Золотой век для евреев Ирана

Владимир Месамед, Израиль

Подлинный расцвет во всех сферах жизни иранская еврейская община пережила в годы реализации белой революции. Это был период выхода страны из кризисной ситуации в сфере внутренней и внешней политики, сложившейся к началу 1960-х гг. Шах Ирана …мечтал совершить при жизни одного поколения прыжок через столетия, перенести Иран из средневековья в ядерный век, превратить страну в пятую индустриальную державу мира, привести ее к высшей цивилизации 1. В ситуации, когда в 1960 г. 82% населения страны жили ниже официального прожиточного минимума, и Иран характеризовался как достаточно слабое в экономическом отношении государство, это было сложной задачей. Как писала современная американская писательница иранско-еврейского происхождения Далия Софер, шах хотел, чтобы и он, и его страна были такими, какими они никогда не могли быть 2. В поисках выхода из этого положения шах Мохаммад Реза Пехлеви обосновал и реализовал программу всесторонней социально-экономической и политической стабилизации, получившей название белой революции. Официальная иранская пропаганда того время называла ее революцией шаха и народа. Эти полтора десятилетия – 1963-1978 гг. — явились для Ирана временем существенных успехов в промышленном подъеме страны, реформы в аграрном секторе, заметных культурных преобразований. В эти годы шах последовательно ограничил роль исламского духовенства3, выступившего против его планов расширения прав женщин и развития светского образования. В стране появились новые отрасли промышленности, такие как машиностроение, черная и цветная металлургия. Нефть позволила Ирану испытать почти невиданные ранее темпы экономического роста и окунуться в фантастические по своей амбициозности проекты 4. Произошло резкое – с 27,5 до 72,1% — увеличение удельного веса промышленности в валовом национальном продукте. Иран вошел в десятку развивающихся стран мира, увеличив за эти годы в 8 раз размер валового национального продукта. Такой подъем сопровождался относительной социальной и политической стабильностью. Удалось реализовать большие планы и в социально-экономической сфере. В частности, были установлены субсидии для поддержания стабильных цен на продовольственные товары. Еще одним немалым достижением было введение бесплатного восьмилетнего образования 5.

В годы Белой революции еврейская община в Иране, несмотря на ее сокращение в связи с непрекращающейся репатриацией в Израиль, претерпела невиданное развитие и стала реально пользоваться почти абсолютной культурно-религиозной автономией. В сфере политических прав положение евреев, как и других религиозных меньшинств страны, в эти годы практически ничем не отличалось от мусульманского населения страны6. Заметно повысился культурно-образовательный уровень жизни иранских евреев, в их среде стали нередкими такие специальности как врачи, инженеры, фармакологи, преподаватели вузов. В нескольких городах страны, в частности, Тегеране и Ширазе, появились религиозные учебные заведения — ешивы, возросло количество школ, где преподавались еврейские традиции, Тора, иврит, история еврейского народа. В Тегеране открылся еврейский учительский институт, готовивший кадры преподавателей для таких школ. В них занималось около половины детей соответствующего возраста. Большой размах получило книгоиздание по еврейской тематике на фарси и иврите. Руководство еврейской общины страны поддерживало тесные отношения с последним иранским шахом Мохаммадом Резой Пехлеви, который неоднократно принимал в своем дворце еврейского депутата иранского парламента Йосефа Кахана, религиозных авторитетов еврейской общины. Повышению престижа и роли иранских евреев в жизни страны в немалой мере способствовал рост международного авторитета Израиля, особенно после его победы в Шестидневной войне в июне 1967 г., успехи еврейского государства в развитии передовых технологий, экономики, культуры, науки. Сюда же можно отнести достигшие в этот период своего пика двусторонние связи между Ираном и Израилем, носившие взаимовыгодный характер и полностью отвечавшие ожиданиям иранского руководства. Для шаха Мохаммада Резы Пехлеви, декларировавшего себя как преемника легендарного Кира, расцвет еврейской общины страны и высокий уровень отношений с Израилем реально демонстрировал его верность национальным ценностям и идеалам отечественной истории и нес значительную идеологическую нагрузку. При всем при этом в массовом сознании образ евреев во многом сохранял те устарелые предубеждения и стереотипы, которые столетиями складывались и со временем обрастали все новыми ужасающими подробностями. На одном из фарсиязычных сайтов недавно была помещена бытовая зарисовка дружеской вечеринки иранских эмигрантов в Лос-Анжелесе, где ее участники делятся воспоминаниями о том, как они воспринимали в детстве своих сограждан-иудеев. Каждый из них описывал события своего детства, связанного с периодом 1950-1960 гг. Первый из них рассказал-

— Я родился в одной из деревень неподалеку от города Ардебиля на севере Ирана. Ни в самом Ардебиле, ни в нашей деревне не было ни одного еврея. Но мама всегда меня предупреждала, чтобы я не играл с этими жидами. Поначалу я не понимал смысла этого предостережения, потому что не знал, кто такие жиды. В один из дней я попросил маму разъяснить мне смысл этого злосчастного слова. Ее лицо стало серьезным- Это люди, у которым сзади хвост. Ты должен их остерегаться. До 16 лет, пока я не отправился на учебу в Тегеран, мне не довелось познакомиться ни с одним евреем. В столице я довольно быстро подружился с одним из однокурсников, мы стали довольно близкими приятелями, и как-то он сказал мне, что он еврей. Я тут же непроизвольно посмотрел на его спину, пытаясь рассмотреть хвост, о котором говорила моя мама. Однако, разумеется, ничего там не обнаружил.

Вот что поведал второй участник вечеринки-

— Я коренной тегеранец, и в школьные годы жил рядом с проспектом Жале. Каждое утро, когда мама провожала меня в школу, она просила не возвращаться по правой стороне проспекта. Я не знал причину и не осмеливался спросить об этом. Как-то любопытство взяло верх, и я пошел по запретной стороне. Оказалось, что там находится еврейская школа. Вернувшись домой, я рассказал об этом маме. Сыночек, они ведь нечистый народ, они могут осквернить нас, мусульман. Вот почему, чтобы избежать такого, к ним нельзя даже приближаться.

Его рассказ дополнил третий иранский эмигрант-

— И мне в детстве мама не позволяла играть с еврейскими сверстниками, объясняя это тем, что евреи убивают мусульманских детей и используют их кровь для ритуальных целей. Такая промывка мозгов была настолько сильной, что в эту недобрую сказку верили очень многие.

Интересный штрих добавил их собеседник- бехаит-

— Вы знаете, как дразнили в те годы нас, школьников-бехаитов? Сорванцы из нашего квартала, все как один мусульмане, всячески унижали и избивали нас и кричали при этом- Грязные бехаиты! Сионистские прихлебатели! Жидовские агенты! 7.

Накануне исламской революции в Иране проживала самая большая на Ближнем Востоке, не считая Израиля, еврейская община — примерно 80 тыс. евреев, что составляло менее 0,25 % населения страны. Однако экономический вес общины, ее профессиональный уровень и культурный потенциал были гораздо выше этого показателя. Это была одна из самых богатых еврейских общин в мире. По подсчетам А.Нецера, 10% иранских евреев были очень богатыми людьми, такой же процент составляли бедняки, а оставшиеся 80% принадлежали к среднему классу. Среди 4 тыс. профессоров и старшего преподавательского состава иранских университетов и других ВУЗов было 80 евреев, что составляло 2%. Два из них были обладателями высшей государственной премии в области науки- проф. Ирадж Лалхазари – декан фармацевтического ф-та Тегеранского университета и профессор-генетик Шмуэль Рахбар, работавший на отделении биохимии того же университета. Евреями были 6% врачей, 4% от насчитывавшихся накануне исламской революции примерно 69 тыс. студентов иранских вузов 8, причем большая часть из них обучалась самым престижным специальностям. Организация еврейских студентов была единственной официально разрешенной властями общественной структурой студентов иранских вузов 9. Что касается показателей грамотности среди иранских евреев, то по данным на 1978 г. грамотными были более 90% мужчин в возрасте до 60 лет и около 70% женщин. Для сравнения- в целом показатели грамотности по стране составляли 69% среди мужчин и 48% среди женщин. Среди сельского населения страны эти показатели были еще ниже – соответственно 32% и 8% . Практически все еврейские дети Ирана посещали школы, тогда как в целом по стране ситуация была достаточно плачевной. Хотя школьным образованием в предреволюционный период было охвачено 74% детей, лишь в 60% населенных пунктов в сельской местности имелись школы. В некоторых регионах страны, например, в Курдистане и Белуджистане, лишь незначительная часть детей, соответственно – 16% и 20% посещала школу.

Религиозная оппозиция, однако, подвергла Белую революцию грубым нападкам. На всех антиправительственных демонстрациях, организуемых оппозицией, большей частью – религиозной, звучали антиизраильские лозунги, ибо Израиль считали главным партнером диктаторского и антинародного режима шаха. Показательный факт в этой связи приводит в одной из своих статей профессор Джорджтаунского университета (США) Сухраб Собхани. В мае 1963 г. египетский президент Гамаль Абдель Насер, отличавшийся крайне злобным отношением к Израилю, передал аятолле Хомейни денежный чек на 150 тыс. долларов на нужды антиправительственной деятельности. После этого Хомейни, называвший шаха не иначе как зороастриец-огнепоклонник, стал величать своего врага агент сионизма10 .

За годы реализации в Иране Белой революции существенно возрос уровень жизни еврейской общины, укрепились общинные учреждения, увеличилось число школ, библиотек. В одном только Тегеране функционировало около 30 синагог. Активно работали многочисленные курсы иврита, на которых преподавали приглашаемые из Израиля преподаватели. Еврейская община страны поддерживала стабильные и полезные для нее связи с международными еврейскими организациями, которые жертвовали немалые денежные средства на ее нужды. Американский Джойнт взял под свою опеку семьи с низким уровнем доходов и спонсировал реконструкцию принадлежащего общине госпиталя в Тегеране. Отметим и то, что еврейская община Ирана имела тесные отношения с израильским посольством в Тегеране, ее члены регулярно выезжали в ознакомительные поездки в Израиль, Иран посещали выходцы из этой страны, ставшие израильскими гражданами, но сохранившие добрые чувства к стране исхода.

Серьезные вызовы, тревожные ожидания

К 1978 г. еврейское население Ирана было сосредоточено преимущественно в крупных городах (Тегеран, Исфахан, Шираз) и являлось второй по величине общиной после Израиля на Ближнем Востоке. Экономическое положение подавляющего большинства евреев было удовлетворительным, а часть принадлежала к классу крупных промышленников и коммерсантов. Однако, накануне исламской революции, в жизни общины ощущались и негативные явления, беспокоившие ее руководство, особенно религиозное. Выход евреев из гетто ослабил связи между членами общины, затруднял культурно-религиозную деятельность, проведение традиционных национально-религиозных праздников. Стал заметным отход значительной части молодежи от религии. В эти годы был отмечен феномен, который трудно было предсказать всего несколько десятилетий тому назад- появились, правда- относительно немногочисленные, — смешанные браки, в основном – с мусульманами11, которые для духовных руководителей общины ассоциировались с опасностью потери иранскими евреями своей идентичности и угрозой ассимиляции. В предреволюционные годы община столкнулась и с более серьезными вызовами. Они были связаны с подъемом антишахского движения, во главе которого стояло традиционное духовенство, сохранившее в своем большинстве культивировавшуюся веками неприязнь к евреям. Шестидневная война 1967 г. привела к обострению отношений между радикальным мусульманским духовенством и еврейской общиной Ирана.

Зачастую материальное преуспевание значительной части еврейской общины, что было в тогдашнем Иране общеизвестным фактом, объясняли ее близостью к шаху. Считалось, что Мохаммад Реза Пехлеви проявляет к евреям особое расположение. Именно поэтому богатые члены общины в своем кругу называли Мохаммада Резу Пехлеви не иначе как Папаша Леви, подразумевая под этим его покровительство12. Разумеется, все это увеличивало антисемитские настроения в иранском обществе. Об отношении определенной части мусульманского населения Ирана к евреям страны можно судить по тексту листовки, которую рассылали по их адресам или приклеивали на дверях их квартир и домов летом 1978 г.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

К сведению еврейской общины Ирана

Эй, вы, пьющие кровь каждого из нас, мусульман, накопившие и накапливающие свое богатство за наш счет в нашей мусульманской стране путем хищнических ростовщических процентов, воровства, обмана, и переводящие его в сионистский Израиль.

Вы овладели нашими домами, нашим имуществом, нашими магазинами, нашими садами и плантациями, и именно из-за вас у нас ежедневно растут цены.

Пришел конец вашей золотой жизни. Мы предупреждаем вас- как можно скорее покиньте нашу страну. Если вы не последуете нашему призыву, мы вырежем всех вас от мала до велика.

Каждое поколение нуждается в своем Гитлере, который будет действовать, чтобы очистить землю от еврейского рода.

У вас осталось не так много времени, чтобы убежать.

Национальный фронт исламской молодежи Ирана

2 июня 1978 г. 13.

Будущий вождь исламской революции аятолла Рухолла Хомейни, возглавивший в начале 1960-х гг. антишахское движение в стране, при каждом удобном случае ставил в вину шаху его связи с Израилем и евреями. Так, выступая еще весной 1964 г. в религиозном центре страны – Куме, аятолла Хомейни, раскритиковав планы шаха, сказал- Мы считаем, что программы наших реформ на самом деле разработаны Израилем, и это к Израилю вы [то есть шахские власти] обращаетесь за помощью и советом, когда надо составить план. Вы зовете израильских советников в нашу страну. Вы посылаете студентов из нашей страны в Израиль…Бог знает, чему они могут научиться у евреев, кроме искусства мошенничать, обманывать и предавать?. Любимый мой народ ненавидит Израиль, ненавидит любое правительство, заискивающее перед Израилем. Не стоит любой стране доверять евреям… Гибельно для любой исламской страны, для мусульман доверять им, иметь отношения и заключать договоры с правительством, которое сейчас враг ислама, которое противостоит исламу и незаконно захватило Палестину 14. Иногда антишахские демонстрации принимали антисемитский характер и их участники требовали депортации иранских евреев в Израиль 15. В таких ситуациях были отмечены неоднократно случаи разгрома еврейских общинных учреждений в столице и на периферии.

Российский иранист проф. В.И.Сажин приводит еще несколько примеров антиизраильских и антисемитских высказываний будущего лидера исламской революции в Иране, сказанных им в период, когда тот возглавлял религиозную оппозицию шахской власти а Иране. В 1963 г. в одной из мечетей Кума он произнес следующие слова- Господи, уж не жид ли управляет всеми нами на самом деле? Уж не прожидовлена ли и наша страна?. В другой речи, датированной 1964 г., он сказал- Все наши нынешние беды порождаются Израилем. В последний предреволюционный год, выступая в святом для всех шиитов расположенном в Ираке городе Наджафе, Хомейни выразился следующим образом- Такие империалистические государства, как Америка и Британия, дали жизнь Израилю. Теперь мы видим, какие унижения испытывали и продолжают испытывать там мусульмане и особенно шииты. А тем временем они навязали Египту своего агента по имени Садат, каждый шаг которого направлен на служение империализму и который совсем недавно посетил Израиль, где официально признал его и одобрил каждое слово, высказанное израильтянами16.

С резким подъемом в 1977 г. антишахского движения все былые временные преимущества иранских евреев обратились им во зло. Их экономическое преуспевание, близость к шаху, поддержка его политического курса, солидарность с Израилем и американским империализмом в свете все более проявлявшего себя ослабления центральной власти и консолидации антишахской оппозиции не сулили еврейской общине страны ничего доброго. С начала 1978 г. в стране начались мощные антишахские демонстрации, спровоцированные опубликованной 7 января газетой Эттелаат статьей, в которой содержались оскорбления в адрес становившегося в стране все более популярным, хотя и жившего в эмиграции в Ираке аятоллы Хомейни. Отношение к изменившейся реальности внутри еврейской общины не было единым. Часть молодежи, в основном – образованной, далекой от сионизма, идентифицировавшей себя с антимонархическими силами, поддерживавшей левую идеологию, противопоставила себя позиции традиционной части общины, видевшей в грядущих событиях реальную угрозу. Все это происходило на фоне обострявшейся неприязни мусульманского большинства по отношению к общине, ассоциировавшейся как некая шахская пятая колонна. Новый импульс антиеврейским настроениям дали события 8 сентября 1978 г., когда произошли кровавые столкновения между правительственными войсками и силами антишахской оппозиции, сопровождавшиеся многочисленными жертвами. По Тегерану распространились слухи, что в разгоне демонстрации участвовали израильские военнослужащие. Нагнетанию антиеврейских настроений способствовали и публикации иранской прессы, сообщавшие, что на стороне израильских военных формирований были активны и многочисленные иранские евреи. В таких условиях руководство еврейской общины посчитало разумным отмежеваться от шаха и проявить в ноябре 1978 г. солидарность с демонстрантами, выступавшими под антигосударственными лозунгами, выразив тем самым безусловную поддержку надвигавшейся исламской революции. Они установили даже связь с находившимся в то время в эмиграции в Париже аятоллой Хомейни 17. Отъезд из Тегерана 16 января 1979 г. шаха Мохаммада Резы Пехлеви и прибытие в Тегеран 1 февраля 1979 г. аятоллы Хомейни, размеры встречавшей его массы приверженцев – 4 миллионов человек – самой массовой за всю историю человечества18, последовавшее вслед за этим свержение последнего шахского правительства национального примирения во главе с Шапуром Бахтиаром – все это говорило о том, что для иранских евреев наступают новые времена. 13 февраля 1979 г., через два дня после победы исламской революции, руководство еврейской общины организовало демонстрацию в Тегеране под лозунгами поддержки нового режима.

Источники

1. Агаев С.Л. Иран между прошлым и будущим. События, люди, идеи. М. Издательство политической литературы, 1987. С.6.

12. Далия Софер. Сентябри Шираза. С.138.

3. Интересно отметить, что если прокламируя в 1963 г. цели Белой революции шах апеллировал к религии, требуя лояльности Богу, шаху и родине, то формируя в 1975 г. задачи прошахской партии Растахиз (Возрождение), он не оставил в них места исламу. – David Menashri. Education and the Making of Modern Iran. Ithaca and London: Cornell University Press, 1992. P.161.

4.Агаев С.Л. Иран между прошлым и будущим. С.7.; Школьников Б.А. Иран в конце 50-х – начале 60-х годов ХХ в. Социально-экономические и политические предпосылки Белой революции. Москва. Наука, 1985. С8.

5. Агаев С.Л. Иран между прошлым и будущим. С. 7.

6. Давид Менашри. Евреи в Иране в период династии Пехлеви и Исламской республики. С. 5.

7. http://www.hamdami.com/MFAFA/061108-Antisemitism.htm

8. David Menashri. Education and the Making of Modern Iran. P.213.

9. Ibid. P .295.

10.Sohrab Sobhani. The course of Iranian-Israeli relations.//Middle East Insight. Vol.XIV, no 6, November-December 1999. P. 40.

11. Eliz Sanasarian. Religious minorities in Iran. P.7.

12. Давид Менашри. Евреи в Иране в период династии Пехлеви и Исламской республики. С. 6.

13.Цит. по: Менашри Д. Иран в революции. Тель-Авив Ха-Кибуц ха-меухад, 1995. С.196-197 ( на ивр.).

14.Цит по Сажин В.И. К вопросу о заявлении президента ИРИ М.Ахмадинежада в отношении государства Израиль. — iimes.ru, 2 ноября 2005.

15. Еврейские общины на Востоке в XIX – XХ вв. – Иран. С. 21.

16. В.И.Сажин. К вопросу о заявлении президента ИРИ М.Ахмадинежада в отношении государства Израиль.

17.Давид Менашри.Евреи в Иране в период династии Пехлеви и Исламской республики. С 7

18. Алиев А. Г. Иран vs Ирак. История и современность. С.568.

http://ethnoglobus.com/index.php?l=ru&m=news&id=748