США и Иран могли бы стать стратегическими союзниками при помощи Индии

Ужесточение санкций и военные угрозы не отвратили Иран от его ядерной программы. Что Западу действительно нужно так это подлинное сближение — для целей которого особенно подходит Индия.

Противостояние с Ираном по поводу его предполагаемой программы создания ядерных вооружений продолжается. Пока Вашингтон вооружает своих союзников среди стран Залива в процессе «стратегического сдерживания», сторонники жестких мер требуют ужесточения санкций и даже, возможно, военного варианта решения вопроса, с тем, чтобы принудить Иран к соблюдению оговоренных ООН ограничений.

Но эти возможности остаются несостоятельными. «Диалог о безопасности в Заливе» просто откладывает неизбежное, пренебрегая возможностями Ирана в области средств массового поражения. Санкции вызывают сопротивление Ирана и подпитывают вражду, в то время как Россия, Туркмения, Китай, и даже контрабандисты заполняют пустоту в энергетическом секторе Ирана. Военные удары и саботаж могут отбросить назад иранскую ядерную программу, но не станут причиной ее полного свертывания. Они лишь спровоцируют Иран на ответные меры, такие как, например, минирование Ормузского пролива — не говоря уж о реакции в политическом плане. Желание смены режима путем поддержки военных групп антитегеранской направленности лишь усугубляет вопрос, в то время как демократические движения в самом Иране призывают к соблюдению прав человека, а не к свержению правительства. Учитывая, что Америка завязла в Ираке и Афганистане, Тегеран может легко на этом сыграть.

Есть лучший вариант — подлинное сближение.

По мере того как США уходят из Ирака, стабильность там и в странах Леванта зависит от сотрудничества с Ираном. В Афганистане более 70% натовских поставок и более 40% натовского топлива проходят через северный Пакистан. Это единственный транспортный маршрут, связывающий Аравийское море и Международные силы содействия безопасности ISAF в Афганистане, за счет этого Запад впадает в зависимость от любой прихоти Исламабада, а его грузы частенько подвергаются нападениям в самом Пакистане.

Многочисленные преимущества

Транспортная связь через Иран уменьшила бы эту уязвимость, а также облегчила бы бремя безопасности самого Пакистана. Координация усилий с Ираном помогла бы ввести афганских полевых командиров в орбиту влияния Тегерана, в политический процесс, и открыть стабильный торговый маршрут в Среднюю Азию.

Понимание между США и Ираном также дистанцировало бы Иран от Китая, противодействуя китайской стратегии «нитки жемчуга» в Южной и Средней Азии — что весьма важно в свете недавнего торжественно открытого трубопровода Туркмения-Китай и разговоров об энергетической связке Иран-Пакистан-Китай.

От разрядки с США выиграл бы даже Иран. Имея около трех миллионов опиоманов, Иран является самой большой жертвой афганской торговли опиумом, да и сам Талибан, угрожающий Западу, является не меньшей угрозой для самого Ирана. В партнерстве с американскими силами Иран мог бы направить свое влияние на единые стратегические цели — борьба с наркотрафиком, сотрудничество в разведке, стабилизация в Афганистане. Иранцы также получили бы заверения, что Америка не будет использовать Ирак или страны Залива, чтобы напасть на них.

Географическое положение Ирана, его возможности в нефтяном плане, и его исламистский послужной список неминуемо расширяет возможности Тегерана. Америка получит только выгоду, если это влияние будет объединено с ее собственными интересами. Налаживание взаимоотношений с Ираном открывает его рынок с его 77-миллионным населением для зарубежной торговли и контактов после десятилетий санкций, что способствовало бы усилению гражданского общества страны. Недостаток вовлеченности в эти процессы, в то же время, оставляет это поле деятельности открытым для конкурентов, таких например как Китай, который стремится заполнить свободное место. Но самым серьезным препятствием к разрядке является сегодня противоречивая и спорная ядерная программа Ирана.

США окружили Иран с востока в Афганистане, с запада в Ираке, с севера посредством американских войск в Азербайджане и Средней Азии, и с юга через государства Залива. Для иранцев лучшим средством сопротивления враждебным Соединенным Штатам является непрозрачная, мутная ядерная программа — которая, вероятно, прояснится только тогда, когда американский антагонизм уйдет.

Но американские «инициативы» в этом направлении были в лучшем случае половинчатыми. Американская поддержка антитегеранских группировок, таких как «Джундалла» или «Муджахеддин Хальк», сохраняется, в то время как военные планы и санкции всегда рассматривались в качестве возможностей, к которым можно прибегнуть, что ограничивало и ограничивает политическое пространство для разрядки. Добавьте сюда тестовые запуски Ираном ракет, отказ следовать требованиям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) или положить конец состоянию войны с Ираком, и станет ясно видно, почему состояние изнурительной мертвой точки сохраняется.

Как может помочь Индия?

Знакомьтесь — Индия, новый стратегический партнер Вашингтона.

В 1990-х годах многие видели зарождающуюся «Ось Дели-Тегеран» в растущих и крепнувших экономических и стратегических связях Ирана и Индии, включая совместное сопротивление талибам. Но под давлением Америки после 2005 года Индия неоднократно голосовала за осуждение Ирана в МАГАТЭ.


Эти голосования не привели к сдерживанию Ирана, зато навредили индийско-иранским отношениям: индийские планы по расширению иранского порта Чабахар (Чахбехар), соединению его с построенной Индией трассой Заранж-Делорам в Афганистане, и разработка первого в Иране завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) — все они потерпели неудачу. Вашингтон даже выступил против газопровода Иран-Пакистан-Индия, который рассматривался как «мирный газопровод», который объединит Индию и Пакистан, в Вашингтоне посчитали, что он принесет выгоду Тегерану, и не хотели этого допустить. Если брать события последнего времени, то сильное давление Запада прослеживается в связи с решением Резервного банка Индии (по большей части символическим) запретить компаниям использовать Азиатский валютный союз для оплаты иранской нефти — шаг, против которого выступал индийский бизнес и ряд министров правительства.

Несмотря на эти неудачи, Индия и Иран имеют культурные связи, которые насчитывают тысячелетия, и стратегические интересы и экономика остаются сильными точками слияния. Обе страны заинтересованы в альтернативе поддерживаемым Пакистаном талибам в Афганистане, как и новом транспортном маршруте в Среднюю Азию. В 2008 объем индийско-иранской торговли достиг 30 миллиардов долларов, с учетом посредников в лице третьих стран. В 2009 Иран стал вторым по величине поставщиком сырой нефти в Индию, а индийские компании стремятся разрабатывать газовые месторождения Ирана, инвестиции в ближайшие годы должны составить более 11 миллиардов долларов.

И несмотря на то, что он является одним из крупнейших в мире производителей нефти, Ирану не хватает серьезной инфраструктуры переработки оной, и поэтому в том, что касается нефтепродуктов, он примерно на 30% от объема своего потребления зависит от импорта. По некоторым подсчетам, 40% из импортируемого Ираном бензина идет с индийских нефтеперерабатывающих предприятий — не то чтобы незначительное количество. Этой торговле и рычагам, которые она дает, угрожают американские санкции, которые вредят Индии и мало что дают в плане давления на Иран.

Индийские инвестиции в иранские углеводороды и транспортную инфраструктуру, вкупе со стратегическим выравниванием в отношениях как с США, так и с Индией в Средней Азии и в других регионах, будет мощным стимулом для Ирана в том, чтобы сделать свою ядерную программу прозрачной. Вашингтон должен использовать любезность Дели, чтобы способствовать сближению с Ираном, которое позволит сфокусироваться на взаимовыгодных моментах, а не на политике кнута и пряника.

Нейл Падукон (Neil Padukone) — аналитик по стратегическим вопросам и автор книги «Безопасность в сложную эпоху» (Security in a Complex Era). Он пишет книгу о будущем конфликта в Индии.

Оригинал публикации: US and Iran could become strategic allies – with India»s help

Нэйл Падукон (Neil Padukone)
(«Christian Science Monitor», США)

Источник — ИноСМИ
Постоянный адрес статьи — http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1298322960