Sabah (Турция): новым энергетическим узлом станет Турция

Трубопровод Gazela для транспортировки российского газа в ЕС - ИноСМИ, 1920, 31.03.2022

© РИА Новости Алексей Витвицкий

Конфликт между Россией и Украиной сблизит Турцию и Германию, пишет Sabah. Есть мнение, что Анкара может сыграть «очень важную роль» в поставках нефти и природного газа в Европу, которая хочет отказаться от российских энергоресурсов.Аналитики немецкого Фонда имени Конрада Аденауэра прогнозируют, что конфликт между Украиной и Россией сблизит Турцию и Германию. По мнению аналитиков, Турция станет ключевой страной в энергетике.Фонд имени Конрада Аденауэра, известный своей близостью к партии «Христианско-демократический союз» Германии, подготовил доклад, в котором пришел к выводу, что Турция может сыграть очень важную роль в поставках нефти и природного газа в Европу. Турция как страна-член НАТО безоговорочно встала на сторону Украины, обратили внимание аналитики фонда. В то же время Турцию, как подчеркивается в докладе, связывают тесные отношения с Россией.

Турция – центр

Аналитики отмечают, что кризис между Украиной и Россией сблизит Германию и Турцию друг с другом. «Для Германии это будет особенно интересно с точки зрения энергетической политики. Ее стремление стать независимой от российского газа может в долгосрочной перспективе способствовать развитию южного газового коридора и использованию Турции в качестве распределительного центра, который обеспечит доступ к природному газу в Каспийском море и Восточном Средиземноморье», – говорится в докладе.

Откроются новые маршруты

Это выявит серьезные альтернативы, подчеркивают эксперты в докладе, оказавшемся в распоряжении «Сабах» (Sabah). «Потенциал импорта газа и нефти из Азербайджана, Туркмении, Ирака и в будущем Ирана не использован. Благодаря энергетическому сотрудничеству между Израилем и Турцией, которое становится все более реальным, Турция может позиционировать себя в качестве центра энергоснабжения», – отмечают аналитики. Пресса также обратила внимание на постепенно возрастающую роль Турции.

Эта страна поможет Европе выжить без российских нефти и газа | 31.03.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

The Economist (Великобритания): справится ли Германия без российского газа?

The Economist (Великобритания): справится ли Германия без российского газа?

Компрессорная станция - ИноСМИ, 1920, 31.03.2022

© РИА Новости Виталий Тимкив

Немецкие власти и представители промышленности утверждают, что запрет на российскую энергию, прежде всего газ, приведет к высокой безработице, массовой бедности и рецессии, пишет The Economist. Однако ряд экономистов верят, что этого не случится.27 марта немецкий канцлер Олаф Шольц необычайно резко отреагировал на вопрос ведущей популярного ток-шоу Анны Вилль (Ann Will). Она привела в пример исследования, по которым выходит, что даже если импорт российских энергоносителей оборвется, экономический рост Германии сократится лишь незначительно. «Они заблуждаются», – отрезал Шольц, добавив, что просто заносить числа в математические модели «безответственно».Уже нескольких недель между видными экономистами и министрами Шольца кипят жаркие споры о том, чем чреват запрет на российскую энергию. Немецкие власти, лоббисты от промышленности и проправительственные либо профсоюзные аналитические центры утверждают, что это приведет к высокой безработице, массовой бедности и рецессии. Однако независимые экономисты и ряд оппозиционных политиков уверяет, что последствия будут хоть и существенными, но управляемыми.Пока их спор вполне может оказаться беспредметным. 30 марта министр экономики и климата Германии Роберт Хабек (Robert Habeck) запустил первый этап чрезвычайного плана по управлению газовыми поставками на случай, если Россия перекроет вентиль. А та именно этим и угрожает, потому что Германия и остальная часть «Большой семерки» отвергла требование Путина к «недружественным» странам платить за газ в рублях.

Но если газ продолжит течь, то продолжится и спор о нравственности. Германия ежемесячно импортирует российского газа, нефти и угля на сумму около 1,8 миллиардов евро (2 миллиардов долларов), тем самым финансируя путинскую кампанию на Украине. Ряд европейских правительств призывает к эмбарго, однако Шольц говорит, что от прекращения поставок сама Германия пострадает даже больше России. На этой неделе близкий к немецким профсоюзам аналитический центр IMK подтвердил в своем исследовании мрачную оценку правительства. В нем утверждается, что прекращение импорта энергоносителей из России повлечет за собой глубокую рецессию, при которой ВВП страны сократится более чем на 6%, даже если половину российского газа удастся компенсировать из альтернативных источников. Но эти оценки очень приблизительны. «Всерьез смоделировать прекращение газового импорта невозможно», – предостерег Себастьян Дуллиен (Sebastian Dullien) из IMK.Это редкий случай, когда с IMK согласны лоббисты большого бизнеса, – в частности, ассоциация немецких промышленников BDI. В начале марта глава BDI Зигфрид Руссвурм (Siegfried Russwurm) предостерег, что разговоры в ЕС об эмбарго на российские энергоносители – это «игра с огнем», а сам союз пострадает даже больше России, которую рассчитывает наказать. Немецкий же химический гигант BASF объявил: если поставки ему газа сократятся вдвое, то производство на крупнейшем в мире химическом заводе в Людвигсхафене, где трудится около 40 000 человек, придется остановить. Кроме того, под угрозой окажутся сотни тысяч рабочих мест в смежных областях. Глава BASF Мартин Брудермюллер (Martin Brudermüller) заявил инвесторам 26 марта: «В краткосрочной перспективе заменить российский газ невозможно».Однако эти пессимистические оценки опровергают Немецкий институт экономических исследований (DIW), группа немецких и иностранных экономистов в соавторстве с исследовательской организацией IFO, а также экологическая исследовательская группа ECONtribute, куда входят университеты Бонна и Кельна. По их оценкам выходит, что при единовременном прекращении российских поставок ВВП Германии сократится максимум на 3%. Для сравнения, в 2020 году, в первый год пандемии COVID-19, которую Германия стоически выдержала, ее ВВП сократился на 4,5%.»Главная проблема – это газ», – пишет один из авторов статьи Мориц Шуларик (Moritz Schularick). С потерей российской нефти и угля можно справиться сравнительно легко: их можно заменить импортом из других стран. Однако примерно половину своего газа Германия получает из России. Поэтому, считает Шуларик, даже импортом из других стран, заменой газовых электростанций угольными и атомными и стабильным заполнением хранилищ в течение лета удастся компенсировать лишь 70% этого объема.Главный вопрос – как с этим справится немецкая промышленность. Все согласны, что быстро найти замену газу для промышленных процессов – задача не из легких. Однако Беньямин Молль (Benjamin Moll), другой автор статьи, отмечает, что во время Второй мировой американская экономика поразительным образом приспособилась к аналогичному дефициту. Когда в 1940 году президент Франклин Рузвельт потребовал, чтобы промышленность выдала 50 000 истребителей в год, экономисты сочли это безумием, ведь за весь 1939 год военных самолетов было выпущено менее 3 000 штук. Однако уже к концу войны Америка производила по 300 000 истребителей ежегодно.

В интервью еженедельной газете Welt am Sonntag бывший министр финансов Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) заявил, что порой людям приходится идти на существенные жертвы ради своего образа жизни и своих свобод. Кроме того, продление украинского конфликта дорого обойдется всей европейской экономике. «Из-за неопределенности есть риск скрытых потерь», – говорит член Европейского парламента Луис Гарикано (Luis Garicano), который поддерживает немедленное энергетическое эмбарго. Он опасается, что эти меры будут введены только после того, как Россия продолжит эскалацию конфликта. «Мы не должны этого дожидаться», – говорит он.

Германия не готова отказаться от российского газа | 31.03.2022, ИноСМИ (inosmi.ru)

Израиль создает «альянс сильных государств» против Ирана, — Ст.Тарасов

https://www.chosenpeople.com/

В сложившейся ситуации на Ближнем Востоке некоторые арабские страны будут продолжать искать способы договориться с Ираном. Не исключено, что региональные игроки могут приложить отдельные усилия и для того, чтобы доказать США: выстраивать архитектуру безопасности можно без американцев.

В израильском регионе Негев прошла встреча министров иностранных дел Израиля, а также ряда арабских стран — Египта, Марокко, Бахрейна и ОАЭ при участии госсекретаря США Энтони Блинкена. Это был первый в истории саммит подписантов «Соглашений Авраама». Напомним, что эти соглашения при поддержке Вашингтона были заключены в 2020 году между Израилем и арабскими странами (ОАЭ, Бахрейном и Марокко) с целью установления дипломатических отношений. В 2021 году к соглашениям присоединился Судан.

Израильская дипломатия тщательно готовилась к этому форуму, который в ее представлении должен был обозначать появление в регионе очередного «альянса сильных». Накануне премьер-министр Израиля неожиданно посетил Египет, где встречался не только с президентом этой страны Абдель Фаттахом ас-Сиси, но и с наследным принцем Абу-Даби заместителем Верховного главнокомандующего ВС ОАЭ Мухаммедом бен Зайдом Аль Нахайяном. Тем не менее, как сообщают израильские СМИ, представитель Египта прибыл на саммит в Негев «в самый последний момент», да и то потому, что «присутствие Каира посылает сигнал президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану». От участия в работе форума отказался близкий союзник США король Иордании Абдалла II, который посетил оккупированный Израилем Западный берег в знак солидарности с палестинцами.

Теперь о другом фоне. В седьмую годовщину начала вторжения в Йемен аравийской коалиции во главе с Эр-Риядом и Абу-Даби хуситы подвергли территорию саудовского королевства массированным ударам. Наибольший урон был нанесен объектам компании Saudi Aramco в Джидде, где в результате диверсий загорелось несколько нефтехранилищ. США обвинили в этом Иран. Не случайно Израиль оказался одним из первых, кто громко осудил эти атаки. А в самом Израиле, когда проходила встреча четырех министров иностранных дел арабских стран и Блинкена, в городе Хадера был совершен теракт. Ответственность за убийство двух израильских полицейских взяло на себя ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Полиция сообщает, что двое террористов застрелены. Это не случайное совпадение, и по всем признакам в Хадере реализовали акцию политического терроризма с определенной направленностью.

Наконец о проблемах, которые обсуждались на саммите в Негеве. В центре внимания были два вопроса. Главный: перспективы подписания ядерной сделки между Ираном и пятью постоянными членами СБ ООН плюс Германией в контексте региональной безопасности. Второстепенный — украинский кризис. И сразу обозначились важные нюансы. Если говорить о втором вопросе, украинском, то Блинкен ставил перед собой задачу убедить своих собеседников сделать все возможное, чтобы усилить давление на Россию, помешав ей обходить западные санкции. Что из этого выйдет, пока неизвестно. Но главная интрига раскручивалась все же вокруг иранского ядерного соглашения, когда израильская сторона фактически тестировала американцев. Как заметил вице-президент Иерусалимского института стратегии и безопасности Давид Вайнберг, администрация президента США Джо Байдена «не намерена дальше продвигать «Соглашения Авраама», считая его достижением «ненавистной администрации Дональда Трампа», предпочитает сухой и уничижительный оборот, называя «Соглашения Авраама» всего лишь «важными договоренностями».

Более того, Вашингтон не отказывается от идеи подписать новое соглашение с Ираном и старается нивелировать некоторые раздражающие Тегеран факторы. Согласно Вайнбергу, США, во всяком случае на публичном уровне, «не поощряют региональные союзы против Ирана». Еще более показательно, что администрация Байдена отложила «на пересмотр» выгоды, обещанные арабским странам, заключающим мир с Израилем: такие как продажа Эмиратам истребителей F-35 и признание США Западной Сахары суверенной марокканской территорией. И не только это. В лексиконе американских политиков возродился термин «оккупированные территории» в отношении Западного берега реки Иордан. Все это наводит на мысль, что США вряд ли будут стимулировать выход «авраамического нарратива» за пределы своих нынешних контуров. К тому же на саммите арабские министры подтвердили позиции своих государств в поддержку решения о создании двух государств — палестинского и израильского — в границах 1967 года и подчеркнули важность продолжения ближневосточного мирного процесса.

Поэтому когда некоторые израильские политики заявляют, что саммит в Негеве «создает новый Ближний Восток», непонятно, о чем все же ведется речь. Факт, что в обстановке, которая была невообразима в первые десятилетия существования Израиля, шесть министров иностранных дел, в том числе четверо из арабских государств, собрались вместе. Это снимает с него комплекс геополитической неполноценности на Ближнем Востоке, но в ситуации, когда США дистанцируются в регионе от прежних союзников и ищут новых партнеров, и Иран — один из них, есть ли повод для успокоения? Так, в одном из своих первых внешнеполитических актов администрация Байдена исключила хуситов из списка иностранных террористических организаций и Специального глобального списка террористов. «Реабилитировать» по аналогичному сценарию могут и иранский Корпус стражей Исламской революции (КСИР). Правда, не исключено, что США подобными намеками пытаются оказывать давление на арабские страны с целью заставить их добывать больше нефти.

Израиль ведет контригру, заявляя, что формируется «альянс сильных государств», которые попытаются справиться с иранской проблемой. Теперь остается дождаться того, насколько нынешнее израильское руководство способно воздействовать на Белый дом, ведь ему многое удавалось при Трампе. Сближение региональных игроков является чрезвычайно сложным процессом, их совместное заявлением по итогам саммита в Негеве пока ни о чем не говорит. Эксперты полагают, что в нынешней ситуации ОАЭ и Саудовская Аравия будут продолжать искать способы договориться с Ираном, чтобы получить гарантии стабильности. Но не исключено, что региональные игроки могут приложить отдельные усилия для того, чтобы доказать американцам: выстраивать архитектуру безопасности можно и без них.

29 марта 2022
Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru

О попытках открыть против России «второй фронт» в Закавказье

АНДРЕЙ АРЕШЕВ

СВО и российско-грузинские отношения

Вооруженные Силы Грузии сейчас совместимы с НАТО как никогда прежде, похвастался 24 марта глава правительства Грузии Ираклий Гарибашвили, выступая перед участниками совместных натовско-грузинских учений на территории учебного центра в Крцаниси. И все же грузинские власти пытаются избегать прямых форм вовлечения в конфликт на стороне киевского режима. Как следует из материала, опубликованного на сайте Международной кризисной группы перед началом 24 февраля специальной военной операции (СВО), высокопоставленный грузинский чиновник многозначительно предупредил о необходимости выбора между «плохим вариантом и худшим вариантом».

«Давайте прямо скажем, что санкции не являются эффективным средством, – заявил Гарибашвили 28 февраля. – Мы сочувствуем всем, но в первую очередь мы должны защитить нашу страну и народ». Однако в тот же день Нацбанк Грузии сообщил, что «не может и не будет уклоняться от реализации этих санкций».

Глава правящей партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе обвиняет в планах стравить Грузию с Россией партию Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД); подследственный бывший президент выступает с обычными для него эпатирующими заявлениями, призванными взвинтить градус напряженности. Не исключено, что это делается в координации с Киевом.

«Исходя из предательских и антигосударственных действий партии войны, мы приняли решение не рассматривать ни одну инициативу партии войны, а также ее подразделений», – говорит исполнительный секретарь партии «Грузинская мечта» Мамука Мдинарадзе. В частности, речь идет о предложении партии «Лело» организовать видеоконференцию с Зеленским, который отозвал из Тбилиси украинского посла, недовольный степенью поддержки со стороны Грузии.

«Мы в вопросе санкций занимаем твердую позицию… При этом мы полностью солидарны с Украиной, а также будем занимать принципиальную позицию на страже интересов грузинского государства и народа», – заверяет И. Кобахидзе. А «стоять на страже» придется: Саакашвили заговорил о «мирном возвращении Сухуми», опираясь на прослойку местных русофобов. При этом непонятные персонажи уже выступили с призывами открыть «второй фронт» в помощь Украине, начав вторжение в Абхазию и Южную Осетию.

20 марта глава парламента Шалва Папуашвили сообщил о гибели трех грузинских наемников, не забыв упомянуть о «непоколебимой поддержке украинского народа». В Донбассе (в частности, в Волновахе и Мариуполе) в так называемый Грузинский национальный легион под командованием Мамуки Мамулашвили вовлечены некоторые силовики, близкие к Саакашвили. Ветеран августовской войны 2008 года, бывший начальник регионального отдела департамента специальных операций по региону Самегрело Земо-Сванети Бахва Чикобава, с 2014 года замечен среди боевиков запрещенной в России группировки «Азов»*, входящей в состав Национальной гвардии и получающей прямую поддержку по линии США / НАТО. Поступил на службу в ВСУ и бывший министр обороны Ираклий Окруашвили.

ЕНД активно распространяет слухи о прямом участии грузинских властей в деятельности по формированию националистических батальонов для участия в боевых действиях на Украине. С начала СВО известно о переброске через Турцию около 60 «добровольцев», что централизованного характера не носит. По данным грузинской социологической компании GORBI, 64 % жителей Грузии поддерживают неприсоединение к санкциям против РФ. 76,5 % участников опроса согласились с мнением о том, что «Грузии не следует ввязываться в военный конфликт, потому что это единственная возможность для страны избежать войны сейчас и в будущем и продолжить стабильное развитие».

Грузинские власти, насколько это возможно, стремятся сейчас блокировать экстремистские призывы и не портить отношения с Москвой. Новая политическая реальность на постукраинском пространстве открывает перспективы конструктивного обсуждения актуальных вопросов российско-грузинских отношений, включая вопросы военного нейтралитета, разблокирования коммуникаций и торгово-экономического сотрудничества. «Граждане Грузии несомненно заметят, если исчезнет импортный хлеб, импортная пшеница, макароны, маргарин, подсолнечное масло. Это прямо скажется на благосостоянии граждан», – тревожится зампредседателя парламентского комитета по экономике и экономической политике Эка Сепашвили. В 2021 году торговый оборот с Россией, занявшей второе место среди торговых партнеров Грузии, превысил 1,6 млрд долларов. По словам главы финансово-бюджетного комитета парламента Ираклия Ковзанадзе, из-за событий на Украине бюджет страны может недосчитаться 1-1,2 млрд долларов.

Среди острых проблем двусторонних российско-грузинских отношений остается и проблема функционирования на территории республики Центра Лугара, связанного с сетью биолабораторий Пентагона на Украине.

Наблюдаемое с начала марта новое обострение ситуации вокруг Нагорного Карабаха свидетельствует о стремлении определенных сил в Азербайджане и Турции (возможно, по инициативе Лондона) открыть против России «второй фронт» в Закавказье. Очередной раунд Женевских консультаций по региональной безопасности (единственный формат, предполагающий участие делегаций из Грузии, Южной Осетии и Абхазии) пока перенесен на конец июня. В отсутствие дипломатических отношений между Москвой и Тбилиси поддержание оперативных контактов между сторонами остается важным фактором предотвращения возможных инцидентов.

Вплоть до настоящего времени проамериканские силы в Грузии неизменно находили способ торпедировать любые позитивные шаги, направленные хотя бы на частичную нормализацию двусторонних отношений с Россией. Так, пресловутая «ночь Гаврилова» в июне 2019 года «заморозила» отмену визового режима для грузинских граждан и привела к прекращению авиационного сообщения (самолеты по сей день летают через третьи страны). И не вызывает сомнений, что «деамериканизация» российско-грузинского диалога могла бы сделать его гораздо более эффективным.

Источник — fondsk.ru

Как возникли информационные войны

Foto Google

Валерий Коровин
директор Центра геополитических экспертиз


Мы же все чаще слышим об информационных войнах, а также о войнах гибридных и сетевых. В целом многим уже понятно, что это такое, но есть нюансы.

До определенного момента (традиционное) государство представляло собой некий иерархический комплекс – элиты, как правило, сакральные, традиционные – наверху; народ, массы – внизу. Народ в традиционном государстве – это не механическая сумма всего множества жителей государства, а органическая общность. Традиционные элиты – это либо жреческая каста, клир, либо же, чуть позже, воинственная, мобилизованная аристократическая верхушка.

В такой иерархической системе все находятся на своих местах: клир молится, воины воюют, третье сословие – торгует или пашет. Все вместе это существует, как единое целое – духовно или идеологически, действует синхронно, монолитно, по крайней мере, для внешнего врага. Элита формирует смыслы, идейные основы, которые спускает вниз, в массы, а массы эти смыслы потребляют. Тем самым и достигается мировоззренческое и идеологическое единство государства.

Все начало меняться в Новое время. Революции, начавшиеся в Европе, разрушали этот традиционный порядок и приводили к перемешиванию сословий в атомарную гражданскую массу искусственных политических наций. С появлением государства-нации на месте традиционного государства-империи на смену органической общности народа пришла концепция гражданского общества, представляющего собой сумму атомарных индивидуумов, граждан: каждый со своими интересами. Здесь и открылась возможность использовать эту атомарность, эту индивидуализацию, раздробленность общества для того, чтобы воздействовать на него, минуя обращение к элитам, то есть через их голову. Ибо общество, гражданские массы, сами объявляются субъектом, источником власти, а элиты лишь избраны, или даже наняты ими для исполнения служебных функций. То есть формально как бы зависимы от гражданских масс, которые номинально и есть власть. Причем сами элиты избираются как бы, опять-таки, номинально, из рядов самих масс, то есть формально от них ничем не отличаются.

Такое низвержение элит до уровня масс, навязываемое Европой и Западом всему остальному человечеству, соответственно низвергает и сакральные, жреческие, героические, аристократические функции элит. Элиты нового типа уже не имеют преимущества держателей не только власти, но и смыслов и идей. Идеи в таком перемешанном обществе идут как будто тоже из самих масс и через институт политических партий и их политической конкуренции, вроде как поднимаются наверх, становясь правящими идеологиями, политически реализуемыми самими партиями.

Я делаю постоянные оговорки – «вроде как», «как бы», «как будто» – по той причине, что все это лишь западный концепт гражданского, республиканского, демократического, буржуазного, как ни назови, устройства. Но так четко и упорядоченно оно воспринимается лишь на Западе, и то не везде, а лишь в элитах. Все остальное человечество продолжает жить в традиционных обществах, лишь номинально и очень поверхностно использующих или имитирующих использование западной структуры государственно-политического устройства. Но как-то криво-косо, худо-бедно это установлено почти везде.

Именно такая система гражданско-политического устройства и открывает возможность обращения напрямую к массам, как правило, чтобы воздействуя на них, управлять происходящими в государстве процессами извне. Это и есть основа, подоплека, среда для ведения информационных войн. Нет никакого непререкаемого источника смыслов, не говоря уже о сакральности. Все рассыпано, перемешано и заново слеплено в искусственную политическую общность, где все как бы равны. Если же такие непререкаемые источники сакральности или философской онтологии где-то сохраняются или появляются, то гражданское общество с ними начинает бороться, набрасываясь со всей решительностью и нетерпимостью к тому, что представлениям этого гражданского, десакрализованного, а значит бессмысленного (смыслы запрещены, так как тоталитарны) общества противоречит.

Иными словами, главных по смыслам нет, монополии на идеи и сакральности нет, все равны, все одинаково бессмысленны, а если кто-то пытается свои смыслы навязать остальным – это тоталитаризм. Правда, если у власти либералы, то им можно навязывать свои смыслы, ибо это они придумали эту систему – а значит, их смыслы и идеи не подвергаются сомнению. Остальное запрещено. В такой системе воздействовать разрешено только на массы тех государств, которые еще недостаточно либеральны, то есть где есть либо идеология (не либеральная), либо своя философия (это уже фашизм, как фашистом с либеральной точки зрения является, например, Платон), либо, не дай б-г (с маленькой буквы, их, либеральный б-г), какая-то сакральность.

В таких нелиберальных обществах можно делать все, ибо они по умолчанию тоталитарные, фашистские и плохие. Например, любыми средствами, воздействуя на массы, обращаясь к ним через голову элит, тем самым воздействовать на сами элиты, на принятые ими решения. Ведь элиты в национальном государстве обращаются к массам с опросами, постоянно запрашивают обратную связь, проводят статистические замеры, тем самым пытаясь понять, что в головах у масс, чтобы, исходя из этого, принимать какие-то решения на уровне государства. А у масс в головах то, что вкладывают им элиты. И если элиты ничего не вкладывают (кроме разрешенного либерализма), то им вкладывают это извне – разрешенный по умолчанию либерализм. То есть если воздействовать на массы, подумали теоретики новых подходов ведения войны, то можно, формируя общественное мнение, заставить элиты подчиняться воле внешнего игрока, который, обращаясь к массам, тем самым воздействует на элиты. Это и есть исходная предпосылка информационной войны.

Такое открытие и стало некой отправной точкой возникновения революционного (во всех смыслах) подхода к пересмотру ведения военных действий как таковых. На этой же основе возникли такие концепции, как, например, концепция ведения войны «изнутри наружу» Джона Уордена, которая рассматривалась сначала исключительно в военном аспекте: то есть сначала поражение военно-промышленной инфраструктуры (военные заводы, фабрики, ремонтные мастерские) с помощью нанесения точечных ракетных ударов; затем поражение коммуникаций. Все вместе это лишает армию поддержки, внутренней подпитки. В результате слабеющая армия неспособна оказывать сопротивление. И только после этого – столкновение с ослабленной и обескровленной армией, как финальная, завершающая стадия.

Эта же концепция ведения войны «изнутри наружу» чуть позже была переложена и на информационно-смысловую сферу. Возникла логичная идея, что точно так же, но только смысловым, идеологическим образом можно поразить сначала национальные, государственные элиты, затем обслуживающие их научные и интеллектуальные круги, затем экспертное сообщество, потом медиапространство. А медиапространство уже влияет на массы, население, которое и составляет основу и источник рекрутирования армии. Так можно разложить не только само государство, его элиты, науку, образование, культуру, медиа, но и армию. Ничего не напоминает?

Самое главное – это разложение происходит на уровне смыслов, на уровне идей. Новая методика ведения войны, одним из проявлений которой и является информационная война, делает акцент на идею, на идеологию, на «захват воображения», как выражаются теоретики «большой перезагрузки». Тем самым захватывается общество, которое, соответственно, влияет на армию как производную от этого общества.

Таким образом, государство может быть захвачено исключительно через сферу идей, посредством идеологического воздействия, через формирование идеологем, без использования обычных вооружений. Но в информационной войне важно не только иметь инструментарий ведения войны – сети, СМИ, коммуникации. Самое главное – что через них транслировать, какие идеи, какие смыслы прокачивать? С помощью идей и смыслов общество захватывается и без горячей войны. А дальше делай с ним что хочешь.

Источник — vz.ru

А.Грозин: «США в ЦентрАзии: Новый этап программы развертывания влияния»

https://internationalwealth.info/

Андрей Грозин: «Ситуация вокруг центральноазиатского региона требует совершенствования новых механизмов парирования вероятных угроз с Запада»

Старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН проанализировал возможные направления воздействия Запада на страны региона.

На фоне мировой пандемии и геополитических трансформаций, которые происходят во всем мире, начиная от обвального ухода США и их союзников из Афганистана прошлым летом, ситуация в Центральной Азии несколько отдалилась из центра внимания, но мы понимаем, что она остается актуальной, обозначил Андрей Грозин, выступая на экспертной панели «НАТО, Россия и страны Центральной Азии на фоне новой геополитической реальности», организованной АНО «Институт исследований Центральной Азии». По мнению эксперта, вызовы и угрозы, которые связаны с этим регионом, будут только возрастать.

Остаться в стороне от американо-китайского конфликта не удастся

«Год, начавшийся с неудавшейся попытки мятежа в Казахстане, демонстрации эффективности работы ОДКБ и стартовавшей 24 февраля специальной операции вооруженных сил России в Украине, наглядно демонстрирует справедливость данного вывода. Очевидно, что давление внешних акторов на регион Центральной Азии создает новое поле угроз и для Российской Федерации и для самих этих государств. Остаться в стороне от нарастающего из года в год американо-китайского конфликта для любого игрока на международной арене будет непросто, тем более это относится к центральноазиатским государствам. В таких обстоятельствах регион становится одной из ключевых после Азиатско-Тихоокеанского региона площадок для противостояния между КНР и США», — убежден аналитик.

Пока основными акторами текущего этапа противостояния остаются три ведущих мировых центра силы: коллективный Запад, Российская Федерация и КНР. А основным аспектом является информационная борьба. Прозападные неправительственные организации и СМИ, спонсируемые западной стороной в регионе, активно ведут системную антикитайскую кампанию, также системно ими ведется критика России и российских интеграционных проектов.

«После 24 февраля, очевидно, накал этого информационного давления будет только нарастать. Параллельно страны Запада стараются продемонстрировать, что они сохраняют заинтересованность в расширении своего влияния, в том числе и на сферу безопасности региона. Естественное беспокойство в данной связи вызывают возможности непродуманных практических шагов США в Центральной Азии, которые могли бы привести к формированию обширных зон нестабильности возле пока еще слабо защищенных южных рубежей Российской Федерации», — подчеркнул Грозин.

США необходима кооперация с Центральной Азией

На фоне деградации традиционных американских партнерств в Южной Азии обозначается насущная необходимость для США кооперации с ключевыми странами Центральной Азии в области управления и глобальным энергетическим рынком, и контроля мировых торговых маршрутов. Кроме того, необходимы опорные точки для поддержания присутствия США в Ираке, в Сирии, которые пока еще сохраняются, и, шире, на Ближнем Востоке. По мере прогрессирования сужения возможностей военного базирования в Ираке и странах Персидского залива Вашингтону вновь необходимы некие военные точки опоры в Центральной Азии, с которых можно было бы осуществлять контроль и за самим регионом, и за прилегающими к нему пространствами.

«Как утверждается в последней американской стратегии по Центральной Азии, которая была принята при предыдущей администрации Дональда Трампа и не была опровергнута или модернизирована новой администрацией Байдена, США уже вложили 9 млрд долларов в регион прямой помощи на государственном уровне, а это цифры трехгодичной давности, 31 млрд частных инвестиций и более 50 млрд в виде кредитов и технической помощи от международных структур с американским участием: Всемирный банк, МВФ и так далее. Отдельно в этой стратегии отмечалось, что США вложили более 90 млн долларов в укрепление границ государств Центральной Азии, провели около 200 военных учений и повысили квалификацию, как тогда указывалось более, чем 2500 центральноазиатских пограничников. При этом в стратегии ничего не сказано, но все знают, что самую серьезную тревогу вызывает военно-биологические объекты США в регионе, в частности те, которые расположены в Казахстане и Узбекистане», — напомнил эксперт РАН.

Очевидным является то, что Соединенные Штаты при помощи перечисленных проектов и договоренностей и некоторых других, касающихся сферы безопасности, хотят закрепиться в регионе для сдерживания Китая, России и в меньшей степени Ирана. Центральноазиатский регион в данном случае находится в сложном положении, в силу своих геополитических констант Центральная Азия сейчас испытывает серьезное и усиливающееся давление со стороны глобальных центров силы, оставаясь при этом достаточно уязвимой перед внешним давлением. А давление заключается в том, что каждый из ведущих мировых игроков все настойчивее приглашает страны региона к приоритетному сотрудничеству именно с ним. Ясно, что государствам Центральной Азии такая определенность совершенно не нужна по множеству объективных и субъективных причин, считает Андрей Грозин.

Новый этап программы развертывания влияния

«После вывода войск из Афганистана американцы, очевидно, начинают новый этап своей программы в Центральной Азии с сократившимися возможностями проекции своего физического присутствия. И главное острие этой программы направлено, конечно же, против России, но с перспективной основной мишенью игры в Центральной Азии, которой, на мой взгляд, является все-таки не Россия, а именно Китайская народная республика, — заметил аналитик. — Раунд этой игры, очевидно, связан с пониманием того, что, придя на Украину, раньше или позже Российская Федерация выведет данную территорию или большую часть данной территории из-под ранее имевшегося прямого контроля Запада. Поэтому, по всей видимости, коллективный Запад рассчитывает, что Россия увязнет своими основными воинскими силами на Украине, а Запад, в свою очередь, постарается растянуть гибель украинского государства в том виде, в каком оно сейчас существует до максимально возможных пределов. И в такой ситуации открывать против России второй фронт в Центральной Азии — это не просто логично, но, по сути дела с каждой неделей становится просто насущной необходимостью».

Январские события в Казахстане были своеобразной разведкой боем, поскольку именно Казахстан остается важнейшим региональным ресурсом для расшатывания ситуации и в России, и в Китае. Ни одна другая республика Центральной Азии, при всем уважении, в силу множества объективных причин не имеет возможности влиять на Россию так, как это возможно, используя казахстанскую площадку, отметил Грозин.

«Коллективный Запад любит подходить к решению любой проблемы комплексно, поэтому на одной встрече с министрами иностранных дел, как мы видим по достаточно скупым коммюнике, обсуждался широчайший круг тем от Украины до Афганистана, и, как говорят многие источники в разных государствах, в том числе обсуждалась возможность возвращения в регион американских военных объектов. При этом необязательно речь идет о постоянном базировании. Это может быть центр обучения, центр транзита, это могут быть складские помещения, центр тренировки служебных собак — как это будет называться, для США пока непринципиально», — отметил старший научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН.

Глава Госдепартамента Энтони Блинкен на этой встрече неслучайно отметил поддержку Соединенными Штатами суверенитета, независимости, территориальной целостности стран Центральной Азии, продолжил эксперт. Это многолетний тренд американской политики, который отдельно подчеркивается во всех программных документах США, касающихся Центральной Азии. Суверенитет и независимость центральноазиатских государств всегда упоминается в контексте некой иногда называемой, иногда подразумеваемой угрозы, которую якобы несут сотрудничество с русскими и китайцами.

«В целом видно, что на фоне усиления дальнейшего противостояния с Россией и Китаем Соединенные Штаты хотели бы пересмотреть свою региональную стратегию, нарастить политическое влияние, экономическое партнерство с ведущими странами региона — Казахстаном и Узбекистаном. Но новых серьезных экономических, энергетических, логистических предложений не появляется, а старые все уже давно реализованы. И, если американцы не предложат странам региона новые значительные проекты и, главное, крупные инвестиции под эти проекты, то ничего с точки зрения американского влияния в Центральной Азии принципиально не изменится. Как без новых масштабных денежных вливаний США планируют активизировать политику в регионе лично для меня остается неясным», — задался вопросом аналитик.

Пряник не пройдет, каким будет кнут?

Очевидно, что, если пряник использовать не предполагается, либо возможность его задействования затруднена и ограничена, то можно использовать давление, кнут. А что может выступать в качестве такого жесткого принуждения к сотрудничеству? В первую очередь, это проблемные зоны в регионе, которых достаточно много. Это и вся граница Центральной Азии с Афганистаном, это и горный Бадахшан, это и Ферганская долина, это киргизо-таджикская граница, это отчасти Каракалпакия.

«На территории Казахстана, как мне лично представляется, после января 2022 года игра Запада отнюдь не закончена. Скорее всего, она будет идти и далее. Возможно, не в таких брутальных формах, как мы наблюдали 5-6 января, но что-то подобное я бы не исключал. — добавил Грозин. — Для форсирования роста конфликтного потенциала может быть использован Афганистан. С афганской территории легко можно организовать волны беженцев, спасающихся от войны, голода, эпидемий, среди которых могут затеряться боевики различных международных террористических организаций».

По мнению эксперта, нужно понимать, что дестабилизация ситуации в любой из указанных зон опасна для региона тем, что она отразится на всех странах Центральной Азии, спустя какое-то время на приграничных территориях России и в Синцзяне, что создаст и России, и Китаю серьезные проблемы, а также будет традиционным имперским инструментом англо-саксов — воевать чужими руками. Сейчас общее внимание приковано к операции вооруженных сил России на украинской территории, но, как продемонстрировал казахстанский кризис начала года в Центральной Азии ситуация может накалиться весьма быстро и неожиданно для большинства экспертов и наблюдателей.

«Насколько я могу судить, январский кризис в Казахстане не предсказывал никто, в том числе и казахстанские коллеги. Еще 31 декабря ничто, по большому счету не говорило о том, что через неделю там понадобится вмешательство ОДКБ. Это говорит о том, что конфликт может развиваться быстро, стремительно и втягивать в свою орбиту значительное количество участников с самыми непредсказуемыми последствиями. И проблема в том, что дестабилизация обстановки в том или ином государстве, в той или иной проблемной зоне наверняка будет сопровождаться применением различных новых широкомасштабных технологий и методик и практического свойства, и с использованием информационно-коммуникативных возможностей — методик, с которыми власти Центральной Азии еще не сталкивались и не имеют опыта их адекватного парирования», — обозначил проблему аналитик.

Инструменты США эффективны?

Если говорить о практическом содержании того ресурса, на который Запад может опереться, есть три инструмента. Во-первых, это работа по интеграции политических и бизнес-элит в западно-экономическое пространство. Во-вторых — создание либерально-демократического поля, так называемого гражданского общества. И, в-третьих — активная поддержка и пропаганда пантюркизма и исламизма как прямого оружия против Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

«По первому направлению работа в регионе была наиболее эффективна из всех трех. В наибольшей мере эта эффективность проявляется в Казахстане, в наименьшей — в республиках Центральной Азии, слабо интегрированных в мировую экономику. Создание демократического поля во всех республиках региона не дало серьезно ощутимого эффекта. Даже в наиболее успешных киргизском и казахском вариантах успех носит во многом имитационный характер. Либеральное движение есть, но его электоральный и мобилизационный потенциал практически ничтожен, что наглядно демонстрируют итоги любых серьезных кризисов в этих государствах. Ставка же на оппозиционных лидеров либерально-демократической ориентации традиционно не срабатывает в силу их маргинальности. Третье направление панисламистской и пантюркистской пропаганды активно шло через Турцию, пока Реджеп Тайип Эрдоган серьезно не испортил отношения с коллективным Западом и не начал в регионе в значительной степени собственную игру с опорой на неоосманистские ценности и идеи», — пояснил Грозин.

Но, тем не менее, несмотря на то, что Турция сейчас решает в регионе свои вопросы и использует собственные ресурсы так, как она считает нужным и приемлемым для себя, долгосрочная работа прозападных региональных медиа, а также сетевого пространства по усилению националистической исламистской пропаганды для формирования антироссийских и антикитайских настроений продолжается, идет по нарастающей.

«Мне кажется, что массового эффекта пока не наблюдается, но курс на попытки напичкать страны Центральной Азии радикальными исламистскими идеями, тесно связанными, в том числе, и с организованной преступностью и частью правящей элиты и имеющими сильный мобилизационный потенциал, носит стратегический характер и будет продолжен. Подводя черту, я считаю, что Москву, судя по ее последним действиям практического свойства, не слишком заботит и беспокоит риторика многочисленных американских документов, партнерств и того, что она предлагает странам региона. Но естественное беспокойство вызывают возможные практические шаги Соединенных Штатов, которые могут привести к неожиданным результатам, в том числе, и касающихся инициации серьезных конфликтов и попыток раскачать региональную стабильность. Таким образом, в ближайшие годы, очевидно, в регионе будут напряженными в плане отражения разнообразных угроз безопасности и внутренних, и, возможно, внешних. Ситуация, безусловно, потребует и от России, и от ОДКБ, и от регионального антитеррористического центра ШОС контроля, разработки и дальнейшего совершенствования механизмов парирования вероятных угроз с Запада на данном направлении», — резюмировал Андрей Грозин.

Алина Искандерова,
АНО «Институт исследований Центральной Азии»

Источник — ЦентрАзия

La Vanguardia (Испания): может ли венесуэльская нефть заменить российскую?

Недавно Вашингтон обратился к Каракасу в попытках получить нефть. Однако государственная нефтяная компания Венесуэлы находится в запущенном состоянии. Кроме того, черное золото из венесуэльского месторождения не отличается качеством. На этом фоне автор La Vanguardia задался вопросом, может ли венесуэльская нефть заменить российскую.

Пьерджорджо Сандри (Piergiorgio M. Sandri)

Конфликт на Украине заставил США нарушить табу. Вашингтон вновь попытался вести дела с тем, кто до недавнего времени был его заклятым врагом: с Венесуэлой. Впервые с 1990 года делегация Белого дома отправилась в Каракас с экономическим предложением. Американцы хотят хотя бы частично заменить российскую нефть (от 5 до 8% импорта) венесуэльской.

Но возможно ли это?

На бумаге Венесуэла обладает крупнейшими запасами нефти. У нее их даже больше, чем у Саудовской Аравии. Но ее доля в мировой добыче и экспорте в настоящее время очень мала. Всему виной международные санкции против режима Николаса Мадуро, а также нехватка инвестиций, коррупция и запущенное состояние государственной нефтяной компании PDVSA, в котором она находится на протяжении многих лет.

Данные говорят о беспрецедентном падении добычи нефти, а ведь речь идет о компании, которую не затронули ни войны, ни истощение месторождений. До 2013 года она занимала пятое место в рейтинге самых влиятельных нефтяных компаний по версии PetroleumWeekly Report. Прибыль составляла около 12 миллиардов долларов, а активы — 231 миллиардов.

Но в период с 2014 по 2022 добыча упала на 2,4 миллиона баррелей в день. По сравнению с предыдущими производственными мощностями, спад составил 84%. Сейчас Венесуэла производит от 600 тысяч до 700 тысяч баррелей в день и явно отстает от 3,3 миллионов, которые она добывала при президенте Уго Чавесе.

Поэтому Хорхе Пиньон (Jorge Piñón), аналитик Международного центра политики и энергетики Техасского университета в Остине, заявил каналу CNN, что попытка США получить венесуэльскую нефть «говорит об отчаянии американских властей».

«Не думаю, что Венесуэла сможет внести существенный вклад в балансировку рынка нефти», — сказал агентству Efe бывший венесуэльский министр нефти Рафаэль Рамирес (Rafael Ramírez), эмигрировавший за рубеж. «Ошибочно полагать, что PDVSA возьмет и откроет кран», — рассказал изданию Financial Times Райан Берг (Ryan Berg) из Центра стратегических и международных исследований.

Несмотря на огромные природные ресурсы, венесуэльцы не имеют авторитета на нефтяном рынке еще и потому, что их нефть не всегда отличается высоким качеством, особенно если сравнивать с саудовской.

Пояс Ориноко — огромное месторождение, но его коммерческая ценность не так велика, как кажется. Нефть после добычи нужно обработать и разбавить, чтобы она котировалась на рынке, а это дополнительные расходы.

Последние недели на рынке наблюдаются высокие цены — более 100 долларов за баррель, что может послужить стимулом для восстановления добычи черного золота в Венесуэле. Но есть ли у PDVSA технические условия для увеличения производства? И вообще, с экономической точки зрения, имеет ли смысл заменять российскую нефть на венесуэльскую?

Венесуэльский экономист Анхель Гарсия (Ángel García) из консалтинговой компании Econométrica считает, что есть «определенная возможность наращивания добычи нефти в Венесуэле». По мнению эксперта, «если США предоставят продукты для разбавления и обработки нефти, то можно было бы получить до 500 тысяч баррелей в день, а потом их обработать на венесуэльских НПЗ».

Однако эксперт отмечает, что это может произойти нескоро. Это связано с юридическими и политическими вопросами. «Чтобы использовать потенциал по максимуму, правительство Каракаса должно позволить частным компаниям участвовать в добыче. Но это означало бы потерю контроля над стратегическим активом страны, который, с другой стороны, все эти годы подпитывал затяжную фазу коррупции и неэффективности». В 2016 году правительство Каракаса перестало публиковать аудиторские отчеты PDVSA и не показывает результаты деятельности ни публике, ни инвесторам, ни Национальной ассамблее (законодательный орган – прим. ИноСМИ).

Среди возможных частных участников промелькнула американская Chevron, которая якобы начала задумываться о возможности стать частью коммерческой группы чтобы добывать и продавать венесуэльскую нефть, в том числе с совместными с PDVSA предприятиями.

Но, как показали последние новости, США временно отказались от проекта, в том числе из-за политической цены, которую им придется заплатить за возобновление переговоров с таким противоречивым персонажем, как Николас Мадуро, поскольку это предполагало бы снятие торговых санкций против Венесуэлы.

Источник — ИноСМИ

Ученый, писатель, узник ГУЛАГа: в Душанбе состоялся вечер памяти Туракула Зехни

В Душанбе состоялся вечер памяти известного таджикского ученого, литературоведа и переводчика Туракула Зехни, которого современники назвали «правой рукой Садриддина Айни». Автору популярной книги «Санъати сухан» («Искусство слова») и узнику ГУЛАГа в эти дни исполнилось бы 130 лет.

Абдунаби Сатторзода, таджикский литературовед, на вечере памяти назвал книгу «Санъати сухан» «самым главным и известным литературным наследием» Туракула Зехни. Большинство таджикских ученых, литераторов и журналистов изучали эту работу во время учебы в высших учебных заведениях, отметил он.

Туракул Зехни в 1960 году издал книгу «Санъатхои бадеи дар шеъри точики» («Художественные приёмы в таджикской поэзии»). Ученый впоследствии периодически дополнял и перерабатывал ее, книга в разные годы (1967, 1979, 1992, 2007) выдержала четыре издания под названием «Санъати сухан» («Искусство слова»). Этот труд является главным результатом многолетних научных изысканий Туракула Зехни и логическим подведением итогов произведений ученых прошлых веков, отмечали участники вечера памяти. Поэт Аскар Хаким назвал «Санъати сухан» самой запоминающейся книгой, которую он прочитал в молодости.

Однако в литературной среде единого мнения о значении книги «Санъати сухан» нет. По словам таджикского журналиста Ахмадшо Комилзода, Туракул Зехни написал эту книгу на основе исследований ученых-классиков прошлых веков о таджикской поэтике.

Участники вечера памяти напомнили также, что Туракул Зехни внес большой вклад в составлении двухтомника «Фарханги забони точики» («Толковый словарь таджикского языка»), изданного в 1969 году. Некоторые таджикские ученые-языковеды считают, что Зехни и его единомышленникам тогда удалось «узаконить» в современном таджикском языке понравившиеся им языковые стандарты и правописание прошлых веков. Это вопрос не раз становился предметом дискуссий при работе над новыми правилами правописания в таджикском языке.

Семья Туракула Зехни
Семья Туракула Зехни

Туракул Зехни (Нарзикулов) родился в 1892 году в Самарканде в махалле Галаосиё, учился в медресе Тилля-Кори. Далее обучался в распространённом в то время т. н. «однолетнем курсе по образованию». Долгие годы работал учителем в школе и редактором в издательстве.

Зехни дружил со всеми известными в те годы личностями – Садри Зиё, Накибхоном Тугралом, Садриддином Айни, Абдулкасымом Лохути, Вадудом Махмуди и др., сказала Матлубаи Мирзоюнус, преподаватель Худжандского госуниверситета, выступая на вечере памяти известного ученого-литературоведа.

Матлубаи Мирзоюнус
Матлубаи Мирзоюнус

По ее словам, основоположник современной таджикской литературы Садриддин Айни говорил: «Туракул Зехни нужен таджикской литературы настолько, насколько нужна человеку его правая рука». Современники же называли Зехни «правой рукой Айни».

Туракул Зехни в 1945 году был арестован по обвинению в преподавании Корана в государственной школе. По этому надуманному обвинению он провёл последующие 9 лет в ссылке в лагерях ГУЛАГа в Сибири и северном Казахстане. После освобождения, с 1956 года до конца жизни работал научным сотрудником, старшим научным сотрудником в Институте языка и литературы имени Рудаки Академии наук Таджикской ССР. Известный ученый скончался 10 апреля 1983 года в Душанбе, в 91-летнем возрасте.

Ученый, писатель, узник ГУЛАГа: в Душанбе состоялся вечер памяти Туракула Зехни (ozodi.org)

Мохаммад Алам Изидьяр: «Талибы не смогли завладеть сердцами афганцев»

Фронт национального сопротивления Афганистана обсуждает идею открытия своего представительства в России
Андрей Серенко
Собственный корреспондент «НГ»


Антиталибский Фронт национального сопротивления Афганистана (ФНСА) под руководством Ахмада Масуда выступает за развитие экономических и политических отношений с Россией, но, прежде всего, за совместные проекты в сфере безопасности и борьбы с терроризмом и наркотиками. Об этом в эксклюзивном интервью обозревателю «НГ» Андрею СЕРЕНКО заявил член Политического бюро ФНСА, заместитель председателя Национального парламента Афганистана Мохаммад Алам ИЗИДЬЯР. По его словам, ФНСА намерен также добиваться сохранения единства Афганистана, опираясь на поддержку не только афганских таджиков, но и всех других народов, населяющих эту страну.
— Господин Изидьяр, запрещенный в РФ «Талибан» уже более полугода находится у власти в Афганистане. Как бы вы оценили итоги их правления? Что режим талибов принес Афганистану?

— Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Приветствую вас и ваших дорогих читателей! «Талибан» в Афганистане с помощью иностранной разведки и сотрудничества с некоторыми предателями бывшего режима в условиях недоверия, царившего во всей стране, насильственно оккупировал ее с помощью оружия. Они — оккупанты и владеют только территорией, а не сердцами и доверием людей. Мы считаем, что у террористов-талибов нет других достижений, кроме оккупации территорий и правительственных офисов, потому что в стране нет администрации в прямом смысле этого слова, экономика упала ниже нуля, бедность и безработица достигли своего пика, страна изолирована и ни одно государство политически не признало нынешнюю оккупацию.

Что касается ресурсов, Афганистан в значительной степени зависел от иностранной помощи, которая была прекращена. Террористы-талибы не имеют достижений ни в плане управления, ни в улучшении жизни народа: они только утверждают, что уменьшили количество жертв, в то время как они сами и были причиной всех этих жертв, совершая убийства и взрывы. Люди все еще находятся в их тюрьмах, их основные права были нарушены: угнетение, дискриминация, расправы, к сожалению, усилились в Афганистане больше, чем когда-либо, право на труд, право на образование, право на свободу выражения мнений были отняты.

Достижения «Талибана» существуют только в негативном плане для нашего народа и нашей страны, а позитивных достижений, к сожалению, нет.

— Фронт национального сопротивления Афганистана (ФНСА) является сегодня главной оппозиционной силой, которая выступает против талибов. Что представляет собой ФНСА? На какую поддержку Фронт опирается в Афганистане?

— Национальный фронт сопротивления Афганистана понимал ситуацию в стране с первых дней падения Кабула, даже раньше, хотя случилось все очень быстрыми темпами, страна была оккупирована террористами-талибами на основе сделки и атмосферы недоверия. Амир Ахмад Масуд — сын национального героя в провинции Панджшер, традиционно считающейся оплотом свободы, независимости, достоинства и территориальной целостности всей страны, вновь выступил против движения «Талибан» со всей его внешней поддержкой.

Несмотря на безрезультативные переговоры, которые у нас были, мы сопротивлялись от имени народа страны, чтобы защитить народ, его независимость, свободу, самоопределение, верховенство закона и требование соблюдения прав людей на свободу выражения мнений, самоопределение на выборах, всеобщее участие в решениях на всех уровнях, наличие в стране децентрализованной власти, которая не находится в руках одного человека и круга, порождающего тиранию, которую мы испытали в прошлом и которая довела нас до такого состояния. Фронт национального сопротивления представляет и защищает эти требования и ценности.

Самая большая поддержка национального сопротивления — это народ страны, который никоим образом не принял и не примет правление террористической группировки, и, безусловно, сопротивление также поддерживается международным сообществом.

— Какой стратегии придерживается Фронт национального сопротивления Афганистана в борьбе с талибами? Стоит ли ожидать весной вооруженного наступления Фронта против режима «Талибана»?

— Мы ведем нашу борьбу тремя методами. Во-первых, это диалог и переговоры. Мы оставили открытыми двери для переговоров и диалога с целью решения проблем страны и установления прав жителей Афганистана под непосредственным контролем международного сообщества, особенно стран региона. Фронт сопротивления представляет народ Афганистана, заботится о нем, и наш идеал — спасение страны и народа от разрушения.

Если этого не получается добиться, то наш второй метод — это гражданское сопротивление, посредством которого наш народ хочет добиться желаемого.
Если террористическая группировка «Талибан» всему этому не подчиняется, народ страны имеет право всячески сопротивляться агрессору-оккупанту и террористической группировке, которая сегодня высмеивает все ценности, в том числе религию, и представляет ее миру в туманном образе. Народ и Фронт национального сопротивления от его имени имеют право ликвидировать все эти бедствия, и этим мы будем всячески пользоваться не только в нескольких провинциях, но и по всей стране.

— Каким видит Фронт национального сопротивления будущее Афганистана? ФНСА нередко обвиняют в сепаратизме, в стремлении разделить страну. Насколько это соответствует действительности?

— Мы очень оптимистично смотрим в будущее. Талибы изолированы на национальном и международном уровнях, недовольство людей достигло своего пика, мы продолжим сопротивляться тремя вышесказанным путями — переговорами, гражданским сопротивлением и вооруженной борьбой. То, о чем вы спросили, это пустой слух, распространяемый специальными и предвзятыми кругами. Афганистан останется единой и независимой страной, и наше сопротивление будет во всей страны, будь-то в прошлом, сегодня или завтра. Но мы, конечно, не можем заранее говорить о том, каким именно будет ход борьбы.

— Какими вы видите отношения Афганистана с Россией сейчас и в будущем? Планируете ли вы открытие официального представительства Фронта в Российской Федерации?

— Афганистан имеет долгую историю отношений с нынешней Российской Федерацией и бывшим Советским Союзом. У нас есть инфраструктура, построенная бывшим Советским Союзом, наследником которого является Российская Федерация. Наша страна имела общие границы с бывшим Советским Союзом и теперь тоже мы находимся неподалеку от России. Нашим приоритетом были экономические, политические отношения и отношения в области безопасности с вашей страной, особенно в аспекте ее безопасности, террористической угрозы и активных террористов в Афганистане, которые угрожают не только нашей стране, но также всему региону и миру.

В дополнение к этому хочу сказать, что наркотики также являются немаловажным вопросом, который может обсуждаться между двумя нашими странами и двумя народами. Талибы хотят сделать наркотики не только ресурсом своего финансирования, но еще и инструментом для дестабилизации и разрушения других стран. Надеюсь, что российские власти осознают это и понимают все последствия этого.
У Фронта сопротивления есть свои взгляды на счет открытия представительства в Российской Федерации. Очевидно, должна быть проведена фундаментальная дискуссия о создании представительства Фронта в России, но решения пока по этому поводу не принято.

Источник — независимая газета

«Новруз» и «Эргенекон» в понимании наших предков

Фото:masivaturk.com

Многовековые обычаи и традиции, связанные с проведением праздника Новруз, занимают особое место в сознании азербайджанского народа.

Новруз – это национальный праздник, имеющий древнюю историю. Его сюжет основывается на древних преданиях, передававшихся из поколения в поколение.

Как известно, слово «Новруз» состоит из двух слов – «нов» и «руз», которые в переводе с фарси означают «новый день». 22 марта по григорианскому календарю (в некоторых местах 9 марта) – в день весеннего равноденствия во многих местах Азербайджана, Анатолии и Центральной Азии празднуют новый год.

 Помолившись великому Танры, гектюрки осели в плодородной долине и назвали ее Эргенеконом.

У каждого народа этот праздник имеет присущие ему особенности, для тюркских народов праздник символизирует освобождение, независимость, чему причиной являются события, описанные в героическом эпосе «Эргенекон».  

Согласно легенде, племена, объявившие войну гектюркам, напали и полностью разбили их в горах Алтая. Остатки гектюрков откочевали прочь, перевалив через высокие горы. Шли они долго, и подошли к непроходимому горному лесу, но среди гор увидели узкую тропинку, уходящую вглубь. После тяжелого пути вышли путники к месту, откуда глазам их открылась чудесная картина: полноводная река, прекрасные пастбища, сады, полные дичи леса. Эта местность напоминала рай. Помолившись великому Танры, гектюрки осели в плодородной долине и назвали ее Эргенеконом.

Долгое время они жили в этой долине, но их количество росло, и через несколько сот лет тюрков стало так много, что им стало тесно в этой

долине, а их стадам стало не хватать Эргенекона. Место перехода, по которому пришли сюда их предки, было забыто. Они стали искать переход в горах вокруг Эргенекона.  

Однажды Бозгурд указал тюркам дорогу к железной горе. Расплавившие гору тюрки открыли себе дорогу во внешний мир. Выйдя отсюда, они разошлись по прежней территории. День исхода тюрков из Эргенекона считается началом нового года. Впоследствии, гектюркские каганы отмечали этот день куя железо, что стало символом этого праздника. Эта дата у тюрков считается днем освобождения, что подразумевает также пробуждение природы.

Эргенекон остался в памяти тюрков как благодатное место, которое великий творец и созидатель Танры дал им в убежище, сохранив и приумножив их народ.

В Анатолии этот праздник пышно отмечается с сельджукского периода до нашего времени. Во время правления Меликшаха в Сельджукской империи был составлен календарь, в котором год начинался в Новруз. Падишахи в Османской империи также придавали ему особое значение.


В Анатолии у праздника Новруз разные названия: «Невруз-и султан», «Султан невруз», «Наврыз», «Март докузу» и т.д.. У алевитской секты Бекташи этот день считается днем рождения халифа Али, одного из сподвижников пророка Мухаммеда.

Согласно другой версии, это – день свадьбы Али и Фатимы, дочери пророка. Еще существуют версии о том, что этот день является датой последнего паломничества пророка Мухаммеда или днем, когда Али стал халифом, что придает особое значение этому празднику.

Торосские туркманы, живущие в районах Мерсина и Силифке, называют Новруз «мартовской нитью». В этот день, по обычаю, привязывают к деревьям ленты и наносят визиты. Люди, едущие в гости, стреляя в воздух, сообщают о своем прибытии, а хозяева выстрелами отвечают им, потом поздравляют друг друга с праздником. В этот день хозяин, который имеет более 20 ягнят или козлят, делает жертвоприношение, мясо жертвенного животного варится и съедается здесь же.

В провинции Агры молодежь загадывает желания и подслушивают разговоры. Потом, обсудив услышанное, решают, сбудутся ли их желания.

Другим предметом для гадания может послужить соленая булка. Холостой молодой человек вечером съедает полбулочки «тузлу гыллык», испеченной из соленого теста, и ложится спать. Согласно верованиям, он женится на девушке, напоившей его во сне водой. Вторая часть булочки кладется на крышу, и если ворона, взяв этот кусок, садится на крышу какого-либо дома, то значит парень возьмет в жены девушку из этого дома, а если ворона вылетает за пределы селения, это значит, что его суженая живет где-то далеко.

В Игдыре празднования проводятся по-другому. В ночь с 19 на 20 марта молодежь – как юноши, так и девушки – омывается в реке, произнося молитву и трижды погружаясь в нее с головой. Утром они одевают чистую одежду, пьют свежую воду и поят ею скот. Также после праздничного намаза они устраивают состязание, ударяя вареные яйца друг о друга.

К празднованиям должны присоединиться даже те, кто недавно потерял кого-либо из близких, так как быть в трауре в этот день считается грехом.

В Гиресуне Новруз празднуется 14 марта и называется «Март бозуму». В этот день рано утром приносят воду из близлежащих источников и обрызгивают этой водой скотов.

 В Эдирне на Новруз раззажигают костры и прыгают через них со словами «Март наступил, прочь холода». 

В Кыркларели этот праздник носит название «Март докузу». В этот день люди, взяв крашеные яйца, пирожки, называемые «берек», и сладости «локма», выезжают на лоно природы и отмечают приход весны.

В Азербайджане в каждом доме пшеницу насыпают в тарелку и накрывают мокрой марлей, чтобы она набухла и пустила корни, а затем и первые зеленые всходы, как вестники весны в каждом доме и в каждой семье.

В Азербайджане в каждом доме пшеницу насыпают в тарелку и накрывают мокрой марлей, чтобы она набухла и пустила корни, а затем и первые зеленые всходы, как вестники весны в каждом доме и в каждой семье.

В конце февраля реки становятся полноводными и потому в первый вторник жгут костры, приветствуя воду. Ребята собираются во дворах и зажигают высокие костры, вокруг которых танцуют и поют песни.

Следующий вторник – приветствие огня, потому что именно в первый вторник марта солнце греет по весеннему ярко. Народные гулянья с кострами случаются каждый вторник и, как правило, ребята в соседних дворах соревнуются друг с другом, чей костер выше и ярче пылает, чьи танцы и песни веселее и шумнее.

Третий вторник – это вторник, когда оживают ветра. В этот день молодые девушки гадают на суженного или на то, сбудется ли желание, удачным ли будет год.

 Девушки подслушивают – какие разговоры идут у соседей, если ругань, то год будет неудачным, если смех и радость, значит год будет хорошим.

Еще молодые девушки в эту ночь должны приготовить соленую лепешку, при приготовлении не проронив ни слова, потом съесть половину, а другую половину положить под подушку – суженным будет тот, кто принесет девушке воды во сне.

Наконец четвертый вторник – последний «чершенбе ахшамы» перед праздником. Этот вторник накануне праздника олицетворяет встречу с землей.

Пшеница в каждом доме уже дала высокие зеленые всходы, женщины принимаются готовить пахлаву, шекербуру и другие сладости, красить яйца, покупают сухофрукты, орехи и конфеты к празднику весны…

Наступает четвертый и последний «чершенбе ахшамы» перед Эргенеконом.

Фото:turktoyu.com

С днем освобождения и пробуждением природы!

Джейхун Алекперов

«Новруз» и «Эргенекон» в понимании наших предков | 1news.az | Новости

Горный Бадахшан. Какой ты, узел таджикских противоречий?

Происходящее вокруг Украины и отголоски январских событий в Казахстане заслонили ситуацию в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана. Возможно, данная «тлеющая» точка выглядит не столь ярко, как указанные выше события, но не для Республики Таджикистан.

Крыша Мира

Несмотря на то, что в ГБАО проживает лишь около 225 тысяч жителей или около 2,5% населения Таджикистана, ее территория составляет целых 45% от площади всей республики. Такой дисбаланс определяется рельефом, отраженным в самом названии данной административной единицы: это один из самых высокогорных регионов мира. Именно здесь находится бывшая высшая точка СССР, когда-то именовавшаяся Пиком Коммунизма, а теперь – пиком Исмоила Сомони.

Автономная область – самая восточная территория РТ, граничащая на севере с Кыргызстаном, а на востоке с Китаем. Но самая протяженная и беспокойная граница ГБАО, южная и западная, с Афганистаном. Причем, что по одному, что по другому берегу пограничной реки Пяндж проживают родственные населению автономии памирские народы. Хотя в официальных документах жители Памира традиционно считаются таджиками и говорят на таджикском языке, но сами себя они выделяют отдельной, обособленной частью таджикского народа. Нужно сказать, вполне обоснованно. Ведь даже внешне среди бадахшанцев значительно больше светловолосых и голубоглазых людей, чем в остальном Таджикистане. Не говоря уже об особенностях жизненного уклада.

Это, а также очень слабое, даже в сравнении с прочими регионами Таджикистана, экономическое развитие делает Горный Бадахшан потенциально взрывоопасной частью РТ.

Таджикская глубинка. Глубже некуда

Еще в советские времена значительная часть населенных пунктов ГБАО не имела сухопутного сообщения с остальным Таджикистаном. Если не принимать во внимание горных троп, по которым не могут передвигаться автомобили. Снабжение региона осуществлялось преимущественно по воздуху. Памирский тракт, связавший Душанбе, Хорог и Ош, остается единственной пуповиной, связывающей автономную область с остальной республикой.

Такое положение резко тормозит промышленное развитие региона: его доля составляет всего лишь 1% от показателя всего Таджикистана. Обладая огромными гидроэнергетическими ресурсами, ГБАО вырабатывает всего 2% электроэнергии республики. При этом задействовано лишь на 5% от имеющегося потенциала. Отрезанность не позволяет осваивать и месторождения полезных ископаемых – золота, серебра, редкоземельных металлов, драгоценных и полудрагоценных камней, вольфрама. Только на части из них начата разработка с участием китайских компаний.

Серьезную проблему составляет катастрофическая нехватка сельскохозяйственных земель. По расчетам специалистов, урожай с большинства земельных наделов позволяет прокормить обрабатывающие их семьи в течение всего 7-8 месяцев. Развитие животноводства также ограничено нехваткой выпасных угодий. При этом из-за высоких накладных расходов при доставке цены на продукты, топливо, промышленные товары в Горно-Бадахшанской АО примерно на 30% выше, чем в остальном Таджикистане. Порой, жителям автономии приходится тратить на еду до 90% доходов.

Все это приводит к высокому уровню безработицы среди населения ГБАО и огромной доле тех, кто пытается заработать деньги за границей. Даже большей, чем в остальном Таджикистане, трудовую миграцию из которого оценивают примерно в 2 млн человек, а долю переводов в ВВП республики в 28%. Работать эти люди уезжают не только в Россию, но и Казахстан, соседнюю Киргизию, Иран и другие страны.

Особенно высока безработица среди молодежи. По подсчетам зарубежных организаций, число не занятых работой или учебой молодых горнобадахшанцев достигает 30-34%. А это – именно тот контингент, который наиболее часто оказывается втянут как в криминал, так и в радикальные религиозные группировки.

«Авторитеты» или неформальные лидеры?

Взрывоопасный потенциал автономии одними экономическими проблемами региона не ограничивается. Упомянутые выше различия с таджиками из прочих регионов республики в языке и укладе позволяют жителям автономной области требовать особого отношения к себе. Да, в названии ГБАО присутствует слово «автономная», но, по мнению самих бадахшанцев, автономия весьма формальна.

Последствия гражданской войны в Республике Таджикистан, начавшейся в 1992 году, также сказались на Горном Бадахшане, где нашли прибежище многие участники конфликта и политические деятели, оппозиционные действующей власти. Автономия же была одним из очагов сопротивления официальным властям республики. Даже состоявшееся в 1997 г. подписание Общего согласия об установлении мира и национального согласия не избавило регион от противоречий с центральной властью. К примеру, первый после войны визит президента РТ в ГБАО состоялся только в 2018 году. При этом, недовольные фактом данного визита имелись как в Горном Бадахшане, так и в Душанбе.

Среди обвинений центральной власти к автономной области – наличие «авторитетов». Под этим словом в Таджикистане принято называть не только руководителей криминальных сообществ, но и просто уважаемых в обществе людей, неформальных лидеров общественного мнения, не занимающих государственных постов. Их влияния на регион очень опасаются в Душанбе. И не без оснований, поскольку именно к ним, а не к назначенным из столицы чиновникам больше прислушиваются жители Бадахшана.

Среди таких авторитетных деятелей стоит особо отметить лидера исмаилитов Ага-Хана IV, ныне проживающего в Швейцарии. Он возглавляет данное течение ислама шиитского толка, распространенное в Горном Бадахшане (в остальных частях Таджикистана преобладают сунниты), и оказывает серьезную экономическую поддержку единоверцам в автономной области. Пожалуй, к его словам бадахшанцы прислушиваются внимательнее, чем к мнению центральных властей, а его изображения распространены в автономии шире, чем портреты таджикского президента.

Камень преткновения – взаимное недоверие

Разумеется, помимо Ага-Хана, известных спортсменов, деятелей культуры и политиков (зачастую – отставных) серьезное влияние на население ГБАО имеет и криминалитет. В первую очередь – наркоторговцы, поскольку именно через Горный Бадахшан проходит один из основных маршрутов наркоторговли. Способствует этому труднодоступность региона со стороны Центра, близость к Афганистану, где получение героина при американской оккупации стало главной статьей дохода для значительной части населения, а также родственное население, проживающее на афганской стороне пограничной реки Пяндж.

Дело в том, что действующая граница между ГБАО и афганской провинцией Бадахшан во многом искусственна. Она была проведена еще в конце XIX века при разделе зон влияния между Российской империей и Британией, на тот момент оккупировавшей Афганистан. При этом часть бадахшанцев оказалась в будущей Горно-Бадахшанской АО Таджикистана, а часть – в афганской провинции. Помимо того, афганские бадахшанцы оказывали активную поддержку единородцам и единоверцам в период гражданской войны в Таджикистане. Эта близость также вызывает озабоченность центральных властей РТ. Особенно – после прихода к власти в Афганистане талибов.

В связи с перечисленным, со стороны центральных властей часто звучат тезисы о криминальном характере населения Горного Бадахшана, хотя, по словам Генерального прокурора Республики Таджикистан, уровень преступности в АО снижается едва ли не на порядок быстрее, чем в «центральных» областях. А для «умиротворения» после очередных волнений в регионе, вызванных арестами неформальных лидеров, обвиненных в «попытке госпереворота», с 2012 г. в ГБАО пребывают вооруженные подразделения Таджикистана, единственная дорога из автономии также охраняется блок-постами.

Это, а также назначение руководства автономной области из Душанбе, воспринимается горнобадахшанцами как оккупация. При этом действия правоохранителей, в случае конфликтов с местным населением однозначно поддерживающих сторону «приезжих», не добавляют любви населения ГБАО к Центру. И большинство волнений последних лет, происходящих в Горном Бадахшане, происходят именно с требованиями справедливого расследования этих конфликтов.

Как не допустить размораживания конфликта?

Горно-Бадахшанская автономная область – слишком удобный регион для того, чтобы создать трудности интеграционным процессам на постсоветском пространстве. Вспомним недавний конфликт на таджикско-киргизской границе, если судить по подготовленности к нему грантоедских СМИ даже в странах, никогда не проявлявших интереса к региону, явно спровоцированный извне. Тлеющее взаимное недоверие между населением ГБАО и центральной властью Таджикистана разжечь еще проще: достаточно небольшой искры, которую подом подхватят «прикормленные» Западом местные СМИ. И проблемы возникнут не только у официального Душанбе, но и у его союзников по ОДКБ и даже Китая.

Как этого избежать? Путем диалога. Путем терпеливого объяснения своей позиции и отзывчивого отношения к позиции горцев. Путем поворота внимания центральной власти к экономическим и социальным проблемам труднодоступного региона. Люди, ощущающие заботу и улучшение жизненного уровня, бунтовать не будут.

10 марта 2022

Источник — stanradar.com

Новое руководство Туркменистана: новые надежды

40-летний Сердар Бердымухамедов стал самым молодым главой государства в Центральной Азии

Doç. Dr. Cengiz Buyar, Olga Keskin   |22.03.2022АНАЛИТИКА - Новое руководство Туркменистана: новые надежды

АНКАРА

Туркменистан и Узбекистан входят в число редких постсоветских стран, где смена руководства прошла безболезненно.

В Туркменистане, Гурбангулы Бердымухамедов занял пост президента Туркменистана в 2006 году после кончины Сапармурата Туркменбаши.

По мнению ряда экспертов, одной из причин передачи власти от Гурбангулы Бердымухамедова — Сердару Бердымухамедову стали последние события в Казахстане.

Гурбангулы Бердымухамедов во многом перенял опыт Нурсултана Назарбаева, который после 29 лет правления страной, покинул свой пост 20 марта 2019 года, передав бразды правления Касым-Жомарту Токаеву. При этом Назарбаев продолжал исполнять находится у власти в качестве главы Совета безопасности и лидера партии «Нур Отан».

Заняв пост председателя Халк маслахаты (верхней палаты парламента Туркменистана), Гурбангулы Бердымухамедов фактически сохранил влияние в системе государственного управления.

Новый 40-летний президент Туркменистана является самым молодым главой государства в странах региона. Он работал в различных учреждениях, посольствах и представительствах в Женеве и Москве.

Аналитики сходятся во мнении, что Сердар Бердымухамедов не станет менять внешнеполитический курс страны, в том числе в вопросе сотрудничества с Россией. За время работы в Москве у него сложились тесные отношения с российской бюрократией, что подразумевает продолжение стабильных отношений с РФ.

Опять же он продолжит работать и над развитием экономического сотрудничества с другими странами с учетом своей работы на Западе.

С приходом нового президента появились надежды и реформы в Туркменистане. На фоне негативных процессов на международной арене, в самом Туркменистане также наметились вызовы, в том числе высокая безработица и низкие доходы населения.

В процессе предвыборной кампании были озвучены обещания по совершенствованию системы государственного управления, повышению подотчетности и прозрачности государственных структур, повышению занятости и благосостояния, предоставлению новых возможностей для частного сектора, созданию новых программ развития сельских районов.

Также новый президент пообещал предпринять шаги по оздоровлению аграрного сектора и сферы туризма, заявив, что с целью реализации этих инициатив разработана специальная программа. Все это, несомненно, свидетельствует о том, что Сердар Бердымухамедов хорошо осведомлен о проблемах страны. Действенность преобразований покажет время.

В последние годы начали набирать обороты и отношения между Турцией и Туркменистаном. Так, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в телефонном разговоре с Бердымухамедовым заверил, что Анкара и в новый период продолжит укреплять отношения с Ашхабадом.

[доц. Др. Дженгиз Буяр — преподаватель исторического факультета кыргызско-турецкого университет «Манас»]

*Мнения в статьях принадлежат автору и могут не отражать редакционную политику агентства « Анадолу»

АНАЛИТИКА — Новое руководство Туркменистана: новые надежды (aa.com.tr)

Ливийская нефть — карта в борьбе РФ и Запада за энергоресурсы

Ливия — страна с крупнейшими запасами нефти на африканском континенте, как ожидается, окажется в эпицентре глобального противостояния

Mustapha Dalaa, Mahmut Geldi, Olga Keskin   АНАЛИТИКА - Ливийская нефть - карта в борьбе РФ и Запада за энергоресурсы

СТАМБУЛ

Существуют опасения, что Ливия будучи страной-экспортером нефти, может стать частью большого конфликта между Россией и западными странами в украинском кризисе.

На фоне ввода санаций США против энергетического сектора России 9 марта 2022 года, стоимость барреля нефти марки Brent достигла исторического максимума — 140 долларов.

Стало очевидным, что с целью предотвращения роста цен на «черное золото» вашингтонская администрация обратилась за помощью к своим союзникам-производителям, и даже пошла на сближение со своим очевидном врагом, таким как Венесуэла.

Ливия — страна с крупнейшими запасами нефти на африканском континенте, как ожидается, окажется также вовлечения в череду глобальных противоречий.

Ливия с момента создания правительства национального единства в 2021 году увеличила суточную добычу нефти до 1,1 млн баррелей, заняв таким образом первое место в рейтинге стран Средиземноморского бассейна и второе на Африканском континенте, обогнав Алжир и Анголу.

Инициативы по расколу Ливии и попытки ряда кругов приостановить добычу и экспорт нефти угрожают стратегическим интересам США и их европейских союзников, однако «на руку» России, которая осуществляет свое военное присутствие в регионе посредством наемников из ЧВК «Вагнер».

Существуют опасения, что ситуация с ростом цен на нефть, спровоцированная противоборством интересов великих держав, вновь спровоцирует конфликт между ливийцами и погрузить страну в «темный тоннель».

Россия, воспользовавшись кризисом в Ливии в 2019 году, осуществила попытки взять по контроль нефтяной сектор страны, прибегнув в поддержке сирийских и африканских наемников, а также ЧВК «Вагнер».

Аналогичным образом Россия в 2020 году стала демонстрировать свое присутствие в регионе «нефтяного полумесяца» и ряде нефтяных районов на востоке.

Наемники ЧВК «Вагнер» проникли на нефтяные месторождения «Аш-Шарара» и «Аль-Филь», расположенные приблизительно в 900 км к юго-западу от столицы Триполи, и оставили эти участки только после протеста Ливийской национальной нефтяной корпорации (NOC), а также реакции со стороны западных стран, чьи компании работают на юге этой африканской страны.

Недовольство действиями наемников ЧВК «Вагнер» в 2020 году выразил президент NOC Мустафа Саналлах. «Мы не позволим наемникам из ЧВК «Вагнер» играть роль в ливийском национальном нефтяном секторе», — сказал Саналлах.

Однако вопреки выводу наемников ЧВК «Вагнер» и возобновлению нефтяных операций в регионе Россия продолжила свое влияние в регионе.

В свою очередь Вашингтон, озабоченный поставками ливийской нефти на мировые рынки, прилагает все усилия для того, чтобы положить конец политическому расколу в стране. И с этой целью США стремится путем диалога примирить правительства премьер-министров Ливии Абдулхамид Дибейбе и Фатхи Башаги.

И в этой связи Соединенные Штаты и их европейские союзники продолжают поддерживать инициативу специального посланника ООН по Ливии Стефани Уильямс, предложенную ливийцам.

АНАЛИТИКА — Ливийская нефть — карта в борьбе РФ и Запада за энергоресурсы (aa.com.tr)