Реквием по Востоку

Политическая элита арабского мира вначале утратила чувство перемен, а позже и власть

В свое время Вольфганг Амадей Моцарт сочинил реквием, который мало кто знает, но его название уже длительное время не сходит с полос СМИ. Имя реквиему – «Дни гнева».
Учитывая приверженность американских политтехнологов давать своим кампаниям звучные названия, можно предположить, что и эта операция не стала исключением. Как известно, антиправительственные манифестации охватили целый ряд стран региона, среди которых Тунис, Египет, Йемен, Ливия, Алжир, Иордания, Ирак, Бахрейн и Марокко. Катализатором внутриполитических процессов, происходящих в странах региона, стала поддержка повстанцев со стороны международного сообщества, которое, нарушая международное право, стало вмешиваться во внутренние дела суверенного государства. В свою очередь военные операции сил СБ ООН придали дополнительный импульс.

Если проанализировать сложившуюся ситуацию, то вырисовывается занимательная картина. Прежде всего, если рассматривать временной фактор, то все события начали активно развиваться с начала 2011 года. При этом еще в прошлом году многие страны Ближнего Востока казались оплотом стабильности, а их дальнейшие шаги можно было прогнозировать. Достаточно вспомнить выборы в парламент Египта, на которых победила правящая Национально-демократическая партия.
Заслуживает внимания и география возникновения и распространения акций протеста. Ближний Восток и Северная Африка. С начала года восемь стран – Египет, Тунис, Марокко, Ливия, Иран, Йемен, Бахрейн и Алжир – стали своеобразной дугой нестабильности, повлияв на мировую экономику и политический расклад сил в мире.
По методам организации акций протеста нужно отметить, что народные волнения никогда ранее не распространялись практически одновременно на столь обширную территорию. И, судя по хронологии развития событий в странах региона, становится очевидным, что все они срежиссированы одной группой, которая, не мудрствуя, стала проводить все под одну «кальку».
По типу проявления протестов можно с большой долей уверенности говорить фактически о государственных переворотах, начинающихся как демократические выступления и заканчивающихся вооруженными столкновениями с органами правопорядка и правительственными войсками.
Как и прогнозировалось, сложившуюся ситуацию стали использовать в своих интересах экстремистские группировки. Так, 26 марта йеменский город Джаар захватили 30 боевиков «Аль-Каеды». Во время нападения члены группировки разграбили местный оружейный завод, на территории которого впоследствии прозвучали взрывы, унесшие человеческие жизни.
Интересно проанализировать список лидеров стран, где произошли народные волнения. Как видно из таблицы, фактически все главы государств фокусных стран находятся продолжительное, если не сказать длительное, время на руководящей должности. И если экс-президент Египта находился у власти практически 30 лет (с 1981-го по февраль 2011 года), то президент Ливии Муамар Каддафи правит страной уже 42 года.
Однако не срок нахождения у власти становится определяющим фактором, а чувство перемен, которое утратили лидеры. Тот же Каддафи, как и 40 лет назад, продолжал бряцать оружием. И это в XXI столетии, когда решающим фактором развития страны и общества выступает не насилие и страх, а знания и человеческий капитал. Мубарак, хоть и остается «тяжеловесом» Ближнего Востока, несмотря на события в его стране, он все-таки крупный политик ХХ века, который не уловил перемен в окружающем мире и в самом Египте. «Эпоха застоя» в кулуарах власти быстро передалась в общество, а оно хотело увидеть перед собой новые горизонты развития.
Восток изменился, а лидеры этого не заметили. Если бы политические элиты генерировали новые цели и идеи, представили своему населению проект обновленного арабского мира, где есть место социальной справедливости, новые перспективы развития, а не ограничивались уже сложившимся положением статус-кво, то, возможно, им удалось бы избежать тех волнений, которые прокатились по Северной Африке и Аравийскому полуострову. Кстати, именно этой задачи добивались в наднациональной Организации Исламская конференция (ОИК) – модернизации обществ с тем, чтобы они стали конкурентоспособными, видя в этом залог стабильности и процветания. Поэтому броское советское слово «прозаседавшиеся» можно смело отнести на счет политического истеблишмента Востока.
Сама атмосфера дежавю позволила «режиссерам» волнений в странах Арабского региона с легкостью «обновить кровь», сместить уже засидевшихся лидеров, которые не только стали неконтролируемыми, но и мало прогнозируемыми в своих поступках. Не составляет труда предположить, что на смену старым лидерам будут поставлены относительно молодые, более сговорчивые и менее амбициозные руководители, которые в ближайшие 5–7 лет смогут выполнять «пожелания» своего ставленника, способного при случае и похвалить отличившихся, и сместить неугодных.
Привлекает к себе внимание и группа организаторов массовых акций протестов. Практически во всех странах региона основными зачинщиками беспорядков являются организации религиозной направленности – шиитского и суннитского толка. Так, в Тунисе радикальные исламисты своими решительными действиями стали одними из активных устроителей акций протеста. Одной из активных в данном случае является известная в арабском мире и не только религиозно-политическая ассоциация «Братья-мусульмане». Организация протестов в Египте также является заслугой данного объединения, которое активно действует (под разными названиями) в других мусульманских странах. Как правило, «Братья-мусульмане» выступают в оппозиции к правящим режимам вплоть до участия в вооруженной борьбе против правительства (в частности, в Сирии в период правления Хафеза Асада). В некоторых странах (Иордания, Кувейт) «Братья-мусульмане» ведут легальную политическую деятельность. В Йемене и Иордании среди организаторов митингов также отмечается немало радикалов.
Это в свою очередь может означать только одно – стабилизация ситуации будет носить краткосрочный характер, учитывая, что две ветви одной религии, сталкиваясь на политической арене в борьбе за власть, могут привести к новым очагам напряженности.
Дополнительно отметим, что, планируя акции протеста, организаторы осознанно стали выбирать культовые сооружения и мечети. При этом основная работа по «сплочению единомышленников» проводилась в пятницу. И это вполне логично, так как именно в мечетях собирается большая часть населения, а если это происходит в пятницу, когда практически все население собирается на салят аль-джума, то явка людей и их внимание обеспечено. Поэтому становится очевидным, почему акции протеста начинались после пятничной молитвы.
Обращает на себя внимание деятельность в регионе известного радикального исламского движения «Хизбалла». Так, руководитель организации Хасан Насралла призвал к «продолжению революций в Бахрейне, Йемене и Ливии» и пообещал, что «Хизбалла» придет братским народам на помощь. Но и здесь существуют вопросы. Так, оказывая поддержку оппозиционерам, выступающим против руководства стран арабского мира, «Хизбалла» одновременно оказывает помощь правящей власти Сирии, направляя свои действия против повстанцев. Конечно, в данном случае можно учитывать тот факт, что на стороне мятежников находится известная ливанская партия «Движение за будущее», которая является противником «Хизбаллы». Но и здесь больше вопросов, чем ответов, связанных с тем, кто помогает принять правильное решение лидеру «Хизбаллы».
Также интересна позиция улемов Йемена (сословие мусульманских богословов и законоведов), которые активно включились в общественно-политическую жизнь страны. Так, глава совета улемов шейх Абдель Маджид аз-Зиндани выдвинул «дорожную карту» по выходу из политического кризиса, в основе которой лежит мирная передача власти в течение года.
Не страдают разнообразием и требования, которые выдвигали организаторы беспорядков. Так, если их сравнивать, то в большинстве случаев они носили политический характер. Лишь в некоторых странах региона требования протестующих начинались с решения социальных вопросов, но в последующем и они перерастали в политические. Из политических требований наиболее распространенными были смена режима, конституционные реформы, отставка руководства страны (президент, премьер-министр), правительства и проведение демократических выборов. Так, в Алжире демонстранты скандировали получивший популярность в Тунисе лозунг: «Требуем полной смены режима!» На улицы Аммана вышли около 10 тысяч сторонников оппозиции, которые призвали к проведению «серьезных конституционных преобразований».
Из социально-экономических требований чаще всех звучал призыв к повышению уровня жизни, снижению бедности, решению вопросов безработицы. Так, йеменские демонстранты несли плакаты с надписями «Долой разрыв между чудовищной бедностью и богатством!».
Отдельным пунктом можно выделить требования усиления борьбы с коррупцией, уход от практики назначения на руководящие посты своих родственников, представителей своего рода. Так, в Иордании и Йемене одними из популярных были лозунги: «Предайте коррупционеров суду», «Хватит коррупции!».
Интересно содержание лозунгов, с которыми демонстранты выходили на акции протеста. Большой резонанс получило требование поставить под контроль общества поток финансов, полученных от продажи энергоресурсов, в т.ч. нефти. Так, например, один из митингов, прошедших в столице Ирака, проходил под лозунгом «Где миллиарды, принадлежащие народу?». В городе Басре звучали уже другие лозунги: «Куда идут деньги от продажи нефти?».
Также есть и другие специфические черты в организации акций протеста. Так, во многих арабских странах протесты были организованы с помощью Интернета – социальной сети Facebook и массовых рассылок SMS-сообщений по мобильным телефонам. При этом отмечается, что SMS рассылались не изнутри стран, а из-за границы. В этом случае организаторы учли, что в самих странах действуют правительственные структуры, оснащенные техническими средствами контроля за подобными SMS-сообщениями.
Власти Сирии еще в 20-х числах января ограничили доступ к социальным сетям, опасаясь массовых беспорядков, произошедших в Египте. При этом в одном из интервью президент Сирии Башар Асад в интервью газете The Wall Street Journal настаивал, что это делается ради блага населения, которое еще не доросло до таких вольностей, как свободная пресса и нецензурируемый Интернет. Отметим, что практически каждый четвертый египтянин или тунисец – пользователь Интернета. Каждый шестнадцатый – пользователь Facebook или Twitter.
Впрочем, похожие попытки интернет-мобилизации в Сирии, Ливии или Иране возымели гораздо меньший эффект. В данном случае сказалась активизация государственной машины цензуры, которая успела поставить фильтры на пути организаторов массовых акций протеста.
Другой вопрос – кто распространил это нововведение в странах арабского мира, ведь до этого акции протеста проходили по так называемому «классическому» варианту. Впрочем, и здесь все очевидно: эффективность массовых акций, организованных с помощью SMS стала заметна в Испании, когда тысячи людей собрались на антиправительственные митинги после взрывов в Мадриде, массовые протесты на Филиппинах в 2001 году, в 2004 году десятки тысяч демонстрантов прошли по улицам Манхэттена, выражая протест против политики администрации президента Джорджа Буша за день до открытия в Нью-Йорке предвыборного съезда правящей Республиканской партии США.
Особый размах организация митингов, шествий и др. акций протеста с помощью SMS получила в США. Для многих социально активных граждан уже стало обычным делом, получая SMS, принимать участие в разного рода акциях. Организаторами даже был разработан пользующийся популярностью ресурс TxtMob.com, созданный для распространения и получения информации об акциях протеста, при условии если вы зарегистрировались, указав номер своего мобильного телефона и адрес электронной почты для рассылки.
Но самое интересное заключается в том, что массовые акции протеста проходили в странах с одной религией, но с разными правящими режимами. Так, если в Ливии и Сирии правят национал-социалистические режимы, то в других странах господствовала либерально-демократическая модель с выраженными признаками автократии. При этом практически весь Магриб и Ближний Восток представляют собой прозападные диктатуры. В разное время созданные не без помощи западных стран и США, они были призваны вначале обеспечить заслон распространявшемуся влиянию тогда еще могущественного СССР, а после него – сдерживать ислам.
И если с первой задачей режимы справились, то вторая цель не была достигнута. Мало того, в странах воцарились жесткие режимы, которые стали самостоятельно проводить свою политику, зачастую идущую вразрез с интересами их ставленников. Вследствие чего мы и оказались свидетелями демонтажа политических режимов в отдельных странах, которые в нашем случае принимают характер «снежного кома».
Сегодня на смену одних режимов в странах Магриба и Ближнего Востока идут западные модели, которые, по задумке «режиссеров», будут соответствовать демократическим стандартам и общечеловеческим ценностям. Вместе с тем, принимая во внимание, что инициативу во многих странах, охваченных массовыми волнениями, постепенно берут религиозные объединения, можно предположить, что не все, что сейчас делается в регионе, соответствует тому, что задумывалось.
Тем более что история уже знает подобные примеры. Это победа на выборах в Палестинской автономии радикальной организации «Хамас», после чего западные СМИ быстро вспомнили приход к власти в Германии НСДПА во главе с А. Гитлером. Впрочем, сомнения вызваны не только историческими параллелями, но и тем фактом, что для появления устойчивой демократии западного образца требуются не только механическая процедура выборов, но и социальный фундамент. Каким бы ни был режим, хорошим или плохим, он покоится на вере и доверии населения, а это комплекс ценностей и уровень политической культуры. Ведь, как показал пример с «Хамасом», палестинцы видели в этой организации выразителя своих интересов и предали анафеме лояльную Западу администрацию Палестинской национальной автономии во главе с М. Аббасом. Кстати, политический кризис, вызванный теми выборами, до сих пор не преодолен, а сам Аббас фактически нелегитимно находится у власти в ПНА, хотя срок его полномочий давно истек.

Олег СИДОРОВ, Алматы
31.03.2011

Источник — Литер
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1301558460