Саудовская Аравия на грани хаоса

near eastAtlantico: Как недавно заявил король Абдалла, безработица среди молодежи является проблемной номер один для безопасности страны. О каких конкретно рисках говорит монарх? Чем может грозить Саудовской Аравии хроническая безработица молодежи?

Ролан Ломбарди: Трем четвертям саудовского населения меньше 30 лет, а 58% — меньше 25 лет. Безработица составляет там 12% и достигает 25% среди граждан моложе 25 лет. По факту многие аравийцы не работают благодаря субсидиям государства. Так, из 5,5 миллионов активного населения около 3 миллионов составляют госслужащие. В 2014 году власти обязали частные и иностранные предприятия нанимать 20% аравийцев, чтобы подтолкнуть тех в частный сектор, а не уже и без того раздутые ряды бюрократии. Однако аравийские сотрудники пользуются плохой репутацией из-за низкой квалификации и производительности труда. Это относится даже к дипломированным специалистам, потому что реальный уровень высшего образования в Саудовской Аравии гораздо ниже, чем кажется.

Кроме того, это решение становится поворотом на 180 градусов по сравнению с 2011 годом, когда королевство постаралось укрыться от веяний арабской весны с помощью масштабной программы госинвестиций, повышения социальных пособий и зарплат, а также массового найма сотрудников в госсекторе в попытке сократить число безработных среди молодежи.

Сегодня на фоне обвала цен на нефть (причем ответственность за это по большей части несет сам Эр-Рияд, стремившийся тем самым задавить своих противников, прежде всего Тегеран и Москву) испытывающая финансовые трудности Саудовская Аравия (черное золото является источником 90% ее доходов) больше не может играть в социальное государство и щедро делиться нефтяной рентой.

Так, конец месяца становится все более трудным для «очиновленного» населения, а у королевства все меньше средств для поддержки растущего и все столь же требовательного народа. В некоторых исследованиях даже утверждается, что четверть граждан уже живут за чертой бедности.

— Способно ли королевство удержать общественное спокойствие без нефтяной манны? Как страна корректирует бюджет в условиях спада доходов? Вынуждена ли она пересмотреть свой образ жизни?

— На нефть приходится 45% богатств Саудовской Аравии. Как я уже говорил, она формирует 90% экспорта и обеспечивает 80% бюджетных поступлений. При нынешней цене в 50 долларов за баррель королевство переживает трудные времена. За прошлый год потерянная прибыль составила 49 миллиардов долларов! В 2015 году дефицит бюджета достиг рекордной отметки в 99 миллиардов долларов, то есть 13% ВВП. По разным оценкам, в 2016 году он составит 15%. Эр-Рияд уже вернул 70 миллиардов инвестиций за границей. Для существования в условиях подешевевшей на 60% с 2014 года нефти и финансирования вмешательства в Йемене и в рамках коалиции в Ираке властям приходится ежемесячно тратить порядка 30 миллиардов из резервов (750 миллиардов), которые изначально предназначались для обеспечения будущего страны в постнефтяную эпоху. По данным МВФ, саудовские резервы тают, и королевство не продержится в таком темпе и пяти лет.

Необходимы масштабные структурные реформы для диверсификации и либерализации экономики, а также сокращения расходов социального государства. Поэтому саудовские власти намереваются сократить инвестиции и отложить ряд инфраструктурных проектов. 31-летний сын короля Мухаммад ибн Салман Аль Сауд, нынешний министр обороны и председатель совета по экономическим вопросам и развитию страны, представил 25 апреля новый план до 2030 года, который предусматривает преобразование экономики страны. В первую очередь речь идет о приватизации 5% национальной нефтекомпании Saudi Aramco, что позволит сформировать крупнейший в мире суверенный фонд. Речь может идти об активах в 2 триллиона долларов через 20 лет. Королевство также рассматривает новые меры по пересмотру и реструктуризации субсидий. Наконец, в плане предусматривается введение НДС, а также налогов на энергоносители, сладкие напитки и предметы роскоши…

Может быть, стоило бы еще вспомнить о бесплатной воде для граждан и повысить цены на топливо?

В любом случае, саудовские власти, по всей видимости, осознают угрозу. В 2014 году Эр-Рияд вкладывал огромные суммы в образование, здравоохранение и инфраструктуру, но сейчас большая часть бюджета (35%) идет на военные расходы.

Наконец, эти весьма запоздалые реформы станут ударом по привычкам и культурным традициям аравийцев, что может породить народное недовольство или, что еще хуже, обострить уже существующую напряженность во властных сферах…

— Как мог бы отразиться на всем регионе общественно-политический кризис в Саудовской Аравии?

— Региональные планы Эр-Рияда (как, кстати говоря, и Анкары) и его поддержка исламистов с нашумевшей арабской весны обернулись провалом. Его вмешательство в Йемене стало фиаско. Что касается Сирии, хотя саудовское королевство все еще отчаянно поддерживает там исламистских мятежников, конечная неудача его стратегии — всего лишь вопрос времени. Саудовская Аравия (опять-таки, как и Турция) мнила себя настоящим тигром, но казалась бумажным.

Лично мне кажется, что Турция и Саудовская Аравия сейчас — два «больных» государства Ближнего Востока.

Мощь, влияние и даже само существование Саудовской Аравии опирались на нефть и статус хранителя святых Мекки и Медины.

В условиях сокращения нефтяной ренты, ощутимо уменьшившихся резервов, отсутствия серьезных инвестиций в образование и науку, беспрецедентного водного кризиса и возвращения Ирана будущее королевства выглядит туманным.

Кроме того, хочу напомнить, что в отличие от династий Марокко и Иордании, саудовские монархи не являются потомками Пророка. Образ династии Саудов ощутимо потускнел (даже среди союзников) из-за проводимой ими в регионе с 2011 года стратегии, а также, что самое главное, политики действий в вопросе цен на нефть. Напряженность в Лиге арабских государств и ОПЕК видна невооруженным взглядом. Многие страны-производители злы на аравийцев, потому что считают их главными виновниками обвала цен на углеводороды.

Внутри королевства наблюдается серьезная напряженность во власти. Насчитывается примерно 20 000 принцев и принцесс, из них 4 000 принцев королевской крови. Около 1 000 обладают серьезным влиянием и могут представлять опасность для короля. Раз нефтяной пирог стал меньше, это отразилось и на отходящей принцам доле. Все это может пробудить зависть, соперничество и старую клановую борьбу.

Как могла бы отразиться на регионе дестабилизация режима? Прежде всего, аравийцы оказывают ощутимую экономическую помощь многим странам, в том числе Пакистану, Иордании и Египту. Если Эр-Рияд резко сократит внешнюю помощь, это поставит некоторые государства в очень трудное положение. Что произойдет в случае серьезных волнений с иностранцами и работниками-иммигрантам, на которых приходится треть 30-миллионного населения страны? Если они будут вынуждены бежать, как это повлияет на соседние страны и их родные государства, которые уже и так находятся в кризисном положении (Бангладеш, Пакистан, Филиппины, Индонезия)?

В прошлом в Саудовской Аравии уже были потрясения вроде убийства короля Фейсала в 1975 году или захвата заложников в Мекке в 1979 году.

Сегодня нет причин сомневаться в жесткости и даже жестокости короля, его сына Мухаммада ибн Салмана, а также наследного принца Мухаммада ибн Наифа. Как и Эрдогана, их не удастся поколебать первым же бунтом или попыткой государственного переворота. Но, как говорит нам история, ни одна, даже самая богатая и жестко управляемая страна не застрахована от хаоса…

Ролан Ломбарди (Roland Lombardi)
Atlantico, Франция

Источник — ИноСМИ

Две реальности Ирана

MewhedИгорь Панкратенко, Мешхед, специально для haqqin.az

Ставший привычным маршрут из международного аэропорта Мешхеда в расположенный недалеко от потрясающего красотой и уютом городского парка Кух Санги отель каждый раз преподносит что-то новое.

В мэрии города такое впечатление, что работают люди, которые каждый день думают о том, каким бы еще ярким штрихом украсить широкие бульвары, многочисленные городские парки и фасады домов. Граффити, до которого иранцы большие охотники, национальные флаги и портреты — Верховного лидера Али Хаменеи и основателя Исламской республики великого аятоллы Хомейни, портреты шахидов, погибших в ирано-иракской войне 1981-1988, рекламные баннеры и растяжки – все это под ярким солнцем сливается в общий яркий фон и, оттеняемый зеленью насаждений, создает впечатление праздника.

Если Кум – это, образно выражаясь, мозг шиизма, центр религиозной мысли, то Мешхед, где расположена гробница Имама Резы, восьмого шиитского имама, убитого сыном знакомого нам по сказкам «Тысячи и одной ночи» Харуна аль-Рашида – его сердце. 10-15 миллионов паломников к этой святыне, ставшей центром огромного мавзолейного комплекса, приезжающих ежегодно, не только делают город религиозно-культурным центром, но и служат надежным фундаментом его благосостояния, совсем как в средние века, когда Мешхед был перекрестком Великого шелкового пути.

Казалось бы, что даже если каждый турист или паломник за несколько дней оставляет в магазинах и отелях города минимум по 200 долларов – сумма для Ирана, с его низкими ценами, вполне солидная – то ни у местных бизнесменов, ни у городского бюджета не должно быть оснований для беспокойства. В Иране, особенно у людей старшего и среднего возраста, напрочь отсутствуют культ вещизма, преклонение перед «брендом», стремление подчеркнуть свой статус лишней парой туфлей, штанами престижной марки или навороченным гаджетом со множеством технологичных, но большей частью неиспользуемых приложений. Подобный аскетизм — не исключающий, впрочем, стремления к удобной одежде, хорошей машине и качественным продуктам – оказался вполне эффективным противоядием против калечащих санкций.

Низкие цены на повседневные продукты питания (по основным позициям – овощи, крупы, рис, фрукты — в три-четыре раза ниже чем в России, мясо дешевле в полтора-два раза) и потребительские товары местного производства, дешевый бензин, пусть и ограниченный лимитом в 40-60 литров в месяц (сверх него приходится покупать уже дороже почти в два раза), относительно недорогое жилье (четырехкомнатная квартира в приличном районе Мешхеда стоит в кредит около 70 тысяч долларов, аренда для семьи обойдется в 150-200 долларов в месяц), хороший социальный пакет – все это позволяло иранцам относиться к санкциям и всевозможным эмбарго без особого драматизма.

Сейчас ситуация изменилась, санкций вроде бы как уже и нет – а в общественной атмосфере все больше разливается пессимизм и тревога за будущее. Внешне это заметить трудно: вечерами в комплексе Кух Санги и многочисленных торговых центрах города полно народа, причем прогуливаться жители Мешхеда, как и остальные иранцы, что в парк, что за покупками предпочитают целыми семьями. Призывно горят огни витрин, в кафе-мороженых, кондитерских и ставших внезапно популярными пиццериях и бургерных официанты мечутся от столика к столику. Но вот если присмотреться…

Две реальности

Сегодня иранцы живут одновременно в двух реальностях. Одна – в официальных телеканалах и пропрезидентских газетах. В ней все достаточно оптимистично, жить с каждым днем становится все лучше, страна на пороге экономического бума, вот-вот в нее хлынут иностранные инвестиции и станет вообще хорошо. Есть, правда, отдельные недостатки, связанные с противодействием консерваторов, «тяжелым наследием президентского правления Ахмадинежада» и некоторыми проблемами на международной арене – но все это временные трудности.

Другая – это то, с чем иранцы сталкиваются ежедневно: падение реальных доходов, отмена дотаций, свертывание социальных программ и сокращение льгот. Возникает парадокс – кабинету Рухани удалось снизить инфляцию, чем нынешняя президентская администрация крайне гордится, но реальное благосостояние большинства населения Ирана постепенно снижается.

Решение одной из основных проблем – безработицы, особенно среди молодежи – за без малого три года президентского срока Рухани и его команды «реформаторов и прагматиков» не сдвинулось практически ни на шаг. Официальная статистика дает показатель почти в 30% безработных из категории до 30 лет, но и эта цифра не отражает серьезности ситуации. Типичной картиной для мелких лавочек и павильонов в торговых центрах является наличие трех, четырех, а то и пяти продавцов, большая часть которых в возрасте от 20-то до 30-ти. Это не от избытка покупателей, а из стремления помочь сыновьям, племянникам и прочим родственникам найти хоть какое-то занятие, пусть даже и за весьма символическую плату.

Подобная картина не только в торговле, но и в других отраслях, том же строительном секторе. Новостройки – визитная карточка Мешхеда, строят здесь много, но картина та же: пара специалистов и полдюжины подсобных рабочих в статусе «подай-принеси-жди, пока позовут». Если еще год назад низкооплачиваемая работа на тех же стройках была уделом мигрантов из Афганистана, то теперь ею занимаются и иранцы. Афганцев, впрочем, от этого меньше не стало, просто им сейчас приходится искать новые, еще более низкооплачиваемые ниши.

Кстати, скрытая безработица с ее хитрой изнанкой вроде частичной занятости, неполного рабочего дня и, соответственно, зарплат в половину, а то и в четверть от нормальной средней (от 320 до 500 долларов) играет злую шутку с реформаторами. Задуманная ими программа экономической либерализации требует гибкости и оперативности органов управления всех уровней, от министерств до местных муниципалитетов. А необходимость хоть как-то бороться с безработицей диктует создание дополнительных вакансий во всевозможных исполнительных и разрешительных органах власти.

В итоге бюрократический аппарат, и без того немалый, начинает еще больше разрастаться, сопровождая свое количественное увеличение вполне качественными проблемами – низкой эффективностью, необязательностью, волокитой, бумаготворчеством и, как пик развития, ростом коррупции. И хотя в деле бюрократизации всей страны иранские чиновники еще не достигли высот своих индийских коллег, но уверенно движутся к их уровню, сводя на нет потуги реформаторов и дополнительно осложняя жизнь населению страны.

Ко всем трудностям в экономике и социальной сфере, совокупность которых вполне уместно назвать «вялотекущим кризисом», хотя, разумеется, президентская администрация и поддерживающие ее круги такое определение напрочь отвергают, добавилась еще одна проблема – стремительно набирающее темп социальное расслоение. В Тегеране оно, разумеется, более заметно, особенно в районе местной «рублевки» — северной части столицы, где за высокими заборами вилл богачи уже начинают строить конюшни и мини-ипподромы для породистых скакунов. Но и в Мешхеде уже нет-нет, да и мелькнет совершенно чуждая этой провинции и местному населению роскошь – элитная марка внедорожника, подчеркнутая дороговизна одежды посетителей престижных ресторанов, высокомерное поведение в отношении нижестоящих со стороны управляющих местными отделениями тегеранских банков и компаний. Выглядит это пока чуждо и диковато. Как чуждо и диковато выглядит то, что было немыслимым в Мешхеде еще полгода назад – аккуратно одетые нищие, просящие немного на еду. Да, за время моей нынешней поездки они подходили всего три раза, но ведь полгода-год назад не подходил ни один.

Так, наверное, и должно выглядеть пересечение двух нынешних реальностей Ирана. Беспокоит только одно – не станет ли разрыв между ними непреодолимым, не уступит ли место сегодняшний дискомфорт при виде социального неравенства, напрочь противоречащего принципам Исламской революции, безразличию – такова, мол, цена либеральных реформ, и ничего тут не поделаешь.

Вопросы, звучащие все громче

Победа Рухани на президентских выборах 2013-го года была выбором уставшего общества. Уставшего от конфронтации с Западом, от лишений, вызванных санкциями, от постоянного пребывания в состоянии мобилизации, от негибкости консерваторов, не всегда адекватно оценивавших изменения в этом обществе и предпочитавших их игнорировать, загоняя проблемы внутрь.

Команда во главе с Рухани, а точнее – стоявший за ней клан «вечно второго» тяжеловеса иранской политики, Али Акбара Хашеми-Рафсанджани чутко уловили эту усталость и умело на ней сыграли. То, что они предложили Ирану, можно уместить в одно предложение: «Добьемся отмены санкций, восстановим отношения с Западом – и все проблемы исчезнут».

Сложнейшие вопросы дальнейшего развития Исламской республики, ее экономики, социальной сферы и общественных отношений были сведены к простому, более того – примитивному решению. И эта простота привлекла массы.

Восторг и эйфория, с которыми в Иране была встречена новость о подписании Венских соглашений, за год развеялись, уступив место откровенному недоумению. «В чем же заключается та «великая победа» иранской дипломатии в Вене, о которой нам твердит президент и его команда?» — спрашивают сегодня иранцы. – «Что она нам дала, кроме обещаний? И где тот экономический бум от снятия санкций, о котором твердят реформаторы?».

«Нет, бизнесу легче не стало», — откровенно говорил мне владелец крупного торгового комплекса, предприниматель из Мешхеда, с которым мы вместе летели в Иран из Эмиратов. – «Во всяком случае – никаких особо позитивных изменений не произошло. Ассортимент продаваемых товаров? Так у нас и раньше с этим проблем не было, на прилавках лежало почти все, что производится в мире. А много ли проку от того, что «почти всего» станет больше, если из-за снижения доходов у людей они не смогут это покупать?»

Как показали выборы в Меджлис, единственным по сути городом, который все еще пребывает в эйфории от обещаний Рухани, остается Тегеран. Что до Мешхеда и других городов, то недоумение уже сменяется критическими высказываниями в адрес Рухани и откровенным недовольством курсом находящихся у власти реформаторов.

В отличие от столицы здесь гораздо быстрее поняли две очевидные вещи. Во-первых, декларируемое «устранение конфронтации с Западом» выгодно только узкому кругу крупных иранских бизнесменов, и только они, в конечном итоге, получат прибыль от этого процесса. Во-вторых, та «либерализация», на необходимости которой настаивают реформаторы, будет реализована в интересах все того же крупного частного капитала. И суть нападок на принципалистов (они же — консерваторы) нынешней президентской администрации и близких к ней политических и бизнес-кругов заключается не в том, чтобы действительно модернизировать экономику и общественные отношения, а в том, чтобы вывести из-под контроля государства и передать в частные руки наиболее прибыльные отрасли – от авиакомпаний до нефтепереработки.

Частному иранскому капиталу нужны нормальные отношения с Западом, пусть и ценой некоторых уступок – именно поэтому он всячески поддерживает усилия Роухани и его команды в этом направлении. Все остальное его мало интересует и именно поэтому президентская администрация достаточно безразлична к острейшим проблемам: безработице, «утечке мозгов» (ежегодно из Ирана на работу в другие страны уезжает от 100 до 150 тысяч человек с высшим образованием), сокращению доходов.

Сегодняшние либерально-монетаристские подходы реформаторов к сложнейшим проблемам Исламской республики до боли знакомы всем, кто пережил постсоветские преобразования – свертывание программы доступного жилья, сокращение расходов на социальную сферу, отмена льгот и так далее. Если это главный итог отмены санкций, то иранцам есть от чего впасть в недоумение и всерьез задуматься о будущем. О том, например, стоит ли ожидать прихода в страну западного капитала. Или о том, как реформаторы пытаются изменить внешнюю политику. Впрочем, это тема уже отдельного разговора.

http://haqqin.az/news/72606

Иран тоже продает оружие Азербайджану

aliyev-ruhaniОрхан Саттаров, руководитель европейского бюро «Вестника Кавказа»

Обсуждая итоги рабочего визита президента Азербайджана Ильхама Алиева в Германию, журналисты и эксперты сконцентрировались в своих комментариях на германо-азербайджанских отношениях и нагорно-карабахском конфликте — темах, которые, собственно, и стояли во главе угла в ходе проведенных встреч в Берлине. Однако одна короткая фраза, вскользь брошенная президентом, осталась вне фокуса внимания аналитиков. Между тем, информация, озвученная главой азербайджанского государства, носит сенсационный характер. Напомним, отвечая на вопрос немецкого журналиста по поводу реакции Азербайджана на поставки российского вооружения Армении, Алиев отметил, что спокойно относится к этому факту. «То, что Россия продает оружие Армении, не представляет никакой угрозы для Азербайджана. Мы понимаем, что Россия является крупным производителем вооружений и может продавать их куда угодно, любой стране. Не только Армения, но и Азербайджан закупает вооружения у России – но, в отличие от Армении, Азербайджан платит в два раза больше за эти вооружения, к тому же, Россия – не единственная страна, у которой мы закупаем оружие. Не секрет, что нам продают вооружение и Турция, и Израиль, и Беларусь, и Иран и много других стран, которые помогают модернизировать нашу армию», — подчеркнул Ильхам Алиев.

Таким образом, впервые азербайджанская сторона официально (причем — на уровне первого лица государства) заявила о том, что азербайджанская армия закупает вооружение из Ирана. То, что азербайджано-иранские отношения развиваются по восходящей с момента избрания Хасана Роухани президентом Ирана, факт не новый. Так, ведется активная работа над реализацией стратегического транспортного проекта «Север-Юг» в трехстороннем формате Москва-Баку-Тегеран — в свете выхода ИРИ из-под режима международных санкций данный проект приобретает особо важное значение. Но налаживание сотрудничества в военно-технической сфере между Баку и Тегераном — факт из ряда вон выходящий, учитывая далеко непростую историю взаимоотношений двух соседних государств, которые объединяет общее историческое и культурное наследие. Ровно год назад в ходе визита главы министерства обороны Азербайджана Закира Гасанова в Иран было принято решение о создании совместной оборонной комиссии. С тех пор никакой субстантивной информации о прогрессе в этой сфере более не поступало. Лишь после апрельских столкновений в Нагорном Карабахе генерал-лейтенант запаса Яшар Айдемиров заявил в интервью агентству «АПА», что Азербайджан применил иранское вооружение в ходе так называемой «четырехдневной» войны.

«Ни для кого не секрет, что приобретенные в Иране 122 мм гаубицы D-30A, 107 мм реактивные системы залпового огня (YARS), 60 мм минометы, а также большое число боеприпасов и другие средства военного назначения были успешно использованы в начале апреля во время боевых действий с армянскими оккупантами. Мои разговоры с товарищами по оружию, принимавшими участие в боях, еще раз подтвердили высокую эффективность этого оружия с точки зрения его разрушительной силы», — заявил генерал в запасе. В свое время «Вестник Кавказа» направил запрос в посольство ИРИ в Баку с просьбой прокомментировать данные высказывания Айдамирова, однако, ответа от иранских дипломатов так и не поступило.

Теперь же становится очевидным, что Баку и Тегеран за последние годы провели существенную работу в области военного сотрудничества, и наметившиеся тенденции политического и экономического сближения имеют конкретные результаты в военно-технической сфере. Вполне объяснимо, что до сих пор это сотрудничество особо не афишировалось, поскольку налаживание сотрудничества в оборонной сфере — процесс, требующий определенной степени конфиденциальности (особенно, с учетом возможного конфликта интересов с участием третьих стран). Заявление президента Алиева в Берлине не могло быть случайным. Очевидно, что ирано-азербайджанская военная кооперация сегодня — уже свершившийся факт. И это свидетельствует о полной диверсификации Азербайджаном источников военных поставок: от Турции до России, от Израиля до Ирана.

http://vestnikkavkaza.ru/analytics/Sensatsionnoe-zayavlenie-Ilkhama-Alieva-ob-Irane.html © — Вестник Кавказа

Эрдоган продолжает дрейф в сторону рисковой зоны

erdoqanТофик Аббасов, автор haqqin.az

Называя вещи своими именами, надо признать, что ситуацию со многими неизвестными задал Реджеп Тайип Эрдоган, полагаясь на собственный ум, изворотливость и потенциал маневренности. Однако положение как внутри страны, так и вне ее, безудержно скатывается в сторону неопределенности, поскольку инструменты турецкой политики не в состоянии обеспечить нужный для Анкары расклад. В результате Турция, еще не так давно примерявшая на себя наряд единоличного регионального лидера, обрекается на изоляцию. 

Поездка президента Эрдогана в Луисвилл (США) на похороны всемирно известного и легендарного боксера Мухаммеда Али, прерванная на полпути, только прибавила репутационных издержек турецкому лидеру. Детали вояжа еще и обнажили суть личностной концепции человека, который в силу волевых качеств и политического гения прижизненно завоевал симпатии миллионов людей не только на родине, но и за ее пределами.

Но стремительно пополненный за предыдущие годы багаж дивидендов, приобретенный ореол победителя продемонстрировали, насколько нерасторопно самообольщение и завышенная самооценка, и какую злую шутку могут сыграть недооценка окружающих и опрометчивость в выборе целей.

Максимализм как рудимент

В истории с конфузом на похоронах Мухаммеда Али никакой политической подоплеки нет, и проецировать ее на структуру охладевших турецко-американских отношений алогично. В Луисвилле произошла абсолютно тривиальная техническая неувязка. Хозяева мероприятия процессуально не согласились с предложением команды Эрдогана.

Живое воспроизведение молитвы на арабском языке, накрывание гроба усопшего полотном с изображением Каабы не вписалось в ряд церемониальных процедур, которые предусмотрели хозяева. Это объяснимо не только потому, что США не мусульманское государство, и там строго действуют положения, регламентируемые установленными нормами.

Положившись на свой авторитет, высокий гость ворвался в процесс с настоятельным напором, и ему напомнили, насколько неприлично в чужой монастырь протаскивать свой устав, даже если это себе позволяет глава другого государства.

Не будь Эрдоган и его помощники на пределе эмоционального заряда, можно было бы и закрыть глаза не недоразумение, и без лишнего шума, попрощавшись с великим атлетом, вернуться домой. Но не для того Эрдоган прибыл за океан, чтобы тихо и спокойно отдать последние почести.

Мощный перехлест, коим команда пиарщиков наращивает имиджевый баланс патрона, давно стал притчей во языцех. Один только заорганизованный эпизод с суицидом молодого человека на мосту над Босфором чего стоил.

Президент, державший в руке мобильный телефон и уговаривавший соотечественника не сводить счеты с жизнью, дал обратно пропорциональный эффект. Факт запомнился не с самой хорошей стороны, потому местная пресса и задалась вопросом – кому нужна была эта наигранная сцена.

Но в случае с церемонией прощания с Мухаммедом Али во главу угла ставилась иная задача — выделить особую роль и миссию Эрдогана в исламском мире. Перед тем, как вылететь за океан, выступая на большом митинге перед родной публикой, президент отдал дань уважения знаменитому боксеру, назвав его «великим мусульманином». Казалось бы, этого было достаточно для выполнения морального долга перед именитым единоверцем. Но президент решил взять максимум из подвернувшегося случая и … угодил в неловкое положение.

Увы, не всегда все получается так, как предполагают сильные мира сего, и на это указывают участившиеся провалы политической игры.

Дрейф в сторону рисковой зоны

Геополитический пейзаж внутри и вокруг сегодняшней Турции оставляет желать лучшего. Главной причиной тому все те же просчеты курса Эрдогана, которого переполняет желание насадить собственный порядок везде и всюду и заставить всех играть по правилам Анкары.

Никто не оспорит, что героические дни, большие победы нынешнего лидера Турции были, и все прочило развитие успеха. В бытность Эрдогана премьер-министром отлаженная турецкая машина с триумфом въехала в Иракский Курдистан и с успехом выполнила поставленную задачу примирения с курдами южного соседа.

С началом сирийского кризиса Анкара вдруг вознамерилась заменить машину, приспособленную к арабскому бездорожью, на белого коня покорителя, и уверенный в себе всадник-освободитель, заплутав в незнакомом ареале, повернул обратно, чтобы въехать на опробованном авто. Снова не получилось – машина заглохла. Неверными оказались не только технические параметры транспортного средства, расчеты по местности, но и представления относительно выполнения миссии в уплотненных условиях наряду с другими соискателями успеха.

Следом, выпустив спящего террористического джина из бутылки, Анкара снова непростительно просчиталась, опять же переоценив свои возможности. Неуправляемая разрушительная стихия мало того что неприручаема, она все опаснее сращивается с ситуативностью, напоминая о себе в виде страшных преступлений и в городах самой Турции.

Осознавая сложность положения и невзирая на рокировки в команде,

. В столь щекотливой позиции здравая логика актуализирует, как минимум, смену дискурсов, а то и курса.

Накопительная часть турецких активов на глазах растрачивается. На это ни Эрдоган, ни новый премьер Бинали Йылдырым спокойно взирать не имеют морального права. В том, что на европейском направлении с успехом позиционировавший Ахмед Давудоглу неспроста молчаливо покинул свой пост, сомневаться не стоит. Но означает ли его уход, что по переговорам с Брюсселем может наступить неожиданный прорыв? Думается, нет.

Президент взял все проблемные статьи под свое крыло. Его немереная деловая энергетика, что некогда вывела страну из экономической стагнации и позволила занять место в мировой двадцатке, ныне переключена на решение головоломных дилемм, и на выходе отчетливо видится, как не хватает ресурса не только для наращивания приобретений, но и подстраховки от повторяющихся потерь.

И чего же ожидать в столь щекотливой ситуации от мастера политических прорывов?

Негласная столетняя война

В западном направлении проблем у Анкары не станет меньше, и на то имеются не только геополитические противоречия современности, сложности курдской, кипрской и других проблем, миграционная чехарда, но и исторические причины. В моменты, когда европейские политические мужи принимаются в упор расстреливать политический курс Эрдогана, главным аргументом продолжает оставаться тема подавленных свобод не только меньшинств, но и остальных граждан страны.

Олицетворением жесткой претензии не перестает быть так называемая боль парковой зоны Стамбула — Гези, что на знаменитой площади Таксим. Демонстрационные события в парковой зоне вне всяких сомнений были привязаны к плану оранжевой революции. Эрдогану хватило воли и решительности, чтобы на корню подавить заказанный извне гражданский мятеж и спасти страну от страшной дестабилизации. Этот момент западные стратеги занесли в кондуит. Но у этой эпопеи имеется столетняя подоплека.

На Таксиме после поражения Османской империи в первой мировой войне военные главари Антанты хладнокровно вынесли приговор Стамбулу, осуществив дележ проигравшей метрополии. После Мустафа Кемаль (Ататюрк) торжественно пообещал забыть о потерянных территориях, взяв на себя сонм обязательств по установлению светской системы уже в Турецкой Республике.

Ныне, когда западные стратеги усмотрели в действиях Эрдогана нарушение заветов и завещаний Ататюрка, противоречия сторон только ощетиниваются, обретая злобные формы. Так, на негласном уровне идет еще и тайная война Анкары с Западом на почве рецидивов имперских амбиций Эрдогана и преемников тех, кто заставил капитулировать османов.

Влиятельные игроки не мешают Турции распылять претензии, бросать вызов кому угодно, лишь бы помочь ей глубже ступить в трясину неурядиц. Как результат, проблем у Турции становится все больше, а заодно линия противостояния с недругами только растягивается.

Это неизбежно, что дорога с высокой точки всегда ведет вниз. Скорее, еще до событий в Гези-парке на Западе решили, что Эрдоган задержался на вершине, и пора его сдвинуть вниз. Но турецкий лидер не из тех, кто легко подставляется, безвольно танцует под чужую сурдинку.

Ему лучше знать – где была допущена главная оплошность и чего он не усмотрел. После череды допущенных непростительных просчетов Эрдоган все еще располагает возможностью, чтобы все оставить как есть. Но для этого многое необходимо изменить.

http://haqqin.az/news/72654

Москва превращается в младшего партнера Пекина

Russia and China flags.
Russia and China flags.

Намеченные Владимиром Путиным темпы роста торговли РФ и КНР не достигнуты

России надо ежегодно наращивать на 16% торговлю с Китаем, чтобы к 2020 году достичь уровня взаимного товарооборота в 200 млрд долл. в год – такой ориентир ранее озвучил глава государства Владимир Путин. А пока что по итогам года товарооборот России и Китая может достичь в лучшем случае 70 млрд долл. Восточный стратегический партнер растерял свои конкурентные преимущества из-за социальных реформ, и поэтому товарооборот с большинством стран у Китая сейчас сокращается. Так что теперь России надо самой изменить подходы, чтобы использовать себе на пользу потенциал Поднебесной, считают эксперты.

Китай сократил импорт из России в январе–мае 2016 года на 2,9%, однако за счет роста китайского экспорта в РФ на 9,2% объем двусторонней торговли немного вырос: на 2,7% – до 25,8 млрд долл. Об этом сообщило в среду Главное таможенное управление КНР. Если темпы торговли останутся прежними, то по итогам года страны могут наторговать в лучшем случае на 70 млрд долл. Им все еще очень далеко до целевой цифры в 200 млрд долл., которую озвучил в мае 2014 года президент РФ Владимир Путин.

Достичь такого объема планировалось к 2020 году. Значит, за оставшееся время темпы прироста товарооборота двух стран должны составлять около 16% ежегодно. Однако если в 2014 году российско-китайский товарооборот, по данным китайских таможенников, увеличился (на 6,8% – до 95,3 млрд. долл.), то в 2015-м он сократился сразу почти на 30% – до 64,2 млрд долл. При этом импорт в РФ упал сильнее – на 34,4%, а экспорт российской продукции в Китай снизился на 19%.

Представитель Минэкономразвития Елена Лашкина подтвердила «НГ» сокращение объемов торговли между двумя странами. По ее данным, в первом квартале 2016 года товарооборот РФ и КНР снизился на 11,8%, а в целом с 2014 года он сократился на треть. В качестве причин она называет падение мировых цен на энергоносители, снижение покупательской способности российских потребителей из-за курсовых колебаний рубля, замедление темпов экономического роста в Китае, а также общий спад в его внешней торговле.

Однако в министерстве заявляют, что стараются переломить ситуацию и надеются на положительную динамику к концу этого года. «Без кардинальных изменений в структуре двусторонней торговли не обойтись, – говорит Лашкина. – Постепенно увеличивается доля машинно-технической продукции в российском экспорте, растут поставки высокотехнологичных инновационных товаров. Существенная активизация наблюдается в торговле сельскохозяйственной и пищевой продукцией. Снижение курса российской валюты сделало наши товары и услуги более доступными и привлекательными для иностранных партнеров. Почти в два раза увеличился туристический поток в Россию из Китая».

Ведущее место крупнейшего экономического партнера России по-прежнему занимает Евросоюз, на который, по данным Минэкономразвития, сейчас приходится 45% российского товарооборота. Однако, как замечает Лашкина, Азиатско-Тихоокеанский регион «становится одним из мировых центров торговли и драйвером глобального роста», поэтому ставки на него более чем оправданны.

В то же время падение товарооборота привело к тому, что Россия в списке партнеров Китая опустилась с 9-го места по объему торговли в 2014 году до 16-го места в 2015-м. Основными внешнеторговыми партнерами Поднебесной сейчас являются США, страны Юго-Восточной Азии и Германия с Австралией. Выше нас в этом списке теперь также Индия, Англия, Голландия и Бразилия.

Хотя самое большое падение товарооборота у Китая в 2015 году приходится именно на Россию, потеряли объемы практически все ее визави. На втором месте по темпам падения оказалась Бразилия с падением на 17,3%. Затем следуют Австралия (она потеряла 16,7%), а также Индонезия и Вьетнам, которые недосчитались по 14,6%.

«До 2013 года китайские товары были лучшими в мире по соотношению цены и качества, но себестоимость у них выросла, и Китай потерял свое основное конкурентное преимущество», – объясняет причины глобального падения объемов торговли с «мировой фабрикой» заведующий отделением востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов. В 2014 году в КНР началась реализация социальной реформы, китайские предприятия теперь делают отчисления на пенсии, которых в стране до тех пор не существовало, рассказывает эксперт. Причем, по его словам, китайские власти явно переусердствовали с налогами, которых стало слишком много: сегодня в Китае самое большое количество налогов в мире, кроме того, они выросли и могут составлять от 25 до 49% от дохода. Предприятия обременяют так называемыми городскими налогами, которые составляют до 13% от общего объема налогообложения: деньги взимают на образование, на транспорт.

Выросли зарплаты, теперь стало мало китайцев, готовых работать за еду, а спать прямо на стройке. Они научились отстаивать свои права в судах, которые, как правило, занимают сторону трудящихся по вопросам переработок. Предприятиям поневоле пришлось нанимать юристов, что также увеличивает затраты. Еще одна важнейшая причина – консолидация производства. В китайском экспорте сейчас очень мало продукции малого и среднего бизнеса. Мелкие предприятия были поглощены крупными корпорациями и холдингами, у которых затраты априори выше.

Из-за этих мер себестоимость китайской продукции выросла. Например, себестоимость машинно-технического оборудования выросла на 15%, а станков с ЧПУ – до 30%. Она сравнялась с корейской и даже стала выше, чем в Индонезии и Малайзии.

Алексей Маслов призывает концентрировать внимание в первую очередь не на плановых показателях объема товарооборота России с Китаем, а на изменении его структуры, где доля нефтепродуктов занимает более 60%. Для этого он советует более тщательно учитывать менталитет и опыт нашего соседа: «Россия не успела приспособиться к изменениям в китайской экономике. С 2017 года там начнет действовать план (рассчитанный до 2025 года) по переходу от энергоемкой к наукоемкой экономике. Этот план несет в себе огромный риск для России, если она будет продолжать делать ставку на экспорт природных ресурсов».

По мнению эксперта, мы слишком много внимания уделяем своей модели развития сотрудничества – сначала политические договоренности, потом бесконечные «бизнес-миссии» по всей стране с минимальной пользой. Китайцы работают по-другому: они нанимают крупнейшие мировые аналитические фирмы, которые описывают для инвестора потенциальный рынок, потом полгода-год методично работают с потенциальным партнером, изучая все детали сделки. В итоге Маслов опасается, что «у нас будут проблемы в сотрудничестве, создании совместных предприятий, потому что китайцы привыкли на 100% контролировать производство, логистику и сбыт, а наши крупные предприятия вряд ли пойдут на это».
Анатолий Комраков
09.06.2016

Источник — Независимая газета

Тюрко-язычные депутаты Иранского парламента организовали Парламентскую Фракцию тюрко-язычных депутатов

Guney AzerbaijanВидади Мустафаев

Как известно, выборы в Иранский парламент 10-го созыва   прошли в два тура(23.02.2016 и  29.04.2016).В первом туре выборов было избрано 221,  а во втором туре -66 депутатов. Обладатели оставшихся 3-х мест определятся позднее.

По данным иранских\южно-азербайджанских интернет ресурсов\порталов,  из избранных 287 (всего-290)депутатов 10-го созыва  около 1\4 часть, или 72 депутата являются этническими азербайджанцами\тюрками\тюрко-язычными. Эти  депутаты представляют население 19 из 31 остана (основная административно-территориальная единица в Иране)страны.  Эти данные,   в некоторой степени, отражают географию расселения азербайджанцев в Иране, хотя  азербайджанцы в действительности расселены почти по всей стране. Естественно, наибольшее число депутатов азербайджанцев -44 депутата  приходится на 4 основные азербайджанские останы:Западный Азербайджан, Центральный Азербайджан\Ардабиль,   Восточный Азербайджан,  Зенджан .На остальные 15 останов  приходится   28 депутатов, или по два депутата на каждый остан.

Накануне открытия(28.05.2016) парламента 10-созыва Ирана тюрко-язычные  депутаты организовали Парламентскую Фракцию тюрко-язычных депутатов.27 мая был избран Временный президиум фракции в составе из 5-и депутатов представляющих, кроме выше названных   4-х основных азербайджанских останов, также столицу страны-город Тегеран. Председателем Временного  президиума был избран представитель города Мешкиншахр (Ардабильский остан) доктор Вели Малеки. По словам одного из членов временного президиума Фракции, депутата из Табриза  Ахмед Алирза Биги, благодаря усилиям этой фракции, депутат от Табриза,  но кандидат от  реформаторской Фракции Омид доктор  Пезешкийан был избран первым вице спикером парламента 10-го созыва. По его же словам, после избирания первого вице спикера  один из членов Фракции Омид заметил, что если бы Пезешкийан выставил бы свою кандидадуры на пост спикера парламента, то он победил бы  Лариджани, переизбранного на пост спикера парламента 10-созыва(был спикером  8 и 9-го созывов).

Члены президиума Фракции тюрко-язычных депутатов  выражают надежду, что фракция будет играть важную и значительную роль в принятии парламентом  законов и постановлений. Фракция намерена основное внимание уделять на справедливый подход  к распределению  материальных и финансовых ресурсов.

Необходимо отметить, что  в истории Иранского парламента(с 1906-го года) впервые создается азербайджанская  фракция на этнической основе и, самое главное, объединяет азербайджанцев\тюрко-язычных депутатов не только основных азербайджанских останов, но и почти  большинство останов Исламской Республики Иран.

Цели и задачи этого новшества в истории парламентаризма  Ирана будут вырисовываться позднее. Тем не менее можно утверждать, что сам факт появления азербайджанской\тюрко-язычной  Фракции в парламенте будет способствовать  наиболее справедливым отношениям к  реализации как этно-культурных, так и социально –экономических интересов иранских народов, включая   и азербайджанского народ.

http://ethnoglobus.az/index.php/blizhnij-vostok/iran/item/1742-%D1%84%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F-%D1%82%D1%8E%D1%80%D0%BA%D0%BE-%D1%8F%D0%B7%D1%8B%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D0%B4%D0%B5%D0%BF%D1%83%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0

 

 

 

Историческая встреча представителей православных церквей должна состояться на Крите с 16 по 27 июня под председательством патриарха Константинопольского Варфоломея I

kirill patriarxАлександр Леви (Alexandre Lévy)

Историческая встреча представителей православных церквей должна состояться на Крите с 16 по 27 июня под председательством патриарха Константинопольского Варфоломея I. С чем сложно смириться Москве.

Это «великое и святое» событие готовится уже больше века. Однако отказ нескольких церквей принять участие во Всеправославном соборе, который должен пройти с 16 по 27 июня на греческом острове Крит, ставит под сомнение историческую встречу лидеров восточного христианства.

Вот уже не первый месяц организация этого мероприятия подвергается за кулисами жесткой критике со стороны ряда митрополитов-консерваторов, которые считают, что собор приобретает «чересчур экуменический» оборот. Кроме того, в опубликованном 1 июня пресс-релизе болгарский Святой Синод (этот коллегиальный институт стоит во главе церкви в стране) пошел еще дальше и призвал попросту отложить собор. В противном случае болгарский патриарх заявил о «категорическом отказе» участвовать в нем.

Конфиденциальное письмо

С чем связана такая резкая смена позиции в самый последний момент? В заявлении помимо прочего отмечается недовольство болгарского духовенства «навязанной программой» и организацией, которая «ставит под сомнение равенство автокефальных церквей».

Такой смелый и даже рискованный ход удивил многих экспертов. Однако на фоне порожденных им спекуляций болгарские СМИ сообщили 2 июня о существовании конфиденциального письма патриарха Московского Кирилла, в котором он выражает недовольство в схожих формулировках с теми, что прозвучали от болгарского духовенства. Это послание адресовано патриарху Константинопольскому Варфоломею и представителям 14 приглашенных на Крит автокефальных церквей и выглядит, как ультиматум.

Кирилл в частности поднимает вопрос рассадки представителей церквей в зале. Как предполагается, все они, за исключением занимающего место председателя Варфоломея, должны разместиться на выстроенных в два параллельных ряда сиденьях. Для главы РПЦ это немыслимо: он считает, что все, в том числе и патриарх Константинопольский, должны сидеть за одним столом полукругом, так как это лучше отражает единство и равенство участников собора. По его словам, любой другой вариант не будет принят Московским патриархатом и станет непреодолимым препятствием для его участия в мероприятии.

«Русская церковь не в первый раз пользуется болгарской сестрой как прикрытием для собственных действий», — отмечает главный редактор софийского журнала «Христианство и культура» Тони Николов. Как и все остальные, он задается вопросом, является ли это попыткой сорвать собор или же просто «поднять ставки» за считанные дни до его начала. «Требовать изменений регламента, который обсуждают уже почти 50 лет, совершенно бессмысленно, — продолжает он. — В то же время здесь явно просматривается стремление россиян перевернуть столы, как в буквальном, так и переносном смысле, чтобы оспорить авторитет Варфоломея на соборе. И в перспективе встать во главе мирового православия».

Разумеется, после новости о болгарском бойкоте Московский патриархат потребовал от Варфоломея провести экстренное собрание до собора, чтобы определить его «осуществимость» в свете последних событий. Российский Синод напомнил о собственных претензиях, а также сомнениях грузин и маленькой сирийской церкви. Патриарх Константинопольский ограничился в понедельник сухим ответом, призвав участников «быть выше обстоятельств» и принять участие в работе «святого и великого» собора в запланированный срок.

Но состоится ли он? «Как и в дипломатии, теперь россияне могут позволить себе роскошь представить себя посредниками в конфликте, который сами же и разожгли», — полагает Тони Николов. Дело в том, что в тысячелетнем споре Москвы и Константинополя за души 300 миллионов православных теологические разногласия нередко переплетаются с геополитическими амбициями главных действующих лиц.

Варфоломей I по-прежнему обладает статусом «первого среди равных» по каноническим законам православного мира, что вызывает раздражение в России, особенно после того, как под крыло Константинопольского патриарха попросилась часть украинской православной церкви. В противостоянии с «Византией» Московский патриархат, лидер по числу верующих, умело играет на старых советских связях.

Кроме того, в отличие от коллег Кирилл обладает и немалыми финансовыми ресурсами: их ему щедро отсыпает Кремль, который видит в церкви дополнительное средство влияния в мире. Последняя мечта Владимира Путина отражает старые российские и даже советские амбиции: создание православного Ватикана под контролем Москвы, например, на горе Афон в Греции, куда недавно с большой помпой нанес визит российский лидер.

http://inosmi.ru/social/20160609/236808689.html

Армяне до 1918 года никогда в истории не имели своей государственности

kuznesovПринятие германским бундестагом политического заявления о признании так называемого «геноцида армян» в Османской империи вселило оптимизм в армянскую общественность, а ее представители решили перейти в наступление не только в Европе, но и в России, пытаясь заставить каяться в собственных словах представителей российской научной общественности.

Самым ненавистным для армян российским историком является Олег Кузнецов, который в своих книгах неоднократно разоблачал неуклюжие попытки армянских и проармянских публицистов фальсифицировать историю России в угоду интересам политической элиты этого народа. Воодушевившись своей победой в германском парламенте, предложили и ему публично покаяться во всех грехах перед армянским народом, причем пытались сделать это все в форме шоу в стиле суда Святой Инквизиции, в котором Кузнецову отводилась роль Джордано Бруно, а его судьями должны были стать сразу четыре армянских историка. Все этой действо, по мнению горе-сценаристов должно было завершиться аутодафе, но не сожжением российского историка на костре, как это сделали бы в католическое Средневековье, а публичным покаянием на видеокамеру с последующим размещением видеоролика в Youtube.

На адрес электронной почты Олега Кузнецова пришло письмо от некого Егиша Оганесяна, который совершенно по-хамски писал своему адресату, в стиле, явно свойственном всем армянам: «Вы что курите, когда свой бред пишите? Сколько нынче стоит репутация и готовность быть посмешищем для всех хоть немного образованных людей?». Немного образованным человеком», как легко догадаться, он имел в виду себя, что и выяснилось результате дальнейшей переписки. Конечно же, он поступил очень глупо, что вступил в переписку с хамом, но с интеллигентными людьми это иногда случается. Вызвав к себе интерес и втянув Кузнецова в эпистолярный жанр, Оганесян, явно потеряв чувство меры, предложил ему буквально следующее:

«…Вы себя считаете профессиональным русским историком? В таком случае у меня к вам есть предложение. При поддержке меценатов этнических армян мы готовы организовать встречу вас с профессиональными русскими историками, которая будет сниматься на видео. Цель встречи будет состоять в том, что четыре историка будут опровергать всю вашу писанину исключительно общепризнанными фактами, ваша цель будет заключаться в том чтоб фактами могли отстоять свою правду. В случае если будет доказана ваша ложь, вы признаете это публично на камеру и принесёте свои извинения армянскому народу. За нами будет право публикации видео во всех возможных СМИ, с которыми мы будем договариваться, в Интернете и т.д. В случае если ваши доводы будут убедительны, вы получите достойный гонорар. Остальные условия и нюансы будут прописаны в контракте. Если вы дадите своё согласие, то мы начнём организацию данной встречи, и она может состояться в начале сентября. Наш юрист заранее свяжется с вами для того чтоб обговорить все условия контракта».

Думаю, смысл предложения понятен всякому. Олега Кузнецова пригласили сняться в шоу, в котором ему отведена роль сначала актера-статиста, а потом – ритуальной жертвы. То есть ему предложили встать одному перед четырьмя неизвестными ему людьми, которые целое лето будут выискивать в его текстах места, к которым можно будет придраться, а он сам на протяжении всего шоу должен будет оправдываться. Согласитесь, предложение иезуитское, ибо каждый знает аксиому любого спора: тот, кто оправдывается, то уже наполовину неправ. В помощь этим «инквизиторам» была бы подобрана соответствующая аудитория, участники которой, как евреи во время суда Понтия Пилата над Христом, кричала бы «Распни его!». Нет сомнения в том, что за все время передачи ему не дали бы сказать ни слова, а после этого шоу вся юридическая документация также оказалась бы в Интернете как доказательство якобы «продажности» этого человека.

Как разумный человек, Олег Кузнецов сразу же понял это, но согласился на встречу с апологетами армян, но не в формате суда инквизиции, а в формате дуэли интеллектуалов и выставил Егишу Оганесяну встречное предложение:

«Как я понял, вы предлагаете мне публичную порку с Вадимом Гомозом во главе. Этого не будет. И на «слабо» ловить меня не надо.

Я всегда согласен на честную дуэль, согласно правилам дуэльного кодекса, чтобы все было по-честному.

Вы вызвали меня на дуэль, значит, право выбора оружия за мной.

Я готов публично биться против ваших историков на следующих условиях: 
1. Говорить будем только о XIX веке, только об армянах в структуре России, Персии и Турции и только на основании письменных документов.
Никаких ссылок на мифы о Древнеармянском царстве, государстве Урарту, о принятии христианства, ибо вы — до сих пор тайные язычники.
Документы только опубликованные, только на русском, французском и английском языках, никакой армянской, персидской, арабской вязи.
2. Четыре на одного — это нечестно, не по правилам дуэли, беру с собой еще трех человек в качестве консультантов или секундантов, чтобы ваши излишне эмоциональные псевдоисторики и пропагандисты не давили на меня голосом и эмоциями. С вашей стороны — один главный оппонент и 3 консультанта.
3. Видео снимаем в нейтральной студии, в полной тишине без массовки в формате 4 на 4. Время съемок — 60 минут. Снимаем на 4 камеры — две ваши с двумя операторами и две с моей стороны с операторами, операторы молчат. Расходы по оплате студии — пополам.
4. Видео в Youtube выкладываем в один день».

Естественно, подобные условия армянской стороной не могли быть приняты, поскольку в этом случае армянские пропагандисты теряли преимущество инициативы, и из нападающей стороны превращались бы если не в обороняющуюся, то вынужденную вести маневренную войну, а с этим у армян, как известно, трудно, поскольку кроме ничего кроме ими же придуманных трудов по истории Древнеармянского царства им противопоставить нечего. История армянской государственности, как известно, начинается только в 1918 году, когда на развалинах Российской империи появилась дашнакская Республика Армении. Олег Кузнецов в качестве альтернативы предложил следующее:

«Я не собираюсь участвовать в вашей пропагандистской акции, которая направлена против лично меня.

Я не собираюсь обсуждать «геноцид армян» в Османской империи, поскольку кроме тонн пропагандистской литературы на этот счет ни одного нормального историко-юридического исследования. Геноцида армян не было, была военно-полицейская операция по обеспечению безопасности тыла действующей османской армии. 25 апреля 1915 года началась Дарданелльская операция флота Антанты, а османы накануне, 24 апреля, решили уничтожить готовящийся мятеж в зародыше. Вот и весь «геноцид».

Я глубоко убежден, что до 1918 года, пока турки не создали на Батумской мирной конференции Республику Армении армян как нации не существовало, а вместо них была полиэтничная секта армяно-григориан как адептов миллета ар-Арман Османской империи.

Армяне до 1918 года никогда в истории не имели своей государственности, а Древнеармянское царство не было предшественником современной Армении, равно как и Урарту, которые армянские историки приписали своему народу. Израиль — не Иудея, Италия — не Рим, Турция — не Византия, Республика Армения — наследница Республики Армении, а не Древнеармянского царства.

Это — моя позиция, нравится вам это или нет. Если вы хотите обсуждать ее, я готов ее обсуждать на ранее высказанных условиях.

Я не собираюсь обсуждать досужие исторические фантазии идеологов вашего народа, а обсуждать теологические вопросы армяно-григорианской конфессии, адептом которой я не являюсь, считаю для себя неэтичным.

Я четко сформулировал свою позицию. Если вам нечего со мной обсуждать, предлагаю прекратить наш разговор. В психиатрии есть такой врачебный закон: «Не позволяй больному затянуть себя в его бред». В свой бред вы меня не затяните.

Или вам слабо сыграть на чистой площадке, где есть только документы юридического характера, и нет фантазий Хоренаци и Критаци?».

Не имея, что сказать против этого предложения, и не желая сознаваться в собственном бессилии, Егиш Оганесян был вынужден прибегнуть к излюбленной армянской тактике оскорблений и переходы в позу невинно обиженного. Не обошлось и без намека на солидный куш от армян, и без указания на то, что простые азербайджанцы на издание книг свои деньги платят), текст письма публикуется в соответствии с правилами орфографии русского языка, чтобы безграмотность Егиша Оганесяна не так была видна): «Про психиатрию вы прям в точку попали, видимо, вы с ней хорошо знакомы. Вот именно, что мы вам были готовы предложить честные условия, которые были бы обговорены и пришли бы к определённым соглашениям, но вы раньше времени решили капитулировать, прекрасно осознавая, что все ваши убеждения были бы уничтожены в пух и прах под давлением фактов и правды. Я даже могу вас оправдать: всё-таки ваши азербайджанские друзья вам по копеечке всё же перечисляют и главное что на хлеб с маслом хватает, зачем тут нужна правда.  Не вижу смысла продолжать беседу с вами, вы не заслуживаете больше даже минуты моего потраченного времени. Продолжайте засерать мозг азербайджанской молодёжи».

Передавать содержание дальнейшей переписки смысла нет из-за ее сугубо личного характера. Ясно одно, – Олегу Кузнецову в информационной войне между Азербайджаном и Арменией предложили открыто и публично перейти на сторону армян, заплатив за это по ставке актера телевизионного шоу. Может быть, в случае начала переговоров стоимость гонорара за предательство своей позиции для него возросла бы до ставки главного героя телесериала. Руководству Азербайджана надо начать понимать, что честных и бескорыстных друзей нашей страны начинают перекупать, и желает это армянская сторона с присущей ей напором и наглостью.

Получив от Олега Кузнецова материалы переписки с Егишем Оганесяном, Vesti.Azпопросил его прокомментировать данную ситуацию:

— Меня впервые так нагло, по-хамски и цинично решили купить. В моей жизни было много разных ситуаций, когда мне предлагали изменить свою точку зрения. Были угрозы, предлагались деньги, женщины, заграничные поездки, даже один раз выписали премию по службе в качестве аванса. А тут все произошло как в кинофильме про «лихие» 90-е. Скажу максимально литературно, хотя я, как бывший преподаватель последовательно различных вузов, готовивших сотрудников для органов юстиции и спецслужб России, воровской жаргон знаю в совершенстве. Мне написали на почту почти что следующее: «эй, ты, урод и наркоман, вот тебе деньги, давай быстро повторяй, что мы тебе скажем, и проваливай прочь из медиа-пространства». Со мной так даже матерые уголовные «авторитеты» не разговаривали, а тут – какой-то неизвестный мне хам из Интернета, да еще с армянским акцентом. Теперь мне ясно, в каких холуях, извините за это выражение, у боссов армянской диаспоры России ходят Владимир Соловьев, Сергей Кургинян, Владимир Жириновский и многие прочие пропагандисты, которым вот так, как и мне, нагло в лицо говорят: «эй, ты, фуфло, вот деньги – спой нам песню про Великую Армению». Но я – не они, и такого отношения к себе не потерплю.

Помимо всего прочего поражает болезненная подвижность сознания моего лично мне неизвестного корреспондента: сначала – наглость и безапелляционность суждений, потом, как только я на него чуть надавил и проявил жесткость позиции, – бравада, за которой скрывается неуверенность, угрозы из-за паники и страха, потом – чувство обиды «непонятого» человека. Все это очень похоже на поведение армянина, поэтому я уверен в то, что был не розыгрыш, а очень неуклюжая, топорная и как-то по-армянски сделанная попытка нейтрализовать меня в информационном пространстве, используя все средства психологического воздействия сразу. А с русскими интеллигентами так переговоры не ведут, особенно переговоры о предательстве чьих-то чужих интересов.

Возможно, с точки зрения обывателя я поступил глупо, ведь как говорил император Веспасиан, «деньги не пахнут». Но я – не император Веспасиан, я – Кузнецов, Олег Кузнецов.

Исмаил Алиев 

Ереван ошибся относительно Тегерана

Iran MapИгорь Панкратенко, Тегеран, специально для haqqin.az 

То, что Тегеран занял достаточно пробакинскую позицию в ходе четырехдневной войны, стало для Еревана холодным душем и крушением иллюзий об особой позиции Исламской Республики в отношении армяно-азербайджанского конфликта. Конечно, количество водных процедур для армянской дипломатии в этот период достигло рекордных показателей, но с Ираном – случай особый, поскольку в Ереване считали, что уж кто-кто, а Тегеран останется партнером, что бы ни произошло. Как выяснилось, ошибались.

Разумеется, сейчас армянская сторона предпринимает максимум усилий для того, чтобы если не восстановить свои позиции на международной арене, то хотя бы провести ревизию в рядах «друзей» и потенциальных партнеров. Предстоит новый этап борьбы с Баку, и в его преддверии неплохо было бы определиться, на кого из соседей и внешних игроков можно было бы рассчитывать. Отсюда и повышенное внимание к Китаю, делегация которого во главе с первым вице-премьером Госсовета, членом постоянного комитета Политбюро Центрального комитета Коммунистической партии Китая Чжаном Гаоли прибыла 5 июня в Ереван.

Китайские планы в отношении Армении, как и вопрос о том, какое место занимает эта страна во внешней политике Пекина, – тема отдельного разговора. Стоит упомянуть лишь два обстоятельства: во-первых, сегодня Баку как экономический партнер китайскому руководству более интересен. Во-вторых, не в правилах китайской дипломатии смешивать экономику с политикой, а уж тем более влезать в споры партнера с третьими странами. То, что Пекин проявляет некоторый интерес к проекту железной дороги Иран-Армения, который был разработан Международной компанией строительства и коммуникаций Китая (CCCC International), вовсе не означает, что в армяно-азербайджанском конфликте КНР выступит на стороне Еревана.

Более того, с уверенностью можем сказать, что он вообще ничьей стороны не займет. Тем более что эта железная дорога – протяженностью в 316 километров, стоимостью в 3,5 миллиарда долларов и сроками строительства при самых благоприятных условиях и массе технических сложностей (60 тоннелей протяженностью 102,3 километра и 64 моста) не менее шести лет – не представляет сегодня для Китая особого интереса, у него есть куда более приоритетные и ресурсоемкие проекты. Инвестиционный портфель Пекина давно разбух от предложений, и магистраль, которая свяжет Иран с Арменией, – лишь один из не менее чем сотни подобных проектов Китая по всему миру, что называется, «на вырост», на отдаленную перспективу.

Что же касается отношения Тегерана к Еревану, то здесь есть ряд нюансов, которые просто-таки необходимо учитывать тому, кто хотел бы составить для себя объективную картину складывающейся ситуации.

Накануне визита Налбандяна в Тегеран правительство Армении сделало демонстративно дружественный жест – одобрило проект соглашения об отмене визового режима с Ираном. По новым правилам после отмены въездных виз граждане двух соседних стран смогут находиться на территории Армении и Ирана до 90 дней каждые шесть месяцев. Местные эксперты тут же заговорили о том, что данный шаг «серьезно упростит взаимовыгодные экономические и торговые связи между сторонами, активизирует работу предпринимателей и туристические потоки с обеих сторон».

Разумеется, реальная значимость данного шага не столь глобальна. Напомним, до него пересечение армяно-иранской границы в обе стороны проходило в упрощенном порядке, а стоимость визы составляла около шести евро, так что каким-то уж очень серьезным образом это на те же туристические потоки не повлияет. Эти шесть евро никоим образом не останавливали толпы иранских туристов, желавших по полной программе «оттянуться» в Армении, предаваясь там безобидным для государственной безопасности, но вполне осуждаемым с точки зрения исламской морали развлечениям.

И уж тем более это не «упростит взаимовыгодные экономические и торговые связи», которые демонстрируют, в общем-то, отрицательную динамику. В 2012 году товарооборот между двумя странами составлял $317,7 миллиона (5,6% всего внешнеторгового оборота Армении). В 2013-м – $380 миллионов, причем 90% из этого объема приходилось на иранский экспорт. По итогам 2015 года составил, по данным армянской стороны, порядка $340 миллионов. И хотя председатель комиссии Национального собрания по экономическим вопросам Вардан Айвазян два месяца назад убеждал журналистов в одном из своих выступлений, что товарооборот между двумя странами может достичь нескольких миллиардов долларов, никаких реальных предпосылок для этого не существует.

Те планы, которые обсуждаются в качестве локомотивов ирано-армянского экономического сотрудничества – будь то автодорога Север-Юг, строительство железной дороги Иран-Армения, увеличение поставок электроэнергии в Иран и создание зон свободной торговли в армянском Мегри и иранской Джульфе, – носят достаточно локальный характер и не способны сделать экономическое сотрудничество Еревана и Тегерана стратегическим фактором.

В Иране это достаточно четко понимают, однако в преддверии визита Налбандяна все же санкционировали совершенно не свойственный для иранской дипломатии шаг: посольство Исламской Республики Иран в Армении выступило с опровержением заявления посла Ирана в Азербайджане Мохсена Пак Айина, касающегося карабахского урегулирования. А конкретно – следующих его слов: «Мы на стороне Азербайджана. Надеемся, что конфликт будет решен мирным путем в рамках территориальной целостности Азербайджана, на основе международных законов».

Впрочем, дезавуирование заявления иранского посла в Баку его коллегами в Ереване, при ближайшем рассмотрении и наличии навыков перевода с дипломатического языка на человеческий, носит достаточно двусмысленный характер. В частности, в нем было сказано, что «Посольство ИРИ в Баку не распространяло заявления по этому поводу, а посол в своем последнем интервью подчеркнул, что позиция ИРИ относительно карабахского конфликта остается неизменной. Посольство Ирана еще раз подчеркивает официальную позицию ИРИ относительно мирного урегулирования конфликта, основанного на нормах международного права».

Никакой дезавуации, по сути, здесь нет. Скорее уж стремление слегка успокоить армянскую аудиторию, сделать уточнение, которое в сухом остатке вполне соответствует поговорке «Что пнем об сову, что совой об пень». Нормы международного права – в пользу Баку, ну а про мирный путь и говорить нечего, Мохсен Пак Айин именно о нем и говорил.

Словом, заявление иранского посольства в Ереване нужно воспринимать исключительно как дипломатический реверанс, акт вежливости, сделанный накануне визита главы местного внешнеполитического ведомства в Тегеран. Никакого принципиального значения оно не имеет и как однозначно проармянское трактоваться не может.

А вот некоторые, скрытые от широкой публики нюансы отношения иранских элит к Армении вполне высвечивает. И если уж разговор о них зашел, то начать его нужно с того, что отношения с Ереваном сегодня не являются сколь-нибудь значимым приоритетом ни для иранского МИД, ни для правящих кругов в Тегеране.

Армянская диаспора в Иране – по разным оценкам, от 180 до 240 тысяч человек – четвертая по численности в мире (больше только в США, России и Франции). При относительной незначительности в процентном отношении к общему населению Исламской Республики она занимает особое место и в экономике, и в общественной жизни, гарантированно имея два депутатских кресла в Меджлисе.

Как и любая армянская диаспора в других странах мира, обладает серьезными связями за границей, а армянское лобби в Америке, Европе и России немногим уступает по влиятельности признанному лидеру в этой сфере – еврейскому. Этот политический и экономический ресурс проживающих в Иране армян Тегеран активно использовал в период конфронтации с США и их союзниками – от дипломатических зондажей до получения технологий в обход санкционного режима. Соответственно, и с Арменией отношения строились максимально дружественно, пусть и политика там явно перевешивала экономические интересы Ирана.

Сегодня ситуация изменилась. В отношениях с США, как констатировал на днях верховный лидер Али Хаменеи, достигнут максимум возможного – никакого особого потепления не произошло, удержаться бы на уровне вооруженного нейтралитета, но даже эта позиция после американских обвинений Тегерана в поддержке международного терроризма под вопросом.

Особые каналы связи с Европой, отношения с которой являются главным приоритетом для администрации Роухани, теперь Тегерану также особо не нужны, для этого вполне хватает уже установленных связей в торгово-промышленных кругах стран Евросоюза. И если раньше отношения с Арменией рассматривались в том числе и как инструмент прорыва международной изоляции, то сейчас этот взгляд явно устарел.

Нет, Тегеран не намерен официально объявлять о свертывании отношений с Арменией и переориентации своей политики на Южном Кавказе. Для подобных шагов у иранской дипломатии есть более эффективные инструменты – сохраняя дружественность, четко определять границы партнерства, снижать его значимость постепенно, без резких шагов и публичных заявлений. В итоге переводя отношения с Ереваном на уровень обычной соседской вежливости, а саму страну занося в список периферийных.

http://haqqin.az/news/72185

Социальное партнерство – эффективный механизм взаимодействия государства и общества

tashkent 1В Ташкенте состоялась Международная конференция на тему «Развитие социального партнерства между ННО и государственными органами: опыт Узбекистана и международная практика».

Организаторами форума выступили Независимый институт по мониторингу формирования гражданского общества (НИМФОГО), Национальная ассоциация ННО Узбекистана (НАННОУз), Совет Федерации профсоюзов и Министерство юстиции республики в партнерстве с Координатором проектов ОБСЕ в нашей стране, представительством Фонда имени Фридриха Эберта (ФРГ), филиалом НПО «Региональный диалог» (Словения), посольством Франции, а также Университетом Цукуба (Япония).

В работе конференции приняли участие депутаты Законодательной палаты и члены Сената Олий Мажлиса, специалисты органов государственной власти и управления, представители ННО, СМИ и международных организаций, национальных научно-исследовательских и образовательных учреждений страны, эксперты из Нидерландов, Индии, Канады, Республики Корея, Франции, ФРГ, Японии и других стран, а также дипломаты, аккредитованные в Узбекистане.

Целью проведения данного мероприятия стало рассмотрение механизмов социального партнерства между госорганами и ННО, практикуемых в нашей стране и за рубежом, повышение их роли в решении актуальных задач общественного, социально-экономического и гуманитарного развития страны.

В ходе конференции авторитетным кругом участников были обсуждены состояние и общие тенденции политико-правовых основ поддержки развития социального партнерства между госорганами и ННО, роль такого взаимодействия в обеспечении открытости и эффективности деятельности органов государственной власти, повышении политической активности и правовой культуры граждан.

В центре внимания собравшихся также находился вопрос привлечения представителей широкой общественности к разработке и реализации актов законодательства, госпрограмм общественного, социально-экономического и гуманитарного развития.

Следует отметить, что Узбекистан привержен построению правового демократического государства, открытого гражданского общества, важным компонентом которого является наличие развитой сети независимых, устойчивых гражданских институтов, поддерживаемых широкими слоями населения и глубоко укоренившихся среди народа. В стране выработан и реализуется принцип «От сильного государства к сильному гражданскому обществу», суть которого заключается в расширении прав и полномочий гражданских институтов, в том числе негосударственных некоммерческих организаций, в защите прав, свобод и законных интересов людей.

В целях оказания всестороннего содействия таким структурам в 2008 году Совместным постановлением обеих палат парламента страны при высшем законодательном органе созданы Общественный фонд по поддержке ННО и других институтов гражданского общества и парламентская комиссия по управлению его средствами. Через данный фонд в течение последних лет из Государственного бюджета на указанные цели было выделено более 47,7 миллиардов сумов в виде государственных грантов, социальных заказов и субсидий.

Мощный импульс активизации и расширению масштабов деятельности негосударственных некоммерческих организаций и других гражданских институтов придала Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране, выдвинутая Президентом Исламом Каримовым и принятая парламентом страны в ноябре 2010 года. На основе этого документа за прошедший период были приняты законы «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления», «Об экологическом контроле», «О парламентском контроле», «Об электронном правительстве», «О социальном партнерстве», в соответствии с поправками в Основном законе конституционное закрепление получил институт общественного контроля за деятельностью органов государственной власти и управления.

В ходе международной конференции подчеркивалось, что одной из актуальных задач в сфере социального партнерства остается повышение количества и качества совместных проектов в тех сферах, где государство нуждается в деятельной поддержке общественных организаций. В этом плане представляет интерес опыт развитых демократических стран, таких как Германия, Канада, Республика Корея, Франция, Япония.

В рамках сессионных заседаний национальные и зарубежные эксперты сделали обзор законодательств и отдельных программ и стратегий Узбекистана и иностранных государств, регулирующих вопросы социального партнерства.

Наряду с этим, был подробно рассмотрен опыт общественных организаций республики в повышении общественно-политической активности и политико-правовой культуры различных слоев населения, представлены наиболее успешные проекты сотрудничества между ННО и государственными органами.

По итогам дискуссий были выработаны практические рекомендации для повышения эффективности обеспечения реализации Законов Республики Узбекистан «О социальном партнерстве» и «Об открытости деятельности органов государственной власти и управления», а также совершенствования работы Общественных комиссий по социальному партнерству, созданных при Жокаргы Кенесе Республики Каракалпакстан, Кенгашах народных депутатов областей и города Ташкента, при государственных органах.

В перерывах между сессиями корреспондент ИА «Жахон» побеседовал с некоторыми зарубежными участниками.

Наото Ямоучи, профессор государственной экономики Университета Осаки, Япония:

— В настоящее время наблюдается глобальная тенденция к ускоренному развитию и укреплению гражданского общества. Демократические реформы, проводимые в Узбекистане, идут в ногу со временем. Правовая и финансовая поддержка, наращивание потенциала общественных организаций сегодня невозможны без поддержки государства. Я был приятно удивлен, тем, насколько серьезно в Узбекистане относятся к этим вопросам и укреплению социального партнерства. Данный механизм активно внедряется, и, думаю, у него есть хорошие перспективы.

Говинд Кумар Инакхия, научный сотрудник Школы гуманитарных и социальных наук Центрального университета Жамму (Индия):

— Я очень рад принять участие в столь важной и актуальной конференции. В ее рамках я смог представить презентацию по вопросам улучшения деятельности ННО и современным тенденциям развития гражданских институтов и гражданского общества через призму конституционных норм Узбекистана и Индии.

Изучив опыт вашей республики в данной области, хотел бы подчеркнуть, что факт проделанной масштабной работы неоспорим. В частности, права граждан на участие в управлении делами общества и государства как непосредственно, так и через своих представителей, а также на осуществление общественного контроля над деятельностью государственных органов, другие широкие права закреплены в Основном законе страны. В данном контексте важное значение имеет практическая реализация этих прав. Например, в плане представленности женщин в общественно-политической жизни государства в Индии и Узбекистане существует порядок квотирования мест для них в органах местного самоуправления и национальных парламентах. Это существенно повышает участие женщин в деятельности гражданских институтов и государства.

Отрадно, что органы самоуправления граждан весьма активно участвуют в решении важных социально-экономических вопросов, реализации адресной социальной поддержки.

Принятый в Узбекистане Закон «О социальном партнерстве» является уникальным и эффективным документом. Поскольку он укрепляет прямой диалог между государством и обществом. Хотел бы поздравить узбекский народ с принятием данного акта законодательства, так как он служит во благо защиты прав и интересов граждан.

Уверен, что Узбекистан идет по правильному пути развития. Посредством осуществления таких существенных реформ в данной сфере можно обеспечить активное участие и дальнейшее развитие институтов гражданского общества и ННО.

Натан Гилберт Куимпо (Нидерланды), профессор Высшей школы гуманитарных и социальных наук Университета Цукуба (Япония):

— В процессе подготовки к данной конференции я был сильно впечатлен, так как из программы мероприятия видно, что оно охватывает самые различные направления и актуальные вопросы развития гражданского общества. Очень рад принять участие в столь интересном и важном форуме.

Как представитель Голландии, преподающий в Японии, могу поделиться опытом этих двух стран в данной сфере. В частности, в Нидерландах гражданское общество развито довольно сильно и деятельность ННО охватывает практически все области и сферы жизни общества. Гражданские институты в Японии, в свою очередь, имеет схожие черты с опытом Узбекистана, особенно в области функционирования органов местного самоуправления. Кроме того, вижу такую же сплоченность среди населения в рамках таких объединений – они вместе помогают проводить различные праздничные и ритуальные мероприятия, благоустроительные и созидательные работы. То есть гражданское общество на местном уровне представляет очень серьезный «социальный капитал» и это отрадно.

Патрисия Лалонд, Генеральный секретарь Ассоциации образования и социального обеспечения MEWA, научный сотрудник Института перспектив и безопасности Европы (Франция):

— Сложно сравнивать опыт развития гражданского общества Франции и Узбекистана, так как у стран существуют свои исторические и национальные особенности, фактор продолжительности данного процесса и другие отличия. Но при этом могу сказать, что с учетом достаточно короткого периода времени (25 лет) демократического развития Узбекистана уровень и активность гражданского общества, оказываемая им поддержка государства заслуживают особого внимания.

В целом, я положительно оцениваю уровень современного развития вашей страны и хочу выразить уверенность, что, следуя принципу «от сильного государства к сильному гражданскому обществу», Узбекистан обязательно достигнет поставленных целей и займет достойное место в числе развитых демократий мира.

 

 


Cтартует онлайн конференция на тему : «Влияние измененных турецко-российских отношений на энергетические проекты»

turkite-azerb. flaqАмерикано-турейкий форум “Turkishforum” (Turkishnews.com)  (США) и Международный онлайн информационно-аналитический центр  “Этноглобус” (Ethnoglobus.az) (Азербайджан) стартуют совместную  онлайн конференцию на тему : «Влияние измененных турецко-российских отношений на энергетические проекты».

Статьи могут быть представлены на турецком, азербайджанском, русском и английском языках.

Статьи будут опубликованы в ресурсах Turkishnews.com, www.turkishnews.com/ru/content/ və Ethnoglobus.az.

Модератор конференции редактор русского раздела Turkishnews.com, директорEthnoglobus.az,

политолог  Гюльнара Инандж.

Желающие могут обращаться по интернет адресу :

[email protected], na facebook странице
 https://www.facebook.com/TurkishForumPage/,

Почему Гитлер ненавидел евреев?

fachismАнне Ринггорд (Anne Ringgaard)

Адольф Гитлер стоит за самым жестоким геноцидом в новейшей истории. По его приказу миллионы евреев умертвили в газовых камерах. Другие погибали в концентрационных лагерях от голода, тяжелого труда и болезней.

Эта непостижимая глава в истории Германии заставила нашего читателя Лине Крюгер (Line Krüger) задаться вопросом, за что Гитлер настолько ненавидел евреев.

Гитлер создал нацизм

По мнению историков, чтобы найти истоки ненависти Гитлера к евреям, надо понять его идеологию. Адольф Гитлер был нацистом.

«Нацизм строится на теории о расовой гигиене. Основополагающий принцип заключается в том, что расы не должны смешиваться», — объясняет Рикке Петерс (Rikke Peters), исследователь правого радикализма в Институте коммуникации и истории Орхусского университета.

Нацизм — национал-социалистическая идеология, разработанная и описанная Адольфом Гитлером в манифесте «Майн Кампф», изданном в середине 20-х годов.

В манифесте Гитлер писал:

— мир состоит из людей различных рас, которые ведут постоянную борьбу друг с другом. Именно расовая борьба является двигателем истории;

— есть высшие и низшие расы;

— высшая раса окажется под угрозой исчезновения, если ее смешивать с низшими.

Белая раса превыше всех

«Белую арийскую расу Гитлер считал наиболее чистой, сильной и интеллектуальной. Он был уверен, что арийцы превыше всех», — поясняет Рикке Петерс. И добавляет: — «Он ненавидел не только евреев. Это касалось и цыган и чернокожих. Но его ненависть к евреям была особенно сильна, потому что в них он видел корень всех зол. Евреи были главными врагами».

Историк Карл-Кристиан Ламмерс (Karl Christian Lammers), который изучал историю нацизма в Институте Саксо Копенгагенского университета, добавляет:

«У Гитлера было искаженное понимание термина „раса“. Он считал евреев отдельной расой, полагал, что существует особая арийская кровь немцев, а у евреев другой тип крови. Евреи были для него паразитами, стремящимися ослабить арийскую расу и в конечном итоге уничтожить ее».

У Гитлера не было психической болезни

После Второй мировой войны многие рассуждали о том, что человек, который, подобно Гитлеру, несет ответственность за ужасный геноцид, видимо, психически болен.

Рикке Петерс утверждает, что нет доказательств тому, что Гитлер был сумасшедшим или страдал от некой ментальной болезни, заставлявшей его ненавидеть евреев.

«Ничто не указывает на то, что Гитлер был психически болен, хотя его нередко изображают как безумца в постоянном бреду. Можно сказать, что у него был маниакальный и параноидально-нарциссический тип личности, но это не значит, что он был сумасшедшим или психически больным».

Но, хотя Адольф Гитлер и не страдал психическими болезнями, нет сомнения, что он был отклонением от нормы. Психиатр мог бы диагностировать у него расстройство личности.

«Гитлер был злым. Он мастерски манипулировал людьми и при этом имел плохие социальные навыки. Но это не делает его психически больным. В жизни Гитлера отсутствовало все то, что в норме придает существованию смысл и вес — любовь, дружба, учеба, брак, семья. У него не было интересной личной жизни вне политических дел».

Антисемитизм процветал еще до Второй мировой войны

Другими словами, личность Гитлера можно описать как девиантную и диссоциальную, но это не единственная причина возникновения ненависти к евреям, которая привела к геноциду.

Немецкий диктатор был лишь составляющей частью многолетней общей тенденции. В то время он был далеко не единственным антисемитом. Когда Гитлер писал свой манифест, ненависть к евреям, или антисемитизм, уже была весьма распространенным явлением.

В XIX и XX веках еврейские меньшинства в России и Европе подвергались дискриминации и преследованиям, рассказывает историк Клаус Бундгор Кристенсен (Claus Bundgård Christensen), преподаватель университета Роскилле.

«Гитлер был частью антисемитской культуры Германии и других европейских стран. Многие верили, что у евреев есть тайная глобальная сеть, и они стремятся захватить власть над миром».

Рикке Петерс добавляет:

«Не Гитлер придумал антисемитизм. Многие историки отмечают, что его ненависть к евреям получила отклик у населения, потому что евреев и так преследовали во многих странах».

Национализм привел к антисемитизму

Рост антисемитизма соотносился с распространением национализма по Европе после французской революции 1830 года.

Национализм — политическая идеология, когда нация воспринимается как общность людей с одинаковым культурным и историческим фоном.

«Когда в 1830-х годах началось распространение национализма, евреи были как соринка в глазу, потому что жили по всему миру и не принадлежали к одной нации. Они говорили на своем языке и отличались от христианского большинства в Европе», — поясняет Рикке Петерс.

Среди христианских националистов во многих европейских странах процветали теории заговора о тайном стремлении евреев к мировому господству.

Фальшивые протоколы подстегнули догадку

Теория основана, в том числе, на неких старинных текстах под названием «Протоколы сионских мудрецов».

Эти протоколы в конце XIX века создала разведка российского царя Николая II, по форме они были похожи на настоящий иудейский документ.

Согласно этим протоколам, действительно существует всемирный заговор евреев с целью захвата власти. Российский царь использовал протоколы сионских мудрецов, чтобы оправдать преследования евреев, а много лет спустя то же самое сделал Адольф Гитлер.

«Гитлер верил, что у евреев действительно есть глобальная сеть, где они сидят и дергают за ниточки в стремлении захватить мировое господство. Он использовал фальшивые протоколы как средство легитимизации геноцида», — говорит Клаус Бундгор Кристенсен.

Немецкие евреи были интегрированы в общество

Однако евреи были частью немецкого общества, когда в 20-х годах Гитлер писал свой манифест.

«Немецкие евреи были прекрасно интегрированы в общество и считали себя немцами. Они сражались на стороне Германии в Первую мировую войну, некоторые были генералами или занимали высокие общественные посты», — говорит Рикке Петерс.

Но Германия проиграла войну, и это поражение подлило масло в огонь антисемитизма Адольфа Гитлера и его сторонников.

«В Первую мировую войну Гитлер был солдатом баварского режима. После войны он обвинил в поражении и последующих беспорядках в Германии евреев. Он заявил, что евреи вонзили нож в спину немецкой армии», — объясняет Карл-Кристиан Ламмерс.

Экономический кризис был на руку нацистам

В 30-е годы Германия, как и весь мир, погрузилась в Великую депрессию. Этот экономический кризис вызвал огромную безработицу и социальные беды.

В это кризисное время сформировалась антидемократическая нацистская партия Германии — Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, которую с 1921 года возглавлял Адольф Гитлер.

«Многие немцы поддержали нацизм, потому что надеялись, что новая политическая система создаст лучшие условия жизни. Тогда расовая теория Гитлера была представлена только в „Майн Кампф“, и до 1933 года члены партии мало что знали о расовой гигиене. Только после захвата Гитлером власти в 1933 году антисемитизм и расовая теория стали играть заметную роль в общественной жизни», — говорит Карл-Кристиан Ламмерс.

На выборах 1932 года Национал-социалистическая партия и немецкие коммунисты вместе получили большинство голосов. Адольф Гитлер потребовал, чтобы его сделали канцлером, и занял этот пост.

Население настраивали против евреев

С приходом нацистской партии к власти Адольф Гитлер и его единомышленники начали распространять антисемитские идеи среди населения. Проводились кампании, представлявшие евреев низшими людьми и угрозой арийской расе.

Провозглашалось, что Германия — для немцев, и надо сохранять чистоту арийской расы. Прочие расы, особенно евреи, должны быть отделены от немцев.

«Гитлеру удалось настроить большую часть населения Германии против евреев. Но были и люди, протестовавшие против его жестоких нападок на еврейское меньшинство. Например, многие считали, что Хрустальной ночью нацисты зашли слишком далеко», — рассказывает Клаус Бундгор Кристенсен.

Ненависть к евреям оставалась неизменной

Хрустальная ночь произошла в Германии 9 ноября 1938 года.

В течение вечера и ночи были разрушены множество еврейских кладбищ, 7,5 тысяч магазинов, находившихся в собственности евреев, примерно 200 синагог.

Многие немцы решили, что нацистская партия перешла все границы, но распространение ненависти к евреям продолжалось. В последующие годы Адольф Гитлер и его сторонники систематически отправляли миллионы евреев в концлагеря и уничтожали их.

«В ходе Второй мировой войны политика Национал-социалистической партии по некоторым направлениям поменялась, но ненависть к евреям оставалась неизменной. Уничтожение евреев и создание безиудейской Европы было для Гитлера и прочих членов партийной верхушки мерилом успеха», — говорит Клаус Бундгор Кристенсен. — «Даже в конце войны, когда стало очевидно, что надо экономить ресурсы, нацисты продолжали тратить деньги на концлагеря и отправку туда евреев».

http://inosmi.ru/science/20160605/236758257.html

5 июня в казахстанском Актюбинске произошел масштабный теракт:

kazax polis5 июня в казахстанском Актюбинске (нынешнее название города — Актобе) произошел масштабный теракт: перестрелки вспыхнули сразу в трех местах — у двух отделений полиции и воинской части. Позднее власти подтвердили, что есть погибшие и раненые. Детали атаки и предыстория актюбинского теракта — в материале «Ленты.ру».

«Приверженцы нетрадиционных религиозных течений»

Самое удивительное в террористическом акте в Актюбинске — то, что он был совершен по шаблонному сценарию: нападение неизвестных экстремистов на силовиков, запоздалая реакция правоохранительных органов, фанатичное сопротивление террористов при попытке захвата или штурма. В тот же день в Актюбинске объявили режим антитеррористической операции. События, по сообщениям СМИ, развивались следующим образом: 5 июня в трех точках города вспыхнули перестрелки. Устроили их неизвестные, которые ранее ограбили оружейные магазины; они же атаковали отделы полиции в разных частях города и попытались захватить заложников у расположения воинской части Национальной гвардии.

Полиция оцепила значительный участок, начала эвакуацию людей из крупных торгово-развлекательных центров и с рынков. Немного позднее МВД республики разъяснило, кто провел эту акцию: «Предположительно нападавшие являются радикальными приверженцами нетрадиционных религиозных течений».

Также ведомство сообщило число погибших: при нападении на оружейные магазины «приверженцев нетрадиционных религиозных течений» один из атакующих был задержан, трое уничтожены. В воинской части погибли два военнослужащих, девять человек получили ранения. Вечером того же дня на станции скорой помощи информировали о более 20 раненых. Как констатировали в МВД, «нескольким нападавшим удалось скрыться». Сообщений о том, что кто-то взял на себя ответственность за теракт, на момент написания материала не поступало (это, кстати, довольно характерная черта атак экстремистов в Казахстане).

День сурка

Самое необычное в сценарии экстремистов то, что он был вполне предсказуем, более того — уже реализован, причем в Казахстане, и всего одним человеком. У наблюдателя действительно может возникнуть эффект дежавю или «дня сурка»: повторяющихся событий. В ноябре 2011-го в городе Таразе на юге республики «последователь исламизма» Максат Кариев сначала убил из огнестрельного оружия двух сотрудников Комитета национальной безопасности, которые вели за ним наружное наблюдение (!), потом захватил автомобиль и ограбил оружейный магазин, убив еще двух человек — охранника и случайного посетителя. Дальнейшие события тоже разворачивались как в боевике: в оружейном магазине Кариев взял два карабина, после чего убил двух полицейских из подразделения вневедомственной охраны. Затем, по версии МВД, поехал к себе домой, где забыл гранатомет (!). С гранатометом Кариев отправился к зданию местного департамента КНБ и выстрелил из этого оружия по зданию спецслужбы. При попытке задержания (после ограбления оружейного магазина, убийства полицейских и стрельбы из гранатомета в центре города) исламист ранил еще двух патрульных, а затем подорвал вместе с собой офицера полиции.

Почему в Казахстане отрицают межэтнические конфликты

Общественности правоохранительные органы Казахстана случившееся объяснили довольно кратко: во время срочной службы в армии Кариев был хорошим стрелком — дескать, именно поэтому ему никто не смог помешать убить семь человек.

Терактами в различных регионах Казахстана был отмечен весь 2011 год. В апреле при штурме группировки в одной из квартир Алма-Аты были ранены девять бойцов спецподразделения.

В мае в Актюбинске некий Рахимжан Махатов взорвал себя у здания КНБ. Были ранены три человека. Генеральная прокуратура республики объяснила действия смертника тем, что он хотел уклониться «от ответственности за уголовные преступления в составе организованной преступной группировки». Позднее, тоже в мае, смертник подорвал автомобиль у следственного изолятора КНБ в столице республики — Астане. МВД не нашло связи между двумя этими случаями, а инцидент в Астане вообще не был квалифицирован как террористический акт, заверил министр внутренних дел Калмуханбет Касымов.

В июле того же года в поселке Шубарши под Актюбинском неизвестные напали на полицейскую машину и расстреляли двух патрульных. По одной из версий, нападение было местью экстремистов за задержание их сторонников. Журналисты, работавшие на месте спецоперации, узнали от местных жителей, что в поселке много «бородачей».

Взять по горячим следам убийц не удалось, метким огнем они заставили группу захвата отступить, оставив одного погибшего боевика. В регион были переброшены спецподразделения из Алма-Аты. В ходе поисков в соседнем селе Кенкияк группа сотрудников правоохранительных органов нарвалась на разыскиваемых экстремистов, завязался бой. Один из спецназовцев был убит, девять экстремистов уничтожены.

Солдаты Халифата

Позднее, в октябре, взрывы, подобные актюбинскому и астанинскому, произошли в Атырау (бывший Гурьев): один у здания акимата — областной администрации, второй — в жилом массиве. Погиб смертник. Эти взрывы власти уже признали терактами — правоохранительные органы заподозрили в причастности к ним группировку «Солдаты Халифата», созданную гражданами республики «в целях развязывания джихада на территории Казахстана».

В декабре в Алма-Ате спецподразделение КНБ в ходе штурма блокированной в поселке Боролдай вооруженной группы потеряло двух бойцов; ранее, в ноябре, члены этой группировки расстреляли двух сотрудников полиции.

Даже из представленных случаев видно, что экстремисты действуют по довольно шаблонному плану: атакуют силовиков или устраивают взрывы у зданий органов государственной власти. Нападающим удается застать врасплох правоохранительные органы, при попытке захвата радикалы относительно умело и фанатично сопротивляются, нанося даже специальным подразделениям серьезный ущерб.

В ноябре 2011-го казахстанский политолог Марат Шибутов отметил, что все теракты произошли по так называемому дагестанскому сценарию: целью экстремистов являются государственные служащие и силовики. Событие в Актюбинске показало, что предупреждение эксперта силовики республики не приняли к сведению.

Почему власти Казахстана испугались несостоявшегося митинга

Вся история терактов в Казахстане демонстрирует, что у власти не получается проанализировать произошедшее и выработать эффективную тактику противостояния. Экстремисты действуют шаблонно, но, несмотря на это, неизменно успешно, пусть и платят за это своими жизнями. Астана, судя по всему, не очень представляет, кто именно ей противостоит и кто поддерживает «нетрадиционные религиозные течения». Попытки властей отрицать очевидное и последующие невнятные объяснения выглядят откровенно беспомощными. И именно это представляется самым опасным, особенно с учетом того, что в этот раз экстремисты первым делом попытались захватить военную часть.

Александр Широков
5.06.16

Источник — lenta.ru

Гвоздь Германии в гроб справедливости

Germany flagТофик Аббасов

Признание немецким Бундестагом факта «геноцида армян» сам по себе акт вопиющий и непростительный не только потому, что возводит откровенную фальшь в ранг истины, но еще и усиливает потенциал фальсификации, как  работающего инструмента в системе международной политики. Позиция Турции как стороны, которая не одно десятилетие вынуждена выдерживать на себе бремя надуманных обвинений, уж точно напоминает глас вопиющего в пустыне.

Сколько можно говорить и призывать, требовать и наставлять, что опасно принимать скоропалительные решения, не разобравшись в сути проблемы и отвергать исторические реалии?! Хваленая европейская демократия, столь пристрастившаяся действовать автопилотом, опять продемонстрировала свою уродливую сущность. Отсюда и тенденциозность пороков, которые вот уже много лет исправно воспроизводятся, вызывая недоумение у носителей здравого рассудка на разных направлениях глобального действия.

Вот так и расширяются границы пространства лицемерия, аморальщины и безумства, и превращение в гонимых тех, кто не смог доказать правду, кого решили перекричать и запачкать, становится обычным явлением.

И сколько бы ни пытались немецкие политики во главе с госпожой Меркель доказывать, что «продвинутая западная  демократия» в деликатных вопросах не ошибается, на поверку выходит зловонная кривда. А правда, честь и достоинство втаптываются в грязь низменных интересов политиков новой волны, для которых корысть и бесстыдство и есть спутники их образа.

Ложь в заманчивом одеянии

При всех раскладах не мешает снова и снова возвращаться в историю вопроса. Экскурс в прошлое проливает ясный свет на этимологию проблемы. У истоков армянского вопроса всегда стояла западная дипломатия, которая никогда не брезговала грязными технологиями ради достижения целей.  Ныне прославившийся своим позорным ликом армянский сепаратизм первое боевое крещение принял как раз в преддверии Первой мировой войны в Османской империи, когда жадные и не в меру алчные западные державы учуяли момент деградации у заклятого врага.

Восточный полюс на протяжении более чем пяти веков держал в страхе Старый континент. В высоких кругах европейцев никогда не ослабевал интерес к Османской империи, и на протяжении столетий поднаторевшие в масштабных интригах западники непрестанно провоцировали проблемы, дабы расшатать устои противника и нащупать на его теле слабые места. Как только дождались момента истины, осознав, что некогда сильнейшая империя из фактора опасности превращается в потенциальную субстанцию для наживы, вот тогда и пригодился армянский сепаратизм.

Перелом в соотношении сил, происшедший в середине девятнадцатого века между западным и восточным полюсами, надолго предопределил ход мировой истории. Чем завершился вселенский поход Европы на Восток, известно. И сегодня, когда новая Турция, ведомая цивилизованными исламистами, опять на Западе воспринимается в качестве фактора опасности, на помощь предприимчивым креативщикам приходит ржавое армянское оружие.

Совсем недавно армянский президент Серж Саргсян, будучи с визитом в Германии, так трогательно обхаживал госпожу Меркель, что это вызвало любопытство видавших виды немецких репортеров. Некоторые из них  узрели в подхалимстве гостя черты восточной галантности, спутав божий дар с яичницей. Но не в этом дело.

Саргсян, проваливший дела в стране и столкнувшийся с проявлениями острого внутриполитического кризиса, да еще и на фоне провала военной апрельской кампании на азербайджанском направлении, решил выложиться на внешних рубежах все с той же фишкой «геноцида».

О чем говорят дипломаты

Результаты голосования 2 июня в Бундестаге обернулись повторением истории с Ватиканом. Как помнится, вложения аргентинских армян в казну католического престола дали результат тем, что понтифик Франциск причислил к лику святых всех жертв так называемого геноцида, включая Андраника Озаняна, Дро, Амазаспа и многих, кто резал мирных людей, грабил мусульманские поселения, крушил древние кладбища. Одним словом, вандалы кровавых событий столетней давности в одночасье стали святыми.

Тогда постарался зятек Саргсяна, который был приставлен послом к Ватикану. Миссия оказалась выполнимой, если не брать во внимание эпизод от 24 апреля 2015 года, когда взоры мировой элиты больше сфокусировались не на Ереван, а на Чанаккале, где проходила церемония поминовения погибших при самой ожесточенной битве Первой мировой войны.

Теперь позорная история повторяется на немецкой ниве, и услужливые бундесдепутаты решили внести свой вклад в дело осуждения не существующего геноцида, вколотив еще один гвоздь в гроб справедливости.

Обычно немногословный немецкий президент Йоахим Гаук тоже заговорил, подчеркнув, что таким вот отважным жестом Германия-де внесла ценный вклад не только в дело осуждения «армянского геноцида», но и предприняла шаг в предотвращение геноцидов и других преступлений против человечности.

Тут есть один весьма показательный момент: многие дипломаты и политики Германии открыто признали долю своей ответственности в совершении геноцида против армян. Не говорит ли это о том, что исторические истины потому и замалчиваются, что их нити ведут на Запад?!

Вот об этом стоит не только подумать; над этим надобно и поработать.

В мирном процессе вокруг Карабахского конфликта мало конструктивизма

T_AbbasovГлавное в процессе урегулирования Карабахской проблемы – не давать затянуться паузе. Об этом в проходящем в Международном пресс-центре Sputnik Азербайджан видеомосте «Баку – Москва – Ереван» на тему «Перспективы российского посредничества в решении Нагорно-Карабахского конфликта» заявил политолог, советник Бакинского международного центра Мультикультурализма Тофик Аббасов.

По словам Аббасова, если речь идет о судьбе мирного процесса вокруг Карабахского конфликта, то единственное, чего не хватает в этом, это принцип конструктивизма.

«В событиях, происходивших в начале апреля, российская дипломатия первой оказалась у самой критической черты и показала свою состоятельность, чтобы продолжить ту линию, которая дала о себе знать еще в середине 90-х годов. Мы помним, как российская дипломатия сыграла решающую роль в заключении соглашения о временном перемирии в мае 94 года», — отметил эксперт.

Аббасов указал, что Россия вновь активизировалась в этом процессе.

«Сейчас ситуация в зоне конфликта накаленная и с обеих сторон есть готовность к использованию силовой обороны. Главное в этом процессе – нельзя давать затянуться паузе, потому что любая пауза – это вакуумное состояние, которое сопровождается перестрелками на линии соприкосновения войск. Потенциал для конструктивного разрешения проблемы не исчерпан, но главное здесь – надо говорить о предметных вещах», — добавил он.

По словам эксперта, в отношении Азербайджана имеет место агрессия, кроме этого, имеет место наличие иностранных войск на нашей территории. «Для восстановления мира и доверия надо начинать с разблокирования конфликта путем вывода вооруженных сил. Только таким образом конструктивизм возобладает».

Sputnik Азербайджан http://ru.sputnik.az/karabakh/20160601/405445324.html#ixzz4APBsiXBS

Казахстан втягивают в эпоху майданов?

Kazakhstan-mapВ свете дискуссий, состоявшихся на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Астане, и решений, принятых главами государств-членов ЕАЭС, полезно еще раз задуматься о значении событий 21 мая в Алма-Ате и других городах Казахстана, показавших, что архитекторы цветных революций своих замыслов не оставили. Здесь следует выделить роль Великобритании, США и Турции, причем о Турции и проводниках ее влияния – особый разговор.

США занимаются Казахстаном, исходя из своей доктрины глобального доминирования. Великобритания работает здесь давно и аккуратно, добившись определенного влияния. Здесь и Тони Блэр был в советниках, и даже Назарбаев, назначив свою дочь Даригу вице-премьером, повез ее на смотрины в Лондон. Англичане проводят в Казахстане свою политику филигранно, инициируя и поддерживая реформы. Есть мнение, что и введение в республике триязычия – это часть английского проникновения в Казахстан. При этом никто, конечно, не может помешать Лондону действовать в Казахстане заодно с Анкарой и Вашингтоном по более грубым схемам.

Турция – основной азиатский союзник и партнер Казахстана, имеющий в республике свою разветвленную креатуру и оказывающий на Астану очень сильное влияние. В Казахстане функционируют сотни турецких филиалов, тысячи казахов обучаются и работают в Турции.

Турция давно позиционирует себя в качестве «старшего брата» тюркских народов всего мира. Не везде, конечно, она может выступать в роли диктующей стороны (с теми же Назарбаевым или Каримовым это не проходит), но если российское или китайское влияние в Центральной Азии основано на экономике, кредитах, таможенных льготах, то турецкое строится на том, что турки постепенно, методично, из года в год осваивают идеологическое пространство.

Конфликт Москвы и Анкары вывел Казахстан на своеобразную позицию, когда страна оказалась в положении между ее двумя главными партнерами. «Миротворческие» усилия Назарбаева, направленные на урегулирование турецко-российских отношений, ни к чему не привели и в Анкаре, вероятно, решили приступить к осуществлению «плана Б».

Османская традиция богата историями ликвидации своих ближайших союзников, и Казахстан, рассматриваемый Анкарой в основном как кладовая углеводородов и земель хозяйственного назначения (например, для ядерных могильников), представляется трудной, но аппетитной добычей. О геополитическом значении Казахстана говорить не приходится.

В Казахстане Турция готова на практике применить то, что у нее не получилось в Крыму. Хорошо известно, что сразу после распада СССР (при Кравчуке и после него) турки не раз предпринимали попытки активного проникновения на полуостров – привлекали углеводороды Азовского шельфа, земля, возможность размещения военных баз. Заезд в Крым туркоманов, формирование контролируемого Анкарой (по сути «турецкого») меджлиса, самозахваты земли – все это было единой линией, проведение которой курирует MIT (Milli Istihbarat Teskilati) – турецкая разведка.

Работу Джемилева на Национальную разведывательную организацию Турции недавно публично признало СБУ, да и некоторые высокие чины украинской политики 90-х годов тоже были связаны с MIT.

Однако Турция действует не в одиночку. Курировал старый «крымский проект» Анкары хорошо известный в узких кругах гражданин Нидерландов, выходец с Украины Александр Винников. Этот человек возникал в разных ипостасях: то как старший политический советник верховного комиссара ОБСЕ в Гааге, то как помощник комиссара ОБСЕ по национальным меньшинствам в Секретариате этой организации в Вене, то как старший советник по Восточной Европе, Кавказу и Центральной Азии, то как глава военно-политического отдела Центра ОБСЕ в Бишкеке.

Александр Винников

В 2013 году Винников был назначен на должность представителя НАТО по связи и взаимодействию со странами Центральной Азии. Последняя должность Винникова — офицер Офиса связи НАТО на Украине. Интересная служебная биография.

В свое время Винников совместно с турецкими коллегами отвечал за работу с меджлисом и в рамках так называемой «Стратегии развития гражданского общества».

При Януковиче возможности работы с крымскими татарами сузились и в 2012 году Винникова перебросили в Среднюю Азию. Работал он активно, только Киргизию за год посетил раз шесть, где встречался с чиновниками Министерства обороны и МИД, особенно часто — с заместителем министра обороны полковником Замиром Суеркуловым, неприкрытым сторонником США в Киргизии. Кстати, именно после работы миссии Винникова в рамках программы НАТО «Партнерство во имя мира» Турция собирается открыть в Бишкеке военное училище. И это в государстве-члене ЕАЭС!

Не менее важным объектом в маршрутах «продвижения демократии», облюбованных Винниковым, всегда был Казахстан. Винников путешествовал по Западному Казахстану, читал лекции в Евразийском национальном университете им. Л.Н.Гумилева в Астане, активно общался с представителями уйгурской общины. Разносторонний человек!

Винников в ЕНУ им.Л.Гумилева

Спецслужбы Казахстана хорошо знают, какое внимание уделяют уйгурам их коллеги в Турции. Достаточно сказать, что практически весь трафик, связанный с доставкой добровольцев «Исламского государства» из Средней Азии на Ближний Восток, курируют именно уйгуры.

Судя по географии поездок Винникова, в Казахстане он всегда чувствовал себя вольготно. Кстати, одним из предметов его интереса был «уровень противостояния русских и казахов». Аналогичный интерес к этой теме проявлял и тогдашний заместитель главы дипломатической миссии США в Казахстане Майкл Кличевски…

По всей видимости, «уровень» не достигал нужной для бунта точки, потому спецслужбы Турции и НАТО предложили разыграть «земельную карту» вместо «русской». Однако «Земельный майдан», как известно, провалился. Кстати, часть средств на проведение акций протеста 21 мая завозилась в Алма-Ату из Турции через Ашхабад.

Вернувшись в порошенковскую Украину, Винников не только вновь занялся татарам, но и стал контактировать с казахскими эмигрантами, а также с казахами, прибывающими из Казахстана в Киев для прохождения «подготовки».

Винников и крымско-татарские активисты 2 августа 2011 года в центральном офисе Милли Фирка в Симферополе

Можно предположить, что следующим объектом «сценаристов революций» станут казахстанские национал-патриоты (нацпаты). Это не только сформировавшиеся противники России и ЕАЭС, вроде Айдоса Сарыма — организатора Антиевразийского форума 2014 года. Это также вполне респектабельные личности, занимающие высокие посты, имеющие давние связи с «правозащитными и демократическими структурами» Запада. Мухтар Тайжан, Жанболат Мамай, Махамбет Абжан – фигуры раскрученные.

О быстрой активизации нацпатов говорит и создание на днях Комитета против репрессий «Араша». Мухтар Тайжан уже избран председателем Комитета, деньги выделили международные организации в поддержку демократии. Сейчас объектом защиты стал задержанный за участие в майдане Жанат Есентаев – бард, исполняющий национал-шовинистические песенки с такими текстами: «Где русские там война, где казахи там мучение»; «Ненавижу казахов, которые поддерживают русских, убивших наших предков»; «Ненавижу русских как врага. Готов скорее пожертвовать собой в борьбе, чем умереть дома, сложа руки».

Сотрудник НАТО по связи и взаимодействию со странами Центральной Азии Александр Винников с проректором Дипломатической академии при Министерстве иностранных дел Кыргызстана профессором Каиратом Осмоналиевым

Судя по всем признакам, следующая тема, которую начнут прорабатывать «сценаристы», действующие из Анкары, Лондона и Вашингтона, — это региональный сепаратизм. С адайцами (самый многочисленный род Младшего жуза) в нефтяном Западном Казахстане такая работа уже проделана. Не забудем и об уйгурах. Это не козырь, но способствовать дестабилизации в рамках готовящихся «социальных» или «династических» майданов вполне могут.

Остановить процесс втягивания Казахстана в эпоху майданов может только тесное сотрудничество Москвы и Астаны. Чрезвычайно важно здесь улучшать экономические показатели в рамках ЕАЭС, о чем говорилось на заседании Высшего Евразийского экономического совета. Однако есть и более предметные вещи. 30 мая заместитель министр обороны Республики Казахстан Талгат Мухтаров сообщил, что в Казахстане будут созданы «территориальные войска, общей численностью до 63 тысяч человек». Эксперты уже назвали их аналогом Росгвардии. Казахстан должен остаться стабильным, предсказуемым, успешно развивающимся государством, где повторение «украинского сценария» в любой его форме будет исключено.

Андрей УВАРОВ | 01.06.2016 |

Источник — fondsk.ru

«Странная» история Человечества

Alexei_SinitsinАлексей Синицын, политолог

Статья написана специально для онлайн конференции на тему  «Идеи Льва Гумилёва и современные модели этнической политики (между мультикультурализмом и евразийством)». Организаторы -Центр Льва Гумилева (Россия ) и Онлайн центр «Этноглобус» (Азербайджан). Конференция проводится на платформе центра  Льва Гумилева в Азербайджане. Модератор -редактор центра «Льва Гумилева» в Азербайджане Гюльнара Инандж.

 

Последние четверть века в истории человечества можно смело назвать «странными». Они не были сами кровавыми, самыми голодными, даже самыми революционными, если под революцией понимать тектонические перевороты под нестройное хоровое исполнение протестных песен в пороховом дыму на баррикадах, покрывших дворцовые площади. Просто в историческое одночасье вместе с Берлинской стеной рухнул привычный двуполярный мир – сначала мировая система социализма, а чуть позже Советский Союз, чью почти 75-летнюю биографию поспешили окрестить «эпохой тоталитаризма».

Казалось, прав был американский социолог Френсис Фукияма, провозгласивший «конец истории» — мол, в мире уже ничего не случится, потому что в контексте западных ценностей будет реализован глобальный проект развития под эгидой единственной «руководящей и направляющей силы», именуемой Соединенными Штатами Америки. То, что на огромном евразийском пространстве вспыхивали гражданские войны, как, например, в Таджикистане, или межгосударственные и этнические конфликты, как на Южном Кавказе, никого особенно не интересовало. Они представлялись только исключением, подтверждающим абсолютное правило – центр силы разместился за океаном, а Heartland, «Срединная земля», Евразия превращается в поле самых смелых геополитических экспериментов.

Самое удивительное, что все правящие элиты (а они сменяли друг друга) всех постсоветских стран, включая и саму ельцинскую Россию, объявили о своей приверженности идеям либерализма и евроатлантизма. Сам тогдашний министр иностранных дел Андрей Козырев заявил, что он является убежденным атлантистом и даже гордится этим. И понеслось-поехало: новое поколение выбрало «Pepsi», иногда, правда, заменяя его пивом «Клинское», McDonalds стал символом перемен, а новые телеведущие  «молодых независимых государств» заговорили на родных языках с английским акцентом.

«Конец истории» по Фукияме и внезапное осознание факта, что мир-то оказывается уже глобализирован, должен был привести к возникновению огромных миграционных потоков, что, собственно, и произошло. Согласно оценкам экспертов ООН, в настоящее время каждый 35-й житель земного шара является международным мигрантом, а в развитых странах — уже каждый десятый. И это без учета последней волны беженцев с пылающего Ближнего Востока.

Возникла острая необходимость создания какой-то новой модели совместного сосуществования разных этносов в пределах одного государства. Ни одна из старых моделей уже не работала. После Второй мировой войны разрушилась парадигма изоляционизма, которая характеризуется наличием легитимных заслонов от проникновения чуждых культур. Одной из последних победных атак на этнический и расовый изоляционизм стало принятие Закона  о Гражданских Правах в США только в 1965 году, который устанавливал, что ограничение права голосовать не может быть обосновано некими стандартами в одежде или дополнительными требованиями к уровню грамотности. Де-факто, закон защищал права чернокожих американцев, которые, как правило, обладали худшим образованием, чем белые. 24-я Поправка к Конституции США запретила взимать налоги за участие в общенациональных выборах (в южных штатах таким образом отсекались неимущие чернокожие избиратели, не имевшие лишних денег).

Наконец-то лишь в 1973 году приказал долго жить австралийский «Закон об иммиграции» от 1901 года, более известный, как «Акт белой Австралии», который ограничивал «не белые» поселения. Въезд в страну на постоянное жительство тщательно контролировался на предмет расы мигранта. Предпочтение отдавалось англосаксам, на втором месте были уроженцы Северной Европы. Въезд жителей южноевропейских стран считался менее желательным, азиаты же и другие представители небелых рас рассматривались как абсолютно нежеланные гости. Ну, а падение режима апартеида в ЮАР в 1994 году вбило последний гвоздь в крышку гроба концепции изоляционизма.

Ассимиляция мигрантов и национальных меньшинств тоже была отвергнута Западом. Очевидно, устаревшей показалась идея «плавильного котла» по американскому образцу, согласно которой определенная часть мигрантов ассимилируется в общую массу, утрачивая постепенно собственную культуру, традиции, ценности, язык и образуя на выходе «великую» нацию наподобие американской. Поэтому и была предложена идея мультикультурализма, которая два десятилетия считалась сакральной ценностью западного мира.

Точно  дату  рождения мультикультурализма не назовет никто, но элементом европейской политики он стал в ноябре 1991 года, когда в немецкой газете Die Zeit появилась статья Даниеля Кон-Бендита и Томаса Шмида «Если Запад становится неотразим». Очень симптоматичное название, правда? Авторы, а Кон-Бендит — харизматичный лидер революции 1968 года — утверждали: «Богатые страны, как, например, Германия, не имеют иного выбора, кроме как принять тот факт, что они уже стали странами иммигрантов и что они останутся таковыми в будущем. Вопрос лишь в том, как быть с этим фактом. А ответом должна стать новая политика в отношении иммиграции и иммигрантов».

Эта политика стояла, правда, пошатываясь на двух китах: либерализация условий въезда в страны Европы и создание лучших условий для реализации творческого и экономического потенциала иммигрантов. Но сейчас она рушится, как арктический айсберг в режиме глобального потепления. И еще до нового «переселения народов» с Ближнего Востока в Европу сама Ангела Меркель, подразумевая мультикультурализм, вынесла ему окончательный приговор: «Эти попытки совершенно провалились!»

Так что же все-таки случилось в однополярном мире, где почти вся Евразия послушно развернулась лицом к Западу, тем самым, якобы исключив саму возможность возвращения человечества к новой холодной войне, не говоря уже о войнах «горячих», тем более термоядерных? А все случилось почти по шекспировскому «Макбету», когда «на Дунсианский склон пошел Бирманский лес» — Запад, Rimland(прибрежная зона) в полном соответствии с геополитическими теориями времен раннего империализма, пошел на Восток. И ничего не поделаешь – «рельеф как судьба». Геополитика, а не идеология восторжествовала и в однополярном мире. Уверенность в его незыблемости и отсутствии других гипотетических «центров силы»  вылилась в стремлении взять под полный контроль огромные ресурсы «дуги напряженности», которую Збигнев Бжезинский провел от Магриба до Китая.

А наиболее концентрированным выражением этих планов стали концепции неоконсерваторов из организации «Проект нового американского века» (Project for the New American Century (PNAC). Очень коротко — их теории подразумевали не просто глобальное доминирование США, но переформатирование всего евразийского пространства на 300 (а кто-то предлагал и 700) государств, возглавляемых «демократическими», т.е. слабыми, компрадорскими, но «толерантными» проамериканскими правительствами со всеми вытекающими из этого последствиями в виде передачи ресурсов под контроль транснациональных корпораций.

Распад СССР должен был получить свое продолжение в виде распада России и перехода под международный, точнее, американский контроль, ее ядерного потенциала.  А постсоветские страны должны были играть роль «санитарного кордона» вокруг выброшенной на цивилизационную периферию  России. Поэтому нет среди них ни одного государства, которому бы не пытались привить очередную «цветную революцию»,  благо этот эксперимент удался в Грузии, Молдавии, Киргизии, а, главное, на Украине. В контексте «Проекта нового американского века» надо рассматривать военные кампании в Афганистане, Ираке, Ливии, войны в Сирии и Йемене, сам феномен «Арабской весны», парализовавшей гигантское ближневосточное пространство.

Сопротивление  этому глобальному наступлению Запада  должно было возникнуть в виде геополитического возвращения России на мировую арену в евразийской парадигме, которая сейчас не афишируется на медийном уровне. Это был вопрос выживаемости и, может быть, инстинкт самосохранения  народов России  позволил этой стране легко отказаться от чуждой ей модели развития, навязанной в свое время «реформаторами» горбачевской и ельцинской команды.

Сегодня мы можем подвести некоторые итоги практической реализации неоконсервативных теорий, неразрывно связанных с президентством обоих Бушей – старшего и младшего. Надо признать, что от концепций глобального доминирования и исключительности не сумели отказаться и два других американских лидера однополярного мира – Билл Клинтон и Барак Обама. Ни одна из целей переформатирования глобального мира, запланированных в тиши кабинетов лидеров «золотого миллиарда», не была, а теперь ясно, что и не будет достигнута.

Полоса глобального экономического кризиса еще не пройдена, он готов вернуться на векторах, которые даже сейчас трудно, почти невозможно, вычислить. Кто может гарантировать, что не рухнет вся международная финансовая система, основанная на Бреттон-Вудских соглашениях, превративших доллар в мировую, но реально мало чем обеспеченную валюту? Если когда-нибудь на экономику Америки рухнет ее собственный многотриллионный внешний долг, многие ли удивятся, что на смену ему придет какое-нибудь «амеро»?  Благо его ассигнацию даже напечатали на пробу.

Переформатировать государства «дуги напряженности» географически не удалось, но взорвать некоторые из них изнутри оказалось очень даже реальным. Но это только увеличило риски и вызовы современного мира. Достаточно  сказать, что международный терроризм в лице ИГИЛ и других экстремистских групп превратился в реальную угрозу современной цивилизации.

Европа, которую захлестнули потоки беженцев, тоже не стала бенефициарием этих разрушительных процессов. Немецкий профессор Хайнзон, прозванный Карлом МарксомXXI века,  заявил, что ситуация с мигрантами опаснее, чем кажется. Его расчеты потрясают:  в 2012 году в Германию переселилось 1,1 млн. человек, в 2013 -1,2 млн. Покинули страну за 2 года 1,5 млн. В Германии ныне проживает 82 миллиона. Если распространить эти пропорции на весь Евросоюз с общим населением в 507 млн, то в ближайшие 35 лет в Европу теоретически может перебраться 250 млн экономических мигрантов. А судя по опросам института Гэллапа, к 2050 году уже 950 миллионов из Африки и арабских государств захотят обосноваться в Европе. Такого наплыва Старый Свет не переживет.

В этом контексте центрами стабильности, способными проектировать силу на различные международные процессы,  могут выступить только евразийская Россия и Китай. «Рельеф как судьба», и ни Азербайджан, ни Казахстан, ни одно другое постсоветское государство, не может каким-то волшебным образом перенестись на американский континент и оказаться где-то между США и Канадой. Все постсоветские государства существуют в евразийском формате и, очевидно, пришло время оформить географические реалии в политические, экономические, военные и культурные в виде жизнеспособных и эффективных союзов. Для этого у нас есть общее видение собственной модели существования в виде светских, но с опорой на традиционные ценности, социально ориентированных государств, способных обеспечить свободное и равноправное развитие всех его населяющих народов.

Еще четверть века назад такая постановка вопроса показалась бы утопической. Сегодня она представляется вполне реальной. Завтра будет восприниматься как единственно верная и возможная.