У Малики есть абсолютный контроль над иракской нефтью

Гюльнара Инандж, директор центра «Этноглобус»

Эксклюзивное интервью  представителя «Демократической партии Курдистана» (ДПК) в России, Хошави Бабакра для «Этноглобус»а (ethnoglobus.az).

«Этноглобус»: Повлияет ли политическое напряжение в регионе на результаты парламентских выборов в Ираке?

Хошави Бабакр: Безусловно. Ирак тесно связан со странами региона. Как известно, сунниты Ирака находятся под влиянием суннитских арабских стран, в первую очередь – Саудовской Аравии, и некоторых других стран Персидского залива. Иракские шииты тесно сотрудничают с Ираном. Это не секрет. Многие кандидаты даже публикуют на своих агитационных плакатах изображения иранских лидеров. Курды пытаются вести независимую политику, хотя они тоже вынуждены считаться с мнением двух крупных соседей — Ирана и Турции. Но, конечно, в сравнении  с арабами-шиитами и арабами-суннитами, их зависимость от стран региона гораздо слабее. Таким образом, можно утверждать, что Ирак чувствителен к любому напряжению в ближневосточном регионе.

«Этноглобус»: Каждые выборы это новый этап в политике. Какие цели ставит Ирак  на очередных парламентских выборах, которые пройдут 30 апреля?

Хошави Бабакр: Пока перед Ираком стоят старые задачи, ни одна из которых не была выполнена. Власти нового Ирака до сих пор не смогли осуществить Конституцию от 2005 года, принятую подавляющим большинством голосов. Хотя правительство Ирака и было создано коалиционным, настоящая власть находится в руках одной группы.

Ирак до сих пор не является национальным образованием. Страна разделена по конфессиям и национальностям на три основные группы: на юге – шииты, на западе и в центре – сунниты, на севере – курды. В данный момент между суннитами и шиитами в таких крупных городах как Фаллуджа, Рамадии Дияла идет настоящая война. Среди шиитов и суннитов усилились экстремистские группировки. У суннитов появилась мощная вооруженная группа, подчиняющаяся «Аль-Каиде» – «Исламское государство Ирак и Леванта» («Дааш»), которая сейчас контролирует город Фаллуджу и де-факто контролирует многие другие города суннитской части страны. В крупном городе Мосул она имеет огромное влияние. Надо понимать, что не государство, а силы «Дааш» решают в этих городах все основные экономические и политические вопросы. У шиитов есть такие группировки как «Хезболла» и «Аль-Садр». Они имеют большое влияние в шиитских районах, и во многих случаях правоохранительные органы Ирака вынуждены им подчиняться. Кроме войны внутри Ирака, эти группировки ведут войну и в Сирии: шииты – на стороне армии Асада, а сунниты – на стороне оппозиции. Например, один из кандидатов от партии Малики, Фалих Хазали (известный как Хаджи Моджахед), потерял глаз и получил ранения в ноги во время сирийского конфликта, выступая на стороне сирийской арми, но заявляет в СМИ, что готов еще раз идти на «джихад».

Сам премьер-министр Ирака, Нури аль-Малики, ведет проиранскую политику и отодвигает суннитов и курдов от участия во власти, устраняет их от участия в руководстве правоохранительными органами, армией и т.д.

Главный рычаг экономики Ирака — нефть. И у Малики есть над ней абсолютный контроль. 98% бюджета Ирака обеспечиваются нефтью, и Малики контролирует поток этих денег по своему усмотрению.

Возвращаясь к вашему первому вопросу о региональном влиянии, — Ирак представляет собой поле битв интересов стран региона, где интересы самих иракцев учитываются в последнюю очередь.

Исходя из вышеперечисленных и многих других проблем, говорить о новых целях трудно, поскольку не исполнена ни одна из старых. Сложно верить предвыборным обещаниям процветания, пока ни один суннит не может отправиться на юг страны, не рискуя жизнью.

«Этноглобус»: Вы считаете, что парламентские выборы повлияют на взаимоотношения Иракского Курдистана с Багдадом? Ведь укрепление в парламенте курдской фракции укрепляет и придает силу Курдской автономии, не так ли?

Хошави Бабакр: Мы не ждем многого от этих выборов. Я уже перечислил многие проблемы Ирака. Учитывая их и то, что «Дааш» призывает людей не голосовать, баланс сил на выборах склонится в пользу шиитов, и, как следствие – меньшинства опять будут ущемлены. Согласно нашим прогнозам, в парламенте Ирака будут идти большие споры, правительство не будет сформировано в течение долгого периода времени, или будет сформировано правительство большинства – шиитское правительство, которое будет, как и сейчас нарушать права других. Ком проблем будет нарастать. Поэтому лучший выбор для Ирака – конфедерация. Конечно, при условии совместного управления.

«Этноглобус»: Во время муниципальных выборов в Турции в очередной раз победила Партия развития и справедливости (ПРС). Р.Т.Эрдоган нацелен решить курдскую проблему в стране. Как Вы думаете, какими будут последующие шаги еще более укрепившей свою власть ПРС в региональной, и, в частности, курдской политике?

Хошави Бабакр: До сих пор г-н Эрдоган действовал в верном направлении и его усилия дали позитивные результаты. Но сделанного им мало. Его усилия в основном направлены на демократические изменения в стране, а что касается гарантий прав около 20 млн. курдского населения, нужны более серьезные изменения в решении национального вопроса – культурные, образовательные, языковые, а также в плане местного самоуправления. Хотя нужно отдать должное премьер-министру Турции и отметить его смелость в плане предпринятых изменений.

 «Этноглобус»: Курдистан подключается к мировым энергетическим проектам. Известно, что Курдистанская нефть тоже может быть перекачена в Европу через нефтепроводы, которые пройдут через Азербайджан.  Можете ли вы разъяснить ситуацию вокруг роли Иракской Курдской Автономии в транснациональных энергетических проектах?

Хошави Бабакр: В этом плане у Иракского Курдистана большие перспективы. Он вполне может сотрудничать с Азербайджаном — речь идет о присоединении к нефтепроводу Азербайджана. И, конечно, это сотрудничество устроит и Турцию. Транзит и нашей, и азербайджанской нефти происходит через территорию Турции – в порт Джейхан. И в перспективе присоединение обоих трубопроводов – азербаджансого и курдского — очень реально. Через два года Курдистан начнет экспорт газа – опять же – через территорию Турции. Поэтому перспективы этого сотрудничества очевидны.

«Этноглобус»: Какая роль Турции в вовлечении Курдистана в эти проекты?

Хошави Бабакр: Огромная. Турция и Курдистан – два экономических партнера. Весь экспорт нефти Курдистана идет через Турцию. Курдистан уже построил трубопровод в Турцию и собирается строить второй. А также газопровод. Товарооборот между Турцией и Курдистаном приближается к 15 млрд. долларов в год. В этом товарообороте Турции Курдистан занимает 5 место. Это очень существенные показатели для обеих сторон.

-Какую роль играет Эрбиль в разрешении курдского вопроса в Турции? 

Хошави Бабакр: Иракский Курдистан заинтересован в мирном решении всех вопросов, стоящих между правительством Турции и Рабочей партией Курдистана (РПК), и в мирном процессе развития. В этом направлении много сил приложено президентом Курдистана, г-ном Масудом Барзани. Инициатива курдского президента так же внимательно была воспринята и поддержана правительством Турции. Барзани и Эрдоган полгода назад провели знаменательный митинг в Диарбокыре, что стало еще одним шагом в укреплении наших связей и мирного процесса в Турции. Дальнейшая политическая судьба Эрдогана во многом зависит от курдских избирателей Турции. Ведь он планирует стать президентом страны.