Анкара превращается в главную мишень Дамаска

 

 

А.Г. Гаджиев
4 марта 2012

1 марта с.г. на пресс-конференции в Париже глава оппозиционного Сирийского национального совета (СНС) Бурхан Гальюн объявил о создании военного комитета по делам сопротивления, главной задачей которого будет поставка вооружений для Свободной сирийской армии (ССА), выступающей против законной власти Сирии. Глава оппозиции пояснил, что сейчас оружие в Сирию поступает «беспорядочно», а благодаря новому органу «СНС станет связующим звеном между теми, кто хочет помочь, и революционерами». По словам Гальюна, штаб-квартира военного комитета «будет располагаться как можно ближе к границам Сирии – возможно, в Турции». Ранее СНС не раз призывал иностранные государства наладить поставки средств ПВО и противотанкового оружия, а также направить в отряды оппозиции военных советников.

Лидеры Саудовской Аравии и Катара поддерживают активистов СНС. Однако турецкое гражданское население от такого развития событий не в восторге, поскольку это делает из Турции не только врага Сирии, но и главную, а возможно и единственную мишень для сирийских вооруженных сил. Таким образом, Турция оказывается втянутой в войну, в результате которой может погибнуть большое число турецких граждан. Однако опасения турок мало волнуют западных лидеров, которые, судя по всему, пытаются использовать Турцию в качестве щита от возможных негативных последствий в случае применения «ливийского сценария» в Сирии. Поскольку, как показывает практика, оружие, поставляемое оппозиции, тут же оказывается в руках «Аль-Каиды» или других террористических организаций. Это учитывают и в Вашингтоне, где настороженно восприняли тот факт, что официальную поддержку сирийским «борцам с диктатурой» на днях выразила палестинская группировка ХАМАС, которую американцы считают террористической, и в соседних с Сирией странах, таких как Ливан, Иордания, Ирак и Израиль, которые ведут себя в отношении Дамаска предельно осторожно.

Это проявилось и в ходе международной конференции «группы друзей Сирии», прошедшей 24 февраля с.г. в Тунисе. Не удивительно, что представителей сирийского государства на это, казалось бы, благородное мероприятие не пригласили. Под предлогом урегулирования сирийского кризиса инициаторы конференции попытались создать наряду с существующей легитимной платформой в лице ООН альтернативную дискуссионную площадку, что вызывает много вопросов и недоумений. Сирийское государственное телевидение охарактеризовало это мероприятие как «сборище колониалистов и исторических врагов арабского народа», и осудило все призывы к финансированию вооруженных группировок, которые могут «привести к поддержке терроризма и навредить интересам сирийского народа».

Инициаторы конференции не только не пригласили законную власть Сирии, которую поддерживает значительная часть сирийского народа, но и разослали приглашения лишь отдельным группам оппозиции. Естественно, в такой ситуации большая часть населения Сирии на конференции была не представлена и это вряд ли поможет началу общесирийского национального диалога по поиску путей преодоления внутреннего кризиса, ради чего вроде бы и собрались организаторы тунисского мероприятия. Напротив, создается впечатление, что речь идет о формировании какой-то международной коалиции, как это было в случае с созданием «контактной группы по Ливии», с целью поддержки одной стороны против другой во внутреннем конфликте.

Безусловно, при таких обстоятельствах «антисирийская инициатива» обречена на провал. Разногласия по сирийскому кризису существуют не только между великими державами, но даже и между участниками тунисской конференции. Показательным в этом плане стало удаление из зала конференции министра иностранных дел Саудовской Аравии принца Сауда аль-Фейсала и сопровождающей его делегации, выразившие таким образом свой протест против «неэффективности» форума. Все это указывает на очевидный факт: любое мероприятие по ситуации в Сирии, проведенное в отсутствие законной сирийской власти, никак не способствует созданию условий, которые бы стимулировали всех сирийцев прийти к политическому диалогу.

По поводу последствий тунисского форума многие эксперты дают крайне негативные оценки. Так, например, бывший министр информации Ливана, ныне политический аналитик Мишель Самаха считает, что задача «друзей Сирии» заключается в том, чтобы «раздробить страну и утопить ее в гражданской войне». По его словам, «независимая сильная Сирия при поддержке Китая и России мешает планам США и Франции установить свою гегемонию в регионе». М. Самаха утверждает, что «рьяные сирийские оппозиционеры, живущие в странах Европы, которых собрали на встрече – это оплачиваемый Катаром и Саудовской Аравией инструмент ведения такой политики. Им дают оружие, на них работают мировые СМИ, но главное, что в самой Сирии у них нет поддержки».

На фоне развития событий вокруг сирийского кризиса большой интерес представляет неоднозначная позиция Турции. По словам турецких экспертов, в последнее десятилетие, то есть после оккупации Ирака, ближайшей союзницей официального Дамаска была Анкара. Действительно, до «арабской весны» отношения между Сирией и Турцией достигли уровня стратегического партнерства. И это нельзя не учитывать. Однако, с другой стороны, в настоящее время Турция поддерживает усилия оппозиционных сил в вопросах координации своих действий против сирийского руководства. Так какова же позиция Турции по вопросу урегулирования гражданского конфликта в Сирии на самом деле? «Самоопределение нации – вот за что выступает Турция», — утверждает эксперт Института стратегической мысли в Анкаре проф. Бирол Акгюн, который считает, что правительство, не способное обеспечить общественный порядок на своей территории, как показывает иракский опыт, оказывает негативное влияние на соседние страны, создавая проблемы с незаконной миграцией и организованной преступностью. Турция, уверен Б. Акгюн, заинтересована в том, чтобы хаос в Сирии прекратился, и ситуация в стране стабилизировалась. Однако если такой возможности у сирийского правительства нет, то свою роль в процессе урегулировании сирийского кризиса должно сыграть международное сообщество. Способы достижения цели могут быть разными: от изоляции режима Б. Асада до предоставления возможности оппозиционным силам выступить организованно. В противном случае, по мнению Б. Акгюна, хаос в Сирии будет продолжаться, и число беженцев и погибших будет только возрастать, как это было в Ираке и Афганистане. Турецкий эксперт обращает внимание на то, что «миграция не бывает только мирной, это явление может содержать и элементы конфликтности».

Эксперты Центра международных стратегических исследований в Анкаре обращают внимание на то, что в последнее время сирийская армия стала все чаще проводить военные операции вблизи границы с Турцией. Турецкие приграничные районы страдают от этого. Жизнь и имущество турецких граждан находится под угрозой. В такой обстановке в целях обеспечения безопасности Турции и ее граждан необходимо принимать срочные меры. Поскольку число жертв в результате краткосрочного военного вмешательства извне, как правило, бывает ниже количества жертв в условиях продолжительного хаоса.

«Турция, — считает эксперт турецкого Центра стратегических исследований мудрецов Али Семин, — на самом деле против военного вмешательства. Однако, учитывая «ливийский сценарий», в ситуации, когда Запад вмешивается во внутренние дела государства, то в целях недопущения неправомерных действий находиться внутри западной коалиции лучше, чем оставаться за ее пределами. А говорить, что Турция открыла свои двери для того, чтобы с ее территории можно было осуществлять нападение на соседние страны, с учетом ее ближайшей истории не совсем справедливо. Например, во время вторжения в Ирак в 2003 г., когда Соединенные Штаты были гораздо сильнее, а Турция гораздо слабее, чем сегодня, турецкое руководство оказало политическое сопротивление и выступило против вторжения в Ирак. В интересах Турции, если это конечно возможно, в сотрудничестве с Ираном, Китаем и Россией убедить режим Б. Асада осуществить внутриполитические преобразования без вооруженных столкновений и без вмешательства извне. И позиция турецкого правительства заключается именно в этом».

Итак, очевидно, что недоверие к сирийской оппозиции возрастает, сомнения в их способности управлять такой непростой страной как Сирия только увеличиваются. Соединенные Штаты уже заявили, что вооружать сирийскую оппозицию не намерены. При таких обстоятельствах выходит, что Турция рискует остаться одна на один в военном конфликте с сирийскими вооруженными силами. Разумеется, есть Саудовская Аравия с Катаром, но их от Сирии, по крайней мере, отделяет буферная зона в лице Ирака и Иордании. К сожалению, в распоряжении у Турции нет такой буферной зоны. Конечно, не хочется верить в то, что это просчет официальной Анкары, однако факты говорят сами за себя. И турецким лидерам теперь предстоит объяснить своим гражданам, почему, когда все остальные страны, окружающие Сирию, стараются не вмешиваться во внутрисирийские дела, Турция вдруг оказывается в центре почти всех антисирийских акций, что делает ее прямой и главной мишенью для сирийских вооруженных сил.

Источник — Институт Ближнего Востока
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1330930380