Аналитика Иран использует Каспий как инструмент давления

 

 

 

 

 

Гюльнара Инандж

Интервью АМИ «Новости-Азербайджан»  с сотрудником Института востоковедения НАН Азербайджана Субханом Талыблы (Sübhan Talibli).

 

— Каким видится позиция Ирана на современном этапе – на фоне политических изменений в арабских странах?

— Интересы Ирана учитываются и используются во всех ближневосточных вопросах, будь то Афганистан, Пакистан, Ирак или Палестина. Иран имеет силу в регионе и интересы — как режима, так и государственности. Они не сводятся к сегодняшнему дню. В свое время в выражение «Арабский залив», использованное в вопросе американского журналиста, очень обидело иранского шаха Пехлеви. На что он призвал называть водоем «Персидским заливом», а не иначе.

Ранее Тегеран был более активен в регионе, нежели сейчас.

Иран имеет в регионе религиозные, идеологические, военно-политические, экономические рычаги. Иран, кроме экспорта исламской революции, имеет много продукции для внешнего рынка. Например, самая многочисленная рабочая сила в Иране — это граждане Афганистана. С этой соседней страной у Ирана самый крупный торговый оборот. Даже товары самого низкого качества пользуются спросом в Афганистане.

С Ираком у ИРИ также высокий уровень товарооборота. И, несмотря на закрытость информации, между Азербайджаном и Ираном высокий уровень товарооборота. Экономические интересы опережают идеологию и политику.

— Иран вышел с выигрышем из  всех американских планов на Ближнем Востоке. Планы США не были до конца доработаны, или Иран искусно использовал ситуацию?

— США понимают, что нужно учитывать религиозные, идеологические, политические интересы Ирана в регионе. Кроме того, местные народы Афганистана тоже имеют интересы в Иране.  Даже США опираются на интересы, имеющиеся у Ирана в регионе.

Между США и Ираном в вопросе Афганистана, Ирака и в других существуют неофициальные соглашения.

Митинги проиранских сил в Ираке  проходят беспрепятственно. В любой стране запрещены действия «Хезболлах», но эта организация свободно выступает в регионе, проводит митинги, делает заявления. Возникает вопрос —  почему это не пресекается?

Против Ливии проводятся военные операции, а Сирия, которая имеет теплые отношения с Ираном, остается вне внимания.

Вывод очевиден — интересы Ирана и США совпадают на Ближнем Востоке.

Обратите внимание на антиазербайджанские заявления, озвучиваемые устами официальных лиц Ирана. США заинтересованы в распространении и культивации этих заявлений. Демократия — демократией, а институт дипломатии еще никто не аннулировал.

Иран, как и Россия, не локальные государства.

Политика с ними должна быть соответствующей. Между Азербайджаном и Ираном есть интересы государства, народа, среднего слоя общества.

-Что стоит за антиазербайджанскими заявлениями иранских высокопоставленных лиц,  участившихся в последнее время?

— Каждая страна демонстрирует свои силы. Действия Тегерана опираются на конкретные факторы. Иран страхуется этими заявлениями. За этими страховками тоже стоят определенные неизвестные нам факторы.

— Одно из таких заявлений было сделано немного ранее обнародования информации об открытии на Каспии очередного крупного газового месторождения «Апшерон» ( в зоне Азербайджана)  и официального заявления ЕС о взятии под свой патронаж прокладки Транскаспийского газового проекта…

— Каспий не интересует Иран как источник энергоресурсов. К сведению, иранская сторона не занимается разведкой и крупной добычей на своей акватории Каспийского бассейна. Здесь имеет место проживание в прикаспийских районах Ирана этнических азербайджанцев и других этносов и опасность экономического развития этих провинций в этом контексте. Иран использует Каспий только как инструмент давления, для защиты государственной безопасности. Тегеран против укрепления влияния НАТО, ЕС и Запада на Каспии и постоянно маневрирует в целях самозащиты.

 

 

 

— Как протекают процессы активизации национального самосознания в Иранском Азербайджане?

— Если волнения в Тебризе, то ненадолго. Если протестная волна охватила Зенджан, то ситуация более серьезная, а если поднялся Ардебиль, то поднимается весь Иран. Поэтому президент Ирана Махмуд Ахмединежад сразу после протестных выступлений в Ардебиле посетил город, говорил об особом месте Ардебиля и его народа в государственности Ирана. Это действительно так. Персы нас знают лучше, чем мы себя.

Ардебиль встал, а где Азербайджан и Турция? Речь не идет о государстве, но где СМИ, общественные и политические организации? Где Конгресс Азербайджанцев мира (КАМ) и подобные организации, взявшие на себя миссию защиту прав южных азербайджанцев. Они должны быть очень активными в данной ситуации. Партия национального движения Турции (MHP), объявившая себя носителем и хранителем тюркской идеологии, даже не замечает происходящее в Южном Азербайджане. В Южном Азербайджане больше «серых волков», чем во всей Турции. Футбольные матчи превращаются в арену провозглашения националистических лозунгов, проблема озера Урмия охватывает весь Южный Азербайджан, сотнями азербайджанцы подвергаются пыткам и насилию в иранских тюрьмах за националистические  взгляды, а общественные круги Баку и Анкары не замечают происходящее.

Не оскорбляя государство, можно освещать права южных азербайджанцев, оказывать им культурную поддержку. Отсутствует реакция общества на процессы, разворачивающиеся в Южном Азербайджане.  Проведение смехотворных акций перед посольством Ирана с чтением требования, забрасыванием яиц, выкрикиванием антииранских лозунгов типа  «смерть персидскому шовинизму» с участием 20-ти молодых людей — не есть поддержка соотечественникам.

Перед посольством нужно выводить людей идеологизированных, с общественно-политическим весом. Пусть продемонстрируют свою идеологию, отношение, планы, позицию по южно-азербайджанскому вопросу.

Если сегодня не оказать содействие азербайджанцам Ирана в борьбе за их национальные права, потом какие просьбы или пожелания  к ним могут быть. Точно также мы упрекаем Турцию в некоторых вопросах, в которых в свое время она не оказала помощь Азербайджану.

— После волнений в Ардебиле какие могут быть последствия?

— Народ должен идти к своему лидеру. Необходимо организованность присоединение к движению идеологически подготовленных, влиятельных людей, подключение к процессам всех азербайджанонаселенных районов Ирана. Как мы уже говорили выше, Ардебиль уже поднялся и требует свои права. Это не случайно. Ардебиль — центр сефевидов, распространения шиизма. Основание иранского государства заложено в Ардебиле. Большинство великих личностей Ирана — выходцы из Ардебиля. Ардебильцы своей кровью, умом строили иранское государство. Кроме того, очень важно, что ардебильцы не стали торговцами. Они люди мысли, они духовно чисты. В революционной мысли Ардебиль имеет свой вес – если ардебилец пообещал, то он не отступит ни шагу назад. Большинство из 12 мужтехидов в религиозном совете Ирана в Меджлисе Хюрреган выходцы из Ардебиля. Они имеют свой вес и место, свои каналы  в производственном бизнесе, в армии, государственных структурах, институтах Ирана.

Итак, процессы национального возрождения в Южном Азербайджане идут. Есть идея, должен быть результат. Народу нужно дать свои права. Азербайджанцы — пробужденный народ. Они получат свои права, только нужно время.

Баку должен быть мыслительным центром движения, путеводителем, направить и систематизировать идеологию. Если Баку не будет в центре процессов, будет сложно. Движение имеет проблему организованности, маневра, целостности. В принципе, они лишены возможности маневра по причине жестких подавлений любого инакомыслия. Ни одно государство, ни одна международная организация не поддерживает  азербайджанцев Ирана. Идейные азербайджанцы идут на противоборство с властями, зная, что никто их не поддержит, что они будут арестованы, могут быть убиты, но верность  идее подталкивает их вперед.

Где пересекаются грани национального и государственного сознания среди южных азербайджанцев?

— Есть разный подход к судьбе своего народа и государства. Подходы предпринимателей, чиновников и обычного человека отличаются. Революции в Иране начинаются с рынков. Нужно учитывать интересы торговцев. Интересы торговцев решают судьбу революции, а не интересами нации. Если торговцы пожелают, то революция совершится. Поэтому нужно согласовать и учитывать идеологические, экономические и политические интересы.  Пока эти интересы не согласованы.

Каждый азербайджанец живет интересами иранской государственности. Некоторые говорят, что освободим государство, другие говорят, что Иран — наша родина, и хотим получить права в рамках своего государства, другие говорят, что мы отдали кровь за эту землю и не можем отдать ее никому, четвертые хотят отделить южный Азербайджан. В любом случае, США понимают, что воевать с иранцами на их земле означает поражение. Иранца можно уничтожить руками другого иранца. США могут уничтожить Иран, но не идеологию иранства. Нужно ввести новую идеологию, чтобы уничтожить эту действующую идеологию.

источник — http://novosti.az/expert/20110930/296412505.html