Азербайджанизм — это общность всех народов, населяющих Азербайджан

Элеонора Абаскулиева

Неумение сосуществовать из-за разности культур, верований, этнического происхождения — причина появления многих очагов напряженности и конфликтов. Как из этих испытаний выходила наша страна, какие условия сформировали менталитет ее граждан, одним из главных качеств которого считается толерантность. Об этом и многом другом в беседе с заведующим отделом Института этнографии НАНА Алиагой Мамедли.

— Нашу страну принято считать образцом толерантности, и для этого, безусловно, есть достаточно веские основания. Хотелось, чтобы вы как специалист-этнограф разъяснили: это качество, присущее всем полиэтническим государством или у Азербайджана свой уникальный опыт?

— Довольно сложно это объяснить, потому что эта тема, к сожалению, можно сказать, глубоко не исследована, хотя в ней много интересных аспектов, во многом связанных с исследованием этнопсихологии, этнического характера, этнокультурных процессов. Ведь каждый этнос имеет свою специфику, которая формируется в определенных условиях. Азербайджан на протяжении всей истории входил в более широкие социально-политические системы, не ограниченные его собственной территорией. Естественно, что в них наличествовало большое этническое многообразие, в котором азербайджанцы не находились в непримиримых или пренебрежительных отношениях с представителями других народов, потому что были в равном с ними положении. Причина, скорее всего, в том, что в древние времена более значимым фактором была конфессиональная принадлежность.

Большинство этнических групп, населяющих сейчас и населявших в прошлом Азербайджан, относятся к исламу, поэтому исламская религия — серьезная основа интеграционных процессов и межэтнических толерантных отношений. Но такие связи с древности существовали у азербайджанцев не только с единоверцами. У нас есть знаковые примеры тесных взаимоотношений, существующих до сих пор между азербайджанцами и представителями христианской религии — удинами, одной из древнейших этнических групп на земле. Интеграционные процессы между различными этносами в Азербайджане происходили в течение веков, что и обеспечивает по сей день атмосферу толерантности и взаимопонимания.

По роду моей работы мне приходится бывать в регионах. Недавно был в Балакенском районе, в прошлом году — в Нидже, где компактно живут удины, и в очередной раз поразился тому, как много у них общих с окружающим мусульманским азербайджанским населением или схожих культурных, этнокультурных традиций, обычаев и обрядов. И хотя численность удинов у нас немногим больше тысячи, тем не менее отношение огромного массива окружающего их населения к этой группе — достаточно яркий показатель толерантности. И еще одна подмеченная деталь — в регионах, где живут различные этносы, одни и те же места поклонения нередко посещаются и христианами, и мусульманами. Это говорит о том, что эти отношения существовали еще до ислама, имеют глубокие корни и продолжают оказывать позитивное влияние на сегодняшнее взаимодействие этносов. В этом, пожалуй, их уникальность, отличие от взаимоотношений этносов в других государствах.

— Не противоречит ли выдвинутая общенациональным лидером Азербайджана Гейдаром Алиевым идея азербайджанства или азербайджанизма уникальной толерантности, сформировавшейся в течение веков на азербайджанской земле?

— Эта идея не только не противоречит сложившейся в нашей стране толерантности, она развивает ее в соответствии с реалиями современного этапа развития общества. Становление национального самосознания, поиски национальной идентичности, как известно, проходили в несколько этапов, первый из которых пришелся на начало XX века, период Азербайджанской Демократической Республики. Но сегодня идея азербайджанизма реализуется на более конкретном материале, а не на широких этнополитических объединениях, как во времена АДР, когда объединение шло по линии тюркизма, предполагавшего более широкую общность, и исламизма.

Сегодня появилась возможность обобщить опыт, накопленный в нашей стране в течение веков. Тем более что речь идет не просто о совместном сосуществовании, а об активных интеграционных процессах, основанных на ряде факторов. В первую очередь это сходство хозяйственных видов деятельности, что создавало основу для постоянных экономических, а вслед за ними и социально-культурных контактов. Еще одним фактором является азербайджанский язык, который в силу своей природы стал связующим звеном, средством общения, позволяющим многочисленным этническим группам, населяющим нашу территорию, общаться между собой, устанавливать тесные связи. Немалую роль в их близком социально-культурном взаимодействии играла, конечно, и исламская религия.

Эти три фактора и создали к началу XX века условия, благодаря которым сложилась социально-культурная общность, которую можно назвать азербайджанцами. То есть речь идет не о собственно азербайджанцах, а о народах разных этнических корней, имеющих общность исторической судьбы, общность многих элементов культуры, особенно профессиональной. Именно это способствовало формированию общности самосознания, принадлежности к стране, культуре и создавало то, что мы сегодня называем азербайджанизмом.

— Какой характер носили эти интеграционные процессы? Добровольный или принудительный?

— Они шли еще до установления советской власти в Азербайджане. Идеология утверждала, что процессы братства, добрососедства внесены ею. Но пример нашей страны показывает, что это не так. Недоброжелательные в отношении Азербайджана публикации не замечают того факта, что интеграционные процессы здесь происходили с глубокой древности, когда Азербайджан не был независимым государством, способным проводить ассимиляторскую политику, не был доминирующим этносом на своей территории, чтобы поглощать и растворять в себе нацменьшинства. Появлявшиеся на территории Азербайджана разные этнические группы, те же лагичцы, таты, кавказские народы, — яркий пример естественной интеграции, обмена культурными элементами, шедшей не сверху, а на самых низах. Во многом это исходило от этнического характера этих народов, условий их сосуществования, не было внешнего воздействия, направленного на сталкивание этих народов. Отсюда глубокая интеграция на уровне сел, общин, семей. Поэтому когда говорят, что, скажем, у лагичцев такие же обычаи, как у нас, то это некорректно. Потому что они и мы — это только, если иметь в виду этнические корни, а с точки зрения азербайджанства, все народы Азербайджана — мы. Азербайджанизм — это не только общность азербайджанцев, это общность всех народов, населяющих нашу страну.

— Вы часто бываете в регионах, где компактно проживают представители нацменьшинств. Как на ваш взгляд, не встречает ли противодействия среди них идея азербайджанизма?

— Единство, исторически существующая общность народов в нашей стране достаточно крепкие, вряд ли можно говорить об их разрушении. Другое дело — сопутствующие развитию национального самосознания явления, скажем, пробуждение исторической памяти, которая нередко строится на мифологизации, поиски исторических личностей среди представителей этноса. Конечно, у представителей малых народов, этнических групп в ответ появляется разделительная антитеза мы — они, хотя среди известных людей, деятелей науки, культуры, искусства, политики Азербайджана немало представителей этнических меньшинств. И сила азербайджанизма в том и состоит, что они сами считали себя азербайджанцами, как, впрочем, и страна в целом.

Надо иметь в виду еще одну особенность отношений в полиэтническом государстве- они требуют деликатности и щепетильности в подходах к разрешению возникающих проблем. Скажем, в Балакенском районе, где имеются начальные школы на аварском языке, учебники приходят из Дагестана. Скажете, мелочь, но определенная часть населения может трактовать это как невнимание к их нуждам. Или другое. Общение с чиновниками, а лучше сказать, с бюрократами, прямо скажем, мало кому доставляет удовольствие. И этническая принадлежность здесь не имеет значения. Но вот для представителя не основной этнической группы важно, как с ним общаются, потому что обычное для представителей коренной национальности может ему показаться ущемлением, дискриминацией. Поэтому чаще надо проводить тренинги для работников исполнительной власти на местах, тем более что Азербайджан — член Совета Европы, в котором существует Конгресс местных и региональных сил, активно проводящий подобные мероприятия, поскольку межэтнические взаимоотношения — один из его приоритетов. Тем более что у нас в этом вопросе верная государственная политика. Но нужны постоянная регулярная работа в этом направлении, соответствующая система мер, и особенно на местах.

Источник — http://www.azerizv.az/news/a-6069.html