Эрдоган стал законодателем новой политической моды

 

 

 

 

 

Гюльнара Инандж.

В Турции 12 июня пройдут парламентские выборы, которые определят будущее государства. Правящая партия справедливости и развития (AKP) в третий, и, по обещаниям премьер-министра Раджапа Таййыпа Эрдогана, в последний раз борется за места в парламенте. Идет жесткая борьба за власть с громкими обещаниями о федерализации страны, вплоть до скрытых съемок, компрометирующих членов Партии националистического движения (MHP).

Политическую ситуацию в Турции в преддверие парламентских выборов в эксклюзивном интервью агентству Новости-Азербайджан комментирует политолог Тофик Абасов:

— Какую политическую картину можно нарисовать в контексте предвыборной ситуации в Турции?

— Турция находится на перепутье. Ей сейчас очень важно не свернуть с пути, который обеспечил ей реальный экономический рост, расширение поля внутренней социальной стабильности и уверенное позиционирование на международной арене.

Турцию на протяжении долгого времени сдерживали, чтобы она была в орбите строго лимитированной демократии. И если кто-то в той ситуации развивался и процветал, то это были круги, с помощью которых генералитет регулировал экономику, комплекс внешнеполитических связей и прочие вопросы, находившиеся под монополией верхов.

Нынешняя правящая партия вывела новую формулу реальной для Турции свободы, которая позволила подкосить коррупцию, протекционизм, кумовство.

— С уходом в отставку председателя Республиканской народной партии (CHP) Дениза Байкала эта организация ослабла. Какой может быть будущее партии, которая в свое время сыграла важную роль в становлении страны?

— Партия Ататюрка свою историческую миссию выполнила. Фактически, это была ярко выраженная партия власти, у которой были неограниченные привилегии. И после создания республики она фактически репрессивными методами насаждала демократию.

Это делалось по заказу Запада. И наивно было думать, что она выльется в нечто настоящее, а не суррогатное.

Вкус настоящей демократии турки стали ощущать в последние годы, когда правящая партия сокрушила систему государственного капитализма, которая была прерогативой горстки людей и военных.

Свобода самовыражения не замедлила отразиться на социальной составляющей страны.

РНП не смогла предвосхитить те процессы, которые были неизбежны. Старый политический багаж не дал ей выжить.

Этой партии надо серьезно реформироваться и проповедовать то, что ведет к реальной, а не декларативной демократии.

— Курдская партия, представленная в парламенте Турции, радикально пытается добиться доступа своих активистов к выборам. Но речь идет о тех, кто ранее был причастен к террору и преступлениям ПКК. На этом фоне звучат заявления о перспективе федерализации Турции. К чему это ведет?

— Дело в том, что прежние правящие партии установили табу на курдскую тему. От этого проблема не перестала существовать. Она латентно разъедала общество, превратила всю восточную часть государства в своеобразную резервацию, оторванную от элементарного развития. Не случайно жизнью на востоке пугали всех, кто преступал порог дозволенного в центрах жизни на западе страны. Курдскую проблему надо решать, работая с курдами, а не вынашивая закрытые программы. И это дело не одного дня.

Гибкость и только гибкость может обеспечить залог успеха в этом разрезе. И все, что касается перспектив федерализации, должны решить сами граждане страны, и никто более.

— Премьер-министр Эрдоган и его сподвижники из Партии справедливости и развития (AKP) заявили, что баллотируются в парламент в последний раз. Думается, что им удастся добиться поддержки большинства избирателей?

— Не думаю, что Эрдоган и его окружение лукавят. Они достаточно образованные и культурные персоны, чтобы спекулировать на этой теме. К тому же эти прагматики прекрасно понимают, что у их партии будет будущее, если придет новая смена. Здоровая преемственность и является залогом успеха на новую перспективу.

Ну и на этом этапе провозглашение курса на омоложение тоже принесет дивиденды.

— Попытка теракта против Эрдогана — это результат обострения политической ситуации в стране накануне выборов или же следствие глубоких геополитических процессов?

— Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Бесспорно, ситуация перед решающими выборами всегда накаляется. Вполне возможно, что на премьера покушалась внутренняя реакционно настроенная оппозиция.

Но нельзя исключать и причастность внешних сил, для которых нынешние лидеры Турции стали костью в горле.

В любом случае, все попытки насильственного переформатирования могут до предела обострить ситуацию в стране, которая нащупала свой путь к реальной стабильности

— В Турции умеренный Ислам, сливаясь со светскостью, демонстрирует уникальную форму демократии. Эта форма правления стала примером для Востока. За два срока нахождения у власти Эрдогану удалось укрепить эту позицию. Его оппоненты в случае прихода к власти будут следовать этой формуле или Турцию ожидают перемены?

— Есть процессы, которые невозможно свернуть на полпути. Если даже придут оппоненты партии Эрдогана, то они не смогут позволить себе зигзагообразные перемены. И потом, от добра добра не ищут. Если за время правления Эрдогага накоплено много полезного, зачем от этого отказываться? Лучше на это опереться и развить успех.

— Участвуют ли лоббистские силы Запада во внутриполитических процессах в Турции?

— Безусловно. Эти силы прекрасно понимают, что Турция сегодня является не только плацдармом или базой Запада в его кровном противостоянии с исламским миром. Современная Турция — это еще и уникальная площадка и живой инструмент, с помощью которого могут найти скорое решение вязкие проблемы огромного региона. Этим обстоятельством не могут пренебрегать западные круги.

— В США был пример принятия оппонента в свою команду – это президент Б.Обама и Госсекретарь Х. Клинтон. Возможен ли подобный вариант в Турции для смягчения внутриполитической обстановки в стране?

— Вполне. Эрдоган — очень гибкий и маневренный политик. Он воспринимает и критику, позволяет оппонентам высказаться. Это очень важно для такой страны, где ждут своего решения очень непростые затянувшиеся проблемы. Думаю, что премьер, будучи решительным, не побоится пойти на коалицию с соперниками. Обычно от перспектив создания блоков уклоняются слабые и трусливые. Эрдоган, как мне кажется, к таковым не относится.

— Согласно опросам, партия Эрдогана после 12 июня вновь может создать единоличное правительство. Что является залогом доверия избирателей к Партии справедливости и развития?

— Полагаю, откровенность, открытость и дееспособность этой партии. Эрдоган стал законодателем новой политической моды, когда лидер, замечу сильный, уверенно идет в народ, чтобы услышать его и учесть в своей работе ожидания сограждан.

По этой части Эрдоган заметно оторвался от многих современников — лидеров, которые, придя к власти, опускают руки и работают вполсилы. Эрдоган же, наоборот, энергетически питается от победы, чтобы весь свой ресурс потратить на выполнение обещанных реформ.

Не скажу, что прямо все у его команды получается. Но то, что его команда выкладывается, это бесспорно. В эту партию поверили, на нее надеются. Это факт.

источник: http://novosti.az/expert/20110531/296046597.html