Цена ближневосточных конфликтов

near-eastНа этой неделе, когда главные мировые лидеры собираются на сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, перед нашими глазами предстают все новые кадры опустошенных войной городов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также массового исхода людей в поисках убежища и средств для существования.

В регионе насчитывается 20 миллионов перемещенных лиц и 10 миллионов беженцев. Беспрецедентная катастрофа со времен Второй мировой войны. Сложно представить себе, сколь высокую цену людям приходится платить за эти конфликты.

Экономические последствия тоже очень существенны. Большая часть производственного капитала в зонах конфликта была разрушена, потери богатств и доходов просто огромны, а человеческий капитал сдает по мере проблем с занятостью и образованием.

По окончанию конфликтов к МВФ и международному сообществу обратятся с просьбой внести свой вклад в восстановление экономик. Поэтому мы подробно рассмотрели связанные с конфликтами экономические трудности, а также имеющиеся у лидеров возможности для послевоенного восстановления роста.

Позвольте мне привести три главных вывода из обнародованного сегодня исследования МВФ.

Во-первых, экономическая цена конфликтов очень значительна. Помимо трагической потери человеческих жизней и материального ущерба войны и внутренняя борьба в таких странах, как Ирак, Ливия, Сирия и Йемен, подняли и без того высокий уровень бедности и безработицы, а также еще сильнее расшатали положение наиболее уязвимых слоев населения, стерев достигнутый прогресс в плане развития на целое поколение. Так, в 2013 году в Сирии число отсутствующих в школах детей достигло 52%, а продолжительность жизни сократилась с 76 до 56 лет.

Кроме того, конфликты ускорили инфляцию, ударили по финансам и бюджету, повлекли рецессию и ослабили госинституты. Так, например, в Сирии после четырех лет боев ВВП составляет менее половины от показателя довоенного 2010 года, тогда как инфляция подскочила почти до 300% в мае 2015 года (последний месяц, по которому у нас имеются данные). В Йемене за один только 2015 год ВВП упал на 25-35%. От цифр голова идет кругом. Конфликты оставляют глубокие следы. По нашим оценкам, даже при относительно высоком росте экономики (4,5%) Сирии понадобится больше 20 лет, чтобы только вернуться к уровню ВВП 2010 года.

Конфликты выходят за рамки национальных границ и влекут за собой серьезные последствия для соседних стран вроде Иордании, Ливана, Туниса и Турции. Эти государствам приходится в разной степени сталкиваться с такими трудностями, как размещение притока беженцев, ослабление социального доверия, безопасности и единства. Все это отражается на качестве работы институтов и их способности проводить необходимые экономические реформы.

Во-вторых, масштабы конфликта можно ограничить путем принятия необходимых мер:

Сохранить экономические институты. Из опыта следует, что в военное время обеспечение преемственности ключевых административных институтов (например, бюджетных агентств и центробанка) позволяет сохранить жизненно важные для населения службы. Они выдают зарплаты, обеспечивают работу здравоохранения и прочее.

Расставить приоритеты в расходах. Конфликты усиливают давление на бюджеты. Расходы на безопасность и оборону растут, тогда как поступления падают. В таких условиях необходимо определиться с иерархией затрат, чтобы сохранить важнейшие службы, которые защищают наиболее уязвимые слои населения.

Обеспечить макроэкономическую стабильность. Конфликты ведут к росту внешнего и бюджетного дисбаланса, тогда как центробанки играют большую роль в финансировании государств и экономической деятельности, как это было в Йемене и Ливии. Вытекающие отсюда инфляции и сокращение валютных резервов требуют применения нетрадиционных инструментов и административных мер для сохранения определенного макроэкономического контроля.

В-третьих, внешние партнеры и в том числе МВФ должны помочь странам в противостоянии конфликтам и преодолении их последствий. Приоритетом должны стать облегчение людских страданий и удовлетворение насущных потребностей жертв конфликтов.

МВФ внес значительный вклад в эту работу. В частности он спрогнозировал затраты на прием беженцев и расходы на безопасность в наших программах с Ираком, Иорданией и Тунисом, предложив консультации и шаги по усилению возможностей всего региона.

Мы надеемся добиться дополнительной спонсорской поддержки для стран, которые принимают беженцев. Во время конференции о помощи Сирии и региону, которая состоялась в Лондоне в феврале этого года, была достигнута договоренность о финансировании гуманитарной деятельности и программ развития в размере 5,9 и 5,5 миллиардов долларов на 2016 и 2017-2020 годы соответственно. Но даже если все эти обещания будут сдержаны, этого будет все равно недостаточно с учетом масштабов кризиса. Кроме того, все финансирование должно осуществляться в форме даров и льготных займов, чтобы снизить финансовую нагрузку на страны-получательницы.

В более отдаленной перспективе приоритет заключается в том, чтобы расширить помощь в развитии для восстановления инфраструктуры и институтов, а также укрепления экономической и социальной устойчивости всего региона. В этом плане МВФ опять-таки готов предложить свою помощь, арсенал макроэкономических инструментов и полученный за многие годы опыт работы в постконфликтных зонах по всему миру.

На международном сообществе лежит ответственность в том, чтобы помочь странам региона справиться с ситуацией. Мы готовы сыграть нашу роль.

Кристин Лагард (Christine Lagarde)
Le Huffington Post, Франция

Источник — Иносми