США пытаются предугадать военные сценарии РФ по Украине

Российско-украинский кризис стал самой горячей темой повестки дня в Вашингтоне

Kasım İleri, Elmira Ekberova   АНАЛИТИКА - США пытаются предугадать военные сценарии РФ по Украине

ВАШИНГТОН

США, с одной стороны, стремятся укрепить восточный фланг НАТО, готовясь к санкциям против России в случае возможного вторжения в Украину, а с другой — пытаются предугадать сценарии возможных военных действий РФ.

Российско-украинский кризис стал самой горячей темой повестки дня в Вашингтоне.

Считается, что военный сценарий будет иметь политические последствия для России, и, если война затянется, то Москва не сможет ее продолжать.

Страны Запада, похоже, также исходят из этого в своих расчетах. Однако не исключается также, что в скором времени возможная война дойдет во восточных границ НАТО.

Калининградская военно-морская база РФ расположена к юго-западу от Прибалтики и не имеет сухопутной связи с Россией.

Между тем территория, расположенная между Калининградом и Беларусью, представляет собой Сувалкский коридор, где проходит польско-литовская граница. Сувалкский коридор считается весьма стратегическим пунктом для НАТО.

Балтийские страны обеспокоены недавними военными поставками России в Беларусь, на границу с Литвой, хотя на первый взгляд они выглядят как создание военного фронта неподалеку от северных границ Украины.

Примечательно, что сразу после того, как Россия направила в Беларусь истребители «Су-35», США привели 8 500 военных в боевую готовность на случай, если активизируются Силы быстрого реагирования НАТО, рассчитанные на возникновение непредвиденных ситуаций.

Заявление Пентагона о том, что Силы быстрого реагирования НАТО представляют собой мощную боевую силу, состоящую из 40 тысяч военных, также интерпретируется как сигнал России.

США рисуют образ России в качестве захватчика и агрессора и предупреждают, что в случае возможного вторжения в Украину Москва понесет большие экономические издержки.

С одной стороны, Штаты ведут военную подготовку, с другой — пытаются усадить Россию за стол переговоров. Однако есть высокая вероятность краха дипломатических усилий, учитывая безрезультатность последних встреч: американо-российского диалога о стратегической стабильности и заседания Совета Россия — НАТО.

Вероятно, что президент США, как центральная фигура американской политики со времен Холодной войны, подготовил план «Б», альтернативу дипломатии с Россией, но в то же время у Вашингтона не так много вариантов для решения вопроса военным путем.

Оккупация Россией Украины или аннексия части ее территорий приведет к еще большему подрыву безопасности Европы.

Ожидается, что если на этой неделе переговоры между Россией, США и НАТО не дадут результатов и напряженность не снизится, риторика западного блока в отношении РФ ужесточится.

АНАЛИТИКА — США пытаются предугадать военные сценарии РФ по Украине (aa.com.tr)

В 2021 году Азербайджан повысил свой региональный вес

The cover image of the Twitter account for Turkey’s Ministry of Defense.

Отношения между Турцией и Азербайджаном в 2021 году вышли на новый уровень

Murad Muradov, Olga Keskin   АНАЛИТИКА - В 2021 году Азербайджан повысил свой региональный вес

АНКАРА

После начавшейся 27 сентября 2020 года и длившейся 44 дня войны в Карабахе Азербайджан в следующем году повысил свой региональный вес. Таким мнением с агентством «Анадолу» поделился представитель Бакинского аналитического центра им. Топчубашова Мурад Мурадов.

Год ознаменовался одной из крупнейших инициатив в истории Азербайджана — проектом «Большое возвращение», хоть и болезненным, но процессом нормализации с Арменией, а также шагами по возвращению к нормальной жизни в условиях пандемии.

Между Азербайджаном и Арменией в течение года имели место боестолкновения в Кельбаджарском и Лачинском районах.

На данный момент основной причиной разногласий между двумя странами остаются границы.

С целью максимальной защиты достижений Азербайджана в условиях сложной послевоенной динамики президент Ильхам Алиев успешно реализовал стратегию по нанесению визитов в различные «центры силы» и корректировке своей риторики в зависимости от ситуации. Особенно это почувствовалось в заявлениях главы азербайджанского государства, касающихся России.

Алиев в целом давал положительную оценку азербайджано-российским отношениям и миссии российских миротворцев в Карабахе, а также всегда четко проводил «красные линии» и акцентировал внимание на беспокоящих Баку вопросах.

Например, глава азербайджанского государства публично потребовал ответа, как у Армении оказались ракеты неэкспортного варианта, предназначенные для комплекса «Искандер-М» .

С другой стороны, Баку сумел избежать серьезных дискуссий о вступлении в возглавляемый Россией Евразийский экономический союз или Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ), вопреки многочисленным заявлениям об обратном и четким сигналы из Москвы.

При этом отношения между Турцией и Азербайджаном, которые достигли еще более высокого уровня благодаря партнерству в Карабахской войне и визиту президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в декабре 2020 года, вышли на новый уровень в 2021 году, чему способствовали в свою очередь взаимные визиты лидеров на протяжении всего прошлого года и декларация, принятая в Шуше.

Еще одним важным поворотным моментом стало решение Тюркского совета о переименовании в Организацию тюркских государств в ноябре 2021 года.

Стратегическое партнерство Анкары и Баку оказывает значимое влияние на позитивное отношение государств Центральной Азии к этой интеграции.

Принятие Туркменистана, обладающего потенциалом играть решающую роль в энергетике и логистике, в Организацию тюркских государств в качестве члена-наблюдателя, имеет большое значение для Азербайджана. Кроме того, интеграция тюркского мира предлагает Баку большие возможности с точки зрения распространения его мягкой силы на более широкую географию.

Баку осознает, что в случае возникновения масштабной нестабильности в регионе, особенно если Азербайджан не сможет поддерживать атмосферу совместного сотрудничества с Россией, реваншистские круги могут получить преимущество в Ереване.

Поэтому в 2022 году можно ожидать активизации процесса установления границ и учащения встреч лидеров.

В то же время могут быть согласованы детали, связанные с созданием Зангезурского коридора.

Если крупный региональный конфликт не заставит Баку изменить свои приоритеты, то в повестке дня в Азербайджане в 2022 году может также обозначиться вопрос проведения политических и экономических реформ.
АНАЛИТИКА — В 2021 году Азербайджан повысил свой региональный вес (aa.com.tr)

Иранский поворот? Он реален после визита президента исламского государства

На минувшей неделе в России побывал президент Исламской Республики Иран Сайед Раиси. 19 января он встречался с президентом Владимиром Путиным, выступил в Госдуме.

Визит плановый, но не будет преувеличением сказать, что он ознаменовал новую веху в российско-иранских отношениях. А у них сложная, противоречивая история, даже если брать ХХ век. Визит прошёл на фоне резкого обострения отношений России и коллективного Запада, с которым и у Ирана отношения в кризисе, как, впрочем, и с Израилем, и с союзническими государствами США – арабскими монархическими режимами Персидского залива. История наших отношений с Ираном далеко не безоблачна, но и во времена СССР, когда в Иране (до 1979 года) властвовала шахская династия Пехлеви, у нас развивались отношения даже в военной сфере. Иран состоял в блоке СЕНТО (столь же агрессивном, как и блок НАТО), нацеленном на наши республики Закавказья и Средней Азии, но страна всё равно не рвала контактов с СССР.

Существовал даже закон, принятый при шахе, в соответствии с которым офицеры иранской армии проходили подготовку и переподготовку в советских военных вузах. Немало иранских военных брали себе в жёны наших девушек, пары появлялись и среди «гражданских» студентов. Теперь в Иране внушительная российская диаспора – «русский мир» насчитывает едва ли не полмиллиона человек. Живут не только в Тегеране, но и в других частях страны. На прошлой неделе руководители России и Ирана договорились, что будет подготовлено всестороннее соглашение о развитии сотрудничества в экономической, торговой и военной сферах. Последнее особенно важно для Ирана. Ведь к нему применяют не только санкции (уже в течение сорока лет), но угрожают и  военной силой.

Страну хотят склонить к условиям Запада, в первую очередь по так называемой ядерной сделке. В своё время Иран принял её, Россия тоже участник процесса, и мы были заинтересованы, чтобы Иран выполнял соглашение и смертоносное оружие не расползалось по миру. Но на Западе придерживаются версии, что Иран где-то в горах до сих пор тайно обогащает уран сверх положенных мощностей. Израиль оказывает серьёзное давление на США, убеждая Пентагон, что Иран стремится к обладанию ядерным оружием. Тут важно отметить, что Иран, в отличие от Израиля, подписал соглашение о нераспространении ядерного оружия. Кроме того, опасения, что Иран стремится к господству на Ближнем или Среднем Востоке, представляются преувеличенными. Скорее именно Иран является мишенью для монархий Персидского залива. Именно поэтому Иран тянулся к  СССР (России), в том числе к сотрудничеству в  военной сфере.

Известно, что не состоялась сделка по приобретению у РФ комплекса ПВО С-300, о чём фактически договорились при президенте Ахмадинежаде. Но тогда со всех сторон давили на правительство президента Дмитрия Медведева, и  Россия сказала «нет». А ведь Иран был готов заплатить почти 800 миллионов долларов. Друзья-иранцы тогда говорили: «Что же вы делаете? Мы берём С-300 как оборонительное оружие, а не для нападения. Мы могли бы защитить в первую очередь, атомную электростанцию в Бушере – ведь вы её помогаете строить!» Увы… Бушер достраивали потом двенадцать лет. Иранцы всё удивлялись, что мы ставим под удар, как они говорили, «дело рук своих». В Иране после срыва сделки стали скептически относиться к  обещаниям России. Такие настроения были в  межлисе (парламенте) Ирана, среди духовенства, в  деловых кругах.

Диалог продолжался, но иранцы вели его с  оглядкой. Срывались торговые сделки и другие соглашения. В немалой степени это следствие 90-х, когда во многих министерствах у  нас сидели «советники» из США, других «цивилизованных стран». Хорошо знаю это на таком примере: наши предложения по итогам работы Российско-иранского делового совета при ТПП и Центре изучения современного Ирана ложились под сукно. Иранцы выражали готовность развивать сотрудничество не только с Москвой, но и между своими провинциями и регионами РФ, а мы стыдливо опускали глаза, мол, время не пришло, давайте потерпим.

То, что происходит в последние 3–4 года, когда Иран стал членом ШОС и  может войти даже в состав ОДКБ, активно подключается к  евразийскому сотрудничеству,  – весьма позитивный процесс. Надеюсь, в  руководстве России в полной мере осознают важность иранского направления. Иран может стать не только стратегическим партнёром, но и стратегическим союзником. Часть серьёзных угроз была бы для нас снята со стороны так называемого южного подбрюшья, да и отчасти западного. Ведь Иран – мощная держава: 80-миллионная страна с большим мобилизационным ресурсом. Иран способен защищать не только свою землю, но и  наши коллективные интересы. В  условиях, когда Россия испытывает беспрецедентное давление со стороны Запада, визит президента Ирана можно оценить как имеющий большие перспективы. Думаю, он получит нужное развитие.

Владимир Онищенко, военный обозреватель Иран.Ру

«Литературная газета» №4, 2022 г.

Блэкаут в Центральной Азии актуализировал вопрос энергетической безопасности стран

Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан подключены к единой распределительной сети электроснабжения, оставшейся с советских времен

Bahtiyar Abdülkerimov, Meiramgul Kussainova, Nazir Aliyev Tayfur, Olga Keskin   |27.01.2022Блэкаут в Центральной Азии актуализировал вопрос энергетической безопасности стран

ТАШКЕНТ / НУР-СУЛТАН / БИШКЕК

Масштабное отключение электроэнергии, имевшее место одновременно в Узбекистане, Казахстане и Кыргызстане 25 января, вынесло на повестку дня в этих странах вопрос об энергетической безопасности.

Этот вопрос стал предметом широких дискуссий в экспертном сообществе Центральной Азии, поскольку три названные страны подключены к единой региональной распределительной сети электроснабжения, в связи с чем одновременно оказались обесточены.

Отключение электроэнергии произошло в таких городах Казахстана, как Алматы, Шымкент, Талдыкорган, Тараз, Туркестан; в Ферганской и Ташкентской областях, Ферганской долине, Сырдарьинской, Джизакской, Самаркандской, Бухарской, Кашкадарьинской областях в Узбекистане, а также в столице Кыргызстана Бишкеке, городах Ош, Джалал-Абад, Талас, Баткен и Нарын. В целом без света остались 30 млн жителей региона.

Комментируя блэкаут в Центральной Азии, профессор Казахского университета технологий и бизнеса Сапарбай Жубаев сказал, что такое масштабное отключение электроэнергии связано с износом инфраструктуры, оставшейся со времен Советского Союза.

По его словам, власти Казахстана на данный момент проводят инфраструктурные работы по подключению Экибастузской ГРЭС на севере страны к южным регионам.

«Даже в случае выхода из строя единой энергосистемы все крупные социальные объекты в южных регионах страны имеют резервные системы электроснабжения. Поэтому Казахстан меньше пострадал от этой ситуации по сравнению с соседними странами», — подчеркнул Жубаев.

В свою очередь узбекский политолог Рустам Каримов отметил, что история кризиса электроэнергии в странах Центральной Азии восходит к временам Советского Союза.

«Единая энергосистема Центральной Азии — это модель, унаследованная от Советского Союза», — сказал политолог.

Каримов напомнил, что основы единой энергосистемы были заложены еще в советский период с подключением к ней энергосистем Узбекистана, южных областей Казахстана и Кыргызстана, а также северных регионов Таджикистана.

Данная система функционировала сбалансированно и эффективно, служила общим интересам, поскольку вода, которая раньше использовалась Таджикистаном и Кыргызстаном для производства электроэнергии, теперь направлялась на удовлетворение сельскохозяйственных нужд Узбекистана и Казахстана в обмен на поставки по льготным ценам нефти, газа и угля, сказал Каримов.

Узбекский политолог отметил, что такая модель, до сих пор объединяющая Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан, была реанимирована в 1997 году и в дальнейшем объединила 83 электростанции в регионе.

Каримов считает, что в случае выхода системы из строя во всех трех странах региона одновременно может возникнуть угроза для энергетической безопасности.

Блэкаут актуализировал вопросы, касающиеся энергетической безопасности Узбекистана, Казахстана и Кыргызстана, отметил Каримов.

Блэкаут в Центральной Азии актуализировал вопрос энергетической безопасности стран (aa.com.tr)

В Москве почтили память турецкого поэта и прозаика Назыма Хикмета

Со дня рождения известного турецкого поэта проходит 120 лет

Dmitri Chirciu, Ülviyya Amuyeva   В Москве почтили память турецкого поэта и прозаика Назыма Хикмета

МОСКВА

В Москве прошло мероприятие по случаю 120-летней годовщины со дня рождения известного турецкого поэта, прозаика, сценариста, драматурга и общественного деятеля Назыма Хикмета Рана.

Организаторами выступили Институт Юнуса Эмре в Москве (YEE) и библиотека им. Назыма Хикмета.

В мероприятии приняли участие посол Турции в Москве Мехмет Самсар, директор YEE в Москве Омер Озкан, председатель Ассоциации писателей и издателей России (АСПИ) Сергей Шаргунов, граждане Турции и России.

Выступая на мероприятии, Самсар отметил, что Назым Хикмет оставил после себя бесчисленное множество произведений.

«Спустя годы после своей смерти Назым Хикмет продолжает играть важную роль в установлении моста дружбы, становится поводом для встречи граждан Турции и России», — сказал дипломат.

Самсар добавил, что произведения Хикмета объединяют людей.

Директор YEE в Москве Озкан в свою очередь отметил, что Назым Хикмет своими произведениями пробуждает в людях прекрасные чувства.

По его словам, с открытием Института Юнуса Эмре в Москве граждане Турции и РФ получили возможность по меньшей мере два раза в год собираться вместе, чтобы почтить память известного поэта.

Председатель АСПИ Сергей Шаргунов назвал Назыма Хикмета «легендой».

В России гордятся тем, что известный поэт жил в этой стране, сказал глава ассоциации.

Мероприятие продолжилось концертом. В рамках мероприятия были зачитаны стихи известного поэта.

В Москве почтили память турецкого поэта и прозаика Назыма Хикмета (aa.com.tr)

Этикетки вин и коньяков советского Азербайджана (ФОТО)

https://azerhistory.com/

К одной из развитых отраслей хозяйства Азербайджана в XIX в. относилось виноградарство, производившее исходное сырье для виноделия. И хотя разведением винограда занимались здесь издревле, но широкое распространение оно получило после того, как Северный Азербайджан оказался в составе Российской империи.

Выращиванием винограда занимались во многих районах Азербайджана, но к основным из них относились Апшеронский полуостров, Ширван, Закатальский округ, Елисаветпольская и Карабахская зоны.

По-настоящему винная промышленность Азербайджана расцвела в советские годы.

В данном материале – известные многим по тем временам этикетки известных азербайджанских вин и коньяков.

ГАЛЕРЕЯ:

Реклама вин и коньяков Азербайджана с карманного календаря 1984 г. (ФОТО)

Реклама вин, шампанского и коньяков Азербайджана с карманного календаря 1985 г. (ФОТО

*Все фото и изображения в материалах принадлежат их законным владельцам.

Этикетки вин и коньяков советского Азербайджана (ФОТО) (azerhistory.com)

Казахи как пример исторического этногенеза

Нации – это отнюдь не вымышленные сообщества, а объективная реальность

Об авторе: Марат Кабдушевич Бисенгалиев – историк, публицист, член Платоновского философского общества.

События в Казахстане, ставшие новогодней темой в большинстве мировых СМИ, затмившей даже вакцинацию от коронавируса, поставили перед политическими аналитиками много вопросов и подсказали им же некоторое количество ответов. События в Казахстане могли пойти по самым разным сценариям, в том числе и катастрофическим. Например, в республике могли начаться столкновения на межнациональной почве. Но произошло что-то совсем другое. В ситуации непонятной, но, возможно, серьезной угрозы – а погромы в Алма-Ате выглядели именно так, и казахские элиты, и казахское общество, и, само собой разумеется, русская часть населения республики – проявили максимальную сознательность.
Возникает законный вопрос: что помогло казахстанскому обществу (не забудем, что русские и казахи вместе составляют почти 90% населения республики) верно оценить ситуацию и сплотиться вокруг непопулярной власти? Выдвину неожиданную и немодную в современных условиях версию: у казахов как у нации сработал инстинкт самосохранения.

Сегодня мейнстримом стало представление о нациях как о «вымышленных сообществах», существующих, по сути, как некая субъективная реальность. В том числе таких взглядов придерживаются и видные российские этнографы, несмотря на то что в советской науке данную точку зрения вообще всерьез не рассматривали.

Появилась эта «теория» под названием «конструктивизм» достаточно недавно – в 1983 году, когда социолог Бенедикт Андерсон издал своего рода манифест этого направления – книгу Imagined Communities. Эти «Вымышленные сообщества» на большом количестве страниц очень неубедительно «доказывают» что «нации» – в русскоязычной терминологии адекватнее использовать термин «этнические группы» – всего лишь продукт людского воображения. Единомышленник Андерсона Эрнест Геллнер вообще счел нации чем-то фальшивым и не имеющим отношения к реальности.

Как идейная основа для политики мультикультурализма в современном Европейском союзе такой подход, безусловно, оптимален, но при рассмотрении конкретных примеров из истории того или иного этноса выглядит не слишком убедительно, по крайней мере, в большинстве случаев.

Раз мы уже начали рассматривать казахов как нацию – пусть они и послужат конкретным примером исторического этногенеза.

Идея, что «Казахстан придуман Лениным и никогда не имел своей государственности», соответствует истине примерно настолько же, насколько и предположение, что нации – «вымышленные сообщества». С распадом Золотой Орды, во времена которой любая государственность на основном евразийском пространстве была именно в ее составе, – и Московское царство, и Казахское ханство получили фактическую независимость. Данное событие произошло примерно в середине XV века. Затем почти 300 лет эти два государства существовали вполне мирно – а временами и союзно, отчего пострадал сибирский хан Кучум.

Даже при Алексее Михайловиче Тишайшем граница между Россией и Казахстаном проходила примерно как сейчас – на западе по реке Урал (тогда Яик), а далее – почти по современным разделительным полосам, практически соответствующим природным зонам леса и степи. Правда, в XVIII веке у Казахского ханства возникло сразу несколько проблем с внешними врагами – джунгарами (предками нынешних калмыков, которые жили и там, где сейчас, и в нынешнем Синцзяне), туркменами, Хивинским и Кокандским ханствами и Бухарским эмиратом. Кроме того, усилились внутренние усобицы, следствием которых стало разделение на те самые три жуза, которые казахи сохранили и по сей день.

Жузы по очереди перешли под скипетр «Белого Царя», которого в Петербурге в тот момент, кстати, не было, поскольку Петр I уже умер, а Павел I еще не воцарился. Поэтому с евразийской точки зрения процесс присоединения казахских ханств к Российской империи был всего лишь воссоединением по опыту не столь уж далеких предков.

Проблемы начались только с усилением переселенческой политики, в первую очередь при Столыпине. Кстати, недовольны этим переселением были не только казахи, но и казаки, которые издавна владели лучшими землями. Ужесточились противоречия во время Первой мировой, еще сильнее – в Гражданскую войну. Печальной «вишенкой на торте» стал страшный голод 1931–1933 годов. Российский историк Андрей Сорокин приводит такие данные: «Данные переписи 1937 года обнаруживают территории, на которых зафиксировано падение численности населения. Это пять об­ластей Украины, девять – Российской Федерации и все семь районов Казахстана. Причем наибольшая убыль населения, согласно этим данным, пришлась на Киевскую (–12,1%) и Харь­ковскую (–11,7%) области Украины, российские Курскую область (–14,3%), Республику немцев По­волжья (–14,4%), Саратовский край (–23%), Казахстан (–15,9%). Если говорить о темпах сокращения сельского населения в районах, пораженных голодом, то они составили в Казахстане 30%, в Поволжье – 23%, на Украине – 20,5%, на Северном Кавказе – 20,4%» («Дилетант», 2015. № 1. С. 58).

Великая Отечественная также привела к большим людским потерям: из 1 200 000 мобилизованных (это огромная цифра – больше 20% от всего населения) погибли 400 000. Казахстан был вынужден принять сначала сотни тысяч эвакуированных, а затем и новый поток ссыльных – теперь приезжали целыми народами.

Но при всех этих трудностях казахи – как нация – сохранили и свой язык, и свою культуру. Многие получили хорошее образование, причем в Москве, Ленинграде, Казани, Ташкенте. Кстати, декларацию о государственном суверенитете Казахстан принял позже (25.10.1990), чем таковая была принята Верховным Советом РСФСР (12.06.1990).

При этом нужно отметить, что в Казахстане сохранился русский язык – им владеет 85% всего населения, а среди городского – больше 90%. Эти цифры на самом деле выше, чем в советское время, поскольку миллионы русских из республики уехали, соответственно именно казахи продолжили изучать русский язык и, кстати, чаще всего говорят на нем без акцента (хотя и с некоторым местным своеобразием). После отъезда немцев именно русские Казахстана, в число которых практически полностью влились украинцы (некогда большинство славянского населения Степи), белорусы, народы Поволжья, дети от смешанных браков, остатки немцев и поляков, и составляют основное национальное меньшинство в Казахстане.

Сегодня в республике проживает почти 3,5 млн русских по самоощущению граждан, которые плотно интегрированы в экономическую и культурную жизнь республики. И низкий показатель владения казахским языком – в 2009 году всего 7% – им, похоже, не очень мешает. В Эстонии, к примеру, такой же процент русского населения эстонским языком не владеет. В 2019 году из Казахстана в РФ переехали 45 тыс. человек – часть из них казахи, а часть студенты. То есть эмиграция составила всего 1% от русского населения.

Интересно отследить динамику численности русских в Казахстане по различным временным периодам. В 1989–1999 годах – резкое падение численности (6,2–4,4 млн), затем уже не такое резкое (1999–2009 годы – с 4,4 до 3,8 млн). А теперь сокращение численности вполне сравнимо с цифрами по РФ – убыль примерно 1,8% в год. Если убрать эмиграцию – примерно 40 тыс. в год, то что-то похожее на нулевой прирост (2021 год – 3,5 млн). В общем демографическая картина точно такая же, как и в России, даже лучше: в 2009-м население граничащей с Казахстаном Курганской области составляло 952 тыс. человек, а в 2021-м заметно меньше – 818 тыс. (это не 8, а 14% сокращения).

Таким образом, налицо явное «устаканивание» межнационального взаимодействия в республике, хотя идеал, само собой, не достигнут. Но в целом вряд ли кто-то оспорит, что в большинстве своем казахстанские казахи и казахстанские же русские живут рядом друг с другом без каких-либо принципиальных конфликтов. Ходят в гости, работают вместе, вступают в смешанные браки.

В какой-то степени все вышеизложенное входит в противоречие с высказанной ведущим российским ученым-этнографом тезисом, что «нация не представляет собой научную категорию, и она должна быть устранена из языка науки и политики». Значит, необходимо такое определение дать и ввести в научный оборот. Иначе перспектива евразийского союза наций, без которого крайне затруднен, а то и невозможен и евразийский союз государств, будет осложнена.

Источник — ng.ru

Туркмению ожидают те же проблемы, что и Казахстан?

ВЛАДИМИР ПРОХВАТИЛОВ |
Туркмению ожидают те же проблемы, что и Казахстан?
США готовятся взять под свой контроль весь туркменский газ

14 января 2022 года в Туркменистане побывала с визитом делегация Афганистана во главе с исполняющим обязанности министра иностранных дел этой страны Амиром Ханом Моттаки, сообщается на официальном сайте МИД Туркменистана. В ходе визита обсуждались совместные инфраструктурные проекты: газопровод Туркменистан – Афганистан – Пакистан – Индия (ТАПИ), линия электропередачи Туркменистан – Афганистан – Пакистан (ТАП) и строительство железной дороги из Туркменистана в Афганистан.

14 января 2022 года в Туркменистане побывала с визитом делегация Афганистана во главе с исполняющим обязанности министра иностранных дел этой страны Амиром Ханом Моттаки.

Эти проекты в той или иной форме обсуждаются десятилетиями, но сейчас стороны настроены решительно. Финансируемый Фондом Сороса, Национальным фондом поддержки демократии (США) и Министерством иностранных дел Великобритании портал Eurasianet со ссылкой на МИД Афганистана сообщает, что работы по строительству трубопровода, а также энергетическому и железнодорожному проектам начнутся уже в марте. Технические специалисты двух стран провели встречу 22 января.

Агентство TOLO News сообщило из Кабула со ссылкой на представителя МИД Афганистана: «Мы договорились с Туркменистаном, что он предоставит Афганистану кредит на оплату расходов, а Афганистан вернет его из доходов от этого проекта». На самом деле проект ТАПИ разработан и будет осуществляться под полным контролем США и Великобритании.

ТАПИ

Формально ТАПИ строит консорциум TAPI Pipeline Company Limited (TPCL), в котором «Туркменгаз» имеет долю в 85%, а государственная Газовая компания Афганистана, частная пакистанская компания Inter State Gas Systems Limited и государственная индийская корпорация Gail Limited имеют по 5%. Руководство проектом ТАПИ осуществляет Азиатский банк развития (АБР), основными акционерами которого являются США и Япония. АБР полностью контролирует проект.

Газопровод ТАПИ будет транспортировать газ c месторождения Галкыныш в Марыйском вилайате Туркменистана в Афганистан, Пакистан и Индию. По туркменской территории труба протянется на 214 км до Афганистана. Участок в Афганистане пройдет через провинции Кандагар и Герат (774 км). Затем еще 826 км по территории Пакистана через Кветту и Мултан. Окончание маршрута газопровода в индийском городе Фазилка на индо-пакистанской границе в штате Пенджаб. Первоначальная мощность газопровода – 27 миллиардов кубометров природного газа в год, через год эксплуатации – до 33 миллиардов кубометров.

Основной финансист проекта ТАПИ – Азиатский банк развития. Главный подрядчик – британская компания Penspen, которая получила контракт на подготовку ТЭО проекта и заключила ряд договоров субподряда: с нидерландской компанией Royal HaskoningDHV (на проведение социальных и экологических исследований), с немецкой компанией ILF Consulting Engineers (на проведение предварительных инженерно-конструкторских работ), с саудовско-немецкой компанией Global Pipe Company (на разработку самого газопровода). Юридическими и техническими консультантами проекта ТАПИ являются компании Allen & Overy (США) и Gas Strategies (Великобритания).

Как сообщает Eurasianet, для обеспечения безопасности ТАПИ сформируют вооруженное подразделение численностью 30 тысяч человек.

Проект играет ключевую роль в реализации концепции Большой Центральной Азии. Цель этой концепции, как мы писали, – вытеснить из региона Россию и Китай, делая упор на контролируемую Вашингтоном интеграцию республик Центральной Азии с Афганистаном и Пакистаном. Ключевую роль при этом должны сыграть инфраструктурные проекты, в первую очередь проект ТАПИ.

В свое время ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров обращал внимание на то, что с экономической точки зрения для Афганистана и Пакистана газопровод из Ирана гораздо выгоднее. ТАПИ же втягивает Туркменистан в орбиту американского влияния, а вслед за ним постепенно и весь Центрально-Азиатский регион. «ТАПИ является в известной степени ловушкой для Туркменистана. В том смысле, что реализация ТАПИ будет происходить под американским прикрытием, иначе быть просто не может. А это уже целиком и полностью определит взаимоотношения Вашингтона и Ашхабада, и, если что пойдет не так, Туркменистан может ждать неприятностей».

Российский востоковед Александр Князев отмечает, что строительство ТАПИ «абсолютно противоречит интересам Китая»: «ТАПИ является прямым конкурентом иранско-пакистанского проекта газопровода «Мир», который от крупнейшего в мире иранского месторождения Южный Парс должен прийти в пакистанский Белуджистан и оттуда… по трассе Каракорумского шоссе зайти в китайский Синьцзян».

Одновременно с реанимацией проекта ТАПИ США инициируют строительство Транскаспийского интерконнектора. Американская компания Trans Caspian Resources (TCR) заявила, как мы писали, о намерении начать строительство подводного трубопровода, чтобы «обеспечить транспортировку природного газа из огромных запасов Туркменистана через Каспийское море в Азербайджан и, возможно, дальше в Европу». Компанию возглавляет бывший посол США в Туркменистане и председатель правления OpenStreetMap Foundation Алан Мастард. Этот фонд сотрудничает с Национальным агентством геопространственной разведки США (National Geospatial-Intelligence Agency) и помогает ЦРУ в составлении The CIA World DataBank.

Идея транскаспийского интерконнектора была предложена ветераном американской военной разведки Люком Коффи, который в статье, опубликованной на сайте The Heritige Foundation, назвал этот проект «единственным экономически выгодным способом доставить газ из Центральной Азии в Европу без прохождения его по территории России или Ирана».

Запуская проекты ТАПИ и Транскаспийского интерконнектора, США стремятся взять под полный контроль газовые ресурсы Туркменистана. При этом американцы не скрывают своего презрительного отношения к «напуганным казахстанскими событиями туркменским элитам» и Туркменистану как стране, «управляемой клановыми клептократами», которую ожидают, пишет Eurasianet, те же «неприятности», что и казахстанских коррупционеров.

Источник — fondsk.ru

Новое человечество. Скорбный мир развлечений

Новый характер труда и творческое обновление человечества 

ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО

МИХАИЛ ДЕЛЯГИН

Практика показывает, что в информационной эре, которую открывает нынешнее поколение, порой создавая угрозу своему рассудку при помощи примитивных логических построений, реальность зачастую сначала придумывается и лишь потом создается

При этом процесс создания становится все более рутинным и механическим, а творчество сосредотачивается именно в сфере фантазий, «информационных фантомов» и «конструирования реальности».

Эти фантазии, становясь идеями и представлениями, овладевают сознанием как общественных структур и руководителей, заставляя их принимать те или иные решения, так и масс.

Роль и место идей и представлений как таковых в развитии человечества качественно возрастает. Это вызвано тем, что информационные технологии меняют характер труда:

он приобретает все более творческий и внутренне свободный характер.

Его плоды все чаще становятся неотчуждаемыми от труженика.

Именно эта неотчуждаемость результатов труда — ключевое (с точки зрения общественных отношений) отличие информационных технологий от всех прежних.

С самого возникновения производства в рамках рыночных отношений его создатель и организатор владел его важнейшими средствами, допуская к ним частичного, не имеющего без него возможности самостоятельно жить работника. Однако с появлением информационных технологий этот работник носит ключевые средства производства в своей голове и памяти личного компьютера. Он не просто владеет своими средствами производства – они в большой степени являются частью его организма. В то же время другая необходимая часть средств производства, связанная с коммуникациями и другими видами инфраструктуры, общедоступна.

Такому работнику не надо идти в наемное рабство, чтобы прокормить себя;

общедоступность одной части средств производства и неотчуждаемость другой делают его самостоятельным участником производства, равноправным с его организатором.

Он уже не продает по необходимости свою способность создавать новую стоимость — рабочую силу, не имея доступа к создаваемой ей новой стоимости, но отдает свою рабочую силу в аренду за долю создаваемого ей.

СМЕРТЬ ЛЮДЯМ К ЛИЦУ? ЧЕГО НА САМОМ ДЕЛЕ ДОБИВАЕТСЯ ПРАВИТЕЛЬСТВО?
СОБЫТИЯ

Разумеется, в большинстве случаев, когда его предложение на рынке труда не уникально (или когда развитие технологий лишает его труд творческого характера, превращая его в рутинный), работник по-прежнему зависит от организатора производства (особенно если тот еще и контролирует часть информационной инфраструктуры) и не может реализовать себя без сотрудничества с ним.

Разумеется, арендная плата за его рабочую силу может быть и меньше цены ее прямой покупки (обычной зарплаты), то есть уровень эксплуатации может быть выше, чем в индустрии (особенно если учесть расширение рабочего времени в условиях мобильности рабочей силы и возможности работать из дома).

Но при информационном характере своего труда работник обладает качественно большей свободой и мобильностью, чем можно было представить в условиях индустрии.

С приобретением же трудом творческого характера отчуждение от работника его рабочей силы становится невозможным. Место эксплуатации занимает кооперация владельцев различных дополняющих друг друга производительных сил. Значение принуждения падает, ибо человека можно (и должно, потому что по доброй воле ей мало кто хочет заниматься) принудить к рутинной, механической работе, а к наиболее производительному творчеству принудить по самой его природе нельзя.

Творчество (или «креативность», выражаясь выхолощенным языком политтехнологов) — ключевое слово эпохи информационных технологий. Именно благодаря ему труд из библейского проклятия все больше превращается в развлечение. «Разумно трудящийся» человек становится, по выражению Йохима Хейзинги, более полувека спустя подхваченному и распространенному братьями Стругацкими, «человеком играющим». Интересно, что подобное превращение предчувствовали многие. Так, взаимодействие «человека играющего» с обычным миром, иногда комическое, но чаще трагичное, основанное на взаимном непонимании, — сквозная тема творчества такого далекого от научной проблематики и близкого к практической аналитике писателя, как Грэм Грин.

МИХАИЛ ХАЗИН, ДМИТРИЙ ЩИГЛИК
ИНТЕРВЬЮ

В результате соприкасающийся с занятыми всфере информационных технологий с удивлением и завистью видит, что «при прочих равных» условиях они испытывают значительно больше положительных эмоций в единицу времени, чем он.

Причина — в самом характере их труда, который, опираясь в основном на информационные технологии, является в этой части творчеством и, строго говоря, развлечением.

И это прекрасно, — но мы еще не можем представить цену, которую предстоит заплатить за это нам и человечеству в целом. Ведь как социальный, так и психологический, и даже биологический вид человека сформирован рутинным, нетворческим трудом. Принципиальное изменение труда изменяет и занимающегося им человека. Плата за возможность массового и повседневного творчества — изменение едва ли не всех значимых характеристик людей, определяемых выполняемыми ими функциями. Многое привычное и дорогое нам друг в друге, многие свойства и признаки, которые мы привыкли считать «человеческими» (кроме, конечно, наиболее устойчивых биологических — и то до массового применения генной инженерии), становятся зыбкими и неопределенными. Не только человечество как система – сама человечность (не только как гуманизм, но и, шире, как определяющее свойство, квинтэссенция этой системы) теряют устойчивость, начинают видоизменяться на глазах.

Образ жизни, система ценностей, способ мышления, — каждая из этих констант стремительно трансформируется. Всем нам, пишущим или читающим эту книгу, равно как и не имеющим о ней представления, предстоят глубочайшие изменения и даже неоднократные диалектические, но от этого не менее пугающие и болезненные отрицания себя самих, какими мы были еще на своей собственной памяти, еще несколько лет назад.

КИТАЙ УКРАЛ У АМЕРИКИ САМОЕ ЦЕННОЕ
ГЕОПОЛИТИКА

То, что всегда считалось болезненной психологической ломкой и происходило исключительно в результате общественных катастроф, пережитых даже самыми многострадальными странами – Россией и Китаем – лишь дважды за весь прошлый век, становится нормой, повседневным рутинным состоянием и обыденным образом жизни большинства людей.

Человечество обретает многое, — но многое и теряет. Мы еще не знаем по-настоящему, что и в обмен на что приобретаем. Более того:

когда произойдет ожидаемая нами утрата, большинство, предвкушающее и с наслаждением переваривающее новое, вполне возможно, даже и не заметит ее.

Но сегодня, осязая краски и запахи летящей к концу привычной обыденной жизни, – и уже, во многом незаметно для себя, утратив часть этих красок и запахов, — мы не можем не предчувствовать, не предощущать эту потерю и заранее скорбим по ней.

Именно поэтому, полагая период освоения информационных технологий «веком развлечений», автор вопреки нормам логики и законам русского языка называет его «скорбным».

Источник — aurora.network

Иран предложил России сотрудничать стратегически и на длительный период

https://www.tehrantimes.com/

Иранская сторона передала России проект соглашения о стратегическом сотрудничестве сроком на 20 лет. Об этом стало известно по итогам переговоров Владимира Путина с президентом Исламской республики Эбрахимом Раиси.

Глава РФ отметил, что Москва и Тегеран плотно взаимодействуют по многим направлениям, включая борьбу с терроризмом. Кроме того, в последние годы наблюдается рост товарооборота между двумя странами. По мнению опрошенных «Известиями» экспертов, давление со стороны Запада, которое на себе ощущают оба государства, может подтолкнуть Москву и Тегеран к более тесной кооперации, в том числе и в сфере безопасности.

Прошедшие 19 января переговоры в Москве стали первой личной встречей Владимира Путина с Эбрахимом Раиси, который одержал победу на президентских выборах в июне прошлого года. Беседа двух президентов началась в Кремле во второй половине дня в формате тет-а-тет в присутствии переводчиков. При этом главы государств, сидящие за овальным столом, на этот раз находились на непривычно большом расстоянии друг от друга. Впрочем, возможно, что именно такая рассадка станет новым трендом в условиях распространения «Омикрона».

Соблюдение приличной физической дистанции, однако, никоим образом не повлияло на дружественную атмосферу российско-иранских переговоров. Владимир Путин в открытой части беседы отметил рост товарооборота между странами. В 2021-м он превысил $3,3 млрд, что стало рекордным показателем в отношениях двух государств.

— Хочу отметить, что, несмотря на пандемию, и в позапрошлом году у нас наблюдался определенный небольшой, но все-таки рост товарооборота — свыше 6%, а в прошлом году — 38 с лишним процентов рост. У нас реализуются наши крупные проекты, работа идет практически по очень многим направлениям, — подчеркнул российский лидер.

Россия и Иран, однако, могут в несколько раз повысить уровень торгово-экономического взаимодействия, уверен Эбрахим Раиси. Дальнейшему развитию двусторонних отношений может способствовать заключение всеобъемлющего договора о стратегическом партнерстве, который Тегеран готов подписать с Москвой сроком на 20 лет. Проект этого соглашения был передан российской стороне, сказал Эбрахим Раиси. Иранский президент также предложил российскому лидеру объединиться на фоне санкционного давления, которое оказывают Вашингтон и его союзники.

— В нынешних очень исключительных условиях, когда идет противостояние односторонним действиям Запада, в том числе США, мы можем создать синергию в нашем взаимодействии. Мы больше 40 лет противостоим американцам. И мы никогда не остановим прогресс и развитие страны из-за санкций или угроз, — заверил Эбрахим Раиси.

На фоне длительного обострения отношений между Россией и США нет сомнений, что Москва будет укреплять связи с Ираном, считает востоковед Вячеслав Матузов. Эксперт не исключает, что они даже могут трансформироваться в союзнические, поскольку на РФ и Исламскую Республику Иран оказывается давление, которое выходит за рамки международного права.

— Это подталкивает Россию, Иран и Китай, а также другие страны к более тесному сотрудничеству с целью защитить себя от беззакония. Это объективный процесс, который мы сейчас наблюдаем. Но это не означает, что позиция Москвы будет по всем вопросам совпадать с иранской. Даже с Китаем у России нет полного унисона по некоторым направлениям. К примеру, КНР до сих пор не признает Крым частью РФ, — рассказал «Известиям» Вячеслав Матузов.

С этим согласен и политолог Роланд Биджамов, по мнению которого, в нынешней обстановке России и Ирану нужно заключить соглашение о стратегическом партнерстве.

— Это поможет развивать кооперацию в самых разных областях, включая экономику. При этом Москве и Тегерану надо переходить на расчеты в национальных валютах, — считает эксперт.

Между тем подтверждением сближения можно считать и тот факт, что накануне встречи было объявлено о трехсторонних военно-морских учениях, в которых примут участие российские, иранские и китайские военнослужащие, считает Роланд Биджамов. Кроме того, в последнее время западные СМИ неоднократно сообщали о возможности поставок российской военной техники в Иран, включая истребители Су-35 и ЗРК С-400. По неподтвержденным данным, речь может идти о контракте на $10 млрд.

Разумеется, встреча не обошлась и без обсуждения региональных конфликтов. Иран — важный игрок на международной арене, который, например, вместе с Россией и Турцией участвует в «астанинском формате» по урегулированию сирийского кризиса. Старший министр иностранных дел Ирана Али Асгар Хаджи ранее сообщал, что в феврале-марте этого года может состояться очередной саммит «тройки» в Тегеране. Тем не менее, удастся ли организовать в ближайшее время встречу на высшем уровне, будет в большой степени зависеть от развития эпидемиологической обстановки в мире.

— На международной арене мы сотрудничаем очень плотно. Я уже не говорю о том, что благодаря нашим усилиям в значительной степени удалось помочь сирийскому правительству преодолеть угрозы, связанные с международным терроризмом. Сейчас, конечно, и вас, и нас беспокоит ситуация, которая складывается в Афганистане, — заявил Владимир Путин.

Еще одной важной темой, которая обсуждалась на переговорах в Москве, стала проблематика выполнения Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД). Документ был подписан 14 июня 2015 года в Вене между Ираном и группой шести стран, среди которых оказались все постоянные члены Совбеза ООН (Великобритания, Китай, Россия, США, Франция) и Германия.

Сохранение СВПД — важный аспект для международной стабильности, уверен политолог Роланд Биджамов. По его мнению, сейчас требуются взвешенные действия прежде всего со стороны Вашингтона, который в одностороннем порядке вышел из сделки и возобновил антииранские санкции. Хотя на тот момент не было никаких доказательств того, что Тегеран приступил к созданию ядерной бомбы и нарушает согласованные договоренности, сказал он «Известиям».

Соглашение, в частности, обязывающее Тегеран не обогащать уран более чем на 3,67%, должно было стать гарантией того, что Иран не пойдет по пути создания ядерного оружия. Взамен республика ожидала поэтапной отмены санкций, введенных ранее ООН, ЕС и отдельными государствами, которые оказывали на протяжении последних лет пагубное влияние на иранскую экономику.

Тем не менее односторонний выход США из сделки при Дональде Трампе и возвращение Вашингтона к санкционной политике привели к тому, что Иран начал сокращать свои обязательства по СВПД. После победы Джо Байдена на американских выборах появилась надежда, что Штаты вернутся к «ядерной сделке» и важное для международной безопасности соглашение удастся реанимировать. К слову, в прошлом году вслед за перестановками в Белом доме как раз и стартовали встречи по восстановлению СВПД. В январе в Вене после новогоднего перерыва возобновился уже восьмой раунд этих переговоров.

Дмитрий Лару

Источник: https://iz.ru/1279555/dmitrii-laru/na-tom-zhe-vmeste-iran-predlozhil-rf-strategicheski-sotrudnichat-vdolguiu

Турция наращивает товарооборот с Латинской Америкой и Карибами

Анкара подписала соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с 18 странами региона

Турция наращивает товарооборот с Латинской Америкой и Карибами

Агентство Анадолу (aa.com.tr)

Россия как постмодернистская империя

Об авторе: Дмитрий Харитонович Квон – доктор физико-математических наук, профессор Новосибирского государственного университета


Мало кто из нас обратил внимание на тот факт, что наступивший год знаменует собой 30-летие первого полноценного года новой России, когда она окончательно простилась со своим советским прошлым. Тогда, в 1992 году, казалось, что это прощание и с прошлым имперским. Теперь, когда по нашему российскому двору вот уже не один десяток лет гуляет Реставрация, очевидно, что это не так, и Россия, пережив очередную трансформацию, осталась, по сути своей, очень имперским образованием. И это ее очередное новое слово в истории, потому что до нее ни одна империя мира не переживала двух трансформаций, ни одна империя мира не приобретала трех культурных модификаций – классической, модернистской и постмодернистской – и тем самым не демонстрировала такую живучесть.

Напомним, что классический период мировой культуры – это то, чем она стала к началу двадцатого столетия. Затем, в первой половине этого столетия, к нам пришел модерн как отрицание классики. И, наконец, уже более полувека в мировой культуре всем управляет постмодернизм как своего рода игра в классику и модерн.

Если вспомнить судьбы империй в последние два столетия, то все они так или иначе прошли только через свой классический этап, окончательно потеряв свой имперский статус, когда в ХХ столетии начали терять одну за другой свои колонии. К примеру, Великобритания, поступившая наиболее мудро и правильно решившая, что быть империей дело, возможно, величавое, но уж больно накладное. И Британское Содружество – это убедительное свидетельство того, как империя может раствориться в истории без особых проблем для ее метрополии.

Так же, правда, уже не без некоторых треволнений (вспомним Вьетнам и трагический и тяжелый уход из Алжира) рассталась со своим имперским прошлым Франция. Особая история случилась с Германией, пережившей уже модернистскую (тоталитарную) трансформацию. Правда, германский фашизм, являющийся, безусловно, модернистским образованием, был, к счастью, краток, зато впечатляющ, подарив миру Вторую мировую войну.

Наша цель – поговорить о современной России как о постмодернистской империи, которую доселе не видела мировая история. Подобное «чудо» – это ответ России на наступление глобализации. На рубеже второго и третьего тысячелетий казалось, что против лома глобализации нет никакого имперского приема. Теперь можно считать доказанным, что такой прием есть – и он в сердцах и душах народов, населяющих огромные российские пространства. И случившееся – глубоко закономерная вещь.

Пограничное положение России, веками вроде и принадлежавшей Европе, но так никогда и не ставшей ею, ее вечное стояние «вполоборота к Европе», когда, с одной стороны, все время охотно перенимаются, усваиваются и делаются своими все берлинские, лондонские и парижские достижения, начиная с законов физики и метафизики («Он из Германии туманной привез учености плоды», «Нам внятно все – и светлый галльский смысл/ И сумрачный германский гений»), языковых заимствований («мне галлицизмы будут милы») и заканчивая модой («Как тальи носят? Очень низко/ До… вот по этих пор./ Позвольте видеть Ваш убор?/ Так, рюши, банты, здесь узор –/ Все это к моде очень близко»). А с другой – все время переживается рождающийся этим комплекс неполноценности по отношению к Европе – это очень способствует комфортному постмодернистскому существованию. Потому что основная черта постмодернизма – его имманентная неполноценность.

Отсюда всем известные капризы в поведении классического постмодерниста: постоянная склонность к мистификациям, вечные претензии на великое и гениальное и вечное бахвальство в умении предаться самым изощренным играм с классикой и модерном. Поэтому почти каждый гражданин современной России – настоящий (не важно, стихийный или подготовленный) постмодернист. Разве это не постмодернизм – создать инсталляцию из двуглавого орла, андреевского флага, сталинского гимна и «удвоенного» Сергея Михалкова, заменить классическую политику постмодернистской политтехнологией?

Наконец, и классическая и в особенности модернистская империя – это, по своей сути, очень платонические образования. Отсутствие в Советском Союзе секса не было причудой имперского модерна, а было едва ли не самым фундаментальным ее признаком. Лишить гражданина империи биологического пола и ввести в обиход «новую историческую общность людей – советского человека» – какой модернистский замах! Вольность же нравов современной России ни в чем не уступает нравам «тлетворного» Запада, и по части понимания того, что красота – это товар, мы впереди планеты всей.

Тогда в чем же дело? Если дозволено все, то какая же это империя? Да, империя – глянцевая, охочая как до интеллектуального вуайеризма, так и до слезливых и мелодраматических зрелищ и шоу, ничего не стыдящаяся и поэтому на удивление постмодернистская… Но в которой, как и прежде, на первом месте не отдельный человек, не его свобода как антитеза насилию, а величие мелких имперских дел: раздувание правоохранительной системы и сращивание всех ее структур в один имперский кулачок, строительство храмов и авангардных высоток, объявление почти любой активной гражданской деятельности «иноагентской», трепетное любование имперским как классическим, так и модернистским прошлым, превращение всех государственных СМИ в один пропагандистский рупор.

Новосибирск

Источник — ng.ru

С опорой на свои силы. Может ли Иран рассчитывать на Россию?

Возобновление переговоров по иранской ядерной программе не уменьшило давление на Тегеран. Стране угрожают новыми санкциями и военными атаками. Неоднозначную позицию в отношении Ирана заняла Россия.

Лицемерие капитала

Дипломатия — такой же инструмент империалистической экспансии, как милитаризм. Разъяснению этого немало сил посвятил В.И. Ленин. «Разве мы не видим постоянно, что дипломатия всех империалистских держав щеголяет прекраснодушнейшими «общими» фразами и «демократическими» заявлениями, прикрывая ими грабеж, изнасилование и удушение мелких народов?» — подчеркивал он. Ленин добавлял, что цель буржуазной дипломатии — одурачить рабочих «ни к чему не обязывающими, лицемерными фразами насчет «демократического» мира, свободы малых народов «вообще», «ограничения вооружений» и т.п.».

Эти замечания подходят и к современной политике. В последнее время западные державы стали участницами ряда переговоров. Одни из них проходят в Вене и посвящены иранской ядерной программе. Напомним, что заключенный в 2015 году документ под названием «Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД) предусматривал снятие с Тегерана санкций в обмен на ограничения в ядерной сфере. Будучи участником соглашения, Вашингтон с самого начала саботировал свои обязательства, а в 2018-м и вовсе вышел из него. К блокаде Ирана присоединились европейские страны, после чего Тегеран в соответствии с положениями документа стал постепенно освобождаться от его условий.

Возвращение к СВПД было одним из предвыборных обещаний Джозефа Байдена, и в апреле прошлого года в Австрии стартовали многосторонние переговоры. До июня прошли шесть раундов, затем иранская делегация взяла паузу. Причиной стали выборы, по итогам которых в исламской республике сменилось правительство. Новый президент Эбрахим Раиси является сторонником более жесткого подхода к отношениям с Западом. Выдвинутая им концепция «Взгляд на Восток» нацелена на сближение с соседями и другими странами Азии.

Несмотря на это, в конце года переговоры возобновились. Иранская делегация сразу столкнулась с сильнейшими нападками. США требуют от Тегерана полного и незамедлительного возвращения к обязательствам 2015 года, угрожая в противном случае перейти к более суровым мерам. «Если Иран будет затягивать переговоры, давление на него возрастет», — заявил спецпредставитель американского госдепартамента по Ирану Роберт Мэлли. «До этого момента мы шли по пути дипломатии, но активно обсуждаем с союзниками альтернативы», — добавил госсекретарь США Энтони Блинкен.

Белый дом не только умалчивает о собственных нарушениях соглашения, но и пытается навязать Тегерану новые требования. Они связаны с ракетной программой, производством беспилотных летательных аппаратов и «злонамеренным поведением» Ирана в регионе. Лицемерную позицию заняла «евротройка» в составе Великобритании, Германии и Франции. Обвинив Иран в «разрушении» СВПД, эти страны заявили, что его ядерная программа «как никогда угрожает международному миру и безопасности». О своей роли в срыве договоренностей — тоже ни слова.

В «черном списке»

В Тегеране не питают пустых надежд на то, что Запад вдруг одумается и, «посыпав голову пеплом», пойдет на уступки. Подход более разумный, чем напыщенная, шапкозакидательская и, очевидно, рассчитанная на «внутреннюю аудиторию» поза российских властей, которые потребовали от НАТО «собирать манатки», а в итоге получили унизительную отповедь. Иран рассматривает венские переговоры как возможность снизить накал конфронтации, но одновременно требует уважения своих прав. Среди его условий возвращения к «сделке» — отмена введенных после 2018 года санкций и получение юридически закрепленных гарантий от США, что они не выйдут из соглашения в одностороннем порядке. «Иран вступил в переговоры, чтобы достичь хорошего соглашения, но не примет условий, которые выходят за рамки СВПД», — заявил глава МИД исламской республики Хосейн Амир Абдоллахиян.

Тегеран не зацикливается на контактах с Западом. За последний месяц Абдоллахиян посетил Китай, Оман и Катар, в Иране побывали делегации из Сирии, Объединенных Арабских Эмиратов, Афганистана, Туркмении. В Пекине было объявлено о переходе в стадию реализации 25-летнего соглашения о сотрудничестве двух стран. Несмотря на сложные отношения с Саудовской Аравией, между Тегераном и Эр-Риядом достигнута договоренность о возвращении иранского представителя в офис Организации исламского сотрудничества в Джидде.

Дипломатические успехи помогли сделать важные шаги в сфере экономики. За март — декабрь 2021 года внешнеторговый оборот Ирана увеличился на 38 процентов — до 72 млрд долл., экспорт же показал 40-процентный рост. Несмотря на ударившие по нефтяному сектору санкции, Иран «перенастроил» экономику с упором на несырьевые отрасли. На 22 процента увеличился экспорт стали, существенно возросли показатели химической промышленности, начато производство солнечных батарей и судовых двигателей. Представляя проект бюджета, Эбрахим Раиси назвал главными принципами социально-экономического развития стабильный рост и справедливое распределение благ. Этому должна служить опора на внутренние ресурсы страны.

Противникам Тегерана это не по нутру. Наступление ведется по нескольким направлениям. Во-первых, США не только не собираются снимать существующие санкции, но и вводят новые. В декабре семь иранских граждан и две организации пополнили «черный список» за «нарушения прав человека». Еще один пакет санкций связан с разработкой беспилотников.

Во-вторых, новые обороты набирает информационная война. В ее центре находится ядерная программа, обрастающая все новыми леденящими душу «подробностями». Хотя Тегеран подчеркивает, что его деятельность преследует сугубо производственные и научные цели и дальше обогащения урана до 60 процентов он не пойдет, западные СМИ утверждают о тайном создании атомной бомбы. Для этого якобы достаточно всего двух-трех недель! Под стать заявления об имеющихся у Ирана «средствах доставки». Если верить американским и израильским изданиям, недавний запуск ракеты-носителя «Симург» с тремя спутниками на самом деле был испытанием баллистической ракеты с тремя боеголовками.

Пропагандистское клише об «экспорте террора» должны обосновать вбросы вроде того, что Иран организовал покушение на премьер-министра Ирака Мустафу аль-Казыми, постоянно снабжает оружием йеменских хуситов и ливанскую «Хезболлу», а также приютил на своей территории главарей «Аль-Каиды»*. Для демонизации Тегерана привлекаются режимы, записавшиеся в лакеи западного капитала. Так, спустя год после трагической гибели в Иране украинского авиалайнера секретарь Совета национальной безопасности Украины Алексей Данилов назвал произошедшее терактом. По его словам, летевший в Киев самолет был изначально избран жертвой, а приказ сбить его «могли дать только представители иранского руководства высокого ранга».

Все это завершается советами вроде тех, что дает газета «Уолл-стрит джорнэл». Она призывает наказать Тегеран, чтобы другие страны, вроде Китая или России, «дважды подумали, прежде чем предпринимать шаги на международной арене». Для этого предлагается предоставить вооружение Израилю для ударов по стратегическим объектам Ирана.

Смертельные враги, странные «союзники»

Столь кровожадные идеи — не плод больной фантазии отдельных авторов. О разработке военного плана открыто заявляет израильское руководство. Называются даже конкретные факты. Например, на подготовку авиации к трансграничным операциям выделено 1,5 млрд долл. «У нас есть возможности, которые мир не может себе представить, — заявил министр иностранных дел Израиля Яир Лапид. — Мы защитим себя от иранской угрозы, для этого нам не нужно чье-либо разрешение». Для запугивания Ирана наносятся авиаудары по Сирии. Их количество за последний год увеличилось вдвое. Только в декабре израильские самолеты дважды бомбили порт Латакии и атаковали международный аэропорт Дамаска.

США потворствуют воинственным приготовлениям. Оборонные ведомства двух стран подписали соглашение о поставке Израилю боевых вертолетов и самолетов-заправщиков Boeing KC-46. Посетив с визитом Вашингтон, министр обороны еврейского государства Бени Ганц и директор службы внешней разведки «Моссад» Давид Барнеа получили заверения в поддержке.

Да и сами США наращивают военный потенциал в регионе. «Мы обладаем реальной силой на этом театре и будем его поддерживать. Если будет нужно, мы перебросим дополнительные силы и сделаем это быстро», — грозится глава Пентагона Ллойд Остин. Он добавил, что «неготовность Ирана к взаимодействию» заставит Вашингтон рассмотреть «все необходимые возможности для обеспечения своей безопасности».

Чтобы слова звучали более весомо, США провели серию военных учений. В совместных с Саудовской Аравией маневрах ВВС участвовали стратегические бомбардировщики B-1 Lancer. Учения сухопутных сил «Стрельба в заливе» прошли в Кувейте. Белый дом поставит Эр-Рияду управляемые ракеты и модернизирует его самолеты дальнего радиолокационного наблюдения Boeing E-3 Sentry.

Вашингтон пытается сблизить Израиль с арабскими странами. В ходе визита в Саудовскую Аравию советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан уговаривал королевство наладить отношения с Тель-Авивом. После этого между странами было установлено авиасообщение, состоялись виртуальные переговоры с участием глав израильского и саудовского МИД.

В декабре премьер-министр Израиля Нафтали Беннет посетил ОАЭ, дипотношения с которыми еврейское государство установило чуть больше года назад. Визит совпал с заявлением минфина США, предупредившего о «рисках» отношений с Ираном. Приведение монархии к послушанию необходимо для создания антииранского альянса, идею которого вынашивают израильские и американские стратеги. Командующий ВВС Израиля Амикам Норкин, например, уже объявил о планах региональной системы ПВО.

Окончательно сбросили маски бесстрастных посредников европейские державы. По итогам переговоров Лапида с президентом Франции Эмманюэлем Макроном стороны заявили о «необходимости оказать давление на Иран». А Великобритания заключила с Израилем договор о стратегическом партнерстве в области обороны и технологий. «Время уходит, усиливая важность сопротивления амбициям Тегерана», — говорится в совместном заявлении МИД.

В своей внешней политике Иран не может полностью полагаться и на Россию. Состоявшийся 19-20 января визит в Москву Эбрахима Раиси не привел к прорывным соглашениям, как предполагали некоторые эксперты. В частности, не поднимался вопрос поставок Ирану комплексов С-400, хотя соответствующий запрос Тегеран сделал еще несколько лет назад.

Вероятно, Россия опасается негативной реакции Израиля, отношениями с которым в Кремле весьма дорожат. Даже удары по Латакии, в непосредственной близости от российской авиабазы «Хмеймим», не вызвали недовольства Москвы. В недавнем интервью российским СМИ Лапид высказал Кремлю благодарность за «координацию по вопросам национальной безопасности» и сообщил о совместном «механизме деконфликтинга» в отношении Сирии и Ирана. А экс-глава Совета по национальной безопасности Израиля Меир Бен-Шаббат сообщил, что Россия разделяет мнение о дестабилизирующей роли Тегерана. Опровержений из Москвы на это не поступило.

Также в Кремле подчеркивают важность сближения с Саудовской Аравией. В августе прошлого года оборонные ведомства двух стран подписали соглашение о сотрудничестве, а незадолго до приезда Раиси председатель думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий выступил с более чем спорным заявлением. Назвав королевство «фактором стабильности», он отметил важность «миролюбивых» и «конструктивных» шагов Эр-Рияда по решению региональных вопросов, включая кризис в Йемене. О том, что саудовская интервенция унесла жизни почти 400 тыс. человек, в Москве скромно умолчали.

За сорок лет после исламской революции Иран привык рассчитывать на собственные силы и знает цену буржуазной дипломатии. Этому опыту полезно поучиться другим странам.

* Организация, запрещенная в РФ.

Сергей Кожемякин

Источник — Правда

В США фактически не осталось рычагов по давлению на Поднебесную и на Персию

The J-10 multi-role fighter approaches Western fighters in terms of performance and capabilities

Александр Ситников

На сайте министерства иностранных дел Китая появилось краткое изложение встречи главы МИД КНР Вана И со своим иранским коллегой Хоссейном Амиром Абдоллахияном в городе Уси (провинция Цзянсу). В частности, говорится, что «обе стороны объявили о начале реализации 25-летнего всеобъемлющего плана сотрудничества между двумя странами».

Оба министра обменялись мнениями по иранской ядерной ситуации. Ван И сказал, что достоинства иранской ядерной проблемы ясны с первого взгляда. Односторонний выход Соединенных Штатов из всеобъемлющего соглашения по иранской ядерной проблеме привел к нынешней сложной ситуации, и они (американцы) должны нести главную ответственность и как можно скорее исправить свои ошибки.

Китай решительно поддерживает возобновление процесса переговоров по осуществлению всеобъемлющего соглашения, продолжит конструктивное участие в последующих переговорах и надеется, что все стороны преодолеют трудности. Абдоллахиян в свою очередь сказал, что иранская сторона привержена достижению всеобъемлющего и стабильного соглашения о гарантиях путем серьезных переговоров.

И самое главное, Ван И заявил, что Китай решительно выступает против незаконных односторонних антииранских санкций, против политических манипуляций в таких вопросах, как права человека, а также против грубого вмешательства во внутренние дела Ирана.

В Штатах ломают голову, как разрушить сближение Китая и Исламской республики Иран (ИРИ), что с учетом близких отношений между Пекином и Исламабадом уже привело к геополитическому сдвигу в Азии. КНР, ИРИ и Пакистан в среднесрочной перспективе могут создать свой азиатский блок НАТО, что лишает всякого смысла американскую поддержку Индии.

«Эти развивающиеся связи (между КНР и ИРИ) укрепили способность Ирана противостоять санкциям, ослабили его изоляцию и помогли усилиям Тегерана по достижению региональной гегемонии, — рассуждает Джеймс Филлипс, научный сотрудник по вопросам Ближнего Востока в Центре Фонда наследия. — Но Иран нуждается в Китае больше, чем Китай нуждается в Иране. Вашингтону следует использовать эту асимметрию, увеличив для Пекина издержки тесных связей с Ираном, сократив его экономические выгоды и сократив потенциальные выгоды для Тегерана от тесных связей с Китаем».

Но могут ли США каким-то образом так надавить на КНР, чтобы Пекин испугался и отказался от союза с Ираном? Ответ лежит в плоскости взаимной зависимости.

Начнем с того, что дефицит торгового баланса США с Китаем в 2020 году составил $ 310,8 млрд., что только на 9% меньше, чем дефицит в $ 345,2 млрд. в 2019 году. С учетом локдауна и закрытия портов, речь фактически идет о минимально возможном сокращении товарооборота между первыми экономиками мира. Экспорт США в Китай составил всего $124 млрд., в то время как импорт из Китая составил $ 435,5 млрд.

Официальных данных по прошлому году пока нет, но основные торговые игроки заявляют о восстановлении мирового экспорта-импорта. Между тем из США идут новости о пустых полках, что частично напоминает советские магазины при горбачевской перестройке.

Дерек Томпсон, штатный корреспондент журнала Atlantic и автор информационного бюллетеня «Работа в процессе», еще в октябре 2021 года писал: «Мне кажется, что в Америке заканчивается все».

«Тебе нужна деталь для машины? Доставка займет лишнюю неделю. Извини. Книга, которую ты искал? Придет только в ноябре (через месяц). Извини. Детская кроватка, которую ты купил? Жди в декабре (через два месяца). Извини. Заказ по благоустройству дома, для которого требуется несколько строителей? Ха-ха, молись, чтобы ремонт вообще состоялся в 2022 году», жаловался три месяца назад Томпсон, но сейчас, судя по форумам, ситуация только ухудшается.

Все дело в том, что американцы разучились производить свое и рассчитывают только на китайские товары. «Нехватка всего не является результатом одного большого узкого места, скажем, на вьетнамских заводах или в американской транспортной отрасли. У нас заканчиваются поставки всех видов из-за настоящей гидры узких мест», отмечает автор Atlantic.

Пусть «вьетнамские заводы» не вводят в заблуждение. В США, как в какой-то стране с теократической диктатурой, запрещено говорить о тотальной зависимости от Поднебесной. Напиши Томпсон правду, его бы выгнали из Atlantic. Что касается «бутылочных горлышек» американской транспортной отрасли, отчасти, это правда. Но только отчасти.

Колумнист бюллетеня «Работа в процессе» поясняет, что чеки на миллиарды долларов, которые американцы получили от государства в качестве помощи в пандемию, были потрачены на реальные товары, особенно на товары для дома, такие как мебель и материалы для ремонта. «Многое из этих позиций приходится импортировать из Восточной Азии», констатирует Томпсон.

Доставка посылки из Шанхая в Лос-Анджелес в настоящее время в шесть раз дороже, чем доставка посылки из Лос-Анджелеса в Шанхай. Причина в том, что из Америки в Китай почти никто ничего не отправляет, зато спрос на обратное направление в десятки раз превышает предложения. Вот и идут из КНР в США гигантские сухогрузы с полными контейнерами, назад — с пустыми.

Теперь самое время вернуться к китайско-иранскому сотрудничеству, из-за которого звездно-полосатые ястребы требуют наказать Поднебесную. Когда какой-то американский эксперт или политолог настаивает на тотальных санкциях против Китая, он, похоже, просто сотрясает воздух.

Тот же Джеймс Филлипс, из Фонда наследия констатирует: «Администрация Байдена ослабила применение многих санкций (против КНР)…Это, в свою очередь, уменьшило перспективы удовлетворительного исхода переговоров по ядерной программе ИРИ, способствовало росту незаконного экспорта иранской нефти в Китай и снизило барьеры на пути расширения китайско-иранского сотрудничества».

И произошло это только потому, что в США потихоньку свернули программу Трампа «покупайте американское» после прихода демократов в Белый дом. Значит, вся надежда заокеанского электората на импорт из Китая.

Такое сближение Пекина и Тегерана в свете растущей экономической мощи Поднебесной по оценке журнала Military Watch, резко уменьшает шансы России по продаже Ирану истребителей Су-35, да и вообще любого другого русского вооружения. Не сработает программа бартера персидской нефти на русские «фланкеры», поскольку китайцы увеличивают закупки энергоносителей из ИРИ.

Иран «в 2021 году изо всех сил пытался профинансировать приобретение китайских истребителей J-10C, которые, хотя во многих отношениях и более сложные, чем Су-35, намного меньше и стоят гораздо дешевле как в приобретении, так и в эксплуатации», отмечает MW. Словом, более тесные экономические и политические связи Ирана с Китаем сделали «приобретение китайских вооружений более вероятным».

Таким образом, из разных, на первый взгляд, пазлов складывается весьма понятная и целостная картина. Китай во главе с Компартией оказался намного эффективнее не только России, в которой до власти дорвались, говоря языком 1917 года, «белые», но и Соединенных Штатов, которые по словам самих же американцев превращаются в страну «ленивых и жирных янки».

И напоследок: если Иран что-то купит у России, то, скорее всего, это будут дешевые МиГ-29М или МиГ-35. Причем, возможно, только потому, что в нашей стране когда-то тоже строился социализм, дискредитированный позднесоветской партноменклатурой.

Источник — СвободнаяПресса

Зачем нужен пояс безопасности вокруг Афганистана?

Умед Хакимов

независимый эксперт, участник Школы аналитики CABAR.asia

Идея создания пояса безопасности вокруг Афганистана должна быть срочно реализована, считает Умед Хакимов, участник школы аналитики CABAR.asia. Инициатива требует срочного своевременного реагирования со стороны приграничных государств и стран Центральной Азии.

Еще в 1998 году президент Таджикистана Эмомали Рахмон выступал в ООН с инициативой «о создании пояса безопасности вокруг Афганистана». Эта идея была актуальна до ввода американских войск в Афганистан в 2001 году. Тогда после падения первого талибского правительства в Кабуле появилась надежда на создание адекватной светской власти в Афганистане и тогда инициатива о создании пояса безопасности была забыта.

Но с возвращением к власти Талибан ((запрещено в большинстве стран Центральной Азии и признано террористическим) летом 2021 года, сторонников создания пояса безопасности вокруг Афганистана стало больше. С такими идеями выступает Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан, Индия.

Угрозы, исходящие из Афганистана:

Проникновение членов террористических группировок под видом беженцев в любую страну, что влечет за собой естественную дестабилизацию обстановки внутри этих стран.

После прихода талибов к власти из Афганистана хлынули огромные потоки беженцев во все страны мира. Согласно Конвенции о статусе беженцев все государства члены ООН обязаны принимать беженцев, которым грозит опасность их жизни в той стране откуда они прибывают. Но нельзя исключать тот факт, что члены террористических группировок научились тщательно сливаться с толпой, и скрывать свои личности. Проникновение террористов-одиночек или членов группировок в Афганистан сейчас никак не контролируется. Таким же образом они могут выезжать оттуда под видом беженцев. Это создает угрозу проникновения и создания экстремистских ячеек в других странах под видом беженцев, а в первую очередь в Центральной Азии.

Фактор захвата власти террористической группировкой и признание ее легитимной другими государствами может послужить мотивирующим фактором для других подобных опасных террористических и экстремистских группировок в других странах.

Такие запрещенные в ряде стран Центральной Азии группировки как «Аль-Каида», «ИГИЛ-Хорасан», «Сеть Хаккани», и даже «ИГИЛ» сейчас празднуют победу Талибан.

Хотя о радостном для них событии они никаких заявлений не делают. Возможно это связано с их целью избежание демонстрации связи с Талибами, так как последней необходимо завоевать доверие мирового сообщества. Они просто стоят за кулисами и продолжают свою деятельность. Здесь очень важно также помнить о существовании филиалов Аль-Каиды в Сомали, Мали, Сахеле, для которых победа Талибан может стать примером. И получается, что в случае захвата ими власти в тех странах, где они активны, они могут так же стать легитимной властью, которую признает мировое сообщество.

Поэтому политика непризнания Талибан легитимной властью в Афганистане является адекватной. Иначе невозможно избежать цепной реакции. Потому что признание власти Талибов повлечет за собой активацию радикальных террористических организаций, которые до этого момента находились в подполье. Признание одной террористической организации – признание всех остальных.

Экономический кризис и несостоятельность правительства обеспечить экономическую безопасность для своих граждан напрямую повлечет за собой возникновение экономических проблем в государствах-партнерах Афганистана.

Талибан представляет собой террористическую организацию, способную в основном только воевать и продвигать свою интерпретацию мирной религии ислам, используя радикальные идеи, которые, кроме как ограничений ничего не дает гражданам Афганистана.
А вот абсолютное отсутствие у них способности рационального управления экономикой государства в скором времени может стать проблемой не только самого Афганистана, но и для его экономических партнеров. Сейчас в стране растет бедность и безработица. Это все в конечном итоге приведет к экономическому краху. ООН призывает предотвратить гуманитарную катастрофу в Афганистане, но мировое сообщество сейчас не готово оказать достаточную помощь. Сейчас из 100% запрошенной гуманитарной помощи для Афганистана учреждения ООН получили лишь 35%.

Рост производства и контрабанды наркотических веществ

Отсутствие альтернативных источников средств к существованию у населения приведет к увеличению числа занятых выращиванием опиума. Что в свою очередь приведет увеличению экспорта наркотических веществ не только в страны Центральной Азии, но и во всем мире, где Центральная Азия будет играть роль буферной зоны. Вряд ли Талибан откажется от дохода, который будет приносит им выращивание опиума. С предыдущего опыта их правления в Афганистане известно, что они поощряли культивацию наркотических веществ, и даже взымали с них налоги, которые в последующем они использовали для поддержания военного противостояния. А теперь будут использовать для укрепления своей власти.

Производство опиума в Афганистане в гектарах. По данным ООН
Производство опиума в Афганистане в гектарах. По данным ООН
Темпы производства опиума в Афганистане с годами лишь увеличивались. В этом году по данным ООН, объем производства опиума в Афганистане вырос на 8 процентов и достиг 6,8 тыс. тонн. В связи со сложившейся экономической ситуацией можно предположить, что эта тенденция сохранится.

Безграничная экспансия терроризма и экстремизма в соседние страны.

Талибы обещают не нападать, но это обещание никаким образом не гарантирует отсутствие угрозы, исходящее от различных этнических группировок на данный момент находящихся на территории Афганистана, в числе которые немалое количество выходцев с постсоветского пространства. После того как боевики ИГИЛ потерпели крах в Сирии и Ираке, Афганистан стал для них местом новой дислокации. Согласно докладу The Soufan Center, общее количество боевиков из Центральной Азии, которые уехали в Сирию и Ирак, превышает 5 тыс. человек. Если их разбить по странам происхождения, то получается следующая картина: Казахстан — более 500 человек (11,90%), Кыргызстан — более 500 человек (11,90%), Таджикистан — 1300 человек (30,95%), Туркменистан — более 400 человек (9,52%), Узбекистан — более 1500 человек (35,71%).
Эти угрозы являются наиглавнейшими проблемами в вопросе сохранения безопасности национальных интересов всех стран-соседей. А так как они являются существенными, актуальными, происходящими в современной реалии, касаются целого региона, а возможно мирового масштаба, то само собой возникает вопрос, – как приграничным государствам сохранить свою национальную безопасность, не допустить экспансии экстремизма и терроризма на свою территорию, но при этом не терять экономического партнера в лице Афганистана.

Решением этих проблем может стать создание «пояса безопасности вокруг Афганистана».

Почему нужно создать Пояс Безопасности вокруг Афганистана?

Во-первых, чтобы избежать экспансии терроризма и экстремизма в любое государство. Тут будет неоценима роль органов национальной безопасности каждой страны, на которых будет возложена роль фильтрации настоящих беженцев от «фиктивных». Требуется тщательное изучение истории каждого беженца во избежание проникновения экстремистов под прикрытием. Совместная деятельность и сотрудничество органов безопасности разных стран может стать эффективным решением данного вопроса.

Во-вторых, содействие пограничных служб стран в рамках пояса безопасности вокруг Афганистана может фактором сдерживания экстремистских и террористических группировок от попыток вторжения в границы этих стран. Обеспечение безопасности к примеру, таджикско-афганской или узбекско-афганской границы, станет защитой не только национальных интересов Таджикистана или Узбекистана, но также стран-членов ОДКБ и всех остальных стран мира.

В-третьих, создание безопасного экономического коридора дает возможность для безопасной транспортировки торговых грузов. С 2003 года Китай активно продвигает инициативу «Один пояс – один путь», подразумевающей под собой воссоздание исторического маршрута «Шелкового пути», который пролегает через страны Центральной Азии.

Китай готов инвестировать в инфраструктуру стран Центральной Азии для реализации свое инициативы. Но осторожничает из-за потенциальных угроз. В случае состыковки двух стратегий «Пояс безопасности вокруг Афганистана» и «Один пояс – один путь» в рамках Шанхайской Организации Сотрудничества можно было бы без опасений строить маршруты даже вдоль границы Афганистана. В таком случае будет гарант защиты экономического коридора от возможных угроз, исходящих от различных афганских группировок: захвата товара, рэкет, мародерства, похищение людей.
В-четвертых, содействие стран в контроле и укреплении границ вокруг Афганистана с целью пресечения не только экспорта наркотиков, но и импорт химических веществ для производства наркотиков может послужить хорошим методом борьбы с наркотрафиком. Так как доля Афганистана на мировом рынке героина составляет 90 %, то получается, что пресечение транзита наркотических веществ только на границе Афганистана приведет к пресечению 90% героина, поступающего на мировой рынок.

В-пятых, так как угрозы, исходящие от талибского правительства, касаются не только центрально-азиатского региона, но других стран-соседей, то инициатива создания пояса безопасности вокруг Афганистана в контексте сложившейся ситуации, может стать толчком для нового интеграционного процесса, то есть к созданию союза между государствами ОДКБ и ШОС + Иран, Индия, Пакистан. Важным пунктом является то, что отсутствие в данном случае ни одного государства невозможна. Например, если в этом союзе не будет Пакистана, то придется и вокруг него создавать пояс безопасности, потому что возможна экспансия терроризма и экстремизма через территорию Пакистана.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что Афганистан на данный момент является идеальной средой обитания для любой радикальной группировки. Нынешние власти не способны полностью контролировать территорию Афганистана, что дает возможность экстремистским организациям использовать эту страну как базу для перегруппировки и консолидации своих сил.

При реализации инициативы «Пояс безопасности вокруг Афганистана» можно рекомендовать следующее:

– Необходимо создание своего рода симбиоза: СНГ, СВМДА (Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии), ОДКБ, ШОС. Международным организациям и странам участникам необходимо скоординировать региональную стратегию для своевременного реагирования на угрозы, исходящие от нынешнего афганского правительства.

– Создать единый аналитический центр, куда будут входить представители органов безопасности каждой страны-участницы. Данный аналитический центр должен будет своевременно собирать информацию, обрабатывать ее и оперативно кооперировать с пограничными службами каждого государства участника.

– В борьбе с наркотрафиком свою эффективность показала операция «Канал». Поэтому надо взять ее за основу и на фоне более широкого круга участников продолжить ее реализацию, чтобы проводить совместные операции по борьбе и противодействию с наркотрафиком.

– Создание единого киберщита в эпоху цифровых технологий может стать эффективным методом борьбы с экстремизмом, терроризмом, наркотрафиком, «фиктивными» беженцами и другими угрозами еще на самом начальном этапе ее возникновения.

– Несмотря ни на что, во избежание гуманитарной катастрофы в Афганистане, страны участники, международные организации, мировое сообщество в целом, должно содействовать и оказывать гуманитарную помощь афганскому народу.

Также необходимо оказывать содействие в восстановлении экономики Афганистана, даже при условии непризнания власти Талибан. Так как эта страна не перестает быть торговым партнером для центрально-азиатских государств.

Несмотря на все угрозы, исходящие от нынешнего правительство Талибан, мировому сообществу необходимо содействовать Афганистану для восстановления его экономического состояния, помочь избежать гуманитарной катастрофы. Иначе отчаяние местного населения заставит снова заняться тем, что будет кормить их семьи: культивацией и продажей опиума, браться за оружие и заниматься грабежами, вступать в ряды экстремистов и террористов. Поэтому Афганистан должен иметь возможность вести нормальную экономическую деятельность, чтобы избежать экономического коллапса.

Источник — cabar.asia

Коллизии вокруг EastMed: на пути к осознанию реалий

США отказались от поддержки проекта EastMed, который наносил ущерб отношениям Турция — ЕС и увеличивал вероятность конфликта в Восточном Средиземноморье

Doç. Dr. İsmail Şahin, Aynur Asgarli   АНАЛИТИКА - Коллизии вокруг EastMed: на пути к осознанию реалий

АНКАРА

Одной из причин отказа США от поддержки проекта строительства Восточно-Средиземноморского трубопровода (EastMed) стало растущее военное преимущество Турции в регионе и принимаемые ею на этом фоне меры сдерживания.

Ранее Вашингтон поддерживал этот проект, так как считал, что Россия использует зависимость ЕС от природного газа в качестве оружия против Запада.

Однако EastMed наносил ущерб отношениям Турция — ЕС, Турция — Греция и урегулированию кипрского вопроса, а также увеличивал вероятность конфликта в Восточном Средиземноморье.

Решительность Турции в Восточном Средиземноморье и соглашение, подписанное ею с Ливией, завели проект EastMed в тупик. Участники проекта не смогли добиться уступок от Турции, а США, ввергнутые в панику в связи с восходящими державами Азии, осознали необходимость установления новых связей и партнерских отношений с Анкарой.

США увидели необходимость в укреплении НАТО для достижения равновесия перед лицом этих растущих сил, что также увеличивает стратегическую ценность Турции. Немаловажным фактором стали здесь и передовые системы вооружений и дипломатический вес Турции в НАТО.

Следует также отметить, что конфликты в Восточном Средиземноморье скорее усилили Турцию, чем ослабили ее.

Поддержка Турции необходима США и НАТО для усиления сдерживающих мер против Китая и России. Если Штаты в новых реалиях предпочтут ориентироваться только на Китай и Россию, то рационально будет обратиться к стабилизирующей стратегии в Восточном Средиземноморье.

Между тем стремление Вашингтона сформировать коалицию из стран, полагающихся на США в вопросе ограничения влияния Турции в Восточном Средиземноморье, не было верным решением и в долгосрочной перспективе могло нанести вред НАТО.

Важно, чтобы Белый дом отказался от своей привычки передавать оружие и военную силу соседям в масштабах, способных вызвать беспокойство у Турции. Ведь в настоящий момент главной необходимостью для двух стран является восстановление духа союзничества.

Здесь напомним, что хотя США в рамках закона «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA) ввели санкции против Турции после закупки российских систем ПВО С-400, для Индии, закупившей те же комплексы, Штаты сделали исключение.

Примечательно, что турецкая общественность, которая внимательно отслеживала эти события, считает, что США поступили несправедливо по отношению к Турции как в Восточном Средиземноморье, так и в вопросе С-400. Чтобы завоевать доверие турецкой общественности на данном этапе Вашингтон должен не только выйти из EastMed, но и немедленно отменить санкции CAATSA.

[Доктор Исмаил Шахин, преподаватель Университета Хаджи Байрам Вели в Анкаре]

АНАЛИТИКА — Коллизии вокруг EastMed: на пути к осознанию реалий (aa.com.tr)

Россия отодвинула Турцию от зоны своих национальных интересов

Юрий Мавашев
востоковед, директор Центра изучения новой Турции


Попытка государственного переворота в Казахстане в январе 2022 года может подтолкнуть Турцию к пересмотру своей стратегии в Средней Азии и в отношении сотрудничества с Россией. Точнее было бы даже сказать, что новые обстоятельства диктуют Анкаре эту необходимость.

Еще в ноябре 2021 года, когда Тюркский совет под эгидой турок был переименован в Организацию тюркских государств (ОТГ), а на последнем заседании была принята программа «Тюркское видение 2040», стало понятно, что на постсоветском пространстве таким влиятельным игрокам, как Россия и Турция, ужиться будет непросто. По существу обозначенный документ предназначался для политического месседжа или демонстрации, где адресатом была, разумеется, Москва.

К слову сказать, по иронии судьбы Казахстан был соавтором идеи создания Тюркского совета в 2009-м. Судя по всему, точности восприятия Кремлем сигнала должны были способствовать итоги второй карабахской войны, завершившейся неудачно для союзника Москвы по ОДКБ – Еревана. Тогда многие критики и откровенные недоброжелатели на все лады спекулировали тем, что ОДКБ превратилась в «бумажного тигра», а Армения была якобы отдана Россией чуть ли не на поругание Азербайджану и Турции. Впрочем, дальнейшие события лишь опровергли голословные и скоропалительные выводы.

Теперь же, похоже, российской стороне удалось не только перехватить инициативу из рук турок на постсоветском пространстве, руководствуясь давними конструктивными связями со своими соседями, но даже в некоторой степени убедить в этом саму Турцию. Во всяком случае, турецкая пресса спустя некоторое время подошла к «стадии принятия», начав оценивать произошедшее в российских официальных категориях. Переворот в Казахстане не удалось бы предотвратить настолько оперативно, если бы Россия осталась безучастной, полагает один из известных авторов проправительственного националистического издания Yeni Safak. Более того, отмечается, что влияние России (оказывается) в странах Средней Азии после распада СССР на самом деле никогда не угасало, а ОТГ не только «не представляет угрозы Москве», но, напротив, «действует с ней в одном ключе», когда противостоит деструктивным попыткам Запада подмять это пространство под себя. В частности, речь идет о необходимости развивать и поддерживать двусторонние контакты России и Турции в том числе по гуманитарной линии.

Кстати, показательно, что в ходе онлайн-совещания министров иностранных дел государств-членов и стран-наблюдателей Организации тюркских государств (ОТГ) 11 января произошедшее в Казахстане назвали «террористическим актом». «Отмечая важность соблюдения основных норм и принципов международного права, в заявлении подчеркнута поддержка казахстанским руководством контртеррористических операций против террористов, радикалов, экстремистов и преступников, нацеленных на нарушение конституционного строя в стране», – отмечалось в сообщении.

С одной стороны, как говорится, свежо предание, а верится с трудом. Совсем недавно турецкие политические и общественные деятели, не говоря уже о СМИ, заявляли едва ли не об условиях поддержки в рамках ОДКБ, которые Москва, по их версии, выдвинула Нур-Султану.

В частности, среди них было «признание Крыма», «предоставление России военных баз» и «восстановление русского языка в качестве второго официального». На поверку выяснилось, что говорить о каких-либо из перечисленных условий не приходится. Ярким подтверждением этому может послужить назначение на пост министра информации откровенного русофоба.

Вместе с тем признание турками за Россией ее первенства и авторитета в странах СНГ и, шире, в Евразии – сигнал несомненно важный. По всей видимости, турецкие власти действительно стали понимать, что Кремль не допустит вмешательства в зону своих национальных интересов. Очевидно, что в дальнейшем своевременная реакция России на международные события может стать моделью для российско-турецких отношений: там, где успевает Москва – Анкаре останется только согласиться с этим.

Источник — vz.ru

Чем закончится «Турецкий марш» Эрдогана на Украине?

foto:AA

Очередное предложение президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана выступить посредником между Россией и Украиной — тактический дежурный ход. Пользуясь очевидной потерей интереса со стороны Брюсселя к Киеву, Анкара стремится заполнить собой нишу западных стран и в чем-то замкнуть на себя Украину.
СТАНИСЛАВ ТАРАСОВ

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пытается закрепить за собой репутацию крупного мастера тактического политико-дипломатического маневрирования. Уже подмечено, что такая дипломатия используется им как повод для перевода Анкары из второго или третьего эшелона «большой политики» в первый дивизион. И только в тех случаях, когда главные игроки по тем или иным позициям или проблемам не обозначают внятную стратегию своих дальнейших действий. В образовавшийся зазор тогда пытается ворваться Турция, предлагая свои «услуги» или «решения».

В широком контексте подобная тактика ярко проявилась в маневрах Турции между США и Россией. Когда у Анкары случаются какие-то конфликты с Вашингтоном, она дрейфует в сторону Москвы, как бы говоря американцам: «Вам не стоит с нами ссориться, потому что я могу еще плотнее сдружиться с вашим противником». Когда у Эрдогана возникают проблемы с президентом России Владимиром Путиным, он апеллирует к НАТО и США, просит их помощи, как это было во время недавних боев в сирийском Идлибе. Однако, полагают многие турецкие эксперты, «есть ощущение, что такая тактика себя исчерпала». Как пишет турецкий профессор Ильяс Кемалоглу в издании Karar, «США и Россия не чураются в своих интересах поддерживать определенные геополитические амбиции Эрдогана», придерживая «свои заготовленные козырные карты в рукаве». В этом смысле американские аналитики до сих пор теряются в догадках, почему Путин поддержал геополитический проект Эрдогана «3+3» (Турция, Россия, Иран, Азербайджан, Армения и Грузия) в Закавказье. Не совсем им понятны и посреднические мирные инициативы Анкары на балканском направлении, где сильно европейское и американское влияние.

Палитру этих двух проектов объединяет то, что Турция, сохраняющая немало опорных позиций среди локальных участников политических процессов на Балканах и в Закавказье (в лице Азербайджана и Грузии), не приглашает для участия в игре своих западных партнеров. Конечно, в современных условиях нельзя говорить о «возрождении Османской империи». Правильнее было бы говорить о намерении современной Турции занять сильную позицию как в соседних, так и в более отдаленных зонах, которые когда-то находились в составе или под влиянием Османской империи. Вот почему, когда Эрдоган выступает с очередной какой-либо посреднической мирной инициативой, всегда важно определить с какой стороны дует ветер и понять причины того, почему, как пишет польское издание Gazeta Polska Codziennie, «все развивается по сценарию Моцарта: сначала бурно звучащий «Турецкий марш», а под конец — возврат в исходную спокойную точку».

На днях турецкое правительственное агентство Anadolu поведало, что Эрдоган в беседе с сопровождавшими его в ходе визита в Албанию журналистами заявил, что «сценарий оккупации Украины со стороны России является далеким от реальности». Он сообщил, что намерен поговорить о ситуации на Украине с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, который накануне побывал в Киеве, и «обсудить эти вопросы с президентом России Владимиром Путиным». По словам турецкого лидера, «в современном мире стремление к оккупации чужих земель не приведет к желаемому». Если проанализировать эту часть заявления Эрдогана, то бросаются в глаза следующие обстоятельства. Он, желая в очередной раз выступить посредником между Россией и Украиной и на сей раз привлекая и Алиева, пытается вклиниться с ним в так называемую челночную дипломатию, к которой сейчас подключены Россия, США, Германия, Франция, НАТО. По сути, Эрдоган предлагает создать новый треугольник Турция — Россия — Украина, который, по замыслу, при определенных обстоятельствах может стать новой альтернативной переговорной площадкой.

Но проблема в том, что в Москве это проект воспринимается лишь попыткой подменить Минск и сделать Турцию стороной конфликта Киева с Донбассом, пусть Анкара и трактует эту проблему несколько шире. Конечно, Турция не выставляет себя ангажированной стороной как в вопросах Украины, так и России. Однако Эрдоган еще и пытается зацепиться за проблему Крыма, что сводит на нет его посреднические усилия. Глава Турции — опытный политик и не может этого не понимать. Следовательно, на данном этапе своими заявлениями он стремится решить не внешнеполитические задачи, а внутриполитические, связанные с предстоящими в 2023 году президентскими выборами. Потому что после кризисных событий в Казахстане репутация Анкары в тюркском мире заметно потускнела и Эрдогану важно с Путиным начать публично обсуждать вопросы, которые не имеют своего конкретного решения. Ставка тут делается на то, что Кремль не откажется от диалога, так как у него не существует категорического неприятия Турции, да и Азербайджана.

Поэтому предложение Эрдогана — это очередной тактический дежурный ход, привлекающий интерес больше экспертов, нежели политиков. Пользуясь очевидной потерей интереса со стороны Брюсселя к Киеву, Анкара стремится занять нишу западных стран и в чем-то замкнуть на себя Украину. С точки зрения Эрдогана, его ход означает начало разыгрывания «Турецкого марша». Но его звуки скоро затихнут, когда ресурс конвертации внешнеполитических успехов во внутриполитические иссякнет. Это Турция, таков путь.


Станислав Тарасов

Источник — regnum.ru