Иран не долго смогут удерживать в оковах фанатизма

Гюльнара Инандж

Так называемая «арабская весна» обострила не только религиозные, но также национальные чувства в регионе. Рост национального самосознания и напор на центральные власти для реализации их национальных прав наблюдается и у азербайджанцев, проживающих в Иране. Данная тенденция в Иране проявляется в двух направлениях — в вопросе спасения озера Урмия и успехах Тебризской футбольной команды «Трактор».
Тему в интервью АМИ «Новости-Азербайджан» комментирует ведущий научный сотрудник отдела научных исследований «Южный Азербайджан» Института Востоковедения Национальной Академии Наук Азербайджана, ученый–исследователь Акрам Рагимли (Биже):

— Несколько месяцев, как наблюдается оживление народного движения в Южном Азербайджане (Иранский Азербайджан). Это оживление имеет важные социальные, политические и экономические корни. Как сказал один наш соотечественник, проживающий в Иране: «Мы похожи на закрытый котел, переполненный газом, что ищет возможность вырваться наружу. Этот газ, как только найдет себе лазейку, взорвется и воспламенится». Социальные, политические и экономические проблемы, накопленные в Южном Азербайджане, находятся на таком уровне, когда ни угрозы, ни аресты, ни оружие не способны остановить недовольство людей.
Одна из проблем, стоящих в центре на новом этапе народного движения, это опасность высыхания озера Урмия. Озеро Урмия расположено в провинции Ирана Западный Азербайджан. Озеро находится в окружении 7-8 городов. Последние 15 лет озеро начало резко высыхать. Это красивейшая курортная зона. Ее водами пользуются для орошения пахотных земель и садоводства. Это и приводит к сокращению грунтовых вод озера. 8-9 месяцев воды Урмия текут бездейственно. Построив баржу, можно собрать воды в водоемы, чтобы в сезон орошения люди могли пользоваться водами без нанесения вреда озеру.
Высыхание озера приведет к экологической катастрофе не только территорий вокруг озера, но и окажет влияние на Турцию и Азербайджан.
Проблема озера Урмия беспокоит не только наших соотечественников, но и всех проживающих в регионе. По мнению зарубежных и азербайджанских экспертов, как в Иране, так и в Баку, озеро можно спасти, построив искусственный водоем, воды которого можно будет использовать для орошения земель. С высыханием озера огромное количество соли приведет в негодное состояние огромнейшие территории, и люди просто будут вынуждены покинуть места своего проживания. В результате азербайджанонаселенные города Ирана — Тебриз, Сулдуз, Урмия и др. будут опустошены. Высыхание озера не только экологическая проблема, но и социальная, и национальная. Ведь миллионы азербайджанцев будут вынуждены покинуть Западный Азербайджан и рассеяться в других частях Ирана, что приведет к ассимиляции наших соотечественников.
Государство Ирана не намерено заниматься спасением озера. Когда вопрос обострился, президент Ирана Махмуд Ахмединежад приехал в район Урмия и говорил об абсолютно нейтральных темах, не касающихся высыхания озера и его спасения. А несколько депутатов иранского парламента завили, что население, проживающее вокруг озера, необходимо переселить. Вот это и есть отношение персидских шовинистических кругов к проблеме азербайджанцев и результат политики ассимиляции азербайджанцев.
Государство просто не заинтересовано в спасении озера Урмия. Власти проводят аресты, постоянно контролируют озеро, оказывают давление на население, чтобы отвлечь их внимание от озера и расслабить координацию централизации народного недовольства.
Население несколько месяцев проводит митинги, люди выходят к берегу озера и стучат в пустые посуды, чем привлекают внимание государства к проблеме исчезновения озера.
Если раньше проблема озера беспокоила только людей региона, то сейчас к протестам подключились азербайджанцы со всего Ирана.
Иран тратит на военные маневры, строительство атомной станции миллионы долларов, но не решает проблемы озера Урмия, что и стало одной из причин пробуждения народного движения азербайджанцев в Иране.
В настоящее время в результате политики ассимиляции в провинции Азербайджан осталось не более 14 млн. азербайджанцев. Остальные вынужденно переселились в другие регионы страны. Налоги в азербайджанонаселенных провинциях выше, чем в персонаселенных, что приводит к приостановлению капиталовложения, закрытию рабочих мест и к массовой безработице. Эта проблема должна беспокоить ООН, международные экологические и правозащитные организации.
— Второй фактор, придающий силу и объединяющий азербайджанцев Ирана и придающий стимул народному движению, это Тебризская футбольная команда «Трактор»?
— Проблема озера Урмия и тебризская футбольная команда «Трактор» тоже объединяют азербайджанцев всего Ирана. Состав команды тракторного завода Тебриза состоит из азербайджанцев. Команда играет успешно, что не нравится властям. Пытаются подкупить игроков, необоснованными офсайдами и пенальти судят игры не в пользу «Трактора», что приводит к недовольству болельщиков команды, которые состоят из азербайджанцев. Команда не теряет свое единство, наращивая свои спортивные успехи. Игроки не подкупаются на крупные гонорары, не ломаются действиями несправедливости судей, а болельщики еще более напористо болеют не только за свою команду, но и с трибун выкрикивают свои требования о предоставлении им права обучения на родном языке, экономического равенства, прекращения несправедливого отношения к азербайджанским провинциям Ирана.
Последняя игра «Трактора» с тегеранской командой «Истиглал» завершилась победой Тебризской команды. Это была больше демонстрация национальных чувств азербайджанцев, нежели спортивное соревнование. Болельщики во время игры выкрикивали свои национальные требования о предоставлении азербайджанскому языку статуса официального языка, освобождении арестованных политзаключенных, экономического равенства азербайджанонаселеным регионам и др. лозунги. Организаторы громкоговорителями пытались заглушить протестные национальные лозунги.
Мы свидетельствуем тому, что успехи «Трактора» — одна из точек, придающая толчок усилению азербайджанского национального движения.
— То есть, футбол разбудил национальное самосознание азербайджанцев в Иране?
— В Иранском Азербайджане воцаряется единство, что мы не могли наблюдать до сих пор. Урмийцы ранее не реагировали на события в Тебризе, на происходящее в Сулдузе, в Ардебиле. А сейчас процессы разворачиваются в общеазербайджанском масштабе.
Это свидетельствует о том, что иранские власти должны пересмотреть свою политику в отношении азербайджанских провинций, направить экономическую политику на развитие региона, на социальное положение населения и т.д.
Официальные структуры должны рассматривать Азербайджан не как второсортную провинцию, а в соответствии с теми характеристиками, которые они сами же дают Азербайджану – «Азербайджан — глаза Ирана» или «Азербайджан — голова Ирана».
Азербайджан нужен Ирану в трех случаях: в сборе налогов, защите границ и на выборах. Еще раз отмечу, что между налоговыми тарифами в Исфагане, Ширазе и Езде и в азербайджанских провинциях есть крупная разница, что вынуждает предпринимателей строить свой бизнес в персонаселенных регионах Ирана. Холодное отношение к азербайджанским провинциям, политика ассимиляции азербайджанцев путем их переселения в центр страны — есть предательство властей по отношению к нашим соотечественникам, что очевидно и провоцирует их оправданный протест и недовольство.
-Каков уровень воздействия арабских событий на рост национального самосознания азербайджанцев в Иране?
— Иранские шовинистические круги обеспокоены не только пробуждением национального самосознания у азербайджанцев, но и движением в арабском мире. События показывают, что население этих стран недовольно режимами, закабаляющими их много лет. Несомненно, эти процессы перекинутся и в Иран, где население также недовольно недемократическим правлением в стране. Среди арабских стран Иран получал поддержку только из Сирии, через которую действовали террористические организации, контролировали Палестину. Если в Сирии изменится власть, то позиция Ирана в арабском мире еще более ослабнет. На недавнем совещании Лиги Арабских стран (ЛАГ) обсуждалась позиция Ирана в регионе, что нашло свое отражение в итоговой резолюции. В документе, говоря об Иране, тегеранский режим характеризуется как оккупант арабских земель, и по сей день продолжающий захватническую политику, вмешивающийся во внутренние дела других стран, внедряющий террористические организации в другие страны и т.д. Арабские страны выступают против Ирана, азербайджанцы, проживающие там, тоже. Иран находится в клешнях. Вместо того чтобы пересмотреть свою политику, тегеранские власти проводят военные маневры, угрожают соседним странам, вмешиваются во внутренние дела других стран и этим пытаются выйти из сложившейся ситуации.
В то же время Иран — цивилизованное, современное государство. Его нельзя долго удерживать в оковах фанатизма. Даже внутри правящих кругов Ирана происходит раскол. Реформисты осознают, что радикалы ведут Иран к трагедии и пытаются, внеся некоторые коррективы во внешнюю политику Ирана, продлить годы его существования.
Реформисты и радикалы — две стороны одной медали. Национальное возрождение азербайджанцев, ухудшение отношения арабских стран к Ирану, раскол внутри иранских властей свидетельствуют о расшатывании иранского режима.
— В столь сложный геополитический отрезок открытием авиарейсов Тебриз-Баку и Тебриз-Гянджа и обратно не создают ли иранские власти условия еще более укреплению национального самосознания иранских азербайджанцев?
— Иран в некоторых вопросах хочет показать себя братом и другом Азербайджанского государства и азербайджанцев. Но с другой стороны, по ТВ иранский канал «Сахар-2» ведет антиазербайджанскую пропаганду, проводит военные маневры, угрожает официальному Баку, вмешивается во внутренние дела Азербайджанского государства. Открытием авиарейсов и односторонней ликвидацией визового режима между Ираном и Азербайджаном Тегеран демонстрирует «любовь» к азербайджанцам, якобы делает это в их интересах. Азербайджанская сторона не соглашается с отменой виз, так как понимает, что этим откроет путь беспрепятственному проникновению в страну фанатичной религиозной литературы, террористов, армян с персидской фамилией, проникновению в Азербайджан религиозного фанатизма.
Иранская пресса на всю трубит, что открытие авиарейсов исходит от желания Ирана, в то время как Азербайджан был инициатором их открытия. Люди едут к родственникам на свадьбы, на похороны, на лечение, на отдых. Эти рейсы облегчат контакты азербайджанцев с двух сторон реки Аракс, укрепят связи. Это в полной мере соответствует нашим интересам.

-Каким видите результат пробуждения национального самосознания в Южном Азербайджане?
— Если учесть активность азербайджанских национальных сил в Иране, то позитивные результаты возможны. Но иранский режим настолько силен, что невозможно сделать даже шагу. Один из десяти человек — шпион специальных служб. Историческая ситуация должна войти в такое русло, чтобы национальное движение могло окрепнуть, для чего необходима поддержка из-за рубежа. Если будет всего один процент вмешательства, что имеет место в Ливии, будет направлен в Иран, страна полностью освободится. Иран — не Ливия, не Египет и не Сирия. Здесь очень сильно национальное сознание. Нынешним режимом Ирана недовольны не только азербайджанцы, но также все народы, в том числе персидские патриоты. Нельзя в 21 веке — интернета и телевидения, держать людей в оковах и остановить пути сливания с современным миром.
— В странах, где произошло внешнее вмешательство, как Афганистан и Ирак, результат плачевный. Судьба Ливии, Туниса, Египта неизвестна. В таком случае, какую пользу внешнее вмешательство может принести нашим соотечественникам в Иране?
— Нельзя процессы в Иране сравнивать с другими странами. Иран имеет пример от соседних стран, как Турция и Азербайджан. Этнические меньшинства в Иране должны быть готовы к тому дню, когда перемены затронут Иран, должны знать, что им нужно, конкретизировать свои требования и цели. Это зависит от организованности национальных сил, идеологической готовности. Если это будет так, то события в Иране отличатся от арабских событий. Иначе страна погрузится в хаос. Очевиднее всего, Иран не переживет судьбу арабских стран и Афганистана. Потому, что Иран по цивилизации опережает другие страны региона. Внешне они могут надевать чадру, но при этом преуспевать в модернизации. В Ливии отсутствует национальное самосознание, там господствует племенное сознание, с соответствующими требованиями. В Иране же ставятся конкретные требования модернизации, предоставления прав и свобод гражданам.
Все предыдущие революции азербайджанцев в Иране под предводительством Саттар хана, Хиябани, Пищевари и Бехмена имели в основе внешний фактор. Потому что без внешнего вмешательства, идеологической и финансовой помощи ни одно общественное движение, в том числе национальное, не может иметь успех. Невозможно, отторгнув все связи с внешним миром, идти к цели и достигнуть успеха. Но беря уроки от предыдущих революций, азербайджанцам следует определиться и не позволять внешним силам решать их судьбу, а стать хозяином своей судьбы и будущего. Иностранцы только до определенного этапа могут оказать влияние, а потом национальное движение должно сохранить основные рычаги за собой и само должно решать свою судьбу.
-Пока у национального движения в Иране отсутствует лидер, или хотя бы какой-то Совет. С кем иностранцам вести диалог?
— С разворачиванием процессов все возникнет само по себе, появится и лидер, и Совет, и временное правительство. Для достижения конечной цели не нужно быть генералом. После достижения цели народ сам изберет своего генерала. Самой большой слабиной движения азербайджанцев Ирана является разбросанность идей, цели. Сейчас тоже из разных мест звучат претензии к лидерству. Им нужно объяснить, что пока нужно достигнуть демократических свобод, а потом народ сам изберет своего лидера.
Азербайджанцы Ирана в своей освободительной борьбе никогда не избирали путь террора, насилия. Но когда на них идут с оружием, они без страха смерти будут сражаться. Пока требования идут демократическим путем, но если отказ будет продолжаться, то они будут вынуждены избрать военный путь разрешения вопроса. Но это не означает террор в мечети или в военной части, на улице, где погибнут невинные люди, а противостояние с властями. Террор — не путь борьбы, а результат фанатизма и идеологической неполноценности и отсталости. Национальное демократическое движение азербайджанцев всегда отказывалась от террора.

Источник — http://novosti.az/expert/20110926/296396499.html