются не только центрально-азиатского региона, но других стран-соседей, то инициатива создания пояса безопасности вокруг Афганистана в контексте сложившейся ситуации, может стать толчком для нового интеграционного процесса, то есть к созданию союза между государствами ОДКБ и ШОС + Иран, Индия, Пакистан. Важным пунктом является то, что отсутствие в данном случае ни одного государства невозможна. Например, если в этом союзе не будет Пакистана, то придется и вокруг него создавать пояс безопасности, потому что возможна экспансия терроризма и экстремизма через территорию Пакистана.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Афганистан на данный момент является идеальной средой обитания для любой радикальной группировки. Нынешние власти не способны полностью контролировать территорию Афганистана, что дает возможность экстремистским организациям использовать эту страну как базу для перегруппировки и консолидации своих сил.

При реализации инициативы «Пояс безопасности вокруг Афганистана» можно рекомендовать следующее:

– Необходимо создание своего рода симбиоза: СНГ, СВМДА (Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии), ОДКБ, ШОС. Международным организациям и странам участникам необходимо скоординировать региональную стратегию для своевременного реагирования на угрозы, исходящие от нынешнего афганского правительства.

– Создать единый аналитический центр, куда будут входить представители органов безопасности каждой страны-участницы. Данный аналитический центр должен будет своевременно собирать информацию, обрабатывать ее и оперативно кооперировать с пограничными службами каждого государства участника.

– В борьбе с наркотрафиком свою эффективность показала операция «Канал». Поэтому надо взять ее за основу и на фоне более широкого круга участников продолжить ее реализацию, чтобы проводить совместные операции по борьбе и противодействию с наркотрафиком.

– Создание единого киберщита в эпоху цифровых технологий может стать эффективным методом борьбы с экстремизмом, терроризмом, наркотрафиком, «фиктивными» беженцами и другими угрозами еще на самом начальном этапе ее возникновения.

– Несмотря ни на что, во избежание гуманитарной катастрофы в Афганистане, страны участники, международные организации, мировое сообщество в целом, должно содействовать и оказывать гуманитарную помощь афганскому народу.

Также необходимо оказывать содействие в восстановлении экономики Афганистана, даже при условии непризнания власти Талибан. Так как эта страна не перестает быть торговым партнером для центрально-азиатских государств.

Несмотря на все угрозы, исходящие от нынешнего правительство Талибан, мировому сообществу необходимо содействовать Афганистану для восстановления его экономического состояния, помочь избежать гуманитарной катастрофы. Иначе отчаяние местного населения заставит снова заняться тем, что будет кормить их семьи: культивацией и продажей опиума, браться за оружие и заниматься грабежами, вступать в ряды экстремистов и террористов. Поэтому Афганистан должен иметь возможность вести нормальную экономическую деятельность, чтобы избежать экономического коллапса.

Источник — cabar.asia

Сценарии США для ЦентрАзии после ухода из Афганистанa

FILE PHOTO: U.S. Marines are seen on board a helicopter at Kandahar air base © Omar Sobhani © Reuters

Полный вывод американского военного контингента из #Афганистан»а и приход к власти движения «Талибан*» можно считать главным событием уходящего года для Центральной и Южной Азии, Среднего Востока и Большой Евразии в целом. Окончание афганской кампании США важно и в рамках геополитического противостояния американцев и их союзников – с одной стороны; России, Китая, Ирана и ряда солидаризирующихся с ними стран – с другой. Последствия «ухода» США из региона сегодня еще более значимы. Наивно было бы полагать, что американская сторона смирится с потерей влияния в регионе. Как дальше будут действовать США в Центральной Азии и что ожидает страны региона? Делимся итогами ситуационного анализа, проведенного Центром евразийских исследований СПбГУ в партнерстве с Ia-centr.ru
Сценарии США для Центральной Азии после ухода из Афганистана
Вероятные сценарии США для Центральной Азии после ухода американцев из Афганистана обсудили эксперты в рамках ситуационного анализа, проведенного Центром евразийских исследований СПбГУ в партнерстве с ИАЦ МГУ 22 декабря 2021 года.
В экспертном совещании приняли участие директор Центра, профессор СПбГУ Александр Колесников, старший научный сотрудник центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН Станислав Притчин, руководитель экспертного совета Российско-китайского комитета дружбы, мира и сотрудничества Юрий Тавровский, директор Центра исследования Афганистана Азиз Арианфар (Германия), директор Центра исследовательских инициатив «Ma»no» (Узбекистан) Бахтиер Эргашев, профессор Казахстанско-немецкого университета Рустам Бурнашев (Казахстан), шеф-редактор Информационно-аналитического центра МГУ Александра Перминова. Заочно представил свое мнение по обсуждаемым вопросам заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин. Ведущий ситуационного анализа – профессор СПбГУ Александр Князев.

Отчет о ситуационном анализе представляет собой обобщенное отражение высказанных мнений и оценок, каждая из которых не обязательно совпадает с мнением отдельных участников ситуационного анализа, и публикуется в сокращенном виде. С дальнейшими экспертными обсуждениями в данном формате можно будет ознакомиться в продолжении публикаций на Ia-centr.ru
Не Афганистаном единым…

Открывая заседание ситуационного анализа, Александр Колесников подчеркнул, что на уровне экспертного обсуждения было бы неправильно рассматривать происходящее и прогнозировать последующее только для стран-соседей Афганистана. Так как в происходящее включены даже такие, казалось бы, далекие от Центральной Азии страны как, например, Южная Корея или Япония, Турция или страны Ближнего Востока… Эксперт, апеллируя к тезису президента России Владимира Путина о Большой Евразии, обратил внимание присутствующих на необходимость учитывать влияние афганской ситуации и внешнего влияния на Афганистан в широком контексте евразийского пространства.

Сценарные концепты и аллюзии

Участники ситуационного анализа в большинстве согласились с мнением Станислава Притчина о том, что в новой ситуации возникает и новый формат угрозы: США будут искать способы вернуться в регион. Так, ключевым для США является тот факт, что в геостратегическом плане Центральная Азия имеет принципиальное значение. Отсюда и известные методологические установки американцев по отношению к ЦА («Большая игра», «Большая Центральная Азия», Hartland и т.д.).

Потерять присутствие в регионе, который граничит с основными геополитическими соперниками, в первую очередь с Россией и Китаем, для американской внешней политики было бы слишком серьезным провалом.

Рустам Бурнашев полагает, что пока (по крайней мере, в текущем электоральном президентском цикле) американцы будут перекладывать ответственность за ситуацию в Афганистане на соседние страны: Иран, Пакистан. Кроме того, вовлекаться будут и страны Центральной Азии.

Относительно отсутствия какого-либо расписанного, пошагового, конкретизированного сценария с Рустамом Бурнашевым согласен и Александр Князев. По мнению эксперта, многовариантность в проектировании внешней политики США традиционна. Любой сценарий поведения США, по мнению Александра Князева, будет продолжением некоего набора или уже существующих (ранее запущенных) или ранее обозначенных тенденций.

Важно учитывать неизменность целей американской внешней политики, в том числе и для региона Центральной Азии. Во-первых, это стремление США к сохранению своего доминирования в мировой политике. Во-вторых, продолжение американской монополии на управление большими трансграничными процессами.

В стратегию по Центральной Азии входит противодействие активности КНР и сохраняющемуся влиянию России в регионе, обеспечение региональной изоляции Ирана. Об этом же говорил и Азиз Арианфар, отмечая, что стратегии США не трансформируются, меняется только тактика. Сейчас американцы пытаются осуществлять дистанционное управление ситуацией в Афганистане с целью создания или сохранения в центре Евразии и пространства ШОС очага напряженности. Суть этого проекта – экспорт дестабилизации из Афганистана, для чего существуют огромные возможности: наркотрафик, рост религиозного экстремизма и терроризма и т.д.

Гибриды и оси «новой холодной войны»

Азиз Арианфар напоминает о тезисах Збигнева Бжезинского в его знаменитой «Великой шахматной доске» – распад СССР позволил Западу занять образовавшийся здесь вакуум и не допустить появления другой силы на этом пространстве. Однако ШОС содержит в себе потенциал бывшего «Варшавского договора» как структуры коллективной безопасности, конкурентной по отношению к Западу в целом и к НАТО в частности.

Азиз Арианфар считает, что в рамках долгосрочной работы США на азиатском направлении через ось Вашингтон-Лондон-Тель-Авив-Доха-Исламабад последние 20 лет заметно стремление присоединить туда и Кабул, и столицы стран Центральной Азии. Последнее отражает известную концепцию «Большой Центральной Азии» профессора Фредерика Старра.

За конуренцией осей очевидна борьба разных проектов (геополитической конфигурации Большой Евразии), эта «Большая игра» только меняет свою форму, но никак не содержание.

Об использовании Европы и стран других регионов в холодной войне против России и Китая при Байдене говорит и Юрий Тавровский. Когда-то Трамп собирался противостоять Москве и Пекину «с опорой на собственные силы», выходил из Транстихоокеанского партнерства (ТТП), говорил о ненужности НАТО. Теперь идет активизация блока НАТО на Западе, а на Востоке – структуры «четырехстороннего диалога по безопасности» (Quadrilateral Security Dialogue), стремление перетащить Индию в состав антикитайской военно-политической связки. Об этом же говорит создание AUKUS – трехстороннего оборонного альянса США, Великобритании и Австралии.

С уходом из Афганистана США утратили возможности ведения технической разведки на территориях сопредельных стран Центральной Азии, Ирана, Пакистана. По словам Бахтиера Эргашева, исходя из этого, США могут продолжить активную военно-дипломатическую деятельность по обустройству на территории одной из стран Центральной Азии, а также Пакистана, новых объектов. Это позволит американцам вести легальную техническую разведку в направлении Афганистана и прилегающих регионов. В частности, в переговорах с Узбекистаном предлагается обойти законодательный запрет на размещение военных баз иностранных государств на территории РУз – создать т.н. «контртеррористические центры». Схожая работа ведется и будет вестись и в отношении других стран региона: Туркменистана, Пакистана и Таджикистана.

Впрочем, новые региональные рефлексии США не обязательно будут лежать в военной плоскости, как считает Станислав Притчин . Например, для торможения евразийской интеграции та же Южная Корея – достаточно серьезный инструмент. Это можно увидеть на примере Монголии. Так, Монголия достаточно быстро подписала два соглашения о зонах свободной торговли с Южной Кореей и Японией, что осложнило подписание такого же соглашения с ЕАЭС.

Буквально в последнее время та же ситуация экстраполируется на Узбекистан. С одной стороны, Республика вовлекается в сотрудничество с ЕАЭС, а с другой – работает над аналогичным соглашением о ЗСТ с той же Южной Кореей.

Периферия или центр «Большой игры»

Относительно места Центральной Азии в контексте мировой политики особое мнение высказал Рустам Бурнашев . По его мнению, факторы устойчивости и стабильности определяются положением стран в пространстве мировой политики. Рассматриваемая ситуация – достаточно периферийная, т.к. страны Центральной Азии мало для кого интересны, поэтому какого-то серьезного воздействия извне ожидать не стоит. Все вызовы и риски в регионе – внутренние, потому в какой-то степени контролируемы, и с ними страны Центральной Азии умеют справляться. Периферийное положение, отсутствие серьезного внешнего влияния – все это позволяет предполагать какую-то стабильность ситуации.

Андрей Грозин убежден в том, что регион Центральной Азии, находясь на южном фланге постсоветского пространства, является одним из значимых элементов континентальной стабильности и безопасности. Лишь на фоне пандемии коронавируса классические угрозы безопасности странам Центральной Азии летом 2021 года временно оказались на периферии внимания. Эти угрозы будут возрастать.

Внешние факторы, включая конкуренцию внерегиональных акторов и нестабильность в Афганистане, накладываются на внутренние источники напряженности и конфликтогенность в каждой из стран региона.

Взаимодействие специальных служб и других структур, защищающих государственную безопасность стран Центральной Азии и России, существует, но нуждается в модернизации. Что же касается военно-политической обстановки в самом Афганистане, то она, по мнению Андрея Грозина, имеет ярко выраженную тенденцию к ухудшению. При этом перспективы администрации США выработать сколько-нибудь позитивную стратегию по афганской проблематике после взятия власти «Талибаном*» выглядят, мягко говоря, сомнительно.

Угрозы и инструменты

По мнению Александра Князева, можно ожидать активизации (провоцирования) различных национализмов и сепаратизмов от существующих в странах Центральной Азии меньшинств. Пристрастие американских и британских геополитиков к проектированию новой политической географии известно достаточно широко. В качестве примера можно обратить внимание на недавнюю нестабильность в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана (ГБАО РТ). Эти события никаким образом прямо не связаны с ситуацией в соседнем Афганистане, однако, учитывая существующие сепаратистские настроения в элитных кругах исмаилитского сообщества в афганском Бадахшане, конфликт между исмаилитской общиной ГБАО РТ и правительством Таджикистана может иметь негативные долгосрочные последствия. Среди самого населения ГБАО РТ такие настроения пока не фиксируются, но в случае отсутствия адекватной рефлексии со стороны власти, нельзя исключать их появления и роста. Как и возникновения подобных проблемных (и в перспективе конфликтных) зон и в других странах региона.

Среди других инструментов американской региональной политики были названы такие, как:

– сохранение и поддержание существующих конфликтных зон, активизация новых;

– политико-идеологическое поощрение малореальных проектов развития (инфраструктурных), направленных на страны Южной Азии;

– содействие большему вовлечению стран Центральной Азии в афганскую ситуацию;

– влияние на внутристрановые ситуации с целью ослабления существующих политических режимов;

– сохранение нестабильности в самом Афганистане с использованием разнообразных прокси-ресурсов, включая все без исключения, существующие сейчас преимущественно из Турции или ОАЭ, США или европейских стран, антиталибские силы.

Среди наиболее очевидных угроз и рисков для стран-соседей Афганистана, создаваемых американской региональной стратегией, Бахтиер Эргашев называет:

– Ухудшение отношений с правительством «Талибана*» для тех стран, которые пойдут на сотрудничество с США в вопросе размещения на своей территории военных и разведывательных объектов США;

– Связанные с этим возможности перенаправления «Талибаном*» на эти страны усилий международных террористических организаций, действующих в Афганистане («ИГИЛ – Вилаят Хорасан*», «Ансаруллах*», «Катиба Таухид валь-Джихад*», «Аль-Каида*» и др.).

Однако наиболее вероятным сценарием для эксперта представляется размещение таких объектов в Пакистане, а не в странах Центральной Азии. В том числе из-за конструктивной роли, которую играют в регионе Россия и Китай.

*запрещенная в России террористическая организация

Александр КНЯЗЕВ

26.12.2021

Источник — ia-centr.ru

После захвата власти талибами в Афганистане наркоторговля процветает еще сильнее

В сельской местности где-то на юге Афганистана в небольшом помещении ждет отправки гора прозрачных пластиковых пакетов с блестящими белыми кристаллами внутри. Это «экспортного качества» метамфетамин, в просторечии «мет». Репортаж ВВС.

В комнате хранится 100 кг наркотика рыночной стоимостью 2,6 млн долларов. Скоро его развезут по всему миру, вплоть до далекой Австралии.

Наркотики — важная часть афганской экономики. После захвата власти талибами наркоторговля процветает еще сильнее. Раньше Афганистан ассоциировался в основном с героином, но теперь превратился в крупный центр производства кристаллического метамфетамина — психостимулятора с опасным потенциалом формирования зависимости.

Во многих странах он относится к запрещенным препаратам, в США ограниченно используется в медицине под торговой маркой «дезоксин».

Связанный с этим бизнесом собеседник ВВС рассказал на условиях анонимности, что лишь в одном отдаленном районе на юго-западе Афганистана работает свыше 500 импровизированных лабораторий, ежедневно выдающих порядка трех тонн метамфетамина.

Бум начался, когда выяснилось, что эфедра — распространенная дикая трава, на языке пушту «оман» — содержит один из главных компонентов «мета», эфедрин.

На базаре посреди пустыни, известном как узловой пункт торговли эфедрой, ее продают в огромных количествах, больших, чем когда-либо раньше.

Прежде талибы облагали производителей и поставщиков эфедры налогом, недавно выпустили указ о полном запрете ее выращивания, но документ не был опубликован во всеобщем доступе.

Полуподпольные фабрики не сбавили обороты. Наш собеседник сказал с усмешкой, что единственным результатом принятой меры стало удвоение оптовой цены на метамфетамин, а уже заготовленных запасов эфедры хватит надолго.

Ведущий эксперт по афганской наркоторговле Дэвид Мэнсфилд оценивает масштаб производства «мета» при помощи снимков из космоса, на которых видны работающие лаборатории. По его словам, указ вышел, когда урожай эфедры 2021 года был уже собран, и эффект от него скажется не раньше следующего июля, когда созреет новый.

По данным Дэвида Мэнсфилда, выпуск метамфетамина в Афганистане превысил в количественном отношении привычный героин.

Это не значит, что традиционный наркобизнес идет на спад. Сырьем для героина является опиум, добываемый из мака. На долю Афганистана приходится около 80% его мирового производства, и оно тоже растет.

Последние недели крестьяне по всей стране трудятся, не покладая рук: готовят поля и сажают опийный мак. «Мы знаем, что это вредно, но другие культуры не приносят дохода», — говорит живущий недалеко от Кандагара Мохаммад Гани, усердно рыхля граблями свой участок.

Положение усугубляют участившиеся засухи. Надо рыть колодцы, а если разводить на орошаемой земле окру (овощная культура, известная также как бамия и абельмош) или помидоры, не покроешь и половины затрат, объясняет Мохаммад Гани.

Слухи о том, что «Талибан» может запретить выращивать мак, толкают цены вверх, а это, в свою очередь, побуждает крестьян сеять его больше.

Пока торговля процветает. Раньше опиумные дельцы подкупали коррумпированных чиновников и действовали подпольно, а теперь открыто продают густую черную пасту с базарных прилавков.

«После того, как «Талибан» освободил страну, стали совершенно свободны, и мы», — смеется один из них.

Талибы относятся к теме болезненно. В провинции Гильменд они запретили снимать большой и широко известный опиумный базар, сказав, что это «зона ограниченного доступа».

Агентство ВВС спросило главу провинциальной комиссии по культуре Хафиза Рашида, не связан ли запрет с тем, что некоторые лица «Талибана», по слухам, извлекают выгоду из наркоторговли. Он занервничал, отказался продолжать разговор и пригрозил разбить нашу камеру, если запись не будет стерта.

В одном из районов изданию вроде бы разрешили снять опиумный базар, но, когда они приехали на место, объявили, что это невозможно.

Пресс-секретарь «Талибана» в Кабуле Биляль Карими сказал нам, что организация ищет альтернативы для фермеров. «Мы не можем просто так лишить людей этого, не предложив ничего взамен», — добавил он.

Во время своего первого пребывания у власти в 1994-2001 годах талибы запрещали выращивать мак, но в ходе дальнейшей повстанческой борьбы налог на мак был для них важным источником средств, хотя они это отрицают. Прекращение международной помощи после прихода талибов обрушило афганскую экономику. В этих условиях мак оказался для многих крестьян единственной надеждой.

Некоторые торговцы считают, что новые власти легко могли бы восстановить былой запрет, если бы захотели. Другие уверены, что все не так просто.

«Всем, чего достигли, они обязаны опиуму, — раздраженно сказал один крестьянин. — Мы не позволим взять и запретить его. Единственный вариант — возобновление иностранной помощи, иначе мы с семьями начнем голодать!»

Дэвид Мэнсфилд замечает, что рост цен на продукты и товары из-за кризиса вынудит крестьян и хозяев лабораторий наращивать производство, чтобы сохранить хотя бы прежний уровень благосостояния.

Во многих районах страны наркобизнес давно и прочно вплетен в местную экономику.

До скопления деревень в провинции Гильменд можно добраться только по пыльной грунтовой дороге. Даже по афганским меркам это глубинка. И одновременно — центр всей мировой героиновой торговли.

Наряду с многочисленными рынками, где продают опиум с лотков, там имеются целые фабрики, на каждой из которых трудятся 60-70 человек, занятых его переработкой в героин.

Затем наркотик контрабандой доставляют в Пакистан и Иран, а оттуда развозят по всему миру, включая Европу.

По словам местных жителей, килограмм героина идет на экспорт за 210 тыс. пакистанских рупий (1190 долларов).

Бывший британский наркоторговец рассказал ВВС, что в Соединенном Королевстве тот же килограмм, да еще разбавленный примесями, уходит в розницу за 66 тыс. долларов.

Большая часть прибыли уходит тем, кто доставляет наркотик конечным потребителям. «Талибан» довольствуется данью с производителей.

По мнению Дэвида Мэнсфилда, доходы талибов от наркобизнеса часто преувеличиваются и не являются для них главным источником финансирования. Эксперт оценивает их примерно в 35 млн долларов за 2020 год. Но и эти деньги для организации не лишние.

«После их первого прихода к власти талибам понадобилось шесть лет, чтобы добиться прекращения производства наркотиков, причем тогда речь шла только об опиуме», — говорит Мэнсфилд.

Повторить прежний опыт значило бы нанести удар по той части общества, которая всегда была главной базой поддержки талибов, замечает эксперт.

Как заявил ВВС Биляль Карими, прекращение производства наркотиков необходимо как Афганистану, так и международному сообществу, поэтому «мир тоже должен помочь».

Афганский наркобизнес не сводится лишь к экспорту. Он разрушительно действует на население страны, среди которого высок уровень наркомании.

На обочине оживленной дороги в пригороде Кабула сидят маленькими кучками несколько сотен мужчин.

«Теперь, когда наркотики производят в Афганистане, они подешевели. Раньше их везли из Ирана. Грамм «мета» стоил 1500 афгани (15 долларов), а сейчас 30-40 афгани — объясняет один из них», — объясняет один из них.

Условия убогие, некоторые наркоманы ночуют в сточных канавах. «Даже собака не станет так жить», — включается в разговор другой мужчина.

Талибы время от времени довольно грубо забирают этих людей в реабилитационные центры, страдающие от нехватки всего необходимого, но большинство возвращается на старое место.

Пока, похоже, приток наркотиков на улицы афганских и зарубежных городов только увеличивается.

Источник — ВВС

«Талибан*» сообщил об окончании перестрелки на границе с Ираном

Ирано-афганская граница

Ирано-афганская границаU.S. Marine Corps

Александр Ахтырко

На границе Ирана с Афганистаном в среду произошла перестрелка. В Кабуле информацию о ней представили как «интенсивные боестолкновения», а также поспешили сообщить о захвате иранских КПП и нескольких пограничников. Позднее в Иране привели свою версию событий. Подробнее — в материале «Газеты.Ru».

1 декабря поступила противоречивая информация из Ирана и Афганистана о столкновениях на границе двух стран. Источники из Кабула передали, что между боевиками и иранскими пограничниками «идут бои». В Иране позднее опровергли данные о том, что радикалы якобы захватили несколько контрольно-пропускных пунктов.

Что сообщила афганская сторона

Агентство Aamaj News сообщило о крупных боестолкновениях с применением тяжелых вооружений, вспыхнувших на границе двух государств.

Афганское СМИ утверждает, что интенсивные бои произошли в уезде Канг провинции Нимроз на севере республики и начались около 16.00 мск.

В публикации также отмечалось, что радикалы стянули к границе бронетехнику, в том числе ту, которую на афганской территории оставили вооруженные силы США.

«Обе стороны активно применяют артиллерию», — говорится в сообщении агентства.

По данным Aamaj News, несколько контрольно-пропускных пунктов Ирана в результате якобы перешли под контроль боевиков. Речь шла, в частности, о КПП «Дхерис» и «Дост-Мохаммад». Кроме того, несколько иранских пограничников «были взяты в плен», утверждают в Кабуле.

При этом никакой информации о причинах конфликта в сообщении агентства не приводится.

Что сообщила иранская сторона

В свою очередь, иранское агентство Tasnim опровергло сообщения о том, что боевики захватили КПП.

«Иранские силы полностью контролируют границу», — цитирует издание слова источника.

При этом он не стал отрицать сам факт перестрелки, причина которой, по его данным, заключалась в «неверном понимании афганской стороной пограничной линии».

Несколько лет назад для борьбы с контрабандистами, как пишет ТАСС, на территории Ирана в нескольких сотнях метров от афганской границы возвели стены.

Иранские фермеры в среду зашли за эти стены, оставаясь на территории исламской республики.

Однако афганские боевики ошибочно расценили это как нарушение госграницы и открыли огонь.

* Организация запрещена в России

Источник — Газета.Ru

Парламент Турции за 71 год одобрил 76 мандатов на отправку военных за границу

Парламент Турции на текущей неделе одобрит еще 2 мандата на военные миссии за рубежом (в Ираке, а также в Сирии и Ливане)

Парламент Турции за 71 год одобрил 76 мандатов на отправку военных за границу

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Таджикистан не собирается идти на прямую конфронтацию с «Талибаном»

Иллюстрация: asiaplustj.info.


Таджикистан не собирается идти на прямую конфронтацию с «Талибаном». Скорее, действуя чуть более рискованно, чем соседи, таджикское руководство рассчитывает добавить себе популярности и внутри страны, и на международном уровне
Таджикистан не часто попадает в мировые новости, но в последние недели стал появляться там регулярно. Причина – жесткая позиция, которую таджикские власти заняли в отношении ситуации в Афганистане, где к власти недавно пришел «Талибан».

Казалось бы, все должно быть наоборот. Если кому в Центральной Азии и нужно переживать о хороших отношениях с талибами, так это Таджикистану. Таджикская граница с Афганистаном протяженная, гористая, и контролировать ее трудно. Таджикская армия считается самой слабой в Центральной Азии. Через Таджикистан проходит большая часть наркотрафика из Афганистана в Россию и Европу, а за последние годы в стране не раз случались теракты.

Однако в отличие от своих соседей по Центральной Азии, а также России и Китая Таджикистан не только не спешит налаживать связи с новыми властями в Кабуле, но и взял на себя роль их главного противника и поддерживает остатки оппозиционных сил Афганистана. Официально президент Эмомали Рахмон обосновывает такую позицию тем, что талибам нельзя доверять, потому что они нарушают права национальных и религиозных меньшинств. Но скорее дело в том, что таким образом Рахмон рассчитывает поднять собственную популярность и внутри страны, и на международной арене, а военный альянс с Россией позволяет ему чувствовать себя уверенно в отношениях с талибами.

Громкие слова
В последнее время президент Рахмон возвращается к теме несчастий Афганистана при талибах почти в каждом своем выступлении – даже в тех, которые не связаны с внешней политикой. Особенно подробно он остановился на этом вопросе в торжественной речи на праздновании 30-летия независимости Таджикистана 8 сентября.

На концерте вечером того же дня главным номером стало выступление бежавшего из Афганистана певца Фахими Фано. Его песня была посвящена великой роли Рахмона в мирном развитии Таджикистана – в зале песню слушали стоя, а после концерта Рахмон лично пообщался с певцом.

На встречах с мировыми лидерами и на международных площадках Рахмон не устает повторять: «Таджикистан не будет признавать никакого другого правительства, сформированного в этой стране путем угнетения и преследования, без учета позиции всего афганского народа, особенно всех его национальных меньшинств». По словам Рахмона, этнические таджики составляют более 46% населения Афганистана, хотя большинство исследователей оценивают их долю на уровне 20%.

Таджикистан – единственная страна в регионе, которая еще летом пообещала принять до 100 тысяч беженцев из Афганистана. Также Рахмон посмертно наградил лидеров антиталибского движения (этнических таджиков) – легендарного командира моджахедов Ахмада Шаха Масуда и экс-президента Афганистана Бурхануддина Раббани – орденами Исмоили Сомони I степени.

Ходят упорные слухи, что Таджикистан поддерживает и оставшихся противников талибов – Национальный фронт сопротивления Афганистана в провинции Панджшер (больше 98% населения провинции – этнические таджики). Это единственная территория, которую «Талибан» еще не взял полностью под контроль. По некоторым данным, сейчас на территории Таджикистана находятся лидеры сопротивления: Ахмад Масуд-младший и бывший вице-президент Афганистана, самопровозглашенный и.о. президента Амрулла Салех. Также сообщается о сотне афганских пилотов, которые бежали в Таджикистан и ждут там, пока готовятся их документы для переезда в Европу или США.

В ответ талибы заявили, что не допустят «вмешательства во внутренние дела» Афганистана, и стянули к таджикской границе войска. Таджикистан тоже активно демонстрирует свою военную готовность. Впервые за годы независимости по тревоге подняли сотни тысяч военнослужащих, а также солдат из резерва для проверки их боевой подготовки. 20 тысяч солдат отправили на границу с Афганистаном. Впервые за несколько лет Рахмон лично посетил районы страны, граничащие с Афганистаном, где выступил перед военнослужащими и принял военный парад.

Осторожные дела
Тем не менее говорить, что Таджикистан и Афганистан оказались на пороге войны, пока рано. Риторика Рахмона звучит жестко, но действует он предельно осторожно. И президент, и другие высокопоставленные таджикские чиновники удерживаются от выпадов против самого «Талибана», а напирают в своей критике на то, что новое правительство Афганистана недостаточно инклюзивное, потому что не включает в себя достаточное представительство национальных меньшинств.

Рахмон вообще почти не упоминает «Талибан» напрямую, а если и говорит о нем, то очень обтекаемо. Например, так: «Приход к власти движения «Талибан» еще больше усложнил и без того сложный геополитический процесс в регионе».

Многие смелые заявления Душанбе так и остаются на бумаге. Например, июльское обещание таджикских властей принять 100 тысяч беженцев вряд ли будет выполнено в обозримом будущем. В сентябре глава МВД Рамазон Рахимзода заявил на встрече с верховным комиссаром ООН по делам беженцев: «…за 20 лет ни одна международная организация не оказала практической помощи в создании инфраструктуры для приема беженцев и лиц, ищущих убежища. В связи с этим в Республике Таджикистан нет возможности принять большое количество беженцев и лиц, ищущих убежища».

На деле Душанбе тысячами возвращает беженцев обратно в Афганистан и не публикует реальной статистики. В середине октября глава Госкомитета по нацбезопасности Саймумин Ятимов сообщил, что ежедневно границу пытаются пересечь до 600 афганцев, и на данный момент число афганских беженцев в стране составляет 15 тысяч. То есть рост получается сравнительно небольшой, потому что к началу сентября, когда талибы только пришли к власти, их уже насчитывалось 10 тысяч.

Официально Таджикистан опровергает все сообщения, что он поддерживает Национальный фронт сопротивления Афганистана. А пребывание в стране Ахмада Масуда-младшего объясняют тем, что он приехал в Душанбе на переговоры с талибами, которые не состоялись.

Таджикистан также не стал разрывать торговые отношения с новым афганским правительством, хотя на Афганистан приходится всего 1,5% от общего товарооборота страны. Основная статья таджикского экспорта в Афганистан – электричество – продолжает поступать, хотя талибам пока нечем платить, и их долг перед Таджикистаном перевалил за $11 млн.

В рядах «Талибана» есть те, кто готов наладить отношения с Таджикистаном. Однако Рахмон вряд ли может позволить себе такие договоренности. Его режим и так переживает нелучшие времена из-за экономических трудностей и общей усталости от его почти тридцатилетнего правления. Игра в этнического националиста и защитника всех таджиков, независимо от страны проживания, – это то, что обеспечивает Рахмону поддержку в таджикском обществе.

Поддержка внутри и снаружи
С тех пор как «Талибан» взял Кабул, таджикские соцсети наводнены материалами про Афганистан. Пользователи делятся страшными фото оттуда, призывают международное сообщество обратить внимание на судьбу таджиков в Афганистане, выкладывают посты в поддержку сил сопротивления, просят подписывать петиции на change.org и так далее.

Не менее популярна критика соседей Таджикистана – например, Узбекистана за то, что он готов договариваться с «Талибаном». Ташкент действительно активнее других сотрудничает с талибами. Например, глава узбекского МИД Абдулазиз Камилов стал первым высокопоставленным чиновником из региона, кто провел с талибами переговоры в Кабуле.

Узбекистан тоже говорит об инклюзивности и беспокоится о правах узбеков в Афганистане, но в отличие от Душанбе Ташкент не рассматривает афганских узбеков как «своих», не считает их представителями узбекской диаспоры, а в первую очередь относится к ним как к гражданам Афганистана.

Действительно, если досоветские общества, проживающие на территории современных Узбекистана, Таджикистана и Афганистана, имели много общего, то сто лет спустя различий стало больше, чем сходств. В начале XX века Москва сконструировала и десятилетиями институционализировала этнонациональную идентичность в советских республиках. И если для жителей Центральной Азии сегодня национальная самоидентификация – это что-то самоочевидное, то в Афганистане этнонимы «таджик» или «узбек» используются во многом произвольно и сильно зависят от обстоятельств.

В Душанбе не могут не понимать, что надгосударственной общности таджиков не существует. Однако президент Рахмон на протяжении всей своей политической карьеры позиционировал себя «опекуном и покровителем всех таджиков мира» (так его публично называют его приближенные), а руководство Таджикистана активно поощряет националистические настроения в обществе.

Рахмон часто прибегает к националистической риторике, чтобы поднять свой рейтинг. Особенно сейчас, на фоне спада в экономике, рекордной инфляции и тяжелых последствий пандемии, игра в радикального националиста остается для Рахмона единственным способом поддерживать свою популярность.

Политический кризис в соседнем Афганистане дал многолетнему таджикскому лидеру шанс реабилитироваться в глазах общества – снова сделал актуальной мантру о подаренном Рахмоном «мирном небе над головой», от которой общество начало уставать.

Дополнительным бонусом к поддержке внутри страны стало внимание со стороны международного сообщества. Рахмон оказался единственным лидером из Центральной Азии, кого президент Франции Эммануэль Макрон пригласил на переговоры в Париж.

Европейское турне Рахмона стартовало 11 октября в Бельгии, где президент Таджикистана встретился с президентом Европейского совета Шарлем Мишелем, верховным представителем ЕС по внешней политике Жозепом Боррелем и другими международными и бельгийскими чиновниками. А 13 октября на встрече с Макроном Рахмон обсуждал, какую помощь могла бы оказать Франция Таджикистану для стабилизации ситуации. Французский президент особенно отметил «устойчивую позицию» Таджикистана по Афганистану.

Таджикистан не собирается идти на прямую конфронтацию с «Талибаном». Скорее, действуя чуть более рискованно, чем соседи, таджикское руководство рассчитывает добавить себе популярности и внутри страны, и на международном уровне. Душанбе может себе позволить такой риск, потому что уверен, что в крайнем случае на помощь придут российские военные, обеспечивающие безопасность на афгано-таджикской границе. Мало того, помимо России, Таджикистан тесно сотрудничает в военном плане и с Китаем.

Учитывая то, что ситуация в Афганистане вряд ли стабилизируется в обозримом будущем, афганская тема еще несколько лет может добавлять энергии режиму Рахмона. При этом Душанбе достаточно осторожен, чтобы не заходить слишком далеко в своей риторике. Благодаря этому у Рахмона по-прежнему сохраняется возможность наладить контакт с «Талибаном», если давление на границе с Афганистаном станет слишком опасным.

следующего автора:
Темур Умаров
Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.

21.10.2021

Источник — carnegie.ru

Шерали Мирзо жестко высказался о талибах и ситуации в Афганистане

Средняя Азия — Википедия (wikipedia.org)

Глава Минобороны Таджикистана резко и негативно описал обстановку в Афганистане, которая возникла там после прихода талибов к власти
На полигоне Харб-Майдон с привлечением воинских контингентов Коллективных сил оперативного реагирования, разведки и материально-технического обеспечения всех стран ОДКБ стартовал второй этап учений. С речью перед военными выступил и министр обороны Таджикистана генерал-полковник Шерали Мирзо.
Он отметил, что решение о проведении комплекса масштабных мероприятий было принято на фоне резкого обострения обстановки в соседнем Афганистане, которая с выводом подразделений международной коалиции претерпела значительные и катастрофические изменения.

«Движение «Талибан»*, захватившее силовым способом власть в Афганистане и не получившее признания мирового сообщества как легитимное правительство, на сегодняшний день не в состоянии обеспечить нормальное функционирование всех механизмов власти, гарантировать соблюдение прав граждан и их безопасность, организовать продовольственное, медицинское и другие виды социально-гуманитарного обеспечения населения страны», — заявил таджикский военачальник.
Он отметил, что участившаяся террористическая активность «Исламского государства»*, преследования и убийства представителей предыдущей власти и госслужащих, многочисленные нарушения прав граждан по этническому, конфессиональному и половому признаку свидетельствуют о том, что обстановка в Афганистане остается неконтролируемой.

«Террористические группировки, действующие в Афганистане после захвата власти в стране, получили большое количество временного вооружения, значительно укрепили свои позиции, используя складывающуюся ситуацию, создают условия для его превращения в плацдарм для дальнейших действий в регионе», — сказал Мирзо.
Министр обороны Таджикистана заключил, что с учетом многократного возрастания вызовов и угроз и концентрации дестабилизующих факторов непосредственно вблизи границ республики военные аспекты противодействия терроризму приобретают все большую значимость и актуальность.
* Террористическая организация, запрещенная в России и Таджикистане.

Источник — tj.sputniknews.ru

Врага талибов депортировали из России

Бывают же совпадения: делегация запрещенной в РФ террористической организации «Талибан» приезжает в Россию с деловым визитом, встречая если не дружеский, то отнюдь не враждебный прием, а врага этой организации, студента Рафиуллу Рохани, с позором из России депортируют. Или это не совпадение, а не признанная пока официально закономерность? Наша мудрая внешняя политика плетет в последнее время такие кружева, что совсем не мудрено запутаться.

"Ночь провел в "обезьяннике"
ДЕПОРТИРОВАННЫЙ 21-ЛЕТНИЙ СТУДЕНТ КУБАНСКОГО ТЕХУНИВЕРСИТЕТА РАФИУЛЛА РОХАНИ. ФОТО: [email protected]_ROHANI

Попробуем все-таки разобраться в этих хитросплетениях и решить задачку. Итак, дано: Рафиулла Рохани, 21 год, гражданин Афганистана, студент Кубанского государственного технологического университета (Краснодар). Но, похоже, ключевым фактом его биографии — ну, с точки зрения задачки — является другой.

Рафиулла Рохани — член влиятельной афганской семьи, представители которой занимали ключевые государственные посты при прежнем, свергнутом талибами режиме. Отец был губернатором провинции Гильменд и советником президента Афганистана, дядя, генерал Хайбатулла Ализай, — начальником Генерального штаба.

15 октября Рохани прибыл в аэропорт «Домодедово» из Ирана, где сейчас находится его семья, намереваясь отправиться затем к месту учебы. Но был задержан на пограничном посту.

«Рохани Рафиуллу жестко и хамски допрашивали представители российских спецслужб в штатском, — сообщает в своем телеграм-канале публицист и политик, депутат Госдумы II созыва (1995–1999 годы) Дарья Митина. — Спрашивали, что он забыл в этой стране, — бумага из университета о том, что он студент, впечатления не произвела. Отобрали телефон, затребовали пароли от всех соцсетей и аккаунтов, вскрыли переписку с родным дядей, который сейчас тоже был вынужден покинуть страну, — за ним идет охота, он был одним из главных противников талибов. Ночь Рохани провел в «обезьяннике» без еды и воды, спал на полу. Утром был депортирован».

Депортирован, к счастью, не в Афганистан. Но это было бы и технически невозможно: прямого авиасообщения между Россией и этой страной сейчас нет. Рохани посадили на рейсовый самолет, следовавший в Доху, столицу Катара. Однако в Дохе, по данным руководителя Центра изучения афганской политики Андрея Серенко, представители «Талибана» попытались перехватить юношу: встретились с ним и попытались надавить, предложили «добровольно сдаться». На что Рохани, понятно, ответил отказом. И вернулся в итоге в Тегеран.

По версии Серенко, решение о депортации Рафиуллы Рохани было пролоббировано талибами — через российских чиновников, некоторые из которых якобы поддерживают с нынешними хозяевами Афганистана не только деловые, но и личные отношения. Талибам же студент нужен в качестве заложника — чтобы оказывать давление на его семью, и прежде всего на дядю-генерала, которого эксперт называет «врагом №1 «Талибана».

Понятно, что прямых доказательств у этой гипотезы нет. Но материала для опровержения «домыслов» тоже, увы, маловато. Налицо, во-первых, сам факт депортации. А во-вторых — крепнущие на глазах связи между «Талибаном» и официальной Москвой. Не всякая, согласитесь, разрешенная в России иностранная организация наведывается в наши края так часто и чувствует себя здесь так уверенно, как эта запрещенная. Да что там иностранцы! Редкие российские организации находят в коридорах власти такое радушие.

Кстати, на сайте МИД РФ нет никаких указаний на запрещенность «Талибана». Последний текст на мидовском сайте, содержащий упоминание о талибах, — анонс очередного заседания Московского формата консультаций по Афганистану, для участия в котором, собственно, и прилетели бородатые гости столицы, — называет их так: «высокопоставленная (! — А.К.) делегация Движения талибов, представляющая Афганистан».

И что-то подсказывает, что Роскомнадзор не оштрафовал этот интернет-ресурс за «распространение информации об общественном объединении или иной организации, включенных в опубликованный перечень… организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности».

У Realpоlitik своя логика, не совпадающая с логикой общечеловеческой. Судя по всему, отношения между Москвой и «Талибаном» находятся в том нежном конфетно-букетном периоде, когда все зыбко и неопределенно, когда все может сорваться. О чувствах еще нельзя говорить открыто, а подарки уже делать нужно.

Но подарки в виде выдачи новым партнерам на растерзание их политических противников — это, безусловно, перебор.

Авторы: АНДРЕЙ КАМАКИН

Врага талибов с позором депортировали из России — МК (mk.ru)

Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших

В мечеть, где находились более 200 верующих, ворвались два смертника

Saadet Firdevs Aparı, Aynur Asgarli   |15.10.2021Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших

КАНДАГАР / АНКАРА

Число жертв теракта в шиитской мечети «Фатимия» в городе Кандагар на юге Афганистана достигло 36 человек.

Представитель движения «Талибан» в Кандагаре Шемс Самим сообщил агентству «Анадолу», что в результате двух взрывов госпитализированы не менее 70 человек.

В помещение, где находились более 200 верующих, ворвались два смертника.

Пресс-секретарь талибов Забихуллах Муджахид в своем Twitter осудил теракт.

По его словам, правоохранительным структурам поручено задержать всех причастных к взрывам в ходе пятничной молитвы.

Талибы перекрыли все пути, ведущие к мечети.

Схожий теракт произошел на прошлой неделе в шиитской мечети провинции Кундуз на севере Афганистана, где погибли 46 человек.

Ответственность за кровавое преступление взяли на себя террористы ДЕАШ.

Теракт в шиитской мечети в Кандагаре, 36 погибших (aa.com.tr)