ЕРЕВАН МЕНЯЕТ ТАКТИКУ

Беседа политического обозревателя газеты «Каспiй» Романа Темникова с  доцентом кафедры политологии Академии Госуправления при Президенте Азербайджана, вице-президентом Американо-Азербайджанского Фонда Содействия Прогрессу Еленой Касумовой:

— В конце сентября в Нью-Йорке при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ Игоря Попова (Россия), Стефана Висконти (Франция) и Эндрю Шефера (США), а также личного представителя действующего председателя ОБСЕ Анджея Каспршика состоялась встреча глав МИД Азербайджана и Армении Эльмара Мамедъярова и Зограба Мнацаканяна.

Из весьма скудных дипломатических источников стало известно, что эта встреча была организована «для определения настоящей ситуации на переговорах по урегулированию нагорно-карабахского конфликта». Но о каких переговорах можно вести речь, если Никол Пашинян уже однажды заявил, что «Карабах — это часть Армении»?

— Сразу замечу, что эту максиму армянский премьер излагал и в более радикальной редакции: «Карабах — это Армения и точка!». Однако не будем торопиться. Вспомним, какие странные трансформации претерпела позиция Никола Пашиняна по карабахскому урегулированию. Еще весной Пашинян пытался усадить сепаратистов Нагорного Карабаха за стол переговоров, утверждая, что не имеет права говорить от имени самопровозглашенной республики, мол, ее политика абсолютно самостоятельна и не зависит от Еревана.

Потом премьер сам же дезавуировал собственные заявления о независимости сепаратистского режима, возродив лозунг 1988 года — «Карабах — часть Армении» — что полностью исключало саму возможность каких-либо переговоров между Баку и Ереван

Но совсем недавно на 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке Никол Пашинян сообщил высокому собранию, что «любое решение карабахского конфликта должно быть приемлемым для населения Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана… Я верю в то, что это ключ к мирному решению конфликта, поскольку подразумевает возможность взаимного компромисса, уважения и баланса».

— Чем можно объяснить такое изменение внешнеполитической тактики армянского руководства?

— Только тем, что эти «изменения» не имеют никакой политической ценности. В самой Армении в лексикон СМИ вошло выражение «лозунги Пашиняна», к которым относятся, как угодно — скептически, иронически, откровенно негативно — но только не серьезно. Более того, даже иностранные, но проармянские политологи несколько озадачено заговорили о «политических импровизациях» Пашиняна, которые трудно подаются какому-то анализу и, вообще, противоречат элементарной логике.

Происходит это только потому, что вся внешнеполитическая деятельность армянского премьера подчинена его внутренней политике, которая свелась к непримиримой борьбе с т.н. «карабахским кланом» для достижения им откровенно авторитарной власти в Армении. Впрочем, он не первый «либерал», для которого безраздельная личная власть является главной «демократической» ценностью.

— Но если быть объективным, то эти рассуждения Пашиняна о «взаимном компромиссе, уважении и балансе», кстати, сделанные с высокой трибуны Генассамблеи ООН, выглядят, скажем так, обнадеживающими. Вы согласны?

— Обнадеживающими  они представляются только группе проармянских экспертов в Москве, которые сразу же заговорили о «возрождении духа Душанбе». Под этим претенциозным термином понимают короткий момент «встречи на ногах» в Душанбе в конце прошлого года президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Они обменялись лишь репликами о необходимости продолжить переговорный процесс. Но ведь Пашинян с командой его и торпедировал, о чем объявил с той же трибуны Генеральной Ассамблеи глава азербайджанского МИД Эльмар Мамедъяров.

Показательно, но в Армении выступление Пашиняна в Нью-Йорке было встречено в штыки. К примеру, мнение руководителя аналитического центра «Восканапат», политолога Грант Мелик-Шахназаряна, который открыто объявил речь своего лидера «явным популизмом». По мнению Мелик-Шахназаряна, «Пашинян хоть и не напрямую, но возлагает на Армению ответственность за то, что конфликт по сей день не урегулирован. И это при том, что армянская общественность никогда не согласится сдать какие-либо территории Азербайджану».

Эту позицию полностью разделяют и «ястребы», и «голуби» политического истеблишмента всего мирового армянства, симпатии которого медленно, но верно начинают оборачиваться в сторону карабахского клана.

— Однако борьба с «карабахским кланом» не может не отражаться на ситуации в самом оккупированном Карабахе и на состоянии вооруженных сил этой страны, не так ли?

— Безусловно. Карабах — это же вотчина Кочаряна, Саргсяна и многих других политических деятелей режима и, прежде всего, военных, против которых либеральные власти возбудили уголовные дела по самым различным поводам. Мне кажется, что «народный премьер» уже потерял чувство реальности, открыв «огонь по штабам», причем по своим штабам, едва ли не в прямом смысле этого слова.

— Что Вы имеете в виду?

— 17 сентября Никол Пашинян решил арестовать армянского генерала Виталия Баласаняна,  бывшего секретаря т.н. Совета безопасности сепаратистской «НКР» и в наручниках доставить его из Карабаха в Ереван. Эта «операция» была поручена директору Службы национальной безопасности (СНБ) Артуру Ванецяну. Кстати, весьма популярному деятелю «новой Армении». Но главный армянский «чекист» отказался проводить задержание Баласаняна и был немедленно отправлен в отставку. Этот шаг Пашиняна вызвал бурю возмущения, как в Ереване, так и в стане карабахских сепаратистов. Теперь отношения между премьером и лидерами самопровозглашенной «НКР» окончательно разладились, а некоторые армянские эксперты начали утверждать, что Ереван теряет нити управления Карабахом.     

— Но если контроль Еревана над Карабахскими сепаратистами будет снижен, речь даже не идет о его потере, то любые армяно-азербайджанские переговоры превратятся в пустую формальность…    

— И прежние лидеры Армении, и нынешние умудрялись превращать в пустую формальность любые переговоры. Они никогда не носили конструктивный характер, прежде всего, потому, что армянская сторона всегда интерпретировала в свою пользу любые договоренности, тем самым торпедируя их.

Может быть, моя мысль покажется парадоксальной, но Азербайджану не следует выходить из переговорного процесса, несмотря на его очевидную бесперспективность.

Вполне оправданный политический демарш со стороны официального Баку по прекращению переговоров может сгладить внутриармянские противоречия или, даже больше, сплотить мировое армянство вокруг Еревана.

Пресловутое «мировое армянство» и, тем более, его ереванский сегмент всегда напоминали осиный улей, но Пашиняну удалось его разворотить. Так зачем же нам мешать этому креативному процессу? А Пашинян будет его продолжать несмотря на то, что он откровенно боится потерять поддержку, как Москвы, так и Вашингтона.

— Вы имеете в виду тот факт, что президент Путин открыто симпатизирует арестованному властями Роберту Кочаряну?

— Не только. Пашинян, по-моему, кожей чувствует, что ему не удается справиться с карабахским кланом ни в самой Армении, ни, тем более, в оккупированном Карабахе. Именно поэтому он провел конфиденциальную встречу с лидерами откровенно террористической группировки, а ныне партии «Сасна Црер» — идеологом боевиков Гарегином Чугазяном и ее лидером, бейрутовским ассаловцем Жираиром Сейфиляном.

Как известно, все тайное становится явным. В Армении это происходит очень быстро. Сейфилян сразу же объявил, что пообещал «народному премьеру, силой не допустить реванша карабахского клана и Республиканской партии».

Этот факт навел некоторых серьезных экспертов на мысль, что «либерал» Пашинян готов использовать отъявленных террористов  в качестве «эскадронов смерти» для зачистки политического поля. Так поступали фашиствующие латиноамериканские диктаторы в шестидесятых годах прошлого века.

Позиция «Сасна Црер» по отношению к России хорошо известна — полный исход России вместе с ее военной базой из Армении, а самой Армении — из ОДКБ и ЕАЭС. И Вы думаете, Москва при всем своем долготерпении спокойно перенесет странный альянс бандитов из «Сасна Црер» и пашиняновского блока « Мой шаг»?

— Но есть, же еще и США. Разве Пашинян не ищет возможности понравиться президенту Трампу?

— Еще как ищет. Пашинян в этом направлении,  пошел куда дальше любого постсоветского лидера.  На встрече в Калифорнии с армянской диаспорой он поведал удивительную историю: якобы на форуме в Давосе сам Джордж Сорос обратился к нему с просьбой о встречи с обстоятельной беседой. Но Никол Пашинян ему категорически отказал.

Эта странная информация вызвала шок у всех. У американской диаспоры, которая буквально молится на Сороса, и у армянской общественности. Она-то лучше всех знает, что практически вся команда Пашиняна, все его министры, выросли на соровских грандах.

Этот пашиняновский экзерсис вполне объясним. Трамп и Сорос — даже не оппоненты. Они — убежденные враги. Конечно, Сорос — «серый кардинал» либерального закулисья, но он и главный спонсор избирательной кампании Хиллари Клинтон, поэтому расчет Пашиняна на сдачу своего покровителя, по примитивному размышлению, был верен. Его атака на самого Сороса должна была понравиться Дональду Трампу. Только ни Трамп, ни его администрация этот жест армянского премьера даже не заметили. Видимо, мысли американского президента были заняты чем-то другим.

А, вот, простые армяне заметили. Они пытались разгромить офис Джорджа Сороса в Ереване. Во всяком случае, он несколько дней назад взят под государственную охрану. Поэтому пока, давайте, спокойно наблюдать за событиями, происходящими в Ереване. Ведь у Никола Пашиняна есть еще масса возможностей вредить своей собственной стране.