Обновленная Турция движется вперед

Дженгиз ЧАНДАР

С 1923 по 1989 годы Турция была скорее «замкнутой» страной. Новая Республика, построенная на определенной части развалин империи, после Первой мировой и Второй мировой войн переживала период становления. Я не только уверен, я уже длительное время хорошо знаю, что Турция давно значит больше, чем просто Турция, а смысл и влияние этого слова распространяются далеко за рамки её границ. Легкий ветерок, дующий на Эгейском побережье Турции, оборачивается шквальным ветром в глубине Центральной Азии и Памирских гор. Небольшое волнение на Средиземном море ощущается в Черноморском регионе и даже внутри Российской Федерации. За колебаниями Турции следят и на западе, на Балканах, и на востоке, и на Кавказе.

Внутренняя динамика Турции, через западную Европу достигая столицы «хозяина международной системы» — Вашингтона, становится темой для споров и тяжб между различными политиками и политическими группировками.

Страны залива и Ближнего Востока никогда не отводят свои «прожектора» в сторону от Турции. Турция всегда была «значительнее», чем просто Турция. Значение Турции всегда переходило её границы. Но не всегда это было так. Всего около 20 лет. С момента окончания «холодной войны» и до сегодняшнего дня. С 1923 по 1989 годы Турция была скорее «замкнутой» страной. Новая Республика, построенная на определенной части развалин империи, после Первой мировой и Второй мировой войн переживала период становления. Двухполюсная международная система, маргинализировала Турцию, так же как и многие другие страны. Необходимость обеспечения будущего для «молодой и новой» Турции, привела к внешней политике, ориентирующейся на оборону. Её роль на международной арене, под крылом НАТО, была ограниченной и практически невидимой.

От маргинализации, в которую попала Турция в 1923-1989 годах, её избавил Тургут Озал. Сумев заранее предвидеть неизбежное крушение «советской империи» и направление, в котором будет двигаться 21 век, Тургут Озал стал самым великим турком после Ататюрка. Сделав важнейшие шаги в направлении интеграции экономики страны в глобальную экономику, он построил фундамент современной Турции. С другой стороны, после окончания «холодной войны» приняв правильные политические решения, он вывел Турцию из положения окраины и сделал её если не «центральной страной», то во всяком случае «центром притяжения в регионе». Рациональность политики Тургута Озала была подтверждена его дальновидными политическими действиями во время войны в Персидском заливе в 1990-1991 годах. В гармонии с эрой постмодерна, начавшейся после окончания «холодной войны», Турция стала идентифицировать себя как наследницу Османской Империи. Настоящий период, стал периодом «сбора урожая», засев которого был начат в 1980 годах, продолжен в 1990, и взращен в первые пять лет 2000 годов. 47% голосов, набранных ПСР (партия справедливости и развития), выдвижение представителя «смуглых турков» Абдуллаха Гюля кандидатом на президентский пост, укрепление позиций Таипа Эрдогана, бесспорного лидера «смуглых турков» на посту премьер-министра следует рассматривать через эту призму.

Вообще-то постоянное напоминание об «основных ценностях республики», превратившееся в некое ритуальное высказывание, не имеющее наполнения, отражает предстоящие неизбежные изменения в конфигурации власти. Можно некоторое время сопротивляться движению истории, но изменить её ход невозможно. В Турции это и происходит. Турция изменилась. Изменяется и будет меняться в дальнейшем..

*** В великолепной статье в газете «Financial Times» под заголовком «Европа должна праздновать переходную веху Турции» ее автор Девид Гарднер очень точно проанализировав сегодняшнее состоянии страны пишет: «Сегодня трудно представить себе более важное геополитическое событие, чем успешное объединение демократии и ислама. Эксперимент Турции, которая пошла по этому пути, вызывает резонанс далеко за ее границами»,- и продолжает «Конечно же, за успех этого большого вызова ответственны турки. Но их партнеры в Европе и НАТО должны подхватить это».

Журналист газеты «Financial Times» проводит параллель между выдвижением кандидатуры Гюля на пост президента и результатами всеобщих выборов, прошедших 22 июля, с периодом, начавшимся в Испании после правления Франко. Журналист обращает внимание стран ЕС – противников Турции, и в первую очередь Франции : «Выдвижение Гюля, кандидатом на пост президента, после демократической победы Эрдогана, является для Турции вехой переходного периода. Это можно сравнить с реакцией испанских избирателей на попытки остатков Франкистов совершить военный переворот, когда в 1982 году с подавляющим преимуществом социалистами была одержана победа на выборах. Европа должна отреагировать на это с воодушевлением и перестать вести себя так, как будто турки все еще осаждают ворота Вены.

Утверждение, в особенности укоренившееся во Франции, о том, что Турция не разделяет ни одно из наследий Европы, является антиисторическим. Если бы только не было Византии, восточной Римской империи, классиков Греческой науки и философии, которые были переданы через Исламский мир, и Европа не была вытащена из средневековья. Эта страна (Турция), принадлежит истории Европы и Христианства также как и истории Ислама, и это ценная особенность». Эти строки объясняют геополитические процессы после 22 июля, с точки зрения Европы и Запада. Кроме этого в статье есть строки, объясняющие успех ПСР. Эти строки будет полезно почитать, и подумать над их смыслом скептикам из Турции: «До прихода ПСР в конце 2001 года, армия совершила четыре военных переворота и закрыла четыре исламистские партии за четыре десятилетия. Подавляющее количество отданных голосов (выборы 2002 года) показало, что Турция изменилась.

Космополитическая и светская элита пришла в ужас от изменений под флагом нео-исламизма. Как это произошло? Можно выделить три причины, обеспечившие успех ПСР. Первая – необходимо иметь хороший национальный проект. Когда партия Эрдогана выиграла выборы в 2002 году, правые националисты только воинственно кричали, а левые превратились в музейный экспонат. Либералы и социал-демократы, идя на поводу культа личности нескольких человек были отрезаны от консервативной части Анатолии и мало чело делали для изменения жизни обычных людей. ПСР, в отличие от них, была другим проектом. Созданная из двух запрещенных исламистских партий, ПСР в либеральной форме объединила в себе основную часть консерваторов и класс бизнесменов Турции. Эрдоган и его команда хорошо проработали свое домашнее задание. Проведя встречи с 41 000 человек по всей стране , они смогли узнать, что народ беспокоят отношения с Европой, которые находились в наихудшем положении с 1945 года, и спад экономического развития страны.

А резонансный вопрос головных уборов женщин, был на далеком 9 месте. ПСР обеспечила хорошее управление, высокий экономический рост и стабильность, открытие 2,5 миллионов новых рабочих мест, удвоило национальный доход на душу населения, увеличила внутренние инвестиции, расходы на образование и инфраструктуру.

Вторая причина победы ПСР – её проницательность в понимании необходимости социального преобразования страны. Партия собрала представителей среднего класса Центральной Анатолии, консервативных и религиозных, но в то же время динамичных и предприимчивых, избравших путь модернизации и требовавших своей доли власти у светской элиты, монополизировавшей эту власть. Третий козырь ПСР и Турции – Европа. Идея членства в ЕС, переговоры по которому наконец-то были начаты, но заморожены на данный момент, все еще популярна в Турции». О лаицистах, противниках ПСР, Девид Гарднер говорит следующее: «Подавляющее большинство светских турков прекрасно знают о том, что это не попытка хитростью установить шариат. Существует враждебное отношение классов и сопротивление к перемещению баланса сил в пользу провинциальных и сельских турок. У этих людей закостенелое мышление…». Я не привожу некоторые части статьи, которые делают ещё более осмысленным анализ автора, в связи с тем, что они могут стать основой для ненужных провокаций и нападок в виде «реваншист» и «враг армии».

Приведенных частей статьи достаточно, чтобы понять вложенный смысл. *** Суть заключается в том, что Турция переживает чрезвычайные исторические перемены. Мы слышим пульс головокружительного переходного периода. События, развивающиеся с 22 июля и до сегодняшнего дня, показывают, что Турция движется не назад, а наоборот вперед. И движение Турции вперед, вобрав в себя многолюдье Анатолии и крупных городов, богатые и глубокие массы, изменяет конфигурацию власти и ломает монополию на власть «старых элит».

Обновляющаяся и модернизирующаяся, бурлящей энергией народа Турция, благодаря геополитическому смыслу, оказывающему влияние далеко за границами страны, станет неоценимым гарантом стабильности для международной системы. Таким образом, можно сказать, что благополучное завершение головокружительного переходного периода Турции, находится под гарантией международной системы…
http://www.vesti-turkey.comğ