Ситуация вокруг Иерусалима после принятия Трампом о признании города столицей Израиля

Спустя год после принятия президентом США Дональдом Трампом скандального решения по Иерусалиму мировое сообщество не изменило жесткую позицию по этому вопросу.

После решения Трампа от шестого декабря 2017 года США начали усиливать политику вытеснения палестинцев из Иерусалима, что сделало туманными перспективы мирного урегулирования палестино-израильского конфликта.

Мировое сообщество продолжает выступать против инициативы Трампа, которая развязывает руки Израилю.

Несмотря на политические и экономические посулы США, только Гватемала и Парагвай перенесли свои посольства в Иерусалим. Однако вскоре Парагвай заявил, что возвращает своих дипломатов в Тель-Авив.

Признав Иерусалим столицей Израиля, Трамп пошел навстречу пожеланиям израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху, при этом подорвав доверие к США, с которыми были связаны надежды на установление мира на Ближнем Востоке.

Ставя интересы США превыше всего, Трамп нарушил основные законы политического реализма. Таким образом, решение Белого дома по Иерусалиму вызвало крайне негативную реакцию мирового сообщества.

Решение Трампа по Иерусалиму положило конец мечте о мире на Ближнем Востоке и посреднической роли США на мирных переговорах.

Своим решением по Иерусалиму Трамп не только нарушил международное право, но и поставил под вопрос непрочный мир между Палестиной и Израилем.

Администрация Трампа проигнорировала предупреждения мирового сообщества о возникновении хаоса в регионе и тупике в урегулировании палестино-израильского конфликта.

После решения США по Иерусалиму власти Палестины заявили, что Вашингтон больше не является посредником на палестино-израильских мирных переговорах.

Решение США по Иерусалиму также осудил весь исламский мир, в частности Турция.

Так, участники саммита Организации исламского сотрудничества, прошедшего 13 декабря 2017 года в Стамбуле по инициативе Турции, признали Восточный Иерусалим столицей Палестины.

Кроме того, Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию, не признающую Иерусалим столицей Израиля. В поддержку резолюции, подготовленной по инициативе Турции, проголосовали 128 стран. Против резолюции выступили всего девять государств.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%BC%D0%B8%D1%80-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2-%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B5%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D1%83-/1331305

Al-Binaa (Ливан): есть ли самоизоляция в российско-американском конфликте?

© РИА Новости, Александров

Ливанское участие в решении проблемы беженцев по-прежнему обусловлено американской позицией. Официальная позиция по сирийскому кризису зависит от США. А теперь еще и громкий скандал вокруг отказа Бейрута от покупки российского оружия. Насер Кандиль на странице ливанской «Аль-Бинаа» задает вопрос, который уже у многих на устах: зачем Ливан идет против России?

Насер Кандиль (Naser Kandil)

Было понятно, что до конца 2015 года сторонники самоизоляции считали, что имеют в виду региональное измерение конфликтов, то есть до того, как Россия достигла границы Ливана и благодаря своим позициям в Сирии превратилась в региональное государство. Было также понятно, что самоизоляция в региональных конфликтах была затруднена из-за внутренних конфессиональных расколов, переплетающихся с противоречивыми региональными факторами, особенно в отношениях между Саудовской Аравией и Ираном. Однако после закрепления России в Сирии конфронтация стала российско-американской, а региональное измерение стало ее частью.

В ирано-саудовском конфликте невозможно действовать в отрыве от российско-американского противостояния. Также невозможно игнорировать израильский фактор, будь то в ирано-саудовском конфликте, в котором Саудовская Аравия и Израиль находятся на одной стороне, или в российско-американском, где Москва выступает в роли стены перед израильской агрессией, позиционируя и расширяя свои сети противовоздушной обороны в Сирии.

Никто в официальном Ливане не может утверждать, что местное правительство, которое ранее относительно успешно дистанцировалось от соперничества между Саудовской Аравией и Ираном, не предпочло саудовскую чашу весов. Стремление избежать саудовского гнева видно как на примере официальных визитов, так и в продолжающемся отказе от каких-либо позитивных инициатив в отношении Ирана, позитивных иранских инициатив по отношению к Ливану, а также участии Бейрута в антииранских санкциях. Несмотря на внимательное отношение Ирана к ливанским проблемам и безрассудное поведение Саудовской Аравии, которое достигло такой степени, что привело к задержанию ливанского премьер-министра год назад, королевство по-прежнему встречалось с хорошим отношением в свой адрес, в то время как Иран получал отказ за отказом.

В российско-американском конфликте нет влияния ливанской конфессиональной специфики или прямой отсылки к ливанским фракциям в Вашингтоне или Москве. Однако ситуация свидетельствует о том, что Ливан без объяснения причин и какой-либо политики стоит на американской стороне и неоправданно противостоит России. Официальная ливанская позиция по проблемам сирийских беженцев и сирийского кризиса продолжает формироваться под воздействием американцев, которые официально бойкотируют сирийское правительство, несмотря на наличие двух посольств между этими странами. Ливанское участие в решении проблемы беженцев по-прежнему обусловлено американской позицией. Они выступают против возвращения беженцев вне связки с политическим урегулированием, на чем настаивает и Америка, несмотря на инициативы, нацеленные на обеспечение общественной безопасности, которые не меняют ситуацию, и несмотря на инициативы президента республики и ее министра иностранных дел, которые не становятся частью официальной политики. Похоже, одна из скрытых причин блокирования создания правительства — это самоизоляция от противостояния этому вызову.

Громкий скандал разгорается вокруг российского оружия: в то время как государство-член НАТО Турция покупает систему российских противовоздушных ракет, Ливан не осмеливается действовать, исходя из баланса интересов в сфере вооружения своей армии. Тем самым он отказывается диверсифицировать источники импортируемого оружия, как это делают все армии, включая саудовские вооружённые силы, которые ведут переговоры с Россией по поводу системы противовоздушной обороны, или египетскую армию. Обе эти страны находятся в прекрасных отношениях с США. Ливан — возможно, единственная страна в мире, решениями которой в области вооружения управляет Америка, что является признаком степени независимости политического процесса. Военные институты и их вооружение — это главные факторы независимости и суверенитета.

Важный вопрос заключается в следующем: какой интерес Ливану противостоять такой сверхдержаве, как Россия, которая стала партнером по обеспечению безопасности региона, и почему ливанские официальные лица согласны с тем, что решения суверенного государства зависят от американских приказов?

https://inosmi.ru/politic/20181206/244170019.html

Le Figaro (Франция): опасное обострение украинского конфликта

© REUTERS, Gleb Garanich

Инцидент между Россией и Украиной в Азовском море напомнил о том, что конфликт между двумя странами еще не окончен. И может вспыхнуть с новой силой в любой момент. Его нельзя назвать критическим, поскольку он обошелся без жертв и потопленных кораблей, пишет обозреватель «Фигаро» Рено Жирар. Однако войны зачастую начинаются с территориальных споров, которые впоследствии покажутся незначительными их бывшим участникам.

5 ноября, казалось бы, замороженный конфликт вновь заявил о себе. Буксир и два катера украинского военного флота вышли из Одессы на Черном море и взяли курс в Мариуполь на Азовском море. Российские пограничники силой остановили их у Керченского пролива и доставили в порт на восточной оконечности Крыма (этот украинский полуостров был аннексирован Россией в 2014 году после массово поддержавшего такой шаг референдума, который не был признан ООН). Киев и Москва обвиняют друг друга в нарушении морского права. Украинский флот напоминает, что заблаговременно предупредил российские власти о движении этой флотилии. Российская сторона утверждает, что украинские суда нарушили ее территориальные воды, пройдя слишком близко от полуострова. Только вот они не считают Крым территорией России…

Эта морская эскалация в отношениях России и Украины началась в марте 2018 года, когда крымский рыболовный траулер был задержан украинским флотом в Черном море. Сразу же после этого случая Россия ввела обязательные проверки для всех судов, которые хотят пройти в Азовское море, подчеркнув необходимость обеспечить безопасность нового моста через пролив (это произведение искусства протяженностью в 19 км было открыто Владимиром Путиным 15 мая). До строительства моста, у Крыма не было прямой сухопутной связи с Россией.

Нынешний инцидент не назвать критическим, поскольку он обошелся без жертв и потопленных кораблей. Тем не менее всего могло быть куда хуже. Он напомнил нам, как опасно пускать на самотек ситуацию с украинским конфликтом. Аннексия Крыма в марте 2014 года прошла бескровно, но две войны в Донбассе (лето 2014 года и начало зимы 2015 года) между украинской армией и пророссийскими мятежниками из Донецкой и Луганской областей (они получали поддержку в результате тайного вмешательства российских сил) унесли 10 000 жизней. Этот конфликт между православными братьями из связанных друг другом семей так же абсурден, как если бы сейчас у нас началась война между бретонцами и нормандцами. Подписанные под покровительством Франции и Германии Минские соглашения (февраль 2015 года) должны были вернуть мир в Донбасс. Тем не менее украинские власти спешили реализовать их не больше, чем российские. При этом сделка была предельно простой: амнистия и автономия мятежникам в обмен на возвращение украинской армии контроля над международной границей страны.

Как в Москве, так и в Киеве, власти, судя по всему, увязли в спирали националистической горячки. Украинцы мечтают о массированной американской военной помощи, которая позволила бы их армии молниеносно отвоевать Донбасс вроде того, чего добилась Хорватия 4 августа 1995 года, заполучив Краину и заставив бежать сербское население. Россияне же озабочены идеей дальнейшего расширения НАТО на восток. Они хотят остановить его раз и навсегда. Отрезанная украинская территория не может вступить в ряды альянса, считают они.В историческом плане, стратегическая доктрина России всегда рассматривала Украину как заслон на пути западного вторжения (поляков, шведов, французов, немцев). Россияне обвиняют Запад в несоблюдении (устного) обещания, которое дал Буш-старший Горбачеву на Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе 20 ноября 1990 года в Париже: речь шла о нерасширении НАТО на страны ОВД после согласия Москвы вывести войска. Украинцы движения «Майдан» в свою очередь хотят вступления страны в НАТО и ЕС.

Накопление такой фрустрации с обеих сторон может стать взрывоопасным. Конфликт в Донбассе — это нарыв, который отравляет все международные отношения. После принятия Западом жестких санкций Россия отказывается сотрудничать с ним по другим мировым кризисам. И формирует противоестественный альянс с Китаем.

Войны зачастую начинаются с территориальных споров, которые впоследствии покажутся незначительными их бывшим участникам. Необходимо в срочном порядке созвать новое Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, чтобы обсудить острые вопросы: расширение НАТО, кибервойны, неприкосновенность границ, военные учения.

Все понимают суть возможной сделки: отказ Вашингтона от расширения НАТО и отход Москвы от старой доктрины «сфер влияния». Единственные неизвестные в этом уравнении — дата и число жертв, которое потребуется, чтобы прийти к решению.

https://inosmi.ru/politic/20181128/244107761.html

В Турции пройдет Молодежный фестиваль Тюркского совета

AA

Третий Молодежный фестиваль стран Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский совет) пройдет в Турции. Соответствующее решение принято на III заседании министров молодежи и спорта стран-участниц Тюркского совета в Астане.

В заседании приняли участие генсек Тюркского совета Багдат Амреев, министр молодежи и спорта Турции Мехмет Мухаррем Касапоглу, заместитель генсека Тюркского совета Омер Коджаман, министр общественного развития Казахстана Дархан Калетаев, заместитель министра молодежи и спорта Азербайджана Исмаил Исмаилов и др.

Генсек отметил, что участники заседания поддержали идею создания Молодежной платформы тюркоязычных стран, и пришло время приступить к ее реализации.

По его словам, на саммите Тюркского совета в Кыргызстане лидеры государств, входящих в организацию, договорились об укреплении сотрудничества между молодежными структурами, принять меры для защиты молодежи от радикальных идей.

«Уверен, что Молодежная платформа тюркоязычных стран станет подходящей основой для достижения целей, поставленных лидерами», — сказал Амреев.

По словам заместителя генсека, до сегодняшнего дня в молодежных лагерях, организованных в Турции и Казахстане, приняли участие свыше 1,5 тысячи человек.

Приоритетный вопрос в повестке Тюркского совета — создание Молодежной платформы, которая позволит трансформировать отношения между молодежью стран-участниц организации в корпоративную и устойчивую структуру, отметил Коджаман.

По его словам, в то же время Тюркский совет готов в этом вопросе сотрудничать с международными молодежными организациями.

Управление по делам соотечественников за рубежом и родственных сообществ Турции поддержит работу Молодежной платформы, сказал Коджаман.

В ходе заседания принято решение о том, что четвертый Молодежный лагерь Тюркского совета будет организован в июле-августе в Казахстане, третий Молодежный фестиваль Тюркского совета — в Турции, Вторые спортивные соревнования университетов стран Тюркского совета (тюркская Универсиада) пройдут в 2020 году в Казахстане, второй Молодежный форум Тюркского совета состоится в 2019 году в городе Туркестан в Казахстане, Генеральная ассамблея Молодежной платформы Тюркского совета будет организована в 2019 году в Азербайджане. Кроме того, четвертое заседание министров молодежи и спорта стран Тюркского совета пройдет в 2019 году в Кыргызстане.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D1%82-%D0%BC%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%B0-/1330122


Немецкая исламская конференция — неуважение к мусульманам

AA

Исламский мир всколыхнул скандал, разразившийся на 12-й Исламской конференции в Берлине. Участникам мероприятия в числе других закусок были предложены блюда, запретные для мусульман.

Организаторы конференции под эгидой МВД Германии едва не накормили гостей-мусульман кровяной колбасой из свинины. На досадную оплошность обратили внимание журналисты. А многие верующие сочли это проявлением неуважения.

Депутат от правящей Партии справедливости и развития Турции от Стамбула, выпускник юридического факультета Кёльнского университета Мустафа Йенероглу уверен, что исламский мир, обсуждая инцидент, упускает из виду главный нюанс.

«В первую очередь нужно отметить, что правильный перевод Deutsche Islam Konferenz (DIK) – не «Германская исламская конференция», а «Немецкая исламская конференция». Такой перевод используется и на самом сайте DIK. Во-вторых, определение «Немецкая исламская конференция» выбрано организаторами не случайно, а сознательно, кроме того, оно отражает суть проекта. Цель заключается в том, чтобы оторвать мусульман от универсального исламского учения, а мусульманских мигрантов – от родины и традиций», — сказал Йенероглу.

По его словам, эту цель на различных мероприятия открыто озвучивали и глава МВД Германии, и его советник.

Депутат считает, что целесообразнее акцентировать внимание не на цели, которую преследовало немецкое МВД как организатор конференции, которая, в принципе, противоречит конституции Германии, а на том, как позиционирует себя мусульманское меньшинство в этой стране.

Йенероглу уверен, что организаторы Немецкой исламской конференции отнюдь не преследовали цель сформировать платформу для открытого диалога. По его словам, конференцию изначально решили провести, преследуя определенную цель только одной стороны — Германии.

В первую очередь конференция под эгидой МВД Германии преследует цель навязать мусульманам ряд обязательств, связанных с их проживанием в этой стране на постоянной основе, считает депутат.

Но вместо того, чтобы принять умеренные меры в соответствии с принципами демократического общества, МВД Германии действует, исходя из опасений, основанных на предположениях об идеологии ислама, сказал Йенероглу.

«Одним из последствий такой политической фикции является восприятие ислама в качестве угрозы. Вместо того, чтобы воспрепятствовать подобному восприятию ислама, власти Германии еще больше раздувают проблему присутствия мусульман в стране и способствуют росту страха немцев перед этим фактором», — сказал депутат.

По его словам, метод, к которому прибегают немецкие власти, формирует ошибочное представление о том, что рост числа мусульман будет способствовать ослаблению влияния христианства в Германии.

«Инициатива проведения DIK исходила от партии «Христианско-демократический союз Германии» (ХДС). Поэтому ХДС может вполне успешно использовать эту конференцию для достижения своих стратегических целей. Благодаря участию в конференции критиков ислама ХДС избегает обвинений в ксенофобии», — сказал Йенероглу.

Кроме того, мусульман используют для достижения своих внутриполитических целей, убежден депутат.

«Даже в этой ситуации ХДС мотивирует свои действия стремлением предотвратить социальную поляризацию и сохранить сплоченность общества», — сказал Йенероглу.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%B8%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BA%D0%BE%D0%BD%D1%84%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BD%D0%B5%D1%83%D0%B2%D0%B0%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5-%D0%BA-%D0%BC%D1%83%D1%81%D1%83%D0%BB%D1%8C%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BC-/1329178

The Nation (США): война с Россией?

© РИА Новости, Алексей Куденко

Американские газеты пестрят обвинениями Трампа в сговоре с Россией, а мир тем временем приближается к новой мировой войне, предупреждает Стивен Коэн в «Нэйшн». Эти обвинения остаются недоказанными, однако ограничивают способность Трампа вести переговоры с Москвой и демонизируют Путина. А чтобы изменить политику холодной войны, нужны лидеры, отмечает Стивен Коэн.

«Война с Россией?», как и биография живого человека, — книга без конца. Ее название является не предсказанием, а предупреждением — вроде того, что покойный Гор Видал (Gore Vidal) назвал «журналистской системой оповещения». Отсюда — и вопросительный знак. Я не могу предсказывать будущее. Всеохватывающая тема книги основана не на какой-то политической повестке дня, идейности или магическом предвидении, а на фактах прошлой и сегодняшней жизни.

Сформулирую эту тему иначе: новая американо-российская холодная война более опасна, чем ее 40-летняя предшественница, которую пережил мир. Еще больше вероятность того, что она может привести — случайно или целенаправленно — к фактическому столкновению между двумя ядерными сверхдержавами. В этом заключается еще один зловещий знак. Во время прошлой холодной войны возможность ядерной катастрофы была в центре американских политических и медийных дискуссий, а также находилась на первом плане при выработке политики. А во время новой холодной войны эта возможность, похоже, зачастую не является даже проблемой.

В последние месяцы 2018 года факты и нарастающие кризисы, которые они иллюстрируют, усугубляются, особенно в американском политическом истеблишменте и СМИ, где, как я писал, новая холодная война зародилась и периодически обостряется. Рассмотрим несколько примеров — некоторые из них мало чем отличаются от политических и медийных событий в преддверии войны США в Ираке — того, как, по словам историков, великие державы, «не осознавая возможных последствий, скатились» к Первой мировой войне.

Все главные обвинения «Рашагейта» — американо-российского сговора, измены — остаются недоказанными. Но они стали центральным элементом новой холодной войны. Во всяком случае они серьезно ограничивают способность президента Дональда Трампа вести переговоры с Москвой в кризисных ситуациях и при этом способствуют еще большей демонизации президента России Владимира Путина за то, что он, как многие утверждают, лично распорядился «атаковать Америку» во время президентской кампании 2016 года. Некоторые голливудские либералы ранее опустили знак вопроса, заявив «Мы находимся в состоянии войны». В октябре 2018 года будущий номинальный глава Демократической партии Хиллари Клинтон поддержала это безрассудное утверждение, категорически заявив, что США «подверглись нападению со стороны иностранной державы», и приравняла это к «терактам 11 сентября 2001 года».

Не исключено, что ее, Клинтон, спровоцировал очередной всплеск профессиональной небрежности и нечистоплотности изданий «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times) и «Вашингтон Пост» (The Washington Post). Соответственно 20 и 23 сентября эти исключительно влиятельные газеты опубликовали статьи, иллюстрированные зловещей обличительной графикой. В них они в экстренном порядке пересказали стереотипные пропагандистские материалы о «Рашагейте», которые они усердно распространяли на протяжении почти двух лет — вместе с неоднократно повторявшимися ложными утверждениями и измышлениями, выборочной и сомнительной последовательностью событий и фактическими ошибками.

Например, о печально известном Поле Манафорте, который в 2016 году несколько месяцев был председателем предвыборного штаба Трампа, говорили, что во время своей работы в качестве лоббиста Украины при тогдашнем президенте Викторе Януковиче он действовал с «прокремлевских» позиций, хотя на самом деле он действовал в интересах Евросоюза. Опять же, генерала Майкла Флинна, опального советника Трампа по национальной безопасности, обвинили в «вызывающих тревогу» связях, хотя он не сделал ничего плохого или беспрецедентного, беседуя с представителем Кремля от имени избранного президента Трампа. Эти два издания криминализировали идею того, что, как выразилась «Нью-Йорк Таймс», «США и Россия должны искать области, представляющие взаимный интерес», некогда послужившую предпосылкой разрядки. И еще — «Нью-Йорк Таймс», уверяя читателей, что ее «специальный репортаж» — материал, в 10-ти тысячах слов которого («как нам теперь достоверно известно») было глубоко заложено соответствующее признание: «Никаких общедоступных доказательств того, что предвыборный штаб Трампа состоял в сговоре с Россией, не появилось» (упомянутые в тексте «канцелярские» уголовные обвинения и признания вины не были связаны с Россией и к «Рашагейту» были причислены «за компанию»).

Удивительно, но ни одна из этих газет не прислушалась к решительному заявлению Боба Вудворда (Bob Woodward) из «Вашингтон Пост» (который обычно считается самым авторитетным хроникером политических секретов Вашингтона), что после двух лет расследований он не нашел доказательств сговора между Трампом и Россией.

«Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост», а также другие печатные изданиями не были единственными СМИ, которые прибегали к подобным методам работы и продолжали замалчивать противоположные мнения. Ведущий распространитель заявлений о «Рашагейте» на «Си-эн-эн» (CNN) написал в «Твиттере», что американский кандидат в президенты от третьей партии «повторяет тезисы России о своем вмешательстве в выборы 2016 года и о внешней политике США». Другой видный деятель «Си-эн-эн» действовал, так сказать, более «геополитически», предупреждая, что «в Сирии только дурак принимает слова Владимира Путина всерьез», тем самым исключив американо-российское сотрудничество в этой истерзанной войной стране. Почти то же самое происходило практически каждый вечер на кабельном телеканала «Эм-эс-эн-би-си» (MSNBC).

Для большинства ведущих СМИ тема «Рашагйета», похоже, стала своего рода культовой для журналистики, которой не могут помешать ни встречные доказательства, ни анализ — а значит и все более важным фактором, способствующим новой холодной войне. Более того, то, что началось два года назад в виде жалоб на российское «вмешательство» в президентские выборы в США, к октябрю 2018 года для газеты «Нью-Йоркер» (The New Yorker) и других изданий превратилось в обвинения в том, что Кремль фактически «усадил» Дональда Трампа в президентское кресло. Убедительных доказательств, подтверждающих это возмутительное клеветническое обвинение, тоже нет — как нет и прецедентов в американской истории.

На более высоком уровне к осени 2018 года нынешние и бывшие американские чиновники высказывали в адрес Москвы практически беспрецедентные угрозы. Постпред США при НАТО Кэй Бэйли Хатчисон (Kay Bailey Hutchison) пригрозила «вывести из строя, уничтожить» все российские ракеты, которые, по ее мнению, создаются в нарушение договора 1987 года, что, несомненно, чревато ядерной войной. Министр внутренних дел Райан Зинке (Ryan Zinke) пригрозил России морской «блокадой». А постпред США при ООН Никки Хейли в очередном русофобском порыве заявила, что «ложь, обман и мошенническое поведение» стали «нормой русской культуры».

Возможно, это бредовые заявления неискушенных политических назначенцев, но после них опять неизбежно возникает вопрос: кто в Вашингтоне вырабатывал политику в отношении России — президент Трамп со своей провозглашенной политикой «сотрудничества» или кто-то другой?

Но чем, если не необузданным экстремизмом, объяснить высказывания Майкла Макфола, бывшего посла США в Москве, который сам долгое время был преподавателем политологии, экспертом по России и ведущим привилегированным комментатором? По словам Макфола, Россия стала «государством-изгоем», ее политика представляет собой «преступные действия» и «самую большую угрозу миру». Ей следовало противодействовать «превентивными санкциями, которые вступали бы в силу автоматически» — «ежедневно» в случае необходимости. Учитывая возможность введения «сокрушительных» санкций, предложенных недавно двухпартийной группой сенаторов США, это станет объявлением России перманентной войны — экономической, но все же войны.

Между тем, обстановка на других фронтах новой холодной войны становилась все более чреватой началом горячей войны — особенно в Сирии. 17 сентября сирийскими ракетами был случайно сбит союзнический российский разведывательный самолет, в результате чего погибли все 15 членов экипажа. Причиной инцидента послужили маневры осуществлявших в этом районе боевые действия израильских военных самолетов с целью ввести противника в заблуждение. Реакция в Москве была показательной — и содержащей потенциальную угрозу.

Сначала Путин, у которого сложились хорошие отношения с политическим руководством Израиля, заявил, что инцидент был «цепью трагических случайных обстоятельств» в неясной боевой обстановке. Однако его собственное Министерство обороны категорически с этим не согласилось, заявив о вине Израиля. Путин быстро отступил, заняв более жесткую позицию, и в итоге пообещал направить в Сирию высокоэффективный зенитный ракетный комплекс С-300, о получении которого давно мечтали и Сирия, и Иран.

Очевидно, что Путин не был тем «агрессивным кремлевским самодержцем», каким его неустанно изображают американские СМИ. Действуя умеренно с учетом российских особенностей, он снова принял важное решение, найдя оптимальный вариант для конфликтующих групп и взвесив их интересы. В этом случае он пошел навстречу давним сторонникам жестких мер в руководстве своих силовых структур.

В результате появился еще один «сдерживающий фактор» холодной войны. Установив в Сирии С-300, Путин мог бы фактически ввести «бесполетную зону» над большими участками территории страны, которая разорена войной в немалой степени из-за присутствия нескольких иностранных держав. (Россия и Иран находятся там на законных основаниях, а Соединенные Штаты и Израиль — нет). Если это так, то это означает новую «красную черту», переходить которую или нет, придется решать Вашингтону и его союзнику Израилю. Учитывая одержимость, которой охвачены Вашингтон и СМИ, трудно быть уверенным в том, что этот сдерживающий фактор выйдет на первый план. Вполне возможно, что в соответствии со своей политикой в отношении России президент Трамп в целом склонен присоединиться к возглавляемому Москвой мирному процессу, хотя маловероятно, что вдохновленная демократами группа политиков, одержимых идеей «Рашагейта», позволит ему это сделать.

Теперь растет опасность еще на одном фронте холодной войны — новое измерение приобрела американо-российская опосредованная война «чужими руками» на Украине. Помимо гражданской войны на Донбассе, Москва и Киев создают проблемы кораблям друг друга в Азовском море, возле недавно построенного моста, соединяющего Россию с Крымом. 25 ноября это переросло в небольшой, но потенциально взрывоопасный военный конфликт на море. На Трампа оказывают давление, требуя от него помочь Киеву в эскалации морской войны — что является еще одной потенциальной «красной чертой». Здесь президент также должен вместо этого использовать влияние своей администрации в реализации давно зашедших в тупик минских мирных соглашений. Но и этот подход, похоже, исключают те, кто говорит о «Рашагейте». В их рядах до шестого октября был еще один обозреватель «Нью-Йорк Таймс» — Фрэнк Бруни (Frank Bruni), назвавший все подобные инициативы Трампа «сводничеством в пользу Путина».

Как показали эти недавние примеры угрозы войны с Россией, после пяти лет экстремизма — и впервые за насчитывающую несколько десятилетий историю холодной войны — в Вашингтоне не осталось никаких противодействующих сил. Ни выступающего за разрядку крыла Демократической или Республиканской партии, ни выступающей против холодной войны влиятельной оппозиции вообще, ни реальных общественных дебатов. Был лишь Трамп — со всей той неприязнью, которую он внушал, но даже он не напоминает стране или своей собственной партии, что президентами, которые были инициаторами серьезных моментов разрядки в XX веке, также были республиканцы — Эйзенхауэр, Никсон, Рейган. Похоже, что и это также является неприемлемым «нетрадиционным фактом».

И поэтому остается вечный вопрос — и не только для русских — что делать? Здесь, правда, есть проблеск надежды, хотя и не более чем проблеск. В августе 2018 года Институт Гэллапа провел опрос среди американцев, спросив их, какую политику в отношении России они предпочитают. Даже на фоне потока клеветнических заявлений о «Рашагейте» и русофобии, 58% респондентов ответили, что хотели бы «улучшить отношения с Россией» — в отличие от 36% участников опроса, которые предпочитали «принятие в отношении России жестких дипломатических и экономических мер».

Это напоминает нам о том, что новая холодная война, начиная с расширения НАТО на Восток и украинского кризиса 2014 года до «Рашагейта», была проектом элит. Почему после распада Советского Союза в 1991 году американские элиты в итоге выбрали холодную войну, а не партнерство с Россией? Это вопрос, ответ на который в рамках этой книги в мои планы не входит. Что же касается особой роли американской элиты из числа представителей спецслужб (которую я называю «Интелгейт»), попытки раскрыть ее в полной мере по-прежнему предпринимаются — и по-прежнему пресекаются.

Чтобы дать исчерпывающее объяснение выбора в пользу постсоветской холодной войны, потребовалось бы понять потребность американского политического истеблишмента и СМИ — в том числе идеологическую, внешнеполитическую и бюджетную — во «враге». Или же, возможно, в условиях холодной войны, которая господствовала в американо-российских отношениях более половины столетия, начиная с 1917 года, это было привычным делом. В качестве иллюстрации этого может служить то, что значительное «вмешательство» в выборы 2016 года в США со стороны Украины и Израиля не вызвало политического скандала. Во всяком случае, с тех пор, как такой подход к постсоветской России был взят на вооружение, продвигать его было несложно. Легендарный юморист Уилл Роджерс (Will Rogers) в 1930-е годы шутил: «Россия — это страна, все, что говорят о которой, является правдой». Тогда, до начала 40-летней холодной войны и появления ядерного оружия, эта шутка была смешной. А теперь — уже нет.

Каким бы ни было исчерпывающее объяснение, многие последствия, которые я проанализировал в книге «Война с Россией?» продолжают разворачиваться — и многие из них нежелательны и неблагоприятны для реальных национальных интересов Америки. Идею отхода России от Запада, ее «разворота в сторону Китая», сегодня признают и поддерживают многие ведущие московские политологи. Даже европейские союзники иногда выступают на стороне Москвы против Вашингтона. Поддерживаемое Соединенными Штатами киевское правительство до сих пор скрывает, кто на самом деле стоял за «снайперской бойней» на Майдане 2014 года, приведшей его к власти. Бессмысленные санкции США помогли Путину вернуть в страну активы, которые олигархи держали за рубежом — в 2018 году было возвращено не менее 90 миллиардов долларов. Ведущие СМИ упорно искажают смысл внешней политики Путина, называя ее политикой, «проводить которую не решался даже СССР». И когда анонимный инсайдер из Белого дома разоблачил в «Нью-Йорк Таймс» «аморальность» президента Трампа, единственная фактическая политика, которую выделил он или она, была политика в отношении России.

Я уже достаточно много писал о демонизации Путина (газета «Вашингтон Пост» даже ухитрилась назвать народную поддержку его существенного вклада в улучшение жизни в Москве «сделкой с дьяволом»), но важно отметить, что это «умопомешательство» отнюдь не носит всемирного характера. Даже корреспондент «Вашингтон Пост» признал, что «бренд Путина привлек внимание и захватил умы политиков, выступающих против истеблишмента и США, во всем мире». Один британский журналист подтвердил, что в результате «многие страны мира сейчас выбирают политику с Россией в качестве перестраховки. А американский журналист, живущий в Москве, сообщил, что «в результате бесконечной демонизации лично Путина он фактически стал „святым», превратившись в святого покровителя России».

Опять же, что можно сделать в свете всего этого? Пытаясь добиться перемен, мы в эмоциональном плане и с учетом некоторых исторических прецедентов, а также исходя их из демократических убеждений, традиционно ориентируемся на «народ», на избирателей. Но внешняя политика уже давно стала особой прерогативой элит. Для того чтобы коренным образом изменить политику холодной войны, нужны лидеры. Когда придет время, возможно, они появятся в рядах авторитетных, состоявшихся и даже крайне консервативных представителей элит, как это неожиданно произошло в середине 1980-х годов с Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым, которые стали выступать за разрядку. Но есть ли у нас время, учитывая надвигающуюся опасность войны с Россией? Виден ли на американском политическом горизонте какой-нибудь лидер, который скажет своим элитам и партии, как Горбачев: «Если не сейчас, то когда? Если не мы, то кто?»

Мы также знаем, что такие лидеры, хотя они и встроены в свои элиты и изолированы ими, слышат и читают мнения других людей, нонконформистов, которые мыслят иначе. Некогда почитавшийся американский журналист Уолтер Липпманн (Walter Lippmann) заметил: «Там, где все думают одинаково, никто особо и не думает». Эта книга — моя скромная попытка пробудить в людях желание больше думать.

https://inosmi.ru/politic/20181204/244154256.html

В турецкой Бурсе продвигают новые туристические направления

AA

Туристические агентства запада Турции объединили усилия для популяризации на рынке районов провинции Бурса.

Туроператоры считают, что туристический потенциал таких районов, как Тирилье, Гёлязы и Изник, используется не полностью.

К примеру, район Гёлязы считается одним из древнейших поселений людей. Ученые полагают, что люди начали жить здесь уже 2600 лет назад. При этом Гёлязы признан одним из самых красивых населенных пунктов Турции.

В то же время район Тирилие славится своими оливковыми садами.

Объекты культурного античного наследия в районе Изник также не оставляют равнодушными жителей и гостей запада Турции.

Представитель Ассоциации туристических агентств Турции (TÜRSAB) Марат Сарачоглу сказал агентству «Анадолу», что 2018 год стал удачным с точки зрения туристического сектора Бурсы, кроме того, достигнуты поставленные цели.

При этом, по его словам, потенциал района используется не полностью.

Ведется активная работа по привлечению в регион туристов из дальнего зарубежья, в частности Китая, отметил представитель TÜRSAB.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B7%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B8-%D0%B4%D0%BD%D1%8F/%D0%B2-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%BE%D0%B9-%D0%B1%D1%83%D1%80%D1%81%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B3%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%D0%B5-%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5-%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-/1328198

Опрос: противоречия между евреями и арабами — уже не главное для израильтян

https://en.idi.org.il

В понедельник Израильский институт демократии представил президенту Ривлину годовой отчет о настроениях израильтян — противоречия усиливаются.

Авторы доклада утверждают, что в 2018 году общество четко разделилось на два лагеря «правых» и «левых», и они расходятся в самом понимании сущности демократии.

В 2012 году только 9 процентов израильтян определили противоречия между «правыми» и «левыми» как источник напряженности, в 2018 — уже 36 процентов.

Впервые за 16 лет напряженность между политическими секторами израильтяне выдвинули на первое место среди факторов, которые создают напряженность в обществе, раньше это были противоречия между евреями и арабами.

53 процента считают, что экономическая ситуация в стране хорошая, 16 процентов, что очень плохая. Остальные находятся в середине спектра. А вот свое личное положение 80 процентов определили как хорошее. Среди них 83 процента евреев и 60 арабов. 88 процентов евреев гордится своим гражданством и только 51 процент арабов.

45 процентов считают, что в Израиле не соблюден баланс между еврейской и демократической составляющей государства — демократическая проигрывает. 57 процентов светских евреев считают, что израильская демократия находится в серьезной опасности и только 13 процентов религиозных.

52% доверяют БАГАЦ и 46% полиции — вопреки словам главы правительства Нетанияху, уровень доверия к полиции за последний год вырос на шесть процентных пунктов. Армии доверяют 78 процентов, а вот правительству и Кнессету — соответственно, 30% и 27,5%. Чуть больше доверия СМИ — 31%.

79 процентов израильтян ощущают, что они никак не влияют на политику правительства.

Израильский институт демократии отмечает также в своем докладе, что хотя в Израиле неплохо обстоят дела с антикоррупционной борьбой, все гораздо хуже в области свободы прессы и гражданских прав.

По этим пунктам в ОЭСР (Организации экономического сотрудничества развитых стран) Израиль занимает одно из последних мест.

http://news.israelinfo.co.il/kaleidoscope/76246

 

Россия была моим сугубо личным интересом. А теперь все проявляют к ней внимание

© AP Photo, Ivan Sekretarev

Россия в последнее время постоянно присутствует в новостях. Вы, наверное, сами могли в этом убедиться. Она вторглась на Украину, ее олимпийская команда сидела на допинге, она вмешивалась в американские выборы и, судя по всему, организовала утечку смертельного нервно-паралитического вещества в сельской местности Англии. Кроме того, она каким-то образом околдовала нашего горделивого в целом президента Дональда Трампа, что заставило его отбросить осторожность и договориться о проведении в этом месяце встречи один на один с президентом Владимиром Путиным в Хельсинки, Финляндия.

Для таких людей, как я, которые пишут и размышляют о России большую часть своей жизни, последние несколько лет стали странным опытом. Я, как и все остальные люди, читаю новости и прихожу в ужас. Затем я посещаю Россию и обнаруживаю несовпадения, приводящие меня в замешательство.

Я родился в Москве в 1975 году, то есть тогда, когда еще существовал Советский Союз, а в Соединенные Штаты я приехал с моей семьей, когда мне было шесть лет. Мы поселились в районе Бостона у друзей из России, у Мошкевичей. Затем с помощью некоторых благотворительных организаций мы получили возможность арендовать собственное жилье.

Мои родители любили русскую культуру — литературу, русские фильмы — но они не любили Россию, по крайней мере ту Россию, какой она была в то время. А вот Америку они любили — за ее свободу и изобилие. Наши знакомые рассказывали историю советского иммигранта, который расплакался, когда в первый раз увидел американский супермаркет и его поражающее воображение изобилие. Они рассказывали эту историю не для того, чтобы посмеяться над иммигрантом; они рассказывали ее потому, что сами чувствовали то же самое. Как может в одном месте быть такое большое количество разных марок майонеза? Так много различных фруктов? Так много разных воздушных хлопьев для детей?

Что касается меня, то я хотел вписаться в это общество. Месяц за месяцем, год за годом я избавлялся от своей русскости; подобно Чехову, сказавшему нечто похожее о своем рабском происхождении, я выдавливал из себя каплю за каплей свою русскость. Мои родители ушли, и все закончилось. Мы стали американцами. Моя мама умерла от рака, когда я был в выпускном классе средней школы. Она была литературным критиком, специалистом по русской литературе. В нашей семье она сильнее всех была связана с Россией. Ее смерть без труда могла бы разорвать все наши связи с Россией, но вместо этого в моем случае произошло обратное.

На первом курсе университета я решил посещать лекции по русской истории и литературе, и сделал я это для того, чтобы сохранить с ней какую-то связь. Я собирался позаниматься этим в течение одного семестра, а затем пойти дальше. Это было начало 1990-х годов, как раз во время развала Советского Союза; и поэтому получить место для участия в семинаре по русской истории и литературе было не так сложно.

Но вместо того чтобы идти дальше, я остался. Неожиданно для себя я на первом курсе направился в Россию по линии студенческих обменов. А после окончания университета я начал писать о русской культуре, политике и переводить русские тексты.
Казалось, я пришел слишком поздно. К тому времени, когда я начал писать о России, эра Бориса Ельцина бесславным образом завершилась, а сам г-н Ельцин был заменен серым упырем по имени Владимир Путин. Интерес к России снизился, а затем и вообще сошел на нет. В течение многих лет единственный надежный способ продать статью о России состоял в том, чтобы сфокусировать свое внимание на ком-то, кто был убит или арестован, или нужно было найти какой-нибудь другой креативный путь, чтобы подчеркнуть, насколько зловещим является г-н Путин.

Я помню, как один редактор в 2009 году спросил меня по электронной почте: насколько можно верить сообщениям о том, что г-н Путин больше ценит Достоевского, а не Толстого? Я был ошеломлен. Быстрый поиск в «Гугле» показал, что какой-то отчаявшийся коллега опубликовал статью о запущенном состоянии усадьбы Толстого в Ясной поляне, что, несомненно, представляет собой результат какого-то гнусного путинского заговора.

А в 2014 году российские силы оккупировали Крым. Интерес к России резко вырос. После выборов 2016 года он еще больше увеличился. Это вызывало гнетущее ощущение. Ощущение было гнетущим, поскольку российская агрессия на Украине стала причиной гибели тысяч людей; а еще оно было гнетущим по другой причине: теперь Россия неизбежно окажется в числе парий среди наций, она замкнется в «крепости под названием «Россия» и будет бояться окружающего ее мира.

Я был также огорчен новостными сообщениями в Соединенных Штатах, особенно после выборов. В них полностью игнорировалась длинная история американского вмешательства во внутренние дела очень и очень многих государств, включая саму Россию. Частично это было связано с совершенно понятным гневом, вызванным ролью России, какой бы незначительной она ни была, в избрании Трампа; однако большая часть разговоров о России грозила привести к отказу от выяснения всех остальных причин избрания г-на Трампа.

Что касается меня — человека, наблюдающего за событиями в России, — то это было хорошо для бизнеса. В университете, где я преподаю, я получил зеленый свет на формирование новой группы по изучению России, и студенты стали ко мне записываться. Этого не случилось бы несколько лет назад. Но почему же у меня так нехорошо на душе из-за всего происходящего?

Возможно, причина проста: поскольку я жил в России, я знаю, насколько сложна эта страна. Жить в России — не значит, что тебя непрерывно арестовывают, пытают и убивают. Люди живут своей жизнью. Они покупают продукты питания, заглядывают в свои телефоны, ходят на свидания, женятся и выходят замуж. Утром они идут на работу, ищут место для стоянки, пытаются попасть в спортзал. Они рассказывают анекдоты. Но в это же время действительно каких-то людей арестовывают, некоторых подвергают пыткам, а кого-то убивают.

Прошлой весной в Москве я постоянно испытывал когнитивный диссонанс. До этого я в течение нескольких лет не приезжал в Россию, и поэтому был удивлен произошедшими переменами. Появилось много новых станций метро: с 2009 года в российской столице было открыто более 20 новых станций подземки. В тот же период в Нью-Йорке с большой помпой было открыто три новых станции. В Москве появилось много новых кафе, небольших ресторанов с доступными ценами, и от посетителей там отбоя нет. Никто не сможет перепутать Москву с Парижем, но тем не менее российскую столицу трудно будет узнать человеку, перенесенному туда, скажем, из 1998 года.

Но стоит только включить телевизор, как все меняется: тотальная паранойя по поводу бомбардировщиков НАТО, агрессивные и необоснованные аргументы из области геополитики, плохие фильмы о Второй мировой войне. Политическая атмосфера отравлена. Г-н Путин будет находиться на посту президента еще в течение шести лет, и он убедил себя и свое окружение в том, что страна развалится в случае его ухода. Россия вступила в новый мрачный период своей истории, и конца ему пока не видно.

Но если мы что-то и смогли понять за последние полтора года президентства Трампа, так это то, что люди не живут постоянно в политической атмосфере, и даже не находятся там большую часть времени. Возможно, это происходит в Фейсбуке и в Твиттере или во время просмотра новостей на кабельных телеканалах. Однако в остальное время большая часть людей имеет возможность заниматься другими делами. Это необязательно хорошо, а в чрезвычайных ситуациях это плохо. Но чрезвычайные ситуации не могут продолжаться все время — даже в Америке г-н Трампа и даже в России г-на Путина. Существует много других аспектов российской жизни, российской мысли и даже российской политики, которые не находятся под присмотром Владимира Путина.

Так что же может сказать об этой стране человек, который давно наблюдает за тем, что там происходит? Мне кажется, это можно сравнить вот с чем: какая-то малоизвестная, но любимая вами группа становится знаменитой из-за глупого поступка — например, из-за разрушения гостиничного номера. В данном случае гостиничный номер — это послевоенный глобальный порядок. Но я не знаю. У меня действительно была любимая малоизвестная группа. Россия была ближе всех к тому, чтобы проявлять по отношению к ней подобного рода сугубо личный интерес. Мне очень нравились ее ранние альбомы — «Поздний социализм», «Перестройка», «Деиндустриализация», — но сегодня все их слушают.

Кит Гессен — писатель. Недавно вышел в свет его роман «Ужасная страна» (A Terrible Country).

https://inosmi.ru/social/20180709/242705898.html?utm_source=adfox_flite_628449&utm_medium=banner&utm_content=2593952&utm_campaign=adfox_site-campaign_41589-63265&ues=1

Washington Post (США): тираны всего мира смеются над Трампом — и над Америкой

© REUTERS, Kevin Lamarque

Автор статьи явно раздражен тем, что на саммите Большой двадцатки в Буэнос-Айресе президент Трамп не допустил грубых промахов. В качестве примера такого промаха он приводит встречу Трампа с Путиным в Хельсинки в июле, которую он комментирует в агрессивно русофобском стиле. Категоричность полностью заменяет ему здравый смысл, когда он предрекает Трампу скорую политическую смерть.

Макс Бут (Max Boot)

Если руководствоваться той шкалой, по которой обычно оценивают президента Трампа, то, возможно, в минувшие выходные он совершил свою самую успешную поездку — поездку на саммит Большой двадцатки, который состоялся в Буэнос-Айресе и который завершился в субботу, 1 декабря. Но это не потому, что он сумел достичь каких-то значимых результатов. Не сумел. Эта поездка стала успешной просто потому, что во время нее он не допустил никаких грубых промахов.

Нашумевшая сделка Трампа с лидером Китая Си Цзиньпином оказалась всего лишь соглашением о продолжении переговоров. Трамп пообещал не повышать тарифы на китайские товары в течение 90 дней, а Си пообещал покупать больше продукции американского производства, однако никакие конкретные цифры не прозвучали. Это соглашение является в той же мере обязывающим, что и обещание Северной Кореи когда-нибудь и каким-нибудь образом встать на путь денуклеаризации. Те заявления, с которыми выступили США и Китай по итогам встречи Трампа и Си доказывают, что они не смогли прийти к единому мнению даже в тех вопросах, в которых они вроде бы договорились. К примеру, в заявлении Китая нет ни слова о переговорах в течение упомянутых выше 90 дней.

Но, по крайней мере, за время этого саммита Трамп ни разу не попал в откровенно неприятную ситуацию — как, к примеру, когда он уехал со встречи стран Большой семерки в Квебеке в июне еще до ее окончания и отказался подписать коммюнике, или когда он вел себя как лакей по отношению к президенту России Владимиру Путину в Хельсинки в июле.

Трамп даже отличился в положительном смысле в Буэнос-Айресе, когда он выступил с абсолютно уместными комментариями о кончине Джорджа Буша-старшего, решив не продолжать свои споры с семьей Бушей. Когда речь идет о Трампе, никогда нельзя принимать подобную деликатность как нечто само собой разумеющееся. Если бы он повел себя так же низко и мелочно, как он повел себя после кончины Джона Маккейна (John McCain), это стало бы очередной сенсацией. Таким образом, катастрофу удалось предотвратить.

Однако Трамп не может похвастаться какими-то особыми достижениями. Если он и предпринял какие-либо действия для того, чтобы сплотить лидеров других демократических стран и убедить их выступить единым фронтом против угроз, исходящих от Китая или России, или привлечь к ответственности кронпринца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана за убийство колумниста «Вашингтон Пост» Джамаля Хашогги (Jamal Khashoggi), то этого никто не заметил. Прошло уже два месяца с тех пор, как Хашогги был убит в здании консульства Саудовской Аравии в Стамбуле, и неделя с тех пор, как Россия незаконным образом захватила украинские корабли в Керченском проливе, а виновные до сих пор не заплатили за свои преступления.

На одной из знаковых фотографий, сделанных во время саммита Большой двадцатки, Мохаммед бин Салман и Путин жмут друг другу руки и улыбаются. Эта фотография напомнила мне классическую карикатуру Дэвида Лоу (David Low), которая была опубликована после подписания пакта между нацистами и СССР в 1939 году: на ней Гитлер и Сталин делают реверансы друг перед другом, и Гитлер говорит: «Кажется, отбросы общества?» На что Сталин ему отвечает: «Кровожадный убийца рабочих, я полагаю?» Разумеется, Мохаммед бин Салман и Путин — это не Гитлер и Сталин, однако на их руках есть свежая кровь — кровь бесчисленных жертв бомбовых ударов Саудовской Аравии в Йемене и бомбовых ударов России в Сирии — и их преступления сходят им с рук потому, что Трамп не делает ничего, чтобы привлечь их к ответственности.

Отказ Трампа провести официальную встречу во время саммита Большой двадцатки вряд ли можно считать тем шагом, который привлечет внимание российского авторитарного лидера. (На самом деле, они встретились и побеседовали друг с другом во время официального обеда.) Этот отказ скорее служит сигналом слабости Америки, который подтолкнет Путина к новым нарушениям. Подобным же образом отрицание факта причастности Мохаммеда бин Салмана к убийству Хашогги сигнализирует о том, что Трамп слишком слаб, чтобы призвать своего союзника к ответственности.

Кронпринц выразил пренебрежение по отношению к США, продемонстрировав свои приятельские отношения с Путиным и продолжив — несмотря на все просьбы США — обсуждать возможность покупки зенитных ракетных комплексов С-400 у России. Своим поведением кронпринц также опроверг один из главных аргументов, которым Трамп объясняет свою угодливость перед Мохаммедом — противостояние Саудовской Аравии Ирану — учитывая, что Россия стала ключевым союзником Ирана. Со своей стороны, Путин высмеял Трампа, сказав, что «два маленьких катера, подаренных США Украине, не прошли через Керченский пролив». (На самом деле те корабли не были предоставлены Украине Америкой.) Тираны мира смеются над США, и Трамп спускает им это с рук.

Но, повторюсь, все могло быть гораздо хуже, как это часто бывает с Трампом. В некотором смысле чудо, которое произошло в Буэнос-Айресе, заключается не в том, что именно Трамп сказал или сделал, а в том, что он вообще способен работать — учитывая то, насколько проблемным стало его президентство. Только на прошлой неделе мы узнали, что эксперт по заговорам Джером Корси (Jerome Corsi) сообщил другу Трампа Роджеру Стоуну (Roger Stone), что русские украли электронные письма членов предвыборного штаба Хиллари Клинтон, задолго до публикации тех писем, и что Стоун сообщил об этом Трампу на следующий же после кражи день. Мы также узнали, что Трамп вел переговоры по сделке на строительство небоскреба в Москве в тот момент, когда номинация от Республиканской партии уже была у него в кармане. Доказательств сговора становится все больше — так же, как и доказательств факта препятствования правосудию. 28 ноября Трамп даже упомянул о возможном помиловании бывшего главы его предвыборного штаба и осужденного преступника Пола Манафорта (Paul Manafort).

Неудивительно, что в Буэнос-Айресе Трамп выглядел несколько рассеянным и чувствовал необходимость отменить некоторые встречи. Трамп, который даже в лучшие времена с трудом справлялся с обязанностями президента, сейчас всецело поглощен вопросом своего политического выживания, гарантировать которое уже никто не может.

https://inosmi.ru/politic/20181203/244146413.html

США и Украина срывают проект «Турецкий поток»

Генеральный председатель партии Ватан Догу Перинчек:

16 ноября США и Украина подписали соглашение для того, чтобы сорвать проект «Турецкий поток»

Генеральный председатель партии «Ватан» Догу Перинчек и заместитель главы бюро международных отношений Юнус Сонер совместно провели пресс-конференцию в штабе партии в Стамбуле, где дали свои комментарии по поводу соглашения между США и Украиной, которое нацелено на срыв проекта «Турецкий поток»

ОПАСНОЕ СОГЛАШЕНИЕ

Госсекретарь США Майкл Помпео и министр иностранных дел Украины Павел Климкин встретились в Вашингтоне 16 ноября 2018 года. Согласно заявлению министра иностранных дел Украины на пресс-конференции, встреча была проведена по приглашению госсекретаря США.

На встрече двух министров был согласован меморандум о взаимопонимании под названием «Американо-украинское стратегическое партнёрство». Текст появился на сайте Государственного департамента США 27 ноября 2018 года. Текст, который мы представляем на английском, был получен из указанного департамента.

МИШЕНЬ – ТУРЕЦКИЙ ПОТОК          

В «Соглашении о стратегическом партнёрстве» правительства США и Украины подчёркивают, что они будут координировать действия, чтобы остановить «Турецкий поток»

Стороны подчёркивают необходимость продолжения транзита газа через Украину. Стороны выступают против энергетических проектов, которые угрожают разнообразию и безопасности поставок энергетических ресурсов в Европу. Правительства США и Украины утверждают, что строящиеся российские газопроводы повредят экономической и стратегической стабильности в Украине. В частности, они подчёркивают важность постоянной координации действий для остановки «Северного потока-2» и второй линии «Турецкого потока».

Этот официальный текст свидетельствует о том, что Соединённые Штаты и правительство Украины сделали своими мишенями развивающиеся между Россией и Турцией отношения в области энергетики и транспортировку газа в Европу через этот газопровод.

ЛИНИЯ ПОСТАВКИ ЭНЕРГОРЕСУРСОВ МЕЖДУ РОССИЕЙ И ГЕРМАНИЕЙ ТАКЖЕ СТАЛА МИШЕНЬЮ

В официальном тексте США и Украина также сделали своей мишенью «Северный поток 2» (газопровод, протягивающийся из России в Германию).

Таким образом, США начали свою войну против евразийских энергетических путей. Текст появился на сайте Государственного департамента США 27 ноября 2018 года. Похоже, что угрозы США и Украины вылились в напряжённость в Керченском проливе. Провокация в Керченском проливе нацелена не только на Россию, но и на Турцию и всю Евразию.

В тексте, принятом правительствами Соединённых Штатов и Украины также заявляется, что для этой цели будут предприниматься дальнейшие усилия.

ПЛАН ДЕЙСТВИЙ ДЛЯ ОСТАНОВКИ ТУРЕЦКОГО ПОТОКА

Согласно соглашению, стороны договорились создать общие рабочие группы в трёх разных сферах.

1) по безопасности и противодействию российской агрессии

2) по верховенству права и гуманитарным вопросам

3) по экономике и энергетике.

Эти рабочие группы будут собираться регулярно для сотрудничества на основе взаимных интересов и достижения общих целей.

Таким образом, оба правительства объявили, что они будут проводить регулярные встречи, чтобы препятствовать прокладке «Турецкого потока» до Европы.

ПРОВОКАЦИЯ США В КЕРЧЕНСКОМ ПРОЛИВЕ

Общий и официальный документ правительств Соединённых Штатов и Украины – это не только угроза, но и акт признания. Провокация в Керченском проливе, по-видимому, была запланирована ещё 16 ноября 2018 года. А Соглашение было принято 27 ноября, в самый разгар конфликта.

Выражения, используемые в документе, раскрывают угрозы и признания:

“Соединённые Штаты осуждают агрессивное отношение России к международной судоходной деятельности, проходящей через Чёрное море, Азовское море и Керченский пролив в Украинские порты. Стороны согласны с тем, что агрессивная деятельность России в Азовском море создала новые угрозы безопасности, экономике, обществу и окружающей среде в регионе Азовского и Чёрного моря.”

Мы делаем два важных вывода из этого документа:

1) В Керченском проливе США осуществляют провокацию.

2) Одной из целей провокации является препятствование созданию Европейской ветки «Турецкого потока».

Если мы посмотрим на общую картину, то увидим, что напряжённость на Крымском полуострове является угрозой для нашей Турцию.

ОКРУЖЕНИЕ ТУРЦИИ ЧЕРЕЗ ЧЁРНОЕ МОРЕ

Инициатива по окружению Турции была продолжена США созданием напряжённости Керченском проливе.

Как известно, США и Израиль проводят учения против нашей страны в Восточном Средиземноморье и Эгейском море. Греция и руководство Южного Кипра используются против Турции.

США, с помощью военного союза созданному ими, намерены нарушить права Турции в Средиземном море, нарушить права нашей страны и Турецкой Республики Северного Кипра в исключительной экономической зоне, и, таким образом, завладеть энергетическими ресурсами.

В связи с этим США сделали мишенью стратегическое сотрудничество, которое мы установили с Россией в области энергетики и участие Европы в этом партнёрстве.

Теперь США для достижения своих опасных целей начали использовать правительство Украины.

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ И ПРИЗЫВ ДЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА УКРАИНЫ

Мы призываем Украинское правительство, нашего соседа по Чёрному морю, не становиться инструментом в планах США.

Турция не может позволить и не позволит напряжённости в Керченском проливе поставить под угрозу мир и сотрудничество в регионе.

МЫ ДОЛЖНЫ ОБЪЯВИТЬ О НАШЕЙ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗОНЕ

В этих условиях правительство Турции немедленно должно объявить об исключительной экономической зоне в Восточном Средиземноморье и Эгейском море, и заявить миру о соглашении, который будет заключён с ТРСК относительно этого.

Турция защитит свои энергетические ресурсы в Средиземном море, а также поддержит энергетическую безопасность Евразии в Чёрном море и Балканах.

ДОЛГ ЗАЩИТЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ АРТЕРИЙ НОВОГО МИРА

Создаётся новый мир. Линии транспортировки энергоресурсов – это артерии Нового Мира. США хотят порезать эти артерии. Турция, в сотрудничестве со своими союзниками в Евразии, не позволит этому случится.

Попытки саботажа со стороны США обречены.

https://www.geopolitica.ru/article/ssha-i-ukraina-sryvayut-proekt-tureckiy-potok?fbclid=IwAR2eQUbuKKKGdHZ1l2Dt9QRKYFYHhsB4OER5-qc_7Jw6L5AY9ZSJcJ9C8nU

Турция продемонстрировала профессионализм в деле Кашикчы

AA

Благодаря правильной информационной политике правительства Турции дело об убийстве саудовского журналиста Джемаля Кашикчы вызвало резонанс во всем мире, считают арабские аналитики и журналисты.

Эксперты отмечают важную роль Турции в предотвращении попыток скрыть убийство Кашикчы и ее усилия по акцентированию этого вопроса на международной арене.

Анкаре благодаря правильной политике удалось избежать влияния споров вокруг дела об убийстве Кашикчы на отношения Турции и Саудовской Аравии, уверены аналитики.

Как сказал агентству «Анадолу» йеменский политолог Хасан аль-Джебери, власти Турции с самого начала рассматривали дело об убийстве Кашикчы как инцидент, который потребует длительного разбирательства, и при этом не доверяли заявлениям генпрокуратуры Саудовской Аравии.

«Турция действовала профессионально с самого начала, а турецкие СМИ придерживались правильной стратегии. Турция также помешала усилиям определенных международных кругов снять этот вопрос с повестки дня», — сказал аль-Джебери.

Политолог и журналист Фарук Аккари также уверен, что Турция продемонстрировала высокий профессионализм в деле об убийстве Кашикчы.

«В Анкаре не торопились с окончательными выводами и направили усилия на выявление всех деталей преступления. Способствовало раскрытию дела и то, что убийство было совершено в Турции. Если бы это произошло в другой стране, то дело об убийстве прикрыли бы, придумав разные отговорки», — уверен Аккари.

Немаловажным, по его мнению, также является тот факт, что турецкие СМИ пристально следили за ходом расследования, но при этом не выступали с прямыми обвинениями или нападками в чьей-либо адрес.

Правильная стратегия турецких медиа позволила указать на истинных преступников, считает эксперт.

Аккари также отметил неудачную позицию президента США Дональда Трампа в отношении дела об убийстве Кашикчы, что увидели все.

В то же время палестинский политолог и аналитик Махир Хиджази считает, что Турция смогла придать делу об убийстве Кашикчы международную огласку.

«Турция и Саудовская Аравия уже не противостоят друг другу. Эр-Рияд имеет дело с международными организациями, которые требуют привлечь к ответственности виновных в убийстве журналиста», — сказал Хиджази.

По его словам, Турция создала условия для освещения дела об убийстве Кашикчы иностранными, в том числе арабскими, и местными СМИ, тем самым сыграв важную роль в выявлении всех деталей преступления.

Известный саудовский журналист Джемаль Кашикчы, активно сотрудничавший с Washington Post, был убит второго октября в здании генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле.

Генпрокуратура Турции по итогам расследования пришла к выводу, что журналист стал жертвой спланированного убийства. Кашикчы задушили сразу после того, как он вошел в здание дипмиссии.

После убийства тело Кашикчы было расчленено и уничтожено. Турция выступает за организацию в Стамбуле судебного процесса по делу Кашикчы и призвала Эр-Рияд выдать лиц, причастных к убийству журналиста.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D1%82%D1%83%D1%80%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%84%D0%B5%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC-%D0%B2-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BA%D1%87%D1%8B-/1328144