Как отразятся раскол в православном мире и сирийский кризис на отношениях между Турцией и Россией?

SONY DSC

Анализ профессора университета им. Йылдырыма Беязыта, главы Института российских исследований (RUSEN) Салиха Йылмаза

Решение США о выводе своих сил из Сирии не должно привести к конкуренции между союзниками

После того как президент США Дональд Трамп принял решение о выводе американских войск из Сирии, будущее астанинского процесса, инициированного Турцией, Россией и Ираном, стало предметом для споров.

Первый «шок», вызванный поддержкой, оказанной Францией и Израилем террористической организации PYD-YPG/PKK, был преодолен благодаря некоторым заявлениям Трампа и Пентагона. Так, стало понятным, что США не уйдут из региона, пока не ограничат действия Ирана и не примут меры для защиты PKK/PYD. Изменения американской политики во многом вызваны опасениями Израиля относительно Ирана. В то же время планы Франции по наращиванию своего военного присутствия на востоке реки Евфрат и размещению войск на базах, освобождаемых США, усложняют условия, которые будут ставить США на переговорах с Турцией.

США обеспокоены интенсификацией переговоров между террористической организацией PKK/PYD и Россией, а также ослаблением влияния Турции в регионе в связи с сотрудничеством режима Асада и PKK/PYD. Всё это стало наблюдаться после того, как Трамп объявил о намерении вывести свои силы из Сирии. Если бы Россия после объявления данного решения выразила полную поддержку борьбе Турции с терроризмом, она бы не вызвала такую обеспокоенность у США.

Россия считает, что операции Турции на севере Ирака должны быть ограниченными и не распространяться на восток Евфрата, а именно на Эль-Хасаку и Эль-Камышлы. Тогда после выхода войск США контроль на иракской границе перешел бы к России. Эти претензии России заставили США пойти на изменение планов.

США, желая восстановить отношения с бывшими союзниками, пошла на резкие изменения в своей сирийской политике, но маневр России пока что помешал этим планам. Если США раньше использовали дорогостоящий козырь PKK/PYD против Турции, теперь он оказался совершенно ненужным. Трамп не желает тратиться на финансирование террористической организации PKK/PYD, если ее нельзя использовать против России, Асада или Ирана. А использование PKK/PYD против Турции не принесло ожидаемых результатов.

Ближневосточная политика, изолирующая Турцию, ослабила позиции США в противостоянии России и Ирану. В сложившейся теперь ситуации России предстоит сделать выбор. Если она будет предъявлять условия относительно переговоров США-Турция, она принудит Анкару строить более близкие отношения с Вашингтоном. Требования России, касающиеся востока реки Евфрат и иракской границы, вызовут обеспокоенность как у Турции, так и у США и подорвут доверие к ней.

Союз PKK/PYD с режимом Асада нанесет вред турецко-российским отношениям

Угроза сотрудничества PKK/PYD с режимом Асада, появившаяся после объявления Трампом о намерении вывести войска из Сирии, может привести к трещине в турецко-российских отношениях. Желание спровоцировать кризис между Турцией и Россией свойственно не только PKK/PYD, но и режиму Асада. Так как турецкая общественность традиционно видит за действиями Асада волю России, в Турции может усилиться лагерь тех, кто настроен против России.

Если Россия повторит ошибку США и начнет поддерживать PKK/PYD, если она будет таким образом стремиться к расширению зоны влияния режима Асада и диктовать Турции условия для проведения операции, то пострадает астанинский процесс, а отношения между Анкарой и Москвой могут вступить в фазу застоя. Россия должна действовать в координации с Турцией. На Россию может быть возложена ответственность за возникновение конкуренции между Турцией и режимом Асада за «заполнение» вакуума власти, образовавшегося после выхода США из Сирии. Турция надеется на то, что Россия не будет щитом для PKK/PYD или сил Асада. Необходимо учитывать, что Турция присутствует в регионе для обеспечения своей пограничной безопасности и потому заслуживает доверия в вопросе определения границ.

Как известно, у США и России есть договоренность относительно контроля над воздушным пространством Сирии. Теперь, когда американцы решили покинуть Сирию, Россия стремится полностью прибрать к рукам контроль, против чего, разумеется, выступают США, Франция и Израиль. Если Россия будет на этом настаивать, то США, по всей вероятности, предложат Турции совместную координацию в воздушном коридоре над Сирией, снабдив ее системами ПВО «Пэтриот». Позиция России в данном вопросе опять-таки может определить будущее турецко-российских отношений.

Допустит ли Иран открытие энергетического коридора через территорию Турции?

У стран СНГ, возникших после распада СССР, имелись серьезные разногласия относительно границ и энергетических коридоров. Такие государства Центральной Азии, как Казахстан, Азербайджан и Туркменистан долгое время сталкивались с трудностями, связанными с транспортировкой нефти и газа на западные рынки из-за препон, чинимых Россией и Ираном. 12 августа 2018 г. в городе Актау Казахстана было подписано соглашение относительно нового статуса Каспийского моря, которое стало надеждой для стран региона, желающих создать новые энергетические коридоры.

Турция давно предлагала обеспечить транспортировку туркменского газа по трубопроводу, который мог быть проложен по дну Каспийского моря, сначала в Азербайджан, а оттуда в Турцию и на западные рынки.

Кризис в отношениях православных церквей может быть частью крупного стратегического плана

Три православных церкви Украины в декабре 2018 г. в Софийском соборе в Киеве провозгласили независимость Украинской церкви. Сотрудничество между Украинской церковью и Греческим патриархатом в Фенере (Стамбул) может породить последствия, способные изменить баланс сил в регионе. На самом деле испортились отношения России не с Украинской церковью, а с Греческим патриархатом. Последствия раскола в православном мире затронут и Запад и Турцию.

Украина утверждает, что после кризиса Крыма и Донбасса 2014 г. Московский патриархат вмешался в политику, поддержав сепаратистов на Донбассе. Греческий патриархат в Стамбуле, в свою очередь, ссылаясь на политизированность действий Московского патриархата, утверждает, что право на духовное управление украинскими землями в 17 в. временно было передано Русской православной церкви, и Москва позже незаконно аннексировала эти территории.

Решение Московского патриархата о полном прекращении отношений со Стамбулом превратило Греческий патриархат, который считается «первым среди равных» (primus inter pares), в силу, не имеющую конкурентов в регионе. На самом деле и Греческий патриархат в Фенере сам стремился к тому, чтобы Русская православная церковь прекратила с ним связи. Политика Греческого патриархата по подчеркиванию национальной характеристики церквей показывает, что речь идет не о религиозном расколе, а о попытках Запада взять Украину под свое влияние и сузить границы влияния русского православия в Восточной Европе. Таким образом, давние старания России по наращиванию влияния в православном мире перестанут действовать в Восточной Европе, на Балканском полуострове, на Ближнем Востоке и, в особенности, в Иерусалиме. Проблемы России с Украиной предоставили Греческому патриархату большой козырь с точки зрения религиозного влияния, а Западу они принесли политическую выгоду. В предстоящем периоде новые кризисы между Россией и Украиной могут служить лишь поводом для новых инициатив со стороны Запада.

http://www.trt.net.tr/russian/turietsko-rossiiskiie-otnoshieniia-2019-gh/2019/01/17/kak-otraziatsia-raskol-v-pravoslavnom-mirie-i-siriiskii-krizis-na-otnoshieniiakh-miezhdu-turtsiiei-i-rossiiei-1127116?fbclid=IwAR2YNDKgFaGWoo9krl0O4O2MfnvtjYhDtbGeDabyvhPuLex74XlkLs6Eu4M