Откуда взялась «Свободная сирийская армия»?

 

 

 

 

А.И.Королевская
3 марта 2012

Почти год продолжается «сирийское восстание». За это время многочисленные силы, вовлеченные в конфликт как непосредственным, так и косвенным образом так и не пришли к консенсусу и не нашли мало-мальски приемлемый выход их кризиса. Многочисленные светские оппозиционные объединения, состоящие преимущественно из образованных интеллектуалов, далеких от чаяний простого народа так и не смогли пока объединиться и даже коллективно принять участие в каком-либо из форумов по Сирии, с таким радушием организуемых бывшими «друзьями» Б.Асада – Турцией, Францией, Катаром, Марокко. Не получается захватить пальму первенства в народном протестном движении и у «ветеранов» сирийской оппозиции – «Братьев-мусульман» и других исламистов. Другие лидеры протестного движения, вроде членов «Дамасской весны» А.Далилы или М.Кило вообще предпочли отойти в текущих событиях на второй план, то ли в силу преклонного возраста, то ли по причине полного хаоса, творящегося в умах «пекущихся за свободу Сирии». Пока все эти просвещенные умы стараются решать судьбы сирийского народа, сам он, похоже, создал себе лидера в лице Свободной сирийской армии (ССА). Именно ее отряды представляют реальную угрозу для режима Башара Асада не там, на политической арене, в сотнях, а то и тысячах километров от Сирии, где, заручившись российско-китайским вето, ему еще удается сдерживать нарастающее международное давление, а на территории самой страны, во многих районах которой уже давно идет полномасштабная гражданская война. Именно противостояние властей отрядам ССА превратило Сирию из одного из самых безопасных государств в мире в турбулентный регион. Западные СМИ позиционируют бойцов ССА героями-освободителями родины, утверждая, что все они храбрые солдаты сирийской армии, не пожелавшие уничтожать мирное население и перешедшие из-за этого на другую сторону баррикад. Однако в реальности картина представляется более сложной и противоречивой, равно как и состав этой «армии». Понять ее природу – задача автора данной статьи.

Хотя антиасадовские СМИ пытаются активно протолкнуть идею о многонациональном составе ССА, ее солдаты в основном являются суннитами. Об этом свидетельствует, прежде всего, названия ее батальонов , которые были даны в честь известных суннитских деятелей – батальон Халеда ибн аль-Валида (Хомс), названный в честь великого мусульманского завоевателя Сирии в VII в., созданный там же недавно батальон Язида Ибн Муавии (Бияда, Хомс) – по имени Язида I, второго Омейядского халифа, прославившегося своей борьбой с ростом шиитского движения и почитаемого салафитами. Аналогичное можно сказать о других известных батальонах, батальон Умара ибн аль-Хаттаба (Дейр-эз-Зор), в честь одного из ближайших сподвижников пророка Мухаммеда, прославленного завоевателя Сирии, принесшего ей ислам, и т.д.

Что касается географического распространения военных отрядов, причисляющих себя к ССА, то, опираясь на статистику вооруженных столкновений с регулярной армией, терактов и других видов подрывной деятельности, можно выделить следующие географические центры деятельности ССА: северо-запад страны (провинции Идлиб, частично Алеппо), юг страны (Дераа, Хауран), восток (Дейр-эз-Зор, Абу-Кямаль), Дамасская провинция и относящаяся к ней пограничная территория с Ливаном (район Забадани и Мадаи), и, конечно же, центральная часть страны, где ССА имеет наибольшее влияние – район Хомса, Хамы и Растана .

Крайне противоречивы данные и относительно численности ССА, которая, по разным оценкам, колеблется от 1 тыс. до 40 тыс. чел. По мнению независимых экспертов, судя по географическому распространению и частоте актов диверсионно-подрывной деятельности, можно говорить о количестве не менее 5 тыс. чел. Однако и эта цифра может быть неточной.

Столь большая допустимая погрешность объясняется тем, что природа ССА крайне гетерогенна. Очевидно, что она далеко не полностью состоит из военных-дезертиров, как это утверждают оппозиционеры. Более того, процент бегства из армии пока остается крайне малым. Об этом свидетельствует и тот факт, что сирийские вооруженные силы продолжают оставаться достаточно сильными, способными контролировать турбулентные районы, а также значительное количество разоблачений местными и проасадовскими иностранными СМИ фактов фальсификаций видеообращений «свободных» военных. Многие из выступающих на видео дезертиров вовсе являются «лжесолдатами». Другие же были захвачены в плен и под давлением выступали с подобными обращениями. Кроме того, ССА не может похвастаться и высокими воинскими чинами. Самым старшим по званию ее членом является экс-полковник ВВС сирийской армии Риад аль-Асаад, который ею же и командует. Примечательно, что в последнее время на территории страны не раз фиксировались попытки захвата в заложники генералов сирийской армии или же нападений на них с целью записи сделанных из-под давлением видеообращений о переходе на сторону оппозиии.

Подобно тому, как сам конфликт в Сирии имеет сложную, многогранную природу, так и состав ССА отличается от района к району. Попытаемся выделить основные группы в рамках их географического распространения.

При взгляде на карту Сирии несложно определить, что основными местами распространения ССА являются пограничные территории Сирии. На протяжении многих десятилетий именно границы Сирии являлись самым уязвимым с точки зрения безопасности ее местом. Будучи слабо охраняемыми и защищенными, подчас искусственно проведенными при создании современного сирийского государства и, поэтому, разделяющими одни племена и народы, они были источником нестабильности и в спокойное время. С границами всегда была сопряжена контрабанда товаров, прежде всего, оружия, наркотрафик, незаконное пересечение границы преступными элементами.

Одним из главных центров контрабанды испокон веков являлся район Забадани, граничащий с Ливаном. Оружие, равно как и жестко облагающиеся в Сирии налогами табак и алкоголь тут продавались, что называется, из-под полы почти в каждой торговой лавке. Сам Забадани являлся одним из пунктов наркотрафика – знаменитый в регионе гашиш из ливанской долины Бекаа без проблем попадал на территорию Сирии именно через проложенные в этой местности подземные проходы. Подпольным бизнесом занимались целые семьи, действуя по принципу мафиозных структур. Их деятельность резко активизировалась с момента начала беспорядков в стране. Большая концентрация оружия сделала Забадани одним из главных торговых центров как для боевиков, так и для простых граждан, желающих покупкой оружия обезопасить свои семьи в неспокойные времена.

Вышеобозначенная проблема контрабанды, как отмечают многие эксперты, послужила главной причиной кровопролития в многострадальном Джиср-эш-Шугуре, являющимся пограничным с Турцией городком. По слухам, местные жители почти поголовно вовлеченные в прибыльное, но незаконное дело, были крайне недовольны сломом существующей контрабандной схемы, произошедшей незадолго до начала событий в результате смены местных властей. Молчаливым доказательством этого факта свидетельствует то, что одним из самых пострадавших в результате кровопролития зданий оказался местный суд. Более того, дотла в нем сожгли только архив с уголовными делами. Очевидно, что их уничтожение было на руку только преступникам. По понятным причинам эта информация не получила широкого хождения в западной прессе, однако сирийские власти не раз организовывали для иностранных журналистов выезды в Джиср-эш-Шугур.

Аналогичная ситуация наблюдается и на границе с Ираком, однако тут дело обстоит гораздо серьезнее и опаснее. По неоднократно подтверждаемой информации, именно граница с Ираком, в частности, провинция Дейр-эз-Зор является главным центром переправки в Сирию иностранных наемников, прежде всего, исламских экстремистов. Недавно этот факт подтвердил заместитель министра внутренних дел Ирака Аднан аль-Ассади . Между тем, по мнению западных экспертов, сирийский режим сам себе оказал «медвежью услугу», когда с начала войны в Ираке в 2003 г. не препятствовал проникновению туда боевиков со своей территории. Согласно американской статистике, за 2005 г. в Ираке джихадисты из САР составляли 11% от общего числа иностранных добровольцев, уступив первенство только Египту, число боевиков из которого составило 13% . Теперь эти боевики также легко по проторенным маршрутам проникают и в Сирию. По сообщению иракских официальных лиц, еженедельно на территорию Сирии из Ирака (преимущественно из провинций Ниневия и Анбар) проникают сотни боевиков «Аль-Каиды».

На юге страны в Дераа, находящейся всего в нескольких десятках километров от границы с Иорданией, действуют все те же факторы. Тут также процветает контрабанда, беспрепятственно осуществляется просачивание иностранных наемников. Кроме того, именно Дераа является одним из главных районов Сирии, откуда местные жители уезжают на заработки в страны Персидского залива (маршрут их пути пролегает наземно, через соседнюю Иорданию), прежде всего, в Саудовскую Аравию. Подобно тому, как это происходит и с выходцами из других мусульманских стран, работающих в Заливе, они возвращаются на родину более исламизированными, а подчас и под влиянием радикальных исламистских настроений. Другой немаловажный фактор – это то, что местное население данного района в основном состоит из бедуинов, племена которых преимущественно разделены искусственно созданной границей между двумя государствами. Бедуины исторически имели довольно сложные отношения с властями и всегда оставались относительно обособленным пластом в сирийском обществе . На юге страны острота этих непростых отношений проявляется в наибольшей степени из-за постоянных территориальных конфликтов – принадлежавшие бедуинам земли сирийские власти часто конфисковали . В силу своей деятельности, связанной со скотоводством и кочевническим образом жизни бедуинские племена, как правило, вооружены.

Что касается Дамасской области, где всего две недели назад закончилась крупномасштабная военная операция по уничтожению боевиков, то ситуация тут в целом схожа. Бесспорно, столица Сирии является самым «лакомым» кусочком для осуществления диверсионно-террористической деятельности отрядов ССА, корорые стараются просочиться в город, однако подступы к Дамаску охраняются крайне надежно. Для въезда в город необходимо пройти несколько КПП, регулярный характер имеют облавы и рейды, осуществляемые специальными силами и отрядами регулярной армии в неблагополучных пригородах. Неспособные проникнуть на территорию Дамаска, террористы концентрируются в его окрестностях. Кроме того, судя по рассказам местных жителей, в Дамасской области представлены не столько оппозиционные деятели, сколько банальные бандиты, решившие воспользоваться ситуацией. Как правило, группы, состоящие из местных жителей, стремящихся навязать торговцам и бизнесменам свою «протекцию» за соответствующую мзду. Для устрашения населения они преднамеренно подрывают электроподстанции, провоцируют перебои с поставками воды и хлеба, устраивают бандитские нападения.

Ситуация в центральной части Сирии, пожалуй, остается наиболее сложной. Причина тому – переплетение многих факторов и многих интересов. Безусловно, провинция Хомс также является пограничной. Тут присутствует и та же контрабанда, и незаконное проникновение на территорию Сирии иностранных наемников. Ситуация усугубляется тем, что этот район граничит именно с самой антиасадовски настроенной частью Ливана – подконтрольной суннитским силам клана Харири территорией с административным центром в г.Триполи. Выступленя против режима Асада с этого антисирийски настроенного региона осуществлялись и в мирное время. Сейчас ситуация усугубилась как никогда. Ливанский Триполи является и главным окном проникновения в Сирию финансовой, материальной и «духовной» помощи из стран Персидского залива, имеющих крайне тесные отношения с ливанским суннитским лидером Саадом Харири.

С другой стороны, именно центральная часть Сирии является наиболее исламизированной в стране. В 80-е годы прошлого века, в эпоху кульминации противостояния режима Хафеза Асада и «Братьев-мусульман» именно эти территории были бастионом исламистов и в наибольшей степени пострадали от кровавого подавления восстания (длившаяся прочти месяц в 1982 г. резня в Хаме вошла в многовековую историю страны как одно из самых кровавых событий). Местные жители списывают столь радикальный настрой жителей центральной части Сирии, прежде всего, Хомса на их особый нрав. Так, исторически Хомс постоянно становился бастионом сопротивления и форпостом борьбы за власть и влияние. Это мусульманский оплот в эпоху борьбу с крестоносцами (не зря именно в провинции Хомс был построен наиболее мощный замок крестоносцев, до сих пор являющийся одной из главных достопримечательностей Сирии – «Крак де Шевалье»), в эпоху Мамлюков – оплот борьбы с монголами. Своей стойкостью и храбростью жители Хомса (хомси) прославились и в период антиколониальной борьбы. Между тем, многие сирийцы с иронией подмечают, что многочисленные победы хомси относятся скорее не к их храбрости, сколько к «недалекому» подходу к вещам . О характере жителей Хомса в Сирии, подобно тому, как про чукчей в России, постоянно слагаются анекдоты.

С другой стороны, провинция Хомс и даже сам город Хомс являют собой уменьшенную этно-религиозную карту Сирии. Тут исторически проживают и сунниты, и алавиты, и шииты, и христиане, принадлежащие к различным конфессиям. И хотя западные СМИ пытаются доказать всему миру, что природа вооруженного сопротивления там не носит этно-религиозный оттенок, все же ситуация обстоит несколько иначе. Отряды ССА сконцентрированы в суннитских районах. Алавитские районы охраняются своими военными отрядами, также созданными по этническому признаку. Христиане, традиционно старающиеся занимать нейтральные позиции в этой борьбе, что называется, оказались между «молотом и наковальней». Острота конфликта в Хомсе, уже давно переросшего в микро-гражданскую войну, не может не служить тревожным примером того, какая трагедия может постигнуть всю Сирию в случае негативного развития событий.

Говоря о природе ССА, нельзя не учитывать и другой немаловажный фактор, связанный с психологией, традициями и нравами восточного, в частности, сирийского общества. В данном случае речь идет о кровной мести, на протяжении веков являющейся главным инструментом защиты чести и достоинства клана или семьи. К сожалению, в большинстве охваченных беспорядками районов страны почти не осталось семей, не затронутых этими событиями. Многие потеряли своих родных и друзей, ответственность за гибель которых, подчас без выяснения обстоятельств, возлагается на режим. Месть в этой связи представляется для мужской половины семей убитых «делом чести». По этим причинам они примыкают к вооруженной оппозиции, устраивая единичные подрывные акции или же вступая в ряды ССА.

Другой важный момент – наличие в среде вооруженной оппозиции существенного процента сторонников радикальных салафитских и такфиристских идей. Преследуя свои цели, они умело пользуются моментом, самовольно причисляя себя к отрядам ССА. В условиях крайне слабой координации между ее силами это сделать сложным не представляется. Распространение «такфиризма» в Сирии особенно опасно в контексте нахождения у власти алавитского меньшинства – последователей крайне экзальтированного эзотерического учения, впитавшего в себя не только мусульманские, но и христианские и даже языческие основы, в силу чего многие мусульманские теологи оспаривают принадлежность к исламу этого учения. Такфиристы берут на себя право самовольно провозглашать «отступниками» даже последователей классического ислама, тем самым оправдывая использование насилия против своих собратьев, что общепризнанными нормами шариата запрещено. Против алавитов же, исторически воспринимающихся рядовыми мусульманами еретиками и даже сатанистами, распространение подобных убеждений представляется особенно несложным. Тем более, что борьба с алавитским режимом имеет основательную теоретическую базу, созданную рядом радикальных исламистских деятелей. К ним, прежде всего, относится Абу Мустаб аль-Сури. Этот уроженец Сирии, являющийся одним из видных членов «Аль-Каиды», написал книгу «Люди сунны в противостоянии нусайритам (алавитам), крестоносцам и евреям». По его мнению, революция в Сирии является стратегическим шагом. Другой идеолог такфиризма в Сирии Хусейн Бин Махмуд – в своей книге «Дамаск: база джихада на Земле» призывает к свержению алавитского меньшинства, управляющего суннитским большинством . Помноженные на щедрую финансовую помощь извне, эти идеи могут пустить крепкие корни в сирийском обществе, провоцируя создание все новых и новых группировок, которые вполне могут приписывать себя к отрядам ССА.

В контексте активного вовлечения в ряды ССА иностранных наемников и боевиков открытым остается вопрос и о том, насколько активно в происходящем участвует «Аль-Каида». С одной стороны, новоявленный лидер организации А.аз-Завахири летом 2011 г. выступил с обращением к сирийским протестующим, выразив солидарность с названными им «воинами Аллаха» борцами с режимом. Однако в том же обращении опровергалось участие членов «Аль-Каиды» в событиях в Сирии, где, дескать, «достаточно своих моджахедов». С другой стороны, в новом обращении в феврале 2012 г. лидер в «Аль-Каиды» призывает к джихаду в Сирии. Сирийские власти утверждат, что имеют неопровержимые доказательства того, что ответственность за взрывы в Дамаске в декабре 2011 г. несет именно «Аль-Каида». Многие очевидцы произошедшего неоднократно утверждали, что на машинах смертников, подорвавших себя в зданиях сирийских спецслужб были приклеены фотографии Бен Ладена. Не признав за собой первые теракты, ответственность за взрывы в дамасском районе Мейдан 6 января 2012 г. взяла на себя подконтрольная «Аль-Каиде» террористическая группа «Джабха нусра фи биляд аш-Шам» Примечательно, что третья атака смертников в Сирии, произошедшая в г. Алеппо 10 февраля 2012 г. была организована отрядами ССА», ответственность за что они признали.

Как представляется, для многочисленных организаций оппозиционеров отношение к ССА продолжает оставаться сложным и противоречивым. С одной стороны, они желают отмежеваться от чинимого ССА насилия, продолжая продвигать среди международного сообщества идею о ненасильственной природе их протестов, жестоко, дескать, подавляемого властями. Так, в ходе своего визита в Москву делегация Сирийского национального совета заявила, что в настоящее время координации между СНС и ССА нет . Представители местных координационных комитетов также высказали свое неприятие «милитаризации» революции» . Примечательно, что и «Братья-мусульмане» заявили, что не имеют никакого отношения к ССА. С другой стороны, очевидно, что только ССА, действующая, что называется, на месте, располагает реальным и массовым авторитетом среди оппозиционно настроенной части сирийского народа. Явственно понимая это, оппозиционные силы стали постепенно изменять свою риторику. В январе 2012 г. глава оппозиционного «Национального координационного комитета» Х.Абдель-Азым заявил о признании ССА в качестве законного представителя части народного движения. Решительным шагом можно назвать формирвоание в рамках Сирийского национального совета группы «Патриотического действия», которая будет, якобы, заниматься оказанием поддержки ССА, включая содействие в организации объединения всех вооруженных формирований под ее крылом .

По мере разрастания масштабов противостояния и существенного падения авторитета светских оппозиционеров, не способных выйти на реальные политические решения, авторитет ССА будет только укрепляться, что неминуемо выльется в активизацию ее политической деятельности, подобно тому, как это произошло в Ливии. Что тогда ожидает Сирию, предсказать трудно, однако, судя по всему, вряд ли это будет желаемое народом «демократическое» общество. Хотя, насколько оно действительно «желаемо», а также, что сирийцы вкладывает в определение «демократическое» вопрос спорный и пока открытый.

1)По данным оппозиции ССА состоит из 22 батальонов (http://english.al-akhbar.com/content/wadi-khaled-free-syrian-army-base-lebanon-ii)

2) Hafez, Salem. «Syria: How Far Has Uprising Spread?». Institute for War and Peace Reporting. http://iwpr.net/report-news/syria-how-far-has-uprising-spread. Retrieved 27 October 2011; Regime no longer controls half of Syria, rebels say.». http://www.nowlebanon.com: NOW Lebanon. (January 31, 2012). http://www.nowlebanon.com/NewsArchiveDetails.aspx?ID=359174. Retrieved 7 February 2012.

3) Report: US and allies «considering plans» for military aid to Syrian rebels». FoxNews. http://www.foxnews.com/politics/2012/02/08/report-us-and-allies-were-considering-plans-for-military-aid-to-syrian-rebels. Retrieved 9 February 2012.

4) «Аль-Ватан», 21.06.2011 г.

5) http://www.ng.ru/world/2012-02-21/7_siria.html

6) http://www.michaelrubin.org/6606/syria-islamist-terrorism

7) http://www.investigativeproject.org/3180/al-qaida-in-iraq-jihadists-in-decline

8) А.Аль-Аид «Аль-ашаир ва ссаурия ссурия»// «Аль-Хайят», 28.01.2012

9) http://www.culturalsurvival.org/publications/cultural-survival-quarterly/jordan/nomads-jordan-and-syria

10) http://www.joshualandis.com/blog/?p=13783

11) Nikolas Van Dam – «The struggle for power in Syria» – I.B.Tauris, 2011 – C.108-111

12) http://ummanews.com/news/last-news/2172-2011-07-28-06-07-30.html

13) http://www.inopressa.ru/article/15feb2012/elpais/syria.html

14) http://www.interfax.ru/society/txt.asp?id=223414

15) «Аль-Ватан» – 27.02.2012

16) http://ria.ru/arab_sy/20120210/562252676.html

17) http://mideast.foreignpolicy.com/posts/2011/11/02/meet_syrias_opposition

18)Там же

19)Там же

20) «Аль-Ватан» – 25.01.2012

21) «Аль-Ватан» – 28.02.2012

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1330926840