Хазарейцы: заблудшие в Афганистане воины Чингисхана

Согласитесь, что как-то странно обнаружить монголов за пределами исконно-монгольских земель. Честно говоря, даже буддийская Калмыкия на берегах Волги выглядит довольно странно. Но еще удивительнее найти монголов в Афганистане. А они там есть, и довольно давно.

Обретаются они в этих землях с XIII века, и попали в эти места как раз тогда, когда Чингисхан продемонстрировал миру свою страсть к милитари-туризму. Потом его империя стала сначала трансформироваться, а потом и вовсе распалась. Значительная часть участвовавших в туре «туристов» вернулась на свои земли, а оставшиеся почти полностью растворились в окружавших их народах.

Однако хазарейцы оказались не из таких. Об этом народе упоминали различные путешественники, отмечавшие, что хазарейцы живут в Афганистане и Иране, а говорят по-монгольски. Правда, столетия соседства с иранскими и тюркскими народами наложили на хазарейцев свой отпечаток, и язык хазарейцев является таким себе монголо-тюрко-иранским суржиком.

Как это ни странно, но, частично утратив исконный язык, свою внешность хазарейцы сохранили, по-прежнему будучи монголоидными, хотя и несколько более светлокожими, чем собственно монголы или буряты.

С религией получилось примерно то же самое, что и с языком – остатки шаманизма и культа природы остались, но основной религией стал шиитский ислам. Хазарейцы даже в этом случае не растворились среди других народов Афганистана, исповедующих эту же религию. Хотя, возможно причиной этого стало то, что пуштуны исповедуют ислам суннитского толка.

Но более вероятно, что хазарейцы просто имеют развитое самосознание. Во всяком случае, они до XIX века были независимыми, что о многом говорит. До этого они занимались в основном скотоводством, но впоследствии освоили и земледелие.

Вообще, хазарейцы без дела сидеть не любят и продемонстрировали свои способности не только в земледелии и скотоводстве, но и в ремеслах, кузнечном деле, и торговле. Даже те хазарейцы, что живут в России, часто являются преуспевающими коммерсантами.

В принципе, они неплохо себя чувствовали и в Афганистане, где им принадлежала значительная часть столичного бизнеса. Но потом случилась чума этой страны – талибы. После них жизнь стала даже хуже, чем во время советско-афганской войны, а когда талибы пришли к власти, они не только наехали на коммерческие интересы хазарейцев, но первым делом надели на хазарейских женщин паранджу, которую те никогда не носили.

Так уж повелось, но когда к власти приходят откровенные идиоты, они первым делом начинают бороться за так называемую нравственность, которая в большинстве случаев у них связана не с культурой, не с наукой (эти вещи всяким талибам не нужны), а с трусaми и их окрестностями.

Увы, но значительная часть того, что принято связывать с нравственностью, в большинстве случаев так или иначе связано с сексом. Так и у талибов: важнейшая задача в государстве – мешок бабам на голову надеть. То, что хазарейцы исповедуют не совсем правильный в понимании талибов ислам, да еще и перемешанный с шаманизмом, поборников нравственности, разумеется, тоже не устраивает.

Однако хазарейцы хотя и вынуждены были подчиниться, но подчиниться – не значит прогнуться. Впоследствии они встали на сторону сил, которые противостояли талибам и пуштунам-суннитам. Учитывая то, что в Афганистане проживает более полутора миллионов хазарейцев, это существенная подмога антиталибским силам.

Что ж, могу только пожелать хазарейцам успеха. Может кто-то и держит кулачки за талибов, но мне никогда не нравились те, кто сует свой нос в чужое дело. И особенно не нравятся мне те, кто сует свой нос в чужую душу.

Источник — Экватор