США перед историческим выбором: XXI век подарит американскую революцию?

2020 United States of America presidential election. Text design pattern. Vector illustration. Isolated on blue background.

Ожидаемый накал страстей в год президентских выборов в Соединенных Штатах Америки приобретает не совсем очевидный, но вполне предсказуемый поворот. Эксперты ИА REGNUM допускают, что с таким раскладом XXI век подарит нам новую американскую революцию.

ДМИТРИЙ ШЕЛЕСТ, ИВАН ПИСАРЕВ

Ожидаемый накал страстей в год президентских выборов в Соединенных Штатах Америки приобретает не совсем очевидный, но вполне предсказуемый поворот. Верхушка Демократической партии (ДП) США, предполагая высокую степень вероятности поражения на ноябрьских выборах, со старанием, достойным лучшего применения, вступила в период «внутренней войны».

Отсеивание кандидатов в президенты от демократов подошло к своему итогу: на арене остался несистемный Берни Сандерс и представитель партийного истеблишмента — Джо Байден. Фактически подобная направленность начала вырисовываться с первых кокусов (партийных избирательных собраний) в стане демократов. Даже такие условно несистемные демократы, как прямолинейная Тулси Габбард и незаурядный во всех отношениях Питер Буттиджич вольно или невольно будут скрытыми «торпедами», направленными на демократического социалиста Берни Сандерса. И даже ускоренная мимикрия сторонницы капитализма Элизабет Уоррен в поборницу социальной справедливости — это также история, направленная не только на борьбу за номинацию кандидата в президенты от Демократической партии США. Прежде всего, основной целью являлся демократический социалист Берни.

И вот уже Пит Буттиджич, уходя из президентской гонки, просит своих сторонников поддержать Джона Байдена. Более того, по слухам в среде американских наблюдателей, подобную просьбу ему высказал якобы сам Барак Обама. Отметим, что экс-кандидат Эми Клобушар ранее сделала то же самое: сойдя с предвыборной гонки, она отправилась в Даллас, чтобы поддержать Байдена на праймериз в Техасе. Как еще раньше поступил один из первых «отвалившихся» претендентов, Бето О’Рурк. Позднее опытного функционера от Демократической партии США поддержала Камала Харрис и провалившаяся в родном штате Массачусетс Элизабет Уоррен.

Самое забавное, что Берни Сандерса сложно назвать социалистом в марксистском понимании этого термина. Несмотря на то, что обозреватели с телеканала «Фокс Ньюс» наклеили на него ярлык bolshevik, сенатор от штата Вермонт, скорее, является апологетом того, что выдающийся американский президент Франклин Делано Рузвельт называл моральным капитализмом. Медицинская страховка для всех, минимальная оплата труда в 15 долларов США в час, бесплатное высшее образование, увеличение корпоративного налогообложения и повышение налогов для богатых — все это далеко не социалистическая революция. Однако для заскорузлой бюрократии Демократической партии США и ее партийных боссов даже в таком виде предвыборные тезисы Берни Сандерса выглядят более устрашающе, чем сам Дональд Трамп. Очевидно, что даже частичная реализация требований американского социалиста может достаточно болезненно ударить по главным спонсорам Демократической партии — финансовым группам с Уолл-Стрит. Это не кажется удивительным, если учитывать, что со времен окончания Великой депрессии в США доля финансового сектора в перераспределении государственных доходов возросла с 5 до 50% на сегодняшний день. Как следствие, влияние банкиров и биржевых спекулянтов в стране возрастало прямо пропорционально росту доходности и объема финансовых операций. Такие вопросы, как зеленая энергетика, увеличение объема продаж электромобилей, рост услуг в сфере цифровой экономики, как и многие другие реальные и виртуальные аспекты хозяйственного взаимодействия, становятся шагами, направленными на создание новых рынков в дополнение к «остывающим» традиционным направлениям. А все это нацелено на сохранение уровня доходности инвестиционных организаций. В этих условиях именно Сандерс с его совершенно «антиамериканскими» идеями становится врагом номер один для корпоративной Америки.

На этом фоне Дональд Трамп, безусловно, остается главным раздражителем для демократов, но все-таки не скрытой угрозой, не врагом империалистической Америки и ее олигархической верхушки. Естественно, что, поддерживая Джо Байдена, партийные боссы Демократической партии допускают возможность «свалить» и действующего президента США на ноябрьских выборах 2020 года. Согласно январским опросам, большая часть демократов полагала, что Байден сможет идти хотя бы вровень с Трампом, но скорее всего, подобные данные выдают желаемое за действительное, как это было с прогнозами относительно победы Хиллари Клинтон в 2016 году. «Сонный Джо», как называет своего соперника сам Трамп, вряд ли способен консолидировать столь значительное количество демократов, а коррупционные скандалы с участием его сына и его брата, без сомнения, всплывут в ноябре текущего года. И здесь оценки Трампом Джо Байдена не сильно расходятся с оценками этого кандидата как среди американских избирателей в целом, так и среди демократов в частности. Аполитичный, нехаризматичный Джо Байден, будучи слабым оратором, не видится американскому избирателю ни визионером, ни сильным лидером, который сможет дать бой Трампу и возглавить страну.

При наблюдении за ходом избирательной кампании в стане демократов складывалось ощущение, что Байдена притягивают за уши в качестве основного кандидата от Демократической партии на следующих президентских выборах — настолько слабой казалась энергетика его избирательной кампании. Это хорошо иллюстрируется разошедшейся после «супервторника» шуткой о том, что сбитый с толку и находящийся в сумбурном состоянии Байден, выбывая из президентской гонки, тоже заявил, что поддерживает Джо Байдена. Байден не зажигает аудиторию, а просто плывет по течению. Для среднестатистического американского избирателя-демократа будет очень обидно, когда на вершине президентских выборов встретятся главный кандидат-республиканец и главный кандидат-демократ, и окажется, что последний пребывает в состоянии летаргического сна. При таком раскладе можно предположить, что представители верхушки Демократической партии США готовы «сдать» выборы 2020 года. Если это так, то у них остается иная цель: стереть социалистическую повестку с политической карты Соединенных Штатов по крайней мере на следующий электоральный цикл.

С таким вялым исходом праймериз в стане демократов только и остается, что пенять на институт коллегии выборщиков, который искажает мнение большинства американских избирателей. Дискуссия об отмене этого института уже набила оскомину не только политологам внутри США, но и политологам-международникам, дающим оценку событиям политической жизни в Соединенных Штатах из-за рубежа. Устойчивость этой традиции представляется особенно странной в контексте того, что многие ключевые фигуры американской политики оказываются им очень недовольны. Так, на выборах 2016 года из-за коллегии выборщиков не смогла стать президентом мощный кандидат Хиллари Клинтон, которая в ходе голосования набрала большинство голосов избирателей. В текущем политическом сезоне в ходе праймериз из-за выборщиков оказались ослаблены позиции другого мощного кандидата — Берни Сандерса.

Подобное положение дел высвечивает дихотомию в развитии Америки. Если Сандерс победит в качестве кандидата в президенты США, то это можно назвать своеобразной социальной революцией в рамках существующей политической системы. Причем определенные изменения затребованы и американским обществом. Так, под термином «социализм» американцы подразумевают: всеобщее здравоохранение — 76%; бесплатное образование — 72%; прожиточный минимум — 68%; государственный контроль экономики — 66%; государственный контроль и регулирование частной собственности — 61%; высокие налоги для богатых — 60%; государственный контроль СМИ и массовых коммуникаций — 57%; строгое природоохранное законодательство — 56%; высокие социальные расходы — 55%; допуск государством участия рабочего контроля (профсоюзов) в частном секторе — 52%; социалистическую систему, основывающуюся на принуждении — 49%; контроль рабочими условий своего найма — 48% и, наконец, демократически избираемое правительство — 46%.

Стоит заметить, что в приведенном перечне существует единственная негативная коннотация, описывающая социализм: принуждение как основу социалистической системы. Подобные настроения среди американских граждан превосходят ситуацию в начале XX века, когда Юджин Дебс стал первым претендентом на высший государственный пост США от Социалистической партии и собрал наибольшее количество голосов как представитель третьей партии за всю политическую историю страны. В этом отношении победа того или иного претендента со стороны Демократической партии США может стать более значимой, чем приход к власти демократического или республиканского президента. Конечно, шансы Сандерса понизились с момента начала гонки в партийных рядах до «супервторника» в марте 2020 года. Однако как бы ни сложились результаты выборов, правящему классу Америки придется считаться с запросом на социальную справедливость, а «старой гвардии» уступать место политикам, ориентированным более на запрос граждан, нежели на диктат партийных боссов. Сенатор от штата Вермонт Сандерс заложил вектор для новой американской политики: стремление к коммунитаризму и рост человеческого капитала за счет действующей капиталистической системы, отказ от монетизации нерыночных сфер. И если ассоциации с революцией в XX веке прямо связывались с Россией, то, кто знает, может быть XXI век подарит нам новую американскую революцию.

Источник — REGNUM

Пентагон просит не информировать общественность об оборонных программах

В оборонном ведомстве США опасаются, что противники Вашингтона могут воспользоваться этой информацией, чтобы нанести ущерб интересам Штатов

Kasım İleri,Ülviyya Amuyeva   |31.03.2020

Пентагон просит не информировать общественность об оборонных программах

ВАШИНГТОН

Минобороны США (Пентагон) обратилось к Конгрессу с просьбой отказаться от огласки пятилетней оборонной программы.

В Пентагоне потребовали, чтобы эти данные впредь были конфиденциальными по отношению к конкурирующим государствам, таким как Китай и Россия.

Согласно документу, который Федерация американских ученых передала в ведение СМИ, «Министерство обеспокоено тем, что публикация данных Программы обороны на ближайшие годы (FYDP) неизбежно приведет к раскрытию конфиденциальной информации», говорится в сообщении.

В документе подчеркивается, что на основе опубликованных данных соперники и противники США могут определять программы Пентагона по разработке вооружений и наращиванию сил, а также его стратегическим планам.

Армия США будет работать над системами вооружений, которые в предстоящий период вызовут противоречия, и такое требование необходимо для сохранения конфиденциальности, отметили в оборонном ведомстве США.

С 1989 года Пентагон предоставляет Конгрессу подробные бюджетные данные по всем оборонным программам на следующие пять лет, таким как оборудование, структура войск, системы вооружений.

Этот доклад также предавался гласности.

Тем не менее, в Пентагоне опасаются, что государства- соперники могут воспользоваться этой информацией, чтобы нанести ущерб интересам Штатов.


https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BD-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%82-%D0%BD%D0%B5-%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%BE%D0%B1-%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BC%D0%B0%D1%85/1785852

Американская поддержка власть имущих в Кабуле под вопросом, — Н.Бобкин

https://www.voanews.com
https://www.voanews.com

Николай БОБКИН | |

Вашингтон предложил кабульским подопечным поделиться властью с талибами
Несмотря на пандемию коронавируса и предупреждение Государственного департамента США всем американцам избегать поездок за границу, Майк Помпео побывал в Афганистане и Катаре, что говорит о важности, придаваемой Вашингтоном тому, чтобы спасти мирное соглашение с талибами* от 29 февраля и вывести из Афганистана американские войска.
По этому соглашению американские войска должны покинуть Афганистан в течение 14 месяцев. Пока не получается. Кабул американскую инициативу саботирует и на переговоры с запрещенной в России группировкой «Талибан» не идет.

Президент Афганистана Ашраф Гани и бывший глава исполнительной власти Абдулла Абдулла не могут договориться о формировании правительства. Оба вовлечены в борьбу за власть после сентябрьских выборов прошлого года. Система управления Афганистаном выглядит абсурдно. В начале марта соперники провели каждый свою инаугурацию, и каждый был приведен к присяге в качестве президента. Два «президента» формируют два кабинета министров, и договариваться с талибами на американских условиях от имени руководства Афганистана некому.

Конфликт между Гани и Абдуллой – история не новая. В 2014 году отмечалась схожая ситуация, но тогда бывший госсекретарь Джон Керри нашел компромисс, оставив за Гани пост президента и введя для Абдуллы должность «главного исполнительного директора». Фактически Абдулла был премьер-министром, хотя его правительство оставалось разделенным на два лагеря. Американский план формирования Правительства национального единства не сработал. Политическая система Афганистана остается так и не достроенной американцами.

При Трампе Белый дом не пытался наладить процесс национального примирения с привлечением широкого спектра социально-политических групп. Похоже, внутриафганский конфликт перестал интересовать Америку, а все внимание сосредоточено сегодня на выводе войск. Вместе с тем по мере приближения выборов в США активность помощников Трампа на афганском направлении возрастает.

Помпео на церемонии подписания соглашения с талибами предупреждал, что договоренности с «Талибаном» «ничего не будут значить, если не будут предприняты конкретные действия в отношении взятых обязательств и обещаний». Однако мирный процесс закончился недельным перемирием и ситуация вернулась к прежнему. Правительство Афганистана не готово начать переговоры с талибами.
Несмотря на восемь часов челночной дипломатии в Кабуле и разговоры с представителями обоих лагерей, Помпео ничего не достиг. При этом госсекретарь США был необычайно резок в своем осуждении нежелания Гани и Абдуллы работать вместе. Он обвинил их в том, что своими разногласиями они «нанесли ущерб американо-афганским отношениям и, к сожалению, позорят тех афганцев, американцев и партнеров по коалиции, которые пожертвовали своей жизнью и ценностями в борьбе за создание нового будущего для этой страны».
По окончании визита в Кабул американский госсекретарь объявил, что США сокращают помощь Афганистану на 1 млрд. долларов, что является серьезным ударом. Помпео добавил, что, если Вашингтон не будет удовлетворен прогрессом в Афганистане, в 2021 году американская помощь будет сокращена еще на один миллиард.
Примечательное решение. Когда США договаривались о мирном соглашении с талибами, представители афганского правительства на переговоры не приглашались, поскольку Кабул не заинтересован в уходе из страны американцев, а в договоренностях США с «Талибаном» главный пункт – не допустить превращения Афганистана в безопасную гавань для террористов. Никаких других обязательств талибы на себя не брали, и от борьбы за власть в стране они никогда не отказывались. Фактически администрация США предложила кабульским подопечным не просто поделиться властью с талибами, а отдать им власть.
Гани заявил 24 марта, что постарается компенсировать дефицит бюджета, который зависит на 70% от иностранной помощи. «Мы будем стремиться заполнить этот пробел как мерами жесткой экономии, так и альтернативными источниками», – сказал он.

Заявление выглядит бахвальством. В настоящее время США предоставляют Афганистану около 500 млн. долларов в год в качестве помощи для гражданских целей и в текущем году – около 4,2 млрд. долларов для обеспечения сил безопасности. Сокращение этих денег на один миллиард долларов полностью уничтожит всю помощь для гражданских целей и сократит помощь для сил безопасности. Американская поддержка власть имущих в Кабуле сегодня под вопросом.

После отъезда из Кабула Помпео остановился в Дохе, чтобы встретиться с лидерами талибов и убедить их не отказываться от договоренностей 29 февраля. В Дохе госсекретарь отметил, что вывод американских войск будет осуществляться в соответствии с соглашением. При этом талибы продолжают нападать на афганских солдат и снижения уровня насилия с их стороны в отношении афганцев не предвидится.

Источник — fondsk.ru
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1585516200

В США цена нефти уже… минус 19 центов. Дешевле чем даром!

Баррель нефти WTI опустился ниже 20 долларов

Мировые цены на нефть упали до уровней 18-летней давности. Более того, в США уже зафиксирована сделка с отрицательной ценой. Настали времена, когда за то, чтобы избавиться от нефти, надо заплатить.

Еще месяца три назад нефть называли черным золотом, а теперь, если формулировка агентства Bloomberg приживется, будут называть черным барахлом. Цена марки WTI сегодня скаталась ниже 20 долларов, почти добравшись до минимума за 18 лет. Марке Brent все-таки удалось подешеветь до минимума с ноября 2002 года.

Саудовская Аравия завила, что не ведет с Россией никаких переговоров о стабилизации нефтяного рынка. Но главная проблема мировой нефти сейчас заключается в том, что ее негде хранить. Потребление из-за коронавируса упало на 20–25%.

Точных данных о мировых хранилищах нет, но есть оценки, что запасов осталось на 2–4 месяца, только даже к этим хранилищам есть доступ не у всех производителей. В США уже заключена сделка, когда компания Mercuria Energy Group продала нефть по цене в минус 19 центов, лишь бы только избавиться от нее.

Источник — НТВ

Чистая прибыль Saudi Aramco превысила общую прибыль 12 нефтяных гигантов

В 2019 году чистая прибыль национальной нефтяной компании Саудовской Аравии составила $88,2 млрд

Övünç Kutlu,Ülviyya Amuyeva   |30.03.2020

Чистая прибыль Saudi Aramco превысила общую прибыль 12 нефтяных гигантов

АНКАРА

Чистая прибыль Saudi Aramco, национальной нефтяной компании Саудовской Аравии, превысила общую прибыль 12 крупнейших мировых нефтяных компаний.

Как сообщает агентство «Анадолу», в 2019 году год чистая прибыль американских компаний ExxonMobil, Chevron, ConocoPhillips, Halliburton, Schlumberger и Baker Hughes, нидерландской Royal Dutch Shell, британской BP, французской Total, итальянской Eni, российской Роснефти и норвежской Equinor составила в целом 63,9 миллиардов долларов, тогда как одна Saudi Aramco заработала 88,2 миллиарда долларов.

Прибыль американского нефтяного гиганта ExxonMobil в прошлом году составила 14,34 миллиардов долларов, Chevron — 2,92 миллиарда долларов, ConocoPhillips — 7,2 миллиарда долларов, Baker Hughes — 128 миллионов долларов. Halliburton понес ущерб в размере 1,13 миллиардов долларов, а Schlumberger — 10,14 миллиардов долларов.

Британская BP отчиталась о прибыли в объеме 10 миллиардов долларов, нидерландская Royal Dutch Shell -15,84 миллиардов долларов, французская Total -11,83 миллиардов долларов, итальянская Eni — 163 миллионов долларов, норвежская Equinor — 1,85 миллиардов долларов, а российская Роснефть — 10,9 миллиардов долларов.

Однако падение мирового спроса на нефть из-за быстро распространяющегося коронавируса нового типа (Сovid-19) по всему миру оказало давление на цены. Под угрозой и позиции саудовского нефтегиганта.

Падение цен на нефть началось после того, как Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и страны не входящие в картель 6 марта не смогли принять единого решения по дальнейшему сокращению добычи нефти.

Цена на баррель нефти марки Brent, считающейся наиболее широко используемой в мире, в период с 6 по 23 марта снизилась на 40 процентов — с 45 до 27 долларов.


https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%87%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D1%8C-saudi-aramco-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B2%D1%8B%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D1%83%D1%8E-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B1%D1%8B%D0%BB%D1%8C-12-%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D1%8F%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B3%D0%B8%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2/1784658

Турция приветствует диалог о принятии Албании и Северной Македонии в ЕС

МИД Турции выступил с заявлением в поддержку интеграции двух стран в Евросоюз

Muhammet Tarhan,Olga Keskin   |27.03.2020

Турция приветствует диалог о принятии Албании и Северной Македонии в ЕС

АНКАРА

Турция приветствует решение о начале диалога с Албанией и Северной Македонией по вступлению в Евросоюз.

«Поздравляем наших друзей и союзников Северную Македонию и Албанию, а также Евросоюз с достигнутой договоренностью о начале диалога двух стран по членству в ЕС»,- говорится в сообщении турецкого МИД .

Анкара также является страной-кандидатом на присоединение к ЕС и с самого начала поддерживала балканские страны в вопросе евроатлантической интеграции, говорится в послании.

«Турция считает, что диалог с Албанией и Северной Македонией внесет значимый вклад в стабильность и процветание региона, а также в укрепление позиций ЕС на международной арене. Сегодня как никогда важно, чтобы политика расширения ЕС была основана на принципах доверия и справедливости, а не служила политических интересам всей Европы, а не отдельных стран», — говорится в сообщении.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B2%D0%B5%D1%82%D1%81%D1%82%D0%B2%D1%83%D0%B5%D1%82-%D0%B4%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B3-%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B8-%D0%B0%D0%BB%D0%B1%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%B8-%D1%81%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B9-%D0%BC%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B8-%D0%B2-%D0%B5%D1%81/1781455

Moody’s прогнозирует низкие цены на нефть в 2020 году

Экономический ущерб от коронавируса нового типа (Сovid-19) продолжится и во втором квартале нынешнего года

Övünç Kutlu,Olga Keskin   |27.03.2020

Moody's прогнозирует низкие цены на нефть в 2020 году

АНКАРА

Цены на нефть и газ в 2020 году продолжат оставаться низкими, полагают в международном рейтинговом агентстве Moody’s.

По прогнозам агенства, убытки от пандемии коронавируса нового типа (Сovid-19) сохранятся и во втором квартале текущего года.

В Moody’s привлекли внимание к резкому падению спроса на нефть во всем мире.

Тот факт, что Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и ряд стран, не входящих в картель, не смогли договориться, привело к чрезмерной волатильности цен, подчеркивается в сообщении.

Ожидается, что цены на нефть в 2020 году продолжат оставаться низкими, однако нефтяной рынок сможет стабилизироваться по мере уменьшения предложений.

По прогнозу Moody’s , цена на нефть марки Brent в нынешнем году будет оставаться на уровне 35-40 долларов за баррель, а в следующем году вырастит от 45 до 50 долларов за баррель.На веб-сайте агентства «Анадолу» в укороченном виде публикуется лишь часть новостей, которые предоставляются абонентам посредством Системы ленты новостей (HAS) АА.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0/moodys-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B3%D0%BD%D0%BE%D0%B7%D0%B8%D1%80%D1%83%D0%B5%D1%82-%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%8B-%D0%BD%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D1%84%D1%82%D1%8C-%D0%B2-2020-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83-/1781431

На пути к Pax Sinica: что несет Центральной Азии экспансия Китая

Рост китайского влияния в странах Центральной Азии и его распространение с экономики на другие сферы вызывает отторжение и беспокойство и внутри, и вне региона. Чем активнее Пекин станет расширять там свое влияние, тем сильнее будет сопротивление
За последние тридцать лет существования независимых Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Узбекистана важнейшим партнером для каждой из этих стран стал Китай. Дальнейшее развитие региона уже сейчас невозможно представить без сотрудничества с Пекином.
Торговля, инвестиции, инфраструктурные проекты и другие инструменты, используемые Китаем, создают в евразийском регионе основу для его будущего доминирования во всех сферах — Pax Sinica. Однако этот процесс проходит не так гладко, как хотелось бы руководству КНР. В странах Центральной Азии сильны страхи перед «китайской экспансией». Иногда они выливаются в протесты и конфликты с китайскими рабочими и представителями бизнеса.

Обществу хочется знать: действительно ли отношения их стран с Китаем строятся по принципу win-win, беспроигрышной игры, как это декларируется с высоких трибун? Или такое сотрудничество выгодно только Китаю? Не пользуется ли Пекин слабостью политических режимов и отсутствием экономических мускулов у стран региона, чтобы создать там зону своего экономического преобладания?
На эти вопросы пытаются ответить и сами лидеры стран Центральной Азии. Растущая зависимость от Китая вызывает все большую озабоченность и скрытую дискуссию о том, как эффективно уравновесить влияние Пекина.
Подступы к Pax Sinica
На первый взгляд, стратегия Китая в Центральной Азии не меняется уже несколько десятилетий. Пекин по-прежнему придерживается трех основных правил: не вмешиваться во внутренние дела стран и их отношения друг с другом; делать упор на экономическое сотрудничество; стремиться поднять свою репутацию.

Такая стратегия была крайне успешной в Центральной Азии. Китай стал удобным партнером, так как в обмен на активное экономическое сотрудничество требовал лишь приверженности принципу «единого Китая» (признания Тайваня неотъемлемой частью КНР) и борьбы против «трех зол» (三股势力) — терроризма, экстремизма, сепаратизма. Все остальное регулируется по-восточному — негласными правилами.
Интересы Китая в Центральной Азии связаны с тремя основными особенностями региона. Во-первых, это своего рода буферная зона между опасными для соседних стран Афганистаном и Синьцзян-Уйгурским автономным районом внутри Китая. Во-вторых, страны Центральной Азии богаты природными ресурсами. Китай, как самый крупный в мире потребитель нефти и газа, не мог проигнорировать энергетическую ценность региона. В-третьих, регион географически расположен в центре Евразийского континента и потенциально вполне мог бы стать его транзитным сухопутным узлом.

Жесткая сила

Для Китая интересы безопасности самые приоритетные, но при этом китайского военного присутствия в регионе долгое время не было. Свои интересы Китай отстаивал с помощью инструментов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и полагался на военное присутствие России. Однако теперь поведение Пекина меняется.

Первым постом стала недавно появившаяся база1 в Мургабском районе Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, недалеко от границы с Афганистаном и КНР. Официально это пограничная застава таджикских войск, построенная на китайские деньги. Соглашение между правительствами Таджикистана и Китая о строительстве семи пограничных застав и тренировочных центров на таджикско-афганской границе было подписано в 2016 году. Китайцы выделили гранты и построили три комендатуры, пять пограничных застав и постов, учебный центр.

Действительно, пока рано говорить о китайском военном присутствии в регионе. Замеченные журналистом на таджикско-афганской границе солдаты — представители Народной вооруженной милиции Китая (中国人民武装警察部队). Это внутренние полувоенные китайские формирования, аналог Росгвардии. В мирное время они занимаются охраной правопорядка и противодействием терроризму2.
Скорее всего, на границе у них конкретная задача, связанная больше с Афганистаном, чем с Центральной Азией. Задача вполне объяснимая: не допустить распространения терроризма в регионе и дальше — в Синьцзян. Из Афганистана в западный Китай боевики могут попасть через территорию Таджикистана или напрямую по Ваханскому коридору — узкому, плохо контролируемому горному району Афганистана. Коридор в стратегическом отношении очень важен для стабильности на западе КНР.
Из-за географических и стратегических особенностей Таджикистана Китай уделяет ему особое внимание в сфере безопасности. В 2016 году КНР инициировала создание нового регионального механизма, куда включила Таджикистан, Пакистан и Афганистан3. С тех пор начальники генштабов четырех стран регулярно проводят совещания.

Китайское участие в обеспечении безопасности региона не ограничивается попытками разместить там военные объекты. Между странами процветает военная дипломатия. С 2003 по 2016 год состоялось 102 встречи высокопоставленных представителей оборонных ведомств Китая с коллегами из центральноазиатских стран4.
Кроме того, с 2002 года КНР проводит военные учения с участием армий стран Центральной Азии в рамках ШОС и на двусторонней основе. Первые двусторонние учения Народно-освободительная армия Китая (НОАК) провела с Киргизией в октябре 2002-го5. С 2003 по 2016 год состоялось в общей сложности 39 совместных военных учений китайской армии с военными подразделениями стран Центральной Азии6. Больше всего — с приграничными Казахстаном (16), Таджикистаном (11) и Киргизией (10).
C 2016 года НОАК провела шесть учений с армиями стран Центральной Азии, из которых два — при участии Шанхайской организации сотрудничества7. Все большую роль в военной дипломатии КНР в регионе играет вооруженная милиция Китая. В 2019 году КНР запустила новый вид учений «Сотрудничество-2019» («合作-2019») между полувоенными формированиями стран: в мае — с Национальной гвардией Узбекистана в Джизакской области8, в августе — с киргизской Нацгвардией в Урумчи (город в провинции Синьцзян)9.
Кроме того, КНР сегодня — крупный производитель и экспортер вооружения. Китайские боевые беспилотники Wing Loong-1 (翼龙) концерна AVIC состоят на вооружении Узбекистана и Казахстана. Таджикистан закупал китайские бронеавтомобили и патрульные машины; Туркмения — ракеты наземного базирования, переносные зенитно-ракетные комплексы третьего поколения QW-2 (前卫二号) и мобильные радиолокационные станции боевого режима.
Другим важным форматом взаимодействия в оборонной сфере служит обмен опытом10 и обучение, которое НОАК предоставляет военным стран Центральной Азии. С 2003 по 2009 год 65 казахских офицеров и по 30 военных специалистов из Таджикистана и Киргизии проходили обучение в китайских училищах11; в 2017 году Академия вооруженных сил Узбекистана подписала соглашение о сотрудничестве в сфере военного образования с Университетом национальной обороны НОАК12.
Китай также предоставляет государствам Центральной Азии военно-техническую помощь. Прозрачной и официальной статистики по ее масштабам нет, и судить об этом можно только по сообщениям СМИ.
Киргизия в 2014 году получила $16 млн13 на модернизацию вооружений и строительство жилья для своих военных, в 2017-м — еще $14,5 млн14;
Казахстану в 2015 году Пекин на безвозмездной основе передал 30 тягачей «Цзефан» (解放J6) и 30 большегрузных прицепов на общую сумму 20 млн юаней ($3,2 млн);
Таджикистану Китай выделяет военную помощь активнее всего. В 2016 году Пекин обещал Душанбе построить вдоль афганской границы 11 погранпостов и один тренировочный центр для пограничников15. В том же году Китай безвозмездно передал Душанбе $19 млн на строительство дома офицеров16.
Торговля
Экономический рост стран Центральной Азии во многом зависит от Китая, но у разных стран в разной степени. Для Туркмении, к примеру, Китай три года был практически единственным источником притока в бюджет иностранной валюты.
Российский «Газпром» более трех лет вообще не закупал газ у «Туркменгаза», расторгнув в начале 2016 года 25-летний контракт из-за ценовых споров. Пока Ашхабад и «Газпром» судились и договаривались о цене на газ, почти 80% туркменского экспорта ($8,1 млрд17) было направлено в Китай. Суммарный объем поставленного из Туркмении в Китай природного газа по состоянию на октябрь 2019 года достиг 252,1 млрд кубометров18.
Экспорт энергоресурсов служит важным способом пополнять бюджет не только для Туркменистана, но и для Казахстана и Узбекистана. Во всем импорте энергоресурсов Китая доля этих трех стран составляет 3,4%. Страны Центральной Азии к тому же занимают большую долю в китайском импорте цинка (21%), свинца (20,9%) и продуктов неорганической химии (10%).
В целом, по данным таможенной службы КНР, за 2018 год товарооборот с пятью странами Центральной Азии составил более $41,7 млрд. И хотя в импорте КНР на эти страны приходится всего 0,8%, а в экспорте — 0,9%, асимметричная зависимость региона от Китая растет. Для центральноазиатских стран сегодня китайская доля составляет около 22% всего экспорта и 37% импорта.

Инвестиции

Говоря о Китае в Центральной Азии, нельзя пройти мимо инициативы «Пояса и пути», которую Си Цзиньпин запустил в 2013 году в Казахстане. Страны Центральной Азии оказались, по сути, в центре сухопутной части инициативы — «Экономического пояса шелкового пути». С идеологической точки зрения проект «Пояс и путь» пришелся как нельзя кстати: историческая роль региона в развитии всего Евразийского континента — важная составляющая национальной политической культуры каждой из стран Центральной Азии. Но оказалась ли инициатива полезной для их экономики?
По данным Министерства коммерции КНР, всего в 2018 году объем накопленных прямых китайских инвестиций в пять стран Центральной Азии составляет $14,7 млрд (1,2% всех инвестиций Китая в страны Азии). В 2013 году этот показатель был на 40% меньше ($8,9 млрд).
Однако связывать такой рост инвестиций исключительно с появлением инициативы не совсем правильно. Крупные инвестиционные проекты сосредоточены в энергетике и смежных секторах экономики. Но интерес к таким проектам существовал и до «Пояса и пути»: нефтепровод из Казахстана в Китай был запущен еще в 2005 году — до объявления этой инициативы. К тому же в последние годы наблюдается скачок инвестиций в Узбекистан — скорее всего, это связано с улучшением в стране инвестиционного климата после транзита власти.

Костяк сотрудничества Китая с регионом — газопровод «Центральная Азия — Китай» — был построен в 2009 году, тоже до появления инициативы «Пояса и пути». Проблемы как раз появились после. В 2016-м должны были запустить четвертую нить газопровода (Line D). Строительство этой линии неоднократно откладывали, и казалось, что ее уже не построят. Но, похоже, настойчивость узбекской стороны вернула проект к жизни: в Таджикистане к концу января 2020 года уже завершили строительство первого тоннеля19.

Технологии

Большая доля импорта из Китая в страны Центральной Азии приходится на товары с высокой добавочной стоимостью: машины и оборудование, электротехника, запчасти (в 2018 году их доля в экспорте Китая в Центральную Азию составила более 28%20).
Власти центральноазиатских стран не скрывают интереса к китайскому ноу-хау в сфере социального кредита. В апреле 2019 года во время государственного визита в Китай президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев посетил Центр исследований и разработок компании Huawei (华为) в Пекине. В числе прочего президента ознакомили с разработками в сфере «безопасного города»21. Через несколько месяцев, в сентябре, на заседании межправительственного комитета с Китаем было подписано соглашение на внедрение системы «безопасный город» в регионах Узбекистана на $1 млрд 22.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в ходе двухдневного государственного визита в Китайскую Народную Республику в сентябре 2019 года посетил другую китайскую технологическую компанию — Hikvision (海康威视). Вернувшись в Казахстан, президент поручил перенять опыт Китая в области цифровизации данных о гражданах23. Уже через месяц в столице тестировали новый способ оплаты проезда в автобусах с использованием биометрических данных пассажиров — FacePay24.

Своя система «безопасного города» — «Шахри бехатар» — есть и в Таджикистане. Китайская компания Huawei установила ее еще в 2013 году, а в 2019-м было объявлено о модернизации системы. По словам замруководителя центра «Шахри бехатар» Фурката Шоимардонова, теперь программное обеспечение центра на основе искусственного интеллекта поможет оперативнее обнаруживать лиц, находящихся в розыске 25.

Киргизия пыталась установить систему «безопасный город» еще с 2011 года. Первым подрядчиком могла стать российская компания «Стилсофт», но тендер аннулировали, сделка сорвалась, а за ней последовали судебные иски26. Позже, в 2018-м, Huawei была готова взяться за строительство системы, но и эта сделка сорвалась27. В итоге тендер выиграла российская «Вега».
А уже на базе оборудования «Вега» киргизское правительство договорилось с Китайской национальной корпорацией CEIEC, специализирующейся на импорте и экспорте электроники, об установке программы для идентификации отдельных граждан или групп людей28.
Другая китайская компания, Shenzhen Sunwin Intelligent (深圳市赛为智能公司), займется в Киргизии вторым этапом проекта «безопасный город», который подразумевает установку новых камер в Бишкеке и по всей стране29.

Мягкая сила

Несмотря на большие объемы торговли, потоки инвестиций и закупки технологий, общество в Центральной Азии мало знает о современном Китае. В странах региона, за исключением Казахстана и частично Киргизии, люди, принимающие решения, тоже плохо представляют себе интересы КНР. Пекин эту ситуацию понимает, поэтому работает над выстраиванием правильного имиджа.
С 2000 по 2017 год общее количество официальных визитов представителей власти провинциального и республиканского уровня из КНР в страны Центральной Азии и обратно достигло 72230. А китайские эксперты вроде Джастина Ифу Линя (林毅夫) привлекаются правительствами в качестве советников31.

Главным символом китайской мягкой силы стали Институты Конфуция и классы китаеведения (всего в Центральной Азии их 3732). Карьерные возможности, которые открывает знание китайского языка, притягивают молодое поколение стран Центральной Азии. В Казахстане в пяти институтах Конфуция обучаются 14 тысяч студентов33, в Узбекистане старейший в регионе Институт Конфуция при Ташкентском государственном институте востоковедения ежегодно принимает на обучение 1500 учащихся34.
Кроме того, Китайское министерство образования и Канцелярия Международного Совета китайского языка не скупятся на гранты для тех, кто хочет поехать в КНР получать высшее образование. За 2010―2018 годы абитуриентам из Центральной Азии было выдано более 5 тысяч грантов на обучение, а число студентов из стран Центральной Азии, получающих образование в Китае, достигло в 2017 году почти 30 тысяч35.

Преграды на пути

Экономическое проникновение КНР в регион провоцирует все больше конфликтов. Общество и элиты обеспокоены растущим влиянием Китая, которое накладывается на коррупционные практики. Появление плохих проектов с китайским участием усиливает антикитайские настроения.
В ноябре 2019 года в Киргизии тысячи людей протестовали36 против контрабанды и коррупции на границе с Китаем. Поводом стала публикация совместного расследования, которое провели Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), Радио «Азаттык» (киргизское отделение американской некоммерческой медиакорпорации «Радио Свобода») и киргизское издание Kloop.kg.

В расследовании была подробно описана схема подтасовки документов на киргизо-китайской границе. Как утверждают журналисты, выгоду от преступных схем получали, и должностные лица, в том числе уже бывший заместитель председателя Государственной таможенной службы Киргизии Раимбек Матраимов37 (известный также как Раим-миллион).

Подобные случаи происходили и на казахско-китайской границе. Самое крупное уголовное дело в Казахстане — «Хоргосское» — яркий тому пример. В 2013 году в ходе расследования выяснилось, что 45 сотрудников Комитета нацбезопасности и таможенной службы Казахстана были замешаны в контрабанде товаров из Китая.
На границах стран Центральной Азии с Китаем коррупция и другие проблемы наблюдаются еще с середины 2000-х, что легко заметить при сравнении китайских и казахских или киргизских статистических данных38. Товарооборот между КНР и Казахстаном, по китайской и казахстанской статистике, в 2018 году составил $19,9 млрд и $11,7 млрд соответственно; с Киргизией — $5,6 млрд и $2 млрд.
Китай — важный инвестор в регионе, но вместе с ростом совместных проектов растут и долги Центральной Азии. Примером страны, не сумевшей справиться с китайскими инвестициями, классической страшилкой стала Шри-Ланка. В 2017 году страна передала в аренду Китаю на 99 лет порт Хамбантота, чтобы уменьшить свои долговые обязательства на $1,1 млрд. Может ли такое произойти в Центральной Азии?

В зоне риска находятся Бишкек и Душанбе39. Киргизия брала в Китае 45% всех внешних займов ($1,7 млрд). У Таджикистана — $1,2 млрд (52% всех внешних займов). Долги этих двух стран перед Китаем составляют более 20% их ВВП. В других государствах региона ситуация лучше: Туркмения должна Китаю 16,9% своего ВВП, Узбекистан — 16%, Казахстан — 6,5%.
Таджикистану уже сейчас сложно обслуживать свои кредиты, и руководство страны ищет выход из ситуации. Крупная китайская компания ТВЕА получила право добывать золото из рудников «Восточный Дуоба» и «Верхний Кумарг» до тех пор, пока не возместит потраченные в 2016 году на строительство ТЭЦ «Душанбе-2» $331,5 млн, полученные от Экспортно-импортного банка Китая (进出口银行).
Усугубляют ситуацию коррупционные скандалы и непрозрачность соглашений между китайскими и местными компаниями. Модернизация бишкекской ТЭЦ — характерный пример. В январе 2018 года, в разгар морозов, в киргизской столице произошла авария на единственной в городе ТЭЦ, где незадолго до этого уже упомянутая TBEA (特变电工) провела модернизацию.
В ходе разбирательства стало известно, что разные чиновники Киргизии лоббировали интересы китайских компаний, 90% товаров на модернизацию закупали по завышенным ценам, и многое другое. Дело ТЭЦ, в итоге ставшее политическим, использовали сторонники президента Жээнбекова, чтобы избавиться от приближенных его предшественника Алмазбека Атамбаева40. Против китайских подрядчиков дел заведено не было.
Похожий скандал произошел и в Казахстане с надземной легкорельсовой железной дорогой «Астана LRT»41. Строительство завершили лишь на 15%. Выделенные средства растратили, а китайскую сторону привлекли к уголовной ответственности. Расследование по делу закончили в конце января 2020-го, впереди суд, среди главных подозреваемых — бывший заместитель акима (мэра) Нур-Султана (ранее Астана) Канат Султанбеков.
Или другой пример. В Таджикистане китайская компания China Nonferrous Gold Limited (中国有色黃金), чтобы получить лицензию на добычу золота, заплатила, по данным СМИ, зятю президента Шамсулло Сохибову $2,8 млн42.
В борьбе за репутацию
Неформальные связи с людьми, принимающими решения, позволяют Пекину эффективно продвигать свои интересы в регионе и решать коммерческие вопросы. Основными проводниками интересов Китая в странах Центральной Азии становятся элиты: высокопоставленные чиновники и их приближенные, крупные бизнесмены.
В том же расследовании OCCRP о махинациях на киргизско-китайской границе рассказывается о неформальных связях уйгурского бизнесмена Хабибулы Абдукадыра с чиновниками Киргизии. Абдукадыр не только был хорошо знаком с влиятельной в Киргизии семьей Матраимовых, но и лично знал экс-президента Атамбаева, а также был почетным гостем на инаугурации нынешнего президента Сооронбая Жээнбекова.
Из-за этого китайское присутствие в Центральной Азии получается не полностью институционализированным. Зачем китайским компаниям тратить время и деньги на посредников в виде институтов, если налажен прямой контакт с теми, кто в конце концов все решает?
С другой стороны, такой подход китайцев объясняется особенностями политических режимов в странах Центральной Азии. Проводить там экономическую деятельность, не заручившись поддержкой влиятельных представителей элит, невозможно. Институты зачастую выполняют декоративную роль и не имеют реальной власти. Однако это не уникальная особенность региона — подобные методы Китай применяет и в Африке43.
В свою очередь, в странах Центральной Азии нет качественной аналитики по Китаю, на которую потенциально могли бы опираться государства. Унаследованные от СССР сильные школы уйгуроведения в Узбекистане и Казахстане в тяжелые девяностые годы пришли в упадок. Последствия налицо: сегодня в Центральной Азии, как признают44 китаисты этого региона, отсутствуют методика и школа системного изучения Китая.
Но, несмотря на внутриполитические особенности региона, все проблемные моменты и публичные скандалы бьют в первую очередь по репутации Китая. Экономическое доминирование КНР внезапно заметили все, и любые крупные инициативы, направленные на регион, приводят к волнениям. Та же инициатива «Пояса и пути» вызывает опасения своими масштабами и размытостью: а не стратегия ли это доминирования со стороны Китая, не попытка ли подчинить себе регион?
В Центральной Азии с 2013 года практически любую активность Пекина в регионе автоматически стали относить к инициативе «Пояса и пути». Соревнования электриков стран ШОС45, художественная экспозиция в Душанбе, выставка фарфора в историческом музее Узбекистана, произведенное в Казахстане консервированное верблюжье молоко — все это наравне с многомиллионными инвестициями оказалось под одним брендом «Пояс и путь».
В принципе, такое положение дел китайцев устраивает, но до тех пор пока организация, использующая этот бренд, не вредит репутации Пекина. Если же навредит, то для компании предусмотрен штраф, а также внесение в черный список46. Хотя следить за огромным количеством проектов, мероприятий, конференций и научных работ просто невозможно.
Синьцзянский вопрос
Однако больше всего репутацию КНР в Центральной Азии испортила политика Компартии Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Преследование мусульман вызывает возмущение у религиозных слоев населения. По их мнению, китайцы видят во всем мусульманском и тюркском населении исключительно источник терроризма и экстремизма. А отсутствие свободных СМИ и публичной политики в регионе создает идеальную среду для распространения слухов и фейков в соцсетях и мессенджерах.
В граничащем с Центральной Азией Синьцзяне проживает около 1,5 миллионов этнических казахов, 180 тысяч киргизов, 50 тысяч таджиков и 10 тысяч узбеков. Среди задержанных и отправленных в воспитательные лагеря Китая есть граждане Казахстана и Киргизии. Их родственники в последние несколько лет часто выходят с пикетами к посольствам Китая в Бишкеке и Нур-Султане.
Впрочем, хотя антикитайские протесты периодически вспыхивают в разных городах Казахстана и Киргизии, говорить о поголовной синофобии там пока рано. В Киргизии ядром недовольства выступили националистические группы, среди прочего они требовали высылки всех китайских мигрантов из страны.
В Казахстане осенью 2019 года протесты против «китайской экспансии» поддержал оппозиционер в изгнании Мухтар Аблязов — глава движения «Демократический выбор Казахстана», признанного властями экстремистским. Но особенно от китайской политики в Синьцзяне страдают оралманы — репатрианты в Казахстан. С 1991 по 2015 год в Казахстан из Китая переехали по программе переселения оралманов на родину более 350 тысяч человек. Вместе с сочувствующими они и составляют ядро антикитайского протеста в стране.
Другими словами, если синофилов в Центральной Азии объединяет близость к власти, то синофобы — это разрозненные группы из националистов, этнических уйгуров, репатриантов, глубоко верующих мусульман, оппозиционно настроенных граждан и других малых групп.
Власти оказались в тупике. С одной стороны, они скорее разделяют недовольство общества. В то же время критика внутренней политики Китая может обернуться большими сложностями. Пример — постоянная проблема властей с перебежчиками из Синьцзяна.
В Казахстане в 2018 году этническую казашку Сайрагуль Сауытбай судили за незаконное пересечение границы с Китаем. Китайская сторона просила экстрадировать Сайрагуль обратно, но благодаря широкому общественному резонансу этого не произошло. Впрочем, пойти дальше и выдать женщине статус беженки власти не решились.
Другой известный судебный процесс с перебежчиками закончился в январе 2020-го. Двух этнических казахов Мурагера Алимулы и Кастера Мусаканулы приговорили к году лишения свободы за незаконное пересечение границы. Но, по словам их адвоката, даже это можно считать победой, так как их не депортировали обратно в Китай.
Если религиозные слои опасаются, что китайские практики по борьбе с экстремизмом начнут применять и в Центральной Азии, то светская часть общества боится «большого брата». Строящаяся в Китае система социального кредита потенциально очень привлекательна для местных автократов как модель общественного контроля в странах Центральной Азии47.
Китай, Россия и остальные
Китай постепенно закладывает фундамент для строительства Pax Sinica в Центральной Азии. Особенно успешно ему это удается ему на уровне отдельных отраслей экономики. Однако такая политика Пекина сталкивается с ограничениями внутри Центральной Азии и за ее пределами.
В самом регионе общество не желает видеть свое государство в слишком сильной зависимости от Китая. Протесты все чаще приводят к реальным последствиям: в Казахстане после земляных бунтов 2016 года власти ввели мораторий на продажу земли иностранным гражданам и юридическим лицам с иностранным участием. В Киргизии в феврале 2020-го китайская компания из-за протестов отказалась от планов вложить $280 млн в строительство индустриально-торгового логистического центра в Нарынской области.
К тому же в Центральной Азии есть и другие важные внешние игроки. Многие рассматривают Россию как главного соперника Китая в регионе. Политическое влияние Москвы, действительно, велико, и она не раз демонстрировала это — местные элиты как минимум держат Кремль в курсе происходящих событий или обращаются за помощью во время конфликтов внутри руководства. Не стоит сбрасывать со счетов и российское экономическое влияние: Казахстан и Киргизия входят в Евразийский экономический союз, а совокупный товарооборот России с регионом превышает $25 млрд.

Исследования по теме
Антикитайская осень. Почему власти Казахстана не справляются с протестами против Китая
Инвестбитвы на Дальнем Востоке. Что происходит с китайскими и другими инвестициями в регионе
Младший брат или старшая сестра?
Но Москва не может конкурировать с Пекином в Центральной Азии: структура экономики никогда не позволит России стать крупным покупателем сырья. Поэтому со стороны Москвы тут скорее речь о конкуренции со странами Центральной Азии за китайский рынок.
Прежде всего, Москве отводится роль военного балансира в регионе. Руководства стран Центральной Азии хотят сохранить влияние России для противовеса китайским интересам. Получается формула: Китай преимущественно отвечает за развитие экономики и добычу ресурсов, а Россия остается главным гарантом безопасности через Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Такая конструкция выгодна не только странам региона, но и Китаю. У Москвы и Пекина больше совпадающих интересов в Центральной Азии, чем противоречий.
Центральная Азия всегда стремилась к тому, чтобы сохранялся баланс между внешними игроками. Сегодня свои форматы сотрудничества с регионом есть у многих стран: «С5 + 1», разработанный в США; стратегия Евросоюза в отношении Центральной Азии; политика Индии «Объединяя Центральную Азию»; диалог «Центральная Азия плюс Япония»; «Евразийская инициатива» Южной Кореи; Тюркский совет Турции.
Соединенные Штаты, когда-то бывшие важным игроком в регионе, сегодня способны лишь реагировать на события, происходящие в центральноазиатских странах. Состоявшийся в начале февраля 2020 года официальный визит госсекретаря США Майка Помпео в Казахстан и Узбекистан стал лишним тому подтверждением. Первый за пять лет визит американского дипломата высшего уровня в Центральную Азию был практически полностью был посвящен Китаю. Помпео говорил о том, что центральноазиатским странам надо перестать сотрудничать с китайскими компаниями и активнее критиковать политику КНР в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.
Помпео также обещал выделить Узбекистану $1 млн в качестве помощи на реформы в финансовой сфере: «Мы делаем все это потому, что Америка является настоящим партнером и другом Узбекистана», — подчеркнул он.
Для сравнения объем грантовой помощи Китая Казахстану, Киргизии, Таджикистану и Узбекистану в 2016 году превысил $1,5 млрд48.
Страны Европейского союза и США не в состоянии стать альтернативой Китаю ни в торговой, ни в инвестиционной сферах. Пока Евросоюз остается одним из главных инвесторов в экономики центральноазиатских стран, но и тут баланс постепенно смещается в сторону Китая.
Западные страны не могут взять на себя и вопросы региональной безопасности: такие действия встретили бы сопротивление со стороны Москвы и Пекина. Более того, местные власти настроены довольно осторожно к западному военному присутствию, учитывая опыт сотрудничества в 2000-х.
Рекомендации
Рост китайского влияния в странах Центральной Азии и его выход за пределы чисто экономических вопросов вызывает отторжение и беспокойство и в самом регионе, и за его пределами. Чем активнее Пекин будет расширять там свое влияние, тем сильнее будет сопротивление.
В связи с этим необходимыми представляются следующие действия.
Честный, скорее непубличный российско-китайский разговор об ограничительных линиях политики Москвы и Пекина в регионе. Сторонам нужно знать, где проходят границы интересов, что допустимо, а что нет. Необходим также некий канал согласования действий, прежде всего в сфере безопасности.
Честный разговор о Китае между государствами Центральной Азии и Россией на формальном и неформальном уровнях.
Со стороны России — укрепление связей внутри Евразийского экономического союза. Это поможет воспрепятствовать попаданию стран Центральной Азии в бóльшую зависимость от Китая. Надо продолжать институционализацию ЕАЭС. Союз должен существовать по прописанным на бумаге правилам и не зависеть от доминирующего положения России в ЕАЭС. Только тогда страны-участницы увидят в нем выгодную альтернативу китайскому присутствию.
Странам Запада стоит сконцентрироваться на обмене опытом и лучших мировых практиках для инфраструктурных проектов. Важно, чтобы эти проекты максимально защищали права местных граждан, способствовали локализации производства, соответствовали экологическим стандартам и так далее. Хороший пример — инвестиции в рамках Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (АБИИ). Такие действия отвечали бы интересам как местных обществ, так и самого Китая. И тогда, возможно, некоторые проекты инициативы «Пояса и пути» перестали бы ассоциироваться с коррупционными скандалами и репутация Китая в регионе улучшилась.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Российско-китайская антанта», реализуемого при поддержке Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Великобритания)
Примечания

1 См.: Shih G. In Central Asia’s forbidding highlands, a quiet newcomer: Chinese troops // The Washington Post, February 19, 2019 // https://www.washingtonpost.com/world/asia_pacific/in-central-asias-forbidding-highlands-a-quiet-newcomer-chinese-troops/2019/02/18/78d4a8d0-1e62-11e9-a759-2b8541bbbe20_story.html
2 См. Приказ председателя КНР № 17 // http://www.gov.cn/flfg/2009-08/27/content_1403324.htm
3 См.: Martina М., Birsel R. (ed.). China joins Afghanistan, Pakistan, Tajikistan in security alliance / Reuters, August 4, 2016 // https://www.reuters.com/article/us-china-security/china-joins-afghanistan-pakistan-tajikistan-in-security-alliance-idUSKCN10F1A6
4 См.: Kenneth Allen, Phillip C. Saunders, John Chen. Chinese Military Diplomacy, 2003–2016: Trends and Implications / Center for the Study of Chinese Military Affairs; Institute for National Strategic Studies; National Defense University // https://ndupress.ndu.edu/Portals/68/Documents/stratperspective/china/ChinaPerspectives-11.pdf?ver=2017-07-17-153301-093
5 См.: Gill В., Oresman М. China»s New Journey to the West: China»s Emergence in Central Asia and Implications for U.S. Interests: a Report of the CSIS Freeman Chair in China Studies. CSIS, 2003. С. 20 // https://books.google.ru/books?id=AOjIWDJaYQ0C&pg=PA20&lpg=PA20&dq=kyrgyzstan+military+exercise+with+china+2002&source=bl&ots=fIROVLj5fo&sig=g0yGk6ynSHBF7biHCbLhevO9d-o&hl=en&sa=X&redir_esc=y#v=onepage&q=kyrgyzstan%20military%20exercise%20with%20china%202002&f=false
6 Там же.
7 См.: По данным Международного института стратегических исследований: https://milbalplus.iiss.org/member/PeoplePlaces.aspx
8 См.: Учения Нацгвардии и Народной милиции Китая / Газета.uz, 7 мая 2019 г. // https://www.gazeta.uz/ru/2019/05/07/gvardiya
9 См.: Кыргызско-китайские учения «Сотрудничество-2019» прошли в Урумчи / Вести.kg, 16 августа 2019 г. // https://vesti.kg/politika/item/63704-kyrgyzsko-kitajskie-ucheniya-sotrudnichestvo-2019-proshli-v-urumchi-foto.html
10 См.: Китайцы перенимают опыт обучения узбекских военных / Sputnik Узбекистан, 15 мая 2019 г. // https://uz.sputniknews.ru/society/20190515/11507720/Kitaytsy-perenimayut-opyt-obucheniya-uzbekskikh-voennykh.html
11 См.: Пейроуз С. Военное сотрудничество между Китаем и Центральной Азией: прорыв, пределы и перспективы / Радио Азаттык, 20 апреля 2010 г. // https://rus.azattyq.org/a/central_asia_china_millitary_help/1986304.html
12 См.: Министр обороны Китая посетил Узбекистан // Газета.uz, 21 декабря 2017 г. // https://www.gazeta.uz/ru/2017/12/21/china
13 См.: Kucera J. China Boosts Military Aid To Kyrgyzstan, Tajikistan / EurasiaNet, September 4, 2014 // https://www.refworld.org/docid/5486fe6e4.html
14 См.: Кыргызстан получит от Китая $14,5 миллиона в качестве военной помощи / Sputnik Таджикистан, 22 марта 2017 г. // https://tj.sputniknews.ru/asia/20170322/1021908111/kyrgyzstan-poluchit-kitaya-voyennuyu-pomoshch.html
15 См.: Kucera J. China Holds Anti-Terror Exercises on Afghanistan-Tajikistan Border / EurasiaNet, October 24, 2016 // https://eurasianet.org/china-holds-anti-terror-exercises-afghanistan-tajikistan-border
16 См.: Открытие Дома офицеров Министерства обороны Республики Таджикистан / Президент Республики Таджикистан, 5 мая 2016 г. // http://www.president.tj/ru/node/11653
17 По данным International Trade Center (Женева): https://www.trademap.org/Bilateral_TS.aspx?nvpm=1%7c156%7c%7c795%7c%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c1%7c2%7c1%7c1%7c1%7c1
18 См.: China remains biggest importer of Turkmen gas / Trend News Agency, 22 October 2019 // https://en.trend.az/business/energy/3137277.html
19 См.: Тарасевич В. В Таджикистане завершают строительство тоннеля газопровода Туркменистан — КНР / Sputnik Таджикистан, 28 января 2020 г. // https://tj.sputniknews.ru/country/20200128/1030620577/tajikistan-tonnelj-gazoprovod-turkmenistan-china.html
20 По данным International Trade Center (Женева): https://www.trademap.org/Bilateral_TS.aspx?nvpm=1%7c156%7c%7c%7c23%7cTOTAL%7c%7c%7c2%7c1%7c1%7c2%7c2%7c1%7c1%7c1%7c1
21 См.: Президент Узбекистана посетил Центр исследований и разработок компании Huawei в Пекине / Huawei Узбекистан, 25 апреля 2019 г. // https://www.huawei.com/uz/press-events/news/uz/2019/uzbekistan-president-visited-huawei
22 См.: Постановление кабинета министров Республики Узбекистан № 805 от 24 сентября 2019 г. «О мерах по реализации договоренностей, достигнутых по итогам пятого заседания Межправительственного комитета по сотрудничеству Республики Узбекистан с Китайской Народной Республикой» // https://lex.uz/pdfs/4528259
23 См.: Токаев поручил перенять китайский опыт сбора данных о гражданах / Информационное агентство Фергана, 8 октября 2019 г. // https://fergana.media/news/111506
24 См.: Ансаганова А. Новый биометрический формат оплаты проезда в автобусах протестировали в столице / Казинформ, 17 октября 2019 г. // https://www.inform.kz/ru/novyy-biometricheskiy-format-oplaty-proezda-v-avtobusah-protestirovali-v-stolice_a3576388
25 См.: Рухулло С. Китайская госкорпорация может внедрить систему распознавания лиц на улицах Кыргызстана / Радио Озоди, 17 июня 2019 г. // https://rus.ozodi.org/a/30003322.html
26 См.: Султаналиев Э. В Кыргызстане начинают тестировать «Безопасный город». Что известно? / Клооп, 4 февраля 2019 г. // https://kloop.kg/blog/2019/02/04/v-kyrgyzstane-nachinayut-testirovat-bezopasnyj-gorod-chto-izvestno
27 См.: Бегалиева Ж., Ынтымаков А. Huawei уходит из Кыргызстана. Почему проект «Умного города» остался без инвестора // Настоящее время, 15 марта 2018 г. // https://www.currenttime.tv/a/29102064.html
28 См.: Колбаев Б. Китайская госкорпорация может внедрить систему распознавания лиц на улицах Кыргызстана / Радио Азаттык, 3 сентября 2019 г. // https://rus.azattyk.org/a/kyrgyzstan-smart-city-ceiec/30142350.html
29 См.: Он же. «Безопасный город — 2»: что известно о компании — победительнице тендера / Радио Азаттык, 12 марта 2020 г. // https://rus.azattyk.org/a/30171119.html
30 См.: Silk Road Diplomacy: Deconstructing Beijing’s toolkit to influence South and Central Asia / Samantha Custer, Tanya Sethi, Jonathan A. Solis, Joyce Jiahui Lin, Siddhartha Ghose, Anubhav Gupta, Rodney Knight, Austin Baehr. December 2019 / A Research Lab at William & Mary AidData; China Power Project CSIS; Asia Poliсy Society Institute // http://docs.aiddata.org/ad4/pdfs/Silk_Road_Diplomacy_Report.pdf
31 См.: 林毅夫教授一行受到乌兹别克斯坦共和国总理亲切接见 [Профессор Джастин Ифу Линь и другие участники китайской делегации на встрече с премьер-министром Республики Узбекистан] / Пекинский университет. — 28 августа 2019 // https://www.nse.pku.edu.cn/sylm/xwsd/496212.htm
32 См.: About Confucius Institutes // http://english.hanban.org/node_10971.htm
33 См.: Посол Китая: изучение китайского — обычное дело в Казахстане / Turan Times, 21 января 2019 г. // https://turantimes.kz/obschestvo/1602-posol-kitaya-izuchenie-kitayskogo-obychnoe-delo-v-kazahstane.html
34 См.: Институты Конфуция вступают в этап стремительного и высококачественного развития / China.org.cn, 12 сентября 2019 г. // http://russian.china.org.cn/china/txt/2019-09/12/content_75200133.htm
35 См.: Silk Road Diplomacy.
36 См.: Михайлиди Е. В Бишкеке, и не только. «Re:Акция» кыргызстанцев в других городах мира / Клооп, 25 ноября 2019 г. // https://kloop.kg/blog/2019/11/25/v-bishkeke-i-ne-tolko-re-aktsiya-kyrgyzstantsev-v-drugih-gorodah-mira
37 См.: Селиванова Е. Президент Киргизии о коррупции на таможне: «Таких, как Матраимов, были сотни» / OCCRP, 25 декабря 2019 г. // https://www.occrp.org/ru/home/27-ccwatch/cc-watch-briefs/11359-2019-12-25-09-24-27
38 См.: Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота. Белая книга. Алматы, 2018 // http://tikazakhstan.org/wp-content/uploads/2018/11/Tamozhennaya-korruptsiya-Kazahstana-zerkalnyj-analiz-tovarooborota.pdf
39 См.: John Hurley J., Morris S., Portelance G. Examining the Debt Implications of the Belt and Road Initiative from a Policy Perspective / Center for Global Development // https://www.cgdev.org/sites/default/files/examining-debt-implications-belt-and-road-initiative-policy-perspective.pdf
40 См.: Умаров Т. Почему в Киргизии не получился транзит в стиле Путина — Назарбаева / Московский центр Карнеги, 16 августа 2019 г. // https://carnegie.ru/commentary/79678
41 См.: Коскина А. Астана LRT: проект или авантюра? // https://cabar.asia/ru/astana-lrt-proekt-ili-avantyura
42 См.: Лавров В., Вельска Е., Сабадос К. Жажда золота / OCCRP в Таджикистане, 5 июня 2018 г. // https://www.occrp.org/ru/moneybymarriage/lust-for-gold
43 См.: Deborah Brautigam: No Evidence of Chinese Debt Traps in Africa. July 30, 2019 // https://chinaafricaproject.com/podcasts/podcast-china-debt-trap-africa-deborah-brautigam/?fbclid=IwAR3tKHRS9mUv0Bs0zb65mvZNRo_RUZRoNbzPO_xar2lObB72LbV5nDuThFk
44 См.: Школы синологии в Центральной Азии: проблемы и перспективы. Бишкек — Душанбе, 2019 // https://cabar.asia/wp-content/uploads/2019/10/07-10-2019_China_paper_10_MB.pdf
45 См.: Команда из Узбекистана была награждена за участие в международных соревнованиях // https://toshetk.uz/ru/news/komanda-iz-uzbekistana-byla-nagrazhdena-za-uchastie-v-mezhdunarodnykh-sorevnovaniyakh
46 См. подобный список таких компаний: http://www.chinanpo.gov.cn/lianst/index.html
47 См.: Ковачич Л. Большой брат под кожей: как Китай выводит слежку на генетический уровень / Московский центр Карнеги, 9 февраля 2008 г. // https://carnegie.ru/commentary/75492
48 См.: Кашин В., Королев А. Помощь КНР странам Центральной Азии / Мировая экономика и международные отношения. 2018. Т. 62. № 3. С. 78–85 // https://www.imemo.ru/jour/meimo/index.php?page_id=1248&file=https://www.imemo.ru/files/File/magazines/meimo/03_2018/0078_0085_KASHIN_ID15406.pdf

25.03.2020

автор — Темур Умаров

Источник — carnegie.ru
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1585171980

Евразия-2044. Основные контуры возможных сценариев

В ночь с 24 на 25 января 2020 года человечество вступило в новую 12-летнюю фазу - предпоследнюю в рамках 60-летнего цикла, который начался в феврале 1984 года. Описанные ниже сценарии касаются двух последних фаз этого цикла, который заканчивается в 2044 году.
Здесь не рассматриваются экстремально критические глобальные события, которые могут кардинально трансформировать эти сценарии. Хотя вероятность таких форс-мажоров отнюдь не нулевая. Более того, возможность реализации некоторых из них будет периодически и существенно повышаться.

Речь идет о следующих группах таких радикальных событий.
Первая. Вероятность «большой войны», которая почти обязательно происходит в каждом таком 60-летнем цикле. Но это может быть и региональная война или войны в Европе (либо Балканы, либо Украина, или одновременно и там, и там); или в Азии (индо-пакистанский конфликт, война вокруг Тайваня, конфликт на Корейском полуострове).
Во всех этих случаях появляются свои особые реперные точки. Например, вероятность глобальной войны в ближайшие 24 года существенно повышается (при формировании системной мозаики соответствующих факторов) в периоды 2022-23, 2025-2026; 2034-36 годов.
Вторая. Длительный (не менее 3-5 лет) глобальный экономический кризис, превращающийся в глобальную социально-экономическую катастрофу, с разрушением сети производственных цепочек, глубоким провалом мировой финансовой системы и т.д. В принципе, масштабный экономический кризис очень часто предшествует «большой войне».

Третья. Глобальный кризис биоценоза, включая в себя экологические, климатические, эпидемиологические и т.д. форс-мажоры. Например, пандемии, аналогичные нынешней пандемии коронавируса, обязательно будут повторяться, но гораздо более драматично.
Четвертая. Ультраинновационные прорывы в сфере стратегических военных технологий в рамках и в контексте развивающегося шестого технологического уклада. Иначе говоря, речь идет о непредсказуемом сегодня появлении принципиально нового типа оружия, способного кардинально изменить глобальный геополитический баланс сил.

Евразия сегодня - это не только геополитическая и геоэкономическая арена, но и особое темпоральное пространство рефлексивного, конкурентного взаимодействия основных игроков. Пояснить это утверждение можно следующим образом. В определенных точках евразийского пространства, при взаимодействии ключевых игроков, «рельефное будущее» так существенно влияет на важнейшие процессы принятия решений в актуальном «сегодня», что это будущее или уже стало, или в полной мере становится неотъемлемым и непосредственным компонентом настоящего.

Более того, иногда это «будущее в настоящем» гораздо более значимо, чем привычная актуальная действительность, сформированная определенным набором трендов прошлого.

Например, Китай развивает сегодня разнообразные партнерские отношения с Россией - начиная с закупки российского газа по особой, привилегированной для Пекина цене, и вплоть до беспардонного заимствования российских военных технологий или проведения совместных с российскими Вооруженными силами военных маневров. Хотя сегодня, с геостратегической точки зрения, Китайская Народная Республика гораздо больше зависит от России, чем наоборот. Тем не менее, Москва вынуждена идти на всяческие уступки Пекину, тем самым подчеркивая свой статус «младшего партнера» в этом тандеме.
Но одновременно Пекин на протяжении последних пяти-семи лет уделяет особое внимание наращиванию своего военно-силового потенциала на российско-китайской границе. Здесь формируется цепь новых китайских баз и ракетных площадок, в том числе и для баллистических ракет. До 80% производимых в Китае новейших танков направляются именно на китайско-российскую границу. Стратеги из Военного совета КНР вполне обоснованно исходят из того, что после возможного ухода Путина с поста президента РФ вероятность отката России в сторону Запада резко возрастает.
Причин для такого вывода много, но аналитики китайского военно-разведывательного комплекса (ВРК) выделяют три основных фактора:
— сохраняющуюся зависимость Москвы от экономических связей с Западом;
— доминирование западных ценностей и норм в мышлении и психологии российского политико-экономического истеблишмента;
— долговременная стратегическая заинтересованность высшей американской элиты в использовании России как стратегического противовеса Китаю.
Поэтому соответствующие центры китайского ВПК прогнозируют, что во второй половине 20-х годов военно-оперативная ситуация на российско-китайской границе может существенно обостриться.

Второй пример рефлексивной логики «будущее в настоящем», уже с запада Евразии. Несколько лет тому назад на одном из наиболее популярных телевизионных каналов Нидерландов был показан телесериал о возможной голландской жизни в 30-е годы XXI века. Предполагается, что к этому времени Голландия окончательно превратится в архипелаг (из-за существенного поднятия уровня моря в результате убыстряющихся климатических изменений), и в этих изменившихся условиях население страны должно принципиально иначе, по-новому выстраивать свою жизнь.
Действительно, соответствующие комплексные прогнозные макромодели доказывают растущую вероятность такого сценария для Голландии. В этом случае сам этот сериал становится не некоей развлекательной выдумкой, а компонентом процесса формирования новой жизненной идеологии населения Нидерландов. Под «идеологией» я подразумеваю не конъюнктурную пропаганду, а согласованное осознание на национальном уровне «общего дела» (в данном случае - выживания в будущем) и совместную, скоординированную его реализацию.
В рамках такого сценарного проектирования необходимо подчеркнуть главный постулат: борьба за Евразию, (а это суть всей глобальной геополитической конфронтации вплоть до 2044 года), будет разворачиваться не между государствами и не между политическими режимами, а между большими геополитическими и геоэкономическими коалициями.

Это обусловлено тем, что важнейшим фактором совокупной системной мощи государства в структуре международных отношений в ближайшие 24 года, наряду с экономико-технологической и военной силой, будет именно внешнеполитический коалиционный потенциал.
Основными игроками на евразийском пространстве вплоть до 2044 года останутся США, Китай, ЕС, Россия, Исламский мир, Индия и Германия. ФРГ превращается в самостоятельного евразийского игрока в случае фактического развала ЕС, то есть окончательного закрытия макропроекта «Соединенные Штаты Европы». Однако системообразующими на евразийском геополитическом пространстве будут оставаться только две державы: КНР и США, способные в этот 24-летний период стать устойчивыми ядрами соответствующих международных коалиций.
Это обуславливается тремя, по крайней мере, обстоятельствами. Во-первых, только Китай и США являются сегодня самодостаточными державами: внутренний рынок обеспечивает 88% совокупного ВВП США и около 80% ВВП КНР. Во-вторых, по общим масштабам долгосрочных военных расходов именно США и КНР занимают первое и второе места в мире, и соответствующий разрыв с остальными странами будет только возрастать. В-третьих, в экономическом плане Вашингтон и Пекин уже создали потенциально самые большие глобальные коалиции: сегодня на КНР преимущественно ориентируются около 60 стран современного мира, а на США - около 80.
Остальные влиятельные игроки на евразийском поле инициировать и выстраивать самостоятельно такие коалиции могут лишь гипотетически.
Какие основные козыри и, одновременно, основные проблемы у базовых евразийских игроков, которые могут оказаться решающими в период до 2044 года?

США

Базовые козыри: технологическое превосходство, военное лидерство, наличие и использование больших долгосрочных макромоделей в стратегическом прогнозировании и стратегическом планировании, наличие долгосрочной системной стратегии.
Основные проблемы: самый серьезный после гражданской войны 1861-65 гг. раскол высшей элиты; отсутствие консолидирующей общенациональной идеологии; психологическая готовность многих сегментов американского общества к внутренней гражданской войне; рост вероятности территориального раскола страны; нарастание антагонистических противоречий в социальной, экономической, идеологической и политических сферах.
Если американский «Deep State» не решит ключевые из этих проблем до конца нынешнего 12-летнего цикла, то вероятность катастрофического ослабления США в 30-е годы резко возрастает.

КНР

Базовые козыри: самая консолидированная элита среди основных евразийских игроков; наличие общенациональной, объединяющей элиту и социум идеологии; психологическая решимость китайской нации стать мировым лидером к середине XXI века; эффективный мобилизационный потенциал, что продемонстрировано и в ходе нынешней борьбы с коронавирусной инфекцией; наличие долгосрочной сбалансированной внутренней и внешней стратегии.
Основные проблемы: отсутствие масштабного боевого опыта у НОАК в широком смысле слова, а это означает, что сам Китай в ближайшие 10-15 лет к большой глобальной войне будет не готов; демографическая яма, в которую уже гарантированно проваливается китайский социум; растущие угрозы для продовольственной безопасности КНР; значительная зависимость от внешнего мира по многим природным ископаемым; обострение системных противоречий в высшей политической элите КНР.
Аналогичным образом оценим ситуацию для «игроков второго ряда».

Евросоюз

Базовые козыри: вторая по масштабам глобальная экономика мира; большой исторический опыт взаимодействия в евразийском пространстве; существенный интеллектуальный потенциал;
Основные проблемы: отсутствует системный потенциал для форсированного и эффективного перехода от конфедеративной формы к дееспособной, гибкой европейской федерации; нет долгосрочной глобальной стратегии; отсутствует единая армия и единые специальные силы; новая общеевропейская консолидирующая идеология не разработана; высока вероятность реализации того или иного варианта раскола ЕС (на сегодняшний день существуют минимум четыре вероятных варианта); неконтролируемый рост довольно примитивного, эмоционального, а, соответственно, и суицидального национализма в ключевых европейских странах.
Россия
Базовые козыри: крупные, боеспособные ВС; наличие потенциала обеспечения продовольственной безопасности;
Основные проблемы: растущее технологическое и экономическое отставание от США, ЕС и КНР; отсутствие общенациональной консолидирующей идеологии; растущая внешнеполитическая изоляция; усиливающийся раскол в высшей политической элите; усиление острых противоречий в силовом блоке власти; нарастание социального неравенства, апатии и усталости в обществе; развивающийся демографический кризис; отсутствие долгосрочной системной стратегии, хотя бы до середины XXI века.

Исламский мир

Базовые козыри: высокий уровень религиозности - нигде религия не играет такой большой роли как в странах Исламского мира; пассионарность больших сегментов населения; нарастание предпосылок появления крупных харизматических фигур;
Основные проблемы: углубляющаяся раздробленность Исламского мира; конфронтационные взаимоотношения между основными державами внутри Исламского мира; отсутствие единой политической элиты; отсутствие эффективной консолидирующей политической элиты.
Отсюда вытекает возможность реализации пяти основных сценариев, в контексте которых и будет развиваться геополитическая динамика Евразии.

Сценарий 1. Коалиция США, ЕС и, плюс, возможно, Индии против коалиции Китая с очень рыхлым «треугольником» Россия - Турция - Иран.
Собственно, по сути, это и есть нынешний, неустойчивый баланс евразийских сил, находящийся в процессе сложной трансформации. Такой баланс в лучшем случае просуществует до 2026-28 годов. Американский ВРК крайне заинтересован в сохранении ЕС как своего основного евразийского партнера. Поэтому для реализации своей долгосрочной антикитайской стратегии ВРК США должен активно противодействовать команде Трампа.
Главная стратегическая неопределенность здесь для последнего двенадцатилетнего цикла (2032-2043) заключается в следующем: какая из этих двух коалиций в большей степени «просядет» к концу 20-х-началу 30-х годов XXI века? Глобальный экономический кризис, безусловно, ударит по всем игрокам, но наибольший урон понесут Китай, Россия и Иран. Тогда главный вопрос, в частности, для России заключается в следующем: существует ли уже сегодня проработанная рефлексивная модель выхода из такого глобального кризиса, который может затянуться вплоть до 2023-24 гг.?
Вероятность реализации этого сценария, с сохранением неустойчивого баланса сил в Евразии до 2031 года, составляет 60-65%.

Сценарий 2. Китай, Германия, Россия, Турция, Иран - против агонизирующих США.
Такая антиамериканская евразийская коалиция может сложиться только на определенном качественном этапе ослабления Соединенных Штатов в 20-е годы и резкого усиления кризиса внутри ЕС.
Если Трамп в ноябре 2020 года будет переизбран, то на фоне глобального экономического кризиса в США может возникнуть классическая революционная ситуация: высшая американская элита окончательно расколется («верхи не могут»), и «Deep State» не сможет предложить варианты выхода из глубочайшего национального системного кризиса. В Соединенных Штатах начнется либо гражданская война («низы не хотят»), либо страна начнет де-факто раскалываться.
Кроме того, для реализации данного варианта необходим неуправляемый развал ЕС, и появление остро конкурирующих двух-трех политико-экономических блоков внутри нынешнего Евросоюза.
Однако данный сценарий обязательно требует достижения Китаем лидерства в рамках шестого технологического уклада. Или, по крайней мере, выполнения плана «Китай-2025».
Безусловно, это самый благоприятный вариант для китайской стратегии в XXI веке. Но вероятность реализации этого сценария сегодня не превышает 25%.
У остальных сценариев вероятность близка к статистической погрешности, но все же отлична от нуля.

Сценарий 3. США, ЕС, Россия, Турция и Индия против Китая.
Самый эффективный вариант долгосрочного сдерживания КНР для Вашингтона.
Речь идет о создании новой, неустойчивой глобальной коалиции, способной эффективно и системно сдерживать Китай. Но даже в рамках реализации такой стратегии Вашингтон еще будет предпринимать попытки реализации стратегии G-2.
Временная стабилизация глобальной системы и модернизация правил мировой геополитической игры могут быть достигнуты в рамках данного сценария только вокруг нового ядра, которым и может стать китайско-американский альянс.

Сценарий 4. Германия, европейские союзники Германии, Исламский мир, Россия - против США и Китая.
Такая коалиция, пока практически невероятная, требует предварительного создания двух геополитических тандемов: Германия-Россия и Турция-Иран.
Что касается гипотетического российско-германского альянса, то для его создания необходимы два важнейших условия. Во-первых, радикальная замена нынешних правящих истеблишментов в этих двух странах принципиально новыми пассионарными элитами. Во-вторых, формирование принципиально нового совместного «образа будущего» в контексте развивающегося цивилизационного кризиса.
Тандем Россия-Германия практически немедленно начнет создавать вокруг себя коалиционный потенциал северной Евразии.
Что касается другого гипотетического тандема, «Турция-Иран», то, во-первых, некая предпосылка здесь уже существует, правда в очень слабой пока форме «ближневосточного треугольника» Анкара-Москва-Тегеран. Однако ключевая предпосылка заключается в следующем: возможна ли трансмутация суннитского проекта политического Ислама и шиитского проекта политического Ислама в некий совместный долгосрочный политический проект всего Исламского мира?
Вокруг тандема «Турция-Иран» начнет формироваться южный коалиционный потенциал Евразии.

Сценарий 5. Растущие, долгосрочные неуправляемость, турбулентность и хаос в Евразии.

Вероятность реализации данного сценария к 2044 году довольно существенна. Ее главной предпосылкой является критическое ослабление всех основных игроков на евразийской сцене из-за совокупной системы внутринациональных причин, включая геополитические, экологические, природные и экономические факторы.
Существенное обострение внутристрановых противоречий ведет к тому, что конкуренция за геополитическое лидерство в Евразии закономерно ослабеет перед лицом необходимости национального, регионального и этно-национального выживания. В этом случае вся Евразия будет представлять собой фрагментированную сеть множества различных вариантов открытых и полуоткрытых силовых и военно-силовых кризисов и конфликтов.

Источник — завтра
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1585208160
Новости Казахстана
— Рабочий график главы государства
— У

Турция расширяет сеть железных дорог

В Турции до 2023 года планируется проложить 18 тыс. км железнодорожных путей26.03.2020

Турция расширяет сеть железных дорог
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/17896#!

Тегеран и Вашингтон опять не поняли друг друга

Владимир Скосырев
24.03.2020

Рахбар Али Хаменеи призвал не верить американцам, предлагающим помощь. Фото с сайта www.khamenei.ir
Пандемия подлила масла в огонь информационной войны между Ираном и Вашингтоном. Верховный лидер (рахбар) Ирана Али Хаменеи сказал, что вирус изготовили американцы. Госсекретарь США Майкл Помпео в ответ заявил, что, скрывая данные о заболевших, иранские власти подвергают риску своих граждан и другие страны. Обострению полемики способствовала победа на недавних выборах консерваторов, недовольных попытками президента Хасана Рухани добиться смягчения отношений с Западом.

Всего два месяца назад Иран и США приблизились к грани прямого военного конфликта. Это случилось после того, как с санкции президента Дональда Трампа американский дрон уничтожил в Ираке командующего элитным подразделением Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани. Трезвые головы в обеих странах помогли США и Ирану отойти от последней черты. Казалось бы, вспышка эпидемии, поразившей почти весь мир, должна была побудить политиков искать пути к сотрудничеству в борьбе с общей бедой. Этого не произошло. Парадокс в том, что поводом к обострению отношений стал гуманитарный вопрос – об оказании Вашингтоном помощи Ирану в трудную для него минуту.

США предложили оплатить поставки медпрепаратов для Ирана через Швейцарию. Первая такая операция прошла через банки, несмотря на введенные Америкой санкции. На это Хаменеи откликнулся заявлением: «Америку обвиняют в том, что она изготовила вирус. Я не знаю, правда ли это. Но если это правда, почему мы должны доверять (Америке. – «НГ») и брать от нее помощь?» Аятолла сказал, что не считает невероятным, если присланные лекарства ухудшат ситуацию в Иране.

Помпео написал в Twitter: «Фабрикация Хаменеи о том, что США несут ответственность за уханьский вирус, поставила иранцев, американцев и остальной мир в рискованное положение. Вот лишь некоторые факты. Главная террористическая авиалиния Ирана – Mahan Air совершила по крайней мере 55 полетов между Тегераном и Пекином, распространяя уханьский вирус. По крайней мере в пяти странах первые случаи заражения стали результатом безразличия иранского режима к здоровью человека».
По заявлению Помпео можно заключить, что в Тегеране правят фанатики, которые вновь готовы подойти к порогу войны, несмотря на пандемию коронавируса, угрожающую человечеству. Но действия иранских властей свидетельствуют о другом. Как передало посольство Ирана в Москве, министр иностранных дел ИРИ Джавад Зариф только что провел телефонные переговоры с рядом глав МИД европейских стран и представителями Евросоюза о необходимости укреплять сотрудничество в противодействии пандемии.

В беседе с «НГ» завсектором Ирана в Институте востоковедения РАН Нина Мамедова указала, что антииранский курс Трампа, особенно выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) относительно ядерной программы Ирана, сыграл на руку ультраправым силам в стране. Это показали итоги выборов в Меджлис. «Упертые консерваторы» получили подавляющее большинство. Влияние умеренного президента Хасана Рухани снизилось. Решение Трампа привело к тому, что начавшийся процесс демократизации остановился.

Сторонники президента в верхах надеялись, что в связи с коронавирусом США смягчат санкции. Этого не произошло. Рахбар получил наглядное подтверждение своих слов о том, что с Соединенными Штатами нельзя идти на мировую. «Позиции Али Хаменеи и позиции Корпуса стражей исламской революции укрепились. Однако это не означает, что КСИР диктует решения высшим органам власти и администрации президента. Не исключено, что рахбар изменит свои взгляды. Так уже бывало. Тогда будет заключена с США новая сделка по ядерным и другим вопросам. В этом случае иранцы увидят: то, чего не могли добиться Рухани и его приверженцы, добился Али Хаменеи. Это укрепило бы роль духовенства в Исламской Республике», – полагает Мамедова.

Другие наблюдатели отмечают, что на выборах за консерваторов проголосовала всего треть избирателей, имеющих право участвовать в голосовании. Остальные проигнорировали выборы. Низкая поддержка, возможно, будет побуждать сторонников жесткой линии поскорее добиваться устранения умеренных, прогнозирует журнал Modern Diplomacy. Скорее всего вновь избранные депутаты начнут холодную войну против президента и его команды, чтобы лишить реформаторов шанса получить доступ в правительство при новом президенте. Ведь Рухани отработал два срока и избираться вновь не имеет права.

Источник — ng.ru
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1585086720

США вновь создает нефтяной альянс с Саудитами. Чем это чревато? — Л.Крутаков

Кремль опять вызвался сыграть с США в «русскую рулетку», зная, кто проиграет

Вашингтон снова создает нефтяной альянс с Саудовской Аравией, и это мы уже проходили

Светлана Гомзикова
Материал комментируют:
Леонид Крутаков

В Вашингтоне рассматривают возможность создания союза с Саудовской Аравией для регулирования цен на нефтяном рынке. Соответствующее заявление сделал министр энергетики США Дэн Бруйетт.

По его словам, идея альянса с Эр-Риядом рассматривается как один из вариантов стабилизации цен на сырье после рекордного мартовского падения. Однако какого-то конкретного решения на официальном уровне на этот счет пока не принято.

Собственно, Бруйетт лишь подтвердил то, о чем ранее писала газета Wall Street Journal — а именно, что чиновники Минэнерго США убеждают администрацию Дональда Трампа в необходимости объединиться с Саудовской Аравией для контроля над мировыми ценами на нефть. В расчете на стабилизацию ценовых показателей и предотвращение дальнейшего их падения.

Обвал цен на нефть начался в марте на фоне выхода России и Саудовской Аравии из соглашения ОПЕК+ о сокращении добычи нефти. Причем, российская сторона предлагала сделку сохранить, а саудиты настаивали на дальнейшем снижении добычи.

В результате с 1 апреля сделка ОПЕК+ перестает существовать и с ее участников снимаются все ограничения. При этом Эр-Рияд сообщил об увеличении добычи нефти, что обвалило котировки — цены на нефть одномоментно рухнули практически в два раза.

На торгах 24 марта нефть пошла в рост. По состоянию на 12.30 мск цена майских фьючерсов на североморскую нефтяную смесь марки Brent выросла на 5,03% — до 28,39 долларов за баррель. А на нефть марки WTI увеличилась на 5,48% — до 24,64 долларов за баррель.

Но, как долго эта тенденция будет сохраняться, не очень понятно — ситуация на нефтяном рынке в последнее время в связи с распространением коронавируса стала еще более неустойчивой. И уж совсем непонятно, как в таких условиях американцы с саудитами эту ситуацию будут стабилизировать.

Вообще, подобные альянсы уже случались в истории. Только нам от таких союзов добра вряд ли стоит ждать. Все помнят, как в 80-гг. обрушение саудитами цены на «черное золото» до 10 долларов за баррель серьезно подорвало экономику СССР и в определенной степени способствовало его будущему распаду.

Каким будет новый сценарий, и какая роль в нем отводится России?

Об этом в беседе с «СП» рассуждает доцент Департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ Леонид Крутаков:

— Для начала еще немного истории. План обрушения цен на нефть в 80-х годах разрабатывался в недрах администрации Рейгана, как «энергетическое оружие» против Советского Союза. Собственно, Рейгану он и приписывается, как создателю. Туда же вошла программа СОИ, которая гонку вооружения разогнала. Там много было составляющих… Это — первое.

Второе. Саудовская Аравия всегда действовала и действует в согласии с Вашингтоном.

Можно вспомнить, к примеру, «пакт Куинси» подписанный в феврале 1945 года Рузвельтом и королем Саудом о том, что вся саудовская нефть эксклюзивно принадлежит США. А США взамен гарантирует и сохраняет безопасность Саудовской Аравии от вешней агрессии и любых поползновений — т.е. это политические и военные гарантии.

До этого был секретный договор 1933 года — когда «черного золота» в Саудовской Аравии еще не было — о том, что если будут открыты большие запасы нефти, вся она будет на сто процентов принадлежать исключительно Соединенным Штатам. Что и стало тогда во многом причиной распада союзнических отношений с Британией и Францией, которые входили в единую компанию British Petroleum ближневосточную, разрабатывали иракские месторождения.

Вот когда выяснилось, что есть секретный договор, по которому американский партнер кидает их с Саудовской Аравией — в буквально смысле — тогда, собственно, и зародилась Вторая мировая война.

То есть, там история долгая…

И представить себе, что Саудовская Аравия может действовать самостоятельно, при наличии такого количества военных баз и поставок вооружения со стороны США, это все равно, что верить в Санта-Клауса или Деда Мороза — не для взрослого человека.

Поэтому когда говорят о неком стратегическом альянсе в его нынешнем понимании, можно предположить следующее. Допустим, США договариваются с Саудовской Аравией, входят в ОПЕК+ и начинает сокращать добычу для снижения цен. Это означает, что они освобождают долю рынка для России и для других стран, не входящих в ОПЕК.

Собственно, в связи с этим Россия и предъявляла претензии. Говорила, если регулировать рынок, то все должны одновременно делать это. Все крупные игроки. А США — один из крупнейших сейчас игроков в нефтедобыче и на нефтяном рынке.

Либо все играют. Либо (если одна сокращает, а другая — наращивает), те, которые сокращают, играют в пользу тех, которые наращивают. Потому что они рынок держат, а те долю увеличивают.

Вы можете поверить в то, что США сейчас начнут сокращать с Саудовской Аравией добычу для того, чтобы поддержать цены и Россия продолжала наращивать свой экспорт? Я — нет.

Но есть скрытый вариант, который подразумевается, но не озвучивается — стратегический вариант будет создаваться не для удержания цен на нефть, а для осознанной, целенаправленной игры против России.

Неслучайно же именно Россию делают главным виновником развала сделки ОПЕК+, хотя все понимают, что сорвала ее Саудовская Аравия, которая выдвинула ультимативные требования в ночь перед решающим заседанием.

«СП»: — Трамп и не скрывает, что Вашингтон обязательно вступит в нефтяную войну, которую, как он выразился, Россия и Саудовская Аравия развязали в борьбе за рынок…

— Дело в том, что они в ней изначально присутствуют. Присутствуют всем своим комплексом — и финансовым, и сланцевым.

Они же накачивали свой сланцевый «пузырь» до 2014 года, когда была бешеная цена — до 140 долларов за баррель. Они его раздули — в день добывают сегодня 9 млн. баррелей (хотя не все эксперты доверяют этим цифрам). Но, в любом случае, представьте, что завтра этот «пузырь» схлопнется, добывать не будут, какой дефицит на мировой рынке возникнет.

Его не восполнит никто — ни Саудовская Аравия, ни Россия. Резервов у них таких нет. И нет возможностей быстро нарастить добычу.

Разве что они есть у Ирана? Но тогда надо раскупоривать Иран и Венесуэлу. Надо с них снимать санкции, надо признавать, что режим аятоллы Хаменеи правильный, и Мадуро — умница и молодец. Способны на это США?

«СП»: — Скорей всего, нет.

— Конечно, потому что это будет колоссальный геополитический проигрыш. После такого США уже не будут мировым регулятором.

Поэтому что бы они там ни говорили о целях своего альянса, подразумевается одно — будут по-прежнему давить на Россию, Венесуэлу и Ирак. На ресурсные страны, которые являются сегодня политическими врагами США и саудитов, как сателлитом американцев.

«СП»: — И как будут давить?

— Будут снижать цену. Мы это видим. И как они будут поддерживать своих «сланцевиков», тоже видим.

Накануне выхода Саудовской Аравии из сделки ОПЕК+ — 3 марта, по-моему — ФРС срочно снизила процентную ставку. Снизила резко — с 1,75 до 1,25 процентных пункта. То есть, фактически на 30% падение произошло.

Понятно, что это поддержка фондового рынка. Сегодня, после того как цены рухнули, они вообще до нуля опустили. А с учетом инфляции, ставка теперь минусовая.

Мало того, они объявили программу на полтора триллиона долларов — «печатать и выкупать». Напрямую выкупают так называемые «токсичные долги», включая, ипотеку и все проч.

Таким образом, снимают нагрузку с банков и фондового рынка. Тем, кто заигрался в спекулятивные игры, не позволяют лопнуть.

А сланцевая добыча существует только за счет фондового рынка. Ни одна сланцевая компания за время своего существования — если считать с 2004 года — не показала устойчивой прибыли. Максимум, квартал прибыли она показала.

Вся эта прибыль образуется за счет бешеного роста котировок капитализации компании. Их раздувают. Раздувают информационно — рассказывают о новых технологиях, о новых возможностях, о перспективах, о будущем экспорте, о захвате мирового рынка… Но это все виртуальные интервенции, которые впихивают инвесторам — мол, «вы тратьте свои деньги, а эти компании будут приносить все больше и больше».

Но мы сегодня видим, как они приносят «больше и больше». Все компании сокращают расходы, все включили режим «выживания».

Поэтому, собственно говоря, время очень сжалось для решения этого вопроса — создания этого стратегического альянса. И чтобы продолжить игру, США ничего не остается, как завтра ломать Венесуэлу через колено и открывать для себя вот этот резервуар с нефтью.

Тогда они обеспечат свой внутренний рынок нефтью и оградят себя от тех разборок, которые будут на Ближнем Востоке, в Иране, в России.

Весь смысл сланцевой добычи в том, чтобы снизить свою зависимость от внешнего рынка.

Одновременно с этим Штаты, как большой мешалкой, превратили в кровавое месиво весь Ближний Восток — Ирак, Ливию, Сирию. То есть, они перевернули все.

Раньше любая прогулка Шарона по Храмовой горе или беспорядки в Палестине и Израиле моментально приводили к росту цен на нефть. Сейчас мы видим, что цены падают.

Это же — фантастика. Это значит, что играет другой механизм. Механизм фондовый, о котором я говорил — накачивание экономики деньгами, пустыми деньгами за счет России и Ирана.

Потому что те, кто накопил резервы в долларах, оплачивают эту эмиссию. И когда происходит инфляция долларовая, она идет за счет нас.

«СП»: — То есть, нам приходится теперь тратить то, что копили двадцать лет, а Трамп просто включил станок… Неравные какие-то условия.

— Увы. И пока мы живем в этом модели, в которую нас загнали в девяностые годы, мы всегда будем проигрывать.

Центробанк начал продавать валюту, сохранив учетную ставку в 6%. Это значит, что там минусовая ставка, а здесь — шесть процентов.

Их валютный спекулянт в данной ситуации рассуждает так: «Я беру у себя под минус процентов, прихожу на русский рынок, покупаю здесь бумаги минимум под 6%, ни с чего зарабатывают деньги — завтра эту прибыль выведу».

Это моментальная игра.

У нас за последние десять дней ЦБ продал порядка 600 млн. долларов. И за это же время отток капитала вырос в два с лишним раза — до 1,4 млрд. долларов.

Но мы не только процентами оплачиваем, мы оплачиваем спекулянтам их прибыль из своих валютных резервов. Потрясающая ситуация — и с того конца проигрываем, и с этого. Мы теперь все, что накопили, так же выпустим в трубу.

«СП»: — Знаете, раз уж нам объявлена война — в данном случае, нефтяная — надо как-то сопротивляться… Разве нет?

— В том-то и проблема. «Черный вторник» у нас был в 2014 году. Но уроков мы не извлекли и опять рискуем напороться на ту же историю.

И опять наши финансовые власти все будут списывать на политику и геополитическую напряженностью, как они это привыкли делать. Вместо того чтобы предложить модель, как Россия может функционировать в этом нестабильном мире. И минимизировать внешнеполитические риски.

Но ничего же не предлагают. Говорят — «надо снизить геополитическую напряженность». А как ее снизить? Отдать Крым надо — «другого варианта нет». Отступить из Сирии и перестать поддерживать Донбасс…

Вот позиция либерального крыла. И я не понимаю, сколько можно это терпеть.

Если президент говорит, что мы — суверенная страна, то наши экономисты делают все, чтобы подорвать этот суверенитет. Потому что для них это вызов, с которым они не могут справиться.

Они не знают, как существовать в режиме национальной экономики. Зато знают, как стать частью глобального спекулятивного мира. Как приватизировать и «откатывать» деньги на зарубежные счета в офшоры. В этом процессе они успешны и эффективны.

Но как сделать так, чтобы сбережения страны работали на ее внутреннюю экономику, они не знают, не понимают и не хотят понимать. Вот в чем дело.

Источник — СвободнаяПресса
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1585130160

Баррель нефти на троих не делится!

Пойти впрямую и в одиночку на тотальный подрыв мирового рынка нефти ни Россия, ни Саудовская Аравия не могли
Алексей Анпилогов


Помните? «Плывут пароходы — привет Мальчишу! Летят самолеты — привет Мальчишу!» А теперь самолеты не летают. Да и пароходы, а точнее, теплоходы, как-то привстали: по последним данным объем мировой торговли сократился минимум на 7%. Все из-за коронавируса, который вынуждает массу стран вводить самые драконовские ограничения на перемещения людей и функционирование своих национальных экономик.
Неудивительно, что лихорадит и нефтяной рынок. На сегодняшний день российская нефть марки Urals торгуется уже ниже 20 долларов за баррель — именно таким образом России приходится отвечать на ценовой демпинг, который устроила в последние недели Саудовская Аравия. Учитывая, что всего лишь месяц тому назад нефтяные цены находились на отметке в 50 долларов за баррель, согласитесь, ситуация и правда экстраординарная.
Тривиальное объяснение такого падения: не договорились. Мол, российские нефтяники и чиновники не смогли найти общий язык со своими саудовскими визави и стоящими за их спинами принцами, чем и обрушили нефтяной рынок. Понятное дело, сделали это «от жадности не понимая последствий» и якобы исключительно — по собственной глупости. Объяснение ожидаемое, эмоциональное, но, как и положено популярной агитке, ровно ничего не объясняющее.
На деле же ситуация на рынке нефти к началу марта была уже и без того в состоянии катастрофы: мировой спрос сжался, согласно различным оценкам, на 5-7%, а с рынка ушло потребление нефти, в абсолютных цифрах почти что равное российскому экспорту нефти! Понятное дело, компенсировать такие потери какой-либо разумной сделкой в рамках предыдущего соглашения ОПЕК+ было просто невозможно. Это означало бы, например, что Россия должна полностью отказаться от экспорта нефти. Или же сделку с Саудовской Аравией можно было «разлить на двоих», но с весьма схожими и весьма неприятными последствиями для обеих стран. При этом США, не связанные никакими картельными ограничениями, просто бы воспользовались таким новым соглашением ОПЕК+ в своих интересах, по факту получив для своей сланцевой отрасли гораздо более комфортную мировую цену на нефть.
Любая частичная балансировка нефтяного спроса и предложения выглядела бы и вовсе смешно: если бы сокращения носили чисто косметический характер, то смысла в картельном сговоре не было бы и вовсе — цену на рынке определяли бы не продавцы, а покупатели. Нынешние 20 долларов за баррель — это именно диктат покупателей, у которых и самолеты не летают, и пароходы не ходят, а пионеры сидят по домам.

Какой же альтернативный смысл у ссоры России с Саудовской Аравией? Судя по всему, понимая, что сохранение status quo означает для обеих стран практически двойное падение экспортных доходов, бывшие участники ОПЕК+ решили… попутно выкинуть с рынка всех остальных. Ведь, действительно, у Саудовской Аравии и России на сегодняшний день самые низкие операционные расходы на добычу нефти — в районе 3-5 долларов за баррель. Оставим пока что «за кадром» полную себестоимость добычи нефти, которая гораздо выше — речь идет о том, что несколько лет Москва и Эр-Рияд могут продавать нефть по 20 долларов, не остановив при этом ни одну из действующих скважин. Потом за это, конечно, надо будет расплачиваться — но это уже потом.
А вот у США ситуация обстоит совсем иначе — у них операционные издержки по добыче нефти составляют где-то 35-40 долларов за баррель, львиную долю общей себестоимости. То есть, для сланцевых компаний США нынешняя цена — быстрая смерть, если кто-то не сможет оплачивать им «со стороны» чуть ли не 50% их издержек. Конечно, что-то им подбросит Белый дом — в частности, Дональд Трамп пообещал увеличить закупки нефти в госрезерв. Но все это — предельно краткосрочные меры. «В долгую», на таком низком рынке, США будут вынуждены сокращать производство нефти, пока спрос и предложение не выровняются на мировом уровне.
В вопросе «кто умрет первым» свет клином на США не сошелся — масса нефтедобывающих проектов, которые стартовали в последнее десятилетие, закладывали в прогнозы предельно высокую цену на нефть. Например, при запуске казахского месторождения Кашаган в 2016 году называли себестоимость добычи на нем, равную… 100 долларам за баррель. Ох, вовремя Назарбаев ушел на покой, теперь его преемникам будет совсем несладко.
Конечно, пойти впрямую и в одиночку на тотальный подрыв мирового рынка нефти ни Россия, ни Саудовская Аравия не могли. Так как, сделай Москва или Эр-Рияд обязывающие заявления, их тут же бы объявили если не виновными, то уж точно — крайними, ведь пострадавшими сегодня окажется чуть ли не половина нефтедобывающих стран. А в ситуации «мы просто не договорились, сами друг у друга чубы рвем» — валить вину сугубо не на кого. Мальчиша-Плохиша нет, мы все сегодня «немного Кибальчиши». Привет пароходам, привет самолетам, салют пионерам, здравствуй, нефть по 20 долларов!
Где бочка варенья, ящик печенья и военная тайна о дорогой нефти — мы понятия не имеем. Звоните в Эр-Рияд, может быть, там знают, как скоро вернется «черное золото» по 50 долларов за баррель. А пока — рекомендуем просто сократить добычу…

Источник — завтра
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1585055100

Власти многих стран пришли на помощь экономике на фоне Covid-19

На фоне снижения рычагов влияния Центробанков на рынки, правительства многих стран поддерживают усилия по устранению «паники» в экономике

Belgin Yakışan Mutlu,Murat Birinci,Hicran Ismayilova,Ekip   |24.03.2020

ИНФОГРАФИКА - Власти многих стран пришли на помощь экономике на фоне Covid-19

СТАМБУЛ

На фоне прогноза снижения глобального роста в связи с пандемией коронавируса нового типа (Covid-19), правительства многих стран мира вынуждены принимать меры по поддержке национальной экономики.

Закрытие границ, ограничение передвижения внутри стран и карантин резко снизили экономическую активность. Сроки окончания пандемии неизвестны. Рычаги Центробанков по стимулированию экономики также недостаточны.

Власти пытаются поддержать бизнес путем реализации различных программ и не допустить роста безработицы.

В США президент Дональд Трамп принял решение о выделении на первоначальном этапе 8,3 миллиарда долларов на меры по борьбе с коронавирусом, 13 марта администрация Белого дома объявила о чрезвычайном ситуации по всей стране.

Кроме того, Трамп подписал законопроект о снижении экономических последствий пандемии коронавируса. В соответствие с новым законом выделяются материальные средства на оплачиваемый отпуск по болезни. Малым предприятиям будут выделены льготные кредиты.

В Вашингтоне также не исключили возможности создания Фонда поддержки отдельным штатам в борьбе с эпидемией.

Власти Канады выделили на поддержку экономики 82 млрд долларов.

В Европе, где число жертв и случаев инфицирования превысило показатели Китая, правительства друг за другом объявляют пакеты экономических мер.

Италия, которая находится в эпицентре эпидемии в Европе, с одной стороны, пытается предотвратить распространение коронавируса, а с другой стороны, принимает меры по недопущению экономического кризиса.

Правительство выделило первоначально на меры по борьбе с пандемией 25 млрд евро. В рамках пакета помощи Минздрав получит 1,15 млрд евро.

Кроме того, правительство будет платить работодателям с целью предотвращения увольнений

Во Франции президент Эммануэль Макрон объявил о предоставлении финансовой поддержки компаниям и сотрудникам, пострадавшим от коронавируса.

Министр экономики и финансов страны Брюно ле Мэр сообщил, что правительство выделит 45 миллиардов евро на поддержку предприятиям и их работникам в условиях эпидемии, предоставит государственные гарантии по кредитам малым и средним предприятиям в объеме 300 миллиардов евро.

Кроме того, европейские структуры обеспечат кредиты гарантиями в объеме 1 трлн евро.

В Швейцарии власти выделили 42 млрд франка на устранение последствий коронавируса.

В Германии, которая является локомотивом европейской экономики, также приняты меры для предотвращения кризиса и повального банкротства компаний. В Берлине объявили о создании Фонда экономической стабильности (WSF), куда будет вложено 500 миллиардов евро. Кроме того, Бундестаг принял законопроект об отсрочке налоговых платежей и введении оплаты труда за неполный рабочий день.

В Великобритании на поддержку экономики выделено 330 млрд фунт стерлингов. Выплата части налогов для 900 тысяч мелких и средних предпринимателей отложена 700 тысяч компаний получат единовременному помощь в 3 тысяч стерлингов. 80 процентов зарплаты служащих, которые получают ежемесячно менее 2 500 стерлингов и не могут посещать работу, будет покрывать государство.

Испания выделит 200 млрд евро на поддержку экономики.

В Японии на поддержку мелкого и среднего бизнеса выделено 4,1 млрд долларов Еще 193 млрд долларов выделено на стимулирование экономики в целом.

Наконец в Китае, власти сделали упор на помощи здравоохранению и технологиям.

Впервые коронавирус нового типа (Covid-19) был выявлен 12 декабря 2019 года в городе Ухань провинции Хубей в Китае, и за короткий период перекинулся на другие города и страны. Всемирная организация здравоохранения признала вспышку коронавируса пандемией.

Вирус в основном передается воздушно-капельным путем, он может распространяться при кашле, чиханье, через капли слюны или выделения из носа. Кроме этого, существует шанс заражения контактным путем.

Смертельный вирус передается от человека к человеку воздушно-капельным путем. Симптомы заболевания: высокая температура, боль в горле, кашель, одышка и диарея. Позже развиваются пневмония и почечная недостаточность, которые приводят к летальному исходу.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D1%80%D1%83%D1%81/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%B2%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%85-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%88%D0%BB%D0%B8-%D0%BD%D0%B0-%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D1%89%D1%8C-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B5-%D0%BD%D0%B0-%D1%84%D0%BE%D0%BD%D0%B5-covid-19/1777403

ООН поддержал гуманитарное перемирие в Ливии

Антониу Гутеррес поприветствовал согласие сторон в Ливии на гуманитарное перемирие, установленное в связи с Сovid-19

Dildar Baykan,Elmira Ekberova   |

ООН поддержал гуманитарное перемирие в Ливии

ООН

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутеррес поприветствовал согласие противоборствующих сторон в Ливии на гуманитарное перемирие, установленное в связи с коронавирусом нового типа (Сovid-19), говорится в заявлении Стефан Дюжаррик.

Гутерреш выразил надежду, что это перемирие перерастет в бессрочное прекращение боевых действий.

Учитывая тяжелую гуманитарную ситуацию в Ливии и возможные последствия пандемии Сovid-19, генсек призывает стороны объединить усилия для устранения угрозы и обеспечения беспрепятственного доступа гуманитарной помощи в стране.

Несмотря на гуманитарное перемирие в Ливии атаки сил незаконных формирований под руководством Халифы Хафтара продолжаются.

Вчера, 21 марта, представитель Правительства нацсогластя Мухаммед Кунуну сообщил о ракетном ударе сил Хафтара в Триполи, в результате чего два ребенка получили ранения.

Ракетные удары были нанесены сразу после объявления «фальшивого перемирия» представителем незаконного формирования Хафтара Ахмедом аль-Мисмари.
После революции 17 февраля 2011 года Ливия вступила в полосу политической нестабильности. В стране были сформированы сразу два правительства – Палата представителей в городе Тобрук и Всеобщий национальный конгресс в Триполи. В подчинении обеих правительств имеются вооруженные формирования.

17 декабря 2015 года при посредничестве ООН в Марокко было подписано политическое соглашение, на основании которого было создано Правительство национального согласия.На веб-сайте агентства «Анадолу» в укороченном виде публикуется лишь часть новостей, которые предоставляются абонентам посредством Системы ленты новостей (HAS) АА.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%BE%D0%BE%D0%BD-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B6%D0%B0%D0%BB-%D0%B3%D1%83%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B5-%D0%B2-%D0%BB%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B8/1775028

Вирус заразил трубопроводы. Цены на газ в Европе упали к историческим минимумам

«Газпром» в этом году может получить самую низкую за 15 лет стоимость газа на своем основном экспортном рынке — в Европе. Уже сейчас спотовые котировки упали до уровня $100 за 1 тыс. кубометров, а цены с привязкой к нефти приближаются к этому уровню. Спрос на газ также под ударом из-за карантинных мер, в результате чего «Газпрому» угрожают форс-мажоры по ряду контрактов. Пока, утверждают в монополии, таких заявлений от клиентов нет и она не собирается пересматривать крупные инвестпроекты.

Вслед за обвалом на нефтяных рынках среднемесячные спотовые цены на газ в Европе достигли многолетнего минимума. Так, в первые 20 дней марта котировки на наиболее ликвидном европейском хабе — нидерландском TTF — упали до $102 за 1 тыс. кубометров (€9,0587 за 1 МВт•ч), а 19 марта цены падали до минимума в $90,3 за 1 тыс. кубометров. Апрельский фьючерс торгуется по $104,7 за 1 тыс. кубометров.

Учитывая падение цен на нефть ниже $30 за баррель на прошлой неделе, как спотовая, так и нефтяная индексация в контрактах «Газпрома» будет тянуть цены вниз. Нынешняя ситуация сопоставима только с 2004 годом, когда средняя цена Brent составила $38,3 за баррель, а организованных спотовых торгов газом в Европе еще не существовало, тогда средняя экспортная цена «Газпрома» по поставкам в дальнее зарубежье находилась на уровне $138 за 1 тыс. кубометров.

Уже сейчас поставка газа в регионы Центральной России для «Газпрома» может быть выгоднее, чем экспорт в Европу.

Например, в Ленобласти оптовая цена на газ при текущем курсе рубля — $57,7 за 1 тыс. кубометров. Экспортный нетбэк при поставке газа по «Северному потоку» в Германию при текущих ценах на немецком хабе NCG $101 за 1 тыс. кубометров составляет около $48 (с учетом экспортной пошлины 30% и платы за транспортировку примерно $22 за 1 тыс. кубометров), то есть является отрицательным. Для транзита через Украину, где плата за транспорт выше, нетбэк будет еще хуже.
Надежды на то, что низкие цены позволят стимулировать спрос на газ в Европе, при этом нет.
Наоборот, в результате жестких карантинных мер из-за эпидемии коронавируса потребление газа может упасть до многолетних минимумов — так, власти Италии (второй потребитель «Газпрома» в ЕС после Германии) уже объявили об остановке всей промышленности, кроме жизненно необходимой. Запасы газа в европейских хранилищах достигли рекордного с 2012 года уровня 54 млрд кубометров, хотя ожидалось, что после перезаключения контракта на транзит через Украину они начнут снижаться.
Теперь покупатели могут по аналогии c китайскими клиентами заявить о форс-мажоре из-за коронавируса и снизить объемы закупок. Также есть риск требований пересмотра объемов выборки по take-or-pay, как это было после кризиса 2009 года.
200 долларов за тысячу кубометров

составляет средняя цена экспорта газа в дальнее зарубежье, заложенная в бюджет «Газпрома» на 2020 год

В результате «Газпрому», возможно, придется сократить объемы добычи, урезать импорт газа из Туркмении и Узбекистана и пересмотреть сроки запуска ключевых добычных инвестпроектов, например Харасавэйского месторождения.
В прошлом году «Газпром» поставил 175,8 млрд кубометров в ЕС против антирекорда 121 млрд кубометров в 2014 году. Пока объемы серьезно не снизились: среднесуточная прокачка через Украину в феврале составляла 135,3 млн кубометров, за 19 дней марта — 150 млн кубометров. Прокачка по газопроводу Ямал-Европа, сниженная «Газпромом» с 1 января, продолжает падать примерно на 30% — до 61,6 млн кубометров на 21 марта. «Северный поток» загружается максимально: в среднем за 19 дней марта прокачка выросла на 8,6% к декабрю, до 189,5 млн кубометров.
В «Газпроме» сообщили «Ъ», что компания не получала сообщений о форс-мажорах по долгосрочным контрактам поставок в Европу, не планирует приостанавливать закупку газа из Средней Азии, не меняла сроки реализации инвестпроектов и не собирается увеличивать ремонтные программы на ключевых производствах.
Относительно экспортной цены в монополии сослались на слова зампреда правления Елены Бурмистровой, которая в феврале ожидала средний уровень по году $175–185 за 1 тыс. кубометров. Однако директор по исследованиям Vygon Consulting Мария Белова считает прогноз оптимистичным: если ориентироваться на форвардную кривую на NBP, средняя экспортная цена «Газпрома» будет ниже $150 за 1 тыс. кубометров. Потребители же, по ее мнению, могут пойти по китайскому сценарию, объявив о временных остановках закупок в зависимости от развития эпидемиологической ситуации. Директор практики «Газ и химия» Vygon Consulting Дмитрий Акишин добавляет, что крупные проекты «Газпрома» с ожидаемым вводом на горизонте пяти лет вряд ли пострадают. Как минимум инвестиции по многим из них (Харасавэй, Амурский ГПЗ) уже начались, и останавливать их сейчас нецелесообразно.
Как «Газпром» заново продаст газ Европе
Положительным следствием падения цен для «Газпрома» и НОВАТЭКа может стать замедление реализации новых проектов по сжижению газа в США. СПГ-инвесторы из США из-за коронавируса оказались отрезаны от рынка Китая — февраль и март должны были стать ключевыми месяцами для заключения новых долгосрочных контрактов. Без них новым американским проектам будет сложно вести активное строительство в этом году. Cheniere уже допустила перенос сроков ввода третьей очереди завода Corpus Christi мощностью до 9,5 млн тонн. Tellurian сообщила 9 марта, что сократит 38% персонала для того, чтобы иметь возможность продолжать строительство завода Driftwood LNG в Луизиане. При этом спотовые цены на газ в США упали до многолетнего минимума — $1,665 за MMBtu ($65 за 1 тыс. кубометров), апрельский фьючерс на Henry Hub торгуется на уровне $1,575 за MMBtu.
Татьяна Дятел
№51 от 23.03.2020, стр. 1

Источник — Газета «Коммерсантъ»
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1584945600

Художники Ирана подготовили 24 карикатуры на тему «Корона и санкции».

Художники Ирана совместно с МВД, Департамента дипломатии МИД страны и муниципалитета Тегерана подготовили 24 карикатуры на тему «Корона и санкции».

В парламенте Ирана осудили решение Армении

А.Беляева. «Решение правительства Армении открыть посольство в Тель-Авиве негативно скажется на региональной стабильности и безопасности».Как передает SalamNews со ссылкой на Tasnim, об этом заявил специальный советник председателя парламента, генеральный секретарь постоянного секретариата международной конференции по палестинской интифаде в иранском парламенте Хоссейн Амир Абдоллахиян, осудив подобное решение Армении.По его словам, новость о намерении Армении открыть посольство в Тель-Авиве неожиданной.»Такая мера, несомненно, противоречит интересам палестинского народа и будет иметь негативные последствия для стабильности и безопасности региона.Существует необходимость поддержки прав палестинского народа», — отметил Амир Абдоллахиян, осудив любой план нормализации отношений между арабскими или неарабскими государствами и сионистским режимом Израиля.Он также  охарактеризовал дружественные отношения Тегерана и Еревана как один из главных факторов сохранения региональной стабильности и безопасности и выразил надежду, что правительство Армении дважды подумает над своим решением и примет необходимые планы по поддержке угнетенного и перемещенного населения Палестины.Амир Абдоллахиян назвал Израиль незаконным режимом, отметив: «Исламская Республика Иран подчеркивает право основных жителей Палестины, включая христиан, мусульман и евреев, самим решать свою судьбу, и мы считаем, что сионисты захватили в заложники даже еврейский народ на оккупированных территориях».Напомним, что в сентябре 2019 года правительство Армении одобрило законопроект об открытии посольства в Тель-Авиве.


https://www.salamnews.org/ru/news/read/377867?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Кто такие уйгуры и почему у них проблемы с китайцами?

Контакты китайцев с жителями Таримской впадины, большого засушливого региона к востоку от современного Казахстана, начались еще в 7-м веке до нашей эры. Самые ранние его жители, таинственные индоевропейцы юэчжи, которые пришли из Западной Евразии, поддерживали с Поднебесной торговые отношения.

Но к 200-у году до нашей эры эта область перешла под контроль хунну, конфедерации кочевых племен, в составе которой были и предки тюркских народов. Вскоре китайцы разгромили эту степную державу и в дальнейшем здесь правили зависимые от них варварские династии.

После основания Тюркского каганата, эта земля переходила из рук в руки, а потом была поделена примерно пополам до 750-о года, когда сюда вторглось племя уйгуров из Западной Монголии, которые первыми из всех тюрок начали постепенно переходить к оседлому образу жизни.

Они основали державу, что управляла обширной территорией от озера Балхаш на западе до Маньчжурии на востоке, а также контролировала всю современную Монголию и значительную часть Южной Сибири. Их государство просуществовало около 200 лет и было повержено в результате восстания енисейских кыргызов, которые двинулись на юг и разграбили основные уйгурские города.

Большая часть побежденных мигрировала туда, где их потомки живут сейчас – в Таримскую впадину, со всех сторон защищенную горами. В это же время население этих мест начало переходить от манихейства и ламаизма (тибетского буддизма) к суннитскому исламу. Но происходило это очень медленно.

В 13-м веке сюда вторглись монголы, но со временем они были поглощены преобладающим тюркским населением. Тюрко-монгольские ханства контролировали эти места до тех пор, пока Китай, находящийся под властью маньчжурской династии Цин, не восстановил контроль над регионом в 1759 году после 800-летнего отсутствия.

С целью улучшения своего контроля над завоеванными территориями, Поднебесная инициировала политику перемещения сюда этнических китайцев, а в 1884-м году переименовала регион в Синьцзян («новая граница»). Эти действия привели к более чем 40 восстаниям против китайского господства в течение 10 лет. Какое-то время местные жили практически самостоятельно – империю сотрясали бесконечные бунты и возможностей восстановить свою власть на западе у нее не было.

Со времени отречения последнего цинского императора в 1912-м году и до окончания Гражданской войны в Китае в 1949-м, были две неудачные попытки создать независимую Восточно-Туркестанскую Республику, самая продолжительная из которых длилась с 1944-о по 1949-й год и завершилась вторжением коммунистической народно-освободительной армии.

1-о октября 1955-о года Пекин предоставил Синьцзяну автономию, но переселять сюда китайцев не прекратил. Кроме того, китайская культурная революция затронула и уйгуров, которым от коммунистов досталось очень серьезно. Отчасти поэтому, отчасти из-за стремления местных мусульман к независимости, волнения в регионе продолжались весь 20-й век.

После Второй мировой войны захватнические войны и силовое подавление восстаний вышли из моды, но в изолированном от окружающего мира коммунистическом Китае этнические столкновения продолжались.

КНР, по-видимому, имеет определенные исторические права на Синьцзян, а самое главное, обладает военным потенциалом для поддержания своей власти. А потому, как бы ни стремились уйгуры к независимости, получить ее будет непросто. Тем более, что местное китайское население уже почти догнало их по численности.

Источник — Живая Средняя Азия
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1584514380

Хрупкие или пластичные. Почему Россия и Турция так легко ссорятся и мирятся, — М.Сучков

Максим Сучков


Если российско-турецкие отношения – это брак по расчету, то сейчас стороны сохраняют его только ради детей, то есть политических инвестиций, которые Путин и Эрдоган сделали в развитие двусторонних отношений, когда не все такой вектор одобряли
Россия и Турция – снова союзники. C 15 марта стороны начинают совместно патрулировать сирийскую трассу М4 Алеппо – Латакия. Таким образом, будет выполнена последняя из трех договоренностей, которых достигли Путин и Эрдоган во время встречи 6 марта. Предыдущие две – прекращение огня и создание коридора безопасности вокруг этой трассы – тоже реализованы.

В телефонном разговоре 12 марта Путин и Эрдоган с удовлетворением отметили «существенное снижение напряженности» в Идлибе, одном из последних оплотов сирийской оппозиции и прибежище наиболее дееспособных террористических группировок. Однако новый статус-кво лишь переводит острый кризис вокруг этой зоны деэскалации в режим ожидания. Интересы России и Турции в Сирии остаются во многом противоположными, и рано или поздно Москве придется что-то делать с этим противоречием в отношениях со страной, в сотрудничество с которой она так много инвестировала в последние годы.
Учитывая обстоятельства последних недель, едва ли можно было рассчитывать на более устойчивую сделку по Идлибу: амбиции сторон велики, общественный дискурс полон эмоций, возможности сделать что-то на земле, не провоцируя новую эскалацию, ограничены.

Однако причины кризиса остались неурегулированными. Россия по-прежнему видит их в неспособности Турции соблюдать взятые обязательства и изгнать террористическую группу «Хайят Тахрир аш-Шам» из идлибской зоны деэскалации. Российская сторона в принципе недовольна тем, что турки помогают удерживать Идлиб под контролем сомнительного рода группировок. В Москве по-прежнему заинтересованы в комплексном развитии отношений с Анкарой, но не готовы поступиться собственными интересами в Сирии ради турецких амбиций.
Вместе с тем российское руководство понимает сложности, которые возникли у Эрдогана внутри страны после убийства турецких военных во время налета сирийских ВВС 27 февраля, и осознает, насколько тяжелой будет гуманитарная ситуация в Турции, если туда из Идлиба устремятся новые волны беженцев. Поэтому Кремль был готов дать туркам возможность хотя бы временно разрядить ситуацию.
В каком-то смысле такая позиция Москвы по Идлибу отражает те принципы, на которых Россия в целом выстраивает отношения с таким непростым партнером, как Турция. Первый – относиться с пониманием к вопросам, имеющим для безопасности Турции принципиальное значение. Второй – четко, но без лишнего шума обозначать красные линии и заранее обговаривать коридор возможностей для сотрудничества вокруг проблемных тем. Третий – пользоваться ошибками других партнеров Турции, особенно США, играя на контрасте.

Однако хрупкость перемирия в Идлибе – хороший повод задуматься, насколько этих принципов достаточно, чтобы гарантировать, что немалые инвестиции, которые Россия делает в отношениях с Турцией, в конечном счете себя оправдают.
Охарактеризовать эти отношения непросто. Если это тактический союз по Сирии, то своих целей в этом союзе Москва, по большому счету, уже достигла. Зоны деэскалации, к созданию которых Турция приложила руку (и волю), позволили Асаду овладеть многими территориями, ранее подконтрольными оппозиции.
Сейчас сирийская оппозиция фрагментирована и фактически полностью потеряла самостоятельность – Анкара по своему усмотрению посылает бойцов группы, некогда именовавшейся Свободной сирийской армией, воевать за свои интересы в Ливию. Сирийский Конституционный комитет тоже сформирован – правда, он пока дожидается лучших времен, чтобы начать работать над конституцией страны и проектами реформ.
Если российско-турецкие отношения – это брак по расчету, то сейчас стороны сохраняют его только ради детей, то есть политических инвестиций, которые Путин и Эрдоган сделали в развитие двусторонних отношений, когда не все такой вектор одобряли. Результатом этих усилий стал рост взаимной торговли и туризма, крупные проекты в энергетике (АЭС Аккую, газопровод «Турецкий поток»), соглашения по С-400 и потенциально другим перспективным направлением военно-технического сотрудничества.

Если американо-турецкие отношения описывают формулой «Турция, может, и союзник для США, но не партнер» (ее автор – президент американского Совета по международным делам Ричард Хаас), то в случае России все наоборот: Турция – партнер, но не союзник. Иными словами, у России не должно быть ожиданий, связанных с «союзническим поведением» Турции (например, на основании ее принадлежности к «астанинской тройке»), но поддерживать баланс взаимных интересов необходимо.

Личное измерение этих отношений играет, возможно, ключевую роль на текущем этапе. За последний год из всех иностранных лидеров больше всех личных встреч Владимир Путин провел именно с Реджепом Эрдоганом. Каждая такая встреча приковывает внимание мировой прессы, на каждой лидеры стараются обеспечить интересную картинку: то Путин выдвигает стул из-под Эрдогана, то угощает его мороженым, а через месяц уже турецкий лидер угощает фигами российского коллегу.

Обоим нравится создавать собственный образ в СМИ. Оба пришли к власти в начале 2000-х и провели свои страны через серию политических экспериментов, которые нравятся далеко не всем. Оба воплощают в себе неприятные для Запада изменения в международном порядке, произошедшие после холодной войны. Обоим доставляет удовольствие удивлять – чаще неприятно – и прессу, и политиков, и экспертов. Наконец, несмотря на взаимные разочарования, оба умеют делать вид, что очень расположены друг к другу ради улучшения отношений между двумя странами.

Чем больше разрыв между благостной картинкой в СМИ и реальными противоречиями, тем более хрупкими и нестабильными оказываются российско-турецкие отношения. Это заметно даже в общественном мнении двух стран, когда во время периодических кризисов дистанция от «стратегического партнера» до «исторического врага» преодолевается за считаные дни.
С другой стороны, это позволяет сохранять отношения очень пластичными. В основе такой пластичности – циничный прагматизм сторон, уверенность в том, что «худое сотрудничество» даст России и Турции больше, чем «добрый конфликт». В эпоху девестернизации международной системы Турция видит в России ресурс укрепления собственного стратегического суверенитета, в то время как Россия в Турции – инструмент наращивания авторитета великой державы.

Эта пластичность пока уберегает Москву и Анкару от более опасных столкновений. Выражаясь языком механики, даже получая различного рода деформации, их отношения не разрушаются. Эта диалектика хрупкости и пластичности может установиться как норма российско-турецкого взаимодействия надолго. Но каждый следующий кризис будет снова проверять, чего в этих отношениях все же больше.

Источник — carnegie.ru
Постоянный адрес статьи — https://centrasia.org/newsA.php?st=1584512520