Азербайджану надо привыкать к роли ведущей державы

Итоги визита президента РФ Дмитрия Медведева в Баку в эксклюзивном интервью «Новости-Азербайджан» представил известный российский политолог, эксперт по Кавказу, президент «Ливадийского клуба» Игорь Шатров:

— Игорь Владимирович, результаты визита Дмитрия Медведева в Баку не все оценивают одинаково. Есть точка зрения, что в достигнутых договоренностях преобладают интересы России. Кто больше выиграл от данного визита – Россия или Азербайджан?

— Выиграл весь Кавказ – и Южный, и Северный, российский. Поясню свою мысль. Но прежде отмечу, что визит Дмитрия Медведева в Баку однозначно следует признать успешным. Так вот, как известно, в ходе визита были подписаны несколько документов, которые при внимательном рассмотрении свидетельствуют не просто о возрастающих связях между Россией и Азербайджаном. Они, на мой взгляд, говорят о возрастающей роли Азербайджана в регионе Южного Кавказа и в мире в целом, о том, что Баку может на равных разговаривать с мировыми столицами. Для этого у Азербайджана наличествуют все условия – имеются энергетические ресурсы (что в современном мире является серьезным аргументом), стратегическое географическое положение и — что немаловажно для того, чтобы занять в мировой политике подобающее место — влиятельный лидер. За примерами того, что последнее условие является существенным, далеко ходить не надо. Соседний Иран имеет огромные запасы энергоресурсов, не менее выгодное стратегическое положение, по площади и населению Иран некорректно даже сравнивать с Азербайджаном. Однако иранским лидерам уже многие годы не удается занять подобающее место в рядах мировой политической элиты. И это становится дополнительным, дестабилизирующим международную обстановку обстоятельством.

Но вернусь к Азербайджану. Подписание договора о госгранице, то есть окончательное снятие территориальных вопросов на российском направлении, не пустая формальность для такого сложного региона, каким является Кавказ. Не стоит забывать, что у  Азербайджана это пока единственный за все годы его новейшей истории договор. Остальные соседи — Грузия, Иран и Туркмения, не говоря уж об Армении, подобных договоров с Азербайджаном не имеют. И теперь, получив крепкий тыл на севере, Азербайджан может методично продолжить работу по закреплению своих позиций на остальных направлениях.

Не ограничиваясь политическими декларациями, стороны совершили и ряд практических действий в области экономики, подписав, в частности, соглашение о совместном использовании водных ресурсов реки Самур и закрепив в нем паритетные условия хозяйственной деятельности. Хотя такое решение не являлось очевидным в самом начале идущих с 1996 года переговоров. Большая часть этой реки, как известно, протекает по территории российского Дагестана, в России на 97% формируется ее сток. В то же время в Азербайджане находится Самур-Апшеронский гидроузел. Жители южного Дагестана все постсоветские годы в результате такого распределения наследства СССР испытывали серьезный дефицит воды — как питьевой, так и используемой в интересах развитого здесь садоводства. Любопытно, что по соблюдавшемуся до последнего времени протоколу Минводхоза СССР от 1967 года были установлены приоритетные для Азербайджана лимиты водопотребления. К счастью, время взаимных упреков осталось в прошлом. Подобные уступки для Кавказа являются, на мой взгляд, очень показательными дипломатическими ходами. Договор наконец-то позволит ввести в цивилизованные рамки приграничное сотрудничество в регионе, снять препятствия для общения родственников, проживающих по разные стороны границы. Я уже как-то говорил в интервью «Новости — Азербайджан» о европейскости азербайджанского политикума, что делает участие Баку в европейских интеграционных проектах естественным и легким. Договор о госгранице и соглашение по реке Самур – примеры подобного европейского поведения.

Политика взаимных уступок была продолжена и в энергетической сфере. Договорившись об увеличении с 2011 года импорта азербайджанского газа до 2 млрд. кубометров, на этот раз Россия подстраховала Азербайджан закупкой фактических излишков газа по самой высокой для стран СНГ цене. Политическая составляющая соглашения гораздо больше экономической. Но Россия ни в коем случае не намерена выбирать у Азербайджана весь газ, как пугают некоторые эксперты. Дмитрий Медведев прямо заявил о спокойном отношении к диверсификации Азербайджаном газовых поставок и альтернативным проектам в целом. Он отметил, что мы предлагаем свои варианты, а определяться, насколько они приемлемы, должны в Баку. Запасы газа в Азербайджане, как известно, позволят обеспечить поставками и российско-азербайджанские договоренности, и наполнить NABUCCO. Просто в настоящий момент, находясь в ожидании реализации проекта нового газотранспортного маршрута, Азербайджан мог остаться ни с чем. Поддержка России, считаю, оказалась весьма кстати. С другой стороны, отсутствие транзитных стран и наличие достаточной газотранспортной инфраструктуры делает в перспективе расширение сотрудничества по газу между Азербайджаном и Россией коммерчески выгодным для обоих партнеров. В других сферах энергетического сотрудничества у России и Азербайджана также немало перспективных проектов. Именно поэтому еще одним результатом визита Медведева  в Баку стало решение о проведении специального российско-азербайджанского саммита, посвященного энергетическому сотрудничеству.

Вопросу карабахского урегулирования также было уделено внимание, сообщил по итогам переговоров российский президент. И в очередной раз выразил приверженность мирному решению проблемы. Дмитрий Медведев подтвердил отсутствие в российско-армянском военно-техническом сотрудничестве какой-либо антиазербайджанской ноты. Вообще, я считаю, что педалирование этой темы на двухсторонних переговорах выгодно только врагам мирного процесса на Южном Кавказе. Необходимо мух отделять от котлет. Надо реалистически оценивать действительность, понимая, что только тесные отношения России с обеими конфликтующими сторонами позволят ей эффективно выполнить миссию посредника на армяно-азербайджанских переговорах.

— Вы считаете, что Азербайджану не следует опасаться расширения военно-технического сотрудничества России и Армении?

— Невозможно представить, что тот уровень отношений, который существует между Россией и Азербайджаном, который был подтвержден и получил дальнейшее развитие на прошедших переговорах, может быть поставлен на кон каким-то резкими милитаристскими действиями одной из сторон. Больше того. Я уже неоднократно заявлял, что участие Армении в ОДКБ связывает ей руки. При принятии решений необходимо учитывать интересы партнеров по блоку, а они не направлены на конфронтацию с Азербайджаном.

— Каково международное значение переговоров Медведева и Алиева?

— В современном мире в силу известных причин любые договоренности на Кавказе выходят за рамки региона. Очевидно, что подписанными договоренностями Россия и Азербайджан зафиксировали свое лидирующее положение в Кавказском регионе. К сожалению, пока не всем даже в Азербайджане очевидно другое. Если провести параллели с Азией, Азербайджан – это «кавказский тигр». Такая же молодая быстро растущая экономика, которая имеет большие перспективы, каковыми были недавно так называемые «азиатские тигры». Поэтому Азербайджану надо привыкать к своей ведущей роли на Южном Кавказе и в Каспийском регионе и начинать выстраивать внешнюю политику, выходящую за рамки армяно-азербайджанской проблемы. В частности, взаимный интерес для Москвы и Баку представляют турецкий и иранский векторы внешней политики. России и Азербайджану на этих направлениях надо работать сообща. Складывается устойчивое ощущение, что такое сотрудничество могло бы получиться успешным. Думаю, движение в этом направлении в ближайшее время будет продолжено.

Что касается общей оценки визита, то он был наполнен политическими договоренностями, закамуфлированными под экономические соглашения. В современной политике – это признак доверительного уровня отношений между лидерами, которые не выставляются на показ и не обставляются пустыми декларациями, а реализуются через совместные проекты.

http://www.novosti.az/analytics/20100906/43525868.html