Для постсоветского пространства происходящие события в Египте и Тунисе наиболее опасны

Роман Темников.
Эксклюзивное интервью Новости-Азербайджан с известным российским политологом, вице-президентом Центра стратегических исследований Григорием Трофимчуком.

— Как известно, последние несколько лет в сфере урегулирования карабахского конфликта прошли под эгидой активного российского посредничества. Буквально недавно прошла очередная встреча глав МИД Азербайджана и Армении в Москве, которая закончилась ничем. Годы активного российского посредничества так и не привели к прорыву в урегулировании конфликта. С чем это связано?- С тем, что Россия находится в гораздо более сложной ситуации, чем внешние наблюдатели за развитием карабахской темы, которые готовы объявить, что «Москва не справляется». По сути, Москву до сих пор заставляют выбирать: так всё-таки она «за Армению» или она «за Азербайджан». При этом выбора для России в этой вилке нет и быть не может. С другой стороны, проблема заключается в том, что дипломаты не в состоянии решить задачу такого уровня, так как у них в головах с рождения, с дипломатической академии, забита установка, что простых решений в таких сложных вопросах быть не может, что «простота опасна». Это является основополагающей ошибкой, ведь именно простые, чёткие и сравнительно легко реализуемые решения способны сдвинуть проблему с места. Просто никто из академиков таких решений придумать не в состоянии; придумать простое и эффективное решение способны единицы, которые как раз и близко не допущены к урегулированию данного конфликта. Сложные решения – это гарантированное запутывание вопроса, бесконечный спор историков, и в итоге война.

На днях мы проводили в Москве видеомост по итогам трёхсторонней встречи глав внешнеполитических ведомств России, Армении и Азербайджана. В ходе дискуссии я, опосредованно, предложил заведующему отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации Президента Азербайджана Эльнуру Асланову провести узкий экспертный семинар по информационным войнам вокруг карабахской проблематики. Отдельное аналогичное предложение было сделано соответствующим структурам Армении. На этих семинарах как раз и можно найти реальные и достаточно простые решения, которые регулируются не войной. Только туда нельзя пускать историков, дипломатов и академиков – с ними не будет никакой подвижки, пусть собираются отдельно и рассказывают друг другу о том, кому 10 000 лет назад принадлежала та или иная территория.

— Стоит ли ожидать в этом году каких-то важных шагов, подписания хотя бы рамочного договора по урегулированию карабахского конфликта?

— Могу дать прогноз, что в этом году разнообразных документов по урегулированию конфликта будет подписано не меньше, чем в прошлом. В них будут содержаться давно известные правильные фразы. Основа проблемы по-прежнему состоит в том, чтобы отдавать или не отдавать Азербайджану его территории – в первую очередь находящиеся вокруг Карабаха.

Могу сказать, что это сделать сложно не потому, что этого не хочет Ереван, а потому, что никакая отдельная республика внутри бывшего СССР не сможет сохранить свою целостность в исходном виде. Здесь работают не интересы Москвы, Еревана или Вашингтона, а фундаментальные законы истории, связанные со стандартной схемой распада империй. Бывшее советское пространство будут постепенно расчленять иные, посторонние силы.

Взгляните на Таджикистан, который без войны отдаёт кусок своей земли Китаю. Сможет ли Азербайджан переломить такие глобальные уклады, даже если ему кто-то будет активно в этом помогать? Скажу больше: главный вопрос состоит не в том, чтобы что-то вернуть, а в том, чтобы удержать то, что имеешь, приложив для этого максимум усилий. Однако мы все, включая Россию, наивно этого недооцениваем.

— Грузинская сторона надеется на принятие Сенатом США резолюции по «оккупации части территории Грузии Россией». Насколько возможно принятие данной резолюции? И как эта резолюция может повлиять на урегулирование конфликтов на территории Грузии?

— Грузия находится в тисках тех же самых законов, по которым надо удерживать то, что имеешь в данный момент. У неё, помимо прочего, есть Аджария, армянские и азербайджанские анклавы и т.п., где также надо вести ежедневную интеграционную работу. Запад не слишком активно вмешивался в события начала августа 2008 года только потому, что хотел получить долгоиграющий механизм воздействия на Россию. Резолюция по поводу оккупации – идеальный инструмент, которым пока непонятно как пользоваться, чтобы не девальвировать его раньше времени. В конце концов, впереди Сочи-2014 и много чего ещё.

Сама по себе резолюция на конфликт повлиять не может. Более того, если Абхазия и Южная Осетия начнут вдруг какие-то переговоры с Тбилиси (допустим, уже при другом президенте Грузии), то США будут первыми, кто признает эти республики оптом или в розницу. До тех пор, пока Абхазия и Южная Осетия, заявившие о суверенности, не получили официально установленные международные буквенные коды – как, например, AZ (Азербайджан), AM (Армения), GE (Грузия) – ситуация вокруг них будет оставаться сырой и опасной. Кстати, то же самое можно сказать и по Карабаху: его реальная независимость и присвоение каких-нибудь латинских литер, типа КВ, навсегда отсечёт данную территорию от притязаний на неё со стороны Еревана или Баку.

— Недавно жуткий теракт имел место в «Домодедово». С чем был связан этот теракт: местная активизация боевиков, заказ Запада на дестабилизацию обстановки в России или что-то другое? Что, по-вашему, необходимо предпринять для предотвращения подобных терактов в будущем?

— Прошу заметить, что даже в Карабахе нет взрывов, хотя внешне конфликт мало чем отличается от ситуации в Палестине. В США также спокойно. Нет взрывов ни в Белоруссии, ни в Армении, ни в Азербайджане. Видимо, только на Россию на данный момент есть специальный глобальный «заказ», поэтому она вошла в список самых взрываемых стран мира. Обезопаситься от терактов в рыночном государстве, где всё продаётся и покупается, нельзя. Есть конкретные рецепты, которые можно реализовывать при абсолютной практической невозможности смены либерально-демократической модели и пресечения атак внешних влиятельных сил.

Мы говорили об этом в Москве на только что прошедшем круглом столе «Роль гражданского общества в противодействии терроризму». Некоторые из конкретных пунктов: сохранение в российском обществе того, что объединяет, а не разъединяет на пустом месте. В частности, необходимо удалить религию из политической жизни страны, необходимо резко сократить количество консультативных структур при Президенте РФ, которые простых советов не дают, но бюджетные деньги получают исправно. Кстати, на один только перстень из сокровищ арестованного недавно сотрудника аппарата СНГ генерала Бокова можно провести несколько важных международных мероприятий. Необходимо также создание Альтернативного экспертного совета – прямого моста между Президентом РФ и креативными технологами страны, куда вошла бы не оппозиция, не любители поговорить ни о чём, а те единицы, которые способны на большее.

И ещё необходимо быть элементарно хитрее: если даже на самом деле теракт совершил боевик с Северного Кавказа, то через прессу надо широко объявить: кавказцев там не было, вся информация об этом – провокация против России. Если российское население будут и дальше восстанавливать против кавказцев по этой прекрасно работающей схеме, то Северный Кавказ рано или поздно будет отделён от Москвы без войны. Проблема в том, что Россия слишком линейно и предсказуемо реагирует на то, что ей засовывают в спицы.

— Сейчас всё внимание приковано к событиям в арабских странах Северной Африки и Ближнего Востока. С чем связана новая волна цветных революций? Почему США инициировали эту волну?

— Это не цветные революции, цветные названия всем надоели. Когда появились очередные журналистские «находки»: жасминовая революция (Тунис), финиковая революция (Египет), стало скучно. Это совсем другой расклад: мусульманский мир готов дать Западу ответ в совершенно ином измерении. Если всё пойдёт по начавшемуся сценарию, антиамериканских очагов на карте станет в два раза больше, но ответить им так же, как в своё время Америка ответила Ираку и Афганистану, уже не получится.

Не думаю, что США сами спровоцировали глобальную дестабилизацию, которая не поддаётся тотальному контролю, в принципе, и при этом может сдетонировать в любую сторону. Возможно, США рассчитывали на некую тактическую ротацию действующих там президентов и на появление новых лояльных фигур (типа замены Мубарака на Омара Сулеймана), но выпущенные из запечатанного сосуда братья-мусульмане и их партнёры скучать им уже не дадут.

— Стоит ли ожидать расширения этой волны дальше — на другие страны Северной Африки и Ближнего Востока? Докатится ли эта волна до постсоветского пространства — стран Кавказа и Центральной Азии?

— Для постсоветского пространства происходящие события и такая живая «реклама» наиболее опасны, так как аналогичные демократические системы, где власть десятилетиями не переходит в чужие руки, присутствуют здесь в большом количестве. Постсоветские режимы, проклявшие бывших коммунистических вождей за то, что те до самой смерти сидели на своих постах, пошла намного дальше них. Об этом все знают, все это прекрасно видят, поэтому рано или поздно молчание толпы чем-то закончится.

— Что необходимо предпринять, чтобы предотвратить распространение этой волны?

— Могу подсказать один из выходов из создавшегося положения: Центральная Азия, к примеру, исторически не имеет никакого отношения к западному формату политической власти. Поэтому если бы какой-то из президентов центрально-азиатской республики пошёл на то, чтобы его страна приняла формат «султаната», «эмирата» или чего-то подобного, претензий к руководству со стороны населения и оппозиции стало бы по определению меньше. Но если ты называешь себя «демократическим президентом», так дай через 4-5 лет порулить своему соотечественнику, который имеет на это точно такие же права и хочет самореализоваться. Отрытый, откровенный, циничный обман – вот от чего, в конце концов, звереет масса, и уровень жизни, как причина восстания, стоит здесь не на первом месте.

Вопрос только в том, какая из постсоветских стран будет выбрана нашими недоброжелателями для удара. Не стоит забывать, что далеко не всё в мире решается цветными революциями, мы слишком зациклились на этой яркой картинке. Прямые убийства глав государств (как это было в своё время с Кеннеди) – особо опасная угроза именно для глав нестабильного постсоветского пространства. Очень странно и очень хорошо, что до сих пор здесь это никак не реализовано.

http://novosti.az/analytics/20110207/43632017.html