Кто стоит за терактами в Турции?

17 февраля в Турции произошел седьмой по счету террористический акт с начала нового года: убито 28 человек, ранено – 61. Турецкие власти официально возложили ответственность за теракт на сирийских курдов. Ratel.kz попросил политологов и экспертов прокомментировать обострение ситуации в дружественной нам стране.

Аскар УМАРОВ, тюрколог, Астана:

— Говорить о дестабилизации ситуации в Турции некорректно, учитывая историю борьбы официального турецкого правительства с так называемой курдской рабочей партией. Это борьба то прерывается, то возобновляется с учетом геополитической обстановки.

Активизацию террористической деятельности в Турции можно связать с действиями Турции против ДАИШ, с поддержкой тюркского меньшинства в Сирии, которое выступает против Башара АСАДА, и с конфликтом интересов между Турцией и Россией в Сирии. Как сообщило недавно госинформагентство Турции Anadolu, в Москве открылось представительство организации PYD (Partiya Yekîtiya Demokrat, радикальное сирийское отделение Курдской рабочей Партии – М.К.).

Плюс ко всему Турция в Сирии поддерживает часть сирийской оппозиции, — в первую очередь среди туркмен, которые активно ведут боевые действия как против режима Асада, так и против ДАИШ. Соответственно, у ДАИШ тоже есть большие претензии к турецкому руководству, которое препятствует распространению их деструктивной идеологии на Ближнем Востоке. Поэтому террористические акты можно связать только с двумя силами: либо так называемое Исламское Государство, либо сирийское крыло террористической Курдской рабочей Партии. При этом с самой курдской автономией в Ираке у Турции проблем нет. Там уже выросла своя властная элита, которая не желает иметь ничего общего с террористами и готова для их усмирения предоставить турецкой армии коридоры.

Если отследить последние теракты, то заметно, что они направлены против военных и полицейских, словно некто желает создать иллюзию внутреннего сопротивления. При этом наиболее крупный теракт был направлен против сторонников Демократической партии народов, которая аффилирована с курдской оппозицией. Желание расшатать ситуацию в Турции налицо, и производят это внешние силы. И центры этого террористического планирования нужно искать в среде радикальных геополитичеких противников Анкары. В особенности на фоне якобы усиления власти президента Реджепа Тайипа ЭРДОГАНА, что в последний период является мифом. На деле в Турции сейчас происходит мягкая смена элит. Новый премьер-министр Ахмет ДАВУТОГЛУ занимает все больше центров принятия решений, отодвигая Эрдогана от роли стратега к функциям трибуна.

Президентские выборы 2014 года и парламентские 2015 года продемонстрировали в Турции высокий уровень протестного националистического тюркистского электората, что вынуждает правящую АКпарти несколько дистанцироваться от идей просвещенного исламизма и все больше переходить к неосманской и тюркистской риторике. Данные идеи всегда позволяли Турции — ключевой стране Ближнего Востока — не допускать развития радикальных религиозных течений, чем не могут похвалиться иные государства региона.

Турецкий народ известен своим особым патриотизмом, трепетным отношением к армии и полиции и готовностью отдать жизнь за государственные интересы. Поэтому следует предполагать, что с нынешними терактами Турция справится и нанесет ощутимый удар по терроризму и силам его поддерживающим.

Аркадий ДУБНОВ, политолог, эксперт по странам СНГ, Москва

— Пока никто не взял на себя ответственность за теракт, но власти уже говорят, что это дело сирийских курдов или Курдской рабочей Партии. Вероятность того, что это так, высока. Но почему-то кажется, что сегодня Анкаре очень выгодно найти курдский след, вне зависимости от того, правда это или нет. Это выгодно тем, что легитимирует, оправдывает, дает индульгенцию властям Турции на военные действия в курдских анклавах на севере Сирии. К чему, собственно говоря, Анкара давно готова, но ждет приказа, разрешения на то, что эти действия будут одобрены США.

На севере Сирии находятся курдские анклавы, влияние которых угрожает Турции потерей возможности снабжать сирийскую оппозицию помощью – вооружением и людьми.

Несколько дней назад российский посол в Анкаре Андрей КАРЛОВ озвучил официальную позицию Москвы по российско-турецким отношениям. Он, между прочим, отреагировал на встречу Давутоглу в Астане с Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ. Он сказал, что нет необходимости в посредничестве для нормализации российско-турецких отношений. Имелось в виду, что Давутоглу хотел, чтобы Назарбаев был посредником между Москвой и Анкарой. Карлов сказал, что Россия никогда не говорила, будто бы Турция является для нас враждебной страной. Более того, президент России подчеркивал, что турецкий народ – дружественный нам народ. Самое существенное: Карлов отметил, что проблемы существуют только с частью действующего турецкого руководства, с которым невозможно договориться. Карлов очень четко дал понять, что под частью действующего правительства он подразумевает Эрдогана. Поэтому, пока Эрдоган у власти, Турция с Москвой выстраивать отношения не сможет. Другими словами, это можно интерпретировать как стремление Москвы добиться смены власти в Турции.

Казахстану следует действовать так, как он действует сейчас. Это оптимально вынужденная политика – дистанцироваться от откровенной поддержки и откровенного осуждения той или иной стороны. Назарбаев на встрече с Давутоглу продемонстрировал, что Турция для них – очень важный партнер. Турецкий вектор остается важнейшим по экономическим и политическим причинам. В то же время Казахстан старается не ухудшить отношений с Россией. В данной ситуации это единственно возможная политика. Конечно, миротворчество, которое предлагает Казахстан, было бы очень полезным, но Москве оно действительно не нужно.

 

Жесурхан ТАШ, президент Федерации международной культуры и экономической кооперации, Анкара.

— Турция уже сорок лет живет в условиях постоянной войны. Последние теракты – это результат регионализации курдского сепаратистского движения. Обстановка в Турции в общем спокойная, народ словно выработал иммунитет к взрывам на протяжении сорока лет. Подобного рода атаки – часть нормальной жизни в Турции.

Прямой связи между терактами и ухудшением турецко-российских отношений нет. Но Курдская террористическая организация PYD – один из союзников России. Их отношения начались не так давно, после того как Турция сбила российского летчика. Возможно, курдские сепаратисты совершают теракты в Турции не без поддержки России. Я опасаюсь, что наши отношения с Россией будут только ухудшаться.