Зейнал Зейналов в парламенте царской России

Элеонора Абаскулиева

Из четырнадцати азербайджанских депутатов, членов Государственной думы России четырех созывов, Зейнал Зейналов, пожалуй, известен меньше всех. Однако даже понимая, что простой рабочий с промыслов вряд ли мог стать вровень с такими выдающимися деятелями, как Алимарданбек Топчибашев, Абдурагимбек Ахвердиев, Фаталихан Хойский и другие его коллеги по Думе, своеобразие личности и характера, благодаря которым он занял свое, только ему принадлежащее место в истории, вызывает к нему интерес потомков.

Начало начал

Малая родина будущего депутата — бакинский поселок Амирджан, в котором и через сто с лишним лет сегодняшние сельчане гордятся свидетельствами деятельности Зейнала Зейналова — общественными учреждениями, в создании которых он принимал участие. Это и нынешняя школа №87, и первая школа для девочек, и больница в родном селе. Но это будет потом. А начиналось все с работы токарем в механических мастерских, откуда он начал свой трудовой путь. Не по бедности, как можно было бы подумать, хотя он и не был из богатой по тем временам семьи, а по необходимости. Отец каменотес Эйнал, известный своим мастерством и неплохо зарабатывавший на жизнь, по совету врачей отдал сына, отличавшегося излишней полнотой, в мастерские своего родственника Муртузы Мухтарова «для лечения физическим трудом» и даже от предлагаемой зарплаты отказался. Проработал парень недолго, и причина ухода была что ни на есть серьезная — в знак солидарности с массовым увольнением товарищей по цеху. Так впервые проявилось одно из главных качеств характера Зейнала Зейналова, ставшего в будущем общественным деятелем, за которое его уважали все — от рабочих на промыслах Ротшильда, где он позже работал, до Алимардана Топчибашева, Мешади Азизбекова и Наримана Нариманова. Это чувство — справедливость. Он ощущал его обостренно и, не имея других способов отстоять свою точку зрения ввиду отсутствия, скажем, того же образования (у него было только начальное домашнее, потому что учиться в арабских странах, куда собирался отправить его Эйнал киши, запретили врачи), во всех конфликтных ситуациях в жизни исходил из своего понимания правды и справедливости.
В годы первой русской революции 1905 года он активно участвовал в работе социал-демократической организации «Гуммет» и Союзе рабочих-нефтепромышленников. Вместе с Мамедом Мамедъяровым и Султаном Фатализаде вел среди балаханских рабочих пропагандистскую работу. Пользовался у них большим авторитетом и доверием, особенно за то, что в своих многочисленных статьях, опубликованных в газетах «Текамюль» и «Иршад», всегда защищал интересы крестьян и рабочих, был, как тогда писали, на стороне трудового народа. Зная его взгляды, рабочие ротшильдовских буровых предложили его кандидатуру в качестве кандидата в депутаты второй Государственной думы, благодаря голосам которых он и был избран. Однако сам Зейналов, будучи очень скромным человеком, признавался, что «не подготовлен для того, чтобы быть депутатом». Убедили его лишь доводы о том, что только в Думе он сможет бороться с неравенством и дискриминацией рабочих. Так, тридцатилетний Зейнал Зейналов, механик Каспийско-Черноморского общества, стал председателем мусульманской трудовой фракции, членом второго отдела и трех комиссий Госдумы.
Как известно, вторая Дума просуществовала совсем недолго — с февраля по июнь 1907 года. Но даже за этот небольшой срок азербайджанские депутаты успели многое. В частности, Зейналов вместе с товарищем издавал в апреле-мае 1907 года в Петербурге газету «Дума» на азербайджанском языке, на страницах которой стремился как можно полнее знакомить читателей с отношением фракции к обсуждаемым в Думе вопросам. В ней он также публиковал свои статьи, посвященные положению бакинского пролетариата, занимался разработкой вопроса об улучшении быта трудового населения. После разгона царем второй Госдумы перед бывшими азербайджанскими парламентариями встал вопрос о том, что делать дальше. Судьба большинства ее депутатов-азербайджанцев известна: они стали создателями первой на Востоке парламентской республики — АДР.

Да не оскудеет
рука дающего

Дочь Зейнала Зейналова Зиньят ханым вспоминала: «Отец, несмотря на отсутствие классического образования, страстно любил литературу. У него была огромная библиотека, в которой много место занимали книги на азербайджанском, русском, арабском языках и фарси. После разгона второй Госдумы он тайно, через Западную Европу, уехал в Стамбул. Оттуда под предлогом лечения от туберкулеза отправился в Египет. И только через восемь месяцев пребывания в Каире вернулся в Баку. Когда бы я ни просыпалась по ночам, всегда видела его читающим. Читал он до рассвета, а утром шел на работу. Отец в совершенстве владел турецким, арабским, фарси и русским языками. Больше читал на русском языке и нам советовал его изучать… По инициативе Султана Меджида Эфендиева, тогдашнего председателя ЦИК Азербайджанской ССР, с которым отец дружил, в 1932 году был приглашен к первому секретарю Компартии Азербайджана Мирджафару Багирову. С.М.Эфендиев предлагал открыть в Баку новую библиотеку и назначить ее директором отца, который хотел передать туда свою личную библиотеку. М.Багирову эта идея не понравилась, и в 1932 году отец продал свои книги библиотеке Института истории партии. Через три года после безвременной кончины отца эти деньги оказались кстати. На них мне удалось содержать четверых детей».
В семье Зейналовых и сегодня уверены, что такое стечение обстоятельств не было случайным. Зейнал муаллим и во времена АДР, и в годы Советской власти не только работал педагогом в техникуме им. Н.Нариманова и в различных комиссиях и комитетах, но и от всей души занимался благотворительностью, помогал бедным семьям. Много сил и энергии отдавал просветительской работе среди бедных. Выступал в школах, клубах. Но самое главное — на деле помогал своим односельчанам, да и всем, кто к нему обращался. В том числе и деньгами, особенно тем бедным семьям, где родители были вынуждены отправлять детей подрабатывать, чтобы содержать семью. Ставил только одно условие — чтобы детям давали возможность продолжить образование.
В советское время Зейналов работал председателем комиссии содействия, которая занималась обеспечением детей из бедных семей одеждой, питанием, лечением и т.д. По рассказам тех, кто его знал, Зейнал муаллим приходил на выручку не только обращавшимся к нему людям, но и много делал для решения проблем в целом. Три года — с 1917-го по 1920-й был одним из организаторов и руководителей мусульманского благотворительного общества в Амирджане и потребительского кооператива «Земледельцы и трудящиеся». Организация работала над созданием связей между рабочими и крестьянами.
В двадцатые годы, работая в комиссариате по земельным вопросам начальником управления образцовых советских поместий в бакинских селах Бузовны, Гала, Мардакан, начальником комиссии по водоснабжению Бакинской губернии, многое делал для устройства быта сельских жителей. Зиньят ханым вспоминает, что отец не только интересовался историей, но и собирал историко-этнографические материалы о бакинских селах, в том числе об Амирджане, рукописи которых, к сожалению, по ее словам, были потеряны.
Внучка Зейнала Зейналова, журналист и учредитель международного он-лайн-сайта «Этноглобус» Гюльнара Инандж говорит, что главный урок, который она вынесла, изучая жизнь деда, прост и сложен одновременно: просвещение народа начинается, в первую очередь, с собственного просвещения.

Источник — http://www.azerizv.az/news/a-8519.html