Сирийский поток. США покровительствуют контрабанде нефти из арабской республики

Сирийский поток
Военный эксперт Антон Лавров — о том, как США покровительствуют контрабанде нефти из арабской республики

В сирийской пустыне, долине Евфрата и Заевфратье снова стала набирать обороты контрабанда сирийской нефти. Это произошло после разгрома ИГИЛ (запрещена в РФ). Сейчас, когда население подконтрольных правительству областей страдает от острого дефицита энергоресурсов, из американской зоны оккупации сирийское черное золото вновь течет за границу. Раньше ручейки нефтедолларов питали военную и пропагандистскую машины террористов. Теперь нефтяные поля обеспечивают оружием антиправительственные группировки и личным богатством их лидеров.

Начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской 29 июля заявил, что американские частные военные компании (ЧВК) общей численностью более 3,5 тыс. человек грабят нефтяные объекты Сирии под прикрытием авиации коалиции. У тех, кто следит за обстановкой в регионе, заявление Минобороны не вызвало удивления. Из-за сложной ситуации с безопасностью без вооруженных людей сейчас трудно обойтись на любых объектах добычи, хранения и переработки черного золота, причем не только в Сирии. Не обходятся без защиты и караваны черного золота, контрабандой идущие в соседние страны.

В Ираке численность американских, британских и других ЧВК и «контракторов» временами достигала 50 тыс. человек. Присутствуют они там и сейчас — по контрактам с Пентагоном, правительством Ирака и нефтяными компаниями. Разумеется, в открытую на признанной территории Сирии американские ЧВК действовать не могут. Тут они маскируются под местные охранные компании, наемников и инструкторов.

В 2018 году Пентагон признал наличие в Сирии подрядчиков на контракте с американским военным ведомством. Разумеется, присутствовали они там и раньше. По отчету перед конгрессом США открыто работающих в Сирии и Ираке контракторов год назад насчитывалось 6318. По сравнению с 2017-м их количество выросло сразу почти на 2 тыс. С тех пор Трамп отдал приказ о значительном сокращении числа военных в Сирии. Но на их место предлагалось привлечь дополнительных контракторов.

Из-за того что нахождение американских наемников на территории Сирии нелегально, США не называют точное количество работающих именно в этой стране. Но даже если большинство из частных военных компаний и подрядчиков Пентагона находится в Ираке, цифры, называемые Минобороны и МИД России (напомню, порядка 3,5 тыс.), выглядят вполне правдоподобными. В Сирии может нелегально находиться до 3–4 тыс.

только «официальных» наемников, работающих по контракту с ЧВК. Согласно отчетам, они не занимаются ведением боевых действий, их роль сводится в основном к «логистике» и «обеспечению безопасности». Именно под эти категории деятельности легко подвести физическую защиту месторождений газа, нефти и их транспортировку.
Кроме официальных подрядчиков Пентагона большие и малые месторождения углеводородов в Сирии контролируются бесчисленным количеством милиций, племенных ополчений и отрядами откровенных наемников-авантюристов со всего мира, «диких гусей». В этой мешанине легко затеряться и американским контракторам, и специалистам Сил специальных операций под прикрытием, и агентам разведок.

Разумеется, таких поражающих воображение масштабов, каких этот бизнес достиг в 2015 году, пока еще нет. Тогда российское Минобороны демонстрировало кадры многотысячных колонн бензовозов ИГИЛ. Они беспрепятственно вывозили ресурсы в Турцию. Удары российской, а затем и американской авиации подорвали нефтебизнес террористов, что в итоге сильно приблизило их крах.

Сегодня контрабанда осуществляется более скрытно. Сообщается, что нефть с неподконтрольных правительству территорий идет в Турцию уже не бесконечными колоннами, а отдельными машинами. Умельцы приделывают потайные баки в грузовиках и тракторах. После того как из приграничных районов были выбиты игиловцы, активизировался поток контрабанды в Ирак, особенно в район Киркука. Там сирийскую нефть легко легализовать под видом иракской.

По сравнению с Ираком нефти в Сирии гораздо меньше. Ее недостаточно, чтобы всерьез заинтересовать крупных игроков. Но легко извлекаемых из песка при помощи самых примитивных средств запасов вполне достаточно, чтобы обеспечить немногочисленных нуворишей и заставить мелкие и средние группировки и просто банды сражаться за нее между собой. Добыча на лучших месторождениях, где нефть выходит на поверхность, не стоит ничего. Продукт этот очень ликвиден и приносит им легкие и быстрые деньги. И это происходит в то время, как Сирия испытывает тяжелейший дефицит энергоресурсов. Находящейся под иностранными санкциями стране приходится с риском импортировать углеводороды от немногочисленных союзников.

Такая энергетическая блокада — осознанная стратегия США и союзников по давлению на САР. Кроме перехвата танкеров американцы активно стараются предотвращать «контрабанду» нефти «из Сирии в Сирию» — перевозки с территорий под контролем SDF («Сирийские демократические силы») на одном берегу Евфрата на правительственный берег. Это явно не способствует налаживанию мирной жизни в стране.

Четверть территории Сирии и основная часть ее нефтересурсов остается под контролем поддерживаемых США сил. Чтобы не дать правительственным формированиям занять стратегически важные месторождения углеводородов, американские военные не стеснялись открыто применять авиацию, включая тяжелые стратегические бомбардировщики. Де-факто эти районы стали военным протекторатом, а то и попросту оккупируемой США зоной. И по международным законам это означает, что они несут ответственность за все происходящее на этих территориях, включая нелегальную добычу и контрабанду энергетических ресурсов страны.

Антон Лавров — военный эксперт
30.07.2019

Источник — iz.ru

Турция в июле нанесла по YPG/PKK мощный удар

В результате антитеррористических операций, проведенных в Турции и за ее пределами с первого по 31 июля, турецкие силы безопасности нейтрализовали 145 террористов YPG/PKK, в том числе «ответственных за деятельность террористической организации».

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/15093

Военная разведка США следит за Россией и Китаем. Америку пугает альянс Кремля и Пекина

© Фото: Central Intelligence Agency

Ирина Дронина

В американском городе Аспен, штат Колорадо, c 17 по 20 июля 2019 года состоялся 10‑й форум по безопасности США (The 10th Aspen Security Forum). На нем присутствовали высокопоставленные представители НАТО, Пентагона, промышленности, финансового сектора и средств массовой информации. Организатором мероприятия традиционно стал Институт Аспена, считающийся одним из мозговых центров страны.
Форум был создан 10 лет назад и инициировался как площадка для общественных дебатов и дискуссий. Все годы основной темой обсуждений был терроризм, который до сих пор является экзистенциальной проблемой и остается в повестке дня и сегодня. Но текущий год, по словам директора Aspen Strategy Group Николаса Бернса, характеризуется трансформацией глобального баланса сил и серьезными вызовами национальной безопасности Америки со стороны двух великих держав – России и Китая.
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, открывший форум выступлением с красноречивым названием «НАТО – 70 лет. Альянс в кризисе?», призвал продолжить сдерживание Москвы и Пекина.

Особое место в обсуждениях заняли выступления представителей разведсообщества. Директор Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США генерал‑лейтенант Роберт Эшли предупредил участников мероприятия о возрастающем противостоянии Вашингтону со стороны двух великих держав – РФ и КНР. Он заявил, что эти страны занимают первую строчку списка угроз безопасности США. Русские оправились после распада Советского Союза и теперь находятся в центре следующего витка конкуренции, характер ее определяется новым оружием и технологиями, считает глава РУМО.
Разведывательное сообщество США с учетом РУМО включает, согласно сведениям официального сайта разведсообщества, 17 ведомств, таких как подчиненное непосредственно президенту Америки Центральное разведывательное управление, Агентство национальной безопасности, Федеральное бюро расследований и др., и все они наблюдают за Россией и Китаем.

Профессиональный разведчик считает, что настоящее время характеризуется как период большой конкуренции, и в условиях гибридной войны Америка, по его мнению, скоро начнет терять пока еще сохраняющееся лидерство. В это же время Китай и Россия демонстрируют способность воздействовать на спутники, имеют радары дальнего обнаружения. Ведется электронная война и разворачивается космическое оружие. Американская разведка сообщает о российском и китайском гиперзвуковом оружии. «Мы будем наблюдать их развертывание в ближайшие два года, – сказал генерал‑лейтенант – Мы следим за их развитием и пытаемся собирать данные о таких системах».
Директор РУМО назвал Россию экзистенциональной угрозой безопасности Америки, полагая, что те, кого загоняют в угол, способны на непредсказуемые поступки. А в российском арсенале несколько тысяч ядерных боеголовок, и в ближайшее время наибольшую опасность представляет именно Россия. Китай же лидирует в сфере экономики и в долгосрочной перспективе тоже представляет серьезную угрозу для США.
При этом генерал‑лейтенант заявил, что ни Иран, ни Китай, ни Россия не хотят войны, и вспомнил слова Эйзенхауэра, что лучший способ выиграть третью мировую войну состоит в том, чтобы ее предотвратить.

Два экс‑начальника разведывательных служб – Джон Маклафлин, бывший исполняющий обязанности и заместитель директора Центрального разведывательного управления США, и Джон Скарлетт, бывший начальник Британской секретной разведывательной службы, подводя итоги форума, подтвердили, что Китай имеет шансы опередить США, а экономики этих стран будут оказывать влияние на весь мир. Кроме того, Поднебесная планирует полностью модернизировать свои вооруженные силы к 2035 году, а к середине текущего столетия выйти на один уровень с Америкой. Россия по уровню экономики находится в другой категории, но в случае оказываемого на нее давления может представлять непосредственную угрозу или вызов, и это понимают в Белом доме и Пентагоне.

Марк Эспер, 24 июля 2019 года официально вступивший в должность министра обороны США, также назвал Россию «стратегическим противником» Америки, заявив, что противостояние можно наблюдать в арктической зоне, Африке и Латинской Америке. Американская газета New York Times (NYT) 23 июля 2019 года написала: «Мировая система и американское влияние в ней встанут с ног на голову, если Москва и Пекин сблизятся еще больше». Это может угрожать Вашингтону, считает NYT и пишет: «Сейчас Китай и Россия сближаются еще больше, а это говорит о том, что постоянная система их взаимоотношений может создать сложные проблемы для Соединенных Штатов». В долгосрочной перспективе обе страны будут представлять еще более серьезную опасность, пишет американское издание.

Контакты РФ и КНР президент России Владимир Путин высоко оценил в Послании Федеральному собранию в феврале 2019 года и сказал, что связи с Китаем будут «содействовать укреплению безопасности и благополучия России». Глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров подчеркнул, что между Россией и Китаем «выстроено крепкое политическое взаимодоверие».
Некоторые эксперты выражали опасения по поводу роста потенциала китайской армии вблизи сибирских и дальневосточных рубежей РФ. Была проведена системная оценка рисков сближения и партнерства с КНР, включая военно‑техническое сотрудничество, и их определили как значительно меньшие, чем считали ранее. Москва решилась даже на продажу комплексов ПВО С‑400 и истребителей Су‑35.

Россия, после распада СССР опираясь на китайские заказы, сохранила свою оборонную промышленность. Китайская Народная Республика благодаря военно‑техническому сотрудничеству с РФ смогла радикально преобразовать свои вооруженные силы. В настоящее время Китай является основным российским торговым партнером, занимая первое место, а в китайском рейтинге импортеров наша страна находится на 10‑м месте, поставляя топливно‑энергетические товары, металлы, древесину и изделия из нее, удобрения и продукцию агропромышленного комплекса. На российский рынок идут китайские текстильные изделия, машины и оборудование, транспортные средства и электроника. Между странами увеличиваются объемы расчетов в рублях и юанях, взаимный интерес представляют «золотые» соглашения с золотопромышленными корпорациями. В будущем Россия может стать одним из мировых лидеров транзита на пути между Европой и Азией. Строительство морской транспортной инфраструктуры в Арктике, научные экспедиции, совместные проекты в сфере добычи углеводородов, например проект «Ямал СПГ», способствуют освоению арктических районов и укреплению связей между двумя странами. В ООН оба государства выступают за сохранение права вето за пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН, стремятся к развитию и расширению состава Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), углублению деятельности БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР).

Проблемы доверия, о которых говорят эксперты, при благоприятных условиях взаимовыгодного сотрудничества могут нивелироваться. По информации комитета Совета Федерации по обороне и безопасности РФ, соглашение о военном сотрудничестве, которое планирует заключить Москва и Пекин, может касаться обмена технологиями и использования Китаем элементов систем ПВО РФ на Дальнем Востоке, что свидетельствует о высокой степени взаимодоверия.

Источник — nvo.ng.ru

«Северный поток-2». Смогут ли США заблокировать нефтепровод?

Судьба «Северного потока-2» опять висит на волоске
Сенатский комитет одобрил законопроект, который может похоронить почти готовый газопровод

Мария Безчастная
Материал комментируют:
Игорь Юшков
Константин Блохин

Комитет по международным делам Сената США 31 июля проголосовал за санкции против российского газопровода «Северный поток-2». Законопроект, подготовленный республиканцем Тедом Крузом и демократом Джин Шейхин, предполагает запрет на въезд в США и заморозку находящихся в юрисдикции США активов любых лиц, которые причастны к «продаже, аренде, предоставлению или содействию в предоставлении» судов для укладки в море российских трубопроводов на глубине 30 метров и более.

Как пояснила Шейхин, санкции затронут только швейцарскую компанию Allseas Group SA и итальянскую Saipem SpA, которые и занимаются укладкой глубоководных труб.

За инициативу проголосовали 20 членов комитета, только двое высказались против. Несмотря на это, голосование еще не означает принятия законопроекта.

Во-первых, не все в американском истеблишменте разделяют такую точку зрения. Неделей ранее СМИ писали, что «друг Трампа» сенатор Рэнд Пол добился переноса голосования по санкционному пакету в комитете. В своем письме коллегам Пол указывал, что в нынешнем виде документ нанесет ущерб не только России, но и партнерам США в Европе.

В частности, законопроект четко не поясняет, какие именно компании могут оказаться под санкциями. Это значит, что ограничения могут затронуть не только швейцарскую Allseas и итальянскую Saipem, у которой есть офис в Техасе, но и компании из Австрии, Германии, Нидерландов, Франции, Финляндии.

Вероятно, после этого письма Шейхин и уточнила, что санкции будут направлены только против Allseas и Saipem, и комитет проголосовал за проект.

Во-вторых, чисто технически принятие документа — не быстрый процесс. О подготовке комплекса мер стало известно в мае, опубликован документ был в июне, проголосовал сенатский комитет в конце июля. Пока американские законодатели заседают, газопровод продолжает строиться.

В среду, 31 июля глава австрийской компании OMV Райнер Зеле объявил, что первый газ по Nord Stream 2 поступит до полуночи 31 декабря. По его словам, 70% трубопровода уже уложено по дну моря. Пока документ пройдет все стадии одобрения, а это голосование всего Сената, Палаты представителей и подпись президента США, трубы вполне могут быть уложены.

Правда, и риски есть. В частности, строительство сдерживает позиция властей Дании, которые до сих не выдали разрешение на прохождение маршрута через датскую исключительную экономическую зону. Если они не сделают этого и в августе, сроки строительства могут быть сорваны.

Кроме того, в июле профильный комитет Палаты представителей принял собственную, еще более жесткую версию законопроекта против «Северного потока-2». Она предусматривает санкции против трубопроводов, оканчивающихся в Германии и Турции, то есть и против «Турецкого потока».

Если Сенат одобрит свой законопроект, а Палата представителей — свой, согласительная комиссия, состоящая из членов обеих палат, выработает финальную версию.

Эксперт Центра исследования проблем безопасности РАН Константин Блохин считает, что Вашингтон вполне может принять санкционный документ. Однако это вряд ли помешает Евросоюзу и особенно Германии довести проект до конца.

— Рэнд Пол отличается от большинства американских сенаторов и политиков тем, что мыслит не мейнстримово. Он один из немногих, кто говорит о необходимости диалога с Россией, критикует внешнеполитический курс США, который ведет в никуда. Именно он был во главе второй волны приезда американских конгрессменов в Россию в августе прошлого года.

Но по возвращении в Штаты Пол подвергся невероятной критике. Его теперь называют «путинским агентом», потому что он один из немногих американских политиков и политологов, который не боится озвучивать точку зрения, не совпадающую с основной позицией. Так что его выступление против законопроекта не удивительно, но большинство остальных сенаторов, к сожалению, не разделяют такую позицию.

«СП»: — То есть принятие санкций против «Северного потока-2» вполне реально?

— К сожалению, Рэнд Пол в США практически одинок. Учитывая антироссийский характер американской элиты, весьма вероятно, что эти санкции будут приняты.

Чисто теоретически Трамп имеет право вето, но он вряд ли будет его использовать, потому что вето может быть преодолено двумя третями Конгресса — супербольшинством. И тогда Трампу еще и предъявят, что он защищает интересы России. Ему это не нужно.

Тем более что духом времени сегодня являются именно инструменты геоэкономического давления — санкции, торговые войны, барьеры. Достаточно посмотреть на то, что развязал Вашингтон в отношении всех государств, не только своих противников, но и союзников — Европы, Мексики, Канады.

«СП»: — Чем принятие санкций грозит «Северному потоку-2»?

— Думаю, у американцев все равно не получится затормозить Nord Stream 2, как бы они этого ни хотели. Для Германии это вопрос энергетической безопасности и энергетического выживания в прямом смысле. Если она не закончит строительство «Северного потока-2», какие у нее альтернативы?

Первая — получать американский сжиженный газ, который обходится намного дороже российского трубопроводного. А вторая — получать углеводороды с Ближнего Востока, например, из Саудовской Аравии, которая контролируется теми же США.

В этом раскладе Европа, и, в первую очередь, ее экономический центр Германия, окажется в американских клещах. Это будет полная зависимость, уже не только политическая, но и экономическая. Поэтому для Германии так важен вопрос энергетической диверсификации. И его решение лежит как раз в плоскости взаимоотношений с Россией.

Американцы много раз пытались помешать этому сотрудничеству. Например, хотели создать некий санитарный кордон от Прибалтики до Черного моря. Но не получилось. Россия и Германия нашли обходные пути, результатом чего стал «Северный поток-2», проходящий по морю. Его реализация — это вопрос и экономический, потому что получать российский газ по трубе намного дешевле. Но это еще и вопрос политической субъектности Европы.

Рэнд Пол прекрасно понимает, что Европа от этого проекта не откажется. И если продолжать это давление на ЕС и Германию, это в еще большей степени будет способствовать разладу евроатлантической солидарности и отдалять Европу от Америки.

«СП»: — Хватит ли у европейцев политической субъектности противостоять этим санкциям?

— Эта ситуация не новая. Во времена Рейгана Штаты пытались заблокировать трубопровод «Дружба». Но саботировать этот проект не получилось, хотя и Европа тогда была более слабой, и угроза со стороны Советского Союза — более серьезной в глазах европейцев.

Кроме того, в «Северный поток-2» вложено столько, что ущерб от санкций все равно не дотянет до объема инвестирования. Санкции нанесут какой-то ущерб, но первоначальные вложения так велики, что точка невозврата преодолена, Рубикон уже пройден. Германия не будет отказываться от газопровода.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков также сомневается, что США пойдут на самый жесткий сценарий — санкции против компаний-трубоукладчиков здесь и сейчас. Но если это все же произойдет, «Северный поток-2» действительно может оказаться под угрозой срыва, и его завершение может затянуться на годы.

— Вопрос в том, примет ли вообще Конгресс этот документ и в какой форме. А если и примет, то с какого периода. Не исключено, что они пойдут на компромисс и примут санкции, но с 1 января. К этому времени Allseas успеет уложить оставшийся участок.

В случае немедленного введения санкций, еще вопрос, пойдет ли на соблюдение ограничений Allseas. Это семейная швейцарская компания, расчеты между ней и «Газпромом» идут в евро, поэтому рычагов влияния на них у Вашингтона не так много.

«СП»: — А если все-таки компания решит не спорить с США и бросит проект?

— Если рассматривать самый радикальный сценарий, когда суда-трубоукладчики уходят, оставив «Северный поток-2» недостроенным, это, прежде всего, станет колоссальным ударом по американо-европейским отношениям.

Европейцы настроены закончить этот проект, его поддерживает и бизнес. Все прекрасно понимают, что это залог надежности газоснабжения. ЕС выступает и за подписание транзитного контракта с Украиной, и за строительство новых газопроводов, потому что для них важна возможность качать газ и там, и там.

Срыв Nord Stream 2 нанесет огромный ущерб отношениям Европы и США, так как европейцы прекрасно понимают: борьба с этим газопроводом обусловлена не столько попыткой уязвить Россию, сколько желанием вытеснить ее с европейского газового рынка. Тогда цены на газ поднимутся, и американцы смогут выгодно поставлять туда свой СПГ. Для Европы же это будет означать снижение конкурентоспособности из-за более дорогих энергоресурсов.

Американцы при принятии решения будут все же учитывать эту позицию Европы. Кроме того, они понимают, что и для российского руководства срыв проект будет весьма болезненным, и ответ может быть самым жестким.

«СП»: — Если компании-трубоукладчики все же выйдут из проекта, что его ждет?

— У «Газпрома» нет опыта по укладке труб на большой глубине. Он купил одно судно, переоборудовал его, но практики его использования нет. Поэтому если компании-трубоукладчики действительно выйдут из проекта, большой вопрос, когда «Газпром» сможет закончить прокладку газопровода в одиночку.

Источник — СвободнаяПресса

Доходы Турции от туризма достигли почти $8 млрд

Большая часть доходов пришлась на долю иностранных туристов – 87,8%

Фото: © shutterstock

Mehmet Fatih Erdoğdu,Merve Koç,Olga Keskin 

Доходы Турции от туризма во втором квартале выросли на 13,2 процента по сравнению с прошлым годом — до 7,974 миллиарда долларов, сообщает Институт статистики Турции (TÜİK).

Большая часть доходов пришлась на долю иностранных туристов – 87,8 процента. 12,2 процента доходов пришлось на долю проживающих за рубежом турецких граждан.

Личные расходы туристов в Турции в отчетный период составили 5,576 миллиарда долларов. Расходы на приобретение турпакетов превысили 2,397 миллиарда долларов.

Расходы одного туриста в Турции в среднем составили 625 долларов. Иностранные туристы тратили в Турции в среднем 607 долларов, а представители турецкой диаспоры — 766 долларов.

https://www.aa.com.tr/ru/%D1%8D%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%BE%D1%85%D0%BE%D0%B4%D1%8B-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BE%D1%82-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B3%D0%BB%D0%B8-%D0%BF%D0%BE%D1%87%D1%82%D0%B8-8-%D0%BC%D0%BB%D1%80%D0%B4/1545891

Горячий конфликт между КНР и США переходит в холодную фазу,

© AP Photo / Charles Dharapak
Флаги США и Китая. Архивное фото

Пекин надеется на торговое перемирие с Вашингтоном
Ольга Соловьева


Вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ, глава Минфина США Стивен Мнучин и торговый представитель США Роберт Лайтхайзер надеются достичь договоренностей в торговом конфликте двух стран. Фото Reuters
Во вторник в Шанхае стартовали новые торговые переговоры между США и КНР. Накануне китайская пресса демонстрировала готовность заключить временное соглашение, которое бы остановило горячую фазу торговой войны. А Twitter президента США Дональда Трампа разрывался от угроз ужесточения условий будущей торговой сделки с Китаем.

В Белом доме в преддверии очередного раунда торговых переговоров прямо обвинили Пекин в затягивании переговорного процесса. «Моя команда сейчас ведет с ними переговоры, но они всегда под конец меняют соглашение ради собственной выгоды. Они, наверное, ждут наших выборов, чтобы понять, получим ли мы… сонного Джо (бывший вице-президент Джо Байден. – «НГ»). Тогда они смогут заключить колоссальную сделку, как в предыдущие 30 лет, и продолжат обдирать США, даже больше и лучше, чем раньше», – написал Трамп в Twitter.
Американский лидер предупреждает китайцев: «Если и когда я выиграю, то соглашение, которое они получат, будет гораздо жестче, чем то, о котором идут переговоры сейчас… или сделки не будет».

Напомним, китайско-американские переговоры по торговым разногласиям завершились в Вашингтоне в мае текущего года без конкретного результата. Вашингтон возложил ответственность за это на Китай, который якобы хотел внести изменения в практически готовое соглашение.
В свою очередь, Пекин допускает вероятность заключения некоего торгового перемирия между КНР и США до конца текущего года. «Ожидается, что Китай и США достигнут частичного и временного торгового соглашения в последнем квартале 2019 года», – не исключает англоязычная китайская газета Global Times. Однако, тут же добавляют в СМИ, основные различия вроде устранения тарифов, государственных субсидий и споры о защите интеллектуальной собственности скорее всего сохранятся.
Издание полагает, что Трамп надеется достичь торгового соглашения с Китаем к концу этого года, чтобы устранить угрозу низких темпов роста в следующем году и сконцентрироваться на внутренних проблемах. «Будучи жертвой и пассивным получателем китайско-американской торговой войны, Китай также надеется как можно скорее достичь торгового соглашения с США», – заверяют в КНР.
Однако, полагают китайцы, на пути этого стремления достичь соглашения может встать множество угроз. К примеру, торговое перемирие должно отменять введенные США тарифы на китайские товары, покупка Китаем американской продукции должна соответствовать действительности, а соглашение должно быть справедливым с обеих сторон, перечисляют в Поднебесной. «Соглашение также не должно ставить под угрозу национальное достоинство Китая, особенно по вопросам, затрагивающим внутренние экономические механизмы и политику Китая», – пишет СМИ.
В свою очередь, продолжают в КНР, у США восемь требований. «В том числе сокращение профицита торгового баланса в размере 100 млрд долл. в течение одного года и еще 100 млрд в следующем году, а также прекращение субсидий передовой обрабатывающей промышленности», – перечисляют в СМИ. По мнению авторов китайской публикации, все эти противоречия будут мешать сторонам «достичь всеобъемлющего и постоянного торгового соглашения в ближайшем будущем». «Однако можно ожидать частичного и временного торгового соглашения», – не исключает китайская пресса, полагая, что даже частичное соглашение в итоге будет на руку Вашингтону.

При этом самому Пекину торговое соглашение с Вашингтоном более чем необходимо, Как следует из опроса агентства Reuters, производственная активность в Китае в июле может вновь продемонстрировать дальнейшее сокращение из-за торговой войны. В частности, пишет СМИ, официальный индекс менеджеров по закупкам (PMI) за июль, согласно прогнозу 34 экономистов, может вырасти до 49,6 с июньского значения в 49,4. Тем не менее он все еще находится ниже отметки в 50 пунктов, которая отделяет рост активности от замедления. Индекс менеджеров по закупкам в обрабатывающей промышленности, который больше ориентирован на малые и средние китайские компании, как ожидается, также укажет на спад активности, хотя и немного замедлившийся, – 49,6 пункта в июле против 49,4 в июне, сообщает СМИ.

Эксперты «НГ» сомневаются, что торговый кризис будет разрешен быстро. «Как только начались торговые переговоры в Шанхае, Трамп обрушился на Китай с критикой. Лидер США заявил о превосходстве американской экономики над китайской и о готовности заключить только то соглашение, которое будет выгодно для его страны. Так что процесс переговоров может затянуться надолго», – замечает эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев, подчеркивая, что замедление Китая – проблема для всего мира. «И если ситуация не изменится, то нас ждет глобальный кризис», – предупреждает он.
Стороны не будут принимать кардинальных действий до выборов в США 2020 года, уверен профессор бизнес-школы «Сколково» Олег Ремыга. «Финальные решения будут приниматься уже при новом президенте США. Политический контекст данного решения крайне высок для обеих сторон, поэтому уступать ни одна сторона не станет», – считает он. «Экономические детали переговоров напрямую касаются системного, долгосрочного развития национальных экономик, поэтому принятие популистских решений чревато серьезными экономическими, а значит, социальными потрясениями. На данный момент ни одной стороне это не выгодно. Поэтому вялотекущие, длительные переговоры – логичное развитие текущей ситуации», – резюмирует эксперт.

Китай будет максимально долго избегать приведения в окончательный вид соглашений о защите интеллектуальной собственности, полагает шеф-аналитик компании ТелеТрейд Петр Пушкарев. По мнению эксперта, под частичным или временным соглашениям может пониматься невведение дополнительных тарифов на новые группы товаров до конца года.

Конфликт между США и Китаем, выражающийся в экономическом, технологическом и социально-идеологическом противостоянии, только начался и продлится не менее 10–20 лет, не исключает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.
В то же время, отмечает эксперт, для российской экономики торговые войны представляют угрозу в силу сырьевого характера нашего экспорта. «Экспорт нефти очень легко поддается блокировке в отличие от экспорта технологий», – говорит он.

Если предположить, что хотя бы частичное соглашение будет достигнуто, оно в итоге могло бы сыграть на руку и российской экономике, так как способствовало бы росту мировой экономики и торговли. К примеру, в Центробанке ожидают ускорения ВВП России до 0,8–1,3% в третьем квартале на фоне реализации нацпроектов и увеличения госинвестиций. Очевидно, торговое перемирие между США и КНР опосредованно поспособствовало бы и более заметному росту экономики РФ.

Источник — ng.ru

Война и мир для Ирана

© РИА Новости / Антон Быстров

Флаги Ирана на одной из улиц Тегерана. Архивное фото

Исламская Республика не стремится стать региональной сверхдержавой, обладающей ядерным оружием
Саид Гафуров


Напряжение в Персидском заливе нарастает — Великобритания заявила, что ее военный флот будет сопровождать проходящие через Ормузский пролив суда под «Юнион Джеком». После задержания 4 июля иранского танкера Grace I властями британского Гибралтара Вашингтон пытается сформировать коалицию для патрулирования Ормузского пролива. Тегеран, в свою очередь, прилагает усилия «по обеспечению безопасности не только в Персидском заливе и Ормузском проливе, но и в Баб-эль-Мандебском проливе и Индийском океане».
Рассуждая о динамике текущей военно-политической ситуации на Среднем Востоке, начинать, по всей видимости, следует с концепции политических целей войны, изложенных Карлом фон
Клаузевицем: «Первоначальные политические намерения подвергаются в течение войны значительным изменениям и, в конце концов, могут сделаться совершенно другими именно потому, что они определяются достигнутыми успехами и их вероятными последствиями». И такие изменения мы наблюдаем в позициях всех участников конфликта. Важно понимать, что внешняя и внутренняя политика стран Среднего Востока — точно так же, как американская, российская, китайская и любая иная, — является результирующей от усилий множества самых разнообразных сил, имеющих часто противоположные интересы. И подковерная внутренняя борьба за влияние на внешнюю политику бывает очень жесткой.
О чем думают в Тегеране?
Через влиятельные, но ангажированные СМИ: и на Западе, и на Востоке, — идет массовая пиар-кампания, инициированная, в основном, Саудовской Аравией, что Иран якобы поддерживает восстания в арабских странах, планируя создание «шиитского полумесяца» в западной части Азии.

В мировом общественном мнении ставится вопрос о способности Ирана оказывать решающее влияние в регионе после «арабской весны». Но если весь мир воспринимает Исламскую Республику в качестве мощного участника Большой игры, то в самом Иране, к удивлению автора этих строк, в общественном мнении, и даже во взглядах государственных деятелей широко распространено довольно унылое позиционирование своей страны как государства Третьего мира, не способного быть самостоятельным субъектом глобального развития и мировой политики. Конечно, иранцам лучше известны их проблемы, но ведь, с другой стороны, большие объекты, как говорил поэт Сергей Есенин, лучше видны на расстоянии.

Тут очевидна и ошибка в модальности: фраза «может оказывать влияние на ситуацию в других странах» вовсе не тождественно выражению «оказывает влияние» или «хочет оказывать влияние». Конечно, по Бисмарку, для политики важны не намерения, а потенциал той или иной страны. Но, странным образом, вопрос об интенциях и мотивациях Исламской Республики на нынешнем этапе забывается. Американцев и разных прочих саудовцев пугает сама возможность такого влияния.

В Иране, как и везде, нет «единой политической воли». Это демократическое государство, в котором существуют различные политические тенденции, в том числе — связанные с поддержкой (или с отказом от поддержки) шиитских движений во всем мире, причем действующий президент Хасан Рухани считается представителем умеренной линии, тогда как существует много более радикальных политических сил, полагающих, что Тегеран должен гораздо активнее поддерживать и защищать своих единоверцев по всему миру.

Иран давно отказался от самой идеи экспорта исламской революции, которая даже изначально предполагала не столько внешнеполитические акции, сколько построение в Исламской Республике такого общества, которое стало бы примером, образцом государственного и общественного устройства для мусульман всего мира.

Помимо прочего, война, в том числе и прокси-война, — дело весьма дорогое, не столько для национальной экономики (давно известно: «война повышает кредит»), сколько для бюджета воюющей страны. Поэтому в Иране, переживающем ситуацию финансового и бюджетного кризиса, войны категорически не хотят, хотя и не боятся ее.
Конечно, навязывать шиитскую версию ислама суннитам — это абсурд, но глупо спорить, что стремления к лидерству в мусульманском мире у Ирана и ряда других исламских стран, включая Саудовскую Аравию, отсутствуют. Но это вопрос идеологии, а не вооруженной борьбы. В Иране, кстати, есть свои сунниты, хотя их не очень много, но нет никаких свидетельств о каких-либо нарушениях их прав.
Пройдя через множество расколов, обеспечивая религиозное обоснование самым разным социальным течениям: от революционных, до ультрареакционных, — шиизм встретил XXI век не только государственной религией Ирана, но и важнейшим элементом конфессиональной ситуации в Ливане, Азербайджане, Ираке, а в других странах обеспечивая религиозной идеологией социальное недовольство многих угнетенных или считающих себя угнетенными этнических и социальных групп.

Конечно, когда шииты на протяжении истории приходили к власти, особо справедливого и прекрасного общества им построить не удавалось, но, тем не менее, правы те аятоллы, которые говорили, что шиизм — это «добрый ислам, терпимый ислам, равновесный ислам, умеренный ислам». Трудно пережить столько веков гонений (устойчиво расширяя свое влияние) — и не обладать этими качествами.
Исторически главным союзником Тегерана в регионе была Сирия. Сближению двух стран способствовали геостратегические причины: и Иран, и Сирия граничат с Ираком, который при Саддаме Хусейне проводил агрессивную политику по отношению к своим соседям. Президент Сирии Хафез аль-Асад не был согласен с претензиями Саддама на роль лидера «левого блока» арабских государств, подкрепленными военной мощью Ирака. Правящие сирийское и иракское крылья общеарабской Партии арабского социалистического возрождения (Баас или ПАСВ) враждовали не на шутку, обвиняя друг друга в предательстве. С Ираном Ирак бессмысленно и кроваво воевал 8 лет только для того, чтобы подписать мир на условиях возвращения к довоенной ситуации.
После оккупации Ирака странами НАТО Тегеран стал проводить умную и тонкую политику, нацеленную, в конечном счете, на возвращение мира в Ирак. Немаловажную роль в этом играла и взвешенная политика сирийского руководства.

Политическое фиаско США в Ираке открыло двери для усиления иранского влияния в этой стране. При этом ни один духовный лидер иракских шиитов не призывал к перенесению в Ирак персидской модели общественного и государственного устройства. Ирану также нужен дружественный Ирак, а не уменьшенный клон самого себя.
В результате к концу второго десятилетия XXI века Иран стал одним из наиболее влиятельных внешних игроков в богатом нефтью Ираке, что, помимо всего прочего, дает Исламской Республике сухопутный коридор для выхода к Средиземноморью через сирийские порты.
Помимо требований realpolitik, важное значение имел тот факт, что важная часть сирийского руководства принадлежала к алавитам, а для межобщинных отношений в исламе, начиная, наверное, с конца XVIII века, характерно сближение разных течений шиизма. Таким образом, сирийско-иранский союз приобретал дополнительное религиозное измерение, способствующее политическим договоренностям о благоприятном региональном балансе сил.

Этот альянс впоследствии расширился за счет включения «Хезболлы», которую создали наиболее обездоленные массы шиитов южного Ливана. Ирония истории заключается в том, что западные страны сначала радовались созданию «Хезболлы», считая своим главным врагом в арабском мире левые, секулярные силы, которые чаще всего возглавлялись немусульманами.
«Хезболла», опираясь на поддержку Сирии и инструкторов иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР), сформировала мощную базу в Баальбеке в непосредственной близости от сирийской границы.
Союз Ирана, Сирии и «Хезболлы» был основан на поддержке Палестинского движения сопротивления режиму в Тель-Авиве. Успехи «Хезболлы», отразившей в 2006 году очередную агрессию израильской военщины, вторгшейся в Южный Ливан, придали этому союзу беспрецедентное чувство веры в себя, которое нашло отражение и в союзе с фракциями Палестинского сопротивления, не поддерживающими ФАТХ. С другой стороны, именно в Палестине саудовская пропаганда наиболее сильна, и иранские бизнесмены при экспорте своих товаров вынуждены учитывать антииранские настроения палестинцев.

Влияние Исламской Республики в мусульманском мире на протяжении последних двух десятилетий носит мирный по своей природе характер, основанный на экономическом сотрудничестве. Даже американская разведка и Пентагон подчеркивают, что «иранская угроза» носит невоенный характер, поскольку оборонные расходы Ирана ниже, чем аналогичные расходы остальных стран региона; военная доктрина Исламской Республики является оборонительной по своему характеру, а потому Иран имеет «ограниченные возможности для ведения военных действий за пределами страны».

Нужна ли Ирану атомная бомба?

На Западе хорошо понимают, что ядерного оружия (ЯО) у Ирана не только нет, но и нет возможности его создать даже в среднесрочной перспективе. Американские и европейские спецслужбы многократно это подтверждали.
Если проанализировать региональное расположение Ирана, находящегося на стыке Ближнего Востока, Южной и Центральной Азии, то нельзя не заметить, что он с четырех сторон окружен ядерными странами. На севере это Россия, к востоку — Индия и Пакистан, создавшие уже не только ядерные боеприпасы, но и баллистические ракеты для их доставки. На западе от Исламской республики у Тель-Авива, отказавшегося подписать Договор о нераспространении ядерного оружия, есть несколько сотен различных ядерных боезарядов, а в Катаре расположена база ВВС США, где размещаются бомбардировщики, способные нести ЯО.

Военные ядерные исследования везде направлены на разработку не только ЯО, но и средств защиты от него. Оборонные (включая и гражданскую оборону) разработки в этой области гораздо важнее, чем собственно бомба, они должны вестись и ведутся повсюду. ДНЯО против этого не возражает.

Стремление Ирана реализовать в атомной области свои права как участника Договора о нераспространении ядерного оружия вызывают на Западе опасения в возможности двойного использования ядерных технологий, производства компонентов для создания ЯО. Но возможность и ее реализация — это очень разные вещи.
В качестве стратегического оружия сдерживания атомная бомба Тегерану просто не нужна — для нее нет целей. В то же время, Иран является региональной супердержавой в сфере конвенционального оружия, а его технологические достижения только увеличивают отрыв от соседей.
Страны НАТО (за исключением малообжитой части Турции) расположены слишком далеко, и без массового производства безумно дорогих для не очень большой страны баллистических межконтинентальных ракет или стратегических бомбардировщиков Иран не сможет угрожать потенциальным противникам. Россия, с нашей огромной территорией и редким населением, — вообще для применения иранского ЯО цель сомнительная (до крупных центров от Ирана далековато). Остаются Индия и Пакистан, но с ними, учитывая наличие у них ЯО, воевать, во-первых, дело безнадежное, а во-вторых, хиндустанцам выходить за пределы своего великого полуострова не свойственно — слишком они самодостаточны.
Однако есть один очень важный момент, довольно трудный для понимания русского человека. Люди, конечно, везде одинаковые — мы один биологический вид. Где бы человек ни жил — повсюду он от боли плачет, а от радости улыбается, везде детей женщины рожают в муках. Но условия, в которых существуют разные человеческие сообщества, влияют на мировоззрение, мироощущение и миропонимание, а опосредованно и на оборонную политику разных стран.

Так сложилась российская история, что мы живем тонким слоем, распластанным по огромным равнинам, которые мало подвержены стихийным катаклизмам, где самым страшным природным бедствием являются холода зимой, речные наводнения и пожары. Редкость населения и благостность жизни на равнинах порождают в нашем национальном сознании ощущение (ложное) возможности одолеть чудовищные титанические силы, порожденные природой и человеком.

Но есть и другие страны — например, Япония или Иран, — где люди постоянно, ни на секунду не переставая, живут в страхе перед возможным стихийным бедствием. Цунами или землетрясения для них — не картинка из телевизора, а реальность, часто пережитая лично и, безусловно, ставшая частью национального мировоззрения. Они гораздо сильнее опасаются могущества природы, чем мы. Так что не следует забывать — в этом отношении персы от нас отличаются очень сильно.

И поэтому речи иранских политиков об имманентном зле, заключенном в военном атоме, следует понимать именно в этом контексте — человек в тщете своей возомнил себя богоравным и пытается разбудить чудовищные силы материального мира, подтолкнуть стихию.
Они не лукавят, когда предостерегают от чрезмерной горделивости бесхвостых приматов вида хомо сапиенс. Для нас такие особенности миропонимания звучат парадоксально, для японцев же или иранцев не менее удивительно то, что нам такие элементарные вещи нужно разъяснять. Любой ядерный взрыв в горах Ирана породит тектонические подвижки такого масштаба, что мало не покажется никому.

Даже если допустить, что кто-то в Тегеране задумывается о создании ЯО, то следует признать, что рационально мыслящие лица, принимающие решения, прекрасно понимают, что стоит только один раз попробовать применить атомную бомбу против соседей (даже купленную на мировом «черном рынке» — что дешевле), — тут же последует такое возмездие, что даже представить страшно.
Лишь бы не было войны

Сейчас первоочередной задачей американской администрации, если не считать предвыборных аспектов, является решение внутренних экономических проблем США в условиях экономического кризиса и безнадежной торговой войны с Китаем. Открытие нового фронта, при наличии уже имеющихся в Ираке, Сирии и Афганистане, — это, в нынешних условиях, верный рецепт провала на выборах, что американский президент очень хорошо понимает.
Реальный прогресс в решении ядерной проблемы Ирана может начаться только тогда, когда США сменит приоритет со «смены режима в Иране» на конструктивное взаимодействие с Исламской Республикой: контроль над ядерной программой параллельно поэтапному снятию санкций и, прежде всего, возвращение Тегерану замороженных в банках США финансовых активов Ирана. Но в состоянии ли это сделать Вашингтон, не вызвав монетарного и бюджетного коллапса (замороженные иностранные активы вкладываются в считающиеся «безрисковыми» долговые обязательства США)?

В условиях санкционного режима против Ирана, с его вековыми традициями караванной торговли, спекулянты потирают руки от радости. От западных санкций простой народ может, конечно, и пострадать, но на практике в реальных условиях мировой торговли они просто не работают. Например, в Пекине сделали вид, что забыли об имеющихся с Тегераном торгово-экономических проблемах, и сориентировали китайский бизнес на расширение торговли с Ираном, пользуясь возможностью вышибить оттуда южнокорейских и европейских конкурентов. После победы на выборах правительство Индии тоже столкнулось с давлением США по ряду торговых вопросов.
Верно, что в отношениях с Западом у Ирана нет большого простора для маневра. Условия realpolitik дают преимущество тому, кто сильнее. Но Тегеран — защищающаяся сторона, и там научились, как говорят боксеры, «держать удар».

Тем важнее становится роль России. Дело даже не в том, что Иран является важнейшим партнером нашей страны в Каспийском регионе и на Среднем Востоке в целом, — дело в том, что наши народы веками жили рядом, а нашим детям и внукам предстоит рядом жить и дальше.
Мы можем и обязаны проводить самостоятельную политику, а политика независимого игрока на международной арене не должна быть чрезмерно практичной и даже, можно сказать, циничной — в плане получения сиюминутной выгоды, но в ущерб долгосрочным отношениям с соседями или применения столь любимых Западом двойных стандартов. Если Россия — страна, с которой должны считаться везде и всегда, то нам нужны решительные действия и уверенная политика. И дело тут вовсе не в кадровых назначениях, а в наличии политической воли.

Нам пора возвращаться в Иран в полном объеме. Верно, что, кроме самих иранцев, никто нашему возвращению туда не обрадуется. Но нас там ждут. И мы можем открыть новому иранскому правительству возможность выбора, которого он пока фактически лишен.

Источник — zavtra.ru

Турецкие специалисты ведут поиск азербайджанского МиГ-29

AA

Военный самолет пропал с экранов радаров во время учебного полета

Abdulrahman Yusupov

Турецкие специалисты приступили к поискам потерпевшего крушение военного самолета ВВС Азербайджана. Об этом говорится в сообщении пресс-службы Министерства обороны Азербайджана.

Согласно информации, эксперты прибыли в Баку 31 июля.

Как сообщается, специалисты соответствующих структур Турции оснащены специальным оборудованием и устройствами.

МиГ-29 ВВС Азербайджана пропал с экранов радаров 24 июля во время учебного полета, предположительно, упал в Каспийское море. Продолжаются поиски пилота. 

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%BC%D0%B8%D1%80/%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D1%81%D0%BF%D0%B5%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B-%D0%B2%D0%B5%D0%B4%D1%83%D1%82-%D0%BF%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%BA-%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0%D0%B9%D0%B4%D0%B6%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BC%D0%B8%D0%B3-29/1546289