Союзное государство – миф или реальность?

Фото: REUTERS/Vasily Fedosenko

Интеграция на бывшем постсоветском пространстве – это сложный и комплексный процесс, в котором соединены глобальные и локальные, долгосрочные и краткосрочные процессы. До того, как свое решение получат многие другие вопросы, время для которых пока исторически не пришло, никакие производные задачи также решены быть не могут

АЛЕКСАНДР ХАЛДЕЙ

Для экспертов, дипломатов и политиков уже давно совершенно ясен тот факт, что пока в Белоруссии президентом остается А. Лукашенко, никакого союзного государства между Россией и Белоруссией создано не будет. Интересы государственных элит, строящих государственность России и Белоруссии, пока диаметрально противоположны.

На таком несовпадении, где больше конфликта интересов, чем их пересечения, невозможна никакая конфедерация, не говоря уже о более тесных формах единого государства. Ибо конфедерация — это согласование оборонной и внешней политики, а именно тут между Россией и Лукашенко конфликт интересов достигает наибольшей остроты.

Общественности говорят, что идет процесс согласования позиций, он трудный, долгий и, по сути, может быть бесконечный. Согласовывать и так толком ничего и не согласовать можно всю жизнь. Для Лукашенко переговоры по согласованию — это торг, где главное — постепенный уход на Запад и прорастание в нем и его институтах, — меняют на второстепенное — время, необходимое Лукашенко для выстраивания отношений с Западом на максимально удобных для него условиях.

Россия абсолютно не имеет на территории РБ своих групп влияния. Весь политический пейзаж, состоящий из постоянно растущей англо-американской агентурной сети, поощряется самим Лукашенко, и он пока не утратил контроля за этим процессом. На определенном этапе эта утрата неминуема, и все это понимают, но Лукашенко больше не имеет ничего, чем можно заполнить политическую пустоту между Россией и США, и потому идет на риск, так как больше ему идти некуда, а стоять он не может. И потому идет прямо в пасть англосаксонского льва, ибо русского медведя он боится еще больше.

Никакие экономические согласования между Россией и Белоруссией, подписание перечня которых ожидается в декабре 2019 года, не в состоянии повысить влияние России на политические процессы в белорусской элите. Никакого влияния на усиление интеграционной мотивации белорусского политического класса, контролируемого Лукашенко, это не принесет. Следовательно, никаких геополитических выгод Россия от некоторого сближения условий экономического хозяйствования не получит, ибо ничем не подорвет всевластия Лукашенко в Белоруссии.

Лукашенко идет на такое согласование и в крайнем для себя случае на согласие на эти условия только в случае сохранения возможности по-прежнему получать от России необходимые ресурсы, никак не обременяя себя сближением внешнеполитических позиций. Ни в коем случае не попасть в вектор российских внешнеполитических интересов — вот тот козырь в рукаве Лукашенко, который усиливает его позицию в его переговорах с Западом, делая его для Запада интересной и перспективной фигурой. Эти переговоры Лукашенко выстраивает как инструмент давления на Россию, тем самым делаясь для России фигурой неинтересной и неперспективной.

Россия и Белоруссия сейчас строят отношения в стиле боксеров, которые ведут игровой поединок и применяют финты и уловки, имитируя атаки и отыскивая слабые места у соперника. Смущать такая аналогия не должна, так как товарищеские соревнования между спортсменами протекают не менее жестко, чем любые другие. И лупят товарищи друг друга совсем не по-товарищески, ибо их много, а кубок один.

Для России, как и для Запада, ясна безальтернативность Лукашенко как президента Белоруссии на данном этапе. Поэтому ни в Кремле, ни в Белом доме, ни на Даунинг-стрит, 10 не строят никаких стратегий по его смещению и замене на какого-то другого персонажа. Тактика России и Запада заключается в сохранении и наращивании потенциала влияния на власть Белоруссии, а для Лукашенко это очень удобно, потому что он становится арбитром этого соревнования. Риски высоки запредельно, но другого выхода у Лукашенко нет.

Это хитрая тактика выживания при стратегии обреченного. Сотня способов оттянуть свой конец как псевдосуверенного субъекта мировой политики. Ибо Белоруссия есть малое и случайное государство, возникшее между Россией и Западом, двумя мощными геополитическими центрами, после развала СССР, нежизнеспособна сама по себе и непременно будет дрейфовать или к одному, или к другому берегу, чтобы выжить.

Сейчас медленно, но верно от российского берега Белоруссия отдаляется, сопровождая это рассказами о дружбе и уверениями в преданности, и приближается к берегу центрально-европейской, то есть латинско-католической идентичности.

Белоруссия под управлением Лукашенко медленно меняет семью и находится в процессе перевоза вещей. Переезжает она с Востока на Запад, куда хочет встроиться на условиях продажи потенциала территории для усиления антироссийского потенциала Запада. При этом уверяя Россию, что намерена сохранять семью и никаких мыслей о переезде не имеет.

Просто Белоруссия не может переехать быстро, как Украина в 1991 году. Российское экономическое содержание заменить пока нечем. И потому бегает многовекторный Лукашенко на все свидания, обещая всем любовь и ласку. И требует от России при этом молчать о том, что она негативно встречает такую свободную от обязательств любовь.

Понятно, что при таком несовпадении картинок будущего у политических элит России и Белоруссии все разговоры о союзном государстве остаются фикцией и прикрытием чего-то другого, что никто не хочет называть вслух своим именем. Российский МИД, не выносящий сора из избы, просто имитирует союзническую риторику, ибо таковы правила дипломатии, отличающиеся от функций любого другого ведомства. Дипломаты отвечают если не за мир, то за имитацию его картинки. Вот они и имитируют изо всех сил.

Конфронтационная риторика между РФ и РБ не приведет к достижению ни одной российской политической цели в отношении РБ, но даст Лукашенко повод ускорить переход в другой лагерь на более худших для него условиях. Для России это резкое усиление Запада в Белоруссии является большим злом, чем постоянная маятниковая измена Лукашенко, сопровождаемая сакраментальной фразой: «Дорогой, ты все не так понял, это не то, что ты подумал, я сейчас тебе все объясню». Именно этим, и ничем иным, объясняется миролюбивая риторика российского МИДа и его главы в адрес недружественных действий Лукашенко. Не войну же ему объявлять, в самом деле.

Российское руководство постоянно подталкивают к ужесточению экономической позиции в адрес Лукашенко, что должно подорвать его шансы на выборах — 2020. В силу уже констатированной выше безальтернативности Лукашенко и отсутствия позиций РФ в РБ такая стратегия приведет скорее к воцарению прозападного Макея и скорейшей оккупации Белоруссии Западом, к превращению Белоруссии в Грузию или Украину — очередной открыто враждебный плацдарм Запада на границах России.

Понятно, что Макей для России хуже Лукашенко, потому создавать «последнему диктатору Европы» проблемы с переизбранием в Кремле не собираются. А значит, и экономического давления резко наращивать не будут. Россия очень рискует, так как после перевыборов Лукашенко его дрейф на Запад резко ускорится. Это будет вызвано тем, что стратегические цели России в отношении Белоруссии не меняются. А значит, не меняется и тактика Лукашенко.

Согласовывать экономические правила можно и в любой другой форме коалиции, не приводящей к созданию единой государственности, даже самой поверхностной. В ЕС даже валюта единая принята, единый ЦБ существует, но Германия с Францией и с Грецией остаются самостоятельными государствами. Россия в отношениях с РБ стремится именно к такому типу интеграции, и потому упрекать Кремль в том, что он не ищет способа восстановления СССР, нелепо.

Нет смысла воссоздавать то, что не смогло выжить после семидесяти с лишним лет существования и рухнуло, не сумев удержаться. Реанимировать давно умершего покойника — самая бессмысленная затея из всех возможных.

Союз между РФ и РБ по типу ЕС — это то, что возможно, и что уже создано в рамках совершенно неработоспособного ЕАЭС. Неработоспособного в силу отсутствия у России многократного превышения экономического потенциала над «союзниками».

Именно экономическая слабость союзников является главным препятствием для любых интеграционных инициатив России на постсоветском пространстве. России просто нечего предложить своим союзникам в плане экспорта экономического могущества, и потому они охотно ведут многовекторную политику, выискивая выгоды там, где бессильна Россия.

Именно поэтому Союзное государство России и Белоруссии в своем чистом виде швейцарской конфедерации или федерации по типу СССР сейчас невозможно. Это нужно сказать сразу, чтобы не сеять иллюзии и не порождать разочарований с желанием начать поиски виноватых.

Политика — это искусство возможного, а пока возможности для давления на союзников у России не накоплены, драйвером любой формы интеграции она стать не может. Ни купить, ни заставить Россия никого сейчас не может. А иными средствами союзные государства не создаются.

Только после трансфера-2024 в России возможна корректировка позиций элит. Эта корректировка имеет жесткие внешние рамки, а именно — какая сила победит в США на президентских выборах. Только с учетом этого в России будут совершаться шаги по переделу структуры элиты и ее внутригрупповых сфер ответственности.

Никто в России сейчас не скажет точно, кто победит в США, а значит, никто не скажет, какой потенциал у российских преобразований будет в будущем. Нет единых государственных интересов, это абстрактный термин. Есть интересы тех или иных элитных групп, и если они так или иначе связаны с нефтяными и финансовыми монополиями США, то нельзя ждать от России резких интеграционных инициатив в стиле ленинского СССР на заре 1922 года.

Даже сверхмощный Китай пока никак не переварит не то, что Тайвань, давно присоединенный Гонконг. Что же говорить о довольно слабой в экономическом плане нынешней России?

Интеграция на бывшем постсоветском пространстве — это сложный и комплексный процесс, в котором соединены глобальные и локальные, долгосрочные и краткосрочные процессы. До того, как свое решение получат многие другие вопросы, время для которых пока исторически не пришло, никакие производные задачи также решены быть не могут.

Пока блок НАТО не находится в кризисе, любые интеграционные попытки России означают объявление войны. Той, вести которую Россия не готова и от которой уклоняется всеми своими силами. Слишком многое должно быть сделано, чтобы эту войну выиграть. До этих времен термин «Союзное государство» на территории бывшего СССР будет носить скорее рекламно-целевой характер, чем быть некой реальностью, где название соответствует содержанию. Время для создания настоящего союзного государства еще не пришло.

Источник — REGNUM

Армения. В орбите чужих геополитических интересов

ФОТО : МТРК «МИР» / Чегляева Мария

В орбите чужих геополитических интересов
США пытаются превратить Армению в свой плацдарм

Сурен Ионисян, Михаил Спасский
Об авторе: Сурен Аганесович Ионисян — политолог. Михаил Иванович Спасский – журналист.

В последнее десятилетие ряд стран постсоветского пространства прошли через горнило бархатной революции (самый яркий пример – Украина). У народов, которые традиционно имели общую с Россией историю и морально-духовные ценности, заново переписывается история, в которой роль Москвы рисуется исключительно в неприглядном аспекте. Через мощную комплексную обработку сознания западными политтехнологами внушается ненависть к России.

Жертвой такой обработки стал и армянский народ. В апреле 2018 года в результате политической аферы под названием «бархатная революция» экс-президент Серж Саргсян передал власть Николу Пашиняну. Но через полтора года после этого события Армения так и не стала демократической страной, а превратилась в авторитарное государство, где главенствуют не Конституция и законы Армении, а всем верховодят уставы западных неправительственных организаций (НПО). Армения оказалась в орбите геополитических интересов Соединенных Штатов Америки со всеми вытекающими последствиями для культуры, экономики и традиционных ценностей.

Армения в паутине НКО

Дело в том, что с 2010 по 2017 год экс-президент Армении Серж Саргсян преднамеренно наводнял Армению западными НКО, фондами, сектами, он сдал Армению под полный протекторат США. Цель понятна – ослабление армянской государственности через девальвацию традиционных для Армении христианских ценностей, разрушение жизненного уклада семейных и многовековых традиций народа. По сути, это терроризм в отношении национального самосознания.

Россия традиционно устанавливает отношения и поддерживает контакт с правительствами стран постсоветского пространства, не навязывая свои правила. А США работают непосредственно с народом, используя широкий арсенал методов, в том числе грязных. Находят молодых, амбициозных потенциальных лидеров общественного мнения. Обучают, напитывают нужным идейным содержанием и таким образом формируют новую элиту с нуля.

В Армении работает фонд известного специалиста по уничтожению государств Джорджа Сороса «Открытое общество Армения», а также такие секты, как «Свидетели Иеговы», «Церковь Слово Жизни», мормоны. Эти секты имеют в Армении более 200 тыс. прихожан, и это при общем населении страны в 2,5 млн человек.

По имеющимся данным, в Армении зарегистрированы и работают более 3,5 тыс. НКО, большинство из которых финансируется правительствами западных стран, по большей части США, Францией, Великобританией.

В действующей власти Армении работают сотрудники западных НКО: вице-премьер Армении Тигран Авинян, министр территориального управления и инфраструктур Сурен Папикян, министр высокотехнологичной промышленности Акоб Аршакян, министр здравоохранения Арсен Торосян, министр образования, науки, культуры и спорта Араик Арутюнян (лоббист ЛГБТ-сообщества в Армении), министр труда и социальных вопросов Эаруи Батоян, министр юстиции Рустам Бадасян, министр окружающей среды Эрик Григорян, руководитель аппарата правительства Армении Эдуард Агаджанян, секретарь Совета безопасности Армении Армен Григорян, спикер парламента Армении Арарат Мирзоян, вице-спикер парламента Ален Симонян, вице-спикер парламента Армении Лена Назарян, руководитель комитета по международным делам парламента Армении Рубен Рубинян и многие другие. Вся власть Армении отдана сотрудникам западных НКО, которые являются агентами специальных служб США, Великобритании, Франции. В контексте российско-армянских отношений правительство Никола Пашиняна ведет себя непредсказуемо. По всем признакам видно, что без соответствующей инструкции из Госдепа США это правительство неправомочно принимать какие-либо решение.

Разделение народа

Революционное правительство Армении не собирается интегрировать во властные структуры представителей армянской диаспоры РФ. По имеющейся информации, Госдеп США категорически запретил включать в состав правительства Армении российских армян. Армянская диаспора РФ – это коренные жители Армянской ССР или Республики Армения, а не французская или американская диаспора. Назначение комиссаром по диаспоре американского гражданина Заре Синаняна – очередная пощечина российской армянской диаспоре. Всем понятно, что человек, долгое время занимавший пост мэра города в США, далек от российской армянской диаспоры. Он, как говорится, просто обязан иметь контакты с ЦРУ и под прикрытием данной должности вполне может осуществлять разведывательную деятельность в России. Режим Пашиняна и его инструкторы пытаются разделить армянский народ. Уже более года в Армении правительство Пашиняна искусственно создает атмосферу взаимной ненависти, манипулирует чувствами людей под лозунгами строительства демократического общества.

Преследование инакомыслия

Объявленная новой властью революция любви и примирения обернулась сведением счетов со многими общественными и политическими деятелями, имеющими другие политические взгляды. С теми, кто отстаивает пророссийский политический вектор. С теми, кто защищает традиционные ценности, не поддерживает пропаганду ЛГБТ-сообществ и других завоеваний западной демократии.

Сегодня под огромным давлением находится судебная система Армении, силовые структуры действуют средневековыми методами с применением грубой силы, фабрикацией уголовных дел, что превращает Армению в авторитарное государство третьего мира.

Ярким примером являются незаконные уголовные преследования многих общественных и политических деятелей, которые желают иметь дружественные отношения с РФ, а также политические репрессии в отношении второго президента Армении Роберта Кочаряна, который стоит на позициях укрепления и развития российско-армянских отношений. Именно поэтому нынешней власти крайне важно избавиться от него.

Фобии Пашиняна

Из-за своих непредсказуемых действий во внешней и внутренней политике Пашинян стал главной угрозой национальной безопасности Армении. Он выдает двум прозападным неправительственным организациям, связанным с американским миллиардером Джорджем Соросом, достаточно внушительные финансовые средства из правительственного фонда. Начинает разработку золоторудного месторождения «Амулсар», которое было ранее законсервировано в связи с очевидной экологической угрозой, но на месторождение уже положили глаз западные партнеры. Лично увольняет сотрудников таможни, придравшись к тому, что флаг на таможне недостаточно чист. Никто не знает, к чему Пашинян придерется завтра. Очевидно, что премьер-министр Армении заметно нервничает и стремится провести тотальную чистку политического поля страны от людей, неугодных нынешнему режиму.

В последнее время Пашинян стал заигрывать с террористической организацией «Сасна црер» («Сасунские храбрецы»), они по прямому указанию экс-президента Армении Саргсяна летом 2016 года захватили полк ППС в Ереване, в результате чего погибли сотрудники правоохранительных органов. Но они не понесли предусмотренное законом наказание, поскольку по приказу Пашиняна их отпустили, а родственники погибших полицейских, исполнявших свой долг перед родиной, ждут правосудия. Данная экстремистская организация финансируется посольством США в Ереване. Эта организация – аналог украинской «Свободы», поставщик боевиков для самой грязной политической работы. Схема подобной работы обкатана в других странах.

Внутри власти сложилась атмосфера глубокого недоверия друг к другу, поэтому череда отставок в среднем и высшем эшелонах власти будет продолжаться.

Военный сценарий

Посольство США в Армении имеет около 2500 сотрудников (больше только в посольстве США в Ираке), из которых 1200–1400 человек – это представители спецназа Вооруженных сил США. Что делают эти военные в армянской столице, какова их цель? Этот вопрос надо задать третьему президенту Армении Сержу Саргсяну и премьер-министру Армении Николу Пашиняну. Также в Армении действуют три секретные лаборатории США, что они производят, не известно, но явно не вакцину для лечения рака. Будучи членом ОДКБ и ЕАЭС, правительство Армении на своей территории держит целый полк Вооруженных сил США и их секретные лаборатории. Недавно между военными ведомствами Армении и США были подписаны соглашения об открытии на территории Армении центра обучения миротворцев, который финансируется Пентагоном. Это первые шаги по созданию в Армении официальной базы ВС США. Данные действия армянских властей – явно недружественный шаг в отношении своего стратегического партнера – России.

Мало кто догадывается, что действующий премьер-министр и его правительство – это проект экс-президента Армении Сержа Саргсяна и его зятя Микаела Минасяна (бывшего чрезвычайного и полномочного посла Армении в Ватикане). Конечная цель этого проекта – приход к власти Минасяна и зачистка политического поля Армении. Будучи послом в Ватикане, Минасян надежно хранил украденные у армянского народа деньги в Банке Ватикана, а это 6 млрд долл.

Одна из его задач – привести к власти в Арцахе своего ставленника Маису Маиляну (министр иностранных дел Арцаха) и сдать пять районов Арцаха Азербайджану (это план Джона Болтона – бывшего помощника президента США по национальной безопасности). При встрече в Вашингтоне летом 2019 года министр иностранных дел Армении Зограб Мнацаканян согласился получить 5 млрд долл. за пять районов.

Важнейшей целью США является российская 102-я военная база. Присутствие российских военных рядом с Ираном, который, возможно, в ближайшее время станет объектом нападения со стороны США, крайне нежелательно для архитекторов глобального мирового порядка.

Как убрать российских военных

В США и на этот случай готов очередной циничный план, согласно которому необходимо разжечь армяно-азербайджанский конфликт. В случае если начнутся боевые действия и Россия вмешается в конфликт как член ОДКБ, руководство Армении может объявить присутствие российских военных нежелательным.

В СМИ Армении начнет нагнетаться антироссийская истерия, вспомнятся и придумаются инциденты с российскими военными. Возможно, организуются провокации, вплоть до совершения преступлений людьми, одетыми в форму российских военных, вот тут и пригодятся «Сасунские храбрецы». В условиях войны, когда у людей эмоции превалируют над рассудком, нагнетать антироссийскую истерию будет гораздо легче. Российскую базу начнут обкладывать баррикадами. Активисты огромной сети НКО в Армении установят пикеты и организуют круглосуточное дежурство против российских военных, выйдут в сопровождении армии журналистов.

Цель провокаций – испортить российско-армянские отношения, выйти из ОДКБ, СНГ, ЕАЭС, а самое главное – добиться вывода из Армении российской военной базы.

Если Россия вмешается в организованный США конфликт, американцы воспользуются новой горячей точкой, постараются сделать все возможное, чтобы втянуть Россию в эту войну всерьез и надолго. В таком случае геополитические последствия не только для Южного Кавказа, но и всего Ближнего Востока могут быть самыми непредсказуемыми.

Конечная задача США – вытеснить Россию из региона и создать плацдарм для нападения на Иран. А саму Армению окончательно встроить в пресловутый санитарный кордон вокруг России.

Поэтому необходимо предпринять максимум мер, чтобы избежать американского шантажа и начала военных действии между Арменией и Азербайджаном. У одного из древнейших народов планеты должно хватить мудрости, чтобы не стать жертвой манипуляций коллективного Запада во главе с США.

Источник — НВО

Глобальный эксперимент: кто и почему не дает протестам в Гонконге утихнуть

GETTY IMAGES

Глобальный эксперимент: кто и почему не дает протестам в Гонконге утихнуть

Давление США против Китая — это не временное явление, а системный подход. И не случайно требования к китайским элитам, обкатываемые через рукотворные протесты в Гонконге, сводятся к отмене привилегированного положения госсектора в экономике КНР. Предлог либерализации, как мейнстрим протестов необходим Западу с целью изменения государственного строя Китая и снижения его конкурентоспособности

РУСЛАН ХУБИЕВ

До времени начала непрекращающихся протестов в Гонконге остров ассоциировался в общественном понимании либо с исторической частью Китая, либо с финансовой гаванью, либо с голливудским кино о КНР. С лета 2019 года поочередные демонстрации вынесли наружу понимание того, что на самом деле Гонконг стал частью Китайской Народной Республики лишь в 1997 году, до этого являясь колониальной частью Британии.

Идеологическое наследие английского владычества во многом и стало почвой для нынешних событий, а учитывая неутихающий протестный потенциал, имеет смысл говорить об использовании на острове технологий «цветных» революций.

В XIX веке европейские державы при участии США путем вторжения разделили ослабленный Китай на сферы влияния, в результате навязав стран, так называемые неравные договоры. В число соглашений входила и принадлежность нынешнего Гонконга, по частям отрываемого Лондоном от одной до другой Опиумной войны.

В 1842 году Англия принудила Китайскую Империю к подписанию Нанкинского договора и передаче Лондону островной части Гонконга, в 1860 году, по итогам очередной эскалации, были присоединены дополнительные земельные владения, в том числе полуостров Коулун.

В 1898 году Соединенное Королевство «узаконило» очередное расширение путем формальной аренды «новых территорий» на 99 лет. В 1941 году Гонконг после вторжения Японии был преобразован в японскую колонию, но с капитуляцией пособника Германии снова возвращен британскому правлению.

Иными словами, Гонконг более века находился под контролем Запада, а срок аренды той его малой части, что была присоединена последней, закончился лишь в 1997 году.

По Нанкинскому договору остров Гонконг передавался британской короне «в вечное владение», а управляться должен был «теми законами и регламентами, какие королева Великобритании сочтет нужным установить». Поэтому формально Лондон не обязан был отдавать Пекину всю контролируемую им территорию, однако в ночь на 30 июня Содружество наций по решению правительства Соединенного Королевства согласилось «подарить» Гонконг Китаю целиком.

Вопреки расхожему либеральному заблуждению, причиной этому послужило не то, что в Англии «уважают Право с большой буквы», а то, что Пекин отказался продлевать срок аренды. Британская экономика и военная компонента в 1997 году была относительно слабой, а Пекин оказался достаточно силен и интегрирован в мировую финансовую систему, чтобы сделать проблематичным британо-китайский диалог с позиции силы.

Кроме того, все три части Гонконга к тому моменту были взаимосвязаны, что превращало остров при передаче одной из его частей в убыточную для Англии заморскую территорию. По этой причине англосаксы решили повторить в колониальном Гонконге схему «ухода» из колониальной Индии. То есть с помпой представили передачу в качестве широко жеста, а фактически превратили остров в троянского коня.

Главным условием «подарка» был аспект дуалистического сосуществования режимов, при котором принцип «одна страна — две системы» означал невмешательство Китая в «островные» дела. Социалистическая модель Китая не должна была применяться в специальном административном районе Гонконг (САРГ), а прежняя капиталистическая система острова и образ жизни обязан был оставаться неизменным в течение 50 лет. Отразилось это и в Конституции Гонконга.

Лидеры Китая, соглашаясь на эти условия, ожидали, что Гонконг со временем не только станет частью страны, но и вернется в лоно народа, однако ничего подобного не произошло. Напротив, «друзья» ориентированной на Запад территории делали все возможное для сохранения ее антикитайского курса.

Как и в процессе ухода Британии из Индии, заложившего тлеющую «бомбу» в религиозных, идеологических и территориальных вопросах, здесь также была оставлена «мина» замедленного действия. Разница была лишь в том, что КНР до недавнего времени был встроенной частью западной системы, и задействовать гонконгский протестный потенциал было не с руки.

Первый эксперимент экспорта революции в материковый Китай через Гонконг был проведен в 2014 году, вскоре после избрания Си Цзиньпина. «Революция зонтиков», под которыми гонконгские оппозиционеры прятались от солнца, была организована через западные соцсети и показала недостаточную на тот момент эффективность.

В период американских выборов, смены доминирующих на Западе элит и выработки нового консенсуса вопрос Гонконга был заморожен. Остров продолжал быть убежищем для китайских диссидентов, политических беженцев и оппозиционных политиков, но не разыгрывал свой потенциал. Все изменилось в 2019 году, с законом об отмене запрета на экстрадицию в КНР, означавшего для США и Британии резкое ослабление внутрикитайских позиций.

С тех пор протесты под формальными предлогами в подбрюшье Китая не утихают, а планирующие экспортировать эту нестабильность вглубь КНР кураторы используют гонконгскую интернет-среду пространством для репетиций.

Причины для многомесячного поддержания рукотворной нестабильности на острове сводятся к проведению большого эксперимента. Работе по интеграции старых механизмов «цветных революций» к условиям новых реалий и китайской интернет-специфики. Настоящие же причины событий в Гонконге сводятся к следующим вещам:

1. Организация демонстраций через западные фонды и диджитал-среду стала ответом внешних игроков на попытки городских властей Гонконга инициировать процедуру правового слияния с материком. В КНР такую необходимость называют «вопросом устранения правовых пробелов», но в Лондоне и Вашингтоне прекрасно понимают, что это первый шаг, который в случае успеха ускорит китаизацию острова и потерю на нем англосаксонского влияния. С учетом неизбежной эскалации конкурентной вражды между США и Китаем такой исход для Запада был недопустим.

2. Гонконг долгие годы был финансовыми воротами остального мира в Китай и зарабатывал на буферном положении несоразмерно большие деньги. Будучи хабом для перекачивания капиталов, конвертором долларовых потоков в юани и юаней в доллары на обратном пути, остров был незаменимым инструментом, работающим в обе стороны. Гонконг также являлся и воротами для импорта в Китай различных ресурсов, в частности такого стратегического в нынешние времена актива, как золото.

Нетто-объем помесячного импорта физического золота в Китай через Гонконг с 2001 по 2014 год рос по экспоненте. И в итоге совокупный объем ввоза к моменту первой организации протестов («Революции зонтиков» в 2014 году) составил 2712 тонн, а ежемесячный пик ввоза не падал ниже отметки в 100 с лишним тонн за месяц. Однако в последние несколько лет ситуация начала меняться, и разнообразные потоки, проходящие ранее через Гонконг, все стремительнее стали смещаться к Шанхаю.

Дело в том, что КНР с момента прихода к власти Си Цзиньпина в 2013 году начала активно отвязывать азиатские деньги от Запада, прекрасно понимая, что конкуренция с США в скором времени неизбежна. Частью этой работы стал и перенос финансового центра из формально китайского Гонконга в по-настоящему китайский Шанхай.

То есть Шанхай с тех пор развивается в самостоятельную доминирующую единицу, в отличие от Гонконга, зависимую от КПК. Нынешний же «центр» торговли под многочисленными рычагами англосаксов чахнет. Окончательно же китайцы осознали, что мировую финансовую площадку Гонконг необходимо балансировать, только в 2016 году. Именно тогда остров присоединился к западной системе автоматического обмена информацией, то есть сделал данные о финансовых счетах резидентов и нерезидентов общедоступными для «дружественных» государств.

Поскольку к налоговым резидентам относятся физические, юридические лица и даже контролирующие лица в рамках CRS, а список данных о клиентах, переставший быть тайной, содержит не только полное имя, адрес проживания, место и дату рождения, а также страну налоговой резиденции, но и индивидуальный номер налогоплательщика, место регистрации и так далее, неудивительно, что подписание этого соглашения под давлением США обрекло Гонконг на утрату былых функций.

Даже торговля нефтяными фьючерсами, в которой клиентам будет предоставлена возможность осуществлять расчеты в национальных валютах и юанях, с возможностью конвертировать юань в физическое золото, теперь может осуществляться преимущественно через золотые биржи в Шанхае, оставив Гонконг в стороне.

Беспорядки лишь маскируют эту причину, пытаясь во всем обвинить Китай, хотя формальный повод принятия данного стандарта — «чтить репутацию международного финансового центра и его прозрачность» — на деле мало кого убеждает. Слишком очевидно, что США заставили остров сделать то, к чему ранее принудили ряд офшоров, с целью спровоцировать бегство капиталов оттуда к себе, и также ясно, что швейцарские банки, офшоры и мировые «гавани» получили свой авторитет не из-за «прозрачности операций», а как раз из-за обратного.

3. Давление США против Китая — это не временное явление, а системный подход. И не случайно требования к китайским элитам, обкатываемые через рукотворные протесты в Гонконге, сводятся к отмене привилегированного положения госсектора в экономике КНР. Предлог либерализации как мейнстрим протестов необходим Западу с целью изменения государственного строя Китая и снижения его конкурентоспособности.

Нынешняя формула симбиоза социализма, госучастия и капиталистического сектора производств в Китае оказалась эффективнее американской модели. Соответственно, от данного преимущества англосаксы и склоняют отказаться Пекин.

Запад осознает, что подобная концепция в случае полной интеграции Гонконга, вопреки всем расписываемым ужасам, может сделать жизнь гонконгцев не хуже, а лучше. И наверняка сделает, так как это будет для Пекина вопросом престижа. Поэтому организацией протестов англосаксы действуют на опережение.

Иными словами, Гонконг для США, с одной стороны, представляет территорию влияния, рычаги над которой важно сохранить, а с другой, площадку для экспериментов с целью экспорта отрабатываемых методик в материковую часть Китая.

В пропаганде западных СМИ сегодня форсируется мысль, что население Гонконга находится в состоянии ужаса из-за угрозы ввода регулярных китайских войск либо же усиления «тоталитарного влияния Пекина». Кадры регулярно показывают людей, марширующих с американскими флагами и призывающих Запад защитить набор их свобод. Но судя по социальным сетям и комментариям самих гонконгцев, люди в ужасе от армии молодых людей, представляющихся «оппозицией», нападающих на правоохранителей и избивающих любого, кто осмелится появиться с флагом КНР.

Центральное правительство Китая обоснованно считает, что массовыми протестами (перешедшими в беспорядки) в Гонконге пользуются и руководят «некоторые западные страны», которые применяют протестующих для дестабилизации обстановки в стране. Но в целом два лагеря исходят из противоположных позиций.

Китай, видя, что Гонконг вскоре перестанет быть мировым финансовым центром и что будущее за материковой частью КНР, решил, что настало время его поэтапного возвращения. Запад же, точно так же осознающий шаткость своего положения, противодействует этому развитыми методиками дестабилизации режимов, интернет-инструментарием, социальной инженерией и воздействием на умы.

Протесты системно организуются и курируются через мессенджеры, вбросы осуществляются через классические западные соцсети, а сам процесс призван выработать формулу для переноса нестабильности в Пекин. Сам же Гонконг, как и многие до него, превратился в площадку взаимного противодействия грандов мировой политики, борьба на поле которого идет с переменным успехом.

Источник — REGNUM

Рассекречено дело боевика «Хезболлы» из Нью-Джерси

Свидетельством того, что ливанская группировка «Хезболла» окапывается в США и располагает возможностью организовывать террористические нападения, стал обвинительный акт против жителя Нью-Джерси Алексея Сааба. В документе, опубликованном на официальном сайте американского Минюста, говорится, что задержанный в 2019 году 42-летний мужчина не только проходил тренировку в лагерях «партии Аллаха», но и планировал нападения в США.

Сааб проходит по девяти пунктам обвинения. Органы правопорядка считают, что американец закончил подготовку в военных лагерях «Хезболлы» еще в 1990-х годах. Вступив в так называемое «Подразделение 910» – рассчитанное на нападения за рубежом соединение «Хезболлы», – Сааб эмигрировал. В 2000 году он прибыл в Соединенные Штаты, имея при себе ливанский паспорт, а в 2008 году стал натурализованным гражданином Америки. В обвинительном заключении утверждается, что Сааб в то же время путешествовал по всему миру и даже заглядывал в родной Ливан для того, чтобы продолжить тренировку. Он обвиняется в попытках покушения на убийство во время пребывания за границей.
«Утверждается, что, проживая в Соединенных Штатах, Сааб выполнял роль боевика «Хезболлы» и вел наблюдение за потенциальными целями, чтобы помочь иностранной террористической организации в перспективе подготовиться к возможным нападениям на Соединенные Штаты, – говорится в заявлении помощника генпрокурора США Джона Демерса. – Подобные скрытые действия, которые проводятся на американской территории, представляют собой явную угрозу для нашей национальной безопасности. Я приветствую агентов, аналитиков и прокуроров, в чьей ответственности находится это расследование».

Представители обвинения уверены: Сааб посещал крупные американские города, в том числе Нью-Йорк и Бостон, чтобы подобрать популярные среди туристов общественные места для потенциальных нападений. Всю собранную информацию он якобы передавал представителям «партии Аллаха». Сотрудникам Федерального бюро расследований (ФБР), как сообщается, удалось найти в телефоне Сааба материалы, которые это подтверждают. Американский Минюст считает, что предполагаемый член «Подразделения 910» также выполнял поручения ливанской группировки в Израиле и Турции. Впрочем, подробностей этих вылазок на Ближний Восток не приводится.

Сам Сааб находится под стражей в США. Ему предъявили обвинения еще в июле, но материалы дела были рассекречены только сейчас. Если вина мужчины будет доказана, ему грозит около 30 лет тюремного заключения.
Издание Washington Examiner обращает внимание на то, что досье Сааба может стать иллюстрацией «внешней» стратегии «Хезболлы», одним из важных элементов которой, очевидно, является приобретение оперативниками второго гражданства в странах-мишенях. Арест американца подпитывает опасения местных силовых ведомств, что «партия Аллаха» располагает спящими ячейками в Северной Америке. Тревожные сигналы на этот счет появились после задержания в 2017 году оперативника «Хезболлы» Али Курани, который, как свидетельствуют материалы дела, изучал инфраструктуру аэропортов Нью-Йорка и Торонто, а также следил за объектами военного и разведывательного назначения на американской территории.
Курани предъявили обвинение в организации терактов. Израильское издание Haaretz публиковано отрывки его разговора с дознавателями из ФБР, в ходе которого подозреваемый признался в принадлежности к «зарубежному» боевому крылу ливанской группировки. Во время беседы с сотрудниками спецслужбы Курани, в частности, сказал, что «Подразделение 910» находится в личном подчинении генсека «Хезболлы» Хасана Насраллы, но приоритетное значение, конечно, имеют приказы военной элиты Ирана. Вероятно, имелся в виду элитный Корпус стражей исламской революции. Курани, как свидетельствуют его признательные показания, являлся членом спящей ячейки в США. «Будут определенные сценарии, которые потребуют действий со стороны тех, кто принадлежал к ячейке», – говорил он. Однако число и ресурсы этих «американских» ячеек пока неизвестны.
Если эмиссары шиитской группировки, которая считается инструментом иранской военной политики, для Северной Америки – новинка, для Южной они стали частью криминальной повседневности. Активность «партии Аллаха» давно фиксируется в пограничном треугольнике между Бразилией, Аргентиной и Парагваем. По данным местных властей, «легальные» агенты ливанской группировки вместе с представителями местной арабской диаспоры занимаются торговлей наркотиками и контрабандой оружия. Бывший американский постпред при Организации американских государств Роджер Норьега, выступая перед Конгрессом США в 2011 году, говорил, что у Ирана есть «свои люди» в как минимум 12 латиноамериканских странах. Косвенными доказательствами присутствия «партии Аллаха» в Западном полушарии нередко считаются теракты, которые потрясли Аргентину в 1990-х. И как кажется, вопрос угрозы подобных нападений в Америке не закрыт.

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ
26.09.19

Источник — ng.ru

Талибан жестко бойкотирует афган-президент-выборы

«Талибан» вновь призвал афганцев не участвовать в президентских выборах

Правительство в Кабуле не в состоянии обеспечить проведение честных общенациональных выборов в Афганистане, заявляют представители экстремистского движения «Талибан», передает Афганское телеграфное агентство (АфТАГ).

Менее чем за неделю до президентских выборов, назначенных на 28 сентября, группировка опубликовала очередное заявление, призывающее афганское население не участвовать в голосовании.

«Талибан» напомнил населению страны о случаях нарушений и подтасовок голосов в ходе предшествующих избирательных процессов, в том числе президентских выборов 2014 года, по итогам которых было на компромиссной основе по сути назначены президент Гани и правительство национального единства во главе с Абдуллой Абдуллой – фактическим победителем тех выборов.
«Оценивая нынешнюю ситуацию, мы можем сказать, что она слишком далека для проведения любых выборов, заслуживающих доверия, – отмечается в заявлении. – Люди сыты по горло марионеточным режимом, фиктивными кандидатами и фальсификациями на выборах и не хотят участвовать в голосовании. С другой стороны, команды Ашрафа Гани и Абдуллы изо всех сил стремятся использовать махинации, чтобы добиться преимуществ».
Представители «Талибана» выразили мнение, что грядущее голосование будет сопряжено с еще большим числом нарушений, при этом победителя в очередной раз определят иностранные силы.
Напомним, экстремистская группировка провела несколько крупных атак и терактов, в результате которых за несколько месяцев погибли десятки людей, в основном мирных жителей.
Стоит отметить, что талибы и в 2014 году клялись сорвать любой ценой выборы президента, однако им тогда не удалось сделать ничего существенного.

Источник — aftag.info

Парк Гельджук – центр экологического туризма Турции

За 9 месяцев текущего года этот район посетило 422 883 местных и иностранных туристов

Парк Гельджук – центр экологического туризма Турции

Природный парк Гельджук на северо-западе Турции пользуется большой популярностью среди жителей и гостей страны.

Природный парк расположен в провинции Болу, 65 процентов территории которой занимают леса. 

На его территории расположено большое количество водоемов, окруженных горными массивами с необыкновенно чистым воздухом. 

За 9 месяцев текущего года этот район посетило 422 883 местных и иностранных туристов.

https://www.aa.com.tr/ru/o%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%BA-%D0%B3%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%B6%D1%83%D0%BA-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80-%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8/1594541

Исламские мотивы в картинах итальянского художника

Луиджи Балларин родом из Венеции

Mehmet Kara,Hicran İsmayılova  

Исламские мотивы в картинах итальянского художника

СТАМБУЛ

Итальянский художник Луиджи Балларин на протяжении последних 25 лет использует в своих картинах исламские мотивы.

Художник рассказал агентству «Анадолу» о своих мастерских в Риме, Венеции и Стамбуле, а также творчестве в Турции.

Луиджи Балларин родом из Венеции, где он рос в среде, в которой интересовались живописью и скульптурой.

С детских лет Балларин общался с мусульманами, в том числе теми, кто владел искусством изготовления муранского стекла.

Художник долгие годы изучал исламскую культуру, посетил множество мусульманских стран.

Венеция является туристическим центром, и Балларин получил возможность ознакомиться с разными культурами.

«За всю свою жизнь я узнал много разных людей, изучил их культуру. Интерес к исламу у меня начал расти после ознакомления с исламскими обрядами. Этот интерес, возникший в детстве, в 30-40 лет трансформировался в искусство. Работа над исламскими мотивами доставляет мне огромное удовольствие», — говорит художник.

Многие картины художника отражают исламские обряды.

По словам Балларина, особый интерес у него вызвал хадж.

Художник сообщил, что часто посещает мечети, несмотря на то, что не знает, как нужно совершать намаз, но при этом молится на своем языке.

По мнению Балларина, мечети являются местом мистическим, священным.

Все это вдохновляет художника и занимает особое место в его творчестве.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B8%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%81%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE-%D0%B8-%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0/%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BC%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2%D1%8B-%D0%B2-%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0%D1%85-%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%85%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B0/1594704


КазМинюст зарегистрировал анти-китайское про-уйгурское «общественное объединение «Атажурт еріктілері»

Серикжан Билаш (в центре), представитель организации «Атажұрт еріктілері».

Освещавшее ситуацию с «лагерями» в Синьцзяне объединение прошло регистрацию в Казахстане
25 Сентябрь, 2019

Департамент юстиции города Алматы зарегистрировал объединение «Атажұрт еріктілері», которое собирало информацию о притеснениях в Синьцзяне и освещало истории узников «лагерей политического перевоспитания» на северо-западе Китая.

Об этом Азаттыку сообщил новый руководитель «Атажұрт еріктілері» Ербол Даулетбекулы.
Ранее в этом году «Атажұрт еріктілері» несколько раз безуспешно пыталось пройти регистрацию: департамент в ответах ссылался на предполагаемое несоответствие документов требованиям законодательства. Участники объединения настаивали, что отказ в регистрации имеет под собой политическую подоплеку. В этом месяце участники «Атажұрт еріктілері» объявили, что подали в суд на департамент.
— 12 сентября на пресс-конференции мы объявили о том, что подали на департамент в суд. 14 сентября нас пригласили в департамент. Там нам сказали, что в ряде мест в уставе требуются правки. В департаменте нам сказали: «Принесете его исправленным, зарегистрируем». Мы ответили: «Хорошо, если зарегистрируете, то отзовем заявление». Вот, получили на руки свидетельство о регистрации, — говорит руководитель объединения.
Слушания по исковому заявлению «Атажұрт еріктілері» были назначены на 25 сентября. Ербол Даулетбекулы говорит, что сегодня отправился в суд на назначенное на 15 часов 30 минут заседание и отозвал иск.
Руководитель отдела организации работы по регистрации юридических лиц департамента юстиции Алматы Акерке Кожахметова подтвердила, что 24 сентября организация «Атажұрт еріктілері» прошла регистрацию. По ее словам, «организация устранила все ранее допущенные в документах ошибки».
Организация «Атажұрт еріктілері», которая осуществляет деятельность с 2017 года, в числе первых поднимала вопросы, в том числе в западных СМИ, о давлении на казахов, уйгуров и представителей других этнических меньшинств в Синьцзяне.

Прежний лидер организации Серикжан Билаш, задержанный в марте и содержавшийся более пяти месяцев под домашним арестом в столице, подписал процессуальное соглашение о признании вины по делу о «возбуждении розни». Билаша приговорили к штрафу в размере более 280 долларов и запретили ему руководить общественными организациями в течение семи лет.
Первые сообщения о притеснении этнических меньшинств в китайском Синьцзяне и их принудительном помещении в «лагеря политического перевоспитания» появились весной 2017 года. По разным причинам казахи, выехавшие в Китай, не могли вернуться в Казахстан. Некоторые из них пожаловались на принудительное заключение в «лагеря». В прошлом году в ООН заявили, что около миллиона этнических уйгуров и представителей других тюркоязычных групп Синьцзяна принудительно удерживаются в «центрах по борьбе с экстремизмом», около миллиона человек направлены в «лагеря политического перевоспитания».

Источник — centralasian.org

Последнее испытания ракеты — Atmaca завершилось с успехом

Во время последнего тестирования ракета точно поразила заданную цель

Sevgi Ceren Gökkoyun,Olga Keskin  

Последнее испытания ракеты - Atmaca завершилось с успехом

АНКАРА / НЬЮ-ЙОРК

Последнее испытание первой отечественной ракеты Atmaca класса «море-море» завершилось с успехом. Об этом сообщает Управление оборонной промышленности Турции (SSB).

Ракетами Atmaca планируется вооружить корветы отечественного производства MİLGEM. Во время последнего тестирования ракета точно поразила заданную цель, говорится в сообщении.

Ismail Demir@IsmailDemirSSB

Atmaca füzemizin yeni test atışını başarıyla gerçekleştirdik.

ATMACA seyir füzeleri Roketsan, atış kontrol sistemleri ve diğer ekipmanlar ise Aselsan tarafından yerli olarak üretiliyor. ATMACA’lar MİLGEM’lere entegre edilerek denizlerdeki caydırıcılığımızı daha da artıracak.5,3293:11 PM — Sep 25, 2019Twitter Ads info and privacy1,282 people are talking about this

Компания ROKETSAN занималась производством отечественной ракеты Atmaca, а компания ASELSAN – системами управления огня и другим оборудованием.

«Интегрирование этих ракет на платформы MİLGEM будет способствовать сдерживанию угроз на морском пространстве»,- отмечается в сообщении.

Глава Управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир поделился в Twitter фото и видео, на которых запечатлены успешные испытания ракеты Atmaca.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BD%D0%B0%D1%83%D0%BA%D0%B0-%D0%B8-%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F/%D0%BF%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5%D0%B4%D0%BD%D0%B5%D0%B5-%D0%B8%D1%81%D0%BF%D1%8B%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D1%82%D1%8B-atmaca-%D0%B7%D0%B0%D0%B2%D0%B5%D1%80%D1%88%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D1%81%D1%8C-%D1%81-%D1%83%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%85%D0%BE%D0%BC/1594056

Зачем Китаю Ближний Восток

BEIJING, Oct. 1, 2015 (Xinhua) — A national flag-raising ceremony is held at the Tian’anmen Square to mark the 66th anniversary of the founding of the People’s Republic of China on the National Day in Beijing, capital of China, Oct. 1, 2015. (Xinhua/Xing Guangli) (lfj) (Credit Image: В© Xing Guangli/Xinhua via ZUMA Wire)

Растущее китайское присутствие на Ближнем Востоке и в Северной Африке (БВСА) сформировало устойчивый стереотип: Китай наращивает свое влияние в сфере экономики, но остается пассивным игроком в политике. Но это, мягко говоря, не так.

В отношении растущего китайского присутствия на Ближнем Востоке и в Северной Африке (БВСА) сформировался устойчивый стереотип: Китай наращивает свое влияние в сфере экономики, но остается пассивным и слабым игроком в политике. Этот стереотип неверен. Китайское влияние в регионе настолько сильно, что правительства стран БВСА не могут позволить себе даже ограниченной критики Пекина по темам, важным для местного общественного мнения.

Такой темой для общественности мусульманских стран, безусловно, является положение уйгурского населения Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Ситуация вокруг полицейского давления на уйгуров обильно освещается мировыми СМИ и СМИ мусульманских стран. Но ни одна страна БВСА не посмела присоединиться к опубликованному в июле коллективному обращению 22 стран – членов Комитета ООН по правам человека, в котором осуждались китайские практики. Более того, многие из них, включая Саудовскую Аравию, Египет, Катар, ОАЭ, Алжир, Оман, подписали коллективное обращение 37 государств, в котором поддерживалась политика КНР.
Китай наращивает военное сотрудничество со странами региона и уже превратился в важного и крупного поставщика оружия в БВСА. Китайский флот более десятилетия постоянно присутствует в водах Аравийского моря – и это присутствие давно вышло за рамки первоначальных патрулей по борьбе с сомалийским пиратством. В 2017 году в Джибути вступила в действие первая за последние десятилетия постоянная китайская военная база за рубежом, позволяющая обеспечить постоянное присутствие флота в западной части Индийского океана и в Восточном Средиземноморье.
Но не только Ближний Восток зависит от Китая, Китай также зависит от Ближнего Востока. Уровень импортной нефтяной зависимости китайской экономики составляет около 60%, а более 44% китайского импорта нефти приходится на Ближний Восток. Недавний иранский удар по саудовской нефтяной промышленности был болезненным напоминанием об уязвимости Китая перед потрясениями в этом регионе.

Диверсификация источников энергоносителей, в том числе за счет России – долгосрочный приоритет китайской политики, но в обозримом будущем рассчитывать на резкое снижение значимости Ближнего Востока для китайской экономики не приходится. Поэтому поддержание определенного уровня политического влияния в регионе является для КНР вопросом национальной безопасности. При этом характер китайской вовлеченности в Ближний Восток коренным образом отличается и от американской, и от российской модели присутствия.

Прежде всего, Китай поддерживает высокий уровень присутствия во всех странах региона и активнейшим образом развивает сотрудничество со всеми расположенными здесь государствами и группировками государств. Ключевыми партнерами КНР в регионе являются Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Иран, Израиль.

Каждая из этих стран играет свою роль в китайской внешней политике и торговле. Саудовская Аравия – крупнейший поставщик нефти и крупнейший торговый партнер. ОАЭ – важный торговый партнер и операционный центр для китайского бизнеса в регионе, здесь проживает китайская диаспора, насчитывающая до 300 тысяч человек, и зарегистрировано более четырех тысяч компаний с китайским участием.

Иран важен как крупный независимый поставщик нефти и крупный покупатель китайской промышленной продукции, зачастую вынужденный. Китайские компании поставляют в Иран большое количество оборудования и реализуют часть важных инжиниринговых проектов в сфере инфраструктуры. Для Ирана Китай практически безальтернативен в качестве основного экономического партнера.

Израиль – важнейший канал доступа к современным технологиям, привлекает крупные китайские инвестиции в свой инновационный сектор и инфраструктуру (китайцы управляют крупнейшим израильским портом в Хайфе). С 2005 года Израиль, по данным проекта China Investment Tracker, аккумулировал инвестиции в размере 12,1 млрд долларов (в других источниках называются и большие суммы – 16 млрд). На фоне торговой войны с Китаем США прилагают значительные усилия, чтобы убедить Израиль ограничить сотрудничество с КНР.

Помимо этих стран, важную роль в китайской политике в регионе БВСА играет Оман (крупный и старый, доверенный поставщик нефти, важный торговый партнер). Быстро развивались отношения КНР с Египтом, важным для КНР со стратегической и внешнеполитической точки зрения, а также с Алжиром (инжиниринговые проекты и растущее военно-техническое сотрудничество).
Сотрудничество КНР сразу со всеми игроками означает, что Китай ни по одному вопросу региональной политики не может позволить себе однозначно поддерживать ту или иную сторону, как это порой позволяют делать себе США или Россия.

Действия Китая являются подчеркнуто осторожными, выверенными – и зачастую тщательно маскируются.

Китай был крайне негативно настроен по отношению к серии переворотов в рамках «арабской весны», усматривая в них, помимо всего прочего, опасный прецедент с точки зрения собственной внутриполитической стабильности. Но это не помешало ему быстро установить сотрудничество с постреволюционными властями.
На фоне многолетней сирийской войны Китай сочетал ограниченную помощь правительству Башара Асада, сотрудничество с Ираном и параллельное расширение сотрудничества с Саудовской Аравией в рамках своей инициативы «Пояса и пути».

Китай одновременно осуществлял дозированное военно-техническое сотрудничество с Ираном, перевооружал беспилотниками правительство Ирака, боровшееся с экспансией запрещенного в России ИГИЛ, и организовывал крупные поставки оружия в Саудовскую Аравию и ОАЭ.
Тем не менее в нынешних условиях, на фоне развернувшегося противостояния с США, значимость Ближнего Востока для Китая выходит далеко за рамки традиционных экономических интересов и борьбы с терроризмом. Ближний Восток вновь превращается в один из важных фронтов новой холодной войны, каким он был и в прошлую холодную войну.
Стратегическое значение Ближнего Востока в контексте новой холодной войны, с точки зрения Китая, заключается в том, что

этот регион на протяжении десятилетий поглощает гигантские американские экономические и военные ресурсы, предотвращая перегруппировку американских сил и их наращивание против Китая.

Сокращение вовлеченности в ближневосточные дела с целью сосредоточения сил на Тихом океане было целью США начиная с первого срока Барака Обамы – и многие поспешные шаги по свертыванию американского присутствия в Ираке были предприняты, имея среди прочего и эту цель.

Неудачи на Ближнем Востоке были одной из главных причин провала, объявленного администрацией Обамы в 2012 году «поворота в Азию», а нестабильность в этом регионе продолжает мешать политике сдерживания Китая сейчас.

Сама американская кампания форсированного военно-политического давления на Иран может рассматриваться как попытка в короткие сроки добиться решающего успеха на Ближнем Востоке для того, чтобы затем сконцентрировать ресурсы на Китае.

И мы видим, что позиция КНР по поддержке Ирана становится все более активной, включая постепенное восстановление закупок нефти, несмотря на американские санкции, увеличение инвестиций и технологическую помощь, в том числе в военной сфере. Постепенно увеличивается объем китайских инвестиций в Иран, хотя сообщения о заключении гигантских соглашений об инвестициях на 400 млрд долларов в рамках программ «Пояса и пути» стоит воспринимать с большой долей скепсиса с точки зрения их осуществимости.

Китай заинтересован в том, чтобы Иран выстоял в текущем противостоянии и продолжал представлять собой большую проблему для американской политики. Но одновременно он будет делать все возможное для сохранения своих традиционных связей с Саудовской Аравией и Израилем.
При сравнении российского и китайского присутствия в регионе важно понимать, что речь идет о явлениях несопоставимых по масштабам. Несомненно, Россия в последние годы добилась выдающихся успехов в регионе в военной сфере и дипломатии. Россия остается ключевым игроком в вопросах региональной безопасности и сохраняет важную роль в военно-техническом сотрудничестве стран региона. Ее дипломатический аппарат и вооруженные силы, при меньшей численности, остаются куда более опытными, активными и профессиональными, чем их китайские коллеги.

Однако торговля КНР только с арабскими странами, по данным китайских СМИ, в 2018 году превышала 244 млрд долларов, а с учетом Ирана и Израиля мы говорим об обороте торговли в 300 млрд долларов, что опережает российский показатель в семь раз.

Китай является крупнейшим внерегиональным источником инвестиций для Ближнего Востока и реализует здесь многочисленные строительные проекты, опираясь на свою рабочую силу и технологии. По этим направлениям Китай и Россия в принципе несопоставимы.

Россия конкурирует с КНР в поставках военной техники в отдельные страны региона и по наиболее важным направлениям ВТС (боевая авиация, системы ПВО) ее позиции остаются довольно прочными. Китай добивается успеха прежде всего по направлениям, где России пока нечего предложить (боевые беспилотники), либо в странах, ограниченно сотрудничающих с Россией по политическим причинам (Саудовская Аравия).

За пределами сферы ВТС Россия является нишевым игроком, по большинству направлений слабо конкурируя с Китаем. В обозримом будущем, в условиях противостояния с США, интересы сторон на Ближнем Востоке будут скорее совпадать, а отдельные случаи конкуренции по конкретным проектам не повлияют существенным образом на сотрудничество Москвы и Пекина.

Автор примет участие в XVI ежегодном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» на тему «Заря Востока и мировое политическое устройство» в Сочи с 30 сентября по 3 октября 2019 года.

Василий Кашин
25 сентября 2019,

Источник — vz.ru

105-я годовщина со дня кончины Исмаил-бея Гаспринского

Исмаил-бей родился 20 марта 1951 года в селе Авджикой недалеко от Бахчисарая

Ruslan Rehimov,Aynur Asgarlı   |24.09.2019

ИНФОГРАФИКА - 105-я годовщина со дня кончины Исмаил-бея Гаспринского

БАКУ

24 сентября исполняется 105 лет со дня кончины великого просветителя тюркского мира Исмаил-бея Гаспринского (Гаспралы).

Гаспринский выступал за единство тюркского мира в языке, мировоззрении и делах, оставил большой след в истории, внеся вклад в развитие прессы и образования.

Исмаил-бей родился 20 марта 1951 года в селе Авджикой недалеко от Бахчисарая. Его отец был родом из села Гаспра в Крыму, откуда Исмаил-бей и взял свой псевдоним.

Начальное образование Гаспринский получил в местной мусульманской школе, а затем продолжил обучение в Крымской гимназии для мальчиков Акъмесджит. После гимназии Исмаил-бей стал кадетом в Воронежском кадетском корпусе, а потом поступил в Московское военное училище.

В это время на острове Крит начинается восстание греков против Османского государства. Гаспринский принимает решение отправиться в Турцию, чтобы участвовать в боевых действиях на стороне османской армии. Однако попытка не увенчалась успехом: Гаспринского задержали, и это положило конец его военной карьере.

В возрасте 17 лет (в 1868 году) Гаспринский вернулся в Бахчисарай и начал преподавать здесь русский язык.

В 1872 году Гаспринский отправляется в Париж, где работает помощником великого русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева. Спустя два года Гаспринский отправляется в Стамбул, а еще через год возвращается в родной Крым.

Исмаил-бей в 1878-1884 годах был городским головой Бахчисарая. В это же время Гаспринский начал заниматься издательским делом, чтобы возвысить голос тюркского мира.

Гаспринский писал много статей о мусульманах России, делал все возможное для того, чтобы добиться реформ в образовании тюркского и мусульманского общества.

Гаспринский хотел, чтобы у тюркского мира был свой общий язык, который будут преподавать в школах. Кроме того, Исмаил-бей ратовал за создание национальной прессы для информирования о событиях тюркского мира.

22 апреля 1883 года Исмаил-бей начинает выпускать газету «Терджуман» («Переводчик») на турецком языке. В статьях также использовались выражения на татарском и других тюркских языках. Вначале газета издавалась еженедельно, с 1903 года — два раза в неделю, а с 1912 года стала ежедневной.

«Терджуман» стала первой газетой на турецком языке в Крыму и третьей — в мусульманском сообществе России. В отличие от других печатных изданий, «Терджуман» долгое время оставалась единственной газетой тюркского и мусульманского сообщества в царской России.

Газета пользовалась большой популярностью в тюркском мире. Несмотря на ограниченный тираж, газету читали в Османском государстве, Иране, на Балканах и Кавказе.

https://www.aa.com.tr/ru/o%D0%B1%D1%89%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-105-%D1%8F-%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%89%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D1%81%D0%BE-%D0%B4%D0%BD%D1%8F-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%87%D0%B8%D0%BD%D1%8B-%D0%B8%D1%81%D0%BC%D0%B0%D0%B8%D0%BB-%D0%B1%D0%B5%D1%8F-%D0%B3%D0%B0%D1%81%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-/1592401

Турция предлагает создать «зону безопасности» для 3 млн сирийцев

Президент Эрдоган рассказал на 74-й сессии ГА ООН о плане создания зоны безопасности в Сирии

Selen Temizer,Levent Tok,Adham Kako,Ülviyya Amuyeva  

ИНФОГРАФИКА - Турция предлагает создать "зону безопасности" для 3 млн сирийцев

АНКАРА

Зона безопасности, которую предлагает создать Турция на севере и северо-западе Сирии, позволит разместить на данных территориях до трех миллионов беженцев.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 24 августа рассказал участникам 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН о плане создания зоны безопасности в Сирии.

По замыслу Анкары, зона безопасности протяженностью в 480 км должна уходить на 30 км вглубь сирийской территории и охватывать такие районы, как Джераблус, Мюнбич, Айн эль-Араб (Кобани), Талль-Абъяд, Сулук, Расулайн, Дырбасийе, Амуде, Эль-Камышлы и Маликийя.

Все эти районы на данный момент подконтрольны террористам YPG/PKK. Исключение составляет лишь район Джераблус, очищенный от террористов в рамках операции «Щит Евфрата».

Граница зоны безопасности будет проходить по трассе M4, связывающей западные и восточные районы Сирии.

Включение M4 в состав «зоны безопасности» позволит предотвратить проникновение террористов YPG/PKK.

В настоящее время YPG/PKK использует эту автодорогу в логистических и торговых целях.

Выступая на сессии Генассамблеи ООН, глава турецкого государства отметил, что на первоначальном этапе в зоне безопасности планируется разместить от одного до двух миллионов сирийских беженцев.

Расширение «зоны безопасности» вглубь Сирии с охватом части территории провинций Ракка и Дейр-эз-Зор, позволит довести этот показатель до трех миллионов человек, сообщил Эрдоган.

Война в Сирии продолжается более восьми лет. За это время 5 миллионов 642 тысяч мирных жителей стали беженцами. Из них 3 миллиона 660 тысяч человек нашли убежище на территории Турции.

Террористы YPG/PKK контролируют треть территории Сирии и три четверти сирийских районов, расположенных на границе с Турцией.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D1%81%D0%BE%D0%B7%D0%B4%D0%B0%D1%82%D1%8C-%D0%B7%D0%BE%D0%BD%D1%83-%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-3-%D0%BC%D0%BB%D0%BD-%D1%81%D0%B8%D1%80%D0%B8%D0%B9%D1%86%D0%B5%D0%B2/1593852

Конфликт без победителей: 39 лет с начала ирано-иракской войны

Кровавая война между Ираном и Ираком началась в 1980 году и продолжалась восемь лет. Причины этого конфликта все еще остаются предметом споров.

Конфликт без победителей: 39 лет с начала ирано-иракской войны
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15587

В Иране признали нападение на саудитов.

Сможет ли президент Трамп найти альтернативу военному удару? Что может сделать он сейчас? Ясно его нежелание встревать в ближневосточные дрязги. Но ясно и то, что безнаказанность порождает новых чудовищ.
Авигдор Эскин, 23 сентября 2019, 17:45 — REGNUM В Иране признали, что атаку на саудовские нефтяные поля совершили они. В своей пятничной проповеди духовный и системный соратник верховного лидера, аятоллы Хаменеи, имам Ахмед Алмульхуда прямо указал в своей пятничной проповеди в городе Машхаде, что Тегеран стоит за зловещим нападением.

В своем выступлении, опубликованном на его странице в интернете, имам пространно рассуждал об успехах Ирана. Он говорил с восторгом об экспансии Ирана в Йемене, в Ливане, в секторе Газа, в Ираке. А потом пошел прямым текстом: «Знаете ли вы, где находится Иран? Разве юг Ливана — это не Иран? Разве «Хезболла» — не Иран? Разве не было беспилотников, которые направили против Саудовской Аравии йемениты? Разве это не Иран?»

Сумлевающихся просим зайти поскорее по этой ссылке, покуда ее не убрал разоткровенничавшийся хомейнист Ахмед Алмульхуда.
Иранские СМИ не спешат признавать, что их режим совершил преступление новой эры. Помнится, как ненавистный сосед Тегерана Саддам Хусейн предал огню сотни нефтяных объектов в Кувейте в 1991 году. И он заплатил за это очень дорого. Казалось, другим будет неповадно. Ан ошиблись!
Можно предположить, что иранский МИД стремится в эти дни не доводить уровень кипения до критической отметки, а «окешить» сокрушительные результаты успешной военной операции. Режим аятолл показал, что способен на нестандартные и болезненные для всего мира шаги. Одним махом им удалось на время приостановить добычу пяти процентов нефти мира. Дескать, нашу нефть не хотите, так не будет у вас и саудовской нефти.

Иранские дипломаты скажут это мягко и обтекаемо. Они будут сетовать на расторжение соглашения с ними со стороны американцев и введение жесточайших санкций, в которых участвуют не только США, но и все крупные европейские и российские компании (не правительства, но все крупные фирмы). А тут и свежая публикация в обычно достоверной Wall Street Journal о возможном новом иранском ударе по Саудовской Аравии. Если сбудется, то цены на нефть полезут еще вверх. К немалому удовлетворению России, но к финансовому спазму в Европе.

Тегеран показал, что умеет наносить удары неожиданно и болезненно. Он также показал, что готов идти на риски. Угрозы оказались подтвержденными весомыми делами. Мир привык уже к холостым иранским угрозам в адрес Израиля. Режим Тегерана не смог ни разу серьезно ответить на сотни израильских операций по ликвидации его инфраструктуры в Сирии и в Ираке. Но против саудитов они оказались горазды.

Таким образом, иранские дипломаты будут говорить с позиции силы. Они готовы идти на риски, которые не снились европейцам. Их режим трещит по швам. Экономическое положение катастрофическое. Молодежь далека от хомейнистского угара. Но никто не может точно назвать дату, когда вся эта империя исламизма обрушится. А покамест КСИР и дружины внутри страны удерживают власть. А аятоллы ведут страну к потрясениям и метастазам. Чтобы и другим плохо было. Особливо — ненавистным саудитам.

Зачем приближенный к Хаменеи имам сделал столь откровенное заявление? Иранский МИД с ухмылкой отрицает причастность режима к уничтожению нефтяных полей и завода в Саудовской Аравии. Нельзя исключать, что это свидетельство о тактическом разнстве между претендующими на умеренный тон и откровенно бесноватыми. Не стоит искать тут пропагандистских тонкостей. Но нет сомнений, что имам Ахмед Алмульхуда не просто так сказал своей пастве о том, что Иран соделал это преступление. И неспроста он разместил это в интернете.

Очевидно, что у имама были сведения от первого в Иране лица — аятоллы Хаменеи. Очевидно, что коли Алмульхуда не боялся говорить об этом открыто, то был убежден в благосклонности Хаменеи к такой публикации. И никаких претензий имаму никто не предъявил. Никаких осуждений и опровержений.

Теперь вопрос к Дональду Трампу. Доселе информация об акте агрессии Ирана исходила от американских спецслужб и от саудитов. Сейчас мы видим, что в Иране поднимается угарная волна мракобесия. Почувствовав безнаказанность, они начинают кичиться содеянным. Пусть не все, но в среде аятоллы Хаменеи, что весомо и значимо. Сможет ли президент Трамп найти альтернативу военному удару? Что может сделать он сейчас? Ясно его нежелание встревать в ближневосточные дрязги. Но ясно и то, что безнаказанность порождает новых чудовищ.
23 сентября 2019
Авигдор Эскин

Источник — regnum.ru

Турция «зачистит» сирийских радикалов

Анкара обдумывает военную операцию в провинции Идлиб

Турецкие военные могут ответить на попытки сирийских правительственных войск продвинуться в глубь зоны деэскалации.
Турция готова к самостоятельной операции против джихадистов, остающихся в сирийской провинции Идлиб. Об этом сообщает арабское издание Asharq Al-Awsat со ссылкой на одного из помощников президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Готовность в одиночку провести военную кампанию в этом районе Анкара выражает впервые. В экспертной среде считают, что самостоятельная ликвидация радикалов может стать залогом того, что Идлиб сохранится в зоне турецкого влияния.
В Анкаре, похоже, созрел окончательный план по поводу сирийской провинции. Идлиб – последний крупный анклав сирийской умеренной оппозиции, в котором вместе с ней остаются боевики «Хайят Тахрир аш-Шам» (ХТШ) – радикальной группировки, поглотившей остатки запрещенной в РФ «Ан-Нусры».

По словам приближенных Эрдогана, сохранение ХТШ в Идлибе дает повод официальному Дамаску и лояльным ему формированиям атаковать провинцию, поэтому необходимость операции для Анкары очевидна. Те 12 наблюдательных пунктов, которые Турция установила вокруг Идлиба, постоянно подвергаются обстрелам со стороны правительственных войск, утверждают сами турки.
Военные источники Asharq Al-Awsat ранее сообщали, что Турция пыталась то убедить ХТШ в необходимости самороспуска, то расколоть группировку изнутри. Военный сценарий фактически означает, что Анкара так и не смогла сделать ни того, ни другого. С одной стороны, для турецкого руководства стратегически важно взять под контроль проходящие через Идлиб автомагистрали М4 (соединяет Алеппо и Латакию) и М5 (соединяет Алеппо и Хаму). С другой стороны, высказывались предположения, что Анкара готова «обменять» Идлиб на серьезные уступки, которые касаются северо-восточных районов Арабской Республики. Они расположены у сирийско-турецкой границы и потому представляют для Анкары наибольшее значение.

Отношения Турции с ХТШ не были так однозначны. Тема сохранения группировки в Идлибе была для турецкого руководства хорошим поводом перебрасывать свою ответственность за обстановку в провинции на Запад. Так, в январе этого года министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что некоторые западные столицы поощряют боевиков, чтобы разрушить сочинский меморандум по Идлибу, согласованный между РФ и Турцией. «Они дают им деньги, поддерживают их, – пояснял шеф турецкой дипломатии в разговоре с журналистами. – Но я не думаю, что ХТШ усилила свои позиции. Они (боевики. – «НГ») были вынуждены уйти из определенных районов (Сирии. – «НГ»), сейчас же они пытаются вновь в них вернуться».

Тема Идлиба была основной на трехстороннем саммите РФ, Турции и Ирана в Анкаре. «Наибольшую озабоченность, безусловно, вызывает обстановка в идлибской зоне, контроль над которой фактически захватили аффилированные с «Аль-Каидой» (запрещена в РФ. – «НГ») радикальные группировки, – сказал президент РФ Владимир Путин по итогам встречи. – Мы не можем, конечно, с этим смириться, поэтому договорились с господином Эрдоганом и господином Рухани (президент Ирана. – «НГ») продолжить совместную работу в интересах окончательного снятия напряженности в Идлибе».
При этом российский лидер заверил, что РФ продолжит борьбу с терроризмом в Сирии. Как позже заметила пресс-служба Кремля, ни о какой совместной трехсторонней операции в Идлибе на переговорах в Сочи речи, конечно же, не шло.

«Если Турция хочет сохранить Идлиб в сфере собственного влияния и тем более превратить его в свой «протекторат», как Африн или зону операции «Щит Евфрата», то без ликвидации ХТШ это сложно осуществить, – признал в разговоре с «НГ» руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. – Даже в том случае, если Анкара постарается сохранить за оппозицией лишь приграничные районы Идлиба, то без решения проблемы ХТШ все равно не обойтись. Турция не сможет предоставить оппозиции в Идлибе физическую защиту от атак режима, пока там действует ХТШ, потому что в этом случае получается, что Анкара фактически защищает террористов, и резонанс в этой связи затрагивает гораздо больше, чем сферу российско-турецких отношений».

Аналитик полагает, что в случае положительного решения проблемы ХТШ и достижения соответствующих договоренностей с российской стороной, турецкие военные окажутся в состоянии самостоятельно отвечать на попытки сирийских правительственных войск продвинуться в глубь этой зоны деэскалации. Например, они смогут применять артиллерию. «И это уже не будет рассматриваться как поддержка террористов», – подчеркнул Семенов.
Однако, по мнению аналитика, для контроля над Идлибом Турции необходимо опираться на лояльные ей, а не ХТШ гражданские структуры. Это означает, что Анкара должна дать возможность работать в Идлибе временному правительству из Газиантепа, которое аффилировано с участвующей в астанинских встречах оппозицией, а не делать ставку на «правительство спасения», которое является структурой ХТШ. «Только это позволит реализовать там гуманитарные программы и привлекать средства для финансирования региона», – заключает эксперт.

Игорь Субботин
Обозреватель-международник при главном редакторе НГ
23.09.2019

Источник — ng.ru

Исламская альтернатива: роль политического ислама в монархиях Залива

Резюме: Монархии Персидского залива по-разному относятся к исламистским организациям. Если до Исламской революции 1979 г. в соседнем Иране они еще верили, что «Братья мусульмане» незаменимы при строительстве государства, то после постепенно стали к ним охладевать.

Ближний Восток история Иран Саудовская Аравия
Монархии Персидского залива по-разному относятся к исламистским организациям. Если до Исламской революции 1979 г. в соседнем Иране они еще верили, что «Братья мусульмане» незаменимы при строительстве государства, то после постепенно стали к ним охладевать. Масло в огонь подлили стремительная глобализация, протесты «арабской весны» и приход к власти в Египте представителя исламистов Мухаммеда Мурси.
Политический ислам не является частью государственных институтов в монархиях Залива, что, впрочем, не мешает ему оставаться влиятельной закулисной силой. Несмотря на то, что исламистские организации формально признаны запрещенными или нежелательными, на практике они продолжают оказывать влияние на внутреннюю и внешнюю политику.

Кувейт и Бахрейн: буфер между шиитами и суннитами
Режимы Кувейта и Бахрейна позволяют исламистам играть роль системной оппозиции, которая словно буфер сдерживает шиитское влияние. Подобная политика находит широкую поддержку у коренного населения, в том числе на фоне антизападных настроений и обостренных национал-патриотических чувств, спровоцированных большим процентом экспатов в странах Залива.

«Братья мусульмане» и другие исламистские партии, присутствующие в парламенте Кувейта, фактически участвуют в законотворческом процессе, отчасти поэтому власти страны строго регулируют продажу алкоголя, предоставляют гражданство только мусульманам и существенно ограничивают права женщин.
Опасаясь критики и протестов прогрессивной молодежи, которая обеспокоена высоким уровне коррупции и недостаточной социальной мобильностью, исламисты в Кувейте разделились на две ветви: «хизб» – политическая и «харака» – социальная. Это позволяет не только лоббировать свои интересы на высоком уровне, но и решать острые социальные проблемы, чтобы обеспечивать поддержку среди населения.

В целом, соседство с Ираном серьезно беспокоит власти, которые в большинстве своем сунниты. Ситуация усугубляется еще и тем, что 40% населения Кувейта, по неофициальным данным, ? шииты. Они готовы отстаивать свои интересы, поэтому жесткий подход не самое лучше решение, он может спровоцировать массовые протесты. И опыт Бахрейна этому пример. Отголоски шиитских волнений и ввод войск Эр-Рияда в 2011 г. слышны в Заливе до сих пор. Приняв решение об интервенции, Саудовская Аравия фактически продемонстрировала соседям по Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), что никто не защищен от военного вмешательства, если это необходимо для защиты интересов Эр-Рияда, а любое усиление шиитов – это де-факто продвижение интересов враждебного Тегерана.
Осознавая риски, руководство Кувейта выбрало стратегический подход, создав определенную конкуренцию между исламистскими организациями. Власти страны не запрещают шиитские объединения, но активно поддерживают их суннитских конкурентов, как «Братья мусульмане» и салафитские группы. Это позволило создать политический буфер для защиты действующего режима, в том числе реагировать на антизападные настроения населения.
Руководство Бахрейна, как и Кувейта, прекрасно понимает, что провластные исламисты-сунниты ? чуть ли не единственная сила, способная сбалансировать влияние шиитского большинства, которых в стране примерно 70 процентов. Запрет исламистских организаций в ОАЭ и Саудовской Аравии не отражается на политике Бахрейна, где местные «Братья мусульмане» по сути обладают иммунитетом, и все закрывают на это глаза.

Катар: «мягкая сила» внешней политики
Катар в отличие от Кувейта и Бахрейна пошел немного другим путем. Поддержка исламистов стала инструментом внешней политики государства. При этом внутри страны подобные объединения держат на расстоянии, опасаясь большого влияния на местное население.
Власти эмирата поддерживали практически всех исламистов во время и после событий «арабской весны». Эта тактика позволила абсолютной монархии создать образ единственного борца за демократию на Ближнем Востоке, что негативно отразилось на отношениях с соседями по ССАПГЗ.

До сих пор в местных роскошных отелях открыто проходят встречи представителей группировки «Хамас», выпускные вечера образовательного гиганта Qatar Foundation посещает Юсуф Аль-Кардави, один из главных идеологов «Братьев мусульман», именно в честь него здесь был назван огромный религиозно-образовательный центр «исламской умеренности и возрождения». Эмират также выступает стратегическим посредником при переговорах Вашингтона с движением «Талибан».
Отношение к исламистам внутри государства гораздо менее терпимое. Власти Катара делают все возможное, чтобы ограничить их влияние в политической и социальной сферах. В стране, где власть консолидирована в руках эмира и нескольких кланов королевской семьи, активность исламистских организаций заметна лишь в области образования. Богатые катарцы проходят обучение в дорогих и престижных вузах, где прививаются западные ценности, но бедные мигранты из стран Ближнего Востока и Азии вынуждены учиться в более низких по уровню университетах. Именно там исламисты и находят плодородную почву для продвижения своих идей и привлечения новых сторонников.

События «арабской весны» доказывают, что если на Ближнем Востоке появляются задатки демократии, то они непременно связаны с исламистскими движениями. Хотя Саудовская Аравия и ОАЭ еще в какой-то степени верили в положительную роль исламистов вплоть до начала революции, Доха всегда питала к ним недоверие и придерживалась простого правила, что исламизм — полезный инструмент, который лучше всего применять за пределами эмирата.
Справедливости ради следует отметить, что Катар – не единственная страна в Заливе, которая придерживается двойных стандартов в отношении исламистских организаций. Война в Сирии вынесла на поверхность огромное число противоборствующих группировок, финансируемых странами Залива. Это доказывает, что арабские монархи рассматривают поддержку подобных объединений как весьма действенный и прагматичный подход во внешней политике.

Саудовская Аравия и ОАЭ: сплочение нации под внешней угрозой
Саудовская Аравия и ОАЭ придерживаются наиболее радикальной политики по отношению к исламистским организациям. Местные власти видят в них потенциальную угрозу, а не инструмент для создания постколониальной государственности или идеологического буфера.
После обретения независимости от Великобритании страны Залива приветствовали «Братьев мусульман» как борцов с арабским национализмом и левыми идеями, продвигаемыми СССР. Главным же экспортером идеологии был Египет, в вузах которого в 1960-1970-е гг. почти массово проходили обучение представители местной элиты. Переломным моментом стала революция в Иране, которая явила весь разрушительный потенциал доморощенного исламизма для монархий.

Умело манипулируя последствиями событий в Тегеране в 1979 г. и недавними волнениями «арабской весны», Эр-Рияд и Абу-Даби создали среди населения образ внешней угрозы для сохранения правящих семей. Сегодня исламисты представляются чуть ли не главной причиной всех бед на Ближнем Востоке. В ОАЭ «Братья мусульмане» запрещены из-за обвинений в попытке вооруженного захвата власти. В Саудовской Аравии считают, что подобные организации политизируют и неверно интерпретируют мирные учения ваххабизма.
Несмотря на запреты, идеи исламистов все равно продолжают пользоваться спросом среди населения. Стремление достичь социального равенства и побороть произвол властей популярны в небогатых северных эмиратах ОАЭ, среди бедного и сельского населения Саудовской Аравии и молодежи. Сегодня более 60% жителей Саудовской Аравии — люди до 30 лет, уровень безработицы среди которых превышает 30 процентов. Молодежь разочарована нынешней социально-политической обстановкой, где преобладает коррупция и произвол властей. Новое поколение требует больше свобод, а в отсутствии политических альтернатив ищет поддержку среди исламистских организаций. Для многих из них идеалом и вовсе становится турецкая смешанная республиканская форма правления во главе с умеренными исламистами, что смерти подобно для монархического строя Залива.

Несмотря на стабильность нынешних режимов, полемика вокруг исламистов не утихает. Участники подобных объединений во многом идеалисты, движимые консервативными идеями и стремлением к социальной справедливости. Именно поэтому они привлекательны и одновременно влиятельны при слабых и недостаточно устойчивых социально-политических институтах.
Государствам-рантье Залива пока удается покупать доверие населения и удерживать исламистов в комфортных для собственного существования рамках. Существенные социальные выплаты, периодическое прощение потребительских кредитов и высокий уровень экономического развития благодаря экспорту природной ренты – все это хоть и напоминает «взятки» со стороны государства, но эффективно отодвигает потребность в борьбе с произволом и коррупцией на второй план. Однако обеспокоенность их влиянием продолжает возрастать, и очевидно, что они еще очень долгое время продолжат оказывать серьезный эффект на судьбу монархий Залива.

16 сентября 2019
Дмитрий Фроловский

Источник — globalaffairs.ru

Турция препятствует нелегальной миграции в Европу

Многие мигранты нелегально проникают на территорию Турции, после чего часть из них пытается морским путем попасть в Грецию

 Турция препятствует нелегальной миграции в Европу
https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15514