Саудовский принц о деле Кашикчы

Google

Итоги расследования убийства журналиста Джемаля Кашикчы положат конец подозрениям о причастности к инциденту наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана. Такое мнение в эфире телеканала Fox News высказал племянник короля Саудовской Аравии, принц-миллиардер аль-Валид бин Талаль.

«Пожалуйста, дайте немного времени (Саудовской Аравии) для того, чтобы завершить расследование», — сказал бин Талаль.

Также бизнесмен призвал власти королевства к скорейшему оглашению результатов расследования.

«Посредством вашей программы призываю Саудовскую Аравию как можно быстрее обнародовать результаты проведенного расследования. Абсолютно уверен, что в результате этого расследования все подозрения относительно наследного принца Саудовской Аравии исчезнут», — сказал он.

Известный саудовский журналист Джемаль Кашикчы, активно сотрудничавший с Washington Post, был убит второго октября в здании генконсульства Саудовской Аравии в Стамбуле. Генпрокуратура Турции по итогам расследования пришла к выводу, что журналист стал жертвой спланированного убийства. Кашикчы задушили сразу после того, как он вошел в здание дипмиссии. После убийства тело Кашикчы было расчленено и уничтожено. Турция выступает за организацию в Стамбуле судебного процесса по делу Кашикчы и призвала Эр-Рияд выдать лиц, причастных к убийству журналиста.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B4%D0%B6%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D1%8C-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BA%D1%87%D1%8B/%D1%81%D0%B0%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9-%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%86-%D0%BE-%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5-%D0%BA%D0%B0%D1%88%D0%B8%D0%BA%D1%87%D1%8B/1302721

Промежуточные выборы в США: партия Трампа может проиграть

AA

Промежуточные выборы в Конгресс США пройдут 6 ноября

Шестого ноября в США пройдут промежуточные выборы в Конгресс, которые решат судьбу 435-местной Палаты представителей и 35 из 100 кресел в Сенате.

Кроме того, в 36 американских штатах будут избирать губернаторов.

По прогнозам экспертов, по итогам предстоящего голосования республиканцы могут лишиться большинства в Палате представителей.

По итогам последних опросов, фракция демократов в Палате представителей может увеличиться с 193 до 204 человек, тогда как республиканцы могут лишиться не менее 40 мест.

В случае внушительного успеха на выборах шестого ноября противники партии Трампа получат карт-бланш в преддверии президентских выборов 2020 года.

В то же время, по прогнозам, партии Дональда Трампа удастся сохранить большинство мест в Сенате.

Кроме того, согласно исследованиям общественного мнения, политика президента Дональда Трампа привела к росту политической активности представителей этнических меньшинств в США.

Свои кандидатуры на выборах разного уровня, в том числе в Конгресс, выдвинули 40 кандидатов от мусульманской общины США.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D1%83%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%B2%D1%8B%D0%B1%D0%BE%D1%80%D1%8B-%D0%B2-%D1%81%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BC%D0%BF%D0%B0-%D0%BC%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%82-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B8%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%8C-/1300972

«Северный поток-2» будет построен, несмотря на усилия Украины по остановке его строительства

google

«Северный поток-2» будет построен, несмотря на усилия Украины по остановке его строительства, так как немецкое правительство и бизнес поддерживают проект. В связи с этим «Нафтогаз» Украины приступил к реализации «плана Б». Об этом заявил главный исполнительный директор украинской компании Юрий Витренко в эфире телеканала ZIK.

По словам Витренко, существует вероятность того, что транзит газа через территорию Украины при таком развитии событий полностью остановится.

«Во-первых, мы пытаемся компенсировать финансовые убытки. Мы уже инициировали новый арбитраж, который, фактически, уже начался, где мы требуем более $ 12 млрд, из которых десять — это, фактически, компенсация за то, что не будет транзита через территорию Украины после 2019 года. Мы это сейчас уже делаем. Но просто компенсация финансовых убытков — это, во-первых, резервный вариант, всё-таки первый вариант — „план А“ — это сохранить транзит», — заявил представитель «Нафтогаза».

https://eadaily.com/ru/news/2018/11/04/ukraina-pristupila-k-realizacii-plana-b-iz-za-severnogo-potoka-2

Трамп толкает США к ядерной анархии

© РИА Новости, Алексей Никольский

Белый дом хочет выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Следующим может стать новый договор по СНВ. Расторжение этих соглашений может обернуться новой гонкой вооружений, считает один из серьезнейших американских экспертов в области контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия, работавший в команде президента Барака Обамы.

Резкие заявления президента Дональда Трампа о выходе США из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) вызвали массу споров и разногласий, однако до сих пор остается неясным, что будет дальше. Ясно одно: аннулирование этого договора сделает США и их союзников (о которых Трамп, очевидно, совершенно не заботится) менее защищенными и подорвет глобальные основы нераспространения ядерного оружия.

Все может стать еще хуже. Возможный выход Америки из договора о РСМД, — который запрещает США и России иметь и развертывать ядерные и неядерные ракеты наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров, — указывает на то, что новый договор по сокращению наступательных вооружений (СНВ), подписанный в 2010 году, может постичь такая же участь.

В конечном счете аннулирование этих двух соглашений подольет масла в огонь новой гонки вооружений и отрицательно скажется на стабильности и предсказуемости отношений между Вашингтоном и Москвой. Последний раз, когда США и России приходилось действовать в условиях мира, в котором не существовало взаимных ограничений на ядерное оружие, был еще до 1972 года: это был мир, в котором мы чудом выжили, и в который никто в здравом уме не захотел бы вернуться.

Сторонники идеи устрашения и сдерживания при помощи ядерного оружия любят указывать на то, что именно изобретение ядерного оружия позволило сохранять мир между крупными державами после окончания Второй мировой войны. Однако именно разработка обязывающих соглашений и обязательных норм поведения в области безопасности, торговли и международных отношений — неядерного оружия — помогла США стать самой преуспевающей и защищенной страной в истории. Эти правила и нормы не только сделали США безопаснее и богаче, но и положили начало беспрецедентной эпохе глобального процветания. Сохранение этого миропорядка является ключевым национальным интересом, который теперь оказался под угрозой из-за действий администрации Трампа.

То, что Трамп пытается упразднить те нормы и правила, благодаря которым США достигли своего нынешнего уровня процветания, — это уже достаточно печально. То, что он пытается разрушить систему, которая препятствует возникновению ядерной анархии, — попросту непростительно.

Какими бы несовершенными они ни были, соглашения по контролю над вооружениями продемонстрировали свою эффективность в противостоянии дестабилизирующим ядерным программам при относительно невысоких затратах. Расторгать такие соглашения необходимо только после тщательного анализа ситуации и только в том случае, если выход из них позволит повысить безопасность США, и если уже имеются планы по восстановлению той стабильности и безопасности, которые будут утрачены в связи с их расторжением. В своем стремлении выйти из договора о РСМД Трамп не учитывает ни одно из этих условий, и с каждым днем становится яснее, что выход из этого договора почти никак не связан с действиями России, но связан в первую очередь с действиями Китая, а также с желаниями противников этого соглашения в Белом доме. Хотя в идее о выходе из договора о РСМД есть некоторый смысл, ответственность за поиски аргументов в пользу этого шага и за объяснение того, почему США следует из него выйти, теперь лежит на тех, кто активно выступает за расторжение этого договора.

Как мы попали в такую сложную ситуацию?

В 2014 году администрация Обамы обнаружила и объявила о том, что Россия нарушает договор о РСМД, разрабатывая и развертывая небольшое количество запрещенных ракет. С тех пор американское правительство решило, что нет никакой необходимости разрабатывать собственные подобные ракеты. Вместо этого лучшей реакцией, — на которой я настаивал в период своей работы в Белом доме, — был единый ответ союзников США, который должен был заставить Россию вернуться к соблюдению условий договора, долго время служившего интересам США, их восточноазиатских партнеров и НАТО.

Аргументировать необходимость сохранения контроля над вооружениями было нелегко. В нашей работе мы постоянно сталкивались с разведданными, доказывающими факты нарушений со стороны России, и многие мои коллеги по вполне понятным причинам были поглощены проблемой незаконного вторжения и аннексии Крыма Россией в 2014 году. Кроме того, нам в администрации Обамы было крайне тяжело заручиться поддержкой большинства европейских стран, чтобы надавить на Россию в связи с ее нарушениями условий договора о РСМД. Между тем мне и членам команды президента Барака Обамы по вопросам национальной безопасности было ясно, что, если у США появится нужда в разработке и создании собственных ракетных систем с целью противостоять действиям России, у нас есть законное право сделать это, одновременно соблюдая условия договора о РСМД. В конечном счете Конгресс одобрил такую программу, в рамках которой уже ведутся исследования и разработки, хотя США продолжают соблюдать условия договора, который запрещает испытания таких систем.

После вступления в должность Трамп по большей части игнорировал тему договора о РСМД и ядерной стабильности и даже в самом начале предложил президенту России Владимиру Путину продлить срок действия нового договора по СНВ, согласно которому у России и США должно быть не более 1550 ядерных боезарядов, и срок действия которого истечет 5 февраля 2021 года, если его не продлят еще на пять лет. С тех пор не было никаких признаков того, что Трамп или какие-либо высокопоставленные чиновники его администрации пытались серьезно обсуждать с Россией вопрос о необходимости соблюдать условия договора о РСМД. Хотя в Обзоре состава и количества ядерного оружия, опубликованном Министерством обороны в 2018 году, это соглашение коротко упоминается, в нем нет никакой стратегии, позволяющей заставить Россию соблюдать этот договор. Напротив, в этом обзоре нарушения России используются для того, чтобы обосновать разработку нового поколения крылатых ракет морского базирования с ядерной боеголовкой.

Несмотря на возможность, которую они, вероятно, сами создали, чиновники администрации Трампа не предприняли никаких серьезных попыток использовать угрозу выхода из договора, чтобы заставить Россию соблюдать его условия. А с тех пор, как в апреле к администрации присоединился советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон, решительно выступающий против какого-либо контроля над вооружениями, ситуация стала еще хуже. Он не продемонстрировал никакой заинтересованности в том, чтобы сохранить договор или убедить союзников Вашингтона поддержать его позицию. С тех пор не было проведено ни одного заседания Совета национальной безопасности, где вопрос договора о РСМД обсуждался бы с президентом.

Если США выполнят свою угрозу и быстро выйдут из договора о РСМД, Россия продолжит создавать и развертывать ракеты промежуточной дальности, только в этом случае она будет освобождена от ограничений этого договора. Аннулирование этого договора сделает бесполезными все попытки осудить Россию или ввести против нее какие-либо санкции. Пока неясно даже, сохранят ли США законное право вводить санкции в связи с нарушениями этого договора после того, как он будет аннулирован. И вместо того, чтобы привлекать внимание международного сообщества к нарушениям Россией условия договора, подписанного в эпоху холодной войны, США сами превратятся в угрозу для ядерной стабильности.

Разумеется, ответственность за нынешнюю опасную ситуацию в ядерном вопросе лежит на обеих странах, но именно Россия выиграет в том случае, если США отдалятся от своих европейских союзников, а также в случае краха основанного на нормах миропорядка, который Вашингтон защищал более 70 лет. Путин сможет извлечь из одностороннего выхода США из договора огромную пользу.

Существуют ли веские причины для расторжения договора?

Нарушения Россией условий договора о РСМД и других соглашений по контролю над вооружениями — это вполне веская причина. Вашингтон совершенно оправданно испытывает тревогу, когда Москва нарушает условия соглашения, и когда она угрожает США или их союзникам. Однако давайте не будем обманывать себя, убеждая в том, что это и есть главная причина стремления Трампа выйти из договора о РСМД. Трамп редко предпринимал какие-либо шаги для противостояния угрозе со стороны России в адрес США и их союзников, которых он считает скорее нахлебниками, чем друзьями. Выход из договора о РСМД в первую очередь обусловлен сочетанием позиций противников соглашений о контроле над вооружениями и заинтересованностью военных в разработке новых ракет, которые можно будет противопоставить китайским ракетам.

Договор о РСМД запрещает США и России — но не Китаю — развертывать ракеты средней и меньшей дальности наземного базирования. Уже некоторое время ведутся серьезные дискуссии по вопросу о том, должны ли США каким-то образом решать проблему мощного китайского арсенала ракет промежуточной дальности в том случае, если договор о РСМД канет в лету, и, если должны, то как. И в идее о том, что США следует нарастить свой военный потенциал в Азии, чтобы противостоять Китаю, есть определенный смысл. Однако пока непонятно, как системы, запрещенные этим договоров, — если США создадут и развернут их в этом регионе, — повысят военный потенциал или потенциал сдерживания в Азии и других регионах. В распоряжении США уже есть ракеты средней дальности морского и воздушного базирования, а также системы меньшей дальности, способные наносить удары по китайским объектам — не говоря уже о стратегических ядерных вооружениях. Также неясно, согласятся ли союзники Америки развернуть новые американские ракеты средней дальности — ядерные или неядерные — на своих территориях. США могут развернуть такие ракеты на острове Гуам, однако, поскольку американские бомбардировщики уже имеют возможность подниматься в воздух с этого острова, непонятно, как развернутые там ракеты наземного базирования могут существенно изменить существующий статус-кво.Разумеется, дискуссии только начинаются. Но доказывать обоснованность решения о выходе должны именно те, кто считает, что польза от развертывания таких ракет в Азии превосходит негативные последствия снятия ограничений в Европе. И в этих дискуссиях нужно уделить пристальное внимание тому, что развертывание ракет малой дальности в пределах досягаемости Китая может заставить Пекин существенно увеличить размеры или упор на его собственные ядерный и ракетный арсеналы. Вполне возможно, вместо сдерживания Китая такой шаг нарушит баланс стратегической и кризисной стабильности в Восточной Азии и заставит Китай существенно увеличить свой арсенал. Другими словами, то, что США могут развернуть ракеты средней дальности в Азии, вовсе не значит, что им следует это делать, или что они, сделав это, повысят степень своей защищенности.

Может ли новый договор о СНВ пережить Трампа?

Даже если в утверждениях о том, что договор о РСМД утратил эффективность, и есть некая доля истины, игнорировать вопрос о новом договоре о СНВ просто невозможно. Новый договор о СНВ является последним инструментом, позволяющим сдерживать рост числа американских и российских стратегических ядерных систем. Он требует проведения тщательных проверок ядерных арсеналов обеих стран. Та предсказуемость и прозрачность, которые обеспечивает это соглашение, являются ключевыми факторами для поддержания стабильности — или того, что от нее осталось, — в отношениях между этими ядерными державами.

Более того, новый договор о СНВ стал тем инструментом, который позволил Пентагону заручиться широкой поддержкой для модернизации устаревающих американских ядерных войск. Если он не будет продлен, это станет последним ударом для попыток предотвратить полномасштабную гонку ядерных вооружений между Вашингтоном и Москвой, лишит США возможности следить за изменениями в ядерных войсках России, обойдется в миллиарды долларов, которые будут потрачены на разведку, и уничтожит основу для ядерной сдержанности в глобальном масштабе. Это также уничтожит видимость двухпартийной поддержки систем контроля над ядерными вооружениями и может привести к резкому сокращению программы по модернизации американских ядерных сил, на которую, по текущим оценкам, в ближайшие 30 лет будет потрачено около 1,7 триллиона долларов.

Все указывает на то, что новый договор о СНВ канет в лету благодаря усилиям Трампа и Болтона, которые могут выйти из него еще до окончания его срока действия. Первый удар: тот факт, что этот договор подписал Обама, — с точки зрения Трампа — уже страшный грех. Второй удар: это соглашение ограничивает ядерный потенциал США — Трамп никогда не понимал целесообразность этого, а Болтона это просто раздражает, потому что он всегда выступал против любых соглашений, ограничивающих свободу действий США. Третий удар: Трамп убежден, что он — блестящий переговорщик и что, проявив жесткость, он может не только усадить Россию за стол переговоров, но и заключить более выгодную сделку, нежели Обама, Рональд Рейган и все остальные его предшественники.

Несмотря на все это, все еще остается некоторая надежда на сохранение нового договора о СНВ. В отличие от иранской ядерной сделки и от договора о РСМД, новый договор о СНВ пользуется всеобщей поддержкой со стороны военных и гражданских лидеров в Министерстве обороны и разведывательном сообществе. В преддверии подписания иранской сделки в Пентагоне оставались те, кто все еще хотел наказать Тегеран за его действия в регионе и за разработку ракет. Однако мало кто высказывался против нового договора о СНВ. Те проверки, которые он обязывает проводить в отношении России, и те средства, которые он позволяет экономить на разведке, недвусмысленно показали в 2010 году, что этот договор служит интересам национальной безопасности США. И сегодня он не утратил своей актуальности.

Два возможных варианта развития событий

К сожалению, всеобщей поддержки нового договора о СНВ может оказаться недостаточно для того, чтобы убедить Трампа. То есть перед нами два возможных варианта развития событий.

Первый вариант: Трамп расторгает новый договор о СНВ. Этот договор дает сторонам право выйти из него, руководствуясь ключевыми национальными интересами.

Выход из договора обеспечит нам опасное будущее, в котором риски просчетов будут высокими, и в котором США и Россия будут разрабатывать такие системы, которые, с их точки зрения, будут способствовать стабилизации, а на самом деле повысят риск применения ядерного оружия одной из сторон. Любой намек на то, что Россия ускоряет темпы наращивания своего ядерного потенциала, заставит США сделать то же самое. Это вам ни о чем не напоминает?

Второй вариант: Трамп потешит свое эго, договорившись о подписании нового договора, в основу которого лягут тщательные проверки и та предсказуемость, которые формируют ядро нового договора о СНВ.

Хотя Трамп, вероятно, не согласится на продление срока нового договора о СНВ в качестве услуги Путину, он может сделать это для того, чтобы продвинуть свой нарратив. Он считает себя мастером переговоров, и его новое торговое соглашение с Канадой и Мексикой доказывает, что он готов согласиться на минимальные изменения в существующих соглашениях, чтобы просто иметь возможность заявить о своей победе.

Таким образом, лучший исход — если Трамп и Путин договорятся о новом краткосрочном соглашении, которое несколько уменьшит их арсеналы, — скажем, до 1250 ядерных боезарядов — и совместят это с продлением срока действия нового договора о СНВ, который обеспечит необходимые проверки. Чтобы сделать его еще более привлекательным, России стоит назвать его Treaty on the Reduction of Ultimate Military Programs (Договор о сокращении основных военных программ), сокращенно TRUMP. Кто сможет против такого устоять?

Такой вариант развития событий не идеален. Но он гораздо предпочтительнее по сравнению с тем вариантом, при котором договор о РСМД и новый договор о СНВ прекратят свое существование, и обе страны вступят в гонку вооружений. Хотя всем должно быть понятно, что преждевременный отказ от жизнеспособных и ценных соглашений по контролю над вооружениями подрывает безопасность США и глобальные системы стабильности, вероятнее всего, эти аргументы не найдут отклика в администрации Трампа, где логика и факты редко принимаются в расчет.

Несмотря на множество попыток аннулировать их, обязывающие соглашения по контролю над вооружениями вовсе не являются пережитками эпохи холодной войны, и они до сих пор не утратили своей целесообразности. Сегодня США и их союзники нуждаются в этих соглашениях больше, чем когда-либо, — учитывая действия России и Китая. Опираясь только на ничем не ограниченную мощь Америки и оставляя эффективные и ценные инструменты воздействия за кадром, Белый дом Трампа забывает уроки истории и ведет Америку и весь мир к тем опасностям, о которых мы надеялись навсегда забыть.

Джон Вольфсталь — директор Группы по ядерному кризису. Он был специальным помощником президента Барака Обамы и старшим директором по контролю над вооружениями и нераспространению в Совете национальной безопасности.

https://inosmi.ru/politic/20181102/243672787.html

Россия, Индия и Иран создадут альтернативу Суэцкому каналу


Hassan Ammar/AP

В ноябре представители России, Индии и Ирана проведут встречу, на которой обсудят запуск международного транспортного коридора «Север-Юг». Об этом сообщает Press TV.

Новый транспортный коридор должен стать более дешевой и короткой альтернативой Суэцкому каналу. Отмечается, что его протяженность составит 7,2 тыс. км и в нем будут задействованы как железная дорога, так и водный транспорт. Грузы будут отправляться из Индии в иранский город Бендер-Аббас на побережье Персидского залива, потом будет происходить переправка в Бендер-Энзели на побережье Каспийского моря, затем они пойдут по морю в Астрахань и по железной дороге будут поставляться в Европу.

Предполагается, что перевозки по новому коридору будут стоить на 30-40% дешевле, а время их осуществления значительно сократится. Также сообщается, что объем грузоперевозок по новому пути оценивается в 20-30 млн т.

Ранее Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил о начале создания в Египте российской промышленной зоны в районе Суэцкого канала.

https://www.gazeta.ru/business/news/2018/11/01/n_12233089.shtml?utm_source=24smi&utm_medium=referral&utm_term=2261&utm_content=1913995&utm_campaign=11036

Les Yeux du Monde (Франция): почему второй холодной войны не будет

© РИА Новости, Юрий Куйдин

После заявления президента США Дональда Трампа о намерении выйти из договора РСМД перспектива новой холодной войны вновь укрепляет позиции среди политиков и СМИ. Но это ошибочный взгляд, утверждает Фабьен Эрбер на сайте «Лезьё дю Монд». Да, у России и Европы складываются сложные отношения, однако новой холодной войны не будет просто потому, что Европа — больше не центр мира.

Фабьен Эрбер (Fabien Herbert)

После заявления президента США Дональда Трампа о намерении выйти из договора РСМД, который подписали Америка и СССР в 1987 году, перспектива новой холодной войны после украинского кризиса 2014 года, судя по всему, вновь укрепляет позиции среди политиков и СМИ. Как бы то ни было, это ошибочный взгляд. Хотя в наше время хватает неопределенностей, в данном случае ни о чем подобном речи не идет. Между Россий и Западом не будет новой холодной войны, и тому есть множество причин: от ослабления России и доминирования Китая до новых мировых реалий, которые больше не приемлют старую «блоковую» логику. Упоминание этого периода недавней истории становится для некоторых способом уцепиться за отжившие свое доктрины, а не думать о стоящих перед нами насущных задачах. Поэтому, давайте развенчаем эту теорию.

Отношения Запада и России

Возвращение к размышлениям о холодной войне связано главным образом с событиями на Украине в 2014 году, в частности с аннексией Крыма Российской Федерацией. Борьба за влияние между Россией и Западом реальна, однако она не вписывается в логику холодной войны (1947-1991). Суть последней заключалась в противостоянии двух блоков в Европе и мире. Первый составляли США и члены НАТО, второй — СССР и страны ОВД. Если оставаться в границах Европы, как могли бы выглядеть два этих блока? НАТО все еще существует, однако ей не противостоит никакой другой блок. Что касается России, она серьезно изолирована в сфере европейской политики.

Кто мог бы стать ее союзником, что необходимо знать, если мы проецируем себя на новую холодную войну? Турция, член НАТО? Нет. Белоруссия под управлением жесткого Александра Лукашенко? Хотя Минск и является союзником Москвы, украинский кризис стал для него поводом для сближения с ЕС. Но разве можно всерьез противопоставлять европейский блок и ось Россия-Белоруссия?

Конечно, военные возможности и обширная территория России могут создать иллюзию равновесия двух сил. Но чаша экономических весов серьезно склоняется в сторону европейцев, а от идеи симметричности сил России и остальной Европы нужно избавляться. Стоит также добавить военную мощь США и их бюджет, в десять раз превышающий российский. Таким образом, нельзя говорить о равном соперничестве России и Запада, которое раньше и было источником холодной войны. Ядерный вопрос, который вновь вышел на первый план с подачи Дональда Трампа, не должен вводить нас в заблуждение. Хотя риск гонки ядерных вооружений с Россией на самом деле существует, она лишь подтвердит логику ядерного сдерживания. Об этом говорил сам президент Путин: «В нашей концепции применения ядерного оружия нет превентивного удара. Наша концепция — это ответ на встречный удар».

Если все государства будут следовать этому принципу, у нас не будет права на эту страшную ядерную войну. Более того, в отличие от холодной войны, сейчас большее беспокойство вызывают ядерные театры действий за пределами Европы, будь то индийско-пакистанский конфликт, северокорейский кризис или ближневосточные маневры Израиля, Ирана и Саудовской Аравии.

Концепция равновесия сил и идеологии больше не актуальна

Да, Россия бросает вызов Европе и ставит под сомнение принципы мира, сформированные на континенте после распада СССР. Она отправляет шпионов в Великобританию, Нидерланды, Швецию и другие страны. Россия вновь обрела силу и может создать серьезные помехи, но на этом все. Она могла бы бросить вызов по отдельности Франции, Германии и Великобритании, но не трем государствам и остальным европейским странам вместе взятым. Особенно если добавить сюда США, что отмечают все, кто говорят о новой холодной войне.

Наконец, представление о противостоянии консервативной России и прогрессивной Европы, как в прошлом это было с коммунизмом и капитализмом, тоже не соответствует действительности, поскольку в самом ЕС польское и венгерское правительства проявляют не меньший консерватизм, чем Москва. Кроме того, именно этим странам свойственен самый ярко выраженный в Европе антироссийский настрой… К тому же, несмотря на российское националистическое движение, следует обратить внимание на такие слова президента Владимира Путина: «Изначально закладывалось толерантное отношение между всеми формирующими это государство нациями и представителями различных религий. Это основа существования России. (…) А если мы будем выпячивать такой пещерный национализм вперед, поливать грязью представителей других этносов, мы развалим страну».Такое заявление может вызвать легкое недоумение в Европе, однако оно отражает ключевую реалию России, которая в первую очередь представляет собой федерацию, как и США. Следовательно, идея о том, что западный мультикультурализм в корне противоречит российскому национализму, не соответствует действительности. Критики могут поднять вопрос о российской поддержке ультраправых движений. Мы же возразим, что речь идет о геополитическом, а не идеологическом шаге. Доказательством тому служит тот факт, что мы и сами поддерживали враждебные Москве националистические движения в России и на Украине. Если нам, европейцам, можно использовать не соответствующие нашим ценностям силы, то и россиянам тоже. Вопреки частым утверждениям Россия и ее руководство не заинтересованы в триумфе ультранационалистов в стране. Это поставило бы под угрозу союз, который представляет собой Россия, точно так же, как это обстоит и на Западе.

Таким образом, нынешние отношения сложны для понимания. Кстати говоря, именно поэтому современному периоду истории так непросто дать определение. В этом плане стоит признать правоту слов Буало о том, что все хорошо понятное произносится четко. Сейчас же у нас нет ни понимания, ни четкости в том, что касается новой фазы истории. Да, у России и Европы складываются сложные, даже конфликтные отношения, однако новой холодной войны не будет просто потому, что Европа — больше не центр мира. Она все еще остается важным мировым центром, но ей составляют конкуренцию Китай, Индия и их соседи. Поэтому не будем ошибочно использовать отжившее свое мышление в только что начавшемся XXI веке, поскольку за оценочными ошибками зачастую идут стратегические.

https://inosmi.ru/politic/20181101/243661591.html

Террористы YPG пытаются скрыть провал в Дейр-эз-Зоре

AA

Боевики сирийского крыла террористической организации PKK пытаются скрыть от мирового сообщества причины провала наступления на востоке Сирии.

Отряды террористов YPG/PKK с 11 сентября пытались выбить боевиков ДЕАШ из ряда районов провинции Дейр-эз-Зор.

В наступлении на контролируемый террористами ДЕАШ район Хеджин участвовали до шести тысяч террористов, однако все их усилия оказались тщетными. Боевикам не помогла даже активная поддержка ВС США и Франции. В боях с ДЕАШ были убиты сотни террористов YPG/PKK, и в итоге им пришлось отступить.

Хеджин, а также населенные пункты Шиифе, Багоз, Сюсе, Бу-Хесан и Бу-Хатир остались под контролем ДЕАШ.

В настоящее время под контролем террористов YPG/PKK находится лишь населенный пункт Багоз, захваченный ими 27 сентября.

Главари YPG/PKK пытаются обосновать отвод сил с восточного берега Евфрата ударами турецкой армии по объектам террористов в провинции Айн-эль-Араб (Кобани) на севере Сирии.

Тем самым террористы шантажируют Вашингтон, который настаивает на полном контроле над районами Сирии, богатыми нефтью и газом, и хотят заставить США оказать давление на Анкару с целью прекращения антитеррористических операций в Сирии.

Схожая стратегия применялась главарями YPG/PKК во время операции «Оливковая ветвь» в сирийском Африне. После начала антитеррористической операции на северо-западе Сирии в YPG/PKК заявили о приостановке боевых действий против ДЕАШ к востоку от Евфрата и на юге провинции Хасеке.

https://www.aa.com.tr/ru/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B5%D0%B9/%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7-%D1%82%D0%B5%D1%80%D1%80%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B-ypg-%D0%BF%D1%8B%D1%82%D0%B0%D1%8E%D1%82%D1%81%D1%8F-%D1%81%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D1%8C-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BB-%D0%B2-%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%80-%D1%8D%D0%B7-%D0%B7%D0%BE%D1%80%D0%B5/1300008

Forbes (США): санкции Трампа против Ирана стали большой победой для русских

© РИА Новости, Алексей Дружинин

Автор делового журнала заинтересовался вопросом: кому больше всех выгодны американские санкции против Ирана? Саудовской Аравии? Израилю? Или Объединенным Арабским Эмиратам? Нет. Наибольшую выгоду они приносят России, считает автор. Ослабляя Иран, санкции дают возможность России сбалансировать нефтяные рынки и усиливать свое геополитическое влияние.

Питер Фолькмар (Peter Volkmar)

— Ослабляя Иран, санкции дают возможность России сбалансировать нефтяные рынки.

— Лишь объединив усилия с Россией в конце 2016 года, ОПЕК сумела добиться сокращения добычи странами-членами и поднять цены на нефть.

Кому больше всех выгодны американские санкции против Ирана? Саудовской Аравии? Израилю? Или Объединенным Арабским Эмиратам?

Нет. Наибольшую выгоду они приносят России. Ослабляя Иран, санкции дают возможность России сбалансировать нефтяные рынки.

Дело в том, что ОПЕК нужны крупные нефтедобытчики, помогающие Саудовской Аравии вводить квоты на добычу нефти. Сейчас, когда Иран оттеснили на обочину, Эр-Рияд не сумеет в одиночку убедить более мелких производителей сократить добычу, а стреноженная ОПЕК не сможет подчинять мировой рынок нефти своей воле. Разве что Саудовской Аравии удастся добиться содействия со стороны другого крупного производителя — России или Ирана.

Как я отмечал ранее, ключевые члены ОПЕК, следующие за Саудовской Аравией, оказались не в состоянии поддерживать квоты на поставки и контролировать цены после того, как в 2014 году США стали наращивать добычу сланцевой нефти, ослабив тем самым доминирующее положение ОПЕК на рынке. Лишь объединив усилия с Россией в конце 2016 года, ОПЕК сумела добиться сокращения добычи странами-членами и поднять цены на нефть.

Меняющиеся экономические реалии, заставившие ОПЕК броситься в объятия России, дали Москве существенные геополитические преимущества и сделали ее новым ключевым звеном нефтяного картеля. Отмечая данный факт, саудовский министр энергетики Халид аль-Фалих (Khalid al-Falih) заявил российскому агентству ТАСС: «Мы доказали самим себе, что можем работать с Россией и поддерживать баланс на рынках независимо от того, дефицит там или перепроизводство».

Моя модель из теории игр показывает, что поскольку себестоимость добычи в Иране исключительно низка, он может стать для саудовцев хорошим партнером в ценовых войнах. Это значит, что зависимость ОПЕК от России легко может перейти на Иран. Освобожденный от санкций Иран укрепит внутренние переговорные возможности ОПЕК. Такие переговорные возможности нужны для того, чтобы держать в узде мелких производителей типа Катара.

Когда картель в 2015 году отказался от квот, возможностей диктовать свои условия у него было мало. Но когда в 2017 году вступил в силу договор о квотах с Россией, ОПЕК укрепила свои переговорные возможности.

В результате Россия уже полтора года занимает командные высоты и прочные геополитические позиции, заявляя: сотрудничайте с нами, а иначе картель развалится. Но эти позиции ослабнут, если Иран выпустят со скамейки штрафников.

Согласно моей модели, Иран может дать ОПЕК значительные внутренние переговорные возможности для ограничения добычи и повышения мировых цен, причем без привлечения Москвы. В таком случае Россия сможет действовать независимо, добывая столько нефти, сколько ей нужно.

Мои аналитические выкладки указывают на то, что ОПЕК сможет получать высокую дифференциальную ренту, сотрудничая как с Ираном, так и с Россией. Это неожиданный результат, потому что мощность добычи у Ирана в два раза меньше, чем у России.

Но у Ирана себестоимость добычи настолько низка (9 долларов за баррель против российских 19 долларов), что он в состоянии вести жестокую ценовую войну и все равно получать прибыль. Тегеран вполне может пригрозить членам ОПЕК опасными для них низкими ценами, если те станут манипулировать квотами.

В 2016 году ОПЕК сделала для Ирана исключение, освободив его от квот, потому что ему надо было оправиться после экономических санкций, введенных из-за его ядерной программы. Иран быстро восстановил объемы добычи, доведя ее с 2,8 до 3,8 миллиона баррелей в день.

Таким образом, Иран вполне мог занять место России в соглашении от 2017 год, если бы не американские санкции, которые начнут действовать с 5 ноября, препятствуя выходу Тегерана на мировой рынок нефти.

Непреднамеренные последствия от жестких антииранских санкций продолжают накапливаться. В рамках соглашения с ОПЕК Россия более года добывает нефти на 300 тысяч баррелей в день меньше. Мы наблюдаем за тем, как крепнут связи между бывшим врагами по холодной войне Саудовской Аравией и Россией, и как Москва усиливает свое геополитическое влияние.

Да, Израиль и ОАЭ рады тому, что экономика их стратегического соперника оказалась закованной в кандалы, но оставшийся после Ирана вакуум власти заполняет Россия.

Эти события вызывают неожиданные перемены, с которыми американской внешней политике придется иметь дело на протяжении многих лет. Если для Трампа важнее всего сбить цены прямо сейчас, до промежуточных выборов, то ослабление антииранских санкций может стать для него оптимальным путем к победе.

https://inosmi.ru/politic/20181101/243654750.html

Цель визита Болтона на Кавказ — отделить Россию от Ирана

Прибытие в регион Южного Кавказа такого американского должностного лица, как советник президента по национальной безопасности Джон Болтон – безусловно, событие неординарное. При этом, говоря о Болтоне, заинтересованные экспертные круги почти всегда обращают внимание на то, что:

– он является одним из самых последовательных ястребов в нынешней администрации президента Дональда Трампа. Таким же ястребом он был в администрации Джорджа Буша – младшего (занимал различные посты в 2001 – 2006 гг.) и ранее, в администрации Джорджа Буша-старшего (в 1989-1993 гг. занимал пост помощника госсекретаря США по делам международных организаций). Известно также, что Болтон является последовательным сторонником жесткой линии против России и её союзников;

– регион Южного Кавказа в Москве рассматривают как зону своих интересов;

– работая на различных постах в предыдущих администрациях, он, в ряде случаев, лоббируя интересы определенных кругов США, в частности, заставлял разведку поддерживать его взгляды и политические цели, скрывал информацию, которая противоречила его целям (речь идет о госсекретарях Колине Пауэлле и Кондолизе Райс) и даже лгал под присягой на слушаниях в Сенате;

– нынешний советник президента считается одним из главных идеологов начала войны в Ираке в 2003 году, а в 2007 году призывал начать военную операцию против Ирана;

– он один из самых авторитетных и последовательных лоббистов Израиля в Вашингтоне.

Болтон прибыл в регион после сложных переговоров в Москве, где в частности, обсуждались вопросы, касающиеся Сирии и Договора о ракетах средней и малой дальности (ДРСМД), из которого, как заявил президент Трамп, его администрация собирается выйти. До прибытия в регион Болтона неделей ранее здесь побывал заместитель помощника госсекретаря США Джордж Кент. Повестка дня встреч американского дипломата была весьма насыщенной. В частности, по порядку, с учетом даты пребывания:

– в Азербайджане он заявил о том, что США высоко ценят вклад этой страны в обеспечение безопасности в Афганистане, о важной роли Баку в диверсификации энергетических источников и маршрутов. В частности, Кент особо подчеркнул значимость проекта «Южный газовый коридор». Он отметил, что, как один из сопредседателей Минской группы ОБСЕ, США серьезно относятся к своим обязательствам по урегулированию конфликта на основе Мадридских принципов. «В этом месяце, через две недели, сопредседатели МГ ОБСЕ совершат визит в регион. Хочу отметить, что уровень напряженности на линии соприкосновения войск снизился. Призываем стороны продолжить в этом духе», – резюмировал заместитель помощника госсекретаря США;

– в Грузии Кент встретился с кандидатами в президенты Грузии Саломе Зурабишвили и Григолом Вашадзе и обсудил предстоящие выборы. Кроме того, он встретился с министром иностранных дел Давидом Залкалиани, министром обороны Леваном Изория, главой МВД Георгием Гахария, спикером парламента Ираклием Кобахидзе. Во время этих встреч американский дипломат заверил председателя грузинского парламента в твердой поддержке со стороны Соединенных Штатов Америки суверенитета и территориальной целостности Грузии, а также ее западных устремлений, и выразил готовность к тесному сотрудничеству. 13 октября находясь у линии де-факто грузино-осетинской границы Кент, в частности, заявил: «Призываем власти России уважать соглашение о прекращении огня 2008 года, отменить «признание независимости» оккупированных регионов и отвести свои войска на довоенные позиции». Кент также подтвердил, США вновь твердо поддерживают суверенитет и территориальную целостность Грузии и стратегическое партнерство с Тбилиси;

– в Армении он выразил готовность Вашингтона поддержать страну в вопросе борьбы с коррупцией, проведении демократических и транспарентных парламентских выборов, работать и по вопросу создания новых рабочих мест (прежде всего в горнодобывающей промышленности) и в направлении диверсификации экономики. В феврале планируется встреча армяно-американской межправительственной группы, в ходе которой будет рассмотрено дальнейшее развитие двусторонних отношений. После переговоров с премьер-министром Армении, высокопоставленный чиновник Госдепа сказал, что армянская революция была действительно особенной и премьер-министр Пашинян, в отличие от Грузии и Украины, в сфере внешней политики поворотных изменений не планирует: «Не думаю, что премьер-министр Армении ставит под вопрос зависимость от России как гаранта безопасности Армении, и это очень интересно и дает основу для аналитического сравнения с Грузией, Украиной, Молдовой, у которых есть евроатлантические устремления. Сегодня, спустя пять месяцев после бархатной революции, как отметил один из участников обсуждения, Пашинян имеет 91 процент поддержки, больше, чем когда-либо имели Саакашвили, Иванишвили или Петр Порошенко. На этом этапе армянское общество предоставило ему консолидированный мандат на осуществление изменений. Думаю, всем нам интересно понаблюдать, как это произойдет в стране, которая не ставит под вопрос отношения с Россией». Он также сообщил, что встреча президента США Трампа и премьер-министра Армении Пашиняна «состоится в ближайшем будущем».

Что касается Болтона, то в столице Азербайджана он встретился с президентом страны Ильхамом Алиевым и главой МИД Эльмаром Мамедъяровым. Можно выделить главные вопросы, которые обсуждались в Баку:

– проект «Южного газового коридора», т.к. по мнению Вашингтона, Азербайджан играет особую роль в энергетической безопасности региона. Сохранение активной роли Азербайджана на международном энергетическом рынке имеет для США большое значение;

– Нагорно-Карабахское урегулирование. Был обсужден вопрос мирного урегулирования конфликта и деятельности в данном направлении. «Мы понимаем, решение карабахского конфликта важно для нас с точки зрения установления мира и в Азербайджане, и в Армении», – подчеркнул он. США является одной из стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, продолжил Болтон. Решение Нагорно-Карабахского конфликта со стратегической точки зрения имеет важное значение и для США. Он заверил журналистов в Баку, что Вашингтон и впредь будет прикладывать усилия для мирного разрешения конфликта и это будет одной из ключевых тем переговоров в Ереване;

– обсуждены шаги по сдерживанию Тегерана от его деятельности, а также по его ядерной программе.

Конечно, рассматривались и другие вопросы: совместные усилия в борьбе с терроризмом, торговлей людьми, наркотрафиком, права человека и основы демократии, однако главными были три вышеупомянутые темы. Также Болтон поведал, что приехал не для того, чтобы менять политику США в регионе.

Во время своего пребывания в Баку, Болтон сделал примечательное заявление о том, что президент США Дональд Трамп может использовать свои полномочия, чтобы приостановить действие 907-ой поправки к «Акту в поддержку свободы», ограничивающей оказание Азербайджану помощи со стороны США на государственном уровне. «Это положение было утверждено Конгрессом. Исполнительная ветвь власти не обязательно придерживается той же политической линии и, согласно нашей конституции, на самом деле именно президент определяет внешнюю политику. Во многих случаях разные президенты приостанавливали действие этого положения, чтобы проводить закупки, и мы постоянно рассматриваем эту возможность, чтобы решить, необходимо ли это», – сказал он.

Напомним, что в октябре 1992 года Конгресс США под влиянием армянского лобби принял закон под названием «Акт в поддержку свободы», регулирующий оказание государственной помощи бывшим советским республикам. Согласно 907-ой поправке этого закона, правительству США запрещалось оказывать помощь официальным структурам Азербайджана до тех пор, пока Баку не прекратит блокаду Армении и Нагорного Карабаха. Блокада Армении и Нагорного Карабаха до сих пор не снята.

В Ереване Болтон встретился с и.о. премьер-министра Николом Пашиняном, и.о. министра иностранных дел Зограбом Мнацаканяном, и.о. министра обороны Давидом Тонояном, секретарем Совета безопасности Арменом Григоряном, президентом Арменом Саркисяном и парламентариями. По итогам своих встреч в Ереване советник президента США дал небольшую пресс-конференцию и интервью армянской редакции «Радио Азатутюн/Свобода». Тезисно это можно представить следующим образом:

– обсуждались отношения Армении с соседними странами (Грузией, Ираном и Турцией), с Россией, а также двусторонние отношения. В ходе почти полуторачасовой встречи с Пашиняном говорилось о том, что отношения с Арменией представляют стратегическое значение для США, но стратегическим партнером он Ереван не назвал, в отличие от Азербайджана;

– как и в Баку, Болтон дал ясно понять, что США, в принципе, не исключает рассмотрения вопроса продажи оружия, как Азербайджану, так и Армении. При этом он вынужден был признать, что есть ограничения, которые Конгресс наложил на Соединенные Штаты с точки зрения продажи оружия Азербайджану и Армении из-за конфликта. При этом он заявил Пашиняну, что если речь идет о покупке либо российской военной техники, либо американской, то «…мы бы предпочли последнее. Мы считаем, что наша техника в любом случае лучше, чем российская» (этот тезис он повторил и на пресс-конференции);

– Болтон полагает, что «…для Армении действительно фундаментальным является вопрос осуществления собственного суверенитета в полной мере, чтобы не зависеть от чрезмерного иностранного влияния. Я думаю, что для людей здесь лучше иметь больше возможностей на международном уровне и не ограничиваться историческими моделями»;

– была отмечена готовность американской стороны содействовать урегулированию нагорно-карабахского конфликта как в рамках Минской группы ОБСЕ, так и «иными возможными» шагами». В Ереване Болтон повторил мысль, выказанную ранее в Баку: урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта в интересах не только Армении и Азербайджана, но и США. «Решение проблемы очень сложное. Если бы оно было легким, то конфликт давно был бы урегулирован. Я приехал сюда не для того, чтобы ознаменовать какие-то изменения в американской политике или предложить новые решения. Стороны должны работать друг с другом. И стороны сами должны найти решение», – сказал Болтон. Он также выразил убеждение, что для Армении лучшим способом ослабить внешнее давление является решение нагорно-карабахского конфликта;

– обещание инвестиций было увязано с итогами выборов, которые по оценке Болтона, должны укрепить позиции Пашиняна, развитием демократии и бизнесменами армянского происхождения из США;

– на встрече с парламентариями, коснувшись решения властей Армении направить гуманитарную миссию в Сирию, Болтон в частности, сказал: «Мы, США также оказываем гуманитарную помощь Сирии. И это не должно оказывать воздействие на политические отношения, с одной стороны режима, с другой террористов. И широкомасштабная гуманитарная миссия здесь осуществляется». При этом президент Армении заверил его в том, что это лишь гуманитарная миссия и у нее не будет военной направленности. «На данный момент для любой страны или стороны будет ошибочным иметь военную вовлеченность, так как уже сегодня существует 7-8 борющихся стран. И военное вовлечение какой-то другой страны, полагаю, ошибочно», – резюмировал Болтон.

Практически, в незавуалированной форме, Еревану предлагается выйти из зоны влияния России и забыть все свои исторические проблемы с Турцией. Надо сказать, что Болтон – отнюдь не первый американский представитель, который говорит об этом, но он первый, кто делает это с такой прямотой и откровенностью.

По итогам бесед Болтона в Баку и Ереване проглядывается стремление Вашингтона нарастить свое влияние не только на политику обеих стран, но и повысить уровень своей значимости в процессе Нагорно-Карабахского урегулирования, в том числе и через обещание продажи конфликтующим сторонам летального оружия.

Мы также не исключаем сценария, при которых месседжи Болтона могут означать применение уже в ближайшем будущем специфических инструментариев (в том числе по типу дейтонских или кемп-дэвидских), для «урегулирования» Нагорно-Карабахского конфликта под патронажем Вашингтона.

Если говорить о визите Болтона в Грузию, то, безусловно, в Тбилиси у него не было никаких проблем. Это объясняется высоким уровнем отношений между двумя странами, которые в отличие от Азербайджана и Армении, можно охарактеризовать как союзнические. В сентябре, во время встречи с премьер-министром Мамукой Бахтадзе советник президента США заявил, что Грузия является образцовой страной в регионе. Контакты между высшими должностными лицами двух стран – дело привычно-рутинное, как и их постоянные официальные визиты в Тбилиси. До визитов Кента и Болтона, летом прошлого года столицу Грузии с официальным визитом посетил вице-президент Майк Пенс.

В пятницу Болтон обсудил с министром внутренних дел Грузии Георгием Гахария и главой Службы госбезопасности республики Вахтангом Гомелаури вопросы региональной безопасности, говорится в заявлении МВД. «Стороны обсудили существующие перед Грузией вызовы с точки зрения безопасности, региональные угрозы и перспективы углубления сотрудничества в этом направлении. На встрече была подчёркнута важность стратегического сотрудничества Грузии и США в сфере безопасности», – сказано в заявлении МВД Грузии. Темой обсуждения также стала реформа сектора безопасности Грузии. В этом контексте внимание было уделено важности планирования политики национальной безопасности и координации эффективных механизмов.

На встрече с министром иностранных дел Давидом Залкалиани обсуждались те региональные и глобальные вызовы, справляться с которыми приходится Грузии. «Без стратегического партнера нам будет сложно справиться с этими проблемами и вызовами. США это прекрасно понимают. Естественно, главной темой беседы была ситуация с точки зрения безопасности на оккупированных территориях, и в этом направлении у нас есть поддержка от стратегического партнера», – отметил министр. По его словам, вопрос постоянно находится в повестке дня американской политики, эта тема является предметом двустороннего диалога с Россией. Залкалиани подчеркнул важность поддержки со стороны США. Также обсуждались все основные вопросы расширения стратегического партнерства двух стран, рассматривались актуальные вопросы отношений Грузии и США, в том числе вопросы сотрудничества в сфере экономик.

На встрече с главой министерства обороны Леваном Изория затрагивались вопросы стратегического сотрудничества Грузии и США, усиления обороноспособности Грузии, осуществления совместного амбициозного проекта боеготовности (GDRP) и достигнутый прогресс с точки зрения соответствия с НАТО. Особое внимание было уделено рамочному договору между министерством обороны Грузии и департаментом обороны США на 2016-2019 годы.

Болтон назвал свой визит в Грузию «позитивным и продуктивным», добавив: «У меня были встречи высокого ранга в Тбилиси, вместе с премьером и его командой по безопасности мы обсудили вопросы нашего стратегического сотрудничества и ситуацию в регионе. В целом я оцениваю этот визит как позитивный и продуктивный». Было особо подчеркнуто, что США продолжает поддерживать независимость, территориальную целостность и суверенитет Грузии.

Кратко поводя итоги визита в страны Южного Кавказа советника президента по национальной безопасности Болтона и заместителя помощника госсекретаря США Кента, следует констатировать:

– активизацию политики Вашингтона в регионе, главной причиной которой является ситуация на Среднем Востоке и стремление России «вернуться» в этот регион мира, где она имеет партнеров и союзников. В этом контексте, резко возросла значимость Южного Кавказа как своеобразной буферной сухопутной зоны между Россией и Ираном как странами – партнерами. Держать на максимальном удалении Москву и Тегеран на суше – одна из главных задач политики Вашингтона в регионе Южного Кавказа;

– среди ключевых инструментариев политики Вашингтона – продолжение коммуникационного насыщения по линии Восток – Запад (Баку – Батуми) очередными инфраструктурными проектами, в том числе энергетическими. Наиболее актуальным из которых, по положению на сегодняшний день, является «Южный газовый коридор»;

– урегулирование Нагорно-Карабахского конфликта под патронажем США по схеме возвращения армянской стороной части подконтрольных территорий в обмен на временный международный статус Нагорного Карабаха и миротворческую операцию под эгидой Вашингтона;

– минимизация всех без исключения связей стран региона, особенно Армении, с Ираном;

– сохранение и усиление американских позиций в Грузии (вплоть до обсуждения вопроса о дислокации на ее территории американской военной базы). Выведение Армении из зоны влияния России, склонение ее к союзничеству с США. Вовлечение Азербайджана в союз с Вашингтоном при сохранении им особых союзнических связей с Анкарой;

– дальним прицелом этой политической линии является манипуляция процессами на российском Северном Кавказе и в северных провинциях Ирана, особенно тех, где преобладает тюркоязычное население.

Таковы цели Вашингтона в регионе Южного Кавказа и, в принципе, они и не особо скрывают их. Однако, до реализации этих целей США должны «переиграть» оппонентов, прежде всего Россию и Иран.

Саркис МАРТИРОСЯН

Источник: http://vpoanalytics.com/2018/10/27/otdalit-rossiyu-ot-irana-o-vizitah-kenta-i-boltona-v-region-yuzhnogo-kavkaza/

«Стамбульский аэропорт» станет важной воздушной гаванью мира

«Стамбульский аэропорт» стал исторически важным проектом не только для Турции, но и всего мира

https://www.aa.com.tr/ru/info/%D0%B8%D0%BD%D1%84%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B0/11985